WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«ИМПЕРАТОРСКАГО КАЗАНСКАГО УНИВЕРСИТЕТА. по отделению историко-филологических и политико-юридичеСКИХЪ НАУКЪ. 1863. ВЫПУСКЪ II. КАЗАНЬ. УНИВЕРСИТЕТСКОЙ ТИПОГРАФИИ, въ 1 ...»

-- [ Страница 1 ] --

УЧЕНЫЯ ЗАПИСКИ

ИМПЕРАТОРСКАГО

КАЗАНСКАГО УНИВЕРСИТЕТА.

по отделению историко-филологических и политико-юридичеСКИХЪ НАУКЪ.

1863.

ВЫПУСКЪ II.

КАЗАНЬ.

УНИВЕРСИТЕТСКОЙ ТИПОГРАФИИ,

въ

1 8 6 5.

Печатано по определенно Совета И М П Е Р А Т О Р С К Л Г О Казанскаго университета, ПОПРАВКИ КЪ СТАТЬЕ «САВОНАРОЛА и ФЛОРЕНЦ1Я».

въ ПЕРВОЙ ЧАСТИ:

Стран, строк. Напечатано: должно читать:

5 снизу 10 развратились, всякаго всякаго рода разврарода, тились, 10 1 dedicazime dedicazione — 14 10 Furopa's Europa's — 15 documens documents.

З — 4 4 сверху 2 8 6 тысяч-ь шестисоть 57 12 честный частный — 9 9 снизу 7 iu in ЮЗ 1 145. I, 1 4 5.

— во ВТОРОЙ ЧАСТИ:

132 сяизу 1 ГШ YU 122 сверху 12 Не пропорщ'она.ншьия Непропорциональный 13S снизу 10 миряиъ мирянъ.

2 di 28 140 di 2 8 — 5 malte 148 molte — сверху 6 правительствомъ 177 правительству и 188 6 маденьшя маленький — 190 4 magli снизу mogli 192 сверху S ихъ ин.ма, 237 4 но не — САВОНАРОЛА И ФЛ0РЕНЦ1Я.

ИСТОРИЧЕСКАЯ МОНОГРАФ1Я

ПИКО.АЛ ОСОЮВЯА, ВЪ ДВУХ-Ь ЧАСТЯХ'Ь.

«Anzi noi liaremo sempre a sospetto d'eretico, l'impugnasse»

Neri: Apologia.

ЧАСТЬ ВТОРАЯ.

I,

НТАЛЫПНСШЙ ПОХОДЪ КАРЛА VIII. СВЕРЯЖН1Е МЕДИЧИ

ВО ФЛОРЕНЦИИ.

fix Мил айне праздновали свадьбу молодаго герцога Дж10ванпш Галеаццо съ красавицею Изабеллою, внучкою короля неаполитапскаго. Все веселилось въ великол'Ьпныхъ залахъ герцогскаго палаццо; грустилъ только лишь дядя жениха, его опекунт. Людоваижъ Сфорца. По выражешю его чернаго африканскаго лица, по отихорадочному блеску его глазъ, о б ращенных!. на Изабеллу, легко можно б ы л о угадать причину грусти Людовика. Онъ былъ страстно влюбленъ въ н е в е с т у своего племянника. Еще въ Неаполе опъ увидалъ и полюбилъ хорошенькую принцессу; теперь она жена его племянника, его личнаго врага...

То гневъ, то любовь рисовались на закалевномъ лице суроваго Сфорцы. Злоба и ревность душили его грудь при взгляде на счастливую чету новобрачиыхъ, хотя онъ и не переставалъ надеяться на ч т о - т о.

Несколько дней спустя после, брака, Людовикъ нашелъ случай видеться наединё съ Изабеллою. Онъ т о молиилт, ее, т о закливалъ самыми страшными угрозами. Н о все напрасно;

е м у отвечали полнымъ презренИемгь. Изабелла была чиста и безупречна въ своей привязанности къ мужу, хотя это п б ы л ъ человекъ, лишенный всякихъ способностей и дароваш й, самый ничтожный пзъ всего знаменитаго рода. Изабелла в ъ глаза смеялась надъ страдашями Людовика.

Такая насмешка женщины, до этой минуты искренно обожаемой, поразила Мбро прямо въ сердце. На сколько онъ прежде горячо любилъ ее, теперь съ такою ж е страстность!" Гч. Зап. К. У, 1863 г. Отд. I, $

- Ill — возпенавиделъ. Людовикь не проицэлъ обпдъ. Онь клялся въ вечнои вражде къ neii, ко всему ея неаполитанскому роду.

Вь устахъ таижого мстительииаго и безгранично злаго человека это значило много. Ему хотелось скорее насладиться м у чениями и терзанИями своего прежияго идола (').

Мы забыли сказать, что Людовикт. былъ уже женато.

Но бедная, хотя знатпаго рода, Беатриче д'Эсте, не могла иметь в.пяшя и а своего гордаго мужа ( s ).





Теперь же было и задето ея женское самолпоГне; ревности, поставила ее въ и е примиришыя отпошешя г;ъ Изабелле. Она постоянно твердила и напоминала Моро о мнцениш, прибавляя при этомъ, что ему по силамъ будетъ и одному управлять Милапомъ, что легко отделаться огъ танжого жалкаго и пустаго создашя, канжъ Джюваипни Галеаццо. Объ этомъ впрочемъ и и е надо было г напоминать хитрому честолюбцу; такое желание было давно уже ег о задушевною мечтою. Ему не надо было учиться и с кусству ведения интрига; въ этомъ отношении онъ етоялъ выше всехч. своихъ современниковъ. Это бьилъ человккъ практики, самое крайнее воплошеипе пошлыхь стороииъ макюавелизма. Онь не риенжовалъ опасностями, если не вид'Ьлъ верность выгоды, по презирал, все понятия о чести и долге, если только вдали видна была добыча. СЬять несогласия, обманы, устраивать заговоры было его любимымъ занятиемъ;

опъ отдавался имъ весь, какъ своему лучшему призванно ( 3 ).

Конечно въ народЬ онъ не могъ пользоваться популярностью.

Миланцы любили своего закошиаго герцога и герцогинио. Эта чета была еще дороже пароду своими несчаспями а приигеснен!ями, который довелось ей перенести отъ мсгительнаго дяди. По приказанию регента Изабелла ст. мужемъ должна была переехать в ь Павйо, где, въ укреплеиномъ дворце, за

–  –  –

него и Галеаццо присматривали, какъ ва плеишикаыи. Напрасно бедная Изабелла, измученная злою судьбоио, писала въ Неаполь дЬду, умоляя его принять м1ры и спасти ихт, огь неминуемой гибели, которой съ часу на част, надо бьило ожид а т ь ота, тирана (1). У нихъ родился сыиъ, но не па радости,.

Положение Изабеллы и ея мужа бьило безвыходное.

Моро нрезиралъ угрозы Фердинанда неаполитаисиаго.

С и л ы милаиекаго герииогства, которыми, каижт, правитель, онъ моги, распоряжаться безусловно, были доволи.по значительны, ч т о б ы противостоять врага,гь. Не даромъ же Лгодоввкъ, гие дЬлавишй ничего беэъ честолюбивой цели, отправилъ более 4 0 0 т ы с я ч ь дукатовъ императору Максимилиану, под-ьвидомъ приданаго за своею племянницею. Инвеститура мииланскаго герцогства, въ качестве императорского вассала, последовала за отправленИемъ невесты. Коииечио, все это о б д елали тайно ( В Все задушевииыа стремлешя его и пТ.аии ясно и полно выразились въ тома, обороиительномъ и иаступательномъ т р а к т а т е, который былъ заключепъ 22 апр-Ьля 1493 года м е ж д у Милапо.чъ, Римомъ, Венещею и Феррарою противъ Неаполя. Въ случае, войиы союзники обязывались выставить 3 0 тысячъ воисижа )• Въ лигу приглашали также и жалижаго ФлореиТ1Йскаго правителя Петра Медичи, иго т о т ь, имея личности съ Моро, отказался отъ учааня въ т р а к т а т е и приисталъ к7, противоположной с т о р о н е.

Чтобы вернее разсчитывать па у с п е х ъ, Моро, глава лиги, задумалъ пригласить къ себе на полнощь снлыиаго иноземнаго государя. Нисколько пе сообразпвъ результатовь

–  –  –

чужеземшиго вмешательства, итальянский изменникъ думала, только о мести Н е а п о л ю.

Почетное п о с о л ь с т в о, съ графами, Бельджоюзо и Каяццо в о главе, отправилось изъ Милана к ъ молодому королю французскому Карлу У Ш, съ просьбою о п о м о щ и в ь предстоявшей войне съ Н е а п о л е м ъ. Маленькому честолюбцу и х в а с т л и в ы м ъ Французснсимъ вельможамъ итальянские дипломаты ш к о л ы Сфорцы льстили пошлейшимъ образомъ. И!оролио представили завоеван1е ИИеаполя, какъ прологъ великихь б у д у н ц и х ъ воииственныхъ предприятий, какъ операшонный базисъ для борьбы съ В о с т о к о м ь и Турщею за 1ерусалимъ. Вся Италия отдавалась въ распоряжение Французов!,; имъ ceii часъ ж е предлагали д в е с т и тысячь дукатовь и ц е л у ю apsiiio п р и вступлевш въ Л о м б а р д п о ('). Съ с в о й ствеиинымъ итальянскими. дипломатамъ искусством!,, приближ е н н ы е короля б ы л и подкуплены. И м ъ поручили подстрек а т ь хрнстнаннейшаго монарха самыми несбыточными м е ч тами.

Изъ п р о д а ж н ы х ъ французскихъ вельможъ более всего выдавались два к о р о л е в с к и х ъ п о в е р е н н ы х ъ, имевише на Карла V I I I громадное Воняиие: сенешаль de Beaucaire и епископх, впосл-Ьдствие кардинала,. Saint Malo, министръ Финаисовъ францш. По их'ь могущественному н а с т о я ш ю походъ бьилъ р Ь ш е и ъ окончательно. Н а сопротнвле1и!е и доводы благоразумнаго меньшиииства ие обратили в н и м а ш я. Мнимыя в ы г о д ы б ы л и такъ соблазнительны, что могли увлечь и более здравое правительство, а не т о л ь к о легижомысленныхъ и пусти,ихъ з а стольниковъ.мальчика к о р о л я.

За предлогом-ь к ъ в о й н е противъ неаполитанскаго к о роля дело не стало. Запутанпыя претензии анжуйскаго Французскаго дома па неаполитансий престолъ могли послужить удобньимъ поводомъ к ъ объявление войньи. Тайный договора, меяжду Карломъ У И Н и Моро былъ п о д п и с а н ъ вь П а р и ж е.

Д о времени его р-Иипено б ы л о скрывать.

Между темъ п о с о л ь с т в о, отправлепное о т ъ лица фран

–  –  –

нузскаго короля, должно б ы л о посетить всЬ круппыя г о с у дарства итальянскйя и вывЬдать расположение каждаго пзъ н и х ъ ко Францш, сообщивъ имъ вместе съ темъ права с в о е г о монарха на неаполитанскую корону. Посламъ рекомендовали самый вежливый тонь,—спрашивать только «aide et conseil pour le rai, son maitre.

Когда послы npi-ехали с ъ этою целью во флоренщно, т о ихъ пригласили прежде всего възаседаше сивьорш. Надо замЬтить, что вть ней преобладали друзья Петра Медичи, к о т о р ы й, какъ мы знаемъ, деряжался почему-то Неаполя, и, конечно, въ его симпатняхъ не могло быть никакихъ полит и ч е с к и е причинъ. На просьбу пословъ о свободиомъ прох о д Ь Французской армии, синьор!я отвечала уклончиво, такъ ч т о Карлъ Г Ш очень основательно могъ включить флоревцно въ число своихъ враговъ (').

Если бы вместо синьории объ этомъ Д'еЛ'Ь спросили у народа, то король получилъ б ы совершенно противоположный отвЬтъ. Флорентгацы любили фраипузовь. Короли фраицузcuie всегда были въ д р у ж б е съ гвельФами, которые, какъ известно, составляли преобладающую иартИю въ республике.

Козьма и Лаврентш Медичи были въ очень дружеский, отношешяхъ съ Людовикомъ X I, который даже позволилъ Медичи внести въ свой родовой гербъ три Фравцузсшя лилш.

В Ъ самомъ хараижтере обоихъ народовъ было много общаго, х о т я Флорентшцы не имели т е х ъ д.урных:ъ сторонъ Французской расы, которыя впоследатае такъ сильно вооружили иротивъ себя итальянцевъ. Притомъ деспотизмъ и сварливыя претензии Петра до т о г о озлобили противъ него Флорептшцевъ, что при одной искре должна была разьиграться та кровавая драма, несомиеннымъ результатомъ которой было бы изгнаше бездарнаго деспота. Народъ предчувствовалъ, что чранцузамъ суждено послужить толчкомъ для совершения такого важнаго событ1я въ исторической жизни Флоренции Подобно тому, какъ Дяжюванни Галеаццо въ лице Карла VIII ждалъ освободителя о т ъ тиранства дяди, Александръ УИ— покровителя своимъ детямъ, народъ неаполитанскш—спасителя о т ъ ига чуждыхъ ему аррагонскихъ королей, такъ флорентийцы смотрели на Фравцузовъ, какъ на друзей свободы, (') S i s m o o d i ; t, VIII, p. 318, — 118 какъ на своихъ соиозииковъ въ д'Ьле избавлешя отъ протекторства Медичи (').

Но лучите люди Италш задумчиво качали головами при страшпыхъ вестяхъ о военныхь приготовлен!яхъ французовъ.

Они знали, что не к ъ добру это посещение, что, кроме вреда, оно ничего не обЬщаеть для полуострова, уже истомленного И внутреннею порчею и д о л г о ю кровопролитною меяждоусобноио борьбою, которая лила потоки итальянской крови впродолжепие ц-Ьлыхъ столетш. Только два, три д е сятка летъ отдыха и новая безижонечииая бойня въ перспективе, страшная и безгюицадпая. Приходилось иметь дело с ъ человеке,мъ, который шелъ па явный грябежъ. Если сами французы не были довольны своими военными силами и ихъ организаипею (').—то каково и;е было положеше итальянской армии, когда она, по общему сознаиииио самахъ итальянцевъ, была гораздо слабее французсижихъ регуляриыхъ батальоновъ, когда ихъ слабая артиллерия могла только любоваться тяжелыми и меткими орудиями Франиузовъ (•).

Однако грустнее всего отозвалось приближение этого варварскаго нашествия въ сердцахъ народа. Разсказы о страипп ы х ъ знамени.'их|, ходили въ устахъ чериии и са, неволыиымъ дуиневнымъ трепетоиъ передавались благочестивыми людьми.

–  –  –

Опи с ъ быстротою молши разносились по всему полуострову с ъ одиого коинца па другой. Такъ, слышно было, что будто статуи святьихь сочились кровыо, потъ вьиступалъ пи образ а х ъ, привидешя вставали изъ гробовъ. Жители Ареццо видЬли, какъ строй вооружеиныхъ всадниковъ появился иа пебИ,; они сидели иа огромньихъ коняхъ; страшный громъ барабановъ и трубъ слышался съ веба. Все предвещало чтот о недоброе.

Еще более ужаснулась толпа, когда съ каоедры ФЛОрептшенжаго св. Марка грянуло страшное пророчество Савонаролы,—святаго, еице ниикогда не оииибавипагося, человека, п о поняпямъ народа.

Въ самыхь яркихъ краскахъ представилось народу его будущее, Предъ нимъ безжалостный проповедиинкт. рисовалъ ужасную картину, до которой достигло общество. Такое состояше требовало мести провидешя н и пророкъ представила. эту месть такт,, что ужасъ и гииетуицш страхъ овладела, всИшъ народомъ, погрузившимся вь ижакос то оцЬпенеше. Задумались граждане. Кутежи, безкоииечные пиры притихли въ ожидании чего то великаго, страшнаго, еице небывалаго. Да и какъ было пе призадуматься отъ такихъ иервическихъ словъ, мЪтко бивииихъ прямо на впечатли г ельн-ейшия струны сердца.

«Флоренция, что с ъ тобою? Хочешь ли, несчастная, я с к а ж у тебе. Ты переполнилась беззакошемъ; готовься же к ъ великой каре. Господа, т ы сайт, видишь, что я стараюсь поддержать эту падающую развалину, но одного слова м о е г о мало, а больше я ничего пе могу? Помоги ты, Господи.

Разве ты не видишь, что мы становимся позоромт, wipa.

Сколько разъ я призывалъ тебя! Сколько было слезъ, сколько молитва,! Где же провид-енне твое, где же правосуд1е, где же милосерд1е твое? О простри намъ всемогущую руку тиюю!

Я же не могу, пе въ силахъ больше ничего сделать. Мне остается только плакать и плакать; я не могу даже говорить! (')»

Т о вдругъ онъ отъ слезъ переходилъ к ъ угрозамъ и требовалъ июкаян1я.

«О Итал'ш, о Римъ, вдругъ вскрикивалъ Савонарола съ (') Villari; t. И, р. 101, 102,—Си. Prediclie Г di Savonarola s o p r a Amos.

— 120 иламеипымь увлечеинемъ. Я отдамъ васъ въ руки людей, которьие сотрутъ васъ съ лица земли. Я посею между вами чуму, такую страшную, что отъ инея иикто пе убежить. Я шведу на Италпо и Римъ страшииых-ь людей, съ кровавыми страстями, которьие иасрянутъ голодные и ярьие, каижъ львы и медведи. Будетъ столыжо мертвыхъ, чтокаждымъ овладеетъ невольный страхъ. Вы поверите тогда тому, кто вамъ скажетъ, что уже пе кому погребать умсршихь... Если д е сятокъ мертвецовъ будетъ въ доме, т о нечего и заботиться о б ъ ихъ ногребеши; их а, будутъ сжигать. Когда же настояmiii бачъ пронесется надъ вами, т о будетъ уже столько мертвыхъ во в с е х ъ мЬстахъ, что пойдутъ кричать но улицамъ: «выносите мертвыхъ». И вотъ ихъ нсехъ поставятъ на дроги, уже готовили. Горы телъ будутъ всиоду и зажгутъ эти горы. Въ городе ничего lie будетъ слышно кроле п о х о ронныхъ криковъ: «мертвыхъ, мертвыхъ; у кого мертвые,— выносите за ворота». Толпа людей выйдетъ изъ своихъ д о мовъ; вотъ мой с ы н ъ, мой мужъ, мой братъ. И выроюгъ огромный, страшный ямы, чтобы закапывать эти трупы.

Потоаъ т е же люди обегаютъ снова всЬ улицы и опять закричать: «нетъ ли еще у кого мертвыхъ, у кого мертвые»?

И! умалятся ряды гражданъ, такъ что почти никого не о с танется. Травою заростутъ улицы, лесами покроются дороги, Ита.ши наполнится варварами и пришельцами. Наконецъ, м и петъ эта кара, но сколько добрыхъ и сколько злыхъ погибнегъ О Италия, ИталИя, сколько несчастШ суждено перенесли тебе! Я умоляю тебя именем* Бога, покайся. Римъ, я говорила, тебе о покаянии. Миланъ, я взывалъ и къ тебе съ э т о ю мольбою. Я говорилъ о покаянш всемъ мудрымъ мфа;

нетъ другого спасешя, какъ только покаяше. Но вы, к а жется, lie хотите верить; вы не хотите выслушать меня;

1!Ы глухи ко всемъ моимъ увешан1ямъ. Потому то и сказала.

Когъ: я проклинаю вашу гордость и мне противны даже жилища ваши; все будетъ сожжено, все будетъ уничтожено, а вы все пойдете въ царство дьявола (').»

Между тЬмъ Карлъ У'111 ревностно готовился къ походу.

Его детское самолюбИе занимали самые широкие планы. У его погъ была красавица ПНта.пл съ с в о е ю изменою, а тамъ (') Perrons; )i. 401, 402,

- 121 — Византия, Иерусалим!., всемирная Monapxin. Для его маленькаго ч е л а даже были слишкомъ велики таше колоссальные планы.

Карлт, билль пустой мальчик-ь, ни къ чему неспособный, к р о м Ь кутежа и разврата; ижакт, всякая бездарность, опъ была, л и ш е н ъ каижих-ь либо твердыхъ, положительныхъ ииачалъ и побуждений. Уродъ духомъ и тЬломн,—вотъ, но наешму мнению, его краткая и лучшая характеристиижа. Только кокой нибудь низкопоклошиьий Французский маршалъ можетъ ииазывати, христиаиинЬйшаго монарха ф р а н ц ш добродетельнЬйшимъ, п о бТ.доиюсо И.йипимъ ч е л о в Ь к о м ъ, котораго въ одно время и л ю б и л и и уважали и страшились (1). Никакой, хотя сколько нибудь развиитый государь, никогда бы не затеялъ дело, стоившее громадин,ихъ издержекъ, подвергавшее государство полному раззорешю и въ добавоижъ иеимевшее въ перспект и в е ничего, кроме позорного бегства. Итальянские мемуары т о г о времени съ желчью и сарказиоииъ издеваются ииадъ этою личностью, начиная о т ъ ея жалкой внешности и оканчивая внутреиипимъ безобраз;емъ ( ' ). Только одинъ Гвич!ардини безпристрастно обрисовывает!. Французскаго завоевателя.

«Этотъ молодой человекъ, двадцати дпуха, лТиь, говор и т ъ онъ про Карла VI и 1, по своимъ умственным!, кочеств а м ъ быль мало склонепъ и способенъ къ человеческой подвижной деятельности. Ему страстно хотелось царствовать и прославиться, и, конечно, такое желание проистекало не вслед

–  –  –

ств!е зрелости, а скорНие вЬтреииностп и пылкости характера.

Его Фигура, какъ пельзя более, соответствовала его внутренниимъ недостаткамъ. Большая и толстая голова, крошечная и пиея, широкая и высокая грудь, рослыя плечи, длинны» поги при малеигыжомъ р о с т е » — в с е это смешило не только итали,янцевъ, толпившихся при триумфальш.ихъ вьездахъ королевскихъ, но даже и салшхъ Французов!,.

«Сь самаго д е т с т в а, говорить т о т ъ же историкъ, въ другомь месте, Карлъ V111 быль слабого и болЬзиевииаго T'l-ioc.ioa;eiiia. liro коротенькая Фигура, отвратительное лицо, составляли контрастъ съ его взоромъ, полииымъ достоинства и силы. Не пропорцюнальни.ия части тИлл делали его более похожими. и а чудовище, чемъ на человека. Онъ пе имелъ и ни малеипнаго ииопяпя о свободныхъ искусствах-! и едва н а учился писать. Онъ любилъ повелевать, но это всего меииее шло къ нему. Всегда подчиняясь ВП И Й домашнихъ ииитригъ,

-ЯИО онъ лишился всякаго уваженш въ глазахъ даже своей р о д ной семьи. Отъ природы враги, труда и дела, оииъ, если и обраииналъ внипавиие па что нибудь серьезное, то убеждался, что у него не хватаетъ и и благоразум1я, ни уменья. Еслии бьн и въ иемъ было что нибудь порядочииое, то оно скорее бы подходило къ пороку, чЬмъ къ добродетели. Онъ стремился къ славе, но это б ы л о вследствие пылкости характера, а в о все ие разумпаго, сознательного влечения. Либерализма короля не имелъ ии разумности, ни меры, ни смысла. Замечаии тельное постоянство его стремлений пронстекало скорее изъ упрямства, чемъ изъ твердости (')».

Однако въ рукахъ этого «малеиькаго чудовища» была первая и лучшая въ т о время воеиииая сила. По его мановению готовилась перейти Альпы стройная регулярная apnia в ъ 6 0 тысячъ человекъ, одушевленная геройскимъ духомъ п р е даниюсти своему королю, неограниченному повелителю, с ъ шиснеиъ котораго, благодаря государственному искусству Лиодовика XI, уже начинала сливаться идея государства. Около 150 болынихъ орудии и 1230 горныхъ сопровождали армию, которая вся, за пснж.иючешемъ 8 тысячъ швейцарцевъ, с о с т о яла изъ однихъ к р о в н ы х ъ Французовъ ("). И а ж было не ишти ъ (') Sismondi; t. VIII, p. 312, 313,

Г) Cantu: t. VIII, p. 228, 229.

123 — пытать счастья съ такими образниош.ими, первыми для того времени, военными силами. Если въ казии!; не было деииегъ, то можно было разсчитипвать и а роскошный контрибуции и богатых* итальянских* г о р о д о в *, который представлялись жадному Карлу VIII какими т о неистощимыми рудниками.

Молодой король смело кинулся въ темное будущее и дерзко бросил* перчатку целой Италии. Каижъ герой Сервантеса, оип.

шелъ завериииить своимъ полуфантастическим* подвш омъ г е ройсиия похождешя средневЬковьнх* рыцарей (')....

Въ начале осени 1 4 9 4 года Французская apwia пробралась черезъ снежные проходы и ледники и у ж е переходила Альпы. „ Мы не будемъ следить за подробииостями победнаго niecTBia, нахальства и грабежа Франинузовъ. Это до насъ не касается и притомъ оно вызывает* груетиыя картины нравственной порчи тогдаипиихъ итальянииевъ; о п о кладет* тень на умную и глубоко симпатичную нашго. Мы возьмемъ только самые выдаиоищеся моменты, необходимые для обицей связи с ъ предметом* наиииего непосредствеииииаго излоокеииия.

Король проходил* через* Павнио. Там*, какъ мы знаем*, было заключено семейство законного милаиискаго герцога. В* страшной тоске томилась несчастная Изабелла; она ждала короля, как* избавителя. Къ тому же Карлъ VIII былъ двоюродный братъ Джиованни Галеаццо и, казалось бы, и е и м о г * отказать въ помощи невинной жертве узурпатора. Д е й ствительно, несмотря на все хитрости Моро, свидание между королемъ и кузиною состоялось. Изабелла бросилась къ ногамъ Карла, умоляя его о заицнте и спасении мужа и сына. Она просила короля пощадить и ея отца, который, по ея словаииъ, г о т о в ь былъ на все согласиться, лишь бы примириться съ ним*. Во имя несчастной Италш она молила Карла V I I I остановить поход* и выказать хриспанское великодушие къ бедств1ямъ народа. Красавица была у нона, молодаго развратника...

–  –  –

Это была решительная минута; о т ъ иея зависела вся судьба предприятия, п а д ь которымъ М о р о бился всю жизнь своио, которое составляло его задушевную мечту. Король уже ыачипалъ ижолебаться п о д ъ влшпемь чарующаго взора молодой! женщины. Медлить было более нельзя; еще минута, и все бы погибло. Вдругъ въ комнату влетела группа лучшихъ миланскнхъ красавицъ; онк были парочпо подосланы Моро, Веселыя, игривыя, грашозныя, окружили о н е короля, осыпая его лиобезностями и комплиментами. Карл-ь разечелъ, что здЬсь скорее можно б ы л о ояжидать усп'Ьха. Минутное в.пяние его к ъ Изабелле о с т ы л о.

Онъ холодно обратился къ ней и довольно отрывисто овечалъ:

— «Мое дело и моя слава слишкомъ в а ж н ы, синьора, чтобы я позволить с е б е отступить».

Сказавши эти слова, онъ вышелъ изъ комнаты, сопровождаемый дамскою свитою ( т ).

Черезъ несколько дней, выезжая изъ Пап in, король п о лучилъ извЬс™ о смерти своего кузена. На дороге ему вручили письмо ОТЪ Моро, который уведомлялъ его что Д ж ю вавви Галеаццо умеръ о т ъ заразительной горячки (febbre attosicata), прибавляя при этомъ, что оргапизмъ покойника б ы л ъ заранее разелаблеиъ отъ неумеренных!, чувственньнхъ наслажденш. Но о б щ ш голосъ народа обвинялъ въ смерти двадцатисемилетняго герцога его честолюбиваго лялю, который пе постыдился призвать чужеземпевъ гГа порабощение родины, чтоби,1 только достигнуть ступеней трона. Все очень хорошо знали, что Галеаццо меииалъ ему.

Подозрения народа совершенно подтвердились, когда, черезъ несколько диией п о с л е смерти Джюванни, умерь внезапно и е г о малолетнШ сьинъ. Прямое потомство Сфорцы такимъ образомъ пресекло«ь; дорога Людовику Моро бьила очищена.

Поспеипно уехалъ обрадованный М о р о изъ свиты королевской и отправился въ Миланъ. Тамъ о н ъ составилъ себе сильную партно и провозглаипенъ былъ герцогомъ миланскимъ.

Н о все хорошо были у в е р е н ы, какимъ путемъ новый герц о г ъ достигнулъ престола. Все единогласно говорили, что

С ) Со СЛОИ современаика Bernardino Corio f i j t o r i a di Milano), у C a n t u ; t. VII, p. 330.

125 — медленный ядъ прекрати.™ дни законной династии. Въ такой ФормЬ в с е лЬтописи занесли это с о б ы и е на свои страницы ("), прибавляя кстати и тревогу, к о т о р у ю оно произвело во Фраиц у з с к о м ъ лагере. Напуганные страшньимь итальянскимъ veИбпо, приближенные короля просили его с к о р е е вернуться во Ф р а н щ ю и только неожиданное упрямство и энергическое с о противлеще Карла VIII подавили исполнеше о б щ а г о нжелашя французской арм1и.

П о с л е кровопролитнаго ш т у р м а Флорентшекой крепости Fivizzano, доставившей о б и л ь н у ю добычу алчности «голодныхъ л ь в о в х », Французы подступили къ Пизе, которая съ восторг о м ъ отворила ворота Карлу VIII.

Дело въ тома,, что этотъ б о г а т ы й и довольно сильный городъ бьилъ п о к о р е н ъ Флорентийцами, которые не с т е с н я л и с ь распоряжаться въ немъ довольно деспотически. П и з а н ц ы вообще много терпели отъ П р и т Ь с н е т й Флорентшскихъ сборщиковъ п о д а т е й и съ часу на ч а с ъ ждали желаннаго освобождения отъ гордаго в.няшя флорентшскаго marzocco, какъ назывался левъ государственHiaro герба Флорентшской республики. На Карла V1H пизанцы давно б ы л и приготовлены смотреть, каижъ на избавителя, и п о н я т н о, что его приняли с ъ неописанным-ь энтуз!азмомъ.

О с о б е н н о отличались ж е н щ и н ы ; оне, буквально, не давали п р о е з д а и прохода королю на улицахъ р).

Когда однажды ИКарлъ VIII возвращался с ъ торжественн о й о б е д н и во дворецъ, т о изъ густой массы разноцветным ж е н щ и н ъ, сопровождавших-^ его по обеимъ сторонамъ улиц ы, раздался одинъ общи'й крикъ liberta, iiberta. Эти крики не переставали на всемт, протяжении! пути короля, такъ что о н ъ невольно дО.ладт, утвердительные жесты волновавшейся и теснившей его толпе. Думая, что король заявляетъ этимъ свое C04yBCTBie положешю пизанцевъ, народъ, съ возраставш и м ъ энтуз1азыомъ и съ страшною яростью п р о т и в ь притеснителей, бросился на дома б о г а т ы х ъ Флорентшцевъ; разграб и л ъ и х ъ до тла, уишчтожплъ в с е знаки ФлорентШскаго гос

–  –  –

подства, все гербы, девизы; съ постепенно накипавшею з л о бою и страсти,но терзалъ Флорентшскаго льва (marzocco), г д е только онъ встречался на дороге; вьигналъ изъ города едва упелевшихъ о т ъ смерти Флореиитшскихъ чиновниковъ и т о л ь к о распоря;кеии1я французского воеиииаго начальства остановили волнепИе ('). Городъ въ тотъ же день былъ провозглашенъ независимого республикою. Королю давались блестяише б а л ы и праздники. На одииомт, пзъ ишхъ две псрвьия пизанскня кра— савшны сидели около короля, группа имолодевькихъ девунпекъ обнимала еи о колЬни, моля короля о покровительстве р е с публике,—такъ было приказано действовать этимъ ж с н щ и ииамъ отъ ихъ мужей и отцевъ (")...

Наижонец-ь короля снабдили деньгами и опъ спокоиино отправился далее иа флоренщю, опустошая окрестности, к а к ъ тиеиирилиели.сисуио землю.

Что же между т е м ъ делалось во Флоренцш? Мы и м е л и у а,'с случай заметить, что въ городе образовалась гнартИя враждебная Петру, пария сильная, потому что она состояла изъ богатыхъ аристократовъ, родовыхъ соперниковъ Медичи.

Двое изъ ипхъ Каппопи и Веспуччи уже успели инобывать при французскомъ дворе и выведать намеретя Карла У Ш относительно Флоренцш. Имъ поручено было при этомъ просить содействия короля для низвержения Медичи и заявить полное сочувствий большинство Флорентшскаго дворянства къ французской наша. Мы говорили также, что ни аристократами пи народу и въ голову не приходило бороться съ франщею. Петръ увидалъ такимъ образомъ на своей сторон!, лишь небольшую кучку преданиыхъ друзей. Однако Медичи не покидалъ надежды; онъ все чего то вынжидалъ, все еще думалъ бороться съ приближавшимся неприятелемг. Съ н е п о нятноио опрометчивостью, онъ, при такигь неблагопр!ятныхъ обстоятельствахъ, задумалъ валожить на городъ налогъ, б у д т о для пополнешя военныхъ издержекъ. Такой беззаконный п о ступокъ произвелъ открытый ропотъ въ народе, уже и безъ того готовомъ къ револгоцш. Началось сильное д в и ж е т е нротивъ господства Медичи. Въ виду его, налогъ тотчасъ же былъ отмененъ. Ропогь утихъ на некоторое время. П о л о Nardi; t. И р. 29 (I. 1, с. 13).

, (') Cantu; t. VII, p. 231.

127 — — жеше Петра было очень натянутое. Онъ со страхомъ о ж и дал-!,, чЬмъ кончится драма, ижоторуио онъ самъ вызвала, своимъ глупымъ упрямствомъ. Т о на него снова нападала смелость; онъ было опять полумывалъ объ усилении военньнхъ издержекъ и о разныхъ приготовленпихъ къ борьбе ('). Но ижогда настоящш повелитель народа, Савонарола, принялъ с т о р о н у франннузовъ, считая присутствие ихъ за удобииый случаи къ свержению аристократического протекторства Медич и, — ч т о было п лавною м е ч т о ю его и зажнейшимъ призваш е м ъ его жизни,—когда, въ то же время, народъ, подъ влняппемъ его пророческихъ речей, то каялся, т о грозно ипуи1,л и,.—тогда и Нетръ увиделъ необходимость мира съ Карл о м ъ VIII. Для него лично, это впрочемъ ничего незначило;

т а или другая дружба не определялась у него какими либо гишиагиимн или политичесижими соображен1ями, а просто в ы ходила экспромтомъ. Во главЬ большаго и блестяицаго п о сольства, въ которомъ между прочимъ находились такие знаменитые государственные люди, какъ Фрапчесижо Валори и Петро Содерини,—отправился повелитель Флоренции съ п о винного головою во Французский лагерь (2 ноября). Король принялъ флорентийскую знать очень сухо. Напрасно Петръ ссылался на свои договоры съ Фердинандомъ неаполитансижимъ, напрасно указьивалъ онъ на опасность, грозившую ему с о стороны аррагонскаго короля, напрасно онъ кланялся французамъ, униясая т е м ъ достоинство доверившейся ему и далеко еще не безсильной, республики,—ничто не помогло.

П о с л е долгихь безполезныхъ споровъ, онъ долженъ былъ безпрекословно подписать позорииьий для Флоренцш договоръ, обязуясь притомъ хлопотать объ утвержденш этого акта со стороны синьории, съ котороио король лично боялся иметь д е л о. П о условнямъ прелиминарныхъ статей, Петръ отъ своего лица обязывался отдать французамъ три главные стратегические пункта Флорентийской территории, именно крепости Pietra-Santa, Sarzana и Sarzanella, кроме того дозволить неприятельской армии безпрепятственно занимать Пизу и Ливорпо и, паконецъ, выплатить именемъ республики двести т ы с я ч ъ флориновъ. Свободный проходъ и даровое содержание войска были услов1ями безопасными для посольства, но оно

–  –  –

Б ' Л 128 — страшилось мести народной за подписание первьихъ т р е х * статей, исполнить которыя значило отдать республику с о в е р шенно во власть чужеземцев* (').

И х ъ предчувешя оправдались вполне. Не успели они д о е х а т ь до Флоренции, какъ узнали о сильном* волнении народа. Трактат*, присланный Петром* на ратификацию синьории, сделался известен* всему городу. Все поднялось и грозно зашумело. Оскорбленное чувство народной чести требовало мести недостойному п р а вителю, так* о т к р ы т о позорившему тени своих* великих* предков*. И т е б ы не решились т а к * самовольно распоряжаться обиииественным* достоянием!,, отдавая врагу государственный земли и в * добавокъ платя ему постыдную дань.

Обицш голос* мести раздавался в * городе; на этотъ разъ псе cocioeia слились в * одномъ желанш.

Раиио утром*, 5 ноября, высокШ белый всадник*, н о сился на коне по улицам* Флоренции. Его величественная осанка, его громкШ клик* и призыв* къ свободе, к* с в е р жению тирана Медичи, возбудительно действовали на т о л пы теснившейся черни. Это былъ т о т * самый франческо Валори, который участвовал* в* посольстве с * Петром*.

–  –  –

Гордая рука этого человека никогда пе въ состоянии была письменно утвердить позоръ родины. Напротивъ.въ недовольс т в е народномъ онъ видЬлъ самый удобный момеитъ къ исп о л н е н и е и.-елаигш враговъ господствовавинаго дома. Народъ, возбуждаемый громкимъ кличемъ Валори и его представительного осанкою, шумно затеснился на площадяхъ и съ крик о м ъ liberta густыми рядами направился къ своему отцу— монаху въ обитель св. Марка. Флоренция въ эти критически'е дни была между двухи, огней. Съ одной стороны грозилъ король за неисполнение трактата, съ другой являлся образъ тирании въ лице Петра и его клевретовъ. Изгоняя Медичи, народъ неотразимымъ токомъ событии подпадалъ непремеииному влияшю Карла VIII и его пушекъ.

Въ такия трудныя минуты релипозньие лиоди находятъ успокоение только въ одной молитве; опи невольно покорятся т о г д а человеку, который будетъ молиться за иихъ или, темъ б о л е е, кто будетъ говорить с ъ ними именемъ Бога. У народа Флорентййскаго б ы л ъ тогда человеи.ъ, который, независимо о т ъ религиозных-!, утеипений, и ия иа, па пего своими ;

личными политическими тенденциями; подъ рясою доминиканца скрывался государственный деятель, который чувствовалъ теперь, что вся историческая судьба Флоренции въ его р у к а х ъ, что отъ него зависитъ направить с о б ь ш я въ ту или д р у г у ю сторону. Ояжидашя его оправдались. Съ ноябръстхъ дней И9Л года флоренттйская внутренняя и внгыинля исторгя па цгьлыхъ четыре года сливается съ 6ioipatf)iew Савонаролы.

Всякое слово его д е л а е т с я на это время незыблемьимъ а в торитетомъ для народа, которьнй отдгвался ему до самозабвения.

Какъ же важно было то, что скажетъ э т о т ъ суровый мон а х ъ, этотъ блестящий проповедникъ теперь, когда весь народъ устремлялся въ ворота скромпаго монастыря св. Марка, и, т-И,снясь въ дверяхъ церкви, съ волнешемъ и видимымъ н е т е р п е т е м ъ ожидалъ начала речи npiopa и провипциальнаго викария Тосканы.

Джироламо говорилъ Э Т О Т Ъ разъ на тему, что милосердие БожИе еице выше и безконечнее, ч(;мъ его правосудие.

«Верь мне, Флоренция, что много крови должно бы пролиться въ это возстание; но Богъ умилостивился. Онъ х о т я и далъ тебе это горькое блюдо, но усладилъ его CDS' — по — комъ виннограднымх; все это милосерд1е ИИсемогуиинзго кг тебе.

Посмотрите, такъ ли бываетъ и такъ ли будетъ въ другихт.

местахъ Италии».

Строили, с ъ постояннымъ укоромъ и а ус.тахъ, монохъ и былъ какъ то особенно млгокъ въ эту минуту. Оииъ сталъ успокоивать народъ, увещевалъ его надеяться на милости, Божно и простить врагамъ, чтобы иметь право заслужить такое милосердие. ИИопятию, что целью ei'o было остановить разливъ народного мщения и потоки крови (1).

Действительно, теперь пе затНимъ было подстрекать н а родъ. Важнейшая цель иирпзвашя Савонаролы была д о с т и г нута. Медичи должны были проститься съ своею пышною столицепо, съ своею блестящею, придворного обстановкою.

Вместо Медичи теперь является и а арену государственной и жизни Флоренции другой деятель с.ъ крестомъ въ одной рукЬ исъхарпею свободы въ другой. Потому теперь смело м о ж но было призывать къ порядку.

Въ тотъже день (5 ноября), по желанию народа, с и н ь о pifl отправила ииовых-ь пословъ къ Карлу УИИ. Это были самые популярные демократы и лучише люди Флоренции. Во главе депутации стоялъ человекъ, представлявшш ссбою п о л ное воиилощеше ииародньихъ ииитересовъ, безъ которого поэтому тоила немыслимо бьило никакое важное событие во флоренцш, это «Crate Girolamo da Ferrara (')».

Посольство въ тотъ же девь оставило городъ; дорогою оно встретилось съ возвращавшимся Петромъ. Савонарола и Медичи въ п о с л е д и т розъ взглянули другъ но друга; это было ихъ послЬднее столкновеше. Власть одного гибла, д р у гаго росла....

Петръ по слухамъ только зяалъ о волиенш, распространившемся во Флоренцш. Но оиъ продолжвлъ дуиаать, что

–  –  –

несколькими горстями золота можно поправить беду. Но прИезде въ свою загородииую виллу, онъ поспешилъ собрать с о в е т ъ изъ самыхъ доииерепии.ихъ друзей, которые, къ его ыесчастИю, совершенно упали духоиъ. Былъ уже вечеръ ( 8 поября). решено было завтра же утромъ, во что бы то ии стало, утвердиться въ городснжомъ дворце, хотя все ждали сильного сопротивления со стороны народа.

Городской дворецъ Медичи был ь порядочно укреплепъ и охранялся верными копейщиками; изъ него можно было д е й ствовать и оборонительно и наступательно. Но синьория, выбранная на ноябрь и декабрь, состояла уже совершенно изъ д р у г и х ъ элементовъ; въ ней не было ни одного сторонника падавшей Фамилии; тамъ заседали только одни крайше республигжанцы. Понятно, что новымъ правительствомъ были приняты м е р ы къ воспрепятствовав™ занятая дворца приверженцами Медичи. ГонФалоньеръ Джакопо Нерли отправился уговаривать Петра и просить его отложить свое безразсудииое и безполезпиое иамереше. Одинъ изъ прИоровъ, Лука и Корсини запала, сильныыъ военными, отрядомъ площадь передъ д в о р ц о м ь для сопротивления, въ случае вооруженнаго нападенИя со стороны друзей гибнувшаго порядка. Правительство решительно заявило себя противъ Медичи, изгоняя изъ г о рода и государства все ихъ семейство, со всеми приверяженцами и клИенталш. По Петръ, упрямый какъ всегда, не думалъ уступить такъ положительно и единогласно высказанн о м у, общему народному требованию. Онъ, иапротиивъ, решился выказать вооруженное сонротивлеше. Медичи просилъ содействия своего родственника Павла Орсини, начальника одного кавалерИйскаго полка. Тогда сильно заговорило народное чувство въ городе. Граждане тотчасъже оргаииизовали милицИю, отдавая ее въ полное распоряжение сиыьорИи. Сила выступила противъ силы. Произошла кровавая свалка па плошадяхъ и въ тесныхъ переулкахъ. Въ несколько часовъ народъ сбилъ кавалеристовъ Орсини, живо преследовалъ и х ъ до самыхъ гор о д с к и х ъ воротъ San Gallo. Петръ не жалелъ ни обещании, ни угрозъ; ничто не помогло. Онъ воспользовался утомлеше м ъ преследовавшихъ, остаииовился и началъ кидать золотые ижетоны въ толпу, упрашивая жителей этого квартала помочь ему и оттеснить наступавшихъ. Но ему отвечали бранью и градомъ каменьевъ. Ударили въ набатъ; милищя, подкрепленная со ксехъ сторона, города сбежавшимся народомъ,

- 132 — прорвала копииые ряды и инициала ихъ за городъ. Ворота затворились и,—для Петра навсегда. Еще брать его ижардиналъ Д.и.аовашш (впоследствИе папа Левъ X), скакалъ по улицами,, сзывая своих* ииривержепцевъ. Съ крикомъ palle, palle, кидалъ опъ въ народ* груды золота,—все напрасно.

Его затеснили въ одной улице и чернъ принялась осыпать его угрозами и проижлятИями; иногда пролетали камни падъ его головою. Убедившись, что ничто пе поможет*, Джюванни поскакалъ назадъ. Съ опасностьио жизни, въ рясе нищснствугащаго Франпнснжанца, усиЬл* онъ выбраться за городскИе ворота, вместе с ъ братомъ Джул1ано. Въ апеннинских* у щ е л ь я х * они соединились с ъ Петром* ( ' ).

Все друзья и приверженцы Медичи также бежали, л и шенные покровительства Флорентшскихъ законов*. Овии с о ш лись въ Болоньи у князя Бентиволю, друга Петра. Однако болонскШ тиранъ, видя своего друга въ несчастш, нринялъ его и свиту Медичи довольно сухо а ). Оттуда они принуждены были отправиться въ Венецию (• ).

Вь тотъ же день, когда совершилась эта важная по своему значению революция (9 ноября), состоялся приговоръ синьорш о вечном* изгнании всей Фамилии Медичи изъ п р е делов* государства. И х ъ обвинили въ возмущении противъ республики. Имущества ихъ были секвестрованы. За поимку трехъ братьевъ, было обещано пять тысячъ дукатовъ; за голову одного Петра,—три тысячи дукатовъ. В с е, изппанные старашями Медичи, въ последн!е гпестьдесятъ лЬтъ были возвращены, какъ невинниля жертвы миновавипей тпнраиш, и ивозстановлены въ своихъ гражданских* правахъ. Все о с у ж денные по делу Пацци были возврасцены въ городъ и п р и няты съ честью (").

Роскошный дворец* Медичи б ы л ъ разграблен* чернью, при чем* погибла большая часть т е х * замечательных* п р о изведешй искусства, нжоторы.ч с* т а к о ю лиобовью собирал* Козьма и Лоренцо. Народ* достаточно поживился на счет* своего бывшаго правителя. Во дворце нашли я разтащнли

–  –  –

м н о г о громоздких* с е р е б р я н ы х !, гиешей. Между ними одииииъ л и т ы й изъ серебра единорогъ стоилъ о т ъ 6 до 7 тысячъ д у к а т о в - ь. Сиии.орИя конфисковала до 2 0 тысяч-ь наличных* д е н е г ъ, принадлежавших* Медичи, сверхъ т о г о множество д р а г о ц е н н ы х ъ перстней, камеевъ, прекрасных* агатовыхъ б л ю д ъ изящной работы. Между прочими вещами въ кладов ы х ъ Медичи хранилось до т р е х ъ тысячъ з о л о т ы х * и серебр я н ы х ъ медалей, каждая въ 4 0 тогдашних* фравцузсижих* ливровъ,—лучшия, какш только могли быть въ Италш. К о р о ч е, потеря Медичи, въ э т о т ъ роковой для них* день, д о х о д и л а по вычислению Комина до 100 т ы с я ч ъ экю (').

Народъ ликовал* среди полнаго разгула страстей въ э т о т ъ день избавлешя о г ь господства людей, которые позорн ы м * образом* вели государство к ъ несчасИям*, нисколько не думая о прямыхъ интересахъ и выгодахъ республики. Не етолыжо за деспотизма,, сколько за бездарность и ничтожес т в о, павшее правительство заслуживало такого позорнаго свержешя.

–  –  –

ФРАНЦУЗЫ ВО ФД О Р Е Н Ц1И.

Мы оставили Савонаролу на пути нсъ фраиицузскому л а герю, куда онъ е х а л ъ въ сопровождении четырехъ других* пословъ. ДепутацИи поручено было п р о й п ь снисхожденИя у Карла УШ,—если м о ж н о совершенна™ уничтожения, если же нетъ, то по крайней м е р е смягчения условИй перваго трактата. BaiiiHie Дяжироламо обещало успЬхъ предпрИятИю. О б ъ его знаменитыхъ ироиоведяхъ и пророчествахъ уже давиго и знали Французы, ожидавшИе теперь съ нетерпенИемъ его п р и бытия въ ары1Ю. Но дипломатамъ королевским* было неприятно ото пос-Инценпе. ПолодженИе и значенИе Савонаролы давало ему возможность сделать многое, недоступное для обыкновенного посла. Онъ будетъ говорить о т ъ имени Бога, а не о т ъ своего лица, а перед* Богомъ невольно преклонится и са.мъ христИаиинейшИн мопархъ. Всякое желаше пророка, какъ воля небес*, будет* исполнено королемъ.

Действительно, Савонароле бьило необходимо действовать путем* пророчества и другихъ атрибутов* сверхъ-естественнаго человека. Прикрываясь таки.мъ забралом*, можно было, въ то же время, говорить, что угодно и смело р а з считывать на успЬхъ и популярность среди релпгИознаго народа. Это было лучипее средство проводиить въ жизнь т е гражданскИя идеи, осуществления котори.ихъ такъ страстно добивался великий мучеиикъ. Конечно, н е т ъ никакого осииовавИя думать, что Савопарола самъ сознавалъ присутствие въ себе чего то сверхъ-естеетвеннаго. О н ъ очень хорошо знал и, что действует* своим* геннип., а не небесньимъ духом*.

Сам* же онъ, шиоследствИе, объявил* свои пророчества с л е д у е м » личных* политических* связей п дружеских* с о в е т о в ъ государствеиииых-ь людей эпохи, отклоняя оть себя всяк о е небесиое посланничество (']. Но современники принимали е г о слова за чистую монету р ). Во время знаменитого огнеин а г о испытания, даже закоренелые враги его, францисканцы, б ы л и уверены, что пророк* заколдованъ и пламя никогда не коснется его. ВсЬ были убеждены вь его сверх-ь-естествеин о м ъ появлении, в* его небесном* посланничестве. Все с о дрогались, когда Джироламо взволнованным* голосом*, съ у ж а с о м * на лице, произносил* страшныя нророческия заклинанья и предсказашя. Понятно, какъ торопились французсюе начальники поспеть въ главную квартиру короля въ Пизе, куда прИихал* Савонарола съ своими спутниками.

Карлъ VIII принялъ посольство, окруженный своею блестящею раззолоченною свитою. Глаза в с ё х * устремились на входившаго въ залу, съ поникшею головою, доминиканца, осИинявшаго благословлешем* присутствокавниихъ, Была минута, нжогда Джироламо, казалось, несколько смутился, но т о т ч а с * же матовое лицо его привяло прежнее сосредоточенное выражеше и о н * твердым* голосом* произнес* свое приветствие королю, приглашай его вступить во Флоренцию.

— «Иди, иди с * доверием*, иди с* радостью и ликовашемъ, п о т о м у что тебя посылает* тотъ, кто на кресте торжествов а л * наше искунлепие. Н о выслушай все таки предостережение м о е, о истинно христшннешиш монархъ,—и да запечатлеется о н о въ глубинЬ твоего сердца. Божий слуга, получивший о т кровение отъ самаго Господа, говорить тебе, что ты послан* и м *, государь, для т о г о, чтобы, подобно Христу, оказывать милосердие на пути твоем*. Окажи же такое милосерд'ие къ флоренцш. Там* много грешиииковь, но за т о и много в е р н ы х * слугъ Христа, и духовииыхъ и мирян*. Т ы должен*, х о т я ради их* пощадить городъ, потому что они будут* м о литься за тебя и помогать тебЬ в* твоих* подвигах*. Недостойный слуга Божий, говоряпниш съ тобою въ з гу минуту, предостерегает* тебя именемъ Господа и умоляетъ тебя защищать исЬми силами твоими девь, вдовъ, сирот*, б е д н ы х ъ и прежде

–  –  –

всего невесгь Хрнстовыхъ въ монастыряхъ. Да не увеличишь т ы собоно, король, число грешннинжов-ь,—этимь уменьшится та великая сила, которуно даровалъ т е б е Господь. Наконеи/ь, въ трети.ихъ, слуга Божий убеждаетъ тебя именемъ Бога простить все нанесенный тебе о б и д ы. Если ты считаешь себя оскорбленнымъ флоренпйскимъ народомъ, или ижакнмъ другимъ, прости е м у ; они согрешили по неведеиито, пе думая, что ты посланъ самимъ Богомь. Вспомни объ И с к у пителе, который, пригвожденный ко кресту, прощалъ своихъ убшцъ. Если т ы, король, сделаеиниь все это, то Богъ расипиритъ твое земное царство, одарить тебя победами и н а к о нець приметь тебя вт. свое вечное, небесное царство (')».

Такая речь не могла не смягчить короля, не польстить его самолиобш. ТИшъ более для него было важно слышать такИя слова изъ устъ человека, прослыошаго святьимъ и п о кровительствуемого самимъ небомъ. Вдохновенный, ииророческш голосъ оратора электрически иодействовалъ на слушателей и склонить весь дворъ короля на сторону государства, красиоречивымъ заицитникомъ которого являлся такой ч е л о вёнжъ, какъ Савонарола. Тронутый король въ самыхъ ласковыхъ выражешяхъ благодарить монаха за п р и в е т и в и обещалъ сделать все для Флоренции (»). Депутата уехала, чтобы возвестить городу радостную весть и приготовиться къ торжественному принятие Карла У Ш.

Ораторское искусство Савонаролы достигло вполне своей цели. Онъ, правда, не коснулся политическихъ предметовъ, какъ ожидали отъ него, но это б ы л о совершенно лишнее при техх обстоятельствахъ. Силою нельзя было сделать н и чего; надо было стараться смягчить короля, склонить его на свою сторону и тогда уже, съ большими, осиованнеаъ, можно было разечитывать на успехъ.

Потому намъ кажется весьма страннымъ и легижомысленньнмъ желаше Перренса отыскать недостатки въ приведенной нами речи Джироламо ( 3 ). Далмиейшия события, какъ нельзя лучше, оправдыванотъ политичесий т а к т ъ и уменье Савонаролы. Онъ, совершенно по заслугамъ, монъ назвать себя о т S i s m o n d i ; t. V I I I, p. 3 5 7.

( 2 ) N a r d i ; t. I, p. 3 6 ( I. 1, c. 17).

(') Perrens; p. 98.

- 137 — ц е м ъ народа, какъ онъ действительно выразился въ проповеди, въ которой отдавалъ отчетъ Флорентшцамъ о своей поездке.

Т о л ь к о неподдЬльною привязанностыо къ народу и исключительнымъ положешемъ Савонаролы въ г о р о д е можно о б ъ яснить тотъ несколько хвастливый тонъ, с ъ какимъ онъ г о в о р и л ъ на этотъ разъ.

— «Какъ видите, я не идадилъ силъ для вашего спасения.

Б о г ъ далъ вамъ во мнЪ о т ц а, хотя я самый последний изъ е г о слугъ. Я все брошу для тебя Флоренция; я ничего не х о ч у, какъ только т в о е г о счастья и чтобы т ы была истинно христйанскимъ городомъ ( ' ) ».

Между т е м ь все было приготовлено для торжественнаго npieMa Карла У Ш. Съ т о н к о ю ирошею отзывается изгнанникъ—республиканец-!. Нарди о томъ позорномъ унижении, к о т о р о м у въ этотъ день подверглось его отечество ( 2 ). Весь г о р о д ъ былъ на ногахъ. Синьория, окруженная всеми лучшими представителями аристократии, въ роскошныхъ одеждахъ, отправлялась на встречу французской армш, с ъ громима, м у зыижи приближавшейся к ъ воротамъ San-Friano. Короля встретили напыщенною и в ы с о к о п а р н о ю речью на итальянскомъ я з ы к е, по-поламъ с ъ Французскими Фразами; ее нарочно заказывало правительство ( э ).

Накраиывалъ дождь; б ы л о около шести часовъ вечера ( 1 7 ноября). Но это нисколько не помешало исполнению ц е ремониала во всей точности. Ряды вступавшихъ войскъ вытянулись на огро.чномъ пространстве. Они двигались нарочно медленнымъ шагомъ п о в с е м ъ большимъ и многолюднымъ улицамъ. Всего вступало до оси,ми тысячъ кавалерии и четырехъ тысячъ п е х о т ы ("). Въ самыхъ воротахъ поднесли

–  –  –

королю городские ключи. Карлъ \'Ш сели, на богато убран— наго коня, ве.и Ь.и г, ключи нести перед* собою и съ ижопьем* въ руке въехал* въ городь, Над ь головою короля знатн-ейш1е молодые лиоди и члены синьории держали золотой балдахинь. Народъ приветствовал* вступнленнИе завоевателя съ в о с торгом ъ, ожидая о г * него милостей и ниощады. На многих* домах* красовалась надпись: «гех, pax et restauratio libertalis».

Когда nponeccia достигла каеедральнаго собора, то король слезь съ коня и отправился въ храм*. И а стуииеняхъ его И встретило Флорентийское духовеииство, успевинее б нижайшими переулками обойти npouecciro, и снова явиться перед* к о р о лем*. Народъ, увлекшшся до энтузИазииа разорвал* на иаельче куски балдахин* королевсшй и съ криками: «JFrancia, Francia»

проводила, короля до саиаго дворца Медичи, где Карлу VIII было отведено роскошное помениеше. Свита его разместилась большею ч а с т н о по домам* з н а т н ы х * аристократов*, которые очень услужливо предлагали ей всевозможный удобства. Войско расположилось частно на городских* квартирах*, частно въ предместьях*. П о ночам* весь город* ярко освещался, т а к * что Флореншя измЬнила патриархальный образъ своей жизни и толпы гуляющих* заставляли забывать о поре сна. Открылись пиры и балы; праздник* следовал* за праздником*;

и королю старались доставлять всевозможны» удовольстняя (').

Между т е н ь не забывали п о делах*. флорентийские министры: Валори, Капнионни, Веснуччи,— почти каждый день трактовали съ поверенными королевскими об* услов!яхъ м и р наго договора между реснтубликоно и франшеио. Затянулись безконечные споры, Ни та, ни другая сторона не хот'Ьла уступить. Не сходились не только в* подробностях*, но даже иие были ясно поставлены и главиепишня условия. Когда француз!,и прибегали к * угрозам* и, думая запугать противную сторону, указывали на свои пушки, то Флорентийцы оказьнвалии неожииданную самонадеяииность и сиильное уинорство, с о зиавая и свою собственную силу и т о, что они не останутся и без* союзников* въ случае неравной борьбы.

Однажды Кар.ит., желая пригрозинть Флорентшскимъ дипломатам* и, разсчитывая сделать их* уступчиив-ее, крикнул* на пих* с* досады и сказали,:

С ) N a r d i ; I. I, р. 3 7 (1,, 1 7 ). — G a d d i ; р. 47.

с — 139 Я велю затрубить въ трубы».

— « Х о р о ш о, трубите въ ваши трубы, а м ы велимъ ударить в ъ н а б а т ъ », смело отвечалъ Каппогш и разорвалъ при этихъ с л о в а х ъ Koniro договорного трактата; г о р д о огляделъ онъ п р и с у т с т в у ю щ и х ъ и в ы ш е л ъ пзъ комнаты.

Королю было неловко въ эту минуту; онъ долго молчалъ, нагжонецъ наинелся и даже придумалъ каламбурь ("), — « A h, Capponi, Capponi, vous etes an I risle cappon».

В о о б щ е после этой сцены Карлъ V I I I былъ гораздо с д е р ж а н н е е. Онь поиималъ, что, не имея за собою опоры Физической силы, трудно решиться натакуно смелую и к р у туио выходку. Но при всемъ томъ король не подписывала, трактата, ожидая иге поддадутся ли егце Ф.горептшпы. Терп'еше синьорин тоже истощалось. Положение о б е и х ь сторонъ б ы л о очень натянуто и не нормально, Правительство Флорент ш с к о е опять обратилось за содействиемъ к ъ Савонароле. Его просили отправиться к ъ королю и склонить его на принят йс м и р н ы х ъ условш и ратифинжащи договора, дальше котораго республика идти не м о ж е т ъ, не оскорбляя въ конецъ самолюб1е пародное и гражданскую честь своихъ подданвыхъ.

Впоследствие, Савонарола самъ разсказывалъ про это нюеОлиеине и про свой разговора, съ королем'!,. Ириводимъ его собственный слова, п о ч т и единогласно засвидетельствованный современниками. Онъ говорилъ ихъ, уже спустя два года.

Доказывая свою любовь къ Флоренции теми усилиями, к о т о р ы й онъ не щадилъ для нея, проповедникъ замечаетъ м е ж д у прочимы (*) С а р р о п е, итальянское с л о в о, п о русски—каплуиъ. О б ъ этомъ факте совершенно одинаково упоичинаютъ в с е историки. Для примера см.

N a r d i ; t. И, d. 3 9 ( I. 1. с. 1 7 ). Ср. с ъ прекрасною биографИею P i e r o d i G i r i o C a p p o n i, написанною современникомъ его V i n c e n z o A c c i a i o l i, пом. в ъ A r c h. s t o r. i t. j t. 1 У. p. II, p. 3 2. — Известенъ каламбуръ Магаавслли, которьшъ онъ с ъ пзИиыткомъ отплатилъ французскому остроуишю.

« Ь о s t r e p i t o d e l l ' a r m i е d e ' cavalli N o n p o t e far, c b e n o n f o s s e sentita La v o c e d'uri C a p p o n fra cento G a l l i ».

( D e c e n n a l e primo).

В о т ъ переводъ; «Ни с т у к ъ коней, ни звукъ оруж!я, не помешали у с л ы шать г о л о с ъ каплуна между с о т н е ю петуховы.

«Помнишь ли, народъ, ту опасность, какая чуть было не застигла тебя во время пребывашя въ городе Французскаго короля. Каижъ теперь помню, д е л о было вь пятницу.

Я сиделъ съ братиею за столомъ и т у т ъ и;е сказалъ: боюсь, чтобы пе вышло у насъ сегодня великаго бедствИя. Черезъ несколько времени, м н е поручаиотъ идти къ королю. Я н о пиелъ; но лишь только подошелъ к ъ дворцовымъ дверямъ, какъ какая то сила оттолкнула меня и сказала мне: «они иго хотягь, чтобы т ы ше.гь на защиту, потому что решено р а з нести весь городъ». Я не знаио, какъ все это случилось; Богу гакъ угодно. Меня вдругъ схватнлъ кто то за руку и въ одно мгновение поставилъ передъ королемъ. Онъ сндёлъ въ зале съ своими баронами. Изъ Флорентшскихъ ираждант, тамъ никого не б ы л о. [Короли, отвечалъ на мои слова очень благосгжлоишо и д е л о было кончено. Не надеясь на своихъ придворныхъ, которые могли многое перетолковать по своему, король велелъ мне самому прочесть трактатъ три раза: по латыни, по итальянски и наконецъ по Французски по поламъ съ итальянскимъ, для т е х ъ, кто не понималъ ннапиего язьика.

Такимъ образомъ все кончилось. Король оставилъ городъ, а волновавишеся Флорентхйцы утихли и успокоились (')».

БюграФъ Савоааролы Бурламакки, по своему обыкновенно, приблвляетъ къ этому разсказу еще несижолько п о д робностей, которымъ, конечно трудно поверить. Онъ г о в о рить, что будто Дгкироламо явился к ъ королю съ крестомъ въ руке и именемъ распятаго Христа увещевалъ его согласиться на предложенный ему услов!я, требуя удалешя французской армш изъ города, угрожая въ противномъ случаЬ гибельно всего войска. «Богу такъ угодно, кончилъ пророкъ, чтобы ты вышелъ изъ города, не нарушая нашихъ порядковъ (').

Достаточно и т о г о, если мы примемъ за достоверный Фактъ то, что говорить самъ Савонарола. Во всякомъ с л у чае посольство Джироламо оправдалось блестяннимъ успехомъ.

Синьория вполн е достигла своей цели. Трактатъ между фран

–  –  –

пузскими и Флорентийскими уполномоченными 25 ноября был* подписан*. Со стороны республики были: адвокаты Боппзи и

Веспуччи и, уже известные намъ замечательные государс т в е н н ы е люди: Валори и Каппопн ('), Содержание этого д о говора въ 28 статьях* было следующее:

Его величество король великодушно прощаетъ Флорент и ill гама, все прежшя обиды, вступает* съ ними въ тесный и ненаруинимый соиозъ, какъ защитник* и покровитель республики (pater patriae, conservator et protector florentinae libertatis). Флорентийцы, с * своей стороны, оказывают* п о стоянное и неусыпное покровительство французам*, живунцимъ в ъ городе, флорентшцы могут* плавать п о д * Французским* королевскиим* Флаго.мъ, прибавляя къ нему только слово «libertas». ЗанятИе французским* гарнизоииом*, на время неаполитанскаго похода, Пизы, Ливорно и д р у г и х * крепостей, было подтверждено. Пиза, впоследств1е, возвращаеися под* власть Флорентийцев*, к о т о р ы е объявить в ь ней полную а м нистию. Республика обязуется выиилатить королио 120 тысяч* з о л о т ы х * Флоринов* в * три срока, из* н и х * 40 тьисячъ через* 15 дней но заключении трактата, 50 т ы с я ч * впродолжеииие марта мЬсяна. а остальныя 30 тьисячъ и январе (').

п К а к * видим*, ТСЛОВ1Я очень обременительным. Только на 80 т ы с я ч * контрибуции разнятся отъ того трактата, который возбудил* прежде такое сильное народное неи-одоваше, разразившееся даже свержением* Петра Медичи. По флоренти'йцы радовались по крайней мере тому, что король, действии к о тораго делались более и б о л е е подозрительными, наконец*

–  –  –

оставляете города, и избавляете Флоренцию отъ присутствия и грабительства наглы хъ солдате.

На другой день по заключении трактата, король съ с в и тоио и также члены синьорш и другихъ ви.исшихъ правительственныхъ Флорентшскихъ учреждешй собрались въ неркви Santa Maria del fiore. Тамъ происходило торжествен!иное б о г о служеше. Король падь св. Еваиге.мемъ клялся свято с о б л ю дать все услошя. После него начали присягать и члены синьор:и, «во ими короля, государства и народа (')». Раздались пушечные выстрелы, заиуДела, колокольный звонъ, послышались звуки музыки на площадяхъ. Вечеромъ великолепная иллюминащя, безпечныя толпы веселыхъ гулякъ; во дворц'е пиръ (2). Легкомысленная Флоренция праздновала свое у н и ж е т е. Такъ странно перепутались въ то время повяпя.

Впрочемъ, пусть она празднуетъ и веселится въ полно.

Это былъ, кажется, ея последиш разгул-». Надь нею у ж е висела аскетическая рука суроваго монаха. Черезъ несколько времени трудно будетъ узнать эту ветреинуно толпу, к о т о рая точно нжаждый день справляла безумный карнавалъ....

Между тема,, Фраицузсп;1е отряды начали выступать изъ города. Следомъ за ними и король съ своиимъ дворомъ и вельможами ви.иехалъ изъ Флоренши (27 ноября); только не было уже ни шума, ни проводовъ (').

–  –  –

аДМИНИСТРАТИВНАЯ РЕФОРМА САВОНАРОЛЫ.

Освободившись о т ъ присутств1я французов'!,, флорешня приступила къ реформе своего государственного устройства.

Д о с и х * поръ она жила бивуачною жизнпо. Правительство б ы л о временное, избрано и составлено на с к о р у ю руку безъ санкцш народной. О т ъ недостатка порядка и едиииства администрацш д е л а часто д о л ж н ы были останавливаться. Все старое б ы л о разруипено, новое еще не создано. Народ* сознавалъ необходимость немедленного введешя новыхъ, более разумных*, порядковъ. Савонарола, какъ истииный отец-ь народный, не переставал* ежедневно твердить своимъ детям* о б * ожидающем* и х * великом* деле. К а к * всегда в* т а к и х * случаях*, являются разные проэкты и предположения.

К а ж д ы й предлагает* ту Форму государственнаго порядка, которая всего ближе п о д х о д и т * къ его политическим* симпатиям*. Описываемая нами эпоха Флорентийской истории обильна политическими теориями; это бьило едва ли не лучипее и х * время. Тогда жили Машавелли, Савонарола, Дж!аннотти, Каппови, люди всецело отдавппе себя государству. Многочисленное сослов1е т. н. a w o c a t i спещально посвятило себя государственной науке и ея применешю к * жизни.

В с е, к * кому только обращались за с о в е т о м * по поводу реформы, дали самые разнообразные ответы. Т а к * Машавелли, опираясь на начала монархической централизащи, предлагал* п о ч т и неограниченное единодержав!е. Для него идеалом* государственнаго развипя была внешняя целостность и сила. Он* б ы л * одинок* в * своих* стремлешяхъ, к о т о р ы я если и не с о в с е м * нравились современникам*, то т е м * не менее были практически лучшими для т о г о времени.

Уч. За п. К, У. 1S63 г. Отд. 1. Ю — 144 — Аристократическая партой Валори, Стронции, Веспуччи и друи'ихъ лиатиии,1X1, родовъ думала иапомивть Флорентшцамъ Медичи и, стремясь къ олшархш, хотела заменить своими бездарными, выродившимися представителями, великие наследственные таланты, умъ и государственное искусство павшей династии. Продажное перо знаменитаго историка Гппчйардини содействовало аристократическимъ тенденциямъ (').

Но ви Флоренцш была еще третья пар™, сосиоявшая изь лучшихъ и даровинтейшихъ людей, которая, съ верныыъ практические, смысломъ наблюдая за ходомъ событИй въ Италии, невольно обращала свой взоръ на государственнуно силу и великое значение венещанской республики. Строго з а конченное и заключенное въ самомъ себе, зорко следившее за всякимь гражданиномъ, скрывавшее тайныя пружины с в о ихъ действии и своего внутренняго механизма, это могущественнейшее изъ всехъ итальянснжихъ государств» по ровному, покойному, ненаруипимому течешно ceoeii внутрениией ж и зни, по благосостоянию своихъ подданньихъ, по постоянно увеличивавшейся внешней силе, составляло совершенный к о н трастъ съ безпорядочнымъ, какъ б ы на скорую руку сде~ ианииымъ, политичеснжимъ устроиствомъ другихъ нтальявскихъ республикъ. ВсЬхъ развитыхъ лиодей занимала разгадка этого могущества, этой удивительной силы почти ничтожнаго по своей территорш государства.

Но никто не мпгъ, или лучше, не хотелъ проникнуть въ глубь этого механизма, никто не постарался разгадать смыслъ венещанской тирании и деспотизма, губившаго всякий зародьишъ самостоятельности. флорентп,скихъ подражателей занимали и удивляли только Формы. Имъ некогда бьило въ эту решительную минуту заниматься анализомъ венеинанскихъ учреждешй.

Главными ииредставителями этой парили бьилп:

знаменитый публицистъ Д-,шаннотти и богатый аристократъ Содерини, люди, пользовавии1еся во Флоренцш вполне заслуженньнмъ ночетомъ и всеобщимъ уважешемъ. Содерини только что вернулся изъ Венецш, где онъ довольно долгое время былъ посланникомъ; пользуясь евоимъ положешемъ, онъ могъ

–  –  –

па м е с т е изучить подробности лучшей по его мнению администрации. О с о б е н н о е значеше этому кружку придавала поддержка Савонаролы, который также сочувствовалъ венецианскому государственному устройству. Онъ былъ готовъ подарить «своимъ дЬтямъ» сенатъ въ несколько тысячъ человекъ, с о в е т ъ сорока, и какъ н-Ьмуно Фигуру власти надъ всеииъ этимъ поставить статую какого нибудь маститаго дожа (").

Личныя идеи Савонаролы, к а т я бы оне ни были по своей сущиости и организации, имели огромное значение на образование и духъ будущаго правительства.

Н о Дяжироламо не хот-елъ деспотически и упорно навязывать народу венецианский образецъ. Онъ откровенно предлагалъ сделать въ немъ изменения, к и И окажутся необхоаж я димыми въ впдахъ е г о применения къ Флорентийской ресииублике. Спустя некоторое время, лично убедившись въ безнолезности дожа, Савонарола прямо говорилъ: «возьмите Венецию за образецъ для себя, но не забудьте выбросить изъ ея ижонституцш то, въ чемъ мил пе имеемъ никакой надобности, какъ напримеръ дожа (*)».

–  –  –

Народъ Флореппйсижш, по всегдашнему своему о б м к н о ииеиГпо, прщпелъ па. обитель св, Марка за советомъ. Воть чт, между прочима, говорилъ Джироламо въ ответь и а единои гласные вопросы, которьие были въ то время на устахъ каги:даго гражданина.

— «Чтобы ваше правительство в ы ш л о какъ можно лучше,— вотъ что вы сделайте, У взсь есть 1 6 гоиФалоньеровъ (i sedici gonfalonieri delle compagnie del popolo), которые распоряжаются въ цело» ь г о р о д fc. Пусть все граждане доверятся этимт, уважаемымъ личностям*. Они же между темъ посоветуются и переговорятъ. кому какая Форма правлешя нравится больше всего. Вы будете иметь такнмъ образомъ 16 сиетемъ на выборъ. ГонФалоньеры после соберутся вместе и вг.иберуст, четыре проэкта, какИе имъ покажутся лучше и удобопримеи шимее къ делу Опи предстаятъ ихъ на разсмотреше почтенной синьории, а оииа, прпзвавъ на помощь Духа Святаго, выберетъ одну изъ четьирехъ Формъ правлеии1Я. И верьте

–  –  –

что, выработанная такимъ образомъ, конституция, будетъ исходить неииосредственно отъ Йога (')».

В м е с т е съ т е м ь, обращая свой проницательный взор* ииа современный иютребности и экономический би.итъ простаго народа, пропов'Ьдникъ делала, гражданам* следуюишя предложении:

a) Стараться по возможности помочь стесненному положению бедняков*. Для э т о г о Савонарола думал* сделать два с б о р а, один* с * города, другой съ деревень, и, если при и в с е м * том*, судима окажется недостаточною, то обратить въ настоящую монету церковньия веиии. Джироламо надеялся, что успеет* одолеть сопротивление жаднаго духовенства.

b) Облегчить налог* на неимущи! класс* народа, который, если ничем* иие владеет*, то и е должен* ничего плаи тить.

c) Дать занята бедньимъ поденьицикамъ, которые бываиоиъ лишении иногда дневииаго пропитания.

d) Принять м е р ы, чтобы в* судах* не оказывалось лицепр1ят1я в * у щ е р б * б е д н ы м * ("), Как* видим*, вс-Ь симпатии Савонаролы клонились къ сторон'!', угнетенного б'Ьднаго народа, за которым* онъ гиризнавалъ такия же гражданския и челоииИ.чссипя права, какъ и за родовою аристократйею. Онъ требовалъ полнешнаго равенства, la civile egualita, которое клал* в * основаше своей политико-государственной теории ('). Следовательно, его принципы в* главном* совершенно расходились с * основными иидеямп венеинйанскаго организма, где едва подозревали о существоваши угиетеннаго бедняка. Мы совершенно не понимаем*, откуда и из* каких* источников* Перренсъ мог* почерпнуть такую странную Фразу, въ которой заметно желание заподозрить республикансшя тенденции Савонаролы (й).

Это значит*, вовсе не понимать Савонаролу.

–  –  –

Мы имели уже случай заявить наши личные взгляды на характеръ деятельности Савоииаролы. Сннешимъ еще разъ положительно высижазаться. Если Перренсъ и другие видятъ въ Джироламо прежде всего человека религии, если ови г о ворить, что знаменитый деятель граждавскую свободу п о д чииииль пвтересаыъ церкви, то мы держимся совершенно о б ратного мииешя и ув-крены, что великий мученинкъ СБОИХЬ политическихъ убеждений считалъ религию удобнымъ и л у ч иииимъ средстволъ для проведеи1я гражданскихъ идей. Э т о ясно видно уже изъ изложениныхъ Фаижтовъ и еще п о л о жительнее подтвердится нашимъ дальиейшимъ изследовашемъ.

Опираясь на основную идею всеобнцаго граждавскаго равенства, Савона])ола требовалъ, на первый разъ, поголовнаго учаспя народа въ составлевш государственнаго кодекса.

Онъ советовали, устроить «токое правительство, которое бьи исключало всякую возможность появлеп1я единодержав1я. 1 Иодъ такими законами, всЬ граждане, довольньие своею судьбою, будутъ только заботиться о возможности сохранить свободу, полученную ими каижъ бьи отъ самого Бога. Они будутъ стараться, чтобы въ городе процветало во всей красе т о, что завеицалъ Христосъ: простота, милосердие и cMapenie (')»и Исходя изъ таижчхъ положении!, Джироламо требовалъ, чтобы народъ жилъ по правиламъ строгой нравственности и истинной христианской любви. Онъ принималъ такуио правнтельственииую форму, которая будетъ пронинжнута добромъ и с в я тоспно,—Ьиово е santo governo ( ! ).

Какое же именно государственное устройство предлагал-»

ииублицистъ—монахъ флорентийцамъ, канжъ развивалъ онъ взлелеянную пимъ идено святаго правительства? Принимая начала христианской нравственности и ре.иигш за необходимое о с н о вание счастливой жизни человеческой, Савонарола, конечно, долженъ былъ дать значительный перевесь духовенству въ

–  –  –

новомъ государственномъ созданш. Въ этомъ и была главная е г о ошибижа. Самъ же онъ постоянно твердилъ о разврате и и п у с т о т е тогдашняго духовенства и вдругъ, черезъ несколько времени, указываешь ему на обширную гражданскую деятельность. Папа долженъ былъ иметь непосредственное влия ш е на дела религиозной общины и, понятно, когда твореип, системы сталъ сопротивляться римеко-перковному элементу, т о должна была загореться борьба на смерть между разочаровавшимся въ своихъ надеждахъ Алексавдромъ УН и безстрашнымъ заицитникомъ неприкосновенности ФлореиитНИской с в о б о д ы, борьба, кончившаяся такъ трагически для итальянского политического новатора.

Что касается д о состава высшей администрации, то мы уже замечали желание Джироламо провести венеиниаиискИя г о с у дарственныя Формы въ политическую жизнь флорентийской республики. Если стремлешя тосканскасо реформатора разнились въ основе съ принциииами совета десяти, если онъ давалъ ипирокш просторъ значению пролетариата, то точно также оииъ не сходился съ венецианским!, понятиемъ о доже, которому предпочиталъ прежияго флорентшскаго гонфалоньера съ властьио на два м'Ьсяца. ВсД важнейшИя должности, но мненно Савонаролы, необходимо было занимать по вьиборамъ. Проч1я же, не такъ важныя, можно было предоставить жребно.

Число члеповъ въ коллепальньи.хъ собрашяхъ должно быти, кагжъ можно больипе. Только при такомъ устрои'н'стве можно бьило разсчитывать на обезпечеше ииолитическихъ правъ и на государственное значение простаго народа. Взятый въ такомъ виде, Флорентийский образъ правлешя имелъ, безъ веякаи'о сомииешя, мало общаго съ венешанскимъ государственнымъ устройствомъ, съ его аристократическою o.jnrapxiero. Это была скорЬе демокротя, и, представляя въ себ-Ь готовые зачатки, казалось, она готова была скоро превратиться въ коммунистически Формы.

Число сторонниковъ проэкта Савонаролы увеличивалось с ъ каждымъ днемъ. Важно бьило то обстоятельство, что многие г.пятельные аристократы начали признавать выгоды демократическаго правительства и потому соединялись съ парпено Савонаролы. В м е с т е съ Валори, па сторону демократовъ перепили и два двоюродные брата Петра Медичи: Франчески и Джули'аню (popolani), которымъ позволено было жить

- ISO — в* городЬ потому, что опи прежде были всегда за одно съ народом* против* деспотическихъ козней Петра. Они теперь должны были переменить Фамилию и вместо Медичи называться Пополаиш, выражая этим* свой демократизм*. Такой значительный человек*, какъ Содерини, бьилъ уже давно самынъ деятельным* помощником* Савонаролы. Коииечно, при танжом* блестящем* составе даже немыслима была борьба между закоренелыми въ своих* политических* сиииnaiiax* аристократами, во главе съ доктором* прав* В е с ииуччи п рьяными демократами, вождем* которых* является и Савонарола Когда настало время приступить къ делу организации новаго правительства, т о на требовашя аристократической партии почто и е обратили никакого внимания, потому что, не и говоря про popolo minuto, большинство popolo grasso и даже riobilila держались политических* воззрений Джироламо.

Мы говорили о т е х * предварительных* мерах*, который необходимо было привести въ исполнение по мыслямъ Савонаролы прежде нежели приняться за окончательное устройство будущих* государственных* учреждении Но въ практическом* приложении это было не с о в с е м * удобно. Т е, к о т о рым* в* перспективе грозило падение, не имели права толковать и судить о т о м *, что должно было сместить их*. П о этому, 23 декабря, в * генеральном* совенцатели.ном* собрании двух* велиижихъ народных* совЬговъ (consiglio del popolo е consiglio del соиншипе) решено было избрать 20 доииерешгЬйшихъ лицъ для составления оижончательнаго нроэкта. О и н а -пи зывались г riformalori, породу своих* занятии, но чаще всего встречаются у писателей под* именем* accoppialori (соедишители). Эти 20 человек* были выбраны по городским* кварталам*. Каждая из* четырех* частей города (di santo Spirito, di santa Croce, di santa Maria Novella, disau Giovanni), доставила пятерых* accoppialori. Нардии оставил* нам* полный их* список*. Въ нем*, какъ на подбора,, блестятъ в с е литературныя и государственный знаменитости Фдорентшския;

все эти имена пользовались всеобщим* и глубоким* уважением*. Можно бьило разечитьивать на счастливый исходъ предпринятаго дела, если руководителями его являлись Каппонн, — 151 — Нерли, Сальвнати, Руччелаи или Валори (').

Коммисня accoppiatori имела свои заседания впродолжеше ц Ь л а г о года и наконецъ, после долгихъ пересмотроеъ, представила результата своего труда, выработанный подъ сили,и ы м ъ влняшемъ идей Савонаролы. Такимъ т о образомъ явилась въ республике повая правительственная форма, более согласная с-ь современными потребностями и гарантированная с а н к щ е ю всего народа. ГонФалоньеръ и синьорня, какъ власти исполнительный, были оставлены въ томъ же виде. Но ихъ контролировало новое громадное собрате, еще небывалое во Флоренцш, это т. н. велитй сов/ьтъ (И grande consiglio) изъ 3 2 0 0 человекъ. Участвовать въ немь могли только лица, способный къ исполнен™ общественных-ь обязанностей и им-евшИе притомъ не м е н е е 3 0 летъ отъ роду и только въ крайнемъ случае 25, Въ э т о т, совете преобладалъ аристократичесшй элемент-ь, потому что кандидаты должны были иметь между своими преднжами кого нибудь изъ высшихъ правительственныхъ лицть, или синьоровъ, или гонфалоньеровъ, или «buonomini». Такъ каижъ многочисленность собрашя была совершенно безполезиа для делъ средней важности, то было определено разделить полный кошилектъ членовъ на три части, изъ которыхъ каждая должна была последовательно заниматься делами впродоллжеше шести месяцевъ, но для законности какого б ы то ни было приговора необходимо было присутствие по крайней мере 100 человекъ. Въ случая х ъ первой важности, велишй советъ собирался въ полномъ своемъ составе. По прошествш 18 месяцевъ, должны были происходить новые в ы б о р ы.

При всемъ томъ, такое многочисленное с о б р а т е врядъ ли могло быть способно къ серьезны,мъ политическимъ дебатамъ или къ р-Ьшешю сложньихъ государственньихъ делъ. Для этого необходимо было иметь небольшой кружокъ практически способныхъ людей. Поэтому, въ первомъ же заседанш великаго совета решено б ы л о предложить членамъ избрать изъ среды себя лучшихъ и даровитейшихъ людей для составления совгъта осьмидесяти (consiglio degli ottanta о de'richieN a r d i ; t. i, p, 49 (I, 1, с 19).—Arch, s t o r. it.; t. IV, p.

II, p. 275.

— 1S2 — sti). Въ руках*. его было составлете новыхъ законов*, к о торые шли иа окончательное утверждеше великаго совета, точно также к а к * и распределеше налогов*. Прежния валовьия народныя сходьбища, какъ «consiglio del ророИо» и « с о н siglio del commune» теперь уничтожились, но это не особенно умаляло демократичесше принципы правительства. Савонарола хорошо понимал* суматоху и неурядицу и почти постоянную безполезность этихъдревне-греческихъ учреждений.

Он* хотел* внимательнее заняться устройством* тех* п р а вительственных* Ф о р м *, который составляиотъ насуицную п о требность каждаго государства. Потому оигь старался внушить accoppiatori всИ; подробности, кашя необходимо надо было принять къ св-Ьдеипю при определени'и круга деятельности каждаго учреждешя. Так*, совету осьмидесяти было п о р у чено между прочим* заведываше иностранными и военными делами и вь этом* отношенш он* отдавал* приказашя синьории. Члены его балотировались каждые шесть месяцев* и должны би.илн иметь не менее 40 л е т * (1).

Вместе с * введеиииемъ этих* двух* новыхъ государственных* учреждены бы ло разрушено все прежнее правительственное здаше Флорентийской республики; было изменено все, до последней канцелярии (*). Везде получили перевес* люди, заявивише себя хорошими нранствепньими качествами, что было необходимо в * виду т е х * новыхъ начал*, который Савонарола стремился положить в * осповаше общественной жизни своих* сограждан*. Моральный уровень народа в ь виду такого оборота д е л * значительно возвысился. Конечно, этому много способствовало безпред'ельное уважеше къ л и ч ности Савонаролы. Предложенный имъ десяти процентный налог* на недвижимьия имущества бьил* принять гражданами безпрекословшо. Это былъ простейшш и выгоднейший г о с у дарственный дохода,.

[{роме того правительство распорядилось облегчением* положения должнвковъ. Оно издало (23 декабря) всеобщую амнистно, желая жить в* мире; со всеми ( э ).

( ' ) A r c h, s t o r. i t. ; t. IV, p. II, p. 2 7 6.

I2) Pitti. Storia fiorentina; p.,46 о C a o l u ; t. VII, p. 2 4 7, — 153 Изъ приведенного нами описашя новаго ФлорентШскаго государственнаго устройства ясно видно, что, при всехъ его демократическихъ началахъ, народъ не выступалъ на первый планъ и даже долженъ былъ, съ уничтожешемъ своихъ прежн и х ъ собраний, подчиниться чуждой ему воле несколькихъ шбраинниковъ. Савонарола не создалъ строго демократическую республику, т е м ь более коммунистическую; казалось, онъ уклонился отъ своихъ лучшихъ убеждеиИй. Мы не беремся разгадывать это обстоятельство, во всякомъ случае обнаруживающее слабую сторону характера наипего героя. Его, п о справедливости, всегда мояжно было упрекнуть за недостатокъ решительности. Онъ опасался дать теперь же силу и власть простому народу, выжидая более удобное время.

На первый разъ онъ удовольствовался только признашемъ черни равноправными гражданами, отнимая въ то же время о т ъ этихъ гражданъ главнейшее право, право учасия в ъ г о сударственныхъ делахъ республики. Безъ сомнения, это былъ промахъ, съ точки зрения идей и дальнейшей судьбы Савонаролы. Можетъ быть, не обошлась эта политическая ошибнжа безъ раскаяния со стороны «пророка» въ т е ужасныя минуты, когда, истерзанный пытками, онъ съ часу на часъ ожидалъ приближения мучительной казни.

Темъ не менее, благодаря деятельному вмешательству Джироламо въ дело организацш новаго правительства, устранилась междоусобная резня, которая бы непременно имела м е с т о при тогдаипнихъ обстоятельствахъ, если бы не благотворное нлн'яше Савонаролы. Авторъ одной неизданной рукописи, посвяиценной деятельности пророка, говорить, что «только благодаря проповедямъ его, городъ не облился п о токами крови. Его слова и авторитетъ его имени, столь великИй въ глазахъ толпы, помешали вспыхнуть страшному пламени мести народной (*)».

Но чтобы совершенно успокоить народъ, чтобы дать ему прочное ручательство въ его будунцемъ величш, чтобы у б е д и т ь массу въ ея нравственномъ превосходстве, чтобы

–  –  –

посеять въ иней радость надежды, и, иаконецъ, чтобы всегда иметь въ своей власти эту вечно подвижную толпу, Савонарола главою устроенной им* i e p a p x i n объявил* самаго lucyca Что могло быть радостнее и спокойнее для г о с у Христа.

дарства, когда оно было уверено, что интересы его непосредственно б л ю д е т * самъ Христос*, что его крестъ охраняетъ освященный его именемъ городъ. Что могло более льстить самолюбно народному, тщеславно избалованных* Флорентшцевъ, когда изъ устъ святаго челов е к а они услыхали о томъ, что Христу угодно принять на себя роль государя избраннаго имъ европейскаго Израиля. Пользуясь этимъ сравнешем*.

Савонарола окончательно высказался въ своихъ личных* O T H o i u e n i f l X b къ народу, упоминая при этомъ о той связи, какая, благодаря безграничному милосердно Господа, с у щ е ствуетъ теперь между Флоревщею и вечным* небесным* царством*.

«Как* в* былое время, народ* израильскш, говорил* Савонарола, так* теперь управляешься ты, Флоренищя. У вето долго не было ни царя, ни правителя. Наижонец* Бог* п о слал* евреям* пророка, который назывался судьеио. Онъ не имел* над* народом* никакой власти, никакого авторитета.

Он* не мог* ни казнить, ни даже произносить приговоров*.

Но когда у этого судьи потребуют* совета о чем* нибудь, то он* вознесет* прежде молитвы к * Богу, а потом* передаст* народу то, что Господь внушил* ему. Попа онп с л у шали гласъ Божий,—были счастливы; когда же перестали, то испытали страшньия бИдсииая. Следовательно, если п р а вительство и было народное, так* какъ народъ дедалъ что хотелъ, а судья ограничиивался толыжо советомъ, тем* ие менее в* сущности своей оно представляло ту же монархию, потому что зависело отъ одиого Бога, который, голосо.мч.

своего пророка, управлял* целою массою. Оно было также с * аристократическим* элементом*, потоку что лучших* и з бранников* Бог* позволял* облекать властью».

Потом*, смело указывая на своии заслуги, Савонарола продолжал*:

«Флоренция, есть еще время. Еслии ты только будешь следовать моим* советам*, то найдешь себе вернаго р у к о водителя, У тебя б у д е т * лучшее правительство, какое только когда либо существовало на землЬ, Бог* просветит* тебя

- 1 So — и на всегда избавить отъ зла... Онъ дастъ тебЬ кроме того и в о ж д я, царя, нжоторый будетъ управлять тобою. Этотъ царь, э т о т ъ вождь,—сама, Христосъ!.. Отдайся на волю его и не гопись за земнымъ царемъ, каижъ делали евреи. Что Изогъ сказалъ тогда Самуилу?—Дай имъ царя, потому что они не желаютъ более моей власти надъ собою; этнмъ они оскорбляютъ не тебя, а меня самого. Флореншя, не бери же с ъ и»ч и, примера. Избери своемъ вождемъ Христа и процветай подъ его законами и властьио (')».

Обищй восторженный крикъ народа, «да здравствуетъ король нашъ Иисусъ Христосъ», былъ ответомъ на вдохновенный слова проповедника.

Уверенная въ непреложной истине всего скозаннаго пророкомъ, Флоренция безпрекословно признала Христа своимъ верховиьимъ вдастителемъ, который будетъ заботиться о с в о емъ любимомъ городе точно также, какъ Богъ Отецъ о всемъ мире. Если республика находится въ зависимости ота.

такой воплощенной мудрости, то, конечно, государство мо~ жетъ спокойно глядеть на будущее, которое можетъ представиться ему только с ъ самыхъ еветлыхъ сторонъ. Но какъ духа,, Господь не м о ж е т ъ быть видимымъ для глазъ простьпхъ смертвыхъ. Ему необходимо надо иметь посредника, который, передавая его святую волю правителямъ и народу, былъ бы вполне достоииъ по своей святости иметь непосредственвыя сигоииения съ Богомъ.

Такимъ избраннымъ, могъ быть только Савонарола, уже давно вешавший именемъ Господа. Ему, следовательно, по понятиямъ народа, исключительно принадлежало место первого министра въ этомъ мистическомъ царстве. Поэтому, указавиямъ святаго монаха должны повиноваться все власти ФлорентшскИя, кокъ у к о з о т я м ъ, исходящимъ непосредственно о т ъ Бога. Всякое ослушоше влечетъ за с о б о ю гпевъ Иисуса Христа. Такимъ образомъ, вера народная тЬсно связало между собою повяия о Б о г е и его пророке Джироламо, нарочно ниспосланномъ на зеиялио для посеяния великихъ истинъ добра и правды.

Такъ понимала дело неразвитая толпа. Конечно, не такъ смотрели на него люди несколько образованные и (') P e r r e n s ; р. 121. 1 1 9.

— 156 — совершенно иначе смотреть на все, вииповникъ такой странной на наши глаза анооеозы,—самь Савонарола. Между т е м ь, благодаря своей политической выдумке, онь смело могь быть увереннымъ, что прочно закреплено его личное влияше и господство падь республиконо. Наконецъ, такое исключительное попечение Христа надъ любимыми. городомъ совершенно обезпечивало Флорентшскаго реформатора въ у с п е х е предпринятого имъ радикальнаго обновления о б щ е ственной жизни и народной нравственности, важнейшаго его историческаго подвига, кь которому правительственная р е форма послужила только введенпем-ь.

«V

ОБЩЕСТВЕННАЯ РЕФОРМА САВОНАРОЛЫ; НОВЫЯ СОШАЛЬНЫЯ НАЧАЛА.

Приступая къ ознакомлению съ обицествепною реформаторсконо деятельностью Савонаролы, мы должны вспомнить т о печальное нравственное состояше, въ которомъ находилась въ эту эпоху Флореншя, занимавшая по своей внутренней испорченности самое видное место въряду итальянскихъ городовъ. Если тогдашняя Итал1я могла произвести такую чудовищную поэму, к а к ъ «Гермафродитъ», то можно судить, какъ значительна была масса техъ гиилыхъ, заразительныхъ сонжовъ, которые ждали только случая, чтобы разлиться и затопить, такъ высонжо развившуюся, свободу классической страны С). Въ этой книге образцовыми стихами прославлялись самые сверхъестественные пороки...

И таконо книгою в с е восхищались. О т ъ нея приходили въ восторгъ даяже люди съ развитымъ вкусомъ, поэтичесме представители самой изящной эпохи, лучшие литературные деятели Возрожден1я. Человеку, развившемуся въ стороне отъ общей сферы, особнякомъ, жившему своею собственною внутреннею жизнпо, горячо лелеявшему, выработанныя долгими душевными страдашями, нравственный убеждешя,— такому человеку страшно б ы л о столкнуться съ грязноио и п о ш л о ю до крайности действительностью. Понятно, чти такой пахарь начнетъ свое д е л о съ самаго корня, что онъ б у детъ безжалостно докапываться и вспахивать в м е с т е съ безполезными и красивыя растешя, что онъ будетъ добиваться (1) V o i g t. Wiedcrbelebung; S. 228.

- IS8 — совершенной расчистки поля, густо заросниаго колючим* т е р новником*.

Ясно, что Савонарола, при пылкости и энергии своего закаленнаго страданиями и борьбою характера, не всегда м о г ь, вн, минуты страстной борьбы, отличать безвредииое отъ р а з рушительваго, невинное человеческое удовольствие отъ р а з врата, легкой поэзш отъ цинических* картинги, Баллы и Беккаделли, мелодию игривой канцонеты отъ площадной б а лагапной п е с н и собллзнительнаго содержания. Конечно, п р о должительное духовное подвижничество не могло также и съ своей стороны не привить къ нему аскетическихъ и, несколько узких*, взглядов* отшельнической кельи. Савонарола д е лался даже безжалостнымъ, безчеловечнымъ въ те минуты, когда видел* в о к р у п, себя грязь разврата. Онъ решался прибегать въ танжихъ случаяхъ даже къ крайним*, крутым* мерам*. Онъ положительно бьилъ уверен*, что если п о г у бить десятерых*, т о спасетъ тысячи одииимъ страхомъ б е з пощаднаго примернаго наказания. Онъ приказывал* жечь живыми обвиненииьихъ въ содомском* г р е х е, который тогда начал* заметно распространяться между итальянцами, в с л е д стипе превратнаго инзучетя никоторых* римских* писателей.

Отсюда явилось необходиимымъ по его поняням* запренценйе классиков*, к о т о р ы е могут* в * такой степени опошлить жизнь хриспанина. Святотатцам* и богохульникам* они* велелъ вырезывать языки. Желая прекратить сильно развивHuiflCH азартныя игры, они* предложил* брать огромньие штрафы с* игроков*. В * танжихъ случаях* онъ прибегал* даяже к* шшонству. СлугЬ выдавалась денежная иаграда, если о н * донесет* на своего госннодина; рабы получали за донос* с в о боду. ВпоследствИе, вся флоревння зарази.иась шпионством*.

" Д ействуя с * такою решительностью, не разбирая средств*, сильно добиваясь давно уже задуманной! цели, жертвуя для достижешя ея даяже личиионо репутаицено, Савонарола б ы л * твердо убежден*, что достигнет* писполнешя своих* заветных* желании. Ч е м * более увеличивались препятств1я, т е м * более возрастала его энерпя. И онъ добился...

Менее ч е м * через* год*, трудно было узнать Флоренniio. Все повиновалось воле суроваго монаха. Вместо веселых*, буипьих* ижарнаваловъ, к о т о р ы х *, бывало, съ нетерпешем* ожидала Флорентийская молодежь п знатная и б е д и ная,—теперь ( с * коинниа 149S года) только релипозныя п р о цессш. Вместо шумящей разодетой толпы, теперь грубыя черныя платья, четки, нстомленцыя долгим* бдешем* и пост о м ъ, лица...

Д л я чего все это делалъ повелитель флоренщи? Если м ы приняли его за представителя идей гражданской свободы, т о какъ примирить с ъ этимъ аскетическш характер* его нравственной реформы? Как* можно было такъ слепо бороться съ истор1ею, возстановляя какое-то апостольское христианское братство?—Вотъ вопросы, которые предложат* нам* многочисленные противники Савопарольи.

М ы имели уже случай разрешить эти вопросы; резюмир у е м * въ последний р а з * наши доводы. Савонарола действовалъ таким* образом* с * целыо исправить народ*, и приготовить его къ свободе. Только къ прообразованному и нравственно-очищенному обществу, можно было привить граждаисгая коммупистичесгая п о н я ™ Джироламо. Его сочувств1е к * пролетариату, утеснение богатых*, все направлеигИе этой xpBCTiaHCKoii о б щ и н ы, — я с н о указывало на зародыши соцпальнаго развипя, к о т о р ы е всегда неразлучны с * подобными общественными реформами.

Русскому поэту, перенесшему въ блестящих* краскахъ на страницы нашей поэзии грандиозную личность флоренгшснжаго пророка, позволительно говорит!,, сколько угодно, о недостатке любви въ доминиканце ('). Но что простительно

–  –  –

поэту, то нисколько неизвинительно историку н биографу, которымъ сл 1дует-ь глубже проникнуть въ характера, и д е ятельности, описываемого лица. Выстраданная ненависть и с ъ больно вырвавнниееся нрокляие с т о и т ь выше всевозможных-»

пыипныхъ Фраза,, Это та же л ю б о в ь, но высшаго разряда, доступная только иризванииымъ натурамъ. Подъ белою рясою монаха—аскета, билось теплое сердце ученика ©омы анжвинскано, сердце, полное безконечной отеческой любви къ погибаиощему городу, сердце мягкое и женственное. Это сердце.побило, во иного, не простою мирскою, любовью. Оиио б ы л о изь числа т е х ъ, который, какъ говорить Петрарка, «не и с пытали обаяния сладостиыхъ ночей»: «Кили senla il suon dell' amorose notte». Оно теплилось высоконо граждаисконо л ю бовью, которой, вероятно, не решится отпять у знаменитого итальянца самый закоренели,ни врагъ его.

Взглянемъ подробнее на Факты. Собственный слова Савонаролы поижажутъ памъ ясно его етремлешя и средства,.

parypfc Н:,ъ такихъ легеигдъ укажемъ на одну замечательнейшую. Опта принадлежать перу фаииатическаго иривержеица Джироламо, страдальца за верную лредапность его учению, f r a B e n e d e t t o miniatore. В ъ тюрьме, куда былъ брошенъ «другъ п р о р о к а » после известной к а т а строфы, низвергнувшей! Савонаролу и е г о партию, написалъ Еенедетто свою поэму в ъ И гллвдхъ: С - e r a s.[., i b a n i, г;,.!, изящвышн т е р ц е тами воспеваетъ жизнь и подвига погииишаго мученика, къ которому онъ чувсгвозалъ самоотверженную с ы н о в н ю ю привязанность. Эта поэма помечена 1 5 1 0 годошъ. Предполагают!, что авторъ умеръ въ т ю р ь м е.

По крайней шбре, е с т ь известие, чго в ъ 1 5 2 3 году онъ былъ еще в ъ заключении. Ч т о п о е л * было,— неизвестно. Его литературная д е я т е л ь ность не ограничилась «Лнванекимъ к е д р о я ъ.. Кроме этого произведения, онъ оставилъ памъ е щ е четыре труда и одно изъ нигеъ V u l n e r a d i b g e n t i s m e l i o r a s u n t quam f r a u d o l e n t a odientis oseula», н а писанное прозою, также посвящено з а щ и т е Савонаролы. Кажется, т ю р ь ма возбуждала литературную деятельность этого человека. Н о крайней мЬре неизвестно, писа.тъ ли онъ что нпбудь прежде своего заключения.

C e d r u s L i b a n i, который можетъ служить отчетливымъ и довольно д о стоверньвгь и с т о ч н и к о м ! для биографии Савопаролил, пзланъ только въ 1 8 4 9 году, в ъ A r c h. s t o r. i t. ( t. V I I, p. 8 9 — 9 4 ), съ в с т у п и тельною статъею ученаго M a r c h e s e, посвященною критическому " р о зыск,тнию фактовъ жизни Бенедетто. К ъ т е к с т у поэмы приложены и н т е ресные комментарии т о г о ж е М а р ш е. Ч т о касается до V u l n e r a d i l i g e n t i s. то э т о сочинеше еще до н а с т о я щ а г о времени находится въ рукописи.

- 161 — которыми онъ надЬялся достигнуть ихъ осуннествлетя. Обращаясь къ созданному имъ самимъ правительству, онъ п о ручаетъ ему заботиться о нравственной реформе общества.

«Правители ф л о р е н т ш с т е, я решаюсь обратиться къ вамъ. Карайте грехъ, истребляйте пороки, относитесь серьезно къ этому ужасному уклонению отъ природы. Не старайтесь наказывать тайно, но д-елайте это во всеуслышаше ц е лой ПНта.ши.. Начинайте съ одииого, доберетесь после и до прочихъ. Если вы не исправите виновныхъ, то дадите возможность развиться г р е х у. Наказывайте игроковъ. Известно ли вамъ, что еще до сихъ поръ продолжаются игры? Прикажите, чтобы не играли хотя на улицахъ, ни въ больипую, нии въ малую игру. Если вы застанете гражданина, игранощаго на 50 дукатовъ, велите ииередать ему: «община иунндается въ 1000 дукатахъ; внеси эти деньги». Безъ сострадашя вырывайте языкъ у богохульцевъ. Св. Людовикъ, к о роль французсшй, вел-елъ выжечь губы у одного богохульника. « Я очень счастливъ, постуииая такъ, сказалъ король:

только этимъ средствомъ я и могу спасти мою страну отъ такихъ людей». Запрещайте также танцы; теперь не время танцовать. Не дозволяйте давать балы пи въ ю р о д е, ни въ деревняхъ. Имейте своихъ агентовъ и наказывайте ихъ самихъ, если уличите въ потачке. Наблюдайте, чтобы въ 6 часовъ вечера таверпы закрывались. Этотъ пршжазъ повторялся много разъ, но объ немъ забыли и думать. Притворяйтесь, что вы ничего не видите, а между темъ хватайте преступниковъ и немедленпио карайте ихъ. Я зииаио, что лавки бывают* иногда о т к р ы т ы по праздничнымъ днямъ; не надо допускать этого, велите закрывать ихъ. Только для аптеижъ можно сделать испжлгочеше; въ праздники могутъ продаваться только одни м е д и ц и н т я noco6ia. Если вы въ праздники захотите дать обедъ, и валъ понадобятся свеж!я блюда, то закажите ихъ съ с у б б о т ы на воскресенье. Если въ праздники васъ мучитъ зубная боль, т о конечно не гр-Ьхъ вырвать больной зубъ въ тотъ же самый день. Но тратить время на глаЗ'евье фигляровъ и на тысячу другихъ дурачествъ, вотъ зло.

В ы, съ такою роскошью разрядившаяся молодежь, что будто хотите перещеголять женщинъ, бросьте эти тряпки. Отцы, заставьте вашихъ детей сбросить эти блестяпнце камзолы, принжажите надеть имъ друпе и не давайте имъ денегъ на покупку новыхъ. Почтенные синьоры, дозвольте должникамъ,

1Г 162 — -

хотя въ праздничные дни, свободный выход* нзъ дому, чтобы они, спокойно, не опасаясь ареста, могли сходить къ обедни, или прослушать проповедь. Вотъ все, о чем* я х о тел* просить правительство (1)».

Мы нарочно привели эту речь, таким* полным* о б р а зомъ рисующую характер* ииашеио героя. Не думая насиловать Факты, положив* себе за правило рядом* съ чистыми высказывать в с е тенныя стороны деятелыиосгн Джироламо, мы, и теперь, нисколько не можем* отступить отъ в ы с к а заниаго прежде мин),пни о характере Савонаролы. Странно требовать от* строга го доминиканца сладких* Фраз*. Только крутыми мерами можно было поднять погибавшую от* разврата Hraaino. С* падением* нравственное™ гибпетъ си-обода и если Савонарола реипился вступить на поприще государственного человЬка, если оииъ захотел* быть народным* властителем* и реформатором*, то ему необходимо было в * то время действовать именно с* такого жестокостью; н е обходимости, требовала в * шп.ихъ случаях* даже беззастенчивой неразборчивости средств*. Оии* должен* би.ил*непременно сделаться в* го время и при той обстановке олицетворен1емъ макиавеллевскаго oil priucipe», который хотя и неотрадное явлеииИе, тем* не менее необходимое нротивояд1е отъ безгранично разлившагося яда. Такой знаменитый! публицист* и практически государственный человек*, как* Макиавелли, после казан Джиро.талио говорилъ, что политика Савонаролы билли слишком* слаба, что оииъ мало принимал* крутых* мер*, что on* думал* брать слезами и мольбого тамъ, г д е могли помочь только угрозы, мечи, и кровь. ЗлобноЛмеялся Мак1авел.ин над* человеческой природою, с * ижелчньшъ с а р казмом* указывал* о н * на пепел* замученнаго Савонаролы и на меч*, которьий один* мои ъ бьи спасти Ита.ипо. Горькая, но тем ь не менее, неминуем,ни необходимость... И Маюавеллии, во всяко.нъ случае, будет* стоять вьиипе целаго ряда г о с у дарственных* людей! той эпохи и многих* других* эпох*.

и Т е, которые не исииолнилп въ точности его уи,низании, как* наигримерь Савонарола, погибли жертвоио окружавинихъ н е г о дяев* и дикой, разнузданной толпы.

и (*) Prediche di Savonarola (iiredica fatt.i a di 28 di luglio 1495).

— 163 Проповеди, подобный проведенной нами, представляя с о б о ю выражение ч е г о - т о новаго, увлекательны» по изложение, с к о р е е всего могли действовать на восприимчивы!! натуры женщннъ и детей. Съ неописапньимъ энтузИазмом* клялись ш н 1. непреложно исполнять все, завещанное святымъ монах о м *, который!, по ихъ словам*, былъ т о г * самый «свет* истины», о котором* н е к о г д а говорил* СиАиеонъ, принимая младенца-Спасителя въ иерусалимском* храме. Потому то хорь мальчиков* имел* обыкновение встречать появление пророка на кааедре пением* слов* Богонрлоща: «Lumen ad revelationem gentium et gloriam plebis tuae Israel».

Могущественное n.iianie на женщин* и молодое поколение дало Джироламо возможность проникать с* своими новаторскими планами въ самое сердце семейств*. Мальчики и девочки выказали удивительную для с в о и х * л е т * преданность Савонароле, доходившую даже до совершенна™ рабства. Они, съ свойственною дётямъ хитростью, подсматривали BTaiiH'b за своими родителями, тогда какъ жены наблюдали за нравственностью с в о и х * мужей, а взрослый дочери за поведением* своих* матерей. Разыгрывались ежедневный семейныя сцены. Мулеь исполнял* малейшга каприз* жены, изъ onacenia попасть подъ опалу правительства. Родители заискивали расположения своих* детей. В с е вместе боялись прислуги, которая, справедливым* или Фальнишвымъ доносом*, выигрывала вечную свободу н даже больший деньги. Понятно, что при таких* порядках* легко могла образоваться ненависть к * правительству и Савонароле в * особенности. М у жья потеряли всякое терпенье от* безпрестанныхъ семейных* дрязг* н заносчивости своих* женъ, которыя, увлекаясь Фаи натическими словами Савонаролы, отказывались от* исполнения супружеских* обязанностей. Оие клялись свято соблюдать целомудрие, не только во время поста и праздников*, но даже целые года. Такня побуждения часто разделялись и самими мужьями. Все это было въ высшей степени ненормально и не обещало в* будущей* счастливаго исхода.

Вот* в* каких* печальных* красках* изображались последствия новаторских* планов* Савонарольи.

«Несогласия и раздоры происходят* во в с е х * семействах*.

М у ж * и жена, отец* и д е т и, все спорят* друг* с* другом*.

Только и слышались страшный угрозы. Теша гнала свою невестку нзъ дома; м у ж * стал* преследовать жену, Оставалось всемъ жить порознь... Жены тайкомъ извещали Савонаролу о заговорахъ, которые устроивались противъ него».

Эти слова послужили однимь изъ обвинительныхъ п у н к товъ протнвь Джироламо во время его звамепитаго процесса (').

Но нельзя пе остановиться съ полною признательностью и глубокимъ сочувств1емъ на техъ полезныхъ нововведенияхъ, которыми между прочимъ ознаменовалась эпоха реформаторскихъ стремлений Савонаролы. Къ числу ихъ мы относимъ, напршиеръ, учреждение monie di pieta (ломбарда), съ целью снабжать деньгами в с е х ъ нуждающихся за самые ниичтожньие проценты, которым, едва хватало на содержаше слуяжашихъ лицъ. Въ виидахъ сокраипешя расходовъ число служащихъ при баике бьило весьма ограничено. 28 декабря 1495 года банкъ былъ открыть Напрасно говорить о благотворномъ влиянии этого учреждешя, Евреи предлагали правительству двадцать тысячъ золотыхъ флорииповъ, чтоби.и только не д о пустить открытие неннавистнаго имъ ломбарда. Напрасно е в рейские ростовщики думали разными средствами парализнровать операции банка. И х ъ усилия принесли вредъ имъ самимъ.

Въ 1496 гсду послЬдовалъ указъ объ изгиианш ростовпцпжовъ изъ пределовъ республики.

Но не однн государственные и адмишистратиивные п р о экты приводились въ исполнение согласно желаш'ямъ Савонаролы. Его реформа искореняла народные вековые обычаи, привычки, казалось, совершенно сживпиеся съ обществомъ.

Такъ, хорошо понимая дело воспитания детей и все значение матери для иерваго развития ребенка, лредшественншжъ Руссо, сказалъ однажды следующее въ одной изъ с в о ихъ проповедей.

«Я знаио, что женщины не кормятт, сами своихъ детей.

Вы делаете прямое зло, передавая ихъ па руки корми лицъ.

Молоко матери, эта первая пища ребенка, нимЬетъ огромииое в.пяше на дигятно, и вы, если пе будете сами кормить д е тей, то можете только вь половину назваться матерями, даже еще менее чемъ вь половину (')».

Вообще, существуешь много обшаго въ стремленияхь

С) P e r r e n s, р. 1 4 2.

П Prediche di S a v o n a r o l a (a dii 1 d'aprile 1496).

- 165 — двухъ главнейших* представителей двух* великих*, по своему значение, столетий. Женевский гражданинъ и Флорентшскш пророк* были лиоди почти одних* и т е х * же симпатий и стремлений. Их* различало между собою только то, что подлежало исключительным* услов1ям* т е х ъ исторических* э п о х *, среди к о т о р ы х * приходилось действовать каждому изъ них*.

П о д * влиянием* своих* благородных* идей преобразовашя общества на н о в ы х ъ началах* съ патриархальным* хараижтеромъ, Савонарола решился па странную, во всяком* случаЬ довольно оригинальную, меру.

«На праздншжъ Рождества, передает* очевидец*, более 1300 мальчиков* и д е в у ш е к *, от* 16 лЬтъ и моложе, с о б ралось въ каеедралъномъ соборе. Когда отошла обедня, исполненная на этот* раз* с ъ особенным* торжеством* и когда священно-служители приобщились, каждый сообразно своей степени и достоинству, т о и эти молодые лиоди получили святые дары из* р у к * д в у х * каноников*. Quu исполнили э т о т * обряд* с * т а к о ю скромностью и с * таким* благоговением*, что зрители, особенно иностранцы, проливали слезы, удивляясь, какъ молодежь, мало сиилонная к * религюзнымъ обрядам* по своему возрасту, одуиииевлена таким* набожным* настроешем* (\а.

Все собравшиеся въ церкви мальчики были разделены на четыре отряда по городским* кварталам*. Въ каждомъ был* избран* свой старшина (messer) и четыре помощника (сопsiglieri). Таким* образом* организовалась юная Христова инквизищя ('). Маленьше инквизиторьи должны были бегать по

–  –  –

городским* улицам* и наблюдать, чтобы нигде не играли въ карты, кости и не предавались другимъ непозволнгельнымъ удовольствиям*. Мальчики с м е л о обращались на улице къ разодетым* дамам* и девушкам*, останавливали ихъ и говорили: «именем* короля наиииего Господа Иисуса Христа, и нашей цариицы Пречистой Д е в ы Марш, мы повелеваемъ вам* бросить вело эту росижошь. Помните, что смерть может* легко постигнуть в а с * (')».

Мало того. ДетекИе легюны врывались въ дома грааждаиъ и смело обирали изъ комнат* игральпыя карты и к о -и сти, тимпаны, арФи.и, мандолины, Флейты, духи, помаду, зеркала, маски, безнравственный кциги, соблазииительныя картины сладостраетнаго содержания, статуи, самые разиюобразные предметы роскоши и удовольствия,—все это предавалось огнио на городских* плоиииалях* с * самыми торжественными церемошями, иногда на глазах* самого Савоииарольи ('). Началась тирзиия мальчиков*. И е смотря И ни на знатность, ни на заслуги, ни и а пол*,—все переделывалось под* одну монаси тырскую рамку дуиннаго аскетизма. Думая истребить ни.ипическИя капцоны и сладострастный новеллы Воккачио, иироповедпикъ истреблялъ все, что только выработала лучинаго распускаюицаяся итальянская иноэзня Возрождения; не пощадили даже теней великихъ представителей древняго мира. Зачемъ нам* Платонъ, говориилъ Савонарола, когда теперь п о следняя христианка умнее Платона. Происходило ли такое увлечение отъ слепаго Фанатизма или отъ стремления с о о р у дить общественную жизнь на н о в ы х * началах*,—вопрос*, недоступный р е ш е ш ю биографа, ОгвЬтъ скрылся въ затаенной глубине души знаменитаго новатора и скрылся навсегда отъ взора людскаго...

Мы объяснили уже преяжде т е побуждешя, которыя заставляютъ насъ веровать въ блапя, просвещенный начала исторических* поступковъ Савонарольи, въ прогрессивное знаncHie его политичесижихъ и общественных* стремлений. II п о следствия, которых* достиг* оинъ, потверждают* наше убелс дение. Если инроизведешя римских* классиков* сменили сочи

–  –  –

нения отцевъ церкви, который теперь приобрели такуно популярность, что даже и мужчины и женщины стали ихъ перелистывать на улицахъ; если опустели театры, базары, магазины; ее и и даже школы пустели подъ влИяшемъ всеобщего релпгюзнаго Фанатизма,—то при всЬхъ этихъ анти-цивилизующихъ Формахъ жизни нельзя было не заметить, какъ значительно высоко поднялась въ городе нравственность и законность обинественньихъ отношений, а эти черты первый ииагъ къ гражданскому преуспеяние государства, первый шагъ кт. достижение высшей человеческой свободы. Что легкомыслие народа не дало великому борцу возможности закончить развитИе своихъ политическихъ иплановъ, которые онъ думалъ распрострагиить па всю Италию,—это было не въ его власти. Ему преградили дорогу, во нервьихъ: смуты и разд о р ы возникни ихъ въ г о р о д е политико-религИозньихъ партИй, во вторыхъ: его естественный, погрязиииш въ цинизме и нагломъ разврате, врагъ, с ъ которымъ нельзя бьило не придти въ столкновение всякому передовому человЬку,—это папа.

Нами, необходимо обратиться теперь къ разсмотренИио Фактовъ, сгубившихъ Савонаролу и его дело, недопустившихъ развитИе такого замечательна™ историческаго явлевИя, какъ теократическаго коммунизма, подобИе котораго, только с ъ искаженными Формами, можно встретить разве только въ мормонскихъ общинахъ нашего времени. П о преяоде нежели приступить къ обозрению этихъ роковыхъ для Джироламо событИи, мьи считаемъ нелишнимъ перенестись вт, другую, правда несколько узкую, т е м ъ не менее достойную полнаго вниманИя, сферу.

V.

СЕМЕЙНЫЙ ОТНОШЕНИЯ САВОНАРОЛЫ. ЕГО ПЕРЕ- ПИСКА.

Мы въ убогой келье Джироламо. Въ tipocroii белой рясе сидитъ онъ за деревяшиьшъ столомъ, завааеишымъ г р у дою бумагъ, поступивши хъ иа разсмотреше сшиьорш. По, работая надъ государственными делами республики, переписываясь съ монархами и министрами европейскими, делая дружеский наставлешя князышъ, герцогамъ, властнтелямъ игальянскиимъ, Савонарола не забывалъ и о техъ дюдяхъ, которые, по личпымъ симпапямъ или но крови, близки его сердцу, онъ не забывала, своихъ друзей, не забывалъ свою мать и семыо. Къ отцу еио мягкая, отъ природы натура и е и могла чувствовать столько сишпатш, сколько къ нелепо л ю бившей его матери, которой суждено было пережить страшную смерть своего зиаменитаго сына.

После матери любовь Джироламо обращалась къ двумъ сестрамъ, Беатриче и Кьяре. Первая, постоянно находившаяся подъ вляшемъ религюзпыхъ наставленШ Флореитнвскаго п р о поведника, сдержала обетъ оеобрачия. Вторая была за мужемъ, но овдовела и поселилась навсегда въ доме Альберта,,чладшаго изъ пяти братьевъ семьи, посвятивши себя всснипташю его детей!. Альбертъ, тотъ самый, на которого проницательный Джироламо, въ первомъ письме к г, о гцу, просил, обратить особенное внимап1е, былъ теперь уже хороппииъ медикомъ и пользовался всеобщею любовью жителей Феррары, какъ врачъ и челов1;ижъ. Онъ былъ въ самых* дружеских!, отношешйхъ къ Джироламо, который велъ съ шшъ игосюяиииую переписку. Эти строки, ижакъ все про'ия семейный письма его особенно приятно читать бИограФу. Въ внхъ высказывается вся любянцая а нежная душа Савонаролы. Съ братскимъ внимашемъ интересуется оиъ положешемъ своихъ родииыхъ, вспоминаешь о каждомъ изъ иихъ, делаетъ наставления, советы, подъ часъ говорить и про свои дела, про и те СВОИ ВИДЫ ВЬ б у д у щ е м ъ, про идеи н р а в с т в е н н о с т и и своб о д ы, которыми онъ хочетъ возвеличить и укрепить флорентипцевъ, а за ними и вело Италию. Но, тЬмъ пе менее семейный интереса, преобладаешь въ эгихъ письмахъ Джироламо, Въ переписке с ъ Альбертомъ, онь постоянно справляется о полол,• е и и ихъ общей родии, съ родственнымъ учаснп тиемъ узнаеть про своихъ братьевъ. Съ нсижренипмъ сожал'ешемъ, говорил* Савонарола, узналъ оииъ о бедственномъ положении сгаршаго брата «Ognibene», который, раззорившись въ военной службе, остался съ детьми безъ всякихъ срелствъ къ существованию. Оииъ прибеи игуль къ помощи Альберта, на которого все члены семьи, начиная съ матери, смотрели съ полнымъ уважениемъ. Конечно, Альбертъ не отказалъ о б е д невшему брату и приютил, его вь своемь доме, доставшемся ему по выделу отъ отинд.

«Вы поступили, и а ж добрый братъ съ любовью къ жи ъ Богу и ближнему, писалъ по этому поводу Джпроламо (28 октября 1495). Ипаче вы согрешили бы передъ Ьогомъ, который наделилъ в а с ь большими благами, чемъ другихъ братьевъ. Па меня вамъ нельзя больше надеяться, потому что я умерь для Mipa и не могу ни чемъ помочь вамъ, какь только духовньи.иь образомь. Я могу лиипиь молить Бога, чтобы опт, просветилъ васъ своею милостью...

Вы должны тенерь во все.мь и на всегда ечнитать меня мертвымъ. Не буду вамъ писать подробно почему, потому что это вышло бы очеиии, длинно. Я васъ еще разь прошу, чтобы вы действовали согласно требовашямъ любви и не переставали бы снабжать беднаго брага деииьгами и всемъ необходимыми Это ваниъ долгъ и если вы исполните его, то чего же вамъ желать больше ( 1 )».

–  –  –

За этимъ горестнымъ для Д ж и р о л а м о семейнымъ н е счаспемъ п о с л е д о в а л о другое, черезъ несколько же дней.

5 ноября ( 1 4 9 5 ) о н ъ долженъ б ы л ъ ут/илать мать с в о ю, горевавшую о п о т е р ^ брата ея Borso, который помогалъ семыЬ.

Н о не столько смерть дяди, сколько собсчвенныя грустныя предчувствия, нав-еянныя на Джироламо неожиданною к о н чиною родственника, служили мотивомъ этого тоскливаго письма. Буду mi й страдалецъ предчувствуетъ свой близкш к о нецъ; онъ разочарованъ въ прочности всего окружающаго (*).

Невольно переносясь с ъ своею б е з у т е ш н о ю мечтою на н е б о, онъ «только т а м ъ находитъ возможность уснокоешя». С ъ презрЬшемъ о б р а щ а е т с я онъ къ людямъ, к о т о р ы х ъ еще м о жетъ забавлять э т о т ъ скучный и п у с т о й мИръ. «Гордые, сл е пые, несчастные смертные», говоритъ онъ имъ. Только у е д и neuie можетъ е щ е спасти человека о т ъ погибели. «Бросьте всю эту суету М1*рскую, говоритъ о н ъ своимъ сестрамъ, д а ж е перестаньте думать о ней. Въ уединеши займитесь лучше чтешемъ. Избегайте всякаго общества, скрывайтесь отъ н е го ('•])). Г н е т у щ у ю т о с к у наводитъ на него этотъ ненавистный ему мИръ. «Если б ы не любовь къ Богу, то тяжко б ы было на этомъ св1»т^. ВездЬ тоска, тоска и тоска ( 3 )».

Это разочароваше постепенно усиливается при мысли о смерти, которая с к о р о положить конецъ подвигамъ, п р е д

–  –  –

принятым* имъ «во славу Бога и Италии». Выстраданною грустило и спокойным* ожиданием* будушаго дышут* слова его, обращенныя и ъ матери. «Я не буду поддерживать вас* ж надеждоио, что несчастИя нашего семейства бьили бы несправедливости,ио веба, напротив*, я постараюсь приготовить васъ к ъ ним*, чтобы т е м * уменьшить ваина страдания. Тогда, если в ы услышите о моей смерти, то не будете предаваться таким* страшным* мучеии1ямъ (")».

Тяжелая грусть видна в * его задушевной переписке съ матерыо, которой ни разу не довелось увидеть любимаго сына в* годы его славы. С * т е х * пор*, какъ Джироламо н а д е л * доминиканскую рясу, онъ далъ о б е т * не видеться с* родииыми. Вспомнишь, что въ бытность в* Ферраре, еще в* первое время своей проповеднической деятельности, он* нарочно не выходил* и и куда из* монастыря, опасаясь встреи титься съ отдел* или с * матерыо. Во флореищш о т. также ни разу не видался с * последней. Вь замен* личных* свидании! онъ свободиио, б е з * всшжаго стеснения, высказывался вь письме.

Къ сожаление, нЬтъ полнаго пзданм частной и О Ф Ф И Щ альииои переписки Джироламо. Это лишает* возможности п о знакомиться съ теми Фактами его жизни, которьие до настошцаго времени остаются темными. Может* быть мнопя писи,ма с * той и другой стороны также сохранились в * архивах* или в * руках* частных* лнцъ, но ение не найдены н не привед е н ы в* известность. Эта часть литературной деятельности Савонаролы ждет* еиде трудолюбиваго розысками. То, что н * 1 8 о 0 г. издаиио Марижезе и то, что было известно п р е ж д е почти ничтожная часть обширной переписки Джироламо, котори.и! па иное уделял* все время, остававшееся свободным* о т * церковной службы н государственных!, д е л *. Безъ заи нятий и работы, его подвижная натура не могла существовать. Ночииой отдыхъ его б ы л ъ очень непродолжителен*, и т о больше проходил* в * молитве и мистических* размынплешяхъ, которыя онъ после передавал* в * своих* письмах* к * матери, сестрам* и даже къ Альберту.

Но этот* мистицизм*, это оби.не текстов* и примеров*

С) ib. р. 81. — 172 —

изъ свящеапаго писания, постоянное инапряжен1е и обращение къ небу, презрение и лаже ненависть ко всему земному,— характерней ичесшя черты его семейныхъ пнеемъ,—привлекательно сменяются другим* содержанием* п ъ ишсьмахъ къ и друзьямъ, светскимъ и духовным*. На них* лежит* несколько иной колорит* и понятно почему. Съ ними Савонарола б ы л ъ на своем* месте. Онъ могъ свободно говорить о предметах* обществепиной важности, относящихся и ъ сфере более ш и р о ж кой. Съ женицииами, темъ более въ хоть векъ, было б ы странно пускаться въ политические толки в развивать свои личныя государствеиииыя воззрения. Коииечно, беседуя съ д р у зьями, Джироламо по прежнему пуси.ается въ мистическое созерцание, пи прежнему овладевает* пмъ религиозный п а оосъ, Однако нельзя не заметить, что онъ гораздо б о л е е примирительным ъ взоролъ смотрптъ на землю, что оаъ, « о п у с каясь въ эти дрязги.мира», добирается ииожемъ анатома до сокровенный, Фибръ жизни народной, указывая съ то иже время на недостатки свопижъ реформаторских* плаиовъ в п р е д лагая средства для ихъ исправления. Въ этихъ отрывистьихъ, коротких* «разах*, блещет* легкость и увлекательная п о д вижноегь мысли. В ь них* прорывается то гражданская энергИя, то скорбь о разбившихся надеждахъ. Въ них* виденъ то прогрессивный характер* реформаторских* стремлений, то аскетичесвШ духъ мистических* началъ. Если въ семейныхъ ииасьмахъ Савонарола говорит* больше о себе, о своей л и ч ной сижорби, то въ итереписгж); съ друзьями онъ говорить о массе, о страдлшяхъ целаго народа, который можно спасти только путем* духовной п ноаатичесижой реформы. Онъ б о ится, что ему не удастся совершить это великое дело. Онъ предчувствует*, что козни врагов* о д о л е ю т * его и над* ппмъ грозно разразится страшная месть торжествующих* соперников*. Несчастный не зиналь, что соперником* этимъ будетъ та самая толпа, которую онъ хотел* такъ облагодетельствовать, за которую онъ решился бороться даже съ самою церковьио.

«Мне не надо, шисаль Джироламо подъ u.niauieub своего грустнаго предчуветипя, ни золота, ни серебра, и и наградъ, и ни славы, ничего изъ всего бреннаго и скоропреходяипаго мира. Напротив*, я ничего невидаль и ничего не увижу о т ь моихъ поучегай, к р о м е безчеснья, nopyraiiiin, гонепий и н а к о нецъ смерти, а ее т о я жду съ величайшими, нетерпением'/,, каижт, лучшаго наслаждения (')».

Савонарола съ каоедры часто высказывал* то же самое.

«Если вы когда нибудь услышите, говорил* онъ, о моей смерти И И моемт, изгнании, то и е смущайтесь, а у к р е п Л и ляйтесь въ истине. Помните, что это общая участи, всех* ииророков*. Ихъ, или преследуиотъ, или убивают*. Поэтому я и говорю вамъ, что торжество нашего дела ознаменуется и большимъ кровоииролитИемъ ( 2 )».

Вообще, смерть представляется для Джироламо самьимъ привлекательнейшим-* даро.мъ, какимъ небо только можетъ ииаградиить человека, «Въ ваших* руках*, пиинетъ онъ, наша собственная жизни, и смерть; выбирайте, что лучше»,—и слепо уверенъ христианский стоика,, что всякий вместе съ ним* предночитаетъ смерть развратившемуся mipy (').

Очень часто вместо этиихъ аскетичесижихъ мыслей проявляется въ устахъ Джироламо, вдругъ, съ ииорывнстою силою, иидея живой гражданской яжизни, святая надежда и а лучшую и будущность. Оииъ Фанатически уверенъ, что когда набудь осуществятся его задушевный мысли, что оинъ тотъ избраншиижъ, которому суждено напомнить миру о возможности н о uoii жизни.

«Я верю, пишегь онъ къ доминиканцу Бонвичиинии, что Богт, нашиими устами п о с е е т ъ великие плоды. Каждый день онъ твердить мне о б ъ этом*. Когда я падаю духомъ, то ангелы именемъ Господа постоянно поддерживаиотъ меня. И е И бойся, не бойся, г о в о р я т * опии, продолжай спокойно делать т о, чго Господь вииушилъ т е б е. Онъ за т е б я. Пусть книжники и фарисеи борятся с ъ тобою,—имъ не одолеть тебя (")».

–  –  –

Тотъ, н ъ кому Джироламо писал* эти строки, принадж лежал* къ избранному тр1умвирату его Фанатических* учеников* и поклонников*. Эти людии, вполне разделявише надежд ы и убеждеипя своего учителя, pasBuBiiiiecn подъ влняшемъ его церковных* и политических* идей, увлекавш!еся до э н тузиазма его личностью и его вдохновенными проповедями, всецело отдались д е л у Савонаролы. Они заявили ц е л о м у Mipy свою безкорьистнуио, верпую дружбу самым* живым*, убедительным* образом*. Все трое, они страдали и даже п о гибли за убеждения своего учителя и друга. Они были м у ч е никами тех* с а м ы х * идей, за которыя сгорел* на костре Савонарола. Вот* имена этих* Фаниатнжов* и в* мысли и in.

дружбе: Francesco Valori, известный.государственный д е я тель республики, и два монаха: Domenico Buomkini da Peseta и Benedetto miniatore ("). Калории, по происхождешю аристократ*, принадлежал* к * главнейшим* представителям* д е м о кратической партии. Онъ быль вишовпшж* револноцш 1494 года, низвергну виней Петра Медичи. П о с л е того оииъ высказался преданнейшим* поклонником* ниолптических* стремлений Савонаролы, которому не изменил* даже въ тот* день, когда его друг*, оставленный почти всеми, бы.ть арестован* но приказанию синьории ('). Разъяреииная чернь, бурно в ы р вавшаяся на свободу, предоставленная самой себе, начала грабеа.чи и убийства. Валори съ своим* семейством* первый пал* жертвою кровавого разгула ни к е м * не удерживаемой толпы. Домпшиканнец* Бонвичпиш, приглашенный Савонаролою во Флоренцию и сл-Ълавншпся после пего приором* св. Марка, шел* еще дальше своего учителя. О н * елейно верил* к а ж дому его слову, в * полной! уверенности что Джироламо н е погрешим* и свят*. И х * дело было общее н потому судьба и о т о г о необходимо должна была отразиться на судьбе д р у

–  –  –

гаго. Савонарола былъ повЬпиенъ рядомъ съ Бонвичипи, ТретИй изъ этого трИумвирата, скрепленнаго узами вечной дружбы и любви, монахъ Бенедетто, у ж е известенъ намъ, какъ авторъ поэмы «Кедръ Ливанскга», посвященной описание жизни и характера Савонаролы. Онъ едва избегнулъ смертной казни въ дни гибели своего учителя и былъ заключевъ въ тюрьму, где пробылъ более 2S летъ (1).

Такъ отделывался папа и сишжлитъ каголическн'й отъ «вредныхъ плевелъ», которые будто посеялъ Савонарола. Не могли разобрать ученые кардиналы, что богословсшя сочинения мнимаго еретика не заключаютъ въ себе ничего еретического, что все они направлены для прославленна католическим тенденций, что церковь нисколько не задета его политического теориею, что, напротивъ, началамъ клерикальнымъ и ихъ предстанителямъ дано преобладание надъ прочими элементами государственнаго состава р). Кто написалъ целую груду мистическихъ и назидательныхъ, часто скучныхъ и однообразныхъ, писемъ, съ исключительною целью поучешя и католической пропаганды,—того нельзя подозревать въ сепаратизме и религюзномъ свободомыслии (®).

Просвеицая всЪхъ, какъ ревностный католикъ, религиозными наставленИями, Савонарола желалъ только одного, чтоб ы ему не мешали въ его политвческихъ намерешяхъ. Но папа не могъ утерпИзть. Самый народъ оказался неприготовленньимъ къ осуществлению желаний своего проповедника и властителя. Завязалась борьба...

Взгляяемъ на х о д ъ и колебания этой борьбы.

–  –  –

БОРЬБА ГОРОДСКИХЪ ФЛОРЕНПЙСКИХЪ ПАРТИЙ.

На политических* партиях* воспиталась гражданская жизнь Флоренции. Безъ междоусобной борьбы этихъ фаижций республика решительно не могла существовать. Постоянные кровавые раздоры составляли ея пишу, неизбежную характеристическую черту е:и виутреишяго государствеипиаго развития.

Различные периоды тоскансижой истории вообще, и ФлореиитИй— ской въ особешиостп, отличаются между собою только большею или мепьпиею силоио этой бори,бьи, ббльишшъ или меньшим* ожесточенней* соперников*. Такъ, продолжительный першд* общин* до Медичи весь прошел* в* вражде двух* знаменитых* средневековых* партШ, Гвельфов* и Гибелиноги ь. По если эта вековая вражда часто затопляла городъ кровью, если она губила массы оростаго народа, то ей, т'емъ не менее, нельзя отказать въ глубоком* историческом* с м ы сле TaKie раздоры плодотворньи, составляя собою необходимый элемент* народной республиканской жизни. Когда, в * X V столетш, надъ Флоренщею почти неограниченно господствовали Медичи, то противная партии не переставала напоминать о своемъ существовании. Начались заговоры, убийства.

Но не опираясь на народ*, аристократическ1е соперники б о гатых* и могущественныхъ олигархов* не могли разсчитывать на успех* своих* плаиовъ. С * изгнаии1ем* Петра М е дичи восторжествовала демократическая партия, предводимая республиканским* гешемъ Савонаролы и государственным* умом* Содерини, Но, и в* этом* случае, историческш з а окн* взял* свое. Сторонники павшаго ннравительства являются

- 177 непримиримыми врагами! возникшей теократической республики. Они съ нетерпешемъ ждутъ удобной минуты возстановить своихъ патроновъ, но напрасно. И х ъ немного, противъ нихъ целая масса.

Торжествуиопще республиканниьи заклеймили этихъ приверяженцевъ Медичи словомъ раИезсИнн или bighi (серые), какъ людей ненадежпыхъ (сопие incerti е dubbi). Самихъ же себя они назьивали bianchi (белые), друзьями государства и своб о д ы (amici dello stato е della liberla).

Конечно, серьезная политическая борьба бельихъ и с е р ы х ъ была невозможна; распределепи'е сиилъ было далеко не равное. Biglii могли заявлять себя только легкими, ребяческими заговорами вт. пользу Медичи. Но за то, въ это время во Флоренции закшиаетъ борьба другаго рода, борьба религюзная. Его двигаетъ ненависть къ общественнымъ аскетическимъ началамъ, проповедуемымъ Савонаролою. Поэтому, факторами этой борьбы пе могли явиться bighi, ставиииИе с о верииенно особняижомъ, интересовавшиеся только выгодами г о с подства Медичи, и не много думавише о религии или нравственности. Въ эту новую меяждоусобнуио борьбу, которую м ы назовемъ моральною, вдаются толыжо одни bianchi, разбившиеся въ ней на партш.

Вообще, всякая религюзная вражда оставляетъ за собою въ истории следы б о л е е глубокие и более безотрадные, нежелии политическая. В м е с т е съ темъ, она менее плодотворна и не можетъ разсчитыватн, вт, будунцемъ на счастливые р е зультаты для прогресса человечества,—вои'ша за веру чаице всего обращается въ жалкое uaupacuoe кровопролиие. Но т е раздоры, которые происходили во Флоренции въ разсматриваемую ииами эпоху, нельзя причислить къ релизиознымъ междоусобиямъ, въ томъ смысле, какъ они обьикновенпо понимаются. То явление, къ которому мы приступаемъ, почти совершенно оригинально. Оно заиимаетъ уединеишое место въ истории. Это была борьба разврата, лени, неги ипротивъ воздержан1я, труда и порывовъ религюзиаго аскетизма, борьба ложной инивилизаши съ первобытною простотою человеческ о ю, борьба новьихъ утонченньихъ формъ с ъ патр!архальпымъ состояшемъ быта.

Если б ы мы х о т е л и провести историческую аналоично, то обратились бы к ъ литературнымъ явлениямъ ХУЛИ века.

12" — 178 — Мы бьи указали на борьбу идей Руссо съ маиер1ализмомь энциклопедистов* и главным* источником* его Дидро. Н о, что въ XVI1И веке боролось пером*, то во флоренцш последних* годов* XV* века готовилось схватиться на смерть.

Здесь вопрос* должен* был* решиться не пером*, а оружием*.

Двигателями борьбы «ваяются и е г осударственный формы, а и моральный. Все д е л о п ь том*, принять или не приииять аскетически'я идеи Савонаролы. Т е же bianchi, которые т е с н о соединялись в * симинатияхъ к* республиканской с в о б о д е, рИизко расходились во взглядах* на общественную нравственность, на суровую релшч'озность. Одни молились и бичевались, друиле искали удоволи.стшя и сладострасия. Конечно, борьба столь противоположных* элементов* не могла быть нормальною. Обшаго между ними не бьило ничего. Примирешл не могло совершиться и ри радикальном* несогласии во взглядахъ иг на человеческую жизнь. Въ самом* деле: чем* можно было убедить богатую аристократическую молодежь города, что начала, которьия они проповедуют*, незакоииньи, что на н и х * не может* опираться никакое общество, если оно только любит* свою и с т о р г, свою свободу. Нагло и задорио с х в а тывались опии на отдаленных* темных* улицах* съ набожными до ханжества гражданами, осыпали их* оскорблешЯ-ИИ, били и кончали часто убийством*, фанатическая нетерпимость прекрасно выразилась въ т о м * прозвище, какое п о лучили представители этой огромной партии, названные arrabbialli (ярые).

Кь нимъ примыкали другие кружки съ подобным* иже характером*, какъ напр. сстрадпассг (алые товарищи) и liepidi (лентяи, купцы и ростовиники, всегда преследуемые Савонаролою. Все эти партии достаточно сильно "соединяла между собою у,иже одна закоренелая ненависть къ суровому проповеднику. Въ началыиикахъ и расииорядитеаяхъ впрочем* и е бьило недостатка. В* этом* отношении однако arrabbiati и не были счастливы. Д О Л Ь Ф О СПИНИ, богатый и знатный'! м о лодой аристократъ, выбранный на первыхъ порахъ вождемъ ярьихъ, ижонечиио не мои ъ бьить опаснымъ соперншжомъ для господствующей Ф Й К Ц Ш И ея вождя Савонаролы. ПредстаИ <

–  –  –

fraleschi (братии) за свои нечш.иа слезы нна глазах* и монашескнй образь жизни (').

Между двумя враждебными лагерями велась война партизанская. Она обнаруживалась чаще всего уличиою дракою, различными мелкими обидами и оскорблениями, наносимыми правительством* духовенству, что давало обильную пищу задору молодежи Виюследств10, когда размеры борьбы усилились, то arrabbiaii и пихт, единомысленники приняли более воинственный характер*. На первое время достаточно было прос т ы х * детских* в ы х о д о к *.

Вотъ по главной улице города тянется безконечная процессия въ несколько т ы с я ч * человес*. Дома завешаииы трауром*. Лавки заперты. К о е - г д е на балконах* стоят* женщины в * нгростых* черных* платьях*, без* всяких* украшенш.

Оне набожно крестятся и плачут*. Въ этой nponecciii участвунот* и мужчины, и жешцины, и дети. В с е босы. Длинные саваны оставляют* открытыми только одни, истомлеииныя постом* и молитвою, угрюмн.ня лица У в с е х * в* руках* зазженныя свечи. Впереди идут* доминиканиньи съ образами;

свящеиника, также въ б е л о м *, несутъ распятие. Между ними можно иногда зам'кгить самого Джироламо. Вот*, по данному знаку, раздается однообразная мелодИя хороваго гнлачевнаго гимна. Arrabbiaii, compagnacci, iiepidi, даже bighi, все это сбегается при первых* звуках* свянненнаго гимна. Не осмеливаясь сделать открытаго нападешя, они, окружая процесс™ со в с е х * сторон*, издали кривляются, гримасничают*, наконец* н а ч и н а ю т * громко хохотать и отпускать бранныя Фразы, в* которых* постоянно сльишится имя piagnoni. Наконец*, nponeccia остановилась па плоицади дворца синьорш для с о вершения службы. Является отряд* алебардщиков*. Шалуны быстро разбегаются, бросая камии и грязь.

Бывали случаи, когда происходили более серьезпыя стычки, кончавшаяся иногда смертью соперников*. И вся эта борьба, не обещала в * будущем* ничего хорошаго. Она могла кончиться только какою нибудь катастрофою. И тот*, и другой лагерь, и arrabbiaii, и piagnoni, держались крайних* непримиримых* воззрений на моральный начала. Между темъ,

С ) N a r d i : t I, p. 9 8 ( 1 - 2, с. 2 b ). — P i t t i ; p. 3 7 ( 1. 1 ). — S i s m o n d i t. IX, p 4 6, 4 ", — L e o ; В V, S. 92. 9 3.

- 180 — рабски опираясь па нихъ, противники упустили изъ виду соединяюнщя и х ъ, обпця нолитичестя идеи. Вь борьбе за отвлеченныя начала общественшыхъ формъ совершеапо з а быто было государство и, когда дошла очередь до пего, то уже и е хватало ни силь, ни уменья. Вь пошлыхъ ребячеси нжихъ выходкахъ arrabbiati, въ туномъ застое piagnoni, п р о шло несколько л е т ъ ; страшииое напряжете было безполезно растрачено. Результатов*, выгодныхъ для будупинаго свобод— наго политического ироцветанИя республики, не оказалось.

Падение свободы было первымъ н скорым* следгшемъ этого безполезнаго и пагубного междоусобИя. Патрютизм* Нарди но отношений къ этим* позорным* парням* выражается со всею желчью порицания. Историк* клеймить ихъ словомъ maleiletti, которым* итальянец* такъ резко характеризует* все неииавистное ему, все, заслуживающее укора и презрения (•).

И какъ безумно велась воина между этими «акциями.

Какъ пошло, какъ постьидно заявили себя противники С а в о наролы.

Шайка гулякъ вздумала подложить порохъ подъ к а еедру проповЬдишижо, думая но скорее отделаться отъ его суровыхъ речей и наставлении. Только страшиьия последствия, какИя бы имело это выходка, остоновили исполнеше дикаго замысла уличных* негодяев* (').

Т е же нахалы и развратники (insolenti е di mala vita),о придумали скоро новую выходку против* Д;кироламо. П о д купивши причетниковъ, они вечеромъ, накануне ВозвесеннИя (1497), забрались въ церковь, въ которой онъ долженъ былъ проповедывать. Испачкавши, какъ только могли, каведру, они поставили на нее ослиную чучелу. Но къ утру piagnoui сняли чучелу и скрыли все отъ Джиролаыо. Шутко не у д о лась, н ъ величайшему неудовольствию шалуновъ. Arrabbiati ж отчаявались.

Тогда одинъ изъ нихъ сорвалъ г д е то но улице денежный янцикъ для сбора подоянш, взлезъ съ шшъ на железную крышу церкви н въ ту минуту, когда началась проповедь, опрокинулъ ящикъ. ийонета съ продолжительным* ииуN a r d i ; t. Г, р. 9 8 (I, 2, с. 23), (') Perrens; р. 199.

— 181 — мом ь и с т у к о м ъ покатилась по крыше. Слушатели и самъ п р о п о в е д н и к *, пришли въ невольное смущеше. Едва догадал и с ь, в ъ чемъ д е л о. Народъ заволновался. Piagnoni подняли крики, требуя мести. Протопила суматоха. Савонарола з а молчалъ. Онъ с т а л * успокоивать своих* слушателей,—но все б ы л о напрасно. Ш у м * увеличивался. Тогда Джироламо, видя невозможность продолжать такъ неожиданно прерванную п р о п о в е д ь, далъ з н а к * в с е м * пасть на колена, прочелъ м о литвы, благословил* и в ы ш е л * изъ храма, сопровождаемый в с е ю массою народа. Д о р о г о ю, около него образовались сплошниые ряды е г о вооруженных* поклонниковъ; тутъ были даже знатные nobili. Они явились защищать учителя и и с кали только случая схватиться сь к е м ъ нибудь изъ arrabbiati.

Флоренция б ы л а возмущена такою наглостью. Общий г о л о с ъ надеялся, ч т о правительство не дозволитъ такого буйства, розыщетъ и н а к а ж е т * виновных*. Но на это трудно б ы л о разсчитывать въ то время. Во главе правительства бьили враги Савонаролы. Гонфалоньеромъ на э т о т ъ месяцъ былъ Piero degli Albizzi, едва ли самъ не принадлежавший по у б е ж дениямъ къ ярымъ ( ' ). Среди таких* т о ш у т о к * и оскорблений, а иногда и к р о в а в ы х * схваток*, на которыя подъ пае* решались arrabbiati, compagnacci и tiepidi, среди ихъ

–  –  –

детской борьбы съ piagnoni, проходила внутренняя жизнь Флоренции. Какъ только какое ниибудь обстоятельство к о м прометировало правительство, то вся вина сваливалась на piagnoni и на ихъ вождя. Все неудачи, все несчасия, п р о исходивишя просто по ииеспособности правителей, служили предлогомъ для оби1инеии1я Джироламо. Онъ, какъ представитель вовоиЧ жизнеииной эры Фдоренцш, какъ виновникъ с о верипиОвшихся событий, должеиъ б ы л * отвечать за поступки людей, правивших* республикою. Савонарола же, при всемъ желанш, не могъ улучшить положеше внешних* государсгвениныхъ делъ, уже потому, что правительство часто с о ставляли его личные враги, представители противной партии.

Какъ только получалась весть онжакомъ нибудь несчастш, т о сей часъ же раздавались голоса я р ы х *, старавшихся п о с т о янно волновать ыародъ: «ну, теперь ясно видно, что монахъ обманул* ииасъ (ora siamo chiari, clie il frate ci ha ingannati)».

Савонарола, при такомъ положении д е д *, несколько разъ складывалъ съ себя всякое участие въ правительственной сфер е, отказывался о т * всяких* ииретензШ па власть, на г о с подство, предоставляя себЬ только религюзнуно сторону развила народа.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Похожие работы:

«Гродненщннл в историческом, экономическом и культурном Ра з в и т и и 1801 1921 гг. (к 210-летию образования Г родненской гувернии) УДК 94(476.6) (092) В.Н. Черепица (Гродненский государственный университет имени Янки Купалы) ГРОДНЕНС...»

«Неделя в исламской истории (1 7 шабана) Дамир Хайруддин www.guliyev.org/facts www.musulmanin.com/author/damir 961-1554. ПРОРЫВ ОСМАНСКОГО ФЛОТА ЧЕРЕЗ ОРМУЗСКИЙ ПРОЛИВ 1 шабана 961 года от Хиджры (...»

«КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ Я. С. ЛУРЬЕ Михаил Дмитриевич Приселков — источниковед Исполнилось двадцать лет со дня смерти выдающегося советского историка-источниковеда, одного из крупнейших исследователей древнерус­ ского летописания —...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение средняя общеобразовательная школа №27 Исследовательская работа Тема: Из истории русских фамилий. Мини-словарь Фамилии учеников 6,10 классов школы №27 Автор работы: Колес...»

«Деятельность эвакогоспиталей в период Сталинградской битвы. Гуляева Е.Ш. Ст.преподаватель кафедры истории и культурологии ВолГМУ. Сталинградская битва стала важнейшим событием в истории Второй мировой во...»

«РОССИЙСКАЯ ПИСЬМЕННЫЕ АКАДЕМИЯ НАУК Институт восточных рукописей (Азиатский Музей) ПАМЯТНИКИ ВОСТОКА Выпускается под руководством Отделения историко-филологических наук Том 14, № 1 весна Журнал основан в 2004 году Выходит 4 раза в год Выпуск 28 К 200-летию Редак...»

«ГЕОРГИЕВ Павел Валентинович Афинская демократия в отечественной историографии середины XIX – первой трети XX вв. Специальность: 07. 00. 09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических...»

«"ГЕНЕАЛОГИЯ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА" Историко–генеалогический научно–реферативный независимый журнал №7 У ч р е д и т е л и: Институт гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН, Северо-Кавказское генеалогическое общество, Кабардино-Балкарское историкородословное...»

«Макс Хейстингс Первая мировая война. Катастрофа 1914 года Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8502524 Первая мировая война: Катастрофа 1914 года / Макс Хейстингс: Альпина...»

«СИСТЕМЫ ЭНЕРГОМЕНЕДЖМЕНТА В УКРАИНЕ: История развития и современное состояние.ENERGY MANAGEMENT SYSTEM IN UKRAINE: History and status. Иншеков Е.Н., к.т.н. Институт Энергосбережения и Энергоменеджмента НТУУ “КПИ”, Украина Inshekov Е.N., Ph.D Institute for Energy Saving and Energy Management NTUU “KPI”, Ukraine IEE Сод...»

«1 Библиотека историка Б. Г. Могильницкий ВВЕДЕНИЕ В МЕТОДОЛОГИЮ ИСТОРИИ Москва "Высшая школа" ББК 63 М 74 Рецензенты: кафедра истории СССР советского периода Московского государственного историко-архивного института (зав. кафедрой доктор исторических наук, профессор В.3. Дробижев); академик АН СССР И. Д. Ковальченко (Московский государстве...»

«_ Королевство Марокко Марокко – это одна из самых удивительных и самобытных стран мира, сказочное королевство, в которое хочется приезжать снова и снова. Эта страна находится на стыке Европы и Африки. За свою тысячелетнюю историю он...»

«"УТВЕРЖДАЮ" жикского государственного зыков им. Сотим Улугзаде Раджабзода М. "9 " 2016 г. ОТЗЫВ ведущей организации Таджикского государственного института языков им. С. Улугзаде на диссертацию Алишера Мухаммади на тему "Аксиологические проблемы этики суфизма" представленную на соискание учёной степени кандидата философских...»

«№12, 2004 http://www.nkj.ru/archive/11/18/ АЛЕССАНДРО ВОЛЬТА И ЛУИДЖИ ГАЛЬВАНИ: НЕОКОНЧЕННЫЙ СПОР Доктор физико-математических наук В. ОЛЬШАНСКИЙ ЗАГАДОЧНЫЙ ТРИУМФ В 1801 году в Париже произошло яркое событие, неоднократно описанное историками науки: в присутствии Напо...»

«ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ ЛИСТОК АПРЕЛЬ 2017 № 160 Parish of St. John the Baptist in Canberra of the Russian Orthodox Church Outside of Russia ***********************************************************...»

«ГРАЖДАНСКОЕ, ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЕ И ДОГОВОРНОЕ ПРАВО УДК 341.1/8 ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЯ ЧАСТНОГО И ПУБЛИЧНОГО ПРАВА В ТРУДАХ К.Д. КАВЕЛИНА Лариса Михайловна Зейналова, канд. истор. наук, доц., заведующая кафедрой теории и исто...»

«^/ifrui/ ЧЕРКАЗЬЯНОВА ИРИНА ВАСИЛЬЕВНА ШКОЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ РОССИЙСКИХ НЕМЦЕВ: ПРОБЛЕМА ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА, ЦЕРКВИ И ОБЩЕСТВА (1830-е -1917 гг.) Специальность 07.00.02 — Отечественная история АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени доктора исто...»

«УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ КАЗАНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА Том 150, кн. 1 Гуманитарные науки 2008 УДК 94(560)1980 ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕРЕВОРОТ 12 СЕНТЯБРЯ 1980 ГОДА В ТУРЦИИ Б.М. Ягудин Аннотация Статья посвящена одному из рубе...»

«НОЯБРЬ В День народного единства смышляевцы были приглашены на день национальных деликатесов "А родина, Россия – у нас у всех одна". Праздник мира и дружбы собрал вместе людей разной веры, культуры и обычаев. Так исторически сложилось, что на территории поселка на протяжении многих десятилети...»

«Таинство Покаяния "Благовест" Таинство Покаяния / "Благовест", 2011 ISBN 978-5-457-44668-7 В этой брошюре рассказывается о том, в чем состоит важность и спасительность Таинства Покаяния для православных христиан; приводится краткая история установл...»

«Классный час Вхождение Крыма и Севастополя в состав России 1 слайд Цель: сформировать целостное представление об общности исторической судьбы народов, населяющих Крым, и народов России и готовность на его основе адекватно оценивать текущие политические события;способствовать выработке у школьников ценно...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.