WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«РУДЕНКО СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ (1885–1969) МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра ...»

-- [ Страница 1 ] --

РУДЕНКО СЕРГЕЙ ИВАНОВИЧ

(1885–1969)

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

АЛТАЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра археологии, этнографии и источниковедения

РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИТУТ АРХЕОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ

Лаборатория археологии и этнографии Южной Сибири

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ, ТВОРЧЕСТВО,

НАУЧНОЕ НАСЛЕДИЕ

СЕРГЕЯ ИВАНОВИЧА РУДЕНКО

И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ЕГО КОЛЛЕГ

Сборник научных статей Барнаул – 2004 ББК 63.4(2Рос)–8 Ж712

Ответственный редактор:

кандидат исторических наук

А.А. Тишкин

Редакционная коллегия:

доктор исторических наук Ю.Ф. Кирюшин;

кандидат исторических наук П.К. Дашковский;

кандидат исторических наук А.Л. Кунгуров;

кандидат исторических наук С.В. Неверов;

О.Г. Шмидт (отв. секретарь) Ж712 Жизненный путь, творчество, научное наследие Сергея Ивановича Руденко и деятельность его коллег: Сб. науч. ст.

/ Отв. ред. А.А. Тишкин. – Барнаул: Изд во Алт. ун та, 2004.

148 с.

ISBN 5 7904 0377 8 В сборнике представлены разносторонние сведения о жизни и деятель ности выдающегося отечественного исследователя Сергея Ивановича Руден ко. В основу издания положены материалы докладов пленарного заседания Всероссийской научной конференции (с международным участием) «Комп лексные исследования древних и традиционных обществ Евразии», посвя щенной 120 летию со дня рождения ученого (Барнаул, 15–19 ноября 2004 г.).

В приложениях отражены список научных трудов С.И. Руденко, литерату ра о его биографии и научных исследованиях, а также впервые публикуе мые архивные документы и фотографии. Наиболее важными являются ма териалы, связанные с периодом репрессий. Они дают возможность восстано вить события 1930 х гг. в жизни Сергея Ивановича.

Издание рассчитано на широкий круг исследователей, занимающихся различными проблемами в области археологии, этнографии, антропологии, истории, искусствоведения, гидрологии, географии, источниковедения, ис ториографии и других дисциплин как гуманитарного, так и естественно научного направления.

Сборник подготовлен и издан при частичной финансовой поддержке ФЦП «Интеграция» (проект №И0539 «Исторический опыт хозяйственно го освоения юга Западной Сибири»), а также в рамках реализации научно исследовательской работы кафедры археологии, этнографии и источнико ведения АлтГУ по теме «Изучение этносоциальных процессов на Алтае в древности и средневековье» и гранта РФФИ (№02 06 80342 «Комплексное исследование этногенетических процессов на Алтае в период формирова ния и развития кочевых культур»).

ISBN 5 7904 0377 8 © Издательство Алтайского

–  –  –

СОДЕРЖАНИЕ Тишкин А.А. Предисловие

Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А., Шмидт О.Г.

Жизненный путь Сергея Ивановича Руденко (1885–1969)

Тишкин А.А., Шмидт О.Г. Годы репрессий в жизни С.И. Руденко





Китова Л.Ю. Томский период деятельности С.И. Руденко и С.А. Теплоухова

Рудковская М.А. С.И. Руденко – исследователь Минусинской котловины

Морозов С.В. Археологические исследования С.И. Руденко в Минусинской котловине

Понкратова И.Ю. Исследования С.И. Руденко на севере Дальнего Востока России в 40 е гг. XX в............. 48 Марсадолов Л.С. Вклад С.И. Руденко и ленинградских археологов в изучение больших курганов Центральной Азии

Шмидт О.Г. Археологические исследования Сергея Ивановича Руденко

Васильев С.А. Руденко и Крофорд: британский географический подход и российская палеоэтнологическая школа в археологии

Томилов Н.А. Этнографическое сибиреведение:

периодизация и научные проблемы

Приложения

Список сокращений

ПРЕДИСЛОВИЕ

Каждый исследователь, занимающийся скифской эпохой, изучал объемные, ставшие уже классическими труды Сергея Ива новича Руденко (1885–1969), изданные по результатам раскопок в Горном Алтае. В них показаны не только яркие и сенсационные находки из «царских» курганов, но и продемонстрирован опыт комплексного изучения зафиксированных материалов. Этому об стоятельству прежде всего способствовала фундаментальная под готовка будущего крупного ученого, прошедшего замечательную школу под руководством Ф.К. Волкова (Вовка). Определенную роль в становлении исследователя сыграло раннее знакомство с жизнью и бытом многих народов России. Прожив достаточно долгую и сложную жизнь, Сергей Иванович своим трудом заслу жил память потомков.

Уже во второй раз на базе Алтайского государственного уни верситета проводится конференция, посвященная юбилейной дате со дня рождения С.И. Руденко. Первая состоялась в 1986 г. и на зывалась «Скифская эпоха Алтая». Тезисы докладов были опуб ликованы. Эта книга уже является библиографической редкос тью. При оформлении настоящего сборника сознательно исполь зовано изображение С.И. Руденко, которое было помещено на об ложке первого издания. Стоит надеяться, что эта обозначенная традиция будет продолжена.

Поводом для проведения конференции и публикации мате риалов послужила не только круглая дата, но и результаты иссле дований, полученные за последние годы. Уже более пяти лет на кафедре археологии, этнографии и источниковедения Алтайского госуниверситета ведется целенаправленная работа по всесторон нему изучению наследия Сергея Ивановича Руденко. Этому спо собствовал ряд обстоятельств. Во первых, появилась возможность работать с ранее недоступными архивными документами. Во вто рых, в Государственном музее истории литературы, культуры и искусства Алтая (г. Барнаул) был создан и открыт фонд В.М. Сун цовой – С.И. Руденко, в котором хранятся интересные и уникаль ные материалы, еще не введенные в научный оборот. В настоящем издании представлены лишь некоторые фотографии и отдельные сведения. В третьих, благодаря раскопкам археологов Институ та археологии и этнографии СО РАН на плато Укок возрос интерес и к работам С.

И. Руденко, которые до сих пор остаются актуаль ными. И, наконец, в ходе изучения деятельности ученого предос тавляется возможность понять многие вопросы и проблемы, су ществовавшие в различные периоды становления и развития ар хеологии в нашей стране и имеющиеся в настоящее время. Зна комство со сведениями биографического характера демонстриру ет специфику научной деятельности и указывает на основные мо менты, послужившие причинами осуществления тех или иных исследований.

Белым пятном в истории изучения жизненного пути Сергея Ивановича Руденко на протяжении многих лет оставались годы репрессий.

Для того чтобы получить необходимую информацию, было подготовлено и отправлено такое официальное письмо:

–  –  –

Просим Вас оказать содействие в получении дела Сергея Ива новича Руденко (1885–1969), осужденного 10 февраля 1931 г.

постановлением тройки ПП ОГПУ в Ленинградском военном ок руге. Данные материалы необходимы для научного изучения био графии и деятельности крупнейшего археолога советского време ни, доктора технических наук, профессора.

Сергей Иванович Руденко большую часть своей жизни по святил изучению археологии, этнографии, антропологии и гидро логии. Его научное наследие составляет более 140 печатных ра бот, часть из которых опубликована на иностранных языках.

Долгое время ученый занимался археологическими и этнографи ческими исследованиями на Алтае. В связи с тем, что изучением биографии С.И. Руденко никто серьезно не занимался, а имеющие ся публикации не дают полной картины жизнедеятельности про фессора, в Алтайском государственном университете начата рабо та по восстановлению имеющихся пробелов жизненного пути уче ного (особенно это касается 1930–1945 гг.). В научной литерату ре данной проблеме не уделялось должного внимания в связи с недоступностью необходимой информации. Восстановление дей ствительности, связанной с репрессиями С.И. Руденко, мы счита ем необходимой и ответственной задачей. Это связано с тем, что научное наследие ученого и в настоящее время привлекает чрезвы чайное внимание у общественности. Изучение биографии и творчес кого пути С.И. Руденко поможет оценить его вклад в развитие есте ственных и гуманитарных наук нашей страны. В городе Барнауле в Государственном музее истории литературы, искусства и культу ры Алтая находится фонд имени этого ученого, что также обеспечи вает постоянный интерес у различных категорий исследователей.

В заключение следует указать на важность реализации фор мулируемого запроса, так как на базе Алтайского государствен ного университета планируется регулярное проведение научных конференций памяти Сергея Ивановича Руденко.

С уважением, ректор АГУ, д.и.н., профессор Ю.Ф. Кирюшин Благодаря обращению данное ходатайство было удовлетво рено. Летом 2001 г. нам удалось познакомиться с обширными ар хивными материалами, часть которых изложена в специальной статье и в Приложении 3.

Несмотря на то, что уже накоплено много сведений о дея тельности С.И. Руденко, предстоит еще долгая и кропотливая ра бота с многочисленными источниками, хранящимися в различ ных архивах. В настоящем сборнике довольно полно освещен том ский период жизни ученого, еще недавно считавшийся не доста точно изученным. Более обширно отражены биографические све дения и работа в экспедициях разных лет. Таким образом, публи куемые материалы демонстрируют определенный уровень накоп ления наших знаний. Важным итогом продолжения таких иссле дований должна стать книга о Сергее Ивановиче Руденко.

–  –  –

Ю.Ф. Кирюшин, А.А. Тишкин, О.Г. Шмидт Алтайский государственный университет, Барнаул

ЖИЗНЕННЫЙ ПУТЬ

СЕРГЕЯ ИВАНОВИЧА РУДЕНКО (1885–1969) Сергей Иванович Руденко – один из выдающихся людей сво его времени. Вся его жизнь была посвящена отечественной науке.

Перу этого ученого принадлежит более 140 публикаций по раз ным областям знаний: археологии, антропологии, этнографии, искусствоведению, гидрологии. Интеграция гуманитарных и ес тественных наук в исследованиях значительно повышает ценность всех работ профессора. Его труды до сих пор не потеряли своей актуальности и используются современными учеными. К настоя щему времени имеется ряд печатных работ, посвященных различ ным этапам жизни Сергея Ивановича. Биография и научная дея тельность ученого рассматривались в статьях таких авторов, как В.М. Массон (1965)*, Н.Н. Степанов (1965, 1970), Л.Н. Гумилев (1971), П.М. Долуханов (1970, 1986), В.Б. Бородаев (1986), Н.В. Бикбулатов (1974, 1985), А.М. Решетов (1998) и др. Однако пока нет работы, подробно освещающей биографию ученого и от ражающей все грани его деятельности.

Родился Сергей Иванович Руденко 16 (29) января 1885 г.

в украинской дворянской семье в г. Харькове. Детские годы про шли в Перми, где он обучался в гимназии. Его отец – Иван Дмит риевич Руденко – занимал должность члена комиссии по размеже ванию башкирских земель. Это давало возможность гимназисту Сергею Руденко знакомиться с культурой и бытом башкирского народа (Массон В.М., 1965, с. 238). По окончании полного курса Пермской гимназии в 1904 г. С.И. Руденко был зачислен на есте ственное отделение физико математического факультета Импера торского Санкт Петербургского университета (Решетов А.М., 1998, с. 6). Поступая в университет, он еще не знал, какую специ альность ему предстоит выбрать. Однако интерес к этнографии сохранялся и в студенческие годы. Обучаясь в университете, С.И. Руденко регулярно командировался для сбора этнографиче ских коллекций среди башкир, мещеряков, мордвы, чувашей, ма рийцев и украинцев.

* Работы, посвященные биографии и научным исследованиям С.И. Руденко, приведены в Приложении 2.

Большую роль в формировании С.И. Руденко как ученого сыграл Федор Кондратьевич Волков (Вовк) – этнограф и антропо лог. Их знакомство произошло в 1907 г.

, когда Федор Кондратье вич был допущен к чтению лекций по антропологическим дис циплинам в Санкт Петербургском университете. К тому времени Ф.К. Волков был известен в широких научных кругах России и зарубежья. В 1905 г. в Сорбонне за работу «Скелетные видоизме нения ступни у приматов и в человеческих расах» ученый получил степень доктора естественных наук. Однако круг интересов Ф.К. Волкова был намного шире. Важное место в его научной де ятельности занимала этнография. Здесь стоит отметить, что этнографию с палеоэтнологией (доисторической антропологией) и анатомической антропологией Федор Кондратьевич выделял как главнейшие отрасли антропологии (Тихонов И.Л., 1995, с. 54). Это обязательно следует учитывать при изучении всей научной деятельности С.И. Руденко, который реализовал на практике и развил многие идеи своего учителя Ф.К. Волкова.

Под его влиянием у студента Сергея Руденко укрепился инте рес к антропологии, этнографии и археологии. Он стал серьез но заниматься наукой. В 1908–1909 гг. во французском журна ле «Revue des traditions populaires» вышла в свет его первая статья «Traditions et contes bachkirs» (Rudenko S.I., 1908, p. 49–63, 1909а) *. В 1908 г. Сергей Иванович совместно с Ф.К. Волковым принял участие в исследовании Мезинской па леолитической стоянки.

Важным этапом в становлении С.И. Руденко как ученого сыг рала его самостоятельная экспедиция в 1909–1910 гг. в Сибирь, где предстояло провести разнообразные исследования по этногра фическому, антропологическому и археологическому изучению коренных народов Нижнего Приобья. Весной 1909 г. Этнографи ческий отдел Русского музея Императора Александра III команди ровал Сергея Руденко, тогда еще студента, в северную часть То больской губернии для собирания этнографических коллекций среди вогулов, остяков и самоедов. Маршрут и план предстоящих работ разрабатывался после приезда на место. Ценные указания и советы молодой ученый получил от известного исследователя быта и верований вогулов, бывшего тобольского губернатора Л.Н. Гон датти (Руденко С.И., 1912, с. 44). Территория исследования была весьма обширной, крайними точками являлись: на юге – Калтась * Публикации С.И. Руденко даны в Приложении 1.

Горт на р. Оби, на севере – устье р. Ныды на восточном берегу Об ской губы, на западе – верховье р. Сыгвы и верховье р. Сосьвы, на востоке – Казым Еган Вожь в верхнем течении р. Казыма (Ру денко С.И., 1914з, с. 28). Путешествовать пришлось по воде – в специально приготовленной крытой лодке (каюк) или в откры той лодке, по суше – пешком и на собаках. Багаж молодого начи нающего специалиста был невелик. Из Петербурга, кроме необхо димого запаса белья, он захватил с собой бурку, брезентовый кос тюм, мешки для вещей, полог и сетки от комаров и мошек, одея ло, дорожную аптечку, два фотоаппарата и инструменты для ант ропологических измерений. Меховую одежду на зиму С.И. Руден ко приобрел на месте. Холода в Нижнем Приобье наступали рано и уже в середине сентября морозы ночью бывали ниже –10 оС (Ру денко С.И., 1912, с. 45–46).

Несмотря на ряд трудностей, экспедиция прошла успешно.

За небольшой промежуток времени была проделана весьма значи тельная работа, сформированы многочисленные этнографические коллекции, касающиеся быта и верований остяков, вогулов и са моедов. Всего было собрано свыше 1900 вещей, включающих глав ным образом предметы охоты, рыболовства, оружия, орудий, ко торые употреблялись при обработке сырых материалов, изготов лении домашней утвари, посуды, средств передвижения, одежды, украшений, игрушек, предметов культа и многого другого. Наблю дения и антропологические измерения указанных народностей про изводились по схеме Ф.К. Волкова. Кроме того, выполнялись мно гочисленные рисунки и фотографии, что редко было в те времена.

К обработке полученной информации Сергей Иванович при ступил вскоре после приезда из экспедиции. Результатом стал це лый ряд работ. В сентябре 1910 г. был подготовлен предваритель ный отчет об экспедиции на север Тобольской губернии с подроб ным описанием проделанной работы. В 1914 г. в «Материалах по этнографии России» публикуются результаты исследований ос тяцкого могильника возле Обдорска с описанием полученных пред метов и их интерпретацией (Руденко С.И., 1914в). В «Записках Академии наук» в сентябре того же года печатается научный труд «Антропологическое исследование инородцев Северо Западной Сибири» (Руденко С.И., 1914ж). В его основу легли измерения, произведенные С.И. Руденко в 1909 и 1910 гг. в Тобольской гу бернии. В публикации дается подробная характеристика типа ос тяков, вогулов и самоедов, а также последовательное сравнение аналогичных антропологических признаков. Следующей работой является этнографический очерк по инородцам Нижней Оби (Ру денко С.И., 1914з). В нем описываются природные условия, в ко торых проживали остяки, вогулы и самоеды, особенности жиз ненного уклада, традиции и многое другое.

В последующие годы С.И. Руденко вновь возвращается к дан ной теме. Однако свести воедино и обобщить полученный ог ромный материал ученый смог только по прошествии многих лет.

В 1950 е гг. по материалам экспедиции 1909–1910 гг. была под готовлена монография «Угры и ненцы Нижней Оби» (историко этнографические очерки). Объем рукописи составлял 13 автор ских листов машинописи, пять авторских листов приложения «Путевые записки» и 350 иллюстраций (ПФА РАН. Ф. 1004. Оп.

1. Д. 265. Л. 1). С 1958 г. началась эпопея безуспешных попыток издания данной работы. Постепенно ученый пришел к мысли, что книга может быть издана только за рубежом, где уже был опубликован ряд его работ. С подобным предложением С.И. Ру денко обратился в один из восточноевропейских журналов по эт нографии и получил согласие. В 1972 г., уже после смерти учено го, монография была издана на немецком языке в Венгрии. Одна ко желание С.И. Руденко исполнилось не полностью. Несмотря на принятое в мае 1968 г. Президиумом Географического обще ства СССР решение о редакционной подготовке на 1969 г. на рус ском языке монографии С.И. Руденко, она так и осталась неиз данной (Шмидт О.Г. (Лыжникова), 2001, с. 174). Научная обще ственность не раз отмечала ее значимость и необходимость ско рейшей публикации (Степанов Н.Н., 1965, с. 294). Но реальные шаги в этом направлении не были предприняты. Необходимо от метить, что этот труд заслуживает к себе внимания специалистов и по прежнему ждет публикации.

Этнографические исследования молодого ученого нашли свое отражение на страницах периодических изданий. В отечествен ной печати увидели в свет такие публикации С.И. Руденко, как «Чувашские надгробные памятники» (1910), «Этнографические коллекции из бывших Российско Американских владений»

(1910, в соавт. с Ф.К. Волковым), «Добывание огня трением у чувашей» (1911) и др. Таким образом, еще студентом С.И. Ру денко вел самостоятельные исследования в области археологии, антропологии и этнографии.

Весной 1910 г. он успешно, по первому разряду, закончил естественное отделение физико математического факультета и был оставлен (с 1 июня 1910 г. по декабрь 1914 г.) при кафедре географии и антропологии для подготовки к профессорскому зва нию (Решетов А.М., 1998, с. 9). Расширилась его деятельность и в научных обществах. 14 декабря 1911 г., по представлению С.Ф. Ольденбурга, Ф.К. Волкова и Э.А. Вольтера, С.И. Руденко как руководителя антропологической экспедиции для изучения башкир, самоедов, вогул и остяков приняли в число членов Импе раторского Русского Географического общества, в котором он поз же возглавлял Отделение этнографии (Этнография…, 1971, с. 3).

В это же время С.И. Руденко исполнял обязанности секретаря Антропологического общества при Санкт Петербургском универ ситете, а с 1912 по 1918 г. – редактора. Впоследствии С.И. Руден ко был удостоен звания почетного члена общества.

Помимо подготовки к магистерским экзаменам, молодой уче ный под руководством своего учителя проводил практические за нятия по антропологии и разработал самостоятельный курс лек ций по палеоэтнологии (Тихонов И.Л., 1995, с. 58). В 1912/13 учебном году С.И. Руденко проходил в университете испытания на степень магистра географии. На заседаниях физико математи ческого факультета им были сданы следующие экзамены: по об щему землеведению – П.И. Броунову, по физической географии – А.М. Войкову, по геологии – А.А. Иностранцеву и по антрополо гии – Ф.К. Волкову (Решетов А.М., 1998, с. 23). В знак поощре ния успешной сдачи экзаменов, а также в целях совершенствова ния знаний С.И. Руденко отправили в командировку за границу на два года. В июне 1913 г. он выехал из Петербурга.

Во время заграничного путешествия Сергей Иванович посе тил Турцию, Сирию, Палестину, Египет, Испанию, Италию и Монте Карло, где он познакомился с различными музеями и ис торическими памятниками. Большую часть командировки С.И. Руденко провел во Франции (Массон В.М., 1965, с. 238).

Выбор этой страны был не случаен. Необходимо заметить, что Ф.К. Волков в период эмиграции (1879–1905) долгое время жил в Париже, где работал в Антропологической школе. Он принадле жал к эволюционной школе этнографов и сотрудничал с Г. Мор тилье, Л. Мануврие и другими представителями данного направ ления. Лекции этих профессоров С.И. Руденко слушал в Антро пологической школе Парижа. Практические занятия по антропо логии проходили под непосредственным руководством Л. Манув рие, специальной темой которых являлась «Сравнительная мор фология таза приматов и человека в связи с его переходом к верти кальному положению» (Массон В.М., 1965, с. 238). Кроме того, Сергей Иванович исследовал коллекции галльских скелетов, посткраниумы неолитической эпохи и черепа египетских мумий.

На заседаниях Парижского Антропологического общества С.И. Руденко сделал ряд научных докладов и был избран его чле ном (Степанов Н.Н., 1965, с. 294). Весной 1914 г. он принял уча стие в Международном конгрессе антропологов и этнографов в Швейцарии. Во время своей поездки молодой специалист проявил особый интерес к проблемам океанографии: он посетил океаногра фический музей в Монте Карло и слушал лекции в Океанографи ческом институте в Париже (Решетов А.М., 1998, с. 9).

Путешествие пришлось прервать из за начавшейся Первой мировой войны. В июле 1914 г. С.И. Руденко возвратился в Рос сию. Заграничная командировка имела большое значение для ста новления ученого. Она позволила существенным образом повы сить уровень теоретических знаний в различных областях есте ственных и гуманитарных наук, приобщиться к передовой евро пейской науке, а также приобрести необходимые практические на выки. Результатом поездки стал ряд публикаций на разные темы, вышедших в отечественной и зарубежной печати (Руденко С.И., 1914а–б, г–е, 1915а).

Возвратившись на родину, Сергей Иванович продолжил ак тивную научную деятельность. В это время он читал лекции по географии и антропологии в Петроградском университете; прини мал участие в становлении первого научно учебного географическо го заведения – Географического института (Долуханов П.М., 1970, с. 303); выполнял обязанности секретаря в Русском антропологи ческом обществе; с 1914 г. состоял членом Бюро Международной библиографии при Императорской Академии наук. В Император ском Русском географическом обществе С.И. Руденко вместе с М.К. Азадовским составляли систематический и предметный указатель к трудам исследователей и путешественников по Сиби ри. Ими было подготовлено свыше 20 тысяч карточек, но, к сожале нию, публикация указателя не осуществилась (Степанов Н.Н., 1960, с. 295).

Не оставлял С.И. Руденко и полевой деятельности. В 1915 г.

он принимал участие в почвенно ботанической экспедиции Орен бургского земства и казачьего войска, составил гипсометрическую карту Оренбургской губернии. Во время работ данной экспедиции С.И. Руденко получил от профессора М.И. Ростовцева предложе ние заняться изучением древних погребений в окрестностях с. Прохоровки. В результате Сергей Иванович реализовал все по ставленные перед ним задачи.

В рассматриваемые годы вышли в свет работы исследователя по этнографии и антропологии: «Инородцы Нижней Оби» (этно графический очерк) (1914з), «Лаклинская и Игнатьева пещеры Юж ного Урала» (1914и), «Размеры бедра и таза в пропорциях челове ческого тела» (1915а), «Пособие для остеометрии» (1915в) и др.

Однако основное внимание уделялось магистерской дис сертации «Башкиры. Опыт этнологической монографии». 9 де кабря 1917 г. в Московском университете состоялась защита на степень магистра географии (ПФА РАН. Ф. 1004. Оп. 1. Пре дисловие. С. 2).

К этому времени С.И. Руденко уже стал серьезным ученым со знаниями практического и теоретического характера. Его дея тельность высоко оценивалась в научных кругах. Так, в 1913 г.

Императорское Русское Географическое общество присудило ему серебряную медаль за доклад о языческих жертвоприношениях у черемис. В 1914 г. научное общество им. Т.Г. Шевченко во Львове избрало Сергея Ивановича своим членом. В 1916 г. Общество лю бителей естествознания, антропологии и этнографии при Москов ском университете присудило ему премию имени Великого князя Сергея Александровича за совокупность трудов по антропологии и этнографии России (Решетов А.М., 1998, с. 11). В следующем 1917 г. Томский университет удостоил его престижной наградой – премией за работу «Антропологическое исследование инородцев Северо Западной Сибири». Поскольку политика не занимала глав ного места в жизни ученого, то события Великой Октябрьской со циалистической революции не оказали сильного влияния на его деятельность. Он всецело принадлежал науке.

В конце июля 1918 г. Сергей Иванович работал в Миассе, где составлял племенные карты Приуралья (Пермской, Уфимской и Оренбургской губерний), занимался организацией естественно исторической станции и принимал участие в Почвенной экспе диции. Осенью 1919 г., находясь в Миассе, Сергей Иванович по лучил официальное приглашение участвовать в конкурсе для за нятия должности в Томском университете на кафедре географии (Решетов М.А., 1998, с. 11; ГАТО. Ф. Р 815. Ед. хр. 31. Л. 57).

Вскоре ученый переехал в Томск, где стал работать в университете и Институте исследования Сибири. В университете Сергей Ивано вич был избран профессором по кафедре географии. Он занимался преподаванием: читал для студентов курсы по сравнительной этно графии, антропологии и общему землеведению.

По инициативе С.И. Руденко в феврале 1920 г. при кабинете географии Томского университета учредили Этнологический му зей, который хранил большие коллекции по этнологии и археоло гии (ГАТО. Ф. Р 815. Ед. хр. 31. Л. 69). В ноябре этого же года ученый большинством голосов был избран на должность декана физико математического факультета (ГАТО. Ф. Р 815. Ед. хр. 31.

Л. 116; Степанов Н.Н., 1965, с. 295). Помимо решения админи стративных вопросов профессор продолжал заниматься экспеди ционной деятельностью (более подробно о томском периоде см. ст. Л.Ю. Китовой, М.А. Рудковской и С.В. Морозова ).

Однако томский период деятельности ученого длился не долго.

Уже в августе 1921 г. С.И.Руденко был избран профессором кафед ры антропологии и этнографии физико математического факуль тета Петроградского университета. В ноябре ученый оставил свою должность в Томском университете и переехал в Петроград. Одно временно он стал работать заведующим Этнографическим отделом Русского музея (Степанов Н.Н., 1965, с. 295–296), занимался организацией экспедиций, пополнял музей новыми коллекциями (Решетов А.М., 1998, с. 12). Кроме этого, ученый вел активную научную и организационную деятельность в АН СССР в качестве председателя Особого комитета по исследованию союзных и авто номных республик, а также ученого секретаря Комиссии по изу чению племенного состава населения России и сопредельных стран (далее – КИПС) (Степанов Н.Н., 1965, с. 296). В Анатомо антропологическом обществе он занимал должность председате ля Общества. В 1925 г. при реорганизации университета на гео графическом факультете было создано антропологическое отде ление во главе с Сергеем Ивановичем.

Продолжались экспедиционные исследования ученого. Он руководил Забайкальской, Алтайской, Казакстанской и Башкир ской экспедициями. С 1925 г. постоянным участником экспеди ций становится его жена – Нина Михайловна Руденко – худож ник и археолог (Степанов Н.Н., 1965, с. 296).

Научная деятельность Сергея Ивановича расширяется до все союзного масштаба. Так, в 1926 г. он принимал активное участие в Первом всесоюзном тюркологическом съезде, проходившем в Баку. На втором заседании конференции исследователь высту пал с докладом «Современное состояние и ближайшие задачи эт нографического изучения турецких племен», который был опубли кован (Руденко С.И., 1926г). В 1927–1928 гг. С.И. Руденко зани мал пост заместителя председателя Особого Комитета Академии наук по исследованию союзных и автономных республик. Это по зволило ему входить в состав целого ряда академических исследо вательских комиссий: экспедиционных исследований Монголь ской, Среднеазиатской, Четвертичной, по истории знаний. Наи более активную работу С.И. Руденко вел в Башкирской и Казак станской комиссиях. В 1928–1930 гг. он возглавил Башкирскую комиссию АН СССР, в состав которой входили подразделения по разным отраслям знаний (Решетов А.М., 1998, с. 14).

Пополнялся список научных трудов ученого. В 1920 е гг.

вышли в свет его работы по антропологии, этнографии и археоло гии: «Последние данные к вопросу о происхождении человека»

(1922б), «Географический и этнографический очерк Сибири»

(1924а); «Инструкция для измерения черепа и костей человека:

Материалы по методологии археологической технологии»

(1925а); вторая часть книги «Башкиры. Опыт этнологической мо нографии. Быт башкир» (1925б); «Погребение человека каменно го века в Восточном Алтае» (1926а); «Главнейшие успехи антро пологии в СССР за время революции» (1926б) и многие другие.

Все научные открытия и достижения ученого постоянно публико вались в отечественной печати.

Таким образом, к концу 1920 х гг. С.И. Руденко реализовал себя как ученый в различных областях естественных и гумани тарных наук. Тогда же ярко проявились его организаторские спо собности. Он становится широко известным в отечественных на учных кругах и имеет немалый авторитет. На конференциях и в печати Сергей Иванович часто выступал с установочными докла дами, в которых подводил основные итоги и намечал перспективы для советской археологии, антропологии и этнографии. Учиты вая все это, с уверенностью можно сказать, что С.И. Руденко был одной из ведущих фигур в советской науке.

Однако летом 1930 г. привычная жизнь ученого была неожи данно прервана (см. ст. А.А. Тишкина и О.Г. Шмидт в настоящем сборнике). Сергей Иванович оказался в числе осужденных. Даже в этот тяжелый период он нашел в себе силы, чтобы заниматься научной деятельностью. Широкие знания в области естественных и точных наук позволили ему достичь успехов в новом направле нии – гидрологии. С 1934 по 1938 г. С.И. Руденко занимал руко водящие должности в Ленинградском Бюро Белбалткомбината НКВД (ПФА РАН. Ф. 1004. Оп. 1. Ед. хр. 199. Л. 9), возглавлял группу гидрологии и специальных исследований в Управлении НКВД изысканий и проектирования Соликамского гидроузла в Ленинграде, исследовал гидрологический режим р. Туломы и др.

(Долуханов П.М., 1970, с. 303). В целом работы, выполненные ученым в 1930 е гг. и в начале 1940 х гг., имели большое научное и практическое значение.

В начале 1940 х гг. Сергей Иванович постепенно стал воз вращаться к своей обычной жизни и любимым научным темам.

Так, с марта 1942 г. он занимал должность старшего научного сотрудника и состоял членом Ученого совета Института истории материальной культуры им. Н.Я. Марра АН СССР. В июне 1942 г.

приказом по Институту этнографии АН СССР ученого зачислили в штат по совместительству на должность заведующего отделом ан тропологии. Сотрудничал он и в отделе археологии. Во время бло кады в Ленинграде Сергей Иванович вел работу по сохранению антропологических и археологических коллекций Музея антро пологии и этнографии. 20 августа 1942 г. С.И. Руденко команди ровали г. Елабугу, где тогда находился эвакуированный из Ле нинграда институт. После того как сотрудники Института этног рафии АН СССР переехали из Елабуги в Ташкент, С.И. Руденко остался с археологами в Елабуге. Имеются сведения, что в период эвакуации ученый производил раскопки Луговского могильника (ПФА РАН. Ф. 1004. Оп. 1. Предисловие. С. 2).

В 1945 г. С.И. Руденко наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне» (ПФА РАН. Ф. 1004.

Оп. 1. Предисловие. С. 3). С окончанием Великой Отечественной войны заканчивается определенный этап в жизни ученого и начи нается новый. Центральное место в исследовательской деятель ности С.И. Руденко в послевоенные годы стали занимать археоло гические и этнографические проблемы, которыми он не имел воз можности заниматься в предшествующий период.

Летом 1945 г. Сергей Иванович поехал в командировку на Чукотский полуостров (см. ст. И.Ю. Понкратовой в настоящем сборнике). Однако давней мечтой С.И. Руденко было продолже ние археологических исследований на Алтае. С 1947 г. ученый во зобновил раскопки Пазырыкских курганов. Экспедиции 1947, 1948 и 1949 гг. дали блестящие и сенсационные результаты. К Сергею Ивановичу Руденко пришла мировая известность. Его труды по культуре Алтая скифской эпохи издавались во многих странах мира. Целый ряд свидетельств Геродота о нравах и обычаях ски фов подтверждался уникальными находками на Алтае. На протя жении 1950 х гг. ученый большую часть своего времени посвятил именно проблемам археологии Алтая. Все результаты исследова ний постоянно публиковались: «Второй Пазырыкский курган»

(1948а), «Искусство скифов Алтая» (1949в); «Раскопки Пазы рыкской группы курганов» (1950б); «Башадарские курганы»

(1951); «Горноалтайские находки и скифы» (1952б); «Культура населения Горного Алтая в скифское время» (1953); «Культура населения Центрального Алтая в скифское время» (1960в) и др.

В послевоенный период не ослабевали связи С.И. Руденко с научными центрами союзных и автономных республик СССР.

В 1946 г. он дважды посещал Алма Ату. С 22 мая по 15 июня 1946 г. профессор участвовал в первой сессии АН Казахской ССР.

Второй раз (10–24 ноября) ученый отправился в Казахстан для изучения музейных коллекций (Решетов А.М., 1998, с. 10).

В 1959 г. состоялась последняя археологическая экспедиция С.И. Руденко в Восточно Казахстанскую область.

В 1952 г. Сергей Иванович принимал участие в организован ной Башкирским филиалом АН СССР экспедиции, в которой он провел два месяца. Новый материал был использован для написа ния монографии «Башкиры» (1955а).

В начале 1950 х гг. С.И. Руденко возглавил новое направле ние и начал активно разрабатывать и внедрять в археологическую практику методы естественных и точных наук. Не случайно имен но под его руководством в Ленинградском отделении Института археологии Академии наук СССР создали Лабораторию археоло гической технологии, к организации которой приступили в 1955 г.

(Долуханов П.М., 1986, с. 9; Степанов Н.Н., 1965, с. 297; Мас сон В.М., 1965, с. 239; ПФА РАН. Ф. 1004. Оп. 1. Ед. хр. 88. С. 2).

Продолжалась деятельность профессора в Отделении этнографии Географического общества СССР. Там он неоднократ но выступал с докладами, которые собирали обширную аудито рию: «Результаты горноалтайской экспедиции 1948 г.»

(11.05.1949), «Алтай и его древние обитатели» (на ежегодных чтениях в память Л.С. Берга), «К вопросу о формах скотоводчес кого хозяйства и о кочевничестве» (8.10.1958), «Культура хун ну» (19.11.1959), «Искусство палеолита у народов северо восточ ной Азии» (24.10.1963), «Царские усыпальницы в долине р. Или»

(12.12.1964), «Культура бронзы Минусинского края и радиокар боновые датировки» (2.02.1967), «Опыт применения естествен но научных методов в исследовании археологических объектов»

(18.05.1967), «Эдзина – город древнего тангутского царства»

(8.12.1968; Этнография…, 1971, с. 5). Большинство из них опуб ликовано. Кроме руководства отделением, текущими заседания ми, редакционно издательской частью, он возглавлял проведение двух дискуссий: о кочевниках (1958 г.) и об этногенезе (1967 г.).

В конце 1950 х гг. в судьбе Сергея Ивановича произошло очень важное событие. С приходом к власти Н.С. Хрущева началась реа билитация жертв сталинского террора. После прошедшего в февра ле 1956 г. XX съезда КПСС данный процесс принял наибольший размах. Многие осужденные в 1930 е гг., но ни в чем не повинные люди, были оправданы, в том числе и Сергей Иванович Руденко.

1957 год был богат и другими не менее важными событиями.

В этом году ученый был избран председателем Отделения этногра фии Всесоюзного Географического общества. Под его редакцией издается несколько сборников «Материалов по этнографии». Все союзное Географическое общество высоко оценивало научные дос тижения Сергея Ивановича и 4 мая 1962 г. избрало его своим по четным членом. 19 января 1965 г. Ученым советом общества ему была присуждена золотая медаль имени П.П. Семенова Тян Шан ского. Кроме того, С.И. Руденко был избран членом корреспон дентом Ютландского археологического общества (1956) и Герман ского археологического института (1966) (ПФА РАН. Ф. 1004.

Оп. 1. Предисловие. С. 3). В 1960 е гг. Сергей Иванович опубли ковал ряд своих работ, в том числе: «Искусство Алтая и Передней Азии. Середина I тысячелетия до н.э.» (1961б); «Культура хуннов и Ноинулинские курганы» (1962б); «Сибирская коллекция Петра I»

(1962в), «Древнейшие в мире художественные ковры и ткани из оледенелых курганов Горного Алтая» (1968б) и многие другие.

В 1967 г. С.И. Руденко ушел на пенсию и был назначен ученым консультантом Лаборатории археологической технологии (Прило жение 3, документ 24). В этой должности он работал до последних дней. В конце жизни к ученому приходит заслуженный долгим трудом почет и слава.

С.И. Руденко продолжал заниматься наукой. Последней ра ботой, которую профессор готовил к изданию, была монография «Угры и ненцы Нижнего Приобья». К сожалению, ученый умер, не дождавшись ее публикации. Сергей Иванович Руденко скон чался 16 июля 1969 г. на 85 м году жизни и был похоронен на Шуваловском кладбище в Санкт Петербурге.

А.А. Тишкин, О.Г. Шмидт Алтайский государственный университет, Барнаул

ГОДЫ РЕПРЕССИЙ В ЖИЗНИ С.И. РУДЕНКО

Репрессии 1930 х гг. в Советском Союзе коснулись многих ученых. Не обошли стороной они и археологов. Наиболее труд ный этап в жизни Сергея Ивановича Руденко, связанный с осуж дением, практически не освещен в литературе, что имеет ряд объек тивных причин. В советское время было достаточно сложно полу чить интересующие сведения в закрытых архивах. Кроме того, нам не известно, жив ли кто нибудь из близких родственников Сергея Ивановича, сотрудничество с которыми могло бы расши рить наши возможности. Пока лишь в нескольких печатных ра ботах обнаружена информация по обозначенной теме. Это преж де всего вышедшая в 1993 г. книга «Академическое дело 1929– 1931 гг. Документы и материалы следственного дела, сфабрико ванного ОГПУ. Вып. 1. Дело по обвинению академика С.Ф. Пла тонова». Именно по этому делу и проходил репрессированный С.И. Руденко. Еще одна публикация помещена в журнале «Рос сийская археология». Она посвящена русским археологам и по литическим репрессиям 1920–1940 х гг. (Формозов А.А., 1998, с. 191–206). Там имеется краткая информация и о Сергее Ивано виче. В других работах обнаружены лишь упоминания.

Указанные обстоятельства способствовали активизации ис следовательских действий для восстановления драматических событий 1930 х гг. в жизни С.И. Руденко. Благодаря оказанному содействию начальника Управления ФСБ РФ по Алтайскому краю в 2001 г. нам представилась возможность ознакомиться с архивно следственным делом, хранящимся в Архиве Управления ФСБ РФ по г. Санкт Петербургу и Ленинградской области*. В нем содер * См. Приложение 3 (документы 3–18, 21–23) в настоящем сборни ке. Авторы выражают благодарности Ю.В. Сотникову и В.Н. Тарасенко за возможность работы с архивным делом и корректную публикацию материалов, касающихся С.И. Руденко.

жатся материалы, которые касаются ареста, осуждения и реаби литации С.И. Руденко. Эти данные, а также сведения из других источников и публикаций легли в основу этой статьи. В томах пятом, седьмом и восьмом находятся документы, связанные с про изводством дела: ордер на производство обыска, протоколы, по казания, различные постановления. Содержащаяся в девятом томе информация касается процесса реабилитации С.И. Руденко в 1957 г. Наиболее важными источниками являются показания Сергея Ивановича, написанные им лично. В них ученый подробно характеризует свою полевую и научно исследовательскую работу в различных учреждениях: в университете, Русском музее, в Ко миссии Академии наук по исследованию племенного состава Рос сии и в Особом комитете Академии наук по исследованию союз ных и автономных республик. Следует указать, что, судя по по черку, а особенно по личным подписям (размытость и нечеткость), протоколы составлялись и оформлялись в несколько этапов, а визировались уже обессилевшим человеком. Не исключено, что в ходе дела Сергей Иванович был подвергнут различным истязани ям. Процедура ломки личности ученого началась с момента обыс ка и ареста.

Летом 1930 г. С.И. Руденко занимался организацией работы Башкирской экспедиции и поехал в г. Уфу для согласования рабо чих перспективных планов с правительственными органами.

5 августа 1930 г. в номере гостиницы «Астория», в котором про живал профессор со своей женой, был произведен обыск на осно вании ордера, выданного Башкирским областным отделом Объе диненного государственного политического управления секретной оперативной части (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл. арх. след.

дело. ПФ. 82333. Т. 5. Л. 329–330). Арест ученого последовал незамедлительно. Было решено до направления в распоряжение Полномочного Представительства Объединенного государствен ного политического управления по Ленинградскому военному ок ругу (далее – ПП ОГПУ по ЛВО) Сергея Ивановича Руденко содер жать под стражей ГПУ. Затем арестованного направили спецкон воем в распоряжение ПП ОГПУ по ЛВО в г. Ленинград. Привыч ная жизнь ученого неожиданно изменилась.

С.И. Руденко проходил по следственному делу так называе мой контрреволюционной монархической организации академи ков С.Ф. Платонова, Е.В. Тарле и др. – «Всенародный Союз борь бы за возрождение свободной России». Аресты по данному делу начались еще в октябре 1929 г. К концу 1930 г. число подслед ственных превысило 100 человек и в ОГПУ было принято реше ние разделить их на две группы (два отдельных производства).

В первую входили те, кому приписывалась «руководящая роль в создании и практической деятельности организации» (Акаде мическое дело…, 1993. V). Во вторую группу следствие включило 86 человек, которые обвинялись в принадлежности к «контррево люционной организации». С.И. Руденко попал во вторую группу, третью подгруппу, которая насчитывала 10 сотрудников АН СССР, связанных с экспедиционной работой: Н.В. Раевский, П.В. Вит тенбург, Д.Н. Халтурин, В.И. Крыжановский и др.

Предъявленное Сергею Ивановичу обвинение состояло из двух пунктов. Он обвинялся: в том, что: а) «вступив в организа цию «Всенародный Союз борьбы за возрождение свободной Рос сии», занимался систематической пропагандой идей организации, содержащей призывы к свержению советской власти, путем воо руженного восстания и иностранной интервенции, и установле ние конституционно монархического образа правления»; б) «по поручению руководящего ядра организации, использовал свое служебное положение в учреждениях Академии наук и занимал ся систематическим вредительством в области экспедиционных исследований: вредительство выражалось в бесцельной трате го сударственных средств на экспедиции, лишенные научного и прак тического значения; в сокрытии результатов экспедиционных ис следований, имеющих актуальное практическое значение для раз вития народного хозяйства СССР; использовании отдельных эк спедиций путем включения в ее состав своих сторонников для организации антисоветского движения на окраинах СССР (Башкирия и др.

), поддержки местных контрреволюционных элементов» (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл. Арх. след. дело.

ПФ. 82333. Т. 8. Обвинительное заключение по следственно му делу 1803. Л. 88–89).

В ходе следствия С.И. Руденко отрицал не только принад лежность к обозначенной организации, но и какие либо близкие отношения с академиком С.Ф. Платоновым. Так, в своих показа ниях от 26 августа 1930 г. он категорически утверждал, что не имел и не мог иметь связей с «Всенародным Союзом борьбы за воз рождение свободной России». Сергей Иванович написал следую щее: «Об этой организации я узнал только из газет и с лицами, причастными к ней, или был вовсе не знаком, или только шапоч но. Не мог я иметь к ней отношений потому, что к идеям, эту организацию вдохновлявшим, я всегда относился и отношусь глу боко отрицательно» (АУ ФСБ РФ по г. СПб. и Лен. обл. Арх.

след. дело. ПФ. 82333. Т. 5. Л. 341). «Сознавался» профессор лишь в том, что принадлежал «к определенной интеллигентско академической среде», интересами которой он жил и с мнениями которой считался (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл. Арх. след.

дело. Ф. 82333. Т. 5. Л. 348). В заключение своих показаний от 26 августа 1930 г. С.И. Руденко добавил: «…за все время своей работы в Академии наук я был уверен, что то дело, которое я де лаю, нужное и полезное в социалистическом строительстве Со юза. Единственно, что меня всегда угнетало – это невозможность посвящать этому делу столько времени, сколько оно от меня тре бовало» (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл. Арх. след. дело. ПФ.

82333. Т. 5. Л. 341).

Следствие по делу длилось до февраля 1931 г. Все это время ученый находился под стражей в камере предварительного заклю чения. 7 февраля 1931 г. ему было предъявлено следующее обви нение: «гр. Руденко С.И. достаточно изобличается в том, что он состоял членом контрреволюционной организации, возглавляв шейся акад. Платоновым и ставившей своей целью свержение Советской власти и восстановление монархического строя, т.е. преступлении, предусмотренным ст. 58 II Уголовного кодек са (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл. Арх. след. дело. ПФ. 82333.

Т. 5. Л. 359). 10 февраля 1931 г. постановлением тройки ПП ОГПУ в ЛВО С.И. Руденко был осужден к 10 годам заключения в конц лагерь с конфискацией имущества (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл.

Арх. след. дело. ПФ. 82333. Т. 7. Л. 300).

В настоящее время совершенно очевидно, что весь этот поли тический процесс был сфабрикован в 1929–1931 гг. по указанию Политбюро ЦК ВКП (б) Полномочным Представительством ОГПУ в ЛВО. Все, кто проходил по рассматриваемому делу, были людь ми высоко интеллектуальными, учеными специалистами, кото рые трудились на благо Родины. Однако более сотни ни в чем не повинных людей оказались в лагерях.

Репрессии 1930 х гг. коснулись и других археологов.

По сфабрикованным делам привлекались С.А. Теплоухов, Ф.А. Фиельструп, М.П. Грязнов, Е.Р. Шнейдер, Д.А. Золота рев и др. У некоторых из них жизнь закончилась трагично (Ре шетов А.М., 2003, с. 20)*.

* Библиографическое описание всех ссылок дано в Приложениях 1 и 2.

После ареста и осуждения Сергея Ивановича Руденко в пери одической печати появились публикации конъюнктурного харак тера с резкой необоснованной и неуважительной критикой науч ной деятельности профессора. Так, в 1932 г. вышла в свет статья археолога и этнографа А.Н. Бернштама (1932, с. 22–27) «Идеа лизм в этнографии (Руденко и руденковщина)». В ней автор ква лифицировал работы С.И. Руденко «…как типичную деятельность «ученого», своими интересами связанного с буржуазией». С его точки зрения, методология, которой пользовался в своих иссле дованиях С.И. Руденко, основывалась на «стихийном географи ческом материализме и идеализме, при преобладании последне го». В вину ставилось то, что в работах по этнографии умалчива лось о классовом расслоении и классовых противоречиях в обще стве, что считалось недопустимым. Еще более резкой критике была подвергнута деятельность С.И. Руденко после Октябрьской рево люции, когда он якобы «…выполнял миссию империалиста бур жуа…, проповедуя прямую контрреволюцию и выявляя активную враждебность диктатуре пролетариата и социалистическому стро ительству. Его научные исследования становились все более и бо лее созвучными политической идеологии великодержавного шо винизма и местного национализма» (Бернштам А.Н., 1932, с. 23).

Как известно, в своих научных работах как по этнографии, так и археологии С.И. Руденко пользовался методом сравнения и ана логий, что расценивалось как «безнадежная метафизика». То, что Сергей Иванович не следовал официальной трактовке истории с точки зрения марксизма и теории общественно экономических формаций, ставилось ему в вину и считалось преступным. Со стра ниц печатных изданий его обвиняли в том, что в своих «ученых исследованиях» он заботливо опекал «отвратительное лицо ку лака». Делался вывод о том, что «социальной базой его теорети ческих построений являлась система разлагающегося империа лизма» (Бернштам А.Н., 1932). На таких основаниях велась борь ба с учеными и с интеллигенцией.

Деятельность С.И. Руденко была подвергнута критике в ста тье Г.П. Горбуновой (1932, с. 113–120) «Об одной «научной экспе диции». Автором являлась одна из участниц экспедиции 1930 г., организованной Академией наук в Башкирскую АССР. Г.П. Гор бунова ставила под сомнение научную ценность собранных в экс педиции материалов, поскольку «…некоторые работники отрица ют необходимость разделения населения на социально экономи ческие группировки». Кроме того, антропологический отряд экс педиции, по ее мнению, пользовался старыми методами исследо вания, которые нуждаются «в полной перестройке». В статье от мечено: «Отсутствие конкретной темы обследования, отсутствие действительно научной методики обследования человека, аб солютный отрыв заданий экспедиции от задач социалистичес кой реконструкции хозяйства Башкирской АССР делают всю работу антропологической экспедиции не только бессмыслен ной тратой времени, но и средств». Именно в этом и обвиняли С.И. Руденко во время следствия.

Работа экспедиции, по мне нию автора статьи, являлась «вредной попыткой затушевать моменты, требующие действительного изучения, попыткой преподнести под видом «научности» старую буржуазную идею о «расовых особенностях», которая ведет, в конце концов, к аги тации кулака против бедняцких слоев деревни» (Горбунова Г.П., 1932, с. 118).

Дело не ограничилось только выходом статей. В Этнографи ческом отделе Русского музея, где Сергей Иванович проработал многие годы заведующим, началась дискуссия с критикой деятель ности арестованного исследователя. Методологическое бюро от дела привлекало к этому различных сотрудников, в том числе и тех, которые совсем недавно были коллегами С.И. Руденко. В од ном из номеров «Советской этнографии» за 1932 г. вышла статья М.Г. Худякова, посвященная ситуации в отделе. В ней С.И. Ру денко характеризовался как «…представитель идеалистической, буржуазной науки, который в своих работах всецело стоял на по чве формального метода, расовой теории и общественных взгля дов, которые имели реакционную окраску» (Худяков М.Г., 1932, с. 167). Однако не все коллеги настолько резко оценивали работу и взгляды ученого. Так, участвовавшие в обсуждении «руденков щины» М.П. Грязнов и С.А. Теплоухов остановились лишь на формальном методе в исследованиях С.И. Руденко без выяснения его общественных взглядов и идеологии. При этом С.А. Теплоухов приложил все усилия не столько к критике Сергея Ивановича, сколько к возражениям по адресу оппонентов. Б.Г. Крыжанов ский, делавший доклад на одном из заседаний Методологического бюро в 1931 г., по мнению М.Г. Худякова (1932, с. 168), держался уклончивой тактики, и его речь приняли как завуалированную защиту «руденковщины». Ф.А. Фиельструп, близкий друг и со ратник Сергея Ивановича в томский период, вообще отказался от критических выступлений. Все, кто встал на защиту С.И. Руден ко, впоследствии были также подвергнуты репрессиям.

Таким образом, вся научная деятельность, весь богатый про фессиональный опыт ученого оказались ненужными и даже «вред ными» для советского общества. Однако сломить С.И. Руденко не удалось. Его жизнь была всецело посвящена науке. Это ярко под тверждает ряд работ исследователя в 1930 е гг. Попав в лагерь, Сергей Иванович первое время трудился на лесозаготовках, а в начале лета 1931 г. был назначен полевым ревизором отдела изыс каний по топографической съемке в проектируемой зоне затопле ния побережья оз. Выг (ПФА РАН. Ф. 1004. Оп. 1. Ед. хр. 199.

Л. 20). Позднее С.И. Руденко стал старшим инженером отделе ния гидрологии проектного отдела Беломорстроя со специальным поручением по изучению элементов озерной волны в связи с воз действием ее на оградительные сооружения. В это же время он за нимался гидрологическими исследованиями для водохозяйствен ных расчетов (Решетов А.М., 1998, с. 17). Эти результаты изло жены в научных публикациях (Руденко С.И., 1932; 1933а).

В марте 1934 г. постановлением коллегии ОГПУ С.И. Руденко был досрочно освобожден (ПФА РАН. Ф. 1004. Оп. 1. Ед. хр. 199.

Л. 9). Несмотря на это, ученый остался работать в системе НКВД по вольному найму. По всей видимости, этот шаг обеспечивал оп ределенную безопасность, так как репрессии продолжались и еще не достигли своего пика. С 1934 по 1938 г. Сергей Иванович зани мал должности руководителя группы гидрологии и помощника руководителя группы гидрологии и водного хозяйства Ленинград ского бюро Белбалткомбината НКВД (ПФА РАН. Ф. 1004. Оп. 1.

Ед. хр. 199. Л. 9), а затем возглавил группу гидрологии и специ альных исследований в Управлении НКВД изысканий и проекти рования Соликамского гидроузла в Ленинграде. С.И. Руденко изу чал гидрологический режим р. Туломы. Его расчеты легли в основу проекта Туломской ГЭС (Долуханов П.М., 1970, с. 303). В целом работы, выполненные ученым в 1930 е гг. и в начале 1940 х гг., имели большое научное и практическое значение. Его разработки в области гидрологии использовались при строительстве Беломор ско Балтийского канала и при создании системы Большой Волги.

Так, на основе данных о наблюдениях на больших бассейнах и станциях в СССР и США, Сергей Иванович доказал, что потери на испарение со всего каскада водохранилищ Большой Волги будут в пять раз меньше, чем это предполагалось (Степанов Н.Н., 1965, с. 296). Кроме того, изыскания С.И. Руденко нашли применение при строительстве Нижне Туломской ГЭС – первой из гидростан ций, сооруженных в СССР на устьевом участке реки в зоне морс ких приливов и отливов (Степанов Н.Н., 1965).

В 1930 е гг. вышли научные публикации С.И. Руденко:

«Сгонные и нагонные явления на озере Выг» (1933б), «Донный лед на реке Нижний Выг» (1935а), «Приливы и отливы на участ ке Нижне Туломского строительства» (1935б) и др. В 1934 г.

С.И. Руденко работал над монографией «Испарение с водной по верхности и потери на испарение с водной поверхности». По дан ной теме в 1945 г. ученый защитил диссертацию в Московском гид ромелиоративном институте им. В.Р. Вильямса, и ему была при суждена степень доктора технических наук (см. Приложение 3, до кументы 19 и 20). Однако это было уже позже. А в конце 1938 г.

Сергей Иванович перешел на работу в Государственный гидроло гический институт на должность старшего научного сотрудника и руководителя группы по изучению испарений. Там же он выпол нял функции заместителя руководителя Секции озер и заведовал полевой гидрофизической лабораторией. После эвакуации инсти тута в Свердловск в начале 1942 г. С.И. Руденко был прикоман дирован к Управлению Гидрометеослужбы Ленинградского фрон та, где исполнял должность начальника III отдела (ПФА РАН.

Ф. 1004. Оп. 1. Ед. хр. 199. Л. 9). Сергей Иванович занимался важным и ответственным делом – составлял прогнозы ледового режима на трассе «дороги жизни» Ладожского озера.

В документах имеется информация о реабилитации С.И. Ру денко (Приложение 3, документы 21–23). 6 декабря 1957 г. про курор г. Ленинграда подал протест в президиум Ленинградского городского суда (далее – Ленгорсуд). В нем ставился вопрос об отмене Постановления тройки ПП ОГПУ в отношении С.И. Ру денко и прекращении дела по следующим основаниям: 1) «…Ни каких данных, свидетельствующих о том, что … Руденко С.И. и др. входили в контрреволюционную организацию и проводили какую либо контрреволюционную деятельность, в материалах дела не имеется»; 2) Руденко С.И. в своем заявлении в протоколе его допроса показал, что академика Платонова он знал исключи тельно по службе, что их взаимоотношение носило исключитель но служебный характер; 3) кроме того, о принадлежности Пла тонова к контрреволюционной организации ему ничего не извест но, и он сам ни в какой контрреволюционной организации не участвовал (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл. арх. след. дело. ПФ.

82333. Т. 9. Л. 53, 455–456). На основании изложенного и ру ководствуясь указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 ав густа 1955 г. прокурор просил Постановление тройки ПП ОГПУ в ЛВО от 10 февраля 1931 г. в отношении С.И. Руденко отменить и дело за недоказанностью вины производством прекратить.

Протест не остался без внимания. Уже 13 декабря 1957 г.

Президиум Ленгорсуда рассмотрел материалы дела и, обсудив до воды протеста прокурора, нашел, что последний подлежит удов летворению по изложенным в нем основаниям. Президиум Лен горсуда вынес такое решение: «Постановление тройки ПП ОГПУ в ЛВО от 10 февраля 1931 г. в отношении… Руденко Сергея Ива новича отменить и дело за отсутствием состава преступления про изводством прекратить» (АУ ФСБ по г. СПб. и Лен. обл. арх.

след. дело. ПФ. 82333. Т. 9. Л. 457–458).

18 декабря 1957 г. ученый получил временную справку о том, что он считается реабилитированным. В воспоминаниях В.М. Сун цовой, записанных на аудиокассетах и хранящихся в фондах Го сударственного музея истории литературы, искусства и культуры Алтая (г. Барнаул), отражен момент, когда Сергей Иванович хо дил за получением документа о полной реабилитации. Один из старых сотрудников при этом его спросил: «Что тебе надо, что тебе надо? Тебя пустили в Ленинград, ты работаешь, у тебя есть квар тира, что тебе еще надо?» (Лыжникова О.Г., 2000, с. 30). Учено му нужно было лишь восстановление справедливости.

В заключение необходимо отметить, что изучение докумен тов, хранящихся в Архиве Управления ФСБ РФ по г. Санкт Пе тербургу и Ленинградской области позволило нам существен ным образом восстановить цепь событий в жизни Сергея Ива новича Руденко в 1930 е гг. и в определенной мере устранить имевшиеся пробелы. Однако работа в этом направлении будет продолжена. Имеется еще несколько групп источников, отра жающих более подробно время пребывания С.И. Руденко под следствием и в лагере.

Л.Ю. Китова Кемеровский государственный университет, Кемерово

ТОМСКИЙ ПЕРИОД ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

С.И. РУДЕНКО И С.А. ТЕПЛОУХОВА Томский период деятельности С.И. Руденко и С.А. Тепло ухова был коротким, но весьма результативным. Волею судеб им пришлось обосноваться в этом городе. С.И. Руденко бежал от Со ветов из Центральной России и в июле 1918 г. находился в Миассе (Решетов А.М., 1998, с. 378). С.А. Теплоухов, как и многие пре подаватели Казанского и Пермского университетов, по решению правительства А.В. Колчака в 1918–1919 гг. пополнил профес сорско преподавательский состав Томского университета (Ки това Л.Ю., 1994, с. 59). За год до этого, 1 июля 1917 г., Времен ное правительство открыло там историко филологический и физико математический факультеты (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1 предисл. Д. 31. Л. 5–7). И высокий кадровый потенциал был очень кстати.

Весной и осенью 1919 г. на заседаниях физико математиче ского факультета решался вопрос о создании кафедры географии на естественном отделении. 1 сентября 1919 г. коллектив факуль тета заслушал жизнеописание магистра географии С.И. Руденко.

В ходе обсуждения было отмечено, что специалистов с ученой сте пенью по географии на тот период в России имелось 5–6 человек, что С.И. Руденко являлся весьма энергичным работником, осо бенно в области антропологии, к тому же связан своими научны ми интересами с Сибирью. В связи с этим факультет поручил дека ну пригласить С.И. Руденко для участия в конкурсе на должность профессора по кафедре географии, а пока преподаватели едино душно избрали его в качестве доцента (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1.

Д. 31. Л. 33–34). 15 ноября 1919 г. С.И. Руденко баллотировал ся по конкурсу на должность профессора и был утвержден на Сове те университета (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 33. Л. 71). Именно С.И. Руденко поддержал своего младшего коллегу С.А. Теплоухо ва. 18 сентября 1919 г. он представил заявление последнего на должность старшего ассистента по кафедре географии. 1 нояб ря 1919 г. на заседании физико математического факультета С.А. Теплоухов был избран единогласно (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1.

Д. 31. Л. 39, 50).

На территории, занятой армиями А.В. Колчака, были вос становлены старые порядки, законы и учреждения царского вре мени. Высокий интеллектуальный потенциал, сосредоточенный в Томске, способствовал появлению новых форм деятельности.

В январе 1919 г. создан Институт исследования Сибири (ИИС), который должен был по замыслу создателей выполнять функцию Академии наук и проводить планомерные научно практические исследования природы и населения Сибири в целях культурно экономического развития края и рационального использования его богатств (ГАТО. Ф. Р 26. Оп. 1. Д. 6. Л. 20). С.И. Руденко и С.А. Теплоухов были приглашены в качестве членов института.

По инициативе С.И. Руденко, бывшего ученого секретаря Комис сии по изучению племенного состава населения России при АН (КИПС), в ИИС была создана комиссия, подобная академи ческой, для изучения племенного состава населения Сибири. Она действовала достаточно успешно. В результате полугодовой ра боты были составлены этнографические (племенные) карты Ени сейской и Тобольской губерний по спискам населенных мест 1860 х гг., Новониколаевского уезда по данным сельскохозяй ственной переписи 1917 г., списки населенных пунктов Томской и Алтайской губерний по данным переписи 1917 г. с обозначени ем количества населения и его племенного состава; сделаны под счеты общего количества населения по уездам и волостям всей Том ской губернии и подворные подсчеты по национальностям;

вычислена средняя численность населения каждой националь ности в Канском и Кузнецком уездах и Нарымском крае и опреде лено процентное соотношение национальностей по деревням, во лостям и уездам. 12 октября 1919 г. в ИИС был образован исто рико этнологический отдел, в котором С.И. Руденко первона чально исполнял обязанности секретаря, затем председателя. На заседаниях отдела совместно с обществом археологии, истории и этнографии университета обсуждались научные доклады, а так же решались злободневные вопросы: организация экспедицион ных исследований, состояние томских архивов, библиотек и их сохранность, составление археологической карты Сибири и мно гое другое (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 34. Л. 23–25; Ф. Р 26. Оп. 1.

Д. 40. Л. 34–44). 27 января 1920 г. С.А. Теплоухов был избран секретарем естественно исторического отдела ИИС. С.И. Руден ко и С.А. Теплоухов приняли живейшее участие в организации институтом курсов для подготовки исследователей природы, же лающих работать в естественно научных экспедициях или соби рать коллекции для школьных музеев. Ими читались специальные лекции по антропологии и антропометрии, палеоэтнологии и эрго логии (ГАТО. Ф. Р 26. Оп. 1. Д. 32. Л. 22, 127; Д. 40. Л. 2, 22).

Основная преподавательская деятельность, конечно, проходила в университете.

В 1919/20 учебном году С.И. Руденко вел курс общей гео графии на естественном отделении и практические занятия для тех студентов, которые предполагали специализироваться по гео графии. Во втором семестре им был разработан и прочитан курс «Введение в этнографию». В 1920/21 учебном году профессор Ру денко читал по кафедре географии и антропологии три обязатель ных курса: общее землеведение, антропология, сравнительная эт нография (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 31. Л. 37. Л. 63). С.А. Тепло ухов после сдачи магистерских экзаменов в 1921 г. получил право читать в 1922 г. самостоятельный курс «Доисторическая антропо логия Сибири» (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 31. Л. 148–153).

С первых дней работы в Томском университете С.И. Руденко и С.А. Теплоухов зарекомендовали себя как очень активные ра ботники и умелые организаторы. В сентябре 1919 г. С.И. Руденко приступил к оборудованию географического кабинета. По его ини циативе факультет обратился в Академию Генштаба, которая эва куировала свое имущество во Владивосток, с просьбой передать во временное пользование несколько геодезических и астрономи ческих инструментов, наиболее нужные книги по геодезии астро номии и географические карты. В дар кабинету от исследователей поступила большая коллекция по этнологии и археологии. Про фессор Руденко предложил в феврале 1920 г. создать этнологичес кий музей при кабинете географии, присоединив этнографические и археологические коллекции университетского музея, находя щегося в тот период в полном запустении. С.И. Руденко лично ездил в Петроград и Москву за приборами и литературой, отправ лял своих сотрудников. Так, ассистент А.К. Иванов по заказу Ру денко привез для кабинета 550 книг и 35 карт (ГАТО. Ф. Р 815.

Оп. 1. Д. 31. Л. 33, 43, 69, 122,130; Д. 88. Л. 71–75; Д. 89.

Л. 149). С.И. Руденко и С.А. Теплоухов связывали не только слу жебные отношения, но и дружеские. Теплоухов часто выручал Руденко и вел в период его отъезда практические занятия, выпол нял обязанности заведующего кабинетом (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1.

Д. 114. Л. 7). 8 ноября 1920 г. С.И. Руденко был избран деканом физико математического факультета. Однако 27 декабря 1920 г.

ему пришлось подтверждать свои полномочия. Согласно новым правилам выборы декана должны проходить на президиуме фа культета, куда кроме преподавателей входили студенты (ГАТО.

Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 31. Л. 117–118. Л. 122).

С.И. Руденко и С.А. Теплоухов, несмотря на финансовые сложности, вели самые успешные при Томском университете по левые исследования. Эти изыскания позволили переименовать осе нью 1920 г. кафедру и кабинет, они стали называться географии и антропологии. В 1920 г. Томским университетом были команди рованы в Минусинский край профессор С.И. Руденко, преподава тели С.А. Теплоухов, Ф.А. Фиельструп, препаратор А.Н. Глухов и студенты М.П. Грязнов, Ю.М. Голубкова в качестве постоян ных сотрудников экспедиции. С.И. Руденко изучал Базуковский и другие могильники скифского времени, а С.А. Теплоухов начал планомерные раскопки и исследование погребений эпохи бронзы и раннего железного века. В 1921 г. исследования были продол жены С.И. Руденко в Челябинской и Кустанайской губерниях, а С.А. Теплоуховым вместе со студентами М.П. Грязновым, Е.Р. Шнейдером и Е.А. Гуковским – в Минусинском крае (АИИМК. Ф. 2. Оп. 1. 1921. Д. 90). У С.И. Руденко в экспедиции работали преподаватели В.В. Богоявленский, А.К. Иванов, Ф.А. Фиельструп, командированный историко филологическим факультетом. Последний был привлечен С.И. Руденко для рабо ты в КИПС в 1918 г., они совместно создали базу на Южном Урале у Миассова озера, которой пользовались несколько сезонов (Кар мышева Б.Х., 2002, с. 156–157). В 1921 г. С.И. Руденко и Ф.А. Фиельструп собрали в Кустанайской губернии обширный эт нографический материал по быту киргизов, а также сведения о распространении среди них различных культурных элементов, по зволяющих составить ряд этнографических карт. Специальному изучению подверглись вопросы кочевнического хозяйства и взаи моотношения с кочующими киргизами – сырдарьинцами, появ ляющимися летом в Кустанайской губернии. Для выяснения со матологиче ских характеристик С.И. Руденко произвел антропо логические измерения 500 киргизов разных возрастов и обоего пола. Также профессор вместе со студенткой Петроградского уни верситета Р.П. Митусовой, командированной Географическим музеем, произвели антропологические и этнографические наблю дения среди башкир, что дало возможность С.И. Руденко в поле вых условиях дополнить и отредактировать рукопись по изуче нию быта башкир. Ф.А. Фиельструп вместе с кочевыми киргиза ми на верблюдах отбыл в Туркестан для сбора фольклористичес ких материалов. Сотрудниками экспедиции были проведены не значительные археологические раскопки и разведки на юге Кус танайской губернии на границе с Тургайским уездом и собрана богатая коллекция каменных орудий, датированная С.И. Руден ко ранним неолитом (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 89. Л. 71–72).

Палеоэтнологические экспедиции под руководством С.А. Тепло ухова предполагали комплексные исследования по археологии, этнографии и антропологии в сочетании с изучением естественной среды обитания древнего человека. В 1920–1921 гг. С.А. Тепло ухов поставил перед собой серьезные цели исследования: «…по этнографии – выяснить особенности и генезис некоторых элемен тов культуры современных инородцев; по антропологии – собрать материал для выяснения типологического отличия как современ ных инородцев, так и доисторических народностей, …по археоло гии – найти погребения, относящиеся к различным культурным эпохам и установить относительную хронологию доисторических культур» (АИИМК. Ф. 2. Оп. 1. 1922. Д. 3. Л. 32). В сибирской археологии в отличие от европейской части России еще не была решена проблема систематизации и классификации археологичес ких культур. Для выполнения поставленной археологической за дачи С.А. Теплоухов изучил коллекции подъемного материала в Красноярском и Минусинском музеях, самостоятельно обследо вал ряд стоянок и выбрал для систематических раскопок район села Батени. На участке площадью 6х12 км, расположенном в центре Минусинской котловины, на левом берегу Енисея, между пристанью села Батени и деревней Сарагаш, было найдено боль шое количество керамики, каменные и металлические предметы, относящиеся к различным эпохам. Разнообразие подъемного ма териала на месте бывших стоянок и благоприятные природно кли матические условия района определили выбор исследователя.

С.А. Теплоухов считал, что «…трудно установить относительную классификацию по раскопкам могил различных эпох, произведен ным в различных районах. Особенности местных вариаций затем няют наблюдаемую преемственность в устройстве могил и в неко торых бытовых предметах сменяющихся эпох». Во избежание это го ученый решил производить раскопки на одном небольшом уча стке (Теплоухов С.А., 1927, с. 58). Современных исследователей до сих пор удивляет правильность выбора и разнообразие методи ческих приемов, используемых С.А. Теплоуховым, особенно ме тода изучения локального района. В 1920 г. отрядом С.А. Тепло ухова было обнаружено и раскопано три могилы афанасьевской культуры, одна – андроновской, шесть погребений – карасукской и два кургана первого этапа минусинской курганной культуры (тагарской) (АИИМК. Ф. 2. Оп. 1. 1921. Д. 90). После раскопок 1921 г. у С.А. Теплоухова в целом уже сформировалась классифи кация палеометаллических культур Минусинского края. Архивные материалы показывают, что в отчете 1921 г. он дал характеристику пяти культурам (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 89. Л. 61–65). Со трудники экспедиции М.П. Грязнов и Е.Р. Шнейдер собрали ма териал о древних изваяниях Минусинских степей. В результате анализа данных исследователями через несколько лет была пред ложена первая типология каменных изваяний Сибири, которые различались по форме, стилю и технике изображения (Грязнов М.П., Шнейдер Е.Р., 1929, с. 63–93). У С.И. Руденко и С.А. Теплоухо ва появились в Томске ученики: М.П. Грязнов, Е.Р. Шнейдер, А.Н. Глухов, Ю.М. Голубкина, Е.А. Гуковский. Однако в Том ском университете им не удалось осуществить запланированные исследования.

После разгрома армии А.В. Колчака и установления Со ветской власти в Сибири в университете началась коренная реор ганизация системы образования и уничтожение «контрреволюци онного духа». Уже тогда многим преподавателям ставилось в вину сотрудничество с белогвардейским правительством. После уста новления новых правил приема без вступительных экзаменов и без предоставления документов об образовании, а затем макси мальной утилизации курсов и сокращения сроков обучения до трех лет, многие преподаватели увидели в этом гибель универ ситетской системы образования. В 1920 г. закрывается юриди ческий факультет и открывается факультет общественных наук (ФОН). В 1921 г. историко филологический факультет присоеди нился к ФОНу, который в 1922 г. закрыли. В 1922 г. под угрозой закрытия оказался физико математический факультет, как не име ющий конкретно практической установки. Особенно в тяжелом положении находились химическое и естественное отделения фа культета (Томский университет, 1980, с. 119–142). С.И. Руден ко и С.А. Теплоухов посчитали невозможным работать в такой обстановке и уехали в Петроград.

Библиографический список Грязнов М.П., Шнейдер Е.Р. Древние изваяния Минусинских сте пей // Материалы по этнографии. 1929. Т. 4. Вып. 2. С. 63–93.

Кармышева Б.Х. От тропических лесов Амазонки до центральноа зиатских степей: жизненный путь Ф.А. Фиельструпа // Репрессиро ванные этнографы. М., 2002. Вып. 1. С. 152–163.

Китова Л.Ю. Эволюционно этнологические концепции С.А. Теп лоухова // Методология и историография археологии Сибири. Кемеро во, 1994. С. 57–68.

Решетов А.М. Руденко Сергей Иванович // Профессора Том ского университета: Библиографический указатель. Томск, 1998. Т. 2.

С. 377–381.

Теплоухов С.А. Древние погребения в Минусинском крае // Мате риалы по этнографии. 1927. Т. 3. Вып. 2. С. 57–112.

Томский университет. 1880–1980. Томск, 1980. 432 с.

М.А. Рудковская Музей г. Северска, Северск С.И. РУДЕНКО – ИССЛЕДОВАТЕЛЬ

МИНУСИНСКОЙ КОТЛОВИНЫ

Сергей Иванович Руденко, как археолог, наиболее известен по раскопкам «царских курганов» скифского времени на Алтае.

Но его знакомство со скифо сибирским миром началось с экспеди ции 1920 г. в Минусинскую котловину. Исследование С.И. Ру денко тагарской культуры прочно связано с томским периодом его жизни. В Томске ученый оказался во время гражданской войны.

Здесь он провел немногим более двух лет, с августа 1919 г. по но ябрь 1921 г. (Шмидт О.Г., 2003, с. 55–56).

Магистр географии С.И. Руденко приехал в Томск по пригла шению на должность экстраординарного профессора кафедры гео графии физико математического факультета Томского универси тета (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 33. Л. 50; Ф. 102. Оп. 9. Д. 473.

Л. 6). Кроме того, он был назначен заведующим кабинетом гео графии, созданным при кафедре (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1. Д. 33.

Л. 66), а 9 ноября 1920 г. избран деканом физико математичес кого факультета (ГАТО. Ф. 102. Оп. 9. Д. 373. Л. 20; Д. 473.

Л. 21). До 1 июля 1920 г. преподавание в университете С.И. Ру денко совмещал с работой в историко этнологическом отделе Ин ститута исследования Сибири, сначала в должности секретаря, а затем – заведующего отдела. Одновременно являлся заведующим музеем при историко этнологическом отделе Института исследо вания Сибири (ГАТО. Ф. Р 26. Оп. 1. Д. 19. Л. 59) и возглавлял Комиссию по изучению племенного состава населения Сибири, со зданную при совете института по инициативе С.И. Руденко (ГАТО. Ф. Р 26. Оп. 1. Д. 41. Л. 16–17). Вот перечень только основных должностей и научных интересов ученого во время его пребывания в Томске. В условиях гражданской войны, оказав шись отрезанным от предыдущих изысканий, С.И. Руденко не изменил своей активной исследовательской позиции. Его пребы вание в Томске включило два летних полевых сезона, которые не пропали даром. Несмотря на сложнейшее финансовое положение университета, опасную эпидемиологическую ситуацию в регионе (свирепствовал тиф) и угрожающую криминогенную обстановку военного времени, С.И. Руденко удалось провести две комплекс ные экспедиции. Первую – Абаканско Минусинскую – в долину Енисея в 1920 г., вторую – географо этнографическую – на Юж ный Урал и в Западный Казахстан в 1921 г. (ГАТО. Ф. Р. 815.

Оп. 1. Д. 83. Л. 23; Ф. 102. Оп. 1. Д. 83. Л. 33 (34); Ф. Р. 815.

Оп. 1. Д. 83. Л. 36; Д. 89. Л. 110).

По инициативе С.И. Руденко, Абаканско Минусинская экс педиция вошла в списки первоочередных учебных мероприятий лета 1920 г. Томского университета и научных экспедиций Ин ститута исследования Сибири. Она была комплексной, отвечая всем направлениям кафедры географии и антропологии Томского университета. Исследователи намеревались посетить долину р. Енисея к югу от г. Красноярска с прилегающим нагорьем и про вести там геологические, минералогические, археологические и этнологические наблюдения (ГАТО. Ф. Р. 815. Оп. 1. Д. 83.

Л. 24, 33 (34), 36).

Кроме руководителя С.И. Руденко, археолого этнографичес кий отряд экспедиции включал двух ассистентов – преподавате лей физико математического факультета С.А. Теплоухова и А.К. Иванова, препаратора кафедры географии и антропологии И.М. Залесского, младшего ассистента историко этнологического отдела Ф.А. Фиельструпа и трех студентов, среди которых был вто рокурсник М.П. Грязнов (ГАТО. Ф. 102. Оп. 9. Д. 473. Л. 17–18).

Абаканско Минусинская экспедиция выехала из Томска 1 июня 1920 г. и возвратилась 27 сентября (ГАТО. Ф. Р 815. Оп. 1.

Д. 83. Л. 36; Ф. 102. Оп. 9. Д. 473. Л. 19). К сожалению, о самой экспедиции мало что известно. Под руководством С.И. Руденко были проведены раскопки четырех курганных мо гильников тагарской культуры (всего – 15 курганов): около д.

Бу зуново (Бузунова); близ улуса Асочаково (Асочаков); д. Аешино (улус Аешино, Аешин, д. Аешка); д. Копьевой (рис. 1). Не удалось найти сведений о дальнейшем исследовании названных памятни ков. А.И. Мартыновым опубликованы результаты разведок в Том ско Енисейском лесостепном районе. Им упоминаются три кур ганных группы с топонимом в названии Копьево (соответствен но, Копьево I, II, III), выявленные в ходе разведок 1967–1970 гг.

О предшествующих исследованиях этих памятников А.И. Мар тынов (1973, с. 40) не упоминает. Не ясно, является ли какой либо из них «курганным могильником у д. Копьевой», раскопан ным С.И. Руденко. Материалы раскопок С.И. Руденко частично использовала в своей ра боте Н.Л. Членова (1967, табл. 1). Она же карто графировала эти памят ники (Членова Н.Л., 1992, с. 208, карта 11).

По итогам экспеди ции в кабинет географии Томского университета поступили восемь архео логических коллекций и антропологические мате риалы из раскопок. Ар хеологические собрания были зарегистрированы под №6–13. Позже, ког да они были переданы в археологический му зей Томского универси тета, их перерегистри ровали. В настоящее время в Музее археоло гии и этнографии Сиби Рис. 1. Курганные могильники, исследованные С.И. Руденко в 1920 г. ри им. В.М. Флоринско (по: Членова Н.Л., 1992, го ТГУ хранятся четыре с. 208, карта 11) коллекции из раскопок С.И. Руденко (фонды МАЭС ТГУ, кол. №6280, 6291–6305, 6306– 6355, 6356–6463); три коллекции, составленные в результате раз ведочных работ (кол. №6259, 6264, 6470–6491); одна – собрание покупных предметов (кол. №6278). Антропологические материа лы были переданы в Кабинет антропологии Томского государ ственного университета, где в настоящее время из раскопок С.И. Руденко находятся 18 черепов хорошей сохранности (фон ды кабинета антропологии ТГУ, кол. №285–287, 289–300, 318, 481, 487). С 2001 г. археологические коллекции С.И. Руденко готовятся автором статьи к изданию.

Наибольший интерес из этих коллекций представляют мате риалы из раскопок. Всем исследованным курганам С.И. Руденко присвоил порядковые номера римскими цифрами с I по XV, не смотря на то, что они относились к разным могильникам и распо лагались на значительном расстоянии друг от друга. Погребения в курганах обозначены арабскими цифрами. В настоящее время во всем материале раскопок можно выделить 36 предметных ком плексов. Помимо 30 погребений в 15 курганах выявились: фраг мент керамики под большим камнем кургана II; фрагмент керами ки в верхнем слое кургана VI; ряд предметов без указания номера погребения в кургане IX; комплекс из насыпи кургана XIV. Еще один условный комплекс составляют предметы, про которые из вестно, что они происходят из могильника Бузуново (с I по VI кур ганы, по нумерации С.И. Руденко), но точнее определить их ис тинное местонахождение трудно. По причине перерегистрации и неудовлетворительных условий хранения в музее на данный мо мент у некоторых вещей невозможно установить принадлежность к тому или иному комплексу. Эти предметы тоже выделяются в отдельный условный комплекс.

По итогам экспедиции был подготовлен устный доклад (к со жалению, по имеющимся источникам автор доклада не установ лен), зачитанный на одном из совместных заседаний Института исследования Сибири с Обществом археологии, истории и этно графии при Томском университете (Хроника…, 1923, с. 143). Поз же, в 1929 г., С.И. Руденко частично опубликовал материалы сво их раскопок в зарубежном журнале L’Anthropologie на французс ком языке (Roudenko S.I., 1929). Результаты определений чере пов из курганов опубликованы Г.Ф. Дебецом, позже В.А. Дремо вым и А.Р. Кимом (Дебец Г.Ф., 1948, с. 340–345; Краниологи ческие…, 1979, с. 34–35).

Археологические исследования Минусинской котловины С.А. Теплоухов и С.И. Руденко начали летом 1920 г. одновремен но. Однако для первого это стало делом жизни, а второй уже в следующем году отказался от продолжения исследований, хотя еще пребывал в Томске и явно имел такую возможность. Скорее всего, С.И. Руденко, как более опытный археолог, со сформиро вавшейся областью научных интересов, намеренно предоставил карт бланш С.А. Теплоухову на исследование этого в археологи ческом отношении богатейшего района. Если обратиться к неко торым документам из Государственного архива Томской области, то выясняется, что и С.А. Теплоухов не хотел ограничивать свои археологические изыскания только Минусинской котловиной. Он намеревался исследовать памятники Западного Алтая и Саян, сопоставить и сравнить материалы этих территорий с енисейски ми. В упомянутом архиве сохранилось заявление С.А. Теплоухо ва физико математическому факультету от 16 февраля 1921 г.

с просьбой организации экспедиции на Алтай (ГАТО. Ф. Р 815.

Оп. 1. Д. 89. Л. 108). Но в поездке исследователю было отказано.

Возможно, это было одним из обстоятельств, по которым С.А. Теп лоухов и в 1921 г., и в последующие годы продолжил исследова ния Минусинской котловины.

Итоговые публикации С.А. Теплоухова и С.И. Руденко по исследованиям на Енисее вышли одновременно, в 1929 г. Разни ца была в том, что статья С.А. Теплоухова опубликована в отече ственном издании, на русском языке и стала точкой отсчета науч ного осмысления археологических памятников Сибири. Статья С.И. Руденко – за рубежом, на французском языке и соответствен но осталась практически неизвестной научным кругам страны. Ко нечно, нельзя напрямую сравнивать столь различные по объему анализируемого материала и хронологическому охвату работы.

В основе публикации С.А. Теплоухова – результаты многолетних раскопок (с 1920 по 1928 г.) и археологический материал от энео лита до развитого средневековья (Теплоухов С.А., 1929). Задача работы С.И. Руденко – публикация материала одного года раско пок и характеристика погребального обряда только одного перио да тагарской культуры (Roudenko S.I., 1929).

У С.И. Руденко была своя точка зрения на датировку «ми нусинской курганной культуры», упомянутая в статье 1929 г., видимо, мало кому известная, и не встреченная мною ни в одной историографической работе по тагарской культуре. «Минусин скую курганную культуру» С.И. Руденко относит к концу эпохи бронзы. В основу периодизации он кладет те же признаки, что и С.А. Теплоухов: детали форм надгробных сооружений и могиль ный инвентарь. Но, в отличие от С.А. Теплоухова, он выделяет не четыре, а три периода развития культуры. Оба исследователя не уделили внимания точной датировке. Как и С.А. Теплоухов, С.И. Руденко не указывал конкретных дат выделенных им перио дов, называя только рамки расцвета «минусинской курганной куль туры» IX–IV вв. до н.э., этим же временем он датировал свои кур ганы (Roudenko S.I., 1929, s. 401–402). С классификацией С.А. Теплоухова С.И. Руденко был хорошо знаком, ссылался на нее и, в частности, использовал название культуры, данное в классификации.

Таким образом, исследования обоих ученых явились своего рода точкой отсчета для научного, основанного на систематизиро ванном материале изучения тагарской культуры.

В последующие за томским периодом годы археологические исследования С.И. Руденко сосредоточились на Алтае. Только в 1960 х гг. ученый возвращается к исследованию тагарской куль туры в связи с появлением возможности радиоуглеродного дати рования в Лаборатории археологической технологии, организо ванной С.И. Руденко при Ленинградском отделении Института археологии АН СССР (Руденко С.И., 1968). Видимо, им было за планировано написание обобщающей монографии по тагарской культуре на основе накопленных им материалов, так как в ПФА РАН хранятся неизданные статьи и материалы к монографии (Сер гей Иванович Руденко…, 1986, с. 16; Шмидт О.Г., 2004, с. 56).

Библиографический список Roudenko S.I. Les sepultures de l’epoque des kourganes de Minoussinsk // L’Anthropologie. 1929. T. 39. S. 401–430.

Дебец Г.Ф. Палеоантропология СССР. М.; Л., 1948. 392 с.

Краниологические коллекции кабинета антропологии Томского университета. Томск, 1979. 118 с.

Мартынов А.И. Памятники и отдельные находки предметов ски фо сарматского времени в Томско Енисейском лесостепном районе // Известия лаборатории археологических исследований. Кемерово, 1973.

Вып. VI. С. 4–89.

Руденко С.И. Культуры бронзы Минусинского края и радиоугле родные датировки // Доклады отделений и комиссий Географического общества СССР. Л., 1968. Вып. 5: Этнография. Л., 1968. С. 39–45.

Сергей Иванович Руденко. К 100 летию со дня рождения: Биб лиографический указатель. Уфа, 1986.

Теплоухов С.А. Древнеметаллические культуры Минусинского края // Природа. 1929. №6. С. 539–552.

Хроника // Сибирская живая старина: Этнографический сборник.

Иркутск, 1923.

Членова Н.Л. Происхождение и ранняя история племен тагар ской культуры. М., 1967. 298 с.

Членова Н.Л. Тагарская культура // Степная полоса Азиатской части СССР в скифо сарматское время. М., 1992. С. 206–224.

Шмидт О.Г. Томский период в жизни Сергея Ивановича Руденко // Традиционные культуры и общества Северной Евразии с древней ших времен до современности: Материалы XLIV РАЭСК. Кемерово,

2004. С. 55–56.

С.В. Морозов Санкт Петербургский государственный университет, Санкт Петербург

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

С.И. РУДЕНКО В МИНУСИНСКОЙ КОТЛОВИНЕ

Имя С.И. Руденко более всего связывается с изучением древ ностей Алтая. Вместе с тем в 1920 г. по заданию Томского универ ситета, где он с 1919 г. занимал должность профессора кафедры географии и антропологии (Решетов А.М., 2003), С.И. Руденко исследовал тагарские памятники в четырех пунктах в Минусин ском крае. Следует отметить, что во время Первой мировой и граж данской войн археологические исследования в Минусинском крае не велись. 1920 г. можно считать началом нового этапа изучения древних памятников Сибири, когда создаются научные экспеди ции различных академических и музейных учреждений под руко водством профессиональных археологов. И одной из первых в этом ряду (наравне с экспедицией Г.П. Сосновского) организована Ми нусинская экспедиция Томского университета. Руководство ени сейским отрядом С.И. Руденко поручил С.А. Теплоухову (Вадец кая Э.Б., 1973, с. 137). Именно в этой экспедиции Сергей Алек сандрович начал свои исследования, завершившиеся созданием первой научно обоснованной периодизации культур Минусинской котловины (Теплоухов С.А., 1927, 1929).

Всего С.И. Руденко раскопал 15 курганов: шесть около де ревни Базунова на правом берегу Енисея, два у деревни Ассочаков в междуречье Абакана и Енисея, один около деревни Аешина и шесть около деревни Копьево в долине Чулыма. Материалы из этих раскопок поступили в музей Томского государственного уни верситета, а дневники раскопок хранятся в архиве Российского этнографического музея в Санкт Петербурге (Архив РЭМ. Ф. 2.

Оп. 1. Д. 55, 56).

В 1929 г. в журнале L’Anthropologie вышла статья С.И. Ру денко (на французском языке), посвященная результатам этих работ (Roudenko S., 1929). Большое внимание в статье уделено погребальному обряду и хозяйственному типу тагарского населе ния. Отмечая бедность погребального инвентаря и фрагментар ность останков захороненных, С.И. Руденко приходит к выводу, что погребальный обряд делился, по крайней мере, на два этапа.

Сначала тело умершего было где то выставлено, а затем по про шествии какого то времени производилось окончательное захо ронение. Вместе с тем, также исследуя памятники тагарской куль туры, С.В. Киселев (1929, с. 84) отметил крайнюю изобретатель ность древних грабителей курганов, которые, возможно, являлись и непосредственными участниками похорон.

Данные о находках и погребальных сооружениях в статье сведены С.И. Руденко в три таблицы. Но, к сожалению, текстовое описание и рисунки материалов из раскопок даны в обобщенном виде (возможно, формат издания не позволял этого сделать).

Все раскопанные курганы С.И. Руденко датировал IX–IV вв.

до н.э. Вместе с тем среди них можно выделить ранние и поздние группы погребений. В могильнике у деревни Базунова С.И. Руден ко исследовал шесть курганов. Эти курганы двух видов: первый – практически квадратные оградки с установленными по углам че тырьмя высокими камнями. Внутри ограды устроены по две моги лы с индивидуальными захоронениями. Раскопано три таких ог рады (курганы №1–3). Ограды второго типа прямоугольные, вы тянутые по линии восток–запад. В них, помимо угловых камней, установлены еще дополнительно высокие простеночные камни.

В кургане №5 установлено два таких камня, а в курганах №4 и 6 – четыре, т.е. посередине каждой стенки ограды. Подобные курга ны в литературе называют еще шести или восьмикаменными.

В пределах этих оград было устроено по 4–5 могил с индивидуаль ными и парными захоронениями.

Еще С.А. Теплоуховым (1929, с. 45) при создании периоди зации тагарской культуры было отмечено, что чем больше высо ких простеночных камней в оградах, тем они (ограды) более по зднего времени.

Погребальный инвентарь из захоронений могильника у де ревни Базунова типичен для тагарского времени. Это бронзовые ножи и шилья, два зеркала, полусферические бляшки, бронзо вые бусы и пронизки, костяные гребни и подвески из клыков ка барги; практически в каждом погребении встречена глиняная посуда. Видимо, в силу ограбленности курганов в могилах отсут ствуют предметы вооружения, характерные для погребений это го времени. Найдены только наконечники стрел и два втока от чеканов.

Бронзовые ножи встречены только в женских погребениях (хотя обычно бронзовые ножи в тагарскую эпоху встречаются и в женских и в мужских захоронениях, объяснить их отсутствие в последних можно только ограбленностью курганов). Они пред ставляют собой пластины (отсюда встречающееся в литературе на звание «пластинчатые»), плавно сужающиеся к острию. Рукоять имеет параллельные грани, при этом спинка ножа плавно дугооб разная. У ножа из кургна №3 мог. 1 (табл. 1. 1) верхняя часть рукояти оформлена в виде кольца, «утопленного» в саму рукоять, при этом толщина кольца больше толщины рукояти. Это доста точно ранний тип тагарских ножей. Подобные ножи встречены в кургане №8 (могила 2) могильника Гришкин Лог I, в кургане №5 (могила 1) и кургане №7 (могила 1) могильника Барсучиха V.

Могильник Гришкин Лог I авторы раскопок относили к черно вскому этапу (промежуточному между баиновским и подгорнов ским), а могильник Барсучиха V М.П. Завитухина определила как предшествующий по времени могильнику Подгорное Озеро I – эта лонный памятник подгорновского этапа.

Остальные ножи из могильника Базунова представляют со бой пластины без наверший с одним двумя круглыми или капле видными отверстиями в верхней части рукояти (табл. 1. 2, 3).

Это самый распространенный тип бронзовых ножей в тагарской культуре, к концу подгорновского этапа они составляют уже 3/4 от всех найденных в погребениях ножей.

Как было сказано выше, предметов вооружения, за исключе нием наконечников стрел, в погребениях могильника Базунова не встречено. Пять бронзовых наконечников встречено в кургане №5 (могила 2) и девять – в кургане №6 (могила 2) (табл. 1. 9–17). Все они втульчатые, черешковых среди них нет. Подавляющее боль Таблица 1.

Вещевой материал из погребений (по: Roudenko S., 1929):

1 – Базунова, к. 3; 2, 11–14, 16, 21 – Базунова, к. 6;

3, 6, 10, 15 – Аешина, к. 9; 4 – Копьева, к. 10;

5, 7 – Ассочаков, к. 7; 8, 19, 20 – Копьева, к. 13;

9, 17, 22 – Базунова, к. 5; 18 – Копьева, к. 11;

23 – Базунова, к. 4; 24 – Копьева, к. 14; 25 – Копьева, к. 15 шинство из них двулопастные (10 экз.). Шесть наконечников ли стовидной формы. Подобные листовидные наконечники широко представлены в скифских и савроматских колчанных наборах VIII–VII вв. до н.э. Встречаются они и в памятниках майэмирско го этапа на Алтае. В тагарское время на территории Минусинской котловины это самый многочисленный тип (составляет около 50% всех найденных в погребениях наконечников); в большом коли честве они найдены в могильнике Каменка I (Архив ИИМК РАН.

Ф. 35. Оп. 1. 1963. Д. 143). Одним двумя экземплярами пред ставлены наконечники других типов: ромбические симметрич ные и асимметричные, аналогичные савроматским и скифским VII–VI вв. до н.э.; четырехгранные.

Следует отметить, что в погребениях тагарской культуры наконечников стрел встречено очень мало (чуть более 200), что на порядок меньше, чем скифских и савроматских, количество кото рых исчисляется тысячами. А сама традиция класть стрелы в по гребения фиксируется в Минусинской котловине только на под горновском этапе.

Особенности погребальных сооружений и состав погребаль ного инвентаря позволяют констатировать, что курганы в могиль нике Базунова, раскопанные С.И. Руденко, относятся к двум хро нологическим периодам. Курганы №1–3 составляют раннюю груп пу. В пользу этого предположения говорят небольшие оградки с четырьмя угловыми камнями, в которых устроено по две индиви дуальных могилы. Тип ножа с кольцом, четырехгранное шило без выделенной шейки, полусферические бляшки с «жемчужным»

орнаментом по краю также указывают на раннюю дату этих кур ганов – начало подгорновского этапа.

Другие три кургана (№4–6) составляют более позднюю груп пу. На это указывают большие по площади ограды с простеноч ными камнями, устройство 4–5 могил в пределах одной ограды и погребальный инвентарь, представленный пластинчатыми ножа ми с двумя отверстиями в рукоятях, небольшое зеркальце диа метром 7 см, а также следы сожжения в кургане №4 (могила 1).

Последняя традиция будет широко распространена на сарагашен ском этапе.

Так же как и в могильнике у дер. Базуново, среди раскопан ных курганов у дер. Копьево есть ранние и более поздние погребе ния. Один курган (№10) относится к сарагашенскому этапу. На это указывает ограда с восьмью угловыми и простеночными кам нями, одна погребальная камера с большим количеством погре бенных и состав инвентаря, среди которого достаточно характер ные для этого времени трапециевидные ножи, уменьшенный че кан и баночные неорнаментированные сосуды.

Остальные четыре курганы (№11–15) следует отнести к под горновскому этапу. Для них характерны небольшие ограды с че тырьмя угловыми камнями. В погребениях найдены кинжал с прямым перекрестьем и валиковым навершием, массивный че кан с круглым обушком и четырехгранным бойком (табл. 1. 18), полусферические бляшки с жемчужным орнаментом по краю (табл. 1. 19, 20). Особо следует отметить еще один массивный че кан из кургана 15 (табл. 1. 25), аналогии которому встречены в ранних погребениях могильников Гришкин Лог I (кург. 16 мог. 5) и Новая Черная I (кург. 19 мог. 2).

В данной статье лишь намечена возможная датировка памят ников, исследованных С.И. Руденко. Более точно определить ме сто этих курганов в системе хронологии тагарской культуры, на деемся, позволит полная публикация материалов раскопок.

Библиографический список Roudenko S. Les sepultures de l’epoque des kourganes de Minoussinsk // L’Anthropologie. Paris, 1929. Т. XXXIX. S. 401–430.

Вадецкая Э.Б. К истории археологического изучения Минусин ских котловин // ИЛАИ. Кемерово, 1973. Вып. 4. С. 90–156.

Киселев С.В. Материалы археологической экспедиции в Мину синский край в 1928 году // Ежегодник Государственного Музея им. Н.М. Мартьянова. Минусинск, 1929. С. 1–162.

Решетов А.М. Интеграция наук в научной деятельности и трудах С.А. Теплоухова // Интеграция археологических и этнографических исследований. Омск, 2003. С. 17–21.

Теплоухов С.А. Древние погребения в Минусинском крае // МЭ.

Л., 1927. Т. 3. Вып. 2. С. 57–112.

Теплоухов С.А. Опыт классификации древних металлических культур Минусинского края // МЭ. Л., 1929. Т. 4. Вып. 2. С. 41–62.

И.Ю. Понкратова Северный международный университет, Магадан

ИССЛЕДОВАНИЯ С.И. РУДЕНКО

НА СЕВЕРЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА РОССИИ

В 40 е гг. XX в.

Проблема освоения северных территорий Дальнего Востока России, вопрос о переселении человека из Азии в Америку, о пос ледующих этнических взаимоотношениях между Азией и Амери кой до настоящего времени занимает внимание ученых обоих кон тинентов. Одним из первых в России, кто в 40 е гг. XX в. начал исследования эскимосов на территории азиатского континента, был ученый исследователь, тогда старший научный сотрудник Института истории материальной культуры, профессор Ленин градского университета Сергей Иванович Руденко.

Летом 1945 г. С.И. Руденко по поручению Ленинградского отделения Института истории материальной культуры Академии наук СССР совместно с Арктическим институтом Главсевморпути было исследовано побережье Чукотского полуострова от поселка Уэлен на севере до поселка Сиреники на юге. Археологические раз ведки были проведены в поселках Уэлен, Наукан, Дежнево, Ян догай, на острове Аракамчечен, у мыса Чаплино, в поселке Кивак, у мыса Чукотского, у поселка Авань, в бухте Пловер и в поселке Сиреники. Это была первая специальная археологическая экспе диция на Чукотский полуостров.

Из бухты Провидения С.И. Руденко вместе с И.П. Лавровым, который проводил разведку у поселков Нунлингран и Энмылен, отправились вдоль побережья Берингова моря на зафрахтован ном вельботе. Поездка С.И. Руденко была организована при со действии М.Г. Аристова, который жил среди эскимосов около 20 лет и пользовался всеобщим уважением. Команда вельбота со стояла из эскимосов поселка Сиреники. Во время путешествия Сер гей Иванович был смущен отсутствием у команды вельбота до рожного продовольствия. Но М.Г. Аристов объяснил, что везде, в каком бы поселке они ни остановились, вся команда вельбота и экспедиция будут обеспечены всем необходимым, а вне поселков С.И. Руденко и его товарищам придется делиться своими продук тами, «чтобы не получить самую дурную славу в одиночку едя щих». Путь был пройден, по словам С. И. Руденко, очень хорошо.

В поселках команда не заботилась о еде, а в пути все питались запасами экспедиции (Руденко С.И., 1947, с. 104).

Самым северным пунктом, где высадилась экспедиция С.И. Руденко, был поселок Уэлен. Здесь среди построек современ ного поселка на прибрежной косе Сергей Иванович обнаружил древнее поселение. В трех местах был вскрыт культурный слой общей площадью 10 кв. м, собран многочисленный материал – наконечники поворотных гарпунов, колок для насада наконеч ника гарпуна, ледовые пешни, затычки для поплавков, наконеч ники стрел, метательные дротики, снеговые очки, кирки, моты ги, шилья, ножи, рукоятки ножей, скребки для снятия жира с кишок, костяные ручки, пуговицы, подвески, скульптурные фи гурки и др.

Там же, в Уэлене, С.И. Руденко исследовал еще одно древнее поселение – нынглу (эскимосское название древних полуземля нок), где была проведена зачистка обнажения и выбрано от 4 до 5 куб. м земли, найдено около 160 предметов. Это – наконеч ники гарпунов, лук, стрелы, фрагмент остроги, грузило, ножи из моржового клыка, ручки ножей, панцирные пластины, спиноче салка, фигурка человека. В большом количестве обнаружены де ревянные стержни для добывания огня. Много было собрано и фрагментов керамической посуды, в том числе и жирников. Да тировал это поселение С.И. Руденко (1947, с. 15–27) XVII – началом XVIII в. В 1954 г. недалеко от поселений, обнаруженных С.И. Руденко, А.Т. Симбирским случайно был найден могильник, и начиная с 1956 г. М.Г. Левиным и Н.Н. Диковым в Уэлене прово дились уже широкомасштабные раскопки (Левин М.Г., 1958; Ди ков Н.Н., 1977, с. 34).

Следующим пунктом разведки С.И. Руденко был мыс Деж нева, где располагались эскимосский поселок Наукан и к западу от него чукотский поселок Дежнево. В поселке Дежнево пребыва ние Сергея Ивановича было кратковременным, и возможности произвести обследование побережья, установить место древнего поселения у него не было. Но здесь у местных жителей он приоб рел несколько предметов. Учитывая, что с этого района в 1910 г.

Д.Е. Беттаком и Н.П. Борисовым были переданы в Этнографичес кий отдел Русского музея небольшие, но очень интересные кол лекции, С.И. Руденко описал орудийный комплекс древнего посе ления у поселка Дежнево. Помимо наконечников гарпунов, осо бый интерес в этой коллекции представляют каменные шлифо ванные черешковые наконечники копий, сланцевые ножи, лопа точка из моржового клыка для нанесения орнамента на керами ческие изделия, «крылатый предмет» и скульптурная фигурка медведя (Руденко С.И., 1947, с. 26–30).

В центре поселка Наукан С.И. Руденко зачистил культур ный слой мощностью около 1 м и обнаружил кости морских мле копитающих, а также наконечники гарпунов двух типов, нако нечники стрел, стрелы, защитный наручник, грузила, кирки мо тыги, каменные тесла, мужские и женские ножи, костяные ручки для бубнов, деревянную посуду (ковш, блюдо) и другие предметы.

Датировал слой С.И. Руденко (1947, с. 30–33) пунукским этапом эскимосской культуры. В 1957 г. в Наукане побывал антрополог, профессор М. Г. Левин, который собрал значительную коллекцию, хранящуюся в настоящее время в Музее археологии и этнографии им. Петра Великого (г. Санкт Петербург).

Пребывание С.И. Руденко в чукотском поселке Яндогай по условиям транспорта было недолгим. Но тем не менее он отме тил, что у берегового обрыва поселка имеется довольно много раз новременных полуземлянок и мясных ям с мощным – до 4 м – культурным слоем. В двух местах была проведена расчистка обна жения и обнаружены наконечник гарпуна, колки для насада на конечников гарпуна, ледовая пешня, наконечники стрел, грузи ло, кирка мотыга, лучок для сверления. В Яндогае у местных жи телей С.И. Руденко приобрел гребень из моржового клыка, ис пользовавшийся для расчесывания травы и, возможно, для вы делки шкур. Культурный слой Яндогайского поселения С. И. Ру денко отнес к пунукской стадии развития эскимосской культуры (1947, с. 33). Позже Н.Н. Диков посетил эскимосское поселение в Яндогае, снял его топографический план, обнаружил в культур ном слое предметы, относящиеся к древнеберингоморскому пери оду. Там же на вершине сопки к северу от поселения Николаем Николаевичем был найден и исследован могильник Яндогайский (Диков Н.Н., 1977, с. 159).

Следующим пунктом разведки С.И. Руденко стал остров Ара камчечен. Известно, что на острове Аракамчечен запасы экспеди ции истощились. Но экспедицию выручила команда вельбота – эскимосы настреляли бакланов (вообще Сергей Иванович отме чал широкое гостеприимство эскимосов для всех приезжающих, которое строго соблюдалось (Руденко С.И., 1947, с. 104)). На острове были обнаружены остатки полуземлянок и мясные ямы.

У одной из ям и в отвале у входа в землянку было вскрыто около 3 куб. м земли до 0,5 м глубиной, зачищен участок обрыва берега и обнаружен культурный слой мощностью до 1 м. Найдены нако нечники гарпунов, навершия острог, грузило, мотыга, обломки ножей, ручка от бубна и др. Там же, на острове Аракамчечен, были найдены остатки еще одного достаточно позднего поселения с жилищами квадратной формы и мясными ямами (Руденко С.И., 1947, с. 34–35).

На мысе Чаплина С.И. Руденко обнаружил два древних эс кимосских поселения с жилищами и ямами для хранения мяса.

На одном из них (на южном берегу мыса) был зачищен культур ный слой и обнаружены орудия охоты и рыболовства, снаряд для добывания морской капусты, кирки мотыги, шилья проколки и др. В большом количестве найдены остатки и изделия из кито вого уса – сачок для подводного лова наваги, сосуды с деревянны ми доньями и крышками, а также фрагменты глиняной посуды, жирники, роговые ложки. В одном из жилищ была сделана зачи стка и в неглубоком (до 0,4 м толщиной) культурном слое об наружены останки двух человек – мужчины и женщины, а так же сопровождающий их инвентарь. По данным исследования поселений на мысе Чаплино С.И. Руденко (1947, с. 35–39) был сделан вывод о заселении здесь эскимосов в середине 3 й четверти XIX в.

В эскимосском поселке Кивак небольшая разведка была про ведена в двух местах – в береговом обнажении и у входа в одно из двух жилищ с культурным слоем мощностью около 2 м. Не смотря на небольшие размеры раскопок, была собрана значитель ная коллекция находок, позволившая сделать представление о культуре древних обитателей. Тип жилищ, комплекс вещей, особенно наконечники стрел, ледовая пешня, керамика, «кры латый предмет» позволили С.И. Руденко (1947, с. 39–41) дати ровать жилища в поселке Кивак древнеберингоморским этапом эскимосской культуры.

На мысе Чукотском С.И. Руденко обнаружил поселение, состоящее из девяти небольших полуземлянок, соединенных с центральным жилищем коридорными ходами. В двух местах были заложены шурфы площадью 1 кв.м на глубину 1 и 0,6 м.

Обнаружены каменные тесла, клин из моржового клыка, фраг менты посуды. Датировано поселение на мысе Чукотском было также древнеберингоморским этапом эскимосской культуры (Руденко С.И., 1947, с. 41).

На том же мысу у озера Гидрографического С.И. Руденко об наружил обнажения культурного слоя пунукской стадии мощно стью 1–1,5 м. Там были найдены наконечник китового гарпуна, изделия из китового уса (наиболее интересными представляются рыбка, коробочка, костяная закрутка в специальном футляре, использовавшаяся при изготовлении луков) (Руденко С.И., 1947, с. 41–42).

Между мысом Чукотским и бухтой Провидения возле озера Истихетское, рядом с заброшенным поселком эскимосов Авань было исследовано древнее эскимосское поселение пунукского вре мени. Проведена зачистка культурного слоя при входе в одно из жилищ, найдены фрагменты керамических сосудов, шлифован ные сланцевые женские ножи, наконечник гарпуна и др. (Руден ко С.И., 1947, с. 43–44).

В бухте Пловер на косе было найдено поселение, где заложе ны два шурфа глубиной 0,5–0,6 м (ниже оказались грунтовые воды), показавшие разновременность заселения. Здесь были обнаруже ны каменные наконечники стрел, кремневый и обсидиановый скребки, мужские и женские ножи (Руденко С.И., 1947, с. 43).

Самые большие раскопки на Чукотском полуострове С.И. Руденко проводились возле современного эскимосского по селка Сиреники, где были обнаружены три разновременных посе ления. Разведка проводилась И.П. Лавровым, а раскопки – С.И. Руденко. На одном поселении было вскрыто около 25 кв. м, на втором – около 4 кв. м. Первое поселение состояло из жилищ большого – до 200 кв. м – размера с узким и длинным (14 м) кори дором. В значительном количестве были обнаружены предме ты, относящиеся к пунукскому времени – орудия промысла, охоты, рыболовства, посуда, предметы искусства, культового назначения и пр. Раскопки в Сирениках позволили С.И. Ру денко сделать вывод о том, что эскимосы заселяли это место начиная с древнеберингоморской стадии и до современности.

Сергей Иванович отмечал о необходимости и многообещающих результатах исследования местонахождений у поселка Сире ники (Руденко С.И., 1947, с. 43–55).

В 1956 г. древние стоянки в Сирениках посещались Н.Н. Ди ковым. На месте больших древнеэскимосских землянок местные жители построили ледники и найденные при этом вещи – камен ные и костяные орудия древнеберингоморского и пунукского об лика – были переданы Н.Н. Дикову (1977, с. 158–159).

Исследования на Чукотском полуострове позволили С.И. Ру денко подтвердить предположение, основанное на случайных на ходках, что север Берингова моря, с Беринговым проливом и ост ровами, а также западное и восточное побережья Чукотского моря издревле представляли собой единую культурную область – центр длительного развития и процветания культуры морских зверобо ев, распространившейся затем на громадных просторах арктичес кого побережья. Несмотря на рекогносцировочный характер изыс каний, С.И. Руденко удалось обнаружить там наличие всех ста дий развития культур эскимосской культуры, установленных ис следованиями американских и датских ученых на островах севера Берингова моря, а также на арктическом побережье Аляски. Об наруженный им материал позволил осветить ряд спорных вопро сов по истории заселения Америки и о происхождении культуры эскимосов (Руденко С.И., 1947, с.107–113).

Результаты экспедиции 1945 г. и материалы из коллекций Н.П. Борисова, Д.Е. Беттака, И.П. Лаврова были обобщены С.И. Руденко в монографии «Древняя культура Берингова моря и эскимосская проблема», которая вышла в 1947 г. в издательстве Главсевморпути. В книге, изданной практически сразу после экс педиции, С.И. Руденко выделил уже не только древнеберингомор скую и пунукскую хронологические группы азиатских древнеэски мосских находок, но и более древнюю, уэлено оквикскую. Впослед ствии Н.Н. Диков (1979, с. 175) переименовал ее в оквикскую.

Благодаря исследованию С.И. Руденко и последующим от крытиям А.П. Окладникова на Колыме (экспедиция А.П. Оклад никова в 1946 г. прошла р. Колыму до ее устья и там детально исследовала древнеэскимосские жилища бирниркской стадии (Ок ладников А.П., Береговая Н.А., 1971)) проблемы эскимосской культуры стало возможно решать более полно, чем прежде на оте чественных материалах. И если раньше в вопросе происхождения эскимосов преобладали теории их американского происхождения, то теперь большим признанием стала пользоваться гипотеза их азиатского происхождения (Диков Н.Н., 1977, с. 24). Именно С.И. Руденко (1947, с.112) одним из первых высказал идею, что «на арктическом побережье Азии культура морских зверобоев про двигалась с востока на запад, а не в обратном направлении».

На Камчатке в послевоенные годы еще не проводились но вые полевые археологические исследования. Но известно, что сначала С.И. Руденко (1948), а затем В.В. Антропова (1949) выступили со статьями, обобщающими археологические дан ные по этому полуострову. С.И. Руденко в сжатом виде предло жил обстоятельную типологию основных категорий каменных и костяных орудий, а также керамики. Его вывод по археоло гии Камчатки был тогда весьма пессимистичен. Он признал, что на Камчатке в то время известны только сравнительно по здние памятники. С.И. Руденко выделил три группы археологи ческих памятников, которые связывал с коряками (северную), ительменами (центральную) и айнами (южную) (Руденко С.И., 1948; Диков Н.Н., 1977, с. 24). Впоследствии на Камчатке были открыты десятки памятников от палеолита до палеометалла (Ди ков Н.Н., 1977, 1979; Дикова Т.М., 1983; Пономаренко А.К., 2000; и др.).

В целом результаты работы С.И. Руденко по изучению древ ней истории Чукотского полуострова и Камчатки значительны.

Собранный и хранящийся в Музее археологии и этнографии им.

Петра Великого (г. Санкт Петербург) материал насчитывает сот ни экземпляров, каждый из которых, учитывая достижения со временной науки, сегодня может стать предметом отдельного ис следования. Признанием заслуг Сергея Ивановича является постоянное обращение к его работам как ценнейшему источнику по истории населения Севера Дальнего Востока России.

Библиографический список Антропова В.В. К истории археологического изучения Камчатки // Сборник МАЭ. Л., 1949. Т. XI.

Диков Н.Н. Археологические памятники Камчатки, Чукотки и Верхней Колымы: Азия на стыке с Америкой в древности. М., 1977.

Диков Н.Н. Древние культуры Северо Восточной Азии: Азия на стыке с Америкой в древности. М., 1979.

Дикова Т.М. Археология южной Камчатки в связи с проблемой расселения айнов. М., 1983.

Пономаренко А.К. Древняя культура ительменов Камчатки. Пет ропавловск Камчатский, 2000.

Руденко С.И. Древняя культура Берингова моря и эскимосская проблема. М.; Л., 1947.

Руденко С.И. Культура доисторического населения Камчатки // СЭ. 1948. №1.

–  –  –

Среди наиболее известных исследователей больших курга нов Алтая С.И Руденко (1885–1969) заслуженно занимает свое особое место. Хорошо известно, что при отсутствии письменных источников, археологические объекты являются основой для пос ледующих культурологических, исторических и социально эко номических реконструкций. Многогранной информативностью обладают и элитные памятники древних кочевников Евразии, а среди них всемирно известные большие курганы Центральной Азии I тыс. до н.э.

Раскопки хуннского могильника Ноин Ула в Северной Мон голии, проведенные в 1924–1925 гг. экспедицией известного санкт петербурского (ленинградского) путешественника П.К. Козлова, при непосредственном участии С.А. Кондратьева, а также археологов С.А.Теплоухова и Г.И. Боровки, отразились на изучении больших курганов Алтая и до сих пор являются од ними из самых крупных исследований в Монголии. В монографии С.И. Руденко (1962) наиболее полно опубликованы результаты этих обширных работ.

С 1924 по 1929 г. в горах и предгорьях Алтая полевыми изысканиями занималась Алтайская экспедиция Этнографи ческого отдела Русского музея под руководством С.И.Руденко.

В 1924 г. была обнаружена группа больших каменных курга нов в урочище Пазырык. Закладка разведочных шурфов под твердила наличие «линзы» мерзлоты под большими каменны ми сооружениями.

В 1927 г. отряд М.П. Грязнова (начальник экспедиции С.И. Руденко) раскопал большой каменный курган в урочище Шибе, в Центральном Алтае, в долине р. Урсул. В первой инфор мации об исследовании этого кургана М.П. Грязнов предположил, что «время сооружения кургана по целому ряду соображений дол жно быть близким к началу нашей эры. Основанием к такому оп * Работа выполнена при поддержке РГНФ, проект №03 01 0468а.

ределению служат многочисленные параллели с Ноин Улински ми курганами в Монголии и с рядовыми алтайскими курганами, исследованными экспедицией в 1925 г.» (Грязнов М.П., 1928, 1992). В 1960–1990 е гг. дата сооружения этого кургана была отнесена к IV в. до н.э. (Руденко С.И., 1960; Баркова Л.Л., 1978– 1980; Марсадолов Л.С., 1985, 1996, 2000).

Летом 1929 г., по предложению начальника экспедиции С.И. Руденко и при его временном участии, отряд М.П. Грязнова раскопал первый большой каменный курган в урочище Пазырык.

В раскопках принимали участие М.Н. Комарова, В.С. Адрианов, А.З. Доскач, К.И. Ульрих и др. В послевоенное время научные исследования и раскопки на этом памятнике возобновились в бо лее обширных, чем ранее, масштабах. В 1947–1949 гг. С.И. Ру денко продолжил и завершил изучение остальных четырех боль ших курганов в Пазырыке. В 1947 г. был раскопан 2 й курган, в 1948 г. – 3 й и 4 й, а в 1949 г. – 5 й и три малых (№6, 7 и 8).

В разные годы в работе Горно Алтайской археологической экспе диции ИИМК и Эрмитажа (с 1948 г.) участвовали В.О. Витт, А.А. Гаврилова, Л.Н. Гумилев, Н.В. Исаченко, С.Н. Погодин, Н.М. Руденко, В.М. Сунцова и др.

В 1950 г. эта же экспедиция С.И. Руденко на могильном поле Башадар (Центральный Алтай, близ поселка Кулада) исследова ла в разных «цепочках» два кургана, а в 1954 г. раскопала у с. Туэкта еще два кургана – большой (№1) и средний (№2).

Было обнаружено много нового материала, более раннего, чем в Пазырыке. Археологические находки из курганов в Пазырыке, Башадаре, Туэкте исчислялись не десятками, не сотнями, а тыся чами предметов, большинство из которых сохранились в перво зданном виде (Грязнов М.П., 1950; Руденко С.И., 1953, 1960).

Обширный и уникальный материал всесторонне освещал матери альную и духовную культуру древних племен Алтая. Эти находки послужили основой не только для различных археологических по строений, но и для детальнейшего изучения палеозоологами, ант ропологами, искусствоведами, этнографами, дендрохронологами, радиоуглеродчиками, музыкантами, геологами и другими спе циалистами.

По предложению С.И. Руденко в 1950 е гг. были доисследо ваны большие курганы, ранее раскопанные В.В. Радловым в 1865 г. Катандинский отряд, возглавляемый А.А. Гавриловой, в 1954 г. закончил доисследование большого Катандинского кур гана. Отсутствие захоронения коней выделяло этот курган из об щей группы больших алтайских курганов и послужило поводом для сопоставления с хуннскими погребениями в Северной Монго лии (Ноин Уле). Раскопками между северными стенками погре бальной камеры и могильной ямы обнаружены скелеты 22 коней (Гаврилова А.А., 1957). В 1959 г. Южно Алтайская археологи ческая экспедиция Государственного Эрмитажа под руководством С.С. Сорокина доисследовала Большой Берельский курган (Соро кин С.С., 1969; Марсадолов Л.С., 1988).

Восточно Казахстанская археологическая экспедиция ИИМК АН СССР, руководимая С.С. Черниковым, в 1960 г.

раскопала большой 5 й Чиликтинский курган, названный «Зо лотым». После проработки аналогий наконечникам стрел и пред метам с изображениями этот курган был датирован рубежом VII– VI вв. до н.э. (Черников С.С., 1965, с. 65). В дальнейшем дата этого памятника была удревнена (Марсадолов Л.С., 1985, 1996;

Исмагилов Р.Б., 1988; и др.).

В 1968 г. Саяно Тувинская археологическая экспедиция ЛОИА АН СССР под руководством А.Д. Грача раскопала большой культовый комплекс Улуг Хорум в южной части Тувы, около гра ницы с Монголией (Грач А.Д., 1980; Марсадолов Л.С., 2001).

В 1971–1974 гг. в Туве, в долине р. Уюк, М.П. Грязнов и М.Х. Маннай оол исследовали огромный «царский» курган Ар жан, давший новый многообразный материал, более ранний, чем из других больших курганов, что послужило основой для после дующих многочисленных передатировок памятников Евразии (Грязнов М.П., 1980, 1983; Бидзиля В.И., Яковенко Э.В., 1973;

Тереножкин А.И., 1976; Шер Я.А, 1980; Марсадолов Л.С., 1985, 2000; Боковенко Н.А., 1986; Исмагилов Р.Б., 1988;

Савинов Д.Г., 1994; Членова Н.Л., 1997; Кирюшин Ю.Ф., Тиш кин А.А, 1997; и др.).

Обобщив сведения о 20 элитных курганах Центральной Азии, можно отметить следующие тенденции (см.

табл.):

1. Пространственно временная – исследование больших кур ганов было начато в Монголии в середине 1920 х гг., продолжено в более северных районах Алтая (1920–1950 гг.), затем велось в Казахстане (на юго западе) и завершилось на северо востоке, в центре Азии, в Туве (1960–1970 гг.).

2. Временная – если в 1920 е гг. раскапывались поздние объекты (I в. до н.э.–I в. н.э., Ноин Ула), затем большие курга Исследованные ленинградскими археологами в ХХ в. большие курганы Центральной Азии ны IV–V вв. до н.э. (Шибе, Пазырык), то в 1950 е гг. – предше ствующие им объекты VI в. до н.э. (Башадар, Туэкта), в 1960– 1970 е гг. – наиболее ранние археологические памятники – конец IX–VII вв. (Чиликта, Улуг Хорум, Аржан – см. Марсадолов Л.С., 1996, 2000).

3. Метрическая – если раскопанные в Монголии в 1920 е гг.

курганы имели размеры насыпей от 18 до 35 м, а изученные в 1920–1950 е гг. на Алтае объекты – до 68 м, то исследованный в 1970 е гг. курган Аржан был одним из самых больших в Цент ральной Азии – до 110 м в диаметре.

Изученные в 1920 е гг. курганы имели самые глубокие мо гильные ямы (до 13 м, Ноин Ула), алтайские объекты – от 4 до 7 м, а в курганах, раскопанных в 1960–1970 е гг., погребения в древ ности были совершены в неглубоких ямах (до 1 м, Чиликта) или на уровне древней дневной поверхности (Улуг Хорум, Аржан).

Это предположение в чем то весьма близко к высказанной ранее гипотезе Г.Н. Курочкина (1980) о развитии погребальной обряд ности в VIII–IV вв. до н.э. – от захоронений на уровне горизонта (Аржан) к поздним скифским курганам с глубокими ямами (от 6–7 до 11–12 м; Александрополь, Чертомлык).

Из 12 изученных археологами в ХХ в. больших курганов Алтая восемь (Пазырык 2–5, Башадар 1–2, Туэкта 1–2) раско паны под руководством С.И.Руденко и еще четыре кургана – по его инициативе или частично при его временном участии (Пазы рык 1, Шибе, Катанда, Берель).

Достижения С.И. Руденко не могут быть повторены в наше время как по общему объему полевых работ, так и по количеству найденного материала. Хотя С.И. Руденко и пострадал от совет ской власти в 1930 е гг., но эта же власть выделила немалые сред ства для его полевых изысканий, камеральной обработки и пуб ликаций их результатов, а также, учитывая его несомненные боль шие заслуги перед страной и наукой, присвоила ему воинское зва ние генерала, ученую степень доктора технических наук, награ дила престижными правительственными и научными орденами, медалями, званиями.

В начале 1990 х гг. в России завершился период социализ ма, быстро развалилась могущественная советская «империя», ушли в прошлое гигантские стройки, экспедиции и передовые от крытия во многих областях науки и культуры, изменились фор мы полевых исследований, их финансирование, подходы к мате риалу и т.п.

Общий объем работ, произведенных на памятниках Цент ральной Азии ленинградскими археологами в ХХ в., остается уни кальным и пока непревзойденным. В целом следует отметить, что раскопки каждого большого кургана были настоящим «проры вом» ученых в прошлое.

Библиографический список Баркова Л.Л. Курган Шибе и вопросы его датировки // АСГЭ. 1978.

Вып. 19. С. 37–44.

Баркова Л.Л. Погребение коней в кургане Шибе // АСГЭ. 1979.

Вып. 20. С. 55–65.

Баркова Л.Л. Курган Шибе. Предметы материальной культуры из погребальной камеры // АСГЭ. 1980. Вып. 21. С. 48–58.

Бидзиля В.И., Яковенко Э.В. Киммерийские погребения Высо кой могилы // СА. 1974. №3. С. 148–159.

Боковенко Н.А. Начальный этап культуры ранних кочевников Саяно Алтая (по материалам конского снаряжения): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Л., 1986. 24 с.

Гаврилова А.А. Раскопки второго Катандинского могильника. (Ра боты Катандинского отряда Горно Алтайской экспедиции 1954 г.) // СА. 1957. №XXVII. С. 250–268.

Грач А.Д. Древние кочевники в центре Азии. М., 1980. 256 с.

Грязнов М.П. Раскопки княжеской могилы на Алтае // Человек.

1928. №2–4. С. 217–219.

Грязнов М.П. Первый Пазырыкский курган. Л., 1950. 90 с.

Грязнов М.П. Аржан – царский курган раннескифского времени.

Л., 1980. 63 с.

Грязнов М.П. Начальная фаза развития скифо сибирских куль тур // Археология Южной Сибири. Кемерово, 1983. С. 3–18.

Исмагилов Р.Б. Погребение Большого Гумаровского кургана в Южном Приуралье и проблема происхождения скифской культуры // АСГЭ. 1988. Вып. 29. С. 29–47.

Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А. Скифская эпоха Горного Ал тая. Ч. I: Культура населения в раннескифское время. Барнаул, 1997. 232 с.

Курочкин Г.Н. Гипотетическая реконструкция погребального обряда скифских царей VIII–VII вв. до н.э. и курган Аржан (к про блеме происхождения скифов) // Скифо сибирское культурно ис торическое единство: Мат. I Всесоюз. археол. конф. Кемерово, 1980.

С. 105–117.

Марсадолов Л.С. Хронология курганов Алтая (VIII–IV вв. до н.э.):

Автореф. дис.... канд. ист. наук. Л., 1985. 16 с.

Марсадолов Л.С. О дате Большого Берельского кургана // СГЭ.

1988. Вып. 53. С. 24–26.

Марсадолов Л.С. История и итоги изучения археологических па мятников Алтая VIII–IV веков до н.э. (от истоков до начала 80 х годов ХХ века). СПб., 1996. 100 с.

Марсадолов Л.С. Археологические памятники IX–III вв. до н.э.

горных районов Алтая как культурно исторический источник (фено мен пазырыкской культуры): Автореф. дис. … докт. культурологии.

СПб., 2000. 56 с.

Марсадолов Л.С. Новые исследования на Улуг Хоруме в Туве (пред варительное сообщение) // Евразия сквозь века: Сб. науч. тр., посвящ.

60 летию со дня рождения Дмитрия Глебовича Савинова. СПб., 2001.

С. 155–158.

Руденко С.И. Культура населения Горного Алтая в скифское вре мя. М.; Л., 1953. 403 с.

Руденко С.И. Культура населения Центрального Алтая в скиф ское время. М.; Л., 1960. 360 с.

Руденко С.И. Культура хуннов и Ноинулинские курганы. М.; Л., 1962. 206 с.

Савинов Д.Г. Оленные камни в культуре кочевников Евразии. СПб., 1994. 209 с.

Сорокин С.С. Большой Берельский курган (Полное издание мате риалов раскопок 1865 и 1959 гг.) // Труды ГЭ. 1969. Т. Х. С. 208–236.

Тереножкин А.И. Киммерийцы. Киев, 1976. 223 с.

Черников С.С. Загадка золотого кургана. М., 1965. 189 с.

Членова Н.Л. Центральная Азия и скифы. I. Дата кургана Аржан и его место в системе культур скифского мира. М., 1997. 98 с.

Шер Я.А. Петроглифы Средней и Центральной Азии. М., 1980.

328 с.

О.Г. Шмидт Алтайский государственный университет, Барнаул

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

СЕРГЕЯ ИВАНОВИЧА РУДЕНКО

Одним из главных направлений в научной деятельности Сер гея Ивановича Руденко были исследования в области археологии.



Pages:   || 2 | 3 |

Похожие работы:

«Коммунистическая партия Российской Федерации в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (2005-2008) СОДЕРЖАНИЕ Предисловие 3 Заявление Президиума ЦК КПРФ: Народ, лишенный истории, обречен. (3 октября 2005 г.) 5 Постановление Президиума ЦК КПРФ: О По...»

«РАХИМОВ Равиль Галимович БАШКИРСКАЯ НАРОДНАЯ ИНСТРУМЕНТАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА: ЭТНООРГАНОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора искусствоведения Магнитогорск 2006 Работа выполнена на кафедре истории, тео...»

«ШУМЕНКО О. А. Сумской государственный университет СЛОВООБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ЧИСЛИТЕЛЬНЫХ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА Экспликация истоков номинативных единиц имеет свою историю и трактуется по-разному учеными лингвистических студий. В насто...»

«Вера УЛЬЯНОВА 75-ЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ "ТАРХАН". НОВЫЕ ДОКУМЕНТЫ В журнале "Сура" № 1 (119) за январь — февраль 2014 г. мы рассказали о некоторых материалах, поступивших в музей от тамбовского коллекци...»

«WWW.POWERLIFTING-KURGAN.NAROD.RU ИСТОРИЯ ПАУЭРЛИФТИНГА (СИЛОВОГО ТРОЕБОРЬЯ) В КУРГАНСКОЙ ОБЛАСТИ (с конца 1980-х гг. до наших дней) СИМОНЯН Рената Ашотовна Меня зовут Рената Ашотовна Симонян. Родилась 27.02.1986 г. Я живу в г. Кургане. Мой вес 57 кг (колеблется 56-59 кг). Пришла впервые в спортзал в 2003 г. к тренеру Ви...»

«ГЕОРГИЕВ Павел Валентинович Афинская демократия в отечественной историографии середины XIX – первой трети XX вв. Специальность: 07. 00. 09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторически...»

«264 Раздел 3. ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ, ИСТОРИОГРАФИЯ И МЕТОДОЛОГИЯ Т. Н. Кандаурова ИНТЕГРАТИВНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ВОЕННЫХ ПОСЕЛЕНИЙ КАВАЛЕРИИ XIX в.: СТАТИСТИЧЕСКИЕ АТЛАСЫ Детальное и углубленное изучение история военных поселений в России первой половины XIX в. на современном этапе способствовал...»

«Жизнь замечательных людей Александра Анненская Оноре де Бальзак. Его жизнь и литературная деятельность "Public Domain" Анненская А. Н. Оноре де Бальзак. Его жизнь и литературная деятельность / А. Н. Анненская — "Public Domain", —...»

«1 Научно-исследовательская работа Пластилиновая история Выполнила: Синякова Варвара Алексеевна, 1 "В" класс МБОУ "Средняя общеобразовательная школа №49№ г.Калуги Руководитель: Кавицкая Нелли Федоровна, Учит...»

«Аннотация к рабочей программе по истории 5 класс рабочая программа разработана согласно:1. Федеральному образовательному стандарту основного общего образования (2010 год) с изменениями и дополнениями;2. ФЗ "Закону об образовании в РФ"( от 29 декабря 2012...»

«Уильям Гибсон Брюс Стерлинг Машина различий http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=124266 Машина различий: У-Фактория; Москва; 2014 ISBN 978-5-389-09177-1 Оригинал: WilliamGibson, “The Difference Engine” Перевод: Михаил...»

«МБУК Ремонтненского сельского поселения "Ремонтненская центральная библиотека" Библиотечная статистика Методическое пособие с. Ремонтное 2016 г. ББК 78.34 К 53 Библиотечная статистика: методическое пособие/ МБУК Ремонтненского сельского поселения "Р...»

«ИСТОРИЯ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ И.Н. Соломоник НЕМНОГО О МАЛАККЕ И НЕМНОГО О КНИГЕ Е.В. РЕВУНЕНКОВОЙ "РОДОСЛОВИЯ СУЛТАНОВ" В 2004 г. меня пригласили на конференцию в Куала Лумпур. Я выкроила день и поехала в Малакку. Современнейший комфортабельный автобус ехал по великолепной автостраде Бангкок–Сингапур. Путь был недолгий, часа полтора. В автобусе ех...»

«З. М. КОБОЗЕВА "АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК" РОДИТЕЛЬСКАЯ ЛЮБОВЬ В МЕЩАНСКИХ СЕМЬЯХ Статья посвящена проблеме эмоционального переживания родительской любви в мещанских семьях второй половины XIX века. Анализируется связь образа мещан...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". №4(31). Апрель 2014 www.grani.vspu.ru А.я. СереБряный (Волгоград) истОрики и власть (первОе пОкОление сОветских вОстОкОведОв) Рассматривается влияние государственной идеологии на концепции историков (на материале востоковедения) и обратное влияние...»

«Евгений Салиас-де-Турнемир Пандурочка "Public Domain" Салиас-де-Турнемир Е. А. Пандурочка / Е. А. Салиас-де-Турнемир — "Public Domain", 1897 ISBN 978-5-457-13012-8 Следует подчеркнуть одну особенность в творчестве Салиаса. За какой бы жанр он ни брался...»

«Дегтеренко Людмила Николаевна ФОРМИРОВАНИЕ И ЭВОЛЮЦИЯ РЕЛИГИОЗНОГО ТЕЧЕНИЯ ДУХОБОРЦЕВ В РОССИИ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVIII – НАЧАЛЕ XX ВВ.: традиционализм и модернизационные аспекты Специальность 07.00.02 – "Отечественная история" АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2010 Работа выполнена н...»

«г.Санкт-Петербург ГБОУ СОШ № 355 Презентация на тему: "ДРЕВНИЙ ВОСТОК И АНТИЧНЫЙ МИР" подготовлена учителями истории Жуковским В.Д., Симкиной А.А.План урока: Неолитическая революция и возникновение ранних цивилизаций. Государство н...»

«ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Целью курса "Историческая фонетика" является формирование собственно лингвистической и лингвокультурной компетенций филолога, будущего учителя русского языка и литературы, готовности продуктивно решать профессиональные задачи в аспектах филологического анализа текста и л...»

«. Н. Ш АТ А Г И Н Л р ? ''' Й& Ш+ ' ~ • '*!.' НС".. л * ''р.'. •'"$' :,? А~ Щ ПАРТИЯ йвгж иол ' 1 В П Л Ш О И.Л ОТЕЧЕСТВЕННОЙ • войны Е жй Ця !В ПОМОЩЬ ИЗУЧАЮЩИМ ИСТОРИЮ КПСС II. Ш А Т А Г И Н ПАРТИЯ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗД...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.