WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Образы-символы и историософская концепция в трилогиях Д. С. Мережковского «Христос и Антихрист», «Царство Зверя» ...»

На правах рукописи

Корочкина Елена Валентиновна

Образы-символы и историософская концепция в трилогиях

Д. С. Мережковского «Христос и Антихрист», «Царство Зверя»

Специальность 10.01.01 – Русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата филологических наук

Ульяновск

Работа выполнена на кафедре филологии, издательского дела и редактирования

в Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования «Ульяновский государственный технический университет»

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Дырдин Александр Александрович.

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, доцент Сорокина Наталья Владимировна кандидат филологических наук, доцент Швец Татьяна Петровна

Ведущая организация: Ульяновский государственный университет

Защита состоится 24 декабря 2008 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета КМ212.276.02 при Ульяновском государственном педагогическом университете по адресу: 432700, г. Ульяновск, пл. им. 100летия Ленина, 4.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Ульяновского государственного педагогического университета.

Автореферат разослан «_____» ноября 2008 года

Ученый секретарь диссертационного совета, кандидат филологических наук М. Ю. Кузьмина доцент

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Д. С. Мережковский является автором поэтических и прозаических произведений, философских и литературно-критических работ. Несмотря на это, его литературная деятельность остается недостаточно освоенной частью творчества символистов. Очевидно, что представление о литературе того или иного периода будет недостаточным без выявления роли и места в ней каждого писателя. Исследование значительного художественного наследия Мережковского, в котором выразились многие особенности эстетической и религиозно-философской мысли рубежа XIX–XX веков, искусства Серебряного века, весьма актуально, поскольку способствует более полному и всестороннему изучению данного этапа литературного развития.

Особое место в творчестве писателя-мыслителя занимает историософская проза. Исследователи называют его романы историософскими, выделяя особую разновидность исторических романов. По мнению Л. А. Колобаевой, данные романы Д. С Мережковского отличаются близостью эстетических основ, едиными принципами художественного мышления.

Актуальность исследования заключается в рассмотрении историософской концепции писателя во взаимосвязи с ее художественным воплощением. Это позволяет расширить горизонты понимания творческого метода Мережковского.

Данная работа дополняет представления об особенностях творческой манеры Мережковского, выявляет характерные особенности его художественного мышления, воплощенного в специфическом образном строе произведений. Анализ взаимодействия символов писателя в рамках единой художественной системы позволяет более полно изучить те аспекты его творчества, которые до сих пор не являлись объектом исследования.

Материалом диссертации стали историософские романы Д. С. Мережковского, вошедшие в трилогии «Христос и Антихрист» (1895–1904) и «Царство Зверя» (1908–1918).





Предметом исследования являются образы-символы историософских романов в философско-мировоззренческом и идейном преломлении.

Цель данной работы: изучение роли символов в художественном воплощении историософской концепции Д. С. Мережковского, в ее сотнесении с традиционными культурными кодами, религиозными взглядами писателя (Религия Третьего Завета).

В соответствии с поставленной целью исследования необходимо решить следующие задачи:

– прояснить представления писателя о символе и о его месте в художественном произведении;

– выявить взаимосвязь символа с историософской концепцией в романах;

– рассмотреть своеобразие художественного воплощения важнейших для Д. С. Мережковского концептов;

– охарактеризовать символы, отчетливо отражающие историософскую концепцию писателя;

– выявить специфику рефлексии писателя над культурными феноменами, которые сформировались в русле неохристианской философии в ее символической версии.

Теоретико-методологическую основу исследования составили труды С. С. Аверинцева, М. М. Бахтина, В. Е. Васильева, М. Л. Гаспарова, Т. И. Дроновой, А. В. Дяхтеренок, Е. В. Ермиловой, С. П. Ильева, М. А. Ковыршина, Л. А. Колобаевой, А. В. Лаврова, А. Ф. Лосева, Ю. М. Лотмана, З. Г. Минц, А. А. Потебни, Я. В. Сарычева, И. П. Смирнова, Н. Д. Тамарченко, Ц. Тодорова, В. Н. Топорова, Ю. Н. Тынянова, Б. А. Успенского, А. А. Ханзен-Леве.

В качестве основных методов диссертационного исследования были применены:

1) историко-литературный метод;

2) генетический метод;

3) контекстуальный метод;

4) метод структурно-семантического анализа текста;

5) элементы сравнительно-типологического анализа, эстетически-функционального анализа.

Теоретическая ценность исследования состоит в уточнении некоторых аспектов эволюции исторического романа в символистской художественной практике.

Практическая значимость заключается в возможности использования полученных результатов работы в вузовском и школьном преподавании русской литературы Серебряного века, в спецкурсах по проблемам русского символизма.

Научная новизна диссертационной работы состоит в том, что исследование символов историософских романов Д. С. Мережковского дано во взаимосвязи с его историософией. Именно историософская концепция является определяющей по отношению ко всем элементам образной структуры и обуславливает их иерархию. Такой подход позволил проанализировать их в контексте культурной традиции; выявить и охарактеризовать ключевые элементы художественного мира писателя как сложной и целостной системы;

обозначить изменения в использовании образов; обнаружить некоторые закономерности их функционирования.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. На протяжении всего творчества представление Д. С. Мережковского о символе мало эволюционирует. Оно связано с религиозно-философскими воззрениями писателя.

2. Осмысление действительности в его историософских романов заключалось в создании образов, связанных с трансцендентной реальностью, которая определяет их наполнение. Благодаря символам создается художественная картина особой реальности, сущность которой состоит в ее взаимосвязи с мифологизировоным надмирным пространством.

3. Образы-символы романов строятся с учетом различных религиозных и культурных источников, создающих особую многоплановость и многозначность повествования.

4. Особенное значение в функционировании образов-символов приобретает авторская историософская концепция. Она создает базу для специфической системы организации текста, в основе которого лежат религиознофилософские и культурно-исторические взгляды Мережковского.

5. В исследуемой прозе писателя большое значение имеют отношения диалога между уровнями мироустройства, отражающиеся в сознании и поведении героев.

Изучение образов-символов в историософском контексте позволило расширить представления о художественном мире романов Д. С. Мережковского.

Апробация работы. Материалы и результаты диссертационного исследования были представлены на международных конференциях «Литература и культура в контексте христианства» (Ульяновск, 2005, 2008), «Русское зарубежье – духовный и культурный феномен»» (Москва, 2006), «Литература XI–XXI вв. Национально-художественное мышление и картина мира» (Ульяновск, 2007), Всероссийской конференции «Духовная жизнь провинции. Образы. Символы. Картина мира» (Ульяновск, 2003), ежегодной научно-технической конференции УлГТУ «Вузовская наука в современных условиях» (Ульяновск, 2003–2008). Основные положения диссертации нашли отражение в работах, опубликованных в Москве, Ульяновске и Уфе.

Структура диссертации. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, включающего 200 наименований.

Объем диссертации – 203 с.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы, определяется материал, объект, предмет, цели и задачи исследования, теоретико-методологическая база, устанавливается научная новизна, формулируются положения, выносимые на защиту, отмечается теоретическая и практическая значимость работы.

В первой главе «Специфика художественно-философской концепции символов Д. С. Мережковского», состоящей из пяти параграфов, даются основные теоретические положения литературоведческой концепции символа и концепции, которая содержится в творчестве Мережковского, на которую он опирается при создании образной системы историософских романов. Выявляются основные принципы функционирования символов, обосновывается значимость для глубинного понимания творчества писателя.

В первом параграфе «Основные тенденции в научном осмыслении символа» даются представления о символе, сложившиеся в гуманитарной науке. В западноевропейской философии изучению символа были посвящены труды Г. Гегеля, Ф. Шеллинга, К. Юнга и др. Суждения указанных авторов о символе носят больше философский, а не литературоведческий характер.

Осмысление символа становится первостепенной в художественно-философской теории одноименного литературного течения. Однако и в его рамках не сформировалось единой теории символа. В русском символизме концепция символа наиболее полно разработана Вяч. Ивановым и А. Белым. Они полагали, что смысл символа объективно реализует себя не как данность, но как некая тенденция.

История научного осмысления символа полна противоречий. Принимая во внимание двойственность природы символа, исследователи связывают символ то с мифом, то с аллегорией.

Во втором параграфе – «Понимание символа в системе эстетических взглядов Д. С. Мережковского» – отражено представление писателя о символе.

Оно почерпнуто из различных его текстов: литературно-критических работ («О причинах упадка и о новых течениях современной русской литературы», «Мистическое движение нашего века», «Вечные спутники» и др.), историкорелигиозных эссе («Лица святых от Иисуса к нам», «Данте»). По мнению писателямодерниста, символ не создается, а рождается, он не подвластен воле и разуму, поэтому обладает способностью соединять миры. Он является тем элементом художественной системы, в котором могут соединяться вера и знание. В понимании Мережковского, символы представляют собой вещие знаки, знамения иного мира.

Писатель нашел универсальное средство для раскрытия метафизической действительности. Символ заключает в себе мистическое начало, поэтому может реализовать соединение миров необходимости и свободы, природы и этики. Для Мережковского в образе-символе предметная сторона и глубинный смысл предстают в качестве полюсов, немыслимых один без другого. За пределами образа смысл утрачивает свою очевидность, а образ вне смысла превращается в пустое копирование предмета. Мыслитель понимает символ как органическое единство предметного и идеального начал, что проявляется в стиле, особенностях романной структуры.

Реализация философско-художественных представлений писателя о новой образности создает формальные и содержательные особенности его художественных произведений. Символы помогают объединять в одно художественное целое отдаленные эпохи, раскрывая тайные механизмы истории, и создают эффект внутренней целостности. Символ становится эстетическим способом познания Духа. Так складывается мифотворческая структура Мережковского.

В третьем параграфе «Зеркальность как свойство художественной философии мыслителя» рассматривается такая особенность художественного мира историософских романов, как зеркальность. Показано, что в его художественно-философской концепции представление о реальности как о многоуровневой системе является определяющим.

Для Мережковского противоположности становятся главной музыкой «тайной гармонии». Мистическое начало, безусловная истина, которая присутствует во всем, всегда и всюду, это то, что делает многоуровневый мир единым. Не важно, как человек постигает мир: через искусство или науку, через религию или философию, – он все равно придет к одному, и система отражений в романах Мережковского способствует подтверждению данного положения.

Это и определяет присутствие отражений в разных формах и на различных уровнях текста, что обусловлено специфической картиной мира, основанной на противопоставлении и взаимоотражении миров. Отсюда в романах многочисленные повторяющиеся образы, о которых говорится в параграфе, одни и те же сюжетные ходы, представленные противоборством отца и сына, умиранием и воскресением божества, эффектом дежавю.

Не случайно в кульминационные, переломные моменты часто возникает предметный образ зеркала. С помощью зеркала изучают записи Леонардо Чезаре и Джованни («Воскресшие боги. Леонардо да Винчи»). В романе «Антихрист. Петр и Алексей» царевич делает первый шаг к возвращению в Россию в зале с зеркалами.

Александр I из одноименного романа, вступая в свой последний период жизни, располагается в помещении с двумя зеркалами, повешенными одно напротив другого. Это связано с тем, что в традиционной европейской культуре его значение соотносится с пограничностью, с идеей перехода из одного состояния в другое, из одного мира в другой.

Зеркало становится для Мережковского мистическим предметом, концентрированным выражением времени, что очень существенно для раскрытия философии истории. Через сквозные символы мир прошлого или будущего отражается в настоящем. Будущее начинает переживаться, как настоящее, и даже становится для героя более реальным. Зеркало позволяет писателю легко перейти из повседневного, бытового пространства жизни героев в сферу метаистории. Зеркальное отражение придает заурядному явлению мистический оттенок. Отражаясь в зеркале, оно становится прозрением, пророчеством, предсказанием и частью мировой истории.

Для художественного сознания писателя характерно сочетание линейного и циклического понимания истории. Повторяемость исторических событий возникает за счет зеркальности. Линейное ее развитие представлено в концепции грядущего Царства Третьего Завета. Внутри истории идут циклические, повторяющиеся процессы, что влечет за собой зеркальность событий, тождественность вечности и мгновения, космоса созданного и создающегося, причем цикличность, круговорот связан не с длительностью, а с определенным событием (концом мира, Апокалипсисом), которое имеет решающее значение и просвечивается, «отражается» в каждом описываемом событии истории.

Особая способность зеркала с одной стороны выступать в качестве границы миров, а с другой являться – формой их связи и перехода, то есть способом синтеза, становится для него ключевой. Символическое значение зеркального отображения в романах связано с тем, что для писателя между предметом и его отражением существует магическая связь.

Принцип зеркальности является важнейшим художественным принципом, который позволяет вводить в ткань произведения большое количество символов.

Он заключается в том, что все элементы рассматриваемых произведений находятся в закономерной повторяемости, что придает внутреннее единство как отдельным романам Мережковского, так и всему творчеству.

С другой стороны, это свойство позволяло отразить философские идеи писателя: субъективное понимание пространства и времени, двойственность человеческой природы.

Четвертый параграф – «Образы двойников в контексте историософских романов Мережковского» – посвящен двойничеству, которое является одной из форм выражения принципа зеркальности в историософских романах. Именно в человеческой душе видит мыслитель одну из движущих сил истории. На этом уровне использование зеркальности приводит, как указывалось выше, к появлению двойников. По мысли Мережковского, природа человека двойственна. Его герой не может всецело погрузиться ни в порок, ни в добродетель, не может выбрать ни в свободу, ни самоотречение, ни счастье земное, ни счастье небесное. Человеческая душа стремится к успокоению и вечно колеблется, потому что люди – дети двух противоположных миров. Двойники пронизывают всю структуру его произведений и проявляют себя на разных уровнях. Феномен двойничества реализуется не только на уровне персонажей, но и на уровне других художественных элементов произведения.

Двойничество в творчестве писателя-философа можно считать концептуальным, так как в его миропонимании присутствует вечная борьба и единство антиномичных начал, влияющих как на человека, так и на человечество. Герой историософских романов Мережковского порождается многоуровневой структурой реальности, в которой он существует. Такой герой так же противоречив, как и мир, который его окружает. Даже самые сильные герои писателя обладают этой особенностью.

Для решения важнейших внутренних вопросов Мережковский создает вокруг героя двойников, которые персонализируют процесс духовного борения, делают его более рельефным. Проблема выбора, стоящая перед Юлианом, отражается в образах Амариллес и Арсинои, Психеи и Мирры («Смерть богов. Юлиан Отступник»). Вопросы, стоящие перед Леонардо, проецируются в Чезаре и Джованни («Воскресшие боги. Леонардо да Винчи»). Образ Муравьева дается через фигуры Бестужева и старшего брата Муравьева («Александр I»). Через систему двойников автор создает широкое философское обобщение, которое, по его замыслу, должно охватить большую часть духовной жизни эпохи. Причем для историософских романов важно то, что внутренние духовные процессы формируют процессы исторические.

Строй мысли писателя таков, что однозначно разделить двойников на пары довольно сложно. Такие пары могут составляться по различным схемам, в зависимости от точки зрения автора. Герои произведений Мережковского отражаются друг в друге, становясь двойниками. При этом все они, так или иначе, являются отражениями главной идеи писателя. За счет огромного количества двойников создается эффект многомерности и во внутренней жизни человека, и в окружающем мире. К примеру, два мировоззрения уживаются в Леонардо да Винчи, создавая у окружающих ощущение двух разных людей («Леонардо да Винчи»).

С другой стороны, в каждом из учеников художника, как в зеркале, отразилась та или иная черта его личности. Образ героя в произведениях Мережковского всегда многосоставен, всегда представляет собой совокупность конкурирующих образов, которые инициируют своего рода «мозаичного» героя.

Взаимодействие с двойником может присутствовать в произведения в разных видах. В первом случае – как взаимодействие с другим человеком, схожим с ним, который наблюдает и оценивает героя. Так, например, Юлиан и Арсиноя, на первый взгляд, не очень похожи, но процессы поиска смысла жизни и истины, которые происходят в каждом из них, приближают души персонажей друг к другу («Юлиан Отступник»). В другом случае имеет место взаимодействие с двойником, как воображаемым образом самого себя. Это наглядно представлено в образе Александра I («Александр I»). Иногда двойники разных видов могут появляться параллельно, еще более усложняя общую картину.

У Мережковского противопоставление личностей увязывается с наличием полюсов внутри отдельной личности. Важно отметить, что эта двойственность открывает противоположности, которые всегда полярны по отношению друг к другу. Однако при этом они образуют целостность, в которой одно невозможно без другого, одно нейтрализует другое. В каждом предмете и явлении таятся два зеркально противоположных начала. Всё (действительность, человек, история) состоит из двух противоположностей, которые и образуют целое.

Образ двойника возникает и благодаря дневникам и письмам, которые Мережковский часто вводит в тексты своих произведений (дневники Джованни Бельтраффио, Леонардо да Винчи, фрейлины Арнгрейм, царевича Алексея, императрицы Елизаветы Алексеевны). Разница между дневником и зеркальным отражением состоит в наличии в последнем фактора времени. Дневник в момент его написания обращен не к себе настоящему, но к будущему личности, даже, может быть, к совершенно другому уже человеку. Эта направленность в будущее дневниковых записей для Мережковского крайне важна, через нее осуществляется связь времен, минувшее проецируется в грядущее. История становится динамичной и развивающейся, формирующейся вместе с меняющимся героем.

У Мережковского фигура двойника не только способствует раскрытию психологического состояния, более важным для него является соотнесенность данного состояния с глобальными процессами истории человечества. Не случайно в трилогии «Царство Зверя» выявляется определенная схожесть большинства представителей царской семьи. Всех членов царской семьи связывает не столько родство или сходство характеров, сколько обладание властью, что налагает на них определенный отпечаток. На близость данных образов и на их единую природу указывает соотнесение с ними одних и тех же образных структур, описаний, символов.

Человек здесь представляет частный случай, он отражение человечества с его вечной борьбой «согласно-противоположных мыслей и чувств». Поэтому зеркало становится категорией оценки, особой реальностью, связывающей личность с историей, даже на внутриличностном уровне.

Предметом рассмотрения параграфа «Образ-мотив молчания и его роль в художественной мысли писателя» является феномен безмолвия. Именно слово делает человека человеком, однако умение молчать ставит его на новую ступень, на которой человек, по мнению Мережковского, прислушиваясь к себе, слышит голос вечности. Это уже не молчание без слов, а молчание за пределами слова, в котором содержится вся полнота невыразимого. Такое молчание – идеал мудрецов и поэтов, к которому стремились и символисты. Таким образом, все зависит от наполненности, информативности и содержательности того слова, воздержанием от которого служит молчание. В моменты мистического постижения истины герои произведений безмолвствуют. Так происходит с Юлианом, с Тихоном и другими персонажами романа. Постижение исторического процесса в романах идет на разных уровнях. Одним из таких уровней познания истории является внутренний мир личности, где и возникают многие явления, определяющие события окружающего мира. Данный феномен символически отражает внутриличностный пласт истории и связывает внешние процессы с внутренними.

Во второй главе – «Историософская концепция в творческом сознании Д. С. Мережковского» – на материале образов-символов романов дается представление об историософии писателя. Историософский роман определяется тем, что все его элементы призваны иллюстрировать субъективную историческую концепцию автора, которая представляет собой основной предмет повествования.

Историософские романы Мережковского являют собой область деятельности, где философская концепция писателя тесно взаимодействует с его художественным творчеством, религиозными взглядами, и это взаимодействие органично.

В первом параграфе – «Особенности символического понимания пространства» – предметом рассмотрения становится художественное пространство историософских романов. З. Г. Минц отмечает, что для историософских романов философа характерна особая «всемирность» пространств. Наиболее важное проявление символического освоения пространства связано с типичным для писательского сознания пониманием его вторичности и зависимости от метафизики.

Выбор того или иного пространства в большинстве произведений мыслителя обусловлен представлениями автора о развитии человечества в целом и о ключевых точках истории и культуры человечества, в которых через Дух проявляется Бог.

Эти судьбоносные исторические моменты увязаны с определенными географическими точками, где в пересечении пространства и времени открывается истина через мистическое проявление Духа. На этом пути писателюсимволисту открывается метафизика исторического процесса. Различные уголки Средиземноморья, Европа, обширные просторы России, возникающие в романах Мережковского, не воспринимаются как бесконечно далекие части мира, изолированные друг от друга огромными расстояниями и временными интервалами. Они представляются автору элементами «единой всемирно-исторической трагедии», которая их и связывает.

Заметно стремление автора не просто изобразить, а осмыслить пространство.

Главной целью этого осмысления является обнаружение в нем мистического начала, проявлений Духа. Дорога представляет собой древний символ, связанный со смертью и переходом в иной мир. В произведениях Мережковского путь, с помощью которого осваивается пространство, есть особый символический способ миропознания и самопознания персонажа. Таким является путь Юлиана («Юлиан Отступник»), Леонардо («Леонардо да Винчи»), Тихона («Петр и Алексей»), Валерьяна Голицына («Александр I»). С одной стороны, пространство дает возможность персонажу двигаться, исследуя и постигая мир. С другой стороны, сам путь удивительным образом организует пространство, связывает разрозненные элементы в единое целое. Путь является постижением тайн бытия и сознания, то есть преображением себя, приобретением знаний о себе самом, преодолением несвободы и страха неизвестности. Движение Юлиана, Леонардо, Алексея, Александра I и других героев Мережковского не равнозначно простому перемещению в пространстве. Избрание дороги возникает перед героями постоянно и проявляется через интуитивный порыв. Герои движутся от одной точки проявления Духа к другой, сверяя свое движение с внутренним интуитивным компасом. Показательным примером указанных особенностей движения героев Мережковского в пространстве являются искания Тихона Запольского («Петр и Алексей»). Его путь в пространстве представляет собой поиск веры и истины.

Взгляд писателя на пространственное разделение приобретает черты рефлексии, философского осмысления. Он не просто констатирует отдельные черты жизни, быта, миропонимания, характерные для той или иной местности, но и стремится усмотреть связи с единым историческим процессом.

Особое место в историософских романах занимает образ-символ Петербурга, который возникает в нескольких произведениях («Петр и Алексей», «Александр I», «14 декабря»). Мережковский прекрасно отображает сущность города, его двуплановость и амбивалентность. Он создает особую палитру смыслов, которые возникают в ландшафте Петербурга. В уникальном соединении противоположностей писатель находит отображение истории и будущности. Время застывает в этом пространстве, образуя цикл повторяющихся из века в век поступков и событий, которые и становятся смысловым центром романов. В этом плане Мережковский близок А. Белому с его романом «Петербург».

В романах возникает мотив прекрасного города, исчезающего в пучине, который связан с античным мифом об Атлантиде. Жизнь города протекает в глубокой связи жизни и смерти, образующей постоянный круговорот, что отображено в повторяющихся картинах наводнений («Петр и Алексей», «Александр I»).

В историософской концепции мыслителя именно потопы разделяют три важнейших промежутка истории: Царство Отца, Царство Сына и Царство Духа.

Таким образом, у писателя-философа разные точки мира, разные временные промежутки связываются через сходные события, через метафизику истории.

Такое изображение города связано и с литературными текстами. Символическим для Мережковского является даже то, что каменная громада города покоится на зыбкой, болотистой почве. Это отражает неустойчивость государственного строительства. В этом пространстве легко рождаются грандиозные идеи, которые очень трудно воплощаются в жизнь. Жизнь русских царей, изображаемых Мережковским, подтверждает это. Реализация замыслов Петра I, Александра I, Николая I либо приводит к печальным последствиям, либо вовсе невозможна. Автор трилогий акцентирует внимание на изображении всеобщей истории в конкретном пространстве, и влияния этого пространства на мировые процессы.

Во втором параграфе – «Символизация образов животных в смысловой структуре исторических романов Д. С. Мережковского» – устанавливается значение зооморфных образов. В символической картине мира, созданной Мережковским, огромна роль образов-символов животных. Они вплетаются в единую историософскую концепцию, связывая прошлое и будущее и внося оттенок неизменности. Создавая эти образы-символы, писатель чаще всего обращается к библейским сюжетам, к мифологическим архетипам.

Зооморфные образы могут символизировать самые разные явления, представления и стороны жизни. Образ-символ животного позволяет писателюфилософу связать созданную им в романах картину мира с самым далеким прошлым. Древнейшие представления, просвечивающие сквозь такой образ, помогают усмотреть некие константы в вечно движущемся потоке времени.

В символах животных присутствует и другой важный аспект. Они способны объединить отдельные элементы человеческой истории некоторой общечеловеческой системой взглядов и представлений. Они дают возможность увидеть в веросознании разных времен и народов объединяющие элементы.

Прежде всего, следует остановиться на образах птиц, которые занимают особое место в смысловой структуре произведений Мережковского. В его мифологической концепции полет представляет собой процесс восхождения в надземные сферы, в сферы Духа, которые дают человеку возможность по-новому увидеть мир и открыть его сущность.

В историософии Мережковского катастрофическое движение человечества вниз к крайней точке Апокалипсиса уравновешивается взлетами на крыльях Духа, которые способны перенести человека в иную реальность. К примеру, в романе «Воскресшие Боги (Леонардо да Винчи)» образ лебедя является сквозным, он ассоциируется с творчеством, духовной работой, преобразующим началом.

Символика лебедя связана с самым творческим персонажем трилогии, Леонардо да Винчи. Для Мережковского страсть художника к полету передает общее настроение эпохи, Леонардо один из первых вестников нового времени.

В историософии философа мысль о создании нового мира, Третьего царства Духа, является краеугольной. Поэтому уникальные функции, которыми наделены птицы в мифологии, выступают для Мережковского в качестве смыслообразующих. Не случайно, в конце вышеупомянутого романа возникает крылатый образ Иоанна Предтечи. Можно говорить и о еще одном важном для мыслителя концепте, возникающим в нем. Лебедь, в данном случае, связан у Мережковского и с концептом свободы.

В древнееврейской традиции голубь занимал важное место и считался символом искупления. Древнее осмысление этого образа созвучно представлениям Мережковского. Он обращается к ветхозаветной истории Ноя, основателя новой человеческой цивилизации. Известную роль в этой истории возрождения человечества, обновления жизни сыграл голубь, как Божий знак. Образ голубя связан с проявлениями Духа в истории и жизни персонажей. К примеру, осознание значения России в мировой истории приходит к царевичу Алексею в окружении голубей.

В рассматриваемых романах Мережковского существенное место занимает символическое изображение насекомых. Образы насекомых восходят к мифологическим представлениям о существах, символизирующих «нижний» мир, и к библейской традиции, где встречаются упоминания саранчи, блох, мух, которые связаны с темной силой. Однако у писателя-философа большую смысловую нагрузку получает образ паука. В историософских романах он носитель холодной жестокости, алчности, бездушности, злобности, колдовских способностей.

Особенно часто данный мифологический образ встречается в моменты духовного кризиса героев. В данном образе воплощается ненавистное для писателя явление – несвобода, которая является причиной отдаления человека от Бога и возможной гибели как человека, так и человечества. Именно зависимость, скованность, неволю символизирует у автора представленный образ. Транслируемые данным образом-символом качества рассматриваются им в качестве главной причины и основы наступления Царства Зверя.

Конец человеческой истории воспринимается писателем, как что-то неизбежное и зловещее. Обновление мира ощущается через смерть, поэтому наступление Царства Духа связывается с идеей Апокалипсиса. Мережковский, стремясь как можно нагляднее представить в своем романе образ всего страшного и омерзительного, создает образ тучи-паука, захватывающего мир в свою паутину.

Зооморфные образы также связаны с мифопоэтическими представлениями о существах, которые могут превращаться в животных. В историософских романах Мережковского достаточно часто встречаются оборотни («Петр и Алексей», «Александр I»). Этот мотив примыкает к теме двойничества, создавая своеобразные его вариации. Оборотни являются проявлением темной разрушительной стихии, влияющей как на человека, так и на исторический процесс. В них просвечивают апокалипсические предчувствия. Царевича Алексея преследует страшный кот-оборотень («Петр и Алексей»). Софья Нарышкина видит оборотня-обезьяну («Александр I»). Образ Аракчеева сближается с летучей мышью («Александр I»).

У писателя специфическое представление о процессе развития истории. Он пробивается мыслью из настоящего в прошлое, а из минувшего в будущее. Его романы представляют собой осознание былого через эпоху, современную автору, и постижение сути злободневных вопросов сквозь призму давно минувшего. Для него познание прошлого осуществляется через Дух. И такое «общение в Духе»

возможно только благодаря использованию символов.

Это раскрывает причины внедрения символов в романы. Его интересует не далекое прошлое само по себе, а связь и взаимовлияние эпох и цивилизаций.

Символ позволяет писателю связать настоящее с глубоким прошлым и при этом указать на будущее, не разрушая художественного единства. Эта его способность, приходя из архаического прошлого, уходить в далекое будущее принципиально важна для отражения исторического процесса в романах Мережковского. Именно она позволяет связывать в единое целое различные страны и эпохи, рассказы о судьбах очень разных людей. Символизм романов создает ощущение внутреннего единства, компенсируя разорванность сюжета, отсутствие завязки и развязки, насыщенность цитатами. Символы призваны иллюстрировать и подтверждать авторское представление об истории, его идеи.

Поскольку история рассматривается на метафизическом уровне, то символы позволяют вырваться за пределы реальности и выйти на этот совершенно новый уровень освоения минувшего. Мережковский говорил: «Большинство считает, что я исторический романист; и то глубоко неправильно; в прошлом я ищу будущее...

Настоящее кажется мне иногда чужбиною. Родина моя прошлое и будущее»*.

В Заключении подводятся итоги исследования, обозначаются перспективы дальнейшего изучения проблемы образносимволической системы Д. С. Мережковского.

Писатель меняет представления о традиционной образности романа, что отражается в его художественно-философской концепции.

Благодаря специфике образной системы историософских романов Д. С. Мережковского происходит сближение художественного и религиознофилософского творчества. Это становится возможным через создание образовсимволов, указывающих на трансцендентную реальность.

Особенное значение для осмысления образов-символов приобретает авторская историософская концепция. В романах символ становится связующим

Седых А. У Д. С. Мережковского // Звено. 1925. 16 марта. *

звеном между человечеством и Царством Духа. Благодаря символам создается новая реальность, которая призвана иллюстрировать историософские идеи писателя.

Предложенное писателем символическое осмысление истории оказало влияние как на формирование литературы модернизма, так и на литературный процесс XX века. Художественные решения Д. Мережковского нашли отражение в творчестве А. Белого, А. Толстого, М. Алданова, М. Булгакова и других отечественных писателей.

Основное содержание диссертационной работы отражено в следующих публикациях:

–  –  –

2. Корочкина Е. В. Образ Иисуса Христа в ранних романах Д. С. Мережковского [Текст] / Е. В. Корочкина // Вопросы филологии. Литературоведение. Языкознание : сборник научных трудов. – Ульяновск : УлГТУ, 2002. – С. 31–36.

Корочкина Е. В. Евангельские тексты в историческом романе Д. С. Мережковского 3.

[Текст] / Е. В. Корочкина // Тезисы докладов 37 научно-технической конференции УлГТУ «Вузовская наука в современных условиях». – Ульяновск :

УлГТУ, 2003. – С. 84.

Корочкина Е. В. Представление о провинции в художественном сознании 4.

Д.С. Мережковского [Текст] / Е. В. Корочкина // Духовная жизнь провинции.

Образы. Символы. Картина мира : сборник научных трудов. – Ульяновск :

УлГТУ, 2003. – С. 61–65.

Корочкина Е. В. Стихотворение Д. С. Мережковского в контексте русской 5.

литературной традиции [Текст] / Е. В. Корочкина // Тезисы докладов 38 научно-технической конференции УлГТУ «Вузовская наука в современных условиях». – Ульяновск : УлГТУ, 2004. – С. 76.

Корочкина Е. В. Идея богочеловека В. С. Соловьева в философских воззрениях Д. С. Мережковского [Текст] / Е. В. Корочкина // Вопросы филологии и книжного дела : сборник научных трудов. – Ульяновск : УлГТУ, 2004. – С.

33–36.

Корочкина Е. В. Стихотворение Д. С. Мережковского «Бог» в контексте русской литературной традиции [Текст] / Е. В. Корочкина // Россия: культура, история, социум : сборник научных трудов. – Ульяновск : УлГТУ, 2004. – С.

9–13.

8. Корочкина Е. В. О символе в творчестве Д. С. Мережковского [Текст] / Е. В.

Корочкина // Литература и культура в контексте христианства : сборник научных трудов. – Ульяновск : УлГТУ, 2005. – С. 119–123.

9. Корочкина Е. В. Франциск Ассизский в художественном сознании Д. С. Мережковского [Текст] / Е. В. Корочкина // Вестник УлГТУ. – 2005. – № 4. – С. 4–6.

10. Корочкина Е. В. Провинция и провинциальность в романе Д. С. Мережковского «Антихрист (Петр и Алексей)» [Текст] // Литература XI-XXI вв. Национально-художественное мышление и картина мира : материалы международной научной конференции. Ч. 1. Национальное сознание в литературном и культурно-языковом развитии. – Ульяновск : УлГТУ, 2006. – С. 116–120.

11. Корочкина Е. В. Элементы житийного жанра в трилогии Д. С. Мережковского «Лица святых от Иисуса к нам» [Текст] / Е. В. Корочкина // Вопросы филологии и книжного дела : сборник научных трудов. – Ульяновск : УлГТУ, 2007.

– С. 85–91.

12. Дырдин А. А., Метафизика свободы. К характеристике публицистического дискурса в эмигрантском творчестве Д. С. Мережковского [Текст] / А. А. Дырдин, Е. В. Корочкина // Русское зарубежье – духовный и культурный феномен : международный сборник научных статей. Вып. 2. – М. : Московская академия образования Натальи Нестеровой, 2008. – С. 83–87.

–  –  –

Образы-символы и историософская концепция в трилогиях Д. С. Мережковского «Христос и Антихрист», «Царство Зверя»

АВТОРЕФЕРАТ




Похожие работы:

«1 УДК 32 Лушников Александр Юрьевич аспирант кафедры истории России Российского университета дружбы народов 7961900@gmail.com Lyshnikov Alexander Yuryevich graduate student of chair of history of Russia of the Russian university of friendship of the people 7961900@gmail....»

«Институт языка, литературы и истории Коми НЦ УрО РАН Северная секция Научного совета РАН по исторической демографии и исторической географии И.Л. Жеребцов, Н.П. Безносова, Д.В. Вишнякова, Н.М. Игнатова, Е.Н. Рожкин, В.В. Фаузер, Ю.П. Шабаев ОТ ПЕРВОБЫТНЫХ СТОЯНОК – К ГОРОДАМ. ОЧЕРКИ ИСТОРИИ ЗАСЕЛЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ КОМИ С ДРЕВНЕ...»

«Д-р Н. И. КУПЧИК, У о$т ап Как лечиться солнцем в Анапе. АНАПА. 1924 г. Изд. А напск. Курортн. У правления. д.р Н. И. КУПЧИКД а н лечитьс? солнцем в Анапе. Издание Лнапской) Курортного Управления. Анапа, Кавк. Поб. Чвриоморья 1924 год". Что тацое солнцелечение? Историческая справка. Внимат...»

«УДК 355/359 ББК 63.3(2)62 С 60 Оформление П. Волкова Солонин, Марк Семенович. С 60 Июнь 41-го. Окончательный диагноз / Марк Солонин. — Москва : Яуза-пресс, 2014. — 576 с. : ил. — (Утерянные победы Второй Мировой)...»

«Эволюция ментального пространства в Новом времени Александров Н.Н. Двойные тенденции XVII-го века и вопрос о доминировании Прежде всего нужно указать на историческую уникальность XVII-го века. Как чаще всего пишут историки, в этом веке сосуществуют, а кое-где и сталкиваются две сил...»

«Звездный час "Великая Отечественная война в именах, событиях, понятиях и датах"Задачи: продолжить работу по патриотическому воспитанию учащихся на примерах героического прошлого нашего народа и побед в Велик...»

«НЕКЛЮДОВ Евгений Георгиевич УРАЛЬСКИЕ ЗАВОДЧИКИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА: ВЛАДЕЛЬЦЫ И ВЛАДЕНИЯ Специальность 07.00.02 – Отечественная история Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора исторических наук Екатеринбург Работа выполнена на кафедре археологии, этнологии и специальных...»

«Сухумский Государственный Университет Гурам Мархулия Светлой памяти Ровшана Мустафаева посвящаю Армяне в поисках Армении Тбилиси УДК В предлагаемой читателю книге впервые в грузинской исторической науке подвергается ревизии устоявщихся положений и в...»

«ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA ТРУДЫ ИНСТИТУТА ЛИНГВИСТИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ Том IX, часть 2 Ответственный редактор Н. Н. Казанский Санкт-Петербург Наука УДК 81 ББК 81.2 A 38 ACTA LINGUISTICA PETROPOLITANA. Т...»

«Л.В. Поляков У истоков российского консерватизма: Николай Карамзин и Жозеф де Местр 1803 год в российской истории вроде бы не отмечен каким-либо памятным событием, имеющим общенациональное, а тем более мировое значение. Обычный год, один из мног...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.