WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 ||

«История империи: Религиозные войны Сергей Вейс Алиса Касиляускайте Константин Михайлов Анастасия Шевелева Москва 2012/Кос-тха-ни ...»

-- [ Страница 2 ] --

Система обучения в институте в те времена уже была почти идентична современной. Не было, правда, большинства межфакультетских лабораторий и ряда кафедр. С другой стороны, гораздо более развито было изучение языков (ввиду того, что в империи было два разговорных и еще кое-где сохранялись следы третьего, “собского” диалекта). Несколько более популярна была астрономия, правда, все равно неуспешная ввиду отсутствия качественных наблюдательных приборов. Гораздо более распространено было изучение философии, особенно мекрарианской. Впрочем, представить в те времена фели - специалиста по худдскому богословию тоже было вполне возможно, так что ситуативно могли встречаться совершенно не верящие в пророческий статус Лаврика и его учение фели, разбирающиеся в идеях пуситов и плямситов не хуже их самих.

Варвароведение, напротив, большой популярностью не пользовалось.

Во что играть?

На первый взгляд может показаться, что у столичных фели не было особенных причин покидать стены института на протяжении всех религиозных войн. И даже, более того, что у них подчас были очень веские причины этого не делать. Последнее предположение будет совершенно верным, но первое - нет. Напротив, хотя большая часть фели во время войны никак не контактировала с внешним миром, небольшие группы покидали Священный институт постоянно. Не все из них возращались назад: некоторые погибали, некоторые уходили на более безопасный Восток Метрополии.

Каждый из таких выходов наружу был приключением. На наш взгляд, именно эти приключения вовне замкнутого мира института представляют наибольший интерес и, соответственно, дают лучшую основу для модулей о фели во времена Религиозных войн. Они позволят игрокам и героям и поучаствовать в исторических событиях, и просто увидеть странный мир религиозных войн глазами фели, с их уникальным и зачастую беспристрастным взглядом. Начавшись на Главной лестнице Института, такое приключение может увести персонажей очень и очень далеко.



10 идей для модуля

1. В институте перебои с тушью и бумагой (ингредиентами для лекарств и исследований, вином, едой и прочими нужными фели вещами). По приказу ректора начинается набор в группу добровольцев, готовых решить эту проблему.

2. Плямситы в религиозном рвении разрушают богато украшенные церкви. Пуситам храмовая утварь и старинные статуи уже ни к чему (возможно), а вот для науки их сохранить не помешало бы.

3. Одна из детских школ Западной метрополии прислала тревожное письмо. Совет дома решает отправить туда несколько человек, чтоб разобраться в проблеме. (Законы хорошего вкуса требуют, чтоб с детьми, несмотря ни на что, все было в порядке)

4. Пользуясь случаем (второго, пожалуй, не представится) группа исследователей-фели решает разобраться с феноменом нетленных мощей и чудотворной (плачущей) статуи, принадлежащей ранее пуситской церкви. Но пуситы и плямситы имеют на статую свои виды.

5. “Чем эпоха интересней для историка, тем для современника печальней”: группа ученых-гуманитариев не может позволить себе пропустить исторические события, сидя в четырех стенах. И это относится далеко не только к историкам - работа в Чистых Землях найдется и фольклористу, и географу.

6. Людям уровня Ректора всегда нужна информация: для решения проблем сейчас и после войны. В смутные времена найти ее становится легче, а вес ее становится больше. Значит, кто-то должен отправиться на ее поиски.

7. Лока - желанный гость в Институте в любом случае, и если кто-то из них запрашивает, вдобавок к тому, чем располагает, группу сопровождения из институтских дуэлянтов или экспертов - ему виднее.





8. Возможен и обратный вариант. Группа исследователей (путешественников, просто дружеская компашка, отправившаяся, не ожидая ничего такого, на пикник) застревает в гуще событий снаружи безопасных фелийских территорий. Они хотели бы попасть в Институт или Леса, но во время религиозных войн это оказывается куда как непросто.

9. Последствия языческого мятежа в Соб-ха-ни еще долго будут чувствоваться, и для географа, историка или философа фели это - чрезвычайно интересный объект исследований. Вот только фели - не единственные, кто хочет понять, что произошло.

10. У многих, кроме того, остались родные и близкие. Однокашник, который, дурак, решил все-таки вернуться из Морора. Девушка, перед самым восстанием отправившаяся в тур по Каналу. Учитель, разминувшийся со своей экспедицией во время кавалерийской атаки. Искать их, по большему счету, бесполезно, но когда фели это останавливало?

Третий период войны: сезон дождей - осень 184 года День Кармы - Новый захват Соб-ха-ни - Рейд полковника Тэнно - Авантюра Владыки Юга - Плямситский конклав в столице - Битва на полях Кам-по - Война в Старой Марре и три разгневанных полковника - “Бригада Вал” - Разгром плямситов в Марре - Гибель 12-го кавалерийского - Битва у Дельты - Битва на холмах Доу-мэ договор Церкви и Синдикатов - штурм Симми Сезон дождей 184 года 9-й день первого месяца сезона дождей 184 года историки империи чаще называют “День кармы”. Для большинства образованных лавикандцев именно события этого дня (в действительности еще и 10-го числа, о чем часто забывают) стали символом эпохи Религиозных войн.

Как ни странно, к началу 184 года в центральном пуситском городе Ма-да-Сэ жило еще довольно много плямситов. По большей части они не были активны, да и плямситами были постольку-поскольку: не симпатизировали церковному руководству, побаивались Братьев, не желали участвовать в войне. Костяк их составляли худды, но немало было и гегра-лаврикианцев. Не совсем ясно, кому первому пришла в голову идея физического уничтожения этих плямситов: в 182 и 183 году их, случалось, грабили, но все-таки не убивали. Но в конце осени 183 года идея истребления стала распространяться все активней. Вероятно, знали об этом и плямситы, но не верили слухам.

Подготовка к резне началась за несколько дней, но делалось это в тайне. Неясно, насколько поддерживали эту акцию церковное руководство или отец Мидо, ясно лишь, что для имперских городских властей она стала полной неожиданностью: среди убитых был и непосредственный заместитель градоначальника и один из городских судей. Так или иначе в ночь на 9-е число в Ма-да-Сэ началась резня - сначала убивали открытых плямситов, потом тех, кого подозревали в симпатиях к ереси или в укрывании еретиков, а к 10 числу начали просто сводить личные счеты. Число погибших не было достоверно известно тогда и не известно в лавикандской “современности”, но ясно, что их было не меньше двадцати тысяч.

Потери этого масштаба не раз случались в войнах и Междуцарствиях, но гибель такого количества мирных горожан за неполные двое суток потрясла даже видавших виды брэ. Градоначальник, на второй день попытавшийся прекратить убийства, был захвачен и помещен под домашний арест командой инквизиторов. В целом инквизиторы довольно активно участвовали в убийствах открытых еретиков, но основное число убийств пришлось на Братьев и сочувствующих им.

Ответ плямситов не заставил себя долго ждать. В 24 день первого месяца сезона дождей войска Пяти чистых земель вошли в Соб-ха-ни. Сопротивления они не встретили: после разгрома языческого мятежа в Собха-ни остались войска пуситов, но не осталось никаких серьезных укреплений, и грабить тоже было толком нечего. Но плямситы пришли не грабить, а мстить: всех пуситов, оказавших сопротивление или хотя бы проявивших признаки недовольства, повесили вдоль дороги на Ма-да-Сэ, а пустыня Соб была объявлена Шестой чистой землей. Местное имперское руководство де-факто лишили большей части полномочий, а местные плямситы избрали новых старейшин общины.

С политической и стратегической точек зрения Соб-ха-ни не представлял особой ценности, но история этого города тесно связана с жизнью Пророка, в течение уже двух тысяч лет к началу религиозных войн Соб-ха-ни рассматривался как лаврикианская столица империи: огромное по имперским меркам количество худдов, множество монастырей, знаменитое богословское училище. Большую часть этого разрушили еще во время Мятежа восьми семей, но за прошедшие с него два года многое было восстановлено, тем более что, разрушив монастыри и училище, язычники никуда не вывезли захваченные в них драгоценности.

(В наши дни в империи об этом не говорят и мало знают, но вполне вероятно, что у захвата Соб-ха-ни была и еще одна подоплека: старые культы брэ. После подавления мятежа в 182 году их приверженцы бежали в район Канала, а теперь вернулись назад и отомстили. Серьезных доказательств, впрочем, у этой версии нет и не может быть, так как жрецы Старых культов никаких документов не оставили).

Надо отметить, что поход этот был почти беспрецедентным: в метрополии в сезон дождей не воюют, даже в пустыне Соб.

23 числа второго месяца сезона дождей на равнинах Центрального Амра произошла Битва за Мадикве крупнейший торговый город на стыке нескольких караванных и речных путей. Неожиданно для многих победителем в ней выходит Ир-Сафранский альянс, группа, ассоциированная с аристократами старой столицы и умеренной ветвью церкви. Ирия Юга, союз богатых городов Дальнего Амра при поддержке церковных радикалов, ранее стабильно наступавший на север, остался практически без армии.

Собственно, именно это событие и обозначило перелом в многосторонней Амрийской гражданской войне.

Дальний Амр вскоре будет воссоединен с Империей, а потом придет черед северных милитаристов.

Предвидя такое развитие событий, Окити уводит войска от лавикандской границы, надеясь превентивно разгромить ир-сафранские силы, еще не вполне восстановившие организацию.

Он не учел только одного:

Тоби-ду-Тэнно идет за ним.

Рейд Тоби-ду-Тэнно продолжается до весны. Не увлекаясь погоней за армией Окити, не пытаясь непрочно занять ни один из городов, Тоби-ду-Тэнно все лето и часть осени нарезал петли по провинции. Крепости тщательно обходились, города брались с налета, военные запасы и продовольствие частью реквизировались, а то, что невозможно было утащить - сжигалось. Тщательно и планомерно уничтожался конный состав и все, сколько-нибудь напоминающее инженерные парки. Несколько сопоставимых по численности армейских частей, выделенных Олойо Окити из состава выдвигающейся на юг полевой армии, в каждом случае постигли несколько изматывающих боев и финальный разгром в выбранных Тэнно условиях.

Полковника Тэнно, впрочем, часто критиковали за то, что учиненный им погром в базовом районе Северной фракции по сути окончательно предопределил победу Ир-Сафранского альянса, в то время как в интересах Империи было, напротив, дальнейшее затягивание амрийского бескоролевья.

–  –  –

было либо избрать полностью новый состав Совета, либо - как предлагали многие - вовсе его упразднить.

Проблема заключалась в том, что Совет все-таки был основан самим Пророком, хотя и уже и в бытность его императором. (Многие плямситы считали, что после коронации Пророк утратил свой сакральный статус, но все же не все). Больших конкретных результатов конклав не достиг: было принято решение отложить дебаты до времени, когда вся империя окажется в руках плямситов. Пока же было официально упразднено место Настоятеля храма Пророка (в виду, во-первых, разрушения этого храма, во-вторых, одиозности личности последнего настоятеля и, в третьих, того, что этот Отец Мидо (Биро-ва-Мидо) член действительно был введен в Совет девяти Худд, на начало войны 248 лет после смерти Лаврика). Кроме того, Ама-би-Корд Человек, фактически выполнявший функции был назначен Временным хранителем престола главнокомандующего армией Церкви начиная с осени 183 года.

Владыки Запада, что до какой-то степени Формально до, во время и после войны он оставался настоятелем соответствовало действительности. Из монастыря Света учения, расположенного во Второй благодаттрадиционных территорий, относящихся к этому ной земле. Однако судьба его далеко не всегда была такой мирвладычеству, пуситы в тот момент ной.

контролировали только часть Речных земель, а во До принятия монашеского сана Биро-ва-Мидо был офицером всех остальных провинциях Запада если и не (некоторые добавляют “офицером-плямситом”, однако это не было плямситских частей, то только потому, что так), дослужился до полковника, командовал легкой кавалерией Ама-би-Корд их туда не послал. в нескольких сражениях на Юге. Известен был как гуляка и циник.

Причины, по которым он принял постриг, не были ни для С утра 11 числа третьего месяца весны кого особенным секретом: место настоятеля приносило неплоВладыка Юга и Даэ-ди-Кешт вышли на поля Кам- хой доход (лучше, чем жалование отставного полковника), а по, едва-едва перейдя условную границу Чистого проблем не создавало. Будучи монахом, отец Мидо не упускал Юга. К своему огромному удивлению они никаких жизненных удовольствий, разве что делал это не столь обнаружили там Миси-ю-Киомо собственной открыто и ухарски, как в прежние годы.

персоной. Каким образом судьба забросила настоятеля вновь командовать войсками, сказать сложно: он и сам толком этого не понял.

Сами плямситы считали, что весть о Приглашенный в Ма-да-сэ по делам церкви, он незаметно дал наступлении их Командующий получил пару советов офицерам Братьев и просто церковным наемникам.

чудесным образом - потому и начал двигаться Это не прошло незамеченным, и спустя несколько недель он почти одновременно с мятежным Кештом. На оказался не просто командиром полка, а главнокомандующим самом деле все объяснялось куда проще - некто в всеми силами церкви, пуситов и иррегулярных отрядов Братьев.

штабе эртовика, то ли сочувствуя южным С задачей своей он справился: без спешки, шума и фанатизма он разгромил всех плямситов Метрополии, доказав превосходство плямситам, то ли ценя литературный талант их грамотного тактика и стратега над талантливыми самоучками.

вождя, передавал Киомо актуальную Несмотря на занимаемое им положение, отец Мидо на протяинформацию, и тот ждал чего-то такого чуть ли жении всей войны оставался все таким же слегка флегматичным не с возвращения Владыки.

циником, не чуждым подчас некоторой сентиментальности.

На поля Кам-по он привел все, что могло Своего презрения к Братьям он не скрывал, что вызывало массу жалоб и конфликтов, но сменить единственного стоящего полкодвигаться быстро - свой прекрасный Первый водца никто так и не осмелился.

Кавалерийский полк Пророка и три двойных Хорошо сознавая опасность этого человека, плямситы устроисотни конных стрелков. Против него имелось, как ли на него четыре покушения, однако он счастливо пережил их уже говорилось, двенадцать двойных сотен и всех. На публике отец Мидо неизменно заявлял, что его хранит Кешт, намного уступающий ему в оперативном его святой; в тесной компании приближенных - что давно был искусстве, но несколько лучше изучивший бы трупом, если бы не катана и трое телохранителей.

тактику.

Навыки: Тактика 8, Оперативное искусство 8 (в конце войны Проблема была в том, что у Кешта имелось 9), Стратегия 3 (в конце войны 4), Катана 8, Теология 4, Агиограименно что двенадцать двойных сотен, а не два фия 4, Риторика 2, Военный церемониал 5, Военная администрация полка. Их разнородность поражала - семь и логистика 9, Военная бюрократия 5, История 3, Худдская формадвойных сотен брэ, зато из двух разных полков, лизованная поэзия 4, Пинский диалект - родной, Косский диалект три - худдов-пехотинцев, зато из одного, и одна - -7. Остальное - на усмотрение мастера.

худдов-арбалетчиков, прихваченных Для мастера: Отец Мидо - человек незлой, очень спокойный исключительно по случаю и не понимающих, и, по большому счету, совершенно не азартный. Победа в битве зачем они здесь. Шли они отдельными для него значит очень мало, он вполне может рассматривать колоннами и пойманы были на марше. поражение и потерю сотен солдат, как необходимый гамбит.

Большинство битв, проходивших под его командованием, не были Нет, Даэ-ди-Кешт сделал для своих брэ все однозначными победами (если не считать взятия городов). Однако возможное - отвел на сколько-нибудь он выиграл войну, а это в конечном счете важней.

возвышенную точку местности, организовал При всей неприязни Мидо к фанатизму и пустоголовым лавочниоборону, начал небезуспешно думать на тему кам из ополчения, он хорошо знал, как извлечь из них пользу. И контратаки. Но - для брэ. если он и не отдавал приказов о резне и грабежах, то во всяком случае никогда не препятствовал им. Вообще его мало интересовало, Выдвинутые вперед - по уставу - арбалетчики как живут люди в моменты, когда они не требуются для его, отца не успели дать ни одного общего залпа, попав Мидо, целей. Свое свободное время он тоже проводил достаточно под удар наконец дождавшейся тяжелой вольно, в окружении женщин и вина, хотя мало кто видел его пьяконницы. Худдская пехота, следовавшая ным - и никто не видел влюбленным.

отдельно, сперва отзывалась на приказы с посыльными с опозданием, а потом перестала существовать - хоть и купив брэ немного времени. Попытку удара по связанной ими кавалерии, впрочем, сосредоточенным огнем пресекли конные стрелки, получившие однозначный приказ о приоритете целей.

Весь остаток дня брэ провели на невысоком холме под солнцем и градом худдских стрел. Трижды Кешт пытался прорваться обратно на запад - и каждый раз брэ откатывались назад, вверх по склону, под кавалерийскими палашами. Плямситские конники несли потери, но держали крепко.

Существует легенда, что к вечеру Кешт попытался подбодрить откровенно отчаявшегося Владыку, говоря, что все равно рано или поздно императорская армию разгромит мятежников, раз уж рескрипт уже есть.

Услышав в ответ, что указ выдуман, Даэ-ди-Кешт впал в амок и зарубил Владыку Юга и нескольких солдат, прежде чем пал сам.

Впрочем, более скептически настроенные авторы говорят, что оба были убиты несколькими настроенными на капитуляцию младшими офицерами. Что произошло в реальности, сказать сложно, но Кешт действительно погиб, а после гибели командира его солдаты сдались на условиях безопасного прохода.

Миси-ю-Киомо стал полновластным хозяином двух третей имперского Юга.

Пока на Юге разворачивались эти драматические события, в Метрополии отец Мидо взялся за вооружение и подготовку войск церкви. На 12 день третьего месяца весны он, наконец, сумел убедить Совет девяти, что войну нельзя будет выиграть, не затянув пояса.

Двумя днями позже он получил в свое распоряжение практически все церковное имущество Ма-да-Сэ и окрестных огородов и дочиста обобрал хранилища, куда поступали церковные налоги со всего Востока Метрополии. Вооружать Братьев отец Мидо считал небезопасным (справедливо подозревая их в крайней недисциплинированности). Вместо этого по его настоянию во всех храмах империи, еще подконтрольных пуситам, начинают звучать призывы вступать в армию Церкви - и не бесплатно, а за плату, не слишком уступающую обычной плате наемного солдата. Кроме того наемникам скрыто сулили возможность грабежей плямситских городов. Нельзя сказать, что это привело в ряды церковной армии огромные толпы, но зато среди пришедших большинство составляли брэ с опытом серьезной службы за плечами.

Лето 184 года В начале первого месяца весны отец Мидо выдвинул передовые части своих войск в сторону Речных земель.

Сложно сказать, что заставило его это сделать: весьма вероятно, что это уже была часть большого плана, но внешне представлено было как вынужденное согласие Мидо с доводами Владыки Востока. Совет девяти хотел получить немедленные результаты, и войска Церкви вошли в провинцию Старая Марра, обеспечивая контакт с Речными землями. В ответ на это из Симми в ту же провинцию были введены части плямситов. Результатом этого стала затяжная война небольших кавалерийских подразделений - равнины, холмы и маленькие деревеньки Старой Марры предоставляли достаточно места для маневра и достаточно ресурсов для грабежа с обеих сторон. Периодически связь между пуситами в Речных землях и Ма-да-Сэ снова прерывалась, но ненадолго.

Однако обе стороны не учли, что их части не являются ни самыми многочисленными, ни самыми подготовленными в провинции: в Тиба-о были расквартированы три полка императорских войск, входящие в Южную армию Метрополии.

Нежелание императора вмешиваться в происходящий конфликт ни для кого не было секретом. И большинство армейских офицеров Метрополии не просто сохраняли строгий нейтралитет, а принципиально не вмешивались в столкновения до тех пор, пока не возникало прямой угрозы им самим или поселениям, где они были расквартированы.

Переломили эту ситуацию события 19 дня первого месяца лета, которые вошли в историю империи как “Мятеж трех разгневанных полковников”. Строго говоря, в тот момент мятежом они еще не были, так как никто официально не запрещал имперским войскам вмешиваться в события. Два полка тяжелой пехоты брэ и один полк тяжелой худдской кавалерии вышли из Тиба-о и устроили полноценную облаву на отряды обеих враждующих сторон. Официальным поводом для выступления стала “угроза Тиба-о и его населению”, но на самом деле полковникам просто надоело смотреть на бесчинства религиозных фанатиков в деревнях провинции: о взятии Тиба-о ни плямситы, ни пуситы в тот момент не могли даже мечтать. Облава продолжалась около полутора месяцев, пока из столицы наконец не поступило распоряжение вернуть войска в город. Распоряжение это, несмотря на недовольство солдат и офицеров, было выполнено, хотя еще в течение месяца после этого полки проводили “маневры” в центральной части провинции.

Между тем немногим к северу от этих мест, на территории формально подконтрольной пуситам Третьей благодатной земли (которую тогда чаще называли Южной поймой) произошла одна из самых невероятных случайностей эпохи Религиозных войн: на 4 день второго месяца лета плямситский разведывательный отряд, перешедший условную “линию фронта”, совершенно случайно наткнулся на путешествовавшего с небольшой

–  –  –

Осень 184 года На 21 и 22 день первого месяца осени пришлась Битва у Дельты, завершившая существование Левой армии Столичного ополчения и попытки плямситов захватить контроль в Речных землях. По всей видимости это было самое крупное полевое сражение в Метрополии за все время религиозных войн (остальные большие были так или иначе связаны со штурмом укреплений или переправ). Со стороны плямситов в ней принимали участие четыре полных полка (два легкой пехоты, один тяжелой пехоты и один смешанный кавалерийский) с техникой. Со стороны Церкви - два полка тяжелой пехоты, приведенные отцом Мидо, и один полк легкой пехоты, всю войну пробывший в Речных землях (в основном - в О-рин-гае). К вечеру 22 дня подошел церковный кавалерийский полк, но сражение было уже по большому счету выиграно, так что он больше участвовал в преследовании бежавших и сопровождении пленных. Таким образом с обеих сторон в сражении участвовало около 13 тысяч человек - цифра значительная, но по имперским меркам не такая уж и большая один только Великий вал на Юге в то же время охраняло в десять раз больше солдат.

Благодаря удачному стечению обстоятельств, рельефу и, конечно, умению всем этим пользоваться, отцу Мидо удалось рассечь армию плямситов на две части; один из его отрядов брэ ценой чудовищных потерь Тоби-ду-Тэнно Брэ, на начало войны 156 лет.

Полковник действительной службы. Старший сын главы малого клана Тэнно - о чем свидетельствует носимый им Плакальщик, старый и более чем почтенный меч.

Биография его в общем-то почти стандартна. Родился. Был посвящен. Был рекомендован к поступлению в Академию, чем изрядно порадовал своего батюшку. Закончил ее без отличия, но с очень хорошими отзывами ряда преподавателей и с очень достойным сочинением по этике. Отслужил срочную в тяжелой пехоте в Мороре, получил там несколько наград - не “за храбрость”, за “добросовестное исполнение служебных обязанностей” - и ни одного ранения.

А вот дальше, как потом писал он сам, “Плакальщик показал норов” - в Западном Мороре, куда его отправили после Академии, Тоби получил не слишком обычный и не слишком приятный опыт. За время своей службы он последовательно принял участие в подавлении трех вышедших из-под контроля клановых войн. Время такое было: общее головотяпство администрации, для Варсо I вообще типичное, наложилось на уже исподволь накапливающиеся религиозные разногласия между некоторыми феодалами. До атаки кланов у Кос-тха-ни было еще безумно далеко, но играть по правилам могли уже не все. Конкретно для офицера Тэнно это значило две вещи - он получил определенные представления о Плямсе, которые пронесет через всю жизнь, и неплохо научился убивать брэ.

Получив нынешний свой чин по итогам “резни Дейа” - когда Тоби пришлось положить в рис тысячу хорошего кланового войска, имея на руках три двойных сотни - он попросил о переводе как можно дальше. Получил Великий вал и полк тяжелой пехоты. Служил тихо, аккуратно, нареканий у начальства не вызывал, дисциплину держал здорово, в офицерском клубе держался радушно, под настроение читал новые романы.

Все для него изменилось, когда восстание поднял такой же полк тяжелой пехоты - несколько тысяч ветеранов и три кузнеца, знатока старых обычаев.

Используя незаурядный тактический талант и хорошее знание Вала, он с минимальными потерями подавил мятеж брэ, оставил его без зачинщиков, а рядовой состав, после фильтрации, без приказа принял под командование.

Это-то и вызвало нарекания у его прямого начальства. Присланного к нему из Фора с целью разбирательства идеолога Тэнно выслушал и запер. Присланную непонятно кем арест-команду просто перебил. После же сезон дождей отрезал полтора полка с полковником Тэнно от всего на свете. Он гонял свой полк, перебрасывал с поста на пост офицеров да сидел над картой.

Весной эртовику Ва-ор-Сэй было уже серьезно не до того. Миси-ю-Киомо занял Мэр-ни. Впрочем, Меч Императора держал предельно пассивную позицию - вопрос о причинах есть вопрос дискуссионный: да, возможно, он получил прямой приказ не лезть в дело; однако все может быть куда проще, так как господин Сэй был уже слишком, до головных болей, стар. С некоторым опозданием отреагировал он и на так называемый Аханьский инцидент. В результате реагировать пришлось самому Тэнно.

Полк возвращается за Вал во втором месяце осени 184 года. Полковнику Тэнно, как будто ничего не случилось, предписывают выдвигаться на восток, сдав свой отрезок Вала сменным частям. На востоке, однако, Тэнно ждет затянувшееся бездействие, пока господин Сэй смотрит на Метрополию, а Миси-ю-Киомо воюет на юге своего домена, против пуситского ополчения Пэго-ни и отрядов туземного Общества Угольщиков.

Где-то в это время он начинает беседовать с прибившимся к его полку на марше братом Атой. Занятная личность, маленький худд, монах какого-то мелкого монастыря в Метрополии, черти морские знают как оказавшийся на юге.

Брат Ата - отчетливый пусит, притом пусит не столько от религии, сколько от социального охранительства. Они почти не говорят ни о политике, ни о богословии, но у Тоби начинают появляться интересные мысли о долге офицера-брэ перед простыми колонистами более, чем даже перед начальством.

Танец полковника и уважаемого старшего сотника еще впереди.

Навыки: Тактика 9 (в конце войны - 10), Оперативное искусство 7 (в конце войны - 8), Стратегия 4, Школа Змеи 7, Военный церемониал 4, Военная администрация и логистика 6 (в конце войны - 8), Военная бюрократия 6, История 4, Литература 4 (в конце жизни - 8). Остальное - на усмотрение мастера Для мастера: Тоби в целом - хороший, правильный брэ. Честный, не слишком компетентный в политике, незлопамятный, с развитым чувством долга. Он несколько скрытен - например, вы не поговорите с ним о семье - и склонен к меланхолии, но игрок этого, скорее всего, не заметит. Доминирующая же характеристика его личности - огромная устойчивость психики. Грубо говоря, с него бы сталось щелкнуть по носу одзонгское чучело медведя. В любой ситуации, при любых приказах либо при их отсутствии, он будет делать свою работу. Что касается его воззрений - он равнодушен к Пу и питает определенное презрение к Плямса.

сумел прорубиться к установленным на всхолмье плямситским катапультам, после чего победа Церкви в битве стала делом решенным. Правда, к большому недовольству начальства, брэ не развернули катапульты на врага, на это у них не хватало навыков, - и даже не захватили их, а просто сожгли. Вообще, обе стороны религиозных войн в Метрополии постоянно испытывали нехватку осадной техники.

В результате сражения левый фланг Столичного ополчения оказался открыт: ближайшие войска плямситов стояли в Симми и не могли прийти на помощь в Речные земли. Однако и подниматься пешим маршем на север к хорошо укрепленному с суши Симми войска Церкви не решались.

Немногим позже, на 12 день второго месяца осени началась война за Большой канал. Настоящей войной это еще, собственно не было: отряды Братьев просто начали более активно нападать на деревни в районе Канала.

Единственное же серьезное отличие этих событий от предшествующих (а грабили и раньше) было в том, что теперь Братья делали это не по собственной инициативе, а по приказу Владыки Востока и отца Мидо, надеявшихся таким образом отвлечь силы ополчения Чистых земель от событий в Речных землях. До какой-то степени эта затея удалась: ополчение послало на отлов Братьев несколько сильных отрядов, рассматривая их, правда, скорее как мародеров, чем как военного противника.

Что важнее, эти выступления пуситов укрепили распространенное среди плямситов и совершенно ошибочное мнение, что следующей целью атак Церковной армии будут Пять чистых земель и Большой канал.

Успехи пуситов на юге Метрополии вызвали большое недовольство в Чистых землях и Кос-тха-ни. Кое-где (особенно в пригородах столицы) начались даже волнения, которые плямситским властям пришлось разгонять.

В этих условиях было решено сделать публичным суд над Великим Казначеем, шедший с начала осени.

Считалось, что справедливое судебное разбирательство не только станет хорошей демонстрацией плямситского религиозного законодательства (Казначея судили, конечно, согласно церковному, а не общему уголовному праву), но и вдохновит верующих. Суд длился больше полутора месяцев.

Наконец, на 18 день второго месяца осени Великому казначею был вынесен смертный приговор.

Следующим утром, на 19 день второго месяца, на площади Восьми колес в Кос-тха-ни, где традиционно проводятся казни, ему была отсечена голова.

Плямситами это решение было встречено положительно, но у многих жителей империи вызвало сомнения.

Дело было не в симпатиях к Великому казначею (его мало кто любил), а в очередном нарушении установившихся правил. Как и в случае Казни бонз, плямситы не стали ждать сезона дождей и провели казнь в период, традициями для этого не предназначенный. С точки зрения многих подданных это означало вызов Небу и миропорядку. Плямситы, однако, волю Неба игнорировали, ставя выше волю Творца. (Традиционное современное лаврикианство вообще не рассматривает проблему воли Неба, как бы вынося ее за скобки доктрины).

16 числа второго месяца осени у селения Доу-мэ быстро продвигающаяся на восток бригада полковника Тэнно встретилась с полевой армией Миси-ю-Киомо.

Армия Чистого Юга включала полк тяжелой пехоты, полк легкой, кавалерийский полк и три двойных сотни конных стрелков. Бригада Тэнно состояла из трех полков тяжелой пехоты, четырех двойных сотен кавалерии и подобранной по лоскуткам двойной сотни стрелков.

Миси-ю-Киомо заслуженно считался мастером маневренной войны, однако это относилось скорее к стратегическому измерению. На этот раз он тоже точно понял, где будет противник, и оперативно встретил его.

Вот только дальше дело было уже в тактике, а за плечами Тэнно был опыт Северного Амра - и происходящая из него скорость маневра.

Тэнно сумел навязать Киомо бой скорее в холмах, чем на соевых полях, как изначально рассчитывал тот, и далее играл от активной обороны. Казалось, он сделал ту же ошибку, что и Кешт до него. Но, когда при попытке прорыва дальше в холмы Кавалерийский Пророка привычно атаковал его левый фланг, то сам был атакован худдской тяжелой кавалерией - пусть и куда меньшей в числе, но доведенной командирами до высокого градуса самопожертвования.

Выяснилось, что в тяжелой пехоте тоже можно увязнуть - а потом оказаться аккуратно охваченными, потому что пользоваться рельефом Тэнно научился еще на Валу.

Разгром Кавалерийского полка Пророка сам по себе был катастрофой, а на левом фланге еще и умылся кровью Легкопехотный полк Мэр-ни - и Миси-ю-Киомо предпочел отступать.

Тэнно тоже понес потери, но сохранил абсолютную управляемость своей армии. С конницей ему пришлось также распрощаться, поэтому с преследованием почти ничего не вышло. Плямситы сумели выстроить жесткую оборону своей столицы и более-менее перекрыть пути дальше на восток.

Успехи церковной армии в Речных землях были все меньше. После Битвы у дельты Церковь восстановила полный контроль над провинцией, но о том, чтоб взять Кос-тха-ни или даже Симми в ближайшее время не приходилось и мечтать. Приближался третий месяц осени, а с ним и первые дожди. Конечно, до настоящего сезона дождей, когда вода льется стеной, им было далеко, но все же и они могли создать массу проблем, сделав пеший марш вдоль Великой реки практически невозможным.

Теоретически в О-рин-гае были расквартированы 3 -я и 4-я флотилии западной эскадры имперского флота, однако адмиралтейство прямо и недвусмысленно дало понять, что церковной армии об этих кораблях не стоит и думать Имперский флот получил приказ о сохранении нейтралитета и собирался выполнять его в полной мере, не поддерживая ни ту, ни другую сторону. (Дополнительную сложность в отношения флотского руководства и Церкви вносила и двойственная позиция жречества культа Мореходов; многие из жрецов поддерживали скорее плямсу, чем пуситов).

Помощь Церкви пришла с неожиданной стороны. Сложно сказать, была ли это инициатива отца Мидо (как часто пишут в популярной историографии), кого-то из Совета Девяти или самих кафа, но на 24 день второго месяца осени с Мидо встретились представители Второго синдиката и синдиката Красное кольцо. (В наши дни оба этих синдиката давно уже не существуют). Кафа предложили Церкви транспортные и боевые корабли, на которых армию можно было бы поднять по Великой реке к Симми и далее, к Кос-тха-ни. Взамен синдикаты просили относительно небольшие деньги сейчас, но серьезные преференции и возможности потом: свободную торговлю в монастырях, льготы в продаже освященных товаров, контракты на восстановление разрушенных церквей и построек и многое другое. После трех дней размышления и спешных советов с приехавшим в О-ринГай Владыкой Востока, отец Мидо дал свое согласие. Неделей позже флот синдикатов, заранее собранный на северном побережье Южных земель, вошел в порт О-рин-Гая и войска церкви начали погрузку.

Полутора неделями позже, на 7 день третьего месяца осени, наемный флот пуситов начал подниматься по Великой реке. Помимо двух полков тяжелой пехоты брэ, которые удалось переукомплектовать после потерь в битве при Дельте, одного полка легкой худдской пехоты и одного далеко не полного смешанного кавалерийского полка к армии присоединились отряды ополчения, спешно набранные в О-рин-гае. Были на борту и матросы кораблей, которым религиозные истины были, конечно, безразличны, но небезразлична была возможность пограбить. Общая численность церковных войск таким образом достигла шести с половиной тысяч человек на девятнадцати крупных и нескольких десятках мелких судов.

Подъем по реке до Симми занял у армии две недели: достаточно, что войска плямситов в городе успели подготовиться к бою, но недостаточно, чтоб они смогли сколько-то серьезно укрепить подступы к Симми с воды. Вообще, хотя Симми и был окружен стеной, крепостью он никогда не являлся: курортный город, летняя резиденция императоров. Даже существующие в “современности” форты на Симмском озере тогда еще не были построены. Поэтому на 22 день третьего месяца осени, в самый канун Сезона дождей корабли Церкви пересекли озеро и подошли к городу. В течении нескольких часов с бортов город расстреливали из баллист, предоставленных синдикатами, а к вечеру началась высадка и уличные бои. Со стороны плямситов Симми охраняли только два полка легкой пехоты, но они умело использовали знание города и преимущества своего положения. Потери со стороны церковной армии составили более тысячи человек, один из больших кораблей и восемь мелких джонок были затоплены. Но все же Симми был взят. Из плямситов не выжил практически никто: с этого штурма и до самого конца войны армия Церкви не брала пленных. Плямситы, впрочем, этого тоже не делали.

Вечером 28 дня третьего месяца осени прибывший в Симми Владыка Востока и освобожденный из плямситского плена (скорее, впрочем, домашнего ареста) Белый архивариус провели торжественное новогоднее богослужение в еще полуразрушенном кафедральном соборе Симми.

В этот же день Ама-би-Корд, глава столичного ополчения и духовный лидер Кос-тха-нийских плямситов, из Чистых земель, где он готовил войска к так и не произошедшему решающему штурму церковников, выехал в столицу. Несмотря на начавшиеся дожди и бездорожье, он проделал этот путь за восемь дней.

Интермедия III: город надежд...Юг в те времена уже начинал переходить от военного управления Мору-би-Улы к гражданской администрации - но процесс этот все еще длился. Достаточно сказать, что протектора Юга на тот момент все еще не назначили. Так что восставшим плямситским воинским частям достаточно легко удалось взять почти неограниченную императорскими чиновниками власть.

Мэр-ни, административный центр Юго-Востока, оказался столицей большого Чистого Юга, объединяющего еще несколько городов (чем дальше - тем больше, крупнейшим был отбитый у пуситов Пэго-ни) и обширные поля пшеницы и сои с гегрийскими хуторами. Сложившийся довольно рано и сразу же как единая общность, Чистый Юг и походил, и не походил на Чистые земли Метрополии. И, пожалуй, главная причина этого личность Командующего Миси-ю-Киомо.

Много было общего - постоянный паек вместо денег, всеобщее начальное образование, выборность священников, равенство домов - там, где это не касается армии. Но худд-писатель никогда не был религиозным фанатиком. Для него в плямсе главным была риторика обновления, и, взяв плямситское богословие на вооружение, Миси-ю-Киомо попытался выстроить Чистое общество, каким он его видел - даже если с богословами Метрополии это не совсем сходилось.

Чистый Юг строился не вокруг общины верующих, а вокруг армейского подразделения. Киомо, в отличие от наставников Чистых земель, был кадровым офицером и в ополчения не верил. Ополчение - по домовому составу предельно пестрое - формировалось, но исполняло роль ВОТа и в меньшей степени обученного резерва для быстро сформированной худдской пехоты.

Регулярная армия - Первый Полк Пророка, позднее Первый Кавалерийский, и набранные позднее пехотинцы - сразу обособилась от прочего общества; сам Миси-ю-Киомо воспринимал армию как хранителя общественных добродетелей. Армеец, служащий активных боевых частей, имел крупнейший паек, право расширенно довольствовать семью, право на обучение, право на внутренний суд. Киомо не стал запрещать многое из того, что уже было запрещено в Чистых землях - как то алкоголь (а вот опиумокурение жесточайше каралось); азартные игры с уходом денег почти что отмерли; запретив организованную проституцию, Киомо и не думал наказывать девиц, желающих работать уже “от себя” - так что жизнь солдата скучнее не стала.

Синдикаты, с другой стороны, пришлось зачищать все той же регулярной армии. Боевиков-апоте тогда на Юге было немного, но Миси-ю-Киомо их за что-то не любил. Попыток договориться не предпринимал никто, но тех, кто сидел тихо, не тронули. На тихий черный рынок тоже, в общем-то, никто не кидался.

Городскому населению было предложено территориально реорганизоваться в общины, выбрать себе представителя, уполномоченного говорить на городском Собрании, и решить дело с духовным наставником, желательно, также выборным путем. На лаврикианство либо мекрарианство представителя Командующий обращать внимание не советовал, хотя де факто общины все равно сформировались в большой степени по религиозному признаку.

Мерой территории же, достаточной для одной общины, была школа. Небольшие школы в зданиях бывших церквей были учреждены после рекордно быстрой подготовительной работы. Образцом стали армейские курсы для полуграмотных брэ - это более всего отвечало цели школ: как можно быстрее научить многих людей самым элементарным вещам.

Образование было воистину всеобщим - попытка от него уклониться рассматривалась как административное правонарушение. Утром в школы собирались дети всех домов, вечером - неграмотные взрослые, классы формировали по имеющемуся уровню - и преподавали чтение, письмо, начала счета, начала религии (лаврикианцам - плямситские доктрины, для прочих приглашали соответствующих жрецов) и краткий курс происходящего сегодня. Учили в большинстве своем худды - бывшие священники, предавшиеся плямсе, чиновники из упраздненных военным правлением управ и, что самое примечательное, ушедшие из семей худдские барышни. Паек учителя позволял жить достаточно беззаботно, хотя работать приходилось в полторы смены.

Исключением из городской унификационной программы стали фели. Командующий с самого начала силой отсоветовал горожанам погромы, а в дальнейшем более или менее игнорировал их существование.

Подобные же реформы были проведены и в прочих покорившихся Миси-ю-Киомо городах.

На селе же все осталось в той или иной степени по-старому. Крестьяне имели дело с довольно щадящим (из-за соотношения горожан и деревенских) планом заготовок, получали ремесленные товары у армейцев, лаврикианцы так же избрали себе старост и чтецов. Жизнь же собственно гегрийских деревень постигли всего два изменения.

В каждое самое мелкое гегрийское местечко Миси-ю-Киомо командировал учителя (часто даже учительницу) с тем, чтобы организовать всеобщее идеологическое образование и там. Вместе с учителем неизменно прибывал и молодой, но подкованный рядовой, худд или брэ, призванный в одно лицо осуществлять в сельской округе функции невыездного судьи.

Во что бы сыграть:

1. Разумеется, у Командующего имелась своя военная разведка. Работать ее сотрудникам приходилось и при ставке Ва-ор-Сэй в Форе, и в пуситском Пэго-ни, а кому-то довелось пересечь пролив. Круг ее задач был ничуть не менее разнообразен. С другой стороны, ничто не мешает игроку остаться в Мэр-ни и выловить немногочисленных, но серьезных шпионов Инквизиции. Да и разведка милитаристского Северного Амра тоже нет-нет, а и засылает прознатчиков через границу.

2. Сотрудники Ополчения, молодые энтузиасты под началом старых ВОТовцев, не взятых в пехоту, имеют дело с вещами куда более приземленными. Это и остатки Синдикатов, и новенькие воры-самоучки, и бытовые убийцы. Много чего можно встретить в городе - любом городе.

3. Соответственно, если ты - судья в дальней деревеньке, то всю романтику деревенского детектива тебе предстоит прочувствовать шкурой. Соседские споры, кровная месть, воры и вредители на сельхозработах, шайки восставших антропос и какие-то глубоко свои проблемы у симпатичной молоденькой учительницы.

4. Никто не мешает тебе пойти и в боевые части. Война идет постоянно, и хороший фронтовой разведчик или просто храбрый боец понадобится на любом направлении.

5. Найдется чем заняться в городе и плямситскому проповеднику, приехавшему из метрополии: что-то не так в этом Обновлении! Да и пуситскому, впрочем, только придется скрывать свои убеждения немного тщательней.

6. Вообще немало приезжих могут иметь в городе свои интересы: представители Совета Матрон, еще не знающие, чем кончится война; бойцы синдиката, ушедшие в подполье и налаживающие там жизнь для тех, “кому не упала эта религия”; и исследователи-фели, изучающие причудливую местную обстановку.

7. А может быть, война сама придет к тебе, и твоя деревня окажется в самом сердце операций Чрезвычайной Жунты. Да, вскоре придет кавалерия из Мэр-ни, но пока что - опирайся только на себя.

8. Миси-ю-Киомо - не только Командующий, но и писатель. Человек, не чуждый романтики. Посему, если ктото как раз сейчас задумал с группой товарищей пойти в экспедицию в раздираемый войной Амр, залезть в тайные храмы и поискать сокровища - он будет просто счастлив вам помочь.

9. И даже когда стены Града Надежд обрушатся - твоя жизнь еще не кончится. Если, конечно, ты будешь достаточно ловок и сбережешь себя и доверенных тебе людей.

10. И, конечно же, даже после того, как все закончится - найдутся люди, которые захотят разобраться, чем же действительно жил Мэр-ни. Въедливые инквизиторы из Метрополии, увлеченные фели-историки (в этом случае итогом модуля явится диплом, подобный тому, который вы держите в руках) или ни во что не верящие профессионалы сокрытия из Ведомства дворцов... вам решать.

–  –  –

186 года немного отошедшего от традиций старого рода Белой кости. Коекто из язычников, устроивших резню в Соб-ха-ни, приходился ему отдаленной родней.

Вслед за своими отцом и дедом, Маарад поступил в теологичеШтурм столицы - Смерть Ама-би-Корда ское училище в Кос-тха-ни, закончил его с отличием и около дваМобилизация в Чистых землях - Имперские войска дцати лет провел в дальнем приходе. После этого он вернулся в вступают в войну - Пэго-ни взят - Драконы в бою столицу и поступил на службу к своему предшественнику, ставБитва у беседки - Падение Чистых земель - шему для него и духовным учителем. Под покровительством преРазгром полка Старых культов - Конец Красного дыдущего Белого архивариуса карьера Маарада шла в гору, и к кольца - Захват Миси-ю-Киомо - Тагейнский моменту, когда зашла речь о преемнике, Совет был практически Мятеж переписчиков - Штурм Мэр-ни - Конец единогласен.

Маарад III был возведен в сан относительно недавно - в 172-м году войны династии Ва. К этому моменту он успел жениться на девушке из Сезон дождей 185 года рода Ану и овдоветь, так и не получив наследника. Жену свою он, по всей видимости, любил; по крайней мере второй раз не женился и не женится, как известно в истории, до конца жизни.

Как мы уже писали выше, в Сезон дождей Когда плямситы захватили Симми (в котором и тогда уже навойны в империи не ведут. Но в этот раз обе ходилась резиденция Белого архивариуса), Маарад был взят в стороны понимали, что настал решающий час.

плен. В плену, невредимым, он пробыл до самого конца религиОстановка движения пуситской армии означала озных войн, и после падения ереси плам продолжил занимать возвращение к позиционной войне, которая свой сан. Почему его не казнили ни при аресте, ни во время казни была на руку только плямситам. И отец Мидо, бонз - непонятно. Существует мнение, что он сам придерживался несмотря на некоторые сомнения своего плямситских взглядов, но это достаточно маловероятно. Однако командного состава, но при полном одобрении бесспорен факт, что в реформах императора Роше он принимал Совета девяти уже на 6 день первого месяца большое участие.

сезона дождей начал погрузку своих войск на Навыки:

корабли. Собрать большое подкрепление в Пуситская теология 10, Фехтование (цзянь) 9, Агиография 10, Симми ему не удалось, но церковным Риторика 7, Каллиграфия 6, Культ предков 5, Кухня 6, Плямситская проповедникам удалось привлечь еще около теология 1 (к концу восстания - 4), Косский диалект родной, полутора тысяч человек из О-рин-Гая, Симми и Пинский диалект 2. Остальное - на усмотрение мастера, но Роуокрестностей в ополчение. Кроме того Совету Ба-Маарад не нюхач и не гипнот.

девяти удалось нажать на союзные синдикаты, и

Для мастера:

оба они, понимая, что от их действий сейчас зависит их же будущее благополучие, вложились На самом деле, довольно маловероятно, что игроки смогут в наемников катарир и брэ. Войско под встретиться с Маарадом III. На протяжении всего восстания он сидит в плену у плямситов, и допускаются к нему очень немногие. Вне командованием отца Мидо выросло до девяти зависимости от того, кто беседует с ним, Маарад иронично добротысяч человек. Для штурма столицы это желателен. Если это плямсит из числа его тюремщиков, то он буничтожная цифра: во время междуцарствий в дет просить принести книг и рассказать о новостях, также, возбоях за Кос-тха-ни участвуют, как правило, можно, постарается завести спор о вопросах веры (отстаивая стотысячные армии. Надеяться Церкви строго пуситские богословские позиции). Единственное исключение приходилось скорее на сочувствие столичных из этого правила - три месяца после казни бонз, в течение которых жителей, уставших от правления плямсы - а архивариус будет носить полный траур по погибшим и не будет ни таких было не так уж мало. с кем толком общаться. Если прийти его “спасать”, он откажется бежать со спасающими, мотивируя это тем, что дал слово и не Между тем в столице не прекращалась может его нарушить. Если же до него каким-то образом доберутся подготовка. Амо-би-Корд сумел собрать пять люди императора, то он с радостью поделится с ними информацихорошо обученных и экипированных худдских ей о лагере плямсы, которой у него, правда, очень немного.

полков: три легкой пехоты и два - кавалерии. В общей сложности их было чуть меньше шести с половиной тысяч человек. Правая армия Столичного ополчения, расквартированная в Чистых землях, прийти на помощь Кос-тха-ни уже не могла, и плямситы разворачивают в столице невероятную по масштабу агитацию.

Вспоминаются и преступления церкви, и щедрость плямситов, нагнетается страх перед неизбежным штурмом.

Погрузка войск в Симми заканчивается 11-12 числа первого месяца. В обычное время плавание от Симми до Кос-тха-ни занимается около десяти дней, но в сезон дождей оно длилось в двое больше. Только к 3 дню второго месяца сезона дождей Кос-тха-ни корабли церковной армии походят к острову Кос.

Бои в Кос-тха-ни во время сезона дождей, по общему мнению имперских военных стратегов, находятся на грани возможного: вся южная часть острова, то есть именно та, на которую высадилась церковная армия, частично затапливается, дождь идет по 25 часов в день, и это не легкий дождь, а полноценный ливень, идти под которым тяжело даже без доспехов. При этом существенно холодней не становится, а значит даже в редкие моменты без дождя влажность становится немногим меньше. По несколько часов в день над городом стоит туман. Высадку на остров в это время года за все время существования империи осмелилось провести лишь шесть полководцев, и только отец Мидо сделал это с армией меньше пятидесяти тысяч человек. (Так же он был единственным, кто сделал это не в период Междуцарствий).

Уличные бои - под проливным дождем, по колено в воде - начались на 4 день второго месяца, и продолжались четыре дня. К концу этого срока ни отец Мидо, ни Ама-би-Корд уже не контролировали происходящее в полной мере. Битва рассыпалась на множество мелких стычек, сопровождаемых пожарами (к счастью, быстро прекращающимися из-за непрестанного дождя), резней и грабежами. (Надо отметить, что костха-нийские синдикаты скорее самоустранились от сражения, защищая, правда, принадлежащие им заведения и владения).

На 8 день второго месяца в одной из таких мелких стычек был убит и Ама-би-Корд, глава плямситов и Временный хранитель престола Владыки Запада. По преданию, он продолжал сражаться даже тогда, когда потерял левую руку. Настоящие обстоятельства его гибели неизвестны: внешность у него была не слишком примечательная, да никто особенно и не вникал. Так что после войны по меньшей мере семь человек претендовали на то, что именно они сразили (или хотя бы смертельно ранили) лучшего полководца еретиков.

Нет даже уверенности, что тело, посмертно казненное месяцем позже по приказу Совета девяти, действительно принадлежало Ама. Сам факт его смерти, однако, не подлежит никаким сомнениям.

Известие о смерти Ама-би-Корда ослабило боевой дух плямситов. Сопротивление практически прекратилось, и к вечеру 8 дня пуситы установили полный контроль над столицей. Немногие выжившие плямситы бежали из столицы в Чистые земли, последний оплот ереси в Метрополии.

Армия Чистых земель стремительно начала готовиться к решающему сражению. Ясно было, что до начала весны попытку захватить Канал пуситы не предпримут: армия отца Мидо после взятия столицы требовала отдыха, а армия церкви на Южных равнинах не решилась бы атаковать самостоятельно, да еще во время сезона дождей. Таким образом в распоряжении плямситов чистых земель оказалось самое меньшее около трех месяцев. (В действительности у них было четыре месяца с лишним, но тогда об этом еще никто не догадывался).

С другой стороны, было ясно, что Чистые земли окружены с обеих сторон. Поражение их стало почти неизбежным, но они могли заставить Церковь заплатить за это дорогую цену. Понимание этого, с одной стороны, привело к бегству из Чистых земель части населения, а с другой, подхлестнуло и ускорило мобилизацию. К концу сезона дождей в Пяти чистых землях плямситы составили 9 полков. Лучшими среди них были два полка бывшей Правой армии Столичного ополчения, потерявшие своего вождя, но не мотивацию и подготовку. Не меньшую силу представлял Первый полк ополчения Чистых земель, единственный полк плямситов, полностью составленный из брэ. По мнению некоторых исследователей, к концу сезона дождей 185 года приверженцами Старых культов в нем был почти весь офицерский состав и немногим менее половины рядовых; оставшиеся либо симпатизировали плямситской идеологии, либо имели к Церкви личные счеты. Дисциплина в полку хромала, но по боевым качествам он, безусловно, мог сравниться с лучшими имперскими частями и существенно превосходил любой из полков Церкви. Оставшиеся шесть полков ополчения Чистых земель были составлены из худдов. Боевая подготовка их была не слишком высока (хотя к четвертому году войны новичков среди них почти не было), но мораль и боевой дух были исключительно высоки. Еще три полка худдской пехоты плямситов были расквартированы в Шестой чистой земле - в Соб-ха-ни.

Между тем на 12 день третьего месяца сезона дождей церковное руководство - Владыка Востока, новоизбранный Владыка Запада и отец Мидо были приняты императором. О чем именно они говорили с Варсо в течение полутора часов достоверно неизвестно, но больших изменений за этой встречей не последовало - по крайней мере до весны. Отец Мидо, - единственный из участников встречи, оставивший воспоминания, - об этой встрече почти ничего не рассказывает, и вообще об императоре пишет очень мало, обходясь общими выражениями верности государственным властям.

После этой необычной для сезона дождей активности пуситы уже не предпринимали никаких серьезных действий. Несмотря на почти двухкратное преимущество в силах и действительно имевшие место в столице выступления против плямситов, потери церковной армии во время штурма составили три с лишним тысячи человек. Еще около двух тысяч были ранены и сейчас спешно залечивали свои раны. Регулярные войска плямситов в Кос-тха-ни были разбиты безвозвратно, но в городе еще продолжались волнения: далеко не все жители поддержали пуситские власти, да и грабежи не добавили горожанам любви к Церкви. На подавление этих выступлений ушли и третий, и четвертый месяцы сезона дождей.

–  –  –

действительности этот храм (сильно разрушенный, кстати, плямситами) находился примерно в 50 ли от шлюза Анами (ныне - Анами-4), вокруг которого развернулось сражение.

Плямситы, которым уже нечего было терять, пошли на нарушение неписанного договора с властями и захватили имперские укрепления вокруг шлюзов. Захватили без боя, потому что солдат на них почти не было.

Достроив их и перекрыв шлюзы затопленными джонками, плямситы приготовились к сражению. У укреплений шлюзов были сосредоточены десять из двенадцати еретических полков (т.е. около 12 тысяч человек), против которых выступало в полтора раза больше церковных наемников Восточной и Западной армии, соединившихся у шлюзов.

Несмотря на то, что в распоряжении отца Мидо была и кое-какая осадная техника, и драконы, и существенное преимущество в тяжелой пехоте брэ, битва вышла исключительно кровавой: непосредственно в ней погибло девять тысяч человек, еще около трех в скором времени скончались от ран. Около трети выживших плямситов, захваченных в плен, были казнены. Формальный глава Чистых земель, Владыка сияния, предпочел плену яд. Остальных спасло неожиданное вмешательство генерала Но, с небольшой свитой приехавшего на Канал из Соб-ха-ни: он заявил, что с захватом шлюзов плямситы из обычных еретиков превратились в мятежников, а значит, их руководители должны быть казнены с обритием (впрочем, из них к этому моменту никого уже в живых не осталось), а прочие отправятся на каторгу. Спорить с генералом и поддержавшим его комендантом Канала никто не решился, тем более что на каторге большинство из плямситов все равно долго бы не протянуло.

Точные потери церковных войск в этой битве не известны. Плямситы же после нее, в общем, прекратили сколько-то организованное сопротивление. Два оставшихся полка легкой пехоты, стоявшие в северной части канала, самораспустились, а их солдаты бежали в надежде спастись. Пехотный полк брэ, прорубившийся во время Битвы у беседки сквозь ряды церковных войск, попытался уйти из провинции на юг, но встретил на пути специально для этого собранное войско кланов Хитта, Бара, Най и Дорга, возглавляемые семнадцатью хозяевами боли. Обстоятельства гибели Первого полка ополчения Чистых земель нигде не были подробно описаны и не обсуждались участниками сражения, но с поля боя из “плямситов” не ушел никто.

Религиозная война на Юге еще продолжалась, а в Метрополии она была уже окончена. Пуситская Церковь сумела восстановить свое довоенное положение если не полностью, то в значительной степени. Однако у нее оставался один долг, платить который Совет девяти не хотел. Это был долг перед синдикатами, так вовремя пришедшими на помощь пуситам в борьбе против еретиков. И если Второй синдикат был слишком силен и могущественен, чтоб церковь могла ему что-то противопоставить, то синдикат Красное кольцо, потерявший в войне едва ли не половину своих бойцов, больше не мог рассматриваться, как серьезный противник.

Отец Мидо в своих мемуарах мало и неохотно вспоминает об этом, но на 25 день второго месяца лета 185 года именно он командовал объединенным войском церкви и Второго синдиката, заключивших тайный договор против бывшего союзника. Ранним утром лагерь Красного кольца был окружен со всех сторон и взят штурмом. Полторы тысячи бойцов были убиты или попали в плен, чтобы позже попасть на каторгу.

Большинство из них не успело даже толком проснуться. Немногочисленные бежавшие перешли в другие синдикаты и банды. Синдикат Красное кольцо прекратил свое существование.

Мэр-ни же, Город Надежд, еще стоял. Миси-ю-Киомо сумел перенести свое знание армейской логистики на гражданское поле, и голода удавалось избежать. Даже в самые поздние дни граждане продолжали записываться в ополчение и выходить на стены на смену погибшим. Отменно работали лазареты и - что удивительно - так и не закрылись школы. В окрестностях города тем временем все чаще появлялись разъезды Тэнно.

Все это могло продолжаться еще очень долго, но вечером 2 дня третьего месяца лета Миси-ю-Киомо, Командующий Армии Пророка и верховный правитель плямситского Чистого Юга, в ходе инспекции укреплений Мэр-ни был взят в плен группой из брэ и худдов-инквизиторов, высадившихся с дракона. Миси-юКиомо был в дальнейшем доставлен в Кос-тха-ни для казни, а этот день празднуют современные лавикандские десантники, как день первой в истории удачной военной операции десанта с использованием дракона.

Власть в городе берет его начальник штаба, брэ Кон-ар-Канна, но, будучи хорошим офицером, тот не имеет и половины административных талантов Командующего.

Осень 185 года На 23 день первого месяца осени войско Тэнно фактически взяло Мэр-ни в осаду. Это немного изменило в фактическом положении города (получать подкрепления или продовольствие все равно уже было неоткуда), но сыграло немалую роль в идеологическом состоянии местных жителей.

На 14 день второго месяца осени, когда взгляды всей империи были прикованы к Югу, где завершалась война, последнее восстание плямситов вспыхнуло там, где никто его не ожидал: в колониальном Тагейне, будущей столице Западного Морора. “Мятеж переписчиков” продлился всего два дня - до подхода регулярных имперских войск, расценивших захват кафедрального собора города не как религиозное действие, и даже не как бунт против имперских властей, а как обычные городские волнения. По большому счету, это была не столько даже военная акция, сколько разгон: солдаты почти не доставали из ножен мечи, обходясь копейными древками и шестами. Число погибших среди солдат было ничтожным, из восставших арестованы и казнены (конечно, уже в сезон дождей) были шесть человек. Еще около двадцати погибло во время разгона восстания.

Существует мнение, что около трех сотен плямситов смогли бежать из Тагейна и, перевалив через Морорские горы, прибились там к недавно основанному форту Тангор, будущей столице Восточного Морора.

Так ли это - сказать сложно.

Сезон дождей 186 года 24 числа первого месяца сезона дождей очередной, третий штурм Мэр-ни увенчался успехом. Полки Тэнно окончательно прорвали внешний периметр, после чего сражения уже не было - была такая обычная для этой войны городская резня на три дня. Первый Пехотный Полк Пророка, ветераны-брэ, сопротивлялись упорно, уже ни на что особо не надеясь - но точно так же поступали худдские подростки из школ, престарелые торговцы-кафа, в общем, практически все оставшееся население города. Такого, возможно, не было даже в Костха-ни - но там не было и долгой осады, сильно повлиявшей на уровень гражданского фанатизма.

Но регулярной армии полковника Тэнно это все фатально помешать не смогло. Сам он, отказавшись от попыток уследить за всей городской панорамой, смешавшейся уже на второе утро, воевал на улицах с двойной сотней. Так и брал канцелярию Командующего. Там и встретился с Кон-ар-Канной и зарубил его. Боя это не прекратило, но духу атакующим придало.

В дальнейшем Тэнно писал, что был бы не против скрестить клинки с самим Миси-ю-Киомо - но к лучшему, что не пришлось. Так или иначе, на итог сражения это уже не повлияло.

Война была окончена.

Интермедия IV: осколки столицы Дважды за войну бои в Кос-тха-Ни стали чуть ли не самыми мрачными и кровавыми эпизодами Религиозных Войн. Тем удивительнее, что в промежутке между ними в столице довольно спокойно жилось простому, не замешанному ни в чем церковном человеку.

Плямситский Центр вообще оказался намного более умеренным, чем даже Чистый Юг, не говоря о Чистых землях. Там продолжалось достаточно нормальное - ну, на уровне Междуцарствия - функционирование экономики, использовались деньги (наравне с имперской была и самопальная монета). Синдикаты там, конечно, несли убытки, но продолжали деятельность, налаживая со Столичным Ополчением то же шаткое взаимодействие, что и с ВОТ до них. И, конечно же, осталась неприкосновенной традиционная имперская иерархия - как в худдском Ополчении, так и в клановых войсках брэ. Тому было много причин.

Во-первых, личность Ама-би-Корда. Бывший пожарный, что иронично, предпочитал и в политике работать по известному “принципу пожарной команды”. Он тратил свою неизъяснимую энергию на поддержку и обеспечение полустихийно сложившегося порядка вещей, но не пытался его особенно перекраивать. Как знать, может быть, у него и были такие планы - но только после победы.

Во-вторых, стояла проблема обеспечения. В отличие от двух других плямситских сообществ, Столица имела отчетливый перевес горожан над селянами и из-за этого не могла позволить себе сколько-нибудь затратных социальных экспериментов. Просто обеспечивать себя приходилось через встраивание в пусть теневую, но уже давно сложившуюся имперскую экономику. Синдикаты поставляли в Столицу не только оружие, как в Чистые земли, но и все, на что Ама-би-Корд успевал раздобыть золота.

В-третьих - столица все же отличалась куда более разнородным религиозным и домовым составом, чем та же территория Большого Канала. Не говоря о сразу и жестко обозначивших свою изоляцию фели, мекрарианцы, то бишь большинство гегра и те кафа, которые не надеялись поживиться, устранились от конфликта тихо и по большей части замкнулись в своих общинах, предпочитая откупаться от желающих внести в их быт какие-либо изменения. Даже городские бои обошли такие “тихие местечки” стороной. При этом надо учитывать, что “местечками” они были только по названию: де факто речь шла примерно о половине территории города.

В-четвертых, как ни странно, и плямситов в столице проживало не так много, как можно было ожидать: их активное ядро, боевые части столичного ополчения, постоянно пребывали на том или ином фронте, а те, что возвращались, обыкновенно оставляли ветеранов в Симми и Чистых землях, для обучения местных рекрутов.

Грубо говоря, у этих людей были уже другие проблемы.

И наконец, в-пятых - самым важным явлением политической жизни столицы является сложившееся двоевластие - даже, так сказать, 2,5-властие.

Параллельно со структурами Столичного Ополчения и сформированным им же гражданским общинным правлением в лаврикианских районах вполне вольготно жили и функционировали имперские органы власти.

Точнее, это Ополчение жило параллельно с не замечающим его Императором. По-прежнему занимались своими прямыми обязанностями Ведомства - забавно, что в них аккуратно продолжали ходить работать и некоторые добившиеся высоких постов в Ополчении плямситы. Совершенно автономно функционировал - и, под надзором Ама-би-Корда, аккуратно снабжался - Закрытый Город. Мимо Генштаба и его Академии офицеры-плямситы и вовсе старались лишний раз не ходить.

Да, чем ближе к концу войны, тем больше такое положение дел воспринималось рядовыми плямситами как абсурдное. Но это не находило выхода, выплескиваясь в шпиономании, в попытке фелийских погромов, в предосудительных с точки зрения чистоземельских наставников празднествах. Но покушение на императорскую власть для Ама-би-Корда было просто немыслимо.

И, как уже говорилось, в полном объеме продолжали действовать богатые и могучие в столице - не в пример Югу - Синдикаты, составляя, опять же, не пересекающуюся ни с имперской, ни с плямситской системами иерархию. Что же касается Фели - Священный Институт ушел в изоляцию подчеркнуто и Ама-би-Корда ни в малейшей степени не волновал.

Во что бы сыграть:

1. Вот тут как раз шпионов более чем достаточно. И реальных, и воображаемых засланцев Церкви, и даже тихих господ из любой императорской службы на выбор. Хотите ли вы ловить их, или же хотите сами поработать за них - выбор только ваш.

2. Синдикаты тоже работают, не покладая всех четырех рук. Надо, конечно, как-то наладить работу при плямсе, но никто не мешает, пользуясь нестабильностью обстановки, как следует разобраться и друг с другом, благо в столице представлен каждый синдикат, какой только есть в Империи.

3. Есть задачи и для простых ВОТовцев или офицеров из Столичного ополчения. Уже их конфликты между собой достаточно интересны, а к этому нужно добавить, что Кос-тха-ни времен Религиозных войн спокойным городом не был. И даже напротив: преступления совершались весьма часто.

4. Частным примером такого преступления может служить серия убийств, совершенных маньяком по прозвищу “Инквизитор” (действительно ли он был инквизитором, или это плямситская пропаганда - вопрос открытый). Скорее всего, кличка появилась все-таки из-за свойственного ему почерка: у каждой жертвы - еще до убийства - убийца отрезал что-нибудь важное, от языка до почек. Одному из убитых, напротив, заживо пришил чужие уши. Охота на маньяка заняла у ВОТа и Ополчения несколько месяцев.

5. Также, по большому счету, это единственная локация времен Религиозных войн, где действительно можно играть сотрудника Тайного управления. Это еще далеко не то Тайное управление, что в наши дни, но именно в те времена закладывались его будущие успехи. И дело тут не столько в успешных расследованиях, сколько в удачно собранной информации.

6. Именно в Кос-тха-ни во времена войны разворачивается один из важнейших сюжетов даже не тех лет, а истории империи вообще, притом не имеющий к конфликту пуситов и плямситов почти никакого отношение.

Речь идет о приручении и первых использованиях драконов. Катарир только в это время обнаружили, что выращенный в “домашних” условиях дракон, воспитанный при этом катарир (и никем иным) может приобрести со своим драконюхом экстраординарную связь, близкую только что не к телепатической. Известия об этом вызвали большие дискуссии у жрецов Океана и в обществе катарир вообще. Не следует забывать и о том, что среди жрецов, формально числящихся лаврикианцами, все же подчас имели место и споры о Пу и Плам, да и синдикаты не оставляли новое открытие без внимания.

7. Закрытый Город в это время действительно закрыт, однако, как и любое сообщество, он продолжает продуцировать свои тайны и свои преступления. Палата Тонких Расследований уже существует, и в обстановке неясного грядущего как никогда обременена работой. И хотя встреча игроков с Императором практически невероятна даже на территории Закрытого города, там есть чем заняться.

8. Аналогично, свои горести, радости и тайны резко изменившаяся обстановка породила и у кадетов Генерального штаба. Мальчишки из офицерских семей и тертые ветераны вместе сидят за толстыми стенами, но, конечно, имеют самые разные устремления - так или иначе связанные с пролегающим через страну фронтом.

9. Волею судеб оказавшийся посреди плямситских земель Совет матрон никогда не отрицал своей верность императору. Но что делать, если столицей с многотысячным гегрийским населением правят лаврикианские религиозные фанатики, а весь плодородный восток Метрополии, откуда в столицу должны вести грузы - другие лаврикианцы, и, кажется, тоже фанатики? В этих условиях подчас и самим матронам приходилось заниматься разъездами, переговорами и даже (о ужас) попадать в приключения! А уж их свиты просто не знали покоя.

10. И наконец, особенно тяжела в этом городе доля тех, кто служит высокому, не служа Церкви: художники, галеристы, библиотекари вовсю стремятся сохранить хоть что-то. Да, Ама-би-Корд искренне их в этом одобряет, да, пуситские владыки любят свои прекрасные храмы, да, Священный институт рад сохранить ценную информацию. Но на городских улочках дело приходится иметь не с ними, а с не знающими пощады к ереси фанатичными плямситами, не в меру меркантильными синдикатовцами и - в конце войны - безграмотными “Почтенными” Братьями.

Итоги Религиозных войн Политика - Религия - Официальная историография - Искусство и фольклор - Личные биографии Война, четыре года бушевавшая на западе и в центре Метрополии и в Южных землях, как ни странно, оставила большую часть населения империи совершенно равнодушной. Ни на день не прекращали работы порты Пин-а-Сона, Лу-ра-Ни и острова Сан. Работали гостиницы на Солнечном побережье (и если до нынешних курортов им было далеко, то не из-за религиозных конфликтов). Не были затронуты войной ни крупнейший имперский город на Юге Фор, ни фелийские Заповедные леса, ни Западный Морор (исключая недолгие волнения в Тагейне). Не были сняты войска с большей части Великого вала, хранящего южные границы страны, а на востоке, у Морорских гор, имперские армии как ни в чем не бывало гоняли местных туземцев. Флот продолжал связывать страну воедино, варвары Сина так и не осмелились ударить по империи, лока продолжали предсказывать будущее. И только об исходе религиозных войн они давали расплывчатые ответы: “Ни побежденных, ни победителей”; “Победит тот, кто живет дольше”; “Белое и зеленое с обеих сторон”.

Армии противников, сходившиеся на полях сражений, сражались не на жизнь, а на смерть. Но в сущности они были довольно небольшими. Даже в крупнейшей битве за Большой канал встречались самое большее около тридцати тысяч человек с обеих сторон. Для того, чтоб осознать, насколько невелика эта цифра по имперским масштабам, достаточно вспомнить, что в последнее Междуцарствие, приведшее к власти Лавика III, в распоряжении будущего императора было около ста двадцати тысяч солдат, а под командованием его главного соперника генерала Ка-хи-Ро - около ста пятидесяти тысяч. Причем обе армии были собраны ими примерно за полгода и имели серьезные возможности к росту. Памятны были подобные события и во времена Религиозных войн: хотя Варсо I сел на трон без серьезных конфликтов, предыдущая династия фели, Гобахиды, пришла к власти в результате колоссальной войны. Под командованием Гобара I и его цзайсяна Чан-го-Кая при этом была армия в два с половиной миллиона человек, а две армии его соперников не слишком уступали ей по численности. На этом фоне сражения пуситов и плямситов, конечно, должны рассматриваться, как незначительные столкновения.

И тем не менее в действительности конфликт двух ветвей лаврикианства сыграл в истории империи роль немногим меньшую, чем воцарение Гобахидов или возврат власти к династии Ла.

Политика Первыми и наиболее очевидными плодами войны стали изменения в политике. Существенное укрепление власти Варсо I было, вероятно, достаточно индифферентно ему самому. Однако оно сыграло важную роль в правление его сына Роше I и внука Ригора II. Оба они были не только императорами, но и крупными мыслителями (первый - богословом, возможно, до какой-то степени симпатизировавшим плямситским идеям, второй - философом). И оба они могли строить свою идеологическую и религиозную политику без оглядки на могущественную и всевластную Церковь.

До религиозных войн Церковь безусловно была одним из крупнейших политических игроков империи и по степени своего могущества превосходила любое из ведомств или преступных сообществ. Конечно, она не могла диктовать свою волю императору, но многие начальники ведомств прислушивались к мнению церковных иерархов.

Но после конфликта с плямситами она так и не смогла до конца оправиться - а может, не захотела, это вопрос сложный. Так или иначе, с этого момента Лаврикианская церковь никогда более активно не вмешивалась в государственную политику, влияя на нее лишь опосредовано.

Власть династии Ва (Варсидов) более не знала ограничений. Это привело к взрывному росту влияния тех служб, которые были непосредственно связаны с императором. Так, после утраты инквизицией важной роли в криминальных и политических делах, резко возрос статус ТУ, а вместе с ним - и ограничивающей его деятельность Палаты Права. Резко сократилась государственная поддержка Церкви. И хотя даже сегодня пожертвования от членов императорской фамилии составляют немалую часть доходов экзархии Кос-тха-Ни и Церкви вообще, для простых подданных империи это почти незаметно. (В данный момент налоговые как личное пожертвование членов правящей фамилии.

церковь получает не из имперской, а из императорской казны:

Немаловажно то, что большие пожертвования Лаврикианская отчисления на религию составляют около 3% ежегодных расходов имперской казны; при этом они пропорционально числу верующих разделяются между лаврикианцами и мекрарианцами).

Безусловно упрочилось и положение Совета хозяев боли: если до религиозных войн он не просто считался лаврикианским, но и был по ряду вопросов (прежде всего экономических) подчинен Совету девяти, то после его принадлежность к Лаврикианской церкви осталась сугубо номинальной.

Наконец, нельзя не сказать, что преимущественно худдский религиозный конфликт окончательно оформил процесс, начавшийся еще во времена Пророка: носителями худдской идеологии и “миссии” стали чиновные и армейские круги, а не старые рода землевладельцев из Белой кости. С известной точки зрения, все события плямситского мятежа могут быть рассмотрены как мощнейшая демонстрация силы, предпринятая профессиональными (а не наследственными) военными и чиновничеством. События же Мятежа восьми семей в Соб-ха-ни стали последним действительно крупным скоординированным выступлением Белой кости против официальных властей и новой идеологии. Все это, конечно, никогда прямо не осмыслялось таким образом самими участниками событий, но оставлять этот аспект без внимания все же не стоит.

Немного уходя от чистой политики в сферу “продолжения ее иными средствами”, нужно заметить еще, что этот сравнительно небольшой конфликт сильно повлиял на военное дело империи: тут и первая практика использования в бою драконов, и первые воздушные десанты с них, и тактика боев в районе Канала, и оперативные рейды малых войсковых групп за пределами Вала. Все это позже не раз анализировалось и воспроизводилось.

Религия Само собой нельзя не отметить и изменения в самом лаврикианстве. Уже не раз было замечено, что несмотря на разгром и массовые убийства плямситов, несмотря даже на то, что они продолжают считаться худшими еретиками в истории Церкви, многие их принципы были воплощены в жизнь. Разумеется, никто не оспорил власти Совета девяти или не сделал священников выборными. Но уже при Роше I из церквей начали исчезать богатые украшения и роскошные алтари. При внуке Варсо Ригоре II официально была приостановлена канонизация новых святых, и без того почти не проводившаяся после спешной канонизации “трех сотен мучеников”, совершенной через три года после окончания войны. Современное лаврикианство не отрицает авторитета святых, однако их культ совершенно исчез и, хотя и не считается еретическим, но не воспринимается всерьез. Даже святой император Хоэлл не является исключением. Праздник его многими жителями империи воспринимается скорее как день почитания императора, а если кто-то всерьез станет поклоняться Хоэллу, как святому - воскурять палочки и приносить жертвы - его сочтут, по меньшей мере, человеком со странностями. Единственная сфера, где культ святых до какой-то степени сохраняется - Белая кость, но и там это связано в основном с тем, что почти в каждой из таких семей есть канонизированные предки, в любом случае требующие почитания.

Нельзя сказать - хотя в бытовых рассуждениях эта мысль звучит часто - что церковь полностью реализовала плямситские требования. Самые принципиальные из них, как богословские, так и социальные, остались невыполненными и, очевидно, не будут реализованы никогда. Церковь не откажется ни от существующей иерархии, ни от последних книг Писания. Но менее важными составляющими, связанными не столько с догматикой, сколько с традицией, Церковь действительно сумела пожертвовать.

Негласным архитектором этой новой Церкви принято считать Белого архивариуса, проведшего большую часть войны в плену у плямситов. О том, действительно ли это была его инициатива, мы можем только гадать.

Огромное влияние религиозные войны оказали на деятельность инквизиции. Созданная формально еще пророком, ко временам Варсо она набрала невероятное влияние и не знала фактически никаких ограничений.

После войны роль инквизиции постепенно начала падать, и вскоре она сократилась практически до сегодняшнего уровня: полубюрократической-полуследовательской организации, занимающейся почти исключительно правонарушениями в религиозной сфере.

Официальная историография Несмотря на то, что история Религиозных войн достаточно хорошо изучена, с одной стороны, множеством авторитетных фелийских историков, с другой - рядом церковных авторов, в официальной имперской историографии по этому вопросу есть ряд заметных пробелов. Прежде всего это, конечно, история Мятежа восьми. Не подтвержденная официальными имперскими документами, она неизменно рассматривается как недостоверный и клеветнический миф. На практике это привело к тому, что сведения о Мятеже восьми можно найти в специализированной фелийской исторической литературе, но нигде более, и даже там эти сведения весьма отрывочны. При этом, как правило, игнорируется ряд мемуаров участников Религиозных войн, хранящихся в архиве Священного института. Любые упоминания мятежа в официальной имперской историографии воспрещены и однозначно повлекут цензурный запрет работы.

Так же по понятным причинам в официальных или хотя бы прошедших цензуру исторических работах историографии. Подумайте о том, чтоб его добавить.

изменений в освещении религиозных войн в рамках фелийской Как нельзя более уместно смотрелся бы здесь сжатый анализ нельзя найти сколько-то серьезной критики императора Варсо I и его деятельности (или, вернее будет сказать, бездействия) во времена Религиозных войн.

Наиболее сложная ситуация в официальной историографии сложилась, конечно, в области оценки плямситских проектов и пуситской реакции на них, а так же положения Церкви перед религиозными войнами.

На данный момент существующую практику можно описать так: объективное описание плямситских проектов возможно, и оно может даже пройти государственную цензуру, однако содержащие его работы получают особую степень допуска и доступны только священнослужителям, профессиональным историкам или имперским служащим от четвертого ранга и выше. (Все они, разумеется, легко могут быть обнаружены в библиотеке Священного института). Критика пуситов между тем совершенно ничем не ограничивается и подчас выражается настолько жестко, насколько это возможно на страницах научных работ. Интересно, однако, что в последнее столетие в богословских училищах постепенно вводятся новые учебники по истории Церкви, в которых оценка пуситов не столько резка и однозначно негативна, как это было раньше. Резня в Ма-да-сэ, однако, продолжает рассматриваться как преступление, попытки вмешательства Церкви в светскую политику как ошибка. Переоценка, если она и имеет место, затронула скорее политику церковной роскоши, да и то постольку-поскольку. По всей видимости можно говорить о попытках поиска примирения в области исторической памяти: не даром сыновей Лавика III зовут Пу и Плам. Это как нельзя лучше свидетельствует о том, что для империи религиозная война окончена не только фактически, но и идеологически.

Искусство и фольклор

В народных легендах и художественной литературе война, однако, приобрела совершенно иной оттенок:

оттенок череды приключений и легендарных поступков. Не раз описаны в классической литературе подвиги Тэнно или “разгневанного полковника” Дараи. Беллетризованных биографий Миси-ю-Киомо написано никак не менее восьми, а его собственные книги не раз переиздавались в фелийских типографиях. Целый цикл легенд существует о приручении и первых полетах на драконах (в них, кстати, часто вообще игнорируется религиозный характер войны, происходящей “на втором плане” событий). Чрезвычайную известность имеет опера “Поход образцов”: написанная композитором-фели, она давно уже стала общеимперской классикой.

Существуют две мемуарных работы, предоставляющих огромный фактический материал, но в разной степени воспрещенных. Мемуары полковника Тэнно, “Некоторые заметки к истории Юга времен смуты”, свободно издаются фели, но государственную цензуру не прошли, ибо содержат критику всего, что он видел выкинутый из армии герой был порядком обижен. Мемуары же Таби-джей-Ири, участника Похода Образцов, под названием “Образцы людей”, запрещены под “второй список” - подлежат конфискации.

Наиболее известным произведением, написанным о религиозных войнах, вероятно, может считаться классический роман ри-Мэ “Хроника царствования Варсо I”, описывающий отношения худдской пары юноши-плямсита и девушки из пуситской семьи на фоне событий в Ма-да-сэ.

Личные биографии Полковник Тоби-ду-Тэнно после взятия Мэр-ни был принят в столице, но аудиенции Императора не удостоился. Многие полагали, что полковник Тэнно вполне достоин “Пурпурного знамени” - однако произошло странное: из Закрытого города Тоби-ду-Тэнно вышел со “Шлемом Дано”, отставником и все еще полковником.

Официально его поход на Мэр-ни сочли военным мятежом, ничем не отличающимся от похода Кешта и Владыки Юга, и выкинули его из армии, даже не произведя, согласно награде, в старший чин. С другой стороны, Тэнно не отдали под трибунал, поставили на соответствующее награде содержание и выделили хороший надел в Западном Мороре.

Скорее всего, какой-то свет на все дело мог бы пролить эртовик Юга Ва-ор-Сэй, но он принял Синий яд в том же году, не оставив воспоминаний.

Глубокую досаду Тэнно вымещал всю оставшуюся жизнь всеми доступными ему способами. Он развязал и выиграл восемнадцать клановых войн; стал отцом в общей сложности семи детей, которых нещадно воспитал в прагматизме и которым завещал не делать профессиональной военной карьеры; вступил в интересную, но практически непечатную переписку с несколькими преподавателями тактики в Академии Генштаба, отстаивая рейды и глубокую операцию; и, наконец, под самый закат жизни написал потрясающе подробные и потрясающе же едкие мемуары, “Некоторые заметки к истории Юга времен смуты”. Сегодня читать их очень интересно, но современников они, видимо, оскорбляли до глубины души. Старый Тоби, впрочем, об этом уж точно не заботился.

Следы благочестивого брата Аты после войны теряются навсегда. Скорее всего, он все же добрался до метрополии и вернулся в свой монастырь - в какой именно, он не говорил никогда. Но примечательно, что отец Арат, занявший место Владыки Юга сорок лет спустя, по описанию очень, очень похож на этого деятеля.

Командующий Чистого Юга Миси-ю-Киомо был доставлен на драконе в столицу всего за два перелета. Суд, организованный для него, был закрытым, от защиты он отказался - и практически все время просидел молча, выпрямив спину и иногда ностальгически улыбаясь. Когда ему предоставили последнее слово, он поднялся и сказал: “У меня не вышло. Но белые города еще будут. И когда-нибудь их не смогут взять”.

Его должны были казнить при большом стечении народа и при императорском представителе. Но в ночь перед казнью некто невыясненный, судя по всему, передал Киомо кусунгобу и кисточку.

Командующий покончил с собой по всем правилам, будучи настолько театральным, что даже записал кровью на стене довольно скверное прощальное стихотворение:

Книга под лампой.

Что прочитаешь - пребудет И в темноте.

Чтож, он был все-таки прозаиком. Не его вина, что его роль тогда требовала именно поэзии.

Отец Мидо, спасший Церковь от самой крупной ереси в истории и разбивший за время войны войска плямситов, синдикатов и самой Империи, после этого жил неприметно и неизвестно. Экзархом он так и не стал (а может, и не очень к тому стремился). Оставаясь настоятелем, он развернул бурную экономическую деятельность, перестроив большинство зданий монастыря и расширив его земли втрое. Последний бой в его жизни состоялся через восемь лет после Религиозных войн, когда прямо в церкви после богослужения на него напал один из последних плямситских фанатиков. Мидо бестрепетно зарубил его катаной, но расследования велел не проводить. А инквизиция его послушалась.

В последние годы его жизни, уже в правление императора Роше, Мидо стали понемногу забывать:

последнее известное упоминание о нем можно найти в дневнике одного из придворных, повстречавшего его в одной из поездок и потрясенного самим тем фактом, что легендарный “Меч церкви” еще жив.

После смерти Мидо выяснилось, однако, что он вел довольно подробные дневники и написал воспоминания

- интересные, но лукавые. Другого наследства, если не считать катану, четки и трех детей от разных любовниц, он не оставил, так как, будучи настоятелем монастыря, личного имущества не имел.

Владыка Востока, стоявший за спиной отца Мидо во время войны, после ее окончания стал фактическим главой Лаврикианской церкви: ореол спасителя Церкви он сохранял до смерти тридцать семь лет спустя. Редко когда в истории лаврикианства столь большая власть была сконцентрирована в одних руках. Формально оставаясь лишь одним из членов Совета девяти, Владыка Востока зачастую принимал все решения единолично.

Белый архивариус Маарад III, проведший большую часть войны в плену плямситов, до конца правления Владыки Востока не играл в церковной жизни большой роли. По мнению многих современников, он вообще был бы лишен сана (как это произошло после войны с парой экзархов), если бы не полное отсутствие улик, обличающих его связи с плямситами, и полусакральный статус. Так или иначе, после смерти Владыки Востока он - при активном участии Владыки Юга и Великого казначея - начал масштабную реформу церкви, приведшую ее отнюдь не к плямситским, но зато к гораздо более похожим на современное состояние результатам.

Оба выживших Разгневанных полковника в скором времени после окончания Религиозных войн получили от Верховного стратега награды “за безукоризненную организацию войск в сложных полевых условиях”.

Несмотря на формально совершенную полковником Дараи измену (он ослушался приказа императора), его дело не было посмертно рассмотрено, а род не был лишен традиционных привилегий Белой кости.

Священный институт окончательно вернулся в предвоенное состояние спустя четыре месяца после завершения конфликта. Формальный иск к столичным властям о розыске виновных в гибели фели во время погрома, а так же о компенсации за нанесенный урон не был удовлетворен и вяло тянулся до конца правления династии Ва, после чего затух сам собой.

Результаты исследований и материалы, доставленные в столицу благодаря Походу образцов, сыграли важнейшую роль в создании лекарства от Степной лихорадки, весьма распространенной на Юге и опасной для жителей империи болезни.

Худдское язычество исчезло со страниц истории раз и навсегда. Если кто-то из второстепенных участников “Мятежа восьми семей” и выжил, то знал он слишком мало: последнего достоверно известного языческого жреца поймали и казнили спустя двенадцать лет после Религиозных войн, а вся не уничтоженная языческая литература разошлась в закрытые фонды императорских и церковных библиотек. В наши дни худд, называющий себя язычником, либо шутник, либо сумасшедший.

Старые культы брэ, в отличие от них, существуют до сегодняшнего дня. Хотя численно они уже очень невелики (согласно последним данным, едва ли даже 0,1% брэ следует им), они остаются немалой проблемой для Хозяев Боли, и жестоко преследуются как ими, так и Храмовой инквизицией.

Амрийская гражданская война окончилась еще весной 185 года. После того, как под Мадикве пал в бою Марза, судьба Ирии Юга была решена. Ир-Сафранская армия Элиуда шла через напуганный юг железом и кровью, принимая ключи от городов и массовые покаяния. Штурмом пришлось брать только Рамоцву, восстановившуюся как торговый порт только через сотни лет.

Окити же так и не смог оправиться после рейда Тэнно. Экстренно вернувшись в Обаилеэти, он попытался навести в провинции хоть какой-то порядок, но после известия о взятии Рамоцвы был вынужден вновь выступить на юг.

Две измотанные армии встретились чуть севернее Ир-Сафрана. Битвы не было, было двухдневное стояние и стремительное бегство северян. Дедан Элиуд окончательно замирил северные провинции и вообще много сделал для того, чтобы удержать Амр от коллапса. Его полувоенное управление длилось еще сорок лет, но после его смерти обвал стал лишь делом времени. Амру еще только предстояло стать Священным Царством, а Империи - потерять свои южные колонии и попытаться вновь вернуть их.

Император Варсо I дожил до 374 лет, не проявляя признаков головных болей, и умер во сне. Небо, по всей видимости, сохранило свое расположение к нему, империя так же была ему покорна и, возможно, даже более, чем раньше. Широко известно, что до самой смерти император предпочитал не покидать дворца лишний раз и крайне редко встречался с кем-то, кроме ближайшего окружения (хотя все же встречался и об этих встречах остались воспоминания). Иногда предполагают, что еще при его жизни страной фактически правил его сын и наследник, будущий император Роше I Благочестивый. Так ли это, или за весьма разумной политикой ведомств, позволившей империи быстро оправиться от кровопролитной гражданской войны, стоял сам Варсо, остается только гадать.

Отзывы Выдержки из отзыва научного руководителя...среди плюсов работы также следует отметить незашоренный подход студента к известным, на первый взгляд, событиям, позволивший раскрыть их с неожиданной стороны.

С другой стороны, нельзя не отметить несколько существенных минусов работы. Прежде всего это некритическое отношение к источникам. Полностью доверяя мемуарам и запискам участников Религиозных войн, автор зачастую не отделяет действительно имевшие место события от полулегендарных происшествий, а серьезные политические или стратегические причины от ничем не подтвержденных личных побуждений и желаний исторических деятелей.

Недостаточно раскрыта автором экономическая подоплека конфликта, мало внимание уделено кризису худдского землевладения 150-180-х годов, не разобрано должным образом влияние на события религиозных войн последнего периода династии Гобахидов. Наконец, совершенно проигнорирован автором важнейший вопрос об изменениях климата, хорошо прослеживающихся по историческим хроникам тех лет. Между тем именно резкое и стремительное, занявшее немногим более четырех столетий, потепление, затронувшее как Метрополию, так и окрестные земли, может рассматриваться как важнейшее условие кризиса - притом далеко не только в Империи. Именно им текущая историческая наука склонна объяснять одновременную эскалацию конфликтов в нашей стране, в Амре и на Нарском полуострове. Переоценить его значение едва ли возможно.

Открытие ранее недоступных перевалов в Морорских горах, засухи в Великой саванне, масштабный всплеск урожайности в Метрополии и последовавший за ним подъем рождаемости: одних только этих событий было бы достаточно, чтоб выделить “потепление Гобахидов-Варсидов” в качестве одного из важнейших поворотов в истории империи. Жаль, что у автора не достало широты взгляда, чтоб охватить эту величественную картину.

Несмотря на все отмеченные выше недостатки, представленная работа соответствует необходимым критерием, предъявляемым к дипломному труду соискателя степени магистра и заслуживает оценки “хорошосредне”.

Вердикт ученого совета Автор представленной работы заслуживает присвоения степени магистра. Им была проделана обширная исследовательская работа и изучена большая источниковая база, включающая материалы, ранее не использовавшиеся в научных трудах. Определенные недостатки в части выводов, таким образом, компенсируются большим значением работы для дальнейших исследователей истории Религиозных войн.

Материалы работы, однако, не позволяют представить ее на официальную публикацию в открытой для читателей за пределами Священного института научной прессе.

Приложения: навыки эпохи религиозных войн Религиозные войны состоялись четыре тысячи лет назад. Даже для долгоживущих лавикандцев это огромный срок. И за это время в империи поменялись не только династии, климат и религиозные обряды, но и, подчас, самые бытовые вещи. Это не могло не отразиться и на навыках, которыми владели (или не владели) подданные империи в те годы.

Ниже мы разберем те навыки, которые отличались от современных особенно сильно. А потом просто в виде краткой таблицы перечислим все принципиальне навыки, которые тогда в империи тогда существовали.

Обратите внимание на то, что некоторых из современных навыков тогда еще не было (например, еще просто не придумали фехтовальную школу Журавля), а другие были более (или менее) распространены, что сказывается на их “стоимости” в очках генерации.

Разумеется, эти сведения уже никоим образом не относятся к труду почтенного студента (а ныне уже магистра истории) Лан-ка-Мико.

В целом тогда, конечно, как и сейчас действовал общий принцип. Один год жизни вашего персонажа равен одному очку, которое он может потратить на покупку пунктов в навыках.

Языки Набор языков, которыми мог владеть тогдашний житель империи несколько отличался от существующего.

Прежде всего тем, что существовало два разговорных диалекта самого имперского языка - Косский и Пинский.

Один из них вы можете просто указать в таблице персонажа, как “родной”, он ничего не будет вам стоить и пункты в нем высчитывать не нужно. Второй можно брать так же, как любой незнакомый язык.

• Косский диалект Более популярный на западе страны и считающийся более литературным и грамотным диалект имперского языка. Помимо жителей традиционного региона распространения, на нем говорят все без исключения фели и большинство детей из семей чиновников вне зависимости от региона проживания. Хотя иероглифическая запись (навык “Каллиграфия”) у косского и пинского одна, в литературных и официальных текстах всегда используется грамматика и порядок слов косского диалекта.

Стоимость: 1 (или взять как родной)

• Пинский диалект Более простонародный диалект, популярный на востоке страны. На западе на нем часто говорят деревенские жители, но горожане - почти никогда, хотя многие кафа пинский знают неплохо (большая часть современного жаргона, кстати, испытала сильное влияние пинского диалекта).

Стоимость: 1 (или взять как родной)

• Южный язык Язык, на котором говорят варвары в южных колониях. Это, конечно, еще не современный язык республики Тейн, хотя отдаленно ему родственен. Важно, что в отличие от современного южного языка, в те времена он был известен очень многим лавикандцам. Практически все жители Южных земель хоть по паре слов на нем, но знают.

Стоимость: 1

• Амрийский язык Язык старой амрийской империи, с азами которого знакомы многие, служившие или жившие в районе Великого вала. (Это, конечно, тоже не современный амрийский в чистом виде).

Стоимость: 2

• Морорский язык Разговорный язык варваров в колониях Западного Морора. Это важный момент. В наши дни навык “Морорский язык” в том или ином виде позволяет общаться со всеми морорскими туземцами вне зависимости от региона. (На самом деле он включает не один язык, а большую группу несложных родственных языков и диалектов). Но в те времена он позволял говорить только с туземцами западного морора. Язык горцев, бахари или туземцев “Загорья” (Восточного Морора) лавикандцам еще совершенно не был известен.

Стоимость: 1

• Нарский язык Разговорный язык варваров Полуострова, Острова Син и островов Западного архипелага (будущего Фантаврского архипелага). Довольно сложный и, главное, очень малоизвестный в пределах империи. Это предок одновременно и современного Северного языка, и современного Фантаврского языка.

Стоимость: 2 Лаврикианская теология Часть навыков лаврикианской теологии остались без особых изменений до наших дней (только приросли новыми знаниями, конечно). Но часть отличалась достаточно существенно.

• Пуситская теология “Предок” современного навыка “лаврикианская теология”. Официальная доктрина церкви и пуситов, непременный навык любого священника (или бывшего священника).

Стоимость: 1

• Плямситская теология Подробно и детально отработанная теология, которую пуситы назвали бы ересью. К началу религиозных войн по своим объемам и сложности практически не уступала пуситской. Непременный навык любого плямситского богослова или пусита, регулярно участвующего в диспутах.

Стоимость: 1

• Агиография Церковное учение о святых и история их жизни. В наши дни навык востребован мало, а тогда он был очень популярен. Зачастую священники разбирались в агиографии лучше, чем собственно в теологии. Святых было много, так что из их биографий можно было подобрать примеры на любой случай жизни.

Стоимость: 1

• Риторика Идентично современному навыку.

Стоимость: 1

• Анафемы Подробнее о том, как работают анафемы, можно прочитать в основной книге. Во времена Варсо обучиться им было несколько проще, чем в наше время, но все равно, чтобы владеть этим навыком, ваш персонаж должен так или иначе принадлежать (или принадлежать в прошлом) к пуситскому духовенству. На самом начальном уровне (1-2) ученик еще не может накладывать анафемы; зато он знает, как они работают и сможет по движениям человека понять, какую именно из них тот совершает в данный момент. Самая базовая практика анафем (3-4) позволяет лишить человека контроля над его конечностями (руки-ноги-хвост).

Это самое грубое воздействие, и большинство изучающих анафемы останавливается на нем, так как этого вполне хватает и для устрашения и для самозащиты. На следующем уровне подготовки (5-6) становятся доступны воздействия на его внутренние органы. Освоив техники анафем на уровне мастера (7-8), можно взаимодействовать непосредственно с пневмой - как отнять у человека ту или иную способность (например, видеть или слышать), так и придать ее (сложность для придания выше сложности для отъема на три) - при условии, конечно, что сначала вы отнимите ее у кого-то другого. Наконец, настоящий эксперт (9-10) может отнять у человека фрагмент его памяти или приобретенный им навык.

Стоимость: 2 (только для тех, кто входит или входил в число лаврикианских священников, монахов, инквизиторов; требуется - худдское слоговое письмо - от 2-х; пуситская теология - от 4-х)

• Экзорцизмы Навык идентичен современному по технике. Но в те времена он был гораздо более доступен. Фактически, в те времена сложно представить себе инквизитора, который совсем им не владеет. Примечательно, что экзорцизмы в числе прочего давали и возможность защититься от анафем (игротехнически - простым сравнением результатов бросоков). Защититься анафемой от анфемы, конечно, невозможно.

Стоимость: 1 Худдское язычество

• Худдское язычество в его историческом виде на момент Религиозных войн было практически полностью утрачено. Но уцелевшие язычники создали свою собственную новую теологию, достаточно сложную и проработанную и испытавшую сильное влияние мекрарианства и учения Пророка (как бы сами язычники ни отрицали этого). Пантеон новых язычников дуалистичен - Бог жизни Ахара противостоит богу смерти Инаде. Самые основы языческой теологии (1-2) предполагают знание нескольких молитв своему божествупокровителю. Погрузившись в религию глубже (3-4), вы начинаете понимать взаимосвязь и гармонию между двумя сторонами культа, осваиваете несколько молитв обоим божествам и самый простой ритуал жертвоприношения. Знающий верующий или ученик жреца (5-6) осмысляют пантеон как единую систему, понимая богов уже не как противостоящих, но как взаимодействующих друг с другом. На этом уровне ученик может совершать простейшие ритуалы (похороны, имянаречение, свадьба), а рядовой верующий очень хорошо в них разбирается. Опытный жрец (7-8) может организовывать достаточно масштабные ритуалы и жертвоприношения и даже трактовать знамения природы - например, гадать по полету птиц, внутренностям животных или листве на деревьях. Правда, у лока предсказания получаются точнее.

(Собственно лока действительно предсказывают будущее, а жрецы его в лучшем случае угадывают или ориентируются на приметы) Стоимость: 3 (требует истории 3 и начиная с 4 пунктов — старохуддской письменности 4) Мистика дома Брэ

• Обряды кузнецов Идентично современному с одной важной поправкой: в те времена еще немало было кузнецов, симпатизировавших старым культам. Они не столько убеждали духов войти в меч, сколько принуждали их к этому, что влияло на некоторые мистические свойства оружия.

Стоимость: 2 (автоматически включает навык “Кузнечное дело”)

• Обряды старых культов Ныне забытые ритуалы старых культов тогда еще сохранялись, потому что еще живы были жрецы этих культов, которых сегодня уже не осталось (остались лишь рядовые носители традиции и кузнецы). В те времена, однако, некоторыми основами этого навыка обладало все старое жречество и даже - в отличие от культа боли - некоторые простые приверженцы культа. Ничего сверхъестественного в них, впрочем, не было: это просто философия, схожая с жестким “социальным дарвинизмом”. Как и хозяева Боли, старые жрецы отбирались с детства, умели видеть духов и общаться с ними, изучали большой корпус сакральной литературы.

Стоимость: 2 (только для “старых жрецов”)

• Обряды хозяев боли и культ боли Идентично современому Стоимость: 2 (только для хозяев боли)

• Знание Книги боли Книга боли, само собой, с тех времен не изменилась, так что в общем и целом навык остался тем же самым.

Разница лишь в том, что в те времена Книга Боли никогда не печаталась и не переписывалась на станадртой иероглифике, в отличие от сегодняшнего дня. Да и вообще Головастиковое письмо брэ было распространено больше: жрецы старых культов писали только им.

Стоимость: 2 (требуется Головастиковое письмо 4, только брэ. Выше 6 пунктов - только Хозяева боли).

• Обряды мистисс Идентично современному.

Стоимость: 1 (только для женщин-брэ) Школы брэ (культ Боли) В отличие от современности, когда из семнадцати фехтовальных школ брэ на следование культу Боли ориентированы шестнадцать, во времена Религиозных войн деление это было более пропорциональным.

Непосредственно к культу боли относилось лишь шесть школ: их никоим образом невозможно было использовать в рамках идеи Старых культов о сражении на грани амока, просто из-за их техническое непредназначенности для такой манеры ведения боя.

С игротехнической точки зрения рассчитываются их результаты так же, как и в наши дни: за каждые 2 пункта навыка игрок может добавить к своему броску положительный модификатор +1. Индивидуальные особенности каждоый из школ можно посмотреть в Книге игрока.

• Школа человека Этот мир населен тысячью существ. Звери и птицы, рыбы и рептилии, духи и демоны. Но среди всех их можно выделить то, к идеалу которого стоит стремиться: это человек.

В наши дни этой школой владеют все хозяева Боли и немногие брэ кроме них. В те времена если кто-то и разбирался в Школе человека, то только хозяева Боли, да и то не все. Идея ее – в ненанесении человеку непоправимого вреда. Человек всегда должен соизмерять свои силы. (Бонусы начисляются на удары мечом, которые не подразумевают ранения – например, выбить оружие из рук противника, оглушить его, заставить отступить и т.д. Начисляются по общему принципу: +1 за каждые два пункта навыка. Кроме того, адепт этой школы никогда не впадет в амок).

• Школа сокола Самая молодая из “школ Боли”: по сути она была модифицирована из традиционной школы Коршуна только за триста лет до религиозных войн. В наши дни это одна из самых распространенных школ брэ, но в те времена она не была такой уж частой.

• Школа хамелеона Идентично современному.

• Школа змеи Идентично современному.

• Школа осьминога Идентично современному.

• Школа дракона Идентично современному.

Стоимость: 2 Школы брэ (старые культы) Хотя время старых культов уходило, пять фехтовальных школ все еще не были “переведены” хозяевами боли в их культ, сохраняя свою старую основу - амок. Балансируя на грани амока во время боя, боец получал немалые преимущества в силе и ловкости, но рисковал сорваться и превратиться на время в могучего, но неразумного полузверя.

За каждые три пункта навыка, брэ получает дополнительный модификатор +2. Однако перед каждым броском он должен делать бросок удачи, и если выкинет на кубиках от 9 до 12, то впадет в амок. Модификаторы удачи при бросках не учитываются.

• Школа акулы Акула — жесточайший из хищников, но в этой жестокости есть свое совершенство. Ничто не остановит ее, если рыба почувствует запах крови. Но за этой силой и яростью стоит безумие. В своем движении акула руководствуется не разумом и даже не зрением, а обонянием, чувством и врожденной хитростью.Так и адепты этой школы — очень сильны и очень опасны, но в бою всегда балансируют на грани амока. Даже в наши дни эта школа - единственная, которая сохраняется в старом виде, потому что приспособить ее для культа Боли оказалось невозможно. Помимо всего прочего бойцы этой школы учились оставлять такие раны, которые обильно кровоточили и не заживали гораздо дольше обычных.

• Школа бабочки Идентично современному с поправкой на традиции Старых культов.

• Школа буйвола Идентично современному с поправкой на традиции Старых культов.

• Школа слона Идентично современному с поправкой на традиции Старых культов.

• Школа коршуна Полностью утеренная к современности фехтовальная школа, ближайшим аналогом которой является современная школа Сокола. Суть ее в том же: убийстве с первого удара, зачастую - пока противник еще даже не понял, что происходит.

Стоимость: 2 Школы брэ (универсальные школы) Помимо двух “идеологически окрашенных” направлений фехтования брэ существовал и ряд школ, в равной степени подходящих и для культа Боли, и для старых культов. В целом они идентичны современным, но есть важное отличие: модификаторы и ограничения в них могут рассчитываться как по схеме “культа Боли”, так и по схеме “Старых культов”. Зависит это только от убеждений воина. Разумеется, речь тут идет о длительном исповедании того или иного культа и соответствующих тренировках. Даже если брэ вдруг изменит свои взгляды, это не позволит ему сразу столь же эффективно использовать навыки другого культа.

• Школа цилиня Духам индифферентна религиозная война, они выше этого и выше симпатий той или иной стороне. Для большинства из них, наконец, проповедь Пророка - то, что было только что не вчера и еще не заслужило полноценного внимания. Но во времена войн они взволнованы, обеспокоенны и ведут себя странно, потому что что-то странное происходит с императором, отмеченным Небом, которому духи послушны. Реакция каждого духа может быть уникальной, так что общих рецептов тут нет, но все они ведут себя необычно.

• Школа пчелы Идентично современному.

• Школа лосося Идентично современному.

• Школа паука Идентично современному.

• Школа носорога Идентично современному.

• Школа кабана Идентично современному.

Стоимость: 2 Драконье дело

• Драконье дело К началу религиозных войн первый дракон был приручен меньше пятидесяти лет назад. На всю империю прирученных драконов было не больше тридцати и только четыре из них были взрослыми. Великий мореход Дин Лу, приручивший первого дракона, к началу религиозных войн уже улетел из империи на Восток (он вернется через два года после окончания войн), но практически все действующие драконюхи его ученики или ученики его учеников. Конечно, большинство из них еще не умеет делать многое из того, что умеют современные драконюхи. Не выдуманы “фигуры высшего полета”. Не отработаны техники использования драконов в бою (хотя на службе у пуситов и тем более империи несколько драконов есть). Но в мире, незнакомом с самой идеей полета, даже это делает драконюхов силой, с которой приходится считаться.

Стоимость: 3 (требуется Ориентирование по звездам и картам не меньше 4; только катарир)

–  –  –

Боевые навыки Боевые навыки, в отличие от прочих, не претерпели практически никаких изменений за прошедшие тысячелетия.

Исключения немного. Прежде всего это школы Брэ (подробно описанные выше) и арбалеты: из всех типов арбалетов в те времена существовал лишь обычный. А значит навыков “Стрельба из малого арбалета” и, тем более, “Стрельба из дальнобойного арбалета” еще просто не существует, как и самих этих типов оружия.

Наконец, гораздо более распространено было фехтование Монашеским мечом. Соответственно стоимость этого навыка для того периода не 3 очка за пункт, как сейчас, а только 2.

Разумеется, у варваров еще не было даже зачатков огнестрельного оружия или пороха вообще.

Во всем остальном можно ориентироваться на боевые навыки из «Книги игрока».



Pages:     | 1 ||
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования "Южный федеральный университет" В.А. Матвеев Российская идентичность мусульман Северного Кавказа: исторические особенности формирования и проявления в кризисных условиях на рубеже...»

«RU 2 355 801 C2 (19) (11) (13) РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ (51) МПК C22C 21/04 (2006.01) C22F 1/05 (2006.01) C25D 11/04 (2006.01) ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ, ПАТЕНТАМ И ТОВАРНЫМ ЗНАКАМ (12) ОПИСАНИЕ ИЗОБРЕТЕНИЯ К П...»

«ТРОЯНСКАЯ СВЕТЛАНА ЛЕОНИДОВНА РАЗВИТИЕ ОБЩЕКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ СРЕДСТВАМИ МУЗЕЙНОЙ ПЕДАГОГИКИ (на примере подготовки будущих педагогов) 13.00.01 Общая педагогика, история педагогики и образования Автореферат Диссертации на соискание ученой степени кандидата педагогических наук ИЖЕВСК 2004 Работа выполнена на кафедре педа...»

«КУЛЬТУРНОЕ ПРОСТРАНСТВО КРЫМА Ученые записки Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского Философия. Политология. Культурология. Том 1 (67). 2015. № 3. С. 132–141. УДК 7044.512.145 "18" /"19" СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ ЗАРОЖДЕНИЯ И РАЗВИТИЯ КРЫМСКОТАТАРСКОГО СЦЕНИ...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "РОССИЙСКИЙ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ ИСКУССТВ" УДК: ГРНТИ Код ОКПД _ № госрегистрации _ Инв. № _...»

«История 6 класс, Россия Пояснительная записка В результате изучения истории России с древнейших времен до конца XVI века на базовом уровне ученик должен называть хронологические рамки древней и средневековой Руси, даты важнейших событий (образование государства Русь, крещение Руси, появление самостоятельных княжеств, первое упоминание о Мо...»

«Лекция старшего преподавателя Института общественных наук (ИОН) РАНХиГС, начальника отдела просветительской студенческой работы Леонида Клейна "Зачем читать художественную литературу" – в рамках проекта РАНХиГС "Открытая академия"...»

«29.04.2015 777 Об организации и проведении смотра строя и песни среди учреждений образования городского округа Богданович "Равнение на Победу!" В соответствии с планом мероприятий подпрограммы "Патриотическое воспитание граждан городского...»

«Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. XX Н. И. ХРАПУНОВ, Н. В. ГИНЬКУТ КРЫМ В 1784 г. ПО СВИДЕТЕЛЬСТВУ ФРАНЦУЗСКОГО ПУТЕШЕСТВЕННИКА БАРОНА ДЕ БАРА1 Среди многочисленных записок путешественников, побывавших в Крыму вс...»

«Всеволод Крестовский Уланы Цесаревича Константина "Public Domain" Крестовский В. В. Уланы Цесаревича Константина / В. В. Крестовский — "Public Domain", 1875 ISBN 978-5-457-21890-1 Всеволод Крестовский, автор зн...»

«"Мир перемен".-2013.-№2.-С.142-156. ОСОБЕННОСТИ УКРАИНСКОЙ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ И ИХ ВЛИЯНИЕ НА ВНЕШНЮ ПОЛИТИКУ НЕЗАВИСИМОЙ УКРАИНЫ А. Ципко Понять зигзаги современных отношений России и Украины нельзя, не поняв идентификацию двух народов. Москва исходит из того, что это некогда один, но позднее разъединенный народ. Киев с...»

«Елена Владимировна Хаецкая Пришельцы и единороги (Городские легенды) http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=156466 Аннотация У каждого города есть свои легенды, если не фольклорные, то созданные какимнибудь человеком. Самый обычный городской парк в воображении писателя превращается в м...»

«1 г. Якутск АКТ государственной историко-культурной экспертизы документов, обосновывающих включение в Единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации выявленного объекта культурного наследия "Шестиугольная поварня" Местонахождение: Российская Феде...»

«Мария Ивановна Козьякова История. Культура. Повседневность Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9528797 История. Культура. Повседневность. Западная Европа: от Античности до XX века. / Козьякова М.И.: Согласие; Москва; ISBN 978-5-86884-147...»

«2. Аннотации рабочих программ учебных дисциплин Б1 ГСЭ. Гуманитарный, социальный и экономический цикл Б1.Б Базовая часть Б1.Б.1 История Планируемые результаты обучения по дисциплине Общекультурные компетенции: способность использовать в профессиональной деятельности основ...»

«История воронежского памятника Валерий Кононов Воинский некрополь в парке "Орлёнок" "Социум" Кононов В. И. Воинский некрополь в парке "Орлёнок" / В. И. Кононов — "Социум", 2014 — (История воронежского памятника) ISBN 978-5-457-70077-2 Книга посвящена истории об...»

«УДК 398; 908 ББК 82.3(2); 71.04; 71.05 Юрий Новиков Собирание фольклора по программам в современных условиях Аннотация. Статья посвящена собиранию русского фольклора в Литве. Автор рассказывает об истории собирания русского фольклора; отмечается, что традиционная культура русских старожилов долгое время оставал...»

«ОТУОНЬЕ ДЖОЙ ЧИДИНМА УДК 930.85(669.1) (091)"196/198" СОЗДАНИЕ НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО ФОНДА НАСЛЕДИЯ НИГЕРИИ 1960–1990 ГОДОВ 26.00.01 – теория и история культуры Диссертация на соискание ученой степени кандидата культурологии Научный руководитель: Яремченко Валентина Дмитриевна, кандидат исторических наук, доцент Киев – 2017 СОДЕРЖАНИЕ ВСТУПЛЕНИЕ РАЗДЕЛ 1. ТЕОРЕТИКО-МЕТОДОЛОГ...»

«ОТКРЫТОЕ АКЦИОНЕРНОЕ ОБЩЕСТВО "ТЕЛЕОФИС" Устройство беспроводного сбора и передачи данных FX868 Руководство по эксплуатации Москва 2012г. Содержание История изменений Введение Функции устройства Основные функции устройства: Дополнительные функции устройства: Место устройства в ЕТС Состав устройства Тех...»

«Вестник МГТУ, том 13, №2, 2010 г. стр.261-264 УДК 339.972 : 94 (481-922.1) Шпицберген или Свальбард? Проблемы присутствия России на архипелаге в ХХ – начале XXI веков А.К. Порцель Гуманитарный факультет МГТУ, кафедра истории и социологии Аннотация. Показаны основные принципы российского подхода к меж...»

«Алевтина Корзунова Бани и народные средства http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6190755 Алевтина Корзунова. Бани и народные средства: Научная книга; Москва; 2013 Аннотация Эта книга посвящена ве...»

«ГЕ О Г РА Ф И Я Н А Ц И И : Г РА Н И Ц А И З Е М Л И ИМЯ И НАЦИЯ Э Т Н О Г РА Ф И Я НАЦИИ НЕЗАЛЕЖНОСТЬ НАЦИЯ И ЕЕ БОГИ ПОЛЬСКИЙ МИР ЕВРЕЙСКИЙ МИР РУССКИЙ МИР ТАМ, ПЕТЕРБУРГА НА РЕКАХ ЭЛ И ТА Н А Ц И И : К А Р Ь Е РА И Ф О Р Т У Н А НАЦИЯ И ПАМЯТЬ: ИВАН МАЗЕ П А...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.