WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Н. М. Морозов о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв. Концептуализация М о р о ton Н и к о и»! М и х а и л о в и ч и с т о р и ч е ск и х K f c H.IH.lH l иа*. исторического ...»

-- [ Страница 1 ] --

Н. М. Морозов

о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

Концептуализация

М о р о ton Н и к о и»! М и х а и л о в и ч и с т о р и ч е ск и х

K f c H.IH.lH l иа*.

исторического знания

Концептуализации исторического знан ии

ШТУЧНЫЙ СОфуЛНИ* л або р ато р и и

и стери и Ю ж ной С иби ри

И н с ти ту та ж ш ю п ш ч с я о к я

о российской цивилизации

( и й н р е ш т о о т д е л ен и я РАН.

А итор б о о с с 50 ия чн ы х риСкн

на рубеже XX-XXI вв.

О б Ч1А » н ау ч н ы х и к т с р е е о ь ГП т е о р с т ч ч с с к и с и м с тсю азо ти ч с с так р о с си й ск о й IX p o d tC M U 1ПЖ ИВи Ш Ш ИЛН Ш 1ИИ.

Н. М. Морозов

РО ССИ Й СКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК

СИБИРСКОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ИНСТИ ТУТ ЭКОЛОГИИ ЧЕЛОВЕКА

Н.М. Морозов

КОНЦЕПТУАЛИЗАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО

ЗНАНИЯ О РОССИЙСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ

НА РУБЕЖЕ XX-XXI ВВ.

Кемерово Издательство «Практика»

УДК 94 (571.1): 332.021.8 ББК 63.3 М 64 Утверждено к печати ученым советом Института экологии человека СО РАН Тематический план выпуска изданий СО РАН на 2014 г., № 97

Работа выполнена в рамках научной программы СО РАН:

X.104.2. «Историческое развитие Сибири в составе Российского государ­ ства: роль традиций и новаций», Проект X.104.2.8. «Развитие Кузнецкого края в составе Российского госу­ дарства в XVII-начале ХХ вв.».

О т в ет ст в ен н ы й р е д а к т о р доктор исторических наук, проф. И. Ю. Николаева

Рецензенты:

доктор исторических наук, проф. Б. Г. Могильницкий доктор исторических наук, проф. О. И. Ивонина доктор исторических наук, проф. М. В. Казьмина Морозов Н. М.

Концептуализация исторического знания о российской ци­ вилизации на рубеже XX-XXI вв. / Н. М. Морозов. - Кемеро­ во: Изд-во «Практика», 2014. - 401 с.

ISBN 978-5-86338-069-8 В книге представлен историографический анализ проблемы концептуализации системы исторического знания о российской цивилизации, сложившейся в отечественных науках об обществе в последние четверть века. Рассмотрены подходы к определению ключевых поня­ тий, к выбору для исследований эпистемологических оснований. Анализу подвергнуты идеи, раскрывавшие сущность пространства и времени российской цивилизации, выделены осо­ бенности комплектации цивилизационного подхода. Определены стратегии изучения этниче­ ского менталитета, разработана структура ментального поля русских, прошедшая экспертизу на примере историографических источников, в которых отложились авторские интерпрета­ ции устойчивости мобилизационного типа развития российского общества и державности идеализированной модели государственной власти.

Для специалистов, интересующихся проблемами методологии исторического знания, тео­ рией и историей российской цивилизации.

–  –  –

ПРЕДИСЛОВИЕ

Значительным событием для отечественных обществоведов в 1980-е гг. стало знакомство с антропологической проблема­ тикой, открывшей собой новый этап наращивания и упорядо­ чения системы исторического знания о российской цивилиза­ ции. В своё время процесс его формирования, активно разви­ вавшийся благодаря научному творчеству Н. Я. Данилевского, В. О. Ключевского, Л. И. Мечникова и других русских мыслите­ лей XIX в., после событий 1917 г. был продолжен евразийцами, Н. А. Бердяевым и П. А. Сорокиным, работавшими в условиях эмиграции.





К концу XX в. существенные изменения в мировом полити­ ко-экономическом пространстве, обусловленные глубоким кризисом бывшего СССР и распадом социалистического лагеря, привели к росту самосознания входивших в его состав народов, к пониманию существующей между группами стран (именуе­ мых, согласно традиции немецкой науки1, локальными циви­ лизациями), дистанции не только в экономико­ технологическом плане, но и различий культурно психологического свойства.

В исторических науках были преодолены идеологические барьеры и господство формационной теории. В обстановке тео­ ретического плюрализма стали множиться идеи, методологи­ ческие подходы, претендовавшие на объяснение специфики российской цивилизации и особенностей её институтов. В ре­ зультате с конца 1980 по 2010 г. историографическую нишу указанной проблематики пополнили более сотни монографий, около 200 диссертационных исследований и тысячи статей, 1 Ионов И. Н. Цивилизация: эволюция смыслового содержания понятия и его литературного контекста // Проблемы истории познания. Отв. ред.

К. В. Хвостова. - М.: ИВИ РАН, 2002. - С. 53 - 61.

4 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

разнообразных по теоретической оснастке, драматургии и форме изложения.

В этой связи назрел анализ состояния концептуализации исторического знания о российской цивилизации. Актуаль­ ность исследования предопределена многочисленными и надо сказать не безуспешными примерами использования элемен­ тов цивилизационного подхода, в которых в синтезе с социо­ культурным подходом и формационной методологией в её раз­ личных стадиальных контекстах обществоведы стремились вы­ разить психологическую обстановку и смыслы символического интерьера прошлых эпох, их влияние на свойства субъектов и качественную сторону процессов истории. Количество подоб­ ных работ существенно возросло во второй половине 1990-х гг.

и в течение последующего десятилетия творческая активность авторов не снижалась.

Тем не менее вопрос о том, существует или нет теория ло­ кальной цивилизации для определённой группы специалистов во второй половине нулевых годов XXI в. оставался открытым, и это несмотря на широкое употребление в научном, политиче­ ском и на бытовом уровне соответствующей терминологии. По наблюдениям А. В. Гринёва и солидарного с ним И. В. Купряшкина, данная «теория отдаёт схоластикой и зачастую использу­ ется для того, чтобы «продать» старые идеи тех же евразийцев, славянофилов, религиозных философов, геополитиков в новой, «цивилизационной» упаковке. В целом же можно с сожалени­ ем констатировать, что «расцвет» теории цивилизаций свиде­ тельствует о серьёзном кризисе отечественного обществоведе­ ния на современном этапе его развития» 1.

Необходимость тщательно разобраться в структуре и по­ нять эвристические возможности такого сложного аналитиче­ ского инструментария, каким видится цивилизационный под­ ход, следует из общего понимания единства и многообразия 1 Гринёв А. В. Развитие России и теория цивилизаций / / Мировая экономи­ ка и международные отношения. - 2009. - № 11. - С. 110; Купряшкин И. В.

Методологический тупик цивилизационного подхода // Философия соци­ альных коммуникаций. - 2009. - № 9. - С. 111 - 115.

Предисловие мирового исторического процесса и в нём - неоднородности человечества, при взгляде на которое, образно представленным Л. Б. Алаевым, «с высоты спутника и, рассматривая его исто­ рию в масштабе тысячелетий, мы можем зафиксировать посту­ пательное движение по вполне определённым этапам. Спуска­ ясь ниже, мы видим разнообразные движения отдельных куль­ тур и цивилизаций, вписывающиеся в общемировой процесс или же направляющиеся в обратном направлении. Спускаясь ещё ниже, мы видим траектории движения отдельных обществ, социумов - совершенно уникальные, никто не может повторить траекторию другого. Каждый социум, чтобы не исчезнуть, дол­ жен избрать некий свой путь приспособления к мировой ситуа­ ции: сочетать свою идентичность с вызовами других социумов и цивилизаций»1. Уже непреложной истиной стала мысль о необходимости использования разнообразных исследователь­ ских оптик в многоплановом познании российского историче­ ского опыта, и в этой связи, как нам представляется, ф о р м а­ ционны й, м о д ер н и зац и о н н ы й, ц и в и л и зац и о н н ы й, м ен та л ьн ы й и д р уги е ан а л и ти ч еск и е р есур сы п о зн а ­ н и я о б щ е ств а д о л ж н ы р а б о т а ть в д и ал о ги ч еск о м р е ­ ж и м е, и эти м ето д о л о ги ч еск и в а ж н ы е к а р к асы о б р а ­ зую т тео р е т и ч еск у ю о сн о в у для п р и б л и ж ен и я к к о р ­ р ек тн о й и н тер п р етац и и ф ен о м ен а л о к а л ь н о й ц и в и л и ­ зац и и. Об этом писал В. В. Согрин2, один из первых обозна­ чивший проблему необходимости не противопоставления их друг другу, но напротив, синкретичного использования, без че­ го невозможен путь к историческому синтезу, а стало быть, продолжая его мысль - и к построению теории локальной ци­ вилизации.

1 Алаев Л. Б. Мировой исторический процесс: единство в многообразии //

Многофакторный подход к изучению истории как проблема методологии:

круглый стол в Московском государственном областном университете. - М.:

Изд-во МГОУ, 2012. - С. 15 - 16.

2 Согрин В. В. Теоретические подходы к российской истории конца ХХ века // Общественные науки и современность. - 1998. - № 4. - С. 124.

6 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

Основные положения авторских идей и концепций изуча­ ются нами в фокусе неоклассической модели историографиче­ ского исследования, представленной сочетанием философских, общенаучных, предметных принципов, междисциплинарных подходов, конкретно-исторических методов, позволяющих до­ стичь поставленной цели и решить намеченные задачи (в усло­ виях дискуссионности проблемы комплектации цивилизаци­ онного подхода) в режиме критики и синтеза семантически эк­ вивалентных идей и концепций, знаменующих собой «антро­ пологический поворот» в социально-гуманитарных науках.

Именно в его контексте (подчеркнём - включающем в себя и актуализированное в 1980-е г. знание о локальной цивилиза­ ции) междисциплинарность, как заключили О. М. Медушевская и О. С. Поршнева, стала характерной чертой историческо­ го познания в современную эпоху, которая «требует выхода на более высокий, метадисциплинарный уровень, т.е. на уровень теории познания, эпистемологии»1.

Проблематика локальной, а в нашем случае российской ци­ вилизации, включает ряд в настоящее время «трудных» тем, каждый раз напоминающих о себе историку, ставящему перед собой цель понять атмосферу изучаемого периода, интересую­ щемуся настроениями масс, которые далеко не всегда пред­ ставляли собой следствие материальных причин. Впрочем, сущность последних не выводится из самой себя, но в истоках обнаруживает психологическую субстанцию. Или, как точнее выразился Ю. П. Малинин, «психология... сопричастна всем формам жизни и их эволюции. Поэтому исторический синтез, то есть синтез исторических знаний, возможен благодаря тща­ тельному, всестороннему изучению именно социальной психо­ логии, поскольку она представляет собой ту стихию, где в 1 Медушевская О. М. Профессионализм гуманитарного образования в усло­ виях междисциплинарности // Проблемы источниковедения и историо­ графии. Материалы II Научных чтений памяти академика И. Д. Ковальченко / Ред. С. П.Карпов. - М.: РОССПЭН, 2000. - С. 351; Поршнева О. С. Меж­ дисциплинарные методы в историко-антропологических исследованиях. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2005. - С. 39.

Предисловие наиболее концентрированном виде соединились все особенно­ сти той или иной цивилизации»1 (выделено нами. - Н. М.).

В отечественной историографии одной из таких тем являл­ ся этнический менталитет, изучение его проявлений во всех сферах жизнедеятельности, и это при отсутствии дефиниции ключевого понятия в виде образно-логической формулы, удоб­ ной для усвоения нашему современнику с традиционным цен­ ностно-рациональным мышлением. Накопился определённый объём аналитики, презентующей менталитеты и ментальности в феноменологическом плане, которая требует систематизации в части теоретической обоснованности авторских суждений и включения корректно выражающих реальность в общую конU U фигурацию идей и теорий среднего уровня, организующих ис­ торическое познание специфики российской цивилизации.

В последние два десятилетия с ростом цивилизационного самосознания общество предъявляет заказ на более чёткие смысловые контуры в научном описании и обосновании своей специфики и связанных с ней перспектив отвечать вызовам со­ временности. Наличествующая полисемантичность ключевой терминологии затрудняет диалог между различными социаль­ ными группами, озадаченными поиском собственной идентич­ ности.

Традиционная для историографической части работ ти­ пология дефиниций и краткий комментарий к ним уже не мо­ жет удовлетворить специалиста, ориентирующегося на недву­ смысленные формулировки, предпочитающего взамен рас­ плывчатых контуров чётко выверенные концептуальные пози­ ции как важное слагаемое научного творчества. Поэтому следу­ ет сопоставить сложившиеся семантические поля, что в свою очередь актуализирует поиск новых инструментов для анализа понятийного аппарата, для выделения смысловых фигур, оп­ тимальных по соотношению между уровнем обобщения и со­ держанием.

1 Малинин Ю. П. Общественно-политическая жизнь позднесредневековой Франции X IV -X V века. - СПб.: Изд-во Санкт-Петербургского ун-та, 2000. С. 4 - 5.

8 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

В рассматриваемый период в гуманитарных науках под влиянием антропологического, лингвистического и других «поворотов», а также в преодолении постмодернистского «вы­ зова», существенно обогатилась теоретическая база и аналити­ ческий инструментарий. В работах Л. Б. Алаева, В. В. Алексеева, М. А. Барга, Ф. Н. Блюхера, А. Я. Гуревича, О. Г. Дуки, Г. И. Зве­ ревой, И. Н. Ионова, А. А. Искендерова, И. Д. Ковальченко, В. А. Лекторского, Е. А. Мамчур, О. М. Медушевской, Л. А. Микешиной, Б. Г. Могильницкого, И. Ю. Николаевой, Ю. С. Пивоварова, А. В. Полетаева, Ю. А. Полякова, О. С. Поршневой, Л. П. Репиной, М. Ф. Румянцевой, Н. С. Розова, И. М. Савелье­ вой, В. В. Согрина, В. С. Стёпина, А. И. Филюшкина, К. В. Хво­ стовой, Л. Р. Хут, З. А. Чеканцевой и многих других исследова­ телей критический анализ сложившейся историографической ситуации в области гуманитарных наук сочетался с поиском новых методов изучения сверхсложной системы «человек». Ве­ сомым результатом явилась разработка методики полидисциплинарного синтеза (И. Ю. Николаева)1 в рамках интердисци­ плинарной истории (Л. П. Репина)2. Тем самым перед научным сообществом открывались новые возможности в изучении внутренних механизмов жизнедеятельности локальных циви­ лизаций.

Одновременно отечественные историки: Е. В. Алексеева, А. Н. Боханов, М. М. Громыко, И. Н. Данилевский, В. П. Дани­ лов, В. В. Колесов, П. В. Лукин, Л. В. Милов, Б. Н. Миронов, Н. В. Синицина, О. А. Сухова, И. Ф. Худушина, А. Л. Юрганов и многие другие, опираясь на верифицируемые знания об этапах российской истории и динамике развития социальных институ­ тов, открывали возможности антропологического ракурса в по­ нимании и объяснении механизмов их функционирования.

В работах А. С. Ахиезера, С. А. Бабушкина, В. Э. Багдасаряна, А. О. Бороноева, К. К. Васильевой, В. П. Визгина, 1 Николаева И. Ю. Полидисциплинарный синтез и верификация в истории.

- Томск: Изд-во Том. ун-та, 2010. - С. 45 - 98.

2 Репина Л. П. Историческая наука на рубеже X X -X X I вв.: социальные тео­ рии и историографическая практика. - М.: Кругъ, 2011. - С. 44.

Предисловие А. А. Вилкова, Ю. А. Вьюнова, О. В. Гаман-Голутвиной, А. А. Горского, Л. Н. Гумилёва, Б. С. Ерасова, И. Н. Ионова, Б. И. Каверина, С. И. Каспэ, В. Ж. Келле, Я. А. Кеслера, Ю. Ф. Кожурина, Н. Г. Козина, И. В. Кондакова, Л. Г. Королё­ вой, С. Э. Крапивенского, Б. Н. Кузык, Э. С. Кульпина, В. А. Лубского, С. В. Лурье, Л. М. Марцевой, Н. Н. Моисеева, М. П. Мчедлова, М. М. Мчедловой, В. М. Найдыша, Л. И. Нови­ ковой, Ю. В. Олейникова, И. Б. Орлова, И. Б. Орловой, A. С. Панарина, А. А. Пелипенко, И. А. Петровой, О. А. Платонова, О. В. Плебанек, Д. В. Полежаева, Ю. В. Попко­ ва, О. С. Поршневой, Е. Б. Рашковского, Л. И. Семенниковой, О. А. Сергеевой, И. В. Следзевского, Н. В. Старостенкова, B. К. Трофимова, А. Я. Флиера, А. Г. Фонотова, К. В. Хвостовой, В. Л. Цымбурского, В. Ф. Шаповалова, Я. Г. Шемякина, Л. И. Шерстовой, Г. Ф. Шиловой, И. Г. Яковенко, Ю. В. Яковца, Ю. Л. Ярецкого и многих других авторов ставились задачи при­ кладного характера, как комплексного, так и сегментарного ис­ следования цивилизационной и полиментальной специфики России.

Анализу аналитического ресурса указанной ниши знаний были посвящены отдельные, написанные с глубоким знанием вопроса, статьи Б. С. Ерасова, И. Н. Ионова и И. В. Следзевского. Впрочем, формат статьи всегда накладывает ограничения на объём текста и возможность привлекать большой массив ана­ литики, требующей систематизации, переработанной в широ­ кие обобщения. Таким образом, наличие богатейшего материа­ ла по истории отдельных институтов российской цивилизации и его в теоретическом плане фрагментарно изученная органи­ зация предопределили в качестве предмета нашего исследова­ ния концептуализацию исторического знания о российской ци­ вилизации в отечественной историографии в период второй половины 1980-х гг. - 2010 г.

Она представляет собой многоуровневую организацию мыслительной деятельности, направленную на создание с по­ мощью исследовательских процедур абстрактных конструкций 10 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

в виде смыслов слов, превращая их в ключевые понятия; обес­ печение связности исторической фактологии, категорий и идей в предметном, междисциплинарном и проблемном полях;

формирование системного представления о российской циви­ лизации, обеспечивая тем самым теоретическое понимание её ч «_ U U ^ целостности1, свойств, состояний и связей с другими объектами истории.

Вводимые ограничения в отношении чрезвычайно объём­ ного историографического поля обусловлены двумя причина­ ми. Во-первых, уже имеются достаточно свежие и добротные работы с анализом развития идей о цивилизации, высказанных зарубежными и русскими мыслителями2. Во-вторых, историче­ ское знание о российской цивилизации приумножалось выво­ дами многих социально-гуманитарных и естественных наук, со­ ставивших референтную группу3 с солидарным отношением к истории, которая, по мнению Л. П. Репиной, в их контексте вы­ ступает типом когнитивной исследовательской деятельности, меняющим классическую конфигурацию ранее обособленных дисциплинарных территорий4. Аналогичный путь в творческую 1 Целостность, согласно Ю. П. Сурмину, это свойство однокачественности системы как целого, которую выражают элементы в их реальном взаимо­ действии (Сурмин, Ю. П. Теория систем и системный анализ: учебное по­ собие. - Киев: МАУП, 2003. - С. 361).

2 См.: Ионов И. Н. Цивилизационное сознание и историческое знание: про­ блемы взаимодействия. - М.: Наука, 2007. - 499 с.; Ионов И. Н., Хачатурян М. В. Теория цивилизаций от античности до конца XIX века. - СПб.: Алетейя, 2002. - 383 с.; Емельянов-Лукьянчиков М. А. Иерархия радуги: рус­ ская цивилизация в наследии К. Н. Леонтьева, Н. Я. Данилевского, О. А. Шпенглера, А. Дж. Тойнби. - М.: Рус. мiръ, 2008. - 694 с.; Могильницкий Б. Г. История исторической мысли XX века: Курс лекций. Вып. I: Кри­ зис историзма. - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. - С. 31 - 49, 92 - 144;. Вып.

II: Становление «новой исторической науки». - Томск: Изд-во Том. ун-та, 2003. - С. 6 - 110; Свистунов М. Н.

Российская цивилизация и православие:

диалектика их взаимоотношений и перспективы развития: дис.... д-ра. филос. наук. - М., 2005. - С. 37 - 70 и другие.

3 В данном контексте понятие референтной группы означает совокупность социально-гуманитарных и естественных наук, своими идеями, концепци­ ями и выводами внёсших вклад в развитие теоретической составляющей исторического знания о российской цивилизации.

4 Репина Л. П. Указ. соч. - С. 390 - 391.

Предисловие лабораторию историков в своё время проделали все без исклю­ чения общеизвестные теории (формаций, модернизации и дру­ гие). Таким образом, в части разработки цивилизационных знаний они не обладали монополией, но располагали методо­ логическими возможностями адаптировать выводы других наук.

В-третьих, как нам представляется, в трудах отечественных интеллектуалов, несмотря на примеры, как успешного заим­ ствования, так и имитации зарубежной аналитики, разрабо­ танной для понимания иной социокультурной среды, в боль­ шей степени выражены система мышления и знаковые симво­ лы, установки и традиции, связи и отношения, характерные для представителей российской цивилизации. Данный фактор, и мы в этом убеждены, даёт надежду на получение менее иска­ жённого обобщающего представления о цивилизационной спе­ цифике российского общества.

Исследование относится к области проблемной историо­ графии и методологии истории, поэтому научный инструмен­ тарий комплектовался принципами и методами, усвоенными благодаря работам Е. Б. Заболотного, А. И. Зевелева, В. Д. Камынина, В. П. Корзун, Б. Г. Могильницкого, М. В. Нечкиной, И. Ю. Николаевой, О. С. Поршневой, В. С. Прядеина, А. Т. Тертышного, М. Н. Чистанова и других т -1 U U U представителей отечественной исторической науки. Был изу­ чен большой корпус источников, насчитывающий около 2-х тысяч монографий, диссертационных работ и статей, класси­ фицированных по типам историографических источников и рассматриваемой проблематике. В сносках упоминается около 900 работ, принадлежащих перу более 600 специалистов раз­ личных областей гуманитарных и естественно-научных знаний.

Исследованием охвачены четыре крупные проблемы, раз­ делённые по соответствующим главам, состояние концептуали­ зации которых характеризует общий уровень их осмысления в рассматриваемый период. Первая глава посвящена анализу и переосмыслению с помощью конкретно-исторических методов 12 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

семантических полей ключевых понятий «локальная цивили­ зация», «цивилизационный подход» и «теория локальной ци­ вилизации».

Во второй главе впервые сформулирована проблема про­ странства и времени российской цивилизации, поиск принци­ пов цивилизационного подхода, которые изучаются в контексте эпистемологических оснований, на которых выстраивалась данная ниша знаний.

Третья глава посвящена анализу проблематики менталите­ та. Изложен авторский взгляд на порядок формирования мен­ талитета русских - титульного этноса, являющегося системооб­ разующим в полиментальном и поликонфессиональном про­ странстве российской цивилизации. Рассмотрены версии структуры менталитета и ментальности как метода историко­ психологической реконструкции её (цивилизации) свойств.

В четвёртой главе на примере историографических источ­ ников проведена экспертиза семантических полей понятий «мобилизационный тип развития» и «державность» на экви­ валентность авторским представлениям об одноимённых архетипических образах соответственно развития общества и госу­ дарственной власти, характеризующих российскую цивилиза­ цию. Впрочем, они не исчерпывают проблемы её специфики, но эти параметры были избраны как наиболее доступные для осуществления указанного подхода.

Автор лишь по мере необходимости вторгался в область схоларной историографии, полагая, что изучение творческих процессов внутри научных школ и в отношении конкретных исследователей, приумножавших историческое знание о рос­ сийской цивилизации, является темой отдельной работы.

Предпринятое исследование не могло состояться без опоры на традиции исторического познания, накопленные многими поколениями отечественных обществоведов. Большим подспо­ рьем в период работы над рукописью стали ценные советы и наставления нашего научного консультанта И. Ю.

Николаевой, д.и.н., профессора Томского государственного педагогического Предисловие университета, а также рекомендации, с благодарностью полу­ ченные: от рецензентов, миссию которых выполнили:

Б. Г. Могильницкий, д.и.н., профессор Томского государствен­ ного университета; О. И. Ивонина, д.и.н., профессор Новоси­ бирского государственного педагогического университета, М. В. Казьмина, д.и.н., профессор Кемеровского государствен­ ного университета. Автор выражает глубокую признательность В. А. Волчеку, д.и.н., профессору, главному научному сотрудни­ ку Института экологии человека СО РАН за неоценимую под­ держку на завершающей стадии работы над рукописью.

14 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

–  –  –

1.1. ПОНЯТИЕ «ЛОКАЛЬНАЯ ЦИВИЛИЗАЦИЯ» КАК ПРЕДМЕТ

ИССЛЕДОВАНИЯ

Современные стандарты научности содержат требование точного и обоснованного выражения раскрываемых смыслов с помощью терминологического аппарата, состоящего из сово­ купности понятий1, призванных непротиворечиво описывать и объяснять предмет изучения. Исследователь, желающий при­ близиться к истине и быть адекватно понятым, выстраивает свои формулировки по характерным для его творческого по­ черка правилам: эпистемологическим, дисциплинарным тео­ ретическим и методологическим, логическим и соответствую­ щим мировоззренческим предпочтениям.

В развернувшейся на рубеже XX-XXI вв. системной пере­ стройке исторического знания об обществе особую популяр­ ность приобрели концепции с такими ключевыми понятиями, как: локальная цивилизация, цивилизационный подход и тео­ рия локальной цивилизации. Первое понятие, и одновременно базовое, нередко ошибочно замещаемое полисемантичной U / U «цивилизацией» (что в значительной степени размывало пред­ ставление о предмете исследования), употреблялось для обо­ значения масштабного в социальном измерении субъекта исто­ рии. Второе подразумевало наличие особого методологическо­ 1 «Понятие — есть мыслимое отражение объекта в его общих и существен­ ных признаках.

Понятие является рациональным отражением действитель­ ности, формой концентрированного знания» (Философия для аспирантов:

Учебник / Под ред. И. И. Кального. 3-е изд., стер. - СПб.: Издательство «Лань», 2003. - С. 389).

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов го аппарата, а третье - совокупности аналитических конструк­ ций, нацеленных на понимание и объяснение его (субъекта) ге­ незиса.

В 1990 году, оценивая общий уровень осмысления интере­ сующего нас понятийного аппарата, М. А. Барг заметил, что «несмотря на двухвековую историю, термин «цивилизация»

так и не приобрёл самостоятельного категориального смысла» 1.

Это заключение, по существу, обозначило исходное состояние в усвоении цивилизационных знаний в России накануне уже масштабного приобщения к ним представителей социогуманитарных наук.

В последующие двадцать лет в отечественной историогра­ фии, представленной трудами историков, философов, культу­ рологов, социологов, экономистов, социологов и специалистов ещё многих дисциплин, появилось множество вариантов ин­ терпретации базовых понятий, а также выстроенных на их ос­ нове терминосистем и аналитических конструкций2. Тем не ме­ 1 Барг М. А. О категории «цивилизация» // Новая и новейшая история. С. 32.

2 См.: Абросимова И. А. Методологическая роль понятия цивилизации в со­ циально-философском исследовании: автореф. дис.... канд. филос. наук. Саратов, 2000. - 20 с.; Амелина Е. М. Понятие «цивилизация» вчера и се­ годня // Общественные науки и современность. - 1992. - № 2. - С. 94 - 102;

Антипова Е. В. Понятие цивилизации в контексте социально-философского знания / / Цивилизация и общественное развитие человека. Сборник статей / Отв. ред. Н. В. Клягин. - М.: ИФАН, 1989. - С. 48 - 57; Бромлей Н. Я. К во­ просу о соотношении понятий «цивилизация» и «формация» (Полемиче­ ские заметки) // Цивилизации. - Вып. 1. - М.: Наука, 1992. - С. 225 - 228;

Бучило Н. Ф., Чумаков А. Н. Понятие цивилизации // Бучило Н. Ф., Чума­ ков А. Н. Философия. - М.: ПЕР СЭ, 2001. - С. 324 - 334; Гаджиев К. С. По­ нятие цивилизации // Гаджиев К. С. Геополитика. - М.: Межд. Отношения, 1997. - С. 40 - 51; Гринин Л. Е. Формация и цивилизация // Философия и общество. - 2000. - № 4. - С. 5 - 47; Ерасов Б. С. Цивилизации: Универса­ лии и самобытность. М.: Наука, 2002. - С. 10 - 55; Келле В. Ж. Цивилизация как социокультурное образование // Цивилизация. Культура. Личность. / Отв. ред. В. Ж. Келле. - М.: Эдиториал УРСС, 1999. - С. 25 - 44; Клягин Н. В.

Цивилизация как закономерность истории // Философия и общество. С. 90 - 105; Кораев Т. К. Цивилизация: понятия, модели //Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литера­ тура. - Серия 9. Востоковедение. - 2004. - № 1. - С. 24 - 43; Майоров Н. И.

16 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

нее к завершению первого десятилетия XXI в. сформировалось стойкое убеждение, которое озвучил И. Н. Ионов. «В результате статус теории цивилизаций, - утверждал он, - остаётся непро­ яснённым. Не до конца понятно, сохраняет ли эта теория пози­ тивное значение для социально-исторического знания»1. С ироничным подтекстом аналогичная мысль афористично была вынесена в название двух статей известного востоковеда Л. Б. Алаева2. Высказывались сомнения в универсальности смыслов, которыми нагружались дефиниции. Ключевая тер­ минология, отмечал Б. С. Ерасов, искусственно присоединяе­ мая некоторыми авторами к различным понятиям (революция, Категории «формация», «цивилизация», «культура» как базовые в описа­ нии и объяснении истории Древнего Востока // Майоров Н. Н. Введение в историю Древнего Востока. Учебное пособие. - Томск: Изд-во Томского университета, 2003. - С. 18 - 42; Мчедлова М. М. Понятие цивилизации: ге­ незис, эволюция, методологическое значение // Российская цивилизация (этнокультурные и духовные аспекты). К 70-летию профессора М. П. Мчедлова. - М.: РНИСиНП, 1998. - С. 17 - 29; Новикова Л. И. Понятие «цивилизация» и его познавательные функции // Цивилизация и культура в историческом процессе. Репринты докладов советских учёных к XVII Все­ мирному философскому конгрессу «Философия и культура» (Канада, Мон­ реаль, 21-27 августа 1983 г.). - М., 1983. - С. 4 - 9; Новикова Л. И. Цивили­ зация как идея и как объяснительный принцип исторического процесса // Цивилизации.

- Вып. 1. - М. [б. и.], 1992. - С. 9 - 26; Поляков А. Н. Цивили­ зация как социальная система: теория, типология и метод / / Вопросы исто­ рии. - 2007. - № 11. - С. 52 - 63; Прокофьева Г. П. Становление категории «цивилизация» как универсальной единицы анализа исторического про­ цесса: дис.... канд. филос. наук. - Хабаровск, 2001. - 141 с.; Сайко Э. В. Ци­ вилизация как системное выполнение исторического содержания социаль­ ной эволюции и носитель субъектных возможностей социума // Развитие цивилизации и Новый Свет: Первые Кнорозовские чтения: Материалы науч. конф., 20 -21 окт. 1999 г. / Отв. ред. А. П. Логунов и др. - М.: РГГУ, 1999. - С. 15 - 18; Самусенко И. М. Понимание цивилизации как феномена культуры // Вестник Адыгейского государственного университета. - 2008. С. 412 - 419; Шрейбер В. К. Понятие «цивилизация» в свете истории идей // Вестник Челябинского университета. - Сер. 1. - 2002. - № 2. - С. 5 Ионов И. Н. Цивилизационное сознание и историческое знание: пробле­ мы взаимодействия. - С. 33.

2 Алаев Л. Б. Где тонко - там и порвалось! // Новая и новейшая история. С. 88 - 90; Алаев Л. Б. Смутная теория и спорная практика: о новейших цивилизационных подходах к Востоку и к России // Историче­ ская психология и социология истории. - 2008. - № 2. - С. 87 - 112.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов прогресс и другим), стала утрачивать свою содержательную определённость1.

Коллизия вокруг и внутри системы цивилизационных зна­ ний, связанная с их теоретической неоформленностью, но вос­ требованностью в политической и духовной жизни страны, не­ редко стимулировала авторитетных исследователей к поиску и гтч нетривиальных рекомендаций. Так, сопоставляя полярные ар­ гументы, поддерживающие или отрицающие существование российской цивилизации как самостоятельного макросоциума, В. Э. Багдасарян предлагал прагматичный вариант завершения затяжной дискуссии. «Выходом из дефиниционного тупика, писал он, - может послужить предложение абсолютной откры­ тости «цивилизационного клуба». Цивилизациями должны быть признаны те историко-культурные общности, которые саморепрезентуются таковыми. Если, к примеру, Украина найдет основания для цивилизационной самоидентификации, - пусть будет украинская цивилизация. Чем шире окажется масштаб цивилизационной множественности, тем духовно богаче пред­ станет полицентричный традиционалистский мир»2. Подобные «реверансы» авторитетного историка, возможно, актуальны в краткосрочной перспективе по политическим соображениям.

Впрочем, польза от искусственного стимулирования амбиций национального самосознания народа, обладающего скромными социальными параметрами, по масштабам не соответствующи­ ми системности локальных цивилизаций, как её понимали и более основательно объясняли другие признанные специали­ сты, и их было большинство, уже вызывает сомнения.

Имела ли данная коллизия перспективу разрешиться в пределах существовавших когнитивных практик? Чтобы это 1 Ерасов Б. С. Проблемы теории цивилизаций // Новая и новейшая история.

- 1995. - № 6. - С. 184.

2 Багдасарян В. Э. Цивилизационный альтерглобализм: традиционалист­ ский проект // От диалога цивилизаций к сотрудничеству и интеграции.

Наброски проблемного анализа. / Под общей редакцией С. С. Сулакшина.

2-е издание. - М.: Научный эксперт, 2006. - С. 122.

18 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

выяснить, следует ещё раз обратиться к анализу определений локальной цивилизации, отразивших концептуальные и дис­ циплинарные предпочтения, логику рассуждений исследовате­ лей и различные приёмы их структурирования. Изучение ди­ намики исторического содержания интересующего нас терми­ нологического аппарата непосредственным образом связано с учётом тенденций в отечественной историографической куль­ туре, с её достижениями в области развития цивилизационных знаний в целом и причинами отсутствия дефиниций со смыс­ ловой достаточностью в частности, то есть в которых бы соблю­ далось логическое соответствие между заявленным в определе­ нии уровнем системности субъекта и его информативностью.

В результате предварительного изучения источников инте­ ресующий нас историографический период был выделен как этап первоначального усвоения социогуманитарным сообще­ ством уже накопленной в мировой науке суммы исторических знаний о локальной цивилизации, появления собственных аналитических конструкций, формирования предметных под­ ходов к поиску смыслов ключевого понятия. Как оказалось, усвоению указанной проблематики наилучшим образом соот­ ветствовала историософская риторика, располагавшая универ­ сальным языком и категориями, на основании и с помощью ко­ торых учёные экспериментировали с различными схемами де­ финиций и выделяли наиболее значимые признаки определя­ емого. Ясно, что обществоведам при выборе методологической стратегии, которая бы позволила «не впасть в грех» сотворить недосказанность, однобокую трактовку, или стать автором оче­ редной мифологемы, в первую очередь следовало бы руковод­ ствоваться основными принципами онтологии, призывавшими к полноте описания явления (процесса), к согласованности ис­ пользуемых постулатов и логической выводимости всех след­ ствий из первоначальных формул1.

1 Блюхер Ф. Н. Философские проблемы исторической науки. - М.: ИФ РАН, 2004. - С. 109 - 110.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов В условиях «безбрежного»1 плюрализма исследователи со­ здавали дефиниции, показавшие не только взаимную разоб­ щенность в теоретическом и мировоззренческом плане, но и следование общему вектору - видеть в определяемом целост­ ность, но обозначать её различными наборами признаков, с помощью которых, как правило, вырабатывалось недостаточно исчерпывающее или нечёткое, а порой и эклектичное понима­ ние цивилизации. Перспектива получить менее искажённые представления о приёмах составления и содержании смыслов, вложенных в существующие дефиниции открывается, на наш взгляд, в переосмыслении сложившихся семантических полей ключевых понятий с помощью конкретно-исторических мето­ дов (историко-сравнительного, историко-типологического и историко-генетического) - проверенного инструментария ис­ торического познания.

Поставим задачу реализовать эти возможности на базе од­ ной из полидисциплинарных технологий - вероятностно­ смыслового подхода, разработанного О. Г. Дукой в целях выяв­ ления в концепциях истории методологических компонентов историософского и иных предметных уровней. Основу подхода составляет понимание исторического процесса как семиотиче­ ской системы, расшифровка которой осуществляется универ­ сальным для этого случая языком герменевтики, позволяющим сопоставить многозначные планы значений теорий и гипотез2.

и и о Внимание учёного к последним концентрируется в первую оче­ редь на терминах. Следуя моррисовской семиотической триаде, он обращает внимание на принципы построения, а именно: об­ ласть синтаксического анализа; наделения смыслами (область 1 Смоленский Н. И. Заключительное слово // Многофакторный подход к изучению истории как проблема методологии: круглый стол в Московском государственном областном университете. - М.: Изд-во МГОУ, 2012. - С.

82.

2 Дука О. Г. Эпистемологический анализ теорий и концепций исторического развития с позиций вероятностно-смыслового подхода (на примере россий­ ской историографии). - Омск: Изд-во ОмГАУ, 2001. - С. 10 - 14.

20 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

семантического анализа) и стратегии использования в тексте, где в сочетании с другими словами ключевое понятие приобре­ тает новое содержание.

Теоретическое обоснование вероятностно-смысловой под­ ход получил благодаря синтезу выбранных автором эпистемо­ логических схем, в прагматической части взаимодополнявших и расширявших объясняющие возможности каждой. Среди них

- концепция Ю. М. Лотмана о динамической семиотической системе, обосновывающая оптимальные (на современном уровне научных знаний) преимущества принципа структурного описания объекта через выделение составляющих его элемен­ тов и связей. В частности, им были учтены закономерные усло­ вия снижения внутренней информативности семиотической системы по мере возрастания её упорядоченности. При этом, как нам представляется, эффективным инструментом контроля над тем, как соблюдались смысловые пропорции между ука­ занными элементами и связями, может быть выявление между ними логического соответствия, законы и условия которого ак­ сиоматичны, следовательно, конвенционально могут быть при­ знаны объективными в качестве основы для сопоставления де­ финиций с позиций формальной логики.

Сопоставление определений по другим основаниям (кон­ цептуальным, предметным и другим) указывает на их разнооб­ разие в более узком коридоре значений особенных форм и со­ держания. При этом расширяется кругозор в понимании мно­ гоуровневой системности локальной цивилизации, но поиск смысловой достаточности дефиниции превращается в предмет перманентных дискуссий об интеллектуальных предпочтениях.

Методику, предназначенную для анализа различных ин­ терпретаций термина «локальная цивилизация», целесообраз­ но дополнить функционально-стилистическим подходом, пред­ ставляющим собой поиск присущих конкретному умозаключе­ нию стилевых черт (логичности, последовательности повество­ вания, ясности изложения) и стилевых средств (языковой спе­ Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов цифики синтаксического уровня)1. Из сказанного следует, что недостатки той или иной дефиниции в семантическом строе можно определить по соответствию авторских приёмов варьи­ рования смыслами нормативам научного стиля речи.

Гносеологические пределы дефиниций понятия цивилизации по Б. С. Ерасову В функционально-содержательном плане глубина разра­ ботки понятийного аппарата зависела от методологического инструментария, которым располагал тот или иной автор: от его способности «видеть» как очевидные, так и непосредствен­ но не наблюдаемые специфические свойства того или иного со­ общества; от нацеленности на проведение аналогий, паралле­ лей и других аналитических операций; от усвоенной техники построения логически безупречных умозрительных конструк­ ций. Отмечая необходимость введения в историографию циви­ лизационного подхода, М. А. Барг высказал убеждение в том, что «придавая термину «цивилизация» парадигмальный смысл вместо описательного, историческая наука приобретает познавательную призму, сквозь которую общество выступает как всеобъемлющая макросистема, и притом в человеческом (субъективном) плане не абстрактно-обезличенной, а подлин­ и KJ но-исторической и конкретной»2.

В рассматриваемый период изыскания многочисленных сторонников этой точки зрения начинались с анализа встре­ ченных в литературе версий определения базового понятия.

Наиболее полная систематика концептуальных подходов, кото­ рые когда-либо использовались для его осмысления, была со­ 1 Артамонов В. Н. Функционально-стилистический анализ текста: Учебное пособие. - Ульяновск: УлГТУ, 2004. - С. 5; Котюрова М. П. Культура науч­ ной речи: текст и его редактирование: Учебное пособие. - М.: Флинта;

Наука, 2008. - С. 18.

2 Барг М. А. Цивилизационный подход к истории: дань конъюнктуре или требование науки? // Цивилизации. - М.: «Наука», 1993. - Вып. 2. - С. 14 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

ставлена Б. С. Ерасовым и опубликована в фундаментальном труде, вышедшем в свет после смерти философа. По характеру содержания было выделено 9 групп интерпретаций1, в соответ­ ствии с которыми цивилизация представлялась в виде опреде­ лённого типа общества, а именно:

- общество вообще,

- общество как продукт взаимодействия с природой,

- общество как продукт разделения труда,

- городское общество,

- общество с либеральными ценностями,

- материальная сторона человеческой деятельности,

- качественная специфика крупномасштабного общества,

- социокультурная общность,

- совокупность общих характеристик и достижений чело­ вечества.

Борис Сергеевич отдавал предпочтение следующей форму­ лировке: «Цивилизация как социокультурная общность, фор­ мируемая на основе универсальных, т.е. сверхлокальных цен­ ностей, получающих отражение в мировых религиях, которые составляют целостные системы социокультурной регуляции, включая подсистемы морали, права, искусства, философии и т.д.»2. В определении превалировали нормативные признаки, ставшие в 1990-е гг. визитной карточкой нового для отече­ ственной мысли культурологического подхода и созданных на его основе цивилизационных концепций, выступавших в каче­ стве антитезы формационному редукционизму.

В отношении каждой из выделенных групп были обозначе­ ны пределы познавательных возможностей, обусловленные в основном двумя факторами: дисциплинарными и концепту­ альными предпочтениями. В дефинициях, по мнению Б. С. Ерасова, внимание исследователей фокусировалось на од­ ном из двух моментов: либо на отдельных (или на определён­ 1 Ерасов Б. С. Цивилизации: Универсалии и самобытность. - С. 19 - 36.

2 Там же. - С. 33.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов ной совокупности), с их точки зрения, показательно характери­ зующих звеньях духовной или материальной сферы; либо на основе их противопоставления.

Признаки «нерезультативности» узко предметного ракурса в изучении цивилизации убедительно выразил В. Ф. Шапова­ лов, отметивший, что «его модификации неизбежно огрубляют реальность, чрезмерно упрощают и схематизируют её. Это свя­ зано, в частности, с тем, что монистический подход ставит пе­ ред собой неразрешимый в общем виде вопрос - о первичности одного фактора и вторичности, подчинённости других» 1.

Концептуальные предпочтения свидетельствовали о при­ верженности авторов тому или иному типу рациональности.

Для некоторых этот момент был неявным (интуитивным), но служил серьёзным препятствием для взаимопонимания с кол­ легами по указанной выше проблематике, в том числе и по по­ воду базового понятия2.

Присутствовавшие в историографии многочисленные ва­ рианты типологии определений цивилизации, выполненные исследователями до и после Б. С. Ерасова, кроме дополнитель­ ных подтверждающих аргументов и особого порядка построе­ ния описательной части, являлись её аналогом в усечённом виде3. Обилие дефиниций не могло заслонить собой дефицит 1 Шаповалов В. Ф. Россиеведение: Учебное пособие для вузов. - М.: ФАИРПРЕСС, 2001. - С. 28.

2 Эту мысль развивал И. Н. Ионов: Ионов И. Н. Теория цивилизации и не­ классическое знание (Социокультурные предпосылки макроисторических интерпретаций). - С. 141 - 155.

3 Антипова Е. В. Указ. соч. - С. 48 - 57; Василенко Ю. В. Соотношение фор­ мационной и цивилизационных концепций исторического процесса: дис....

канд. филос. наук. - Пермь, 1999. - С. 3 - 5; Гудожник Г. С. Цивилизации:

развитие и современность // Вопросы философии. - 1986. - № 3. - С. 33 Каверин Б. И., Суставов В. П. Современная теория цивилизации: к опре­ делению исходного понятия // Право и образование. - 2012. - № 6. - С. 106

- 117; Каньшин А. Н. Российская цивилизация во взаимодействии поколе­ ний: социально-философская концепция: дис.... д-ра ист. наук. - М., 2005.

- С. 31 - 51; Катаева О. В. «Цивилизация» - вечный поиск денотата // Мето­ дологические проблемы творческой деятельности / Под ред. А. Н. Лощилина, Н. П. Французовой. - М., 2005. - С. 87 - 93; Королёва Л. Г. Культурно­ 24 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

конструктивных предложений по изысканию всех устраиваю­ щих универсальных смыслов, как известно, выступающих важ­ ным условием для трансформации идеи в теорию. Более того, были упрёки по поводу ошибочности такой постановки вопроса как бесперспективной, типичной для классической науки, хотя она характерна и для нео-(постне) классики1.

цивилизационная идентичность России: (история, сущность, перспективы).

- М.: Курский гос. ун-т, 2005. - С. 20 - 33; Лубский А. В. О методологии изу­ чения локальных цивилизаций // Historia - magistra vitae. Межвузовский сборник научных трудов, посвящённый 60-летию профессора А. А. Аникее­ ва. - Пятигорск: Изд-во ПГЛУ, 2002. - С. 21 - 37; Мчедлова М. М. Цивили­ зация // Российская цивилизация: Этнокультурные и духовные аспекты:

Энциклопедический словарь / Ред. кол.: М. П. Мчедлов и др. - М.: Респуб­ лика, 2001. - С. 486 - 490; Найдыш В. М. Цивилизация как проблема фило­ софии истории // Основания цивилизации: философский анализ / Отв. ред.

В. М. Найдыш. - М.: СигналЪ, 2001. - С. 9 - 147; Пестерев В. Н. К вопросу систематизации значений понятия «цивилизация» [Электронный ресурс] // Социальные процессы в современной Западной Сибири. Сб. статей. Горно-Алтайск, 2002. - URL:http://elib.gasu.ru/konf/SocPr/2002/sp42.shtml (дата обращения 25.11.2009); Поля­ ков А. Н. Цивилизация как социальная система: теория, типология и метод // Вопросы истории. - 2007. - № 11. - С. 52 - 63; Прокофьева Г. П. Станов­ ление категории «цивилизация» как универсальной единицы анализа ис­ торического процесса: дис.... канд. филос. наук. - Хабаровск, 2001. - С. 14 Самусенко И. М. Российская цивилизация: социокультурные аспекты анализа: автореф..д и с. канд. филос. наук. Ставрополь, 2009. - С. 14 - 16;

Семенникова Л. И. Концепт цивилизации в современной историографиче­ ской ситуации в России. - С. 32 - 35; Субетто А. И. Российская цивилизация и экономические законы ее развития / / Журнал правовых и экономических исследований. - 2008. - № 1. - С. 12 - 13; Яковлев И. А. История человече­ ства: история отношений человека и природы как цивилизационный про­ цесс. - СПб.: Алетейя, 2006. - С. 131 - 149.

1 В научной литературе, согласно В.С. Степину, принято использовать поня­ тие «постнеклассический тип рациональности». Само слово «постнеклассический» содержит смысловую неопределённость, и у исследователей зако­ номерно возникают вопросы: «а что же после?» и «означает ли это отрица­ ние неклассики, и тем более - классики?». Аналогичные вопросы историки себе задают, пытаясь вникнуть в содержание понятия «постсоветский». В этой связи мы используем словосочетание «нео-(постне) классический тип рациональности». Оно конечно более громоздко, но кажется более опреде­ лённым, так как обращено к традициям всех типов рациональности, кото­ рые востребованы через синтез их познавательных установок, социогуманитарного и естественнонаучного знания и других эпистемологических па­ раметров, присущих им.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов На этом фоне компромиссным вариантом объяснения дефиниционного тупика явились рассуждения И. Н. Ионова о вы­ сокой лабильности термина, в котором «в течение двух с поло­ виной веков, включая и рассматриваемый период, спрессовы­ вались оказавшиеся затем нестойкими ранее вложенные смыс­ лы. По мере накопления фактического материала и осознания в череде обновляющихся концепций, его содержание прирас­ тало новыми интерпретациями признаков и свойств (т ерм и н

- Н. М.). становиться сложнее и многомернее, - и десятилетия спустя выясняется, что прежние попытки «ниспровержения»

делают парадигмальное понятие только устойчивее в новых теоретических бурях» 1.

На основании вышеизложенного можно заключить, что в результате анализа версий понятия «цивилизация», взятых из зарубежных и отечественных источников, Б. С. Ерасовым была установлена последовательность появления новых историко­ социологических и историко-культурных смыслов, обусловлен­ ная этапами общего процесса концептуализации социогуманитарных знаний. Однако с введением в научный оборот новых значений прежние оставались также востребованными, удовле­ творяя частные методологические запросы интеллектуалов. В итоге уже в 1990-е гг. понятие цивилизации оказалось семан­ тически перегруженным и его использование без специальных оговорок не только существенно усложняло научный диалог, но нередко делало невозможным.

Для обоснования этого приёма мы использовали выводы из докторской диссертации известного специалиста по исторической эпистемологии А. В. Лубского «Альтернативные модели исторического исследования». Он выделил признаки неоклассической модели исторического исследования, которая стала формироваться в конце ХХ в. в рамках постнеклассической рациональности с характерным критическим, реалистско-синкретическим стилем исторического мышления (Лубский А. В. Альтернативные модели исторического исследования. - М.: Изд-во «Социально-гуманитарные зна­ ния», 2004. - С. 335).

1 Ионов И. Н. Цивилизация: эволюция смыслового содержания понятия и его литературного контекста. - С. 65.

26 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

Определения российской цивилизации как стадии (ступени, фазы, этапа) Сосуществование двух стратегий описания сущности рос­ сийской цивилизации в виде общества как системы в общесо­ циологическом срезе и крупной локальной общности как соци­ ально-биологического организма разделило дефиниции на две группы.

Первая стратегия базировалась на механистическом пони­ мании цивилизации в контексте теории всемирной истории и родственных с ней теорий: формационной, постиндустриально­ го общества и других1. Она представлялась наиболее развитой ступенью социальной системности. Идейными истоками дан­ ной познавательной традиции служили популярные во второй половине XIX в. суждения о стадиях развития человечества, из­ влечённые из трудов А. Фергюссона, Л. Г. Моргана и Ф. Энгель­ са2.

Вторая стратегия появилась в связи с осознанием человече­ ства субъектом биосоциальной эволюции, имеющего специ­ фичные проявления в масштабе этнических сообществ, у кото­ рых глубинные причины своеобразного течения социальных процессов следовало искать не только в событиях социальной истории, но и в тесной взаимосвязи с окружающей природной средой3.

Её родоначальником в отечественной науке был 1 Курцев А. Н. Глобальные цивилизации и локальные цивилизации: универ­ сальность и альтернативность истории // Нестор. Историко-культурные ис­ следования. - Вып. 3. - Воронеж, 1995. - С. 5 - 12; Осипов Н. Е. Формацион­ ный и цивилизационный аспекты анализа категории «производительные силы общества» // Философия и общество. - 2004. - № 2. - С. 80; Семёнов Ю. И. Всемирная история как единый процесс развития человечества во времени и пространстве // Философия и общество. - 1997. - № 1. - С. 160 См.: Фергюссон А. Очерк истории гражданского общества / Пер. с англ.

И. И. Мюрберг. - М.: РОССПЭН, 2000. - 391 с.; Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. В связи с исследованиями Льюиса Г. Моргана. - М.: Изд-во политической литературы, 1989. - С. 19 См.: Кожурин Ю. Ф. Цивилизационная идентификация социокультурной системы региона: автореф. дис.... д-ра филос. наук. - Саранск, 2004. - С. 10, Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов Н. Я. Данилевский1, широко использовавший терминологию естественных наук.

Для выяснения логики дефиниций, представлявших циви­ лизацию как социальную систему в стадиальном плане, обра­ тимся к трудам некоторых авторитетных по этой тематике спе­ циалистов: А. С. Ахиезера, А. М. Ковалёва и Л. И. Семеннико­ вой. Выбор пал на докторов наук, внёсших значительный вклад в развитие исторического знания о российской цивилизации, чьи идеи и элементы методологии были восприняты в научном творчестве большой группой учеников и последователей, а определения часто цитировались.

Большой резонанс в гуманитарной среде произвёл новатор­ ский для 1990-х гг. подход сквозного объяснения событийной истории России, осуществлённый А. С. Ахиезером в структурно антропологических схемах2 и с позиций линеарной модели мо­ дернизации. Его концепция выстраивалась на противопостав­ лении традиционного (архаичного) с современным (либераль­ ным) в логике «преодоления противоположности полюсов ду­ альной оппозиции в акте осмысления, в акте воспроизвод­ ства»3.

Как одно из ключевых автор активно использовал понятие «цивилизация - основная типологическая единица человече­ ской истории. В основе типологии лежит практическое и ду­ ховное отношение человека к самому себе, к своему развитию, 12; Найдыш В. М. Цивилизация как проблема философской антропологии // Человек. - 1998. - № 3. - С. 40 - 49; Плюснин Ю. М. Проблема биосоци­ альной эволюции: теоретико-методологический анализ.

- Новосибирск:

Наука, 1990. - 240 с. и другие.

1 См.: Данилевский Н. Я. Россия и Европа: взгляд на культурные и полити­ ческие отношения славянского мира к греко-романскому. - М.: Книга, 1991.

- 574 с.

2 См.: Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта. Т. II. Теория и методология. Словарь. -Новосибирск: Сибирский хронограф, 1998. - 799 с.

3 Матвеева С. Я. Социокультурная теория для не-западного общества // Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта (Социокультурная ди­ намика России). - Т. 1. - Новосибирск: Сибирский хронограф, 1998. - С. 14 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

т.е. уровень рефлексии, что выражается, прежде всего, в спо­ собности к самоизменению. Можно выделить две основные ци­ вилизации: традиционную и либеральную. Кроме того, суще­ ствует промежуточная цивилизация» 1. Проведём анализ цита­ ты, для чего с целью поиска нити логической согласованности употреблённых смыслов используем элементы вероятностно­ смыслового подхода О. Г. Дуки.

В данном определении объект соотнесён с понятием «типо­ логическая единица» пока неясной субстанциональной приро­ ды и наделён двумя предикатами, то есть элементами, выра­ жающими свойства. Первый предикат указывал на статус упо­ мянутой типологической единицы как основной. Второй был сориентирован на человеческую историю.

Учитывая безмерность второго предиката, исследователь конкретизировал его с помощью выделения основного звена.

Для этого перешёл с предельно широкого уровня обобщения на один из первичных - на уровень ранжирования возможных разновидностей самосознания модальной личности2 с практи­ ческим (вторая неопределённость) и духовным отношением к себе, к своему развитию. В нечётких семантических контурах текста угадывался предлагаемый путь его дешифровки через оценочное противопоставление идеалов традиционного обще­ ства (уравнительность, самоограничение) идеалам либерально­ го (развитие, прогресс)3.

Затем Александр Самойлович в завершающей части дефи­ ниции ввёл группу понятий - традиционная, либеральная и 1 Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта. (Социокультурная ди­ намика России). Т. III. Социокультурный словарь. - М., 1991. [Электронный ресурс] - URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/ahiez/09.php (дата обращения 09.10.2010).

2 Модальная личность (англ. modal personality от mode) - термин психоло­ гической антропологии для обозначения наиболее распространенного (ти­ пичного, репрезентативного) типа личности в данной социокультурной среде (Мещеряков Б. Г., Зинченко В. П. Большой психологический словарь.

3-е изд. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. - С. 270) 3 Ахиезер А. С. Россия: критика исторического опыта. Т. II. Теория и мето­ дология. Словарь. - С. 247, 509.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов промежуточная цивилизации, подразумевая, что ответ на во­ прос: «На каком основании первые два имеют более высокий статус как основных?» - ясен и не может вызывать сомнений.

В целом использованные в определении смыслы соответ­ ствовали логике авторской концепции истории России. Так, её сторонник - историк С. Я. Матвеева пояснила происхождение некоторых априори: «Традиционная и либеральная цивилиза­ ции, по А. С. Ахиезеру, предстают не как локальные и несрав­ нимые, но как сравнимые по единому воспроизводственному критерию, как соподчинённые стадии мирового исторического процесса, формы и этапы самого развития человечества»1. В качестве более совершенной стадии был назван либеральный вариант. На одном из «круглых столов» с участием историков и философов, проведённом в 1992 г., И. Н. Ионов отметил веро­ ятность невосприимчивости отечественными историкамипрактиками авангардной методологии автора, выходившей за пределы традиционного научного мышления и понятийного аппарата2.

Впоследствии А. С. Ахиезер неоднократно обращался к ра­ нее озвученному определению и экспериментировал с уточне­ нием его смыслов3, но при этом остался верен ранее избранной методике составления дефиниции. Исходные признаки опре­ деляемого представляли собой несоразмерные уровни исто­ риософских обобщений, базирующиеся на авторском постулате об идентификации той или иной цивилизации по параметрам духовного развития человека.

В рассматриваемый период были востребованы традиции позитивизма в исторической науке, в соответствии с которыми 1 Россия - расколотая цивилизация?.. «Круглый стол» учёных // Отече­ ственная история. - 1994. - № 4-5. - С. 26.

2 Россия: критика исторического опыта. «Круглый стол» ученых // Обще­ ственные науки и современность. - 1992. - № 5. - С. 142.

3 Ахиезер А. С. Специфика исторического пути России // Дружба народов. С. 115; Ахиезер А. С. Российская цивилизация: Специфика массовых решений // Философские науки. - 2004. - № 6. - С. 6.

30 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

в дефинициях желательно было перечислить наиболее значи­ мые внешние и внутренние, материальные, духовные и другие признакообразующие обстоятельства, характеризующие циви­ лизацию. С данной позиции Л. И. Семенникова в своей ре­ интерпретации истории России, руководствуясь гипотезой о чередовании во времени волн модернизации, а также идеей о синхронном замещении укладов («почвенного» и «западно­ го»), переопределила последние из культурных (по В. О. Клю­ чевскому) в цивилизационные1.

Цивилизация была понята как «способ жизнедеятельности общества (или способ существования), который определяется наиболее общими факторами: географическая (или природная) среда; система ведения хозяйства (экономика); социальная ор­ ганизация; духовные ценности (религия, идеология) и культу­ ра; политическая система; ментальность; особенности эпохи (или эпох), в которой цивилизация существует»2. В процитиро­ ванной дефиниции объект обозначен полисемантичными сло­ восочетаниями (способ жизнедеятельности, способ существоKJ KJ и ТЧ •• вания), взятыми из обыденной хозяйственной лексики. Её ин­ дуктивная форма, подразумевающая наличие между назван­ ными факторами причинно-следственных связей, на первый взгляд могла показаться в смысловом плане достаточной. Но при отсутствии в этом перечне признака масштабности опреде­ ляемого можно допустить, что способ жизнедеятельности лю­ бого по размерам сообщества претендует называться цивили­ зацией. Как видим, дефиниция, вопреки своему предназначе­ нию, потенциально была направлена на умножение сущностей.

Определение в версии А. М. Ковалёва было ориентировано на учёт состояния ресурсной базы социума, так как цивилиза­ ции «представляют собой разновидности способа производства 1 Семенникова Л. И. Цивилизационные парадигмы в России. Статья 1 // Общественные науки и современность. - 1996. - № 5. - С. 107 - 119; Статья 2. // Общественные науки и современность. - 1996. - № 6. - С. 44 - 57.

2 Семенникова Л. И. Концепт цивилизации в современной историографиче­ ской ситуации в России. - С. 33.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов общественной жизни, взятые в горизонтальном плане... с раз­ личием энергетических потенциалов этносов, их неодинаковой способностью к самовоспроизведению и совершенствованию» 1.

_ «

-» «

центре дальнейших рассуждений, выстроенных на языке и в логике политэкономии, оказались формы адаптации человека и его общества к природной среде, обусловившие, по мнению автора, существование собирательной, земледельческой и про­ мышленной цивилизаций2. Однако этому умозаключению в концептуальном плане противоречило другое утверждение - о наличии других разновидностей цивилизации: европейской, U U U 1 U j/» U азиатской, евразийской, африканской. Как минимум, двойное несоответствие (сведение процесса социальной адаптации пре­ имущественно к его экономическим формам и раздвоение ти­ пологии субъекта исследования) заставляло вдумчивого чита­ теля предположить, что процитированная дефиниция пред­ ставляла собой промежуточный результат авторских изыска­ ний.

Рассмотренные методики были усвоены учёными, которые, говоря словами И. Н. Ионова «пытались воспроизвести в кон­ цепции цивилизаций формационную стадиальную схему или воспроизводили привычное деление исторического мира по принципу Запад - Восток (читай: развитие - застой, общее особенное, системное - несистемное и тому подобное)»3. На от­ сутствие формальных критериев для выделения цивилизаци­ онных стадий указывал Ю. Н. Мельников4. Авторы, по его мне­ нию, активно использовали «территорию» других аналитиче­ ских макромоделей истории: формационной, модернизационКовалёв А. М. Еще раз о формационном и цивилизационном подходах // Общественные науки и современность. - 1996. - № 1. - С. 101 - 102.

2 Ковалёв А. М. Промышленная цивилизация и судьба России: Идеи, раз­ мышления, гипотезы. - М.: Изд-во «ЧеРо», 2003. - С. 10, 20, 25.

3 Ионов И. Н. Рецензия. Л. И. Рейснер. Цивилизация и способ общения. М.: Изд. фирма «Восточная литература», 1993. - 307 с. // Восток. - 1994. С. 185.

4 Мельников Ю. Н. Циклическое развитие общественных систем в России. Ульяновск: Симбирская книга, 2005. - С. 36.

32 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

U U U T-v ной, всемирно-исторической, мир-системной. В данном «ра­ мочном» положении цивилизационный контекст, обслуживая «чужие» проблемные поля, терял самостоятельное познава­ тельное значение. По существу, речь шла о том или ином этапе развития социальных технологий, о которых писал A. И. Ракитов1, гарантировавших стабильность общества на определённом отрезке его истории.

Определения локальной цивилизации Рассмотрим особенности определений цивилизации, сфор­ мулированных в рамках «органистической» исследовательской стратегии, в которой, как заметил В. В. Исламов, отвергая однолинейность исторического развития, провозглашался прин­ цип мозаичности человечества, выступающего в виде живых специфических организмов, не отождествляемых с граждан­ ским обществом2. Внимание интеллектуалов к данной страте­ гии в рассматриваемый период всегда было повышенным. В трудах большинства её последователей превалировали описа­ тельные дефиниции базового понятия, так как требовались до­ полнительные пояснения, уточнения, проведение экскурсов в смежные темы и науки, поиск опоры на идеи, рождённые в междисциплинарном пространстве, что в целом объяснялось необходимой адаптацией к гуманитарному тексту языка и ана­ литики естествознания. Типичным представляется подход B. М. Найдыша, получивший своё развитие в серии публика­ ций.

1 Согласно А. И. Ракитову, в широком философском смысле технологии, ха­ рактерные для определённого отрезка истории, представляют собой дина­ мичную, иерархически построенную, полиструктурную, культурно и соци­ ально обусловленную функционирующую систему (Ракитов А. И. Цивили­ зация, культура, технология и рынок // Вопросы философии. - 1992. - № 5.

- С. 7).

2 Исламов В. В. Евразийская цивилизация: социально-онтологические и ме­ тодологические аспекты исследования: автореф. дис.... канд. филос. наук. Уфа, 2002. - С. 10 - 11.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов Так, согласно автору, исходной «клеточкой» цивилизации как общности является социальный организм: «это постоянно воспроизводящаяся ячейка всемирно-исторического процесса, исторически представленная родовой общиной, племенем, гос­ ударством в разных его исторических типах»1. Лейтмотивом рассуждений, выстроенных на стыке истории, философии, био­ логии и социологии, являлась мысль о том, что многообразие форм общения и социальных структур, наблюдаемых и в био­ логическом мире, и в человеческом обществе, базируется на едином каркасе из немногих основополагающих типов отно­ шений между организмами в своём сообществе, и на немногих универсальных инвариантах биосоциальной организации2.

Были выделены четыре группы отношений, которые в пе­ речне базовых факторов исторической динамики, составлен­ ном Н. С. Розовым, отнесены к психосфере: стремление к член­ ству в сообществе себе подобных; стремление к высокому стату­ су, власти и собственности; развитие потребностей; поисковая и конструктивная активность3.

В итоге В. М. Найдыш заключил, что проявление указан­ ных отношений в конкретных экологических или климатиче­ ских условиях порождает различия в этногенезе, в этнических архетипах, «а затем и в формировании цивилизации как вида общности людей»4. Таким образом, не преследуя цель лако­ нично сформулировать дефиницию, он сосредоточился на кон­ кретизации консолидирующего субстрата, скрытого в психоло­ гии больших коллективов.

1 Найдыш В. М. Цивилизация как проблема философской антропологии. С. 40.

2 Найдыш В. М. Проблема оснований цивилизации как метаэтносоциокультурной общности // Основания цивилизации: философский анализ / Отв.

ред. В. М. Найдыш. - М.: СигналЪ, 2001. - С. 157.

3 Розов Н. С. Философия и теория истории. Книга 1. Пролегомены. - М.: Ло­ гос, 2001. - С. 127 - 128.

4 Найдыш В. М. Цивилизация как проблема философской антропологии. С. 44.

34 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

Не вызывает сомнений, что разработка биосоциальной проблематики и её ведущая роль в осознании феномена ло­ кальной цивилизации усиливала внимание гуманитариев к эволюционной составляющей общества как биологической си­ стемы, традиционно угнетаемой критиками географического детерминизма, ставшей в советской историографии фигурой умолчания. Представителями этносоциологии природное начало в социальном организме обнаруживалось через пони­ мание этничности как «переживание групповой идентичности и солидарности, формирующееся первоначально на основе биогенетического и биосоциального единства и проявляющееся в форме сравнения «нас» с «не-нами» в ходе межгруппового взаимодействия в этносоциальном пространстве»1.

Может показаться близкой по содержанию дефиниция Э. С. Кульпина, в фокусе социоестественной истории опреде­ лившего локальную цивилизацию «как процесс развития (жизненный путь) суперэтноса, протекающий в одном и том же канале эволюции, границами которого являются представле­ ния людей о мире и о себе»2. Но чтобы понять предложенный ход мысли, следовало обратиться к идеям автора о генетиче­ ском социокоде3 - о сложном наследуемом механизме мышле­ ния и поведения, попытки перекодировки которого (если они вообще возможны) в силу различных обстоятельств неизбежно, по мнению автора, ведут к кардинальным внутренним переме­ нам. Содержание дефиниции в целом было созвучно процити­ 1 Сикевич З. В. О соотношении этнического и социального // Журнал со­ циологии и социальной антропологии. - 1999. - Т. II. - № 2. - С. 72.

2 Кульпин Э. С. Феномен России в системе координат социоестественной ис­ тории [Электронный ресурс] // Иное. Хрестоматия нового российского са­ мосознания. Сборник статей / Ред-сост. С. Б. Чернышев. - М.: Аргус, 1995. Т. 1. - URL: http://old.russ.ru/antolog/inoe/kulpin.htm/kulpin.htm (дата об­ ращения 15.09.2010).

3 Кульпин Э. С. Социоестественная история - ответ на вызовы времени // Историческая психология и социология истории. - 2008. - № 1. - С. 207;

Кульпин Э. С. Природа и общество // Российская цивилизация: Этнокуль­ турные и духовные аспекты: Энциклопедический словарь / Ред.

кол.:

М. П. Мчедлов и др. - М.: Республика, 2001. - С. 319.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов рованным выше смыслам культурологического определения Б. С. Ерасова и несло в себе новую порцию информативности за счёт понятия «суперэтнос».

m и и Таким образом, в рассматриваемый период в отечественной историографии конкретизировалось общее представление о локальной цивилизации, облекаемое смысловыми фигурами, взятыми из трудов разработчиков «органистической» исследо­ вательской стратегии. Процесс концептуализации данной обла­ сти знаний осуществлялся в междисциплинарном пространстве социогуманитарных и естественных наук, появилась практика составления дефиниций основного понятия. Среди признаков данного типа сообщества, конкретизированных с помощью терминологии естественных наук, превалировали ценностные императивы, пока малоизученные, но как считалось - предвос­ хищавшие в истории социума направления трансформации ду­ ховной (в первую очередь) и иных сфер жизнедеятельности.

Как видим, понимание локальной цивилизации в содержа­ тельном плане у различных авторов отличалось смысловым разнообразием, отсутствием очевидных лакун неизвестного, но эффект неопределённости присутствовал вследствие новизны самого предмета исследования и несовершенства сравнительно молодой практики систематизации знаний о нём, почерпнутых из исторических и смежных наук.

Опыт построения классической дефиниции По убеждению одного из ведущих специалистов в области теории научного познания - Л. А. Микешиной, в дефиниции оптимальные пропорции между структурой и содержанием мо­ делируются в первую очередь логическими приёмами1. Извест­ на методика построения определений в классическом варианте через ближайший род и видовое отличие, дающие более точ­ 1 Микешина Л. А. Философия науки: Современная эпистемология. Научное знание в динамике культуры. Методология научного исследования: учеб.

пособие. - М.: Прогресс-Традиция; МПСИ; Флинта, 2005. С. 425.

36 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

ные соотношения понятий по объёму. В частности, постулиро­ валось суждение о том, что «вообще всякая наука стремится к тому, чтобы скомпоновать всю совокупность своих понятий в единую систему, составленную из нескольких последовательно нисходящих родовидовых ярусов: самые фундаментальные по­ нятия разветвляются на некоторое число видов, те в свою оче­ редь дробятся на подвиды и так далее»1.

Если руководствоваться указанным умозаключением, то в иерархии социальных систем следующим верхним для локаль­ ной цивилизации родовидовым ярусом является человечество в целом. Используемый в концепциях органистической страте­ гии набор смысловых фигур был достаточен, чтобы корректно в отношении устоявшихся исторических знаний определить ло­ кальную цивилизацию как часть человечества, проживаю­ щую в пространстве и во времени суперэтноса, объединён­ ную комплементарными многовековыми традициями в соци­ альном мышлении и самоорганизации.

В представленной дефиниции центральное понятие высту­ пает как категория, имеющая самостоятельное познавательное значение и «работающая» в собственном проблемном поле.

Философские категории пространства и времени структуриру­ ют основные направления осмысления исторического и иного содержания других групп понятий, характеризующих уже суперэтнос2, а также феномены социального мышления и самоор­ ганизации общества.

1 Попов Ю. П. Логика. Часть 1. - Владивосток: ДГУ, 1999. - С. 24; Ивин А. А., Никифоров А. Л. Словарь по логике. - М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 1997. - С. 247 - 248.

2 Современные представления о феномене суперэтноса получены с помо­ щью географического подхода Л. Н. Гумилёва, согласно которому - это «этническая система, состоящая из нескольких этносов, возникших одно­ временно в одном ландшафтном регионе, проявляющаяся в истории как мозаичная целостность», и культурно-исторического подхода Э. Т. Майбороды, определяющей суперэтнос в виде системы этносов, возникающей на основе государственно-политических и культурологических факторов, ве­ дущей к появлению двойного идентификационного самосознания, что за­ крепляется в самоназвании (этнониме). «Суперэтнос как системное образо­ Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов Так, в отношении социального мышления на следующем по нисходящей линии уровне представители когнитивных наук различали его типы: религиозное, экономическое, политиче­ ское, обыденное, научное, эстетическое, культурно­ символическое, психический склад этноса и другие1, синтезиU~ \ U UА рующие в духовной сфере уникальный опыт поколений. А в ис­ торико-социологических знаниях традиции самоорганизации связывались с территориальными формами расселения людей, технологическими укладами, способами производства, моде­ лями государственного и иного управления, социальным стро­ ем и бытовым укладом. В их пространственных и временных конфигурациях материализовывались общие черты и особен­ ные свойства каждой из локальных цивилизаций, которые в целом небезуспешно на рубеже XX-XXI вв. обнаруживали оте­ чественные и зарубежные интеллектуалы.

/- ч U U U Очевидно, нижней ступенью рассматриваемой родовидовой лестницы является семья/род как этническая единица, выпол­ нявшая функции воспроизводства потомства и передачи новым поколениям навыков деятельности, ценностного ощущения месторазвития (термин П. Н. Савицкого) в образе Родины и дру­ гих устойчивых стереотипов, выработанных предками в тече­ ние длительного периода адаптации в конкретной природной и социальной среде.

Как видим, дефиниция локальной цивилизации в класси­ ческом варианте выгодно отличается своей информативностью 0 сложной системности определяемого, подразумевая тем са­ вание соответствует ряду критериев, присущих сложной системе: функцио­ нальность, целостность, эмерджентность, автономность существования, объективность границ, интегрированность». (Гумилёв Л. Н. Этногенез и биосфера Земли. М.: ООО «Издательство АСТ», 2001. С. 546; Майборода Э. Т. Феномен суперэтноса: Философский анализ: автореф. дис.... канд.

филос. наук. Ставрополь, 1998. С. 11).

1 См.: Абульханова К. А. Социальное мышление личности // Современная психология: состояние и перспективы исследований. Часть 3. Социальные представления и мышление личности. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2002. - С. 88 - 90; Крысько В. Г. Этнопсихология и межнациональ­ ные отношения: Курс лекций. - М.: Изд-во Экзамен, 2002. - С. 135.

38 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

мым её открытость для конкретизации по принципу дополни­ тельности уже в рамках других предметных и концептуальных подходов.

1.2. ПОНЯТИЕ «ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЙ ПОДХОД»

Одним из подготовительных этапов любого научного про­ екта, предопределяющим его содержание и направленность, является выбор (разработка) исследовательской стратегии, не­ редко ассоциирующейся с методологическим подходом. В 1990­ е гг. в отечественной историографии стал использоваться и об­ рёл имидж мэйнстрима цивилизационный подход, который оценивался как необходимый компонент в аналитическом ап­ парате понимания (объяснения) феномена локальной цивили­ зации. Авторы, провозглашая свои намерения по поводу руко­ водства указанным инструментарием, не поднимали проблемы дефиниции, но при удобном случае ставили перед собой цель продемонстрировать его познавательные возможности в широ­ ком историческом и теоретическом контекстах.

Цивилизационный подход нередко отождествлялся с одноU U U имённой концепцией или теорией1, а его интерпретации пред­ ставляли собой описание набора принципов, актуальных для конкретного исследователя. На основании вышеизложенного поставим задачу с помощью историко-генетического метода выяснить, каким образом формировался смысловой объём по­ нятия «цивилизационный подход» и в какой структурно­ содержательной форме имел перспективу оправдать своё пред­ назначение как предполагаемого эффективного инструмента­ 1 См.: Абросимова И. А. Методологическая роль понятия цивилизации в со­ циально-философском исследовании: автореф. дис.... канд. филос. наук. Саратов, 2000. - С. 7; Семенникова Л. И. Россия в мировом сообществе ци­ вилизаций: учебное пособие для вузов. - Брянск: Курсив, 2000. - С. 10.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов рия для приумножения исторического знания о российской ци­ вилизации. Определим его место в системе общей методологии.

Цивилизационный подход в методологической системе общественных и гуманитарных наук В рамках общей методологии более пристальное внимание специалистов к семантике категории «подход» запоздало про­ явилось к середине первого десятилетия XXI в. Выявленные смыслы, по мнению А. М. Новикова и Д. А. Новикова, составля­ ли два значения. В первом он «рассматривается как некоторый исходный принцип, исходная позиция, основное положение или убеждение, например: целостный подход, комплексный подход, функциональный подход (в технике). Нередко встреча­ ется информационный (кибернетический) подход, раньше у нас был классовый подход и т.д. В этом понимании наиболее часто фигурируют системный подход, комплексный подход, синергетический подход и т.п.

Во втором значении исследовательский подход рассматри­ вается как направление изучения предмета исследования. Под­ ходы этого рода имеют общенаучное значение, применимы к исследованиям в любой науке и классифицируются по парным категориям диалектики, отражающим полярные стороны, направления процесса исследования: содержание и форма, ис­ торическое и логическое, качество и количество, явление и сущность и т.д.»1 (структурный, деятельностный, исторический, логический, количественный подходы и другие). В процитиро­ ванном умозаключении описана общая типология родственных методологических понятий, к которым имел отношение и объ­ ект нашего внимания, что указывало на его аналитико­ инструментальную природу и выделяло среди других форм знаний (теория, концепция, гипотеза, идея). Содержательная компонента авторами не детализировалась.

Наиболее развёрнутое решение этой задачи было предло­ 1 Новиков А. М., Новиков Д. А. Методология. - М.: СИНТЕГ, 2007. - С. 164.

40 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

жено Е. В. Титовой, разделившей используемые в историогра­ фии смыслы подхода как методологической категории по трём уровням:

- «теоретическое и (или) логическое основание для рас­ смотрения, анализа, описания, проектирования, конструирова­ ния чего-либо (в виде теории, структуры, модели, тезиса, идеи, гипотезы и т.п.);

- совокупность специфически связанных способов и прие­ мов осуществления деятельности, адекватных какой-либо идее, принципу и т.д.;

- признак или совокупность признаков качества осуществ­ ления деятельности, ее качественной характеристики» 1.

В первом случае понятие «подход» оказалось в согласован­ ном состоянии с понятиями «принцип», «позиция», «идея». Во втором - с «методом» как способом организации исследования, в третьем - с понятиями «качество», «особенность». В указан­ ной систематике автор оставила за пределами его «компетен­ ции» смыслы концепции как ступени, предваряющей появле­ ние теории.

Н. В. Ипполитова, проанализировав интерпретации мето­ дологического подхода, встреченные в трудах И. В. Блауберга, А. Петрова, Н. Стефанова и Э. Г.

Юдина2, предложила обоб­ щённую на их основе собственную версию трёх уровней трак­ товки указанного понятия3:

- философско-прескриптивного, включающего совокуп­ ность идей, определяющих общую научную мировоззренче­ 1 Цит. по: Петунин О. В. Цивилизационный подход в исследовании педаго­ гических процессов // Философия образования. - 2008. - № 2. - С. 30.

2 Блауберг И. В., Юдин Э. Г. Становление и сущность системного подхода. М.: Наука, 1973. - 270 с.; Петров А. Основные концепты компетентностного подхода как методологической категории // Alma mater. - 2005. - № 2. - С.

54 - 58; Стефанов Н. Мультипликационный подход и эффективность. - М.:

Прогресс, 1976. - 251 с.

3 Ипполитова Н. В. Взаимосвязь понятий «методология» и «методологиче­ ский подход» // Вестник Южно-Уральского государственного университета.

Серия Образование. Педагогические науки. - № 13 (146). - 2009. - С. 12 Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов скую позицию ученого. Нормативная функция этого уровня предполагала определение исходных мировоззренческих принципов, позволявших выделить методологическую базу ис­ следования, сформулировать концепцию, теорию;

- концептуально-дескриптивного, состоящего из общенауч­ ных и конкретно-научных принципов, выполняющих когни­ тивно-прогностическую функцию. Он обусловливает специфи­ ку организации изучения предмета исследования с целью по­ лучения новых знаний;

- процессуально-праксеологического. Это способы, приемы, процедуры, призванные обеспечивать реализацию избранной стратегии деятельности (уровень методики и техники исследо­ вания).

Отмечая существование множества методологических под­ ходов, Н. В. Ипполитова заключила, что каждый из них может быть соотнесен с любым из выделенных уровней. Если учёный считает целесообразным руководствоваться несколькими под­ ходами, то для получения объективной и целостной картины изучаемого предмета необходимо соблюдать следующие усло­ вия: они должны в полной мере соответствовать целям и зада­ чам исследования; использоваться в совокупности и по прин­ ципу дополнительности друг к другу, представляя один или не­ сколько уровней методологии; не иметь взаимоисключающего характера1.

Таким образом, понятие «методологический подход» было структурировано по функциональному предназначению со­ ставляющих его аналитических средств, необходимых любому автору для успешной реализации концептуального замысла. В дидактическом плане показательно их распределение среди уровней методологического аппарата исторических наук в ко­ ординатах научной рациональности (см. таблицу 1).

В основу указанной структуры, имеющей, как и любая умо­ зрительная конструкция, условный характер, положена озву­ 1 Там же. - С. 14.

42 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

–  –  –

Речь шла не только о зависимости состояния целостности той или иной теории (полноты и непротиворечивого научного обоснования всех составляющих её структурных элементов, а также описания взаимозависимостей) от предоставляемых для этого аналитических возможностей в рамках конкретной эпи­ стемологической модели. Имелись в виду и практики реаними­ рования уже прошедших испытание временем идей теологии, позитивизма, эволюционизма и материализма в новых истори­ 1 «Круглый стол» журналов «Вопросы философии» и «Науковедение», по­ свящённый обсуждению книги В. С. Стёпина «Теоретическое знание». - С.

29 - 3 0.

2 Новиков А. М., Новиков Д. А. Указ. соч. - С. 1 0 0.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов ческих условиях с помощью элементов нео-(постне) классиче­ ской методологии, а также изначальное присутствие в истори­ ческом знании «зародышей» всех трёх типов научной рацио­ нальности1.

В целях конкретизации процедуры анализа традиций определения цивилизационного подхода следует знать, что ав­ торы могли пользоваться категориями, типичными для других методологических структур. Приём переноса смыслов из одной концептуальной среды в другую в дополняющем контексте был плодотворен на авторские оригинальные идеи, тем самым от­ крывались новые грани познания объекта исследования. Но ес­ ли они равнозначно воспринимались учёным как базовые, то возникал риск формирования эклектичных познавательных стратегий - с прежних привычных теоретических и когнитив­ ных позиций изучать проблемы истории, относящиеся к теории иного системно-процессуального уровня и, возможно, требую­ щие иных эпистемологических установок. В этом случае были востребованы описательные дефиниции как способ преодоле­ ния многочисленных допущений и оговорок.

Актуальность теории исторического процесса и время ак­ тивной фазы её влияния на учёное сообщество находятся в прямой зависимости от длительности периода открытия новых эвристических возможностей обосновывающей её историософ­ ской концепции, пока они не иссякнут. Концепция интегриру­ ется с историческим знанием благодаря одноимённому мето­ дологическому подходу: позитивистскому, эволюционистскому, материалистическому, структуралистскому, феноменологиче­ скому, синергетическому или другим.

Отдельную группу составляют дисциплинарные методоло­ гические подходы: культурологический, социологический, эт­ нологический, антропологический, политологический и дру­ гие, позволяющие исследовать многомерный исторический 1 Ионов И. Н. Теория цивилизации и неклассическое знание (Социокуль­ турные предпосылки макроисторических интерпретаций). - С. 142.

44 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

процесс или явление на заданном уровне погружения в этот объект в соответствующем предметном срезе.

Отметим, что неклассическую модель исторического по­ знания, если пока абстрагироваться от других существенных признаков, формируют методологические подходы, использу­ ющие междисциплинарную сферу социогуманитарных знаний:

культурно-исторический, историко-антропологический, этно­ психологический, социокультурный и другие1. Нео-(постне) классическая модель, по мнению О. Г. Дуки, зарождается в междисциплинарном пространстве социогуманитарных и есте­ ственно-научных знаний посредством социоестественного, эво­ люционно-энергетического, биосферно-этнологического и дру­ гих подходов2.

Нередко исследователи в поисках новой методологической «оптики» использовали приём создания аналитических компо­ зиций путём комбинирования элементов из предметных и ис­ ториософских подходов, относящихся к различным познава­ тельным моделям. Подобную конструкцию для исследования исторических проблем цивилизации с точки зрения неоформационной концепции придумал Ю. В. Яковец, мобилизовавший междисциплинарное пространство таких наук, как социогене­ тика, социодинамика и культурология3.

Из вышеизложенного следует, что в рассматриваемый пе­ риод в историческом сообществе смыслы понятия «методоло­ гический подход» варьировались в зависимости от принципа построения когнитивных планов в корридоре значений: от 1 Дука О. Г. Эпистемологический анализ теорий и концепций исторического развития с позиций вероятностно-смыслового подхода (на примере россий­ ской историографии). - С. 114 - 135; Сапрыкин В. А. Русская культура: поня­ тие, генезис, самобытность, амбивалентность.

[Электронный ресурс] - URL:

http://avt.miem.edu.ru/Kafedra/KT/Publik/posob_7_kt.html#содержание (дата обращения 3.02.2012).

2 Дука О. Г. Указ соч. - С. 143-153.

3 См.: Яковец Ю. В. История цивилизаций: учебное издание. - М.: Владос,1995. - 350 с.; Яковец Ю. В. Научное наследие Н. Кондратьева и П. Со­ рокина и становление постиндустриальной парадигмы обществоведения // Вестник РАН. - 2005. - Т. 75. - № 2. - С. 149 - 156.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов концептуального (историософского) или дисциплинарного мо­ низма до многомерности в концептуальном и предметном вы­ ражении.

Отметим, что в историографии отдельную группу состав­ ляют универсалистский (версии: всемирно-историческая, гло­ бализма), мир-системный, формационный, модернизационный и цивилизационный подходы как методологические звенья си­ стемности одноимённых исторических теорий. Их отличие за­ ключено не только в специфике категориальных рядов и прин­ ципов, но и по целеполагающему признаку.

Так, универсалистские и мир-системная концепции базиро­ вались на идее стадиального развития человечества в пределах _ «

-» «

первом случае - единой всемирной человече­ ской общности с ориентацией на прогресс (в вариациях: техно­ логический, в духе либерализма, европоцентризма и других)1.

Во втором случае - мир-системы (мир-экономики и миримперии), каждая их которых имеет центр в виде группы раз­ витых стран, соответственно экономически и политически свя­ занный со своей обширной периферией2. Их методологические 1 См.: Ерасов Б. С. О статусе и содержании теории цивилизаций // История России: Теоретические проблемы. Вып. 1: Российская цивилизация: Опыт исторического и междисциплинарного изучения / Отв. ред.

А. С. Сенявский; Ин-т рос. истории. - М.: Наука, 2002. - С. 13; Личман Б.

История России. Теория изучения. - Книга 1. - Часть 1. [Электронный ре­ сурс] - URL: http://www.gumfak.ru/his_html/lichman/content.shtml (дата обращения 5.07.2012); Назаретян А. П.

Универсальная (большая) история:

версии и подходы // Историческая психология и социология истории. С. 5 - 24; Селезнёв А. М. Проблемы стадиальности всемирно­ исторического процесса // Вестник Московского университета. - Серия 7.

Философия. - № 6. - 2003. - С. 21 - 33; Сайко Э. В.

Вопросы стадиального анализа всемирно-исторического процесса цивилизации // Цивилизация:

теория, история и современность. Сборник статей / Отв. ред. Л. И. Новико­ ва. - М.: ИФАН, 1989. - С. 2 - 19; Фофанов В. В. Всемирная история как ре­ флексия цивилизаций // Гуманитарные науки в Сибири. - 1999. - № 1. - С.

44 - 4 6.

2 См.: Завалько Г. Л. Возникновение, развитие и состояние мир-системного подхода // Общественные науки и современность. - 1998. - №2. - С. 140 Фурсов А. И. Школа мир-системного анализа: Основные положения концепции И. Валлерстайна // Восток. - 1992. - № 1. - С. 25 - 26; КраКонцептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

подходы имели общее целевое назначение, которое состояло в обеспечении объяснения исторической реальности как жизне­ деятельности и взаимодействия отдельных групп социумов, структурированных по ступеням технологических, культурных и иных достижений, и исследуемых «в плане соотношения ча­ стей и целого; центров и периферий; смены центров и борьбы крупных частей за гегемонию; взаимоотношения различных трендов развития в их взаимосвязи в единой системе; функци­ онирования системы и отдельных ее специализированных ча­ стей; усложнения системы и подсистем, появления новых си­ стемных связей и несистемных явлений и т.д.»1.

Целевое назначение формационного подхода и его более современной разновидности - модернизационного заключа­ лось в обеспечении объяснения исторической реальности как постоянного процесса сложных трансформаций, протекавших внутри каждого общества по пути его движения от низших сту­ пеней развития к высшим. Вектор направления определялся различными способами: по формационным стадиям (в орто­ доксальном марксизме), от варварства к традиционному обще­ ству и далее к цивилизации как высшей ступени развития (по Фергюссону, Л. Моргану, Ф. Энгельсу), от традиционного (аг­ рарного) к индустриальному социуму. Если в формационной версии процессность связывалась с видоизменением преиму­ щественно политико-экономических основ общественной жиз­ ни, детерминируемых отношением к собственности2, то в наиболее разработанной отечественной модернизационной версии, изложенной И. В. Побережниковым, её содержание дин Н. Н. Кочевники, мир-империи и социальная эволюция // Альтерна­ тивные пути к цивилизации: Кол. монография / Под ред. Н. Н. Крадина, А. В. Коротаева, Д. М. Бондаренко, В. А. Лынши. - М.: Логос, 2000. - С. 314 Гринин Л. Е., Коротаев А. В. Макроэволюция и мир-система: новые грани концептуализации // История и современность. - 2008. - № 1. - С. 14 - 15.

2 Плетников Ю. К. Цивилизационная стадиальность и цивилизационные парадигмы // Плетников Ю. К. Материалистическое понимание истории и проблемы теории социализма. - М.: Альфа-М, 2008. - С. 228.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов должно наполняться смыслами разнообразных социальных изменений1.

Объединяющим признаком для четырёх вышеназванных подходов, равно как и для соответствующих теорий, стало мак­ симальное проявление их эвристических возможностей в рам­ ках классической научной рациональности2.

и и о Локальная цивилизация определяется нами как часть че­ ловечества, проживающая в пространстве и во времени супер­ этноса, объединённая комплементарными многовековыми тра­ дициями в социальном мышлении и самоорганизации. Базо­ вые смыслы понятий, включённых в дефиницию, логично ис­ кать в широком спектре отраслей науки, и в первую очередь в истории, этнологии, этнопсихологии, социальной биологии, философии и других. Поэтому приёмы установления их согла­ сованности (синтеза смыслов) должны быть отнесены к мето­ дологическому инструментарию, восприимчивому к междис­ циплинарной сфере социогуманитарных и естественно научных знаний, характерному для нео-(постне) классики. По­ лагаем для выполнения указанной функции и предназначен цивилизационный подход.

Определение цивилизационного подхода Внимание историков к указанной форме аналитики было обращено благодаря осознанию уже в 1960-е гг. ограниченно­ сти объяснительных схем формационной теории и её методоло­ гических установок, в которые не «вписывалось» объяснение исторической специфики неевропейских народов3. Как считала Л. И. Новикова, первый отечественный «опыт разведения и со­ 1 Побережников И. В. Переход от традиционного к индустриальному обще­ ству: теоретико-методологические проблемы модернизации. - С. 13 - 52.

2 Лубский А. В. Альтернативные модели исторического исследования. - М.:

Изд-во «Социально-гуманитарные знания», 2004. - С. 105 - 126.

3 Алаев Л. Б. Смутная теория и спорная практика: о новейших цивилизаци­ онных подходах к Востоку и к России. - С. 87 - 92; Шемякин Я. Г. Проблема цивилизации в советской научной литературе 60-80-х годов. - С. 87 - 88.

48 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

отнесения двух исследовательских подходов - формационного и цивилизационного - и был предпринят на Всесоюзном коор­ динационном совещании «Цивилизация и исторический про­ цесс» в 1983 г.»1. Однако, первоначально «разведение» было осуществлено на поле формационной проблематики, где ново­ му подходу, категории и принципы которого ещё не были наде­ лены чёткими смыслами, отводилась роль дополнительно ре­ конструирующего особенности надстроечных явлений2.

В 1987 г. на страницах журнала «Народы Азии и Африки» в рецензиях на вышедшие в свет монографии, посвящённые ис­ тории стран Востока, некоторыми исследователями был выска­ зан ряд предположений о вероятной самодостаточности циви­ лизационного подхода. Так, по мнению А. И.

Фурсова, чтобы он «приобрёл отчётливость и самостоятельность, необходимо по­ ставить и решить триединую задачу, включающую:

1) разработку соответствующего понятийного аппарата;

2) теоретическое соотнесение цивилизационного анализа с формационным: с одной стороны, разграничение их, с другой установление их диалектического взаимодействия, вплоть до взаимопревращения;

3) дальнейшее развитие марксистской теории развития об­ щества как системной целостности, как объективации культур­ но-исторического субъекта, выступающего и как формация, и как цивилизация»3.

1 Новикова Л. И. Цивилизация как идея и как объяснительный принцип ис­ торического процесса. - С. 13.

2 См.: Василенко Ю. В. Соотношение формационной и цивилизационных концепций исторического процесса. - С. 7; Новикова Л. И. Понятие «циви­ лизация» и его познавательные функции // Цивилизация и культура в ис­ торическом процессе. Репринты докладов советских учёных к XVII Всемир­ ному философскому конгрессу «Философия и культура» (Канада, Монреаль, 21-27 августа 1983 г.). - М., 1983. - С. 4 - 9; Завадский С. А., Новикова Л. И.

Искусство и цивилизация. Искусство на пути к коммунистической цивили­ зации; Шемякин Я. Г. Проблема цивилизации в советской научной литера­ туре 60-80-х годов. - С. 97 и другие.

3 Эволюция восточных обществ: синтез традиционного и современного // Народы Азии и Африки. - 1987. - № 1. - С. 171.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов Следует отметить, что статус самостоятельной категории и обоснованное право на использование в научной риторике но­ вый термин стал активнее обретать после дискуссии историков и философов за круглым столом, организованным редакцией журнала «Вопросы философии» в 1989 г., инициировавшей но­ вую волну резонансного внимания к методологическим вопро­ сам истории. Предлагая своё видение конфигурации анализа исторической системности в координатах: по оси времени (эта­ пы, формации), по оси пространства (культуры, цивилизации, особые пути развития), Л. Б. Алаев1 обозначил ставшее затем популярным разделение таким способом сфер между форма­ ционным и цивилизационным подходами2.

Впрочем, последний, по мнению Г. С. Гудожника, должен включить «в себя формационный подход как свой особый слу­ чай - при вычленении из всего богатства и многообразия об­ щественно-исторического прогресса его социально­ экономического аспекта»3. Для исторического знания образца 1989 г. эта мысль была авангардной. Рассуждения остальных участников дискуссии лишь отчасти касались «цивилизацион­ ного метода анализа» (А. Б. Зубков) и «культурно­ исторического ментального подхода» (И. Н. Ионов). В этот же период Б. С. Ерасов пришёл к выводу, что «цивилизационный подход предполагает схему детерминации обратную, нежели та, что присуща формационному подходу. Не материальные, а ду­ ховные компоненты совокупного общественного производства принимаются за определяющие, хотя эта их роль может ска­ 1 Формации или цивилизации? (Материалы «круглого стола») // Вопросы философии. - 1989. - № 10. - С. 37.

2 Кондаков И. В. Соколов К. Б., Хренов Н. А. Цивилизационная идентич­ ность в переходную эпоху: культурологический, социологический и искус­ ствоведческий аспекты. - М.: Прогресс-Традиция, 2011. - С. 14 - 23; Совре­ менная российская цивилизация. Личность. Общество. Федерация. Серия научных трудов. - Книга. 1 / ред. колл.: А. Н. Аринин, Б. И. Коваль, С. И. Семёнов. - М.: Северо-Принт, 2000. - С. 76; Философия истории: Учеб.

пособие / Под ред. проф. А. С. Панарина. - М.: Гардарики, 1999. - С. 201.

3 Формации или цивилизации? (Материалы «круглого стола»). - С. 46.

50 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

заться лишь «в конечном счёте», пробиваясь сквозь разнообра­ зие исторических и социально-политических обстоятельств»1.

В 1990 г. указанная проблема явилась предметом докладов на одном из учёных советов Института международной эконо­ мики и международных отношений (г. Москва) и ещё одной дискуссии, проведённой среди историков в октябре2.

В 1991 г. поиску смыслов цивилизационного подхода было посвящено несколько статей. Так, В. Студенцов с позиций фор­ мационной теории попытался обозначить условия перспектив­ ности нескольких его версий, увязывая их с утверждением в ис­ торическом знании в будущем одного из вариантов соотноше­ ния между понятиями «капитализм» и «социализм» (взаимоотрицания, отрицания только одного, выявления общих черт)3.

По мнению О. И. Осадчей, важно иметь в виду центральное звено подхода - реализацию либеральных ценностей, которые фигурируют как общечеловеческие4. Выявляя его когнитивные возможности по трудам А. Дж. Тойнби, Т. В. Панфилова увиде­ ла «причудливое сочетание идеалистического истолкования истории с эмпирическим методом» 5.

Всё сказанное свидетельствует, что на рубеже 1980-1990-х гг. в социогуманитарной среде с четырёх взаимоисключающих позиций шёл процесс активных поисков методологического 1 К вопросу об общей теории развивающихся стран. Круглый стол. / / Наро­ ды Азии и Африки. - 1990. - № 1. - С. 48; Формации или цивилизации Диалог Л. Б. Алаев - Б. С. Ерасов // Народы Азии и Африки. - 1990. - № 3.

- С. 4 7.

2 Осадчая И. О. О цивилизационном подходе к анализу капитализма // Ми­ ровая экономика и международные отношения. - 1991. - № 5. - С. 6; Позд­ няков Э. А. Формационный и цивилизационный подходы // Мировая эко­ номика и международные отношения. - 1990. - № 5. - С. 46 - 59.

3 Студенцов В. Общецивилизационный и формационный подходы: скепти­ ческий взгляд // Мировая экономика и международные отношения. - 1991.

- № 6. - С. 52 - 54.

4 Осадчая И. О. Указ. соч. - С. 8.

5 Панфилова Т. В. «Формационный» и «цивилизационный» подходы: воз­ можности и ограниченность // Общественные науки и современность. С. 89.

Глава I.

Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов аппарата, способного представить и объяснить феномен цивилизации1:

- в порядке полного замещения формационной теории;

- превращения её в дополняющий компонент и,

- наоборот, сохранения доминирующего положения2 ;

- как альтернативный остальным3.

В условиях неопределённости смыслов терминологии, нуж­ ды в разработке адекватных принципов её анализа и конституирования нового уровня макросистемности некоторыми пред­ ставителями научного сообщества цивилизационный подход представлялся аналогом тематического направления исследо­ ваний. Данное словосочетание нередко употреблялось лишь для напоминания об общем контексте публикации4. Поэтому для большинства историков, привычных работать в рамках концептуально чётко выверенной методологии, подход стал ас­ социироваться с популярной риторической стратегией5. Однако уже к 1995 г. его право на существование было признано на официальном уровне в Российской академии наук и озвучено 1 Панарин А. - С. Современный цивилизационный процесс и феномен неоконсерватизма: автореф. дис.... д-ра филос. наук. - М., 1991. - С. 18 - 19.

2 Гобозов И. А. Цивилизационный и формационный подходы дополняют друг друга // Диалог. - 1997. - № 3; Осипов Н. Е. Формационный и циви­ лизационный аспекты анализа категории «производительные силы обще­ ства». - С. 83-84.

3 Хут Л. Р. Новистика: вопросы теории. - М.: Изд-во Моск. пед. ун-та, 2003.

- С. 79.

4 См.: Живетин В. Б. Риски цивилизаций. - М.: Изд-во ИПР, 2007. - 359 с.;

Кеслер Я. А. Русская цивилизация. Вчера и завтра. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2005. - 507 с.; Ляпин Е. С. Динамика цивилизаций. - СПб.: Изд-во «Нестор-История», 2007. - 556 с.; Молостов В. Д. Старение и гибель циви­ лизации. - Ростов-на-Дону: Феникс, 2005. - 410 с. и другие.

5 Дёмин М. А., Бронников А. А. Современные методологические подходы к изучению истории Сибири // Вспомогательные исторические дисциплины

- источниковедение - методология истории в системе гуманитарного зна­ ния: материалы ХХ междунар. науч. конф. Москва, 31 ян в.-2 февр. 2008 г.:

в 2 ч. / редкол.: М. Ф. Румянцева (отв. ред.) и др. ; Рос. гос. гуманитар. ун-т,

Ист. -арх. ин-т, Каф. источниковедения и вспомогат. ист. дисциплин. - М.:

РГГУ, 2008. - С. 270; Энтов Р. Что может дать цивилизационный подход // Мировая экономика и международные отношения. - 1991. - № 5. - С. 19.

52 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

академиком И. Д. Ковальченко, утверждавшим в одной из по­ следних своих статей, воспринятой исследователями как свое­ образное завещание учёного1, что обновлённая парадигма оте­ чественной истории должна основываться на цивилизацион­ ном подходе, предполагая при этом использовать всё полезное, что предоставляет формационный подход2.

В период с 1991 по 2010 г. было издано несколько монограU U фий, защищены диссертации и напечатана серия статей, по­ свящённых цивилизационному подходу3, а также десятки дру­ 1 Могильницкий Б. Г. Формационный и цивилизационный подходы в изу­ чении истории: антагонизмы или союзники? // Многофакторный подход к изучению истории как проблема методологии: круглый стол в Московском государственном областном университете. - М.: Изд-во МГОУ, 2012. - С. 42.

2 Ковальченко И. Д. Многомерность исторического развития. Типология, периодизация, цивилизационный подход // Свободная мысль. - 1995. - № 10. - С. 78 - 79.

3 См.: Барг М. А. Цивилизационный подход к истории: Дань коньюнктуре или требование науки?; Белов Г. А. Цивилизационный подход // Политиче­ ская энциклопедия: в 2 т. - М.: Мысль, 1999. - Т. 2. - С. 598 - 600; Бузгалин А. В. Марксизм и цивилизационный подход: полемические заметки [Элек­ тронный ресурс] // «Альтернативы». - URL:

http://www.alternativy.ru/ru/node/775 (дата обращения 17.08.2012); Гор­ дон А. В. Цивилизационный подход и единство всемирной истории // Со­ циальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература.

- Серия 9: Востоковедение и африканистика. Реферативный журнал. С. 7 - 19; Гостев Р. Г. К вопросу о формационном и цивилиза­ ционном подходах к изучению истории // Российская цивилизация: исто­ рия и современность: Межвузовский сборник научных трудов. - Вып. 21. Воронеж: Воронежский государственный педагогический университет, 2004. - С. 39 - 50; Двинин-Новиков В. В. Методология исследования рос­ сийского социума: цивилизационный подход // Лосевские чтения: матери­ алы научно-теоретической конференции «Цивилизация и человек: про­ блемы развития», г. Новочеркасск, май 2004 г. - Новочеркасск: ООО НПО «Темп», 2004. - С. 43 - 48; Емельянов-Лукьянчиков М. А. Цивилизацион­ ный подход: интерпретация или дезинформация? [Электронный ресурс] URL: http://old.portal-slovo.ru/rus/history/48/9325/ (дата обращения 23.08.2012); Журавлёв В. В. Цивилизационный подход к истории и вопросы её «одушевления» [Электронный ресурс] // Сайт Общество историков Рос­ сии. - URL: http://www.oiros.org/publick/p03/002.htm (дата обращения 15.11.2012); Келле В. Ж. Соотношение формационного и цивилизационного подходов к анализу исторического процесса // Цивилизации. - Вып. 2. - М.

[б. и.], 1993. - С. 26 - 34; Книжников Н. Н. Особенности цивилизационного подхода к определению типологии культурно-исторического: автореф. дис.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов гих научных трудов и эссе, в которых присутствуют рассужде­ ния о нём. Из текстов можно вычленить две группы тезисов ме­ тодологического характера. Первые были посвящены опреде­ лению задач цивилизационного подхода, призванных обозна­ чать поле его компетенции, вторые - центральному звену, спо­ собному генерировать смыслы используемых принципов и идей.

В качестве задачи В. И. Гуляев, В. Ж. Келле и И. Ф. Кефели указали на потребность в анализе социальных механизмов сов­... канд. культурологии. - Нижневартовск, 1999. - 24 с.; Ковалёв А. М. Еще раз о формационном и цивилизационном подходах; Коваль Б. И. К вопросу о методологии цивилизационного анализа // Цивилизационные исследо­ вания / Отв. ред. Б. И. Коваль. - М.: Ин-т Лат. Америки, 1996. - С. 6 - 21;

Корнетов Г. Б. Цивилизационный подход к изучению всемирного историко­ педагогического процесса. - М.: ИТП и МИО РАО, 1994. - 265 с.; Корякин В.

B. Цивилизационный и формационный подход к истории: возможен ли синтез? // Личность. Культура. Общество. - 2009. - Т. XI. - Вып. 3 (№0). C. 341 - 348; Костюк В. Г. Возможности цивилизационного похода в этносоциологии // Гуманитарные науки в Сибири. - 2003. - № 3. - С. 22 - 24;

Кузьмен О. В. Цивилизационный подход в анализе либеральной модели демократии: автореф. дис.... канд. филос. наук. Барнаул, 1993. - 18 с.; Мар­ кин В. В. Цивилизационный и формационный подходы к анализу истори­ ческого процесса // Образование и наука на пороге третьего тысячелетии.

Сб. статей ко 2-й международной научно-теоретической конференции. Барнаул: Изд-во АГУ, 2000. - Вып. 2. - С. 39 - 43; Моисеева А. П., Колодий Н. А., Сысоева Л. С. Калашников В. Л. Цивилизационный подход // Фило­ софия / Под об. ред. В. Л. Калашникова. - М.: Владос, 1999. - С. 154 - 159;

Палютина З. Р. Цивилизационный подход к терминологии. - Уфа: РИО БашГУ, 2002. - 171 с.; Пивоваров Ю. С. Схема и человек в постижении исто­ рии: методологические размышления // Россия и современный мир. С. 126 - 129; Радугин А. А. Формационный и цивилизацион­ ный подходы в историческом познании // История России. Россия в миро­ вой цивилизации. Курс лекций / Под ред. А. А. Радугина. - М.: Библионика, 2004. - С. 14 - 20; Сенявский А. С. Цивилизационный подход к российской истории: теоретико-методологические аспекты // История России: Теоре­ тические проблемы. Вып. 1: Российская цивилизация: Опыт исторического и междисциплинарного изучения / Отв. ред. А. С. Сенявский; Ин-т рос. ис­ тории. - М.: Наука, 2002. - С. 59 - 69; Следзевский И. В. Особенности и воз­ можности цивилизационного подхода // Там же. - С. 21 - 28; Хут Л. Р. О со­ отношении формационного и цивилизационного подходов в изучении ис­ тории // Вопросы теории и методологии истории. Сб. научных трудов. Вып. 4. - Майкоп: Адыгейский гос. ун-т, 2003. - С. 24 - 42 и другие.

54 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

местной деятельности людей в различных сферах и механизмов становления личности человека, у которого культура должна выступать как мера его развития1.

Как хронологически «сквозной» он, по мнению А. С. Сенявского, должен раскрывать социокультурное своеобразие кон­ кретного общества как целостности, обладающей исторической «самостью» и самоценностью2.

Определение способа познания истории через призму ци­ вилизационного подхода связывалось Ю. Ф. Кожуриным с вы­ явлением тех исторических типов (способов) мышления, со­ знания и соответствующих им способностей людей понимать, производить и потреблять культуру, которые фактически и определяют социокультурную динамику в том или ином соци­ уме3. В. Ф. Шаповалов посчитал важным сосредоточиться на характерных чертах общества, взятого в длительной историче­ ской перспективе4. Предназначение цивилизационного подхо­ да, по С. Э. Крапивенскому, заключалось в построении типоло­ гии общественных систем, исходящей из определенных, каче­ ственно различающихся между собой технико-технологических базисов5.

А. Н. Поляков подчеркнул важность выявления и сопостав­ ления социально-экономических и ценностных (культурных, идеологических) отношений и определения на этой основе ти­ пологических особенностей цивилизации.

Автором был пред­ ложен алгоритм исследовательской стратегии:

1 Гуляев В. И. «Первичные цивилизации» и методика изучения историче­ ского процесса / / Новая и новейшая история. - 1996. - № 4. - С. 87; Кел­ ле В. Ж. Соотношение формационного и цивилизационного подходов. - С.

31; Кефели И. Ф. Культура и цивилизация // Социально-политический журнал. - 1995. - № 4. - С. 127.

2 Сенявский А. С. Указ соч. - С.60.

3 Кожурин Ю. Ф. Цивилизационное измерение социальной истории. - Са­ ранск: НИИ гуманитарных наук, 2008. - С. 169.

4 Шаповалов В. Ф. Россиеведение: учебное пособие для вузов. - С. 19.

5 Цивилизационный подход к концепции человека и проблема гуманизации общественных отношений / Под ред. С. Э. Крапивенского. - Волгоград: Из­ дательство ВолГУ, 1998. - С. 13.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов 1) «выявление социального ядра цивилизации (обще­ ственных слоёв, освобождённых от производительного труда);

2) определение социально-экономического уклада, осо­ бенностей хозяйственных отношений в социальном ядре;

3) выявление базовых ценностей данной цивилизации;

4) сопоставление хозяйственного уклада и базовых ценно­ стей, которые должны соответствовать друг другу»1.

Аналогичные идеи несколькими годами ранее были выска­ заны В. В. Маркиным, обратившим внимание на такие важные признаки цивилизационного анализа, как многофакторность и многовекторность2. Нетрудно увидеть, что вышеизложенные умозаключения, существенно дополняя проблематику цивили­ зационного подхода, охватывали собой часть задач, методика и концептуальное решение которых было в ведении предметных методологических стратегий.

Между тем уже известные нам труды Б. С. Ерасова, Л. И. Семенниковой, Н. В. Старостенкова, В. Ф. Шаповалова, Г. Ф. Шиловой, Ю. В. Яковца и некоторых других авторов отно­ сились к показательным в части применения элементов циви­ лизационного анализа. Но в большинстве случаев теоретиче­ ские выкладки подменялись методологической компонентой объективистского характера3. Своё пояснение сложившейся ис­ ториографической ситуации изложил И. Г. Яковенко, отме­ тивший, что актуальность процедуры системоопределения (в том числе и в методологии) была обусловлена необходимостью преодоления господствовавшей тенденции инсайтноинтуитивных описаний феномена цивилизации, которые, не­ смотря на свою яркость, убедительность и востребованность для политических идеологем рубежа X X - XXI вв. и в разрезе 1 Поляков А. Н. Цивилизация как социальная система: теория, типология и метод // Вопросы истории. - 2007. - № 11. - С. 63.

2 Маркин В. В. Цивилизационный и формационный подходы к анализу ис­ торического процесса. - С. 41 - 42.

3 Ионов И. Н. Цивилизационное сознание и историческое знание: знание:

проблемы взаимодействия. - С. 430.

56 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

обыденных знаний, в контексте научных - не часто выводились из доказательных построений1. Указанный недостаток автора­ ми отчасти компенсировался навыками механического встраи­ вания в аналитический аппарат несогласуемых элементов ис­ ториософских, предметных и теоретических подходов, включая широкое использование методов общенаучного и конкретно исторического анализа, позволявших довести стратегию иссле­ дования до финальных выводов вопреки отсутствию солидар­ ного понимания сущности цивилизационного подхода.

Согласно классической рациональности, важным считалось указание на центральное звено методологического аппарата как правило, категории, в которой должны генерироваться смыслы используемых принципов и идей. В формационном подходе ключевым фактором выступали отношения по поводу собственности. На рубеже 1980-1990-х гг., с постепенным вхождением в историческое знание антропологической парао u •• дигмы2, в познавательной практике появился ещё один полюс притяжения - социальная адаптация индивидуума и его цен­ ности, механизм изучения которых стал позиционироваться как ядро цивилизационного подхода3. В работах историков, культурологов и специалистов по социальной философии, по­ свящённых теории и истории российской цивилизации, прио­ ритеты авторов сконцентрировались вокруг «надстроечных»

явлений с утверждением первенства духовной сферы4.

1 Яковенко И. Г. Проблема научного метода в цивилизационных исследова­ ниях // Цивилизационные исследования / Отв. ред. Б. И. Коваль. - М.: Ин-т Лат. Америки, 1996. - С. 235.

2 Гуревич А. Я. Историческая наука и историческая антропология // Вопро­ сы философии. - 1988. - № 1. - С. 56 - 70.

3 Искендеров А. А. Историческая наука на пороге XXI века. - С. 18; Фили­ пенко А. С. Экономическое развитие: цивилизационный подход. - М.: ЗАО Изд-во «Экономика», 2002. - С. 8.

4 Корякин В. В. Цивилизационный и формационный подход к истории. - С.

346; Костюк В. Г. Возможности цивилизационного похода в этносоциологии. - С. 23; Крадин Н. Н. Современные проблемы теории всемирно­ исторического процесса // Вестник Новосибирского государственного уни­ верситета. - Серия: История, филология. - 2007. - Т. 6. - №. 1. - С.117; Кузык Б. Н., Яковец Ю. В. Цивилизации: теория, история, диалог, будущее. Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов В рассматриваемый период наряду с использованием мо­ низма как принципа построения когнитивных планов развива­ лась тенденция к построению многомерных познавательный схем. Некоторые исследователи были солидарны с идеей о необходимости дополнительной ориентации цивилизационно­ го подхода на поиск неких универсальных аналитических мо­ делей в виде «единой матрицы» или доминантной формы со­ циальной интеграции1. Его архитектонику, к примеру, Н. Е. Осипов увидел в способах раскрытия комплекса основа­ ний бытия общества, среди которых выделил природные, соци­ альные, антропологические, этнодемографические и духовные, сфокусированные на социальном типе личности2.

Из сказанного следует, что в процессе формирования про­ блемного поля цивилизационного подхода учёными формули­ ровался, дополнялся, корректировался и детализировался пе­ речень его задач, предлагались алгоритмы изучения истории и u m российской цивилизации. Тем не менее численность сторонни­ ков неформального отношения к указанной аналитической стратегии была весьма скромной. Так, в ряду 127 выявленных диссертационных работ, посвящённых цивилизационной тема­ тике и защищённых в период с 1991 по 2010 г., соотношение по С. 87; Ляшенко В. П. Подход цивилизационный / / Политическая энцикло­ педия в двух томах / Пред. науч.-ред. совета Г. Ю. Семигин. - М.: Мысль, 1999. - С. 147; Олех Л. Г. Принцип цивилизованности в историко­ социологическом познании. - Новосибирск: Новосибирский ун-т, 1994. - С.

20; Пирогов Г. Г. Глобализация и цивилизационное многообразие мира. Ч. 1: Россия и Запад в процессе глобализации. - М.: Слово, 2002. - С. 247.

1 Кирдина С. Г. В поисках новой методологии: о метаисторическом анализе цивилизаций и концепции институциональных матриц // Экономический аспект метаисторического анализа цивилизаций. Материалы «Круглого стола» от 15 января 2003 г. - М.: Институт экономики РАН, 2003. - С. 86 Кононенко Б. И. Культура. Цивилизация. Россия: Учебное пособие. - М.:

Щит-М, 2003. - С. 57; Лубский А. В. Конфликтогенные факторы на Юге России: методология исследования и социальные реалии. - С. 54; Россия в пространстве и времени (история будущего). - С. 15 - 35.

2 Осипов Н. Е. Социально-технологический аспект цивилизационных и формационных изменений общества: автореф. дис.... д-ра филос. наук. Чебоксары, 2009. - С. 7 - 8.

58 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

специальностям и статусу сложилось следующим образам: по истории - 10 кандидатских и 3 докторские, по философии соот­ ветственно - 62 и 22, политологии - 5 и 6, культурологи - 5 и 0, социологии - 1 и 0, экономике - 0 и 1. Из них лишь в девяти (8

- по философии и 1 - по культурологии) одноимённый подход был назван в качестве основного каркаса или дополняющего компонента в теоретико-методологической1 или методологической2 базах исследования. Приведённая статистика показа­ тельна в отношении очевидной приверженности или интуи­ тивного следования большинства авторов другим методологи­ ческим стратегиям.

Описанная историографическая ситуация в начале 2000-х гг. стала предметом глубокого анализа в одной из статей И. В. Следзевского, который выделил ещё две причины скром­ ных завоеваний цивилизационным подходом территории исто­ рических дисциплин. Одна заключалась в том, что научное со­ общество недавно приступило к освоению этого познавательно­ го инструментария, к тому же дискуссии о его семантическом выражении были далеки от завершения. Другая была скрыта в пограничным положении данной методологической стратегии, оказавшейся на стыке двух оснований: первого - допускавшего понимание цивилизации как определённой формы бытия 1 См.: Аматов А. М. Философско-методологические основания междисци­ плинарных исследований техногенной цивилизации: автореф. дис.... канд.

филос. наук. - Белгород, 2008. - С. 5; Маслов А. А. Цивилизационная иден­ тичность российского общества (социально-философские аспекты): автореф. дис.... канд. филос. наук. - М., 2005. - С. 7 - 8; Орлова И. Б. Цивилиза­ ционная парадигма в исследовании социально-исторических процессов: автореф. дис.... д-ра. филос. наук. - М., 1999. - С. 14 - 25; Осина О. Н. Основа­ ния культуры как факторы цивилизационного становления: автореф. дис....

канд. филос. наук. - Саратов, 2005. - С. 10.

2 См.: Аксюмов Б. В. Конфликт цивилизаций в современном мире: автореф.

дис.... д-ра филос. наук. - Ставрополь, 2009. - С. 11; Зарова Е. Д. Образ «Другого» в становлении цивилизационной идентичности. - С. 7; Левченко Е. Н. Россия в современном цивилизационном процессе: социально­ философский анализ: автореф. дис.... канд. филос. наук. - М., 2007. - С. 11;

Суворов Д. В. Смена субцивилизаций и модернизационные волны в куль­ турно-историческом развитии России: автореф. дис.... канд. культурологии.

- Екатеринбург, 2006. - С. 7 и другие.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов крупных социокультурных общностей, и второго - культурно­ экзистенциального, вводившего в оборот, по его мнению, предпосылочные знания (ценностные ориентации, культурные сте­ реотипы и другие), предназначенные для вычленения особен­ ностей цивилизации, которые ранее не могли положительно восприниматься в координатах объясняющей классической мо­ дели научного познания1. Наличие данной причины подтвер­ ждала и Н. А. Проскурякова, дополнительно обратившая вни­ мание ещё на один фактор - «отсутствие у историков стремле­ ния к эпистемологическим разработкам и нехваткой историче­ ских знаний и интереса к конкретике у аналитиков-философов, интересующихся теорией познания»2.

*** Подводя итоги, отметим, что рассматриваемый период представляется как начальный этап формирования цивилиза­ ционного подхода - нового для отечественной историографии методологического инструментария, альтернативного к уже имевшимся. Целесообразно выделить 1980-е гг., когда его ста­ новление проходило в виде вспомогательного компонента к формационному подходу. Уже с начала 1990-х годов их взаим­ ная адаптация сопровождалась отношениями по линии проти­ вопоставления или по принципу дополнительности.

В работах некоторых авторов были сформулированы от­ дельные задачи новой методологической стратегии, уточнялось содержание основного звена. Выявленные и сопоставленные по содержанию (с помощью историко-типологического метода) суждения, согласующиеся с междисциплинарной и многомер­ ной сущностью объекта исследования, при суммировании поз­ воляют составить дефиницию в виде классического построения верхнего уровня обобщения выявленных смыслов. Таким обра­ зом, цивилизационный подход выступает как методологиче­ 1 Следзевский И. В. Особенности и возможности цивилизационного подхо­ да. - С. 23 - 26.

2 Проскурякова Н. А. Указ. соч. - С. 158.

60 Концептуализация знаний о российской цивилизации на рубеже XX-XXI вв.

ское направление, обеспечивающее изучение процессов фор­ мирования и функционирования в рамках пространства и времени суперэтноса комплементарных многовековых тра­ диций в социальном мышлении и самоорганизации. В свою очередь, такие понятия, как «методологическое направление», «многовековые традиции социального мышления и самоорга­ низации» и «пространство и время суперэтноса», должны определяться категориальными рядами следующих родовидо­ вых уровней, уточняющих соотношение понятий по объёму, в совокупности формирующих систему относительно закончен­ ного научного знания о локальной цивилизации.

Методологическое направление выступает как стратегия научного познания на основе исходных групп принципов (фи­ лософских, эпистемологических, общенаучных, предметных, конкретной проблематики), аналитических моделей, способов, приемов, процедур, обеспечивающих её реализацию с опорой на имеющуюся историческую эмпирику.

Среди встреченных в историографии аналитических моде­ лей, призванных локализовать области обнаружения многове­ ковых традиций социального мышления и самоорганизации, характерных для той или иной цивилизации, выделим три наиболее информативных, составляющих, по мнению

А. В. Лубского1, универсальные системообразующие основания:

- доминантную форму социальной интеграции, роль кото­ рой выполняли, например, в российской цивилизации государ­ ство, в исламской - религиозная система, в западной - личность2 ;

- психологический склад суперэтноса, включающий в себя этнический менталитет и соответствующие различным перио­ дам истории ментальности групп населения с присущими им ценностями и мировоззрением;

1 Лубский А. В. Указ. соч. - С. 54.

2 Кульпин Э. С. Становление системы основных ценностей российской ци­ вилизации // История и современность. - 2008. -№ 1. - С. 52.

Глава I. Семантические поля ключевых понятий: переосмысление с помощью конкретно-исторических методов

- основную тенденцию к устойчивости, характерную для одного из трёх типов развития общества, выступающую резуль­ татом специфического соотношения между потребностями и условиями его жизнедеятельности1: эволюционное развитие, проявившееся в цивилизациях Востока, мобилизационное - в России и инновационное - в странах Западной Европы, США, Канаде и Австралии.

Цивилизационный подход в полной мере реализуется, если учёный дополнительно использует преимущества других мето­ дологических подходов, расширяющих научный обзор систем­ ности локальной цивилизации, а также цивилизационной спе­ цифики действующих внутри её экономических, духовных, по­ литических и других процессов и явлений. Все названные выше аспекты, ёмкие по содержанию, заслуживают отдельного и бо­ лее подробного историографического анализа.

1.3. ПОНЯТИЕ «ТЕОРИЯ ЛОКАЛЬНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ»



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

Похожие работы:

«Ирина ФОМЕНКОВА ИСТОРИЧЕСКИЕ БАЙКИ "ТОСТ ЗА ВЕЛИКИЙ НАРОД" Так называлась одна из картин послевоенной эпохи. Автор картины "Тост за великий народ" —лауреат Сталинской премии украинский художник Хмелько Михаил Иванович. Площадь картины в оригинале 6 кв. метров. Сюжет исторический: пр...»

«Несколько заметок о транснациональной памяти Мартиньш Капранс Научный сотрудник Института Философии и социологии Латвийского университета Память иммигранта, поселившегося в принявшей его стране, хранит историю прошлой жизни. Память – это невидимый, неосязаемый и зачастую береж...»

«Составитель Парфенов М. С. Москва Издательство АСТ УДК 821.161.1 ББК 84(2Pос=Рус)6 Т67 Серия "Самая страшная книга" Серийное оформление: Юлия Межова В оформлении обложки использована иллюстрация Юлии Межовой В...»

«ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ДАТЫ ОСНОВАНИЯ Теперь настало время поговорить непосредственно о некоторых селах Асекеевского района и попытаться выяснить время их возникновения. Только немногих сел поскольку о большинстве из них вообще нет никаких сведе...»

«Н К сто а о. о мрв И.РУССКАЯ ИСТОРИЯ В Ж ИЗНЕОПИСАНИЯХ Е Е ГЛАВНЕЙШ ИХ Д ЕЯ ТЕЛ ЕЙ РУССКАЯ И СТО РИ Я в жизнеописаниях ее главнейших деятелей Репринтное воспроизведение издания 1873— 1888 гг„ осущ ествленною в семи выпу...»

«1 А.В.Федоров, И.В.Челышева МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ А.В.Федоров, И.В.Челышева МЕДИАОБРАЗОВАНИЕ В РОССИИ: КРАТКАЯ ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ МОНОГРАФИЯ Таганрог УДК 378.148. ББК 434(0+2)6 Ф 33 ISBN 5-94673-005-3 Федоров А.В., Челышева И.В. Ме...»

«Основы информатики и информационные технологии : учебно-метод. комплекс для студ. ист. фак. : в 2 ч. Ч. 1 / Е. Э. Попова, Н. Н. Садова, Ю. Ю. Тагирова. Минск : БГУ, 2008. 160 с. Лабораторная работа № 1. СОЗДАНИЕ ДОКУМЕНТА...»

«Соловьева А. В., Кравцов М. Ю.ПЕРСПЕКТИВА РАЗВИТИЯ ГУМАНИТАРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ НА ПРИМЕРЕ ШКОЛЬНОГО КУРСА ИСТОРИИ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2009/4-2/49.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ имени М.В. ЛОМОНОСОВА" Исторический факультет УТВЕРЖДАЮ Декан исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова доктор искусствоведения, профессор _И.И.Тучков "_"_2016 г. ПРОГРАММА ГОСУ...»

«МКОУ ДОД ДШИ Николаевского муниципального района ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ПРОГРАММА "ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОЕ ИСКУССТВО" Программа по учебному предмету УП.06. ИСТОРИЯ ИЗОБРАЗИТЕЛЬНОГО ИСКУССТВА Николаевск-на-Амуре Структура программы учебного предмета I. Пояснительная записка Характеристика учебного предмета, его место и роль в образовательном...»

«Аврелий Виктор ПРОИСХОЖДЕНИЕ РИМСКОГО НАРОДА Текст приводится по изданию: Римские историки IV века. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1997. — 414 с., илл. Тексты сочинений Секста Аврелия Виктора и приписываемых ему по традиции прои...»

«148 Н О В О Е П Р О Ш Л О Е • T H E N E W PA S T • № 1 2 0 1 6 УДК 82-94 Местная история: образы и сюжеты в трудах историков первой половины XIX в. (В.Д. Сухоруков, П.А. Словцов) О.Н. Шевцова Аннотация. Труды русских историков первой половины XIX в. имели ряд признаков сходства с произвед...»

«Список публикаций А.Д.Гвишиани ОГЛАВЛЕНИЕ 1. Монографии 2. Статьи в реферируемых журналах и сборниках 3. Материалы и тезисы докладов конференций 4. Свидетельства о гос. Регистрации программ 5. Кадры высш.на...»

«Министерство образования Российской Федерации Воронежский государственный университет Филологический факультет Кафедра зарубежной литературы И.А. Белопольская ФРАНЦУЗСКОЕ ПРОСВЕЩЕНИЕ Особенност...»

«Вестник Томского государственного университета. Филология. 2016. №3 (41) УДК 821.161.1 DOI: 10.17223/19986645/41/11 И.И. Плеханова КНИГА "СИБИРЬ, СИБИРЬ." В. РАСПУТИНА КАК ЛИРИКОФИЛОСОФСКО-ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИЙ ТРАКТАТ Книга очерков "Сибирь, Сибирь." рассматривается в статье как целостное высказывание о проблемах русской колони...»

«Российская академия наук Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт востоковедения РАН (ФГБУН ИВ РАН) "УТВЕРЖДАЮ" Директор ФГБУН ИВ РАН, член-корреспондент РАН /Наумкин В.В. " " 2013 г. РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ "ОД.А.03 (3) История отечественного вост...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ ПО ВЫБОРУ Основные этапы истории зарубежной литературы Код и направление подготовки 44.03.01 Педагогическое образование Направленность (профиль) подготовки Русский язык Квалификация (степень) выпускника Бакалавр Форма обучения Заочная Год начала подготовки Липецк 2...»

«ЦЕЛИ ОСВОЕНИЯ ДИСЦИПЛИНЫ Целью курса "Историческая фонетика" является формирование собственно лингвистической и лингвокультурной компетенций филолога, будущего учителя русского языка и литературы, готовности продуктивно решать профессиональные задачи в аспектах филологического анализа текста и лингвистического анализа...»

«Нательная живопись Илья Мельников Татуировка. Теория и ранняя практика "Мельников И.В." Мельников И. В. Татуировка. Теория и ранняя практика / И. В. Мельников — "Мельников И.В.", 2012 — (Нательная живопись) ISBN 978-5...»

«Хорунжий Сергей ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СУВЕРЕНИТЕТ И ЮРИДИЧЕСКАЯ СПРАВЕДЛИВОСТЬ СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ В ИНСТИТУЦИОНАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКОМ АСПЕКТЕ Аннотация: в настоящей статье рассматривается институционал...»

«. Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н.Г. Чернышев...»

«ПЕРЕВОДЫ ЯМВЛИХ ХАЛКИДСКИЙ ПИСЬМА Е. В. АФОНАСИН Центр изучения древней философии и классической традиции Новосибирский государственный университет Институт философии и права СО РАН afonasin@gmail.com...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.