WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ АДМИНИСТРАЦИИ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ ОБЛАСТНАЯ МАССОВАЯ МЕЖНАЦИОНАЛЬНАЯ ЬИЬЛИСТЭСА Выпуск 1 Белые пятна в истории Великой Отечественной войны ...»

УПРАВЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ

АДМИНИСТРАЦИИ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ

ОБЛАСТНАЯ МАССОВАЯ

МЕЖНАЦИОНАЛЬНАЯ ЬИЬЛИСТЭСА

Выпуск 1

"Белые пятна"

в истории Великой

Отечественной войны

ЕКАТЕРИНБУРГ

1Э94

История Великой Отечественной войны отмечена не меньшим ко­

личеством "бела пятен*, чем любой другой ключевой момент советс­ кой истории.

Казалось бы. о войне написано все возможное - проапо уже 50 лет с ее окончания. Однако оказывается, что история войны нужда­ ется з серьезных дополнениях и уточнениях, а большое количество "белых пятен" обнаружено и заполнено недавно вышедшими ноеыми книгами о войне. По мнение акалемика А.Н. Самсонова:‘Безусловно, при этом все главнее, что составляло содержание войны:ее причины, характер, подвиг народа в борьбе за независимость Родины - раск­ рыто и показано объективно и правдиво. Вместе с тем на новом эта­ пе развития нашего общества, когда понятая демократии и гласности перестали быть абстрактными и на деле воплощаются в жизнь, работ­ ники искусства, литературы, истории получили возможность коснуть­ ся тех граней проблемы, которые ранее были недоступны, осветить события Великой Отечественной войны во всей их сложности и протиссречивости. не исключая трагических ошибок г просчетов, которые так дорого обошлись нашему народу*.



Некомпетентность Сталина и обескровленностъ армии репрессиями, приведшие к трагедии первых лет войны, неисчислимые человеческие жертвы, как реальная цена побед и поражений, сознательно отданный на заклание голоду Ле­ нинград: штрафные роты и заградительные батальоны, вызванные к жизни приказом Н227;спецлайки для партийной знати л смертный го­ лод з детломах сирот войны: трагедия выселенных наролоь и муки со­ ветских военнопленных поочередно в фашистских и сталинских лаге­ рях. Невозможно даже примерно охватить тот перечень тем. в ко­ торые ранее не бил посвящен лаже :амыЛ ревностна поклонник литеы з зсНне r-iijjio вр^мя пристально взглянуть на незую правду ) зойне.

прм®елэ/и к нлм со страниц художественных i документальных произг- ведений.

Как нам кажется, наиболее полно и всесторонне осветить те­ му: "Белые пятна в истории Великой Отечественной войны" поможет обзор художественной и документальной литературы по данной теме.

”Литература о войне только начинается.

А то была лишь подготовка, и не артилле­ рийская. a max - минометная."

В. П. Астафьев Под каждым словом писателя Астафьева можно подписаться. Ему нельзя не верить. Бывший солдат. Виктор Астафьев, не побоялся высказать в свое время "окопную" правду о войне, правду, пришед­ шуюся не по вкусу высокопоставленным военным. Писатель впервые заговорил о цене побед и поражений в Великой Отечественной войне, цене, сверх счета оплаченной кровью солдат. Безусловно, невозможно отрицать того.' что существовавшая проза о войне, связанная с именами В. Некрасова. К. Симонова, Г.Бакланова. D.Бондарева. В.Кон­ дратьева. В. Быкова. В.Курочкина и других писателей, сыграла ог­ ромную роль в истории литературы. Эти писатели ставили перед со­ бой благородную цель проследить насколько безнравственна и страш­ на война, как,задает она человеку непосильную зачастую за­ дачу - сохраниться как личности в бесчеловечных обстоятельствах военного времени;как война испытывала на гуманизм и человека, и общественную систему, его взрастившую. На определенном этапе раз­ вития военной литературы уже казалось, что вся правда о войне уже сказана, вся боль выговорена и трудно будет что-нибудь добавить к уже сказанному /Этот этап четко фиксируется критикой в начале 80-х годов/.





Но стремительно изменилось время. Оказывается, существовал

- целый неопознанный материк литературы, который бесстрашно обнажал язвы отечественной истории, проникал в ее тайны. Тема Великой Отечественной войны не меньше других периодов в жизни советского государства окутана всевозможными "табу". Так значит ли это, что предшествующая проза лгала, обманывала своих читателей? Конечно же нет. Писатель Вячеслав Кондартьев в своей статье "О войне на­ писано не все" справедливо замечает:"Главное, что вся сегодняшняя наша военная литература должна писаться на самом высоком уровне правды.. Просто глубина постижения правды на каждом отрезке вре­.

мени разная. И мы видим, как со временем она расширялась, углуб­ лялась. как бы открывая новые пласты. Это вообще закономерное развитие литературы, ее естественное движение вперед." Писатель как бы заранее отметает все крики и причитания об очернительской волне в советской литературе, о падении идеалов и разрушении ос­ нов.. Это закономерный этап очищения правдой, пусть даже правдой.

самой горькой и страшной.

Какие же новые горизонты правды открываются перед нами, чи­ тателями новой прозы о войне?

Вероятно, начать разговор о новых тенденциях в современной литературе о Великой Отечественной войне необходимо с тех произ­ ведений, которые были подвергнуты незаслуженному замалчиванию, и лишь сегодня вернулись к читателю.

Во-первых, это повесть К.Воробьева "Это мы. господи...", во-вторых, повесть В.Некрасова "В окопах Сталинграда". Первое произведение никогда не публиковалось, второе - было запрещено после эмиграции автора.

Повесть Константина Воробьева "Это мы, господи..." была на­ писана им во время войны, в 1943 г., когда автору, находящемуся

-4тогда на фронте, было всего 24 года. В "Новый мир" она поступила в 1946 г. и лишь спустя сорок лет появилась из временного плена в журнале "Наш современник". N10 за-1986г.

Унизительная ситуация вражеского плена все-таки гораздо обоснованней и понятней того плена у своих, в который после фа­ шистского плена попадает главный автобиографический герой повести Сергей. Жажда свободы, которая поднимает его на побег из фашист­ ского плена, становится особенно невыносимой, когда Сергей попа­ дает в лагерь советский. Весь свой горький опыт, опыт человека, побывавшего в плену, вложил К.Воробьев в эту повесть, и так же.

как и в романе В.Гроссмана схожесть методов насилия над челове­ ком. идентичность концентрационных советских и фашистских лагерей заставляет читателя задуматься над исторической трагедией всего народа.

Повесть В. Некрасова "В окопах Сталинграда" была написана в 1946 г.

Невозможно говорить о современной военной прозе, не вспо­ миная ее истоков. Между тем* все лучшие черты современной военной прозы /интеллигентность, нравственность, правдивость и искрен­ ность/ все эти черты впервые нашли свое выражение в повести В. Некрасова. Она была первой ласточкой в ряду произведений, несу­ щих,так называемую."окопную правду". Удивительная искренность и безыскусность повествования придавала особый оттенок повести. Ге­ рои ее. казалось, пришли из самой жизни. Это были те самые обык­ новенные офицеры и солдаты, которые выиграли войну ценой неимо­ верных усилий, и их взгляд на мир становится критерием нравствен­ ной оценки исторических событий.

В этом смысле вся последующая, так называемая "лейтенантская" проза о войне вышла из повести "В окопах Сталинграда", как из гоголевской "Шинели".

Современный период также отмечен возвращением многих мемуа­ ров о войне, ранее находившихся под запретом из-за правды о наших поражениях, о трагических ошибках сталинского "руководства", о страшных последствиях репрессий, появившихся во время войны. Это и неопубликованные страницы мемуаров Г.К.Жукова, и мемуары.Хру­ щева. А. Василевского. И.Конева. Эти публикации заставляют переос­ мыслить многие устоявшиеся представления о ходе войны.

Главной же чертой, проявившейся в сегодняшней документаль­ ной. полудокументальной я художественной прозе о войне, является та. что утверждающейся еще со времени В.Некрасова взгляд на войну сквозь призму отдельных человеческих судеб - становится все более строгими и смелыми. Человеческая личность, человеческая боль вот главный критерий оценки не только конкретных локальных ситуа­ ций, но и всего хода войны, крупнейших исторических фигур.

Глубоко показательна в этом смысле полудокументальная проза Е. Ржевской, вошедшая в ее последнюю книгу "Знаки препинания" /М.:Сов. писатель.1989/, куда наряду в уже известными читателю ра­ ботами, такими как "Второй эшелон". "Под Ржевом". "Маленькая ис­ тория одного латыша" и другие, вошли и новые рассказы писательни­ цы. прежде всего, хотелось бы отметить рассказ Е. Ржевской "В тот день, поздней осенью", которому сама писательница дала подзаголо­ вок "Рассказ о встрече с маршалом Жуковым". Жуков еще при своей жизни стал человеком-легендой. и интерес к его личности не утиха­ ет до сих пор. Но несмотря на обилие мемуаров о Г.К.Жукове, расс­ каз Е. Ржевской несет в себе много нозой информации.

Рассказ Е.Ржевской автобиографичен, писательница описывает в нем свою единственную встречу с маршалом. Но в этом рассказе незримо присутствует как бы две точки зрения. Одна принадлежит быв­ шей переводчице штаба армии, входившей в состав 1-го Белорусского фронта, другая - писательнице с солидным запасом жизненного и ху-° дожественного опыта. И то. как эти точки зрения взаимодействуют, дополняют друг друга и составляет живой нерв рассказа. 2 самом деле, бывшая фронтовичка легко узнается в том, как досадует она по поводу своей оборвавшейся пуговицы: "Предстань я там перед ним без пуговицы на шинели, вышла бы я из того знакомства вполне расквашенной". И это именно ей, столько слышавшей о Жукове на фронте, так интересно узнать, как он выглядит сейчас:"Увидеть маршала Жукова в штатском костюме было странным, совсем неожи­ данным. Он сросся в нашем представлении с военной формой...м Но строгий опыт писателя не позволяет Е. Ржевской смотреть на Жукова лишь с обожанием. Скупыми мазками она набрасывает глубоко противоречивый портрет маршала: на фронте он был воплощенной жес­ токостью. жестокостью не только по отношению к врагам, но ик подчиненным /один из штабистов Жукова, по воспоминаниям Ржевской, рассказывал ей о том, что. ' отправляясь на.ежевечерний доклад к Жукову, он. случалось, чуть не готов был на окрик часового "Про­ пуск.. ответить неверно - пусть стреляет.

. Вот так, ад тяжелее смерти было иной раз войти в этот дом - такой страх нагонял Жу­ ков...

Верный слуга Системы, руководствовался ее методами, он в то же время гениальный полководец и потому жертва той же Системы.

Вспомним, сколько раз он подвергался ссылке и опале.

Характерный эпизод:Жуков будет удивляться и негодовать по поводу того, что от него скрыли факты по обнаружений трупа Гитле­ ра. что об этом через его голову докладывали Сталину, мы поразися. насколько даже крупнейшие военачальники беспомощны перед ‘ лиом тоталитарной Системы, жестоко регламентирующей количество ин­ формации между своими членами.

Интересно, что выводы, сделанные Ржевской во время беседы с полководцем в целом совпадают с той концепцией этой исторической личности, которая предложена в масштабном, документальном повест­ вовании Б. Карпова.

В этой же книге внимание читателей, мы надеемся, привлечет еще один рассказ. Это рассказ "Жив. браток!", написанный в 1987 году. В этом рассказе писательница затрагивает проблему, четко сформулированную ею в статье "Вечерний разговор": "Наша военная доктрина не принимала во внимание понятие - плен. Как бы безисходно не было твое положение, плен официально считался предатель­ ством. хотя миллионное трагическое войско билось до последнего в окружении".

Главный герой рассказа Саака Яхонтов, минометчик 43-го полка 48-й гвардейской дивизии, после сильного ранения попадает в боль­ ницу. находящуюся в оккупированном немцами месте. Из этой больни­ цы, комиссованного своими и немецкими врачами вчистую, его заби­ рает в работники Ефросинья Яковлевна Яковенко из седа Ракитное.

Харьковской области. А когда приходят советские войска. Салка по­ падает в советский лагерь для военнопленных, предателей Родины.

По счастью, он попал в число тех 32-х счастливцев, которых из ла­ геря освободили. Вот вроде бы. и весь рассказ. Но так как Е. Ржевская документально подкрепляет свой рассказ, не забывая назвать и номер части, в которой он воевал, и названия населенных лунктов. через которые он проходил, и даже номер лагеря /"Разгру­ жались Рязань-2...Лагерь N472/. судьба героя этого рассказа "Сашки

-ЯЯхонтова воспринимается совсем по другому. Художественное произ­ ведение. подпитанное документально, становится беспощадным обли­ чением бездушной, антигуманной военной доктрины:"Сдался в плен, значит - враг". Тридцать два человека из тысяч освобождено. А ес­ ли взять другие лагеря? И что дальше было с этими людьми? Ответы на эти вопросы мы находим и в повести К. Воробьева "Это мы. госпо­ ди.и. наконец, в "Архипелаге ГуЛАГ" А. Солженицына.

Художественная литература своими средствами постигает новув правду о войне. Писатель В.Быков уже давно исследует возможности человеческого духа, проявляющегося на Еойне. Те ситуации, в кото­ рых оказываются герои В.Быкова, всегда связаны с решающими испы­ таниями для героя на духовную и нравственную прочность.

Главный герой повести В. Быкова "В тумане" - бригадир железнодорожников Сущеня мучается тем. что его. невинного, подоз­ ревают в предательстве своих товарищей. Казалось бы все просто:ни в чем не признаваясь на допросах у гестаповцев он тем самым спас себе жизнь. Так думает сам герой. А все окружающие его люда, включая жену и партизан, с которыми Сущеня был в »одном отряде, думают иначе. Г-аз Сущеню отпустили, а не повесили, как остальных партизан, значит. Сущеня - предатель. Логика простая и понятная по военным временам. Но писателя и героя эта логика не устраива­ ет. Постепенно Сущеня понимает, почему гитлеровец так милосердно отпускает его, помахав на прощанье рукой. Потому что фашист пони­ мает законы военного времени. Он понимает, что Сущеню убьют свои, и вот это будет для человека, молча и гордо сносившего невынссяО кые пытки, тем. что сломит его духовно перед физической смертью И вот когда Сущеня это понимает, увидя партизан, пришедших его убивать за предательство, он делает единственно возможный для в-?го нравственный выбор - уходит вместе с ними покорно, не стараясь Зто-либо доказать. Случайность помешала умереть ему по законам игры военного времени. И вот мы видим, как в конце повести Сущеня, оставшийся сдан, сидя рядом с мертвыми товарищнми-партизанами, теперь уже сам выстрелит в себя:"Немец Гроссмайер исковеркал его судьбу, но не победил его воли. Его вольная воля - может, то единственное, что в нем осталось никому неподвластным. Все-таки он умрет по своему выбору.. Пусть хотя бы это утешит его в горь­.

кий час. Другого утешения себе он не находил..."

Самоубийство Сущени - это не капитуляция перед обстоятельст­ вами. это - гордая, грагическая победа человека с его чувством совестливой ответственности над бесчеловечной логикой войны.

Но сегодняшнее расширение взгляда на человека в условиях войны связано не только с пониманием глубинной трагичности этого существования, но и с появлением произведений, в которых военное время рассматривается с неожиданных точек зрения, в том числе я с комической точки зрения.

Как только и от кого только не доставалось роману В.Войновича о солдате Иване Чонкине:это ни клевета на советского солдата, надругательство над историей Великой Отечественной войны, к т.д.

и т. п. Но так ли это на самом деле? Даже самый критически настро­ енный читатель, внимательно прочитав роман, не обнаружит ни наме­ ка на подобную крамолу. Напротив, создаз образ Ивана Чонкина, современного Иваяа-дурака. который пройдет огонь, воду и медные трубы, а в данном случае, абсурдное задание командира об охране никому не нужного самолета, попытку его пленения НКВДэшниками и б конце концов расстрел своими же солдатами.. Ваня Чонкик ни в чем.

не отличается от своих фольклорных предшественников - и неказист.

- 10 и туповат, на первый взгляд, и служат без особого рвения... Но.

как з сказке, может победить даже могущественное НКВД, читай государственную систему. Вместе со своей Нюркой он держит оборону против частей Советской Армии, вызванных против "банды Чонкина".

И эта удаль, это бесстрашие Ивана дают возможность полнее узнать характер солдата действительного, не романного, оценить по досто­ инству созданный писателем В.Войновичем образ рядового Чонкина.

С именем писателя Анатолия Приставкина сейчас уже прочно связана "детская тема" в современной литературе. События двух его произведений;"Ночевала тучка золотая" и "Кукушата" происходят в конце войны, в сорок четвертом и сорок пятом годах. В центре обеих повестей дети-сироты. С образом ребенка в литературу всегда вхо­ дила тема гуманизма и сострадания. У Анатолия Приставкина эта те­ ма звучит особенно трагически. Страшная судьба детей-сирот войны и детей, несущих клеймо "отродья врагов народа" не может не ставит* под сомнение ценность общественного строя, системы, воюющей с детьми.

В повести "Ночевала тучка золотая..." солдаты-победители, только что участвовавшие в боях с фашистами..принимают участие в выселении целых народов уже в своей стране. А в повести "Кукуша­ та" писатель создает отвратительные образы приспособленцев, тылосv вых крыс, наживающихся в условиях военного времени на детях, на сиротах, не только грабящих, но и подвергающие их унижениям и из­ девательствам. Гибель ребенка для А.Приставкина - это приговор "самой гуманной" системе. Эти "цветы жизни" безжалостно par топта­ ны. расстреляны ею. и з этом уничтожении будущего звучит не зт?^".тимьй приговор самой эпохе.

В разговоре о "белых пятках'" Великой отечественной : ; ' н

-сАы hj- возможно обойтись без произведений польских писателей:Казимета Ночарского и Еаи Анджевского. Их произведения как бы наполняют кровью строгие строчки из военных донесений о восстании в Вар­ шавском гетто, о боях за Варшаву. В повести Ежи Анджевского "Страстная неделя" по-новому освещаются события в Варшавском гет­ то. Героизм и бесстрашие восставших евреев оттеняется равнодушием и антисемитизмом их соотечественников.

С этим произведением перекликается книга Казимета Мочарского "Беседы с палачом". Волею судьбы оказался автор книги в одной тю­ ремной камере с гитлеровским военным преступником, своим недавним врагом... Страницы книги, на которых фашистский генерал Штрооп "проговаривается" о событиях в гетто полны невольного уважения нациста к безоружным людям, дерзко восставшим против рабского унижени.' смерти.

В этом ряду стоят произведения Ан. Рыбакова "Тяжелый песок", пронзительные страницы романа В. Гроссмана "Жизнь и суш-ба", пос­ вященные страшной судьбе евреев на войне, повесть Д.Гая "Девятый круг"... Говоря об этих произведениях, нельзя не вспомнить добрым словом пгвести эмигрировавшего из Советского Союза писателя Ана­ толия Кузнецова "Бабий яр".

Среди произведения, незатронутых в данном обзоре, хотелось бы упомянуть повести А.Генатулина "Вот кончится война" и "Тун­ нель* затрагиваете ранее закрытую тему, связанную с судьбой и бытом пленных немьев:рсман Ивана Стадкюха "41-й год", являющийся классическим образцом "парадней" литературы о войне: книгу С.Алекслезич "Последние свидетели* - странные исповеди "детей бойны":зевака записки "Люди одного варианта" поэта Д.Самойлова.

- 12 Одним из первых этапов в подготовке и проведении конференции на тему:"Белые тятна" Великой Отечественной войны на материале художественной литературы" мы предлагаем проведение дискуссии на тему: “Тоталитаризм и война" /новая художественная концепция войны в романе В. Гроссмана "Жизнь и судьба”/ Ведущему дискуссию советуем дать краткую справку об истории создания романа, конфискованного КГБ в 1961 году, о тех труднос­ тях. которые книга вынесла при выходе ее к читателю.

В ходе дискуссии предполагается обсудить следующие вопросы:

1. В чем видит сущность тоталитарного государства В. Гроссман? Что такое "сверхсилие тоталитарных систем"?

При обсуждении этой проблемы ведущему дискуссию библиотекарю рекомендуется обратить внимание участников дискуссии на ие­ рархию насилия в тоталитарном государстве:

1) ничтожность человека перед лицом государства:

2) диктат партийной олигархии:

3) беззащитность человека перед лицом Системы:

4) тотальное проникновение насилия на все уровни общества от института до концлагеря:

2. Кахке принципиально сходные черты обнаруживает В. Гроссман у гитлеровского фашизма н сталинского тоталитаризма?

Уместно обратить внимание читателей на явные аналогии:

1) сходство идеологии, основанной на параллелях типа,'нарса всегда праз" и т.п.

2) безраздельная власть одв^й лартии:

3) ~хог:тво ь методах насилия: государственный национализм.

- 13 сходство карательных органов, провокации, слежка, доносы;

Ключевыми сценами при обсуждении этого вопроса должны стать сцены разговора гестаповца Лисса и старого большевика Ностовского;авторское отступление в главе 50-й первой час­ ти; сопоставление сцен в немецком к советском концлаге­ рях; сравнение идеологии государственного национализма со стороны Фашистов /гетто и душегубки/ и со стороны советских властей /история с преследованием Штрума/. национализм на Фронте, "бытовой" национализм и т. п.

–  –  –

партийные функционеры - Неудобное. Крымов. Гетманов, проанали­ зировать. как изобразил В. Гроссман быт в осажденном Сталингра­ де /:

'беспартийное царство"/

5. Возможна ли свобода личности в условиях тоталитаризма? Какова ее цена?

Каждый из героев переживает хоть миг свободы, выдерживая эк­ замен на состоятельность как личности:

Новиков:задержка атаки на 8 мин.;

Штрум:см.его опасный разговор с Мальяровым и Каримовым:

Даренский:см.разговор с малознакомым полковником Бовой:

Софья Осиповна Левинтон:в момент выбора перед жизнью и смертью /см.сцену у фашисткой газовки/ и т.п.

6. В чем смысл сталинградской победы по Гроссману?

Человек побеждал в себе раба, побеждал вопреки системе наси­ лия. довлевшей над ним. Человек становится Человеком, так как бился за общечеловеческие ценности - за свой дом. за родных и т.д. Тем самым В.Гроссман отрицает стереотипное "За Сталина!", утверждая приоритет человеческого в человеке.

/Советуем обратить внимание на на тот момент, что даже у фа­ шистских захватчиков бывают подобные моменты - см. сцену в ро­ мане. когда окруженные немцы получают рождественские подарки/ Таким образом. Великая Отечественная война, и сталинградская битва, как переломный момент з ходе войны - это кульминация про­ цесса пробуждения свободы а народе. И не случайно Гроссман с та­ кой любовью и таким желанием описывает военный быт сталинградцев

- 15 это естественная жизнь лодей. ходящих под смертью и потому пре­ зирающих власть Гетманов и особотделов:"Мощь государственного гнева, заставлявшего склоняться и трепетать миллионы людей здесь, на фронте, когда пер немец, не стоила ни гроша".

Вся мощь тоталитаризма бессильна перед человеком на войне, так как силу человеку придают не вбитые страхом императивы тота­ литарного государства, а вечные, неуничтожимые законы человечес­ кого бытия:во время войны за свободу Родины, за жизнь родных и близких выходящие на первый план, приобретающие ничем не замени­ мое и не отменимое значение.

Ведущему следует подвести дискуссию к следующим принципиаль­ ным выводам:в романе "Жизнь и судьба" опровергается представление о преимуществах социализма:В. Гроссман в своем романе предложил и художественно обосновал новую концепцию Великой Отечественно вой­ ны. По логике его романа во время войны произошло столкновение двух равных по многим чертам антигуманных государств. Но сама си­ туация Отечественной войны оказывается разрушительной для идеоло­ гии и диктатуры тоталитаризма /хотя тоталитарное государство и преобразует частично общественный подъем в государственный нацио­ нализм/. Происходит осознание людьми антинародной, античеловеческоЯ ярироды тоталитарного государства, основанного на сверхнаси­ лии.

Но так как война против фашистов приобретает смысл войны за общечеловеческие ценности и против тоталитарной идеологии и мора­ ли. то путь освобождения от духовной власти и сверхкасилия. путь Серьбы человека на два фронта становится главным условием победы в Зе.тикой Отечественной войне

- 16 Третьим этапом в подготовке читательской конференции на те­ му: "Белые пятна Великой Отечественной войны" на материале худо­ жественной литературы может стать обсуждение двух книг:книги бе­ лорусской писательницы С.Алексиевич "У войны не женское лицо" и книги уральского писателя Н.Никонова “Весталка".

–  –  –

Женщина и война.. Нет, наверное, ничего абсурднее этих двух.

слов, поставленных рядом. Но тем не менее мы знаем, какую огром­ ную роль сыграли женщины в Великой Отечественной войне. Своим са­ моотверженным трудом в тылу они создавали будущую победу. В ста­ рых кинохрониках можно видеть женщин, запряженных в плуги вместо лошади. Именно так зачастую приходилось вспахивать землю. Женщины стояли у зазодских станков по четырнадцать часов, плавили металл у доменных и мартеновских печей, падая в голодные обмороки. И мы, по привычке удивляясь, воспринимаем это все-таки как должное:так было необходимо по законам военного времени. Если бы не они. то кто же? Но вот что касается женщин на Фронте... Известны данные о том, что болзе чем восемьсот с лишним тысяч женщин участвовало в 17боевых операциях, то есть, говоря проще, воевало. А сколько среди них ранено, сколько убито? Страшно даже подумать об этом. Много прекрасных женских образов мы найдем в литературе о Великой Оте­ чественной войне: в романе и повестях К.Симонова. Б. Васильева.

Ю.Бондарева. В.Быкова... Но никто из писателей не ставил перед собой задачу посмотреть на войну женскими глазами, проследить, как ломала и калечила война женскую душу. как. наконец, мучитель­ но тяжело давалось воевавшим женщинам возвращение в мирную жизнь, к исконно женским занятиям:рождению и воспитанию детей, обихаживанию собственного дома.

Однако, существовала ощутимая потребность именно в такой женской точке зрения на войну. С каждым годом все меньше и меньше становится участниц войны - сказываются раны, возраст. И именно перед литературой встала сверхзадача:донести правду о "женской" войне, правду беспощадную и жестокую по сравнению с эстети­ чески выравненной, удивительно обаятельной ложью, обрушивающейся на нас с теле- и киноэкранов, да зачастую и сс страниц литератур­ ных произведений. Действительно, если вспомнить героинь фильмов о Великой Отечественной войне, тс на память приходят весьма привле-.

кательно выглядевшие киногероини в ладно сидящих гимнастерках и аккуратных сапожках. Но вот что об этом думает одна из героинь С. Алексиевич. С.К. Дубнякова. санинструктор:"Смотрю теперь фильмы о войне: медсестра на передовой, она идет аккуратненькая, чистень­ кая, не в ватных брюках, а в юбочке, у нее пилоточка на хохол­ ке... Ну. неправда!... Разве мы могли Еыташить раненого вот та­ кие?.. Не. очень-то ты в юбочке наползаешь, когда одни мужчины вокруг. А по правде сказать, юбки нам з конце войны только выда­ ли. как наградные. Тогда же мы получили и трикотаж нижний вместо мужского белья. He знали, куда деваться от счастья. Гимнастерки расстегивали, чтоб видно было..."

Вот эта огромная жажда подлинной правды о женщине на войне и вызвала к жизни, кг7 нам кажется, произведения С. Алексиевич.

H.Никонова. Безусловно, писатели, каждый по-своему, использовали тот документальный материал, который лег в основу обеих книг. Но кто из них. в конечном счете, оказался ближе к трудноуловимой, но от этого не менее реальной жизненной правде? Ответ на этот вопрос может сложиться в ходе обсуждения книги С.

Алексиевич со следующи­ ми вопросами:

I. В чем своеобразие книги С.Алексиевич? Какие еще писатели рабо­ тают в жанре "магнитофонной литературы"? В чем преимущество таких произведений?

•»

Несколько лет подряд автор книги "У войны не женское лицо" ходила с магнитофоном по квартирам участниц Великой Отечественной войны, записывая на пленку их воспоминания. В советской литерату­ ре уже существовали произведения, построенные на свидетельствах очевидцев тех трагических страниц войны. Это прежде всего книга "Я из огненной деревни" А.Адамовича. Я.Брыля и М. Колесника, а также "Блокадная книга" А.Адамовича и Д. Гранина.

Этот новый жанр прозы, основанный на коллективных воспомина­ ниях еще только создается. Даже з критике не найдено еще исчерпы­ вающее определение этого жанрз: “Жизнь, о себе повествующая".

"Эпически-хоровая проза". "Документальное самоисследование".

“Магнитофонная литература"... Любо“из этих определений подчерки­ вает глазную особенность этого жанра: автор говорит о трагических событиях, опираясь не на авторскую фантазию, не на собственное

- 19 видение войны, а на строго выстроенный и выверенный им хор ее участников. Даниил Гранин, размышляя о подобной литературе, так развивает свою мысль:"В этой книге участие автора минимально. Он почти незаметен, он дает выговориться своим героям, время от вре­ мени звучит его вопрос, скупые пояснения о рассказчике, и опять он умолкает, но он здесь. Молчание его ощущается, оно слышимо, его молчание - это застрявшие в горле слова...и Книга С.Алексиевич - это талантливое доказательство возмож­ ностей этого жанра. Обладая поразительным даром' сопереживания.

С.Алексиевич умело выстраивает хор из женских голосов, повествую­ щих о войне, добиваясь тем самым полного воздействия на душу чи­ тателя. Простые, безискусные рассказы участниц войны переворачи­ вают все представления о “женской’ войне.

* Правда может оказаться невыносимой, невозможной. Нетрудно себе представить, как бы восп­ ринимали историю о женщине-партизанке. натирающей своего грудного ребенка солью для того, чтобы у него повысилась температура;и кожа была покрыта язвами, случись такая история в наши, мирные дни. Но тогда действовала совершенно иная логика:в условиях партизанской войны не приходилось выбирать способы проносить лекарства и цен­ ные сведения. Мать, сознательно жертвующая своим ребенком;бере­ менная женщина, которая проносила в партизанский отряд мины, при­ вязывая их сбоку живота, там где билось сердце нерожденного ре­ бенка. Страшно. Не хочется об этом думать, не хочется читать.

"Когда посмотришь на войну нашими, глазами, так она бабьими страшнее страшного",- одна из героинь С.Алексиевич. и вот г се оп ит

–  –  –

Война для Вали и ее ухажеров - возможность отсидеться на теплых местах, у сытных кормушек. Страницы, на которых Н. Никонов описы­ вает хапуг, наживающихся на народном горе - одни из самых сильных в романе.

3. Сопоставте женские образы у С.Алексиевич и Н. Никонова. Выдер­ живает ли проза Н.Никонова проверку "правдой фронта"?

В отличие от Лиды Одинцовой, которая, проработав в госпитале с челюстно-лицевыми ранениями, уже представляла себе, какую ужас­ ную долю готовит война для попавших на фронт, многие героини С. Алексиевич шли на фронт с песнями, весело, не представляя себе, с чем столкнутся буквально через мгновение. "Вызвали в военкомат и сказали:"Вот вам два часа времени, соберетесь и отправляем вас на фронт". Я собралась, сложила все в один маленький чемоданчик.

- Что вы взяли с собой на войну?

- Конфеты.

- Как?

- Целый чемодан конфет. Мне там. в той деревне, куда напра­ вили, дали подъемные. Деньга были, и я на все эти деньги купила целый чемодан конфет. А наверх положила фотографию курса, где все мои девочки."

–  –  –

чайшей войны. Даже для раненых врагов у них находилась капля жа­ лости - не в этом ли проявление их глубочайшего гуманизма. Расс­ каз медсестры Тамары Степановны не может не внушать уважения к ее поступку:спасению раненого немца:"Никогда не забуду и не хочу за­ быть. как было со мной в Сталинграде.. Самые-самые бои.

. Тащу я двух раненых. Одного протащу - оставляю. Потом другого...И так тащу их по очереди. И вдруг, когда я подальше от боя отползла, меньше стало дыма. Вдруг я обнаруживаю, что тащу одного нашего танкиста и одного немца... Я была в ужасе:там наши гибнут, ая немца тащу. Там. в дыму, не разобралась, одежда на них полусго­ ревшая. оба стонут, они же не разговаривают. Никак не разберешь.

А тут я разглядела, что чужой комбинезон, все чужое. Что делать?

Я протащила нашего раненого и думаю: "Возвращаться за немцем или нет?" А уже близко оставалось тащить. И я знаю, что если я его оставлю, то он через несколько часов умрет. Он истечет кровью. И я поползла за ним. Я продолжала тащить обоих...

Теперь, когда вспоминаю этот случай, не перестаю удивляться самой себе. Это же самые страшные бои шли. Когда я видела фашис­ тов мертвых, я радовллась. была счастлива. А тут? Я - врач, я женщина... В я жизнь спасала...Мир спасала..."

С этой, осознанней или неосознанной мыслью - спасти мир, спасти жизнь дорспа и близких людей, шли героини С.Алексиевич на войну. И ее книга - коллективный памятник той особой женской правде о войне, котирую, может быть, знать неприятно, тяжело, но и необходимо.

Героиня Николая Никонова. Лида Олинцв§а. так за как и героини С. Алексиевич. попала на фронт девчонкой, убирала за ранеными, по­ давала снаряды, стрелял», и лучше страницу романа связаны с

- 24правдивым изо1ражэннем самой страшной, стороны войны - ранениями и смертью. Но почему мы, понимая героиню Н.Никонова, не всегда ей сопереживаем? Почему не всегда образуется обратная связь между читателем и книгой? На наш взгляд, одной из причин этого может быть следующее. Взяв за отправную точку романа несовместимость понятий женщиьа и гойна, Н.Никонов затем значительно сузил эту тему до размышлений о взаимоотношениях полов на войне. Безуслов­ но, наша точка зрения не является бесспорной, и этст момент в об­ суждении книги Н.Никонова может быть достаточно острым. Но посте­ пенно обсуждение этой проблемы можно подвести к 4 вопросу:

–  –  –

объясняет то любование трепетом женской плоти, которое отнюдь не свойственно самой женщине. Даже сцена в госпитале для раненых с челюстно-лицевыми рак ниями звучит'поямо противоположно тому, как задумал писатель:"Вдруг его /тяжелораненого, Т. М. / рука легла мне на колено. Я замерла, не зная, как мне поступить, а он быст­ ро-быстро провел рукой по колену, сдвинул юбку, и почувствовала с жаром стыда, как рука его гладит мой чулок и круглую резинку на кем... Потом он вздохнул и отвел руку... Принесите мне пить.сказал раненый" С новой правдой о женской войне, которую постарался сказать Н. Никоноз. спорили и профессиональные критики, и бывшие фронто­ вички. Как нам кажется, обсуждение двух книг "У войны не женское лицо" и "Весталка" можно подвести к следующему итогу.

Книга С.Алексиевич покоряет нас глубиной и честностью. Жанр, избранный ею. оказывается плодотворнее в данном случае, хогда речь идет о "белых пятнах", связанных с участием женщин на войне.

Авторская концепция, основанная на художественном осмыслении фак­ тов. как это получилось с' Н.Никоновым, оказалось значительно бледнее и уже первоначального замысла. Что же касается жанра, в котором написана книга С.Алексиевич. то у него есть огромное пре­ имущество перед другими жанрами. Ему дано добывать глубинные пласты, заиежи психологии, правды народной жизни открытым спосо­ бом. Сама жизнь, обнажившаяся, взорванная страшным страш­ ными противоречиями 20-го века говорит со страниц книги. Юга.

пользуясь словами А.Адамовича:"Трагическая гениальность cavofl • ?

жизни, загнанной в тупик, лицом к лицу с мукой хатынской, бяо/садной, концлагерной, фронтсзой и иной смерти, как бы случайно прор­ вавшейся через память слова челсЕгка вполне обыкновенного.*

- 27 Обобщим мероприятием по теме:"Белые пятна" Ееликой Отечест­ венной войны" на материале художественной литературы может стать читательская конференция, посвященная итогам и перспективам раз­ вития военной темы в современной литературе.

Подготовку к дангой конференции мы советуем производить поэ­ тапно. Предложенные вам в данных рекомендациях материалы вы може­ те использовать по своему усмотрению, в порядке, наиболее прием­ лемом для вас.

Однако советуем обратить внимание на некоторые моменты под­ готовки к конференции. Вопросы, предложенные для обсуждения на конференции, публикуют в пригласительном билете. Обязательным мо­ ментом в подготовке и проведении конференции должна стать книжная выставка по одноименной теме.

Мы рекомендуем вести разговор на этой конференции по следую­ щим направлениям:

1. В чем состоит новизна взгляда на Великую Отечественную войну и на проблему человека на войне, предложенные в произведениях, которые были опубликованы в последнее время? Сравните эти про­ изведения с литературой о войне сороковых - пятидесятых и шес­ тидесятых - семидесятых лет.

2. Какие традиции и тенденции военной литературы предшествующих периодов получили плодотворное развитие сегодня? Какие идеи и представления не выдержат испытания временем?

–  –  –

ратуре о войне проявилось противостояние двух версий отечест­ венной истории:офишюзно-парадной и неприкрыто трагической?

4. Какие "запретные зоны" открылись в современной литературе о войне? Как эти новые факты влияют на общее представление о Ве­ ликой Отечественной войне? Нужна ли нам эта правда?

5. В чем вы видите перспективные линии развития литературы о вой­ не? Какие вопросы остаются нерешенными? Какие проблемы требуют переосмысления? Чего вы ждете от новых произведений о Великой Отечественной войне?

–  –  –

С П8 С ОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Адамович А..Гранин Д. Блокадная книга.-М.:Сов.писатель. 1982

2. Анджеевский Ежи Страстная неделя:Повесть//Нов.мир.-1989.-N12

3. Ардаматский В. Ленинградская зима:Повесть. -Л. :Лениздат. 1986.с.-(Б-ка молодого рабочего)

4. Астафьев В.П. Не знает сердце середины: Беседы с писателем В. П. Астафьевым/Записал Е. Дворников//Правда. -1989. -30 июня

5. Астафьев В.П. Добреньким быть не могу:Интервью с корреспонден­ том ж. "Огонек"//Трава после нас.-М..1988!-С. 17-29

6. Астафьев В.П. Да пребудет вечно - Ах,война, война.. Болеть нам.

ею - не переболеть, вспоминать ее - не перевспоминать!//Лит.

газ.-1987.-N41.-С.12

7. Быков В. В тумане: Повесть//Дружба народов.-1987.-N7.-С.3-61

Рецензии ка повесть В.Быкова

8. Дударев А. При свете правды//Лит.газ.-1987. -N29.-С.4

9. Лазарев Л. Преодоление//Октябрь.-1987.-Я12.-С. 176-183

10. Огнев В. Три судьбы//Знамя.-1987.-N11.-С.226-229

11. Оскоцкий В. Логике недоверия//Нов. мир. -1988. -N2. -С. 229-236

12. Воробьев К. Память горькая и чистая:фрагменты записей и пере­ писки читателя/Публ.подгот.В.Новиков//Правда. -1988. -31 окт.

13. Воробьев К.Д. Убиты под Москвой. Это мы. господи!... :Р"вес- л

-М.:худо*. ЛИТ..1987. -157с.

ТИ.

- 30 Рецензии на повесть К.Воробьева "Это мы. господи..."

14. Пахомов Ю. Выстсять!//Знамя.-1986.-Кн.5. -С.216-217

15. Джичоева В. Из i иги - жизни//Лит. обозрение.-1987.-N5.-С.50-53

16. Дементьев В. //Москва.-1987.-N5.-С. 183-194

17. Камянов В. преодоление//Новый мир.-1987.-N5.-С.253-258

18. Кондратьев В. Кругами ада//Лит. газ.-1986.-10 дек.-С.4

19. Василевский А. Разорение//НоЕЫй мир.-1989.-N3. -С. 245-246

20. Вульфович В. Там. на войне:Повесть//Нов. мир. -1986.-N6.-С.134

21. Генатулин А. Туннель:Повесть//Знамя.-1987.-N12

22. Гроссман В. Жизнь и судь6а//0ктябрь.-1988.-К1-4

23. Карлин В. Виктор Некрасов и Ерий Керженцев:0 повести "В око­ пах Сталинграда и о ее авторе//Вопр. лит. -1989.-N4

24. Карпов В. Полководец:Роман//Знамя.-1989.-N9-12

25. Кондратьев В., Штокмон И. Знать правду:Беседа В.Л.Конд­ в се ратьева и И. Г. Штокмана//Ветеран. -1988. -N24. -С. 8-9

26. Кондратьев В.Л. О войне написано не все...//Библиоте­ карь. -1986. -N5.-С.24-27

27. Кондратьев В. Эхо второй мировой//Иностр. лит.-1989.-N6.С.115-116

28. мочарский К. Беседы с палачом//Знамя. -1987. -N5. -С. 79-127

29. Нестеров А. Блокадник:Повесть//Москва.-1987.-N11.-С.75-114

30. Ортенберг Д...... 1942-ой: рассказ-хроника//Моска. -1988. -N2-3

31. Ржевская Е. Берлин, май 1945: Повести.-М. :Правда.1988.-480с.

32. Ржевская Е. Жив. браток?:Рассказ//Новый мир.-1987.-N5

33. Ржевская Е. В тот день, поздней осенью//Знамя.-1986.-N12

34. Приставкин А. Ночевала тучка золотая: Повесть//Знамя.-1987.N3-4

- 31 -

35. Приставкин А. Кукушата:Повесть//Юность.-1989.-N11-12

36. Самойлов Д. Люди одного варианта: Повесть//Аврора.-1990.-N1-2

37. Стаднюк И. Москва, 1941-й:Роман.Кн.2: Меч над Москвой//Мол.

гвардия.-1989.-N5-6

–  –  –

I. Материалы к биографии В.С.Гроссмана 1 В. С.Гроссман:произведения и литература о творчестве за.

1959-1988/ГПБ им.Салтыкова-Щедрина. -Л.,1989

2. Губер Ф. Память и письма:0 писателе В. Гроссмане//Труд.окт.

3. Виноградов И. Особый путь?:0 писателе В.Гроссмане//Москов.новости.-1989. -N38. -С. 16

4. Бочаров А. Время собирать камни:"Малая проза В. Гроссмана"//Вопр.лит.-1989.-N7.-С.3-38

5. Гроссман Е.В. Василий Гроссман:Я прежде всего писатель, пи­ шущий на военную тему/Беседу вела К.Храмова//Студ. мередиан.-1989.-N4.-24-27

6. Войнович В. Жизнь и судьба Василия Гроссмана и его рома­ на/ /Кн. обозрение.-1989.-N4.-С.9

7. Дедков И. Жизнь против судьбы:0 прозе В. Гроссмана//Нов.мир. N..-С.229-241

8. Липкин С. Истинные поэты всегда пророки: 0 В. Гроссмане и его сталинградской дилогии//Ветеран. -1988. -N31. -С. 8

9. Липкин С. Жизнь и судьба Василия Гроссмана: Страницы из воепоминаний//Лит.обозрение. -1988. -N6.-С. 96-107

10. Василий Гроссман:жизнь и судьба:(Материалы)//Лит.газ.-1988.N9.-С. 2-3 И. Письменный А Из воспоминаний о Василие Гроссмане//Кн.обоз­.

рение. -1988. -N5.-С.3

12. Семин В. Ответственность памяти:О В Гроссмане//Что истинно.

в литературе.-М.,1987.-С.22-26

13. Таратута Е. Честная жизнь и тяжкая судьба. Воспоминания о В.Гроссмане//Огонек.-1987. -N40. -С. 22-23

14. Гроссман Василий. Из записных книжек/Василий Гросс­ ман; Публ.и примеч.Е. Коротковой-Гроссман/Вступ.заметка А.Бочарова//Вопр.лит. -1987. -N6. -С. 157-177 (I. Материалы по роману В. Гроссмана "Жизнь и судьба"

1. Бавин С.П.. Гурбаликова О.А. Книги, которые читают все:

Библиогр.очерки о “Жизни и судьбе" В.Гроссмана.-М..1989.С.138-156

2. Гроссман В. Жизнь и судьба:Роман//Октябрь.-1988.-N1-4

3. Годковская Е. Преодоление//Лит.обозрение.-1989.-N6.-С.24-34

4. Губер Ф. Возвращение романа Василия Гроссмана//Кн.обозре­ ние. -1989.-N10.-С.8-9

5. Липовецкий М. Единоборство:0 романе Василия Гроссмана "Жизнь и судьба"//Урал.-1989.-N3.-С.161-171 6......... Е В глубину ядра (неугасимое пламл)//Лит.обоз­.

рение. -1989.-N2.-С.20-37

7. Эльяшезич А. Приглашение к разговору//Звезда.-1989.-N1.С.168-186

- 33 -

8. Карпов А. День нынешний и день минувший//Полит. образова­ ние. -1989.-N1.-С.96-102

9. Кузичева А. Вечерний свет "Жизни и судьбы"//Кн. обозре­ ние.-1989.-N2.-С. 5

10. Липкин С. Истинные поэты всегда пророки//Культура и жизнь.-1988.-N12.-С.6-7 И. Дерков И. Жизнь против судьбы//Новый мир.-1988.-N11.С.229-241

12. Аннинский Л. Мирозданье Василия Гроссмана//Дружба наро­ дов.-1988.-N10.-С. 253-263

13. Кулиш В.. Оскоукий В. Эпос войны народной:Диалог о романе В. Гроссмана "Жизнь и судьба"//Вопр. лит. -1988. -N10. -С. 27-87

14. Лазарев Л. Дух свободы//Знамя.-1988.-N9.-С. 218-229

15. Ришна И., Егоров А. Лишь тот достоин жизни и свободы...// Лит. газ.-1988.-N34. -С. 5

16. Панков А. Трагическое прозрение: Заметки о романе "Жизнь и судбан//Лит.Россия.-1988.-N27. -С.8-9

17. Белль Г. Способность скорбеть//Новое время.-1988.-N24.-С.36

18. Кардан В7 Жизнь - это свобода//Огонек. -1988.-N23.-С.21-24

19. Карпов А. Народ бессмертен//Правда.-1988.-4 июля

20. Золотоусский И. Война и свобода//Лит. газ.-198.-N23.-С.4

21. Спивак П. Дым Отечества/'/Моск. комсомолец.-1988.-1 июля

22. Борщагозский А. Жизнь - это свобода//кн.обозрение.-N19.-С.3

23. Бочаров А. Болевые зоны//Октябрь.-1988.-N2.-С.104-109; его же: Судьба народная.-там же. -N3. -С. 150-156; его же "Часть правды - это не п р а в д а. - т а м же.-N4.-С. 143-148

- 34

<

Интервью с писательницей Сз. Алехсиевич

1 Лит. газ.-1987. -11 марта.-С.5.

2. Проф.-тех. образование.-1987.-N3

3. Трезвость и культура.-1987.-N3

4. Сов. торговля.-1986.-27 нояб.

5. Сов. профсссзы.-1986.-N23.-С. 14-15

6. Сов. культура.-1986.-20 марта.-С. 6

7. Мол. коммунист. -1985. -НЮ. -С. 8С-85

8. Лит. газ.-1985.-6 марта.-С. 6

9. Театр.-1984.-N7.-С.2-5

Материалы по книге С. Амхсаеюл "У зойны не женское лицо*

Кондратьев В. Знать бы раньше//Лит.газ.-1984.-2 мая.-С.4 Скарлыгина Е. Еще одна война//Лит. обозрение.-1984. -НИ. -С. 41-43 Новикова Л.//Дон.-1985.-Н1.-С.162-163 Гусаров В Дожди Родины//Москва.-1885.-Ы5.-С. 190-191.

Ларин С. Тяжелая память//Новый мир.-1986.-Нб. -С. 253-257 1анра//Лит.газ.-1985.-22 Адамович А. Становление мая.-С.3 Адамович А. Предисловие к книге С.Алексиевич *У зойны не женсхое лицо* и “Последние свидетели*.-М.:Сов.писатель.1989 Никснсв Н. Весталка:Роман//Урал.-1986.-НЗ-5: 1987.-Н4-5.

Полухкна Л. Хранительница очага//,'Тит. газ. -1387. -Н25. -С. 4. Рец.на кн. Никсчоа Н. Зесталка: Роман Ткаченко Н. Намерениям вопреки//Крас:.'ая звезда.-1987.-10 окт.

Составитель: Михайлова Т. А.

Ответственный за выпуск: Директор СОММБ Новопашина Т.Х.

"Белые пятна" в истории Великой Отечественной войны: Ме­ тол, рекомендации по подготовке и проведению читат.кснференции/СОММБ:Сост. Михайлова Т. А.-2-е изд.-Екатеринбург.1994.-35с.

Адрес библиотеки: 620219. г.Екатеринбург. ГСП-637

Похожие работы:

«П. С. Гуревич 1 МЕТАМОРФОЗЫ ЦИВИЛИЗАЦИЙ Динамизм современной жизни неотвратимо преображает смысл многих базовых понятий социальной философии. Мы подчас не замечаем, что привычное слово обретает новые оттенки, нередко сопрягается уже с и...»

«1 АКТ государственной историко-культурной экспертизы проекта предмета охраны памятника архитектуры "Здание главного корпуса и прачечная приюта для девочек графини Адлерберг, конец XIX в.", расположенного по адресу: Республика Крым, г. Симферополь, ул. Пушкина, 18 / ул. Гоголя, 12, литер Ж (Принят на г...»

«Annotation Лекции по истории Древней Церкви, первый том. Введение в церковную историю Василия Болотова, великого православного историка, умевшего совмещать научную объективность, верность П...»

«Министерство здравоохранения РФ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ МЕДИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕР...»

«Серия "Народы Южного Урала" Выпуск 2 этнографические очерки Челябинск, 2011 63.529 (235.55) К 87 "Кто же вы, нагайбаки?" : этнографические очерки : выпуск 2 / сост. Т. К. Потапова.– Челябинск : ГУК ЧОЮБ, 2011. – 34 с. (Народы Южного Урала). Второй выпуск из серии этнографических очерков о народах Южного Урала рассказывает об ун...»

«Литература 1. Варламова Т. К. Политика и правители: краткий биографический словарь / Т. К. Варламова, П. Н. Навдаев. ~ М.: Рипол классик, 1999. 608с.2. Бердников Г.С.След истории / Г. С. Берников Ростов-на-Дону: Феникс, 1997.-232с.3. Данилин С. А. Проблема "Россия За...»

«Ю. А. Шрейдер А. А. Ляпунов — лидер кибернетики как научного движения Существенное отличие между иеромонахом Пименом и Гришкой Отрепьевым состояло в том, что если первый понимал смысл своей жизни как и...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА по истории, 8 класс учебный предмет (образовательная система), класс 2016-2017 учебный год_ срок реализации программы _Федоров Михаил Андреевич_ Ф.И.О. составителя, квалификационная категория г. Шадринск, 2016 год Пояснительная записка Рабочая программа п...»

«ТРЕТЬИ ОТКРЫТЫЕ СЛУШАНИЯ "ИНСТИТУТА ПЕТЕРБУРГА". ЕЖЕГОДНАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ ПО ПРОБЛЕМАМ ПЕТЕРБУРГОВЕДЕНИЯ. 18 ФЕВРАЛЯ 1996 ГОДА. Б. М. Мальтинский ОТ "ИЛЬИ МУРОМЦА" ДО РАКЕТ ПВО (История Северного завода...»

«УДК 316.7 ПАМЯТЬ, НАСЛЕДИЕ И ИСТОРИЯ В АКТУАЛЬНОЙ СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ: АНАЛИЗ КОНЦЕПЦИИ Д. ЛОУЭНТАЛЯ Кособуцкая Н. Ю. доцент кафедры педагогики хореографии, аспирант культурологического факультета, Челябинский государственный...»

«Цельизучения дисциплины "История Украины": формирование научной системы знаний студентов о сущности и особенностях важнейших исторических процессов и явлений, об основных этапах истории Украины. Обучение технологии поиска и отбора необходимой исторической инфо...»

«В.Д. Камынин К ВОПРОСУ ОБ ОСОБЕННОСТЯХ СОВРЕМЕННЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Историческая наука в современной России развивается в условиях, которые существенно отличаются от предшествующего (советского) периода в ее развитии. Советские историки, работая в условиях идеологического диктата, постоянного контроля над на...»

«166 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия История.Политология' 2016 №15(236). Выпуск 39 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТОЛОГИИ У Д К 323.285 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЛИГИОЗНЫМИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ ВОЗМОЖНОСТЕЙ КОММУНИКАЦИИ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ: ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ И ВОПРОСЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ USE OF THE POSSIBILITIES OF INTERNET COMMUNICATION BY...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.