WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 


Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Летописи и хроники. Новые исследования. 2011–2012 / Ред. О. Л. Новикова. — М.; СПб.: «Альянс-Архео», 2012. — 496 с., ил., пер. ISBN 978-5-98874-071-6 Очередной ...»

-- [ Страница 4 ] --

См.: Q.XVII.57. Л. 231–233 об. В основу текста «Летописца вскоре патриарха Никифора» положен текст этого памятника из сборника Ефросина КБ-22. Книжник учел все пометы-добавления, находящиеся между строк и на полях рукописи КБ-22, которые являются индивидуальной особенностью только этого списка (Новикова О. Л. Сборник книжника рубежа XV–XVI веков... С. 11–12). Об истории сложения этого памятника в составе сборника Ефросина см.: Кистерев С. Н.

Книжники Кирилло-Белозерского монастыря и «Летописец вскоре патриарха Никифора» (наст. изд. С. 93–121).

Кудрявцев И. М. Сборник последней четверти XV — начала XVI в.... С. 251.

К добавлениям Муз. 3271 И. М. Кудрявцев относит записи на полях, упоминающие иноческие имена тверских князей. Правота исследователя подтверждается отсутИл. 2. РНБ, Q.XVII.57. Л. 232 об. Фрагмент «Летописца вскоре патриарха Никифора» с редакторскими дополнениями книжника Ил. 3. РНБ, Кир.-Бел. 49/1126. Л. 162. Редакторские дополнения О. Л. Новикова кращает, зачастую только пересказывает. Выписки книжника не только дают возможность представить объем его чтения, кругозор и эрудицию, но и позволяют реконструировать состав памятников, побывавших в его руках и заимствованных им из сборников насельников Кирилло-Белозерского монастыря, а также лиц, приезжавших туда.

В публикуемом ниже тексте выделяются несколько фрагментов разного происхождения:

I. Великокняжеский родословец, доведенный до Дмитрия Внука.

II. Перечень сыновей Владимира Святославича.

III. Хронологически выдержанная подборка известий о рождении Ивана III и его братьев, а также сыновей Ивана III и Дмитрия Внука.

IV. Две подборки летописных известий.

V. Фрагмент общерусской летописи (Va), продолженный краткими известиями и расширенный сведениями из летописца пермских владык.

VI. Родословец литовских князей.

Приведем некоторые наблюдения по каждому из вышеназванных фрагментов.

Фрагменты I, II и Vа отражают один источник. Это отрывок общерусской летописи с предваряющими ее великокняжеским родословцем и перечнем сыновей Владимира Святославича. Такой же источник использован при составлении так называемой Слуцкой (иначе Уваровской) летописи (далее — СЛ),25 представляя ее вторую, общерусскую часть.26 ствием именно этих известий в списке ГИМ, Чуд. 274, отразившем общий с Муз. 3271 протограф. Подробнее о Чуд. 274 см.: Новикова О. Л. «Летописец русский» в рукописях... С. 159–161.

Интересующая нас часть по Уваровскому списку была впервые опубликована архимандритом Леонидом (Леонид, архим. Систематическое описание славяно-российских рукописей собрания графа А. С. Уварова. Ч. 3. М., 1894. С. 67–72), затем С. Л. Пташицким и А. А. Шахматовым вместе с литовской частью (ПСРЛ.

Т. 17. СПб., 1907. С. 113–123) и, под названием «Слуцкая летопись», Н. Н. Улащиком (ПСРЛ. Т. 35. М., 1980. С. 68–84).

Улащик Н. Н. 1) Предисловие // ПСРЛ. Т. 35. С. 6–7; 2) Введение в изучение белорусско-литовского летописания. М., 1985. С. 48–50. В Слуцкой летописи указанные составляющие отделены заголовками «Летописець о великом князи московскомь, како далеки от роду Володимирова» и «Летописец от великого князя Владимира Киевьского», которые появились, по всей видимости, лишь непосредственно в белорусском списке. Родословец, читающийся в Слуцкой летописи, — более поздний вариант статьи «Сице родословятся велицъи князи Русьстии» из конИз истории редактирования летописных памятников… 215 Летописный текст, совпадающий со СЛ,27 в нашей рукописи читается лишь с известия 6523 г.





и прослеживается вплоть до рассказа о приходе Батыя (на котором оканчивается и основной текст Слуцкой). Рассказ о Батыевом нашествии в Q.XVII.57 несколько сокращен и дополнен фразой: «В лъто 6745, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54 Батыевщина была на русскыя грады». Сделаны дополнения и к самому тексту. Так, к имени Болеслава на полях сделано характерное уточнение «король Литовскии» и добавлена дата смерти князя Ярослава Мудрого — «17 февраля» (Ил. 4). Дата смерти Ярослава Мудрого по-разному передается источниками, и решению этой проблемы посвящена обширная историография.28 В данном случае, источник этого дополнения может быть определен. Дата «17 февраля» читается лишь в Русском летописце29 (далее — РЛ) из сборника Ефросина. Как уже говорилось выше, этим сборником книжник активно пользовался, а непосредственно из РЛ им были сделаны выписки, читающиеся в другой части рукописи: «В лъто 6371 съде Рюрик в Новъградъ. В лъто 6496 крестися князь великыи Владимер в Херсонъ. В лъто 6745 бысть Батыевщина» Q.XVII.57. Л. 160 об.–161) (Ил. 5 а, б). Книжник, по всей видимости, специально интересовался личностью Ярослава Мудрого и датой смерти князя. Так, среди других выписок книжника отыскивается воя к Комиссионному списку НПЛ и Летописи Авраамки (НПЛ. С. 464; ПСРЛ.

Т. 16. СПб., 1889. С. 307). В отличие от статьи НПЛ и ЛА здесь упоминается о приходе из Немец трех братьев, а не только Рюрика, при этом по имени назван только один — Трувор, отсутствуют сведения о Святославе («иже ходи к Царюграду ратью»), но имеются и дополнительные чтения в сведениях о Ярославе Всеволодовиче («при сем князи Батыи былъ, татарове взяли Рускую землю»), Иване Даниловиче («Добрый Калита»), Дмитрии Ивановиче Донском («тои бо Дмитръи называется самодържень (так!)»). Эти чтения родословца Слуцкой летописи характерны и для нашего родословца (I), в котором, однако, появились и новые детали, о чем пойдет речь далее.

А. А. Шахматов справедливо полагал, что Слуцкая летопись (т. е. список Уварова, по Шахматову) и Супрасльская летопись «составлены на основании одного общего исторического сборника, очевидно, восходящего к середине XV века»

(Шахматов А. А. О Супрасльском списке западнорусской летописи // ЛЗАК за 1900 г. Вып. 13. С. 6). Видимо, сборником того же состава и воспользовался кирилловский книжник.

Обзор литературы см.: Зиборов В. К. О летописи Нестора. СПб., 1995. С. 11–22.

Текст летописца опубликован: Зимин А. А. Краткие летописцы XV–XVI вв.

С. 22–27; Кистерев С. Н. Ефросин и «Роуский летописец» // ЛХ. Новые исследования. 2008. М.; СПб., 2008. С. 118–123.

Ил. 4. РНБ, Q.XVII.57. Л. 224. Фрагмент летописного текста.

Помета книжника с указанием дня смерти Ярослава Мудрого Из истории редактирования летописных памятников… 217 Ил. 5а. РНБ, Q.XVII.57. Л. 160 об. Выписка из Русского летописца Ил. 5б. РНБ, Q.XVII.57. Л. 161.

Продолжение выписки из Русского летописца отдельное известие о смерти князя, восходящее к другому источнику:

«Ярослав, сын великаго Владимера, преставися февраля 20, жил 66 лът, в лъто 6562» (Q.XVII.57. Л. 159). Однако указанной здесь дате книжник предпочел читающуюся в более, видимо, авторитетном для него РЛ. Интересно, что дата «17 февраля» была прочитана В. К. Зиборовым в поминальной записи-граффити киевского Софийского собора,30 в противовес варианту «20 февраля», предложенному Б. А. Рыбаковым и С. А. Высоцким,31 и подтверждается указанием, сохранившимся в тексте НПЛ, на день святого Феодора, приходящийся на 17 февраля.32 В статье 6597 г. публикуемого летописца читается рассказ о чуде богородицы, которое предшествовало строительству Успенского собора Киево-Печерского монастыря, и о мощах семи мучеников, положенных в его основание:

Зиборов В. К. О летописи Нестора. С. 19–22.

Рыбаков Б. А. Русские датированные надписи. М., 1964. С. 14–16; Высоцкий С. А. Древнерусские надписи Софии киевской XI–XIV вв. Вып. 1. Киев, 1966.

С. 39–41.

32 НПЛ. С. 182. (См.: Зиборов В. К. О летописи Нестора. С. 19–22). С. А. Вы

–  –  –

«В лъто 6597 священа бысть церкви святыя Владычица нашя богородица, яже сама царица мати божиа посла изо Царяграда в Печерьскыи монастырь мощи мученичьскыя святых мученик Артемиа и Полиекта, Леонтиа и Акакиа, Арефы и Иакова, и Феодора, сиа же дасть трем мастером церковным рекше им: „Сиа положите в основании олтарнем“».

Такого известия нет в СЛ и Супрасльской летописи, не обнаруживается оно и в русских летописях XIV–XV вв., но хорошо известно по Киево-Печерскому Патерику.33 Это, безусловно, дополнение к основному летописному тексту. В составе сборника Q.XVII.57 (Ил. 6) есть еще краткие выписки об основании, строительстве и первых игуменах Киево-Печерского монастыря: «Церкви печерскаа 17 лът ставлена, а основана при игуменъ Феодосии в лъто 6581, а священа при игуменъ Стефанъ 97 лът, а монастырь начася здати 59, а монастырь от града 4 версты... Антонеи Кыевскыи преставися маия в 7, а жил в пещеръ 40 лът» (Л. 159 об.–160).34 Интересные подробности читаются и в тексте родословца (I). В отличие от СЛ, при упоминании Синеуса читается «Синеус — на Бълъозеръ княжил и умерл в Кистъмъ» (речь идет о волости Киснема на северном берегу Белого озера), а про Александра Невского сказано — «великого възрастом: дъисус целовал», в сведениях о Иване Калите дано своеобразное объяснение прозвища князя — «царь ординскыи дал ему калиту».

Этот родословец известен еще в двух рукописях. Одна из них, относящаяся к 20-м гг. XVI в., написана дьяконом Мисаилом Голутвинским (ТСЛ. № 770. Л. 428–429),35 а другая (50-х гг. XVI в.) принадле

<

33 Ср. рассказ Патерика, где «мастери» передают беседу с «царицей»: «„При-

иду же и сама видътъ церкве и в ней хощю жити“. Вдаи же нам и мощи святых мученикъ Артемиа и Полиекта, Леонтеа, Акакиа, Арефы, Иакова, Феодора, рекши нам: „Сии положите во основании“» (Древнерусские патерики. М., 1999. С. 12).

Интерес к Киево-Печерскому монастырю прослеживается и у Ефросина.

Так, на поле л. 245 об. сборника КБ-22 к записи о пути в Святую гору и количестве афонских иноков Ефросином сделано дополнение: «В Кыевскои Печеръ — 200 братьи».

Текст из сборника дьякона Мисаила из Голутвинского монастыря опубликован и исследован Н. С. Демковой, которая считает, что дополнения к родословцу (биографические сведения об Иване Калите и Александре Невском) основаны на устных источниках и записаны самим Мисаилом (Демкова Н. С. Устное предание об Александре Невском в Троицком родословце начала XVI в. // Общественная мысль и традиции русской духовной культуры в исторических и литературных памятниках XVI–XX вв. Новосибирск, 2005. С. 362–373).

Из истории редактирования летописных памятников… 219

Ил. 6. РНБ, Q.XVII.57. Л. 159 об. Выписка о Киево-Печерском монастыре

жала кирилловскому дьякону Вассиану (Архив СПбИИ РАН. Кол. 11.

№ 244. Л. 51 об.–52).36 Оба списка родословца восходят к одному протографу, в котором текст родословца был дополнен фразой «В лъто 6745, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54 Батыевщина была на русскыя грады», а далее читается сокращенный вариант статьи 6745 г. летописной компиляции из Q.XVII.57 (л. 224). Оба списка сохранили и родословие литовских князей, доведенное до Ивана Юрьевича Патрикеева, завершающее и летописные фрагменты Q.XVII.57 (VI). Это обстоятельство также говорит о зависимости варианта, сохранившегося в вышеупомянутых списках, от текста, читающегося в Q.XVII.57.

Родословец здесь несколько сокращен относительно вариантов Q.XVII.57 и

ТСЛ. 770. Именно этот список Археографической комиссии, как нам кажется, держал в руках А. А. Шахматов, не указавший его шифра, приводя «свидетельство одного небольшого летописца XVI в., принадлежавшего Кирилло-Белозерскому монастырю (хранится теперь в Археографической Комиссии), где сказано, что Синеус сидел у нас на Кистеме» в качестве аналогии к известной писцовой описке в списке Радзивиловской летописи (Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов // ИОРЯС. СПб., 1904. Т. 9. Кн. 4. С. 336). Отметим, что, в отличие от Радзивиловской летописи, в списке Археографической комиссии (как и в Q.XVII.57 и в ТСЛ. 770) не читается «у нас на Кистеме», а говорится, что «Синеус на Бълъозеръ княжил и умерл в Кистъмъ». Сведения А. А. Шахматова не были проверены исследователями, но активно использовались в историографии (см.: Голубева Л. А.

Славянские памятники на Белом озере // Сборник по археологии Вологодской области. М., 1961. С. 33; Кукушкина М. В. К вопросу о месте происхождения Радзивиловской летописи в списке XV в. // ТОДРЛ. Т. 50. СПб., 1996. С. 375; Демкова Н. С.

Устное предание об Александре Невском... С. 368). Текст родословца по списку Архива СПбИИ публикуется в Приложении к настоящей статье.

О. Л. Новикова Указание на Киснему безусловно говорит о белозерском происхождении дополнений родословца, что позволяет считать автором, зафиксировавшим устные предания,37 либо нашего книжника, либо его предшественника, насельника Кириллова монастыря. Отличительной особенностью списка является сведение о великом князе Дмитрии Ивановиче, «что за Доном бился с татары», не читающееся ни в одном из вышеупомянутых родословцев.

Фрагмент III — подборка о рождении князей, начиная с Ивана III.

В подборке лишь три князя указаны с великокняжеским титулом:

Иван III, Иван Иванович Молодой и Дмитрий Внук.38 Это, как кажется, позволяет относить подборку ко времени после 4 февраля 7006 (1498) г., но до 14 апреля 7010 (1502) г., когда великим князем стал Василий III.

Две подборки фрагмента IV передают какой-то источник, зафиксировавший события не позднее ноября 7002 (1493) г., когда скончался брат Ивана III Андрей Васильевич, о пленении которого в 7000 г.

упомянуто. Набор известий близок к записям, которые позднее включал в свои летописцы и кирилловский старец Сергий Климин.39 Это обстоятельство позволяет думать, что здесь отразились записи, бытовавшие в рукописях Кирилло-Белозерского монастыря.

Фрагмент V продолжен краткими общерусскими известиями до 6987 г. Среди них не обнаруживается уникальных по содержанию, однако они весьма примечательны по своей форме, и также имеют ближайшие аналоги в кратких кирилловских летописцах XV — пер

<

Считаем очень важной параллель к упоминанию родословца о «калите»,

обнаруженную Н. С. Демковой в опубликованном Я. С. Лурье летописце из Погодинского собрания (Демкова Н. С. Устное предание об Александре Невском...

С. 368. См.: Лурье Я. С. Краткий летописец Погодинского собрания // АЕ за 1962 г.

М., 1963. С. 433).

В связи с этим важно обстоятельство, отмеченное И. М. Кудрявцевым при анализе княжеского родословия, читающегося в Муз. 3271 (а также в ряде летописей, списки которых относятся к cередине — концу XVI в.), где Василий III вообще не упомянут (Кудрявцев И. М. Сборник последней четверти XV — начала XVI в....

С. 237–238). Такие тексты не могут быть датирующими для рукописей, в которых помещены, однако позволяют говорить о времени составления самого родословия.

Текст летописцев Сергия Климина опубликован: Новикова О. Л. Келейное летописание в Кирилло-Белозерском монастыре в первой половине XVI в. // ЛX.

Новые исследования. 2008. М.; СПб., 2008. С. 207–210.

Из истории редактирования летописных памятников… 221 вой трети XVI в.40 Подобные комплексы известий «кочуют» из сборника в сборник старцев Кирилло-Белозерского монастыря на протяжении всей первой трети XVI в.

Среди сообщений фрагмента выделяются два известия о татарских набегах, в которых употреблены словообразования на -щина: «В лъто 6916 Едигъевъщина была», «В лъто 6987 Арматовшина». Одно из таких же слов встретилось ранее во фрагменте общерусской летописи, где оказалось дополнением к основному тексту («В лъто 6745, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54 Батыевщина была на русскыя грады»).

Вопрос о таких названиях был поднят еще В. П. Адриановой-Перетц в связи со словом «Задонщина» в памятнике, посвященном победе Дмитрия Донского над Мамаем, из сборника Ефросина. Исследовательница отметила, что по своему образованию слово «Задонщина»

должно быть связано с имеющимися в той же рукописи, но в других ее частях, словами «Мамаевчина», «Задончина», «Задонщина», «Тактамышевщина» (Кир.-Бел. 9/1086 (далее — КБ-9).41 В. П. АдриановаПеретц имела в виду примыкающую к «Задонщине» хронологическую выкладку, в которой «Задонский бой» представлен точкой отсчета важнейших событий русской истории конца XIV в. (КБ-9. Л. 129–129 об.).

Еще один пример такого словообразования — «за Доном Моматяковщина» — был приведен Я. С. Лурье,42 который слова, образованные по этой модели, воспринимал именно как характерные для Ефросина, а слово «Задонщина» считал вторым названием произведения.43 Д. С. Лихачев справедливо отметил, что это слово «только находится в составе названия, и означает не само произведение, а те события, которым оно посвящено, — то, что произошло с князем Дмитрием Ивановичем и „братом его“ князем Владимиром Андреевичем за Доном».44 Д. С. Лихачев поставил вопрос: «является ли это словообразоПо понятным причинам практически все кирилловские летописчики включают известия о смерти Сергия Радонежского, Кирилла Белозерского, Пафнутия Боровского.

Адрианова-Перетц В. П. Задонщина. Текст и примечания // ТОДРЛ. Т. 5.

М.; Л., 1947. С. 195–196.

Лурье Я. С. Литературная и культурно-просветительная деятельность Ефросина в конце XV в. // ТОДРЛ. Т. 17. М.; Л., 1961. С. 138.

Лурье Я. С. Литературная и культурно-просветительная деятельность… С. 138.

Лихачев Д. С. О названии «Задонщина» // Исследования по отечественному

–  –  –

вание на -щина для обозначения некоторых исторических событий специфической чертой языка Ефросина как редактора переписываемых им текстов?».45 Приведя в пример заголовки Рогожского летописца:

«О первой Литовщине» и «О другой Литовщине» — исследователь пришел к выводу, что «слово „Задонщина“ означает группу исторических событий, связанных с походом Дмитрия Ивановича „за Дон“, и не является наименованием литературного произведения... Слово „Задонщина“ представляет собой народное обозначение событий „за Доном“ 1380 г. и проникло в Кирилло-Белозерский список потому, что весь этот список представляет собой запись по памяти, сделанную Ефросином — любителем народных произведений».46 Концентрация подобных слов именно в сборниках Ефросина Белозерского и сходные обозначения татарских набегов в летописце Q.XVII.57 (переписчику которого были известны эти сборники) позволяют вернуться к вопросу «авторства» Ефросина относительно вышеназванных слов.

Для этого важно не только установление времени и очередности появления таких слов в сборниках Ефросина, но и рассмотрение их в контексте произведений, в которых они находятся. Кроме того, представляется важным и место нахождения таких слов — помещены ли они внутри основного текста или являются явными дополнениями, сделанными на полях. В таком ключе указанные слова исследователями не рассматривались.

Самыми ранними примерами таких названий татарских набегов являются известия РЛ:

В лът(о) 6745 быс(ть) батыевщина.

В лът(о) 6888 быс(ть) мамаевчина на великог(о) кн(я)зя Дмитриа Иванович(а) за Доном на оусть Непрядвы.

В лът(о) 6890 быс(ть) тахтамышевщына на Рус(ь) на кн(я)зя Дмитриа Иванович(а) и мног(о) зла створи.47 Эти сообщения в РЛ читаются в основном тексте, написанном почерком, отличающимся от почерка, которым сделаны некоторые пометы.48 Я. С. Лурье атрибутировал почерк, которым написан летописец, Лихачев Д. С. О названии «Задонщина». С. 474.

–  –  –

Цит. по: Кистерев С. Н. Ефросин и «Роуский летописец». С. 119–121.

Все пометы Ефросина к текту РЛ выявлены и указаны С. Н. Кистеревым:

Кистерев С. Н. Ефросин и «Роуский летописец». С. 118–123, примеч. 1, 2, 13, 14, 24–26, 33, 38, 48, 49.

Из истории редактирования летописных памятников… 223 не отделяя пометы, Ефросину,49 однако дальнейшее изучение рукописного наследия книжника привело к полемике среди исследователей по вопросу правильности такой атрибуции,50 поэтому этот почерк мы будем пока условно называть почерком переписчика РЛ.

Слово «Батыевщина» не могло принадлежать переписчику РЛ, поскольку находилось уже в его источнике,51 и, следовательно, является заимствованным. Между тем, в этом источнике не было понятий «Мамаевчина» и «Тахтамышевщына»52 и, как кажется, они вполне могли быть образованы от собственных имен «Мамай» и «Тахтамыш» переписчиком РЛ по аналогии со встреченной им в источнике «Батыевщиной».

В сборнике Ефросина КБ-22 на л. 165 об. есть еще один термин, как и слово «Батыевщина», однозначно не принадлежащий переписчику РЛ, — «Моматяковщина». Это единственное слово такого типа, письменная фиксация которого, безусловно, принадлежит самому Ефросину. В данном случае мы можем не только реконструировать процесс его появления в рукописи книжника, но и указать приблизительное время его записи. Как и слово «Батыевщина», слово «Моматяковщина» образовано от имени собственного, то есть от имени «Маматяк».

Впервые имя этого ордынского царевича встречается у Ефросина в «Летописце о татарских набегах»,53 переписанном им не позднее первой половины 1475 г. с более ранней рукописи.54 Очевидно, под Лурье Я. С. Литературная и культурно-просветительная деятельность...

С. 132–133.

50 Кистерев С. Н. 1) Ефросин и «Роуский летописец». С. 109–118; 2) Книжники Кирилло-Белозерского монастыря и «Летописец вскоре патриарха Никифора».

С. 99–105. Шибаев М. А. Еще раз об атрибуции почерка средневекового книжника Ефросина // ДРВМ. 2011. № 3 (45). С. 136–137.

Подробнее об источнике РЛ и историографию вопроса см.: Новикова О. Л.

«Летописец русский» в рукописях... С. 180–188.

52 Источник этих известий РЛ можно представить по идентичным статьям за 6888 и 6890 гг. Летописца русского и так называемой Московско-Академической летописи: «В лъто 6888 ординскии князь Мамаи собра воя многи, поиде на великого князя Дмитрея Ивановича... срътошася за Доном, на усть Непрадвы...»;

«[6890] Того же лъта царь Тахтамышь прииде ратью на великого князя Дмитрея Ивановича...» (Цит. по: Насонов А. Н. Летописный свод XV века (по двум спискам) // Материалы по истории СССР. Вып. 2. М., 1955. С. 304–305). Ср.: ПСРЛ.

Т. 1. Вып. 3 (Продолжение Суздальской летописи по Академическому списку).

Л., 1928. Стб. 536.

КБ-22. Л. 435.

54 Подробнее об этом тексте см.: Новикова О. Л. «Летописец русский» в руко

–  –  –

влиянием этого текста появились две пометы Ефросина к основному тексту РЛ: одна из дат взятия Москвы Тахтамышем (26 августа) и имя «Маматяк», ошибочно приписанное книжником над словом «Мамаевчина» в известии 6888 г. о Куликовской битве.

Помета Ефросина «Маматяк» над словом «Мамаевчина» явно показывает неразделение им исторических персонажей разного времени — темника Мамая и царевича Маматяка.

Это наблюдение подтверждается тем, что уже исправленная таким образом статья РЛ была позднее дважды использована Ефросином.

Так, в уже упоминавшейся ефросиновской «хронологии», помещенной книжником после текста Задонщины в КБ-9,55 читаем: «В лът(о) 6888 бысть Мамаевчина, Маматякъ за Дономь на оусть Непрядвы»

(КБ-9. Л. 130). Из-за этого неразличения, видимо, и родилась запись на поле, на которую обратили внимание исследователи: «За Доном Моматяковщина». Приписка отнесена Ефросином к фрагменту Жития Сергия Радонежского, рассказывающему о воодушевлении святым старцем Дмитрия Донского на бой с татарами: «Некогд(а) бо великому56 Димитрию скорбящоу о нахождении безбожных агарянь, с(вя)тыи же м(о)л(и)твою того въороуживь, г(лаго)ля: „Изыди противоу варваръ, всяко съмнъние от себе отвергъ, и б(о)гоу помагающоу ти, побъдиши...“» (КБ-22. Л. 165 об.).

Таким образом, мы имеем уникальную возможность проследить образование слова «Моматяковщина» во времени (от появления «Летописца вкратце» о татарских набегах до переписки в 1475 г. Задонщины) и в пространстве сразу двух ефросиновских сборников (КБ-22 и КБ-9).

Это, в свою очередь, подтверждает вышеизложенное наблюдение, что слова «Мамаевчина» и «Тахтамышевщына», в отличие от слова «Моматяковщина», принадлежат не автору надстрочных помет к РЛ и составителю хронологии по Задонщине, т. е. Ефросину, а переписчику основного текста этого летописца. Не зная имени «Мамай», нельзя

Впервые обстоятельство использования РЛ при составлении «хронологии»

по Задонщине было отмечено Р. П. Дмитриевой (Дмитриева Р. П. Взаимоотношения списков «Задонщины» и текст «Слова о полку Игореве» // Слово о полку Игореве и памятники Куликовского цикла. М.; Л., 1966. С. 251; 2) Приемы редакторской правки книгописца Ефросина (К вопросу об индивидуальных чертах Кирилло-Белозерского списка «Задонщины» // Там же. С. 265.

56 Над строкой почерком Ефросина и более светлыми чернилами дописано слово «кн(я)зю».

Из истории редактирования летописных памятников… 225 было образовать слово «мамаевчина». Эти обстоятельства однозначно не позволяют относить РЛ к историографическим сочинениям Ефросина Белозерского57 и вызывают сомнения даже в знакомстве книжника с ним до середины 1475 г., т. е. до того времени, когда Ефросин начинает вносить первые изменения в его текст (Ил.7).

Суммируем наши выводы.

Слово «Батыевщина» было заимствовано составителем РЛ из своего источника; по аналогии с этим словом для обозначения татарских нашествий он включает в свой текст понятия «Мамаевчина» и «Тахтамышевщына». Ефросин, проведя редактирование РЛ, образует свое понятие, тождественное в его представлении с понятием «Мамаевчина» — «Моматяковщина». Следовательно, словообразование на

-щина — это устойчивая традиция у совершенно разных авторов, что подтверждается и примером «Литовщина», приведенным Д. С. Лихачевым по тексту Рогожского летописца, а значит, такое словообразование не является безусловным аргументом в пользу авторства Ефросина. Поэтому, зная, что составитель летописца, читающегося в сборнике Q.XVII.57, был знаком с РЛ, где упоминались три названия такого рода, можно думать, что слова «Едигеевщина» и «Арматовщина» могли появиться уже в результате его творчества.58 Вторым источником для части, продолжающей фрагмент V, стали материалы пермской владычной кафедры. Судя по структуре и характеру записей, это был краткий летописец, повествующий лишь о пермских епископах Стефане, Исакии, Герасиме, Питириме, Ионе и Филофее.59 Самостоятельное существование такого летописного памятника Ср.: Бобров А. Г. Ефросин Белозерский как историограф // ТОДРЛ. Т. 57.

СПб., 2006. С.134–144.

В Повести о Темир-Аксаке встречаем обобщенное понятие «татарщина»:

«Бысть в пятое на десять лeто царства Тахтамышева, а в седмое лeто княжениа великаго князя Василиа Дмитреевичя, индикта 3, а въ третье на десять лeто по Татарщинe, по Московьском взятии...» (Клосс Б. М. Избранные труды. М., 2001.

Т. 2. С. 79). Слово «Едегиевщина» независимо от книжника, переписавшего сборник Q.XVII.57, в начале 20-х гг. XVI в. использовал в своем «Летописце» и Гурий Тушин, заменив им известие своего источника (РЛ) о приходе Едигея (см.: Казакова Н. А. Книгописная деятельность и общественно-политические взгляды Гурия Тушина // ТОДРЛ. Т. 17. М.; Л., 1961. С. 199).

В сборнике Q.XVII.57 обнаруживается еще известие, отражающее пермские интересы составителя, о смерти и погребении владыки Питирима. На л. 161 читаем: «В лъто 6963 августа 18 убьен бысть Питирим епископ Пермьскыи, а в землю пошел 26». Ниже добавлено: «И тояга посох зовется». Запись о Питириме помеа. РНБ, Погод. 1554. Л. 15. Фрагмент. Русский летописец.

Надстрочная помета Ефросина «Маматякъ» над словом «Мамаевчина»

б. РНБ, Кир.-Бел. 9/1086. Л. 130. Фрагмент.

Хронологические заметки Ефросина, следующие за текстом «Задонщины»

в. РНБ, Кир.-Бел. 22/1099. Л. 165 об. (левое поле).

Помета Ефросина к тексту Жития Сергия Радонежского

–  –  –

до включения в состав летописного текста Q.XVII.57 подтверждается единой формой записей и приведением в них порядковых номеров пермских владык. Хорошо известен подобный текст новгородского происхождения, оформившийся при архиепископе Геннадии.60 Как и в новгородском памятнике, известия пермского летописца рассказывают лишь о поставлении, времени пребывания на владычной кафедре, обстоятельствах смерти и месте погребения епископов. Летописец начинается с известия о Стефане Пермском и оканчивается поставлением пермского владыки Нифонта (5 мая 1502 г.).

О ведении пермского владычного летописания исследователи могли судить лишь по обрывочным известиям в составе общерусских памятников,61 на основании местной летописи, составленной в 80-х гг.

XVI в. строителем Архангельской пустыни на Усть-Выми попом Мисаилом и оконченной во втором десятилетии XVII в. благовещенским попом Евтихием,62 а также некоторых сведений позднего «Сказания о пермских епископах».63 Как кажется, в летописце из сборника Q.XVII.57 использованы сведения о пермских владыках в том виде, в каком они существовали при епископе Филофее Пермском. Упоминая об уходе Филофея со владычества («остави епископию за немощь») и его отъезде в монастырь, а также о поставлении нового епископа — Никона, краткий летописец еще не сообщает о смерти Филофея, последовавшей в Ферапонтовом монастыре 2 октября 7016 г.64 Учитывая устойчивый интерес книжника к пермским материалам, который прослеживается в большинстве им переписанных сборников, очевидно, что он не мог не упомянуть о смерти Филофея. Таким образом, можно думать, что летописец пермских владык составлен в период с весны 7009 г. (когда Филофей щена между краткими биографическими выписками из Житий святых: Ефрема Сирина, Нила Постника.

60 Новикова О. Л. О ранней редакции Краткого летописца новгородских владык // ТОДРЛ. Т. 58. СПб., 2007. С. 627–644.

61 Тихомиров М. Н. Русское летописание. М., 1979. С. 149–153.

Доронин П. Документы по истории коми // Историко-филологический сборник. Вып. 4. Сыктывкар, 1958. С. 257–271; Флоря Б. Н. Коми-Вымская летопись // Новое о прошлом нашей страны. М., 1967. С. 218–231.

63 Власов А. Н. Поздние Повесть о Стефане Пермском и Сказание о пермских епископах (Проблемы литературной преемственности) // ТОДРЛ. Т. 58. СПб., 2007.

С. 710–731.

64 Зимин А. А. Краткие летописцы XV–XVI вв. С. 29; ср.: в рукописи ТСЛ. 315.

–  –  –

приехал в Кириллов)65 до смерти епископа, т.

е. с весны 1501 до осени 1507 г. Возможно также, что создание летописца было связано с уходом Филофея Пермского с кафедры и этот текст был составлен им самим во время пребывания в Кириллове. Дело в том, что сведения летописца остались неизвестными на Усть-Выми. По крайней мере, в XVIII в. священнослужителям усть-вымских Благовещенской и Архангельской церквей уже были недоступны известия о ранних пермских епископах Исакии («А сколко во епископии на Усть-Выми поживе, и како преставися, и где погребен бысть — о том не обретеся нигде»66), Герасиме («А в которые годы святый Герасим на Усть-Выми во епископстве пребы и кончину восприя — о том много трудившися, искахом, и не обретохом»67), Питириме («А в которые годы святый Питирим на Усть-Выми во епископии пребыл и кончину восприя — о том прилежно искахом, но не обретохом»68) и т. д. Закономерно, что сведения о ранних пермских владыках остались неиспользованными и при создании так называемой Вологодско-Пермской летописи, последняя часть которой составлялась, как представляется исследователям, при том же Филофее69 — летописец пермских владык появился за пределами пермской епархии.

Таким образом, в выписках, сохранившихся в рукописи Q.XVII.57, представлены материалы различного происхождения, собранные вместе в первые годы XVI столетия, не позднее осени 1507 г., когда умер Филофей Пермский.70 Основной корпус общерусских известий относится к периоду княжения Дмитрия Внука, не упоминая не только о вокняжении Василия III, но и о смерти в 1505 г. Ивана III и его братьев.

Учитывая, что в летописце упоминается поставление пермского епископа Никона, которое произошло в мае 1502 г., думаем, что можно датировать появление публикуемого комплекса летописных статей вторым полугодием 1501 — первым полугодием 1502 г.

Об уходе Филофея в Кирилло-Белозерский монастырь говорится и в Вычегодско-Вымской летописи, однако и уход на покой, и смерть бывшего владыки отнесены там к 7009 г. (Доронин П. Документы по истории Коми. С. 264).

Власов А. Н. Поздние Повесть о Стефане Пермском и Сказание о пермских епископах... С. 727.

67 Там же. С. 728.

–  –  –

Тихомиров М. Н. Русское летописание. С. 149–153; Кудрявцев И. М. Сборник последней четверти XV — начала XVI в. С. 220–288.

70 Эта датировка не противоречит и данным филиграней.

Из истории редактирования летописных памятников… 229 В лъто 6370 приидоша из Немець три браты в Новгород Великыи л. 222 княжити: Рурик, Трувор, Синеус1 — на Бълъозеръ княжил и умерл в Кистемъ. Первыи князь, Рюрик, пришед из Немець и роди князя Игоря, а Игорь роди Святослава. И Святослав роди Володимера, сеи крести землю Русскую. Володимер роди Ярослава. Ярослав роди Всеволода. Всеволод роди Владимера Мономаха. Мономах роди Юрья.

Юрии роди Всеволода Великое Гнъздо. А Всеволод роди Ярослава.

При сем князи Ярославъ был Батыи и плънил Русь. Ярослав роди Александра Храбраго Невьского, // великого възрастом: дъисус цело- л. 222 об.

вал. Александр роди Данила. Данил роди Иоанна Добраго Калиту, царь ординскыи дал ему калиту, иже исправи Русскую землю от татеи и от разбоя и от всякого мятежа. Иоанн роди Иоанна. Иоанн роди Дмитрея, что за Доном бился с татары. Тои бо князь великыи Дмитрии называется самодержець. Дмитрии роди Василиа. Василеи роди Василиа. Василеи роди Иоанна. Иоанн роди Иоанна. Иоанн роди Дмитриа.

В2 лъто 6498. У Володимера было 12 сынов: 1. Вышеслав. 2. Изяслав. 3. Святополк. 4. Ярослав. 5. Всеволод. 6. Святослав. 7. Мстислав.

8. Борис. 9. Глъб. 10. Станислав. 11. Судислав. 12. Позвизд. Посади Вышеслава в Новъгородъ Великом, Изяслава в Полоцку, Святополка в Туровъ.

В лъто 6948 генваря 22 родися князь великыи Иоанн Васильевич.

В лъто 6949 месяца априля 23 родися князь Юрьи Васильевич.

В лъто 6954 августа 19 родися князь Андреи Васильевич.

В лъто 6957 родися князь Борис Васильевич.

В лъто 6960 родися князь Андреи Васильевич.

В лъто 6966 месяца февраля 15 родися князь великыи Иоанн Иванович от тфирянкы Марии.

В лъто 6987 родися князь Василеи Иванович3 от римлянкы Софии марта 25–4.

4– В лъто 6988 родися князь Юрьи Иванович априля 23.

В лъто 6990 родися князь Дмитрии Иванович Жила.

Первая буква написана по стертому.

Инициал вписан позднее, другими чернилами.

Написано над строкой.

–  –  –

В лъто 6524 поиде Ярослав на Святополка, и бысть съча велика и обломися на леду дружина Святополча, а Святополк бъже в Ляхы, а Ярослав съде в Киевъ.

В лъто 6525 прииде Болеслав8 с Святополком и с ляхы на Ярослава.

Ярослав же съвокупи русь, варягы и словены, и прииде противу их;

приде же в Волыню и сташя о брегу Бoг9. И побъди Болеслав Ярослава, и вниде в Кыъв с Святополком. А Ярослав побъже в Новъгород, и новогородци яшяся по нем, поидошя на Святополка и събрашя воя варяг 6000, а прочих 30 тысящь, а Святополк бъжа в Печанъгы.

В лъто 6527 прииде Святополк с печенъгы на Ярослава, и Ярослав събра вои множество, поиде противу им. И ста на Олто10, идеже уби Святополк Бориса. И рече Ярослав: «Кровь брата моего въпиет к тебъ, мсти крове праведных и помози ми на окааннаго сего братоубиицю».

И бысть межи ими съчя многа. И тако божиею // помощью и молит- л. 224 вами святых страстотерпець Бориса и Глъба побъди Ярослав Святополка всеконечнъ и съде в Кыевъ, а окаанныи Святополк злъ живот сконча межи Чяхы и Ляхы.

В лъто 6529 прииде Брячислав, сын Изяславль, на новогородци ис Полоцка, и взят Новъгород, и в полон сведе самых11, и имъние их разграби, и поиде к Полоцку. То слышав, Ярослав ис Киева за 7 ден постиже и побъди его, а новогородцъ вороти их с имънием их.

В лъто 6545 свершен бысть град Кыев. В то же лъто създа Ярослав в Киевъ церковь святыя Софиа Премудрости Божиа, и священа бысть.

В лъто 654712 священа бысть церковь святыя Богородица, юже създа Володимер, отець Ярославль.

В лъто 6553 заложи Володимер, сын Ярославль, церковь святыя Софиа Премудрости Божиа в Новъгородъ в Великом.

В лъто 6558 священа бысть церковь святыя Софиа Премудрости Божиа септября 14 на Въздвижение честнаго креста в Новъгородъ Великом повелънием великого князя Ярослава и сына его Володимера.

В лъто 6562 февраля13 14–17–14 преставися князь великыи Ярослав, жил лът 76.

На левом поле со знаком вставки: король Литовскии.

–  –  –

В лъто 6887 князь ординскыи Мамаи посла Бигичя ратью на великого князя Дмитриа Ивановича Московьского. Того же лъта преставися пресвященныи Алексии митрополит, добръ предержав церковнаа исправленьа; двацати бо лът приат мнишьскыи образ, а 40 лът в иночествъ пребысть, а в святительствъ 24 лъта пребысть, и преставися февраля 12. Бысть же всъх живота его 85. Отцу его имя Феодор, а матери Мариа.

В лъто 6890 Тактамышь на Русь приходил.

В лъто 6891 поставлен бысть первыи епископ пермьскыи Стефан митрополитом Пимином, и бысть епископом 14 лът и преставися на Москвъ, и положен бысть в церкви Всемилостиваго Спаса у великого князя дворъ.

В лъто 6897 преставися князь великыи Дмитреи Иванович.

В лъто 6900 септября 25 // преставися преподобныи игумен Сер- л. 225 об.

гии.

В лъто 6905 поставлен бысть вторыи епископ Перми Исакеи Киприаном митрополитом, и был епископом 30 лът без лъта, и преставися на Вологдъ у святаго Възнесениа, ту и положен бысть.

В лъто 6916 Едигъевъщина была.

В лъто 6923 июня 7 изгыбе солнце и скры лучя своя от земля в 4 час дни, в год святыя литургии, и звъзды явилися как в нощи. Тогды было уже великому князю Василью Дмитреевичу 26 лът на великом княжении.

В лъто 6935 июня 9 преставися преподобныи игумен Кирил Бълозерскыи.

В лъто 6945 поставлен бысть 3 епископ Герасим Исидором митрополитом и бысть епископом 8 лът, и преставися в Перми на Усть Выми, и положен бысть туто же, в церкви святаго Благовъщениа.

В лъто 6954 ослъплен бысть князь великыи Василеи Васильевич.

В лъто 6959 скорыя татарове по[д]21 Москвою были.

Того же лъта поставлен бысть 4 епископ Перми Питирим епископы русскыми:

архиепископом Ростовскым Ефремом и иными епископы, и бысть епископом 8 лът, и убьен бысть от волулич,22 и положен у тое же церкви в Перми.

В лъто 6964 поставлен бысть 5 епископ Перми Иона митрополитом Ионою, и бысть епископом пол 16 лъта, и преставися на пути, едучи

–  –  –

земля Русскиа. Владимер роди Ярослава. Ярослав роди Всеволода.

Всеволод роди Владимера Мономаха. Мономах роди Юрия. Юрии роди Всеволода Великое Гнъздо. Всеволод роди Ярослава. При сем князи Ярославъ был Батыи, // плънил Русь. л. 52 В лъто 6745, 46, 47, 48, 49, 50, 51, 52, 53, 54 на единои Суждалскои земли и Ростовскои взяли городов 14 в един месяць, и Тферь, и всю страну и городы поимали, и до Тръжку; и нъсть мъста такова, где не повоевали.

Ярослав роди Александра Храбраго Невскаго. Александр роди Данила. Данил роди Иоанна Калиту. Иоанн роди Иоанна. Иоанн роди Дмитрея. Дмитрии роди Василиа. Василеи роди Василиа. Василеи роди Иоанна. Иоанн роди Иоанна и Василия, Василеи роди Иоанна.

СПбИИ РАН. Колл. 11, № 244 А. В. Сиренов &dbrunlmhj[ bnqjpeqemqjni kenohqh Воскресенская летопись, один из наиболее крупных памятников русского летописания XVI в., известна историкам с XVIII в. Один из ее списков, так называемый Воскресенский1 (далее — Воскр.), попал в Библиотеку Академии наук из собрания Феофана Прокоповича еще в первой половине этого столетия,2 а другой список, Алатырский3 (далее — Алат.), был прислан туда же В. Н. Татищевым в 40-е гг.

XVIII в.4 По причине утраты ряда листов в Алат., при первом издании летописи в 90-е гг. XVIII в. был привлечен Воскр., от которого летопись и получила свое название.5 Для второго издания, которое подготовили сотрудники Археографической комиссии Я. И. Бередников и А. Ф.

Бычков в середине XIX в.,6 был предпринят археографический поиск, в результате которого удалось обнаружить еще четыре списка:

Синодальный7 (далее — Син.), Парижский (далее — Пар.),8 КатыревБАН, 34.5.24.

Описание рукописного отдела БАН. М.; Л., 1959. Т. 3. Вып. 1. С. 332.

3 БАН, 16.3.1.

См. об этом: Тихомиров М. Н. О русских источниках «Истории Российской» // Татищев В. Н. История Российская. Т. 1. М.; Л., 1962. С. 47.

Русская летопись с Воскресенского списка, подаренного в оной Воскресенской монастырь патриархом Никоном в 1658 году. Ч. 1–2. СПб., 1793–1794.

6 ПСРЛ. Т. 7. Летопись по Воскресенскому списку. СПб., 1856; Т. 8. Продолжение летописи по Воскресенскому списку. СПб., 1859.

7 Из Синодальной библиотеки в Москве — ГИМ, Син. 144.

8 Список назван так потому, что в конце XVII в. попал из Москвы в Париж через шведского дипломата И. Спарвенфельда — ныне РНБ, F.IV.687.

–  –  –

ский (далее — Кат.)9 и Карамзинский (далее — Кар.).10 Почти все привлеченные ко второму изданию списки, Воскр., Алат., Син., Кат. и Пар., относятся к XVI в., и только Кар. датируется XVII в. В 1877 г. в Публичную библиотеку поступило собрание А. И. Артемьева. При его описании А. Ф. Бычков выявил список Воскресенской летописи XVI в. — так называемый Библиотечный (далее — Библ.).11 Позднее А. Е. Пресняков установил, что Библ. является протографом Кар.12 Сделать это было нетрудно, поскольку Библ. представляет собой конволют, состоящий из двух частей: списка Воскресенской летописи середины XVI в., текст которого обрывается после слов «тое же зимы декабря князь велики Василей Иванович всея Русии», и летописной компиляции, соединяющей повествование Воскресенской летописи с 1515 г. и Летописец начала царства первоначальной редакции, завершающийся известиями 1552 г. В конце рукописи на бумаге рубежа XVI–XVII вв.

написан фрагмент свода 1560 г. со статьи 1552 г. «О пременении царской одежи». Рукопись обрывается на известии 1560 г. после слов «приказ от панов о гродских делех к околничему к Олексею Федоровичю Адашеву да х казначею Феодору Ивановичю Сукину да к дияку к И[вану]».13 В результате создания конволюта получилось цельное повествование об истории России с древнейших времен до второй половины XVI в. К сожалению, конец рукописи утрачен, и до какого года было доведено изложение событий, по современному состоянию рукописи определить нельзя.

А. Е. Пресняков обратил внимание на идентичность состава Библ.

и Кар., а также на то обстоятельство, что окончание текста Кар. на середине предложения соответствует обрыву текста в Библ., в котором Принадлежал известному писателю первой половины XVII в. И. М. Катыреву-Ростовскому и назван издателями Библиотечным по месту хранения в Публичной библиотеке — РНБ, F.IV.239.

10 Происходит из собрания Н. М. Карамзина, переданного после его смерти через Археографическую комиссию в Публичную библиотеку — ныне РНБ, F.IV.601.

РНБ, F.IV.585. См.: Отчет имп. Публичной библиотеки за 1875 г. СПб., 1877.

С. 20.

12 Пресняков А. Е. Мелкие заметки к Воскресенской летописи // ЛЗАК. СПб., 1901.

Вып. 13. С. 8–10.

Клосс Б. М. Об издании летописного свода 1560 г. // ЛХ. 1980 г. В. Н. Тати

–  –  –

следующие листы утрачены.14 При описании собрания А. С. Уварова архим. Леонид (Кавелин) рукопись середины XVI в. ГИМ, собр.

А. С. Уварова, 567 атрибутировал как список Воскресенской летописи (Уваровский, далее — Увар.).15 Описывая рукописи Археографической комиссии, А. А. Шилов в одной из них распознал список Воскресенской летописи. Этот список середины XVI в. в Археографическую комиссию поступил из Ферапонтова монастыря, но несмотря на это он известен в научной литературе как Археографический (далее — Археогр.).16 А. Е. Викторов при описании поступившего в Румянцевский музей собрания И.

Д. Беляева одну из рукописей идентифицировал как список Воскресенской летописи (Музейный).17 Уже в советское время С. А. Левина обнаружила еще три списка: Мазуринский (далее — Маз.),18 Быстровский (далее — Быстр.)19 и Румянцевский,20 который представляет собой копию начала XIX в., сделанную с Археогр.21 Таким образом, все списки кроме Кар. и Музейного датируются XVI в., Музейный же и Карамзинский списки XVII в. являются копиями Библ.22 Таким образом получается, что рукописная традиция Воскресенской летописи XVII в. представлена только копиями Библ. Следовательно, последний хранился в каком-то значительном книжном центре.

Все списки Воскресенской летописи можно разделить на несколько групп. Так, списки Воскр., Алат. и Быстр. содержат первую полови

<

14 Пресняков ошибочно полагал, что Библиотечный список не был дописан,

поскольку его последние листы — без текста (Пресняков А. Е. Мелкие заметки к Воскресенской летописи. С. 10). Левина справедливо отметила, что эти листы датируются более поздним временем, что свидетельствует о механической утрате окончания в Библиотечном списке (Левина С. А. Списки Воскресенской летописи. С. 54).

Леонид (Кавелин), архим. Систематическое описание славяно-русских рукописей собрания графа А. С. Уварова. М., 1894. Ч. 3. С. 74–75.

16 СПбИИ РАН, колл. 11 (собр. Археографической комиссии), № 243. См.: Шилов А. А. Описание рукописей, содержащих летописные тексты. Вып. 1 // ЛЗАК.

СПб., 1910. Вып. 22. С. 9–11.

Ныне РГБ, ф. 178 (Музейное собр.), № 1509. См.: Викторов А. Собрание рукописей Д. И. Беляева. М., 1881. С. 3.

РГАДА, ф. 196 (собр. Ф. Ф. Мазурина), № 1530.

19 РНБ, собр. Быстрова, № 2.

РГБ, ф. 256 (собр. Н. П. Румянцева), № 256.

Левина С. А. К изучению Воскресенской летописи // ТОДРЛ. Т. 13. М.;

–  –  –

ну текста Воскресенской летописи (до известия о бое на Жабчем поле 1347 г.).23 В списках Пар., Син., Увар. и Археогр.24 читается вторая половина летописного текста.

В списках, содержащих первую половину текста Воскресенской летописи, присутствуют одинаковые испорченные чтения.25 Прежде всего следует отметить общие гаплографические пропуски:26

23 В Быстр. начало и окончание утрачено, однако имеются общие с Воскр. и

Алат. ошибки, из чего следует, что Быстр. восходит к тому же первому тому двухтомника, что и Воскр. и Алат. Правда, Быстр. содержит целый ряд мелких дополнений и стилистических разночтений относительно всех других списков Воскресенской летописи. Таким образом, он не является точной копией своего протографа.

24 Не рассматриваем здесь Румянцевский список начала XIX в., поскольку он является копией Археогр., и его изучение не даст ничего нового для истории текста Воскресенской летописи.

25 Быстр. не имеет начала и окончания текста, поэтому чтения данного списка не охватывают весь текст первой половины летописи. Следует оговорить то обстоятельство, что подчас издатели неверно указывали наличие общего испорченного чтения в Воскр. и Алат. При проверке по рукописям чтение оказывается присуще только Воскр., являясь индивидуальной ошибкой только этого списка, а не общего протографа всех трех списков. Приведем эти случаи. В фразе «и не положим того на себе», согласно изданию, в Воскр. и Алат. вместо слов «и не» читается слово «ино» (ПСРЛ. Т. 7. С. 56. Примеч. в). В действительности такая ошибка присутствует только в Воскр., а в Алат. (л. 176 об.) и Быстр. (л. 198) ее нет. В фразе «Святослав же не поведася Изяславу Давыдовичю», согласно изданию, в Воскр. и Алат. нет слов «не поведася» (ПСРЛ. Т. 7. С. 61. Примеч. а), в действительности они есть и в Алат. (л. 182 об.), и в Быстр. (л. 204). В чтении «Володислав же замысли взяти стяг Михалков и наткну на нь прилбицу, и исправившеся поткоша на них», по данным издания, в Воскр. и Алат. пропущены слова «и исправившеся поткоша на них» (ПСРЛ. Т. 7. С. 86. Примеч. з). На самом деле они есть в Алат.

(«и исправившеся, поткоша на них», л. 216) и в Быстр. («и исправльшеся, поткоша на них», л. 253). При передаче текста «Слышавше же то князи рустии, поидоша вси вкупе за Днепр на множество лодий, а галичане и волынци кииждо со своими князи, а куряне, и трупчане и путивльцы приидоша кииждо со своими князи», согласно изданию, в Воскр. и Алат. отсутствуют слова «а куряне, и трупчане и путивльцы приидоша кииждо со своими князи» (ПСРЛ. Т. 7. С. 130. Примеч. х); это не так — они есть в Алат. (л. 273) и в Быстр. (л. 328). В известии «Того же лета князь Святослав Александровичь Невьского со тверичи и князь Данило Александровичь с москвичи и новгородци поидоша ратью на великого князя Дмитриа Александровича к Переаславлю», по свидетельству издания, в Воскр. и Алат.

вместо слова «тверичи» читается «Тверь» (ПСРЛ. Т. 7. С. 176. Примеч. б). В действительности в Алат. читается «тферичи» (л. 320), а в Быстр. «тверичи» (л. 396).

А. В. Сиренов

–  –  –

Вторую группу испорченных чтений составляют пропуски отдельных слов и словосочетаний, происхождение которых можно объяснить невнимательностью писцов общего протографа рассматриваемых списков. Так, в фразе «и оттоле прииде и седоша около озера Илменя, и прозвашася иным именем» пропущено слово «иным»;27 в фразе «и молиша его, дабы шел княжити к ним» отсутствует слово «княжити»;28 в тексте «Видев же мало дружины своея, рече к себе: „Егда како прельстивше избьють нас“» нет слова «како»;29 фраза «и избереть едину красну, и всех красоту возложить на ту, и то будеть ему жена» написана без слов «на ту»;30 в чтении «и не бе у них царя, но архиереи обладаху ими» отсутствует слово «царя»;31 в хронологическом указании «месяца февраля 20, в суботу 1 недели поста, на память святаго мученика Феодора Тирона» нет слова «Тирона»;32 в фразе «Олег же восприем смысл буй и словеса величава, рек сице…» отсутствуют слова «рек сице»;33 в чтении «Поиде Давид Игоревичь прияти Василкову власть…» пропущены слова «Василкову власть»;34 в фразе «сына же своего Ярослава посади в Турове» нет слова «Ярослава»;35 фраза «и, сдумавше, послаша противу Изяславу Мстиславичю» написана без слова «послаша».36 ПСРЛ. Т. 7. С. 262. Примеч. л. В Быстр. эта часть текста отсутствует.

ПСРЛ. Т. 7. С. 268. Примеч. р. В Быстр. эта часть текста отсутствует.

29 ПСРЛ. Т. 7. С. 290. Примеч. ш; Быстр., л. 20 об.

ПСРЛ. Т. 7. С. 299. Примеч. у; Быстр., л. 29 об.

31 ПСРЛ. Т. 7. С. 304. Примеч. ц; Быстр., л. 40 об. (слово не вписано, но для него оставлено место).

ПСРЛ. Т. 7. С. 333. Примеч. ж; Быстр., л. 83 об.

33 ПСРЛ. Т. 7. С. 9. Примеч. в; Быстр., л. 115 об.

ПСРЛ. Т. 7. С. 15. Примеч. в; Быстр., л. 126 об.

35 ПСРЛ. Т. 7. С. 36. Примеч. а; Быстр., л. 161 об.

–  –  –

В двух случаях встречается неправильное написание имен собственных. Так, в известии «Прииде из Царягорода митрополит Иоанн»

вместо имени «Иоанн» читается «Иона».38 В другом случае Шеренский лес назван Оршеньским (в Быстр. «Оршеньскым»).39 В ряде случаев пропущены фрагменты текста из нескольких слов, причем эти пропуски не удается объяснить гаплографической ошиб

–  –  –

кой, что подчеркивает их индивидуальный характер. Так, в чтении «и взя Володимер у Фотия патриярха Цареградьскаго пръваго митрополита Киеву Леона, и Ноугороду архиепископа Акима Корсунянина, а Ростову Феодора Гречина» пропущены слова «и Ноугороду архиепископа Акима Корсунянина»;40 пропущено целиком известие «Принесены быша мощи святаго Николы от Мир в Бар град»;41 в чтении «и повесиша отроцы Василковы и разстреляша их; и сотворше мир с Давыдом, поидоша от града» пропущены слова «Василковы и разстреляша их; и сотворше мир»;42 в фразе «Олгерд же и Кестутей повелеша опять своей литве бродитися за Великую реку в Псков, такоже и псковичи перебродишася за Великую реку, блюдучи своих домов и жен и детей от литвы» пропущены слова «такоже и псковичи перебродишася за Великую реку».

43 В одном случае отмечена замена синонима: в чтении «По сих ляже спати, и бяше сон его во мнозей мысли и в печали крепцей, страшней, како предатися на страсть и како пострадати» вместо слова «страсть» написано «крест».44 Итак, приведенные испорченные чтения, которые присутствуют в Воскр., Алат. и Быстр., свидетельствуют о восхождении этих списков к общему протографу. Однако можно выделить группу испорченных чтений, общих для Воскр. и Алат, но отсутствующих в Быстр.:

–  –  –

Приведенные чтения могут свидетельствовать либо о наличии общего протографа у Воскр. и Алат., к которому не восходит Быстр., либо о привлечении писцами Быстр. еще одного протографа кроме общего с Воскр. и Алат.

Вторая половина Воскресенской летописи, как сказано выше, сохранилась в четырех списках: Пар., Археогр., Син. и Увар. В этих списках также есть общие испорченные чтения.45 Общие гаплографические пропуски следующие:46

–  –  –

Археогр. содержит только часть текста второй части летописи, поэтому данные по этому списку имеются не для всех случаев.

46 Здесь и далее указывается номер страницы издания Воскресенской летопи

–  –  –

В нескольких случаях пропуски касаются хронологических указаний:49 в известии «В лето 6927 князь великий Василей Дмитреевичь въсхоте подписати под сына своего Василиа брата своего меншаго Слова «Ондрея стояти» написаны в Увар. на нижнем поле полууставом XVI в.

со знаком вставки.

Слова «и стану под Москвою» написаны в Увар. дважды, причем второй раз —

–  –  –

Констянтина» отсутствует дата «В лето 6927»;51 в чтении «приидоша февраля месяца в 12 день в суботу в 9 час нощи» нет слов «в суботу»;52 в дате «В лето 6986, месяцы сентября 30» нет числа «30»;53 в известии «Бысть знамение в звездах октября 24, а князь велики уже Василей на Волоце болен» нет слов «октября 24».54 В одном случае имеет место путаница в датах. Так, в чтении «В лето 5803 въстав некий царь в Египте именем Нектанав» вместо даты «5803» написано «6061»;55 в чтении же «В лето 6061 царьствующу в Риму богосъдетелному великому Костянтину Флавию», расположенном несколько ниже, вместо даты «6061»

читается «5803».56 Единожды встречается и пропуск заголовка — «О Кокшенге».57 Наконец, ряд пропусков касается довольно обширных фрагментов или же целых известий:58

–  –  –

ПСРЛ. Т. 8. С. 90; Увар. Л. 139. В Археогр. этот текст отсутствует.

Отсутствует также слово «день», но это разночтение обратимо (ПСРЛ. Т. 8.

С. 115; Увар. Л. 173 об.). В Археогр. этот текст отсутствует.

53 ПСРЛ. Т. 8. С. 185; Увар. Л. 271 об. В Археогр. этот текст отсутствует.

54 ПСРЛ. Т. 8. С. 286; Археогр. Л. 255 об.; Увар. Л. 411.

ПСРЛ. Т. 8. С. 125. Примеч. ж. В Археогр. этот текст отсутствует. В Увар.

изначально было написано «6061» (читается первая буква — «зело», т. е. 6000), а затем чернилами другого оттенка исправлено на «5803» (л. 187 об.).

56 ПСРЛ. Т. 8. С. 125. Примеч. к. В Археогр. этот текст отсутствует. В Увар.

изначально было написано «5803» (читается вторая буква — «омега», т. е. 800), а затем чернилами другого оттенка исправлено на «6061» (л. 188).

ПСРЛ. Т. 8. С. 125. Примеч. в; Увар. Л. 187 об. В Археогр. этот текст отсутствует.

58 В Увар. писец начал писать «в 7 час нощи родися великому», но затем за

–  –  –

Из приведенных наблюдений можно сделать вывод о восхождении всех списков, содержащих первую и вторую половины Воскресенской летописи, к общему протографу — двухтомному списку Воскресенской летописи. Отметим, что при создании рассмотренных списков, по крайней мере Увар., привлекался еще один протограф. Чтения, свидетельствующие об этом, приведены выше. Здесь кратко обобщим их данные. Так, пропуск слов «Ондрея стояти», восходящий к двухтомнику, в Увар. оказался восполнен почерком XVI в. Путаница в датах 5803 и 6061 оказалась исправленной. Это случаи, когда составители Увар. признали ошибки двухтомника и предпочли версию другого протографа, что могло произойти и после окончания работ по переписке Увар. В двух случаях, однако, писец Увар. в основном тексте начинал воспроизводить версию без пропуска, но затем уничтожал это 59 Эти обозначения следует понимать так: ПСРЛ. Т. 8. С. 261. Примеч. *;

–  –  –

чтение, предпочтя версию своего основного протографа — двухтомника: после слов «Тое же весны, априля 18» написано «в 7 час нощи родися великому», что является началом фрагмента, пропущенного в двухтомнике. Однако этот текст в Увар. оказался зачеркнут, не будучи дописан до конца. После слов «и стану под Москвою» в месте восходящего к двухтомнику пропуска «в твоем селе Воробьеве» в Увар.

тщательно стерто несколько слов и основным почерком повторено «и стану под Москвою» — видимо, стерли чтение «в твоем селе Воробьеве».

Из списков второго тома только Синодальный передает начальный текст протографа — с известия 1347 г. о взятии Орешка шведским королем Магнусом. Именно на этом месте обрывался текст летописи в первом томе. Списки Парижский, Уваровский и Археографический содержат ошибки, общие с Синодальным,60 но, будучи более ранними, восходят не к нему, а к общему протографу. Таким образом, все перечисленные списки отражают некую рукопись Воскресенской летописи, разделенную на два тома: с начала летописи до известия о бое на Жабчем поле в 1347 г. и со следующего известия о взятии Магнусом Орешка в 1347 г. до конца летописи.61 Другая группа рукописей Восресенской летописи, в которую входят списки Библ. с его копиями XVII в., Кат. и Маз., восходят к архетипу произведения не через упомянутый выше двухтомник, а непосредственно. Таким образом, все известные списки Воскресенской летописи можно разделить на две группы. Одна группа представлена списками Воскр., Алат., Быстр., Син., Пар., Археогр. и Увар., которые восходят к рукописи Воскресенской летописи, состоявшей из двух томов, которая, в свою очередь, восходит к архетипу произведения. Другая группа списков, Библ. с его копиями Музейным и Карамзинским списками, Кат. и Маз., по всей видимости, восходят к архетипу Воскресенской летописи непосредственно. Выяснение их взаимоотношения должно стать темой дальнейшего исследования.

Самая значительная из них — лакуна в изложении событий 1518 г. (ПСРЛ. Т. 8.

С. 261–262. См. об этом: Левина С. А. Списки Воскресенской летописи. С. 46).

Синодальный список заканчивается раньше Парижского. Это обстоятельст

–  –  –

Писательская деятельность духовника Ивана IV благовещенского протопопа Андрея, в иночестве — Афанасия, в 1564–1566 гг. занимавшего всероссийскую кафедру, несмотря на появление целого ряда работ, требует дальнейшего изучения. В научной литературе специально были рассмотрены вопросы об участии Андрея-Афанасия в написании Жития Даниила Переяславского и одного из крупнейших памятников русской историографии XVI в. Степенной книги.1 Работа над Исследование выполнено при поддержке гранта РГНФ (проект № 10-04-00260а) * и гранта Президента РФ для поддержки молодых ученых (проект № МД-209.2012.6).

Подробнее о биографии и литературной деятельности этого книжника см.:

Васенко П. Г. «Книга Степенная царского родословия» и ее значение в древнерусской исторической письменности. Ч. 1. СПб., 1904. С. 199–212; Житие преподобного Даниила, переяславского чудотворца, Повесть о обретении мощей и чудеса его. К 400-летию Троицкого Данилова монастыря в Переяславле-Залесском (15 июля 1508 г. — 15 июля 1908 г.) / Изд. проф. С. И. Смирнова. М., 1908. С. V–XV; Покровский Н. Н. 1) Афанасий // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. Л., 1988. С. 73–79; 2) Исторические концепции Степенной книги царского родословия // Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. Т. 1. М., 2007. С. 89–119; Хорошкевич А. Л. Митрополит Афанасий и царь Иван Грозный // In memoriam: Сб. памяти Я. С. Лурье. СПб., 1997. С. 282–291; Усачев А. С. 1) Забытое мнение о Степенной книге (Из неопубликованного наследия М. Я. Диева) // АЕ за 2004 год. М., 2005.

С. 77–84; 2) Степенная книга и древнерусская книжность времени митрополита Макария. М.; СПб., 2009. С. 459–465; 3) Об исторической достоверности чудес © А. С. Усачев, 2012 А. С. Усачев последней, вобравшей в себя значительный как агиографический, так и летописный материал,2 заставляет задаться вопросом: если АндрейАфанасий, автор Жития Даниила Переяславского, являлся агиографом, то не был ли он причастен и к ведению летописания в середине — третьей четверти XVI в. (прежде всего, к составлению крупнейших летописных памятников эпохи — Летописца начала царства и Лицевого свода)? Попытке прояснить этот вопрос и посвящена данная работа.

Андрей-Афанасий и Лицевой свод

Гипотезу о непосредственном участии Андрея-Афанасия в составлении Лицевого свода предложил Б. М. Клосс.3 Историк обратил внимание на некоторые обстоятельства.

Во-первых, Б. М. Клосс отметил, что в записи Шумиловского тома Лицевого свода под 6999 г. приведено монашеское имя Андрея-Афанасия в выполненном от первого лица рассказе о чудесном исцелении у гроба Александра Невского в Рождественском монастыре во Владимире-на-Клязьме. В источнике соответствующего фрагмента Лицевого свода — Степенной книге (21 гл. 15 ст.) — имя исцеленного отсутствует.

Приведем соответствующие отрывки:

Степенная книга Шумиловский том Лицевого свода «…И тогда въ церкви тои во время со- «…И тогда въ церкви той во время соборныя молитвы случися быти ту у цел- борныя молитвы случися быти ту, у цълна материале Чуда о свечении под Казанью 1552 г.) // ДРВМ. 2010. № 1 (39).

С. 112–116; Макарий (Веретенников). Всероссийский митрополит Афанасий (1564–1566) // Макарий (Веретенников). Из истории русской иерархии XVI века.

М., 2006. С. 104–125.

Об источниках Степенной книги см.: Державин Н. С. «Степенная книга»

как литературный памятник. Опыт исследования литературного состава «Степенной книги» Г. Миллера. Батум, 1902; Кусков В. В. Степенная книга как литературный памятник XVI века: Дис. … канд. филол. наук. М., 1951. С. 79–316; Barnette W.

Stepennaja kniga: Sources, Their Adaptation and Development. Ph. D. diss. Nashville, 1979; Lenhoff G. How the Bones of Plato and Two Kievan Princes were baptised: Notes on the Political Theology of the «Stepennaja kniga» // Die Welt der Slaven. XLVI.

2001. S. 313–330; Околович Н. Ф. Жития святых, помещенные в Степенной книге / Вступ. ст., публ., коммент. А. С. Усачева. М.; СПб., 2007. С. 13–95; Усачев А. С.

Степенная книга… С. 198–361.

3 Клосс Б. М. Никоновский свод и русские летописи XVI–XVII вв. М., 1980.

–  –  –

боноснаго гроба блаженаго и великаго боноснаго гроба блаженнаго и великаго князя Алексанъдра и мнъ, гръшнъише- князя Александра, и мнъ, гръшнъйшему. И видъ же близъ помосту…».4 му Афонасию сиггелу Благовъщенскому. И видъхъ близъ помосту…».5 Как видим, текст своего источника составитель Лицевого свода дополнил словами «Афонасию сиггелу Благовъщенскому».6 Во-вторых, Б. М. Клосс указал на пиетет, который проявил составитель Лицевого свода к фигуре Андрея-Афанасия. Так, исследователь обратил внимание на одну из знаменитых приписок к Царственной книге, также, как и Шумиловский том, входящей в состав Лицевого свода. Запись под 7061 г. Царственной книги, сообщающая о Казанском походе, дополнена скорописной припиской: «И посла государь въ той часъ по духовнаго своего отца изящнаго въ добродътелехъ Андръя протопопа Благовъщенскаго и повелъ ему приити изъ своего царского стану со всъмъ освященымъ соборомъ, яже бяху тогда з благочестивымъ царемъ…».7 В соответствующей записи Летописца начала царства данный фрагмент читается несколько короче: «И пъл молебен протопопъ Андръи со игумены и со священники…».8 Как видим, в результате правки Царственной книги она получила более пространный рассказ, в котором были подчеркнуты добродетели Андрея-Афанасия.

Он также в явно положительных контекстах упоминается и в ряде других фрагментов Царственной книги.

Согласно мнению Б. М. Клосса, упоминание имени Андрея-Афанасия в Шумиловском томе, а также указание на «изящнаго въ добродътелехъ Андръя протопопа Благовъщенскаго» в Царственной книге указывает на факт причастности этого лица к составлению Лицевого свода.9 Далеко не со всеми аргументами в пользу этого предположения можно согласиться.

Прежде всего, отметим несуразность упоминания монашеского имени Андрея — Афанасий — при описании событий Казанского похода:

Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам. Т. 2. М., 2008.

С. 269–270.

ПСРЛ. Т. 12. М., 2000. С. 230.

На данное разночтение Степенной книги и Лицевого свода впервые обратил внимание А. Е. Пресняков, см.: Пресняков А. Е. Царственная книга, ее состав и происхождение. СПб., 1893. С. 24.

ПСРЛ. Т. 13. М., 2000. С. 514.

8 ПСРЛ. Т. 29. М., 2009. С. 110.

–  –  –

постриг этого лица датируется временем около 1561–1562 гг. (по-видимому, это событие состоялось между 6 июля 1561 г. и 5 марта 1562 г.10), т. е. отстоит почти на десятилетие от описываемых событий.

Вряд ли сам Андрей-Афанасий, допустил бы такую ошибку, описывая события, в которых он сам принимал участие. Подобная путаница естественна для другого лица, писавшего много лет спустя, когда мирское имя митрополита либо было забыто, либо уже не имело значения.

Важно отметить, что в соответствующем пассаже Степенной книги (как и во всем тексте памятника) сам Андрей-Афанасий не счел нужным назвать свое имя даже в рассказе, выполненном от первого лица, — как известно, для подавляющего большинства произведений древнерусской литературы характерна анонимность. Это в свою очередь дает основания полагать, что, вероятнее всего, имя было внесено спустя значительное время после описываемых событий лицом, которому мирское имя Андрея-Афанасия не было известно, либо оно уже не имело значения. Не исключено, что данная вставка могла относиться к периоду, последовавшему за смертью Андрея-Афанасия (об этом ниже).

Упоминание «изящнаго въ добродътелехъ» благовещенского протопопа не только не является аргументом в пользу предположения о его непосредственном участии в создании Лицевого свода, но и прямо противоречит ему. Очевидно, что для эпохи русского Средневековья сам факт подобного самовосхваления древнерусским книжником маловероятен. Во всяком случае, нам неизвестно, чтобы древнерусские книжники этой поры в своих сочинениях называли сами себя «изящными в добродетелях», «дивными», «любомудрецами» и т. д.

Скорее фиксируется обратная тенденция — тенденция к уничижительно-нейтральным поименованиям себя авторами литературных памятников. Как отметила Е. Л. Конявская, специально изучившая особенности проявления авторского начала в памятниках древнерусской письменности XI–XV вв., для писателей этого времени характерны

Указание на постриг Афанасия около 1562 г. содержит Псковская III летоstrong>

пись, отмечающая, что Андрей принял постриг за два года до занятия кафедры (т. е. за два года до 5 марта 1564 г.): «…и поставленъ бысть митропольскии епископъ Афонасии инок ис Чюдова монастыря, февраля, а былъ преже протопопъ благовещенскии, и как постригся два лъта ему прошло в чернечестве до митрополитства» (см.: ПСРЛ. Т. 5. Вып. 2. М., 2000. С. 245). 6 июля 1561 г. Андрей последний раз фигурирует под своим мирским именем (в рассказе о крещении Марии Темрюковны). См.: Житие преподобного Даниила... С. XI.

Митрополит Афанасий и памятники русского летописания… 257 постоянные подчеркивания своей неискушенности в «хитрости» писательского мастерства, неизменные сетования на свои «грубость», «худоумие», «неразумие» и безмерные прегрешения.11 Не произошло изменений в этом отношении и в XVI в. Например, в заглавии Жития Козьмы Яхренского упомянут его автор, современник Андрея-Афанасия, суздальский агиограф Григорий — «смиренный [инок] Суждаля града обители преподобнаго Еуфимия».12 Аналогичным образом именует себя этот же писатель и в заглавии Жития Иоанна Суздальского («Григорий, смиреноинок лавры преподобнаго отца архимандрита Еуфимиа»13). В своих посланиях митрополит Макарий также отказывает себе в перечислении тех добродетелей, которыми его наделяли упоминавшие его другие книжники (например, составитель Степенной книги14). Сильвестр в своих писаниях именует себя «последняя нищета, грешный, неключимый, непотребный раб Селивестришко»

(Послание к казанскому воеводе А. Б. Горбатому), упоминая о своей «худости» и «грубости» (в письме к неизвестному).15 Сам АндрейАфанасий не был исключением из этого правила — во вводной части к Житию Даниила Переяславского он, в соответствии с традициями древнерусской агиографии, сетует на свои «недоумение» и «недостоинство».

16 Также отметим, что гипотеза о непосредственном участии АндреяАфанасия в работе над Лицевым сводом может рассматриваться только в том случае, если этот памятник составлялся в конце 60-х — первой половине 70-х гг. XVI в. В наиболее аргументированном виде эта датировка представлена Б. М. Клоссом, который склонен полагать, что памятник создавался между 1568 и 1576 гг.17 Однако, согласно другому мнению, которое обосновано по меньшей мере не менее убедительными аргументами, наиболее вероятным временем создания 11 Конявская Е. Л. Авторское самосознание древнерусского книжника (XI — середина XV в.). М., 2000. С. 30–32, 54, 76–78, 128, 132–134, 140–141, 148, 155, 161, 163–164.

См.: Усачев А. С. Житие Козьмы Яхренского // ДРВМ. 2011. № 1 (43). С. 92.

См.: Усачев А. С. Житие Иоанна Суздальского // Вестник церковной истории. 2008. № 2. С. 23.

14 См.: Степенная книга. Т. 2. С. 352.

См.: Голохвастов Д. П., Леонид (Кавелин). Благовещенский иерей Сильвестр и его писания // ЧОИДР. 1874. Кн. 1. С. 88, 100.

16 Житие преподобного Даниила… С. 5.

–  –  –

этого свода является вторая половина 70-х–80-е гг.18 Не вдаваясь в детали дискуссии, зафиксируем, что речь идет о двух в целом сопоставимых по уровню своей аргументации мнениях. Сам факт их бытования в историографии указывает на то, что на данном этапе изучения крупнейшего памятника русского летописания категоричные заявления о точном времени его создания преждевременны. Для темы настоящей статьи важно отметить, что, если поздняя датировка Лицевого свода верна, то всерьез предполагать возможность участия в его написании Андрея-Афанасия вообще не приходится — как отметил Б. М. Клосс, к 1575 г. его уже не было в живых (историк установил, что его имя фиксируется в основном тексте троицкого синодика 1575 г.).19 Таким образом, мнение об участии Андрея-Афанасия в работе над Лицевым сводом (по крайней мере, над Шумиловским томом и Царственной книгой; последняя, судя по всему, писалась и правилась на заключительном этапе работ над Лицевым сводом) можно принять, лишь сделав целый ряд допущений. Придется, во-первых, исключить вероятность написания Лицевого свода во второй половине 70-х — 80-е гг.;

во-вторых, полагать возможным, что Андрей-Афанасий забыл о том, что в период взятия Казани он еще не был иноком; в-третьих, предположить, что этот писатель отважился написать о своих добродетелях в рассказе, выполненном от первого лица. Очевидно, что данные допущения, не исключая гипотетической возможности участия АндреяАфанасия в этом литературном предприятии полностью, заставляют ее рассматривать как величину, которой, как говорят представители точных наук, «можно пренебречь» (во всяком случае, на данном этапе изучения истории русского летописания и биографии этого книжника).

Как видим, веских оснований полагать, что Андрей-Афанасий принимал участие в создании Лицевого свода (или, во всяком случае, его составных частей — Шумиловского тома и Царственной книги), нет.

Вместе с тем Б. М. Клосс несомненно прав, отмечая, что в Лицевом своде уделяется значительное внимание Андрею-Афанасию. Чем это могло обусловливаться? Прямого ответа на этот вопрос источники не дают. Однако анализ некоторых данных позволяет высказать одно предположение на этот счет.

Наиболее аргументированное изложение этого мнения см.: Амосов А. А. Лицевой летописный свод Ивана Грозного. Комплексное кодикологическое исследование. М., 1998. С. 221–222.

См.: ОР РГБ. Ф. 304.III (Собрание ризницы Троице-Сергиевой лавры),

–  –  –

В работах Н. Н. Покровского и А. В. Сиренова было установлено, что древнейшая редакция Степенной книги, созданная под руководством Андрея-Афанасия, представлена тремя списками 50–60-х гг.

XVI в. — Волковским, Томским и Чудовским:20 по всей видимости, наиболее ранним среди них является Волковский, к нему восходит Томский, на основе которого (возможно, с привлечением Волковского) писался Чудовский. Важно отметить, что эти списки относятся примерно к одному времени; судя по всему, они создавались в одном скриптории примерно в одно время с использованием одной партии бумаги одной группой писцов.21 Специально изучая вопрос о методах, которые использовались при оформлении текста Степенной книги древнейшей редакции, автор этих строк пришел к выводу о том, что, строго говоря, этот памятник создавался группой книжников. Вероятно, их было около двух десятков (их число определяется на основе изучения количества почерков, которыми писались и правились Волковский, Томский и Чудовский списки22). Среди них выделялась фигура руководителя работ, которым РГАДА. Ф. 181 (МГАМИД), № 185; Томский областной краеведческий музей. № 7903/2; ГИМ, собр. Чудова монастыря, № 56/358.

21 Подробнее о датировке, бумаге и почерках древнейших списков Степенной книги см.: Покровский Н. Н. 1) Томский список Степенной книги царского родословия и некоторые вопросы ранней текстологии памятника // Общественное сознание и литература XVI–XX вв. Новосибирск, 2001. С. 3–43; 2) Неоконченный манускрипт: Степенная книга царского родословия // Вестник истории, литературы и искусства. Т. 1. М., 2005. С. 280–293; Сиренов А. В. 1) О Волковском списке Степенной книги // Опыты по источниковедению. Древнерусская книжность.

Вып. 4. СПб., 2001. С. 246–303; 2) Степенная книга: история текста. М., 2007.

С. 101–164; Покровский Н. Н., Журавель О. Д., Сиренов А. В. Археографическое предисловие // Степенная книга царского родословия по древнейшим спискам.

Т. 1. М., 2007. С. 9–22; Усачев А. С. 1) Степенная книга… С. 125–167; 2) Древнейшие списки Степенной книги: филигранологическое исследование // The Book of Royal Degrees and the Genesis of Russian Historical Consciousness / Ed. by G. Lenhoff, A. Kleimola. Bloomington; Indiana, 2011. (UCLA Slavic Studies. New Series;

vol. VII). P. 11–31; Журавель О. Д. О почерках древнейших списков Степенной книги и о некоторых вопросах ее ранней истории // Там же. Р. 33–49.

О почерках писцов древнейших списков Степенной книги см.: Покров

–  –  –

был, по-видимому, Андрей-Афанасий. Он разрабатывал план произведения, являлся автором весьма значительных его разделов, составителем и редактором более или менее значительных отрывков из его источников, переписанных его помощниками, и, по всей видимости, инициатором правки уже готового текста.23 Имена сотрудников нашего писателя неизвестны. Судя по тому, что, скорее всего, основной объем работ над Степенной книгой выполнялся в скриптории при Чудовом монастыре, близком к митрополичьей кафедре,24 можно предположить, что речь могла идти об иноках этой обители. В любом случае, несомненно, что Андрей-Афанасий, создавая Степенную книгу, располагал «штатом» помощников.

Как известно, Степенная книга являлась одним из важнейших источников Лицевого свода — прежде всего его томов, повествующих о русской истории (в частности, Шумиловского тома и Царственной книги). Исследователи выявили несколько десятков случаев использования фрагментов Степенной книги (порой весьма крупных) в Лицевом своде25 (согласно предположению А. В. Сиренова, при создании

Усачев А. С. 1) Древнерусский книжник: автор, редактор или составитель?

(на материале Степенной книги) // Диалог со временем: альманах интеллектуальной истории. М., 2009. Вып. 28. С. 224–239; 2) Степенная книга… С. 431–444. Согласно мнению А. В. Сиренова, Андрей-Афанасий собственноручно вносил правку (см.: Сиренов А. В. Степенная книга… С. 160–164).

24 Подробнее о месте создания древнейших списков Степенной книги см.:

Покровский Н. Н. Томский список... С. 13–43; Усачев А. С. 1) Создание Степенной книги с позиций истории книги: предварительные замечания // Книга в пространстве культуры. Вып. 1 (3)’2007. М., 2007. С. 127–134; 2) Степенная книга… С. 364–368; Lenhoff G. 1) The Economics of a Medieval Literary Project: Direct and Indirect Costs of Producing the Stepennaia kniga // RH. 2007. Vol. 34, Nos. 1–4.

P. 219–237; 2) The Chudov Monastery and the Stepennaia Kniga // FOG. Wiesbaden,

2010. Bd. 76. S. 97–116.

25 Подробнее о заимствованиях из Степенной книги в Лицевом своде см.:

Пресняков А. Е. Московская историческая энциклопедия XVI века. СПб., 1900.

С. 38–50; Морозов В. В. 1) Царственная книга и Книга Степенная царского родословия // Конференция по истории средневековой письменности и книги к 60-летию Великой Октябрьской социалистической революции. Тезисы докладов. 25– 27 октября 1977 г. Ереван, 1977. С. 58–59; 2) Лицевой летописный свод XVI в. и его источники (Об одной историографической легенде) // Источниковедение отечественной истории: Cб. ст. 1984. М., 1986. С. 133–134, 138; 3) Лицевой свод в контексте отечественного летописания XVI века. М., 2005. С. 75–76, 102, 121–122;

Клосс Б. М. Никоновский свод... С. 209; Лурье Я. С. Две истории Руси XV века:

ранние и поздние, независимые и официальные летописи об образовании МосМитрополит Афанасий и памятники русского летописания… 261 этого памятника непосредственно использовался Томский список Степенной книги26). Наряду со списком Степенной книги митрополичье (или чудовское) происхождение могли иметь и некоторые другие источники этой летописи. Так, как установил Б. М. Клосс, одним из основных источников по русской истории Лицевого свода послужил список М. А. Оболенского Никоновской летописи, который являлся, по мнению этого исследователя, оригиналом этой летописи. В 50-е гг. со списка М. А. Оболенского был сделан Патриарший,27 который, согласно Б. М. Клоссу, использовался при создании Степенной книги.28 Это в свою очередь дает основания полагать, что в середине — третьей четверти XVI в. оба древнейших списка Никоновской летописи находились либо в митрополичьей библиотеке, либо в библиотеке близкого к ней Чудова монастыря.29 Как видим, к написанию Лицевого свода была привлечена, по крайней мере, какая-то часть материалов, имеющих чудовское происхождение — как известно, близкий к митрополичьей кафедре Чудов монастырь в XVI в. располагал достаточно обширной библиотекой, которая, правда, несколько пострадала от пожара 1547 г.30 На наш взгляд, факт привлечения ресурсов библиотеки Чудова монастыря к написанию Лицевого свода может быть сопоставлен с отмеченным Б. М. Клоссом пиететом к Андрею-Афанасию, который характерен для этой летописи. Отметим, что лестные эпитеты в Лицевом своде, обращенные к Андрею-Афанасию («изящный в добродетелях»), использовал и он сам, адресуя их своему покровителю — митрополиту ковского государства. СПб., 1994. С. 20, 187; Амосов А. А. Лицевой летописный свод... С. 308–311; Сиренов А. В. Степенная книга и русская историческая мысль XVI–XVIII вв. М.; СПб., 2010. С. 121–166.

Сиренов А. В. 1) Степенная книга... С. 411–413; 2) Степенная книга и русская историческая мысль… С. 124–129.

БАН. Ф. 31 (Основное собрание), 32.14.8.

28 Клосс Б. М. Никоновский свод... С. 191–196.

См.: Усачев А. С. 1) Создание Степенной книги... С. 130; 2) Степенная книга… С. 365.

Как сообщается в летописи, в ходе пожара «Чюдовскои монастырь выгоръ весь, едины мощи святаго великого чюдотворца Алексъя Божиим милосердием сохранены бысть. А старцов згоръша по погребом и по полатам 18, а слуг 8 человек. А запас монастырьскои весь згоръ» (см.: ПСРЛ. Т. 29. С. 152).

Описывая эти события, Повесть о Московском пожаре 1547 г., не указывая, правда, конкретных названий книг и мест их хранения, сообщает о сгоревших «русских» книгах (см.:

Зимин А. А. Повести в сборнике XVI в. Рогожского собрания // ЗОР. М., 1958.

Вып. 20. С. 201).

А. С. Усачев Макарию (в Степенной книге он поименован «дивным во святителях»31).

Это в свою очередь дает основания полагать, что уважительное отношение к Андрею-Афанасию автора этой вставки может свидетельствовать о том, что, скорее всего, ее производило некогда подчиненное и близкое ему лицо. О том, кто именно это мог быть, источники прямо не сообщают. Но, как представляется, выявление черт, присущих этому книжнику, вполне возможно. На наш взгляд, наиболее точная характеристика создателя Лицевого свода принадлежит В. В.

Морозову:

«Для составления … громадного летописного комплекса необходимо было превосходное знание всего корпуса летописей, его составных частей и особенностей каждого памятника. Эта работа была по силам только профессионалу, проведшему в летописании значительное время. Кроме того, составитель ЛС имел особое пристрастие к „силам небесным“, „божественному“, „священному писанию“ и „священной истории“ (напомню о Библии в составе ЛС), сравнимое лишь с пристрастием царского духовника Андрея, автора Степенной книги, митрополита Афанасия. Поэтому выскажу твердую уверенность в том, что составителя ЛС следует искать лишь в „священническом чине“, и более того — в среде монастырской».32 Очевидно, что лицо (или лица), принимавшее участие в составлении Степенной книги, вобравшей в себя материал десятков памятников древнерусской оригинальной и переводной литературы (среди них были и основные источники Лицевого свода — Никоновская и Воскресенская летописи, Летописец начала царства и его продолжения),33 обладало соответствующими познаниями и «квалификацией».

Отметим и другие нити, которые связывали книжные центры Александровой слободы и Москвы (согласно мнению Б. М. Клосса, именно в скриптории при Покровской церкви в Александровой слободе и были произведены работы над томами Лицевого свода34). К их числу относится несомненный факт использования материалов митрополичьей библиотеки в ходе реализации в «Новом граде Слободе» и других книжных проектов, инициированных Иваном IV. Так, как установил Б. М. Клосс, непосредственным источником рукописных слободских

–  –  –

Морозов В. В. Лицевой свод... С. 253.

Согласно подсчетам автора настоящей статьи, речь может идти об использовании при составлении Степенной книги, по меньшей мере, 68 памятников оригинальной и переводной древнерусской книжности XI–XVI вв. (см.: Усачев А. С.

Степенная книга… С. 357–360, 689).

34 Клосс Б. М. Никоновский свод… С. 249.

Митрополит Афанасий и памятники русского летописания… 263 миней 1568–1569 гг.35 послужил Успенский комплект Великих Миней Четьих.36 Также вполне вероятен факт привлечения чудовских писцов к работе над рукописями, выполняемыми по заказу Ивана IV. Исследуя другие книги, написанные в Александровой слободе, Л. М. Костюхина заключила, что «поскольку почерк писцов майской и июльской Миней37 отличается особой каллиграфичностью, изящными лигатурами и грецизированными начертаниями и поскольку он близок почерку одного из лучших писцов книгописной мастерской Чудова монастыря,38 то можно считать, что переписчиками Александровского комплекта Миней были мастера столичной писцовой школы».39 Судя по всему, обустраивая свою резиденцию в Александровой слободе, царь позаботился о том, чтобы при нем находилось какое-то количество квалифицированных писцов, имевших опыт выполнения книжных заказов в одном из крупнейших книгописных центров Москвы.

Несомненный пиетет, проявленный правщиком Царственной книги по отношению к Андрею-Афанасию, и факт работы чудовских писцов по поручению Ивана IV в период, последовавший за его уходом с кафедры, дают основания полагать, что к созданию грандиозного Лицевого свода могли быть привлечены не только чудовские материалы, но и писцы, которые на рубеже 50-х–60-х гг. под руководством Андрея-Афанасия работали над Степенной книгой — писали и правили ее древнейшие списки: Волковский, Томский и Чудовский. Как известно, именно в этой обители Андрей принял постриг; в нее он и удалился после своего ухода с митрополичьей кафедры.40 Таким образом, АндГИМ, собр. Епархиальное, № 463; РНБ, собр. Соловецкое, № 501/520;

№ 505/524; № 514/533.

36 Клосс Б. М. Никоновский свод… С. 243–244. Вслед за Б. М. Клоссом подчеркнем, что был использован не т. н. Царский комплект Великих Миней Четьих (этого следовало бы ожидать от рукописей, написанных по заказу царя), а Успенский. Это, как нетрудно заметить, делает весьма условной границу между книжными собраниями московских соборов, царскими библиотекой и книгописной мастерской в Александровой слободе. В нее, судя по всему, «на список» доставлялись книги из крупнейших московских библиотек.

37 ГИМ, собр. Синодальное, № 796; собр. Е. В. Барсова, № 1217.

Данный почерк близок почерку писца Тихона из Чудовских миней 1599– 1600 гг. (см.: Костюхина Л. М. Палеография русских рукописных книг XV–XVII вв.

Русский полуустав. М., 1999. С. 32, примеч. 8).

Костюхина Л. М. Палеография... С. 22.

40 ПСРЛ. Т. 29. С. 350. Нельзя исключить того, что Андрей-Афанасий в Чудовом

–  –  –

рея-Афанасия с Чудовым монастырем связывала не только работа над Степенной книгой, но и, по крайней мере, несколько лет проживания в его стенах. Вряд ли можно сомневаться в том, что в Чудовом монастыре и после смерти митрополита оставались лично знакомые с ним люди. Вполне вероятно, эти писцы, уже имевшие определенный опыт работы над крупным памятником историографии, были привлечены к созданию монументального Лицевого свода, который требовал приложения усилий не менее десятка писцов.41 Показательно, что писцу, близкому к Андрею-Афанасию, была доверена ответственная работа по внесению правки в Царственную книгу.42 Впрочем, на данном этапе исследования необходимо отметить, что вопрос о тождестве писцов, писавших и правивших древнейшие списки Степенной книги и тома Лицевого свода, может быть решен лишь после комплексного палеографического анализа соответствующих рукописей, который, безусловно, потребует проведения специального исследования.

Вопрос об источниках Летописца начала царства

Обращаясь к источникам, повествующим об Андрее-Афанасии до занятия им митрополичьей кафедры, нельзя не зафиксировать, что это единственный царский духовник, деятельность которого нашла относительно подробное освещение в летописи. Если о большинстве духовников московских великих князей известны лишь их имена,43 то обиСогласно Б. М. Клоссу, к созданию томов Лицевого свода было привлечено «порядка десяти писцов» — «пять-шесть из них постоянно были заняты этой работой, а другие писцы к ней привлекались эпизодически» (см.: Клосс Б. М. Никоновский свод… С. 238).

42 В историографии было высказано мнение о том, что правку вносил лично Иван IV (см.: Альшиц Д. Н. 1) Иван Грозный и приписки к лицевым сводам его времени // ИЗ. Т. 23. М., 1947. С. 251–289; 2) Царь Иван Грозный или дьяк Иван Висковатый? // ТОДРЛ. Т. 16. М.; Л., 1960. С. 617–625). Однако наиболее аргументированной точкой зрения является мнение о том, что правку (в значительной степени техническую, «корректорскую») вносило лицо, работавшее по поручению царя (см.: Шмидт С. О. Российское государство в середине XVI в.: царский архив и лицевые летописи времени Ивана Грозного. М., 1984. С. 201–213). Учитывая то, что автор данной приписки об Андрее-Афанасии отозвался с пиететом, можно полагать, что подобный пиетет испытывал и заказчик Лицевого свода или, во всяком случае, положительные коннотации по отношению к ушедшему на покой митрополиту писцу представлялись допустимыми.

Их перечень см.: Смирнов С. И. Древнерусский духовник. Исследование с приложением: материалы для истории древнерусской покаянной дисциплины.

М., 1914. С. 251–252, прил. I.

Митрополит Афанасий и памятники русского летописания… 265 лие летописных известий об Андрее может только удивлять.

Приведем их в кратком виде:

23 августа 1552 г. — благословение Андреем царя «крестом животворящим» под Казанью;44 Ночь с 1-го на 2-е октября 1552 г. — молитва Ивана IV «наединъ со отцем своим духовным Андръем протопопом»;45 2 октября 1552 г. — вторичное благословление Андреем царя «животворящим крестом»;46 2 октября 1552 г. — въезд во взятую Казань вместе с царем Андрея с «животворящим крестом»;47 4 октября 1552 г. — молебен «протопопа Андрея со игумены и со священники» по случая закладки Благовещенского собора в Казани;48 6 октября 1552 г. — освящение Благовещенского собора в Казани Андреем;49 15 апреля 1554 г. — участие Андрея в крещении царевича Ивана в Чудовом монастыре (он «священная деял»);50 3 февраля 1555 г. — присутствие Андрея на поставлении Гурия на Казанскую кафедру;51 29 июня 1555 г. — поновление Андреем вместе с митрополитом Макарием образа Николы Великорецкого;52 Февраль 1556 г. — участие Андрея в крещении царевны Евдокии в Чудовом монастыре (он «священная действовал»).53 Конечно, необходимо помнить, что Андрей-Афанасий в XVI в.

являлся единственным царским духовником, ставшим митрополитом.

Однако неоднократные упоминания о нем в Летописце и его продолжениях этим обстоятельством объясняться не могут — эти памятники создавались до того, как Андрей был пострижен и занял всероссийскую кафедру. Чем же может обусловливаться обилие сведений о нем в летописи? В поисках ответа на этот вопрос рассмотрим ряд важных обстоятельств.

ПСРЛ. Т. 29. С. 96.

–  –  –

Прежде всего, обратим внимание на фигуру летописца. Согласно принятому в историографии мнению, составление Летописца начала царства, а также его продолжения до 1556 г. и предполагаемых продолжений до 1558 и 1560 гг. связано с именем А. Ф. Адашева (1530-е– 1561 гг.), в этот период фактически определявшего внешнюю политику Русского государства (летопись уделяет особое внимание состоянию дел на его восточной и южной границе; как известно, А. Ф. Адашев выступал за активизацию внешней политики именно на этих направлениях) (согласно А. А. Зимину, Летописец создавался в кругах близких к А. Ф. Адашеву).54 С опалой А. Ф. Адашева, а позднее его арестом в Юрьеве (осень 1560 г.) историки связывают завершение летописных работ этого лица.55 Таким образом, по-видимому, составителем памятника было светское лицо, связь которого с книжниками круга митрополита Макария в историографии не отмечалась.56 Появление ряда известий, упоминающих царского духовника, в Летописце может быть связано с несомненным фактом знакомства благовещенского протопопа и А. Ф. Адашева. На это указывает «История о великом князе московском» А. М. Курбского, составленная в 1570-е гг., но содержащая ряд рассказов, отразивших более ранние реалии. К их числу относится сообщение о пророчестве Максима Грека в мае 1553 г.

Об участии А. Ф. Адашева в ведении летописания в 50-е гг. XVI в. см.:

Лавров Н. Ф. Заметки о Никоновской летописи // ЛЗАК за 1926 год. Л., 1927.

Вып. 1 (34). С. 90; Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники: очерки по истории русской общественно-политической мысли середины XVI века. М., 1958.

С. 29–30; Насонов А. Н. История русского летописания XI — начала XVIII века:

очерки и исследования. М., 1969. С. 408; Клосс Б. М. Никоновский свод... С. 195– 196; Буланин Д. М. Адашев Алексей Федорович // СККДР. Вып. 2. Ч. 1. Л., 1988.

С. 8–10.

Подробнее о биографии А. Ф. Адашева см.: Шмидт С. О. 1) Правительственная деятельность А. Ф. Адашева // Шмидт С. О. Россия Ивана Грозного. М., 1999.

С. 50–84; 2) А. Ф. Адашев и Ливонская война // Там же. С. 246–248; Зимин А. А.

И. С. Пересветов и его современники... С. 29–41; 2) Реформы Ивана Грозного.

М., 1960. С. 311–313, 316–325, 407–410, 413–415, 474–476; Курукин И. В. Сильвестр: политическая и культурная деятельность (источники и историография):

Дис. … канд. ист. наук. М., 1983. С. 148–151, 165–179; Скрынников Р. Г. Царство террора. СПб., 1992. С. 98–129, 132–137.

Исключением из этого правила является мнение Н. Ф. Лаврова и поддержавшего его А. Н. Насонова о возможности участия Макария в составлении Летописца (см.: Лавров Н. Ф. Заметки... С. 89; Насонов А. Н. История русского летописания... С. 408).

Митрополит Афанасий и памятники русского летописания… 267 относительно скорой смерти царевича Дмитрия, умершего в июне этого года. Согласно тексту «Истории», в данном фрагменте, отразившем воспоминания А. М. Курбского, во время остановки царя и его приближенных в Троицком монастыре Максим Грек послал передать свои слова царю кроме самого А. М. Курбского, Андрея-Афанасия, И. Ф. Мстиславского и А. Ф. Адашева; все вместе они и передали царю содержание пророчества афонского старца.57 Вряд ли стоит удивляться тому, что близкие к царскому двору лица — боярин И. Ф. Мстиславский, окольничий А. Ф. Адашева, а также видный воевода А. М. Курбский, который вскоре станет боярином, и духовник царя Андрей (протопоп кремлевского Благовещенского собора) — в 1553 г.

были знакомы друг с другом. Важно отметить два других важных обстоятельства. Во-первых, именно эти лица, согласно А. М. Курбскому, были посланы самым известным книжником эпохи русского Средневековья к Ивану IV. Во-вторых, все эти лица известны своими литературными трудами: как уже отмечалось выше, с именем А. Ф. Адашева связывается создание Летописца начала царства, а также составление Государева родословца и «Приговора царского о кормлениях и службе»;

литературные занятия Андрея-Афанасия и А. М. Курбского также общеизвестны; судя по всему, И. Ф. Мстиславский также проявлял интерес к книжному делу.58 Не исключено, что у этих лиц с Максимом Греком могли быть и более тесные контакты и, соответственно, выбор посланцев к царю афонского старца не был случайным (во всяком случае, А. М. Курбский в своих сочинениях именовал афонского старца своим учителем и активно использовал его сочинения59).

Ерусалимский К. Ю. Сборник Курбского. Т. 2. М., 2009. С. 75.

Так, судя по сообщению Дж. Горсея, И. Ф. Мстиславский обладал частной библиотекой, включавшей в себя список, по крайней мере, одной летописи.

Согласно запискам английского путешественника, составление этой летописи — вероятно, частного Летописца — было связано с именем данного лица. Как было установлено автором этих строк, И. Ф. Мстиславский и после своего пострижения в Кирилло-Белозерском монастыре располагал келейной библиотекой. Подробнее о его книжных интересах см.: Солодкин Я. Г. Тайна «хроник» боярина И. Ф. Мстиславского (К истории частного летописания в России XVI в.) // ТОДРЛ.

Т. 57. СПб., 2006. С. 945–949; Усачев А. С. Князь И. Ф. Мстиславский — забытый книжник XVI в.? // Вестник Нижневартовского государственного гуманитарного университета. Серия «Исторические науки». 2011. № 1. С. 15–24.

Об этом, например, см.: Калугин В. В. Андрей Курбский и Иван Грозный (Теоретические взгляды и литературная техника древнерусского писателя). М., 1998.

С. 47–53, 98, 102.

А. С. Усачев Рассматривая вопрос о возможных книжных контактах А. Ф. Адашева и Андрея-Афанасия, можно отметить, что последний при создании Степенной книги использовал не только Летописец начала царства — основной источник 17-й ст. — но, вероятно, и летописные материалы подготовительного характера (возможно, продолжение Летописца до 1560 г.60), происхождение которых связано с именем А. Ф. Адашева (т. н. «списки черные», отложившиеся в Царском архиве XVI в.).61 Вышесказанное может быть сопоставлено с тем, что ряд известий Летописца начала царства, упоминающих Андрея-Афанасия, носит уникальный характер — в иных источниках, не связанных с Летописцем, они не фиксируются (это касается как описания участия благовещенского протопопа в Казанском походе, так и крещения им царских детей в Чудовом монастыре). Важно отметить, что сведения о ряде этих известий летописец мог получить лишь от очень близких к царю лиц. Так, описание молитвы царя наедине с духовником в ночь с 1 на 2-е октября в Летописце дополнено указанием на то, что после этой ночной молитвы царь услышал звон колоколов Симонова монастыря.

Летописец сообщает, что об этом чуде Иван IV поведал «ближним своим».62 В связь с этим можно поставить то, что известия, упоминающие благовещенского протопопа, в Летописце начинают фиксироваться лишь начиная с лета 1552 г. (т. е. с Казанского похода). Так, в Летописце отсутствует указание на место крещения и крестителей царских детей, появившихся до 1552 г. — дочерей Ивана IV Анны и Марии (родились в 1548 и 1551 гг. соответственно); нет в летописи соответствующих сведений и о Дмитрии, родившемся во время Казанского похода.

Это дает основания полагать, что подробная информация о крещении царских детей к составителю Летописца начала поступать лишь после

Вероятно, продолжение Летописца начала царства до 1560 г. было испольstrong>

зовано в т. н. Своде 1560 г. Его составление Б. М. Клосс датирует серединой 60-х гг. XVI в. (см.: Клосс Б. М. 1) Никоновский свод... С. 202–203; 2) Об издании летописного Свода 1560 г. // ЛХ. 1980 г. М., 1981. С. 215–222).

Усачев А. С. 1) Степенная книга и материалы Царского архива XVI в. // ОА.

2009. № 1. С. 22–28; 2) Степенная книга… С. 253–259; Впервые на факт использования Летописца начала царства в Степенной книге указал Д. Миллер (см.:

Miller D. Official history in the reign of Ivan Groznyi and its seventeenth-century imitators // RH. 1987. Vol. 14, Nos. 1–4. P. 341).

62 ПСРЛ. Т. 29. С. 105.

Митрополит Афанасий и памятники русского летописания… 269 Казанского похода. Начиная с рождения царевича Ивана (28 марта 1554 г.) Летописец (точнее, его продолжение) уже сообщает о крещении детей русского царя (Евдокии и Федора).

Анализируя летописные упоминания Андрея-Афанасия, важно отметить, что в них царский духовник упоминается в третьем лице, а также в соответствующих пассажах его имя приведено; в Летописце также отсутствуют рассказы о нем, выполненные от первого лица (в Степенной книге, составленной Андреем-Афанасием, как мы помним, ситуация обратная). Обратим внимание на то, что большинство этих известий связано с описанием Казанского похода 1552 г., в котором Андрей-Афанасий принимал личное участие. Сам же Летописец, судя по всему, создавался вскоре после Казанского похода.63 Очевидно, что, создавая панегирик русскому царю,64 который бы с максимальной подробностью описывал его главное деяние — взятие Казани, А. Ф. Адашев нуждался в информации, полученной не только из письменных источников, но и от очевидцев — прежде всего, близких к царю лиц. Это делало естественным привлечение к повествованию рассказов лиц, сопровождавших царя в походе, тем более лично знакомых с составителем Летописца. Нельзя не заметить, что происхождение ряда других известий Летописца (и его продолжения), упоминающих Андрея-Афанасия (рассказов о крещении царских детей в Чудовом монастыре, об участии Андрея в хиротонии Гурия и поновлении образа Николы Великорецкого), также, скорее всего, не было связано со светским лицом.

К вышесказанному следует прибавить, что составитель Летописца начала царства и его продолжений, наряду с устными рассказами близких к царю лиц, несомненно, привлекал и материалы митрополичьей кафедры. Ничем иным нельзя объяснить включение в Летописец пространных посланий и речей Макария царю и ответов Ивана IV (речь идет порой о весьма обширных фрагментах Летописца,65 включеВероятно, около 1553–1555 гг. была составлена его первоначальная редакция, доведенная до 1552 г. (см.: Лавров Н. Ф. Заметки… С. 87).

Так Летописец, и не без оснований, характеризуется в историографии. Например, см.: Лавров Н. Ф. Заметки… С. 88; Зимин А. А. И. С. Пересветов и его современники… С. 32.

Например, см.: ПСРЛ. Т. 29. С. 75–78, 80, 82, 86–91, 112–115. Важно отме

–  –  –

ние которых без использования соответствующих письменных источников представляется маловероятным). Это побуждает думать, что к написанию Летописца активно привлекались источники, имеющие митрополичье происхождение.66 Не исключено, что эти материалы поступали через посредство знакомого с А. Ф. Адашевым Андрея-Афанасия, как известно, близкого и к московскому митрополиту (об этом ниже). Это в свою очередь побуждает рассматривать Летописец не только как памятник, связанный со светскими лицами, но и как сочинение, к созданию которого определенное отношение имели и книжники круга Макария.

Таким образом, можно зафиксировать, что в Летописце содержится ряд известий, происхождение которых не могло быть связано с его наиболее вероятным составителем. Речь идет, во-первых, об известиях, связанных с митрополичьей кафедрой, во-вторых, о рассказах близких к царю лиц, в большинстве из которых самое активное участие принимал царский духовник. Все это дает основания полагать, что Андрей-Афанасий мог быть причастен к составлению Летописца начала царства. Однако упоминание его имени в соответствующих пассажах Летописца и отсутствие фрагментов, выполненных от первого лица, побуждают нас исключить возможность личного участия нашего книжника в создании этой летописи.67 Скорее всего, он, будучи знаком 66 Подробнее см.: Усачев А. С. Летописец начала царства и митрополичья кафедра в середине XVI в. // Проблемы отечественной истории и историографии XVII–ХХ веков: Сборник статей, посвященный 60-летию Я. Г. Солодкина. Нижневартовск, 2011. С. 5–21.

Косвенным аргументом против предположения о непосредственном участии Андрея-Афанасия в ведении летописания может служить то, что написанная, несомненно, под его руководством Степенная книга выполнена не в летописной манере, а в большей степени связана с традициями русской агиографии (подробнее см.: Усачев А. С. 1) Методы работы древнерусского книжника и проблема авторства Степенной книги // Диалог со временем: Альманах интеллектуальной истории. М., 2008. Вып. 25, ч. 1. С. 301–320; 2) Степенная книга… С. 375–394, 467–483, 494–500). В историко-филологической науке ее (наряду с Казанской историей, «Историей о великом князе московском» А. М. Курбского) традиционно относят к числу т. н. памятников историографии «нового типа», появление которых знаменует собой отход от летописной традиции.

Об этом, например, см.:

Рубинштейн Н. Л. Русская историография. М., 1941. С. 33; Орлов А. С. Великорусская историческая литература XVI века: конспект лекций, читанных в И.М.У.

в 1911–12 ак. году. М., 1912. С. 17–46; Тихомиров М. Н. Развитие исторических знаний в Киевской Руси, феодально раздробленной Руси и Российском централизованном государстве (X–XVII вв.) // Очерки истории исторической науки в СССР.

Митрополит Афанасий и памятники русского летописания… 271 с составителем Летописца, являлся его информатором, прежде всего, при описании тех событий, в которых тот непосредственного участия не принимал.68 Этим, по-видимому, и обусловливалось появление целого ряда рассказов, в которых фигурировал Андрей-Афанасий, в Летописце начала царства и в созданном с привлечением его материала Лицевом своде.69 Вполне вероятно, что Андрей-Афанасий также снабжал составителя Летописца материалами митрополичьей кафедры.

Если это действительно так, то можно думать, что наш книжник, имея Т. 1. М., 1955. С. 78–82; Лихачев Д. С. 1) Человек в литературе Древней Руси.

Л., 1970. С. 97–103; 2) Поэтика древнерусской литературы. 2-е изд. Л., 1971.

С. 316–317; Истоки русской беллетристики (возникновение жанров сюжетного повествования в древнерусской литературе). Л., 1970. С. 426–427 (раздел написан Я. С. Лурье).

68 Летописные известия, упоминающие Андрея-Афанасия (до времени занятия им всероссийской кафедры) обрываются февралем 1556 г. Трудно сказать точно, чем именно это было обусловлено: гипотетические продолжения Летописца начала царства до 1558 и 1560 гг. велись уже иным лицом, Андрей-Афанасий по тем или иным причинам перестал быть информатором летописца (в связь с этим можно поставить, что на период, последовавший за 1556 г., приходится начало работ над Степенной книгой, несомненно, потребовавшей от этого книжника немалых усилий, см.: Усачев А. С. Степенная книга... С. 187). Возможны и иные объяснения. Данный вопрос, безусловно, требует дальнейшего исследования. Можно лишь зафиксировать, что Андрей (под мирским именем) в летописи упоминается еще лишь один раз почти пять лет спустя — в рассказе об оглашении к крещению Кученей-Марии Темрюковны 6 июля 1561 г. (он, собственно, и огласил ее к крещению, см.: ПСРЛ. Т. 13. С. 333; Т. 29. С. 291–292). Данное известие содержит т. н. Лебедевская летопись, отразившая недошедшую часть Лицевого свода, в котором были использованы летописные записи 1560-х гг. (возможно, речь шла о хранившемся в Царском архиве т. н. «Летописце лет новых», включающем в себя записи за 1560–1567 гг., см.: Морозов В. В. Лицевой свод… С. 116–119). Источником известия о крещении Кученей-Марии мог послужить как рассказ благовещенского протопопа, так и рассказ любого другого лица. Последующие упоминания Андрея-Афанасия (уже в бытность его митрополитом) не могут являться однозначными свидетельствами привлечения его рассказов к составлению летописи — общеизвестно, что фигуре митрополита (наряду с фигурой великого князя и его ближайших родственников) летопись традиционно уделяла большое внимание и, соответственно, во включении подробных рассказов о нем в летопись нет ничего необычного (в отличие от включения рассказов о царском духовнике).

О заимствованиях из Летописца начала царства в Лицевом своде см.:

–  –  –

доступ к документации Макария, занимал далеко не последнее место среди близких к нему лиц.

Летописные работы при митрополичьей кафедре Нельзя исключить и того, что Андрей-Афанасий являлся информатором не только составителя Летописца начала царства, но и книжников, причастных к летописным работам, ведущимся при митрополичьей кафедре.

Как полагает Б. М. Клосс, Патриарший список Никоновской летописи (50-е гг. XVI в.) писался и хранился при митрополичьей кафедре.70 Согласно мнению исследователя, именно этот список Никоновской летописи был использован при составлении Степенной книги,71 основным летописным источником которой, безусловно, являлась Никоновская летопись.72 Рукопись, в которую помещен Патриарший список, наряду с Никоновской летописью, содержит также записи Воскресенской летописи, Летописца начала царства и его продолжения до 1556 г.73 Важно отметить, что Патриарший список Летописца выделяется среди прочих списков Никоновской летописи — он включает в себя фрагменты, которые в них отсутствуют. Обратим внимание на одно такое отличие — незамеченное в историографии дополнение: в этом списке при описании поставления Гурия (Руготина) на Казанскую кафедру среди присутствующих упомянут «протопопъ Благовъщеньской Андръй»74 (этой детали нет в каких-либо других списках Летописца; данная вставка — единственное крупное отличие Патриаршего списка в данном рассказе от всех прочих). Кроме того, явно митрополичий характер имеют и отмеченные Б. М. Клоссом особенности редакции вводной статьи Никоновской летописи «История, сиречь повестник, о епископиях…». Так, в отличие от прочих списков, ПатриарКлосс Б. М. Никоновский свод… С. 191–193.

Там же. С. 192–193. Разбор аргументов в пользу данного предположения подробнее см.: Усачев А. С. Летописец начала царства… С. 18, примеч. 26.

72 Например, см.: Околович Н. Ф. Жития святых... С. 52–80; Кусков В. В. Степенная книга... С. 297–298.

Подробнее о составе рукописи, содержащей Патриарший список Никоновской летописи, см.: Клосс Б. М. Никоновский свод... С. 191–192.

74 ПСРЛ. Т. 13. С. 250.

Митрополит Афанасий и памятники русского летописания… 273 ший в качестве третьей русской епископии упоминает не Ростовскую, а Казанскую (Ростовская помещена на четвертое место).75 Это указывает не только на время написания Патриаршего списка — речь идет, несомненно, о периоде после основания Казанской кафедры и хиротонии Гурия (1555 г.) — но и на то, что переписчик Патриаршего списка (в отличие от писцов прочих списков летописи) счел нужным «актуализировать» именно перечень русских епархий.

Отмеченные выше особенности, во-первых, указывают на митрополичий характер Патриаршего списка Никоновской летописи, во-вторых, на то, что его текст дополнен указанием на участие в поставлении Гурия Андрея-Афанасия. Конечно, этого недостаточно для предположения об участии нашего книжника в написании Патриаршего списка. В то же время сам факт включения известия о нем, отсутствующего в прочих списках, указывает на то, что, по-видимому, писец этого списка счел необходимым подчеркнуть факт участия именно Андрея-Афанасия в хиротонии Гурия. Последнее может свидетельствовать об особом месте благовещенского протопопа среди лиц, окружавших митрополита Макария в 50-е гг. XVI в.

На это же указывают и два других обстоятельства. Во-первых, летопись повествует о том, что Андрей-Афанасий вместе с митрополитом Макарием поновлял образ Николы Великорецкого. Наличие у царского духовника соответствующей квалификации не подлежит сомнению — Летописец специально подчеркивает, что как Макарий, так и АндрейАфанасий были «научены» «хитрости» «иконного писания»76 — но также несомненно и другое: участие в реставрации иконы вместе с митрополитом было большой честью, которой удостоился лишь благовещенский протопоп. Во-вторых, в крещении царских детей — Ивана и Евдокии — наряду с митрополитом участие принимал и АндрейАфанасий (он собственно и осуществлял процедуру крещения — «священная деял»); об участии иных представителей духовенства в крещении царских детей Летописец ничего не сообщает. Любопытно отметить, что, рассказывая о крещении в Чудовом монастыре другого царского сына — Федора, родившегося 31 мая 1557 г., — летописец упоминает лишь имя его восприемника (Макария), опуская указание на того, кто «священная деял».77 Судя по всему, процедуру крещения

–  –  –

осуществлял не Андрей-Афанасий, а кто-то другой. При этом важно зафиксировать, что его имя в Летописце не упомянуто. Это контрастирует с описаниями крещения Ивана и Евдокии, в крещении которых благовещенский протопоп принимал непосредственное участие. Последнее может свидетельствовать как о составе источников летописца, которому известно лишь об участии Андрея-Афанасия в описываемых событиях, так и о его желании подчеркнуть его близость к митрополиту и царскому семейству.

Подводя итоги рассмотрению представленного выше материала, отметим следующее.

1. Андрей-Афанасий, по всей видимости, проявлял интерес к летописанию. Возможно, он являлся информатором летописца (составителя Летописца начала царства и его продолжений, а возможно, и писцов круга Макария, переписывавших летописные тексты). Также, вероятно, благовещенский протопоп доставлял летописцу письменные источники, происхождение которых было связано с митрополичьей кафедрой. Интерес царского духовника к историописанию проявился и в составленной под его руководством Степенной книге, которая, однако, по своей композиции и составу источников более тесными узами связана скорее с традициями житийной литературы, чем с летописанием.

2. Являясь агиографом, Андрей-Афанасий, судя по всему, непосредственного участия в ведении летописания не принимал.78 В то же время можно полагать, что к ведению летописания в середине — третьей четверти XVI в. могли быть причастны лица, близкие к этому писателю. Возможно, речь шла о тех книжниках, которые принимали участие в написании Степенной книги, а позднее были привлечены к созданию Лицевого свода.

Это в свою очередь может быть связано с высказанным нами ранее предпоstrong>

ложением о том, что в русской литературе XVI в. фиксируется тенденция к «специализации» писателей, которые редко смешивали в своем творчестве несколько жанров. См.: Усачев А. С. О «специализации» русских писателей XVI в.: предварительные замечания // Русь, Россия: Средневековье и Новое время: Вторые чтения памяти академика РАН Л. В. Милова: Материалы к международной научной конференции, Москва, 17–19 нояб. 2011 г. М., 2011. С. 63–70.

А. Е. Жуков

bpelemmhj prqqjhi on qeoem“l

Временник русский по степеням (далее — ВРС) — памятник древнерусской исторической книжности начала XVII в. В общем для всех списков тексте отражены события от призвания варягов до чуда Никиты Переяславского (о рождении детей государя Ивана IV). Изложение дальнейших событий различается в разных группах списков памятника.

На два списка ВРС (РНБ, ОСРК. Q.IV.144 и Q.XVII.72) указал П. Г. Васенко, считавший ВРС сокращенной редакцией Степенной книги (далее — СК).1 Впоследствии рукописи с текстом ВРС были обнаружены А. Н. Насоновым (ГИМ, собр. Забелина, № 262). Исследователь предложил называть памятник Забелинским летописцем, датировал его концом XVI в., а также указал на один из источников — Казанскую историю (далее — КИ).2 А. Н. Насоновым был также обнаружен список ГИМ, Муз. № 1473.3 Ряд рукописей, содержащих текст ВРС, был описан М. Н. Тихомировым (ГИМ, собр. Черткова, № 431, Муз. № 2972, собр. Барсова, № 1789). Исследователь предложил называть его Временником Русским.4 Списки ВРС были обнаружены А. В. Сиреновым Васенко П. Г. «Книга степенная царского родословия» и ее значение в древнерусской исторической письменности. СПб., 1904. Ч. 1. С. 139–140.

Насонов А. Н. Летописные памятники хранилищ Москвы (новые материалы) // ПИ. М., 1955. Вып. 4. С. 258.

Насонов А. Н. О Тверском летописном материале в рукописях XVII в. // АЕ за 1957 год. М., 1958. С. 30–31.

4 Тихомиров М. Н. Краткие заметки о рукописных собраниях Москвы. М., 1962.

С. 26–28.

–  –  –

(ГИМ, собр. Вахрамеева, № 239, собр. Уварова, № 928, собр. Щукина, № 171 и 172; РГАДА. Ф. 357 (собр. Саровской пустыни), № 53; РНБ, ОСРК. F.IV.253; БАН, 16.8.14). Исследователь высказал мнение о том, что ВРС мог быть создан в Троице-Сергиевом монастыре, опираясь на тот факт, что после текста ВРС в ряде списков следуют Сказание Паисия Ярославова о Каменном монастыре и Житие Дионисия Зобниновского, составленное Симоном Азарьиным. Деятельность этих книжников была связана с Троице-Сергиевым монастырем.5 Рукопись, содержащая текст ВРС, была обнаружена и автором настоящей статьи (РНБ, собр. М. П. Погодина, № 1407).

При составлении ВРС была использована СК Краткой редакции Чудовского вида, Хронограф редакции 1512 года, а также КИ второго типа. Основным источником послужила СК, из которой составитель заимствовал большую часть известий. Текст Степенной был сокращен при составлении временника. Вместе с тем, составитель обращался к Хронографу редакции 1512 года, дополняя текст своего основного источника датами и новыми известиями, которые не нашли отражения в СК. Из Хронографа также заимствовались те известия, которые присутствуют в СК, но читаются в Степенной в более пространном виде.

Таким образом, составитель ВРС прибегал к тексту Хронографа 1512 года не только для пополнения, но и для сокращения текста. Наконец, известия о походе на Казань были заимствованы преимущественно из КИ второго типа, источником которой также послужила СК.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



Похожие работы:

«Дудникова Елена Борисовна, Ножкина Ирина Александровна ИСТОРИЧЕСКАЯ НАУКА В ОБРАЗОВАНИИ В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД ОТЕЧЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ В статье представлен краткий анализ становления исторического образования в ведущих учебных центрах страны, в которых научную и педагогическую деятельно...»

«Микульская О.М., Плотникова Я.А. ЭЛЕКТРОННЫЕ СИСТЕМЫ ДОКУМЕНТООБОРОТА КАК СПОСОБ ПОВЫШЕНИЯ НАДЕЖНОСТИ И КАЧЕСТВА ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА Системы документооборота хранят документы, ведут их историю, обеспечивают их движение по организации, позволяют отслеживать исполнение зафиксированных в документе обязанност...»

«Андрей Иванов Первый концерт для виолончели с оркестром К. Ю. Давыдова В статье рассматриваются музыкально-исторические предпосылки основных общеевропейских тенденций в развитии жанра, отразившиеся в форме и образном содержании Первого концерта К. Ю. Давыдова; раскрываются специфические черты музыкального языка. Ключев...»

«VERYIMPOR TANT VALVE ИТАЛИЯ НАША ИСТОРИЯ ВЕСЬ МИР НАШЕ БУДУЩЕЕ О НАС Bardiani Valvole S.p.A. это динамично развивающееся, постоянно растущее предприятие, руководимое Эмануэлой и Лукой Бардиани. Bardiani Valvole S.p.A...»

«"Международная жизнь".-2014.-№7.-С.43-49. Символ многополярного мира К пятой годовщине саммита БРИК в Екатеринбурге Вадим Луков Посол по особым поручениям МИД России, российский су-шерпа в БРИКС, доктор исторических наук v...»

«МУЗЕЙНЫЙ ГИД 2012 "Старая Деревня", реставрационно-хранительский центр Государственного Эрмитажа, Санкт-Петербург Музейный гид. 2012 Ангарск "Городской музей" Владивосток Приморский государственный музей имени В.К. Арсеньева Калининград Музей "Фридландские ворота" Кемерово Музей-заповедник "Красная Горка" Коломна Музей "Коло...»

«See discussions, stats, and author profiles for this publication at: https://www.researchgate.net/publication/288837890 Neopleistocene of the Ponto-Caspian region (Part 2) [Неоплейстоцен Понто-К...»

«ГБОУ лицей №1561, ЮЗАО Чигринова Алла Николаевна, Учитель начальных классов высшей квалификационной категории ЭТИМОЛОГИЯ Проблема "язык и культура" относится к числу дискуссионных и до ко...»

«Дитмар Лархер Профессор, Университет г. Клагенфурт, австрийский эксперт проекта Философия проекта Для мирного развития Европы очень важно всем нам, европейцам, не только понимать необходимость то...»

«1 ПРОГРАММА вступительного экзамена в магистратуру по направлению 37.04.02 Конфликтология Форма проведения вступительного экзамена: тестирование. Всего предлагается 100 тестовых заданий, разделенных на 2 варианта по 50 вопросов в каждом. На выполнение теста отводится 2 часа (120 мин)...»

«1 УДК 32 Лушников Александр Юрьевич аспирант кафедры истории России Российского университета дружбы народов 7961900@gmail.com Lyshnikov Alexander Yuryevich graduate student of chair of history of Russia of the Russian...»

«МБОУ СОШ № 87, Калининского района города Челябинска Читайте в этом номере: 1."День Знаний" стр 3-5 2. "Незнание закона не освобождает от ответственности" стр 5-6 3. "Из истории" стр 7 4. "Учительский листок" стр8 5."Немного о стихах" стр 9 6. "Ах, Ох сочинение" стр 10 Здр...»

«Ратников К. В. РУССКИЕ СТИХОТВОРНЫЕ ОТКЛИКИ НА ПОЛЬСКОЕ ВОССТАНИЕ 1830 1831 ГГ. КАК ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2007/7-1/63.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точ...»

«"Россия и мусульманский мир".-2014.-№1 (259).-С.68-75. КОНФЕССИОНАЛЬНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ ИДЕНТИЧНОСТИ НАРОДОВ АВТОНОМНОЙ РЕСПУБЛИКИ КРЫМ И. Бешта, ст. преподаватель СУЦ ДОН НУЭТ (г. Симферополь) Актуальность исследования. Крым является уникальным регионом Украины во...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ТРАНСПОРТА Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Иркутский государственный университет путей сообщения" Красноярский институт железнодорожного транспорта -филиал федерального госу...»

«1 ТОТ, КОГО НЕ БЫЛО Трилогия ВОРОТА Пьеса первая ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА В о з в р а щ е н е ц. Т р а к т и р щ и к. П ь я н и ц а. Д е в у ш к а. С т о р о ж. С е к р е т а р ь. С л у ж а щ и й. 1-й В о е н н ы й. 2-й В о е н н ы й. Черные мрачные ворота. Они вечно закрыты и видны то вблизи,...»

«РУССКОЕ ЗАРУБЕЖЬЕ Урок-бенефис Цель урока: познакомить учащихся с одной из драматических и нераскрытых страниц истории Отечества. Помочь учащимся не только разобраться, но и понять причины и смысл эмиграции, е влияние на развитие русской и зарубежной культуры. Развивать интелле...»

«АЙГУНОВА ОЛЬГА АЛЕКСАНДРОВНА ОСОБЕННОСТИ БАЗОВЫХ КОМПОНЕНТОВ ЭМОЦИОНАЛЬНОГО ИНТЕЛЛЕКТА МАТЕМАТИЧЕСКИ ОДАРЕННЫХ ЮНОШЕЙ С РАЗНОЙ УЧЕБНОЙ УСПЕШНОСТЬЮ Специальность 19.00.01 общая психология, психология личности, история психо логин АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата псих...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Московский педагогический государственный университет" Институт истории и политики ВОЙНА И РЕВОЛЮЦИЯ: СОЦИАЛЬНЫЕ...»

«Иранская филология ИРАНО СЛАВИКА Илахи наме – "Божественная книга" Фарид ад Дина ‘Аттара (XII XIII вв.) Беседа 4, рассказ 5* Вступление, перевод и комментарий Л. Г. ЛАХУТИ В рассказе, завершающем беседы отца с первым меньше отношения, чем пушкинский Сальери к Сальери сыном, впе...»

«ВІСНИК МАРІУПОЛЬСЬКОГО ДЕРЖАВНОГО УНІВЕРСИТЕТУ СЕРІЯ: ПРАВО, 2013, ВИП. 5 importance of ICSID activity is supplied by high level of its autonomy and increasing level of recognition by states. Thereby we consider ICSID as an institutional instrument in the World Bank system endo...»

«"В защиту науки" Бюллетень № 8 Яковлев С.В. "Чудеса" науки или чудачество от имени науки? О "неявных надписях" в работах В.А. Чудинова Вряд ли можно считать чем-то из ряда вон выходящим неослабевающий интерес отечественн...»

«136 ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ 2015. №2 Vo p ro s y J a z y k o z nanija КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ / BIBLIOGRAPHY. REVIEWS РЕЦЕНЗИИ / REVIEWS А. К. Поливанова. Старославянский язык: Грамматика. Словари. М.: Университет Дмитрия Пожарского, 2013. 792 с. [A. K. Polivanova. Staroslavyan...»

«Российский государственный педагогический университет им. АИ.Іерцена Петербургский институт иудаики ТЕКСТОЛОГИЯ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ В XX ВЕКЕ Материалы международной научной конференции Санкт-Петербург Михаил Велижев (Москва) НОВЫЕ СТИХОТВОРЕНИЯ И. И. ДМИТРИЕВА В Отделе письменных источников Государственного ист...»

«Селютина И.Я. Фонологическая система языка кумандинцев. 3 И.Я. СЕЛЮТИНА ФОНОЛОГИЧЕСКАЯ СИСТЕМА ЯЗЫКА КУМАНДИНЦЕВ * КАК ИСТОРИКО-ЛИНГВИСТИЧЕСКИЙ ИСТОЧНИК Кумандинцы вместе с чалканцами и туба-кижи составляют группу север...»

«RU 2 438 862 C1 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК B27B 1/00 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К ПАТЕНТУ (21)(22) Заявка: 2010123732/13, 08.06.2010 (72) Автор(ы): Иванов Андрей Викторович (RU) (24) Дата начала отсчета срока действия патент...»

«Григорий Явлинский Февральские параллели Является ли крушение государства в феврале 1917 года результатом заговора масонов и вражеских сил, и почему современные российские власти пытаются снова переписать историю? 1917 – 2007 Григорий Явлинский Февральские параллели Москва, 2007 УДК 32...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.