WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«РОССИИ ПО ОТНОШЕНИЮ К ЯДЕРНОЙ ПРОГРАММЕ ИРАНА В XXI в.: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ...»

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

На правах рукописи

НУРИ Алиреза

ПОЛИТИКА РОССИИ ПО ОТНОШЕНИЮ К ЯДЕРНОЙ ПРОГРАММЕ

ИРАНА В XXI в.: ГЕОПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ

Специальность 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений,

глобального и регионального развития

АВТОРЕФЕРАТ

Диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук

Санкт-Петербург Диссертация выполнена на кафедре мировой политики Санкт-Петербургского государственного университета.

Научный руководитель: Ягья Ватаняр Саидович, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, кафедра мировой политики, Санкт-Петербургский государственный университет

Официальные оппоненты: Сирота Наум Михайлович, доктор политических наук, профессор кафедры истории и философии Гуманитарного факультета СанктПетербургского государственного университета аэрокосмического приборостроения (ГУАП) Истомин Игорь Александрович, кандидат политических наук, старший преподаватель кафедры прикладного анализа международных проблем (ПАМП), Московский государственный институт Международных отношений (университет) МИД РФ

Ведущая организация: Институт стран Азии и Африки ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет им.



М. В. Ломоносова»

Защита состоится «29» апреля 2016 г. в 17.30 на заседании диссертационного совета Д.212.232.65 по защите докторских и кандидатских диссертаций при СанктПетербургском государственном университете по адресу: 191060, Санкт-Петербург, ул.

Смольного, д. 1/3, 8-й подъезд, факультет международных отношений СПбГУ, ауд. 100.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке им. М. Горького СанктПетербургского государственного университета по адресу: 199034, г. Санкт-Петербург, Университетская наб., д. 7/9, на сайте СПбГУ: http//:spbu.ru

Автореферат разослан « »_______ 2016 г.

Ученый секретарь Диссертационного совета кандидат исторических наук, доцент Д. И. Портнягин

–  –  –

Актуальность темы диссертационного исследования обусловлена следующими причинами.

Во-первых, одной из главных проблем мировой политики первых двух десятилетий XXI в. стала иранская ядерная программа (ИЯП). Несмотря на заверения Тегерана о том, что она преследует исключительно мирные цели, Запад (США и их европейские союзники) и некоторые страны Большого Ближнего Востока, в частности Израиль, продолжают подозревать Иран в разработке ядерного оружия (ЯО). Из-за этого ИЯП оказалась в центре проблематики международной и региональной безопасности начала XXI в. Однако эта программа затрагивает не только область глобальной и региональной безопасности, но и другие сферы международной жизни, особенно геополитическую и геоэкономическую.

Во-вторых, многие годы Иран и "шестёрка" международных посредников (США, Россия, Великобритания, Франция, Китай и Германия) пытались преодолеть разногласия относительно ИЯП. Они имеются не только между Ираном и "шестёркой", но и внутри самой "шестёрки". 14 июля 2015 г. между ними было достигнуто всеобъемлющее соглашение, но из-за сохранившихся противоречий, недомолвок и разночтений тех или иных его статей нападки на Иран из-за ИЯП не прекратились, а в Вашингтоне даже продлили введенные ранее санкции еще на год, ограничившись лишь снятием некоторых из них. Вот почему возникла ситуация, когда события вокруг ИЯП могут развиваться по четырем возможным сценариям: 1. обладание Ираном ЯО, 2.

полная капитуляция Ирана под беспрецедентным по глубине и масштабности давлением и угрозами Запада и выведение этой страны на его орбиту, 3. военные действия против Ирана и 4. дипломатическое решение. Июльское соглашение повышало вероятность реализации четвертого сценария. Однако выполнение соглашения оказалось более трудным делом, чем достижение его самого. Его ратификация в парламентах западных участников «шестерки» столкнулась с непредвиденными сложностями, особенно в Конгрессе США. От стран-подписантов требуется немало усилий, чтобы преодолеть протестные движения среди парламентариев. В случае провала могут быть реализованы другие сценарии.

В-третьих, конфликт вокруг ИЯП в большей степени носит геополитический характер и, в действительности, является конфликтом между независимым Ираном, который не скрывает свои региональные амбиции, и геополитическими планами Запада.

Тегеран является лидером сопротивления попыткам установления гегемонии Запада в регионе. На Западе пришли к выводу, что решение проблемы независимого Ирана, препятствующего его (Запада) доминированию на Большом Ближнем Востоке, было бы возможно лишь со сменой режима в этой стране. Нет сомнений, что для достижения своих геополитических и геостратегических целей в отношении Ирана Запад использует ИЯП как рычаг давления на эту страну, точнее - только один из рычагов. Не исключено, что даже если кризис из-за ИЯП будет успешно преодолен, Запад откроет другое дело против Ирана.

В-четвертых, ИЯП нельзя рассматривать в отдельности от ключевых событий в регионе. Геополитический ландшафт Большого Ближнего Востока стремительно менялся под агрессивностью Запада, и, прежде всего, США. Американское вторжение вместе с союзниками в Ирак под вымышленным предлогом наличия ядерного оружия, ввод войск США в Афганистан, прокси-войны в Сирии и Йемене, формирование и поддержка сирийской оппозиции, изначальный патронаж Вашингтона над ИГИЛ – все это звенья одной цепи, предназначенной для укоренения доминации США в регионе.

Использование ИЯП находится в том же самом ряду. Вот почему возникало, возникает и, по-видимому, возникнет немало сложностей на пути подлинного, бесконфликтного решения актуальных вопросов вокруг ИЯП. Особое место здесь занимает выяснение геополитических аспектов развивающихся процессов вокруг ИЯП. Соответственно, в меняющейся карте региона потенциал изменения ситуации вокруг ИЯП весьма высок, и эта ситуация затрагивает интересы Москвы.

В-пятых, успех каждой из сторон (Ирана или Запада) до определенной степени определит характер дальнейших геополитических реалий в регионе. Успех Ирана будет означать, по крайней мере, сохранение геополитического статус-кво, продолжение независимого внешнеполитического курса этой страны и усиление её региональных позиций, а успех Запада приведет к росту его геополитического влияния в регионе и расширению сферы западного, прежде всего американского гегемонизма на планете.





Понятно, что провал Ирана не отвечает геополитическим интересам России, особенно, когда Запад агрессивно пытается ограничить геополитические возможности Москвы, а также ввел санкции против России.

В-шестых, ИЯП сохраняет свою динамичность, по крайней мере, в среднесрочной перспективе, невзирая на июльское (2015 г.) соглашение, хотя и благодаря ему также.

Сами договоренности, принятые Россией без оговорок, дают (и на практике предоставили) значительные возможности для России, развивая традиционные добрососедские отношения с Ираном, преуспеть в формировании нового геополитического ландшафта для упрочения собственной и региональной безопасности, в том числе СНГ, ШОС и ЕАЭС. В Тегеране и Москве уже понимают, что давление на Иран в связи с его ядерной программой и на Россию в связи с кризисами на Украине и Сирии является составной частью стратегии Запада по укреплению своей гегемонии на международной арене. Реализация этой стратегии угрожает интересам обеих стран, и именно это привело их к более тесному сотрудничеству, особенно после июльского соглашения текущего года. При благоприятном стечении обстоятельств в постдоговорные времена не исключено формирование геополитической оси «Тегеран – Москва», контуры которой видны уже сейчас.

В-седьмых, участвуя в переговорном процессе «шестерки» Россия, играя важную роль в процессе стабилизации ситуации вокруг Ирана, пыталась смягчить жесткий характер санкций, введенных Западом против этой страны (в отдельных компонентах ей удавалось это), стремилась устранить угрозу своей безопасности со стороны США в результате развертывания систем ПРО вблизи своих границ, что делалось, по многократным заявлениям Вашингтона, из-за ИЯП. Однако после подписания соглашения в июле 2015 г. по отказу Ирана от разработок и производства ядерного оружия выяснилось, что ссылка на ПРО является блефом американской политики. ПРО продолжает создаваться. Она угрожает безопасности и России, и Ирана. В результате приумножилось партнерство обоих государств по защите суверенитета и независимости, в том числе по ликвидации ИГИЛ и коллективной борьбы с терроризмом. Да и в отношении Центральной Азии Вашингтон предпринял в июле 2015 года шаги по созданию формата «5+1», т.е. пять центральноазиатских стран и США, который предназначен для ослабления позиций Китая и России в этом регионе.

Несмотря на июльское соглашение, ИЯП по-прежнему остается в центре международных отношений Тегерана с Западом, а Россия, опираясь на содержание этого документа, достигла с иранскими властями договоренности о совместном участии в политической и военной поддержке Сирии. В этой совместной акции проявился традиционный подход Москвы к Ирану как к стране-стороннице соблюдения международного права. Аналогичная позиция по отношению к России и у Ирана. Вот почему эволюция отношений России к ИЯП и Ирану в целом в первые полтора десятилетия ХХI в. представляет собой значительный научный и практический интерес.

Особое значение исследование темы настоящей диссертации приобретает в связи с тем, что оба государства – и Россия, и Иран – нашли верные направления в своем взаимодействии в условиях текущей подвижности, изменчивости, турбулентности, быстрой сменяемости главных ориентиров мировой политики, нарождающемся глобальном противостоянии, в складывающейся полицентричной системе международных отношений. Это особенно важно изучить, поскольку тенденции глобализации и регионализации в системе обеспечения национальных интересов постоянно усложняются, множатся и неизбежно интенсифицируются.

Разумеется, обе страны обладают разным внешнеполитическим потенциалом и неодинаковыми в целом национальными интересами. Но в той атмосфере межгосударственного соперничества, развивающегося в первые десятилетия XXI в., они нашли немало общих точек политического сотворчества и содействия, что позволило говорить о новом геополитическом раскладе сил, вплоть до возникновения оси «Москва

– Тегеран». И это обстоятельство придает еще большую весомость и значимость изучению темы настоящей диссертации. Все высказанные выше причины обусловили актуальность темы этой диссертации.

Степень научной разработанности темы. Несмотря на впечатляющую своим количеством библиотеку книг и статей о ИЯП, в том числе и публицистических работ, не сходивших со страниц бумажных и электронных СМИ, тема о геополитических аспектах политики России по отношению к ИЯП недостаточно изучена. Объяснить это можно, судя по всему, тем, что основное внимание в научных разработках сосредотачивалось на линии противодействия Иран-Запад, но и в них геополитика преимущественно отходила на второй, а то и на третий план. Разные научные центры и отдельные исследователи изучали, как правило, лишь отдельные аспекты обозначенной темы, нет до сих пор комплексного, системного ее исследования.

Среди иранских научных центров, занимающихся интересующей автора тематикой, следует назвать «Институт ближневосточных стратегических исследований (IMESS)», «Центр стратегических исследований», «Тегеранский институт международных исследований», «Институт стратегических исследований», «Центр международных исследований (в Тегеранском университете)» (CGIS). В России научную работу по темам ИЯП и ирано-российских отношений ведут, прежде всего, «Институт Ближнего Востока», «Институт Востоковедения РАН», «Институт мировой экономики и международных отношений РАН» (ИМЭМО), «ПИР-Центр», СПбГУ, МГУ, МГИМО (У) и «Фонд стратегической культуры». Из многочисленных западных научных центров, ведущих работу в данной области, это «Институт Брукингса», «Институт американского предпринимательства», «Атлантический совет», «Вашингтонский институт ближневосточной политики», «Корпорация РЭНД», «Центр новой американской безопасности» (CNAS) и другие.

Актуальность темы ИЯП, включая связанные с ней глобальные мирополитические процессы, обуславливает значительный интерес к ней крупных ученых, экспертов и обозревателей. Среди иранских, российских и западных авторов, занимающихся общими характеристиками ИЯП и ее техническими аспектами, следует выделить Х.

Роухани1, М.Ж. Чаманкара2, М.А. Садра3, Д. Линдсея и Р.Тайкея4, Е.В. Панина5, Э.

Крепиневича, П. Джонса6, Б. Смедтса7, Ж.E.C. Хюманса и M.С. Гратиаса8. Они

–  –  –

сосредоточились в первую очередь на технологических аспектах ИЯП, на выяснении, как и когда у Ирана появится ЯО, на политике региональных и великих держав в этих вопросах, на способах предотвращения создания Ираном ЯО и на ходе ядерных переговоров.

Региональные и международные последствия ИЯП рассматриваются в трудах Б.Б.

Чугами и М.И. Аламути9, С.А. Джафари и А. Гасеми10, А.А. Каземи и М. Гударзи11, А.А.

Вартумяна12, И.Е. Федоровой13, А.Н. Калядина14, Т.А. Шаклеиной15, Ч. Хобса и M.

Морона16, Ф. Резаи и Р.А. Кохена17, Г. Портера18 и А. Князева19. В них раскрываются события на Ближнем Востоке и стратегия Ирана по использованию мирного и немирного атома. В определенных теоретических аспектах были особенно полезны работы В.С. Ягьи20, К.К Худолея21, И.В. Зеленевой22, акад. Е.М. Примакова23, Г.И.

Мирского, акад. С.М. Рогова24, И.В. Алексеевой25, Е.И. Зеленева, В.И. Якунина26, Э.В.

Smedts B. Iran's Nuclear Programme: Civil and/or Military Goals? Defense & Security Analysis. Vol. 28. Iss. 3.

September 2012. pp. 213-225.

Hymans J. E.C. and Gratias M. S. Iran and the Nuclear Threshold. The Nonproliferation Review. Vol. 20. Iss. 1. March

2013. pp. 13-38.

.

.111-138 "(.. 6. » 3931 Корни враждебного подхода США к мирной ядерной деятельности Ирана с акцентом на теории баланса угроз. №6. 2014"). ( :

1-28 "(. ). 91 3931. Изучение последствий для безопасности Ирана от присоединения к договорам о разоружении и контроле над вооружениями (Договор о нераспространении ядерного оружия. №19. 2014)").29-48... 61. 2931.

("Распространение ядерного оружия и его последствия для Евразии. №16. 2013") Вартумян А.А. Исламский фактор в политическом процессе шахского Ирана и Ирана после революции 1978гг.: компаративистский анализ. Социально-гуманитарные знания. 2011. № 8. С. 215-225.

Федорова И. Е. Влияние глобальных и региональных игроков на внешнюю политику ирана. Ислам на Ближнем и Среднем Востоке. 2014. № 8. С. 484-491.

Калядин А. Н. Вопросы регионального разоружения в ракурсе совета безопасности ООН. Мировая экономика и международные отношения. 2015. № 1. С. 5-16.

Америка в фокусе российских исследователей. История и современность. Под ред. Т.А. Шаклеиной / Т.А.

Шаклеина, Е.Г. Никитенко, Э.Я. Баталов, Ф.Г. Войтоловский, А.А. Сушенцов, А.Е. Стихин, А.И. Смирнов. - М.:

Издательство МГИМО - Университет, 2014. - 416 с Hobbs Ch. & Moran M. Looking Beyond a Nuclear-Armed Iran: Is Regional Proliferation Inevitable? The International Spectator. Vol. 47. Iss. 4. December 2012. pp. 127-148.

Rezaei F. and Cohen R. A. Iran's Nuclear Program and the Israeli-Iranian Rivalry in the Post-Revolutionary Era. British Journal of Middle Eastern Studies. Vol. 41. Iss. 4. October 2014. pp. 442-460.

Porter G. Manufactured Crisis: The Untold Story of the Iran Nuclear Scare. Just World Books. 2014.

См., например, Князев А. Тегеран-2015 рисует контуры нового Среднего Востока с участием Москвы // Независимая газета, 26 ноября 2015.

Ягья В.С. Мир и Россия в начале второго десятилетия XXI века. // Актуальные проблемы мировой политики в XXI веке. Сб.ст. / под ред. В.С. Ягья, Т.С. Немчиновой. – СПб.: Изд-во СПбГУ, 2013, т.6. С. 56-134; Ягья В. С.

«Арабская весна» в контексте глобализации и регионализации мировой политики // Арабский кризис и его международные последствия. Под общей ред. А.М. Васильева. Отв. ред. А.Д. Саватеев, Л.М. Исаев. Москва, ЛЕНАНД, 2014. С. 184-194.

Худолей К. Корейский кризис и политика России. Мировая экономика и международные отношения. № 1, Январь 2014. C. 63-71.

Зеленева И.В. Геополитика и геостратегия России XVIII -первая половина XIX века. Изд.2. 2005. — 270 с.

Примаков Е. М. Россия. Надежды и тревоги. — М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2015. — 224 с; Примаков Е. М. Сегодняшняя ситуация на ближнем востоке –очень хорошая иллюстрация того, к чему приводит американский экспорт демократии // ИНДЕКС БЕЗОПАСНОСТИ. 2006. No 1 (81), Том 13. С. 21-24.

Рогов С. М. Роль ирана в политике США на ближнем востоке // Азия и Африка сегодня, № 8, 2012. C. 1-3.

Саида27, Н.А. Васильевой28, В.А. Гуторова29, В.А. Никонова30, М.Ф. Видясовой31, А.М.

Васильева32, Эль-Мюрида33, А.К. Алексеева34, Н.А. Филина35, М.С. ХодынскойГоленищевой36, А.В. Коротаева37, Н. Хомского38, Н.М. Мамедовой39, А.Н. МатанцеваВоинова40, З.К. Бжезинского41, М.А. Истомина42, Н.М. Сироты43.

Ряд авторов обращается к особенностям взаимодействия Ирана и Россией по ИЯП. В их работах приоритет в основном отдается вопросу о том, какая позиция и политика у Москвы по поводу этой программы и какую роль Россия играет при решении проблемы ИЯП, особенно в конфликте между Ираном и Западом. Из иранских, российских и западных работ, посвященных этим вопросам, следует выделить исследования M.

Халили, Дж. Хейдари, Х.А. Сани и Х. Сауади44, A. Солтанинеджада и M. Шапури45, E.

Алексеева И.В., Зеленов Е.И., Якунин В.И. Геополитика России: Между Востоком и Западом. СПб: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2001. — 304 с.

Якунин В. И. Зеленев Е. И. Зеленева И. В. Российская школа геополитики. Санкт- Петербургский гос. ун-т. СПб. : Изд-во СПбГУ, 2008. — 367 с.

Саид Э. В. Ориентализм. Западные концепции Востока. СПб.: Русский Mиp, 2006 / Пер. с англ. А. В. Говорунова.

— 637 с.

Васильева Н. А., Лагутина М. Л. Философские вопросы науки о мировой политике // Вопросы философии. С. 26-32.

Гуторов В. А. Политическая культура и политическая власть в эпоху глобализации // Политэкс. – 2006. – Т. 2. – No 4. С. 63–74.

Никонов В.А. Современный мир и его истоки. — М.: Издательство Москов- ского университета, 2015. — 880 с., Никонов В. Современный мир и Россия // Современная российская политика. Курс лекций. Выпуск 7 / Под ред. В.

А. Никонов. — Москва, 2010. С. 95-124.

М.Ф. Видясова, Т.И. Гасанбекова. Двуликий Янус умеренного исламизма. Послереволюционная политическая борьба в Тунисе и Египте. Москва 2013. — 139 с.

Васильев А.М., Петров И.Н. Рецепты Арабской весны: Русская версия. M.: Алгоритм, 2012. — 304 с.

Эль-Мюрид. Если завтра война. "Арабская весна" и Россия. — М.: Книжный мир, 2013, — 240 с.

Алексеев А.К. Иран и «арабские революции»: подходы руководства ИРИ к событиям «Арабской весны» // Локальное наследие и глобальная перспектива. XXVII Международная конференция по источниковедению и историографии стран Азии и Африки. «Традиционализм» и «революционизм» на Востоке». 24-26 апреля 2013.

Отв.ред. Н.Н.Дьяков, А.С.Матвеев. СПбГУ, 2013. — 432 с.

Филин Н. А. Протесты 2009–2011 гг. в Иране как прелюдия событий. «Арабской весны». // Локальное наследие и глобальная перспектива. XXVII Международная конференция по источниковедению и историографии стран Азии и Африки. «Традиционализм» и «революционизм» на Востоке». 24-26 апреля 2013. Отв.ред. Н.Н.Дьяков, А.С.Матвеев. СПбГУ, 2013. 432 с.

Ходынская-Голенищева М. С. «Ливийский урок». Цель оправдывает средства? – М. : ОЛМА Медиа Групп, 2013.

— 272 с.

Системный мониторинг глобальных и региональных рисков: Арабская весна 2011 г. / Отв. Ред. А. В. Коротаев, Ю. В. Зинькина, А.С. Ходунов. – М.: Изд-во ЛКИ, 2012. — 464 с.

Хомский Н. Стремление США к мировому господству. Издательство: Столица-Принт. – 2007. — 464 с.;

Хомский Н. Как устроен мир. пер. с англ. А.Ю. Кабалкина. Издательство: АСТ. 2014. 447 c.; Хомский Н. Будет так, как скажем мы! пер. с англ. А. Глушакова. КоЛибри, Азбука-Аттикус. 2013. — 256 c.

Мамедова Н.М. Иранская компонента мировой политики // Азия и Африка в современной мировой политике (сборник статей), ИМЭМО РАН. 2012. С.181-194.

А.Н. Матанцев-Воинов. Как США пожирают другие страны мира. Стратегия анаконды. М.: АСТ, 2015. — 314 с.

Бжезинский З.К. Стратегический взгляд. Америка и глобальный кризис. М.: АСТ, Астрель; 2013. — 288 с.

Байков А.А., Истомин И.А. Неожиданные партнеры России на Ближнем и Среднем Востоке / А. Байков, И.

Истомин // Международные процессы. - 2013. - № 2.

Сирота Н.М. Школы и теории геополитики. Учебное пособие. СПб.: ГУАП. 2010. — 112 с.

. ( : ).

39-56 "(.. 11. 1931. Связь кода и генома геополитики во внешней политики (например:

Турция и Иран. №11. 2012)") Soltaninejad Ahmad & Shapouri Mahdi. Russia and the Iranian Nuclear Dispute. Quarterly Iranian Review of Foreign Affairs. Winter 2013, Volume 3, No. 4 (12). pp.179-205.

Мотахари, Х. Пустинчи, С. Моджаради и A.Х. Могадама46, Г. Юлдашевой47, Е.В.

Дунаевой48, М.Ю. Омеличевой49, Р. Хэнкса50, E.Д. Мура51 и Р. Данаройтера52.

Большое значение для диссертации имеют работы, в которых анализируется геополитические аспекты и последствия ИЯП для соседей Ирана и соседей их соседей.

Интересны среди них суждения A. Адами и E.K. Могадама,53 Х. Пурахмади и M.

Резаии54, E. Езати55, В.И. Сажина56, О.Г. Карповича57, А.Ю. Соловьевой58, C.У. Шерил59, С.Ж. Фланагана60, К. Жаклин и Ж.K. Дэвиса и Р.Л. Пфальцграффа61. Однако таких работ немного. Да и в тех, которые имеются, отсутствует всесторонность исследования поставленных задач. В них нет всеобъемлющего изучения взаимоотношений России и Ирана в контексте всего комплекса актуальных проблем российско-иранского сотрудничества в условиях введенных санкций, перспектив «шестерки» и Ирана по ИЯП, а также глобального хаоса, турбулентности и нарушений международного права.

В большинстве из перечисленных здесь работ изучаются лишь геополитические последствия возможной войны против Ирана (т.е., сценарий №3), но не уделяется достаточное внимание другим сценариям. Они, как правило, обходятся, что называется, стороной, или в лучшем случае излагаются скороговоркой, без надлежащего научно обоснованного и теоретического анализа. Кроме того, географические параметры проводимого исследования ограничиваются, как правило, Ближним Востоком, реже – Большим Ближним Востоком. Совсем уж редко изучаются геополитические...

.117-147"( 3931. 64. Стратегический прагматизм в отношениях между Ираном и Россией. №46. 2014") Юлдашева Г. Иран в центральноазиатской политике России. Центральная Азия и Кавказ. 2014. Т. 17. № 3. С.

128-138.

Дунаева Е. В. Иран и Россия в современной геополитике. Восток. Афро-Азиатские общества: история и современность. 2012. № 4. С. 71-81.

Omelicheva M. Y. Russia's Foreign Policy toward Iran: A Critical Geopolitics Perspective. Journal of Balkan and Near Eastern Studies. Vol. 14. Iss. 3. September 2012. pp. 331-344.

Hanks R. Iran in Eurasia: Geopolitical Patterns and Regional Relationships. Journal of Balkan and Near Eastern Studies.

Vol. 14. Iss. 3. September 2012. pp. 313-315.

Moore E. D. Russia–Iran Relations since the End of the Cold War. Routledge. 2014.

Dannreuther R. Russia and the Middle East: A Cold War Paradigm? Europe-Asia Studies. Vol. 64. Iss. 3. May 2012. pp.

543-560.

207-237... 3 1. 3931.

("Возможность ядерного сдерживания Ирана с точки зрения неореализма. №1. 2014").43..... 11 2931.165-205 "( Изучение аспектов возможных военных действий против Ирана. №43. 2013") 1388."(..... Шиитская геополитика и безопасность границ Исламской Республики Ирана. 2009") Сажин В. И. Ядерная программа Ирана как фактор дестабилизации на Ближнем и Среднем Востоке. Ислам на Ближнем и Среднем Востоке. 2012. № 7. С. 497-509.

Карпович О. Г. Ядерная программа Ирана в фокусе внешней политики США. Национальная безопасность / nota bene. 2013. № 1. С. 128-130.

Соловьева А.Ю. Иран разрабатывает ядерное оружие. Мир современной науки. 2014. № 6 (28). С. 120-125.

Sherrill C. W. Why Iran Wants the Bomb and What It Means for US Policy. The Nonproliferation Review. Vol. 19. Iss.

1. March 2012. pp. 31-49.

Flanagan S. J. The Turkey–Russia–Iran Nexus: Eurasian Power Dynamics. The Washington Quarterly. Vol. 36. Iss. 1.

February 2013. pp. 163-178.

Jacquelyn K., Davis J. K., Pfaltzgraff R. L. Anticipating a Nuclear Iran: Challenges for U.S. Security. Columbia University Press. 2013.

обстоятельства, касающиеся периферийных районов Ирана и прилегающих к ним Южного Кавказа, Центральной Азии и Каспийского региона.

Таким образам, актуальные вопросы, связанные с геополитическими аспектами и последствиями всех упомянутых выше сценариев развития событий вокруг ИЯП, остаются недостаточно проработанными в научной литературе. Работы исследователей не дают общей картины последствий четырех сценариев, а некоторые из них вообще не рассматривают эти сценарии и в них анализируются лишь отдельные аспекты этой программы.

Объектом настоящего исследования является политика России в отношении иранской ядерной программы на современном этапе.

Предмет исследования – геополитические в глобальном и региональном измерениях аспекты и последствия четырех возможных сценариев будущего развития событий вокруг иранской ядерной программы.

Основная цель диссертационного исследования – анализ потенциала, особенностей и тенденций формирования политики России по отношению к ИЯП и выявление геополитических аспектов возможных сценариев будущего развития событий вокруг этой программы.

Для достижения этой цели решаются следующие задачи:

1. Проанализировать характер и цели ИЯП и ядерную политику Ирана;

2. Исследовать международную озабоченность по поводу ИЯП;

3. Охарактеризовать возможные сценарии будущего развития событий вокруг ИЯП;

4. Рассмотреть политику и практические действия России по отношению к ИЯП в контексте обеспечения ее национальных интересов, в том числе в области безопасности;

5. Определить геополитические риски возможных сценариев будущего развития ИЯП для России;

6. Выяснить отношения России и Ирана после подписания Июльского соглашения 2015 г.

Научная новизна данного исследования, посвященного актуальной теме, еще недостаточно изученной и политически ангажированной многими западными авторами, обусловлена тем, что в ней впервые дан обстоятельный, комплексный, системный анализ политики России в отношении ИЯП в геополитическом контексте.

Также в диссертации:

1. Обстоятельно проанализированы целевые, теоретические и практические основы ядерной политики Ирана, с учетом связи между ИЯП и другими событиями в регионе;

2. Основательно рассмотрены региональные и международные озабоченности в связи с ИЯП и применяемые и вероятные методы их устранения;

3. Комплексно систематизированы и геополитически оценены четыре предполагаемых сценария будущего развития событий вокруг ИЯП;

4. Всесторонне изучен существующий в российском обществе спектр мнений о политике России в отношении ИЯП;

5. Определены геополитические аспекты и риски при реализации каждого из четырех возможных сценариев будущего развития события вокруг ИЯП для России;

6. Введены в научный оборот данные, прежде недоступные исследователям из-за их публикации на персидском языке.

7. Выявлены и обоснованы основные направления взаимодействия России и Ирана после подписания соглашения 14 июля 2015 года.

Все эти перечисленные результаты исследования также относятся к имеющим научную новизну. Все они в совокупности углубляют и расширяют глобальные и региональные представления о механизмах трансформации конфигурации международных отношений, мотивированности перемен и структурных изменений в мировой политике и международных отношениях. Самостоятельно сделанные выводы полноценно раскрывают российскую политику, включая ее практику, в отношении ИЯП и реакцию Ирана на действия России.

Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период начиная с 50-х годов XX века, когда зарождалась ИЯП с помощью США как часть проекта «атом ради мира», и по настоящее время с учетом перспективы. При этом основное внимание сосредоточено на первых полутора десятилетиях текущего столетия, и, прежде всего, на времени, когда президентом Ирана стал Х. Роухани, который внес тактические изменения в ядерную политику Ирана, активно взявшись за решение проблем вокруг нее.

Эмпирическая база диссертации включает следующие группы источников:

В первую группу входят документы по внешней и оборонной политике России, Ирана, некоторых западных стран, в первую очередь США, и ряда стран региона (Израиль, Саудовская Аравия и др.), а также двусторонние и многосторонние межгосударственные соглашения, особенно те, которые заключены между Тегераном и "шестёркой", и Ираном и Россией. Анализ этих документов дает возможность сделать определенные выводы относительно реального содержания межгосударственных отношений, так как они, в большинстве случаев, отражают взгляды и суждения заинтересованных стран по ИЯП, в том числе касательно перспектив их отношений с Тегераном.

Вторую группу источников составляют документы международных и региональных организаций (СБ ООН, МАГАТЭ, ЕС и ШОС), касающиеся ИЯП и влияющие на иранороссийские отношения, включая их сотрудничество в области ядерной энергетики.

Кроме того, эти документы служат международно-правовой базой взаимодействия государств в сфере либо развития, либо ограничения ИЯП.

В третью группу источников включены заявления, публичные выступления, статьи и интервью официальных лиц России, Ирана, некоторых стран Запада и региона (США, Израиля, Саудовской Аравии и др.). Значимость и специфика этой группы источников состоит в том, что, озвучивая свои мнения, президенты, министры иностранных дел и другие должностные лица выражают официальную позицию страны.

Четвертая группа источников представлена сообщениями СМИ России, Ирана, США, Израиля, Саудовской Аравии и др., важными для исследования с теоретической или эмпирической точек зрения.

Теоретико-методологической основой данной работы являются системный анализ и структурно-функциональный подход, которые применялись в соответствии с особенностями объекта и предмета исследования с использованием категориального аппарата неореализма К. Уолца с учетом положений одного из его направлений - теории гегемонистской стабильности Р. Гилпина, а также работы по геополитике. Неореализм рассматривает мировой политический процесс как системно-целостное единство.

Соответственно, в данной работе системное давление на Иран под предлогом его ядерной программы, политика России по отношению к ИЯП и геополитические аспекты этой программы рассматриваются в контексте взаимосвязанных событий международных отношений. Особо подчеркивается значение причинной взаимосвязи между событиями в регионе и давлением на Иран. Однако при анализе других аспектов ИЯП (например, при изучении цели развития мирного атома) не используется структурный детерминизм.

Неореалистический подход позволил автору воссоздать целостное представление о связи между попыткой Ирана достичь порогового ядерного статуса (как неизбежный результат давления в однополярной системе) и общими стратегическими целями Запада укрепить свою гегемонию в мире. Для объяснения этих процессов используются положения теории гегемонистской стабильности (гегемонизма). В этой теории Р.

Гилпин выдвинул альтернативу и одновременно дополнение к теории Уолца, указав на статичность понятия структуры. Концепция Гилпина является вариантом теории длинных циклов с элементами структурного реализма и историзма, хотя невозможно согласиться с мнением некоторых сторонников этой теории о том, что мировое лидерство (гегемония) подразумевает конструктивное решение проблем глобального развития, а не только навязывание своей воли.

Кроме этого, геополитический подход, представляющий универсальный метод и несомненную ценность для изучения международных отношений и мировой политики, особенно незаменим для исследования конфликтной ситуации вокруг ИЯП. Системный метод и использование аналитического подхода, основанного на теориях геополитики, дают возможность раскрыть сущность давления на Иран со стороны Запада и его союзников и объяснить геополитические последствия ИЯП для России. В качестве одного из основных методологических подходов к анализу геополитических аспектов ИЯП в контексте событий в сфере региональных и глобальных отношений и безопасности использовалось положение о полидетерминистском характере анализируемых процессов и связей. Это предполагало рассмотрение данных аспектов и последствий этой программы с разных точек зрения. Исходя из этого, в диссертационном исследовании при изучении связи между ИЯП и геополитической конкуренцией и конфронтацией на Большом Ближнем Востоке внимание уделено особенностям современной геополитики, а также концепциям баланса сил, геополитических альянсов и коалиций давления Пола Сабатье и Хэнка ДженкинсаСмита.

Теоретическая значимость работы состоит в том, что она вносит заметный вклад в исследование геополитического противостояния и сотрудничества на международной арене и в региональных сферах (особенно на Ближнем Востоке), её выводы создают комплексное представление о нынешней тенденции в мировой политике, в которой Запад агрессивно пытается устранить "игроков", препятствующих ему осуществлять планы по укреплению гегемонистских структур, а также о ситуации, при которой региональные и международные державы (Иран и Россия), подчеркивая свою независимую внешнюю политику, содействуют формированию многополярной системы мироустройства.

В работе содержатся новые теоретические подходы для разработки сложных вопросов становления многополярной системы мироустройства, а также проблем отстаивания государствами независимой внешней политики. Выясненные геополитические аспекты и тренды в политике России позволяют судить о динамизме глобальной геополитической картины мира, ее переменчивости в результате непредвиденных агрессивных действий одних государств против других и многообразных измерениях, зависящих не только от сдвигов в географической среде, но и от постоянного стратегического давления, непрекращающихся угроз, нападок, санкций одних стран в отношении других или, наоборот, от трансграничного или приграничного сотрудничества, мягкой силы, добрососедства по отношению друг к другу.

Теоретические положения диссертации логично вписываются в фундаментальные представления ориентализма и неореализма, совокупного структурного влияния Запада и Израиля и конструирования противодействующей силы Ирана, а также познания роли России в глобальной ситуации исторического нарастания ядерной угрозы, рисков сотрудничества с США и их союзниками в Европе, на Ближнем Востоке и партнерства с Ираном, выступающим непосредственным геополитическим подбрюшьем России в Каспийском регионе и в среднеазиатском и кавказском постсоветском пространстве.

Практическая значимость работы обусловлена тем, что выводы исследования могут быть учтены внешнеполитическим ведомствами Ирана и России в геополитических связях в противоречиях на Ближнем Востоке, в антитеррористическом противодействии в этом регионе, в срыве попыток Запада упрочить свое доминирование на ближне- и средневосточном пространстве, в сокращении (если не полном упразднении) рисков в развитии ядерной ситуации и в укреплении совместного геополитического взаимодействия. Подобные ориентиры взаимного партнерства особо важны сейчас, когда усилия обеих стран направлены на совместные действия против ИГИЛ и других террористических организаций на Ближнем Востоке. Выводы и приводимые материалы могут быть использованы в лекционных курсах на факультетах международных отношений, а также для новых научных исследований. Они представляют интерес для ведомств, занимающихся внешней и оборонной политикой и геополитическими вопросами.

Основные положения диссертации, выносимые на защиту:

1. С точки зрения мирового сообщества ИЯП предполагает наличие трёх целей: 1) использование атомной энергии в мирных целях, 2) овладение ЯО и 3) развитие потенциала ядерных технологий и обретение статуса "пороговой" ядерной державы. После мощных возражений и политического давления ведущих держав ИЯП стала носить исключительно мирный характер и направлена на мирное развитие страны и диверсификацию энергетических источников. Однако мнения иного рода полностью не исчезли в интеллектуальных, политических, военных, государственных сферах и в бизнес-сообществе и Ирана, и Запада;

2. Основная озабоченность по поводу ИЯП заключается в вероятности ее переключения на военные цели. Западные державы и Израиль данную программу считают в качестве одного из вызовов безопасности, не только в регионе, но и в мире в целом. Другие страны, включая Россию, не скрывают своего беспокойства по этому поводу, но не выступали против Ирана по этой проблеме столь агрессивно, как США, которые, ведя антииранские действия, особенно старались обезопасить своего ближневосточного союзника – Израиль, а тот, в свою очередь, выдвигал все более и более яростные обвинения в адрес Тегерана и не раз высказывал готовность даже самостоятельно, без поддержки США и европейских стран, нанести превентивные авиаудары по ядерным центрам Ирана. При этих условиях, предпринимались все возможные шаги, чтобы предотвратить появление ЯО у Ирана. "Ядерная угроза Ирана" является инструментом системного давления с целю восстановить гегемонистский контроль над Ираном, занимающим важное геополитическое и геоэкономическое положение на Ближнем Востоке.

3. События вокруг ИЯП могут разворачиваться по-разному, даже после заключения всеобъемлющего соглашения 14 июля 2015 г., поскольку, выполнение соглашения и проверка его реализации оказались намного "тяжелее", чем его достижение. В постдоговорное время развитие событий предполагается по четырем возможным сценариям; 1) овладение Ираном ЯО, 2) полная капитуляция Ирана под беспрецедентным по глубине и масштабности давления и угроз Запада и выведение Ирана на орбиту Запада, 3) военные действия против Ирана и 4) дипломатическое решение. Среди них четвертый сценарий наиболее приемлем, конструктивен, плодотворен и имеет миротворческий характер;

4. В России имеются различные мнения по поводу ИЯП с точки зрения её национальных интересов и политики в отношении Ирана. Одни наблюдатели, ученые, эксперты (и их большинство) полагают, что нельзя разрешить Ирану стать обладателем ЯО; другие (их незначительное число) считают, что ЯО Ирана восстановит стабильность в регионе, а третьи – что необходимо признать право Ирана на мирный атом, но под строгим контролем. Власти же страны, отрицая ядерное вооружение Ирана и не поддаваясь нагнетаемой Западом иранофобии, – за предоставление Ирану права на мирный атом под контролем. Доверие России по отношению к Ирану постепенно возрастало, особенно в связи с июльским соглашением 2015 года. Можно предположить, что в настоящее время межгосударственное доверие достигло стратегических размеров.

5. Политика России по отношению к ИЯП подвергалась давлению Запада. Однако в последние время, после ухудшения отношений России и Запада, в Москве осознали, что нельзя, чтобы ее политика по отношению к Ирану и его ядерной программе необоснованно была зависима от Запада. В настоящее время эта политика базируется на принципе, сформулированном президентом России В. В.

Путиным - признание за Ираном права на осуществление мирной ядерной программы, притом под международным контролем;

6. Напряженность вокруг ИЯП в действительности является конфликтом между независимым Ираном и геополитическими планами Запада, прежде всего США, по упрочению своего доминирующего положения в регионе и мировом сообществе.

Соответственно, применение "двойных стандартов" в вопросе нераспространения ЯО в отношении Ирана и обвинения в попытке создания ЯО являются лишь поводом и частью стратегической линии Запада по восстановлению утраченного в конце 70-х годов прошлого столетия контроля над Ираном и установлению геополитического баланса сил в регионе в свою пользу. Для Запада геополитические аспекты ИЯП важнее, чем вопрос нераспространения ЯО;

7. С геополитической точки зрения Россия более уязвима в случае реализации любого из трех негативных сценариев развития событий вокруг ИЯП, чем США и Европа. Она географически ближе к Ирану и между двумя странами находятся общие геополитические зоны интересов. Три первых сценария, упомянутых в пункте 3, имеют существенные угрозы для России, а четвертый сценарий (дипломатическое решение) отвечает в наибольшей степени геополитическим интересам России;

8. К негативным геополитическим последствиям и рискам для России, порождаемым в случае реализации одного из трех первых сценариев, относятся: изменение баланса сил в пользу Запада, нарастание геополитической нестабильности, ущемление геополитического потенциала и прямая угроза национальной безопасности, усиление милитаризма и повышение проницаемости прилегающих друг к другу регионов. Геополитически позитивно для России скажется четвертый сценарий: произойдет укрепление стабильности в приграничной зоне в Каспийском море, а также в приграничье со странами СНГ; упрочение геополитического статус-кво в геотреугольнике «Иран-Запад-Россия», укрепление позиций России в регионе в качестве геополитического противовеса Западу и как авторитетного участника миротворческих и мирополитических процессов;

приумножение возможностей для трансграничного сотрудничества как механизма обеспечения национальных интересов; возрастание доверия Ирана и России друг к другу в связи с борьбой с терроризмом ИГИЛ; доведение межгосударственного доверия до стратегического партнерства.

9. Политика давления на Иран в связи с его ядерной программой и на Россию в связи с кризисами на Украине и в Сирии, которой Москвой оказывается помощь в защите суверенитета и независимости, взаимосвязана со стратегией Запада по укреплению своей гегемонии на международной арене. Данные события в дополнение к иным угрозам, определили ряд возможностей взаимодействия Ирана и России. Самое главное, они привели к более глубокому пониманию существующего потенциала во взаимоотношениях, который не использовался еще совсем недавно. Отражением этого является геостратегическое взаимодействие между Тегераном и Москвой в Сирии против ИГИЛ. Одновременно с антитеррористическими действиями расширилось партнерство по другим направлениям.

Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертации были апробированы в трех статьях автора, опубликованных в журналах перечня ВАК РФ. Соискатель также является автором других научных статей (на русском, английском и персидском языках) о ИЯП, внешней политике России в отношении Ирана и Ближнего Востока. Ряд положений диссертации обсуждался автором в ходе участия в заседании по линии Научно-образовательной программы "Диалог во имя будущего", ключевом проекте Фонда Горчакова, состоявшемся 8-14 декабря 2014 года в Москве. Автор выступал также в дискуссиях на факультете международных отношений СПбГУ по проблемам Большого Ближнего Востока, по глобальным мирополитическим процессам, а также в научных заседаниях кафедры мировой политики СПбГУ. Доклад по текущим отношениям Ирана и России сделан на заседании иранской диаспоры Петербурга с участием министра культуры Ирана г-на Али Джаннати и посла Ирана в России г-на Мехди Санаи 14 декабря 2015 года.

Структура диссертации. Определяется целью и задачами исследования и включает в себя введение, 4 главы (включающих 13 параграфов и 29 пунктов), заключения, списка использованных источников и литературы и списка сокращений. Общий объем диссертации – 236 машинописных страниц.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, оценивается степень ее научной разработанности, определяется объект, предмет, цель и задачи исследования, методологическая основа, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, положения, выносимые на защиту, содержится информация об апробации результатов исследования, раскрывается структура диссертации.

В первой главе «Теоретические подходы к исследованию геополитических аспектов иранской ядерной программы» рассматриваются теоретические подходы к изучению ИЯП, политика России по отношению к этой программе и ее геополитические аспекты.

В первом параграфе «Неореалистический анализ иранской ядерной программы»

прослеживается содержание основных постулатов неореализма (структурного реализма) и неореалистской метод исследования международных отношений. Объясняются основные положения этой парадигмы и ее исходные понятия - система и структура и с помощью системного анализа раскрывается природа международных отношений вокруг ИЯП. Она анализируется в контексте взаимосвязанных событий в однополярной системе. Внимание уделяется одной особенности неореалистической концепции, касающейся распространения ЯО (или «пороговый» ядерный статус), и роли ЯО как инструмента сдерживания, существование которого укрепляет стабильность международных отношений. Приводятся мнения К. Уолца и Дж. Мершаймера, которые выступают адвокатами определенных форм ядерного распространения (Мершаймер выступает за селективное распространение, а Уолтц отстаивает принцип laissez-faire).

Уолтц предупреждает, что если Тегеран решит, что его безопасность зависит от наличия ядерного оружия, санкции вряд ли изменят намерения. В действительности новые меры давления заставят Иран чувствовать себя еще более уязвимым, и это даст основания Тегерану стремиться к обретению крайнего средства сдерживания, т.е. ЯО.

Объясняются причины отказа от использования структурного детерминизма в диссертационной работе при анализе других аспектов ИЯП, например цели развития мирного атома.

Во втором параграфе «Теория гегемонистской стабильности и иранской ядерной программы» рассматриваются основные положения данной теории (гегемонизм), которая принадлежит традиции неореализма. Р. Гилпин выдвинул альтернативу и одновременно дополнение теории К. Уолтца, указывая главным образом на статичность понятия структуры. Объясняется, как теория гегемонистской стабильности объединяет отношение и взаимодействие, и, как следствие, смешивает систему и структуру в понимании Уолтца, встраивая политические процессы в структуру мировой политики.

Хотя Ч. Киндельбергер не использует термин «гегемония», предпочитая «ответственность», но анализирует США, которые, как гегемон, навязывают свою волю другим странам, реализуя собственные интересы.

Такой подход обнаруживается в политике США по отношению к Ирану, давление на который оказывается с целью заставить Иран капитулировать, и, соответственно укреплять гегемонистское доминирование на Ближнем Востоке. Анализируется роль государства-гегемона в возникновении и функционировании международных режимов, в том числе режима нераспространения ЯО. Подчеркивая свою исключительность, США, в качестве мирового гегемона, cчитают, что имеют право и обязанность действовать как гарант этого режима. Одна из важных причин отсутствия легитимации гегемона заключается в склонности США использовать режим нераспространения ЯО для реализации своих интересов. Данный подход обнаруживается в политике двойных стандартов и избирательном подходе США к ИЯП.

В третьем параграфе «Геополитический подход к изучению иранской ядерной программы» изучается современная геополитика, которая характеризуется существенным изменением геополитической структуры мира, пересмотром основных классических теорий, формированием новых геополитических школ, соответствующих новым акторам мировой политики, особенности геополитической карты Ближнего Востока, где события последних лет усилили конкуренцию и конфронтацию и привели к изменению геополитической конфигурации региона. Объясняется, почему при этих условиях и в фазе новой геополитической реконструкции Ближнего Востока нельзя рассматривать ИЯП в отдельности от событий в контексте этого региона. В системном подходе внимание уделяется тому, что всё это прямо или косвенно осложняет геополитические аспекты ИЯП.

Исследуется взаимосвязь угрозы ядерного распространения и геополитических изменений в этом регионе, которая негативно влияют также на ситуацию на Южном Кавказе, в Каспийском регионе и Центральной Азии. Анализируется понятие «Большой Ближний Восток», геополитический аспект которого направлен на усиление контроля над оппозиционными силами, в том числе над Ираном и на уменьшение геополитического влияния трансрегиональных акторов, в том числе России. Исходя из этого, объясняется, почему Запад и его региональные союзники больше опасаются растущего влияния Ирана в регионе, чем вероятность обладании им ЯО. Также проводится анализ понятий «баланс сил», «альянс» и условий, при которых у России и Ирана возникла необходимость геополитического сотрудничества против общей угрозы со стороны гегемонистской стратегии Запада.

Во второй главе «Иранская ядерная программа» анализируются политика Ирана в ядерной сфере, особенно ИЯП, озабоченности в регионе и на мировой арене по поводу этой программы и предпринимаемые меры для их устранения. Изучаются будущее ИЯП и четыре возможных сценария событий вокруг нее. При этом учитывается, что 14 июля 2015 г. Ирану и "шестёрке" удалось подписать всеобъемлющее соглашение.

В первом параграфе второй главы «Характер и цели ядерной политики Ирана»

проводится исторический анализ отдельных этапов развития ИЯП, три предполагаемых ее цели, существующий в мире спектр мнений по данному вопросу и практическая политика Ирана в ядерной сфере.

В первом пункте этого параграфа «Иранская ядерная программа; прошлое и настоящее» кратко рассматривается история возникновения и развития ИЯП. Она стартовала в 1967 году во время правления шаха Мохаммеда Реза Пехлеви при поддержке США, затем западноевропейских стран. Это сотрудничество продолжалось до Исламской революции 1979 г., когда западные партнеры, выяснив ее цели и ориентиры, заморозили все предполагавшиеся проекты. Новое иранское правительство сначала приостановило ядерную программу, но после стабилизации обстановки внутри страны объявило о ее возобновлении. Иран, несмотря на сильное, жесткое и продолжающееся давление со стороны Запада, не только не прекращал реализацию этой программы, но и достиг "точки невозврата". В этот период Россия - единственный член "5+1", который сотрудничал с Ираном в области мирного атома.

Во втором пункте того же параграфа «Цели иранской ядерной программы»

проанализированы предполагаемые три цели осуществления ИЯП с точки зрения международного сообщества: 1) использование атомной энергии в мирных целях, 2) создание ЯО и 3) развитие потенциала ядерных технологий и обретение статуса "пороговой" ядерной державы. Сегодняшняя ИЯП носит исключительно мирный характер и направлена на развитие страны и диверсификацию энергетических источников, но не секрет, что Тегеран не исключает достижение цели под номером три.

«Пороговый» ядерный статус является, во-первых, элементом обеспечения обороноспособности Ирана (сдерживание и баланс угроз), во-вторых – инструментом внешней политики (для достижения статуса региональной державы), при этом Тегеран исходит из наличия постоянной угрозы военных действий со стороны Запада, и, прежде всего, США и Израиля, и возрастающей нестабильности в регионе.

Третий пункт первого параграфа «Ядерная политика Ирана» посвящен исследованию практической политики Тегерана для обеспечении своих целей и задач в ядерной сфере. В Иране придерживаются трех принципов: 1) ядерная энергетика законное право Ирана; 2) "ядерная энергия для всех, а ЯО - никому"; 3) переговоры и мирное урегулирование конфликта вокруг ИЯП. С учетом того, что политика давления направлена на ослабление политической независимости Ирана, при любом развитии ситуации от этой программы он не откажется. Даже при самом жёстком давлении официальный Тегеран последовательно отстаивает законное право на реализацию гражданской составляющей ИЯП. Одновременно Иран выступает за создание зоны, свободной от оружия массового уничтожения на Ближнем Востоке, и считает, что переговоры - это единственно возможное решение вопроса нераспространения ОМУ в регионе.

Во втором параграфе второй главы «Озабоченность по поводу иранской ядерной программы» рассматривается опасность, которую, по мнению США и Израиля, таит в себе ИЯП, меры, предпринимаемые для ее устранения, а также реакция на них мирового сообщества.

В первом пункте этого параграфа «Возможное военное измерение иранской ядерной программы» проведен анализ основной озабоченности по поводу ИЯП, которая заключается в вероятности переключения этой программы на военные цели.

Западные державы и Израиль реализацию данной вероятности считают наиболее серьезным вызовом безопасности не только в регионе, но и в мире.

По их мнению, появление у Ирана ЯО нарушит режим нераспространения ОМУ, изменит баланс сил и углубит нестабильность в регионе, обострит вопросы региональной безопасности, предоставит возможность оснащения Ираном своих союзников в регионе ядерным оружием и явится прямой военной угрозой Западу и Израилю. Поэтому, они предпринимали всевозможные шаги, включая переговоры, политическую изоляцию, экономические санкции и угрозу военных действий с целью отказа Тегерана от ИЯП.

Во втором пункте второго параграфа «Предпринимаемые меры по ограничению иранской ядерной программы» анализируются «ядерные переговоры», «экономические санкции» и «угроза военных действий», которые были направлены против ядерных амбиций Ирана. В этой связи, внимание уделяется переговорному процессу по ИЯП, который был начат в 2003 г. В течение более 10 лет переговоры проводились в разных форматах с целью заключения сделки, которая с одной стороны, закрывала бы все возможные пути достижения Ираном ЯО, а, с другой, - гарантировала бы мирные ядерные права Тегерана. Несмотря на разногласия, многие из которых так и не устранены, особенно со стороны Израиля, такая сделка достигнута 14 июля 2015 г., когда стороны подписали всеобъемлющее соглашение. Проявленная Тегераном дипломатическая гибкость в переговорах, изменение тактики США на Большом Ближнем Востоке вследствие военных и дипломатических провалов в Афганистане, Ираке, Ливии, Йемене и других странах и неустанные требования ряда держав, как участвующих в переговорах, так и вне этого формата, в том числе России, на дипломатическом решении проблем с ИЯП – все это явилось важным фактором успешности переговоров.

Также рассматривается двухуровневая «политика давления и диалога», в соответствии с которой на Западе перед или после каждого раунда переговоров по ИЯП поднимались дискуссии о новых санкциях и даже о нанесении удара по ядерным объектам в Иране. В рамках такой политики, против Ирана действуют международные санкции СБ ООН и односторонние санкции США и ЕС. Хотя антииранские санкции - не новое явление, но они оказали негативное влияние на жизнь людей и заставили иранское руководство изменить свою тактику (а не принципы). Тем не менее, цель Запада в изменении внешней политики Ирана или даже политического режима в Тегеране не достигнута.

Следует отметить, что дипломатические меры и политическое и экономическое давление в отношении Ирана никогда не снимали полностью угрозу войны. Хотя все понимают, может быть, кроме Израиля, что война с Ираном будет затяжной, разрушительной и ее последствия будут катастрофическими, но военный удар последняя надежда США и Израиля, чтобы заставить Тегеран подчиниться их требованиям. Несмотря на заключение всеобъемлющего соглашения 14 июля 2015 г. и смягчение санкций и уменьшение вероятности войны, на Западе и в Израиле никогда не исключают возвращения санкций (тем более, что многие из них так и не сняты) и войны с Ираном, в случае, если не удастся решить проблему ИЯП окончательно.

Третий параграф второй главы «Будущее и четыре возможных сценария»

посвящен исследованию четырех возможных сценария будущего развития событий вокруг ИЯП. Из-за разногласий и противоречий, развернувшихся в западных странахподписантах этого соглашения, на которые оказывает сильное влияние Израиль, нет полной уверенности, что оно все-таки станет выполняться в полном объеме. В первом пункте этого параграфа «Возможное овладение Ираном ядерным оружием»

рассматривается первый сценарий и безосновательные обвинения в адрес Ирана в попытке создать ЯО. Указывается на двойные стандарты Запада в вопросе нераспространения ЯО и излагаются причины, почему Ирану не нужно ЯО. Власти Ирана, в отличие от прежних убеждений в целесообразности обладания ЯО как средством сдерживания агрессивности Запада и Израиля, пришли к пониманию, что оно в тех условиях, какие сложились в результате беспрецедентных угроз, давления, санкций и т.п. действий, не нужно, ибо в противном случае не исключена была бы прямая интервенция западно-израильских войск, вплоть до применения ЯО. Оно не может гарантировать безопасность страны, и даже может произвести обратный эффект и привести к более значительному увеличению рисков и давлений, и усиливает опасность превентивного удара.

Во втором пункте того же параграфа «Возможная капитуляция и выведение Ирана на орбиту Запада в результате давления» анализируется второй сценарий в контексте политики давления на Иран, направленной на изменение его независимого внешнеполитического курса и, по возможности, смены политического режима. Со времени победы Исламской революции Запад, реализуя различные методы жестких нападок и политико-психологического давления, пытается добиться этой цели. Для достижения своих геостратегических намерений Запад против Ирана выдвигал обвинения в поддержке терроризма, нарушении прав человека и попытке создания ЯО.

Но Иран требует уважать свои ядерные права как компонент его независимости.

В третьем пункте третьего параграфа «Вероятность военных действий против Ирана» рассматривается третий сценарий и обстоятельства, которые подталкивают США и Израиль к силовому решению иранской проблемы. В Вашингтоне подчеркнули, что предотвращение появления ЯО в руках Ирана в интересах национальной безопасности не только США, но и Израиля и всего региона. В Тель-Авиве назвали ядерный Иран «экзистенциальной угрозой» для Израиля, угрожали не раз самим нанести авиаудары по ядерным объектам Ирана. Ни в Вашингтоне, ни в Телль-Авиве никогда не исключают применение военной силы, чтобы поставить, как в этих столицах полагают, Иран на колени. Оцениваются технические, политические и экономические препятствия на пути к войне против Ирана, набор ответных мер Ирана в случае применения силы против него. Война не остановит ИЯП, а только будет стимулировать Тегеран создать ЯО.

В четвертом пункте «Возможность дипломатического решения и позиционирование Ирана в качестве региональной державы, обладающей ядерным потенциалом» изучается наиболее разумный и конструктивный вариант решения ИЯП. Из-за стойкости Ирана в самых ключевых вопросах на Западе пришли к выводу, что игнорирование права Тегерана на мирный атом не будет приемлемым для Ирана и дипломатическое решение - наиболее эффективный способ урегулирования проблемы ИЯП.

Однако, выполнение соглашения 14 июля 2015 г. и проверка его реализации будет длинной и сложной процедурой, и нет гарантий того, что дипломатические усилия принесут окончательный успех обеим сторонам, участвовавшим в переговорах. Существует немало факторов, которые могут в любой момент обострить противостояние. Среди них можно, в частности, указать на смену политических лидеров в Иране и США и нестабильность в регионе. В Тегеране надеются на благоприятный исход ситуации вокруг Ирана, многосложной, таящей в себе множество конфликтных столкновений, в том числе и на дипломатическом поприще. Большие надежды там возлагают на Россию, справедливо полагая, что Москва, добившись иранских антиядерных обязательств, вновь, как и всегда, будет на стороне сил сопротивления американскому гегемонизму.

В третьей главе «Россия и ядерная программа Ирана» проводится основательный анализ разных концептуальных и практических подходов, озабоченностей и конкретных действий России в связи с этой программой. В первом параграфе третьей главы «Интересы и соображения России по отношению к иранской ядерной программе»

обсуждаются различные мнения и взгляды среди российских политиков и специалистов о ИЯП, и интересах и политике Москвы в этом отношении. Они воспринимают поразному Иран и природу его ядерной программы. Неоднозначны также взгляды на интересы России в отношении Тегерана и ИЯП, политику Запада относительно Ирана и его ядерной деятельности, а также на будущее развитие событий вокруг ИЯП. В соответствии со своими взглядами они предлагали различные тактики и стратегии, которые Москва должна занимать.

В первом пункте этого параграфа «Россия и иранская ядерная программа»

внимание уделяется трем основным мнениям в России по поводу ИЯП, интересов и политики Москвы в этом вопросе. Некоторые специалисты и эксперты подчеркивают, что в сотрудничестве с Западом нельзя разрешить Ирану создать ЯО; другие полагают, что ЯО Ирана восстанавливает стабильность в регионе (ядерный Иран в качестве "противовеса" ядерному Израилю), а третьи считают необходимым признать право Ирана на мирный атом, но под строгим контролем. Изменения в официальной позиции России по отношению к ИЯП свидетельствуют о существовании разных оценок даже у официальных лиц, принимающих внешнеполитические решения. Их разнообразие, часто весьма мотивированное, предоставляет возможность выбора или учета каких-то отдельных нюансов при формировании официальной позиции в России. Изменения в ней происходят под влиянием глобальных, региональных или локальных факторов, но непременно в соответствии с национальными интересами. В их числе, например, недопущение внерегиональных акторов геополитической игры в Каспийском регионе, куда устремились США, Турция и Китай. Россия рассматривается как основной конкурент США на Каспии, в Центральной Азии и в Закавказье. В России, как можно судить по результатам опросов, больше сторонников признания права Ирана на мирный атом, но под строгим контролем.

Во втором пункте первого параграфа «Интересы России в иранской ядерной программе» дана оценка позитивному и негативному влиянию ИЯП на экономические, политические и геополитические интересы России. В экономической сфере позитивный аспект состоит в возможности взаимовыгодного сотрудничества двух стран в мирных ядерных проектах, а негативный аспект – серьезные ограничения из-за санкций против Тегерана на торговлю с Ираном и серьезные финансовые потери России.

В политической сфере, как следствие, позитивный аспект состоит в появлении возможностей для России продемонстрировать свое возросшее значение в мировой политике и свою роль в урегулировании международных конфликтов, а негативный аспект – в росте взаимного недоверия.

В геополитической сфере позитивный аспект состоит в появлении возможности сопряжения геополитических интересов Ирана и России, в том числе в борьбе с терроризмом ИГИЛ, Аль-Каидой, в противодействии децентрализованным силам в Афганистане и раскола этой страны на зоны, подвластные правительству или террористическим организациям, обеспечение устойчивой стабильности в приграничных зонах, включая центральноазиатские и кавказские страны СНГ, а также наращивание политического и экономического влияния России в Каспийском регионе, на Кавказе и в Центральной Азии и усиление интеграционных процессов в этих регионах, включая ЕАЭС, ШОС, куда Иран стремится вступить в качестве полноправного члена. Что же касается негатива, то риски, вероятно, неизбежны, когда в геополитическом процессе участвуют не только Россия и Иран, но и другие региональные государства и внерегиональные акторы, ставящие под собой совершенно иные цели и задачи.

В третьем пункте того же параграфа «Озабоченность России в связи с иранской ядерной программой» рассматривается обеспокоенность Москвы по поводу возможной милитаризации Ирана и обладания Тегераном ЯО, военными действиями Запада и Израиля против Ирана, и возможной капитуляцией и выведением Ирана на орбиту Запада в результате оказанного на него давления. Несмотря на заключение всеобъемлющего соглашения 14 июля 2015 г., события вокруг ИЯП могут разворачиваться по разным направлениям, затрагивающим в тот или иной степени интересы России. Излагаются в этой связи причины озабоченности Москвы и как они способствуют возникновению вызовов и рисков для России.

Второй параграф третьей главы «Политика России по отношению к иранской ядерной программе» посвящен исследованию различных методов и тактик, с помощью которых Москва пыталась реализовать свои интересы и устранить озабоченности по ИЯП. Изучается промежуточная позиция Москвы, на основе которой она пыталась взаимодействовать с обеими сторонами - одновременно с Ираном и с Западом. В первом пункте этого параграфа «Россия, Запад и иранская ядерная программа» выясняется роль и влияние Запада на формирование политики России по ИЯП.

Ход событий показывает, что Запад привлек Россию для легитимизации передачи досье Ирана из МАГАТЭ в СБ ООН, принятия санкционных резолюций против Ирана и введения односторонних санкций, используя ее опасения из-за возможного появления ЯО у Ирана. Однако, в настоящее время Москва лучше, чем раньше, понимает, что Запад в вопросе ИЯП борется не столько за нераспространение ОМУ, сколько за свои геополитические и геоэкономические интересы. Поэтому она предприняла шаги по снижению негативного воздействия Запада на свою политику в отношении Ирана.

Во втором пункте того же параграфа «Россия и ядерные переговоры» выявляется роль России в многосторонних ядерных переговорах с Ираном. В течение более 10 лет Москва всегда выступала за дипломатическое решение судьбы ИЯП и тем самым сыграла важную роль в решении ряда вопросов технического и политического характера. Взаимодействуя с обеими сторонами, Москва стремилась играть роль посредника или балансира между Тегераном и Западом. Промежуточная тактика России не всегда была успешной, Москва иногда сталкивалась с критикой со стороны как Ирана, так и США и Европы. Тем не менее позитивное влияние Москвы на процесс и результаты переговоров не может быть проигнорировано. Ее уравновешивающая позиция в них нередко имела решающее значение В третьем пункте второго параграфа «Россия и санкции против Ирана»

оценивается политика России к международным и односторонним санкциям против Ирана. Во многом российская позиция по этому вопросу была сдержанной и осторожной, а иногда спорной. В России поддержали санкции ООН; вряд ли в случае применения Россией права вето в СБ ООН в отношении этих санкций Иран стал бы проявлять гибкость в переговорах, особенно в период президентства Х. Роухани. Однако Москва выступала против односторонних и дополнительных санкций, которые, по ее мнению, вводились по политическим мотивам, в том числе для смены политического режима в Иране. Подписав соглашение 14 июля 2015 г., Россия выступает за скорое снятие всех санкций с Ирана, но только в случае выполнения его положений. Она не против возврата санкционного режима, если Тегеран будет нарушать достигнутые договоренности.

В четвертом пункте этого параграфа «Россия и угроза войны против Ирана»

анализируется отношение России к угрозам превентивного удара по Ирану. Она всегда выступала против войны, которая несет в себе множество вызовов и рисков и может привести к катастрофическим последствиям не только для региона, но и мира в целом.

Главная политическая озабоченность России связана с нестабильностью вблизи ее собственных границ и возможным распространением войны в Центральной Азии, Каспийском регионе и на Кавказе. Беспокоясь о недопущении подобной ситуации, Москва прогнозировала введение контроля над ходом возможного нападения на Иран.

Она не исключала применение силы против Ирана даже после подписания июльского соглашения. В то же время Москва предупреждает о том, что постоянная угроза нанесения превентивного удара спровоцирует Тегеран реализовывать план создания ЯО.

В пятом пункте второго параграфа третьей главы «План России по решению проблемы иранской ядерной программы» исследованы инициативы России для разрешения проблемы ИЯП. Изучаются особенности и дефекты "поэтапного плана", который был представлен в июне 2011 г. Москвой. Хотя план в позитивном смысле делал акцент на переговорах, он не отвергал двойственную политику Запада "диалогдавление", которая преследовала цель навязать Тегерану невыгодные ему требования.

Так, в поэтапном плане не существовало реалистичного понимания, с одной стороны, помыслов Ирана, сформулированных в том числе в его ядерной программе, а, с другой, причин давления на Иран со стороны Запада. Хотя, с течением времени Россия устранила выявленные недостатки данного плана и сыграла важную роль в достижении рамочных соглашений в Женеве (ноябрь 2014 г.) и Лозанне (апрель 2015 г.), и всеобъемлющего соглашения в Вене (14 июля 2015 г.) существуют причины, не позволившие России предпринять, как обычно, впечатляющие действия в критических моментах решения проблемы ИЯП.

В третьем параграфе «Россия и новый подход к Ирану и его ядерной программе»

внимание уделено изменениям ситуации вокруг Ирана и его ядерной программы после заключения всеобъемлющего соглашения 14 июля 2015 г. и усилению конкуренции и конфронтации на Ближнем Востоке. Анализируются причины возникновения нового понимания в Иране и России об общих угрозах и интересах в регионе и новый уровень сотрудничества между двумя странами, особенно их тактическое взаимодействие в Сирии. Рассматривается обеспокоенность Запада сближением Ирана и России и его растущей ролью в укреплении ближневосточных позиций России.

В четвертой главе «Россия и геополитические аспекты ядерной программы Ирана» выясняются геополитические аспекты ИЯП для Москвы, имея в виду значимую причинно-следственную связь между политическими и военными событиями в регионе и давлением на Иран из-за его ядерной программы. Это обусловило рассмотрение стратегии Запада, прежде всего США, по укреплению своей гегемонии на мировой арене. Оцениваются геополитические аспекты и последствия для России четырех возможных сценариев будущего развития событий вокруг ИЯП.

В первом параграфе четвертой главы «Геополитические последствия для России вероятного овладения Ираном ядерным оружием» рассматриваются три негативных последствия первого сценария, который содержит вызов стабильности и безопасности в прилегающих геополитических зонах Ирана и России. Это прямо и косвенно оказывает влияние на карту данных регионов, и приведет к таким негативным геополитическим последствиям для России, как усиление борьбы за власть в Иране и в регионе, изменение баланса сил и нарастание геополитической нестабильности, обострение вопросов безопасности (и вероятная гонка ядерных вооружений).

Во втором параграфе «Геополитические последствия для России возможной полной капитуляции и выведения Ирана на орбиту Запада» утверждается, что если бы этот сценарий произошел, это повлекло бы по-существу антироссийские изменения во внешней политике Ирана. Возвращение Ирана на орбиту Запада означало бы появление у России серьезных внешнеполитических осложнений в Центральной Азии, на Кавказе и в Каспийском регионе, реализацию американского проекта "Большого Ближнего Востока" в ущерб России, изменение баланса сил в пользу Запада на прилегающих геополитических территориях Ирана и России и повышение их проницаемости.

В третьем параграфе «Геополитические последствия для России возможной военной операции против Ирана» изучаются негативные последствия третьего сценария. В случае войны пострадают механизмы сохранения геополитического статускво в данных регионах. Ситуация усугубится тем, что война на Ближнем Востоке приведет к новому, еще более мощному витку турбулентности, хаоса и непредсказуемости в мировой политике. Таким образом, сама война и особенно поражение Ирана имеют такие негативные геополитические последствия для России, как повышение нестабильности на общих границах Ирана и России, нарушение баланса сил в пользу Запада в прилегающих сферах двух стран, усиление милитаризма. Для России образуется еще один очаг угроз и нестабильности на юге по периметру границ на Каспии, в Центральной Азии и в Закавказье.

В четвертом параграфе «Геополитические последствия для России дипломатического решения иранской ядерной программы» анализируются три важных позитивных последствия четвертого сценария. С учетом того, что давление на Иран по его ядерной программе осуществляется в соответствии с геополитической экспансионистской политикой Запада, также направленной против России, противодействие Ирана гегемонистским планам Запада идет на руку Москве, поскольку демократическое разрешение конфликтности вокруг ИЯП дипломатическим путем обеспечивает России: усиление стабильности в периферийных регионах Ирана и России, сохранение геополитического статус-кво в геополитическом треугольнике «Иран – Запад – Россия» и укрепление позиций России в регионе в качестве ответственной и авторитетной державы и геополитического противовеса Западу. Выгоды четвертого сценария не ограничатся предотвращением реализации негативных сценариев. Тегеран и Москва получили возможность развивать партнерские отношения и они воспользовались этой возможностью.

В Заключении подведены итоги исследования, сделаны обобщающие выводы.

СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ АВТОРОМ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ

В журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1. Нури Алиреза. Россия и переменная "США" в десятилетнем конфликте вокруг ядерной программы Ирана // Национальная безопасность / nota bene. 2014. № 2. C.

304-316. (1,2 п. л.)

2. Нури Алиреза. Геополитические отношения между Ираном и Россией: новые возможности для сотрудничества // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. Грамота, 2015. № 6 (56): в 2-х ч. Ч. II. C. 13-19. (0,6 п. л.)

3. Нури Алиреза. Россия и ядерная программа Ирана в геополитическом контексте Ближнего Востока // Политика и Общество. 2015. № 7. С. 879-888. (0,8 п. л.)

–  –  –



Похожие работы:

«Виноградова Екатерина Алексеевна РОЛЬ СТРАТЕГИЧЕСКОЙ КОММУНИКАЦИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ АЛБА (на примере отношений со странами ЕС) Специальность 23.00.04 "Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кан...»

«ВЕТРОВ Евгений Валерьевич ЭВОЛЮЦИЯ ТЕРМОТЕКТОНИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ ЮГОВОСТОЧНОГО АЛТАЯ В ПОЗДНЕМ МЕЗОЗОЕ И КАЙНОЗОЕ ПО ДАННЫМ ТРЕКОВОЙ ТЕРМОХРОНОЛОГИИ АПАТИТА специальность 25.00.03 геотектоника и геодинамика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогическ...»

«УДК 556.3(569.1) Салих Касем Омар Закономерности формирования ресурсов подземных вод в сложных геологотектонических условиях на территории равнины Забадани (Сирийская Арабская Республика) Специальность 25.00.07 – гидрогеология АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на соискание ученой степени кандидата геолого-минералогических...»

«Нехаев Андрей Викторович Мнение как познавательная форма: логико-семиотический анализ Специальность 09.00.01 – "Онтология и теория познания" Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора философских наук Тюмень 2009 Работа выполнена на кафедре философии ГОУ ВПО "Тюменский Государственный Университет"...»

«Политов Сергей Иванович Современный международный терроризм как угроза национальной безопасности России Специальность 23.00.02: политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии Ав...»

«Шаповалова Наталья Сергеевна Социальная память в закрытых и открытых обществах: социально-философский анализ 09.00.11 – социальная философия по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов 2012 Работа выполнена в ФГБОУ "Саратовс...»

«ГЛЕБОВА Анна Николаевна МЕСТНОЕ САМОУПРАВЛЕНИЕ КАК СУБЪЕКТ МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА Специальность: 22.00.08 – Социология управления Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2015 Диссертация...»

«МИХАЛЬЧУК АННА ВЛАДИМИРОВНА СОЦИАЛЬНАЯ ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ НАСЕЛЕНИЯ В ТУРИСТСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ ХАБАРОВСКОГО КРАЯ (СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ) 22.00.04 – Cоциальная структура, социальные институты и процессы Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Хабар...»

«Грачев Николай Дмитриевич Суверенность в контексте постнеклассической социальной философии 09.00.11 Социальная философия по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Сарато...»

«Батуева Елена Владимировна АМЕРИКАНСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ УГРОЗ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ И ЕЕ МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ Специальность: 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТ...»

«СМИРНОВА Елена Михайловна РИТМИЧЕСКИЙ СТРОЙ МУЗЫКАЛЬНО-ПОЭТИЧЕСКОГО ФОЛЬКЛОРА ТАТАР-МУСУЛЬМАН ВОЛГО-УРАЛЬЯ Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения Санкт-Петербург – 2010 Работа выполнена на кафедре гармонии и методики преподавания музыкально-теоретич...»

«НАГОРНЫХ Елена Евстафьевна ПРОБЛЕМА ДВИЖУЩИХ СИЛ АНТРОПОГЕНЕЗА /ФИЛОСОФСКО – МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ/ Специальность 09.00.01 – онтология и теория познания Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата философских наук Екатеринбург Работа выполнена на кафедре философии Института по переподготовке и повышению...»

«РОДИНА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА СОЦИАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИЗАЦИЯ НАСИЛИЯ В СЕМЬЕ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ Специальность 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора социологических наук Москва – 2007...»

«МАТАСОВ МИХАИЛ ВЛАДИМИРОВИЧ Взаимодействие органов власти и крупной промышленной корпорации: социолого-управленческий аспект 22.00.08 – Социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Москва 2013 Ди...»

«Греднева Татьяна Владимировна СОЦИАЛЬНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ УПРАВЛЕНИЯ МУНИЦИПАЛЬНЫМ ОБРАЗОВАНИЕМ г. РЯЗАНЬ 22.00.04 – социальная структура, социальные институты и процессы Автореферат Диссертации на соискани...»

«КУН ЦЯОЮЙ БОРЬБА С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ И ПОЛИТОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ РОССИИ, КНР И США Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«Моховикова Мария Николаевна Взаимодействие государства и негосударственных некоммерческих организаций в Узбекистане. Специальность: 23.00.02 – политические институты, процессы и технологии АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва – 2016 Работа выполнена на кафедре мировых политичес...»

«ЕЛАГИНА Регина Хамитовна ОРИЕНТАЦИИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЕЖИ БАШКОРТОСТАНА НА ТРУДОВУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ В СФЕРЕ МАЛОГО И СРЕДНЕГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА: ЦЕННОСТНЫЙ АСПЕКТ Специальность 22.00.04 – социальная структура...»

«Завьялов Михаил Геннадьевич традиция КАК СПОСОБ САМОИДЕНТИФИКАЦИИ ОБЩЕСТВА Специальность 09.00.11 Социальная философия АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Екатеринбург 1997 ' Р а б о т а выполнена на к а ф е д р е философии и к...»

«ПЕРЕВОЗНИКОВА Елена Валериевна МАРГАНЦЕВОСИЛИКАТНЫЕ ПОРОДЫ РУДНЫХ РАЙОНОВ ЮЖНОГО СИХОТЭ-АЛИНЯ: МИНЕРАЛОГИЯ И ГЕНЕЗИС (25. 00. 11 – геология, поиски и разведка твердых полезных ископаемых; минерагения) Автореферат диссертац...»

«Хаёрова Юлия Геннадьевна ЖИЗНЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ КАК ФАКТОР И ФОРМА САМОСОБИРАНИЯ ЧЕЛОВЕКА Специальность 09.00.11 – социальная философия Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Казань –...»

«~ Филимонов Сергей Владимирович МИНЕРАЛЫ ГРУШIЫ БЛЁКЛЫХ РУД ИНДИКАТОРЫ РУДОГЕНЕЗА (НА ПРИМЕРЕ ГИДРОТЕРМАЛЬНЫХ МЕСТОРОЖДЕНИЙ ЗОЛОТА) Специальность минералогия, кристаллография 25.00.05 АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидат...»

«Курганников Алексей Витальевич Социологический анализ управленческой мотивации в социальной деятельности 22.00.08 социология управления АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата социологических наук Сочи 2011 Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии Сочинского государственного университета туризма и курортного де...»

«Артёмова Александра Николаевна ХУДОЖЕСТВЕННАЯ ЖИЗНЬ АЛТАЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХХ ВЕКА ПО МАТЕРИАЛАМ МЕСТНОЙ ПЕРИОДИЧЕСКОЙ ПЕЧАТИ Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура (искусствоведение) Автореферат диссертации на соискание учёной с...»

«Шиловский Олег Павлович КАЗАНСКИЕ ЦЕФАЛОПОДЫ ВОЛГО-УРАЛЬСКОГО РЕГИОНА 25.00.02– Палеонтология и стратиграфия Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата геолого-минералогических наук Казань 2007 Работа выполнена на кафедре региональной геологии Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова-Ленина и в Палеонтологическом институте РАН (Москва) На...»

«ТОКУН Елена Анатольевна Арво Пярт. Tintinnabuli: техника и стиль Специальность 17.00.02 – "Музыкальное искусство" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата искусствоведения Москва 2010 Работа выполнена на кафедре теории музыки Московской государственной ко...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.