WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОМ РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ: АНАЛИЗ СИСТЕМНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ ...»

На правах рукописи

Бондаренко Ольга Васильевна

СОЦИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ В СОВРЕМЕННОМ

РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ:

АНАЛИЗ СИСТЕМНЫХ ИЗМЕНЕНИЙ

Специальность 09.00.11.социальная философия

Автореферат диссертации

на соискание ученой степени

доктора социологических наук

Ростов-на-Дону - 1998

Работа выполнена в институте по переподготовке и повышению ква­

лификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при Ростов­ ском государственном университете

Научный консультант - вице-президент академии гуманитарных на

Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор Бороноев А.О.;

доктор социологических наук, профессор Марченко Т.А.;

лв *Ц[43& доктор социологических наук, *^ профессор Сосунова О.А.

Ведущая организация - Санкт-Петербургский государственный университет

Защита состоится « 6_» ноября 1998 г. в 13.00 час. на заседании диссертационного совета Д.063.52.01 в Ростовском государственном уни­ верситете по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ауд.34.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ростовского го­ сударственного университета (ул. Пушкинская, 148).

Автореферат разослан " ОКТ&гХрА.. 1998 г.



V 4""

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования. Современное российское обще­ ство переживает системный кризис преобразования в новое социокультур­ ное качество. Структурная и институциональная перестройка, ценностные разломы в убеждениях разных поколений, статусных групп, субъектов по­ литических интересов чреваты возможностями как разрушения, так и воз­ рождения общества на новой ценностно-смысловой, экономической, по­ литической и духовной основе. В то время, как социальные отношения в своем объективном развитии создают основу для разделения общества, культура и фундаментальные социальные ценности становятся, соответст­ венно, духовным источником и механизмом общественной интеграции.

Поскольку российское общество сегодня лишено иных внутренних стабилизаторов, противодействующих кризису целостности и социальной идентичности, необходимо глубоко и всесторонне изучать структуру и ди­ намику ценностей россиян, характер которых, по сути, удерживает обще­ ство в более-менее устойчивом состоянии, служит своеобразным аттрак­ тором современного социального развития. _\ В логике социальных изменений все сильнее проявляется многомер­ ность общественной системы; возрастает роль культурных факторов соци­ альной организации и социальных изменений; существенно меняется по­ ложение человека в обществе в целом и в различных его подсистемах.

Изучение социальных ценностей россиян позволяет не только определить духовные источники его развития, удерживающего общество от самораз­ рушения, но и выявить, идет ли оно в направлении социокультурной мо­ дернизации или трансляции традиционных для России ценностей.

Проведенные в первой половине 1990-х гг. исследования социаль­ ных ценностей россиян показали, что увеличилась распространенность ценностей современного общества: свободы (с 46 до 56%), независимости (с 40 до 50%), инициативности (с 36 до 44%) и несколько уменьшилось влияние ряда традиционных ценностей, однако обоснованных данных, что традиционные национальные ценности утеряли свое терминальное значе­ ние, нет.





1 Результат социокультурного и ценностно-нормативного анализа со­ стояния российского общества позволил ряду ученых сделать выводы о патологическом характере происходящего в России кризиса, разложении культурных форм и глубокой трагичности ценностного конфликта. В то же время даже наиболее критичные из исследователей отмечают, что См.: Лапин Н.И. Проблема социокультурной реформации в России: тенденции и препятствия // Вопросы философии. 1996. Кв 5. С.26.

"'несмотря на потрясения, через которые прошли россияне в 1991-1993 гг., принципиальное отношение к ценностным суждениям - согласие или не­ согласие с ними, одобрение или отрицание их ценностного содержания осталось почти неизменным", а ценностные сдвиги общества вовсе не вы­ глядят как слом ценностей, а скорее как процесс увеличения их инструментализации.

Рассогласующиеся теоретические интерпретации связаны в первую очередь с тем, что ценностная структура общества необычайно сложна, и разные ее элементы способствуют как революционизации социальных процессов, стимулируя движение к новым общественным идеалам, так и консервации социально значимых стабильных состояний общества.

Многие вопросы, связанные с определением сущности и эмпириче­ ским исследованием социальных ценностей, их системной иерархии, из­ менений в национальном менталитете, распространенности в обществе в целом и в различных социальных группах, а также проблемы ценностных оппозиций в политике, экономике, общественных генерациях, в обыден­ ной социальной жизни до сих пор малоисследованы, особенно примени­ тельно к обществам переходного типа.

Степень научной разработанности данной проблемы обусловлена ограничениями междисциплинарного подхода и разрывами методологиче­ ской традиции в исследовании социальных ценностей российского обще­ ства, динамическим состоянием объекта изучения, относительным несо­ вершенством методик и специального инструментария прикладного ана­ лиза ценностных структур различных общественных групп, отсутствием репрезентативной базы для исторических и межнациональных сравнений, поскольку устойчивых теоретических представлений о сути изучаемого предмета и общепринятых методик эмпирических исследований до сих пор не сформировалось.

Исследование социальных ценностей россиян в 1990-е гг. позволило получить ряд новых, интересных в научном и прикладном отношении данных об установках, идеалах и целях представителей основных соци­ альных групп, но одновременно поставило множество новых теоретиче­ ских вопросов, а известные или вновь предложенные решения перемести­ ло в проблемную, дискуссионную плоскость. 2

Дряхлое Н.И., Давыденко В.А. Социокультурные ценности россиян: вчера, се­

годня, эавтра // Социологические исследования. 1997. Ка7. С. 146.

См.: Бороноев А.О., Смирнов П.И. Россия и русские: характер народа и судьбы страны. СПб., 1992; Российское общество: ценности и приоритеты // Политические ис­ следования. 1993. Ш ; Кризисный социум. Наше общество в трех измерениях (под ред.

Н.И.Лалина, Л.А.Беляевой). М.: ИФ РАН, 1994; Модернизация в России и конфликт ценностей (под ред. С.Я.Матвеевой). М.: ИФ РАН, 1994; Капустин Е.Г., Клямкин И.М.

Философы и социологи, изучающие современное общество, едино­ душно придают ценностям такое же высокое интегративное значение, как нормативным стандартам, традициям и языку. Однако, несмотря на это, они мало смущались амбивалентностью самого понятия и практически никогда не ставили его в центр своих теоретических конструкций.

Развитие понятия "ценность" как научного смысла с определенным инструментально-познавательным содержанием было само по себе непро­ стым. Впервые в рационалистической европейской философии оценки и ценности содержательно сплетаются с понятием познания в работах Г.Гегеля, где цель становится идеей, проникающей в реальный мир по­ средством целесообразной деятельности и завершающей путь самореали­ зации в качестве абсолютной идеи, то есть "истины блага", ценности. Еще дальше в этом отношении идет С.Кьеркегор, который в сущности перевел философское мышление в духовно-ценностное измерение, сосредоточив­ шись на проблеме эволюции человека к духовной свободе личности.

Во второй половине XIX века немецкие философские школы стали активно водить такие самостоятельные понятия как "значимость" (Ое11ип§), "долженствование" (зо11еп), "ценность" Сй^еЛ). Р.Лотце, В.Виндельбанд, Г.Риккерт и Г.Коген подразделили мир на действительное, фактическое бытие и нормативную сферу этики. Риккерт, в частности, универсализировал смыслообразующее философское содержание катего­ рии "ценность", подчеркивая: "То, что нельзя отнести к ценностям, не имеет абсолютно никакого смысла". Подобную аксиологическую генера­ лизацию последовательно осуществил в своем фундаментальном исследо­ вании отживших ценностей и идеалов Ф.Ницше. После того, как в начале XX века аксиология в рамках философии отделилась от гносеологии (спе­ циальный термин для выделения ценностной проблематики ввел в 1902 г.

П.Лапи), самые разные научные школы и методологические направления стали активно развивать теорию ценностей, хотя неопозитивисты (Б.Рассел, Л.Витгенштейн) отвергали саму возможность научных изыска­ ний в данной сфере, считая предмет исследований неверифицируемым.

Русская религиозная философия, напротив, в лице своих представиЛиберальные ценности в сознании россиян // Политические исследования. 1994. Ш ;

Клямкин И.М. Советское и Западное: возможен ли синтез // Политологические иссле­ дования. 1994. №4. №5; Социально-экономические проблемы развития общества в пе­ реходный период // Сб. трудов ИСА РАН. Вып.1. М, 1995; Лапин Н.И., Беляева Л.А., Здравомыслов А.Г., Наумова Н.Ф. Динамика ценностей населения реформируемой Рос­ сии. М., 1996; Ментальность россиян (Специфика сознания больших групп населения России) (под ред. И.Г.Дубова). М., 1997; и др.

Риккерт Г. Философия истории. СПб., 1908. С.Ш.

См., напр.: Ницше Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. М.,

1910. С.287.

телей (В.С.Соловьева, Н.А.Бердяева, Н.О.Лосского) одухотворяла саму идею социальных (объединяющих, общечеловеческих) ценностей, гумани­ зировала ее.

Эта особенность характеризовала и развитие отечественной социо­ логии, определяя ее национальные аксиологические черты. Как писал Н.О.Лосский, "в конце 19 и начале 20 века значительная часть русской ин­ теллигенции высвободилась из плена... болезненного моноидеизма. Ши­ рокая публика начала проявлять интерес к религии... идее нации и вооб­ ще... к духовным ценностям'". Уже в период становления российской со­ циологической науки были заложены аксиологические традиции социаль­ ного анализа. Представители юридической школы Б. Н. Чичерин, К. Д. Ка­ велин, С. А. Муромцев; генетической социологии - Н. И. Кареев, М. М.

Ковалевский, Д. А. Столыпин; политической социологии - Л. И. Петражицкий, П. Н. Милюков, П. А. Сорокин; школы субъективистов - Н. К.

Михайловский, С. Н. Южаков; экономической социологии - С. Н. Булга­ ков, Н. Я. Данилевский, М. И. Туган-Барановский, П. Б. Струве; этносоциологии - М. М. Ковалевский, Л. И. Мечников и П. А. Кропоткин - в сво­ их трудах исповедовали единство рационалистического и аксиологическо­ го подходов.

Все более выраженная аксиологическая ориентация мировой соци­ альной философии накануне и особенно в первой трети XX века была обу­ словлена новыми общественными процессами и сменой научнометодологических парадигм: происходило осознание социальной отчуж­ денности и необходимости гуманизации современного общества, стала очевидной относительность социальных знаний, зыбкость общественного порядка, разрушавшегося под ударами войн и революций.

Социологи стали изучать социальные ценности как определенный вид мотивов, наряду с целями, традициями и аффектами (М.Вебер). 2 Э.Дюркгейм считал утверждение нравственных ценностей средством "прекратить аномию", к чему уже в XX веке склоняется социолог другой научной школы и традиции - Р.Дарендорф, анализирующий аномию по­ сткоммунистических обществ, то есть распад их социально-нормативных систем. На основе их исследований и изучения современной обществен­ ной практики можно сделать вывод, что разрушение системы обществен­ ных ценностей - более опасный процесс, чем тоталитарный контроль и монопольное регулирование сверху ценностно-нормативной системы обЛоеский Н.О. История русской философии. М., 1991. С. 197.

См.: Вебер М. Основные социологические понятия // Избранные произведения.

:

М.: Прогресс. 1990. С.628-630.

' См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда // Метод социологии. М.:

Наука. 1991.С.379-380.

щества.

Но не все социологи рассматривали социальные ценности как "средства" или предикаты "значимости". Зачастую им дается вполне ути­ литарная трактовка, как "нужным" объектам, отношениям, благам. Одна­ 1 ко такой позитивистский подход не всегда адекватен, и обычно в исследо­ ваниях дополняется аспектами "придания значимости".

Развитие качественных методов социологического исследования и построение общесистемной теории привели таких крупных теоретиков, как П. Сорокин и Т. Парсонс, к необходимости поставить социальные ценности в смыслообразующий центр их теорий организации современно­ го общества. П.Сорокин, явившийся свидетелем революционной транс­ формации и ценностных разломов российского общества начала XX века, всем своим последующим творчеством показал, что "социология является, по преимуществу, теорией ценностей'". Парсонс также считал, что именно ценностно-нормативная сфера связывает общество в единую систему. 1 Тем не менее, придание высокого значения ценностям в различных социологических конструкциях не повлекло за собой уточнения и форма­ лизации этих понятий. Содержательные представления о социальных цен­ ностях стали формироваться в рамках социальной антропологии и психо­ логии. От антропологов и психологов в социологию перешли представле­ ния о связи: 1) между ценностями и социальными ожиданиями людей, 2) социальными ценностями и убеждениями, которые, различаясь, могут быть укоренены на единой ценностной основе, 3) традиционными и со­ временными национальными ценностями, зачастую являющимися "реинтерпретациями". Социологи стали использовать деление ценностей на «позитивные» и «негативные», а также «целевые» (терминальные) и «инструментальные», начали анализировать «осознанные» и «неосозна­ ваемые» ценностные установки людей.

Поскольку в российской социологии, методологически самобытной и в то же время теоретически продуктивной, кризисы были вызваны в ос­ новном не познавательными, а социальными причинами, разрывы в науч­ ной традиции сказались и на изучении социальных ценностей. Если в до­ революционную эпоху ценностям придавалось возвышенное, религиозное значение, то в советский период представления о них были "материализованы" и в значительной степени выхолощены господствую­ щими идеологемами и экономдетерминистскими методологическими подСм., напр.: Томас У., Знанецкий Ф. Методологические заметки (1918) // Амери­ канская социологическая мысль. М., 1994. С.343.

Соше11 Р.К. УаЫез ш Ьитап зошегу. Тле сопйЬиНопз оГ Р н т т А. 5ого1ап т зосюкёу. В о з т п, 1970. Р.49.

См.: Рагзопз Т. Тпе 5ос1а1 5151ет. Ме\у Уогк, 1951.

ходами.

Однако, хотя советский период развития отечественной социальной аксиологии внес характерные изменения в изучение общественных ценно­ стей, он не пресек уже существовавшую научную традицию. С одной сто­ роны, сама мысль о возможности научной верификации социальных цен­ ностей строителей социализма казалась крамольной, с другой - уже с 1960х годов активно развивались социально-психологические исследования ценностных ориентации личности, особенно в сфере труда, а также в про- V цессе возрастной и профессиональной социализации (Андреева Г.М., Предвечный Г.П., Ядов В.А. и др.).

В позднесоветский период, в 1970-х (В.А.Ядов) и 1980-х гг.

(Н.Ф.Наумова, С.Г.Климова, В.Б.Ольшанский) проводились развернутые исследования структуры социальных ценностей, позволивших выявить их "ядро", "структурный резерв", "периферию" и "хвост", в соответствии со снижением ранга и степени доминирования (распространенности в обще­ стве) соответствующих ценностей. Были разработаны методики "неоконченных предложений", выявления диспозиционной структуры личности, "слов-ценностей" и др.

Социальные преобразования в современной России вызвали сущест- V венные изменения объекта аксиологического исследования: изменились условия жизни, общественная структура, пропагандируемые цели, уста­ новленные нормы, положение, поведение и убеждения большинства ак­ тивных социальных субъектов. Возникли новые социальные организации и институты, стала утверждаться новая ценностно-нормативная система, достаточно "непрозрачная" для однозначной трактовки. Российские со­ циологи обратились к поиску "социальных фактов" и систематизации ма­ териалов прикладных исследований (Н.Г.Багдасарьян, ценностные ориен­ тации студентов, А.П.Вардомацкий, аксио-политологическое исследова­ ние, А.А.Голов, оценка россиянами собственных жизненных ситуаций, В.П.Горяинов, рейтинговая классификация слов-ценностей, С.Г.Климова, у ценностные основания идентификации и стратификационной динамики, И.М.Клямкин, либеральные и демократические ценности, Л.Б.Косова, ди- -/ намика ценностных ориентации, М.П.Мчедлов, религия в зеркале общест­ венного мнения, А.А.Нещадин, оценки населением экономического поло­ жения и власти, Г.А.Родионова, ценностные ориентации менеджеров, В.О.Рукавишников, политическая культура, М.Н.Руткевич, общественное мнение о власти, В.М.Соколов, нравственная оценка власти, Ж.Т.Тощенко, политические ценности россиян). В многочисленных научных публикаци­ ях проблема социальных ценностей предстала в "осколочном" виде, тре­ бующем систематизации и своего теоретического обобщения.

Был сделан ряд продуктивных попыток в этом направлении. В пер­ вую очередь, следует отметить глубокие многоаспектные исследования под руководством Н.И.Лапина, И.М.Клямкина, цикл статей Г.П.Выжлецова и целый ряд самостоятельных авторских исследований отдельных аспектов проблемы социальных ценностей россиян (А.В.Андреенковой, материалистические и постматериалистические цен­ ности, А.О. Бороноева, базовые и ментальные ценности русского народа, А.П.Вардомацкого, сдвиг в ценностном измерении, В.П.Горяинова, ценно­ сти групповой солидарности, А.И.Демидова, порядок как политическая ценность, Н.И.Дряхлова, В.А.Давыденко, социокультурные ценности,^ В.Иорданского, нравственные ценности, С.Г.Климовой, ценностные осно­ вания социальной идентификации, В.С.Магуна, трудовые ценности рос­ сийского общества, Н.Е.Тихоновой, мировоззренческие ценности и поли­ тический процесс в России, С.В.Утехина, традиционные социокультурные ценности, М.А.Шабановой, ценность и цена свободы, и др.).

Тем не менее, сложность объекта исследования, отсутствие сложив­ шихся теоретико-методологических оснований анализа и сравнительного изучения социальных ценностей, неразработанность эффективных аппа­ ратных средств выявления и мониторинга ценностных оснований общест­ венного развития в современной России обусловливает необходимость уг­ лубленных системных исследований на концептуально новых основах.

Цель диссертационной работы - изучить социальные ценности россиян и характер их воздействия на процесс преобразований современ­ ного российского общества.

Реализация поставленной цели осуществляется путем решения сле­ дующих основных задач:

1) определить теоретико-методологические подходы к анализу цен­ ностной структуры современного российского общества;

2) охарактеризовать состояние и обусловленность системы социаль­ но значимых ценностей современных россиян;

3) проанализировать содержательную связь между ментальными ус­ тановками общественного сознания и реальным направлением происходящих перемен;

4) выявить аксиологическое содержание социальных разногласий относительно стратегических целей и средств общественного развития;

5) изучить процессы формирования политических и идеологических ценностей, социальных идеалов, оценить их роль в общественном развитии;

6) проанализировать ценностные приоритеты лидирующих и "ведомых" общественных групп, сравнить их оценки эффектив­ ности социальных реформ и социокультурной адаптации.

Объектом исследования в данной работе являются статусные, имущественные, политические и функциональные социальные группы современного российского общества, выступающие субъектами-носителями социальных ценностей.

Предметом исследования являются социальные ценности, эмпири- *• чески проявляющиеся как социально ориентированные ценностные уста­ новки, предпочтения, ценностные ориентации различных общественных групп современного российского общества.

Эмпирическую базу работы составили репрезентативные приклад­ ные социологические исследования лонгитюдного и разового характера, выполненные российскими социологами (ФОМ, ВЦИОМ, ИСА, инициа­ тивных групп грантодержателей РФФИ, РГНФ) в процессе массовых оп­ росов населения, различных регионов и отдельных социальных групп, а также европейской группы по исследованию ценностей (ЕУЗО). 1 Проблемная область исследования включает разработку теорети­ ко-методологического инструментария анализа социальных ценностей в российском обществе на переходном этапе его развития, выявления струк­ туры социальных ценностей россиян и ее иерархических и темпоральных противоречий, дифференцированную оценку характера их современной социокультурной эволюции, выявление основных факторов воздействия на состояние ценностных выборов различных общественных групп; сис­ тематизацию обширного фактического материала данных прикладных со­ циологических исследований по ценностным ориентациям россиян; кон­ цептуализацию теоретических результатов, полученных в независимых социально-аксиологических исследованиях.

Научная новизна диссертационного исследования состоит в сле­ дующем:

• изменение ценностной структуры современного российского обще­ ства анализируется в рамках концепции саморазвития, в противополож­ ность господствующим конфликтологическим и эсхатологическим подхо­ дам, концепциям модернизации и реставрации;

• комплексно исследованы объективные социальные состояния, оценки, убеждения, ценностные ориентации, особенности менталитета различных социальных субъектов современного российского общества, выявлены их корреляции с социальными ценностями;

• рассмотрены основные ценностные альтернативы стратегиче­ ского социального развития России, выявлены предпочтения "среднего пути", саморазвития, отказа от копирования западной модели, реализации фундаментальных терминальных ценностей и идей;

• проанализированы три типа политических ценностей россиян, В основном это исследования, проведенные в 1993 и 1995 годах под руково­ дством Н.И.Лапина, И.М.Клямкина. В.О.Рукавишникова. В.А.Ядова.

выявлены механизмы их формирования, обоснованы общенациональные и социально-групповые отличия ценностных структур политического созна­ ния;

• выявлены социально-аксиологические и культурные основания различий между элитными и массовыми социальными группами со­ временного российского общества, проанализированы направления и воз­ можности формирования новой предпринимательской и трудовой этики.

Новизна постановки проблемы и ее концептуализации в рамках ком­ плексного социологического и социально-философского анализа социаль­ ных ценностей россиян на современном этапе общественного развития и полученное в результате приращение научного знания нашли отражение в основных тезисах работы.

Положения, выносимые на защиту:

1. Динамика ценностной структуры современного российского об­ щества свидетельствует не только о социальном кризисе, но и о самораз­ витии, об устойчивом характере социокультурной трансляции, сохраняю­ щем гуманистические установки сознания, универсальные, общечеловече­ ские и архетипические национальные ценности в качестве базовых, кото­ рые разделяют от 1/5 до 4/5 россиян,

2. Терминальные ценности общества в кризисный период социаль­ ного развития приобрели уттерстъно-интегрирующий характер, а сис­ тема ценностей человека была активизирована, противодействуя внутрен­ нему кризису - поэтому "ценностные разломы" затрагивают сегодня в ос­ новном периферийные блоки социальных ценностей и вторичную сферу реинтерпретации традиционных ценностей, происходит пересмотр и адап­ тация подсистемы инструментальных ценностей.

3. Преобразование нормативного социального порядка: смена эко­ номического уклада и хозяйственного этоса, политического режима и гра­ жданского поведения, правовой регуляции и ориентиров общественного развития - сопровождается дифференциацией ценностных структур массо­ вого сознания относительно социальных целей и предпочтительных средств их достижения, выявляя различия в ценностях разных социальных групп (возрастных, статусных, функциональных), в том числе их полити­ ко-идеологических установок, которые сбалансированы в ценностной пе­ риферии структуры базовых ценностей, не создавая возможность эффек­ тивного политического и согласованного социального развития.

4. Развитие очередного исторического этапа социальной дифферен­ циации российского общества в своей аксиодинамической основе под­ тверждает, что осуществляется воспроизводство традиционного структур­ ного конфликта между либеральными реформаторскими ценностями рос­ сийских правящих элит и традиционно патерналистскими, реставраторскими ценностями "масс", вызванного разрывом жизненных миров и цен­ ностных иерархий поляризованных социальных групп.

« 5. Кризисное состояние современного российского общества не из­ меняет соотношения терминальных и инструментальных ценностей в ран­ говых шкалах различных групп; но в то же время терминальные социаль­ ные ценности, содержащие универсальные (общения, семьи, нравственно­ сти) и социально-интегративные (законности, свободы, стабильности, по­ рядка, работы, личной защищенности) ценности, сохраняются в качестве объединяющего "ядра", а инструментальные ценности все активнее начи­ нают играть дифференцирующую роль, формируя социальную оппозицию между носителями традиционных (самопожертвование и патернализм) и современных (независимость и инициативность) социальных ценностей.

" 6. В менталитете пореформенного поколения россиян четко просле­ живается преемственность с прошлым и открытость социальным инно­ вациям в будущем, которые распределены в обществе с преобладанием интернальности и молодой генерации и слоя предпринимателей, экстернальности - у пожилых и социально зависимых массовых групп населения, поскольку с наиболее значимыми ценностями (законность, общение, се­ мья) соединяются справедливость, порядок, профессионализм, образова­ ние, труд, долг, гостеприимство, - значения, в которых закреплена связь между традиционными и современными, советскими и "западными" со­ циокультурными ценностями.

7. Система базовых социальных ценностей россиян, характеризую­ щихся широкой общественной поддержкой и целевой значимостью, вклю­ чает законность, семью, общение; формируется устойчивый структурный резерв демократических «модернистских» ценностей (свободы, независи­ мости, инициативности), рейтинг которых в 1990-е годы в целом повыша­ ется (52% в 1997 г.), общечеловеческих ценностей нравственности, рабо­ ты, и традиционных ценностей, поддержка которых незначительно снижа­ ется. Ценности власти (6-20%) и благополучия (23-25%) находятся на дальней периферии системы индивидуальных базовых ценностей, что оп­ ределяет их низкий рейтинг и в системе социальных ценностей.

Теоретико-методологической основой исследования являются ак­ сиологические принципы диалектической, экзистенциальной, неокантиан­ ской, феноменологической и русской религиозной социальной философии, русской аналитической социологии; фундаментальные социологические принципы "отнесения к ценностям", "субъективации", "гуманизации", "господства нормативного порядка", "регулятивно-целевой значимости идеала". В работе инструментально использованы методологические вы­ воды теорий переходного общества, социальной модернизации, социаль­ ной стратификации и мобильности, элит, демократизации, трудовой этики, социальной адаптации, современного идеологоведения.

Практическая значимость исследования предопределена тем, что в работе выявлены эвристические методологические основания ценност­ ного анализа социокультурных преобразований в современном россий­ ском обществе, изучен комплекс интегрирующих и дифференцирующих социальных ценностей, рассмотрены противоречия процесса формирова­ ния новых ценностных ориентиров развития, обоснована необходимость идеологического закрепления базовых национальных ценностей, проана­ лизированы ценностные иерархии новых элитных и массовых групп в со­ временном российском обществе.

В диссертации всесторонне аргументирован основной тезис о том.

что социальные ценности россиян в своей терминальной (целеориентированной, фундаментальной) основе инертны, и служат аттрактором социо­ культурной трансляции, удерживающим российское общество в систем­ ных рамках саморазвития вопреки навязываемым извне и изнутри шабло­ нам "модернизации" и "реставрации".

Результаты диссертационной работы позволяют углубить теоретиче­ ские представления о содержании, формах и социокультурных основаниях современной трансформации российского общества, его социетальных особенностях и противоречиях. Аналитический и системный подход к ис­ следованию социальных ценностей дает возможность совершенствовать процесс разработки эффективных социальных технологий в сфере обще­ ственной консолидации и повышения качества государственного управле­ ния.

Апробация работы. Результаты диссертационного исследования докладывались и обсуждались на четырех всероссийских и семи регио­ нальных научных конференциях. Основные положения и практические выводы диссертационного исследования были использованы: 1) при про­ ведении прикладных социологических исследований электоральных пред­ почтений, социального расслоения, трудовой мотивации, развития рынка труда и безработицы в южнороссийском регионе; 2) в разработке реко­ мендаций органам муниципального и хозяйственного управления по регу­ лированию кризисных социальных процессов и трудовых конфликтов в шахтерском регионе юга России; 3) для чтения общих и специапьных учебных курсов по социологии, социологии труда, политической социоло­ гии в Шахтинском институте Новочеркасского государственного техниче­ ского университета и Донской Академии сервиса.

Структура диссертации включает в себя: введение, 5 глав, состоя­ щих из 15 параграфов, заключение и список литературы из 459 источников на русском и 60 - на английском языках; текст работы занимает 258 стра­ ниц и содержит 32 таблицы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ

Во «Введении» обосновывается актуальность темы исследования, определяется степень ее разработанности, ставятся исследовательские за­ дачи, излагаются методы исследования, формулируются новизна и основ­ ные положения, выносимые на защиту, определяется практическая значи­ мость и освещаются формы апробации работы.

В главе 1 «Методологические основы социальноаксиологического анализа общества» изучается совокупность исследо­ вательских вопросов относительно предмета и методов социальноаксиологического исследования, рассматриваются существенные характе­ ристики социальных ценностей как отличительных, признаков выделяю­ щих ту или иную общность. Рассматривается проблема методов изучения социальных ценностей, обосновывается, насколько они сложны, почему, пользуясь социологическими методами, на эмпирическом уровне мы мо­ жем изучать лишь проявления ценностей, - или установки, ориентации, оценки, убеждения, идеалы, интересы, - то есть некие личные предпочте­ ния и склонности отдельных людей, свидетельствующие об их целях и мо­ тивах.

В параграфе 1.1 «Основы социальной аксиологии: философский и социологический аспекты» рассматривается понятие ценности, анализи­ руется процесс развития социальной аксиологии и формирование ее по­ знавательных принципов.

Ценности как устойчивые представления о значимых вещах, со­ стояниях и проективных целях не проявляются непосредственно, форми­ руясь как определенные личностные и групповые предпочтения, ценност­ ные ориентации, в результате самостоятельного оценивания жизненных событий или культурной трансляции (передачи нормативных образцов и утвердившихся в сообществе «значимостей». Поэтому социологи, в отли­ чие от философов, не могут изучать их как категории или абстрактные ха­ рактеристики отношения-оценки, придания значения, а должны выявлять их социальное содержание через сложную цепочку косвенных, но под­ дающихся регистрации индикаторов, анализируя мнения, установки, ори­ ентации, выборы, направленность социальных действий, символические солидарности и групповые идентификации со значимыми целями, симво­ лами, идеалами.

Общую суть отношения к ценностной проблематике отразил фило­ соф Ф.Ницше. «Вопрос о ценностях, - утверждал он, - фундаментальнее вопроса о достоверности: последний обретает всю свою серьезность лишь при условии, что мы ответили на вопрос о ценностях».' Ницше впервые приблизился к социологическому пониманию смысла ценностных отно­ шений, определяя ценности как "наибольшее количество власти" и призы­ вая к "переоценке всех ценностей".

Ренессанс русской религиозной философии принес с собой новый ценностный тип мировидения, основанный на идее духовности как источ­ ника гуманистического социального и личностного развития. «Дух, свобо­ да, личность имеют неноменальное значение... Возможен прорыв духовно­ сти в социальную жизнь, и все лучшее в социальной жизни исходит из этого источника». 2 Классик мировой социологии Эмиль Дюркгейм не только обосновал интегрирующую роль общественных идеалов, высших ценностей, реально объединяющих общество, но и концептуализировал представления о цик­ лах социального развития, связанных с изменением темпорального значе­ ния идеала, что особенно актуально для современного российского обще­ ства. Макс Вебер считал важнейшими методологическими принципами научного исследования общественных явлений «отнесение к ценностям» и «свободу от оценки», а Питирим Сорокин, напротив, доказывая, что в той мере, в какой этика нормативна, она не может быть наукой. Эта интеллек­ туальная оппозиция предопределяется тенденциями социологизации и онтологизации надындивидуальных ценностей.

Позднее Э.Фромм выявил значительный разрыв между представле­ ниями современников о собственных ценностях и реальным содержанием их ценностно-нормативной системы, что приводит к девальвации всей ду­ ховной системы, связывающей человека и общество,' а П.Сорокин сфор­ мулировал вывод о том, что ценности являются главной побудительной * движущей силой в обществе. 4 Карл Манхейм сформулировал вывод о том, что процесс образова­ ния новых ценностей перманентен и выявил две особенности, присущие только современному обществу, в котором: 1) осуществляется переход к более сложным ценностям, используемых в эксплуатации и навязывании социальной воли, 2) создание новых ценностей и их принятие сообщест­ вом происходит в большей степени на сознательной и потому релятивной основе, чем в обществе традиционном.

В современном обществе, благодаря появлению новой социальной структуры и развитию мобильности произошло объединение и смешение ' Ницше Ф. Воля к власти. Опыт переоценки всех ценностей. М.. 1910. С.287.

Бердяев Н.А. О назначении человека. М., 1993. С.324.

' См.: Фромм Э. Революция надежды // Психоанализ и этика. М.. 1993. С.287.

СошеИ Р.К. УаЫез т Ьитап зоаегу. ТЬе соп1пЬи(юп5 оГ РШпт А. 5огокт (о Зо­ т о в у. Воз1оп, 1970. Р.49.

самых разных и противоречивых ценностей, что усиливает моральную растерянность человека, живущего, по сути, в аморфной культуре и выну­ жденного постоянно выбирать модель действия и оценки из имеющихся альтернатив. Парадоксальным социальным следствием этой свободы вы­ бора становится формирование достаточно репрессивной по отношению к человеку ценностной системы.

В параграфе 1.2 «.Современный анализ роли ценностей в социаль­ ных модернизациях российского общества» показано, что, обладая само­ стоятельным, уникальным ценностным миром, устойчивыми культурными архетипами и религиозными по сути терминальными ориентациями, рос­ сийское общество стремилось отстаивать свою самобытность и неизбежно откликалось на вызовы западной цивилизации - культуры рациональной, прагматичной, глубоко материалистической, которая только в конце XX века стала постепенно «заражаться» постматериалистическими, духовны­ ми интенциями. Но ни появление новых элит (дворянства, буржуазии, бю­ рократии), ни новых ведущих сословий и массовых классов, ни проведе­ ние достаточно серьезных и глубоких социальных реформ по принципу «модернизаций» - то есть осовременивания общества по западным эффек­ тивным образцам - до сих пор не приводило к разрушению ценностных основ российского общества, к забвению коренных социальных ценностей и восприятию чуждых.

Тем не менее поверхностному, обыденному взгляду, а иногда и про­ свещенному профессиональному наблюдателю может показаться, что мы переживаем революцию ценностного сознания. Действительно, сколько жалоб звучало во все века российской истории на вестернизацию элиты (иностранки-царицы, мода на все голландское, затем французское, уже в нашем веке - немецкое и теперь - американское), а также «забвение» мо­ лодежью национальных культурных ценностей и следование западным нормам.

Тем не менее эти внешние признаки ценностной переориентации новых поколений на самом деле затрагивают лишь «вторичные, а не пер­ вичные ценности... [в результате] чрезвычайно эффективных коммуника­ ционных приемов... Более внимательный взгляд на историю как восточ­ ных, так и западных народов показывает, что их первичные ценности не менялись столетиями». 1 Российское общество несомненно обладает глубоко сформировав­ шейся ценностной спецификой, которой и объясняют ее особый историче­ ский путь как отечественные, так и зарубежные социальные исследовате­ ли. Находясь на стыке двух несоединимых культурных миров: Востока и Ситарам К., Когделл Р. Основы межкультурной коммуникации // Человек. 1992.

№3. С.62.

Запада, христианства, ислама и буддизма - Россия не превратилась в «ме­ диатора» или «транслятора» культурных ценностей своих соседей, а сформировала собственную неповторимую культуру, систему ценностей, цивилизацию. В ней органически соединилась альтруистическая духов­ ность, ориентация на идеалы, стремление «не предавать и не продавать»

свою национальную душу и эгоцентрическое желание победного соперни­ чества, экономического и политического превосходства, имперская гор­ дыня и уязвленное старание заимствовать «успешные» социальные образ­ цы.

Социально-экономические макроаспекты современного российского развития и такая характерная особенность стратификации общества, как «вымывание» средних слоев (то есть фактически деление общества на классы крупных собственников и наемных работников) актуализируют марксистскую методологию анализа, а наличие множества острых общест­ венных противоречий делают весьма уместной конфликтологическую экс­ пертизу в его социологическом исследовании.

В параграфе 1.3 «Проблемы эмпирического исследования социаль­ ных ценностей россиян» рассматриваются теоретико-методологические и инструментальные особенности социологического анализа ценностного мира общества.

Прикладные исследования ценностных ориентации россиян были начаты в 1960-е годы, возрождены на новой, менее идеологизированной основе на рубеже 1980-1990-х годов и сегодня приобретают более четкий предметный и целевой характер, поскольку прагматическая ценность по­ добных исследований хорошо осознается не только учеными, но и поли­ тиками, а сами технологии изучения ценностных ориентации различных групп современного российского населения становятся все более глубоки­ ми и изощренными.

Отношения россиян к тем или иным реальным изменения в хозяйст­ венной, политической, социокультурной сферах предполагают ценност­ ную сетку координат. Выделение ценностей происходит с учетом позиций людей по отношению к конкретным изменениям и проблемам.

Так, Фонд "Общественное мнение" с 1992 г. активно изучает ориен­ тацию людей в отношении двух ключевых проблем современного состоя­ ния страны - характера создаваемой экономики и характера новой госу­ дарственности, - используя при этом микросоциологический подход, ко­ торый позволяет репрезентировать ценности по социальным группам.

Ученые констатируют, что в 1990-е годы в российском обществе противо­ стоят друг другу ценности чисто политические и социальные, и что боль­ шинство людей выводят из такой оппозиции и делают приоритетной "зону согласия". Она, в свою очередь, зависит от характера политических и со­ циально-экономических процессов. В ценностной интерпретации "зона согласия" - это мир в смысле нежелания войны, законность как порядок, а не соблюдение формальной конституционной нормы, а также социальная безопасность. Аналитики Фонда обратили внимание на то, что явления, фиксируемые понятиями "рынок", "демократия", "собственность", "патриотизм", "справедливость", не обозначены респондентами разных социальных групп как социально актуальные ценности'.

Исследование динамики социальной стратификации в постсоветском обществе по сути показало, что число "хороших работников" (20%) не из­ менилось за годы реформ. Сегодня российское общество разделено на три большие группы с принципиально разной ментальностью: патерналистско-эгалитаристский тип (1/3), индивидуалистически-либеральный (1/5), промежуточный (1/2).

Доминирующими для большей части россиян сегодня являются коммунитарные ценности (справедливость, нация, Родина, семья), кото­ рые, по своему содержанию концентрированно выражают потребность в отношениях патернализма и социальной справедливости.

В результате ряда опытов по практической верификации промежу­ точных гипотез, исследователи под руководством Н.И.Лапина (1990, 1994 гг.) экспериментальным путем определили 14 базовых ценностных поня­ тий, имеющих фундаментальный смысл для россиян (табл. 1).

В процессе прикладных социологических исследований было выяв­ лено, что в течение первой половины 1990-х годов, произошло заметное изменение иерархии предпочтений внутри структуры ценностей россиян.

Вместе с тем специалисты обнаружили парадоксальный, казалось бы, фак­ том «устойчивости отношения россиян к базовым ценностям» (табл. 2).

В исследовании социальных ценностей важно дистанцироваться от двух крайностей: сугубо индивидуальных ценностей (витального и микро­ группового характера) и надындивидуальных ценностей, запредельных (трансцендентных) миру социальной обусловленности. Вместе с тем, со­ циологи не могут получать достоверную информацию о социальных цен­ ностях, непосредственно наблюдая социальные процессы или анализируя социальное поведение, полагаясь на интуицию или сверхчувствование, как это делают социальные философы и социальные антропологи. Они долж­ ны применять процедуры определенного суммирования индивидуальных предпочтений, ценностных установок, идеалов и устойчивых мнений, что­ бы выявить социально значимые массовые явления формирования и под­ держки социальных ценностей.

Российское общество: ценности и приоритеты // Политические исследования.

1993. № 6. С.75.

Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социологические ис­ следования. 1996. №5. С.10.

–  –  –

В главе 2 «Характеристика системы социально значимых ценно­ стей россиян» анализируется система ценностей, выявленная путем неза­ висимых репрезентативных лонгитюдных исследований разных групп отечественных социологов (ВЦИОМ, ФОМ, ИСПИ и ИС РАН, др.) изуча­ ется реальный контекст их влияния на самосознание и самопричисление людей в российском обществе, рассматривается их структура и связь с на­ циональными архетипами.

В параграфе 2.1 «Новая социальная идентичность: аксиологиче­ ские факторы формирования» делается вывод, что в обществе, где ду­ ховные смыслы всегда являлись первоисточником, инициирующей силой социальных изменений, просто невозможно игнорировать роль ценност­ ных оснований развития и дистанцироваться от оценочных представлений, присущих смыслообразованию в русской культуре. Если не разобраться в том, что такое "русская душа", то есть не определиться с тем, каковы важ­ нейшие ценности духовного мира русского человека, каков его культур­ ный архетип, трудно будет объяснить причины и характер текущих рево­ люций, невозможно спрогнозировать дальнейший ход социокультурной реформации.

Но аксиологическое объяснение смены политических режимов не столько объясняет, сколько запутывает каузальные представления о том, каким образом и почему люди одновременно и в массовом порядке меня­ ют свои ценностные ориентации и начинать поддерживать диаметрально противоположные социальные ценности. Является загадкой, как в обществе формируются ориентиры, а вместе с ними новые правила и норматив­ ные требования социального развития. Но еще большей тайной представ­ ляются феномены культурного заимствования, когда «народ может раз­ очароваться в своих ценностях и попытаться обратиться к иным системам

- тем, которые, по их мнению, выдержали проверку временем». И если в 1 первом случае недовольными являются в основном статусные группы (то есть заметная часть зрелого социально активного населения), то во втором случае ценностно отождествляет себя с ценностями другой культуры обычно молодежь.

Рассматривая эти проблемы на примере современного российского общества, мы приходим к выводу, что поверхностностные суждения о то­ тальном нигилизме молодых и их обычном недовольстве навязываемыми со стороны старших традициями как причине ценностной «вестернизации», в общем, не состоятельны. Приведем пример социологического ис­ следования, проведенного группой ученых НИИКСИ СПбГУ в апреле 1996 года. Участниками выборочного опроса стали молодые студенты, учащиеся (2/3 респондентов) и молодые рабочие и служащие (1/3) из 12 городов России (по итогам опроса было обработано 1577 анкет). Вопрос о наиболее влиятельных факторах формирования их гражданских представ­ лений убедительно показал, что это (в прямой или опосредованной форме)

- убеждения и стереотипы старших генераций. Молодые респонденты ча­ ще всего называли: семью - 34,4% опрошенных, телевидение - 31,1%.

учебное заведение - 24,2%* - то есть те социальные институты, где проис­ ходит (или, по крайней мере, должна происходить) культурная трансляция наиболее важных ценностей общества.

Какие же представления влияют на их гражданскую и общенацио­ нальную идентификацию? В ответ на вопрос: «Какой, по вашему, станет Россия в ближайшие 10-15 лет?» около 52% опрошенных ответили: сред­ неразвитой региональной страной, и только 31% сочли, что наша страна все же восстановит свой статус великого государства и станет сильным, важным, независимым членом мирового сообщества.

Молодые люди в значительно большей мере симпатизируют демо­ кратическим партиям (52,2%), нежели отдают предпочтение социалдемократическим и коммунистическим политическим течениям (20,9%).

Следовательно, молодое поколение в большей мере идентифицирует себя Ситарам К., Когделл Р. Основы межкультурной коммуникации •'/ Человек. 1992.

№3. С.64.

* Здесь и далее результаты исследования приведены по: Карпухин О., Макарович Э. О социокультурных ценностях нового поколения //Диалог. 1997. №4. С.94-95.

как граждан демократического общества, и в то же время в значительной степени продолжает разделять идеалы коллективизма, поскольку исследо­ вание показало, что молодые учащиеся и работающие горожане считают себя: а) скорее коллективистами - 50,9%, б) скорее индивидуалистами Однако ценностные ориентации молодежи базируются уже на ме­ нее романтической, чем можно было бы ожидать, судя по приведенным цифрам, установке. В ответ на вопрос: как можно добиться успеха в сего­ дняшней жизни, большинство из респондентов сформулировали позицию типа «на Бога надейся, а сам не плошай» (55,6%).

В целом исследование подтвердило, что молодежь современной Рос­ сии не охвачена жаждой стяжательства и власти, то есть той системой ценностей, которую предлагает капиталистическая модель, сама по себе несостоятельная и духовно разрушительная.

Каковы же ценности молодых россиян, возможно, уже захваченных, но явно еще не поглощенных в массе своей культом успеха и денег? Тот образ жизни, с которым они себя идентифицируют, отражается в ответах на вопрос: «Какие жизненные ценности являются для вас приоритетны­ ми?» Любовь назвали 62,6%, семью - 54,8%, здоровье - 38,5%, материаль­ ный достаток - 35,9%, любимую работу - 23,9%, образование - 22,6%, чис­ тую совесть - 13,8%, полезность людям - 9%, творчество - 5,3%, служение России - 2,6%.

Проведенный сравнительный анализ результатов исследований 1963-1966, 1971-1975, 1982 и 1996 годов показывает, что ценности не ме­ няются в ежечасье, что в их изменении Определяющую роль играет слож­ ный трансляционный механизм передачи культурных значений и социаль­ ных смыслов от старших поколений к младшим и постепенная кумуляция, накопление определенных изменений, которые в определенный момент могут стать и общественно распространенными, и общезначимыми, то есть приобрести социальный характер, превратиться из индивидуальных предпочтений в общественные идеалы.

Современные исследования подтверждают типические характери­ стики российской социальной идентичности. Дело в том, что и сегодня для наших сограждан «образ России представлен в основном через личность, т.е. происходит интроецирование (перевод на уровень личности) ценно­ стей, преобладающих в обществе».

В параграфе 2.2 «Ценностные ориентации и их связь с изменени­ ем структуры российского общества» показано, что они обусловлены степенью адаптации различных социальных групп к новым социальноэкономическим условиям. Большинство россиян в 1993-1994 гг. являлись сторонниками патерналистической модели развития, что свидетельствова­ ло о превалировании в общественном мнении экстернальной поведенче­ ской ориентации. В 1996-1997 гг. стало формироваться базовое согласие в ценностной ориентации россиян на сочетание рыночных принципов и со­ циальной поддержки различных социальных групп со стороны государст­ ва.

В целом для населения характерны два уровня социальных ожида­ ний, предопределяющих социально-экономические ориентации: убежде­ ние в создании благоприятных условий жизнедеятельности государством (экстернальная, патерналистическая ориентация населения) и убеждение в результативности собственных усилий с целью адаптации к новым усло­ виям (интернальная ориентация населения). Индикатором эффективности проводимых преобразований является включенность все большего числа социальных групп в этот процесс адаптации.

Специальный анализ показывает, что динамика структурных изме­ нений ценностных ориентиров россиян в экономической сфере жизни об­ щества обусловлена отношением разных слоев населения к происходящим социально-экономическим переменам. Наличие существенных разногла­ сий в ценностных ориентациях населения относительно характера эконо­ мических изменений свидетельствует о поляризации общества (табл. 3).

Формирование ценностной поляризации в сфере политики впервые было зафиксировано в 1989 г. при анализе результатов выборов депутатов Съезда народных депутатов СССР. Последовавшие за ним в марте 1991 г.

референдум, попытки реорганизации политической власти и принятие новой Конституции в 1993 г. еще четче обозначили статусную и классо­ вую ценностные ориентации российского населения.

Таблица 3 Оценка будущего положения в обществе групп с разным уровнем благосостояния (1995 г.), %* В момент опроса Через пять лет (вы­ Разница Градации мате­ сокое, среднее, (высокого и риальной обес­ (высокое, среднее, низкое положение) низкое положение) низкого) печенности выс. сред- сред. низ. выс. низ.

Нищета Бедность Нуждаемость Отн. достаток 21 Зажиточность 12 Состоятельн. 16 * Мониторинговое исследование ВЦИОМ и Интерцентра. См.: Заславская Т.И.

Новые данные о доходах россиян // Общество и экономика. 1995. №6. С.48.

Процессы дифференциации шли полным ходом, и периодически ка­ залось, что ценностный политический раскол общества приведет не про­ сто к противостояниям и конфликтам, а и к возможной социальной рево­ люции и гражданской войне. Только более детальное исследование позво­ лило выявить многочисленные нюансы в распределении ценностных по­ зиций населения, которые показали, что конкуренции идей в российском обществе, строго говоря, нет, В течение первой половины 1990-х годов ценностные выборы насе­ ления существенно изменились, нормативные установки: «мир», «закон­ ность» и «безопасность» - вышли на первый план ценностного сознания, и вскоре сменились более эгоистическими и прагматичными приоритета­ ми «семьи», «достатка» и «стабильности». 1 Казалось бы, такая переориентация «во внутренний социальный круг» непосредственных контактов людей должна была сделать их аполи­ тичными и снизить уровень социальной озабоченности и идеологического влияния. Но этого не произошло. Проведенный в 1997 году опрос Москов­ ского института социологического анализа показал, что политические ценности по-прежнему играют серьезную роль в ориентациях и поведении личности, однако возросла дифференциация политической симпатии и поддержки, которая не позволяет крупным социальным силам найти об­ щую ценностную платформу и консолидироваться.

Другой исследователь, уже не эмпирик, а методолог Г.П.Выжлецов делает несколько иной вывод. Он отмечает, что кризис общества наиболее остро проявляется в «расстыковке» действий власти и жизни народа. Од­ нако, главная опасность видится не в бессилии власти, что естественно в такой ситуации, а в согршпьной непроявленности., в том числе и на уровне власти, внутренних, духовно-ценностных связей и процессов.' Оказалось, что, несмотря на переживаемые материальные трудности, более двух третей россиян выбирают свободу как наиболее значимую для себя ценность, приоритетную по отношению к материальному благополу­ чию (55,7% в 1993 году и 70,6% - в 1995 году). Однако нельзя не отметить, что россияне выбирают свободу по-российски, то есть содержательно оп­ ределяя ее не как выбор одного из возможных «нормативных» вариантов, а как свободу «самостийную», возможность «быть себе хозяином».

Столь же своеобразно и отношение населения, зараженного правоМентальноеть россиян (Специфика сознания больших групп населения Рос­ сии). М.. 1997. Приложение 2.

-' См.: Выжлецов Г.П. Духовные ценности и судьба России // Социальнополитический журнал. 1994. №3-6. С.21.

' См.: Лубекий А.В. Русский культурный архетип // Культурология. Ростов-наДону, 1998. С. 385-406.

вым нигилизмом, к законам и формальному праву. Недоверие и отчужде­ ние от власти, нарушающей элементарные обязательства по отношению к народу, привело к тому, что 72% опрошенных россиян выразили готов­ ность соблюдать законы, даже устаревшие, только при условии, что это же будут делать и представители власти.

В параграфе 2.3 «Ментальность россиян: характер терминаль­ ных и инструментальных ценностей» рассмотрены контекст формиро­ вания, содержание и структура социальных ценностей в современном рос­ сийском обществе.

Сформировавшаяся и видоизменяющаяся система социальных цен­ ностей, базируется не только на осознанных, рациональных, полученных в текущий исторический период основаниях общественно значимого опыта людей, но и на фундаменте доминирующих потребностей, архетипов кол­ лективного бессознательного, системе верований. Все эти элементы, так же, как и знания, входят в содержательную структуру менталитета.

Глубинные, архетипические корни российских социальных ценно­ стей заложены в самых глубоких напластованиях вербальной культуры, поскольку именно в языке консервируются отраженные сознанием взаи­ моотношения между реальными явлениями и их оценками. В языке отра­ жаются различия в приписываемых понятиям значениях, по которым, соб­ ственно, и различаются разные культуры. Так, социальный смысл понятий «свобода», «демократия» и «право» с точки зрения российского смыслообразования будут, скорее всего, читаться: вольность, народовластие, справедливость.

Подобные различия в когнитивной сфере не могут не отражаться на сфере мотивационной, задающей жизненные цели и значимые ценности отдельных людей и больших социальных групп, объединенных общими убеждениями, склонностями, интересами или идеалами.

Российская национальная культура отмечена рядом особенностей, которые на протяжении веков стали «визитной карточкой» русского на­ ционального характера. Вспоминается отмеченная еще В.О.Ключевским выработанная веками способность россиян к чрезмерному кратковремен­ ному напряжению всех сил: "Ни один народ в Европе не способен к тако­ му напряжению труда в короткое время, какое может развить великоросс, но и нигде в Европе, кажется, не найдем такой непривычки к ровному, умеренному и размеренному постоянному труду, как в той же Великой России". При этом русского человека особенно вдохновляли цели не ин­ дивидуальные, а общие, общественные. "Такие уж мы русские - нас не воМентальность россиян (Специфика сознания больших групп населения Рос­ сии). М., 1997. С. 158.

одушевит американская идея "дома с газончиком". Нам подавай идею" (Н.Н.Моисеев).

Однако именно сейчас наше общество переживает период кризиса идентичности и плюрализации духовных, в том числе национальных, цен­ ностей. Поэтому потребность в интегральных, объединяющих идеях, ко­ торые могли бы предложить россиянам авторитетные политические силы, весьма велика и высокозначима. Действительно, если проанализировать результаты репрезентативных социологических исследований, проводив­ шихся по методикам ВЦИОМ в 1993 и в 1995 годах, то можно сделать вы­ вод, что в России забота о личном духовном и материальном благополу­ чии в последние годы значит для людей больше, чем ценности модерниза­ ции экономики и общества.

Наиболее интересна рейтинговая динамика таких ценностей, как «порядочность» и «труд». Они претерпели в общественном мнении проти­ воположные изменения, но объяснение этих тенденций, как ни странно, лежит в одних и тех же социальных процессах, связанных со снижением качества социальной защиты и государственной регламентации.

–  –  –

Люди хотят установления законности (которая легально и формаль­ но защищала бы их права от различных посягательств), и в нестабильный период общественного развития начинают более высоко оценивать ста­ бильность, безопасность и порядок, которые реально могут быть обеспе­ чены теперь только моральными нормами.

Труд снижал свой ценностный рейтинг, как нам представляется, по сходным, причинам: в начале 1990-х годов в России была отринута комму­ нистическая, трудоцентристская идеология, а новые, обеспеченные госу­ дарственной политикой, стимулы не только не были созданы, но и разру­ шилась вся система трудовых отношений, социальных гарантий, защиты труда, обеспечения его своевременной и справедливой оплаты.

Нам представляется, что оценки некоторых исследователей, счи­ тающих лень и неумелость архетипической характеристикой русского на­ рода, абсолютно неверны. Даже не обращаясь к примерам фольклорной и художественной литературы, не приводя статистики научных открытий и индустриальных достижений мирового значения, мы опираемся на данные первого советского социологического исследования труда, осуществлен­ ного в 1960-х годах под руководством В.А.Ядова. Его результаты доказы­ вают, что даже в обществе, где признание социальной значимости труда было скорее номинальным, чем стимулирующим, уже в силу своего мо­ рального значения он порождал выдающиеся взлеты и массовый героизм (стахановское движение и множество иных трудовых подвигов и почи­ нов).

Наиболее распространенными среди россиян в первой половине 90-х % годов были и остаются три ценности: законность, общение, семья. В 1990г. их одобряли 61-65% населения (в горячих точках - 65-80%), к 1994 г. их рейтинг повысился еще на 8-9%, отдалившись от ближайшей группы более чем на 13%. Следовательно, это ценности, доминирующие в ценно­ стном сознании граждан. Триаду этих ценностей исследователи рассмат­ ривают как универсальное терминально-интегрирующее ядро базовых ценностей всех россиян, и дополняют их так называемым «интегрирую­ щим резервом» модернизированных ценностей, разделяемых 45-56% граждан (свобода, независимость, жизнь человека)'.

В структуре оппозиционных ценностей, исключительно инструмен­ тальных, которая делилась на две части, «растаскивающие» общественные оппозиции по разным лагерям (34-44%), выделяется группа модернист­ ских ценностей, например, инициативы, и традиционалистских ценностей, например, самопожертвования.

Ценности меньшинства (18-25%), как ни странно для динамично «капитализирующегося» общества, включают и ценность благополучия, которая при повторном опросе лишь несколько повысила свой рейтинг, но не вышла за пределы «хвоста».

В главе 3 «Ценностные установки и проблема выбора пути обще­ ственного развития» рассматриваются цивилизационные ориентиры, со­ циальные альтернативы и информационно конструируемые ценностные установки различных групп россиян относительно траектории современ­ ного российского развития.

В параграфе 1.3 «Цивилизационные ориентиры российской модер­ низации» рассматриваются возможности и недостатки заимствования ценностей западной цивилизации для решения проблем национального возрождения и модернизации общества.

Анализ идеологических дискуссий, ведущийся в научной печати и в средствах массовой информации по вопросу отношений России с Западом, позволяет выявить три модели их взаимодействия в условиях наличия до­ минирующей сверхдержавы (США). Как мы полагаем, эти модели выте­ кают из разного понимания субъектов отношений. По нашему мнению, все они имеют примерно равную силу воздействия на общественное сознание.

Первая модель подразумевает неуклонное движение России в сторо­ ну Запада путем замены национальных базовых ценностей на «универ­ сальные» западные.

Вторая модель является более сложной. По ней, отношения России и Запада в кризисе современной истории напоминают систему сообщаю­ щихся сосудов.

Третья модель отражает продолжение тысячелетнего противостоя­ ния России и Запада (пик которого пришелся на 1917-1991 годы) в ны­ нешних, крайне непростых для России условиях.

Попытка анализа перспектив взаимодействия России и Запада в со­ ответствии с каждой из этих моделей, одинаково неприемлемых с точки зрения концепции саморазвития, не можем не отметить глубочайший рас­ кол общественного сознания по такой жизненно важной проблеме. ПоэтоСм.: Лапин Н.И. Модернизация базовых ценностей россиян // Социологиче­ ские исследования. 1996, Ш. С. 16.

му коснемся нескольких наиболее настораживающих вещей.

Во-первых, осуществляются эффективные попытки не только ценно­ стного влияния, но и установления цивилизационного контроля Запада над Россией. Эти оценки и опасения, на наш взгляд, зафиксировал недавний опрос Института социологии парламентаризма. 34% опрошенных россиян считают, что мнение влиятельных кругов Запада в наибольшей мере влия­ ет на президента Ельцина, когда он принимает те или иные важные госу­ дарственные решения. И только 10% полагает, что наибольшее влияние оказывают государственные интересы самой России. Широко распростра­ нены мнения, что идеология и методология экономических реформ разра­ батывалась на Западе и т.д.

Во-вторых, осуществляется борьба против Русской Православной Церкви и армии, имеющих самый высокий рейтинг доверия в обществе. Втретьих, развернута беспрецедентная духовная агрессия.

О ее целях откро­ венно писал 25 мая 1992 года в "Фигаро Литтерэр" К.Жанну:

"...мессианизм и неспособность демократически проводить реформы - вот те два качества, которые должны любой ценой быть устранены из русско­ го народа. Надо сделать из русского прошлого 1аЬи1а газа. Так было в 1917, так же дело обстоит и сегодня. Надеемся, что сегодня это действительно осуществится, и русский народ порвет, наконец, со своей культурной тра­ дицией, которая лежит в основе его нищеты".

В то же время кризис современного западного общества очевиден и для его апологетов. Люди там все больше полагаются на деньги как крите­ рий ценности. Культ успеха вытеснил веру в принципы. Общество потеря­ ло свои ориентиры. Сможет ли Запад действительно несколько переориен­ тировать свои базовые ценности, как на это рассчитывают сторонники диалога цивилизаций? Сможет ли Россия, двинувшись по западным рель­ сам, не развалиться во всех смыслах на каком-нибудь историческом пово­ роте? Углубление раскола общества, отсутствие общего идеала может привести к полной ненужности подобных вопрошаний.

В параграфе 3.2 «Трансформация общественной системы и цен­ ностные установки россиян» рассмотрена связь между изменением об­ щественных условий в результате проведения социально-экономических реформ, государственно-политической трансформацией - и формировани­ ем новых ценностных ориентиров и позиций людей.

Российские представители демократов-западников очень критиче­ ски относится к советскому периоду отечественной истории, коллективи­ стский принцип которой был выгоден государству и носил принудитель­ ный характер. Возможности самореализации представители данной груп­ пы связывают с современными условиями. Альтернативу советскому про­ шлому они видят в ориентации на западный путь развития, отрицая какуюлибо угрозу извне. Расхождение в этой группе присутствует в оценке степени политических и социальных прав.

Преодоление кризиса, по мнению демократов, возможно посредст­ вом реформаторства: развития частной собственности и рыночной эконо­ мики; формирования государства, поощряющего предпринимательство и гарантирующего социальную защиту граждан; обретения страной откры­ тости, тесного хозяйственного сотрудничества с другими национальными экономиками. Абсолютное большинство россиян в 1997 г. сходится во мнении, что порядок в стране не обеспечен, и относятся к этому крайне негативно. Категорическое неприятие беспорядка объединяет людей неза­ висимо от их возраста, образования, места жительства, рода занятий, по­ лучаемых доходов.

Ориентация общественного мнения на особый "русский порядок", опровергается описанием ожиданий россиян от будущей формы полити­ ческой власти, которая не отличается от принципов западной ментальности, где во главу угла ставится принцип индивидуальной свободы. Реаль­ ная проблема заключается в приспособлении к новым правилам жизни.

Проведенный анализ свидетельствует о формировании новой уста­ новки в общественном мнении россиян в сторону доверия сильной, энер­ гичной, авторитарной власти специалистов и хозяйственников. Прогноз данной тенденции общественного мнения показывает, что в последующие два года на доверие населения России могут рассчитывать прежде всего авторитарно-хозяйственно-демократические или властно-прагматикодемократические силы. К либерально-демократическим (правым), как и к коммунистическим (левым) лидерам в будущем доверие будет снижаться.

–  –  –

Установка общественного мнения о необходимости наведения по­ рядка пока не имеет четко выраженной идеологической и политической окраски. Однако политическая нейтральность отношения к данной уста­ новке исчезает, когда речь заходит о реальных контурах желаемого поряд­ ка и о конкретных действиях, которые потребуют его утверждение. Об­ щественные представления об экономических основах такого порядка фрагментарны, противоречивы, недостаточно конкретны.

Таким образом, можно констатировать наличие в общественном мнении разочарования как действиями современной партии власти, не су­ мевшей навести порядок, так и коммунистической оппозиции, что создает новую политическую ситуацию. Выраженная в нем потребность в порядке сопряжена с потребностью в интегрирующей общенациональной идее, что могло бы стать реальной основой широкого общественного согласия. По мнению отечественных политологов, это связано с кризисом трудовой мотивации, то есть с утратой устойчивых представлений о значимости со­ циальной миссии работающих людей.

В параграфе 3.3 «Информационное воздействие на ценностный мир личности» рассматриваются процессы направленного конструирова­ ния ценностных установок и убеждений личности под воздействием средств массовой информации.

По замечанию академика Д.Лихачева, "ни одна страна в мире не ок­ ружена такими противоречивыми мифами о ее истории, как Россия, и ни один народ в мире так по-разному не оценивается, как русский". Более то­ го, по его мнению, "в русской истории играли огромную роль различные "теории", идеология, тенденциозное освещение настоящего и прошлого"'.

В годы перестройки (1985-1991) и после августовской (1991) рево­ люции был поставлен под вопрос предшествующий 70-летний период, ба­ зовые ценности советского общества. В результате деятельности демокра­ тических средств массовой информации была проведена успешная попыт­ ка вывести из моды прежние ценности. Что касается попытки предложить реформируемому обществу западные либеральные ценности, то проведен­ ные летом 1996 года Московским институтом социологического анализа

Лихачев Д. Русская культура в современном мире // Новый мир. 1991. №1. С.З.

исследования показали, что "в российском обществе впервые за всю его историю образовался весьма представительный западнический сегмент, и люди, входящие в него, могут быть консолидированы только на идее за­ падничества"'.

Самое мощное воздействие на население России оказывает телеви­ дение, поскольку оно обладает возможностью в разных формах избира­ тельно пропагандировать ценности настоящего и будущего. 57% россиян утверждают, что "смотреть телевизор" среди обыденных занятий им дос­ тавляет особое удовольствие. Исследования телевизионной коммуникации показали, что лица, проводящие много времени у телевизора, обнаружи­ вают большую веру в социальные и культурные стереотипы, пропаганди­ руемые по ТВ. 2 Средства массовой информации влияют как на поведение, так и на самосознание человека. Они снабжают его новой шкалой самооценок, на­ вязывают образцы поведения, которым он стремиться соответствовать, формируют стремления, внушают пути удовлетворения желаний, другими словами, "подсказывают ему, как он может чувствовать себя таким, каким хотел бы быть, даже не будучи им.

Независимые телерадиоканалы и периодические издания в России дело весьма новое, поэтому их влияние на формирование ценностного по­ ля, отражаемого общественным мнением, а также самими распространите­ лями информации, представляющими определенные кратические интере­ сы, часто бывает неадекватной. Государственные чиновники полагают, что с телевидением в России сложилась неприглядная ситуация, обусловлен­ ная покупкой телекомпаний конкретными социальными силами, распола­ гающими финансовыми ресурсами. В качестве примера приводится канал НТВ - телекомпания, которая на 35% акционирована "Мосбанком", на 29% - банком "Столичный" и самими журналистами телеканала. В на­ стоящее время из 7 наиболее популярных телеканалов только один являет­ ся собственно государственным и занимает отнюдь не лидирующую пози­ цию.

Вертикальное влияние предполагает получение населением качест­ венной информации, на основе которой формируется аргументированное мнение относительно происходящих в обществе процессов. Это возможно посредством создания программ, имеющих адресную аудиторию, и фор­ мирующих общественное мнение, повышающих культуру общества в це­ лом.

В главе 4 «Политические ценности россиян и их идеологическое ' Русские идеи: базовые ценности // Эксперт. 1997. № 18. С.54.

См.: Смирнова М.Г. Социологические исследования печати, радио и телевиде­ ния в развитых капиталистических странах. М., 1984. С.186.

оформление» рассматривается, как раскалывается общество на группы, в основном по двум вопросам: о свободе предпринимательства и в отноше­ нии заимствований западной модели развития.

Известный российский политолог А.Панарин считает, что тема "предпринимательство и народ" - главная тема российской истории; от того, как она будет раскрыта и решена, зависит будущее. Вследствие этого встает вопрос о взаимоотношениях предпринимателей и элиты. Совер­ шенно недвусмысленно он был поставлен в 1996 году накануне прези­ дентских выборов: какие бы причины ни побудили элиту допустить мо­ дернизацию, для завершения социальных преобразований ее должны по­ полнить носители новой идеологии, которая может быть предложена об­ ществу как стратегическая основа реформ, а носителями этой идеологии станут предприниматели, поскольку основное звено модернизации лежит в области экономики.

Поле согласия на первой ступени формирования интегральных цен­ ностных приоритетов российского общества крайне узко, но все-таки просматривается. Его поляризация свидетельствует о начавшемся процес­ се формирования установок относительно базовых принципов политиче­ ского устройства и различной "политической идентификации". Наиболее значимая проблема для этой ступени общественной трансформации - со­ вмещение экономической и политической ориентации социального разви­ тия, решение которой население связывает с политикой правящей элиты, поскольку преобразование крупных внерыночных структур без сильных социальных и политических потрясений оказалось трудноразрешимой за­ дачей для левого "центра".

В параграфе 4.1 «"Прививка" ценностей либерализма в России»

рассматриваются предыстория и механизмы внедрения либеральных цен­ ностей в российском обществе.

Само понятие "либерализма" является сугубо современным. Оно возникло на ранних стадиях развития капитализма как особая идеология, в которой воплотились философские, политические, социальные и экономи­ ческие принципы модернизма. Термин "либерализм" практически никогда в истории либеральной мысли не прилагался к какому бы то ни было кол­ лективному субъекту - будь то "общество", "класс" и т.д. "Народ" здесь также выглядит как абстракция; чем совершеннее процедуры демократи­ ческого представительства, тем чаще люди идентифицируют себя не с на­ родом вообще, а с группами более мобильными и изменчивыми. Либера­ лизм - это идеология целиком и полностью центрированная на человече­ ском индивидууме, на его благосостоянии, и требующая для этого инди­ видуума самого высокого дара - "свободы".

Итак, либерализм исторически, концептуально, политически, фило­ софски и экономически представляет собой нечто совершенно отличное от демократии. Если в центре демократического мировоззрения стоит "демос", то в центре либерального - "индивидуум"; если демократия осно­ вана на верховенстве коллективного интереса над частными, то либера­ лизм - на верховенстве частного над коллективным; если демократия оза­ бочена в первую очередь политической сферой, "властью", прямым уча­ стием в управлении общиной, то либерализм - сферой экономики, обеспе­ чением экономических и торговых свобод отдельной личности. Некрити­ ческое рассмотрение западной либеральной "демократии" приводит к весьма неординарным откликам: "Той демократии, которую воображают в России, в природе не существовало никогда... Западная демократия, то, что на поверхности, возможна только при том условии, что в глубинах общества существует механизм власти и управления, совершенно не зави­ сящий от этой демократии"'.

Большинство современных догм о "равенстве", "прогрессе", "демократии" и т.п. окончательно оформились в XVIII веке, причем поя­ вились они, вопреки мнению Ф.Хайека, не спонтанно и самопроизвольно.

Их появление - это результат "гипнотического внушения" в самом прямом смысле этого слова, хотя. В то же время эти идеи никогда не смогли бы серьезно повлиять на общество, если бы оно само общество не было гото­ во к их восприятию. Причем подобное "внушение" бдительно поддержи­ вается теми, кто прекрасно отдает себе отчет в прагматических целях по­ добных "гипнотических сеансов", а также отлично знает истинную цену этим идеям.

В параграфе 4.2 «Утверждение ценностей демократии в россий­ ском обществе» показано, что идущие в стране социально-экономические реформы высветили среди прочих проблему воспитания у россиян уваже­ ния к демократическим ценностям. В идеале это видится в выработке при­ вычки к демократии на уровне обыденного сознания. Пример для подра­ жания - прежде всего американцы, которые предпочитают не спорить до "хрипоты", а находить решение через голосование, а в соответствующих случаях - апеллируют к авторитету судебных инстанций.

Однако само понятие "демократия" в своем историческом развитии прошло такой путь эволюции, что на сегодня по сути не имеет ничего об­ щего с исходным. Не плебисцит, не тайное голосование определяли изна­ чально базовые принципы демократии. Ими являлись: "изономия" (равен­ ство перед законом), "изогамия" (равное право исполнять в государстве любые функции для всех граждан) и "изегория" (свобода слова). Эти принципы определяют "прямую демократию, где все граждане имеют пра­ во участвовать в ассамблее, "экклезии". Очень важно, при этом, что народ

Зиновьев А. Это не есть мое желание // Книжное обозрение. 1993. № 13. С.24.

правил в полном смысле этого слова, а не просто выбирал людей, чтобы они им управляли.

Все определения демократии относились только и исключительно к органической общине, объединенной землей, историей и культурой, к об­ щине автохтонной, к общине духовной и живой, нерасчленимой на со­ ставляющие, нераздельной. Совершенно очевидно, что при таком опреде­ лении не может существовать никакой универсальной теории демократии, никаких универсальных рецептов или правовых норм, так как каждый на­ род как особое органическое единство с необходимостью имеет свои не­ повторимые исторические, национальные, религиозные и этические чер­ ты, которые при демократическом строе ложатся в основание юридиче­ ских, правовых, политических и экономических нормативов. Русский фи­ лософ И.А.Ильин разделял такой подход, утверждая, что "у всякого народа своя особая "душа", и помимо нее его государственная форма непостижи­ ма. Потому так нелепо навязывать всем народам одну и ту же штампован­ ную государственную форму"'.

Современное понимание характеризуют три основных подхода к де­ мократии.

1. Демократия как некий результат волеизъявления народа (власть народа).

2. Демократия как власть для народа.

3. Демократия как процедура формирования правительства, т.е. не­ кое институциональное устройство принятия политических решений.

И крайне показательно то обстоятельство, что именно третий подход

- подход, явно не согласующийся с первым и вторым, - является господ­ ствующим с 70-х годов на Западе и, судя по всему, в посткоммунистиче­ ской России. Это объясняется желанием не разводить людей по разные стороны баррикад, а если общество стремится к устойчивому и стабиль­ ному состоянию, то оно должно поддержать процедуру демократических выборов и определенный порядок принятия решений.

Известно, что полная функция управления обществом распадается на пять взаимовложенных видов власти: концептуальная, идеологическая, законодательная, исполнительная, судебная. При этом идеологическая и законодательные власти не имеют самостоятельного смысла, их задача облечь концепцию, принятую обществом (либо навязанную ему) по нрав­ ственному (либо безнравственному) произволу, в притягательные формы, обеспечить ее реализацию. В свою очередь, исполнительная и судебные власти работают на предыдущие уровни.

Ильин И.А. О монархии и республике// Вопросы философии. 1991. № 4. С.127Концептуальная власть не входит в сам управляющий центр, но за­ нимает первую ступеньку в иерархии властей. Представители этих властей и составляют по существу управляющую элиту, которая одна - и прежде всего это касается концептуальной власти - понимает правящую идеоло­ гию и владеет ее рациональными ключами. Таким образом, в обществе есть две четко отделенные друг от друга части - элита и массы.

Элита передает массам определенные готовые нормативы, выведен­ ные из "правящей идеологии". Эти нормативы масса рассматривает как нечто самоценное, неприкосновенное, самодостаточное, и постепенно на­ род настолько сживается с ними, что они становятся для него чем-то само собой разумеющимися - тем, что Юнг определил как "коллективное бес­ сознательное".

Российские политологи в последнее время стали писать о смене па­ радигм общественного сознания и, соответственно, смене парадигм поли­ тологии с эгалитарной на элитистскую. В то же время исследования ряда отечественных ученых выявили ту огромную роль, которую играли об­ щинные традиции и общинная структура власти и в трудовом процессе и в функционировании местного самоуправления, причем отнюдь не в одних лишь узких границах собственной деревенской околицы. По утверждению Н.Покровского, "мир прошлых веков (и особенно допетровского времени)

- весьма демократичная и вместе с тем достаточно жесткая организация'".

Мирская организация служивых России (в первую очередь казаков) счита­ ла себя непременным участником решения всех военных вопросов, актив­ но отстаивая подобные традиции. Однако, как правило, в общинных тра­ дициях (традиции народного вече и т.п.) демократию если и замечают, то отдельные ее элементы. Связано это с представлениями о полноценности исключительно правовой формы демократии. Впрочем, это входит в оте­ чественную традицию мерить свое чужим аршином.

Тем не менее, будущее России в огромной степени зависит от того, на какой основе будет развиваться ее социально-политический механизм на органической или путем безумного заимствования "передовых" форм.

В параграфе 4.3 «Патернализм в политической культуре россиян:

ценностные установки и выборы» рассматривается проявление архетипических черт личности на формирование политических ценностей.

Анализ данных о динамике установок различных социальных групп должен осуществляться с учетом условий их формирования.' В 1993 г.

' Понеделков А.В. Элита. Ростов-на-Дону: Северо-Кавказский научный центр.

1995. С.5.6.

Покровский Н. Мирская и монархическая традиции в истории российского кре­ !

стьянства // Новый мир. 1989. № 9. С.226.

* Для решения данной задачи мы воспользовались материалами опросов, произполитическое поведение населения слабо коррелировалось с его социаль­ но-экономическими интересами, тогда как с 1994 г. наблюдается жесткая зависимость политических от социально-экономических ориентации гра­ ждан. Это связано с завершением летом 1994 г. очередного этапа эконо­ мических реформ, целью которого была либерализация экономики и уход государства из сферы непосредственного управления ею, что обусловило поиск новой интегрирующей силы и новых принципов хозяйственнополитической коалиции социальных групп. В этот период корпоративные интересы различных социальных групп приобрели конфликтный характер, что связано с реальным участием социальных групп в перераспределении собственности.

Основная тенденция, ставшая очевидной в 1994 г., - это усиление традиционной ориентации (укрепление позиций "левого центра"), с кото­ рой общественное мнение связывало смягчение и сглаживание конфлик­ тов во всех сферах жизни общества. Сторонниками данной ориентации были массовые слои населения (прежде всего пенсионеры, колхозники и рабочие, офицеры, бюджетники). Сторонники традиционной ориентации в общественном мнении стремились к сохранению преемственности с исто­ рически сложившимся способом социального существования, осознавая глубину сложности решения проблем, связанных с преобразованием оте­ чественной индустрии.

Позиция социальных групп, следующих достигательной ориентации общественного мнения, по сравнению с 1993 годом, к середине 1990-х ук­ репилась. Самой привилегированной группой в период 1993-1994 г. были директора государственных предприятий, что объясняется переходом к ним части государственной собственности. К их стремлению обеспечить правовые гарантии частной собственности присоединяются с этого мо­ мента предприниматели, фермеры, а также работники аппарата управле­ ния, чьи интересы к сфере бизнеса постоянно возрастают.

В 1993-1994 гг. общественное мнение электората раскололось, что привело к интересным структурным последствиям: с одной стороны, от­ сутствует электорат "центра", а с другой - нет ярко выраженного большин­ ства. Основные линии ценностного и оценочного раскола проходят между элитными группами и массовыми.

водимых фондом "Общественное мнение" с 1991 по 1996 гг., и Институтом социологи­ ческого анализа (данные за 1997 г.), имеющих статус независимых исследовательских общественных организаций. Обращение к данным материалам обусловлено уверенно­ стью в компетентности данных организаций, многоаспектным анализом общественного мнения по различным проблемам, их доступностью (они публиковались в журнате "Политические исследования" с 1993 г. по 1997 г.).

Тем не менее, намечается консолидация элит, перегруппировка внутри них, осознание корпоративного интереса более важным, чем инте­ ресы отдельных групп. Данную тенденцию общественного мнения элек­ тората подтверждают рейтинги доверия политическим лидерам в 1995 г. 1 Центрами политического притяжения становятся организации и лидеры национального и традиционного блока. Согласие среди демократов выра­ жено слабее. Но на этом временном отрезке начинает формироваться большинство, усматривающее цель режима в поддержке частного и госу­ дарственного секторов экономики.

В переходный период проявилась характерная тяга к социальному порядку и стабильности развития, что отражается в ценностной метафоре "сильной руки": амбивалентные ориентации в отношении стратегических ориентиров экономической политики реформирования сочетались с под­ держкой сильных и агрессивных фигур политических лидеров - сторонни­ ков решительных и радикальных действий. Это само по себе могло бы свидетельствовать о силе архетипических ценностных установок патерна­ лизма.

В главе 5 «Ценностные приоритеты основных групп российского общества» обосновывается, что в основном ценностная дифференциация затрагивает российское общество на периферии базовых ценностей, там, где противостоят в основном политические ценностные установки и об­ щественные ориентации официальных властей и оппозиций. В этой облас­ ти зреют социальные конфликты между крупными группами социально активных россиян (которые идеологически поддерживают от 1/4 до 1/5 общества). Однако общая идеологическая и организационная недооформленность подобного противостояния приводит к тому, что сегодня не по­ литические, а статусно-экономические оппозиции определяют линии со­ циального напряжения в российском обществе.

Социальное противостояние развивается в относительно узком об­ щественном «треугольнике»: правящие политические субъекты - соци­ ально активные субъекты-собственники - наемные работники и социально зависимые группы. Каждая подсистема общественных субъектов испыты­ вает напряжения со стороны двух других. Каждая группа субъектов может солидаризироваться с другими в том, что все они (большей частью) заин­ тересованы в экономической и политической стабильности, но при этом способы, которыми они устанавливают «свой» социальный порядок, не просто альтернативны, но конфронтационны - выигрыш одной группы достигается за счет других ( и массовые слои проигрывают).

Клямкин И.М., Лапкин В.В., Пантин В.И. Между авторитаризмом и демократи­ ей // Политические исследования. 1995. Я° 2. С.57-88.

–  –  –

Большинство россиян в 1993-1994 гг. являлись сторонниками патерналистической модели развития, что свидетельствовало о превалировании в общественном мнении экстернальной ориентации, то есть люди в своих оценках ориентировались не на реальную оценку результатов экономиче­ ской политики, а на оценку собственного экономического положения и возможности его улучшения путем конверсии индивидуальных ресурсов в новых экономических условиях. В 1996-1997 гг. стала усиливаться промеМониторинговое исследование ВЦИОМ и Интерцентра.

–  –  –

Ориентации общественного мнения обусловлены степенью адапта­ ции различных социальных групп к новым социально-экономическим ус­ ловиям. Социальные группы, хорошо адаптировавшиеся к новым эконо­ мическим условиям, оценивают происходящие перемены позитивно, тогда как состояния фрустрации и депривации - необходимый атрибут плохо адаптированных групп. Тенденции адаптации населения выражены в оценке общественным мнением социально-экономической ситуации.

Большинство населения оценивают существующую ситуацию (1996-1997 гг.) как критическую, а число сторонников, указывающих на позитивные перемены в России, постоянно уменьшается.

* Исследования проведены ИСЭПН РАН. См.: Дискин И.Е. Социальная состав­ ляющая развития переходной экономики // Общество и экономика. 1997. №1-2. С.160.

–  –  –

Высокий уровень согласия присутствует при оценке людьми причин создавшейся в России ситуации. В качестве основных факторов деструк­ ции большинство респондентов единодушно выделяют несогласованность экономического курса и политики "верхов".

В параграфе 5.2 «Различия в ценностях политической элиты и экономически активных групп россиян» исследуются ценностные ориен­ тации ведущих субъектов современного общества.

Отправной точкой для анализа современного российского предпри­ нимательства стали для нас результаты исследования, проведенного Ин­ ститутом социально-экономических проблем народонаселения под руко­ водством д.э.н., профессора Н.М.Римашевской.

Нравственные качества богатых эксперты оценили весьма низко.

Вместе с тем они должны быть инициативными, способными брать на се­ бя ответственность за принимаемые решения. Им предназначена роль но­ ваторов, ломающих традиции, ценностные основания взаимодействия лю­ дей. Однако отношения богатых с окружающими строятся на личной вы­ годе, далеко отстоящей от норм взаимопомощи. Богатое сословие россиян составляют граждане, для которых доминирующими являются либераль­ ные ценности индивидуализма и эгоизма. Они считают, что людей объе­ диняет польза, которую они могут получить друг от друга, и полагают, что успех в жизни зависит только от самого человека. Напротив, интегрирую­ щие ценности у "новых русских" ослаблены. Они не следуют традициям, принятым большинством, не дорожат мнением окружающих, не религиоз­ ны. Порядочность и добродетельность, деловая ответственность - это ка­ чества, которые для них находятся в конце ряда предпочитаемых ценно­ стей.

В сложившейся ситуации, обусловленной поверхностным усвоением * Исследования проведены ИСЭПН РАН. См.: там же. С.163.

западных ценностей как предпринимателями, так и обществом в целом предлагается два выхода. Первый, по существу, ориентирован на насильное внедрение либеральных ценностей, «во имя всеобщего блага и про­ цветания». Второй выход видится в том, что «новые поколения предпри­ нимателей» стремятся использовать в своей деятельности чисто россий­ ские факторы, именно те, что признаны во всем мире.

Думается, сильной стороной нашего предпринимателя может стать склонность россиян к устойчивым, глубоким связям с людьми, стремящи­ мися отстаивать свои интересы даже в почти безнадежных условиях. Не стоит сбрасывать со счетов и склонность к коллективному предпринима­ тельству (русские артели, "шабашники", "рабочие отряды", стройотряды).

Кроме того, возрождающиеся монастыри могут стать хорошим убежищем для людей, которые индивидуальное предпринимательство не приемлют.

Успешное развитие российского предпринимательства возможно, на наш взгляд, при: 1) опоре на систему ценностей дореволюционного пред­ принимательства, включавшей в себя православные принципы хозяйст­ венной деятельности и 2) творческом заимствовании сугубо технологиче­ ских моментов ведения западного бизнеса.

Налицо парадоксальная ситуация, когда нет полноценного социаль­ ного субъекта для проведения необходимых социально-экономических преобразований в России, а те субъекты, на которые делается ставка, предлагают рецепты, которые отвергаются господствующим - патерналистско-эгалитаристским типом российской ментальности и российским со­ циально-экономическим генотипом, усиление в котором либеральных ценностей отторгается.

Отмечая неэффективность насилия в качестве инструмента "внутреннего примирения" для такой страны как Россия, характеризую­ щейся резким аксиологическим противостоянием элит и внеэлитных сло­ ев, рассматривается возможность одного из двух вариантов: "либо западые ценности войдут в "генетический код" большинства населения, либо пра­ вящая элита заменит свой иноцивилизационный комплекс. "Обрезание бо­ род" в стиле Петра Первого уже невозможно"'.

В параграфе 5.3 «Изменение трудовой этики и ценностная адап­ тация «.кассовых» слоев» рассматриваются процессы выживания и ресоциализации наименее автономных социальных групп современного рос­ сийского общества.

Исследователи трудовой этики современного российского общества с удручением замечают, что вместе с распадом советского общества и его ' Козловский В.В., Уткин А.И., Федотова В.Г. Модернизация: от равенства к свободе. СПб.. 1995. С.255.

трудоцентристской социальной идеологии ценности интересной работы, хорошего трудового коллектива товарищей, общественно-полезной трудо­ вой деятельности сменяются ценностью высокого заработка, что свиде­ тельствует о процессах социального отчуждения в очень важной для успе­ ха национального возрождения сфере труда. Но исследователям все же удалось выявить социально-профессиональную группу российского обще­ ства, которая качественно отличается по своим трудовым ценностям от всех остальных. Эту группу составляют представители «нового социаль­ ного класса» - предприниматели. Только в данной группе достигательная ценность работы - видеть конкретные, ощутимые результаты своего труда

- вошла в число трех лидирующих по важности: 80% опрошенных пред­ принимателей заявили, что это требование к работе являются для них очень важным.

Социально-экономический генотип обладает целостностью и высо­ кой степенью инерционности, его компоненты способны к изменениям в неодинаковой мере и с неодинаковыми темпами. "В России сложился своеобразный сплав "домашних" славянско-православных, мусульманских и заимствованных - византийских, азиатских и западноевропейских харак­ теристик. В каждое данное время существуют свои возможные сочетания конкретных ценностей, установок, парадигм, норм, но при этом некоторые сочетания отторгаются"'.

Формирование «достигательной» социальной ориентации наталки­ вается не только на «идеальные» барьеры патерналистской российской ментальное™, но и на весьма реальные препятствия в виде экономических кризисов, дисбалансов на рынке труда, скрытой и структурной безработи­ цы. Эти процессы напрямую затрагивают большинство дееспособных и социально активных россиян. Степень адаптации населения в целом к сложившейся социально-экономической ситуации в России очень низкая, что отражается, в том числе и в негативной ее оценке общественным мне­ нием.

Яковенко И.Г. Предпринимательские ценности в маргинальной среде // Модер­ низация в России и конфликт ценностей. М., 1994.. С.140-141.

–  –  –

Оценки собственного благосостояния россиян развиваются в на­ правлении общего снижения социальных притязаний населения, особенно групп, предполагающих потерю социального статуса и утрату надежд на восстановление прежнего уровня жизни. Одновременное сопоставитель­ ное исследование фактических доходов населения (1995 г.) показало, что разница в материальном положении отдельных групп остается весьма большой и этот разрыв со временем продолжает увеличивается.

Тем не менее, в 1996-1997 гг. сформировалось базовое согласие в ориентации общественного мнения на сочетание рыночных принципов и социальной поддержки различных социальных групп со стороны государ­ ства. Это было началом перехода от общества, где в обмен на социальную лояльность удовлетворялись регламентированные потребности, к соци­ ально-экономической системе, в которой ценятся прежде всего индивиду­ альные усилия и способности людей самостоятельно решать свои пробле­ мы.

По мнению ряда специалистов, при социализме произошло сущест­ венное обесценение этики труда, что наряду с другими моментами, побу­ дило признать "задачу философского обоснования трудовой этики, кото­ рая была бы адекватна нашей современности, очень трудной и запутанной, если не неразрешимой". Однако и при нарождающемся капитализме на­ емные работники имеют довольно негативную ценностную мотивацию труда, который для широких социальных слоев стал скорее средством со­ циального выживания, нежели творческой самореализации, и при этом средством вынужденным, поскольку для миллионов забывших свои проИсследования проведены ИСЭПН РАН. См.: там же. С.164.

' См.: Трудовая этика как проблема отечественной культуры: современные ас­ пекты (материалы «круглого стола»)// Вопросы философии. 1992. № I. С. 18.

фессии, утерявших сложные трудовые навыки людей, работающих пен­ сионеров и специалистов, оказавшихся в ситуации явной и скрытой безра­ ботицы, трудовая этика связана с системой материальных и социальных санкций отрицательного, принудительного толка.

В «Заключении» диссертации сформулированы основные результа­ ты проведенного исследования и намечены перспективы дальнейшей раз­ работки темы.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

Монографии:

1. Ценностный мир россиян: Аксиология самобытного общественно­ го развития: Монография. - Ростов-на-Дону: издательство СКНЦ ВШ, 1998. 12,5 п л.

2. Управление социальными процессами: теория и практика (в соавт.). Ростов-на-Дону, 1997. 12,0 п.л.

3. Социология и экология городов и градостроительства (в соавт.).

Ростов-на-Дону, 1997, 5,0 п.л.

Брошюры:

1. Ценности демократии в России. - Шахты, 1998. 1,4 п.л.

2. Трудовые ценности россиян. Шахты, 1998. 1,7 п.л.

3. Россия - Запад: к вопросу о взаимодействии базовых ценностей (история и современность). Шахты, 1998. 2,1 п.л.

4. Информационное воздействие на ценностные установки личности.

Шахты, 1997. 1,0 п.л.

5. Экономические ценности россиян. Шахты, 1997. 0,9 п.л.

6. Ценностный мир человека. Шахты, 1997.1,1 п л.

7. Ценности и оценки в общественном мнении россиян. Шахты, 1997. 1,4 п л.

8. Социология и политология (авторский курс, в соавт.). Ростов-наДону, 1996. 7,0 п л.

9. Введение в социологию (авторский курс, в соавт). Ростов-на-Дону, 1995. 2,0 пл.

Ю.Что и как изучает социология труда (в соавт.). Ростов-на-Дону, 1994. 1,5 п л.

11.Вопросы формирования потребностей личности в новых эконо­ мических условиях. Новочеркасск, 1990. 0,5 пл.

12.Проблемы и перспективы формирования потребности в труде у рабочих // Факторы развития советского общества в период перестройки.

Новочеркасск, 1990. 0,5 п л.

13.Противоречия в формировании потребности в труде и перспекти­ вы их разрешения. Новочеркасск, 1989. 0,5 п.л.

И.Потребность в труде как объект исследования. Шахты, 1979. 1,25 п.л.

Статьи и тезисы научных докладов:

1. Трансформация социальных ожиданий личности в рыночном об­ ществе // Сб. докл. Всерос. науч.-практ. конф. Шахты, 1996. 0,5 п.л.

2. Социальный аспект политической власти // Народы содружества независимых государств накануне третьего тысячелетия. Тез. Междунар.

конгресса. СПб., 1996. 0,2 п.л.

3. Некоторые проблемы модернизации российского социума // Мате­ риалы науч. конф., Ростов-на-Дону, 1995. 0,5 п.л.

4. Взаимовлияние формирования идеологий и социальных конфлик­ тов // Тез. Всерос. конф. Ростов-на-Дону, 1995. 0,2 п.л.

5. Социальный опыт как объект междисциплинарного знания // Со­ циологическое образование в России. Тез. Всерос. науч.-метод. конф. СПб, 1994. 0,5 п.л.

6. Методологические проблемы изучения социальных конфликтов // Соц. конфликты: прогнозирование, технологии, разрешение. М., 1993. 0,5 п.л.

7. Проблемы и перспективы развития социальной структуры регио­ нальных общностей // Возрождение культуры России : истоки и современ­ ность. Всерос. конф. СПб., 1993. 0,2 п.л.

8. Диалектика формирования отношения к труду // Кризисное созна­ ние: история и современность: Сб. С, 1991. 0,5 п.л.

9. Рабочий коллектив, его проблемы и перспективы развития // Со­ циальные и социально-психологические процессы в производственном коллективе. 10 краевой науч.-практ. семинар. Красноярск, 1991. 0,2 п л.

10. Личность и ее потребности // Личность, общество, потребности.

Тез. Всерос. науч.-практ. конф. М., 1985. 0,2 п.л.

П. Отношение к труду и развитие личности.рабочего // Тез. докл.

науч.-практ. конф. молодых ученых. Ростов-на-Дону, 1984.0,5 п.л.

12.Формирование системы разумных потребностей // Сб. статей ВКШ. М., 1983.0,7 п.л.

Подписано в печать 22.09.98 г.

Форма! 60x84/16. Объем 3,0 н. л. Бума! а офсетная.

Печать офсетная. Арт. С-783. Тираж 120 Ж1.

ЗАО "Полж-рафист", г. Шахты, пер. Красный шахтер, 68.



Похожие работы:

«УДК 556.3(569.1) Салих Касем Омар Закономерности формирования ресурсов подземных вод в сложных геологотектонических условиях на территории равнины Забадани (Сирийская Арабская Республика) Специальность 25.00.07 – гидрогеология АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Моск...»

«~ Филимонов Сергей Владимирович МИНЕРАЛЫ ГРУШIЫ БЛЁКЛЫХ РУД ИНДИКАТОРЫ РУДОГЕНЕЗА (НА ПРИМЕРЕ ГИДРОТЕРМАЛЬНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЗОЛОТА) Специальность минералогия, кристаллография 25.00.05 АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук 2009 Москва Работа выполнена н...»

«Хаёрова Юлия Геннадьевна ЖИЗНЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ КАК ФАКТОР И ФОРМА САМОСОБИРАНИЯ ЧЕЛОВЕКА Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Казань – 2008...»

«ГЛЕБОВА Анна Николаевна МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК СУБЪЕКТ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность: 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2015 Диссертация выполнена на кафедре социологии Федерального автономного об...»

«ФЕДОРОВА ЕЛЕНА АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ ОСАДКОНАКОПЛЕНИЯ В КОТЛОВИНАХ ВОДОХРАНИЛИЩ РАВНИННОГО И ПРЕДГОРНОГО ТИПА НА ПРИМЕРЕ НОВОСИБИРСКОГО И КРАСНОЯРСКОГО ВОДОХРАНИЛИЩ Специальность 25.00.25 – Геоморфология и эволюционная география Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата географических наук...»

«Литвяков Михаил Владимирович СОЦИАЛИЗАЦИЯ БЕЗНАДЗОРНЫХ ПОДРОСТКОВ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность 22.00.04 — "Социальная структура, социальные инстигуты и процессы" (социологические науки...»

«Шихмамедова Джамиля Магомедовна СОЦИАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ И ОБЩЕСТВА В РЕСПУБЛИКАХ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА: РЕГИОНАЛЬНЫЙ АСПЕКТ 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Ростов-на-Дону – 2010 Работа выполнена в государств...»

«Бидный Алексей Сергеевич Минералогия, возраст и генезис проявлений берилла Уральской изумрудоносной полосы 25.00.05 – минералогия, кристаллография Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого–минералогических наук Москва–2012 Работа выполнена на кафедре минералогии геологического факул...»

«АЛЕКСЮТИНА ДАРЬЯ МАКСИМОВНА ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗРУШЕНИЯ БЕРЕГОВ, СЛОЖЕННЫХ МЕРЗЛЫМИ ДИСПЕРСНЫМИ ПОРОДАМИ, В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ИХ СОСТАВА, СТРОЕНИЯ И СВОЙСТВ (НА ПРИМЕРЕ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ БАЙДАРАЦКОЙ ГУБЫ) Спе...»

«РОДИНА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИЗАЦИЯ НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук Москва – 2007  Работа выполнена...»

«ВОДА Кристина Рудольфовна ПОЛИТИКА ЯПОНИИ В ТИХООКЕАНСКОЙ АЗИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Специальность: 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва – 2016 Диссертация выполнена в Центре азиатс...»

«ЛОБАНОВА Елена Владимировна РАННЕЕ КАМЕРНО-ВОКАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО Н. МЯСКОВСКОГО И РУССКИЙ ПОЭТИЧЕСКИЙ СИМВОЛИЗМ 17.00.02 Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва – 2016 Работа выполнена в Р...»

«УДК 111 Карпицкий Николай Николаевич 1 Диалектика человеческого бытия ! * 09.00.01.' диалектика и теория познания Автореферат, диссертации на соискание стопами ( ••'.V','.' кандидата философских наук. Томск • 1995 •Ш омчим;:'7^ Г У : ^*^;;; ';.''Г' во и I шим Ц ^ М К * " — 1 мш^.. ; •...»

«Нехаев Андрей Викторович Мнение как познавательная форма: логико-семиотический анализ Специальность 09.00.01 – "Онтология и теория познания" Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Тюмень 2009 Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО "Тюменский Государ...»

«МИХАЛЬЧУК АННА ВЛАДИМИРОВНА СОЦИАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ В ТУРИСТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ (СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) 22.00.04 – Cоциальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации н...»

«Сколотнев Сергей Геннадьевич Регулярные и региональные вариации состава и строения океанической коры и структуры океанического дна Центральной, Экваториальной и Южной Атлантики...»

«Пахомов Николай Владимирович Политика России в обеспечении глобальной энергетической безопасности Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата полит...»

«КУХТИНОВ Павел Дмитриевич ОСОБЕННОСТИ СТРОЕНИЯ ПОДСОЛЕВЫХ НИЖНЕПЕРМСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ ПРИКАСПИЙСКОЙ ВПАДИНЫ В СВЯЗИ С ПРОБЛЕМОЙ ПОИСКА СКОПЛЕНИЙ УГЛЕВОДОРОДОВ 25.00.01 – Общая и региональная геология АВТОРЕФЕРАТ диссертации н...»

«Заботина Мария Владимировна МИНЕРАЛОГИЯ И УСЛОВИЯ ОБРАЗОВАНИЯ ГАНЕЕВСКОГО МЕСТОРОЖДЕНИЯ ЗОЛОТА (УЧАЛИНСКИЙ РУДНЫЙ РАЙОН) 25.00.05 – минералогия, кристаллография Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических наук Санкт-Петербург Работа выполнена в Федеральном г...»

«Патина Ирина Станиславовна ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ МАЙКОПСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ КАСПИЙСКОГО СЕКТОРА ВОСТОЧНОГО ПАРАТЕТИСА ПО РЕЗУЛЬТАТАМ СЕЙСМОСТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Специальность 25.00.01 – Общая и региональная геология АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогич...»

«ФЕЙГЕЛЬМАН Артем Маркович ПОНЯТИЕ СУБЪЕКТА В НЕКЛАССИЧЕСКОЙ ДИАЛЕКТИКЕ Специальность 09.00.01 – Онтология и теория познания АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Нижний Новгород Диссертационная работа выполнена...»

«МАТАСОВ МИХАИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ Взаимодействие органов власти и крупной промышленной корпорации: социолого-управленческий аспект 22.00.08 – Социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание учен...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.