WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОЮЗНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (1991-2015 ГГ.) ...»

-- [ Страница 1 ] --

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ

УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(РГГУ).

На правах рукописи

АЛЕКСАНЯН Гор Айкович

ИСТОРИЯ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ СОЮЗНИЧЕСКОГО

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ И РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ (1991-2015 ГГ.) Специальность 07.00.15 – История международных отношений и внешней политики Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Научный руководитель к.и.н., доцент МАРКЕДОНОВ Сергей Мирославович Москва ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА I. СТАНОВЕЛНИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА МЕЖДУ РЕСПУБЛИКОЙ

АРМЕНИЯ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ (1991-1997 ГГ.)

1.1. От установления дипломатических отношений до подписания «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи»

1.2. Карабахский конфликт в армяно-российских отношениях с 1991 по 1994 гг……………....

ГЛАВА II. ОТ СТРАТЕГИЧЕСКОГО ПАРТНЕРСТВА К СОЮЗНИЧЕСКОМУ

ВЗАИМОДЕЙСТИВЮ (1998-2008 ГГ.)

2.1. Формирование союзнического взаимодействия

Армяно-российское военно-политическое сотрудничество в 2.2.

многостороннем формате и региональная безопасность

ГЛАВА III. ЕВРАЗИЙСКАЯ ИНТЕГРАЦИЯ КАК НОВЫЙ ФОРМАТ

СОТРУДНИЧЕСТВА РЕСПУБЛИКИ АРМЕНИЯ С РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИЕЙ (2008-2015ГГ.)

3.1. Взаимодействие в сфере обороны, политики и безопасности

3.2. Вступление Армении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС)................. 207 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Список источников и литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования:

Распад СССР в декабре 1991 г. привел к существенным изменениям в системе международных отношений. Бывшие советские республики, превратившиеся в суверенные национальные государства, с обретением независимости столкнулись с многочисленными внутренними и внешними проблемами.

Государствам постсоветского пространства, в том числе Закавказья, пришлось выстраивать принципиально иные по форме и содержанию отношения друг с другом, а также с внешними игроками (государствами, интеграционными структурами и международными организациями).

В Закавказье, которое из-за нагорно-карабахского (1991-1994 гг.), абхазского (1992-1993 гг.) и осетинского (1991-1992 гг., 2008 г.) вооруженных конфликтов считается самой горячей точкой на постсоветском пространстве, после распада СССР образовались три новых государства – Республика Армения, Азербайджанская Республика и Грузия. Помимо этого в регионе возникло 3 дефакто государства - Абхазия, Южная Осетия и Нагорно-Карабахская республика.

Каждое из закавказских государств определяло свою собственную линию политических предпочтений, по-разному выстраивая отношения с другими субъектами международных отношений и международных процессов в двухстороннем и многостороннем формате.

Приоритеты во внешней политике Армении отличались от внешнеполитических задач соседей. Для обеспечения национальной безопасности, а также в условиях карабахской войны и недружественных отношений с Турцией Армениия поставила во главу угла своей внешнеполитической деятельности интеграцию и сотрудничество на постсоветском пространстве, в первую очередь, в рамках двустороннего сотрудничества с Россией, а также со странами СНГ. Это привело независимую Армению к тесному сотрудничеству с Россией, основанному на общности интересов сторон и в дальнейшем переросшему в «союзническое взаимодействие».





Военно-политическая линия России в Закавказье также была выстроена вокруг сотрудничества Еревана и Москвы. Между Арменией и Россией подписано более 50 договоров, определяющих важную военно-политическую и экономическую кооперацию двух государств. Основой этих отношений стал Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности от 29 декабря 1991 г1..

Важнейшим фактором, определяющим союзнический характер армянороссийских отношений, является 102-ая российская военная база, дислоцированная в Армении. Она обеспечивает интересы России как в этом регионе, так и влияет на конфигурацию сил на Ближнем Востоке, находясь в непосредственном соседстве с Турцией. С другой стороны, российские войска также являются частью системы по обеспечению безопасности Армении, осуществляя охрану границ с Турцией и Ираном совместно с армянскими погранвойсками, а также противовоздушную оборону Армении.

Прочная основа военно-политического сотрудничества двух стран создала благоприятные условия для развития экономической кооперации между Ереваном и Москвой и в конечном итоге привела к включению Еревана в проект Евразийского экономического союза 2 января 2015 г.2.

Диссертационное исследование армяно-российских отношений стало первой комплексной научной работой, которая охватывает столь широкий период двустороннего и многостороннего сотрудничества между Арменией и Россией Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Республикой Армения, 29.12.1991. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства иностранных дел России.

URL:

(дата http://archive.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/29058D04E0878B9E43257FE10046AECB обращения: 04.01.2015).

Армения присоединилась к Евразийскому экономическому союзу, 02.01.2015. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Евразийской экономической комиссии.

URL:

(дата обращения:

http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/02-01-2015-1.aspx 05.01.2015).

гг.). Проделанный труд позволил обосновать историческую (1991-2015 актуальность армяно-российского военно-политического союзничества и использовать двусторонний опыт решения задач и вызовов в реализации евразийских интеграционных проектов.

Объект исследования – военно-политическое сотрудничество между Республикой Армения и Российской Федерации от установления дипломатических отношений между странами до вступления Армении в Евразийский экономический союз.

Предмет исследования эволюция армяно-российского военнополитического сотрудничества в контексте двусторонних отношений в избранный период.

Цель диссертационной работы - изучение методов и механизмов военнополитического сотрудничества России и Армении в 1991-2015 гг. и выявление его роли в формировании общей повестки дня армяно-российских отношений.

Для достижения поставленных целей, были решены следующие задачи:

определены этапы развития отношений между Республикой Армения 1.

и Российской Федерацией и проанализированы содержание, суть и формы каждого из этапов;

проанализированы изменения внешнеполитических концепций 2.

Армении и России и их влияния на развитие двусторонних отношений в различные периоды постсоветского развития, а также рассмотрена историческая роль России в урегулировании Карабахского конфликта;

выявлены общие интересы и внешнеполитические приоритеты 3.

Армении и России в Закавказье и определены причины вступления Армении в Евразийский союз.

Хронологические рамки исследования охватывают период с 1991 г. по 2015 г. Нижняя граница исследования была выбрана в связи с тем, что именно 29 декабря 1991 г. Республика Армения и Российская Федерация подписали первый межгосударственный «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности», который обозначил главные направления российско-армянского партнерства. Верхняя граница исследования обусловлена вступлением Армении в Евразийский экономический союз 2 января 2015 г., что является результатом взаимовыгодного военно-политического сотрудничества между Ереваном и Москвой.

Диссертационная работа опирается на обширную источниковую базу, составленную источниками видовой квалификации. В эту базу входят официальные документы – законодательные акты, документы исполнительной власти и дипломатические документы разных видов – межгосударственные договоры, официальная дипломатическая переписка, аналитические материалы, периодическая печать, статистические данные, мемуары, публицистика и т.д.

В данной работе использованы материалы нескольких архивов России и Армении, в фондах которых находятся необходимые для диссертационного исследования источники. В работе были использованы материалы Архива Президента Республики Армения Левона Тер-Петросяна, Архива первого президента Российской Федерации Бориса Ельцина, Архив посольства Республики Армения в Российской Федерации, Историко-дипломатический архив Министерства иностранных дел Республики Армения, Национальный архив Армении. Архивные материалы были использованы в изучении армянороссийского сотрудничества в особенности в начале 1990-ых гг., что позволило провести полноценный анализ двусторонних отношений и выявить главные причины, определившие стратегический характер кооперации между Арменией и Россией.

Вторую группу источников составляют официальные документы, которые делятся на две подгруппы. Первая – законодательные акты и документы исполнительной власти Республики Армения и Российской Федерации. Это утвержденные верховной властью документы, определяющие внешнюю и оборонную политику стран: Стратегия национальной безопасности Российской Федерации, Внешняя политика и безопасность современной России 1991-2002 гг., Военная доктрина Республики Армения 2007 г., Стратегия национальной безопасности Республики Армения 2007 г. Во вторую подгруппу входят международные договора, межгосударственные соглашения, а также декларации.

Исследование данных источников помогло выявить общие интересы двух стран в обеспечении национальной безопасности и ведении внешней политики.

Третья группа источников охватывает концепции внешней политики Армении и России, стратегии национальной безопасности двух стран, итоговых соглашений по результатам двусторонних переговоров. Это помогло определить общность и расхождения во внешнеполитических линиях Армении и России.

Четвертую группу источников составляют выступления, речи, совместные пресс-конференции, интервью, официальных лиц Армении, России, Казахстана, Белоруссии, Турции, Азербайджана, Грузии, а также других стран.

Исследование данной группы источников позволило определить официальные позиции лиц, принимающих решения по армяно-российскому сотрудничеству, вступлению Армении в ЕАЭС, региональным военно-политическим событиям, которые тем или иным образом повлияли на углубление стратегического партнерства Армении и России.

К пятой группе относятся статистические материалы. Это доклады служб государственной статистики РФ и РА, Евразийского Банка Развития, Национальной статистической службы Армении, Евразийской экономической комиссии. Статистические материалы имеют особую ценность в связи с тем, что в них представлена важная статистическая информация о численности армян в России, уровне экономического сотрудничества России и Армении, а также Армении и стран ЕАЭС. Данная информация позволила определить практические результаты двустороннего сотрудничества и те преимущества, которые Армения получила после вступления в Таможенный союз.

К шестой группе относятся источники личного происхождения: мемуары и дневники действующих и бывших политиков, дипломатов, представителей военных ведомств, которые являлись ключевыми фигурами во время установления армяно-российских дипломатических отношений, сотрудничества в военной сфере, а также переговоров по карабахскому конфликту. Особо стоит упомянуть такие работы как книга «Мятежный Карабах. Из дневника офицера МВД СССР» бывшего начальника штаба Следственно-оперативной группы МВД СССР В. В. Кривопускова3, книга экс-главы внешнеполитического ведомства Армении В. Осканяна «По пути независимости: Большие вызовы маленькой страны, из дневника министра»4, книга «Выбор. Записки главнокомандующего»

последнего министра обороны СССР Е. Шапошникова5, книга «Мир Карабаху»

полномочного представителя президента России по Нагорному Карабаху и сопредседатель Минской группы ОБСЕ от России (1992-1996 гг.) В. Н.

Казимирова6.

Седьмая группа источников состоит из материалов мировых и региональных СМИ ежедневной и периодической печати, а также сайтов и порталов. В частности, использовались материалы армянских, российских и европейских СМИ. Среди них следует выделить материалы армянских (Armenpress, News.am, Newsarmenia.ru, Mediamax) российских (Ria, Tass, Kommersant, RBC) и европейских (DW, газет, BBC News, Reuters) информационных агентств, журналов и телеканалов.

Восьмая группа источников состоит из материалов армянских и российских научно-исследовательских институтов, которые имеют определенное влияние на принятие внешнеполитических решений. Это позволило изучить различные направления, которые существовали в армянских и российских научных кругах.

Кривопусков В. Мятежный Карабах. Из дневника офицера МВД СССР. Изд. второе. – М.:

«Голос-Пресс», 2007. 432 – с.

...

:

- :, 2013. 284 -. (Oskanyan V.

Ankakhutyan chanaparhov. Pokr erkri mets martahravernery. Nakharari oragrits) ШапошниковЕ.И. Выбор. Записки главнокомандующего. М.: ПИК, Новый Арбат, 1993. 240

– с.

Казимирова В.Н. Мир Карабаху. М.: Международные отношения, 2009. – 468 с.

В числе таких материалов исследовательских центров - Доклады Института Европы РАН7, Труды Института политических и социальных региона8, исследований Черноморско-Касписйкого публикации Центра арменоведческих исследовании Ани9, труды Армянского центра стратегических и национальных исследований10.

Методологические основы исследования: В диссертационном исследовании использованы специальные исторические методы как нарративный (описательно-повествовательный), реконструкции, историко-генетический, периодизации, сравнительно-исторический, историко-системный, ретроспекции.

Нарративный метод был использован в связи с необходимостью изложения и анализа произошедших событий и исторических фактов в армянороссийских отношениях после распада СССР. В результате использования этого метода для описания событий, входящих в хронологические рамки исследования, была создана база их анализа.

Метод реконструкции – двусторонних отношений, внутрирегиональной ситуации и международных отношений в глобальном масштабе.

Историко-генетический метод был использован для изучения становления и развитии армяно-российского военно-политического сотрудничества и их эволюции в «стратегическое партнерство».

Айвазян Д. Россия, ЕС, США и реализация программы «Восточное партнёрство». Пример Армении. // Восточное партнерство до и после Вильнюса. Доклады Института Европы № 301. – М.: ИЕ РАН, 2014. – 94 с Кардумян В. Армяно-российские отношения после распада СССР: эволюция и характеристика основных этапов // CAUCASICA. Труды Института политических и социальных исследований Черноморско-Касписйкого региона. Т. 1. / Под ред. В. А. Захарова.

– М.:

ИПСИЧКР, Русская панорама, 2011. 358 – с.

14 6-:

: 13.05.2015. URL http://www.aniarc.am/2015/05/13/madriddocument-text-armenian/ (Madridyan pastatkhti 14 keteric glkhavor 6-y: Ani haykakan usumnasirutyunnei kentron) Саркисян. М. Нагорный Карабах: война и политика (1990-93гг.). Война в Нагорном Карабахе и внутренний конфликт в армянском обществе. – Ереван: Армянский центр стратегических и национальных исследований, 2010. С 91.

В диссертационном исследовании использован метод периодизации, с помощью которого автор рассмотрел развитие внешнеполитических отношений Армении и России, выделив основные этапы и характерные черты.

В диссертации использован сравнительно-исторический метод, поскольку диссертант сравнил интересы и потребности во внешней политике Армении и России в разные периоды их сотрудничества.

Историко-системный метод – история Закавказья как региональной системы и история армяно-российских отношений как особой системы двусторонних межгосударственных отношений, как элемент системы межгосударственных отношений на постсоветском пространстве.

В работе задействован также метод ретроспекции, который позволил восстановить и в более широком спектре анализировать произошедшие в период исследования исторические события в армяно-российском сотрудничестве.

Степень научной разработанности/историографический обзор.

В академической и экспертно-аналитической литературе насчитывается большое количество публикаций, посвященных различным аспектам армянороссийских отношений. Однако, как правило, данная проблема рассматривается в более широких контекстах (внешняя политика РФ в Закавказье, приоритеты внешней и оборонной политики Армении, региональная повестка дня, столкновение интересов США, ЕС, России, Турции, Ирана).11 Немало публикаций ограничены хронологическими рамками, они фокусируются либо на ранних этапах двусторонних отношений Москвы и Еревана, либо включают анализ событий до вступления Армении в Таможенный и Евразийский экономический

Малышева Д. Б. Конфликты на Кавказе. Региональное и международное измерение. – М.:

ИМЭ и МО РАН, 1996; Пряхин В. Ф. Региональные конфликты на постсоветском пространстве.

– М., 2002; Шутов А. МИД России и страны СНГ (десятилетний опыт) // Дипломатический ежегодник 2001. Дипломатическая Академия. –М., С. 133.; Markedonov S. Russia’s Evolving South Caucasus Policy Security Concerns amid Ethno-political Conflicts. DGAP Analyse. Deutsche Gesellschaft fr Auswrtige Politik e.V. 2017.

союз, либо обращаются к отдельным сюжетам данной проблемы, но не их комплексному анализу 12.

В нашем историографическом обзоре мы предлагаем рассмотрение нескольких групп исследований:

- работы, посвященные влиянию общерегиональных трендов на эволюцию российско-армянских отношений,

- труды, анализирующие сотрудничество между Ереваном и Москвой в вопросах безопасности и военно-политической сфере,

- исследования по социально-экономическим аспектам евразийской интеграции, и статьи о влиянии нагорно-карабахского конфликта на

-книги двустороннюю динамику.

Среди исследований по безопасности Закавказья можно отметить труды К.

С. Гаджиева13, который отмечает, что с точки зрения национальной безопасности России данный регион занимает одну из приоритетных позиций во внешнеполитической стратегии РФ. По его мнению, Закавказье представляет собой регион, который Россия уже много веков рассматривает как сферу своих жизненно важных интересов и в контексте их защиты главным фактором является российская военная база, дислоцированная в Армении. Именно военная база в Армении, считает К. С. Гаджиев, ключевой аспект, определяющий высокий уровень армяно-российких двусторонних отношенияй.

По мнению С. И. Чернявского14, усилия Москвы на закавказском направлении нацелены на то, чтобы обеспечить надежную безопасность южных рубежей страны, а этого можно достичь путем кропотливого поиска Под ред. Е. М. Кожокина. Армения: проблемы независимого развития. – Российский институт стратегических исследований.– М.,1998; Андреев П.Н. Военно-политическое сотрудничество государств СНГ: этапы и основные направления развития // Военная мысль. №

4. 2000. С. 22-30.

Гаджиев К.С. Геополитика Кавказа. – М., 2001; Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. – М.: Логос, 2010.

Чернявский С. И. Кавказский вектор российской дипломатии // Центральная Азия и Кавказ, 2000. № 5.

взаимоприемлемых компромиссов с кавказскими государствами на основе учета законных интересов друг друга, поддержания военно-политического статус-кво в регионе. С. И. Чернявский отечает, что Россия сохранила традиционные экономические связи, гуманитарное и культурное сотрудничество с Арменией, что обяьсянет стремление Москвы наращивать с Ереваном многоплановое сотрудничество в двусторонней и многосторонней форматаха.

В трудах профессора В. В. Дегоева рассматриваются исторические связи России и Закавказья, а также их воздействие на сегодняшнюю повестку дня. По его мнению, если сравнить политику России в Северном Кавказе и Закавказье, то для российской дипломатии закавказский регион был более прост и понятен, чем Северный Кавказ. Интересны его оценки о том, что безопасность стран в этом регионе напрямую зависит от того, насколько их лидеры готовы признать особую роль и влияние России в Закаквазье. В книге «Большая игра на Кавказе: история и современность» В. В. Дегоев отмечает, что идея о том, что покровительство России является средством решения всех проблем постепенно укоренилась в политическом и общественном сознании населения стран Закавказья, а единая христианская вера в случае с Грузией и Арменией укрепляла этот стереотип15.

Этот стереотип, который по оценкам В. В. Дегоева начал укореняться еще в XVIII-XIX вв., оставил свои корни в современном обществе Армении. Как среди общественно-политических деятелей, так и среди простого населения до сих пор существуют завышенные ожидания от России. Они относятся в первую очередь к открытой поддержке России армянской позиции в нагорно-карабахском конфликте, в противостоянии Еревана и Баку, Еревана и Анкары.

В контексте воздействия общерегиональных контекстов на армянороссийские отношения интересна коллективная монография «Парадигмы и оценки кавказской политики России в прошлом и настоящем». В ней О. В.

Матвеев, Э. Г. Вартаньян, А. Г. Иванов и В. Н. Кумпан пишут, как об историческом прошлом армяно-российских отношений, так и о современном Дегоев В. Большая игра на Кавказе: история и современность. Статьи, очерки, эссе. 2-е издание, расш. и дополн. М., Русская панорама, 2003. Стр. 437-446.

положении дел в Закавказье в контексте традиционных интересов России в этом регионе16. Авторы отмечают, что Россия ведет достаточно сбалансиорванную политику в регионе, играя важную роль в примирении Армении и Азербайджана.

Интересы внешних игроков в Закавказье детально рассматриваются в публикациях А. Ю. Скакова. По мнению этого исследователя, ситуация в регионе определяется как столкновением и переплетением интересов мировых игроков (США, ЕС, Россия, Турция, в последние годы, все больше, Китай, в ограниченной степени Иран), так и общим усложнением обстановки в регионе. С его точки зрения в регионе представлены 6 акторов (Армения, Азербайджан, Грузия, Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах). Их интересы во многом кардинально расходятся.17 А.Ю. Скаков также отмечает, что различны и внутриполитическая ситуация в этих странах, и их внешнеполитические ориентиры. В целом, соглашаясь с А. Ю. Скаковым, следует отметить, что Нагорный Карабах подписывал соглашение о перемирии в зоне боевых действий в 1994 г. и до 1997 г. участвовал в переговорном процессе под эгидой ОБСЕ.

Однако после прихода к власти второго президента Армении Р. Кочаряна в 1998 г. это де-факто образование фактически выпало из переговорного процесса.

Сегодня Нагорный Карабах в большей степени стал не актором, а фактором международных отношений.

Н. Ю. Силаев анализирует возможности стран региона по поддержанию устойчивого развития, несмотря на сложности, возникшие в результате экономических кризисов в 2008 - 2009 и 2014 - 2015 гг.18 Он также отмечает, что Закавказье утрачивает значение наиболее нестабильного региона на постсоветском пространстве, при этом подчеркивая, что риск возобновления Парадигмы и оценки кавказской политики России в прошлом и настоящем: коллективная монография / Под ред. А.Г. Иванова. Краснодар: КубГУ, 2013.

Скаков А.Ю. Политика России на Южном Кавказе и вызовы 2011 года.. 04.07.2011 [Электронный ресурс] // Научное общество кавказоведов.

URl:

http://www.kavkazoved.info/news/2011/07/04/politika-rossii-na-juzhnom-kavkaze-i-vyzovy-2011goda.html / Дата обращения (10.10.2014).

Силаев Н.Ю. Южный Кавказ: поиск источников роста // Контуры тревожного будущего:

Россия и мир в 2020 г. – «Эксмо». М., 2015. С. 101-134.

войны в Карабахе сохраняется, но баланс сил в регионе не дает ни одной из сторон конфликта надежд на быстрый военный успех. По мнению Н.Ю. Силаева, первостепенная роль в трансформации безопасности Закавказья принадлежит России Среди армянских специалистов следует отметить труды М. Вардазаряна, который изучает политику России в Закавказье в 2000-ые годы. Автор приходит к выводу, что изменившаясая с 1990-ых годов российская дипломатия в начале XXI века привела к более тесному сотрудничеству со странами региона, в особенности с Арменией19. Это сотрудничество, по мнению армянского специалиста, укрепило армяно-российские военные и энергетические связи.

Интересны также научные труды другого исследователя из Армении В.

Оганисяна, описавшего политику России в закавказском регионе в контексте сохранения российского влияния как на Азербайджан, так и на Армению20. При этом автор отмечает, что более тесному сотрудничеству России и Азербайджана мешает армяно-российкий стратегический союз, из-за которого Азербайджан вынужден больше внимания уделять углублению политико-экономических связей с Турцией. В диссертационном исследовании использовалась также книга С.

Шакарянца, в которой автор анализирует политику России на Кавказе в контексте интересов Армении и положительно оценивает перспектвы армяно-российких отношений21.

.

- 2000- : « »

: « » : 2014. (На арм. яз.).

: 04.07.2006 [ ] // URl: http://ysu.am/files/04V_Hovhanissian.pdf / (10.10.2014). (На арм. яз.)

Шакарянц С. Политика постсоветской России на Кавказе и ее перспективы. – Ереван:

Армянский центр национальных и международных исследований, 2001. – 250 с.

В работе турецкого исследователя О. Коджамана22 Закавказье рассматривается, как регион одинаково важный для России и Турции, но в то же время автор признает, что позиции России в этом регионе более прочные благодаря армянороссийскому военно-политическому сотрудничеству. В исследовании К. Джеймса Макдогала (MacDougall James C.), где проведен анализ интересов России в Закавказье, а также выгод и угроз, которые исходит от сотрудничества с Россией.

Кроме того автор приходит к выводу, что кооперация закавказских государств с Москвой дает возможность соблюдать баланс сил в регионе и не допускать возрастание преимущества одной страны над другой. Он справедливо отмечает, что для Армении в сотрудничестве с Москвой более важны гарантии от агрессии Анкары, чем Баку, с которым Ереван, как показала история, в остоянии справиться самому23.

М. Айдын, исследовал меняющуюся динамику безопасности в регионе Закавказья, а вместе с ней и коррекцию подходов различных игроков24, а Д. Никси рассмотрел такой сюжет, как заинтересованность Европейского Союза сотрудничеством с закавказскими странами (в нашем случае речь, прежде всего, об Армении) в целях защиты своих экономических интересов.25 Д. Никси также отмечает политические цели ЕС в Закавказье, которые продвигаются в основном с помощью Минской группы ОБСЕ, периодически сталкиваются с политическими интересами России и так или иначе влияют на армяно-российские отношения не лучшим образом.

Коджаман О. Южный Кавказ в политике Турции и России в постсоветский период. М.,

2004.250 с.

MacDougall James C. Post-Soviet Strategic Alignment: The weight of history in the South Caucasus. PhD dissertation. Washington, DC. 2009.

Айдын. М. Меняющаяся динамика региональной безопасности на Южном Кавказе.

Материалы международного стратегического политического форума «Динамика региональной безопасности на Южном Кавказе» (29-30 ноября 2012 г.) Ереван. Стр. 249 Никси. Д. Интересы ЕС и ОБСЕ на Южном Кавказе. Материалы международного стратегического политического форума «Динамика региональной безопасности на Южном Кавказе» (29-30 ноября 2012 г.) Ереван. Стр. 257 Оценки как армянских, так и российских исследователей относительно динамики и развития армяно-российских военно-политических отношений имеют в целом схожие черты. Сложно не согласиться с В. Кардумяном, который утверждает, что после приобретения независимости в 1991 г. Армения в отличие от соседей начала выстраивать свой внешнеполитический курс на основе тесного сближения с Россией, становясь ее надежным стратегическим партнером в одном из исторически сложных и противоречивых регионов.26 Он также отмечает, что в основе армяно-российских отношений лежит глубокая историческая традиция проверенных временем взаимосвязей, объединяющих оба народа на протяжении столетий. Однако здесь стоит отметить, что в основе становления и развития армяно-российских отношений лежат не только и даже не столько исторические предпосылки, но прагматичные интересы Армении и России в двустороннем взаимовыгодном сотрудничестве. В свою очередь другой исследователь А. Л.

Паронян связывает активное развитие армяно-российских отношений с изменением внешнеполитического курса России в середине 1990-ых годов27.

Особое значение в ходе написания работы имели труды российского историка А. Г. Симоняна. В частности, его диссертация «Российско-армянские отношения в 90-е годы XX века» стала одной из первых научных работ, посвященных двустороннему сотрудничеству Еревана и Москвы28. Несмотря на то, что в его диссертации исследован период сотрудничества России и Армении с 1991 г. по 2000 г., работа содержит очень ценный анализ становления армянороссийских отношений после распада СССР. А. Г. Симонян отмечает, что новые государства постсоветского пространства приобрели независимость в результате Кардумян В. Армяно-российские отношения после распада СССР: эволюция и характеристика основных этапов // CAUCASICA. Труды Института политических и социальных исследований Черноморско-Касписйкого региона. Т. 1. / Под ред. В. А. Захарова.

– М.:

ИПСИЧКР, Русская панорама, 2011. С 120.

Паронян А.Л. Динамика развития армяно-российских отношений в постсоветский период. / Под ред. В. А. Захарова. – М.: изд-во Центриздат, 2015. С. 31.

Симонян А.Г. Российско-армянские отношения в 90-е годы XX века: диссертация кандидата исторических наук. Нижегородский Государственный университет им. Н.И. Лобачевского.

Нижний Новгород. 2000.

всплеска национально-патриотических и антикоммунистических настроений, но правильная политика и трезвая оценка создавшейся ситуации президентами Армении Л. Тер-Петросяном и России Б.Н. Ельциным помогли преодолеть трудности и избежать серьезных потрясений в двусторонних отношениях.

Ценность работы А. Г. Симоняна при написании диссертации определяется и тем фактором, что он в своем труде особое внимание уделяет экономическому сотрудничеству Армении и России в 1991-2000 гг. Именно в ходе этого периода две страны были больше заняты военно-политическим аспектом двусторонней кооперации, упуская из виду важность экономического сотрудничества. Историк обращает внимание на это упущение и отмечает, что без высокого уровня торгово-экономического сотрудничества будущее военно-политического взаимодействия Армении и России выглядело бы крайне туманным. Сложно не согласиться с мнением автора, но при этом надо отметить, что руководство Армении и России также осознавало важность экономической кооперации и результатом этого стало подписание Договорa «О долгосрочном экономическом сотрудничестве на период до 2010 г.» 15 сентября 2000 г.29, что серьезно ускорило процесс развития торгово-финансовых отношений двух стран.

Значительное внимание развитию армяно-российских экономических и военно-политических отношений уделяется в исследованиях Института экономики Российской академии науки30. Так, К. А. Вардан отмечает, что с первых лет независимости внешняя политика Армении была основана на двух главных принципах – комплементаризме (взаимодополняемость) и вовлеченности (интегрированность). Следует сказать, что такой подход, действительно имел место во время президентства Л. Тер-Петросяна (1991-1998 гг.) и особнно Р.

Кочаряна (1998-2008 гг.), но за время президентства С. Саргсяна (с 2008 г. по Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о долгосрочном экономическом сотрудничестве на период до 2010 года, 14.09.2001. [Электронный ресурс] //

Официальный сайт Президента России. URL: http://kremlin.ru/supplement/3261 (дата обращения:

03.04.2014).

Внешняя политика новых независимых государств: Сборник / Отв. ред. Б.А. Шмелев. M.:

ИЭ РАН, 2015. – 240 c.

настоящее время) этот подход претерпел коренные изменения. Сначала третий президент Армении вел самые активные за годы независимости переговоры с Европейским союзом, и страна была близка к парафированию ассоциативного соглашения с ЕС, а потом С. Саргсян сделал довольно резкий поворот в сторону своего главного военно-политического партнера России и согласился участвовать в евразийском экономическом проекте. Как результат такой политики, Армения в 2015 г. стала членом Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Это свидетельствует о том, что в своей внешней политике С. Саргсян де-факто подверг существенной ревизии принцип комплеметаризма, предполагающий максимально равномерные отношения со всеми партнерами. Вступив в ЕАЭС, Ереван также отказался от принципа вовлеченности, так как отдал открытое предпочтение евразийской интеграции, заметно ослабив процесс интеграции с Европейским союзом. При этом сложно не согласиться с утверждением А.

Вардана, согласно которому внешняя политика Армении строится вокруг нагорно-карабахского конфликта. Урегулирование этой проблемы с первого дня ее возникновения остается ключевым направленым внешнеполитической деятельности Еревана, выступающего за мирное решение конфликта на основе права народа на самоопределение. Кроме этого, автор указывает на то, что армянское общество выражает свое недовольство политикой России с использованием двойных стандартов. В частности Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии, поддержала законность права населения Крыма на самоопределение, но при этом не признает такое же законное право народа Нагорного Карабаха. Безусловно, сама Армения и население ожидают открытой поддержки России в этом вопросе, но не стоит забывать, что как признаниие независимости Абхазии и Южной осетии, так и поддержка права населения Крыма на самоопределение вытекали из конкретных геополитических событий на постсоветском пространстве и открытых конфликтов с Грузией в первом случае и Украиной - во втором.

Российско-армянские отношения с самых первых дней отличались прагматичным подходом двух сторон. В этой связи исследователи из РИСИ (Российского института стратегических исследований) К. И. Тасиц и Г. П.

Григорян считают, что «взаимоотношения России и Армении представляют собой интересный феномен межгосударственного сотрудничества на постсоветском пространстве и удачный пример выстраивания прагматичных и взаимовыгодных отношений». Авторы также отмечают, что, «несмотря на отсутствие общей границы между странами, Армения является не только дружественным России государством, но также ближайшим союзником и стратегическим партнёром»31.

Среди работ экспертов РИСИ следует отметить особую ценность подготовленной аналитиками института монографии «Армения: проблемы независимого развития»32, где многосторонне рассмотрены пути становления независимой Армении, усилия республики по преодолению многочисленных проблем, а также ее достижения с 1991-1998 гг. Авторы монографии, изучив все сферы армяно-российкого сотрудничества, приходят к выводу, что у Армении имеются все необходимые предпосылки для решения стоящих перед ней сложных внутренних и внешних проблем и создания процветающего демократического государства. При этом достижение этой цели, согласно специалистам РИСИ, неразрывно связано с укреплением дружбы и сотрудничества между Арменией и Россией. Следует отметить, что крайне позитивный прогноз авторов монографии не до конца сбылся. В 1998 году было трудно предполагать улучшение отношений между Москвой и Баку, а также между Анкарой и Москвой (хотя российско-турецкая кооперация переживала и спады, и падения). В любом случае это сформировало сложную проблему выбора приоритетов, опасения и фобии относительно возможных корректировок условно «проармянского» курса РФ. И в Ереване в особенности после обострения конфликта в Нагорном Карабахе в апреле 2016 года усиливается критическое (и даже скептическое) отношение к Москве, как к надежному союзнику (в том числе и из-за фактора российскоТасиц К.И., Григорян Г.П. Основные этапы российско-армянских военно-политических взаимоотношений в постсоветский период. Новая Евразия. Проблемы национальной стратегии № 3 (30) 2015. С. 73 Армения: проблемы независимого развития / под общ. ред. Е. М. Кожокина. М. : РИСИ, 1998. 594 с.

азербайджанского военно-технического сотрудничества). Не менее жесткие оценки звучат и в адрес ОДКБ, которая, по мнению, армянской стороны, не занимает четкой позиции по карабахскому урегулированию33.

В работах А. Г. Арешева34 рассматривается весь комплекс союзнического взаимодействия Москвы и Еревана. По мнению автора, Ереван, который доказал приверженность к стратегическому союзу с Москвой не только на словах, но и на деле, подписав и реализовав множество важных военно-политических договоров и соглашений.

В трудах А. Б. Крылова и Б. Т. Накопии, анализируется не только позитивная динамику армяно-российских отношений, но и упущения и недостатки двустороннего сотрудничества. Несмотря на многовековой опыт, дружеских связей между двумя народами, показывают авторы, интересы Армении и России не всегда могут совпадать в силу того обстоятельства, что они являются независимыми и во многом очень разными государствами35. К тому же российскоармянские отношения развиваются в общем международном контексте, который часто им не благоприятствовал. Кроме этого поднимается вопрос о растущих в последнее время антироссийских настроениях в Армении, а также информационной войны, которая ведется западными структурами против России.

При этом специалисты отмечают, что главная проблема в российско-армянских отношениях не антироссийские интриги американской дипломатии и ее союзников, а в крайней непопулярности в Армении нынешней политической элиты, причем не только представителей власти, но и основных оппозиционных партий. Сложно не согласиться с его мнением, что в условиях господства протестных настроений общество склонно воспринимать российско-армянское Сафарян А. Саммит ОДКБ в Москве: Можно ли говорить о кризисе формата? 22.12.2015.

[Электронный ресурс] // Центр поддержки русско-армянских стратегических и общественных инициатив. URL: http://russia-armenia.info/node/23370 (дата обращения: 23.01.2016).

Арешев А.Г. Нагорный Карабах в региональной и мировой политике. М., 2006. С. 4.

Крылов А.Б., Накопия Б.Т. Россия – Армения: сохранить взаимное доверие // Ежеквартальный журнал «Россия и новые государства Евразии I (ХXVI)». ИМЭМО РАН. – М.

2015. С. 50-58;

межгосударственное сотрудничество как поддержку Россией непопулярного режима. Действительно, внешняя политика России всегда основана на построении тесных связей с правящими элитами разных стран, и Армения в этом контексте не исключение. Сложно вспомнить случаи, когда Москва поддерживала действительно популярных среди населения Армении оппозиционные силы или кандидатов в президенты Армении, большинство из которых никогда не делали антироссийские заявления и реалистично оценивали необходимость союзнического взаимодействия с Москвой.

А. Б. Крылов и Б.Т. Накопия также предлагают ввести корректировки в политике Москвы из-за нарастающих неблагоприятных для России тенденции в российско-армянских отношениях и выработать эффективные способы решения накопившихся проблем. Такая позиция – редкость среди экспертов, исследующих внешнюю политику России в Закавказье, что и говорит об особой важности трудов данного автора в ходе написания диссертационной работы. В этом же контексте необходимо отметить работу А.Б. Крылова «Армения в современном мире», в которой автор исследует внутреннюю политику Армении, дает оценку социально-экономической ситуации в стране и анализирует фактор внешнего влияния на Армению.36 Он отмечает, что Армения, в отличие от своих соседей, отказалась проводить однозначно проамериканскую политику, трезво оценивая важность России в обеспечении национальной безопасности. При этом, считает А.Б. Крылов, Россия понимает, что для нее Армения остается единственным реальным союзником в Закавказье.

Особое значение изучения различных военно-политических аспектов сотрудничества между Ереваном и Москвой имеют труды армянских специалистов Института Кавказа А. Искандаряна и С. Минасяна. В работах А.

Искандаряна рассматриваются изменения в регионе Закавказья после обострения грузино-осетинского конфликта в 2008 г. и его влиянии на армяно-российские отношения. Он отмечает, что 2008 г. по своей значимости для Закавказья и Крылов А.Б. «Армения в современном мире». – Рязань: Издательство «Узорочье». 2004. – 64 с.

постсоветского пространства в целом оказался таким же значимым, как начало 1990-ых годов, когда распался СССР и образовались новые государства. По его мнению, августовская война изменила конфигурацию сил в регионе, в результате чего Грузия выпала из орбиты интересов России, для которой в регионе остались только две страны – Армения и Азербайджан. При этом А. Искандарян отмечает, что обострение ситуации в регионе показало, что ни один из партнеров России, в том числе и Армения, не готов поступиться своими интересами ради интересов своего стратегического партнера и союзника. При этом автор приходит к выводу, что своими действиями в августе 2008 г. Россия показала «красную линию» в возможности ее вытеснения из региона и свою готовность в такой ситуации пойти, в том числе, и на создание прецендента перекройки постсоветских границ.37 Соглашаясь с утверждениями А. Искандаряна, следует добавить, что политика России в 2008 г. показала крайную важность Закавказья во внешней политике Москвы и ее неготовность делить свое исключительное влияние на регион с другими акторами международных процессов.

Историк и военный эксперт С. Минасяна, также рассматривает те сложности, которые возникли в армяно-российских отношениях в результате «августовской войны» в 2008 г. По его мнению, после победоносной кампании Москвы роль России в Южном Кавказе увеличилась. Но это парадоксальным образом создало проблемы в российско-армянских отношениях, сделав их в большей степени зависимыми от фактора Грузии, региональной закавказской динамики в целом38.

При исследовании военно-технического сотрудничества Армении и России в многостороннем формате в рамках Организации Договора о коллективной Искандарян А. Война в августе 2008 г. Эскизы нового статус-кво на Южном Кавказе.

Кавказ-2008. Ежегодник Института Кавказа. – Ер.: Институт Кавказа 2010. – 211 с.

Минасян С. «Пятидневная война» в Южной Осетии: некоторые военно-политические уроки для Армении и Карабаха. 22.09.2008. [Электронный ресурс] // Научно-образовательный фонд «Нораванк». URL: http://www.noravank.am/rus/issues/detail.php?ELEMENT_ID=2023 (дата обращения: 13.01.2015).

безопасности (ОДКБ) нами были использованы книги А. В. Чаевича39 и В. Д.

Николаенко40. Для изучения структуры ОДКБ была использована книга исследоваелей Е. Ф. Довганья и А. А. Розанова41.

Следующую группу исследований представляют труды о евразийской интеграции и участии Армении в этих проектах. В работах Е. И. Пивовара42 рассматривается роль элит двух стран в наращивании интеграционных связей. А.

Н. Быков43 справедливо указывает на опасения стран-участниц общих с Россией интеграционных процессов по поводу «желания России вернуть СССР» и замечает, что успешная реализация заявленных интеграционных планов, становящихся стратегическим звеном внешней политики России, представляется возможной лишь при умелом, последовательном и комплексном использовании всех взаимосвязанных предпосылок и факторов.

В исследовании истории сотрудничества Армении и России в рамках евразийских интеграционных проектов нами использовались также научные труды таких авторов как Р. С. Гринберг44 и А. Е. Лебедев45, которые еще в начале 2000-ых г. отмечали, что Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) и Единое экономическое пространство (ЕЭП) – единственные перспективные интеграционные проекты на постсоветском пространстве. Кроме того следует Чаевич А.В. Интеграционные процессы на постсоветском пространстве и их влияние на национальную безопасность Российской Федерации. М.: Спутник+, 2005. 187 с.

Николаенко В.Д. Коллективная безопасность России и ее союзников: воен.-полит.

интеграция на постсовет. пространстве. М.: Альба, 2003. 176 с.

Довгань Е.Ф., Розанов А.А. Организация Договора о коллективной безопасности (2002-2009 гг.). – Минск: «Ковчег», 2010. 140 – с.

Пивовар Е.И. Постсоветское пространство: альтернативы интеграции. Исторический очерк.

– Изд. 2-е, исп. И доп. - СПб., Алетейя, - 2010. 400 – с.

Быков А.Н. Постсоветское пространство. Стратегии и новые вызовы глобализации. – СПб, Алетейя., 2009.192 – с.

Гринберг Р.С. Постсоветское пространство: возможности и пределы консолидации.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПИ ИМЭПИ РАН 2005 - №2. С. – 10-16.

Лебедев. А. Е. Интеграция как актуальное направление резвития мировой экономики.

Информационно-аналитический бюллетень ЦПИ ИМЭПИ РАН 2005 - №2. С. – 17-22.

отметить труды Ю. А. Борко, в которых поднимаются существующие проблемы в проектах евразийской интеграции и их сомнительное будущее.46 Не менее важным представляется и научно-аналитический доклад «Таможенный союз и соседние страны: модели и инструменты взаимовыгодного партнерства: исследование на примере Армении, Молдовы и Таджикистана»

Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития47. В докладе проанализированы возможности развития экономики Армении при углублении сотрудничества в рамках евразийского интеграционного проекта. Особую важность представляет сделанное в докладе утдверждение о том, что для Армении необходимо торгово-экономическое взаимоействие со странами Европейского союза, в связи с чем Еревану может быть предосталвена возможность совершать товарооборот с ЕС в особой форме. Такой подход демонстрирует, что Россия понимает важность сотрудничества с европейскими странами для Еревана и не выступает против интересов Армении.

В армянской научно-академической среде следует отметить ценность монографии под редакцией С. Алексаняна, где представлен анализ политической и экономической стабильнозти стран Закавказья и Евразийского экономического пространства48. Среди других армянских авторов по евразийской тематике следует отметить, А. Григоряна и О. Никогосяна, критические оценивающие перспективы участия Армении в евразийском интеграционном проекте. А Григорян считает, что для Армении больше возможностей открываются в случае Борко Ю.А. ЕврАзЭС: некоторые итоги и перспективы использования опыта ЕС. ЕврАзЭС и интеграционный опыт ЕС = Eurasian Economic Community and EU integration experience / [Под ред. М.Г. Носова (отв. ред.) и др.]. М.: Ин-т Европы РАН, 2009. С. - 7-31.

Таможенный союз и соседние страны: модели и инструменты взаимовыгодного партнерства. – Санкт-Петербург, 2013. – 80 с.

, - / ( )-...

–.:.., 2013, 336 : (На арм. яз.) углубления отношений с Европейским союзом49, а О. Никогосян отмечает, что Ереван уже ведет успешную кооперацию с постсоветскими странами в рамках СНГ и включение в новую наднациональную организацию нецелесобразно50.

Важнейшим сюжетом, определяющим, динамику армяно-российских отношений, является нагорно-карабахский конфликт и процесс его В работах С. М. Маркедонова51 рассматриваются основные урегулирования.

этапы этого конфликта, эволюция роли России, дается сравнительный анализ между ним и другими этнополитическими противоборствами в Закавказье. По его мнению, «распад Советского Союза по границам республик (представляющийся внешне логичным) вызвал неоднозначную реакцию внутри бывших автономных образований, для которых обретение национальной независимости экс-союзными республиками вовсе не было чаемым идеалом. Отсюда и этнополитические конфликты со своими победителями и побежденными»52.

Значительный интерес представляет также сборник статей «Новая война в Европе, которую можно избежать»». В нем С. М. Маркедонов отмечает особую роль Москвы в переговорном процессе по карабахскому вопросу и стабилизации ситуации. Шведский дипломат и эксперт П. Семнеби подчеркивает возможности для кооперации ЕС с Москвой в деле урегулирования конфликта, а профессор Гамбургского университета и специалист по правовым аспектам этнополитических конфликтов О. Лухтерхандт поднимает вопрос о.., : 01.11.2011 [ ] // URl: http://theanalyticon.com/?p=1192 / (10.10.2014). (На арм. яз.). -.

, :

] 01.11.2011 [ // URl:

http://theanalyticon.com/?p=1189 / (11.10.2014). (На арм. яз.) Маркедонов С. М. Де-факто образования постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства. Ер., 2012 Маркедонов С.М. Региональные конфликты: перезагрузка. 10.03.2008. [Электронный ресурс] // Россия в глобальной политике. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_11631 (дата обращения: 23.04.2015).

необходимости подготовки договора о неиспользовании силы, в чем роль России, по мнению исследователя, могла бы быть высока.53 Значительную ценность для нашего исследования представляют статьи А. Ю.

Скакова, посвященные периодическим обострениям ситуации в зоне конфликта.

В них особенно важен анализ причин эскалации конфликта в Нагорном Карабахе и роли России в стабилизации ситуации в регионе. В частности, сложно не согласиться с утверждением автора о том, что в интересах России не допустить полномасштабного военного противостояния между Арменией и Азербайджаном, поэтому необходимо периодически подтверждать гарантии безопасности, предоставленные Еревану, и подчеркивать неприемлемость силового решения нагорно-карабахской проблемы54.

Для проведения диссертационного исследования мы обращались к работам армянских авторов. Л. Азизбекян в своем научном труде исследует события 1988 г. в Нагорно-Карабахской автономной области и выделяет основные решения, которые в результате стали судьбоносными55.

В работе М. Саркисяна обозначены основные противоречия среди руководства Армении и Нагорного Карабаха в начале 1990-ых г.56. Он отмечает, что политическая элита в Армении часто не до конца делилась с карабахскими коллегами подробностями о переговорах и достигнутых соговоренностях. Но самым сложным недопониманием между ними, считает М. Саркисян, был вопрос о формате участия карабахской стороны в переговорном процессе. Следует упомянуть также книгу С. Золяна, который рассматрывает проблемы Europe's next avoidable war. Nagorno-Karabakh. Ed. by M.Kambeck and S.Ghazaryan. Palgrave Macmillian. 2013. 277 p.

Скаков А. Нагорно-карабахский конфликт: весеннее обострение. 25.04.2015 [Электронный ресурс] // Российский совет по международным делам.

URl:

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=5791#top-content / Дата обращения (11.06.2015).

.. (1988. Электронный ресурс] //. URL:

http://lraber.asj-oa.am/144/1/2005-2(42).pdf (дата обращения: 15.05.2015). (На арм. яз.) Саркисян. М. Нагорный Карабах: война и политика (1990-93гг.). Война в Нагорном Карабахе и внутренний конфликт в армянском обществе. – Ереван: Армянский центр стратегических и национальных исследований, 2010. – 220 с.

возникновения карабахского конфликта и анализирует сам конфликт в контексте интересов внешних и внутренних акторов57.

Особое значение для изучения нагорно-карабахского конфликта имела книга «Черный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной» Т. Де Ваала58. В работе представлен всесторонний анализ причин и результатов войны в Нагорном Карабахе в 1990-ые годы, а также подробный обзор переговорного процесса по заключению перемирия в 1994 г. и достижению мирного В исследованиях Т. Йошимуры59 разбираются подходы урегулирования.

армянских и азербайджанских историков, приводящих разные исторические доводы в пользу принадлежности Карабаха, а также исторической роли России и отдельных советских политиков в судьбе Карабаха. Автор отмечает, что такой подход вряд ли сможет дать какие-либо положительные результаты в решение проблемы.

В работе П. Кройсанта Михаила исследуется хронология событий, приведших к войне в Карабахе, а также к текущей ситуации вокруг конфликта.

Книга отличается всесторонним анализом объективных и субъективных причин возникновения проблемы и невозможности ее быстрого решения, а также роли России в урегулировании карабахской проблемы60.

Нагорно-карабахскую проблематику исследует также Ф. Смольник.

Особое внимание она уделяет де-факто образованиям региона, показывая, как меняется по отношению к ним политика «материнских государств» (образований, к которым они формально принадлежат и признаются в таковом качестве), а также «больших держав», включая и Россию61.

Золян С. Нагорный Карабах: проблема и конфликт. – Ереван: «Лингва», 2001. – 306 с.

Ваал Де Т. Черный сад. Армения и Азербайджан между миром и войной. Пер. с англ. О.

Алякринского/Томас де Ваал. – М.: Текст, 2005. – 413 с.

Yoshimura T. Some arguments on the Nagorno-Кarabakh history. Slavic Research Center.

Hokkaido. P. 52-60.

Michael P. Croissant. The Armenia-Azerbaijan Conflict: Causes and Implications. West Port:

Praeger, 1998. 172 p.

Smolnik F. Secessionist Rule. Prottacted Conflict and Configurations of Non-state Authority.

Campus Verlag Fraknfurt/New York. 2016. 425 p.

Следует отметить недавно опубликованную работу известного американского дипломата Ф. Ремлера62, проведшего тщательный анализ всего переговорного процесса по решению карабахского конфликта, начиная от советских лет до инициатив президента России Д. Медведева в 2008-2012 гг. Ф.

Ремлер отмечает, что больше всех усилий и попыток для решения карабахской проблемы предприняла Россия, что определяет ее роль в решении этого конфликта и поднимает ее важность для Армении.

Таким образом, в научной литературе различные аспекты отношений между Россией и Арменией хорошо изучены. Однако они практически не сведены воедино и не рассматриваются в едином комплексе, как отдельное исследование.

В нашем диссертационном исследовании мы пошли по пути комплексного анализа эволюции армяно-российских отношений за период с момента распада СССР до вступления Армении в Евразийский экономический союз.

Практическая значимость диссертации. Результаты диссертации могут быть использованы представителями внешнеполитических ведомств как Армении, так и России, а также других постсоветских государств. Результаты работы могут использоваться аппаратами интеграционных структур (СНГ, ОДКБ, ЕАЭС). Исследование может быть полезным для научно-исследовательских и аналитических центров, которые изучают Закавказье. Диссертационная работа может быть использовано также в образовательных целях в российских и армянских ВУЗах соответствующего направления.

Работа может иметь практическую значимость для прикладных и просветительских проектах ( Фонд Горчакова, Российский совет по международным делам, Российский институт стратегических исследований).

Научная новизна и положения, выносимые на защиту Диссертационной работы заключается в комплексном исследовании становления армяно-российских отношений в постсоветский период и обретения Remler P. Chained to the Caucasus: Peacemaking in Karabakh, 1987–2012. International Peace Institute. New York. 2016. 160 p.

ими поэтапно характера стратегического партнерства и союзнического взаимодействия.

История сотрудничества Армении и России разделяется на три 1.

периода. Первый период охватывает становление двусторонних отношений и создание условий для формирования «стратегического партнерства» (1991-1998 гг.). Второй – формирование «стратегического партнерства» и одновременно его перевоплощение в «союзническое взаимодействие» (1998-2008 гг.). А третий период охватывает планомерное развитие «союзнического взаимодействия»

Армении и России, которое в конечном итоге привело к вступлению Еревана в Евразийский экономический союз (2008-2015 гг.).

Внешнеполитическая концепция Армении на протяжении всей 2.

истории страны строилась вокруг сотрудничества с Россией, поэтому вне зависимости от личности президента Армения в 1991-2015 гг. тесно сотрудничала с Россией, стараясь углублять военно-политическое сотрудничество с ней. В случае же России ситуация иная. В виду создавшегося внутриполитического кризиса в России после распада СССР и неопределенности внешнеполитических целей, Армения и в целом Закавказье не всегда были ключевыми элементами во внешней политике России. Ситуация начала исправляться с конца 1990-ых, когда в концепциях внешней политики России Закавказье уже значился как один из приоритетных направлений. Регион не потерял свою значимость и по сей день.

Армяно-российские отношения в постсоветский период развивались 3.

на основе двусторонних прагматичных интересов и подходов. Историческое прошлое Армении и России сыграло свою роль в становлении армянороссийского стратегического партнерства, но столь высокий уровень взаимодействия является результатом сложной и взрывоопасной ситуации в Закавказье, которая заставила Ереван и Москву постоянно наращивать военнополитический потенциал. Именно стабильность и мир в регионе были общей целью двух стран, что привело к тесному военно-политическому сотрудничеству для реализации общих задач.

Армяно-российские отношения стратегически и долгосрочно 4.

развивались по нарастающей. Однако в них всегда существовали тактические кратко-и среднесрочные проблемы и различия в подходах. К числу этих проблем и различий относятся вопрос совместного обеспечения финансовых расходов российской военной базы и российских пограничников в Армении. Учитывая социально-экономическую сложную ситуацию в Армении, этот вопрос часто «всплывает» и вызывает недовольство армянской общественности. Аналогичное недовольство вызывает сделка «имущество взамен долга», из-за которой Армения лишилась многих стратегически важных заводов и зданий. Также серьёзной темой для разногласий и недовольства является продажа российских современных вооружений Азербайджану.

В результате исторически сложившихся причин Россия была и 5.

остается единственным эффективным посредником в Карабахском конфликте, имеющим влияние на стороны конфликта. Россия сыграла ключевую роль в заключении перемирия между Арменией, Азербайджаном и Нагорным Карабахом в 1994 г. Кроме этого история показала, что несмотря на гигантские усилия западных стран сыграть ключевую роль в карабахском урегулировании и тем самым увеличить сове влияние в Закавказье, именно России в разные периоды усиления эскалации в Нагорном Карабахе удавалось сажать Армению и Азербайджан за стол переговоров.

Вступление Армении в Евразийский экономический союз стало 6.

логическим продолжением военно-политического сотрудничества Армении и России в рамках Союзнического взаимодействия как в двустороннем формате, так и в многостороннем форматах (ОДКБ). Основные причины вступления Армении в Союз были военно-политическими. Руководство страны посчитало невозможным сотрудничество в сфере политики и безопасности с Россией, а экономическое тесное взаимодействие – с Европейским союзом, с которым Армения с 2008 г. вела активные переговоры в рамках программы «Восточное партнерство» и намеревалась подписать ассоциативное соглашение.

Апробация результатов работы: Результаты исследовательской работы докладывались в ходе следующих научно-практических конференций:

“IX Международный Медиа-Форум «Диалог Культур»” (Санкт-Петербург, 2014).

Международная конференция «Геноцид как духовно-нравственное преступление против человечества» (Москва, 2015).

Ежегодная научно-практическая конференция “Стратегия России на Кавказе в контексте глобальных вызовов и угроз” в Российском институте стратегических исследований (Москва, 2015).

Международный круглый стол “Форматы сотрудничества на постсоветском пространстве” в РГГУ (Москва, 2016).

По теме диссертации опубликован ряд работ, в том числе 3 статьи в научных журналах входящих в Перечень изданий, рекомендованный ВАК Министерства образования и науки РФ.

Основное содержание работы

Структура работы. Структура диссертации: Структура диссертации отвечает основной цели и предмету исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновываются актуальность темы, научная новизна работы, ее территориальные и хронологические рамки, определяются объект и предмет исследования, цель и основные задачи, дается характеристика источниковой базы, определяется степень изученности предложенной темы, ее теоретическая и практическая значимость, обосновывается использование понятийного аппарата исследования.

Глава первая «Становление сотрудничества между Республикой Армения и Российской Федерацией (1991-1997 гг.)» посвящена изучению эволюции армяно-российских отношений в постсоветский период. В главе проведен анализ сотрудничества Между Республикой Армения и Российской Федерацией в начале 1990-ых гг., их перерастания в «стратегическое партнерство» в начале XXI века и дальнейшее углубление двусторонних военнополитических отношений. В главе особое внимание обращается изучению развития армяно-российских отношений во время первого президента Армении Л. ТерПетросяна.

Первый параграф «От установления дипломатических отношений до подписания “Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи”»

посвящен анализу первого этапа армяно-российских отношений. В этом параграфе рассмотрено становление отношений между Арменией и Россией в такой сложный исторический период как распад СССР в 1991 г.

Второй параграф «Карабахский конфликт в армяно-российских отношениях с 1991 по 1994 гг.» посвящен истории одного из наиболее давних и масштабных конфликтов на постсоветском пространстве, который после распада СССР в 1991 г. перешел в фазу активных военных действий между армянами и азербайджанцами. В этом разделе представлены основные исторические события и показаны глубокие корни армяно-азербайджанского противостояния, которое не прекращалось даже во время Советского Союза. Особое внимание во второй главе уделяется исторической роли и влиянию Российской Федерации в прекращении кровопролития между двумя закавказскими народами и установлении перемирия в 1994 г.

Вторая глава «От стратегического партнерства к союзническому взаимодействию (1998-2008 гг.)» посвящена изучению армяно-российского сотрудничества во время второго периода двусторонних отношений. В главе рассматривается углубление двустороннего военно-политического сотрудничества, которое из стратегического партнерства перешло в союзническое взаимодействие. Также на конкретных примерах из мемуаров армянских дипломатов показано, насколько важное место во внешней политике Армении стала занимать Россия. При этом выявлены основные вопросы, которые стали причиной недовольства действиями друг друга со стороны Еревана и Москвы.

В первом параграфе «Формирование союзнического взаимодействия»

исследовано эволюция армяно-российских отношений от стратегического партнерства до союзнического взаимодействия. Уделено особое внимание экономическому составляющему двусторонних отношений, так как экономическое сотрудничество между странами не соответствовали высокому военно-политическому уровню.

Второй параграф «Армяно-российское военно-политическое сотрудничество в многостороннем формате и региональная безопасность»

посвящен анализу сотрудничества Армении и России в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и роли ОДКБ в обеспечении региональной безопасности. В параграфе особое внимание уделяется сотрудничеству Армении и России в обеспечении региональной безопасности.

Данный вопрос охватывает целый комплекс взаимозависимых и связанных событий и факторов в Закавказье, разделение которых на периоды приведет к потере ценности анализа. В связи с этим данный параграф выходит за хронологические рамки второй главы.

Третья глава «Евразийская интеграция как новый этап сотрудничества Республики Армения с российской федерацией (2008-2015 гг.) посвящена изучению исторических предпосылок для сотрудничества Республики Армения с Российской Федерацией в формате Евразийского экономического союза (ЕАЭС).

В главе исследуется сотрудничество Армении и России в рамках Организация договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Рассматривается влияние кооперации двух стран в рамках этой структуры в решении Армении присоединиться к евразийской интеграции во главе с Россией.

Первый параграф «Взаимодействие в сфере обороны, политики и безопасности» посвящен анализу армяно-российских отношений в третьем периоде двусторонних отношений от 2008 г. до 2015 г. Определенные сложности в двусторонних отношениях возникли именно в 2008 г. из-за вооруженного конфликта между Грузией и Южной Осетией. Армения не могла открыто поддержать Россию, так как основной поток внешней торговли осуществляется через Грузию, а открытая поддержка России привела бы как минимум ко сложностям с экспортом армянских продуктов через территории Грузии. Кроме этого проведен анализ изменений внешнеполитической линии во время президентства С. Саргсяна и их влияния на армяно-российские отношения.

Второй параграф «Вступление Армении в Евразийский экономический союз (ЕАЭС)» посвящен участию Армении в интеграционных процессах в рамках СНГ, а в будущем и в рамках евразийской интеграции. Проведен анализ сотрудничества Армении с постсоветскими странами в рамках СНГ в первую очередь с Россией, что и стало одним из основных причин присоединения Армении к Евразийскому экономическому союзу.

В заключении обобщены основные выводы диссертационного исследования.

Проделанное в данной работе исследование армяно-российских взаимоотношений в постсоветский период позволяет нам прийти к некоторым выводам:

После распада Советского Союза в декабре 1991 г. Армения оказалась в исторически очень сложных условиях. Сразу после обретения независимости Армения встала перед сложным историческим выбором по выстраиванию своей внешнеполитической деятельности.

Армения, которая находилась в состоянии войны с Азербайджаном, опасалась угрозы со стороны союзницы Баку Анкары и была зажата между соседями, не имея выхода к морю, должна была сделать выбор своего основного политического партнера. Благодаря сложившимся историческим связям и совпадению интересов Армения выстроила свою внешнюю политику на основе сотрудничества с Россией.

Процесс становления сотрудничества Армении и России после распада СССР и перерастание сотрудничества в стратегическое партнерство прошел несколько этапов с решением весьма трудных задач.

Исторически сложившиеся непримиримые отношения с Турцией и военное противостояние с Азербайджаном предопределили исключительную роль России во внешней политике Армении, что привело к установлению тесного военнополитического сотрудничества.

Кризис во внутриполитической ситуации в России в начале 1990-ых привели к ослаблению российских позиций в Южном Кавказе, который традиционно являлся полем ее влияния. Этим воспользовались мировые акторы в лице США и ЕС, а также региональные страны как Турция, Иран для вытеснения России из региона и увеличения свое присутствия в закавказских странах. В этих условиях Армения, как единственная страна, которая рассматривала Россию как главного внешнеполитического партнера, стала опорой подтверждения намерений России по сохранению своих лидирующих позиций в закавказском регионе.

Самым главным шагом в этом процессе стал заключение договора о размещении российской военной базы в Армении. Этот договор поднял сотрудничеству Армении и России на новый военно-стратегический уровень. Такая линия внешней политики и военно-стратегического сотрудничества в ровной мере соответствовали национальным интересам, как Армении, так и России.

Военные конфликты в регионе и необходимость обеспечения безопасности в Армении и в Закавказье в целом, отодвинули на второй план вопросы экономики. Только ближе к 2000-ым годам Ереван и Москва трезво оценили ситуацию и придали экономическому сотрудничеству такой же стратегически важный характер, как и военно-политическому взаимодействию. Однако крайне пророссийская ориентированность армянской экономики привела к тому, что Россия заняла лидирующие позиции во всех стратегически важных отраслях экономики Армении, в результате чего страна оказалось в полной зависимости от российской экономики.

В 2013 г. наступил исторически переломный момент в отношения Армении и России. Москва, которая инициировала проект евразийской интеграции хотела видеть своего стратегического партнера в этом проекте, но Ереван вел активные переговоры с Европейским союзом и на начальном этапе заявлял о невозможности присоединения к Таможенному Союзу из-за отсутствия общих границ. Но 3 сентября 2013 г. встреча президентов Армении и России С.

Саргсяна и В. Путина в Москве определила будущее направление армянороссийского развития. Армянский президент заявил о желании Армении присоединиться к евразийской экономической интеграции. Таким образом Армения сделала выбор в пользу своего военно-политического союзника и стала частью Евразийского экономического союза. А 2 января 2015 г. Армения уже официально стала членом ЕАЭС, что стало официальным началом нового исторического периода в армяно-российских отношений.

Военно-политическое и экономическое сотрудничество с Россией на данном историческом этапе критически важны для Армении. В связи с этим можно сказать, что двусторонние отношения, а также многостороннее сотрудничество в рамках ЕАЭС и ОДКБ будут стабильно развиваться вне зависимости от личности президентов двух стран, так как по исторически сложившимся обстоятельствам кооперация Армении и России исходит из двусторонних национальных интересов.

Апробация результатов диссертационного исследования.

Диссертационная работа была подготовлена и прошла обсуждение на кафедре стран постсоветского зарубежья Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета.

Основные идеи и теоретические положения настоящего исследования нашли отражения в 7 публикациях, 3 из которых были опубликованы в журналах из перечня ВАК.

Выводы дииссертационной работы были обсуждены с российскими и зарубежными историками на международных научных конференциях «Стратегия России на Кавказе в контексте глобальных вызовов и угроз» в Российском институте стратегических исследований (Москва, 2015) и «Армянская диаспора и армяно-российские отношения: история и современость» в МГУ (Москва, 2016).

ГЛАВА I. СТАНОВЕЛНИЕ СОТРУДНИЧЕСТВА МЕЖДУ

РЕСПУБЛИКОЙ АРМЕНИЯ И РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИЕЙ

(1991-1997 гг.)

1.1. От установления дипломатических отношений до подписания «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи»

Распад СССР в декабре 1991 г. привел к существенным изменениям в отношений63.

системе международных Бывшие советские республики, превратившиеся в суверенные государства, с обретением независимости столкнулись с многочисленными внутренними и внешними проблемами, будучи при этом лишенными всякого опыта их преодоления.

Государствам постсоветского пространства в том числе и Закавказья пришлось выстраивать принципиально иные по форме и содержанию отношения друг с другом. Создавшийся вакуум влияния стремились заполнить различные глобальные и региональные игроки (Россия, США, ЕС, Турция, Иран, Китай и др.), которые постепенно налаживали взаимодействие со своими потенциальными союзниками.

В регионе Закавказья, который из-за карабахского, абхазского и осетинского вооруженных конфликтов считается самой горячей точкой на постсоветском пространстве, образовались три новых государства – Армения, Азербайджан и Грузия. Каждое из них определяло свою собственную линию политических предпочтений, по-разному выстраивая отношения с другими субъектами международных процессов в двухстороннем и многостороннем формате.

*Понятие «постсоветское пространство» введено в обращение литовским профессором А. Празаускасом и относится к странам, образовавшимся после распада СССР в декабре 1991 г.

Закавказье включает в себя территории Центрального Кавказа и располагается на границе Восточной Европы и Юго-Западной. На севере регион граничит с Российской Федерацией, на юге с Турцией и Ираном. В регионе расположены Республика Армения, Азербайджанская Республика и Грузия, а также частично признанные Абхазия и Южная Осетия и непризнанная Нагорно-Карабахская Республика.

Постановление Верховного Совета РСФСР о денонсации Договора об образовании СССР.

12 декабря 1991. Государственный архив Российской Федерации. Ф.10026. Оп.1. Д.576. Л.176 Помимо налаживания политического, экономического и культурного сотрудничества с новыми партнерами, а также интеграции, в той или иной степени, в различных региональных и международных процессах, Ереван, Баку и Тбилиси старались найти выход из сложной ситуации в сфере региональной безопасности, создавшейся в результате коллапса Советского Союза64.

Закавказье исторически является неотьемлемой частью российской внешней политики, и в настоящее время составляет общее геополитическое пространство вместе с российским Северным Кавказом.

Российский историк К. Гаджиев считает, что с незапамятных времен Кавказ рассматривался как один из самых важный геостратегических регионов.

Он находится почти в самом центре евразийского контингента, занимая весьма выгодное экономико-географическое положение на одном из оживленных перекрестков мировых коммуникаций. В частности Северный Кавказ входит в состав Российской Федерации, а Кавказ в целом, включая Закавказье, связан с Украиной, Болгарией и Румынией (через Черное море), Центральной Азией (через Каспий), Ираном, Турцией и далее с арабским миром. Регион располагает развитой транспортно-коммуникационной сетью, являющейся составной частью транспортно-коммуникационной системы России и обеспечивающей ее прямую морскую и сухопутную связь со странами Ближнего Востока, Центральной и Юго-Западной Азии. Кавказ – неотьемлемый участник истории и судьбы России.

Северный Кавказ как интегральная часть Российской Федерации и Закавказье составляют единое геополитическое пространство. Поэтому с точки зрения Существует широкий круг литературы, посвященный переговорному процессу между Россией и кавказскими государствами: Малышева Д. Б. Конфликты на Кавказе. Региональное и международное измерение. – М.: ИМЭ и МО РАН, 1996; Под ред. Е. М. Кожокина.

Армения:

проблемы независимого развития. – Российский институт стратегических исследований.– М.,1998; Пряхин В. Региональные конфликты на постсоветском пространстве. – М., 2002;

Шутов А. Постсоветское пространство - Дипломатическая академия МИД России, - М.:

«Научная книга», 1999; Пивовар Е. Постсоветское пространство: альтернативы интеграции.

Исторический очерк. – Изд. 2-е, исп. И доп. - СПб., Алетейя, - 2010. 400 – с. Маркедонов С. Дефакто образования постсоветского пространства: двадцать лет государственного строительства.

М.,2012 национальной безопасности России регион занимает одну из приоритетных позиций во внешнеполитической стратегии России. Закавказье представляет собой регион, который Россия уже много веков рассматривает как сферу своих жизненно важных интересов65.

При этом не только у России есть политикоэкономические интересы.

Исотрик А. Скаков дает интересную оценку относительно интересов внешних акторов в регионе Закавказья. По его мнению, ситуация в регионе определяется как столкновением и переплетением интересов мировых игроков (США, ЕС, Россия, Турция, в последние годы, все больше, Китай, в ограниченной степени Иран), так и общим усложнением обстановки в регионе, где представлены 6 акторов (Армения, Азербайджан, Грузия, Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах), интересы которых во многом кардинально расходятся66.

Согласно другому российскому историку С. Маркедонову, «Закавказье имеет важное геополитическое и геоэкономическое значение. Он расположен на границе общеевропейского пространства безопасности. Это — важный транспортный коридор и место обширных неразработанных природных ресурсов.

В связи с этим достижение стабильности на Юге Кавказа и его инкорпорирование в мировое сообщество и мировую экономику — важная задача для всех участников международного политического процесса. Однако каждый из них (США, Россия, Турция, Иран, страны Евросоюза) понимает эту задачу поразному. Этим и объясняется конкуренция различных проектов по "замирению" Южного Кавказа»67.

Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. М.: Логос, 2010. С.

295.

Скаков А. Политика России на Южном Кавказе и вызовы 2011 года.. 04.07.2011 [Электронный ресурс] // Научное общество кавказоведов.

URl:

http://www.kavkazoved.info/news/2011/07/04/politika-rossii-na-juzhnom-kavkaze-i-vyzovy-2011goda.html / Дата обращения (10.10.2014).

Маркедонов С. Южный Кавказ: многоугольник интересов, 23.05.2005. [Электронный ресурс] // Агентство политических новостей. URL: http://www.apn.ru/publications/article1406.htm (дата обращения: 01.01.2015).

Республика Армения является ключевым партнером Российской Федерации в Закавказье. «Ценность Армении как важного стратегического союзника России на ее южных рубежах состоит в том, что она расположена вблизи основных напралвений транспротировки нефти и газа, а также других транспортных артерий. В условиях ухода из Грузии и Азербайджана для России военное присутствие в Армении, во всяком случае, в политическом, идеологическом и психологическом смысле, служит в качестве символа притязаний на сохранение и защиту жизненно важных интересов во всем южнокавказском регионе»68.

Россия также является ключевой страной во внешнеполитической линии Армении. Сотрудничество между двумя странами, начавшееся с 1991 г., в итоге превратилось в взаимовыгодное военно-политическое союзническое взаимодействие.

23 августа 1990 г. Верховный Совет Армянской ССР принял исторический документ «Декларацию о независимости Армении», которая положила начало процессу утверждения независимой государственности69. Также было объявлено о прекращении действия на территории республики Конституции и законов СССР.

21 сентября 1991 г. в Армении был проведён референдум о выходе страны из состава СССР и установлении независимости70. Единственным вопросом на референдуме был вопрос: «Согласны ли вы, чтобы Республика Армения была независимым демократическим государством вне состава СССР?». Из более двух миллионов избирателей примерно 99% граждан ответили на этот вопрос положительно.

Гаджиев К.С. Кавказский узел в геополитических приоритетах России. М.: Логос, 2010. С.

322.

Декларация о независимости Армении, 23.08.1990. [Электронный ресурс] // Parlament.am.

URL: http://www.parliament.am/legislation.php?sel=show&ID=2602&lang=rus (дата обращения:

12.03.2015).

«Референдум: точки над „I“» // «Российская газета», 21 сентября 1991, № 197 (243) 23 сентября 1991 г. Верховный Совет Армении, основываясь на результаты референдума, окончательно подтвердил выход страны из состава СССР71. 21 сентября 1991 г. стало днем независимости Республики Армения. При этом Армения, в отличие от двух своих закавказских соседей, не признала себя правопреемницей первой республики.

Первый межгосударственный договор Армения и Россия подписали 29 декабря 1991 г. – «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности»72.

Статья 3 этого договора гласила, что «в случае возникновения ситуации, создающей, по мнению одной из Высоких Договаривающихся Сторон, угрозу миру, нарушение мира или нарушающей существенные интересы ее безопасности, эта Сторона может обратиться к другой Стороне с просьбой об оказании безотлагательной помощи, необходимость, виды и размеры которой определяются путем проведения соответствующих консультаций»73. Этот договор имел особое значение для Армении с учетом Карабахской войны и возможности распространения военных действий на территорию самой Армении. Пункт о взаимной помощи юридически обязывал Россию оказать поддержку Армении в случае агрессии со стороны Азербайджана и Турции. Этот договор также имел особую важность для российской стороны, так как прокладывал путь для подписания договоров о дислокации российской военной базы на территории Армении. Таким образом, «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности» являлся основой для налаживания дипломатических отношений между двумя странами и углубления взаимовыгодного военно-политического сотрудничеств, а также обрисовывал основные направления двустороннего сотрудничества.

Армения тоже стала независимой // Известия, 23 сентября 1991, № 227 (23493) Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Республикой Армения, 29.12.1991. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства иностранных дел России.

URL:

(дата http://archive.mid.ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/29058D04E0878B9E43257FE10046AECB обращения: 04.01.2015).

Там же Несмотря на систематические встречи представителей России и Армении после объявления о независимости двух государств, только спустя год страны установили дипломатические отношения. Протокол об установлении дипломатических отношений и обмене дипломатическими представительствами на уровне посольств между Арменией и Россией был подписан 3 апреля 1992 г. в Ереване74. Первым чрезвычайным и полномочным послом Российской Федерации в Республике Армения был назначен Владимир Ступишин, а первым чрезвычайным и полномочным послом Республики Армения в Российской Федерации стал ученый-этнолог Юрий Мкртумян.

Первый официальный визит российской делегации в Армению на высоком уровне состоялся 21 мая 1992 г., через полтора месяца после установления дипотношений. В состав делегации, срочно вылетевшей в Ереван, входили государственный секретарь при президенте Российской Федерации Г. Бурбулис, новоназначенный министр обороны РФ П. Грачев, председатель, первый заместитель министра иностранных дел РФ Ф. Шелов-Коведяев, чрезвычайный и полномочный посол России в Армении В. Ступишин, народный депутат В.

Шейнис. В Армении российскую делегацию принял Л. Тер-Петросян, которого 16 октября 1991 г. население независимой Армении выбрало своим первым президентом75. Как пишет в своей книге «Моя миссия в Армении. 1992-1994» В.

Ступишин, армяно-российские переговоры велись без дипломатов и на них обсуждались карабахская проблема, расформирование 7-й армии, расквартированной в Армении76. По результатам этих переговоров П. Грачев и Г.

Бурбулис достигли договоренности с армянской стороной о юридическом оформлении присутствия российских военнослужащих на территории Армении, а Двусторонние отношения. [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел

Республики Армения. URL: http://www.mfa.am/ru/country-by-country/ru/ (дата обращения:

12.05.2015).

Первый Президент Республики Армения. [Электронный ресурс] // Библиотека официального сайта президента Армении. URL: http://www.president.am/ru/levon-ter-petrosyan/ (дата обращения: 18.02.2015).

Ступишин В. Моя миссия в Армении. 1992-1994. Воспоминания первого посла России. М.:

Academia, 2001. с. 13-14.

также договорились по поводу вопроса передачи советских вооружений независимой Армении.

В скором времени эти договоренности действительно получили прочную юридическую основу. Россия и Армения, будучи уверенными в необходимости развития дружественных отношений и взаимовыгодного сотрудничества в условиях новой политической реальности в Европе и во всем Мире, 21 августа 1992 г. в Москве подписали «Договор между РА и РФ о правовом статусе находящихся на территории РА Вооруженных сил РФ»77. Этот договор стал правовой основой для пребывания Вооруженных Сил Российской Федерации на территории Республики Армения. В этом договоре, как и в предшествующем, существовала специальная статья под номером 4, согласно которой «Вооруженные Силы в период их пребывания на территории Республики Армения кроме функций защиты Российской Федерации обеспечивают совместно с Вооруженными Силами Армении безопасность Республики Армения по внешней границе бывшего Союза ССР»78. При этом Армения взяла на себя обязательство обеспечивать часть расходов российских войск.

Спустя месяц 30 сентября 1992 г. в Ереване был подписан не менее важное соглашение, регулирующее статус и функционирование находящихся на территории Армении пограничных войск России, которое обеспечивало охрану армяно-турецкой (280 км) и армяно-иранской (42 км) границ силами российских пограничных войск, ранее охранявших внешние границы СССР79. Этим соглашением Россия брала на себя обязательства по охране границ Армении с Турцией и Ираном в сложных для страны условиях Карабахской войны и Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности между Российской Федерацией и Республикой Армения, 21.08.1992. [Электронный ресурс] // Докипедия.

URL:

http://dokipedia.ru/document/5191618 (дата обращения: 19.02.2015).

Там же.

Договор между РА и РФ о статусе Пограничных войск РФ, находящихся на территории РА, и условиях их функционирования, 30.09.1992. [Электронный ресурс] // Пограничная служба

ФСБ России. URL:

http://ps.fsb.ru/international/agreement/text.htm!id%3D10320710@fsbArticle.html (дата обращения:

19.02.2015).

нехватки сил и средств для охраны границы, в первую очередь с недружественной Турцией. При этом стороны договорились, что по мере создания собственных пограничных структур Армения, с согласия руководства Пограничных войск России, последовательно берет под свою охрану участки границы с Турцией и Ираном, организуя их прикрытие в тесном взаимодействии с Пограничными войсками РФ. Кроме того, Армения взяла на себя 50% расходов пограничных войск ФСБ РФ в стране80.

Как следует из воспоминаний одного из создателей вооружённых сил независимой Армении генерал-лейтенанта в отставке Н. Тер-Григорянца, участвовавшего в переговорах, российская сторона во главе с генералом А.

Николаевым настаивала, чтобы пограничные войска на 75-80% были укомплектованы российскими силами, но Н. Тер-Григорянц и президент Л. ТерПетросян настояли на своем и в результате стороны договорились на комплектацию пограничных сил на равных условиях – по 50%. Причины такой позиции он объясняет следующим образом. «У нас есть неприятный исторический опыт, когда Россия покидала армян, оставляя один на один с врагом. Поэтому мы должны были использовать время, создать обученный мобилизационный резерв. И если Россия сделает шаг назад, мы займем позиции, которые она оставляет. Мы не должны становиться на те же грабли, что и во времена первой мировой войны. Тогда Кавказский фронт вышел на рубеж Трабзона, Эрзрума, Вана, Битлиса и вдруг революция, русские войска покидают фронт, и армяне остаются один на один с турецкой 3-ей полевой армией»81.

Турция, которая в результате распада СССР и образования новых государств, столкнулась с проблемой безопасности и регулирования новых Третьяков А.С. Вооруженные силы РФ в республике Армения: некоторые правовые аспекты пребывания, Июнь 2003. [Электронный ресурс] // Журнал «Право и безопасность».

URL:

http://dpr.ru/pravo/pravo_5_19.htm (дата обращения: 04.01.2015).

Норат Тер-Григорьянц: Мы сами должны защищать свои честь и достоинство, 04.10.2009.

ресурс] // Armenia Today. URL:

[Электронный http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=15755 (дата обращения: 18.10.2015).

государственных границ, выступала против присутствия российских пограничных войска у своих границ. Анкара открыто дестабилизировала и препятствовала работе российских пограничников, не признавая их полномочия на армянотурецкой границе82.

В 1992 г. РФ и РА на основе нескольких соглашений договорились об условиях и сроках передачи вооружения и техники расформировываемых соединений и частей советских вооружённых сил, дислоцированных в Армении83.

Исследователь, редактор отдела боевой подготовки и жизни войска газеты «Красная звезда» А. Тихонов отмечает, что в отличие от других постсоветских государств, в Армении распределение вооружений советской армии не было незаконным, а основывалось на двусторонних договоренностях. «В соседних республиках в тот период полным ходом шёл насильственный захват вооружения Советской армии, однако, армянское руководство по такому пути не пошло.

Армения свою долю получила цивилизованно, на основе договорённости. В результате армянской стороне была передана исправная военная техника»84.

Тем не менее, отношения Еревана и Москвы были наполнены также разногласиями. В частности, армянское руководство было крайне недовольно тем, что Россия задерживала передачу советских вооружений. Обеспокоенность по этому вопросу выражал президент Л. Тер-Петросян послу России в Армении В.

Ступишину. «Азербайджан конфронтировал с Россией и получил все, что хотел:

вооружение четырех дивизий, авиацию, корабельную артиллерию бывшей Каспийской флотилии, склады боеприпасов на три года войны. Для Армении каждая потерянная армянская деревня – это новая волна протестов против правительства, которое обвиняется в том, что хранит верность дружбе с Россией, Историко-дипломатический архив Министерства иностранных дел Республики Армения.

Оп. 6. Д. 284. С. 11–13.

МинасянС. Военно-технические аспекты региональной безопасности и проблемы контроля над вооружениями на Южном Кавказе // Регион. Ереван, 2005. № 2 (6). С. 8.

ТихоновА. Сильное звено Армении, 20.02.2002. [Электронный ресурс] // Газета Красная звезда. URL: http://old.redstar.ru/2002/02/20_02/3_02.html (дата обращения: 02.08.2015).

хотя последняя явно подыгрывает Азербайджану. У правительства иссякли убедительнее аргументы в пользу этой дружбы», говорил президент, требуя от посла объяснений причин такой политики85.

Другим поводом для недовольства и сомнений армянского руководства в надежности Москвы как партнера, стало заявление в ходе визита в Турцию в 1992 г. государственного секретаря России Г. Бурбулиса о том, что турецкое направление в политике России является приоритетным, и что между Анкарой и Москвой не существуют разногласия относительно Карабахского конфликта86.

Реакция Армении на такое опасное для нее заявление не заставила себя долго ждать, и недовольство снова было передано послу В. Ступишину. 24 ноября 1992 г., исполняющий обязанности министра обороны Армении Вазген Манукян напрямую сообщил российскому дипломату, что в случае, если Азербайдйжан получит открытую поддержку России, и Армения потеряет Карабах, это непременно приведет к смене пророссийского внешнеполитического курса страны. «У нас впечатление такое: Россия заинтересована в нестабильности, надеясь таким путем удержать и Азербайджан, и Армению. Но это ошибочный расчет. Будет Карабах азербайджанским или не будет, Азербайджан все равно уйдет под крылышко Турции. А вот если Карабах останется армянским, сохранится серьезная привязка Армении к сильному союзнику в лице России. Для Армении сейчас характерна пророссийская ориентация. Армения заинтересована в присутствии на ее земле российских войск и пограничников. А вот потеря Карабаха приведет неизбежно к смене ее внешнеполитической ориентации, это уж точно», предупреждал армянский политик87.

Вплоть до 1992 г. армяно-российские отношения, по мнению кандидата исторических наук, доцента факультета Международных отношений Ереванского

Ступишин В. Моя миссия в Армении. 1992-1994. Воспоминания первого посла России. М.:

Academia, 2001. С. 57 Там же.

Ступишин В. Моя миссия в Армении. 1992-1994. Воспоминания первого посла России. М.:

Academia, 2001. С. 130-131 государственного университета Врежа Кардумяна, можно охарактеризовать как конфликтные и холодные, что во многом было обусловлено демократическими процессами в постсоветских государствах, а также политикой Центра в карабахском вопросе. «Негласная поддержка советским руководством Азербайджана в карабахском конфликте, а также нежелание принять процесс образования новых независимых государств как данность, привели к власти в Армении антироссийски настроенную элиту», отмечает В.Кардумян 88. К этому времени политический вакуум в Закавказье, образовавшийся после распада СССР, а также пассивность России в регионе, открыли возможности перед Турцией, которая была не прочь заполнить этот вакуум и распространить свое влияние на три независимых государства. Политическая элита Армении во главе с Л. ТерПетросяном считали, что установление двусторонних отношений с Турцией в новой геополитической ситуации, а также в условиях войны с Азербайджаном вполне возможно. Осуществив эту идею, Ереван смог бы ослабить турецкую военно-политическую поддержку Азербайджану, получить доступ к выгодным и коротким торговым путям. Турция, в свою очередь, могла использовать Армению для прочного присутствия в Южном Кавказе и выдавливания своего главного оппонента за влияние в регионе - Россию. Кроме того, нотки антироссийского настроения среди армянского истеблишмента были продиктованы отождествлением России с Советским Союзом и его руководством. Так, президент Армении Л.Тер-Петросян и не только он обвиняли Кремль и лично М.

Горбачева в армянских погромах в Азербайджане и в насильственной депортации армян из 24-ех карабахских населенных пунктов. По-мнению президента, этими действиями Москва и Баку пытались заставить армянский народ отказаться от Кардумян В. Армяно-российские отношения после распада СССР: эволюция и характеристика основных этапов // CAUCASICA. Труды Института политических и социальных исследований Черноморско-Касписйкого региона. Т. 1. / Под ред. В. А. Захарова.

– М.:

ИПСИЧКР, Русская панорама, 2011. С 121.

конституционных требований и втянуть в межнациональную войну, создав основу для более жестких репрессий против армянского народа89.

Однако заявление президента Турции Тургута Озала 4 мая 1992 г. показало фактическую невозможность нормализации армяно-турецких отношений. Тургут Озал выразил намерение предпринять более решительные шаги, чтобы остановить «армянские зверства» и пригрозил использовать турецкие военные силы, чтобы остановить продвижение армянских сил в Карабахской войне90.

Российская внешняя политика начала 1990-ых гг. переживала не лучшие времена и сталкивалась со множеством проблем, вызванными кризисной ситуации после распада СССР, когда ни руководство России, ни общество не имели четкого понимания будущего страны и приоритетов внешней политики.

Эту неопределенность хорошо описывают слова первого президента России Бориса Ельцина, которые он произнес на заседании Верховного Совета 6 октября 1992 г. «Болезненное переходное положение России не позволяет пока четко разглядеть ее вечный и одновременно новый облик, получить ясные ответы на вопросы: от чего мы отказываемся? Что хотим сберечь? Что хотим возродить и создать вновь?»91.

Как отмечает российский историк С. Романенко с 1991 г. внешняя политика независимой России официально была внутренне противоречивой, так как определялась в результате борьбы различных группировок внутри самой России. Каждая из них имела свои интересы и идеологию, свою модель Выступление Левона Тер-Петросяна на учредительном съезде Армянского общенационального движения, 04.11.1989. Личный архив президента Тер-Петросяна. Инвент. Н 12/04.11.89. Оригинал. Машинопись // Избранное. Ереван. 2006.

3 Picture Story, Armenia-Turkey: The Great Debate, August 2009. [Электронный ресурс] //

European Stability Initiative. URL:

http://www.esiweb.org/index.php?lang=en&id=322&debate_ID=2&slide_ID=1#_ftnref10 (дата обращения: 25.12.2015).

Текст выступления Б.Н. Ельцина на 5-ой сессии Верховного Совета РФ, 06.10.1992.

[Электронный ресурс] // Документы о деятельности Б.Н. Ельцина на посту Президента РСФСРРФ. Ельцин Центр. URL:

http://yeltsin.ru/uploads/upload/2015/03/27/f6_o1_d087_006_rbOay9f.pdf#viewer.action=download (дата обращения 10.09.2015).

самоопределения новой России в изменившемся мире92. «Новая эффективная концепция внешней политики посткоммунистической России, направленная на вхождение в мировое сообщество демократических государств, так и не родилась.

Политика, приносимая в жертву внутриполитической борьбе, носила в основном «реактивный» и запаздывающий характер. Эти общие недостатки, а также внутренняя борьба между различными группировками внутри правящего класса, включая и непосредственное окружение первого президента РФСР Бориса Ельцина проявляли себя на протяжении всех десяти последующих лет», отмечает С. Романенко93. Обозначенные С. Романенко негативные факторы направления внешней политики России по отношению к странам Закавказья в целом и, в частности, Армении не стали исключением. Именно поэтому первые два года российско-армянских отношений оказались самым напряженным периодом двусторонних отношений, несмотря на подписание важных военно-политических договоров.

В последующие 1992-1994 гг. были подписаны десятки взаимовыгодных соглашений о сотрудничестве в различных областях деятельности: Соглашение о сотрудничестве в развитии нефтяной и газовой промышленности России от 2 марта 1993 г., Соглашение о свободной торговле от 25 марта 1993 г., Соглашение между Управлением по физической культуре, спорту и по вопросам молодежи при правительстве Республики Армения и Комитетом Российской Федерации по физической культуре от 22 июня 1993 г.94.

11 января 1993 г. в Москве между правительствами Российской Федерации и Республики Армения было подписано соглашение о научно-техническом сотрудничестве, где стороны отметили, что научно-техническое сотрудничество Романенко С. Внешняя политика новой России, 22.10.2009. [Электронный ресурс] // Polit.ru.

URl: http://polit.ru/article/2009/10/22/vnpol/ Дата обращения (10.10.2015).

Там же.

Сборник международных договоров Республики Армения 1991-1995 гг., N 4(4). Ереван:

Изд-во «Тигран Большой», 2002. С. 67, 102, 144.

считается важным и первоочередным элементом для комплексного развития взаимовыгодных торгово-экономических связей95.

В 1990-ые годы самым значимым договором между Арменией и Россией стал договор о размещении военной базы России в армянском городе Гюмри, которое было подписано 16 марта 1995 г. президентами двух стран в Москве96.

Этот договор, как показало время, определил характер и направленность союзнических отношений двух государств. Подписание договора было продиктовано уверенностью сторон в том, что углубление взаимовыгодной кооперации отвечает коренным интересам народов обоих государств и служит делу мира и безопасности. 3 статья Договора гласила, что «российская военная база в период ее пребывания на территории Республики Армения кроме функций защиты интересов Российской Федерации обеспечивает совместно с Вооруженными Силами Республики Армении безопасность Республики Армения по внешней границе бывшего Союза ССР»97. Формулировка этой статьи важна тем, что по сей день многие российские эксперты, уменьшая важность этой базы для России, в первую очередь отмечают о жизненной необходимости базы для обеспечения безопасности Армении. Однако, 3 статья четко определяет, что первоочередной задачей российской военной базы в Армении является защита интересов самой России, потом уже обеспечение безопасности Армении совместно с армянскими силами.

При этом необходимо заметить, что переговоры о дислокации российской военной базы в Армении проходили в довольно сложных условиях и были весьма Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Армения о научно-техническом сотрудничестве, 11.01.1993. [Электронный ресурс] // Министерство образования и науки Российской Федерации. 2009. URL: http://xn-abucjiibhv9a.xn--p1ai/ministry/68/file/916/%D0%9C%D0%A1_%D0%9D%D0%A2%D0%A1.pdf (дата обращения: 07.01.2015).

Договор между Российской Федерацией и Республикой Армения о российской военной базе на территории Республики Армения, 16.03.1995. [Электронный ресурс] // Официальный сайт Министерства иностранных дел России.

URL:

(дата http://archive.mid.ru/bdomp/spd_md.nsf/0/2EC88CD5854334FE43257FE10046AF13 обращения: 04.01.2015) Там же.

непростыми, как это может показаться в ходе исследования армяно-российских отношений. Сложности, как отмечает А. Третьяков., который служил в 1991-2000 гг. в Армении и принимал участие в подготовке документов о размещении российской военной базы в Гюмри, не были обусловлены серьезными разногласиями между сторонами, а были связаны с весьма болезненным для Армении вопросом – ограничением суверенитета страны. «Наличие на территории независимого государства воинских контингентов другого, даже дружественного, союзного государства не может в определенной степени не ограничивать суверенитет принимающей стороны. Поэтому не удивительно, что после распада СССР республики Закавказья, ставшие независимыми, выработали отвечающие национальным интересам внешнеполитический курс, собственные подходы к проблемам обеспечения безопасности и военного строительства. Это выразилось и в отношении к пребыванию на своей территории объединений, соединений и частей, входивших ранее в состав Вооруженных Сил СССР, а в последующем Объединенных Вооруженных Сил СНГ и Вооруженных Сил РФ», отмечает он98. Кроме этого в ходе переговоров сложности возникали относительно доли Армении в расходах на содержание 102- военной российской базы.

В результате стороны договорились на расходы по оплате электроэнергии, водоснабжения и канализации следующим образом: Россия взяла на себя 70% расходов, Армения - 30%. Также Армения согласилась безвозмездно предоставить территорию для военной базы. Российская сторона также получила возможность безвозмездно использовать воздушное пространство и аэродромы Армении для осуществления воздушными судами Вооруженных Сил РФ взлетов и посадок.

При этом тарифы за использование аэродромов составляет от 6 до 7 тысяч Третьяков А.С. Вооруженные силы РФ в республике Армения: некоторые правовые аспекты пребывания, Июнь 2003. [Электронный ресурс] // Журнал «Право и безопасность».

URL:

http://dpr.ru/pravo/pravo_5_19.htm (дата обращения: 04.01.2015).

долларов. В целом начиная с 1998 г. Армения ежегодно выделяет примерно полмиллиона долларов на расходы российской военной базы в стране99.

С момента подписания договора между Арменией и Россией сложилась разветвленная инфраструктура военного стратегического сотрудничества.

Дислоцированные на территории Армении (в городах Гюмри и Ереван, а также на военном аэродроме Эребуни) российские войска включают: Группу боевого управления российских войск в Армении, 102–ю военную базу, 426–ю авиационную группу и 520–ю авиационную комендатуру. В состав войсковой группы «Армения» российских погранвойск входят 4 пограничных отряда. При этом стороны осуществляют совместное финансирование группировки российских погранвойск, охраняющих армянскую границу с Ираном и Турцией.

Всего на вооружении российских войск находятся 74 танка Т-72, 17 БТР, 129 БМП-1/-2, 84 артиллерийских системы, 18 истребителей МиГ-29, 2 батареи ЗРК С-300В, 1 батарея ЗРК «Куб». Численность личного состава 5 000 человек.

Следует подчеркнуть, что одним из приоритетных направлений для Армении, в рамках военно-технического сотрудничества с РФ, является взаимодействие именно в сфере ПВО. Это обусловлено наличием серьезной угрозы со стороны ВВС Турции и Азербайджана; кроме того, ограниченные размеры территории Армении не позволяют иметь собственный учебный полигон, из-за чего участие армянских войск ПВО в совместных учениях приобретает особое значение, тем более, что, в отличие от других родов войск, большая часть армянских офицеров ПВО готовится в российских вузах.

Генерал-лейтенант в отставке НоратТер-Григорянц, который в 1992 г. был командующим вооруженными силами Армении, а в 1993 г. исполнян обязанности министра обороны, в своих воспоминаниях писал, что до подписания договора о дислокации российской военной базы в Армении никто не мог гарантировать, что Турция не воспользуется общей ситуацией и не нападёт на Армению, так как ни с Россией, ни с НАТО ещё не были заключены военные договора. Автор прямо Там же.

связывает с турецкой угрозой решение властей Армении и лично президента страны Л.Тер-Петросяна сохранить российское военное присутствие и впоследствии создать военную базу в Гюмри100.

«Одно время артиллерийские снаряды со стороны Турции падали уже на территории Армении. Это была явная военная демонстрация, преследующая политические цели. У Армении отсутствовала связь с Турцией, и мы через российское посольство выходили на них, пытаясь понять, что происходит.

Турецкая сторона отвечала, что они ведут боевые действия против курдских повстанцев, и снаряды случайно падают на армянскую территорию. Это была ложь, совершенно очевидная для того, кто знает законы артиллерийской стрельбы. Пришлось привести наши укрепрайоны в боевую готовность», вспоминает генерал-лейтенант, отмечая, что именно он предложил сохранить 127ую российскую дивизию, которая к тому времени все еще была в Гюмри, но готовилась к выходу, и создать на ее основе военную базу101. Следует лишь добавить, что еще в 1991 г. между Арменией и Россией уже был подписан «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности», который предполагал двустороннюю защиту национальной безопасности двух стран. Но, как селдует из воспоминаний Н. Тер-Григорянца, тогда армянский политический и военный истеблишмент не был уверен в выполнении обязательств по Договору 1991 г. и связывал обеспечение безопасности с российской военной базой в Армении.

Тем не менее, несмотря на все сложности переговорного процесса и спорные пункты в Договоре, через два года после подписания парламенты Армении и России ратифицировали Договор, а сам обмен ратификационными грамотами состоялся 29 августа 1997 г. в Москве на встрече президентов Левона Норат Тер-Григорьянц: Мы сами должны защищать свои честь и достоинство, 04.10.2009.

[Электронный ресурс] // Armenia Today. URL:

http://www.armtoday.info/default.asp?Lang=_Ru&NewsID=15755 (дата обращения: 18.10.2015).

Там же.

Тер-Петросяна и Бориса Ельцина102. Именно с этого дня Договор официальную вступил в законную силу.

Российско-армянские отношения, в целом, развивались в очень непростых условиях, так как в начале 90–ых гг. в политике российских властей по Закавказью, ввиду смены внешнеполитических приоритетов, существовала определенная несогласованность действий. В качестве примера можно привести негативную реакцию первого российского посла в Армении В.Ступишина на заявление министра иностранных дел РФ А.Козырева о том, что бывшие союзные республики являются тяжким бременем для экономики России. В этой связи, В.

Ступишин особо подчеркивал важное геополитическое значение Армении в контексте южно-кавказской политики РФ и призывал вести активную политику в этом регионе103. Подобные двусмысленные ситуации были не редкостью в первой половине 90-ых гг.. Несмотря на существующие проблемы и разногласия, сторонам удалось наладить взаимовыгодное сотрудничество, постепенно углубляя и повышая уровень военно-политического партнерства. Важным шагом в развитии подобного сотрудничества стало подписание «Договора о дружбе, сотрудничестве и взаимной обороне», заключенного сторонами 27 августа 1997 г104.

Договор предусматривал ряд важных положений, таких как усиление взаимодействия между вооруженными силами двух стран, совместная охрана границ Республики Армения, но главным нововведением стал пункт, обязывающий Россию оказать военно-техническую помощь Армении в случае агрессии со стороны третьих стран. Последний пункт был особо важным для Армении в виду, с одной стороны, продолжающихся напряженных отношений Третьяков А.С. Вооруженные силы РФ в республике Армения: некоторые правовые аспекты пребывания, Июнь 2003. [Электронный ресурс] // Журнал «Право и безопасность».

URL: http://dpr.ru/pravo/pravo_5_19.htm (дата обращения: 04.01.2015).

Ступишин В. Моя миссия в Армении. 1992-1994. Воспоминания первого посла России. – М.: Academia, 2001. С. 161-162 Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между РА и РФ // Дипломатический Вестник. № 2. М. 1992. C. 18-19.

между Ереваном и Баку, а с другой - углубления всестороннего сотрудничества Баку с Анкарой. Россия, в свою очередь, своей готовностью защищать своего союзника в Закавказье показывала, что регион продолжает оставаться важным направлением внешней политики.

Вышеперечисленные пункты договора заложили основу стратегического партнерства Армении и России. Не случайно, что президенты Армении и России впервые обозначали партнерство как стратегическое в 1997 г., когда подписали «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной обороне». Он был подписан в ходе первого официального визита главы армянского государства Л. Тер Петросяна в Москву. Чтобы подчеркнуть особую важность этого договора, и в самом деле был крайне значимого для обеих сторон, президент РФ Б. Ельцин сразу после подписания заявил, что этот договор «закрепил качественно новый этап двусторонних отношений, которые вышли на уровень стратегического партнерства»105. Л. Тер Петросян, не прибегая к термину «стратегическое партнерство», тем не менее, подчеркнул, что «это фактически юридическая констатация того факта, который существует в отношениях между государствами».

В чем смысл словосочетания «стратегическое партнерство»? Первое слово «стратегия» – латинское «strategia», пришедшее в политическую терминологию из военной области и означающее «искусное руководство», предполагает умелое и долговременное ведение боевых действий. В толковом словаре С. Ожегова дается общее определение термину «стратегия»: «Искусство планирования руководства, основанного на правильных и далеко идущих прогнозах»106.

Второй термин «партнерство» в американском словаре объясняется следующим образом:

Визит Левона Тер-Петросяна в Россию, 2014. [Электронный ресурс] // YouTube.com. URL:

https://www.youtube.com/watch?v=mr3blHAQQ8w (дата обращения: 03.02.2014).

Словарь русского языка ОК. 57 00 слов/ Под ред. Чл.–корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. – 20-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1998. С. 630-631.

«Отношения между индивидами или группами, характеризующиеся взаимным сотрудничеством и ответственностью для достижения определенной цели»107.

В документах ООН под партнерством понимаются «добровольные и основанные на сотрудничестве взаимоотношения между различными субъектами, как представляющими государство, так и не связанными с ним, при которых все участники договариваются совместными усилиями добиваться общей цели или выполнять конкретную задачу и сообща преодолевать неблагоприятные факторы, нести общую ответственность, предоставлять на взаимной основе ресурсы и знания и пользоваться достигнутыми результатами»108.

В основе «стратегического партнерства» лежит сотрудничество государств в особой форме. Один из ведущих представителей школы реализма Арнольд Уолферс классифицирует два основания для сотрудничества между главными субъектами международных отношений109. В первом случае сотрудничество может быть вызвано желанием государства улучшить отношения внутри объединенной группы государств. Таким образом, интерес имеет сугубо внутреннюю направленность и не зависит от внешних по отношению к этой группе угроз. Другой стимул взаимоотношений двух государств заключается в стремлении к объединению усилий в борьбе против общей внешней опасности; в этом случае сотрудничество определяется продолжительностью этой опасности.

Столь тесное военное сотрудничество Армении и России обусловлены внешней угрозой. Для Армении это, в первую очередь, ситуация «ни мира, ни войны» с Азербайджаном, а также серьезные опасения насчет своего исторического врага в лице Турции. Для России внешней угрозой можно считать потерю своего влияния и контроля над Южным Кавказом.

The American Heritage Dictionary of the English Language. – 4th ed. – N.Y.: Houghton Mifflin Company, 2000. P. 2112.

Михеев А.Н. Многосторонние партнерства: определение, принципы, типология, процесс осуществления М.: МГИМО (У) МИД РФ, 2009.

Wolfers A. Discord and Collaboration. Essay of International Politics. – Baltimore: The Johns Hopkins Press, 1962 (перевод Ю. Праховой). P 27-32.

Западные исследователи такие как А. Бендиек и Хайнц Крамер рассматривают стратегическое партнерство как хорошо спланированные действия для реализации определенных долгосрочных целей и интересов110. При этом они опасаются, что название «стратегическое партнерство» создает ожидания, которые не оправдываются. По мнению немецкого исследователя Гюнтера Майхолда понятие «партнерство» включает в себя предположения о равных правах и задачах, а также возможность конструктивно обсуждать совместную разработку отношений. При этом слово «стратегия» не должно использоваться необдуманно. Оно предполагает сотрудничество субъектов, согласившихся на совместные действия для достижения общих целей111.

В научной литературе нет единого понятия и формулировки «стратегического партнерства» и это становится причиной различных толкований этого понятия. Ведущий сотрудник Института исследований проблем безопасности Европейского Союза Джованни Греви утверждает, что отсутствие концептуальной ясности в «стратегическом партнерстве» может быть преимуществом, так как определенная степень гибкости и конструктивной двусмысленности является необходимым условием для такого понятия. При отсутствии единого концептуального подхода, есть пространствo для взаимных корректировок, концессии, компромиссов, прагматизма и поэтапного подхода112.

Всеобъемлющую характеристику понятия «стратегического партнерства», по нашему мнению, дал бывший глава МИД А. Зленко. По его мнению «стратегическое партнерство» - это высшая форма сотрудничества, которая предполагает высокий уровень взаимодействия партнеров в достижении Bendiek A., Kramer H. The EU as a Would-Be Global Actor: Strategic Partnerships and Interregional Relations. // Jrg H., Gnther M., Stefan M. Europe and New Leading Powers. Towards Partnership in Strategic Policy Areas. – Baden-Baden: Nomos, 2010. Pp. 21-42.

Jrg H., Gnther M., Stefan M. Europe and New Leading Powers. Towards Partnership in Strategic Policy Areas. – Baden-Baden: Nomos, 2010. Pp. 149-156.

Grevi G. The Rise of Strategic Partnerships: Between Interdependence and Power Politics. // Grevi G. Partnerships for effective multilateralism: EU relations with Brazil, China, India and Russia.

– Paris: Chaillot Paper 109, 2008. Pp. 15-158.

конкретных целей, как в двусторонних отношениях, так и на международной арене. Составляющими такого взаимодействия должны быть взаимопонимание, взаимоподдержка партнеров, определение стратегических интересов, общей позиции, ориентированной на достижение поставленных целей. Он также отмечает, что стратегическое партнерство должно базироваться на уважении к национальным интересам каждой стороны, к политике каждого из партнеров, выбранного им пути развития, национального статуса, а также на равноправии и поддержании баланса отношений между партнерами. Уровень развития такого партнерства должен определяться непосредственно сторонами в зависимости от глубины этих связей113.

Учитывая вышесказанное, мы можем сформулировать следующее определение: «стратегическое партнерство» – это взаимовыгодное сотрудничество двух или более сторон на международной арене, запланированное на длительный период времени и имеющее целью защиту общих интересов.

Данное словосочетание достаточно часто используется в политической риторике, в том числе, армянских и российских политиков, определяющих двусторонние отношения своих стран как «стратегическое партнерство».

Безусловно, этот термин использовался и используется для придания особой значимости двусторонним отношениям в тот или иной период времени, хотя в каждом отдельном случае имеется в виду разный уровень отношений и различные критерии сотрудничества.

Среди многочисленных принципов «стратегического партнерства» следует выделить следующие:

• Общая заинтересованность партнеров в сотрудничестве и возможность кооперации во многих сферах;

• Долгосрочный характер сотрудничества;

Замятин В. Зленко Анатолий: «Стратегическое партнерство — не клише», 24.06.2000.

[Электронный ресурс] // Ежедневная всеукраинская газета «День». URL:

http://www.day.kiev.ua/ru/article/den-planety/anatoliy-zlenko-strategicheskoe-partnerstvo-ne-klishe (дата обращения: 03.04.2014).

• Принципиально важные стратегические цели;

• Правовая база партнерства и механизмы реализации эффективного сотрудничества;

• Готовность к компромиссам ради интересов партнера;

• Отказ от всяческой дискриминации и ультимативной практики в отношении партнера.

В разные периоды лидеры России называли стратегическими партнерами Китай, Евросоюз, Украину, Армению, Чили, Беларусь, Индию, Турцию. За более чем 25 лет независимости дипломатических отношений с различными государствами Армения, называла стратегическим партнерством сотрудничество с Россией, Грузией, Ираном. Впервые президенты Армении и России обозначали партнерство как стратегическое в 1997 г.у, когда стороны подписали «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной обороне».

В дальнейшем, в результате тесного сотрудничества сторон, стратегическое партнерство обрело документальную основу, символичным образом перемещая историю армяно-российского сотрудничества в XXI век.

Но армяно-российские не гораничивались только двусторонним сотрудничеством.

В целях обеспечения национальной безопасности и обороноспособности армии Ереван строил взаимовыгодное партнерство не только в рамках российскоармянских двусторонних отношений, но и многостороннем сотрудничестве с другими странам Содружества Независимых Государств (СНГ). В этом вопросе у России был такой же подход. Для Москвы были важны как двустороннее плодотворное сотрудничество с Ереваном, так и многоуровневое сотрудничество в рамках Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Для обеспечения безопасности своих южных границ Россия придает важность не только равноправному сотрудничеству с Арменией, но и коллективным усилиям стран-участниц ОДКБ по обеспечению региональной безопасности, как в Закавказье, так и в Средней и Центральной Азии.

Военное и политическое сотрудничество России и Армении в первую очередь основывались на двустороннем сотрудничестве, но никогда им не ограничивалось. В условиях активных реинтеграционных процессов на постсоветском пространстве, в том числе и в военной сфере, бывшие советские республики были заинтересованы в объединении усилий для преодоления различных создавшихся и надвигающихся проблем, с которыми они не могли справиться в одиночку из-за отсутствия такого опыта. Но были также и субъективные факторы многоуровневого сотрудничества в рамках новых объединений на постсоветском пространстве. Эти факторы, по мнению Льва Москвина, зависели от «позиций, настроений, взаимоотношений и практических действий лидеров и руководителей влиятельных политических и социальноэкономических структур в странах СНГ, их желания и способности адаптироваться к новым реалиям и на этой основе принимать конструктивные решения по созданию благоприятных условий для развития реформаторских процессов»114.

Процесс военной интеграции государств-участников СНГ, в том числе и Армении, изначально носил трехуровневый характер. Постсоветские страны вели многостороннее военное и военно-техническое сотрудничество на уровне Совета министров обороны государств СНГ, в рамках Договора о коллективной безопасности (ДКБ) и в формате двусторонних соглашений. Но кооперация в рамках ДКБ с годами приобретала все более значимый характер, так как военный союз стал главным военно-политическим объединением на постсоветском пространстве.

14 февраля 1992 г. страны СНГ приняли решение создать Совет министров обороны (СМО) и Главное командование Объединенных вооруженных сил Содружества (ОВС СНГ) с целью сохранения единого оборонного пространства.

Но намерение многих бывших республик СССР формировать собственные армии Московин Л. Б. Многоуровневая система интеграции в СНГ: Причины, проблемы, тенденции развития // Вестник Моск. ун-та. Cepия 12. Политические науки. № 1. 1999. С. 6-7.

привело к разделу и национализации дислоцированных на их территориях вооруженных сил и техники Советской Армии.

15 мая 1992 г. Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан подписали Договор о коллективной безопасности (ДКБ)115. В 1993 г. к ДКБ присоединились Азербайджан и Грузия, а в 1994 г. Беларусь. Документ вступил в силу 20 апреля 1994 года после завершения процесса ратификации, а 1 ноября 1995 г. ДКБ был зарегистрирован в Секретариате ООН согласно 102-ой статьи Устава ООН.

Главной целью ДКБ было коллективное предотвращение или ликвидация военной угрозы суверенитету и территориальной целостности стран-участниц.

С самого начала Договор задумывался как площадка военного сотрудничества в рамках СНГ с участием всех стран Содружества. Но эффективность ДКБ изначально была поставлена под вопрос из-за неприсоединения Украины, которая, наряду с Россией, была крупнейшим военнопромышленным центром бывшего СССР. Азербайджан и Грузия хоть и подключились к ДКБ, но не прилагали усилий для реализации задуманных идей.

Ситуация усугублялась вовлеченностью Армении, Азербайджана и Грузии в военные действия на Южном Кавказе и неспособностью ДКБ кардинальным образом повлиять на скорейшее решение кризисной ситуации в регионе.

В 1993 г., в силу невозможности создания единой армии в рамках СНГ, было принято решение реорганизовать Главное командование ОВС СНГ в Штаб по координации военного сотрудничества государств Содружества (Штаб КВС СНГ). Затем 10 февраля 1995 г. страны СНГ подписали соглашение о создании объединенной системы ПВО с координационным комитетом при Совете министров обороны СНГ116.

Организации Договора о Коллективной Безопасности, 31.08.2012. [Электронный ресурс] // Министерство иностранных дел Российской Федерации. URL: http://archive.mid.ru//bdomp/nsrsng.nsf/3a813e35eb116963432569ee0048fdbe/6dc0cfab8620256c43256df600325656!OpenDocumen t (дата обращения: 17.07.2016).

Андреев П.Н. Военно-политическое сотрудничество государств СНГ: этапы и основные направления развития // Военная мысль. № 4. 2000. С. 22-30.

Армения принимала участие во всех начинаниях по военно-политическому сотрудничеству на постсоветском пространстве, хотя временами этот процесс заметно буксовал. Но Армении было важно участие в военной интеграции, поскольку страна находилась в стадии активных боевых действий с Азербайджаном. Кроме того, над Арменией висела угроза агрессии со стороны исторического врага – Турции. 4 марта 1992г. президент Турции Т.Озал выступил с угрозами в адрес Республики Армения, не исключив возможности применения Турцией силы в отношении Еревана117. Сразу же после заявления президента намерение перейти к активным военным действиям против Армении подтвердил командующий сухопутными войсками Турции М.Фисуноглу, заявив, что армия готова и собирается выступить, как только получит приказ из Анкары118. Однако участие Армении в реинтеграционных процессах в рамках СНГ способствовало сдерживанию Турции. Так, 20мая 1992г.

главнокомандующий Объединенными Вооруженными Силами (ОВС) СНГ Е.Шапошников заявил, что вовлечение третьей стороны в карабахский конфликт чревато началом третьей мировой войны119. Такая позиция высокопоставленного военного Содрдужества заставило Турцию пересмотреть свою позицию и отказаться от вовлечения в активные боевые действия против Армении совместно с Азербайджаном. Таким образом, несмотря на тяжелый путь и расхождение интересов стран-участниц СНГ, военная составляющая Содружества смогла в необходимый момент проявить эффективность, предотвратив усугубление военно-политической ситуации на Южном Кавказе.

Picture Story, Armenia-Turkey: The Great Debate, August 2009. [Электронный ресурс] // European Stability Initiative. URL: http://www.esiweb.org/index.php?

lang=en&id=322&debate_ID=2&slide_ID=1#_ftnref10 (дата обращения: 12.02.2015).

Punsmann B.G. Looking back on the fall of the Eastern Iron Curtain: How Turkey rediscovers her South Caucasus Neighborhood, 12.07.2010. [Электронный ресурс] // The German Marshall Fund of the United States. URL: http:// www.gmfus.org/publications/looking-back-fall-eastern-iron-curtainhow-turkey-rediscov ers-her-south-caucasus (дата обращения: 25.08.2015).

ШапошниковЕ.И. Выбор. Записки главнокомандующего. М.: ПИК, Новый Арбат, 1993. С.

240.

По мнению С. Саркисяна, ДКБ смог справиться с еще одной задачей, которая стояла перед этой военной структурой: снизил конфликтный потенциал между государствами СНГ и не допустил новых военных столкновений. «По большому счету, серьезных межгосударственных военных конфликтов удалось избежать; а некоторые – в частности, Нагорно-Карабахский – приглушить и перевести в режим прекращения огня. Тот факт, что и Армения (с мая 1992г.), и Азербайджан (с сентября 1993г.) стали подписантами Договора о коллективной безопасности, стал для Москвы дополнительным стимулом в активизации ее посреднической роли, которая и привела к подписанию Арменией, Азербайджаном и Нагорным Карабахом договора о прекращении боевых действий в мае 1994г.», - отмечает историк120.

Важным пунктом в развитии ДКБ стал 1995-ый год. В феврале того года страны-члены ДКБ решили укрепить Договор принятием новых важных документов, определяющих концептуальное осмысление структуры и задач ДКБ.

В ходе заседания Армения и другие страны-участницы утвердили Декларацию государств-участников ДКБ, Концепцию коллективной безопасности, Основные направления углубления военного сотрудничества государств-участников ДКБ121.

Принятая Концепция коллективной безопасности (ККБ) ДКБ стала обобщением позиций стран-участниц ДКБ по совместной защите от агрессии, по предотвращению и устранению угрозы миру, а также обеспечению суверенитета и незыблемости границ. Целью ККБ являлось предотвращение активных военных действий, а в случае развязывания войн и вооруженных конфликтов коллективная защита интересов и национальной безопасности государствучастников. При этом, согласно ККБ, в мирное время ДКБ не бездействовал, занимался решением спорных международных и региональных проблем, но уже путем использования политического потенциала. В невоенное время ДКБ Саркисян С. Военно-политическое сотрудничество в контексте евразийской интеграции // Журнал 21-й ВЕК. № 3 (28) Ереван, 2013. С. 19.

Довгань Е.Ф., Розанов А.А. Организация Договора о коллективной безопасности (2002гг.). – Минск : «Ковчег», 2010. С. 19.

предпринимал меры для поддержания оборонного потенциала стран-участниц ДКБ. Государства ДКБ также планировали создать объединенные группировки войск и совместную систему противовоздушной обороны.

Таким образом, после распада СССР в 1991 г. Армения и Россия столкнулись с серьезными внутриполитическими и внешнеполитическими проблемами и были вынуждены решать их в одиночку. Некоторые из этих проблем Ереван и Москва в силу исторического прошлого и совпадения интересов смогли решить путем двустороннего сотрудничества. Изначальная пассивность России в СНГ и Закавказье хоть и с опозданием, но была осознана ее руководством после активизации на постсоветском пространстве США и ЕС, а также Турции. Западу удалось выстроить партнерские отношения с Азербайджаном и Грузией, увеличив свое влияние в Закавказье в ущерб российским интересам.

Вышеперечисленнее привело к коренным изменениям внешнеполитического курса России по отношению к странам СНГ, которые были утверждены указом президента Б. Ельцина в сентябре 1995 г122. В указе в частности отмечалось, что «на территории СНГ сосредоточены наши главные жизненные интересы в области экономики, обороны, безопасности, защиты прав россиян, обеспечение которых составляет основу национальной безопасности страны; эффективное сотрудничество с государствами СНГ является фактором, противостоящим центробежным тенденциям в самой России»123. Эти изменения оказали большое влияние на дальнейшее развитие не только армяно-российского двустороннего сотрудничества годы, но и в многоуровнего взаимодействия в рамках ДКБ.

В результате Армени и Россия в рассматриваемом первом периоде смогли определить основные направления двустороннего и многостороннего Указ Президента Российской Федерации № 940 от 14.09.1995 г. [Электронный ресурс] // Официальные сетевые ресурсы Президента России URL: http://kremlin.ru/acts/bank/8307 (дата обращения: 03.02.2016).

Там же.

сотрудничества, положили начало «стратегическому партнерству» и создали основу для еще большего углубления взаимовыгодной кооперации.

1.2. Карабахский конфликт в армяно-российских отношениях с 1991 по 1994 гг.

Конфликт вокруг Нагорного Карабаха - один из наиболее давних и масштабных конфликтов на постсоветском пространстве, приобретающий все более затяжной межгосударственной и международной характер. При этом, карабахский конфликт имеет очень глубокие исторические корни и не менее неясные перспективы урегулирования.

Самый кровопролитный период карабахского конфликта пришелся на конец советской эпохи и время после распада Советского Союза, однако корнями он уходит еще в досоветские времена: этот конфликт зародился и созрел еще в Российской империи и в период образования первых независимых республик на Южном Кавказе.

Нагорный Карабах расположен на северо-востоке Армянского нагорья и является частью территории Великой Армении. В разные исторические периоды эта область называлась по-разному. В клинописях древнего армянского государства Урарту Карабах назывался Уртехе-Уртехени124. Греческие историки называли его Орхистена, к которому восходит армянское название Арцах, а средневековые авторы –Хачен, поскольку край был населен армянами (от армянского слова хач-крест); у них также встречается название Малый Сюник125.

Название Карабах впервые встречается у персидского историка XIV века Х.

Казвани и связано с тем, что в отличие от равнинной части, которая называлась Баг-и сафид, т.е «Белый сад», горную часть Карабах назвали Баг-и сиах, что означало «Черный сад». Греко-римские историки в своих трудах отмечали, что Арцах расположен на правобережье реки Куры и является частью Армении, а граница Армении и Албании проходит именно по этой реке126. Кроме того, в Нагорный Карабах. Историческая справка. – Ереван: Изд-во АН Армянской ССР, 1988. С.

7-9.

Там же.

Там же.

труде «Ашхарацуйц» (Армянская география) VII века А. Ширакаци пишет, что Арцах – десятая провинция Армении, состоящая из двенадцати уездов127.

После раздела Армении между Византией и сасанидским Ираном в 387 г.

Арцах остался в составе Восточной Армении до падения Армянского царства в 428 г. Примерно в середине V века отторгнутый от Армении Арцах был присоединен к Албанскому наместничеству, которое в VII веке распалось на мелкие княжества. А уже в начале VIII в. Армения вместе с Арцахом была завоевана арабами. Во время второго раздела Армении в 1555 г. Арцах снова оказался в составе Персии.

С начала XVIII века на политическую ситуацию в Карабахе стали оказывать влияние кочевые тюркские племена, пришедшие из Курдистана и Центральной и Малой Азии. В середине XVIII в. один из предводителей тюркских племен Панах Алим, получив титул хана от иранского Адиль шаха, вторгся в Карабах и провозгласил себя ханом Карабаха под властью Ирана128. Однако ему не удалось подчинить себе армянских меликов, которые вели активную переписку с Царской Россией и просили принять Карабах под ее протекторат.

12 октября 1813 г., в результате русско-персидской войны 1804-1813годов, был подписан Гюлистанский мирный договор, по которому персидский шах торжественно признал «как за себя, так и за Высоких Преемников Персидского престола, принадлежащими в собственность Российской Империи Ханства:

Карабагское и Ганжинское, обращенное ныне в провинцию под названием Елизаветпольской»129. Этот договор создал условия для возвращения в Карабах многих армян, ранее вынужденных покинуть родные края из-за персидского владычества.

Еремян С.Т. Армения по «Ашхарацуйцу» («Армянской географии VII в.»). – Ереван, 1963.

С. 105 (на арм. яз.).

Барсегов Ю.Г. Нагорный Карабах в международном праве и мировой политике. Документы и комментарий. Т. 1. – М.: КРУГЪ, 2008. С. 74.

Гюлистанский трактат – Межгосударственный акт цессии Ираном территории Карабаха

России, 12.10.1812. [Электронный ресурс] // Арцах – Карабах Центр. URL:

http://www.karabakhcenter.com/images/menus/379/12.10.1813.pdf (дата обращения: 20.05.2015).

Персия, однако, несмотря на этот договор, все еще надеялась вернуть потерянные территории, что и попыталась осуществить в ходе второй русскоперсидской войны 1826-1828 гг., в результате, потеряв по Туркменчайскому договору также Эриванское и Нахичеванское ханства и Ордубадский уезд130. В указе императора Николая I Правительствующему сенату по поводу заключения Туркманчайского мирного договора с Персией указывалось: «Силой Трактата, с Персией заключенного, присоединенные к России от Персии Ханство Эриванское и Ханство Нахичеванское повелеваем во всех делах именовать отныне Областью Армянскою и включить оную в Титул Наш»131.

Становление российской провинцией ознаменовалось относительно мирной жизнью в Карабахе вплоть до 1917 г..

Проблема вокруг Нагорного Карабаха началась в период распада Российской империи, после Октябрьской революции 1917 года. Тогда народы, входившое в состав Российской империи, в том числе и армяне, получили возможность самоопределения, в результате чего на Южном Кавказе образовались три новых независимых государства, между которыми существовали неразрешенные территориальные споры.

С первых же дней образования Республики Армения и Азербайджанской демократической республики между ними возник спор по поводу прав на Карабах. В этот период, в 1918-1920 гг., в Нагорном Карабахе законодательная власть осуществлялась Съездами армян Карабаха. Первый съезд, созванный 22-го июля 1918 года, провозгласил Карабах самостоятельной административной и политической единицей. Съезд также избрал Национальный Совет и сформировал демократическое Правительство, состоящее из семи министров.

Уже 23 июня 1918 г. дипломатический представитель Азербайджана Джафаров официально обратился к Армянскому национальному совету Туркманчайский мирный договор, 10.02.1828. [Электронный ресурс] // 100 Главных документов Российской истории. URL: http://doc.histrf.ru/19/turkmanchayskiy-mirnyy-dogovor/ (дата обращения: 20.05.2015).

Там же.

относительно организации комиссии по разграничению территорий двух соседних республик: «В настоящее время правительство Азербайджанской республики, приступая к определению своих государственных границ, считает долгом предварительно войти по этому вопросу в отношения со всеми соседними государствами, в том числе и с Арменией». Предлагалась «организация для этой цели особой азербайджанско-армянской разграничительной комиссии, которая могла бы в самое ближайшее время приступить к обсуждению и разрешению всех вопросов, связанных с разграничением территорий обеих сторон»132. Это письмо можно считать первым официальным документом между Азербайджанской демократической республикой и Республикой Армения, который констатировал наличие неразрешенности границ между двумя странами.

30 января 1919 г. правительство Республики Армения направило Армянскому национальному совету Зангезура постановление о создании Временного управления в армянских районах Зангезура и Карабаха как нераздельной части Республики Армении133. В письме говорилось, что армянский Карабах составляет нераздельную часть Республики Армении и будет управляться на основании действующих в Армении законов.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Похожие работы:

«УДК 331:338.45:621(571.14) "1941/45" Р.Е. Романов Институт истории СО РАН СОВЕТСКОЕ ГОСУДАРСТВО И РАБОЧИЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: СОЦИАЛЬНО-ТРУДОВЫЕ ОТНОШЕНИЯ В СФЕРЕ ЗАНЯТОСТИ Статья посвящена выявлению характер...»

«А.Л.Баркова старший преподаватель Университета истории культур, Москва КИТАЙСКАЯ ПОЭЗИЯ И КИТАЙСКАЯ ЖИВОПИСЬ: ПУТЬ ОТ ЧИНОВНИКА К ОТШЕЛЬНИКУ Любой, кто интересовался китайской живописью, знает, что главнейшее место в ней занимает пейзаж, и пейзаж этот не похож на е...»

«Гаврилова Ксения Андреевна ЭТНИЧЕСКИЙ АКТИВИЗМ И ЛОКАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ ПРОИЗВОДСТВА ЭТНИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЫ В МАРИЙСКИХ ДЕРЕВНЯХ КИРОВСКОЙ ОБЛАСТИ Специальность 07.00.07. — Этнография, этнология, антропология ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени кандидата исторических наук Научный руководитель — к.и.н., доцент С.А. Штырков Санкт-Петер...»

«Плеухова Елена Алексеевна, Куликовская Асия Наилевна ИСПАНСКИЙ ЯЗЫК ДОМИНИКАНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ОТ ИСТОКОВ К СОВРЕМЕННОМУ СОСТОЯНИЮ В статье рассматриваются специфические черты национального варианта испанского языка в Доминиканской Республике, проявляющие...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР ИНСТИТУТ Д А Л Ь Н Е Г О ВОСТОКА О Р Д Е Н А Д Р У Ж Б Ы Н А РО ДО В ИНСТИТУТ ЭТН О ГРА Ф И И им. Н. Н. М ИКЛУХО-МАКЛАЯ М. В. КРЮКОВ, В. В. МАЛЯВИН, М. В.СОФРОНОВ этнос КИТАЙСКИЙ в средние века (УИ-ХШ вв.) И ЗДА Т ЕЛ ЬС Т В О "НАУКА* ГЛ АВН А Я Р Е Д А К Ц И Я ВОСТОЧНОЙ ЛИТЕРА...»

«М.А. Родионов О змЕях И ПтИцах В ДОЛИнЕ СмЕРтИ (хаДРамаут) Хадрамаут — историко-культурная область в Южной Аравии, а также одноименная провинция Йеменской Республики — дает богатый материал для построения этнокультурных моделей и реконструкций. Одна из предложенных мною модел...»

«I. RESEARCH ARTICLES Church History and archeography ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 2 (14). 2016, 11–28 РазделI. Исследования История Церкви и археография ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИЯ ЦЕРКВИ И АРХЕОГРАФИЯ Костромин Константин, прот. К вопрос...»

«Глухова Н. П. История развития библиотечного дела в Шегарском районе Библиотечное дело в Шегарском районе, принято считать, начало развиваться с 1936 г., когда по решению районного Совета открылась районная библиотека (1). Одн...»

«Что такое Библейские занятия Благая Весть? Благовестие Посредством группы по изучению Благой вести можно привести к Иисусу своих друзей и родственников. История церкви показывает, что во все времена много людей приходило к вере именно через общение в небольших группах. Служение верующих Если обычного вер...»

«Тема урока: Буддизм в России Цель урока: знакомство учащихся с историей развития буддизма в России.Задачи урока: • познакомить учащихся с историей развития буддизма в России;• познакомить учащихся с представлениями о буддизме как одной из традиционных религий в современной России; со...»

«УДК 340.1 Чернова Э.Р., кандидат юридических наук доцент кафедры Теории и истории государства и права Стерлитамакский филиал БашГУ Россия, г. Стерлитамак Хованская А. студент 1 курса юридического факультета Стерлитамакский филиал БашГУ Россия, г. Стерл...»

«АННОТАЦИИ К РАБОЧИМ ПРОГРАММАМ УЧЕБНЫХ ДИСЦИПЛИН по направлению подготовки 53.03.05 (073500)ДИРИЖИРОВАНИЕ Профиль подготовки "Дирижирование академическим хором" Перечень аннотаций к рабочим программам учебных дисциплин Б.1. Гуманитарный, социальный и экон...»

«вип. 1(77), частина друга 123 УДК 821.161.1 – 312.4.09 О.С. Рыжченко РУССКИЙ РЕТРОДЕТЕКТИВ VS HYSTORICAL MYSTERY (сравнительно-сопоставительная характеристика русского и зарубежного исторического детектива) Детективный жанр является одним из ведущих направлений в современной литера...»

«АКАДЕМИЯ НАУК СССР О РДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМ ЕНИ ИНСТИТУТ ВОСТОКОВЕДЕНИЯ ЯПОНИЯ: экономит, политика, история S Москва "НАУКА" Главная редакция восточной литературы Б Б К 65.9(5 Я )+ 6 3.3 (5Я) Я 70 Ответственные редакторы Я. А. ПЕВЗНЕР, Д. В. ПЕТРОВ Члены редколлегии С. Б. МАРКАРЬЯН, Э. В. МОЛОДЯКОВА Р...»

«ГУБЕРНАТОР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 2 июля 2003 г. № 150-ПГ О РЕГЛАМЕНТЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ (с изменениями, внесенными постановлениями Губернатора Московской области от 24.06.2004 № 121-ПГ, от 21.12.2004 № 270-ПГ, от...»

«Таврический научный обозреватель № 5(10) — май 2016 www.tavr.science УДК: 78 Малиновский Д.В. студент 6 курса специальности "Музыкально-инструментальное искусство". Научный руководитель: Куровская И.Р. кандидат искусствоведения Кафедра музыкальной педагогики и исполнительства Институт филологии, истории и ис...»

«УДК 82(1-87) ББК 84(4Вел) Ш 37 Tracy Chevalier GIRL WITH A PEARL EARRING Copyright © Tracy Сhevalier, 1999 This edition published by arrangement with Curtis Brown UK and The Van Lear Agency LLC Разработка серии С. Груздева В оформлении обложки использована репродукция картины "Девушка с жемчужной сережкой"...»

«rEOY WKOJIa-MHTepHaT N2 136 ropoztcxoro oxpyra Casiapa YTBEPJK,n:EHO: TIPJ1H51TO: IIPOBEPEHO: na sacenauaa YP 3aM. )J,MpeKTopa no nenarortmecxoro COBeTa N2 '1,_ n pOTO KOJI or 2016 OT"~ r. Cetcp...»

«1 Философия. Этика. Религия 1. Абакумов, Владимир Анатольевич. Ю2 Пространство-время жизни / В. А. Абакумов. Москва : Либроком, 2009. 384 с.; А132 21 см. (Relata Refero). Библиогр. в примеч. Экземпляры: всего:1 КХ(1) 2. Антонин (архима...»

«ГЛАВА 5. ВЕНСКИЙ КОНГРЕСС 1. ПОДГОТОВКА К КОНГРЕССУ И РАССТАНОВКА СИЛ В ЕВРОПЕ • Мирный договор с Францией Мнение историка Союзные державы 30 мая 1814 г. заключили с новым правительством Франции мирный договор. Учитывая те несчастья, которые агрессивная политика Наполеона Бонапарта принесла европейским народам в минувш...»

«Содержание Введение Глава 1.Взаимосвязь гипертекста и Web-дизайна: содержание и оформление виртуального дискурса 1.1.Текст. История изучения 1.2.Дискурс и его виды. Виртуальный дискурс 1.3.Гипертекст как основа виртуального дискурса 1.4.Web-дизайн как свойство гипертекста Глава 2. Материалы СМИ в виртуальном дискурсе (на материале шоубизнеса...»

«УДК 94(47) ББК 63.3(0)32 А 29 Все права защищены. Ни одна из частей этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав. Аджи, Мурад А 29 Тюрки и мир. С...»

«2 Энергия 2.1 Единицы измерения энергии 2.1.1 Джоуль Универсальной единицей измерения энергии и количества работы является джоуль (Дж). Согласно курсу физики, 1 джоуль равен работе, совершаемой при перемещении предмета с силой 1 ньютон на расстояние 1 метр (1 Дж = 1 Нм). Однако, исторически так сложилось, что различные...»

«"История и современность".-2011.-№1(13).-С.174-187. УЧАСТИЕ И РОЛЬ УКРАИНСКИХ ЖЕНЩИН В ПРОЦЕССЕ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ ПОСЛЕ РАСПАДА СОВЕТСКОГО СОЮЗА M. Студенна Явл...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа №6" Курс "История Российского флота" (учебная программа) по дополнительному образованию кадетского...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.