WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«В.П. Галахов, Д.В. Черных, Д.В. Золотов, Д.А. Демидко, А.Е. Ножинков, Р.Ю. Бирюков ПОЗДНЕГОЛОЦЕНОВАЯ ЭВОЛЮЦИЯ ЛАНДШАФТОВ В БАССЕЙНЕ РЕКИ ХАЙДУН (РУССКИЙ АЛТАЙ) Ответственный редактор доктор ...»

-- [ Страница 1 ] --

Памяти Льва Николаевича Ивановского

посвящаем

Dedicated to the memory of Lev N. Ivanovsky

Лев Николаевич Ивановский (1911–2007)

Lev N. Ivanovsky (1911–2007)

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИТУТ ВОДНЫХ И ЭКОЛОГИЧЕСКИХ ПРОБЛЕМ

В.П. Галахов, Д.В. Черных, Д.В. Золотов,

Д.А. Демидко, А.Е. Ножинков, Р.Ю. Бирюков

ПОЗДНЕГОЛОЦЕНОВАЯ

ЭВОЛЮЦИЯ ЛАНДШАФТОВ

В БАССЕЙНЕ РЕКИ ХАЙДУН

(РУССКИЙ АЛТАЙ) Ответственный редактор доктор географических наук, профессор Ю.И. Винокуров Новосибирск Издательство Сибирского отделения Российской академии наук УДК [551.8+911.52+574.21](571.151) ББК [26.323+26.82+28.08](2P53) Г 15

Рецензенты:

доктор географических наук В.А. Земцов кандидаты географических наук Н.И. Быков, Л.Н. Пурдик Позднеголоценовая эволюция ландшафтов в бассейне реки Хайдун (Русский Алтай) / В.П. Галахов, Д.В. Черных, Д.В. Золотов, Д.А. Демидко, А.Е. Ножинков, Р.Ю. Бирюков;

отв. ред. Ю.И. Винокуров; Рос. акад. наук, Сиб. отд-ние, Ин-т водных и экологических проблем. – Новосибирск: Изд-во СО РАН, 2013. – 224 с.

В монографии подводится итог исследований авторов в бассейне р. Хайдун (хребет Холзун, Русский Алтай).



Работа представляет собой междисциплинарное исследование, выполненное на основе имитационного моделирования, радиоуглеродного датирования органических остатков из ледниковых, озерно-ледниковых и озерно-болотных отложений, ландшафтного картографирования, детальных геоботанических и флористических описаний, анализе древесно-кольцевой хронологии. Выявлено, что динамика оледенения в позднем голоцене на фоне незначительных короткопериодных колебаний значений метеопараметров во многом определялась позиционно-географическими особенностями и саморазвитием гляциально-нивальных и смежных с ними геосистем.

Издание предназначено для палеогеографов, ландшафтоведов, ботаников.

Библ.: 249 назв., табл. 32, рис. 95, прилож. 6 [вкл.: ландшафтная карта].

The Late Holocene evolution of landscape in the Khaidun River basin (Russian Altai) / V.P. Galakhov, D.V. Chernykh, D.V. Zolotov, D.A. Demidko, A.E. Nozhinkov, R.Yu. Biryukov;

Ed. Yu.I. Vinokurov; IWEP SB RAS. – Novosibirsk: SB RAS Publ., 2013. – 224 p.

The book summarizes the authors’ research in the Khaidun river basin (Kholzun ridge, Russian Altai). The work represents a multidisciplinary research carried out on a basis of simulation modeling, radiocarbon dating of organic remains of glacial, lacustrine-glacial and lacustrine-boggy deposits, landscape mapping, detail geobotanical and floristic descriptions, the analysis of tree-ring chronology. It was found that the dynamics of glaciation in the Late Holocene on the background of minor short-period fluctuations of meteorological parameters were largely determined by the position-geographical features, and self-development of glacialnival and the adjacent geosystems.

The book is intended for paleogeographers, landscape studies specialists and botanists.

Bibliography: references 249, tables 32, figures 95, appendices 6 [including landscape map].

–  –  –

Около полувека назад основоположник гляциальной геоморфологии на Алтае Л.





Н. Ивановский поставил вопрос о необходимости использования системного подхода при изучении древних оледенений в горах. Он обращал внимание на то, что при сопоставлении оледенения горных стран и отдельных бассейнов в пределах одной страны большое значение имеет создание единой схемы расположения конечных морен, для чего необходимо картографирование географических комплексов (геосистем). Л.Н. Ивановский полагал, что, выделяя такие комплексы, нужно искать в них общие и частные черты развития оледенения и их зависимость от местных условий. Иными словами, впервые задачи палеогеографии предлагалось решать с помощью методов и подходов ландшафтной географии.

Ландшафтный подход к изучению природных явлений широко используется вне рамок собственно ландшафтоведения, что обусловлено несколькими причинами. Вопервых, он предлагает комплексный взгляд на территорию (одновременный учет ее биоклиматических и геолого-геоморфологических особенностей; выявление и характеристику межкомпонентных и межкомплексных взаимодействий, возможности индикации изменений в природе). Во-вторых, это наличие разработанной универсальной системы таксономических единиц членения территории, т.е. рассмотрение объектов природы в виде совокупности мелких ландшафтных выделов, слагающих более крупные.

Таким образом, ландшафтный подход дает представление о территории в виде синтетического продукта, позволяет интегрировать достижения более узких частных подходов и методик и тем самым удобен для междисциплинарных исследований.

В настоящее время можно сказать однозначно, что корректная реконструкция обстановок прошлого возможна только на основе междисциплинарных исследований с применением комплекса методов и подходов, дополняющих и верифицирующих друг друга. Ландшафтный подход составлял основу идеологии выполняемых работ в бассейне р. Хайдун. Мы исходили из того, что региональные изменения природных условий, накладываясь на ландшафтную структуру, преломляются в индивидуальном порядке.

Глубина воздействия происходящих изменений на ландшафтную структуру и связанная с этим направленность ее эволюции определяются не только масштабами этих изменений, но и собственно ландшафтными характеристиками.

Для территории в верховьях р. Хайдун проведено крупномасштабное ландшафтное картографирование на площади 9,5 км2. Изучение морфологии существующих моренных комплексов, структуры растительных сообществ и флоры, характера основных высотнопоясных рубежей, в том числе снеговой границы и верхней границы леса, проводилось также с учетом ландшафтной дифференциации в целом.

За время работы в бассейне описано 75 ботанических площадок, охватывающих разные экотопы морен, межморенных и водораздельных поверхностей, отобрано более 20 проб на радиоуглеродное датирование из ледниковых, озерно-ледниковых и озерноболотных отложений. Датирование проводилось Л.А. Орловой в Институте геологии и минералогии им. В.С. Соболева СО РАН. Определение остаточной активности углерода выполнено на установке QUANTULUS 1220. Радиоуглеродный возраст рассчитан от 1950 г., а для его расчета использован период полураспада 14С, равный 5570 лет.

Параллельно с нами в данном регионе работали А.Н. Рудой и Г.Г. Русанов. И хотя основным предметом их исследования было последнее оледенение, в двух своих монографиях, вышедших в 2010 и 2012 гг., они касаются вопросов голоценовой эволюции природных условий. Выводы авторов базируются в том числе и на наших, ранее не опубликованных, данных. При этом их интерпретации этих данных не всегда корректны. Поэтому мы считаем своим долгом указать на те неточности, которые допустили наши коллеги.

Почему для исследований нами выбран именно бассейн р. Хайдун? Подавляющее большинство палеогеографических работ на Алтае проводилось во внутренних сухих и резкоконтинентальных районах горной системы. На основе этих исследований и формировались представления о голоценовой эволюции природных условий на Алтае.

Бассейн р. Хайдун, расположенный вблизи «полюса снежности» Алтая, безусловно, характеризуется спецификой как современных ландшафтных обстановок, так и обстановок прошлого. По нашему мнению, во время голоценовых похолоданий ледники бассейна существенно увеличивали свои размеры, а энергия оледенения была значительно больше, чем в других районах Алтая. Мы надеемся, что полученные результаты позволят не только углубить знания о природе этого конкретного района, но и расширить представления о прошлом горного региона в целом.

При высокой тепло- и влагообеспеченности в бассейне р. Хайдун на протяжении голоцена активно протекали болотообразовательные процессы, создавшие мощные (местами более 2 м) залежи торфа. Подобные масштабы торфонакопления не характерны для других частей Алтая. Как следствие, в бассейне р. Хайдун имеется целый комплекс ландшафтов, в структуре которых сохранились реликтовые черты и которые могут служить своеобразными индикаторами обстановок прошлого. Это комплекс разновременных конечно-моренных образований, мощные толщи озерно-болотных отложений, древние погибшие и современные старовозрастные деревья. Такая ситуация позволяет избежать нередкого для палеореконструкций дефицита информации.

Наши исследования в полном объеме не были бы выполнены, если бы не самоотверженность водителя ИВЭП СО РАН Е.А. Бронникова, всякий раз доставлявшего нас к местам работ по дорогам сомнительного качества или вовсе бездорожью. Он, а также «талисман» экспедиций и наш большой друг А.А. Щеглов каждый вечер радовали нас горячим ужином, без которого сил могло и не хватить на долгие каждодневные походы. Кроме них в экспедициях принимали участие студент Алтайского государственного университета В.A. Зикратов и школьник в то время, а ныне студент Томского государственного университета В.А. Ларионов, которые оказывали посильную помощь в организации быта и непосредственно в полевых работах.

INTRODUCTION

About half a century ago, L.N. Ivanovsky, the founder of glacial geomorphology in the Altai, raised the question of the need for a system approach to the study of ancient glaciation in the mountains. He drew attention to the fact that when comparing the glaciation of mountain countries and individual basins within a country, it is very important to create a unified layout of terminal moraines, which requires the mapping of geographic complexes (geosystems).

L.N. Ivanovsky believed that the revealing of such complexes should define general and specific features of glacier development and its dependence on the local conditions. In other words, it was for the first time when the paleogeographical problems were proposed to solve with the methods and approaches of landscape geography.

Landscape approach to the study of natural phenomena is widely used outside of landscape science itself due to several reasons. Firstly, it offers a comprehensive look at the area (simultaneous account of its bioclimatic, geological and geomorphological features, the identification and characterization of inter-component and inter-complex interactions, the possibility of indication of environmental changes). Second, the availability of general system of taxonomic units for territory division, i.e. consideration of natural objects as a set of small landscape units, which compose the larger ones. Thus, the landscape approach represents the territory as a synthetic product and allows you to integrate the achievements of the narrower approaches and techniques; hence, it is suitable for interdisciplinary research.

Nowadays we can say that the correct reconstruction of past conditions is possible only on a basis of interdisciplinary research using a set of methods and approaches, which complement and verify each other. Landscape approach formed the basis for investigations performed in the Khaidun river basin. We proceeded from the assumption that the regional changes in natural conditions, superimposed on the landscape structure, refracted individually. The impact of these changes on the landscape structure and the associated direction of its evolution is determined not only by the magnitude of these changes, but the actual landscape characteristics as well.

A large-scale landscape mapping for the area of 9.5 km2 was conducted in the upper Khaidun. The study of the morphology of existing moraine complexes, the structure of plant communities and flora, the nature of main mountain-belt boundaries, including the snow line and the forest line, was also carried out with the account for landscape differentiation.

In the course of studies, 75 botanical sites covering different moraine ecotopes, intermorainal and watershed surfaces were described, and more than 20 samples for radiocarbon dating of glacial, lacustrine-glacial and lacustrine-boggy sediments were taken. The dating was carried out by L.A. Orlova (Sobolev Institute of Geology and Mineralogy SB RAS). The residual carbon activity was determined on the QUANTULUS 1220. The radiocarbon age was calculated from 1950; 14С half-life equal to 5570 years was used for its calculation.

Concurrently, our colleagues, A.N. Rudoy and G.G. Rusanov, worked in the study area.

Although the main focus of their study was the last glaciation, their monographs, published in 2010 and 2012, were devoted to the Holocene evolution of natural conditions. The authors' conclusions include our data, which were not published yet. However, the interpretation of these data was not always correct. Therefore, we feel it our duty to point out the uncertainties of our colleagues.

Why have we chosen the Khaidun river basin as a case study? The vast majority of paleogeographic research in the Altai was carried out in the internal dry and extremely continental areas of the mountain system. Based on these studies, the understanding of the Holocene evolution of natural conditions in the Altai was formed. The Khaidun river basin located near the "snowiness pole" of the Altai is certainly characterized by specific modern and past landscape conditions. In our opinion, during the Holocene cooling the basin glaciers significantly increased in their size and the energy of glaciation was greater than in other regions of the Altai. We hope that the results obtained will not only deepen knowledge about nature in this area, but also extend the understanding of the history of the mountain region as a whole.

During the Holocene, the intensive bog-forming processes took place in the Khaidun river basin under high heat and moisture supply leading to the formation of thick peat deposits (in some places more than 2 m). Such a high rate of peat accumulation is not typical for other parts of the Altai. Consequently, there are landscapes with relic features, which can serve as indicators of past conditions. It is a complex of diverse terminal moraine formations, thick layers of lake and bog deposits, ancient dead and modern old trees. This situation often prevents the lack of information, that is common under paleoreconstructions.

Our research would not has been conducted in full but for the dedication of E.A. Bronnikov, the driver from IWEP, who took us to the field along the bad rough roads or even off-road. He, as well as the "talisman" of our field trip and a great friend of ours, A.A. Scheglov, every night delighted us with a hot meal. Aside from these, our team involved V.A. Zikratov, a student from the Altai State University, and V.A. Larionov, a school-boy at the time and now a student at Tomsk State University who provided all possible assistance in the organization of everyday life and work in the field.

Глава 1. ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИРОДНЫХ УСЛОВИЙ: ФАКТЫ,

ПРОТИВОРЕЧИЯ И РАЗНОЧТЕНИЯ

Бассейн р. Хайдун занимает площадь в 471,1 км2 и находится в западной части Республики Алтай на северо-восточном макросклоне хр. Холзун (рис. 1.1).

Рис. 1.1. Бассейн р. Хайдун на гипсометрической карте.

Рис. 1.2. Положение бассейна р. Хайдун в пределах бассейна р. Кокса.

Максимальные высоты в бассейне р. Хайдун находятся в южной и юго-западной его частях и превышают 2500 м (наивысшая отметка г. Линейский Белок имеет высоту 2598 м), а устье р. Хайдун располагается на высоте 1170 м. Таким образом, амплитуда высот составляет немногим менее 1500 м.

Как и везде на Алтае, территория которого представляет собой зону интенсивного новейшего дробления литосферы, расположение основных орографических элементов контролируется процессами новейшей тектоники территории. И.С. Новиков [2004] на схеме расположения основных горных сооружений Алтая определяет данную территорию как серповидно выгнутую к северу систему хребтов Ивановский и Холзун. Последний, при длине 90 км и ширине 50 км, на юге соединяется с хр. Листвяга.

Согласно Б.М. Богачкину [1981], большую часть бассейна занимает ХолзунскоКоксуйское поднятие, включающее юго-восточное окончание Коргонского хребта, северный и северо-восточный макросклоны хребтов Холзун и Коксуйский. При расчленении на более дробные орографические элементы верховья р. Хайдун относят к так называемому Тургусунскому узлу, являющегося кольцевым водоразделом Тургусуна, Хайдуна, Черной Убы, Белой Убы, Мал. Ульбы (левые притоки) и Громотухи. Его иногда рассматривают как самостоятельную орографическую единицу, сливающуюся на юго-востоке с собственно Холзуном [Сочава, 1946]. Небольшая часть территории в низовьях бассейна включается в сильно расчлененный Коксинский блок относительного опускания [Богачкин, 1981].

Эрозионные, гравитационные и гляциальные процессы отпрепарировали неотектонические морфоструктурные блоки и определили современный облик рельефа территории с комплексом тектонических, ледниковых и денудационно-эрозионных типов и форм. Верхние уровни склонов (преимущественно северо-восточной экспозиции) имеют альпинотипный облик, осложнены карами и молодыми нивальными нишами, которые в настоящее время «работают» как крупные водосборные воронки и лавиносборы. Фрагменты древнего пенеплена в различной степени сохранились в приводораздельных частях бассейна [Рудой, Русанов, 2010].

В климатическом отношении западная часть обширного пояса гор Южной Сибири, в которую входит рассматриваемый бассейн, отличается наименее суровым и наименее континентальным климатом. Это связано с обострением фронтов циклонов, в результате чего увеличивается увлажнение и смягчается суровость зимы.

Предположение о древнем оледенении хр. Холзун можно было сделать еще на основании указаний в работе Г.Е. Шуровского, изданной в 1846 г. В 1908 г. П.П. Пилипенко впервые описал явные следы долинного ледника в долинах рек Палевой и 2-й Разливанки

– притока Белой Убы. Ледниковый язык, по мнению П.П. Пилипенко, спускался здесь до высоты 1069 м. В том же году им были обнаружены следы оледенения в других пунктах этой части Алтая. По числу конечно-моренных гряд автор устанавливает периоды отступания ледников, каковых им насчитывается три-четыре. В целом же П.П. Пилипенко резюмирует, что «по-видимому, на Западном Алтае оледенение не достигало значительных размеров, занимая отдельные площади радиусом в 10–20 верст». О наличии современных ледников на хр. Холзун П.П. Пилипенко не упоминает [Сочава, 1946].

В.А. Обручев в 1914 г., следуя по маршруту из Абая в Зыряновск, обратил внимание на следы древнего оледенения на Холзуне, о чем упоминает в ряде своих работ.

Он также констатирует, что оледенение этого хребта было незначительным. В.А. Обручев пишет, что в настоящее время ледников здесь нет и только кое-где в особенно благоприятное лето и после очень снежной зимы, до нового снега сохраняются поля старого. Он также отмечает, что в ледниковый период здесь было много ледников, но небольших: подымающиеся над общим уровнем хребта отдельные, но более высокие вершины и группы таковых были покрыты фирновыми полями и давали начало ледникам.

В 1920 г. М.В. и Б.В. Троновыми было обнаружено несколько небольших ледников в верховьях Белой Убы и Громотухи, т.е. в северо-западной части хр. Холзун. Ими же одновременно было установлено, что высота снеговой линии в данной части Алтая по сравнению с другими его районами оказывается сниженной, достигая всего 2300 м.

Ю.А. Арапов и Н.Я. Монахов [1941] писали о том, что на хр. Холзун «следы первого покровного оледенения уничтожены эрозией. Следы менее мощного, второго оледенения сохранились совершенно ясно. Судя по сохранившимся карам, моренам и другим следам ледников, они были здесь незначительного размера и спускались по современным речным долинам» [С. 19].

Согласно ряду более поздних исследований в максимум последнего (сартанского или поздневюрмского) оледенения бассейн Верхней Коксы был полностью занят льдом.

Толщина льда в долинах могла превышать 300 м, в результате чего местами лед даже перетекал через водоразделы в соседние долины [Рудой, Русанов, 2010].

Известно, что современные ледники существуют в широких пределах соотношения тепла и влаги: от холодных и сухих условий (когда снегонакопление на границе питания составляет всего 500–1000 мм/год, а средняя температура лета не поднимается выше -4-6 С) до теплых и влажных (когда снегонакопление на этом уровне достигает 3000–4000 мм/год, а средняя температура лета +5+6 С) [Ананичева, Давидович, Мерсье, 2003]. Только в пределах Русского Алтая количество осадков на высоте фирновой границы меняется с 2000–2500 мм на западе до 500 мм и менее на востоке [Русанов, 1961; Нарожный, Осипов, 1999].

Ледники являются основными индикаторами условий гляциально-нивальной среды, хотя и уступают по площади внеледниковым поверхностям. С другой стороны, небольшие остаточные леднички, в том числе и на Алтае, нередко встречаются ниже пределов климатически обусловленной снеговой границы. Их распространение носит реликтовый характер и в значительной мере связано с локальными проявлениями ряда природных факторов и в первую очередь с метелевым переносом.

Именно такая ситуация складывается на хр. Холзун, современное оледенение которого характеризуется малыми формами, представленными главным образом каровыми ледниками на северо-восточных склонах. П.А.

Окишев [1982] констатирует:

«На западе Алтая, где хребты (Ивановский, Коксуйский, Коргонский, Холзун) не поднимаются выше 2600 м, современное оледенение представлено единичными небольшими каровыми ледничками (75), существование которых определяется большой концентрацией осадков метелевого переноса. Поэтому, леднички приурочены только к подветренным склонам хребтов северной и северо-восточной экспозиции.

Позднеплейстоценовому оледенению подвергалась большая часть этих хребтов… С удалением от наиболее поднятых частей хребтов размеры ледников быстро уменьшались, и их морфология упрощалась. Вместе с тем усиливалась асимметрия оледенения, более резко выступало различие между размерами ледников наветренного (западного, югозападного) и подветренного (северного, северо-восточного) склонов. Например, в хребте Холзун на участке водораздела между бассейнами Тургусуна и Хайдуна ледники югозападного (наветренного) склона в 3-4 раза уступали по длине и площади ледникам северо-восточного склона. Такая асимметрия оледенения свидетельствует, что в прошлом здесь метелевое перераспределение твердых осадков было не менее характерным процессом, чем в настоящее время. В рассматриваемых хребтах минимальными высотами, еще обеспечивавшими возникновение небольших ледничков, являются поверхности с отметками около 2000 м» [С. 13–14]. Ссылка у П.А. Окишева на (75) – это ссылка на «Каталог ледников СССР», т. 15, вып. 1, ч. 4 [1977].

–  –  –

В начале 1970-х гг. участниками Алтайской гляциологической экспедиции под руководством В.С. Ревякина в бассейне р. Хайдун проводились снегомерные работы (значительная часть профиля пос. Карагай – Тургусун проходит через бассейн р. Хайдун).

Они наглядно продемонстрировали, что основная роль в особенностях распределения снега принадлежит орографическим барьерам. На западных окраинных хребтах Алтая снежность достигает наибольших значений. Особенно благоприятные условия для накопления снега создаются в случае орографических кулис, как это имеет место на стыке хребтов Убинского, Ивановского и Ульбинского с Холзунским. Проведенные работы подтвердили мнение предшественников, что Тургусунский узел по праву можно назвать полюсом снежности Алтая [Ревякин, Кравцова, 1977]. Приведенные в табл. 1.1 данные по толщине снежного покрова зимой 1972/73 г., взятые из работы В.С. Ревякина, В.П. Галахова, В.П. Голещихина [1979], наглядно подтверждают сказанное.

Исследования показали, что в приосевой части хребтов создаются аэродинамические условия формирования локальных участков (очагов) повышенной концентрации осадков. Анализ ширины зоны повышенной снежности показал, что в целом она равна 8–10-кратной высоте хребта (относительной). Так, в долине р. Хайдун нарастание снегозапасов происходит крайне медленно до высот 1550–1600 м, а затем наблюдается скачкообразное увеличение снегозапасов [Ревякин, Галахов, Голещихин, 1979].

–  –  –

Рис. 1.5. Ледник № 2 (на снимке QuickBird сервиса Google maps).

В.Б. Сочава в упомянутой ранее статье [1946] полемизирует с В.А. Обручевым, утверждавшим, что юго-западные ветры, господствующие в этой части Алтая, ограничивают возможности оледенения. По мнению В.Б. Сочавы, именно они способствуют сохранению на Холзуне фирновых полей в соответствующих условиях рельефа. Он считал, что формирующиеся в Туранской низменности массы воздуха содержат значительное количество влаги, хотя благодаря высокой температуре они очень далеки от насыщения. Проникая на северо-восток в район Алтая с его скорее холодным, чем умеренным климатом, эти массы воздуха неизбежно охлаждаются и конденсируют пары, обильно увлажняя западные хребты Алтая. Это, по его мнению, основной источник питания холзунских ледников. Роль в этом отношении проникающих на Алтай влажных атлантических масс воздуха проблематична.

Рис. 1.6. Ледник № 3 (на снимке QuickBird сервиса Google maps).

Рис. 1.7. Ледник № 4 (на снимке QuickBird сервиса Google maps).

К сходным выводам приходит А.С. Ревушкин [1988], анализируя конкретную высокогорную флору хр. Холзун в верховьях р. Хамир. Он указывает на ее сравнительную бедность собственно высокогорными видами растений, с одной стороны, и богатство монтанными (общегорными) и даже равнинными (лесными и лесостепными) – с другой, объясняя это как положением флоры на окраине горной страны, так и наибольшей молодостью высокогорных флор Западно-Алтайского округа в целом в ряду таковых Алтае-Саянской флористической провинции. В свою очередь молодость флоры во многом определяется возрастом ландшафта и путями его эволюции.

Рис. 1.8. Ледник № 5 (на снимке QuickBird сервиса Google maps).

Количество ледников на вторую половину прошлого столетия для хребта Холзун в целом составляло 38 с общей площадью 2,3 км2 [Каталог ледников СССР, 1978; Ревякин и др., 1979, 1987; Галахов, Мухаметов, 1999]. Для бассейна р. Хайдун в «Каталоге ледников СССР» отмечается 5 ледников. Причем данные в «Каталоге…» приводятся по материалам аэрофотосъемки 1955 г. А.Н. Рудой и Г.Г. Русанов [2010] отмечают, что к настоящему времени большинство ледников на Холзуне практически полностью растаяли. Однако наши собственные полевые исследования (2009–2011 гг.) и анализ снимков QuickBird сервиса Google maps (дата съемки 09.09.2003) показывают, что, по крайней мере в бассейне Хайдуна, по прошествии полувека, все 5 ледников сохранились, несколько отступив и сократив свои размеры. Их современные характеристики в сравнении с характеристиками из «Каталога ледников СССР» с сохраненной нумерацией (рис. 1.3) приведены в табл. 1.2. На рис. 1.4–1.8 даны снимки этих ледников, взятые с сервиса Google maps.

Глава 2. ХРОНОЛОГИЯ ПОЗДНЕГО ГОЛОЦЕНА В ПРИЛОЖЕНИИ К

МОДЕЛЬНОМУ БАССЕЙНУ: ОПЫТ, ВОПРОСЫ И ГИПОТЕЗЫ

–  –  –

Таким образом, для оценки размеров ледников как в эпохи оледенений, так и в периоды наступаний при их дегляциации использовались моренные комплексы.

Л.Н. Ивановский по этому поводу писал следующее [1981, С. 118]: «Основой таких сопоставлений конечных морен продолжает оставаться морфология. В долинах устанавливается число конечных морен, их положение в долине и морфология, исследуется состав обломочного материала, его выветрелость и характер мелкоземистой части. Описывается последовательность расположения конечных морен от конца ледника и от наиболее древней конечной морены (максимальной фазы), одновременно изучается характер соотношения конечных морен с речными террасами. Подсчитывается депрессия снеговой линии (где это возможно) и приводятся сравнения полученной депрессии по долинам горной страны». И далее Л.Н. Ивановский продолжает: «К настоящему времени все палеогеографические построения, основанные на морфологическом методе, требуют подтверждения путем определения абсолютного возраста отложений» [С. 119].

Действительно, отсутствие статистически значимого радиоуглеродного датирования в алтайских моренных комплексах до последнего времени приводило к неоднозначному толкованию времени их формирования. В 1999 г. О.Н. Соломиной была опубликована монография «Горное оледенение Северной Евразии в голоцене», в которой один из разделов посвящен Алтае-Саянской горной стране. К сожалению, отсутствие материала радиоуглеродного датирования голоценовых отложений не позволило автору выделить достаточно достоверно колебания ледников в рассматриваемый период. Как и в предыдущих исследованиях, выделяются стадии Фернау (Актру – по Л.Н. Ивановскому), Историческая и Аккемская.

Более подробно рассмотрен вопрос колебаний ледников второй половины голоцена в монографии В.П. Галахова, А.Н. Назарова, Н.Ф. Харламовой «Колебания ледников и изменение климата в позднем голоцене по материалам исследований ледников и ледниковых отложений бассейна Актру (Центральный Алтай, Северо-Чуйский хребет)» [2005]. 13 собственных датировок и 15 датировок Л.Н. Ивановского, В.А. Панычева, Л.А. Орловой позволили авторам предварительно рассмотреть колебания ледников и изменение термического режима в теплый период второй половины голоцена. Благодаря дальнейшему датированию моренных отложений Алтая (дополнительно более 30 датировок) более обоснованно выделены две фазы похолодания в стадию Актру, определено время Аккемской стадии [Галахов и др. 2008]. Таким образом, к настоящему времени для Русского Алтая точные временные рамки позднеголоценовых наступаний ледников на основе радиоуглеродного и лихенометрического методов определены лишь для бассейна Актру [Галахов и др., 2008]: Аккемская стадия (около 4200–4500 л.н.), Историческая стадия (2600– 1600 л.н.) и стадия Актру, соответствующая стадии Фернау по альпийской хронологии.

Прямых радиоуглеродных датировок моренных комплексов Аккемской стадии для исследуемой части Алтая до недавнего времени не получено. Наиболее показательна в данном случае датировка перед мореной Аккемской стадии в бассейне р. Мульты (стадия Пиор по альпийской хронологии), хорошо выраженной в рельефе, возраст которой определен по радиоуглеродному датированию озерных отложений перед мореной в 4,2– 4,3 тыс. л.н. (возраст озерных отложений: 4160±150 (СОАН-7825), 3890±90 (СОАН-7826), радиоуглеродный возраст; 300–400 лет необходимо для отступания ледника от морены и начала формирования озерных отложений). Датировки долин Иедыгема, Аккема, Маашея и Аккола подтверждают датирование по Мульте [Agatova, Nazarov, Nepop, Rodnight, 2012]. Необходимо помнить, что по вышеперечисленным долинам датирована вымытая из морен древесина. Естественно, деревья погибали в период наступания языков ледников, захоранивались в ледниковых отложениях, и могли быть транспортированы вниз по долине. Скорее всего, наиболее старые датировки характеризуют начало похолодания в Аккемскую стадию, наиболее молодые – кульминацию и стационирование языков ледников.

Однако вопрос с расчленением и определением времени отдельных фаз Исторической стадии рассматривался не на основе прямых датировок морен, а на основе лихенометрических данных. В то же время в среде специалистов утвердилось мнение, что в течение I тыс. до н.э. происходило не одно, а два или даже три сильных похолодания, т.е. Историческая стадия не была однородна в климатическом плане. Внутри нее выделяются как похолодания, так и потепления, т.е. периоды (фазы) меньшей длительности. При этом В.В. Клименко [2009] указывает, что со времен Акселя Блитта по анализу стратиграфии болот и состава ископаемой флоры в них, выполненных в конце XIX в., именно похолодание середины I тыс. до н.э. было избрано в качестве универсального хронологического рубежа, отделяющего предпоследнюю (суббореальную) эпоху голоцена от современной (субатлантической). Положение этого магического рубежа

– около 500 г. до н.э. или 2500 радиоуглеродных лет назад. Для этого периода используется термин «ранняя субатлантическая эпоха» (Early Subatlantic Age – ESA).

Относительно времени отдельных фаз Исторической стадии наблюдаются некоторые разночтения. Так, обобщение большого числа исследований ледников в различных странах мира, предпринятое швейцарским исследователем Рётлисбергером [Rthlisberger, 1986], позволило сделать вывод, что в течение I тыс. до н.э. имели место два крупных похолодания, наступивших практически одновременно в Северном и Южном полушариях, в высоких и низких широтах. Первая из волн похолодания датируется временем 2700 14С л.н., а вторая, более значительная, примерно 2200–2100 14С л.н. Во время второй волны ледники продвигались дальше. После окончания второй стадии началось длительное (на несколько веков) потепление, известное как «потепление римского времени». Согласно О.Н. Соломиной [1999] одно из похолоданий в Историческую стадию отмечается примерно 2000 л.н. А.Н. Назаров [2006] выделяет период похолодания 2593±255–2261±150 л.н. При этом последняя активизация ледников в Историческую стадию, по его мнению, на Алтае была 1400 л.н. Дендрохронологические исследования древесины археологических памятников Алтая [Быков, Быкова, Горбунов, Тишкин, 2005] также показали резкое снижение прироста деревьев в середине VI в. до н.э., а также вблизи 400 г. до н.э. Близких значений придерживается и В.В. Клименко [2009], по данным которого главное похолодание за все христианское летоисчисление имело место между 420 и 640 гг. н.э. Началось это похолодание около 250 г. н.э.

К сожалению, в местах традиционных палеогляциологических и палеоклиматических реконструкций (Южно-Чуйский, Северо-Чуйский, Катунский хребты) найти ледниковую долину, где бы имелась возможность для расчленения Исторической стадии, не удалось.

Здесь неоценимую помощь оказало мнение Л.Н. Ивановского [1967], утверждавшего, что в районах с малой энергией оледенения (относительно «сухие» районы) расстояние между моренными комплексами отдельных фаз не позволяет достоверно рассмотреть эти фазы.

Наше внимание было обращено на хребет Холзун, который, как уже упоминалось, охарактеризован как «полюс снежности Алтая», а в его пределах на бассейн р. Хайдун.

Целенаправленного изучения морен в этой части Алтая не проводилось, а имеющаяся информация была противоречивой. Так, О.А. Раковец и Г.А. Шмидт [1963] конечные морены, лежащие на высотах 1700–1800 м на хребтах Теректинском и Холзуне, принимают за отложения «постмаксимального оледенения», что соответствует II фазе оледенения схемы Л.Н. Ивановского. Судя по тому, что Л.Н. Ивановский не оспаривает возраст морен хребта Холзун, голоценовые морены, по его мнению, здесь должны отсутствовать. Такое предположение можно сделать на основе того, что, по его мнению, IV фаза оледенения (Кочурлинская, по Л.А. Варданянцу) представлена конечными моренами только в достаточно высоких хребтах Алтая. В хребтах средней высоты, в том числе на хр. Холзун, морены этой фазы не выделяются. Кроме этого, Л.Н. Ивановский [1967] типизирует расположение конечных морен фаз оледенения в долинах алтайских ледников, выделяя пять типов. Четвертый тип, который свойствен долинам, где в настоящее время сохранились небольшие остаточные ледники метелевого питания или где в верховьях долин ледники уже растаяли (долины рек Хайдун, Коксочка, Ночная, Банная и другие на хр. Холзун), характеризуется присутствием морены только одной, наиболее древней фазы оледенения и плохо сохранившейся морены у подножия ледника.

В соответствии с исследованиями П.А. Окишева [1982], конечные морены в бассейне р. Коксы наблюдаются лишь на высотах около 1400–1500 м. Здесь, по его мнению, заканчивались позднеплейстоценовые ледники. Положение этих фронтальных конечно-моренных комплексов свидетельствует о длине ледников в 3–6,5 км. Эти цифры весьма близки длине ледников во время позднеголоценовых ледниковых стадий в долинах Центрального Алтая, установленных еще А.В. Шнитниковым [1953]: Аккемская – 7– 10 км, Историческая – 4–5,5 км, XVI–XIX веков или Актру – 3–4 км.

Материалы позднейших исследований [Галахов, Русанов, 2008] показывают, что кроме конечных морен, на которые указывает П.А. Окишев, существуют и фрагменты донной морены, например, примерно в 3 км ниже с. Сугаш, в долине р. Абай. Причем по радиоуглеродному датированию возраст морены равен 18590±345 л.н. Таким образом, ледники максимума последнего похолодания в бассейне р. Кокса были существенно больше, чем по исследованиям геоморфологов, а морены в верховьях Хайдуна и других притоков (и истоков р. Кокса) являются более молодыми.

ГЛАВА 3. ПОЗДНИЙ ГОЛОЦЕН В БАССЕЙНЕ Р. ХАЙДУН:

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЙ МАТЕРИАЛ И ОБСУЖДЕНИЕ

3.1. Имитационное моделирование составляющих баланса и режима палеоледников 3.1.1. Методика расчетов планового положения ледников Как говорилось выше, до недавнего времени прямых радиоуглеродных датировок моренных комплексов Алтая не было. Поэтому максимум последнего похолодания, например, рассчитывался на основе периодов цикличности климата А.В. Шнитникова.

Исходя из того, что большинство ледниковых долин Алтая имеет восемь моренных комплексов, а согласно А.В. Шнитникову [1963] время одного климатического цикла (за который формируется соответствующий моренный комплекс) составляет около 1800-1900 лет, максимум последнего похолодания должен был наблюдаться 12 600 л.н. [Окишев, 1982].

Появление радиоуглеродных датировок показало недостаточную эффективность такого рода расчетов. Так, в 1977 г., проводя ботанические исследования, А.С. Ревушкин при подъеме к краю ледника в левых истоках р. Мугур (массив Монгун-Тайга) обнаружил остатки древесины. Деревья, вероятно, были погребены мореной наступившего ледника.

Определение абсолютного возраста двух образцов древесины показало ее древность – 27 500±180 л.н. (КИ-912) и 25 100±160 л.н. (КИ-913) [Ревушкин, 1979].

Появившиеся в последнее время космогенные датировки по 10Be показывают, что ледниково-подпрудные озера в бассейне р. Чуя существовали, по крайней мере, до 16 тыс. л.н. [Reuther, Herget et al., 2006; Рудой и др., 2006]. Примерно такое же время (15,6 тыс. л.н.), показывают радиоуглеродные датировки начала накопления органики в озерах на Улаганском плато [Blyakharchuk et al., 2004] в бассейне р. Чибитка. Если учесть, что какое-то время было необходимо для начала дегляциации Чибитского палеоледника и время реакции ледника на отрицательный баланс, то можно предположить, что максимум последнего похолодания соответствует общепринятому возрасту: 18–20 тыс. л.н. Таким образом, необходимо признать, что Алтай ничем не выделяется в Атлантико-Азиатской гляциологической провинции и имеет время максимума последнего похолодания, как и принято в мировой практике, около 18–20 тыс. л.н.

На настоящий момент, для бассейна р. Кокса или ее отдельных частей известна лишь одна схема распространения ледников, да и то не максимума последнего похолодания, а максимума первого мегастадиала (по П.А. Окишеву). К сожалению, схема, опубликованная в Атласе Алтайского края в 1978 г. (составлена Л.Н. Ивановским), не включает бассейн р. Кокса. Наиболее поздняя публикация – карта, опубликованная в Атласе снежно-ледовых ресурсов мира [1997]. Однако эта карта выполнена в масштабе 1:5 000 000, поэтому пользоваться ею для различных оценок весьма сложно. Названные схемы составлены на основе морфологического метода и поэтому без подтверждения датировками вызывают определенные сомнения. Следовательно, необходимо искать и применять новые методы идентификации ледниковых отложений.

М.В. Тронов в своих работах неоднократно предупреждал, что без балансовых реконструкций без балансового согласования) палеогляциологические (или реконструкции невозможны [Тронов, 1972]. В 2001 г. вышла в свет монография В.П. Галахова моделирование как метод гляциологических «Имитационное реконструкций горного оледенения (по материалам исследований на Алтае)» [Галахов, 2001]. Применяя метод имитационного моделирования баланса современных горных ледников, автор попытался рассмотреть баланс ледников периода максимума последнего похолодания и их дегляциации по 6-ти ледниковым долинам: Актру, Аккема, Мульты, собственно верховий Катуни, Чаган-Узуна, Маашея. Естественно, что столь подробное моделирование применимо не ко всякой ледниковой долине. Необходимы достаточно подробные метеорологические, снегомерные и гляциологические работы в этой ледниковой долине, или требуется подтверждение аналогичности полученных зависимостей в долине-аналоге.

Рис. 3.1. Поле аккумуляции (г/см2) на высоте границы питания ледников в ледниковой системе Алтая [Кренке, 1982].

–  –  –

Рис. 3.3.

Зависимость отношения площади фирнового бассейна к площади языка ледника (К) от величины современной абляции-аккумуляции (А) [Галахов, Руденко, 1993]:

а – 18 тыс. л.н.; б – современное время.

Рис. 3.4. Поле высоты (сотни метров) границы питания ледниковой системы Алтая [Кренке, 1982].

При плановом построении палеоледников периода максимума последнего похолодания необходимо учитывать следующее. Первое, толщину палеоледников необходимо принимать не менее 250 м для крупных ледников и не менее 150 м для районов с современным дисперсным оледенением. Поскольку современные карты отражают современный рельеф, плановое положение фирновой границы последнего похолодания необходимо «опустить» на толщину палеоледников в современной картине рельефа. Второе, для районов с дисперсным и малым оледенением величину депрессии фирновой границы, полученную по рис. 3.2, необходимо уменьшить на 150 м. Хотя B. Messerli [1967] рекомендует ее уменьшать на 25–30 % для районов с локальной снеговой границей по сравнению с региональной. Третье, на склонах южной экспозиции (и тяготеющих к южному румбу) депрессию фирновой границы необходимо еще раз уменьшить на 150 м. Естественно, отрисовка фирнового бассейна и языка палеоледника должна проводиться с учетом рельефа долины и принятой толщины ледников.

При анализе сознательно не использовались материалы современной космической съемки высокого разрешения. Использовались «старая» аэрофотосъемка, проведенная в 1960-е гг. советскими картографами. Дело в том, что на современных космических снимках высота фирновой линии будет выше, чем на «старых» аэрофотоснимках, вследствие наблюдающегося в последние десятилетия потепления. Метод определения абляции–аккумуляции на высоте фирновой границы разрабатывался А.Н. Кренке в 1970-е гг., когда баланс ледников был слабо отрицательным, т.е. ледники были относительно стационарны. Если применить его для современных условий, в период значительной нестабильности ледников, мы рискуем получить совершенно не кондиционные материалы. Это, например, отчетливо прослеживается, если мы попытаемся на основе современных космических снимков получить величину ледникового коэффициента (отношение площади фирнового бассейна к площади языка ледника) в зависимости от абляции-аккумуляции на высоте фирновой границы.

Наиболее резкую критику в данной схеме моделирования вызывает различная величина депрессии фирновой линии в одной горной стране [Окишев, 2003]. Однако еще в 1965 г. Л.Н. Ивановский писал следующее [С. 63]: «Подобное различие депрессии снеговой линии в разных климатических условиях не является для науки новым. У нас первым на это особое внимание обратил К.К. Марков (1937), который считает, что недоучет местных условий приводит к серьезным ошибкам при реставрации ледников прошлого. В настоящее время весьма интересные сравнения по величинам депрессии снеговой линии для разных горных хребтов Европы и Азии сделал Н.М. Сватков (1962). В приведенных им цифрах, взятых из иностранных и советских работ, ясно видно возрастание депрессии снеговой линии в морском климате и уменьшение ее при нарастании континентальности климата».

Современные построения зависимости депрессии снеговой линии максимума последнего похолодания от современной абляции-аккумуляции на высоте фирновой границы на основе независимого материала для Памиро-Алая, Куньлуня, Тибетского нагорья и Гималаев [Лебедева, 2010] показали их тесную взаимосвязь [Самойлова, 2010].

Очевидно, что величина современной абляции-аккумуляции на высоте фирновой линии характеризует именно континентальность климата. Что касается различного соотношения ледникового коэффициента – соотношения фирнового бассейна и языка ледника [Гляциологический словарь, 1984], который также зависит от степени континентальности, то попробуем представить два совершенно одинаковых фирновых бассейна (абсолютная высота, площадь, экспозиция), но с различной величиной снегонакопления на этих ледниках. Например, в первом случае это 250 г/см2, а во втором

– 100 г/см2. Не надо быть крупным специалистом в области современных балансов ледников, чтобы понять, что площади языков этих двух ледников будут различны: чем больше величина снегонакопления, тем больше должна быть площадь языка ледника и, соответственно, меньше ледниковый коэффициент.

В качестве ледниковой долины для подробного анализа применимости метода расчета планового положения ледников в период максимума последнего похолодания обратимся к долине р. Абай. В соответствии с рис. 3.1 абляция-аккумуляция на высоте современной фирновой границы в бассейне равна 350 г/см2. Тогда депрессия фирновой границы, на максимум последнего похолодания, в соответствии с рис. 3.2 будет равна 750 м. Высоту современной фирновой границы в соответствии с рис. 3.4, в бассейне р. Абай можно принять равной 2200 м. Поскольку в районе исследований в настоящее время наблюдается малое и дисперсное оледенение, депрессию фирновой границы необходимо уменьшить в соответствии с рекомендацией B. Messerli [1967] на 220 м (30 %). Таким образом, на склонах, тяготеющих к северной экспозиции, фирновая граница на максимум последнего похолодания была на высоте 1670 м. Если принять толщину древних ледников 150 м, то для отрисовки на современных картах фирнового бассейна и подсчета его площади древний фирновый бассейн мы должны выделять по водораздельной линии, а непосредственно в самой долине провести по горизонтали 1520 м. На склонах, тяготеющих к южной экспозиции, высота 1520 м должна быть увеличена на 150 м. Примем, что и язык ледника имел среднюю толщину 150 м. В соответствии с современным рельефом на карте мы можем провести боковые границы древнего ледника, начиная от фирнового бассейна вниз по долине. В соответствии с современной абляцией-аккумуляцией ледниковый коэффициент (отношение площади фирнового бассейна к площади языка ледника) можно принять равным 0,4 (см. рис. 3.3, а).

Обобщим выполненные расчеты и получим карту (рис. 3.5).

Материалы расчетов по упрощенной модели показывают, что в долине р. Абай должен был существовать ледник площадью около 246 км2 (фирновый бассейн – 70 км2, язык ледника – 176 км2). Язык ледника должен был заканчиваться примерно в районе с. Абай (на высоте 1050 м), т.е. занимать около половины Абайской котловины. Однако в момент формирования палеоледника и при его деградации в Абайской котловине должно было существовать ледниково-подпрудное озеро с глубиной у ледниковой плотины минимум 150 м. Общеизвестно (см. например: [Дайсон, 1966]), что в аквальных условиях языки ледников разрушаются примерно в 4 раза интенсивней, чем если бы они таяли на суше. Таким образом, язык древнего Абайского ледника должен быть существенно меньше, по крайней мере, в пределах Абайского палеоозера.

Обратимся к материалам описания разрезов и радиоуглеродного датирования, полученным Г.Г. Русановым в летний полевой сезон 2007 г. [Галахов, Русанов, 2008]. В обнажении основной (донной) морены на левом берегу р. Абай (абсолютная высота 1100 м) из основания видимой части с глубины около 5 м отобран фрагмент черепа бизона (по определению А.В. Шпанского Bison priscus Boj). Радиоуглеродный возраст этого черепа бизона, рассчитанный от 1950 г., определен Л.А. Орловой в 18 590±345 л.н.

(СОАН-6612). Абсолютный возраст находки будет равен 22 000±1000 л.н. Таким образом, можно утверждать, что находка была захоронена при заключительной стадии наступания языка ледника (как мы показали выше, максимум последнего похолодания и, соответственно, наступания ледников датируется 18–20 тыс. л.н.).

Между селами Абай и Амур в стенке карьера глубиной не менее 4–5 м вскрыты отложения грязекаменного селя, вложенного в толщу озерно-ледниковых глинистоалевритистых песков. В нескольких сотнях метров выше по долине, у нижнего конца с. Абай, в карьере прямо с поверхности вскрыты озерно-ледниковые отложения. Селевые отложения представлены плохо окатанным со слабо выраженной слоистостью мелкоглыбово-галечно-гравийным материалом, плотно сцементированным желтоватым алевропилитовым цементом. В этой толще наблюдаются линзы очень плотных алевритистых глин желтоватого цвета мощностью до 1 м, с диагенетической столбчатой отдельностью, и многочисленными, хаотически залегающими в них обломками. В одной из таких линз на глубине 3 м от поверхности обнаружены левая и правая ветви нижней челюсти лошади (Equus sp.), принадлежащие, по определению А.В. Шпанского, молодой особи. Радиоуглеродный возраст этой челюсти определен Л.А. Орловой в 11 920±210 л.н., абсолютный – 13 850±550 л.н.

Рис. 3.5. Схема планового положения палеоледников в бассейне р. Абай в максимум последнего похолодания, рассчитанная по упрощенной схеме моделирования. 1

– фирновая граница; 2 – хребты и их отроги; 3 – фирновые бассейны; 4 – языки ледников; 5 – ледниково-подпрудные озера; 6 – направление движения льда; 7 – место отбора пробы в донной морене на радиоуглеродное датирование.

На левом берегу р. Кокса, в 2,5 км ниже ее левого притока р. Улужай (абсолютная высота 1135 м, между устьями рек Хайдун и Карагай, ближе к устью р. Хайдун) при прокладке дороги было подрезано на глубину до 10 м основание мощной селевой толщи.

В низах этой толщи вскрыты рыхлые сыпучие пустотелые щебнистые дресвяники. Вверх по разрезу крупность обломочного материала увеличивается. В средней части обнажения выделяется крупноглыбовая пачка, состоящая из скопления глыб размером до 1–1,5 м по длинной оси, залегающих плашмя и ориентированных длинными осями по направлению движения селевого потока (поперек долины р. Кокса). Во всей этой толще следов какихлибо размывов и перерывов не отмечено. Это единый разовый, мощный селевой выброс.

В стенке этого обнажения на глубине 7 м от поверхности обнаружен неопределимый обломок трубчатой кости крупного млекопитающего. Радиоуглеродный возраст этой кости определен Л.А. Орловой в 11 240±160 л.н. (СОАН-6614), абсолютный – 13 175±275 л.н.

В кровле руслового аллювия в обнажении на левом берегу р. Кокса ниже с. Соузар обнаружены нижняя часть большой берцовой кости благородного оленя (Cervus elaphus L.), фрагмент левой верхней части челюсти бизона (Bison priscus Boj) и фрагмент правой верхней челюсти гигантского оленя (Megaloceros giganteus Blum), датируемые, по заключению А.В. Шпанского, поздним плейстоценом. Радиоуглеродный возраст челюсти бизона из этого обнажения датирован Л.А. Орловой в 12 090±120 л.н. (СОАН-6615), абсолютный – 14 025±325 л.н.

Материалы по датированию руслового аллювия и селевых толщ, залегающих на этом русловом аллювии, показывают, что около 14 тыс. л.н. (а это время очень хорошо согласуется со стадиальным потеплением в Северном полушарии) языки ледников отступили, по крайней мере, из долины р. Кокса. Таким образом, материалы Г.Г. Русанова подтверждают, что максимум последнего похолодания наблюдался 18–20 тыс. л.н., стадиальное потепление наблюдалось около 13–14 тыс. л.н. и, самое основное, разработанная упрощенная схема моделировании планового положения ледников на максимум последнего похолодания отражает объективную реальность, т.е. расчеты по ней можно использовать в качестве метода оценки планового положения палеоледников на максимум последнего похолодания.

–  –  –

Материалы планового моделирования показали следующее. Ледники максимума последнего похолодания в бассейнах рек Таловка, Большой и Малый Улужай, Аюлу не доходили до долины р. Кокса и имели свои собственные языки ледников (табл. 3.1).

Ледники максимума последнего похолодания в бассейнах рек Татарка, Ночная, Хайдун, Карагай, Банная, Красноярка, Юстик выходили в долину р. Кокса, формируя общий язык суперледника (табл. 3.2).

Таким образом, язык суперледника долины р. Кокса должен иметь площадь около 970 км. Язык суперледника долины Коксы до устья р. Банная занимал примерно 150– 155 км2. Собственно Абайская котловина, которая заполнялась льдом в максимум развития палеоледников, имеет площадь 200 км2. От устья Юстика до выхода в Уймонскую котловину долина Коксы составляет около 30 км. При средней ширине долины 3 км площадь остатка палеоязыка (до выхода в Уймонскую котловину) составляла около 100 км2.

Значит, около 500 км2 льда языка палеоледника должно было сбрасываться в Уймонскую котловину в районе с. Березовка через низкий водораздел междуречья Коксы и Катуни.

3.1.3. Оценка планового положения ледников максимума последнего оледенения в бассейне р. Тюгурюк Л.Н. Ивановский на Теректинском хребте отмечает следующие леднички [Ивановский, 1967, C. 152–153]: «В карах реки Яломан, которая является правым притоком р. Большой Яломан, находятся три остаточно-каровых ледника (2300–2350 м).

… В истоках р. Большой Ильгумень хребет снижается до 2330 м, хотя отдельные вершины достигают 2500 м. В истоках реки ледники известны только в каре левого притока на высоте порядка 2300 м».

Р.М. Мухаметов и С.В. Харламов [1985] отмечали в западной части Теректинского хребта 22 неизвестных ранее ледничка, общей площадью 1,7 км2. Подробная характеристика этих ледников приводится в диссертации С.В. Харламова [1987, С. 30–33].

Для расчета планового положения ледников на максимум последнего похолодания в бассейне р. Тюгурюк примем следующие условия. Высота современной локальной снеговой границы – 2,3 км. Абляция-аккумуляция на высоте современной снеговой границы – 310 г/см2. В этом случае снеговая граница на максимум последнего похолодания на склонах северной экспозиции должна была быть на высоте 1,72 км, на склонах южной экспозиции – 1,87 км. Ледниковый коэффициент возьмем равным 0,5. Для отрисовки планового положения фирновой линии толщину палеоледника возьмем минимальную – 150 м. В этом случае на карте фирновая граница на максимум последнего похолодания будет проходить на склонах северной экспозиции на высоте 1,6 км, на склонах южной экспозиции – 1,75 км (рис. 3.6).

Рис. 3.6. Плановое положение ледников в бассейне р. Тюгурюк (до выхода языка палеоледника) в долину р. Кокса на максимум последнего похолодания. 1 – снеговая граница на леднике, 2 – ледоразделы, 3 – основные хребты и их отроги, 4 – фирновые бассейны, 5 – языки ледников, 6 – направление движения льда. В районе Тюгурюкского болота концентрическими окружностями показано положение ледоема.

С учетом принятых (как мы видим это наименее возможные) величин рассчитаем площадь фирновых бассейнов. Материалы расчетов показывают, что язык палеоледника из бассейна левого притока р. Тюгурюк – р. Маргала, скорее всего на начальном этапе наступания ледников уходил в район Тюгурюкского болота. Ниже устья р. Маргала правый приток Тюгурюка р. Большая Булухта подпруживала основную долину и препятствовала сбросу льда. Днище котловины, на которой расположено Тюгурюкское болото, находится на высоте 1500 м. Язык палеоледника (если даже его толщина была не более 150 м) из долины р. Маргала должен иметь незначительную скорость таяния, и лед должен был аккумулироваться в районе современного Тюгурюкского болота, формируя ледоем в его классическом варианте. При полном развитии ледоема, скорее всего, основная масса льда сбрасывалась через долину р. Тюгурюк, поскольку она имеет довольно значительные уклоны (по крайней мере, существенно большие, чем верховья р. Юстик или притоки р. Урсул).

Согласно [Девяткин и др., 1963], существование ледоема признается при наличии ледниковых центров на окружающих котловину хребтах, широком распространении основных морен на днище котловины, флювиогляциальных ледниковых образований (камы, камовые террасы, озы), формирующих специфичный рельеф и свидетельствующих о развитии «мертвых» льдов в период деградации ледоема, присутствии горизонтальнослоистых озерно-ледниковых отложений, перекрывающих морены в наиболее пониженных местах, наличии большого числа ледниковых озер, многочисленных следов экзарационной деятельности ледников, существования по периферии ледоемов маргинальных каналов стока и долин разгрузки выводных ледников, самого высотного положения днища котловины. Основываясь на этих признаках, было предложено следующее определение ледоема [Девяткин и др., 1963, с. 74]: «Ледоемами можно назвать только такие внутригорные котловины, в которых имеется комплекс ледниковых и флювиогляциальных образований, свидетельствующих о заполнении котловин массами льда, дававшими начало отдельным ледникам». Межгорные котловины, не имеющие комплекса вышеуказанных признаков, главным из которых является присутствие основной (донной, Grundmorene) на днище впадины, к ледоемам не относятся.

В нашем случае до момента саморазвития (смыкания поверхности ледоема и снеговой границы – согласно нашим расчетам 1,72 км) основная масса льда в ледоеме формировалась не с окружающих склонов, а сбрасывалась из бассейна Маргалы. Ниже устья р. Маргала площадь фирновых бассейнов на максимум последнего похолодания составляла около 260 км2. При ледниковом коэффициенте, равном 0,5, язык Тюгурюкского палеоледника (без Тюгурюкского ледоема, площадь которого равнялась примерно 200–250 км2) должен был занимать площадь около 500 км2. Приблизительные расчеты (минимальные величины) показывают, что на Тюгурюкском ледоеме должно было аккумулироваться ежегодно около 1,5–2 км3 льда в виде сезонного снега. Если в конце периода абляции его оставалось не более одной четвертой части (что наблюдается в современных климатических условиях на леднике Томич, верховья р. Мульта), то ежегодно бассейн Тюгурюка должен был сбрасывать в Уймонскую котловину, как минимум (с учетом остальной части бассейна р. Тюгурюк), около 1 км3 льда.

С учетом того, что ледниковый лед должен был сбрасываться и непосредственно суперледником Коксы (вспомним, что при моделировании планового положения Коксинского палеоледника нам не «хватило» на языковую часть около 500 км2), очевидно, что Уймонская котловина в максимум развития ледников (18–20 тыс. л.н.) должна была быть «забита» льдом. Классическим ледоемом этот суперязык мы назвать не можем.

Остановимся на названии, предложенном А.Н. Рудым [2005], – «наледный ледоем».

Единственное, в чем мы не можем согласиться с А.Н. Рудым, это с величиной депрессии снеговой границы в максимум последнего похолодания. Для обоснования формирования ледоема непосредственно в самой Абайской котловине он принимает ее равной 1200 м [Рудой, Русанов, 2012]. Однако, по нашим расчетам, эта величина должна быть не более 750–800 м. В этом случае классический ледоем в Абайской котловине не должен был формироваться. Уж если А.Н. Рудой принимает схему расчета планового положения ледников согласно В.П. Галахову (т.е. говорит «а»), то и депрессию снеговой границы в максимум последнего похолодания необходимо принимать не более означенной величины (т.е. говорить «б»).

3.2. Моделирование планового положения ледников бассейна р. Кокса в Аккемскую стадию Схемы распространения ледников в Аккемскую стадию (как и в последующие стадии) на исследуемую территорию отсутствуют. По крайней мере, нам они не известны.

Поэтому, так же как и для максимума последнего похолодания, на основе подробного моделирования баланса горных ледников В.П. Галаховым разработана упрощенная схема расчета планового положения горных ледников в Аккемскую стадию [Галахов, 2001].

Алгоритм этого расчета аналогичен предыдущему. По карте современной абляцииаккумуляции (например: [Кренке, 1982]) на рассчитываемом участке определяется величина снегонакопления на высоте современной фирновой границы. Эта величина характеризует снежность (или косвенно – энергию оледенения) данного района. По этой величине находится депрессия снеговой границы (рис. 3.7) и ледниковый коэффициент (рис. 3.8). Зная современную высоту региональной фирновой границы и ее депрессию, можно найти площадь фирнового бассейна палеоледника. Зная площадь фирнового бассейна и ледниковый коэффициент, можно определить площадь языка палеоледника на рассчитываемый период.

Рис. 3.7. Зависимость депрессии снеговой границы в Аккемскую стадию от величины современной абляции-аккумуляции [Галахов, 2001]. Бассейны рек: Актру, Аккем, Мульта, Катунь, Чаган-Узун, Маашей.

Рис. 3.8. Зависимость отношения площади фирнового бассейна к площади языка ледника (ледниковый коэффициент) в Аккемскую стадию от величины современной абляции-аккумуляции [Галахов, 2001]. Бассейны рек: Актру, Аккем, Мульта, Катунь, Чаган-Узун, Маашей.

При плановом построении палеоледников периода Аккемской стадии необходимо учитывать следующее. Первое, толщину палеоледников следует принимать не менее 100 м для районов с современным дисперсным оледенением (экспертная оценка выполнена на основе радиолокационных измерений на современных ледниках). Поскольку современные карты отражают современный рельеф, плановое положение фирновой границы необходимо «опустить» на толщину палеоледников в современной картине рельефа. Второе, для районов с дисперсным и малым оледенением, величину депрессии фирновой границы необходимо уменьшить на 25–30 % для районов с локальной снеговой границей по сравнению с региональной [Messerli, 1967]. Третье, на склонах южной экспозиции (и тяготеющих к южному румбу) депрессию фирновой границы необходимо еще раз уменьшить на 25–30 %. Естественно, отрисовка фирнового бассейна и языка палеоледника должны проводиться с учетом рельефа долины и принятой толщины ледников.

Рис. 3.9. Плановое положение ледников в бассейне р. Ночная (Аккемская стадия, 4,2–4,3 тыс. л.н.). 1 – снеговая граница на леднике, 2 – ледоразделы, 3 – основные хребты и их отроги, 4 – фирновые бассейны ледников, 5 – языки ледников, 6 – направление движения льда.

Разработанная методика расчета планового положения ледников требует знания высоты современной фирновой границы, т.е. ее можно применять в районах, где сохранилось современное оледенение. В соответствии с картами абляции-аккумуляции и высоты границы питания, разработанными А.Н. Кренке [1982], мы можем просчитать плановое положение ледников в Аккемскую стадию для следующих крупных притоков р. Кокса: Ночная, Хайдун, Карагай, Банная и Красноярка, Тюгурюк.

Для бассейна р. Тюгурюк высоту современной локальной фирновой границы примем равной 2300 м, абляцию-аккумуляцию на высоте современной фирновой границы – 310 г/см2.

Ледник Аккемской стадии в бассейне р. Ночная доходил до устья р. Улужай, подпруживая долину Хайдуна (рис. 3.9). Ледники в бассейнах рек Хайдун и Карагай (рис. 3.10 и 3.11) почти доходили до долины р. Кокса (не хватило 2–4 км).

В бассейнах р. Банная и особенно р. Красноярка оледенение было существенно меньше. В бассейне р. Банная язык ледника ниже впадения правобережного притока – р. Черная – распластывался в современном междуречье рек Банная и Колчулу. В бассейне р. Красноярки с левого борта формировались 7 каровых и карово-долинных ледников, которые не смогли даже сформировать собственный моноязык.

Рис. 3.10. Плановое положение ледников в бассейне р. Хайдун (Аккемская стадия, 4,2–4,3 тыс. л.н.). 1 – снеговая граница на леднике; 2 – ледоразделы; 3 – основные хребты и их отроги; 4 – фирновые бассейны ледников; 5 – языки ледников; 6 – направление движения льда.

В бассейне р. Тюгурюк ледник Аккемской стадии долины Маргала доходил до устья одноименной реки, но не формировал какого-то общего языка, который бы спускался вниз по долине р. Тюгурюк. Зато долины нижележащих притоков (Бол.

Булухта, Бол. Карыгем, Мал. Карыгем и др.), формировали мощный моноязык, который выдвигался в долину р. Кокса, подпруживая последнюю (рис. 3.12).

Очевидно, выше этой ледниковой плотины должно было сформироваться ледниково-подпрудное озеро. Современные надпойменные террасы в районе устья Тюгурюка имеют высотные отметки около 1040 м. Площадь этого моноледника должна была составлять немногим более 300 км2, причем около 60 км2 должны были выходить в долину р. Кокса. Естественно, что толщина этого языка ледника должна быть не 100 м, а по нашей экспертной оценке около 250 м. Таким образом, зеркало ледниково-подпрудного озера могло располагаться на абсолютной высоте примерно 1300 м.

Рис. 3.11. Плановое положение ледников в бассейне р. Карагай (Аккемская стадия, 4,2–4,3 тыс. л.н.). 1 – снеговая граница на леднике; 2 – ледоразделы; 3 – основные хребты и их отроги; 4 – фирновые бассейны ледников; 5 – языки ледников; 6 – направление движения льда.

Рис. 3.12. Плановое положение ледников в бассейне р. Тюгурюк (Аккемская стадия, 4,2–4,3 тыс. л.н.). 1 – снеговая граница на леднике, 2 – ледоразделы, 3 – основные хребты и их отроги, 4

– фирновые бассейны ледников, 5 – языки ледников, 6 – направление движения льда.

Рис. 3.13. Фрагмент обнажения основной морены на левом берегу р. Карагай (фото:

Д.В. Черных).

Полученную расчетную схему необходимо было проверить непосредственно на местности. В июле 2009 г. было проведено обследование нижнего течения р. Карагай в районе зимовки Глазачевка (место исследований выбрано в соответствии с расчетным положением конечного моренного комплекса Аккемской стадии, полученного по плановой модели). Обследование показало, что в 4 км выше по течению реки, в ее долине имеется расширение. Плоская пойма реки на этом участке заболочена. Однако на левом берегу реки, в районе старого деревянного моста, на террасовидной поверхности обнаружены отложения, которые можно идентифицировать как донную морену (рис. 3.13).

При этом явно выраженного конечно-моренного комплекса, как, например, в бассейне р. Мульта, не наблюдается. Попытка найти место для датирования не увенчалась успехом.

В самой пойме р. Карагай с глубины примерно 30 см фиксируется многолетняя мерзлота.

Ниже по течению долина р. Карагай сужается и заболачивания поймы не наблюдается. Можно предположить, что в указанном месте происходило перегораживание реки рыхлым материалом (иначе столь обширное заболоченное пространство не смогло бы сформироваться), который позднее был размыт. К какому времени отнести формирование подпруды, сказать однозначно нельзя: если верить расчетам, то это произошло в Аккемскую стадию.

Поиски морен Аккемской стадии в бассейнах рек Хайдун и Банная летом 2010 г.

также не дали результатов. Отдельные скопления крупных валунов в долине Хайдуна встречаются примерно в 4–5 км выше устья р. Коксочка. Еще немного выше (примерно в 2 км ниже бывшего лесоучастка Абайского леспромхоза) на правобережье Хайдуна представлена волнистая поверхность, которую можно принять за донную морену.

Интересно, что по расчетам именно до этого места должен был спускаться Хайдунский ледник в Аккемскую стадию. Тем не менее, как и в случае с долиной р. Карагай, отсутствие выраженных конечно-моренных комплексов в местах, где они должны были находиться согласно расчетам, можно объяснить тем, что: 1) морен не было вовсе и поэтому расчеты не верны; 2) морены по какой-то причине не формировались, 3) морены формировались, но были уничтожены позже.

Исходя из того, что в долинах с отличным от долин бассейна Коксы строением (например, в долине р. Мульта) результаты расчетов были подтверждены датировками, будем рассматривать второй и третий варианты. Ввиду того, что в строении долин Хайдуна и Карагая много общего, а именно, они имеют заливообразные расширения, в которых широко представлены озерные отложения, наиболее убедительным представляется то, что в Аккемскую стадию языки ледников из долин притоков р. Кокса спускались в озеро, разрушались гораздо интенсивнее, чем от простого таяния и, самое главное, не формировали конечных морен. Как показали расчеты, в Аккемскую стадию до долины р. Кокса доходили и тем самым могли ее подпруживать ледники из долин рек Тюгурюк и Ночная.

Обсуждению возможности формирования такого озера необходимо посвятить самостоятельный раздел.

3.3. Ледниково-подпрудные озера в долине р. Кокса в максимум последнего оледенения и в Аккемскую стадию 3.3.1. К вопросу о существовании Абайско-Коксинского озера в максимум последнего оледенения и во время его деградации Вопрос, систематически поднимаемый исследователями Алтая и неизбежно вставший перед нами, – это размеры и время существования подпрудного водоема в долине р. Кокса. Во время последнего позднеплейстоценового (сартанского) оледенения и (или) в период его деградации озеро в долине Коксы существовало – по мнению О.А. Раковец и Г.А. Шмидт [1963], А.Н. Рудого [1995], В.В. Бутвиловского [1993], В.В. Бутвиловского и Н. Прехтеля [2000], Л.В. и И.Л. Байлагасовых [2008].

При этом отмечается, что радиоуглеродный возраст флювиогляциальных и селевых образований, залегающих на поверхности в долине р. Кокса и Абайской котловине, свидетельствует об окончательном спуске Абайско-Коксинского ледниково-подпрудного озера на рубеже около 12 тыс. л.н., и что позднее этого времени подпрудное озеро больше здесь никогда не образовывалось [Рудой, Русанов, 2012].

В соответствии с нашими предыдущими исследованиями, в период максимума похолодания и максимального распространения ледников обе котловины заполнялись льдом, и озер в них не было. В качестве подтверждения этого тезиса можно заметить, что ни озерных террас, ни других морфологических признаков озерной деятельности в этих котловинах не обнаружено (по крайней мере, по сравнению с Курайской и Чуйской котловинами).

Принимая, что в аквальных условиях лед разрушается в 4 раза быстрее, чем на суше, попытаемся показать возможности существования озер в максимум последнего похолодания.

Абайская котловина. Рассмотрим вначале разрушение языка непосредственно Абайского палеоледника. Размеры палеоледника приводятся ниже в табл. 3.3.

Таблица 3.3 Площадь фирновых бассейнов и языков палеоледников в бассейне р.

Абай Бассейн реки Площадь фирнового бассейна, км2 Площадь языка ледника, км2 Собственно р. Абай 70 176 р. Юшта 2 6 При абсолютной высоте зеркала Абайского палеоозера в 1150 м (глубина у ледниковой плотины минимум 150 м) примерно 120 км2 языка ледника должно было быть погружено в озеро. При разрушении языка ледника волноприбойными процессами и теплообменом с водой озера язык ледника должен был составлять не 176, а 86 км2 (56+120/4=86). Язык палеоледника должен был оканчиваться в районе устья р. Талда.

Однако, кроме непосредственно Абайского палеоязыка, в озеро должен был наблюдаться сброс льда из совместного языка палеоледника бассейна р. Кокса, исключая бассейн р. Красноярка. Расчеты планового моделирования языка ледника непосредственно Коксы от устья р. Банная показали, что площадь языка суперледника должна составлять около 800 км2. Площадь Абайской котловины составляет около 200 км2, т.е. как раз ту величину, которая должна остаться, при разрушении языка суперледника в аквальных условиях. Таким образом, расчеты показывают, что, скорее всего, в максимум распространения ледников Абайская котловина бронировалась льдом и Абайское палеоозеро не должно было существовать. Должны были существовать небольшие приледниковые озера в устьях рек Сугаш и Талда. Согласно исследованиям [Reuther, Herget et all., 2006], древние палеоозера в Курайской и Чуйской котловинах существовали до 16 тыс. л.н. Очевидно, на стадии деградации ледников после 16 тыс. л.н.

были и периоды наступаний [Галахов, 2001], однако, существенно меньшие, чем в максимум похолодания. Поэтому долина р. Кокса могла перекрываться ледниковым языком из бассейна р. Тюгурюк, и в Абайской котловине могло существовать ледниковоподпрудное озеро. Это, в частности, отмечается в описании Г.Г. Русанова (характеристика второй радиоуглеродной датировки). Однако датировки непосредственно озерно-ледниковых отложений не имеется. Предположительно озеро существовало между 16 и 14 тыс. л.н.

Уймонская котловина. Как мы уже указывали ранее, ярко выраженных морфологических следов существования ледниково-подпрудного озера в Уймонской котловине на максимум последнего похолодания геоморфологами не отмечается.

Особенно это бросается в глаза при сравнении с Курайской и Чуйской котловинами.

Аналогичным образом просчитаем возможность существования древнего палеоозера в Уймонской котловине.

Согласно нашим исследованиям, в Уймонскую котловину должно было сбрасываться около 500 км2 льда суперледником бассейна р. Кокса и около 1000 км2 бассейном р. Тюгурюк (с Тюгурюкским ледоемом). При длине Уймонской котловины около 30 км и средней ширине около 15 км, площадь ее составит примерно 450 км2. Если действительно в аквальных условиях лед разрушается в 4 раза интенсивнее, чем на суше, то язык ледника из бассейна р. Кокса (совместно с бассейном р. Тюгурюк) должен составлять немногим менее 400 км2. Однако сброс льда должен был осуществляться и из ледниковых долин непосредственно Уймонской котловины, в частности, из долин рек Мульта, Акчан, Большая Теректа [Галахов, Руденко, 1984]. Поэтому, на наш взгляд, Уймонская котловина в максимум последнего похолодания также заполнялась льдом, и ледниково-подпрудного озера в ней не должно быть. Озеро должно существовать на стадии деградации ледников, также после 16 тыс. л.н. Но это озеро должно было быть значительно меньше, чем это предполагается геоморфологами (см. например: [Бутвиловский, 1993]).

Действительно, единственными следами существования ледниково-подпрудного озера в Уймонской котловине являются следы гигантской ряби течения, обнаруженные В.П. Галаховым [2001] между селами Кучерла и Тюнгур [С. 121–122]: «Следы прорывов Уймонского палеоозера, но не на максимум похолодания и соответственно не тогда, когда долина Катуни от Ниж. Курагана до устья Берткема была заполнена льдом, а в период, когда началась деградация ледников и палеоледник долины Ниж. Курагана лишь выходил в долину Катуни, перегораживая ее, можно найти в значительном расширении долины в Тюнгурской степи. Действительно, между поселками Кучерла и Тюнгур, ближе к п. Кучерла обнаружена гигантская рябь течения с длиной гряд порядка 40 м. Гряды сложены мелким неокатанным материалом, подобным материалу высоких террас в районе Мал. Яломана, т.е. со средним диаметром около 1 см. Тогда, используя формулу В. Бейкера [96] (см. формулу 3.11), глубину водного потока, в котором были сформированы эти гряды, можно оценить в 42 фута, или примерно в 13 м. Используя современные гидравлические уравнения, связывающие длину гряды и размер слагающих ее частиц со скоростью течения [37], получим, что вышеупомянутые гряды формировались в водном потоке, скорость течения которого равнялась примерно 12 м/с».

Используя современные датировки спуска палеоозер в Курайской и Чуйской котловинах [Reuther, Harget et al., 2006: 16 тыс. л.н.] и датировки Г.Г. Русанова по селевым отложениям в бассейне р. Кокса, можно совершенно определенно утверждать, что Уймонское палеоозеро существовало в период между 16 и 14 тыс. л.н. Однако это было небольшое озеро, поскольку, согласно Дж.Дж. Стокеру [1959], глубина потока ниже плотины при ее прорыве составляет 25–30 % от максимальной глубины озера. Таким образом, глубина этого палеоозера была около 55 м.

3.3.2. Возможность существования ледниково-подпрудных озер в долине р. Кокса в Аккемскую стадию Как было показано выше, согласно расчетам, ледник из долины р. Тюгурюк в Аккемскую стадию достигал долины р. Кокса, перегораживал ее, и это могло быть причиной формирования водоема выше подпруды.

О существовании палеоозера в Абайской котловине именно в период Аккемской стадии свидетельствуют исследования сотрудников Ленинградского государственного университета [Геоэкология горных котловин, 1992, С. 136–137]: «Поверхность болотного массива (имеется в виду болотный массив Тюдекты в Абайской котловине) осложнена буграми пучения и небольшими озерами, которые сосредоточены в основном в южной части. Высота отдельных бугров достигает 2–3 м. Один из них вскрыт разрезом 88001, сложенным оторфованными озерными илами». С глубины 0,8 м была отобрана проба на радиоуглеродный анализ, которая показала возраст 3140±90 л.н. (радиоуглеродный возраст). Естественно, что торфонакопление над озерными илами началось после спуска ледниково-подпрудного палеоозера.

Рис. 3.14. Разрез Ч-64-Х-11, выполненный на пинго в болотном массиве Тюдекту (фото: Д.В.Черных).

Свидетельством существования Абайского палеоозера в Аккемскую стадию могут служить и материалы наших собственных исследований в болотном массиве Тюдекту. В 2011 г. на пинго размером 50х15 м, расположенном в пределах болотного массива Тюдекту, был заложен шурф Ч-64-Х-11. Пинго со всех сторон окружен болотом, длинной осью вытянут с северо-запада на юго-восток. Вершина осложнена кочками, разрывами торфа. Поверхность пинго, сложенного криотурбированными озерно-болотными отложениями, занята злаково-осоковым сообществом. Выполнен разрез глубиной 136 см (рис. 3.14). С глубины 120 см – мерзлота. Координаты: 5045,9' с.ш., 8486,4' в.д.

Разрез Ч-64-Х-11:

1) дернина сухая, густо переплетенная корнями злаков и осок ……………………….………………...… 0–0,10 м;

2) серый переплетенный корнями сухой торф бесструктурный ….………………………………….… 0,10–0,29 м;

3) темно-серый торф, холодит руку, неясно плитчатый, плотный ……

4) темно-серая органо-минеральная масса, более рыхлая свежая среднесуглинистого состава ……... 0,62–0,95 м;

5) серый с буроватым оттенком ил, среднесуглинистый, свежий …………………………………….... 0,95–1,00 м;

6) темно-серый с сизоватым оттенком ил, холодит руку, пятна мерзлоты, незначительно органики. 1,00–1,20 м;

7) темно-серый почти черный ил, кристаллы льда местами в виде клиньев; при оттаивании пластичный 1,20–1,36 м.

На радиоуглеродный анализ отобраны два образца:

1) темно-серый ил с сизоватым оттенком, незначительным количеством органики, пятнами мерзлоты с глубины 1,00–1,05 м; радиоуглеродный возраст 3345±75 л.н. (СОАН-8529);

2) темно-серый, почти черный ил, мерзлый с глубины 1,25–1,35 м;

радиоуглеродный возраст 4350±80 л.н. (СОАН-8530).

К сожалению, пройти шурф до подстилающих озерно-болотные отложения пород не удалось. С глубины 120 см наблюдается многолетняя мерзлота, что сделало невозможным проходку шурфа глубже 136 см.

Еще одним свидетельством возможного существования ледниково-подпрудного озера в Аккемскую стадию, теперь уже непосредственно в долине р. Хайдун, являются результаты наших исследований 2010 г. и, в частности разрез Ч-03-Х-10, выполненный в низовьях Хайдуна. В долине р. Хайдун, так же как и в долинах других притоков р. Кокса, широко представлены заболоченные расширения, местами имеющие вид заливов округлой или вытянутой формы. Самый нижний из таких заливов расположен в левобережье нижнего Хайдуна в 4–5 км выше его слияния с р. Ночная. Он ограничен вдающимися в долину отрогами Коксуйского хребта. Отроги имеют плавные очертания и полого понижаются в направлении долины р. Хайдун почти строго на юг. Склоны отрогов частично пройдены пожаром, местами вырублены.

Поверхность болота в целом выровненная, характеризуется мелкобугорковым микрорельефом. Бугорки диаметром в несколько сантиметров разделены ложбинками, образованными сфагновыми мхами. Ерниковое хвощово-осоково-моховое болото.

Выполнен разрез озерно-болотных отложений мощностью 2,30 м с частичным обследованием до 3,00 м (рис. 3.15). Координаты: 5055,8' с.ш.; 8447,4' в.д.

Разрез Ч-03-Х-10:

1) торф слаборазложившийся, рыхлый, светло-бурый ………………………………………………..……. 0–0,22 м;

2) торф бурый, плотный, с включениями корней.………………………………………………….…… 0,22–0,33 м;

3) торф темно-бурый пластичный со значительным включением светло-бурых прослоек …..…….... 0,33–0,64 м;

4) торф бурый, относительно однородный, плотный, средней степени разложения …………………. 0,64–1,05 м;

5) торф темно-бурый, средней ближе к сильной степени разложения; на глубине 1,30 м несколько прослоек веточек; нижняя граница резкая …………………………………………………………………………………….. 1,05–1,65 м;

6) ил темно-серый с сизоватым оттенком с равномерным включением растительных остатков в виде мелких корешков; плотный, пластичный …..………………………………………………………………………………... 1,65–1,95 м;

7) ил серовато-сизый с включениями песчинок и слабоокатанного гравия; на всех протяжении встречаются растительные остатки, количество которых уменьшается с глубиной …………………………………………… 1,93–2,30 м.

Рис. 3.15. Разрез Ч-03-Х-10 озерно-болотных отложений в озеровидном расширении долины в нижнем течении р. Хайдун (фото: Д.В. Черных).

Опускание бура на большую глубину (озерный ил был прозондирован ломом) показало, что илистые отложения продолжаются, как минимум, до 3,00 м, т.е. донной морены или аллювиальных отложений достигнуто не было. При этом на глубине 2,80 м отмечено уменьшение количества гравия.

А.Н. Рудой и Г.Г. Русанов [2010] отмечают, что в Абайской впадине и котловинообразных расширениях долин рек Кокса, Банная, Карагай, Хайдун и других в погребенном состоянии могут находиться более полные разрезы отложений четвертичной системы и, возможно, даже плиоцена.

Обследование отложений в местах, где болотный массив дренируется ручьями, показало, что здесь озерные отложения могут быть размыты, а на некоторой глубине (от 0,70 м) встречается галька. В северо-восточной и юго-западной оконечностях болотного массива фрагментарно отмечена мерзлота.

Из разреза на радиоуглеродное датирование отобраны два образца:

1) образец на границе серовато-сизого и темно-серого ила с глубины 1,90–2,00 м;

радиоуглеродный возраст 4670±105 л.н. (СОАН-8222);

2) образец на границе темно-серого ила и торфа с глубины 1,60–1,70 м;

радиоуглеродный возраст 4095±85 л.н. (СОАН-8221).

Таким образом, можно отметить, что ледниково-подпрудное озеро в долине р. Хайдун существовало до конца Аккемской стадии. Маловероятно, что водоем непрерывно существовал со времени начала деградации последнего оледенения. Более достоверным представляется, что он был сформирован за счет подпруды долины р. Кокса ледником из долины р. Тюгурюк.

Общеизвестно, что языки ледников, спускавшиеся в озеро, разрушаются гораздо интенсивней, чем от простого таяния и, самое главное, не формируют конечно-моренных комплексов. Наглядные примеры таких случаев хорошо описаны в монографии А.Н. Рудого и Г.Г. Русанова [2012]. На наш взгляд, именно поэтому найти в долине р. Кокса, и, в частности, в долине р. Хайдун морены Аккемской стадии не представляется возможным. Вследствие волноприбойной деятельности языки ледников разрушались, и минеральная составляющая трансформировалась, не образуя морен. С этой точки зрения удивительно, что какие-то остатки отложений, напоминающие основную морену, на наш взгляд Аккемской стадии, отмечаются в долинах рек Карагай и Хайдун.

3.4. Разрезы ледниковых, водно-ледниковых и озерно-ледниковых отложений и радиоуглеродные датировки в долине р. Хайдун в области распространения морен стадий Историческая и Актру В 2009–2011 гг. в верховьях долины р. Хайдун и долины его третьего левого притока были тщательно обследованы позднеголоценовые морены, по нашему мнению относимые к Исторической стадии, а также морены стадии Актру. Из ряда выполненных здесь разрезов были отобраны образцы на радиоуглеродное датирование (рис. 3.16). Ниже приводится описание разрезов и некоторые комментарии.

Морена ранней фазы Исторической стадии (ИС1). Моренный комплекс ИС1 является общим для р. Хайдун и его верхних притоков. Он располагается в пределах верхней полосы горно-таежного пояса в диапазоне высот 1635–1750 м, имеет протяженность более 2 км и максимальную ширину 1,5 км. Площадь моренного комплекса составляет немногим менее 2 км2. Расстояние от цирка, расположенного в верховье Хайдуна – около 12 км, от края ледника в долине его притока – 6,5 км.

В пределах моренного комплекса выполнен разрез Ч-56-Х-11 мощностью 1,52 м (рис. 3.17). Характеристика местоположения. Левобережная часть долины р. Хайдун.

Морена ИС1. Обширное понижение в тыловой части долины третьего левого притока Хайдуна, на участке пересечения им данной морены. В 5 м от подошвы склона моренной гряды. Ерниковое пушицево-осоковое болото. Координаты: 5026,7' с.ш.; 8436,1' в.д.

Рис. 3.16. Положение позднеголоценовых моренных комплексов в верховьях р. Хайдун. 1 – ранняя фаза (ИС1), 2 – средняя фаза (ИС2), 3 – поздняя фаза (ИС3) Исторической стадии; 4 – стадия Актру. Красным цветом отмечены точки, для которых получены радиоуглеродные датировки.

Разрез Ч-56-Х-11:

1) торф коричневый, средней степени разложения, плотный, пронизан корнями растений, при надавливании появляется вода …………………………………………………………………………………………….……………. 0–0,30 м;

2) торф коричневый, средней степени разложения с вкраплениями белесоватых песчинок; при надавливании воды нет ……………………………………………………………………………………………………………..... 0,30–0,42 м;

3) органо-минеральная масса; минеральная часть представлена темно-серым с сизоватым оттенком илом с включениями песчинок; органическая часть – пронизывающие ил остатки растений средней степени разложения.. 0,42–0,59 м;

Рис. 3.17. Разрез Ч-56-Х-11, выполненный в пределах моренного комплекса ИС1 в долине р. Хайдун (фото: Д.В. Черных).

4) крупнопесчано-илистые отложения серого цвета с включениями органики в виде листьев травянистых растений (осоки); отдельные включения гальки.…………………………………………………………………... 0,59–0,75 м;

5) илисто-крупнопесчаные отложения светло-серого цвета с включениями гравия, гальки и органических остатков (до 10 %)...…………………………………………………………………………………………….......... 0,75–0,91 м;

6) песчано-гравийные отложения с остатками растений (до 10 %)

7) илистые отложения сизоватые пластичные с включением остатков растений (до 10 %); на глубине 1,08 м прослойка торфа толщиной 5 мм...…………...……………………………………………………………………... 1,02–1,15 м;

8) илистая органо-минеральная буро-коричневая масса с многочисленными включениями фрагментов стволов деревьев...……….…………………………………………………………………………………………………….. 1,15–1,30 м;

9) органо-минеральная буро-коричневая масса с многочисленными включениями гальки и слабоокатанных валунчиков, фрагментами стволов деревьев; с глубиной количество гальки возрастает ……………………….. 1,30– 1,52 м.

На радиоуглеродный анализ отобрано два образца:

1) органоминеральная масса из нижней части разреза с глубины 1,45–1,52 м.

Органика представлена фрагментами древесины, остатками растений и надкрыльями жуков.

Радиоуглеродный возраст – 9400±90 л.н. (СОАН-8528), калиброванный – 10 700±400 л.н;

2) фрагмент ствола дерева из этого же горизонта, залегающий на глубине 1,45 м.

Радиоуглеродный возраст – 7750±125 л.н. (СОАН-8527), калиброванный – 8675±325 л.н.

Столь древний возраст образцов не должен сбивать с толку. Во-первых, разрез выполнен в том месте, где морена сильно перемыта притоком р. Хайдун. Значительный размер долины притока, не соответствующий современной его водности, свидетельствует о том, что в прошлом эродирующая способность потока могла быть существенно выше.

Подтверждением этого служит песчано-гравийная прослойка на глубине 0,91–1,02 м, а также обилие гальки и валунчиков в основании разреза.

Кроме того, захоранивание и сохранение растительных остатков под донной мореной, в различного рода углублениях, не является исключением для горных территорий. Например, недалеко от языка ледника Малый Актру была найдена древесина с радиоуглеродным возрастом около 3000 л.н. (СОАН-5631) [Галахов, Назаров, Харламова, 2005]. Между тем это место однозначно перекрывалось ледником, как минимум, в стадию Актру. Весьма интересно болото с названием «Bunte Moor» в Штубайерских Альпах в Тироле [Mayr, 1964]. Франц Майер отмечает в данном месте «слоеный пирог» из торфяных прослоек и донной морены. Эти отложения, по его мнению, имеют максимальный возраст около 1400–1300 лет до н.э. Ледник Фернауфернер неоднократно захоранивал Бунте Моор, затем отступая и выводя его на дневную поверхность.

Таким образом, в том, что полученные нами в разрезе датировки оказались более древними, чем начало Исторической стадии, ничего необычного нет. В настоящее время все больше распространяется мнение, что наступающий ледник не всегда работает как бульдозер, который обязан «сдирать» все рыхлые отложения в понижениях рельефа.

Полученные датировки (7750 и 9400 л.н.) свидетельствуют лишь о том, что в данное время ледника в рассматриваемом месте не было.

Обнаружить органику в собственно ледниковых отложениях не удалось.

За год до этого на морене ИС1 был выполнен разрез Ч-56-Х-10 (рис. 3.18).

Характеристика местоположения. Внутриморенное термокарстовое понижение неправильной формы в правобережной части долины р. Хайдун. Центральная часть занята небольшим сезонно пересыхающим озером. Ситниковое сообщество.

Координаты:

5027,3' с.ш.; 8436,7' в.д. Абсолютная высота 1666 м.

Разрез Ч-56-Х-10:

1) торф коричневый густо переплетенный корнями ………………………

2) ил палево-светло-бурый, пронизанный корнями ……………………

3) торф серо-бурый с включением минеральных частиц илистого состава, пронизанный корнями.... 0,04– 0,18 м;

4) ил желтовато-бурый с более темными затеками, плотный и пластичный с редкими остатками травянистых растений ………………………………………………………………………………………………………………. 0,18–0,26 м;

5) ил палевый с рыжеватыми и сероватыми затеками, плотнее предыдущего, с редкими остатками травянистых растений ………………………………………………………………………………………………………………. 0,26–0,42 м;

6) ил палевый с включениями дресвы, сырой, менее плотный ………………………………………… 0,42–1,10 м;

7) ил палево-желтый очень плотный без остатков растений …………………………………………… 1,10–1,35 м.

К сожалению, в нижней части разреза не было обнаружено остатков органики.

Рис. 3.18. Разрез Ч-56-Х-10 озерно-болотных отложений во внутриморенном понижении в пределах морены ИС1 (фото: Д.В. Черных).

Непосредственно выше морены ИС1 в долине третьего левого притока р. Хайдун летом 2009 г. был заложен разрез Ч-27-Х-09 (рис. 3.19). Характеристика местоположения. Обширное понижение в тыловой части долины притока р. Хайдун.

Ерниковое разнотравно-осоково-моховое (гипново-сфагновое) болото. Выполнен разрез в болотных отложениях, подстилаемых флювиогляциальными отложениями мощностью 1,2 м. Координаты: 5015'42" с.ш., 8421'09" в.д. Абсолютная высота: 1725 м.

Разрез Ч-27-Х-09:

1) торф слаборазложившийся, светло-бурый, со значительным количеством корней; плотно скрепленный дерниной осок и злаков …………………………………....……………………………………………………………. 0–0,04 м;

2) торф темно-бурый …………………...………………………………………………………………….. 0,04–0,13 м;

3) торф бурый, более плотный и пластичный.…………………………

4) ил палево-серый с буроватым оттенком, с включением органики в виде слаборазложившихся остатков травянистых растений.……………………………………………………………………………………………….. 0,48–0,52 м;

5) торф бурый среднеразложившийся.…………………………………………………………………… 0,52–0,55 м;

6) ил серовато-сизый с включением песка и гравия, незначительным включением органики; на глубине 0,61 м и 0,71 м встречаются прослойки с большим количеством органики ……………………………………………….. 0,55–0,78 м;

7) торф бурый, среднеразложившийся, с включением песка и ила..…

8) песчано-гравийно-галечниковые отложения без четко выраженной слоистости со значительным включением листьев осок хорошей сохранности ……………

Рис. 3.19. Разрез Ч-27-Х-09 озерно-болотных отложений в долине притока р. Хайдун выше морены ИС1 (фото: Д.В. Черных).

9) ил с включением тонкого песка, листьев травянистых растений средней степени разложения, фрагментов древесины ……………………………………………………………………………………………………………... 0,95–1,08 м;

10) крупногалечниковые отложения слабой окатанности ……………………

На радиоуглеродный анализ отобрано четыре образца:

1) образец из основания разреза с глубины 1,05–1,08 м, где органика представлена остатками листьев травянистых растений и фрагментов древесины, радиоуглеродный возраст – 1890±45 л.н. (СОАН-7833), калиброванный – 1947±95 л.н;

2) образец из торфяной прослойки с глубины 0,78–0,83 м, радиоуглеродный возраст

– 1545±55 л.н. (СОАН-7832), калиброванный – 1591±130 л.н;

3) образец из торфяной прослойки с глубины 0,52–0,55 м, радиоуглеродный возраст

– 1040±45 л.н. (СОАН-7831), калиброванный – 1071±85 л.н;

4) образец из нижней части верхнего слоя торфа с глубины 0,44–0,45 м, радиоуглеродный возраст – 785±95 л.н. (СОАН-7830), калиброванный – 809±95 л.н.

Предполагается, что после окончания наступания ледника в первую фазу Исторической стадии (ИС1) произошло отчленение его языка и распад на два самостоятельных ледника. В результате этого в долинах Хайдуна и его притока выше неподвижного мертвого льда сформировались озерные бассейны. В долин р. Хайдун озеро существовало непродолжительное время и было достаточно быстро спущено, так как здесь не фиксируется существенного накопления озерных осадков, а днище долины характеризуется хорошим дренажом, за исключением локальных участков в частях, непосредственно прилегающих к морене ИС1.

В долине притока существование водоема было более длительным. При этом процесс обмеления и зарастания озера и превращение его в болото, как минимум, дважды прерывался после активизации таяния ледников в троговых долинах третьего и четвертого притоков в конце последующих фаз похолодания. Эти перерывы фиксируются в разрезе Ч-27-Х-09. Один из перерывов фиксируется в основании разреза и имеет возраст около 2000 л.н. (СОАН-7833), другой – около 1500 л.н. (СОАН-7832). Окончательно озеро прекратило существование в долине притока около 800 л.н. (СОАН-7830), т.е. к началу похолодания стадии Актру.

Морена средней фазы Исторической стадии (ИС2).

Характеристика местоположения разреза Ч-46-Х-10 (рис. 3.20). Левобережная часть долины р. Хайдун в пределах морены ИС2. Понижение в тыловой части долины.

Превышение над современным меженным уровнем воды в реке 1,5 м. Поверхность слабо наклонена в сторону русла. Мохово-пушицево-осоковое болото.

Координаты:

5025,2' с.ш.; 8438,6' в.д. Разрез выполнен до глубины 0,9 м:

Разрез Ч-46-Х-10:

1) торф слаборазложившийся коричнево-бурый …………………………………….…………………….... 0– 0,15 м;

2) торф коричнево-бурый более пластичный среднеразложившийся.………………………………… 0,15–0,61 м;

3) ил белесовато-серый со значительным участием органики в виде среднеразложившихся остатков травянистых растений.……………………………………………………………………………………………….. 0,61–0,67 м;

4) галечниково-илистые отложения с включением корней и остатков растений, количество которых уменьшается с глубиной.…………………………………………………………………………………………….. 0,67–0,90 м.

На радиоуглеродный анализ отобран один образец с глубины 0,63–0,68 м на границе илистых с включением органики и галечниково-илистых отложений.

Радиоуглеродный возраст – 2250±65 л.н. (СОАН-8225), калиброванный – 2230±130 л.н.

Разрез Ч-47-Х-10 был заложен в долине р. Хайдун выше данного моренного комплекса (рис. 3.21). Характеристика местоположения. Долина р. Хайдун выше конечно-моренного комплекса ИС2. Бывшее дно морено-подпрудного озера. Разнотравноивково-осоково-моховое (сфагново-гипновое) болото. Координаты: 5023,6' с.ш.;

8439,8' в.д. Разрез озерно-болотных отложений выполнен до глубины 1,5 м.

Разрез Ч-47-Х-10:

1) торф буро-коричневый, переплетенный корнями растений …………………………………………….. 0–0,08 м;

2) торф буро-коричневый более рыхлый среднеразложившийся ……………………………………… 0,08–0,18 м;

3) органо-минеральная масса из сочетания тонких прослоев серовато-сизого ила и прослоев торфа; глубина горизонта варьирует за счет криотурбации.…………………………………………………………………. 0,18–0,66(0,86) м;

4) ил с прослойками торфа серо-бурый пластичный ……………………………………….. 0,66(0,86)–0,70(0,94) м;

5) органо-минеральная масса неоднородная по цвету: от сизого до коричнево-бурого, встречаются веточки деревьев …………………………………

6) ил сизовато-серый с включением листьев травянистых растений

7) гравийные отложения средней окатанности ………………………………………………………….. 1,42–1,50 м.

Рис. 3.20. Разрез Ч-46-Х-10 озерно-болотных отложений в пределах морены ИС2 в долине р. Хайдун (фото: Д.В. Черных).

На радиоуглеродный анализ из разреза Ч-47-Х-10 отобрано три образца:

1) древесина из верхней части гравийных отложений в основании разреза с глубины 1,45 м, радиоуглеродный возраст – 2280±65 л.н. (СОАН-8228), калиброванный – 2265±145 л.н.;

2) образец органоминеральной массы из нижней части слоя илистых отложений на глубине 1,40–1,45 м, радиоуглеродный возраст – 2200±40 л.н. (СОАН-8227), калиброванный – 2230±110 л.н.;

3) образец органоминеральной массы из нижней части криотурбированного горизонта на глубине 0,80–0,85 м, радиоуглеродный возраст – 1770±45 л.н. (СОАН-8226), калиброванный – 1690±130 л.н.

Таким образом, формирование морены ИС2 произошло ранее 2250 л.н. Сразу после формирования морены ИС2 в долине р. Хайдун выше нее образовался подпрудный водоем. Он существовал достаточно долго, что подтверждается мощной толщей озерных илов, в которые врезается современная долина р. Хайдун. Визуально мощность илов в центральной части долины оценивается не менее 1,00 м. В разрезе озерно-болотных отложений мощность озерных илов составляет около 1,20 м. Содержание органики в них увеличивается вверх по разрезу, а окончательный переход к торфу фиксируется на глубине 0,18 м. До глубины же 0,66–0,86 м в разрезе чередуются прослойки торфа и ила.

В пределах этого криотурбированного горизонта датировка СОАН-8226, возможно, характеризует похолодание ИС3.

Рис. 3.21. Разрез Ч-47-Х-10 озерно-болотных отложений выше морены ИС2 в долине р. Хайдун (фото: Д.В. Черных).

В долине притока р. Хайдун выше морены ИС2 подпрудный водоем либо не формировался, либо существовал очень непродолжительное время. Такая ситуация, вероятно, обусловлена значительным общим уклоном днища притока на данном участке.

Морена заключительной фазы Исторической стадии (ИС3).

В результате обследования морен, предположительно отнесенных к поздней фазе Исторической стадии похолодания (ИС3), и в долине р. Хайдун, и в долине притока не удалось найти образцов для радиоуглеродного датирования. На морене ИС3 в долине притока, ближе к фронтальной части, обнаружено большое количество мертвых деревьев кедра, достигающих толщины 20 см (рис. 3.22).

Фрагмент ствола одного из таких деревьев имеет радиоуглеродную датировку 135±50 л.н. (СОАН-7827). Необходимо отметить, что в монографии А.Н. Рудого и Г.Г. Русанова [2012] неверно охарактеризован этот образец древесины. Ниже приводим цитату из их монографии [С. 73]: «По личному сообщению В.П. Галахова, Д.В. Золотова и Д.В. Черных, в долине левого (третьего от истока) притока р. Хайдун, в верхней части разреза срединной морены на абсолютной высоте 1931 м в 2009 г. был обнаружен обломок верхней части ствола угнетенного кедра (стланиковая форма), радиоуглеродный возраст которого определен в 135±50 л.н. (СОАН-7827). Следовательно, во время последней стадии похолодания «актру» длина ледника в этой долине была не менее 2 км.

В настоящее время ледника в этой долине нет».

Во-первых, отобранный нами в 2009 г. образец представляет собой не «обломок верхней части ствола угнетенного кедра», который должен свидетельствовать о том, что «во время последней стадии похолодания Актру длина ледника в этой долине была не менее 2 км». Это спил от одного из мертвых деревьев, во множественном количестве найденных на данной морене. Несмотря на отсутствие датировок самой морены, мы не относим ее к стадии Актру, а предполагаем, что морена была отложена раньше – в заключительную фазу Исторической стадии. Датировка показывает, что дерево погибло в середине XIX в., причем приблизительный подсчет годичных колец (выполнен Н.В. Малышевой) показал, что на момент гибели возраст дерева превышал 300 лет.

Причем живых деревьев близкого возраста на морене не сохранилось. Во-вторых, ледник в данной долине (в отличие от долины самого Хайдуна) в настоящее время имеется (его характеристика приведена в гл. 1 настоящей монографии).

Л.Н. Ивановский [1961] отмечал, что на моренах Исторической стадии в долине Актру встречаются стволы деревьев возрастом до 550 лет, которые, по его мнению, были повалены во время наступания ледника около 200 л.н. Таким образом, можно предположить, что активное заселение рассматриваемой морены древесной растительностью началось во время средневекового климатического оптимума, после окончания Исторической стадии похолодания, а угнетение и гибель деревьев связаны с похолоданием стадии Актру. Кстати, В.А. Обручев, посещавший в начале ХХ в.

хр. Холзун, рекомендует при выяснении вопроса о движении ледников обращать внимание на состояние верхней границы лесов, отмечая при этом, что на хр. Холзун замечен на северном склоне пояс засохших и погибших старых деревьев, указывающих на ухудшение климата [Обручев, 1932]. Вполне вероятно, что именно этот высотный уровень и имел в виду исследователь.

Рис. 3.22. Погибшие деревья на морене ИС3 в долине притока р. Хайдун (фото:

Д.В. Черных).

Рис. 3.23. Остатки морено-подпрудного озера в долине третьего левого притока р. Хайдун выше морены ИС3 (фото: Д.В. Черных).

Выше моренного комплекса ИС3 в долине третьего левого притока р. Хайдун формировалось моренно-подпрудное озеро. Остатки его сохранились до настоящего времени (рис. 3.23). На низкой озерной террасе был выполнен разрез Ч-25-Х-09 озерноболотных отложений мощностью 0,70 м. Координаты: 5024,4' с.ш.; 8434,0' в.д.

Разрез Ч-25-Х-09:

1) торф бурый с сероватым оттенком плотный за счет включения корней осок; присутствуют минеральные частицы илистого и тонкопесчаного состава ………………………………………………………………………….. 0–0,03 м;

2) торф серовато-бурый с большим включением илистых и тонкопесчаных минеральных частиц ……….. 0,03–0,05 м;

3) торф серо-бурый более плотный со значительным включением минеральных частиц илистого и тонкопесчаного состава..…………………………………………………………………………………………….. 0,05–0,08 м;

4) органоминеральный с равным участием ила и остатков травянистых растений средней степени разложения;

встречаются гравийные прослойки …………………………………………………………………………………. 0,08–0,18 м;

5) ил серый с незначительным включением травянистых остатков средней степени разложения ….. 0,18–0,31 м;

6) песчано-гравийные отложения серые с сизоватым оттенком ……………………………………….. 0,31–0,36 м;

7) илисто-тонкопесчаные отложения с включением хорошо сохранившихся листьев осок …………. 0,36–0,44 м;

8) торф бурый среднеразложившийся.…………………………………………………………………… 0,44–0,46 м;

9) илистые отложения сизовато-серые с редкими включениями тонких песчинок и корней растений... 0,46–0,53 м;

10) илисто-тонкопесчаные отложения …………………………………………………………………… 0,53–0,57 м;

11) песчано-гравийные отложения..……………………………………………………………………… 0,57–0,59 м;

12) галечниково-песчаные отложения ……………………………………………………………………. 0,59–0,70 м.

На радиоуглеродный анализ отобраны два образца:

1) образец из нижней прослойки торфа с глубины 0,44–0,46 м, радиоуглеродный возраст – 270±45 л.н. (СОАН-7829), калиброванный – 278±50 л.н.;

2) образец из нижней части верхнего слоя торфа с глубины 0,13–0,18 м, радиоуглеродный возраст – 125±45 л.н. (СОАН-7828), калиброванный – 260±30 – 40 % или 80±80 – 56 %: вероятно, смесь древнего торфа и современных корней растений!

Нижний образец, вероятно, фиксирует болотообразовательный процесс во время низких уровней воды в стадию Актру. Перекрывающие слой торфа илисто-песчаные и песчано-гравийные осадки характеризуют активизацию таяния ледника во второй половине XIX в. Затем после непродолжительного периода существования озера и последующего его спуска начинается современный болотообразовательный процесс, фиксируемый верхними слоями торфа в пределах корнеобитаемого слоя.

В аналогичном местоположении на дне спущенного моренно-подпрудного озера выше конечно-моренного комплекса ИС3, только в долине р. Хайдун, был заложен разрез

Ч-29-Х-10, выполненный на глубину 1,20 м:

1) торф бурый слаборазложившийся ………………………………………………………………………… 0–0,26 м;

2) торф бурый среднеразложившийся с включением ила и песка.…………………………………….. 0,26–0,35 м;

3) ил серый с включениями гальки и растительных остатков ………………………………………….. 0,35–0,50 м;

4) гравийно-щебнистые, предположительно флювиогляциальные отложения, с включением растительных остатков ……………………………………………

5) илисто-гравийные отложения серого цвета …………………………………………………………... 0,45–1,00 м;

6) голубовато-сизый ил с включениями гальки …………………………………………………………. 1,00–1,20 м.

Образцы на радиоуглеродное датирование не отбирались.

Стадия Актру. В настоящее время в верховьях р. Хайдун расположен обширный ступенчатый цирк, площадь днища которого составляет 0,58 км2. Ледника в истоках Хайдуна в настоящее время нет, отсутствуют и выраженные моренные комплексы. Из ледниковых отложений представлены лишь единичные валуны и небольшие размытые фрагменты донной морены. Цирк имеет четыре ступени, отделенные друг от друга отчетливо выраженными уступами (рис. 3.24). Кстати, еще В.Б. Сочава [1946] подробно описал ступенчатые кары на хр. Холзун, где отметил наличие четырех ступеней.

Рис. 3.24. Ступенчатый цирк в верховьях р. Хайдун на снимке Google и положение точки, где взяты образцы на радиоуглеродное датирование.

С юго-западной стенки цирка на поверхность верхней ступени надвинут глыбовый материал, который, вероятно, характеризует обвал, имевший место в заключительную фазу деградации ледничка, так как фронтальная стенка его крутая, а в нижней части отсутствует шлейф. Выше хорошо видна стенка отрыва, на которой в середине августа сохраняется снежный покров. По наиболее высоким местоположениям на всех ступенях цокольное основание выходит на поверхность, либо представлены щебнистые продукты его выветривания.

На каждой из ступеней имеются каровые озера, соединенные протоками. Наиболее заболочена и некогда вся была занята каровым озером вторая ступень цирка. Мощность озерных илов здесь в отдельных местах достигает 30 см. На этой поверхности выполнен разрез Ч-12-Х-10, характеризующий болотную торфянисто-глеевую почву (рис. 3.25).

Координаты: 5022,1' с.ш.; 8434,4' в.д.

Разрез Ч-12-Х-10:

1) ил буро-коричневый, охваченный почвообразованием оторфованный

2) ил опесчаненный серо-бурый с сизоватым оттенком, ржавыми пятнами, включением щебня …... 0,25–0,45 м;

3) скальное основание.

На радиоуглеродное датирование отобраны два образца:

1) образец из нижней части илистых отложений с глубины 0,42–0,45 м, радиоуглеродный возраст 270±45 л.н. (СОАН-8224), калиброванный возраст 375±105 л.н.;

2) образец из нижней части верхнего горизонта, охваченного почвообразованием с глубины 0,22–0,25 м, радиоуглеродный возраст 240±30 л.н. (СОАН-8223), калиброванный возраст 290±30 л.н.

Рис. 3.25. Разрез озерно-болотных отложений на второй ступени цирка в истоках р. Хайдун (фото: Д.В. Черных).

Рис. 3.26. Небольшой ледничок в верховьях третьего слева притока р. Хайдун (июль 2009 г., фото: Д.В. Черных).

Рис. 3.27. Морена стадии Актру ледничка, показанного на рис. 3.26 (июль 2009 г., фото: Р.Ю. Бирюков).

Рис. 3.28. Каменный глетчер в висячей долине (фото: Д.В. Черных).

Рис. 3.29. Космический снимок Google ледничка (рис. 3.27) в верховьях третьего левого притока р. Хайдун. Хорошо прослеживается граница ледничка и моренный комплекс стадии Актру. В верхней части снимка виден каменный глетчер, образующий попрудное озеро. Ледника с открытой поверхностью в висячей долине нет.

Нижний образец (Ч-12-Х-10, СОАН-8223) фиксирует начало озерного осадконакопления, верхний – начало болотообразовательного процесса. Полученные датировки позволяют заключить, что ледник в долине р. Хайдун либо окончательно исчез к концу потепления средневекового оптимума, либо распался на отдельные неподвижные фрагменты, располагавшиеся в тыловой части верхней ступени и погребенные под склоновыми отложениями. На озерной террасе второй ступени цирка, на абсолютной высоте 2193 м, во время второй осцилляции похолодания стадии Актру уже формировалось болото.

При этом в долине третьего притока ледник пережил потепление средневекового оптимума, активизировался в стадию Актру и сохранился до настоящего времени, несмотря на более низкое гипсометрическое положение цирка (рис. 3.26). Язык ледника, по сравнению с гребнем морены стадии Актру, залегает ниже, примерно на 20–25 м.

Морена стадии Актру формировалась в долине притока р. Хайдун по иному типу, чем морены Исторической стадии. В соответствии с классификацией Л.Н. Ивановского [1967], она является напорно-насыпной, состоит из нескольких гряд и сложена крупноглыбистым материалом (рис. 3.27). При удалении от языка ледника увеличивается участие в отложениях мелкозема.

В приустьевой части основного цирка к нему примыкает меньший по размерам цирк, являющийся по отношению к первому висячим. Ледника в нем в настоящее время нет, однако на днище находится классический каменный глетчер в понимании Л.Н. Ивановского [1977], С.М. Говорушко [1986], А.П. Горбунова [2008], который, «свисая» в главную долину и подпруживая ее, образует подпрудное озеро (рис. 3.28–29).

–  –  –

В соответствии с альпийской хронологией после климатического оптимума традиционно выделяется существенно большее количество стадий [Wilhelm, 1975]: Fernau (1600–1700 гг. н.э.), подвижка ледников Aletschgletscher (около 1200 г. н.э.), Gletscherkaltphase 2 (200–700 гг. н.э.), Gletscherkaltphase 1 (200–700 гг. до н.э.), Lebbenschwankung (1100– 1500 гг. до н.э.), Piorphase (2300–2900 гг. до н.э.), Larstig/Misox (4000–4500 гг. до н.э.).

Детальные работы в бассейне Актру (Северо-Чуйский хребет) позволяют утверждать, что в пределах моренного комплекса стадии Фернау (Актру) языка ледника Малый Актру уверенно выделяются морены, соответствующие двум фазам: собственно Фернау или Актру2 (1500–1850 гг. н.э.), и фазе, предшествующей Фернау или Актру1 (1200–1300 гг. н.э.). Морена Актру2 перекрывает предыдущий комплекс, но разделение прослеживается довольно хорошо по радиоуглеродным датировкам [Галахов и др., 2005;

Галахов, Ловцкая, Назаров, 2009]. На последний факт в свое время указывали Л.Н. Ивановский [Ивановский, Панычев, Орлова, 1982] и М.А. Душкин [1965].

Морена Исторической стадии в бассейне Актру морфологически выделяется плохо.

Работы в бассейне позволили предварительно разбить морены этой стадии похолодания на три комплекса и отнести их к трем фазам: около 1600 л.н., около 2500 л.н. и около 3100 л.н. [Галахов, Назаров, Харламова, 2005]. Выделение фаз колебаний ледников проводилось по скорости роста лишайников. Считалось, что значительно больший градиент прироста по оси долины соответствует стационированию языков ледников и определенной фазе их колебаний.

Работы 2009–2011 гг. в долине р. Хайдун были акцентированы на Исторической стадии (отобрано 22 пробы на радиоуглеродное датирование). Результаты представлены в данной монографии. Еще две пробы на радиоуглеродное датирование были отобраны в бассейне р. Мульта перед мореной Аккемской стадии, на которую указывал Л.Н. Ивановский [1967]. Датировки озерно-болотных отложений в бассейне р. Мульта перед мореной Аккемской стадии (по Л.Н. Ивановскому) показали возраст около 4000 л.н.

(Н=1700 м, СОАН-7825, 4160±150, СОАН-7826, 3890±90, радиоуглеродный возраст). Эту фазу наступания ледников мы датируем примерно 4300 л.н.

Результаты изучения конечно-моренных комплексов и соответствующих им отложений в долинах рек Актру, Мульта и Хайдун позволили расширить представления о времени и характере позднеголоценовых похолоданий на Алтае. Удалось обнаружить связь между подвижками ледников на Алтае и в других горных системах, в частности, в Альпах.

Так, по возрасту стадия Фернау (Альпы) соответствует стадии Актру (Алтай). Подвижка ледников Aletschgletscher (Альпы, около 1200 г. н.э.) соответствует предшествующему перед Фернау наступанию ледников на Алтае (Л.Н. Ивановский не дает ей собственного названия, а включает ее в стадию Актру). Gletscherkaltphase 2 (Альпы, 200–700 гг. н.э.) соответствует наиболее поздней фазе Исторической стадии на Алтае. Gletscherkaltphase 1 (Альпы, 200–700 гг. до н.э.) соответствует ядру Исторической стадии. Lebbenschwankung (Альпы, 1100–1500 гг. до н.э.) соответствует ранней фазе Исторической стадии на Алтае.

Эта фаза в бассейне Актру ранее определена не только по скорости роста лишайников, но и по датированию озерных отложений перед мореной Аккемской стадии [Галахов, Назаров, Харламова, 2005]: СОАН-5636, 2950±120, радиоуглеродный возраст. Piorphase (Альпы, 2300–2900 гг. до н.э.) соответствует собственно Аккемской стадии (по Л.Н. Ивановскому).

Глава 4. ЛАНДШАФТНАЯ СТРУКТУРА КАК ОТРАЖЕНИЕ СМЕНЫ

ПРИРОДНЫХ ОБСТАНОВОК В ПОЗДНЕМ ГОЛОЦЕНЕ

Региональные и субрегиональные изменения природных условий, накладываясь на ландшафтную структуру, преломляются в индивидуальном порядке конкретными геосистемами. Глубина воздействия происходящих изменений на ландшафтную структуру и связанная с этим направленность ее эволюции определяются не только масштабами этих изменений, но и собственно ландшафтными характеристиками. Определяющими среди таких характеристик являются размер ландшафтных выделов, степень когерентности компонентов, значения градиентов отдельных параметров среды, позиционные особенности (специфика ландшафтного соседства, ориентированность выделов по отношению к сторонам света или основным возмущающим факторам). Исходя из этого, анализируя ландшафтную структуру территории, можно выявить ведущие сочетания ландшафтных характеристик, благоприятствующие или препятствующие каким-либо изменениям среды. Однако ландшафтные исследования, интерпретируемые в контексте климатических изменений, должны быть увязаны с традиционными методами палеогеографических реконструкций.

Рис. 4.1. Положение точек ландшафтных описаний в верховьях бассейна р. Хайдун в 2009–2011 гг. 1 – описания 2009 г.; 2 – описания 2010 г.; 3 – описания 2011 г.

Л.Н. Ивановский [1970], говоря о том, что при сопоставлении оледенения горных стран большое значение имеет создание единой схемы расположения конечных морен в горной стране, отмечал, что для решения этого вопроса необходимо картографирование географических комплексов (геосистем). Выделяя такие комплексы, нужно искать в них общие и частные черты развития оледенения и их зависимость от местных условий. Первый этап работы для сопоставления конечных морен – разработка схемы развития оледенения внутри каждого комплекса. Второй этап – сравнение и сопоставление морен в отдельных геосистемах. Наконец, на третьем этапе, применяя комплексное изучение, разрабатывают единую схему для горной страны и сопоставляют конечные морены с моренами других стран.

На основе полевых исследований 2009–2011 гг. (рис. 4.1.) проведено крупномасштабное ландшафтное картографирование части бассейна р. Хайдун в границах распространения позднеголоценовых моренных комплексов (ранняя (ИС1), средняя (ИС2), поздняя (ИС3) фазы Исторической стадии похолодания и стадия похолодания Актру).

Картографированием были охвачены троговые долины Хайдуна и его третьего от верховьев левого притока (далее – притока) на площади 9,5 км2, а также ключевые участки в долине четвертого левого притока и на водораздельной поверхности массива, разделяющего р. Хайдун и его приток. Масштаб картографирования – 1:10 000 обусловил выбор основных операционных единиц – урочищ. Последние сгруппированы в местности, которые, в свою очередь, замыкаются в границах ландшафтов. Типизация ландшафтов выполнена в соответствии с легендой ландшафтной карты Русского Алтая [Черных, Самойлова, 2011].

Легенда ландшафтной карты верховьев долины р. Хайдун.

Вид ландшафта 1. Днища троговых долин валунно-галечниковые с выраженным современным врезом, поймой, одной или двумя террасами с елово- и лиственнично-кедровыми кустарниковыми вакциниевозеленомошными, разнотравно-вейниковыми лесами на горно-лесных бурых оподзоленных и горно-таежных перегнойно-торфянистых почвах, ерниками, высокотравными лугами на горно-луговых почвах, прирусловыми ивняками, разнотравно-злаково-осоковыми лугами на аллювиальных слоистых почвах, местами ерниковыми пушицево-осоковыми болотами по обширным внутриморенным понижениям.

Тип местности 1.1. Конечно-моренные комплексы позднеголоценовые (ИС1) холмистые, образовавшиеся при отчленении участков льда, частично переработанные флювиальными и термокарстовыми процессами, преимущественно дренированные, верхней полосы горно-таежного подпояса лесного пояса.

Типы урочищ:

1.1.1. Вершины и пологие склоны моренных гряд с разреженными елово- (Picea obovata) и лиственничнокедровыми (Pinus sibirica, Larix sibirica), иногда лиственнично-еловыми кустарниковыми (Ribes atropurpureum, Lonicera altaica) разнотравно-вейниковыми (Calamagrostis obtusata, Cruciata krylovii, Geranium albiflorum, G. krylovii, Cerastium pauciflorum), зеленомошно-чернично-вейниковыми лесами на горно-лесных бурых, часто оподзоленных почвах.

1.1.2. Склоны моренных гряд и долин, расчленяющих моренные комплексы, средней крутизны с лиственничнои елово-кедровыми ерниковыми (Betula nana subsp. rotundifolia, Lonicera altaica) вейниково-чернично-зеленомошными (Vaccinium myrtillus) лесами на горно-таежных перегнойно-торфянистых почвах по теневым экспозициям, кустарниковыми вакциниево-лишайниково-зеленомошными (Vaccinium vitis-idaea, V. myrtillus), вейниково-лишайниково-зеленомошными (Calamagrostis obtusata, C. krylovii) лесами на горно-лесных бурых оподзоленных почвах по остальным склонам.

1.1.3. Внутриморенные термокарстовые западины с озерками, нередко деградировавшими, временными или с колеблющимся уровнем, с ситниковыми и осоковыми сообществами на торфяно-болотных почвах, подстилаемых слоистыми озерно-болотными отложениями с чередованием торфа и ила.

1.1.4. Нижние части склонов моренных гряд пологие, местами террасированные, с высокотравными (Saussurea latifolia, Chamaenerion angustifolium, Veratrum lobelianum, Fornicium carthamoides), в том числе вторичными, лугами, местами в сочетании с кустарниками (Potentilla fruticosa, Betula nana subsp. rotundifolia) и единичными деревьями (Larix sibirica, Picea obovata, Pinus sibirica) на горно-луговых и горно-лесных бурых вторично олуговелых почвах.

1.1.5. Склоны моренных гряд вогнутые с ерниками (Betula nana subsp. rotundifolia, Potentilla fruticosa, Lonicera altaica) травяными на горно-луговых почвах и травяно-моховыми на горных перегнойно-торфянистых почвах в сочетании с единичными деревьями и лиственнично-елово-кедровыми ерниковыми травяно-моховыми перелесками.

1.1.6. Обширные внутриморенные понижения кочкарные, реже бугристые с ерниковыми (Betula nana subsp.

rotundifolia, Potentilla fruticosa) пушицево-осоковыми (Carex lasiocarpa, C. magellanica subsp. irrigua, C. orbicularis subsp.

altaica, C. canescens, Eriophorum angustifolium), разнотравно-осоковыми, местами травяно-моховыми болотами, заболоченными ерниками и лугами (по окраинам) на болотных низинных и лугово-болотных почвах, подстилаемых крупнопесчано-илистыми, песчано-гравийными озерными отложениями с торфяными прослойками.

1.1.7. Долины малых водотоков слабоврезанные в ледниковые, водно-ледниковые и озерно-ледниковые отложения, с разнотравно-злаково-осоковыми (Carex orbicularis subsp. altaica, Deschampsia altaica) лугами на аллювиальных слоистых почвах в сочетании с приручейными осоково-моховыми болотами на болотных торфянисто-глеевых почвах.

1.1.8. Пойменные долины с прирусловыми ивняками, закустаренными злаково-высокотравными (Sanguisorba alpina, Saussurea latifolia, Veratrum lobelianum, Aconitum septentrionale, Chamaenerion angustifolium, Fornicium carthamoides) лугами аллювиальных луговых почвах, сырыми разнотравно-злаково-осоковыми (Carex orbicularis subsp.

altaica, Deschampsia altaica) лугами на аллювиальных слоистых почвах.

Вид ландшафта 2. Днища троговых долин валунно-галечниковые с серией моренно-подпрудных, остаточных и термокарстовых озер, незначительным современным врезом, высокотравными полидоминантными и дигрессионными низкотравными субальпинотипными лугами на горно-луговых почвах, ерниками травяно-моховыми на горно-тундровых перегнойных и торфянистых почвах, лиственничнокедровыми, часто ерниковыми, травяно-моховыми, реже злаково-высокотравными редколесьями и перелесками, местами травяно- и кустарничково-моховыми, травяно-дриадовыми тундрами, сиббальдиевыми нивальными луговинами, прирусловыми ивняками, заболоченными разнотравно-злаково-осоковыми лугами, пушицево-осоковыми, осоково-моховыми болотами.

Тип местности 2.1. Днища троговых долин пологоволнистые лесо-ерниково-луговые и лугово-болотные в стадии разболачивания нижней полосы подгольцово-субальпинотипного пояса.

Типы урочищ:

2.1.1. Плоские и слабонаклонные площадки флювиогляциальных террас с высокотравными полидоминантными субальпинотипными (Sanguisorba alpina, Veratrum lobelianum, Saussurea latifolia, Chamaenerion angustifolium, Fornicium carthamoides, Phlomis alpina, Phlomis alpina) лугами и их дигрессионными низкотравными вариантами (Alchemilla spp.) на горно-луговых почвах.

2.1.2. Фрагменты перемытой морены с редкостойными лиственнично- и елово-кедровыми (Pinus sibirica, Larix sibirica, Picea obovata), местами кедрово-лиственничными ерниковыми (Betula nana subsp. rotundifolia, Lonicera altaica) травяно-моховыми лесами на горно-таежных перегнойно-торфянистых почвах.

2.1.3. Наклонные, часто эродированные, поверхности флювиогляциальных террас с разреженными ерниками (Betula nana subsp. rotundifolia, Potentilla fruticosa, Lonicera altaica) травяными на маломощных дерновых почвах в сочетании с низкотравными дигрессионными (Alchemilla spp.) лугами.

2.1.4. Уступы флювиогляциальных террас с разреженными пионерными группировками и серийными эрозиофильными сообществами лугового ряда на маломощных дерновых почвах.

2.1.5. Ложбинообразные понижения в контактных зонах генетически разнородных поверхностей, в том числе маргинальные каналы стока талых ледниковых вод, нередко с временными водотоками и остаточными мелкими зарастающими озерками, кочкарным микрорельефом с заболоченными разнотравно-злаково-осоковыми (Carex orbicularis subsp. altaica, Deschampsia altaica) и разнотравно-осоково-злаковыми лугами на лугово-болотных дерново- и торфянисто-глеевых почвах, местами в сочетании с заболоченными травяными ерниками и ивняками.

2.1.6. Плоские, в присклоновых частях слабонаклонные, поверхности с гидроморфными сериями: а) грядовомочажинные ерниковые (Betula nana subsp. rotundifolia, Salix hastata, S. rosmarinifolia, Lonicera altaica) разнотравно-осоковогипново-сфагновые (Carex orbicularis subsp. altaica, Alchemilla altaica, Schulzia crinita, Swertia obtusa, Seseli condensatum, Parnassia palustris, Ptarmica ledebourii, Allium ledebourianum, Sphagnum warnstorfii) болота на болотных торфяно-глеевых почвах по присклоновым и центральным участкам с наиболее стабильным водным режимом; б) кочкарные разнотравноосоково-гипновые и гипново-разнотравно-осоковые болота на болотных торфянисто-глеевых почвах; в) заболоченные разнотравно-злаково-осоковые луга по периферическим и прирусловым участкам с динамичным водным режимом.

2.1.7. Плосковершинные гривы на поверхности центральной высокой поймы с разнотравно-злаковыми (Deschampsia altaica), местами высокотравными и дигрессионными низкотравными субальпинотипными, лугами на аллювиальных луговых почвах, разнотравно-злаково-осоковыми, местами закустаренными, лугами в стадии разболачивания на лугово-болотных дерново-глеевых почвах.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО ОСВОЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ Б1....»

«Ученые записки Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Серия "Биология, химия". Том 25 (64). 2012. № 2. С. 228-232. УДК 663.253.2:542.8 ГИДРАТАЦИЯ ОСНОВНЫХ КОМПОНЕНТОВ ВИН ПО ДАННЫМ ДИЭЛЕКТРИЧЕСКИХ ИЗМЕРЕНИЙ Жилякова Т.А.1, Горобченко О.А.2, Николов О.Т.2, Аристова Н.И.1 Национальный институт винограда и вина...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа №14" г. Воркуты РАССМОТРЕНА УТВЕРЖДЕНА школьным методическим приказом директора объединением от 30.08.2013 № 410 учителей гуманитарного цикла Протокол № 1 от 30.08.2013 Рабочая программа учебного предмета "Биология" среднего общего образования срок реа...»

«УДК 373.5.016:57 ББК 74.262.8 Б63 Биология. 5—9 классы : рабочая программа к линии Б63 УМК под ред. В. В. Пасечника : учебно-методическое пособие / В. В. Пасечник, В. В. Латюшин, Г. Г. Швецов. — М. : Дрофа, 2017. — 54, [1] с. ISBN 978-5-358-19242-3 Рабочая программа разработана в соответствии с Федеральным государственн...»

«Осадочные бассейны, седиментационные и постседиментационные процессы в геологической истории ПЕРКОЛЯЦИОННЫЕ ЭФФЕКТЫ ПРИ ПОСТСЕДИМЕНТАЦИОННЫХ ПРОЦЕССАХ ОБРАЗОВАНИЯ МИНЕРАЛОВ В ОСАДОЧНЫХ ПОРОДАХ. Г.А. Кринари1, Ю.Ш. Рахматулина2 Казанский (Приволжский) федеральный университет, Казань,...»

«Математическая биология и биоинформатика 2015. Т. 10. № 2. С. 548–561. doi: 10.17537/2015.10.548 ===================ИНФОРМАЦИОННЫЕ И ВЫЧИСЛИТЕЛЬНЫЕ ============ ==================ТЕХНОЛОГИИ В БИОЛОГИИ И МЕДИЦИНЕ============ УДК: 531:[617:681.518] Исследование механических...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДАЮ Заместитель Министра здравоохранения – Главный государственный санитарный врач Республики Беларусь _И.В. Гаевский 23.12.2013 Регистрационный № 007-1013 МЕТОД ПРОВЕДЕНИЯ ПОЛИМЕРАЗНОЙ ЦЕПНОЙ РЕАКЦИИ В РЕЖИМЕ РЕАЛЬНОГО ВРЕМЕНИ ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЯ И ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ ДНК ВО...»

«А.А. Романов Тверская государственная сельскохозяйственная академия, г. Тверь A.A. Romanov Tver State Agricultural Academy, Tver ЛИНГВОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОФИЛАКТИКА ВЕРБАЛЬНОЙ АГРЕССИИ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ КОММУНИКАЦИИ LINGVOECOLOGICAL PREVENTION OF VERBAL AGGRESSION IN PROFESSIONAL COMMUNICATION Ключевые слова: вербальная агрессия, професси...»

«Пояснительная записка Процесс возрождения национального самосознания, получивший развитие в последние годы, обусловил проявление интереса к истории родного края, своего народа. Байкальский регион в своем географическом положении называют воротами в А...»

«1 Пояснительная записка Рабочая программа составлена с учетом Федерального Государственного стандарта, программы по биологии авторов И.Н. Пономарева, Н.М. Чернова ( Природоведение. Биология. Экология : 5 – 11 кл.: программы. М.: ВентанаГраф, 2010. – 176 с. ). Рабочая программа ориентирована на использование учеб...»

«8 глава ЖИВОТНЫЙ МИР При эксплуатации любого биологического ресурса требуется решение целого ряда задач, которые позволяют проводить его рациональное использование. В первую очередь необходимо оценить запасы ресурса, величины продукции и скорость его возобновления. Как следует из анализа проводимых исследований по ресурсным видам животных, осно...»

«НУРСУЛТАН НАЗАРБАЕВ ГЛОБАЛЬНАЯ ЭНЕРГОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В XXI ВЕКЕ НУРСУЛТАН НАЗАРБАЕВ ГЛОБАЛЬНАЯ ЭНЕРГОЭКОЛОГИЧЕСКАЯ СТРАТЕГИЯ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ В XXI ВЕКЕ ЭКОНОМИКА Астана Москва 2011 УДК 338.620 ББК 65.305.14 Н 20 Назарбаев Нурсултан Н 20 Глобальная...»

«ПЕРЕСТРОЙКА ВМЕСТО ПЕРЕБРОСКИ Заметки к истории отвергнутого проекта 16 августа 1986 года, открыв утренние газеты, страна прочитала о решении Политбюро ЦК КПСС: "РАССМОТРЕВ ВОПРОСЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ПРОЕКТНЫХ И ДРУГИХ РАБОТ, СВЯЗАННЫХ С ПЕРЕБРОСКОЙ ЧАСТИ СТОКА СЕВЕРНЫХ И СИБИРСКИХ РЕК В ЮЖНЫЕ РАЙОНЫ СТРАНЫ, ПОЛИТБЮРО...»

«"Рассмотрено" "Согласовано" "Утверждено" Руководитель МО Заместитель директора по УВР Директор МБОУ "СОШ №21" _/ _/ /_ Протокол № от ""_2016 г. "_"_2016 г. Приказ № от ""_2016 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА Литвиновой Анны Римовны учите...»

«Наилучшие экологические практики в горной промышленности Баренцева региона Международная конференция 23-25 апреля 2013 года Наилучшие экологические практики в горной промышленности Баренцева ре...»

«Пояснительная записка к рабочей программе по изучению биологии в 9 классе Рабочая программа составлена на основе Федерального Государственного стандарта, примерной программы основного общего образования (Сборник норматив...»

«вестник тюменского государственного университета. Экология и природопользование. 2016. том 2. № 2. 79-95 Алена Юрьевна левых1 Удк 502.175: 599 (282.257.21) фауна и структура населения Мелких млекоПитАЮщиХ кАльДеры ВулкАнА узон (кроноцкий заповедник, каМчатка) кандидат биологических наук, доцент...»

«RU 2 353 978 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК G09D 3/08 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21), (22) Заявка: 2007123539/12, 18.06.2007 (72) Автор(ы): Чайкин Константин Юрьевич (RU) (24) Дата начала отсчета срока действи...»

«Бюллетень Никитского ботанического сада. 2006. Вып. 93 41 НЕКТАРИН С МУЖСКОЙ СТЕРИЛЬНОСТЬЮ: ХОЗЯЙСТВЕННАЯ И СЕЛЕКЦИОННАЯ ЦЕННОСТЬ Е.П. ШОФЕРИСТОВ, доктор биологических наук; Е.Г. ШОФЕРИСТОВА, кандидат биологических наук, Ю.А. ОВЧИННИКОВА Никитский ботанический сад – Национальный научный центр Введение Промышленный сортимент нектарина в АР...»

«Руководство пользователя m2 AAD 03.13.02 RU содеРЖаНИе Предупреждение 1. Введение 2. Конструкция 2.1 Отдельные части прибора 2.2.1 Контрольный блок 2.2.2 Блок управления 2.2.3 Пиропатр...»

«Анастасия Парфенова Танцующая с Ауте Серия "Танцующая с Ауте", книга 1 OCR BiblioNet; Spellcheck – WayFinder; Вычитка – KLex (проект вычитки книг на Альдебаране) http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=119726 Аннотация Чтобы выжить в мире, состоящем из опасностей и катастроф,...»

«Journal of Siberian Federal University. Engineering & Technologies, 2016, 9(1), 86-104 ~~~ УДК 621.43.038 Experimental Study of Reliability Indicators Injection Feeding System of Gasoline Engines in Road and Climatic Conditions of Central Asia...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.