WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«композитора в РГАЛИ). Между тем, 27 романсов Н. Мясковского на стихи З. Гиппиус – малоизученное и уникальное явление в камерно-вокальной музыке, составляющее «музыкальную анто ...»

На правах рукописи

ЛОБАНОВА Елена Владимировна

РАННЕЕ КАМЕРНО-ВОКАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО

Н. МЯСКОВСКОГО

И РУССКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ СИМВОЛИЗМ

17.00.02 Музыкальное искусство

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата искусствоведения

Москва – 2016

Работа выполнена в Российской академии музыки имени Гнесиных кандидат искусствоведения, профессор

Научный руководитель:

Масловская Татьяна Юрьевна

Официальные оппоненты: Власова Екатерина Сергеевна доктор искусствоведения, профессор Московская государственная консерватория имени П.И. Чайковского, профессор кафедры истории русской музыки Теплова Ирина Борисовна кандидат искусствоведения, доцент Санкт-Петербургская государственная консерватория имени Н.А. Римского-Корсакова, доцент кафедры этномузыкологии Государственный музыкально-педагогический

Ведущая организация:

институт им. М.М. Ипполитова-Иванова

Защита состоится 24 мая 2016 года в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 210.012.01, созданного на базе Российской академии музыки имени Гнесиных (121069, Москва, ул. Поварская 30/36).



С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте РАМ им.

Гнесиных http://www.gnesin-academy.ru/dissertation-announcement.

Автореферат разослан «______» _______________________2016 года.

Ученый секретарь Пилипенко диссертационного совета Нина Владимировна

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Рубеж XIX – XX веков – переломный период в истории русской культуры, характеризующийся сменой художественных, мировоззренческих парадигм, отмеченный сосуществованием разнородных стилевых течений, калейдоскопичностью и интенсивностью культурных процессов. Центральным направлением в русском искусстве начала XX века стал символизм. Достигнув своего расцвета в поэзии, он оказал огромное влияние на музыку, особенно в сфере камерно-вокальных жанров. Романсы, созданные в России в первые десятилетия XX века своеобразное музыкальное отражение этой насыщенной литературной эпохи.

Глубокий интерес Н. Мясковского к поэзии символизма симптоматичен и отражает общую картину творческих исканий композиторов в начале XX века.

Почти все романсы раннего периода творчества написаны Н. Мясковским на стихи поэтов-символистов К. Бальмонта, Вяч. Иванова, З. Гиппиус. Эти вокальные сочинения занимают особое место, как в раннем творчестве композитора,так и в камерно-вокальной музыке Серебряного века в целом, став значительным явлением в истории ее развития.

Актуальность темы исследования. Сфера вокальной музыки в наследии Н. Мясковского обширна и является одним из основных направлений творчества, где происходили процессы зарождения и формирования многих черт его композиторского стиля и мышления. В связи с этим подробное изучение ранних образцов вокальной музыки Н. Мясковского представляется крайне важным. Романсы Н. Мясковского на стихи символистов ценнейший материал для изучения процессов, происходящих в камерно-вокальной музыке начала XX века, «зеркало», отразившее основные тенденции развития жанра в этот насыщенный для русского искусства период.

До сегодняшнего времени в творчестве композитора остаются нераскрытые страницы четыре неизданных романса на стихи З. Гиппиус (рукописи хранятся в фонде композитора в РГАЛИ). Между тем, 27 романсов Н. Мясковского на стихи З. Гиппиус – малоизученное и уникальное явление в камерно-вокальной музыке, составляющее «музыкальную антологию»

творчества поэтессы. Среди гиппиусовских романсов сочинения, посвященные теме религии и веры (основная их часть из числа неизданных), приоткрывают завесу над религиозными убеждениями самого Н. Мясковского.

Они являются почти единственным в творчестве композитора прямым свидетельством его «причастности» к этой важнейшей стороне духовной жизни истинно русского художника.

Степень разработанности темы исследования. Романсы на стихи поэтов-символистов относятся к ряду малоизученных сочинений композитора.

Раннее камерно-вокальное творчество Н. Мясковского рассматривалось исследователями лишь выборочно, что не позволяло составить целостную картину его наследия в области символистского романса, необычайно важного в формировании зрелого композиторского стиля.

В трудах советских музыковедов творчество Н. Мясковского освещалось, как правило, в ракурсе индивидуального моностиля, зачастую в отрыве от культурных тенденций эпохи. Исследования, проведенные в широком историко-культурном контексте стали появляться лишь в 80-е гг. XX века, одновременно с разработкой в отечественной наук

е проблем искусства начала века. Такая ситуация, безусловно, была связана с ограничениями идеологического характера. В настоящее время обилие научных исследований, посвященных проблемам искусства Серебряного века, позволяет точнее оценить суть культурных процессов, которые представлялись либо в извращенном виде, либо замалчивались многие годы.

Среди довольно обширной литературы, посвященной Н. Мясковскому, раннее вокальное творчество оказалось в сфере научных интересов узкого круга исследователей. Романсы композитора, написанные на стихи поэтовсимволистов, рассматриваются в соответствующих главах работ о вокальной музыке В. Васиной-Гроссман, Е. Дурандиной, в разделе А. Соколовой о Н.

Мясковском в «Истории русской музыки в 10-ти томах». Так, в книге В.

Васиной-Гроссман (М., 1980) и статье А. Соколовой (М., 1997) камерновокальные сочинения Н. Мясковского на стихи поэтов-символистов представлены обзорно, в рамках небольших разделов книги.

В монографии Е. Дурандиной «Камерные вокальные жанры в русской музыке XIX-XX веков: историко-стилевые аспекты» (М., 2005) камерновокальное творчество Н. Мясковского рассматривается в историко-стилевом контексте развития русской камерно-вокальной музыки начала XX века в целом.

Поэзия К. Бальмонта и ее отражение в жанрах русской камерновокальной музыки рубежа XIX-XX веков стала предметом диссертационного исследования Е. Потяркиной (М., 2009). Романсовое наследие Н. Мясковского в данной работе представлено лишь вокальной сюитой «Мадригал» соч. 7.





А. Порфирьева в диссертации «Камерное вокальное творчество Мясковского и новые пути развития русского романса I трети XX века» (Л.,

1977) обращается к романсам Н. Мясковского как к наиболее характерным образцам камерно-вокальной лирики первой трети XX века. Однако в диссертации анализируются далеко не все ранние романсы Н. Мясковского на стихи поэтов-символистов (в круг рассматриваемых образцов кроме символистских романсов включены циклы на стихи Е. Баратынского, Ф.

Тютчева).

Интересен ракурс исследования Т. Билаловой «Феномен “петербургского текста” в русской камерно-вокальной лирике начала XX века» (Екатеринбург, 2005), внесшего ценный вклад в изучение структур и смыслов интровертной символистской лирики начала XX века. Т. Билалова анализирует ряд романсов Н. Мясковского с позиций психосемиотического метода, направленного на выявление глубинных смыслов поэзии через ее музыкальное воплощение.

Большой вклад в исследование общей картины камерно-вокальных жанров начала XX века внесли труды Е. Ручьевской (СПб., 2011), И.

Степановой (М., 1999). Ценность для нашей работы представила также книга Т.

Левой «Русская музыка начала XX века в художественном контексте эпохи»

(М., 1991). Исследователь затрагивает некоторые аспекты романсового творчества Н. Мясковского в широком ракурсе бытования символистской поэзии в русской камерно-вокальной музыке начала XX века.

В зарубежном музыкознании творчество композитора в настоящее время изучается английскими исследователями П. Зуком (Patrick Zuk) и Г. Тасси (Gregor Tassie) (USA, 2014).

Ценным источником сведений об идейно-эстетических взглядах молодого Н. Мясковского, истоках творчества, особенностях композиторского стиля послужило двухтомное издание «Н. Я. Мясковский. Собрание материалов» под редакцией С. Шлифштейна (М., 1964) и книга О. Ламм «Страницы творческой биографии Мясковского» (М., 1989) своеобразная летопись музыкальной жизни композитора.

В диссертации особое внимание уделено вопросам философии и эстетики русского и западного символизма. Основой для изучения культуры Серебряного века стали труды поэтов и идеологов символизма: Д.

Мережковского, К. Бальмонта, В. Брюсова, З. Гиппиус, А. Белого, Вяч.

Иванова, книги Н. Бердяева, С. Маковского; исследования А. Пайман, Е.

Воскресенской, В. Бычкова, Л. Колобаевой, И. Машбиц-Верова, А. Садуовой.

Комплексный (междисциплинарный) характер исследования потребовал изучения индивидуальных поэтических стилей авторов стихов, изложенных в работах П. Куприяновской, Н. Молчановой, Н. Берберовой, А. Лаврова, С.

Савельева, диссертациях Л. Будниковой, О. Епишевой, А. Бисерова, Е.

Криволаповой, статьях Г. Адамовича.

Цель диссертации исследование камерно-вокального творчества Н.

Мясковского на стихи поэтов-символистов в свете культурно-эстетических веяний рубежа XIX-XX веков.

В круг задач исследования входит:

обзор эстетики символизма и ее отражения в жанрах русской камерновокальной музыки начала XX века.

характеристика стиля ранних романсов Н. Мясковского, проведение комплексного анализа всех составляющих музыкальной ткани и соотнесение их с тенденциями развития камерно-вокальных жанров начала XX века.

выявление специфики воплощения поэтического текста в музыке романсов в соответствии с индивидуальным стилем каждого из поэтов.

рассмотрение особенностей строения и драматургии вокальных циклов Н. Мясковского.

введение в музыковедческий оборот и исполнительскую практику ранее не опубликованных романсов на стихи З. Гиппиус.

Объект исследования раннее камерно-вокальное творчество Н.

Мясковского на стихи поэтов-символистов в контексте культуры начала XX века.

Предмет исследования – стилистические особенности символистских романсов Н. Мясковского.

Материалом исследования стали два вокальных цикла на стихи К.

Бальмонта («Из юношеских лет» соч. 2, «Мадригал» соч.7), три цикла на стихи З. Гиппиус («На грани» соч.4, «Из Гиппуис» соч. 5, «Предчувствия» соч.16) и цикл на стихи Вяч. Иванова («Три наброска», соч. 8). В диссертации используются архивные материалы – рукописи четырех неопубликованных романсов на стихи З. Гиппиус («Христианин», «Другой христианин», «Стук», «Предел») и письма М. Гофмана к Н. Мясковскому.

Научная новизна настоящего исследования определяется его материалом и ракурсом. В диссертации предпринята попытка комплексного изучения всех 47 ранних романсов Н. Мясковского на стихи поэтовсимволистов, которые впервые становятся объектом отдельного исследования, как целостной системы, отражающей общестилевые тенденции музыкального искусства начала XX века.

Сделан вывод о специфике стилистики Н. Мясковского в романсах на стихи разных поэтов: глубокое понимание композитором символисткой поэзии воплотилось в музыке, отразившей противоречивый дух эпохи Серебряного века. Романсы, в соответствии с поэтическим источником, делятся на две стилистические группы, каждая из которых образует законченную музыкальносмысловую систему.

В диссертации также впервые публикуются и анализируются рукописи четырех ранее неизданных романсов, три из которых посвящены теме христианской веры, до сих пор являющейся не раскрытой гранью творчества Н.

Мясковского. Из проведенного в диссертации анализа романсов становится ясно: тема религии и веры занимает весомое место в камерно-вокальном творчестве композитора и системе его нравственно-этических взглядов.

Теоретическая и практическая значимость. Теоретическая значимость диссертации заключается в расширении научного знания о раннем камерновокальном наследии Н. Мясковского на стихи поэтов-символистов, которое представлено как единая музыкально-поэтическая система, отражающая тенденции эпохи. Материалы диссертации могут быть использованы в вузовских курсах истории русской музыки, на кафедрах вокального и концертмейстерского искусства; могут стать источником информации для дальнейших научных исследований творчества Н. Мясковского, русской камерно-вокальной музыки и музыкальной культуры России начала XX века в целом; обогатить репертуар певцов и пианистов-концертмейстеров.

Методология исследования отталкивается от характера изучаемой проблемы - анализа камерно-вокальных сочинений в контексте эпохи.

Поскольку жанр романса традиционно включает в себя две составляющие

– музыкальную и поэтическую, методология исследования опирается на комплексный подход. В разборах романсов применены методы анализа вокальных сочинений, разработанных в трудах Е. Ручьевской, И. Степановой, В. Васиной-Гроссман. Используются также методы контекстного анализа, при котором предмет изучения рассматривается вне отрыва от среды, его породившей.

Специфика темы исследования потребовала выхода за пределы музыковедения в область междисциплинарных знаний (философии, эстетики, литературоведения). Мы опирались на труды В. Бычкова, Д. Сарабьянова, М.

Воскресенской, М. Гаспарова, И. Машбиц-Верова, А. Пайман, теоретические работы поэтов и идеологов символизма. При анализе поэтических текстов большое значение имели исследования Л. Гинсбург и Ю. Лотмана.

Положения, выносимые на защиту:

ранние вокальные сочинения Н. Мясковского важнейший пласт творчества композитора, где началось формирование стилистических черт его зрелого стиля. Многочисленные романсы на стихи поэтов-символистов свидетельство вовлеченности молодого композитора в современный ему культурный процесс.

творчество Н. Мясковского этого периода отразило два смысловых полюса символистской поэзии. С одной стороны углубленно-психологическая лирика с преобладанием трагедийных, пессимистических настроений, с другой светлая, дифирамбическая поэзия.

наследие Н. Мясковского в области символистского романса делится на два стилистических «лагеря»: импрессионистский и экспрессионистский. Такое разделение видится вполне правомерным: признаки этих, близких символизму, направлений отражены на всех уровнях музыкально-поэтического текста:

образно-смысловая составляющая, элементы музыкальной ткани, особенности вокальной декламации. Приметы импрессионистского искусства несет в себе музыка романсов на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова: живописность и тонкая звукопись музыкальной ткани, опора на колористические возможности гармонии. Стиль гиппиусовских романсов, напротив, близок экспрессионизму.

Их мелодико-гармонический стиль с предельной точностью соответствует мрачно-созерцательной лирике З. Гиппиус и представляет собой сложный многоструктурный феномен.

организация вокальных циклов Н. Мясковского пересекается с принципами циклизации в поэтических сборниках символистов.

тема религии и веры в поэзии З. Гиппиус, часто связанная у поэтессы со страданием и одиночеством, нашла оригинальное воплощение в музыке Н.

Мясковского.

Степень достоверности и апробация результатов. Достоверность результатов проведенного исследования подтверждается подлинностью его материалов опубликованных сочинений и рукописей, использованием апробированных методов изучения, подробным анализом нотного материала.

По материалам диссертации был сделан доклад на II Международной конференции «Опера в музыкальном театре: история и современность» (РАМ им. Гнесиных, 12-14 октября 2015 г.), а также на VII Международной научной конференции «Искусство глазами молодых» (9-10 апреля 2015 г., г.

Красноярск). Опубликовано пять статей, три из которых - в изданиях, рекомендованных ВАК РФ: «Дом Бурганова. Пространство культуры» 2. 2015, «Музыка и время» 7/2015, «Мир науки, культуры и образования» №4 (53). Одна статья опубликована на английском языке в зарубежном издании «Texts»

2.2015 (Бельгия, Брюссель).

В настоящее время осуществляется подготовка к переизданию 24 романсов на стихи З. Гиппиус в виде сборника со вступительной статьей автора диссертации, выпускаемого с целью его использования в учебной практике на кафедре концертмейстерской подготовки РАМ им. Гнесиных.

Кроме того, автором диссертации было проведено нескольких концертов, программа которых состояла из романсов на стихи К. Бальмонта и З. Гиппиус.

Концерты состоялись: в Шуваловской гостиной РАМ им. Гнесиных в феврале 2015 (руководитель – проф. Е. Е. Стриковская), участие в концерте в рамках Международной научной конференции «XX век. Музыка войны и мира» в апреле 2015 г. в Московской консерватории (зал Н. Мясковского).

Интерпретация романсов зафиксирована на видео-записи (см. Приложение диссертации).

Диссертация обсуждалась на кафедре истории музыки Российской академии музыки им. Гнесиных в декабре 2015 г. и была рекомендована к защите.

Структура работы. Диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, библиографического списка и Приложения, состоящего из нотных примеров и видео-диска с записью романсов. Все главы делятся на параграфы.

В конце глав приводятся предварительные выводы. В Заключении подведены итоги проведенного исследования и сделаны основные выводы. Библиография включает 150 источников, большинство из которых цитируется в работе.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обоснована актуальность темы диссертации, степень ее разработанности, сформулированы цели, задачи и методы исследования, определена научная новизна, раскрыта методология исследования, его теоретическая и практическая значимость.

Глава 1. Символизм в русском искусстве Серебряного века 1 глава, состоящая из пяти параграфов, посвящена символизму как основному художественному направлению в культуре Серебряного века, а также отражению его эстетики в жанрах русской камерно-вокальной музыки в целом и в творчестве Н.

Мясковского в частности.

1.1. Западноевропейский и русский символизм: истоки, философия, эстетика Почвой, на которой «возрос» символизм, как в России, так и на Западе, стал глубокий общественно-политический кризис, характеризующийся разочарованием в идеалах прошлого. Небывалый подъем религиознофилософских исканий, пересмотр существующих моральных ценностей, грозные эсхатологические предчувствия, наряду с небывалым техническим прогрессом вот приметы того времени. Новейшие открытия науки обнаружили ограниченность законов механики, и как следствие, позитивистских представлений о мире. Символистами был предложен новый путь познания творческое откровение через символ, позволяющее получить целостное знание о реальности.

Символизм в русском искусстве возник в середине 90-х гг. XIX в., охватив разные виды искусства и сферу теоретической мысли. Став масштабным культурным феноменом, он пережил подлинный взлет развития в начале 1900-х годов и просуществовал вплоть до начала 1910-х гг.

Своими предшественниками и учителями символисты в России считали Ф. Тютчева, А. Фета, Ф. Достоевского. Русский символизм во многом наследовал идеи западноевропейского символизма, который в своей философско-эстетической концепции опирался на учения Платона, Э. Канта, Ф.

Шеллинга, Ф. Шлегеля, А. Бергсона, Ф. Ницше, А. Шопенгауэра, эстетику Р.

Вагнера. На рубеже веков русские символисты познакомились с концепцией психологии бессознательного (З. Фрейд, К. Юнг), теософскими учениями (Е.

Блаватская). Глубокое влияние на них оказала философия Вл. Соловьева.

Символистское искусство охватывало большой круг образных и стилевых сфер. Произведения символистов объединяла, прежде всего, сфокусированность на экзистенциальных вопросах человеческого бытия, стремление передать нечто, стоящее за привычными образами вещей, выразить «невыразимое», неподвластное словесным определениям. Предметом искусства становятся тончайшие оттенки эмоций, достигаемые с помощью художественных приемов, предельно затемняющих смысл и затрудняющих восприятие символистских произведений.

Новые взгляды на искусство приводят символистов к следующим новациям:

музыка ассоциируется со стихийным творческим началом и провозглашается главнейшим из искусств средства выражения (цвет, интонация, жест, линия, метрическая организация стиха) по степени значимости встают вровень с содержанием символистского произведения.

формы перестают соответствовать привычным схемам, удивляя своим разнообразием, далеким от формальных правил. То же касается и жанров:

широко распространенными становятся жанры импровизационного типа – наброски, эссе, фантазии, рапсодии, экспромты.

1.2. Символ как главная философско-эстетическая категория искусства. Основные символы в русской живописи, поэзии, музыке начала XX века В теории символизма подлинный, идеальный мир скрыт для непосредственного восприятия и проявляет себя в видимой реальности через символы, позволяющие человеку открывать истинную суть вещей.

Феномен символа, восходящий к древнейшим пластам культуры, воспринимался символистами как неотъемлемая часть человеческого мышления и восприятия окружающего мира. Основное свойство символа его многозначность: каждый зритель, читатель, слушатель расшифровывает символ в соответствии со своим уровнем его понимания. Расшифровка смыслов символа в основном опирается не на разум, а на интуицию и чувство.

Среди всего многообразия символов в искусстве наиболее устойчивыми стали: цветовые (символика красного, серого, белого цветов) и звуковые символы (тишина, безмолвие, звон колоколов, сигналы труб, звуки природы), сон, смерть, огонь, мифические персонажи (русалки, фавны, женщина-сфинкс).

1.3. Музыкальный символизм: миф или реальность?

Единственным композитором-символистом «в полной мере» был лишь А.

Скрябин: основой его произведений является философско-эстетическая система, опирающаяся на символизм. Однако, в «поле притяжения»

символизма попадает большой круг музыкальных произведений, которые являются символистскими по духу и эстетике.

По мнению Ф. Клодона символизм музыкального произведения определяется тем, что целью произведения, становится не следование сюжетной канве, а выражение эмоций и душевных переживаний. В соответствии с этой позицией началом музыкального символизма стали оперы Р. Вагнера, где сюжеты и герои воплощаются на уровне музыкальных символов. Очень ярко эстетика символизма воплотилась в «Пелеасе и Меллизанде», «Море», «Послеполуденном отдыхе фавна» К. Дебюсси, в симфонических поэмах «Так говорил Заратустра» Р. Штрауса, в произведениях среднего и позднего периодах творчества А. Скрябина. В камерно-вокальных жанрах западноевропейской музыки символизм воплощен в романсах на стихи символистов К. Дебюсси, М. Равеля, Э. Шоссона, Г. Форе, А. Берга, А.

Шенберга.

1.4. Поэзия символизма в жанрах русской камерно-вокальной музыки начала XX века Камерно-вокальная музыка, являющая собой неразрывный синтез поэтического и музыкального, наиболее полно соприкоснулась с эстетикой символизма. Причинами беспрецедентного интереса композиторов к символистской поэзии стали ее особенности: лирика как сущностная основа поэзии, сосредоточенность поэтического высказывания на сокровенных личностных переживаниях, выраженных в яркой индивидуалистической форме, оригинальность и многозначность образов, стилистическая усложненность стихов, а также их ритмическое разнообразие и особая «напевность».

Новый строй символистской поэзии вызвал изменения на всех уровнях музыкально-поэтической системы жанра: значительно усложняется система гармониелада, повышенное внимание к поэтическому слову рождает изысканную вокальную декламацию символистского романса. Расширяется многослойность пространства «совокупно звучащей ткани» (термин Б. Каца), многосложное содержание стиха выводит фортепианную партию на уровень самостоятельного музыкального произведения за счет формирования в ней музыкальных символов. Изменения касаются и сферы музыкальной изобразительности: ее приемы подчас предельно индивидуализированы и оригинально-характеристичны. Типичные для классического романса образы трактуются как понятия метафизического характера, поднимаясь до уровня символов.

Поэзия и музыка в этот период пытаются максимально сблизиться.

Появляются интересные опыты на стыке поэзии и музыки, такие как «музыкальное чтение» М. Гнесина, мелодекламация. Отдавая дань поэзии, композиторы все реже называют свои вокальные сочинения «романсами» и заменяют их на «стихотворения с музыкой», однако, в этом новом жанре не следует искать принципиально новых стилевых новаций.

Вокальные циклы начинают формироваться композиторами в соответствии с внутренней программой, рожденной ассоциациями разного рода, что оказывается близким к индивидуальным принципам циклизации в сборниках стихов поэтов начала XX века (В. Брюсова, А. Белого, К. Бальмонта, А. Блока).

1.5. Два полюса символистской поэзии в романсах Н. Мясковского Широкому спектру тем и образов, который охватывает поэзия символизма, присуща ярко выраженная образно-смысловая полярность. На одном полюсе сочинения трагедийно-пессимистического характера, со свойственным им углубленным психологизмом, на другом произведения с противоположным смысловым «зарядом», содержание которых отражает красоту и принятие жизни, единство человека и природы.

Оба полюса символистской поэзии трагедийный и дифирамбический, ярчайшим образом воплотились в раннем камерно-вокальном творчестве Н.

Мясковского. Символистская конфликтность, борьба между внутренним и внешним была частью личности самого Н. Мясковского, что стало одной из причин эмоционально-смысловой полярности и стилистической двойственности хронологически близких сочинений композитора.

Все раннее вокальное творчество Н. Мясковского прошло «под знаком»

символизма. Интерес композитора к новейшим литературным течениям начала XX века во многом возник благодаря его окружению. В ранних романсах на стихи поэтов-символистов отразились противоположные свойства музыки Мясковского: интонационная «колкость», изломанность и мрачное содержание в гиппиусовских романсах; свободная напевность мелодики, бесконфликтность светлых и живописных образных сфер в романсах на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова. Основой такого стилистического контраста стало чуткое следование содержанию и стилю стихов. Пожалуй, во всей многообразной поэзии рубежа XIX-XX веков, сложно найти больших антиподов в творчестве, чем З. Гиппиус и К. Бальмонт. Вяч. Иванов также был довольно далек по эстетическим убеждениям и поэтическому стилю З.

Гиппиус.

Романсы Н. Мясковского на стихи символистов мы делим на два противоположных лагеря: «импрессинистские» по духу и музыке сочинения на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова музыкальный отклик на «аполлоническое» искусство символистов; и сумрачные, «экспрессионистские»

романсы на стихи З. Гиппиус, отражающие «дионисийскую» сторону символистской эстетики.

Глава 2. Символизм и «русский импрессионизм»: вокальные циклы Н.

Мясковского на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова Определение «русский импрессионизм» в названии этой главы в большой степени носит условный характер. В стилевом отношении музыка романсов Н.

Мясковского на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова теснейшим образом связана с традициями камерно-вокального творчества П. Чайковского, Н. РимскогоКорсакова, С. Танеева, сочинениями А. Скрябина. С другой стороны, символистские стихотворения, отобранные композитором, несут в себе множество импрессионистских черт, определивших комплекс музыкальновыразительных средств. Это позволило нам, достаточно условно, назвать стиль романсов «русским импрессионизмом», тем более что во всем камерновокальном творчестве композитора именно в этих сочинениях ярчайшим образом нашли воплощение его находки в области звукописи.

На стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова Н.

Мясковским создано три вокальных цикла (из 20 романсов, написанных в период с 1903 по 1909 г.):

«Из юношеских лет» 12 романсов на слова К.Бальмонта, соч.2, 1903г.

Вокальная сюита «Мадригал» соч.7 на слова К.Бальмонта, 1908-1909 г.

«Три наброска» соч.8 на слова Вяч. Иванова, 1908 г.

2.1. О некоторых особенностях поэтического стиля К. Бальмонта и Вяч. Иванова Творчество К. Бальмонта было невероятно популярно у композиторов конца XIX - первой четверти XX века. Секрет этого успеха в особенностях его поэтического стиля. Композиторов привлекала «сверх-музыкальность»

бальмонтовской поэзии, особая «напевность» стихов, делающая их потенциально романсовыми. Кроме того, основа его поэтического мира традиционная для романсовой сферы лирика, тема природы, а также одухотворяемые поэтом стихии, стали благодатной почвой для их музыкального воплощения.

Поэзия Вяч. Иванова питалась иными образами и идеями: он создал образцы интеллектуальной поэзии, в которой с легкостью преодолевались временные и культурные эпохи. На стихи поэта в период с 1913 по 1948 гг.

было написано 65 камерно-вокальных сочинений объем, не соизмеримый с количеством «бальмонтовских» романсов. Одна из причин этого оригинальность стихотворных размеров и чрезвычайно усложненная символика стихотворений Вяч. Иванова.

2.2. Символика поэтических текстов Поэзия раннего Бальмонта, ставшая поэтической основой циклов Н.

Мясковского – лишь предтеча русского символизма: творческая манера поэта близка импрессионизму.

В цикле «Из юношеских лет» соч. 2 проявилась склонность Н.

Мясковского к лирике философского плана: обращение к сумрачным настроениям, размышлениям об одиночестве и смерти, космологическим, «запредельным» темам вечного покоя, «иных миров». Однако главной эмоциональной «краской» в цикле стала линия светлых лирических образов.

Образы природы в стихах К. Бальмонта предстают вполне осязаемо и в то же время воспринимаются на уровне символов и философских категорий: море пространство человеческой жизни («Побледневшая ночь»), образ легкокрылого ветра символ самого поэта («Где-то волны отзвучали…»). Наиболее значимые и часто встречающиеся в цикле символы стихий (море, ветер), природы (ночь, месяц, луна, звезды), символы, связанные с человеческой жизнью (сон, грезы, детство, смерть, свобода) и «вневременные» абстрактные понятия вечность, забвение. Образ пустыни («Бог не помнит их», «Сфинкс») воспринимается как символ мирового неблагополучия, воплощая символистскую идею миратюрьмы. Наряду с этими классическими образами, составляющими основу многих поэтических и камерно-вокальных элегий, в цикле есть символызагадки (Сфинкс, Рефаимы). В некоторых романсах Н. Мясковский предельно заостряет конфликтность поэтического текста: так, в романсе «Сфинкс», загадочный древний образ в своей музыкальной характеристике «вырастает» до величественного символа Смерти.

В вокальной сюите «Мадригал» находит музыкальное воплощение сокровенная любовная лирика К. Бальмонта. В центре произведения – женский образ, близкий по смыслу образу Прекрасной дамы в творчестве А. Блока и символу Вечной женственности в философии Вл. Соловьева.

В «Трех набросках» на стихи Вяч. Иванова символика более усложненного плана. Образы античной мифологии Пана, Психеи, дриад, мистической Долины-храма и ее как будто не существующих в реальном мире колоколов так же трактуются в музыкально-поэтическом пространстве романсов как символы. Бесконфликтная пейзажность, столь свойственная импрессионизму главная составляющая семантического поля цикла.

Во многих романсах Н. Мясковского на стихи К. Бальмонта и Вяч.

Иванова отразился принцип «абсолютизации продленного мгновения», характерный для импрессионистского искусства: вокальные миниатюры предстают как живописные «картинки», единожды запечатленные перед взором автора и воплощают то, к чему так стремились импрессионисты в живописи.

2.3. Особенности организации вокальных циклов «Из юношеских лет» op. 2, составленный Н. Мясковским в 1945 г. из ранее сочиненных романсов (1903-1906 гг.), пример цикла, построенного по ассоциативному принципу символистских смыслов. Основная его идея бренность человеческого бытия и неизбежность ухода в мир вечности:

открывается «Колыбельной песней» (пролог), традиционным символом детства, а завершается траурным шествием («Бог не помнит их») и отрешенностью от всего земного в эпилоге цикла («Сфинкс»).

В сюите «Мадригал» ор. 7, представляет собой стройную пятичастную композицию. Динамика развития сюиты организуется в романсах-рефренах, написанных на один поэтический текст («Прелюдия», «Интерлюдия» и «Постлюдия»), раскрытый Н. Мясковским во всей множественности смыслов. В «Мадригале» op.

7 воплотились тенденции символистского искусства:

смешение жанров (вокальная сюита редко употребимый жанр, произведение на стыке двух музыкальных сфер: камерно-инструментальной и вокальной) и интерес к искусству ушедших эпох (сюита и мадригал, исторически, жанры эпохи Возрождения).

Программно-смысловое единство цикла «Три наброска» на стихи Вяч.

Иванова ор. 8 заключено в едином поле образов и тем: античность и красота природы в «дионисийском» ее понимании. Смысловая «арка» цикла образы свирели Пана и «флейт любви», дриад и Психеи в крайних романсах (№1 и №3), а так же соединение музыкальных характеристик двух образов (свирель и «флейты любви») в заключительном романсе «Пан и Психея».

Фундамент мелодико-гармонической архитектоники «Трех набросков» op.

8 нонаккорд. Единство цикла отражается и в диатонике, господствующей на всех уровнях музыкальной ткани, интонационной замкнутости и «округлости»

вокальных фраз. Мягкость диатонических созвучий в какой-то мере символизирует уравновешенность и гармоничность античного мировосприятия, воплощенного в стихах Вяч. Иванова.

Название цикла «Три наброска» сближает его с характерным для живописи импрессионистов «принципом незаконченности», эскизности, мгновенного «схватывания» визуального впечатления.

2.4. Музыкальный язык романсов как отражение поэтических символов В романсах на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова Н. Мясковский, чутко следуя эстетике поэтических текстов и тонко интерпретируя скрытые символические смыслы, приближается в их музыкальной трактовке к искусству импрессионизма. Музыкальный язык романсов представляет собой сочетание романтических традиций камерно-вокального творчества П. Чайковского, С.

Танеева, Н. Римского-Корсакова с широким применением звукоизобразительных приемов.

Многие элементы музыкальной ткани романсов несут в себе приметы импрессионистского искусства.

В сфере гармонии это воплощается в широком применении методов колористики, а именно:

трактовка гармонии с точки зрения ее краски. Композитора часто привлекает «сонорность» созвучия, а не его ладово-функциональное тяготение, которое в подобных случаях бывает несколько ослабленным смелое сопоставление «чистых» гармонических красок «расцвечивание» одной гармонии всеми красками обертонов путем наложения на «чистый» аккорд пассажей с каскадом проходящих и вспомогательных звуков. Живописная игра гармонических «бликов»

достигается так же путем тонких альтерационных изменений, подобных игре оттенков на полотнах импрессионистов остинатность: длительные гармонические органные пункты, остинато небольших мелодических ячеек с одной ритмо-формулой. Выразительные возможности применения Н. Мясковским органных пунктов разнообразны: от жанровой характеристичности – в «Колыбельной» до набатности в романсах «У моря ночью» и «Сфинкс»

ладовое колорирование (модальность) и ладовая переменность (одноименный мажоро-минор) создает характерные для импрессионистской живописи красочные ладовые «блики»

строение мелодии по звукам аккордов: что подчеркивает и усиливает гармоническую краску.

Яркую звуковую символику в романсах имеют настроения скорби:

интонация тритона, «ползающие» хроматические ходы, ярко выраженная декламационность и речитативность вокальной мелодии, усложненная аккордика. Нисходящий хроматический ход в басу становится для Н.

Мясковского символом трагического.

Звукоизобразительная семантика стихий в романсах (вода, воздух) выражена традиционно: равномерное, неспешное «покачивание» аккордов, или стремительные фигурации шестнадцатых, мрачные тираты арпеджированных аккордов в партии фортепиано.

Многогранность образов ранних циклов Н. Мясковского, наличие в них ясной драматургической концепции, умелая работа с формой, говорят нам о зрелости творческих процессов, сформировавшихся у композитора уже в ранний период творчества. Музыка романсов Н. Мясковского на стихи К.

Бальмонта и Вяч. Иванова подверждает: символизм и импрессионизм соприкасающиеся по своему содержанию, методам и средствам направления искусства.

Глава 3. Символизм и «русский экспрессионизм»: романсы Н.

Мясковского на стихи З. Гиппиус В обширном камерно-вокальном наследии Н. Мясковского поэзия З.

Гиппиус представлена 27 романсами, вошедшими в циклы «На грани» соч.4, «Из З. Гиппиус» соч.5, «Предчувствия» соч.16. Н. Мясковский – единственный композитор, чьи творческие устремления оказались в такой степени созвучны надломленной лирике З. Гиппиус, главной смысловой константой которой стала трагическая раздвоенность мира. К сожалению, этот важнейший пласт его наследия до сегодняшнего времени не только не изучен, но и не известен большинству музыкантов-исполнителей и исследователей. В связи с этим становятся особенно ценными свидетельства некоторых современников композитора, для которых романсы на стихи З. Гиппиус не были «периферийными» в его творчестве, в частности, Е. Копосовой-Держановской, первой исполнительницы гиппиусовских романсов: «Меня очень привлекали романсы Н.Я. Они составляют важный раздел в его творчестве и занимают особое место в вокальной литературе. Здесь мне прежде всего приходит на память имя Мусоргского и Достоевского. Этими двумя влияниями определяется, как мне кажется, сущность творческой личности раннего Мясковского …. Романсы Н.Я. оставляют в сознании исполнителя и слушателя глубокий след…» (Н.Я. Мясковский. Собрание материалов в 2 т. Т.

2. М.,1964. С. 208).

3.1. Поэтический мир З. Гиппиус и Н. Мясковский: параллели творчества В отличие от творчества многих представителей поэтического символизма, стихи которых часто привлекали внимание композиторов разных стилей, поэзия З. Гиппиус осталась в стороне. Причиной такого «невнимания»

во многом стали темы и образы, определяющие творческое кредо поэтессы. З.

Гиппиус привлекает эстетически «безобразное» пиявки, пауки, пыль, паутина, что выходило за рамки общепринятых в то время эстетических норм. Основой творчества поэтессы, отмеченного печатью крайнего индивидуализма в духе декадентских настроений начала XX века, стал дуализм личности как результат ощущения мучительного раскола между миром и человеком, между добром и злом, Божественным и Дьявольским, жизнью и смертью. Ранняя поэзия З.

Гиппиус буквально «пропитана» настроениями рубежа XIX-XX веков:

отрицание существующих общественных и моральных законов, поиск новых идеалов. Однако мрачные, фатальные настроения, трагедийность и углубленный психологизм творчества З. Гиппиус оказались особенно близки молодому Н. Мясковскому. Причинами такого трагического мироощущения композитора были не только противоречия времени на рубеже веков, но и особенности характера и личности Н. Мясковского. Косвенной причиной этого сумрачного в своей основе мироощущения могла так же стать атмосфера Петербурга, в которой происходило личностное и творческое формирование молодого композитора; там же вплоть до эмиграции в 1919 г. протекала и жизнь З. Гиппиус. Санкт-Петербург город Ф. Достоевского, творчество которого очень ценил Н. Мясковский, и традиции которого отчасти воплощала в своей поэзии З. Гиппиус (изображение «тесного мира»). Более 10 лет Н.

Мясковский вынашивал идею создания оперы на сюжет «Идиота» Ф.

Достоевского, которая так и не была написана. Однако настроения романа нашли воплощение гиппиусовских романсах. Многие из стихотворений поэтессы могут трактоваться в рамках понятия «петербургский текст», разработанного в трудах Ю. Лотмана и В. Топорова.

Поэтический мир З. Гиппиус и манера творческого высказывания близки эстетике экспрессионизма: предельно взвинчены, порой до болезненности, психологические состояния, внезапны смены настроения, лирический герой почти всегда находится в предельной изоляции от внешнего мира. В романсах на стихи З. Гиппиус так же ярчайшим образом проявилась экспрессионистская составляющая творчества Н. Мясковского.

3.2. Вокальные циклы на стихи З.Гиппиус: история создания, хронология циклизации и изданий. Драматургия циклов.

Почти все романсы на стихи З. Гиппиус были написаны с 1904 по 1908 г.

(за исключением шести романсов цикла «Предчувствия» соч.16, созданных в 1913 1914 гг.) по сути, это «проба пера» молодого композитора.

Подавляющее большинство изданий романсов было осуществлено до 1922 г.

малыми тиражами, а с 1946 г. ни один из них(!) не переиздавался ни в СССР, ни за рубежом. Гиппиусовские романсы не вошли в 12-томник избранных сочинений композитора (М.: Музгиз, 1956) и собрание его вокальных сочинений (М.: Музыка, 1981-82). Нотный текст романсов по сей день остается библиографической редкостью. Четыре из них ни разу не издавались (эти романсы вошли в цикл «На грани» в ред. 1946 г.). В силу многочисленных изменений, которым подверглась циклизация романсов при разных изданиях, довольно запутанной оказалась хронология объединения романсов в циклы.

В циклах на стихи З. Гиппиус отсутствует та легко угадываемая драматическая и ассоциативно-смысловая концепция, которая есть в романсах на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова: гиппиусовские циклы выстраиваются в соответствии с хронологией создания романсов. Особый интерес представляет строение цикла «На грани» в первой редакции, состоящий из 9 романсов (издан в 1922 г. ГосМузИздательством). Н. Мясковский объединил романсы, содержание которых отражает предельно обостренные психологические состояния, доходящие порой до исступленности в их музыкальном выражении.

Лирический герой в них находится «на грани» страха, одиночества, отчаяния, ужаса, на грани жизни и смерти. Как и в цикле «Из юношеских лет» соч. 2, Н.

Мясковский использует метод контрастного сопоставления полярных смысловых сфер: трагическая кульминация №7 «Цветы ночи» (соответствует №6 «У моря ночью» в бальмонтовском цикле) и ее лирическая антитеза №8 «Мгновение» (№5 «Из-за дальних морей…»). Драматургия цикла «На грани» в издании 1922 г. имеет два композиционно-смысловых уровня: «генеральная»

линия развития и «второй план», образуемый романсами, нейтральными по драматическому высказыванию и лаконичными по форме. Это своеобразные «интерлюдии», носящие характер отвлеченного философского размышления (к этому ряду романсов относятся: №2 «Ничего», №4 «Надпись на книге», №6 «Надпись на конверте», №8 «Мгновение»). Они расположились в промежутках между «основной» драматургической линией, которую составляют драматически – насыщенные романсы, развернутые по форме и концентрирующие смысловую сферу трагического: №1 «Пьявки», №3 «Пауки», №5 «Страны уныния», №7 «Цветы ночи», №9 «Пыль». Такая организация цикла сближается с рондальностью «Мадригала» соч.7 на стихи К. Бальмонта (a b a1 c a2). Цикл «На грани» соч. 4 (редакция 1946 г.), значительно выросший в объеме (18 романсов), теряет ту стройную смысловую концепцию, которую он имел в первой редакции.

3.3. Стилистические особенности романсов. Музыкальная символика Стиль гиппиусовских романсов можно определить как экспрессионистский. Безусловно, музыка Н. Мясковского далека от радикальных достижений А. Шенберга, А. Берга и А. Веберна в области преодоления традиционной тональной системы, однако некоторые приемы из арсенала нововенцев нашли в ней отражение: экспрессионистская «натуралистичность» интонаций вокальных партий, предельно хроматизированная, «вязкая» фактура, ладо-функциональная «размытость»

гармонии, зачастую с потерей тонального центра. Близко экспрессионисткому искусству содержание романсов, резка смена выражаемых в них чувств.

Мелодика вобрала элементы мелоса, свойственные вокальной музыке XX века: заостренность интонационных ячеек, декламационность. Важнейшей особенностью мелодического облика романсов стал микротематизм – отсутствие в мелодии оформленного тематического элемента, иначе музыкальной темы. Конструктивной единицей, заменяющей тему, становятся субмотивы и интервалы. К ним относятся интонация восходящей квинты (терции, децимы) с последующим хроматическим заполнением, многочисленные ходы на остро диссонирующие интервалы, движение по звукам уменьшенного трезвучия и септаккорда, а также хроматические последовательности, окружающие опорные звуки мелодии. В конечном итоге, эти интонационные «ячейки» становятся музыкальными «символами»

поэтических образов. Мелодика многих романсов статична: тематические «зерна» как бы «топчутся» на одном месте, иногда, многократно повторяясь, создают эффект неизменного, навязчивого эмоционального состояния, носящего порой оттенок бреда, галлюцинации.

Одно из основных свойств гармонии переосмысление тональных тяготений, сопряженное с преодолением ладовой инерции, приводящее к большой напряженности музыкального высказывания, опора на остро диссонантные созвучия, а также предельная хроматизация всех элементов музыкальной ткани. Яркое средство музыкальной выразительности, приобретающее значение символа, остинатность, которая трактуется в разных аспектах: определяет жанр (в романсе «Пыль» - траурный марш), передает состояние тревоги и неуверенности (мелодические и гармонические остинатные комплексы в романсах «Луна и туман», «Петухи», «Однообразие», «Страны уныния»), создает точную образную характеристику («Пьявки», «Пауки», «Цветы ночи»).

Партия фортепиано часто звукоизобразительна при передаче экспрессионистских текстов: так, ярко характеристичны отталкивающие образы пьявок, пауков.

Господствующий элемент музыкальной ткани романсов на стихи З.

Гиппиус хроматизм. Разнонаправленные, будто «разбредающиеся» в разные стороны, хроматические линии формируют облик многих романсов и становятся символами распадающегося мира героя и эмоциональной опустошенности («Однообразие», «Другой христианин»). Характерно длительное движение по звукам нисходящей хроматической гаммы (как в мелодике, так и в гармонии) музыкальный символ уныния, страха, неопределенности («Пьявки», «Пыль», «Пауки», «Страны уныния», «Надпись на книге», «Ничего»).

Н. Мясковский зачастую предельно обостряет драматическое содержание стихов, углубляет эмоционально-психологические контрасты, что выражается не только через экспрессионистские средства музыкального языка, но реализуется и на уровне формы. Некоторые из романсов имеют трехчастную структуру с контрастной серединой (переход к которой, как правило, внезапен) и динамизированной репризой, где происходит возвращение эмоционального состояния первого раздела. Как правило, это горестные настроения, уныние, отрешенность: обращение к ним в репризе символизирует неизменность человеческого бытия.

3.4. Тема религии и веры в творчестве З. Гиппиус и ее отражение в романсах Н. Мясковского В эпоху Серебряного века в среде творческой интеллигенции шли интенсивные поиски в области человеческого духа, пересматривались существующие религиозные постулаты. Д. Мережковский и З. Гиппиус стали идеологами нового религиозного сознания в России, идеи которого стали неотъемлемой частью их творчества. По мнению некоторых исследователей, именно религиозные воззрения сформировали творческий мир З. Гиппиус и определили всю ее литературную биографию. Н. Мясковский так же не остался в стороне от религиозно-философских исканий своего времени: интересовался философией Ф. Ницше, А. Шопенгауэра, религиозными идеями Вл. Соловьева, Н. Бердяева, П. Флоренского. Переписка композитора с М. Гофманом в 1906гг. «пестрит» размышлениями и спорами на религиозно-философские темы, в ней мы находим свидетельства увлеченности Н. Мясковского идеями нового религиозного сознания. К сожалению, пока не представляется возможным составить точную картину религиозных убеждений композитора.

Известно, что Н. Мясковский был воспитан в соответствии с христианскими духовными и моральными ценностями. Романсы на духовные стихи З. Гиппиус являются доказательством интереса Н. Мясковского к религии и свидетельствуют о его желании реализовать эту тему в творчестве.

Четыре из наиболее «религиозных» по содержанию романсов Н.

Мясковского никогда не издавались. Причины этого понятны: их содержание противоречило советской идеологии, а на стихи З. Гиппиус было наложено «вето» официальной власти. В диссертации впервые публикуются рукописи этих романсов, вошедших в цикл «Одиночество» пять стихотворений З.

Гиппиус для голоса с фортепиано: №2 «Стук», №3 «Христианин», №4 «Другой христианин», №5 «Предел» (в цикл вошла так же №1 «Серенада», изданная единожды в издательстве Циммермана в 1906 г.).

Стихотворения З. Гиппиус на тему веры и религии часто носят рассудочный, «головной» характер. В известной степени эта особенность ее стихов результат сильнейшей интеллектуальной составляющей самой природы творчества поэтессы. Религиозное содержание многих стихотворений скрыто за многозначностью символистских смыслов, расшифровка их требует изучения философско-религиозной теории Д. Мережковского, а также фактов биографии. Вот примеры романсов на такие стихи: «Кровь», «Предел», «Надпись на книге», «Страны уныния», «Петухи».

Религиозное содержание романсов «Дар», «Нескорбному учителю» и трех неизданных «Христианин», «Другой христианин», «Стук» не подлежит сомнению и не нуждается в специальной «расшифровке». Романсы «Христианин» и «Другой христианин» могут трактоваться как вокальный диптих. Религиозная семантика в «Христианине» выражена в мотивах «креста»

и в имитации ударов колокола. Отметим, что в романсах на религиозную тему имитация звуков колокола, не типичная для музыки Н. Мясковского в целом, приобретает характер символа, традиционно связанного с темой христианской веры в русской музыке (у М. Мусоргского, С. Рахманинова, впоследствии Г.

Свиридова).

«Другой христианин» написан в характерном для большинства гиппиусовских романсов экспрессионистском стиле: та же густая хроматика, усложненная гармоническая вертикаль, резкая заостренность интонационных ячеек в мелодике. Романс «Нескорбному учителю» напротив, пример простой и искренней музыкальной молитвы. В романсе «Стук» нашла яркое музыкальное воплощение тема мучительного поиска Бога и его обретения через молитву. «Дар» один из наиболее «декаденстких» в вокальном творчестве композитора и последний из романсов на религиозную тему в творчестве Н.

Мясковского (октябрь 1913г.).

Тема религии и веры в поэзии З. Гиппиус, часто связанная у поэтессы со страданием, преодолением, одиночеством, нашла оригинальное воплощение в музыке Н. Мясковского. Преломление христианской веры через поиск, философское осмысление, отречение от мира, оказалось близким композитору.

Эти романсы приоткрывают завесу над религиозными верованиями самого Н.

Мясковского.

Романсы Н. Мясковского на стихи З. Гиппиус являются важной и неотъемлемой частью камерно-вокальной музыки композитора, в которой отразились истоки творчества и процесс становления самобытного композиторского стиля автора. Композиторские решения Н. Мясковского, осуществленные в романсах, теснейшим образом перекликаются с исканиями М. Мусоргского, А. Скрябина, новейшими достижениями западноевропейской музыки начала XX века: творчеством А. Шенберга, А. Берга, А. Веберна. Из всего камерно-вокального наследия Н. Мясковского именно в гиппиусовских романсах с наибольшей силой воплотились передовые, «авангардные»

тенденции развития жанра в первом десятилетии XX века. В этом обширном разделе вокального творчества Н. Мясковского отразилась существеннейшая черта его творческого и человеческого облика, сформулированная M. Прицкер:

«…на протяжении всей своей жизни он был обречен на конфликт между “внешним собой” и своим “внутренним миром”» (Pritsker M. In the musical history of the former Soviet Union... / URL: http://www.myaskovsky.ru/?id=350).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Творчество Н. Мясковского впитало в себя лучшее, что было накоплено русской и западноевропейской музыкой. Продолжая классические традиции, он стал новатором в области форм и средств музыкальной выразительности, сумев привнести свой индивидуальный вклад в сферу камерно-вокальной музыки.

Основными результатами нашего исследования стали следующие выводы:

ранние романсы Н. Мясковского демонстрируют общие тенденции развития камерной вокальной музыки начала XX века – усложнение всех элементов музыкальной ткани, постепенное движение к атональности, музыке «тотального хроматизма», господство мелодики декламационно-речитативного типа, часто приближенной к речевому произнесению стиха, усиление роли фортепианной партии. Стилистика исследуемых сочинений свидетельствует об их прямой принадлежности к культуре Серебряного века: тонкость, порою вычурная хрупкость, «рафинированность» гармоний, сложность фактурных приемов и способов сочетания фортепианной и вокальной партий.

в музыке романсов ярчайшим образом проявилась характерная для символистской поэзии полярность смысловых сфер. Сосредоточенные на внутренних мрачных переживаниях, экспрессионистские мотивы нашли воплощение в романсах на стихи З. Гиппиус. Светлые, «аполлонические»

образы символистской лирики отразились в живописности и изобразительности музыкальной ткани романсов на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова, где сконцентрировались импрессионистские тенденции раннего камерновокального творчества Н. Мясковского.

значительный интерес представляет организация вокальных циклов.

Опусы, написанные на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова, относятся к разряду вокальных циклов со скрытой концепцией и единой драматургической линией развития. Это оказывается близким к принципам объединения стихов в поэтических сборниках начала XX века. Так, драматургия цикла «Из юношеских лет», соч. 2 выстроена по принципу движения от более светлых, лирических романсов к образам одиночества и смерти, что создает ассоциацию с ходом человеческой жизни. Многогранность образов этого цикла, его драматургическая продуманность говорят нам о зрелости творческих процессов, происходящих у Н. Мясковского уже в ранний период. Сюита «Мадригал» соч. 7 уникальное в камерно-вокальном жанре сочинение, где один и тот же поэтический текст, выступающий в роли рефрена в пятичастной композиции, раскрывается во всей многозначности символистских смыслов.

Цикл «Три наброска» на стихи Вяч. Иванова имеет единую образную канву, уводящую в мир пантеистических грез. Романсы цикла объединены бесконфликтной пейзажностью, тесными интонационными связями и единством мелодико-гармонического письма. В циклах на стихи З. Гиппиус четкая ассоциативно-смысловая драматургия отсутствует.

анализ, построенный на выявлении поэтических символов в музыке, позволяет сделать вывод:

• в романсах на стихи К. Бальмонта и Вяч. Иванова образы природы, воплощенные с помощью звукоизобразительных приемов и импрессионистских элементов письма воспринимаются на уровне символов и философских категорий

• анализ романсов на стихи З. Гиппиус выявляет наличие в них системы музыкальных символов, эквивалентных настроениям и образам гиппиусовской поэзии, как то:

а) комплексы микро-тем – субмотивов и интервалов, пронизывающих всю музыкальную ткань. Эти микро-тематические ячейки составляют общее интонационное поле всех гиппиусовских романсов.

б) остинатность в различных видах: как традиционное basso ostinato, так и остинато гармонических комплексов и мелодических ячеек.

Остинатность трактуется в нескольких аспектах: как для создания яркой образной и жанровой характеристики, так и для передачи состояний тревоги и неуверенности.

в) хроматизм господствующий элемент в музыкальном языке гиппиусовских романсов: символ страха, уныния, эмоциональной опустошенности.

в музыкальной трактовке гиппиусовских стихотворений Н. Мясковский зачастую предельно углубляет драматическое содержание стихов, заостряет эмоционально-психологические контрасты с помощью экспрессионистских средств музыкального языка и на уровне формы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК:

1. Лобанова, Е. В. Романсы Н. Мясковского на стихи К. Бальмонта:

синтез поэтического и музыкального в контексте культуры начала XXвека / Е.

В. Лобанова // Дом Бурганова. Пространство культуры. 2015. №2. С. 156п.л.

2. Лобанова, Е. В. Романсы Н. Мясковского на стихи З. Гиппиус как музыкальная антология творчества поэтессы / Е. В. Лобанова // Музыка и время. 2015. №7. С. 56-61. –0,8 п.л.

3. Лобанова, Е. В. Тема религии и веры в романсовом творчестве Н.

Мясковского: по материалам неизданных сочинений / Е. В. Лобанова // Мир науки, культуры, образования. 2015. №4 (53). С. 351-355. 0,65 п. л.

Публикации в других изданиях:

4. Лобанова, Е. В. Романсы Н.Мясковского на стихи З. Гиппиус как музыкальный отклик на поэзию современников / Е. В. Лобанова // Искусство глазами молодых: материалы VII Международной (XI Всероссийской) научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. 2015. С. 15-18.

0,35 п. л.

5. Lobanova, E. V. Unknown pages of Nikolay Myaskovsky’s chamber and vocal creativity / E. V. Lobanova // Texts. -- 2015. № 2. P. 73-76. 0,2 п. л.



Похожие работы:

«ВОДА Кристина Рудольфовна ПОЛИТИКА ЯПОНИИ В ТИХООКЕАНСКОЙ АЗИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Специальность: 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва – 2016 Диссертация выполнена в Центре азиатско-т...»

«Шаповалова Наталья Сергеевна Социальная память в закрытых и открытых обществах: социально-философский анализ 09.00.11 – социальная философия по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов 2012 Работа выполнена в ФГБОУ "Саратов...»

«~ Филимонов Сергей Владимирович МИНЕРАЛЫ ГРУШIЫ БЛЁКЛЫХ РУД ИНДИКАТОРЫ РУДОГЕНЕЗА (НА ПРИМЕРЕ ГИДРОТЕРМАЛЬНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЗОЛОТА) Специальность минералогия, кристаллография 25.00.05 АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук 2009 Москва Работа выполнена...»

«Морозов Владимир Петрович СЕДИМЕНТОГЕНЕЗ И ПОСТСЕДИМЕНТАЦИОННЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПАЛЕОЗОЙСКИХ КАРБОНАТНЫХ ОТЛОЖЕНИЙ ВОСТОКА ВОСТОЧНО-ЕВРОПЕЙСКОЙ ПЛАТФОРМЫ Специальность 25.00.06 – литологи...»

«ЕЛАГИНА Регина Хамитовна ОРИЕНТАЦИИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ БАШКОРТОСТАНА НА ТРУДОВУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СФЕРЕ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА: ЦЕННОСТНЫЙ АСПЕКТ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соис...»

«Курганников Алексей Витальевич Социологический анализ управленческой мотивации в социальной деятельности 22.00.08 социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Сочи 2011 Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии Сочинского государственного университета туризма и курортного дела Н...»

«ГЛЕБОВА Анна Николаевна МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК СУБЪЕКТ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность: 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 201...»

«Бидный Алексей Сергеевич Минералогия, возраст и генезис проявлений берилла Уральской изумрудоносной полосы 25.00.05 – минералогия, кристаллография Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого–минералогических наук Москва–2012 Работа выполнена на кафедре минералогии геол...»

«ВЕТРОВ Евгений Валерьевич ЭВОЛЮЦИЯ ТЕРМОТЕКТОНИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ ЮГОВОСТОЧНОГО АЛТАЯ В ПОЗДНЕМ МЕЗОЗОЕ И КАЙНОЗОЕ ПО ДАННЫМ ТРЕКОВОЙ ТЕРМОХРОНОЛОГИИ АПАТИТА специальность 25.00.03 геотектоника и геодинамика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук МОСКВА – 20...»

«УДК 111 Карпицкий Николай Николаевич 1 Диалектика человеческого бытия ! * 09.00.01.' диалектика и теория познания Автореферат, диссертации на соискание стопами ( ••'.V','.' кандидата философских наук. Томск • 1995 •Ш омчим;:'7^ Г У : ^*^;;; ';.''Г' во...»

«Виноградова Екатерина Алексеевна РОЛЬ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АЛБА (на примере отношений со странами ЕС) Специальность 23.00.04 "Политические проблемы международных отношений, глобальн...»

«Шихмамедова Джамиля Магомедовна СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКАХ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2010 Работа выполнена в государствен...»

«Политов Сергей Иванович Современный международный терроризм как угроза национальной безопасности России Специальность 23.00.02: политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии Авт...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.