WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«СОЦИАЛИЗАЦИЯ БЕЗНАДЗОРНЫХ ПОДРОСТКОВ В УСЛОВИЯХ ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА ...»

На нравах рукописи

Литвяков Михаил Владимирович

СОЦИАЛИЗАЦИЯ БЕЗНАДЗОРНЫХ ПОДРОСТКОВ В УСЛОВИЯХ

ТРАНСФОРМАЦИИ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Специальность 22.00.04 — «Социальная структура,

социальные инстигуты и процессы»

(социологические науки)

Автореферат

диссертации на соискание ученой степени

кандидата социологических наук

Новочеркасск — 2007

IV Д 7Ш1ЛП01или

П 1 I D ИМ

РАО

бота выполнена в государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Новочеркасская государственная мелиоративная академия» на кафедре истории и культурологии Научный руководитель доктор исторических наук, профессор Циткилов Петр Яковлевич

Официальные оппоненты:

доктор философских наук, профессор Данцев Андрей Андреевич доктор социологических наук, профессор Денисова Галина Сергеевна Ведущая организация Южно-Российский государственный университет экономики и сервиса Защита состоится « %д » 2007 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета К 212.304.01 по социологическим наукам при ЮжноРоссийском Г О С У Л Я П С Т П Р Н Н О М твунииргком университете (Новочеркасском 346428, г. Новочеркасск, ул.

технической библиотеке Южноиверситета (НПИ) г.

Щербакова Л. И.

Общая характеристика работы Актуальность исследования. Современная Россия периода становления нового общественного строя служит естественной лабораторией для отечествен­ ных исследователей и специалистов социально-гуманитарных наук.


В течение последних 1 5 - 2 0 лет общество столкнулось с серьезными трудностями. Оно претерпело значительные структурные и культурные изменения в сознании и практике современных россиян, связанные с введением новых политических ин­ ститутов, новых форм собственности и экономических отношений, появлением новых культурных образцов и ценностных ориентации. Именно в рамках данно­ го временного периода мы изучаем явление подростковой безнадзорности.

В России безнадзорность многократно претерпевала изменения как коли­ чественные, так и социальные. Было потрачено много сил и средств, однако ча­ ще всего подход к решению проблемы был направлен на устранение последст­ вий, а отнюдь не причин. Первоначально отсутствие должной государственной системы и поддержки общественных начинаний, негибкость установленных ин­ ститутов при изменении ситуации, постоянные задержки с принятием решений, а также углубляющийся кризис семьи так и не позволили решить проблемы бес­ призорности. Не справившись с последствиями внутренней социальной и семей­ ной политики, государство находит выход в удалении беспризорных с наиболее заметных мест.

Основные силы государства направлены на борьбу с последствиями при­ чин названного явления. Строятся новые заведения для помещения в них бес­ призорных детей, но не всегда сюда удается подобрать квалифицированные кад­ ры. Система мер по профилактике безнадзорности и беспризорности в законода­ тельстве (Ф. 3. №120 «Об основах системы профилактики безнадзорности и пра­ вонарушений несовершеннолетних» от 24 июня 1999 г.) подразумевает не столько работу с семьей, из которой ребенок может уйти, сколько работу с ока­ завшимся на улице ребенком.

На протяжении 90-х г. г. XX в. уличные дети стали заметным явлением во многих российских городах. Лишенные родительского надзора, бродящие по улицам в поисках пропитания и развлечений, они вызывают острую тревогу в обществе. В газетных публикациях и околонаучных изданиях появляются пу­ гающие данные о количестве таких детей (называются цифры от ста тысяч до семи миллионов, при общем числе детей в России около 37 миллионов). В дей­ ствительности же не существует надежных данных о количестве уличных детей в России (тем более что нет единого мнения о том, каких детей считать уличны­ ми). Следует признать, что сегодня нет достоверных статистических данных о беспризорных в России, поэтому крайне затруднительно назвать их число, воз­ растной, половой, национальный или региональный состав, сроки пребывания «в бегах». Косвенные данные свидетельствуют о значительном росте, за послед­ ние 20 лет, численности безнадзорных детей попадающих в поле зрения госу­ дарственных и муниципальных органов. Например, к середине 2000-х годов число детей доставляемых МВД в соответствующие социальные учреждения, возросло по сравнению с 1988 г. примерно в два раза. Увеличилось и число дет­ ских домов в стране, теперь их более тысячи.

Социологические исследования, в которых затрагивается тема безнадзор­ ности, носят, в основном, односторонний характер. Они делаются, в большинст­ ве случаев, по заказу государственных и международных общественных органи­ заций, где каждый отвечает за определенный сегмент охвата несовершеннолет­ них какой-либо степенью опеки. Ни процесс и обстоятельства возникновения самого явления, ни оправданность функционирования системы по его предот­ вращению и возвращению «выбывших из социальной жизни» несовершеннолет­ них обратно, не анализировались в достаточной мере и комплексно отечествен­ ными социологами. Хотя существует немалое количество суждений по иссле­ дуемой проблеме должностных лиц, общественных и политических деятелей, основанных на публикациях по этой теме в широкой прессе.

Таким образом, изучение нашего общества на переходном этапе характе­ ризуется сменой ценностей и способов деятельности. Наглядно эти принципы просматриваются через призму СМИ и медиа-дискурса в самом широком смыс­ ле. Современная познавательная ситуация требует использования источников нового типа. Также необходимы соответствующие научные теоретические и практические подходы к данному объекту в его взаимосвязи с процессами, про­ исходящими в обществе.

Выбор темы обуславливается потребностью научного осмысления подро­ стковой безнадзорности как целостного феномена, вбирающего в себя, как со­ ставную часть, беспризорность. Именно это обстоятельство делает важным ком­ плексное рассмотрение данной проблемы. Представляется, что без социологиче­ ского исследования проблемы подростковой безнадзорности нельзя выстроить действительно научную теорию социализации личности, что, в свою очередь, обуславливается потребностью обеспечения безопасности и устойчивости госу­ дарства.

Известно, что стабильность общества есть закономерное следствие необ­ ходимого взаимодействия и нормального функционирования всех структурных элементов социально-политической системы, обеспечивающее ее целостность, существование и развитие. Максимальное внимание к динамике и характеру со­ циальных проблем и противоречий, отслеживание различных степеней социаль­ ной напряженности, оперативное и достоверное информирование общества и власти — важный прикладной аспект развития научного знания в области со­ циологии. Именно в этом, прежде всего, мы видим практическую актуальность выбранной темы.





Степень разработанности проблемы. Среди зарубежных ученых, кото­ рые анализировали подростковые девиации, можно особо выделить авторов, от­ водивших место изучению социально-психологических причин безнадзорности.

Это Э. Эриксон, Д. Берн, Р. Лэнг, в работах которых основное развитие лично­ сти происходит в направлении социальной адаптации. Они описывали ключевые моменты социальной адаптации личности по мере ее становления. Доказывали, что развитие личности неизбежно и тесно связано с меняющимися особенностя­ ми социальных предписаний и системой ценностей. В их теориях были развиты новые взгляды относительно индивидуального взаимоотношения ребенка с ро­ дителями — в том культурном контексте, в котором существует семья. Подчеркивалась важность исторических условий, в которых формируются подростки.

При этом особое внимание обращалось на социальные и культурные феномены, на роль семьи в социализации нового поколения.

Среди отечественных ученых вышеназванной направленности относитель­ но исследуемой проблематики, можно выделить Л. С. Выготского, А. В. Мудрика, И. С. Кона. В их теориях социализация детей рассматривается во взаимодействии с ближайшим их окружением, в первую очередь, с родителями. Подчеркивалась важность первичной социализации для индивида, сходство с ней основной струк­ туры вторичной социализации. Л. С. Выготский полагал, что в процессе социали­ зации подросток устанавливает целостную идентичность, которую он называл «вхождением в культуру». А. В. Мудрик считает, что если какая-либо группа за­ дач или существенные задачи группы остаются нерешенными на том или ином возрастном этапе, то это либо задерживает развитие человека, либо делает его не­ полным. И. С. Кон подробно рассматривает взаимоотношения юношей и девушек в зависимости от их психосексуального развития.

Авторы, деятельность которых можно отнести к направлению «практиче­ ской социальной работы», представлены именами Т. И. Шульги, В. Слот, X. Спаниярд, которые трудились как независимо друг от друга, так и совместно.

При отборе и разработке новых методик работы с детьми и родителями, эти ав­ торы исходили из необходимости опоры, во-первых, на психологические осо­ бенности детей разного возраста и разного личного опыта, а во-вторых, на взаи­ модействие и согласование общих усилий специалистов различных областей — психологов, социальных педагогов, учителей, воспитателей и др. Они также от­ давали приоритет профилактической работе с детьми и родителями.

Среди авторов, занимающихся проведением прикладных социологических исследований с целью изучения безнадзорности и сопутствующих факторов, можно выделить А. Л. Арефьева, С. А. Стивенсон, Е. Н. Морозову, Е. Б. Брееву и др. Однако систематических обследований в масштабах России или крупных регионов по данной проблематике не проводилось. Силами научных коллектиB O B, в которые входили и названные выше авторы, обследования проводились преимущественно в отдельных городах России.

В целом, среди отечественных исследователей, в той или иной степени касав­ шихся проблемы подростковой безнадзорности, заслуживают быть упомянутыми:

В. И. Чупров, О. Е. Лебедев, Е. Е. Чепурных, А. Н. Майоров, В. И. Золотухина, О. В. Зыков, Н. Л. Хананашвили, А. С. Автономов, Т. В. Ковалева, В. Д. Плахов, А. Д. Артемчук, И. Л. Баушева, М. Г. Флямер, Р. Р. Максудов, Г. И. Забрянский, Т. И. Заславская, А. Л. Салагаев, А. В. Шашкин.

Теоретике — методологической основой исследования послужили работы отечественных и зарубежных исследователей, касавшихся проблемы соци­ альной природы безнадзорности и выявления ее причин, в том числе Э. Дюркгейма, П. А. Сорокина, В. С. Магуна, М. В. Энговатова, А. А. Ш и я н а В разработке методологии прикладного исследования и инструментария использова­ лись материалы В. Ядова.

При выборе методов, мы исходили из принципа методологического плю­ рализма, как признания ценности любой методологической системы дающей по­ ложительное или отрицательное знание об исследуемом объекте. Применялся междисциплинарный подход к исследованию безнадзорности, привлекался раз­ нообразный материал гуманитарных наук, изучающих человека.

Работа представляет собой интегрированную теоретическую и методоло­ гическую конструкцию, опирающуюся на систему принципов.

Информационной базой для исследования послужили федеральные и ме­ стные законы, нормативные акты РФ, указы Президента РФ, инструкции, ин­ формационные письма различных министерств и ведомств РФ регулирующие деятельность по профилактике и ограничению безнадзорности. Также использо­ вались: публикации в периодической печати; данные государственной статисти­ ки, материалы социологических исследований проводившихся различными ис­ следовательскими группами (Исследование беспризорных при поддержке Фонда Форда и Министерства труда и социального развития РФ - 1997—98 гг.; Иссле­ дование «Углубленный анализ положения работающих уличных детей в Москве», проведенное по заказу Международной Организации.Труда (МОТ) его подразде­ лением — Московским Бюро Труда — 2001 г.; Комплексное социологокриминалистическое исследование причин роста беспризорности среди несо­ вершеннолетних и распространения наркомании в среде беспризорных в г. Мо­ скве — 2002 г.; Исследование беспризорных, проведенное Центром социологиче­ ских исследований Министерства образования РФ - 2002 г.); Социологическое исследование явления «безнадзорность» (на материале опроса 440 «трудных подростков» в общеобразовательных школах), проведенное нами в 2004 - 2005 гг.

Объектом исследования является подростковая безнадзорность в совре­ менный период трансформации российского общества.

Предметом исследования выступает социализация безнадзорных подрост­ ков, механизмы и направления ее реализации.

Цель исследования состоит в комплексном анализе условий, явлений и факторов способствующих социализации безнадзорных подростков через выяв­ ление теории и практического опыта в условиях меняющейся социальноисторической реальности.

Задачи исследования, сформулированные в соответствии с целью, состоят в том, чтобы:

— выяснить, что представляет собой безнадзорность как «социальное» яв­ ление, каковы ее причины и факторы;

— исследовать адаптацию и социальную идентификацию безнадзорных подростков в процессе их социализации;

— установить влияние базовых социальных институтов на процесс социа­ лизации подростков;

— определить социальный облик безнадзорных подростков и специфику его формирования;

— провести социологическое исследование явления «безнадзорность» (на материале опроса «трудных подростков» в общеобразовательных школах).

Реализация поставленных задач осуществлялась с помощью методологи­ ческой основы, базирующейся на специальных (невключенное наблюдение, ана­ лиз документов, экспертный и анкетный опрос) и общенаучных методах сбора информации и ее исследования (формально-логический, системно-структурный, группировки и классификации, обобщения и сравнения), а также общелогических приемах (синтез, индукция, дедукция, аналогия).

Достоверность и обоснованность полученных данных обеспечивалась при­ менением взаимодополняющих методов, привлечением конкретных социологи­ ческих данных (в том числе и собственного исследования, предпринятого в 2004

- 2005 гг.), репрезентирующих содержание решаемых задач исследования, при­ менением методов статистической обработки данных.

Исследовательская гипотеза состоит в том, что в условиях современной России достижение определенного эффекта в сфере социализации безнадзорных подростков определяется интенсивной координацией совместных усилий двух конкретных и значимых для подростков жизненных сфер - школы (включая до­ полнительные учреждения творческой и спортивно-досуговой направленности) и семьи.

Научная новизна исследования заключается в том, что в нем:

— выявлены особенности современного «сообщества беспризорных» Рос­ сии («рецидивное» бродяжничество; негативное отношение к социальным видам существования и заработка; приверженность к «субкультуре» и нежелание с ней расставаться; отсутствие подавленности или депрессивного состояния в поведе­ нии; избирательная коммуникабельность, прагматичность и др.). Впервые на Юге России для исследования безнадзорности использован анкетный опрос «трудных» подростков в условиях общеобразовательной школы. Выработаны предложения для оптимизации работы по предотвращению беспризорности;

— уточнен сущностный характер явления безнадзорности, определены его макросоциальные и микросоциальные причины, а также раскрыт механизм об­ разования цифровых данных о численности безнадзорных и беспризорных в со­ временной России. Показана специфика адаптации безнадзорных подростков, проявляющаяся в некотором ослаблении девиационного фактора в этом процес­ се, а также выявлен изменившийся тендерный аспект идентификационных ролей безнадзорных подростков;

— дано обоснование воспитанию как определяющему началу социализа­ ции безнадзорных подростков, раскрыта специфика гражданской и политиче­ ской социализации, а также показана роль семьи и образования в социализационном процессе. При этом выявлены особенности личностно ориентированной модели образования и воспитания подростков (приоритетная роль их саморазви­ тия, самоорганизации, личностного самоопределения, усиления коммерциализа­ ции в среде образования и воспитания и др.);

— выявлены механизмы образования и специфика существования беспри­ зорного сообщества: характер миграции безнадзорных подростков и сроки пре­ бывания «на улице», мотивы бродяжничества; включенность в групповые отно­ шения в потенциальной девиантной среде, приобщенность к тем или иным фор­ мам девиации; наличие основных категорий безнадзорных; образ жизни и со­ стояние здоровья, места постоянного пребывания в период бродяжничества, уровень грамотности, качественный состав семьи и характер взаимоотношения с ней. Определена также ментальная составляющая, характеризующая поведение и мотивации беспризорных, которая определяется ценностными ориентациями и планами на будущее, желанием или нежеланием вернуться в семью, возобновить учебу.

Положения выносимые на защиту

1. К числу важнейших причин безнадзорности следует отнести: 1) не­ здоровый моральный климат в семье — безразличное и во многих случаях враж­ дебное отношение к детям со стороны родителей и ближайших родственников;

2) гиперопека детей в семьях, что нередко приводит к вызывающему поведению и отдалению от семьи; 3) нежелание подростков придерживаться задаваемых семейным воспитанием рамок социального поведения — из-за несоответствия их тем потребностям, которые подросток воспринимает как свои личные, и ре­ шение которых, по его мнению, является сейчас наиглавнейшим.

2. Семья для большинства безнадзорных подростков все же входит в наиболее значимую категорию отношений «тождества», что означает объедине­ ние себя с членами своей семьи в один «социальный организм». Уровень ощу­ щения этого тождества - простая механическая солидарность, без идейной осно­ вы. Следовательно, превращение подростка в беспризорного происходит не под влиянием «идей», а при нарушении механической солидарности. В формирова­ нии подростковой безнадзорности объективными составляющими являются та­ кие «семейные» факторы, как: неполная семья; многодетная семья; отсутствие высшего образования у родителей и др.

3. Рост «сознательности» у «проблемных» подростков с увеличением их возраста не противостоит наметившейся в их жизни тенденции к безнадзор­ ности, а сосуществует с ней. В школьный период жизни, в большинстве случаев, у подростков лишь развивается существующий характер личностной направлен­ ности, практически не подвергаясь коррекции со стороны учебного заведения.

Персонал школы воспринимается большинством трудных подростков просто как часть «общего фона» данного места их настоящего пребывания. Учитывая, что как место пребывания и межличностного общения школа, сама по себе, вос­ принимается подростками в целом положительно, можно утверждать, что по­ тенциал школьной социализации задействован лишь в небольшой степени.

4. Социальным органам и органам правопорядка в течение ряда лет приходится иметь дело преимущественно с одним и тем же составом беспризор­ ных. Правомерно утверждать, что большая часть беспризорных - это «рецидивные бродяги». Современные беспризорные, в основной своей массе, настроены иж­ дивенчески, в их среде распространены отношения и мифология уголовного ми­ ра. Реальным перспективным ориентиром для беспризорных служат доходные виды криминальной деятельности. Они принципиально не хотят учиться в шко­ ле и т. п., не стремятся стать полноценными членами социального общества.

Объективная потребность беспризорных - не в пище, жилище и одежде, а в спе­ циальном культурном воздействии, в перевоспитании.

Практическая значимость исследования состоит в том, что проблема со­ циализации безнадзорных подростков избрана темой специального комплексно­ го исследования в рамках социологии. Материалы и выводы, полученные в ходе исследования, могут быть использованы в развитии новых социальных техноло­ гий, в преподавании учебных курсов гуманитарных наук, а также для подготов­ ки проведения дальнейших социологических исследований в области работы с несовершеннолетними.

Результаты прикладного социологического исследования «трудных подро­ стков» также могут быть использованы комиссиями по делам несовершеннолет­ них; управлениями соцзащиты и образования. В разработке программ типа «Профилактика безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», «Де­ ти России». В разработке норм ювенальной юстиции. При организации социаль­ но-реабилитационных центров для несовершеннолетних.

Апробация исследования. Содержащиеся в работе теоретические положе­ ния и выводы прошли апробацию в научном сообществе: изложены в 5 опубли­ кованных научных статьях (общий объем - 4,15 п. л.); в выступлениях на конфе­ ренциях. Основные результаты исследования и практические рекомендации по конкретно-социологическому исследованию прошли апробацию на межрегио­ нальной научно-теоретической конференции, состоявшейся в НГМА 17 мая 2006 г., также были представлены на заседании кафедры истории и культуроло­ гии, состоявшемся 28.02.07.

Структура работы Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих пять парагра­ фов, заключения и библиографии.

Основное содержание работы Во введении обосновывается актуальность темы исследования, представ­ лены выводы по состоянию научной разработанности проблемы, сформулирова­ ны цель, задачи, объект, предмет, теоретико - методологическая основа, а также научная новизна, теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе: «Безнадзорность как социальное явление, ее причины и факторы» анализируются различные методологические подходы к исследова­ нию безнадзорности как социального явления и обосновываются причины ее резкого роста в транзитивном российском обществе, начиная с 90-х гг. XX века.

В параграфе 1. 1 «Безнадзорность как социальное явление, ее причины и факторы» анализируется современное состояние изучения данной проблемы, разработанность основных понятий, причины явления, а также происхождение данных по безнадзорности.

Безнадзорные в реальной жизни являются тудновычленяемой категорией подростков, степень безнадзорности которых сложно соотнести однозначно с каким-либо критерием, исключая явную беспризорность. Отдельные специали­ сты считают, что термин «безнадзорность» используется для того, чтобы легче было манипулировать общественным мнением, когда надо — объединять этот термин с «беспризорностью», увеличивая масштабность данного явления, в дру­ гих случаях, — разъединять эти понятия, с целью занизить нависшую над обще­ ством угрозу. С теоретической позиции безнадзорность — это явление, непо­ средственно происходящее от деформации процесса социализации и формиро­ вания личности вследствие масштабного социального и семейного неблагополу­ чия.

Безнадзорность сопровождается ростом социальной средовой дезадапта­ ции детей и подростков. При ней мироощущение и миропонимание подростка рассогласовываются с явлениями окружающей среды, ее традициями и нормами, деформируются ценностные ориентации, ослабляются или утрачиваются связи с социальными институтами: семьей, школой и др.; происходит отчуждение от социальных видов деятельности и времяпрепровождения. Эти и другие факторы и причины мешают личностному развитию подростка, не позволяют ему само­ утверждаться через социально полноценные действия. А сам подросток оказы­ вается в рамках такого отчуждения и изоляции, в которых утрачивается чувство принадлежности к общей культуре. Возникают различные отклонения в поведении и склонности к бродяжничеству, алкоголю, наркотикам, противоправным действиям, попыткам самоубийства и т. п.

Научное осмысление проблемы безнадзорности позволяет выделить не­ сколько универсальных причин этого явления. Первая - это нездоровый мораль­ ный климат в семье, когда подросток ощущает безразличное, а то и враждебное к себе отношение со стороны ближайших родственников. Вторая причина за­ ключается в практике гиперопеки своих детей некоторыми семьями, из-за чего эти дети, в целях сохранения своей нарождающейся индивидуальности, начина­ ют вести себя вызывающе, — они также находят поддержку за пределами се­ мейного круга. Третья причина состоит в нежелании подростков из внешне бла­ гополучных семей придерживаться задаваемых семейным воспитанием рамок социального поведения из-за несоответствия их тем потребностям, которые под­ росток воспринимает как свои личные, и решение которых, по его мнению, яв­ ляется сейчас наиглавнейшим.

Так как в обществе безнадзорность становится заметной лишь тогда, когда проявляет себя в различных формах неадекватного поведения, необходимо раз­ граничить проявления неадекватности (несоответствия социальным стандартам) по причинам макро- (институт семьи — социум) и микро- (личность — социум) социального порядка.

По поводу цифровых данных о беспризорных несовершеннолетних мне­ ния специалистов совпадают лишь в одном: их количество не известно никому.

Официальная статистика фиксирует только тех беспризорных, которые задер­ живаются милицией либо попадают в специализированные социальные учреж­ дения. Проведя ряд сопоставлений, автор установил существующую закономер­ ность подсчета безнадзорных, и пришел к мнению, что общая численность бес­ призорных в России составляет около полумиллиона человек. Следовательно, при определении масштабов беспризорности следует говорить не о миллионах, а о меньшем количестве детей и подростков.

Также авторская позиция заключается в том, что безнадзорность является распространенной причиной отклоняющегося поведения подростков. Они, будучи несовершеннолетними, по закону не в полной мере ответственны за свои поступки и обязаны иметь над собой в качестве воспитателя взрослого человека.

Именно та безнадзорность, которая приводит к девиантному поведению, являет­ ся не только самой социально заметной, но и, конечно же, самой социально опасной.

В параграфе 1. 2 «Адаптация и социальная идентификация безнадзорных подростков в процессе их социализации» анализируются модели социальной адаптации и сущность процесса социализации подростков.

Подростковая безнадзорность, будучи порождением общественной дезорганизованности, сама также создает факторы, влияющие на усиление социально­ го разложения: бродяжничество, правонарушения, наркоманию, проституцию и т. д. Предоставленные сами себе подростки попадают в уличную среду, где в процессе усвоения ее норм и ценностей он ориентируется на известные ему го­ товые примеры для подражания, т. е., как правило, на подростков более старшей возрастной категории или даже на взрослых людей, реальных или воплощенных в известных стереотипах.

Пути и способы адаптации подростков пролегают не только в социальном русле. Само определение адаптации как приспособления к существующим об­ стоятельствам путем врастания в среду или изменения себя, не оставляет места для моральных (или социальных) критериев оценки. Адаптация — это интегра­ ция индивида в какое-либо сообщество, вольная или невольная, у которой глав­ ная задача — выжить там любым способом. Дезадаптация, в таком случае, уг­ рожает как минимум физическому пребыванию человека в конкретной среде его обитания, а то и самому его существованию.

Определенные адаптационные стратегии связаны с конфигурациями идентичностей, ориентации на которые у подростков из различных социальных групп выражены в разной мере. Социально-экономические трансформации со­ провождаются ломкой групповых идентичностей в периоды острого кризиса, но люди всегда стремятся восстановить свой жизненный мир сопричастностью близким, «своим». Именно жизненные стратегии дифференцируют все российское население: выживание или стремление к достижениям. В этой плоскости происходит формирование новых социальных идентичностей через соотнесение с «проигравшими» или «выигравшими» в ходе перемен. Первая тенденция про­ слеживается у тех, кто испытывает трудности самоопределения и адаптации к новым условиям и обращается за поддержкой в «идеальный мир» прошлого или к таким же индивидам, не сумевшим приспособиться. Другая стратегия харак­ терна для тех, кто вполне адаптировался к переменам, проявляет активность и стремление к успеху, живет настоящим.

Наиболее трудно поддается изменениям в лучшую сторону социализация как усвоение совокупности установленных обществом социокультурных про­ цессов, когда в обществе изменяются условия, а его социализационная функция не отрегулирована. В кризисном обществе коррекция социализации должна быть связана с лечением самого социума. В таком обществе имеет свое место и принудительная социализация. Она происходит с индивидом в случае его отчу­ ждения от установленного в обществе процесса становления личности (безнад­ зорные и беспризорные дети и т. д.) или частичной утраты влияния институтов социализации, когда берут верх стихийные каналы социализации.

В параграфе 1. 3 анализируются современные исследования, направлен­ ные на создание теоретической базы изучения явления безнадзорности. Опреде­ ляются различия и точки пересечения исследовательских позиций социально и личностно ориентированной работы с подростками.

Если существует множественность трактовок стилей и методов воспита­ ния, то нельзя с уверенностью утверждать что какая-либо, пусть даже самая про­ грессивная с точки зрения авторов, методика способна смоделировать полно­ ценную жизнь. Если будет допущена хоть одна ошибка или не продуман от­ дельный момент, эта искусственная среда способна нанести непоправимый урон развивающемуся сознанию подростков.

Необходимо воздерживаться от категоричных суждений и не забывать, что в нашем, многими авторами названным отчужденным, обществе «жизнь», созда­ ваемая в воспитательно-образовательных учреждениях все-таки останется для подростков чужой, к которой они, каждый по-своему, будут стараться приспо­ собиться. В подобных учреждениях самой насущной воспитательной задачей является необходимость смягчить «жесткость», которую привносят «цивилиза­ ция» и транзитивный период в отношения подростков между собой, и в отноше­ ния подростков с их наставниками.

Мы считаем, что основополагающее влияние «среды» на сознание подрост­ ков произошло или происходит вне их стен (в семье, в уличной кампании). А по­ тому, в учреждениях воспитательная среда может быть лишь направляющей, кор­ ректирующей, а не оказывающей радикальное влияние на умы подростков.

Воздействие на подростков должно естественным образом сочетать в себе как интересы личности, так и интересы государства и общества. Интерес обще­ ства состоит в том, чтобы личностное развитие сохраняло нравственную основу и способствовало его культуре. Интересы же государства распространяются на область патриотизма, гражданственности, экономического могущества и про­ цветания.

Позиция синтеза социально и личностно ориентированных элементов спо­ собна снять противоречия между этими двумя направлениями. Если государство способствуют личностному развитию индивидов, не препятствуя творческим проявлениям, то общество выиграет в качественном составе своих членов. Если же общество состоит из ответственных, нравственно здоровых граждан, то ре­ шение социальных проблем становится делом «техники» и времени.

Во второй главе «Безнадзорность и потенциал подростковой социализа­ ции» анализируются различные проявления безнадзорности в практической дей­ ствительности.

В параграфе 2. 1 анализируются существующие наблюдения и исследова­ ния безнадзорных, их ментальной составляющей и жизненной среды.

Можно выделить три основные категории безнадзорных:

• те, кто, в силу различных обстоятельств, длительно - более одного месяца — проживает на улице;

• те, кто периодически живут на улице, — жизнь этих подростков на улице обычно ограничена периодом от нескольких дней до нескольких недель.

Дети этой категории оказываются на улице, к примеру, на время очередных за­ поев родителей-алкоголиков, а для детей-сирот -- на время разрешения конфлик­ та с воспитателями и т. д.;

• те, кто ещё живёт (ночует) дома, но свои основные потребности удовлетворяет на улице. Последняя категория подростков характеризуется тем, что значительную часть дня они проводят на улице, возвращаясь домой только для того, чтобы переночевать. Как правило, они уже давно бросили школу и со­ стоят на учете в милиции или комиссии по делам несовершеннолетних.

Большинство современных уличных детей происходят из девиантных и конфликтных, бедных семей, отягощенных безработицей, алкоголизмом и при­ менением насилия. Духовная атмосфера в семьях, из которых «выходят» беспри­ зорные, характеризуется социально-экономическим неблагополучием низкоста­ тусных, деградированных семей. Психологически невыносимая, дискомфортная атмосфера семьи, бедственное финансовое положение в условиях отсутствия выбора предопределяют поиск компенсации в экстраординарных условиях.

В немалой доле на судьбу будущих беспризорных повлияли неудачи в шко­ ле, усиливая общее неблагополучие. Правомерно утверждать, что беспризорные

- это в основном «рецидивные» бродяги. Во внешнем облике беспризорных от­ сутствуют какие-либо общие закономерности. Беспризорные «на улице» обра­ зуют свою субкультуру, причем, они любят свою субкультуру и на деле не хотят с ней расставаться. Специалисты обычно не наблюдают у таких детей длитель­ ного подавленного депрессивного состояния.

Современные беспризорные настроены резко иждивенчески, болеют взрослыми болезнями, имеют задатки истязателей. Не «работает» понятие «труд» в обычном смысле слова, который, по определению, является «воспиты­ вающим», так как с молодых лет у человека вырабатывается установка не на же­ лание выполнять трудную, но нужную обществу работу, а на как можно более доходные и максимально лёгкие по трудозатратам занятия. Беспризорные подростки нуждаются не столько в пище, жилище и одежде, сколько в специальном культурном воздействии, в перевоспитании. Они принципиально не хотят учиться и не стремятся стать кем-то, кроме как бомжами, «крутыми» и ворами.

Вырастают все новые поколения «трутней», которые механизмом социального наследования получают стереотипы не общепринятой морали, а легенды и тра­ диции уголовного мира. В обществе изменилась идеология, и безнадзорные под­ ростки первыми — интуитивно, максимально быстро — усвоили переходные «ценности».

В параграфе 2. 2 анализируется проведенное нами прикладное исследова­ ние — на материале опроса «трудных подростков» в общеобразовательных шко­ лах Ростовской области, Краснодарского и Ставропольского краев.

Для научной полноты охвата проблемы социализации безнадзорных их массив нуждается в исследовании с помощью практических методов прикладной социологии. С учетом того, что объект исследования, «распылен» по чердакам, подвалам, рынкам и т. д., затруднительно построить репрезентативную модель выборки, позволяющую распространить выводы на весь массив российских без­ надзорных. В связи с этим, мы сконцентрировались на опросе доступного нам контингента «трудных» подростков общеобразовательных средних школ.

В ходе проведенного нами в 2004 — 2005 гг. социологического опроса, 440 подростков были отобраны по условному критерию как «трудновоспитуе­ мые» из различных городских и сельских школ расположенных на территории Ростовской области (Новочеркасск, Ремонтное, Чертково, Боковская), Красно­ дарского (Павловская, Крыловская) и Ставропольского краев (Невинномысск, Новопавловск). Выбор этот обусловлен не только доступностью контингента, но и точно очерченной границей школьного влияния. Ведь во многом из этой среды формируются в дальнейшем «безнадзорные».

В некоторых школах определенное содействие в проведении опроса данной категории учащихся нам оказали социальные педагоги. Целью нашего исследова­ ния было установить, какие факторы являются определяющими в переходе под­ ростка из «трудновоспитуемого» состояния в фактическое состояние безнадзорности, сначала — на уровне личностном, а затем и на социальном. Теоретически мы уже выяснили, что фактическая безнадзорность (бродяжничество) - явление, имеющее в большей степени личностные, социально-психические корни, чем вы­ нужденно исходящее из внешних тяжелых социальных обстоятельств.

Репрезентативность выборки обеспечивалась тем, что опрошенные подро­ стки соответствовали цели исследования по критерию «трудновоспитуемые» и по возрастным границам, максимально охватывающим временной период, кото­ рый у различных исследователей и во многих определениях соответствует «под­ ростковому» возрасту. Учитывая специфичность исследования, использовалось квотное построение выборки.

Подросткам было предложено ответить на ряд вопросов, сгруппированных вокруг различных сторон их жизни: взаимоотношения со школьными и домаш­ ними друзьями; со сверстниками; со своими родителями; с учителями; отноше­ ния к учебе; к своему времяпрепровождению; к жизненным ценностям - духов­ ным и материальным.

Деление опрошенных по полу было таково: 6 5 % составили мальчики; 3 5 % — девочки, что обусловлено преобладанием первых в категориях как трудно­ воспитуемых, так и безнадзорных. По возрасту, подростки подразделялись сле­ дующим образом: 2 3 % — одиннадцатилетние; 2 2 % — двенадцатилетние; 2 6 % — тринадцатилетние;. 2 9 % — четырнадцатилетние. Выбор данных возрастных границ был обусловлен основными границами подросткового возраста, что со­ ответствовало и нашей исследовательской задаче.

На вопрос о вероисповедании 94% опрошенных назвали себя христиана­ ми; 1% — принадлежащими к другим религиям. По отдельным нюансам ответов на данный вопрос мы можем заметить, что «вероисповедание», «религия» ассо­ циируются у опрошенных, в основном, с национальностью, с культурной при­ надлежностью в широком смысле слова. Опрошенные вообще часто вместе с «христианством» тут же писали «русский», не различая оттенков в значении смысла вероисповедания (православие, католичество) Из этого следует, что религиозная принадлежность вообще не играет какой-либо существенной роли в процессе предотвращения или развития тенденций к безнадзорности.

Судя по материалам исследования, в неполных семьях проживают 6 7 % подростков, причем из них в 5% случаев - только с отцом, в 1 1 % случаев - с ба­ бушкой и (или) с дедушкой. Мы предположили, что фактор неполной семьи яв­ ляется одним из определяющих в формировании слоя безнадзорных, — это по­ ложение можно вывести из данных полученных разными исследователями, то же подтвердилось и при анализе результатов нашего анкетного опроса.

У 3 4 % опрошенных один из родителей имеет высшее образование; у 5 2 % один из родителей имеет среднее специальное образование; у 3 % один из роди­ телей закончил только среднюю школу; у 2 % один из родителей имеет незакон­ ченное высшее образование; 1 1 % отвечающих не знают, какое образование у обоих или у одного из родителей. В целом высшее образование преобладает у матерей опрошенных — 6 1 % от названного числа родителей этой категории. Но мы можем заметить, что у большей части подростков родители не имеют выс­ шего образования (некоторые подростки даже не знают, какое вообще образова­ ние у родителей, — вряд ли оно высшее), что может свидетельствовать в пользу утверждения о том, что в трансформационный период сильнее всего пострадали семьи, взрослые члены которых занимались неинтеллектуальным трудом (пре­ обладание «механической солидарности» внутри семьи), — именно из-за мо­ рального разложения общества. Мы также решили, в качестве показательной, наиболее многочисленной категории, полностью отражающей исследуемые тен­ денции, указать в таблицах подростков имеющих родителей со средним образо­ ванием.

У 7 8 % опрошенных есть братья и (или) сестры, что в современных усло­ виях России можно рассматривать как показатель относительной многодетности данных семей, если учитывать, что около половины российских семей имеют только одного ребенка. Следовательно, многодетность семей может являться добавочным фактором риска возникновения безнадзорности.

В целях удобства анализа и наглядности, полученные при опросе данные ответов на вопросы были сгруппированы в смысловые блоки (всего 8) и упоря­ дочены по пунктам в степени убывания (в %) от большего к меньшему. Данные также представлены в виде 8 диаграмм и 10 таблиц.

Помимо непосредственного анализа данных опроса, мы провели корреля­ ционный анализ (таблицы 9 и 10) отдельных сопоставимых пар данных, пока­ завший внутреннюю взаимосвязанность исследуемых позиций путем вычисле­ ния коэффициентов. В качестве исследовательского метода был избран ранго­ вый корреляционный анализ Я Спирмена, т. к. возможно было упорядочить дан­ ные в виде порядковой шкалы. Он показал, что между исследуемыми катего­ риями «имеющих братьев и (или) сестер» и «из неполных семей» наблюдается значительное сходство (строгие положительные корреляции). А разница видится в том, что респонденты относящиеся к первой категории более общительны, склонны рассчитывать на родственников и друзей, более склонны к отрицатель­ ным крайностям и менее щепетильны в выборе средств достижения цели.

Вторые из указанных проявляют меньше повседневной житейской актив­ ности, но более нацелены на достижение конкретных, определенных целей. Они более склонны развивать в себе индивидуальные качества. Тенденции развития безнадзорности, со всей очевидностью, более характерны для первой их этих ка­ тегорий. Это надо признать справедливым для мальчиков. Для девочек же си­ туация вырисовывается иная, и как раз, наоборот. Девочки из «многодетных»

семей, очевидно, более самоорганизованы и склонны поддерживать порядок в своих взаимоотношениях с окружающими людьми. В их высказываниях наблю­ дается осторожное отношение к крайним позициям анкеты и реже наблюдается одобрение неразборчивости методов достижения цели.

По прикладному исследованию были получены следующие выводы:

1) Фактор неполной семьи является одним из определяющих в форми­ ровании слоя безнадзорных.

2) Семья для большинства подростков является местом материального благополучия, а также входит в наиболее значимые категории отношений «тождества», наряду с друзьями. Уровень, на котором ощущается это тождество — простой уровень механической солидарности, без особой идейной основы. Сле­ довательно, «обычное» превращение подростка в беспризорного происходит не под влиянием «идей», а при нарушении механической солидарности.

3) «Многодетность» семей может являться добавочным фактором риска возникновения безнадзорности. Это справедливо в отношении мальчиков. Тот же фактор, в большинстве случаев, отнюдь не способствует психологической склон­ ности к уходу из семьи девочек. Подростки из «многодетных» семей более равно­ душны к месту своей учебы, и более склонны проводить свое время за пределами учебного заведения. Они менее «идейны», менее индивидуальны, менее ценят че­ стность. Зато более склонны добиваться своих целей «любым путем».

4) Абсолютное большинство родителей опрошенных подростков мало интересуется времяпрепровождением своих детей, и тенденция усиливается с увеличением возраста, а само это явление воспринимается подростками как нор­ мальное положение дел.

5) Отсутствие высшего образования у родителей является дополни­ тельным «фактором риска» способствующим развитию безнадзорности.

6) Рост «сознательности» подростков с увеличением их возраста никак не противостоит наметившимся у них тенденциям к безнадзорности, а сосуще­ ствует с ними. Мальчики настроены критичнее к окружающим и близким лю­ дям, по сравнению с девочками, но реже доходят до прямой с ними вражды.

7) Неформальные, личные отношения возникающие между подростка­ ми в школе, укрепляют их совместное желание ее посещать, а следовательно, чем крепче эти отношения, тем дальше подростки отстоят от «улицы».

8) Школа как социальный институт используется в большей мере как пассивный, лишь «тормозящий» развитие безнадзорности фактор. Она не воспи­ тывает, в достаточной мере, у подростков активной социальной позиции, т е. по­ тенциал школы задействован по-минимуму.

Представители школы как учреждения — учителя и пр. — в своей массе не пользуются у школьников авторитетом и не являются для них образцом для подражания, (эта тенденция с увеличением возраста усиливается) следователь­ но, у подростков существуют другие «кумиры».

Наше исследование было направлено на выявление объективных факто­ ров, повышающих риск развития безнадзорности у школьников. Часть из них, — факторы неполной и «многодетной» семьи, отсутствия высшего образования у родителей, - относится к нашим первоначальным предположениям, что полно­ стью и подтвердилось. Кроме того, были выявлены и другие факторы и особен­ ности. Комплексный учет подобных элементов создает обобщенную картину формальных причин развития безнадзорности и возможности ее дальнейшего качественного изменения в беспризорность.

В Заключении диссертации сформулированы основные выводы и резуль­ таты по всей работе. Сделаны предложения для оптимизации деятельности по предотвращению беспризорности.

Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:

1. Литвяков М. В. Социальная идентичность в период общественной трансформации, ее влияние на подростков // Человек и общество: поиски про­ блемы решения. Сборник научных и методических статей. Выпуск 7. Новочер­ касск: НГМА. — 2003. — С. 48—50 (0,17 п. л.);

2. Литвяков М. В. Особенности подросткового периода в эпигенетической теории жизненных циклов Э. Эриксона // Актуальные проблемы истории, теории и технологии социальной работы. Сборник научных статей. Выпуск 3. Новочер­ касск; Ростов н/Д: Пегас. — 2001. — С. 26—29 (0,25 п. л.);

3. Литвяков М. В. Безнадзорность как основа конфликтности и противо­ правных действий подростков // Актуальные проблемы истории, теории и тех­ нологии социальной работы. Сборник научных статей. Выпуск 5. Новочеркасск:

НГМА. — 2003. — С. 89—92 (0,25 п. л.);

4. Литвяков М. В. Некоторые особенности формирующие характер безнад­ зорных подростков // Актуальные проблемы истории, теории и технологии со­ циальной работы. Сборник научных статей. Выпуск 8. Новочеркасск; Ростов н/Д: НМЦ «Логос». - - 2006. — С. 65—69 (0,3 п. л.);

5. Литвяков М. В. Макросоциальные и микросоциальные причины безнад­ зорности подростков // Гуманитарные и социально-экономические науки. - Ростов-на-дону: Сев. — Кавк. научн. центр высшей школы. — 2006. № 8. - С. 183— 186 (0,4 п. л.).

6. Литвяков М. В. Влияние некоторых социальных институтов на процесс социализации подростков. Новочеркасск: Оникс+. - 2007. - 37 С. (2, 38 п. л.).

–  –  –

Типогтиадя НША г.Нокочетжасск ул.Пушкинская 1X1 346428



Похожие работы:

«УДК 556.3(569.1) Салих Касем Омар Закономерности формирования ресурсов подземных вод в сложных геологотектонических условиях на территории равнины Забадани (Сирийская Арабская Республика) Специальность 25.00.07 – гидрогеология АВТОРЕФЕРАТ Диссертации на со...»

«Грачев Николай Дмитриевич Суверенность в контексте постнеклассической социальной философии 09.00.11 Социальная философия по философским наукам Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата философских наук Саратов – 2013 Работа выполнена в ФГБОУ ВПО "Саратовский государственный университет имени Н.Г. Чернышевского" Научный руководитель...»

«ВЕТРОВ Евгений Валерьевич ЭВОЛЮЦИЯ ТЕРМОТЕКТОНИЧЕСКИХ СОБЫТИЙ ЮГОВОСТОЧНОГО АЛТАЯ В ПОЗДНЕМ МЕЗОЗОЕ И КАЙНОЗОЕ ПО ДАННЫМ ТРЕКОВОЙ ТЕРМОХРОНОЛОГИИ АПАТИТА специальность 25.00.03 геотектоника и геодинамика АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой сте...»

«ВОДА Кристина Рудольфовна ПОЛИТИКА ЯПОНИИ В ТИХООКЕАНСКОЙ АЗИИ В НАЧАЛЕ XXI ВЕКА Специальность: 23.00.04 – Политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата политических наук Москва – 2016 Диссертация выпо...»

«МИХНО Анастасия Олеговна ОСОБЕННОСТИ МИНЕРАЛОГИИ И ФЛЮИДНЫЙ РЕЖИМ ОБРАЗОВАНИЯ КАРБОНАТНО-СИЛИКАТНЫХ ПОРОД КОКЧЕТАВСКОГО МАССИВА 25.00.05 – минералогия, кристаллография АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата геологоминералогических наук Новосибирск – 2015 Работа выполнена в Федеральном государ...»

«АНИСОВ Александр Михайлович ВРЕМЯ И КОМПЬЮТЕР: Негеометрический образ времени Анисов AJM, Время и компьютер: Негеометрический образ времени.М.: Наука, 1991. 152 с Специальность 09.00.07 Логика АВТОРЕФЕРАТ дис...»

«Пахомов Николай Владимирович Политика России в обеспечении глобальной энергетической безопасности Специальность 23.00.04 – политические проблемы международных отношений, глобального и регионального развития Автореферат диссерт...»

«Патина Ирина Станиславовна ГЕОЛОГИЧЕСКОЕ СТРОЕНИЕ МАЙКОПСКИХ ОТЛОЖЕНИЙ КАСПИЙСКОГО СЕКТОРА ВОСТОЧНОГО ПАРАТЕТИСА ПО РЕЗУЛЬТАТАМ СЕЙСМОСТРАТИГРАФИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Специальность 25.00.01 – Общая и...»

«УДК 111 Карпицкий Николай Николаевич 1 Диалектика человеческого бытия ! * 09.00.01.' диалектика и теория познания Автореферат, диссертации на соискание стопами ( ••'.V','.' кандидата философских наук. Томск • 1995 •Ш омчим;:'7^ Г У : ^*^;;; ';.''Г' во и I шим Ц ^ М К * " — 1 мш^.. ; • м ни м ; •* ^ ? Г Т ' ' ^ * '...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.