WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Ways of implementing social semantics in verbs of motion This article investigates the social component as a part of motion verbs’ semantic structure. We study the types of social ...»

Ways of implementing social semantics in verbs of motion

This article investigates the social component as a part of motion verbs’ semantic

structure. We study the types of social components in terms of semantics elements that

they bring to the verb. There are six groups of values of these components: the subject of

the action, the nature of movement, the purpose of the motion, the illegality of movement, time and space. We investigate ways of representing of socially marked components in the dictionary definitions and verb contexts that contain social components in its structure. This paper also reveals the dependence of the social value of the semantic verb components, in which structure it is embedded. There are also suggestions regarding the causes of social marking in certain semantic components of motion verbs. Particular attention is paid to the variability of the marked social component semantics.

Кeywords: social semantics, verbs of motion, pragmatics.

© Н. А. Красикова СФУ, г. Красноярск Ключевые идеи в устных рассказах о переселении в Сибирь Заселение Сибири, как известно, связано с масштабными историческими событиями в России и происходило, по меркам истории, совсем недавно, поэтому обстоятельства переселения людей в Сибирь особенно интересны для изучения.

Люди, чьи потомки теперь населяют сибирские города, приехали в Сибирь во времена Столыпинской реформы, были сосланы в эпоху Советской власти, попали по распределению осваивать новые производства.

История каждой семьи уникальна, но множество таких историй складывается в культурный сценарий переселения семьи (рода) в Сибирь. Культурные сценарии состоят из ключевых идей о переселении в Сибирь, пронизывающих устные рассказы коммуникантов. В данной статье содержится описание и анализ ключевых идей в устных рассказах красноярцев (жителей Красноярска и края) о переселении их рода в Сибирь, о семейных ценностях и традициях и рассматриваются некоторые типичные характеристики этих текстов.

Ключевые слова: переселение в Сибирь, семейный нарратив, культурный сценарий, устные рассказы, красноярцы.

Заселение Сибири, как известно, связано с масштабными историческими событиями в России и происходило, по меркам истории, совсем недавно, поэтому обстоятельства переселения людей в Сибирь особенно интересны для изучения. Люди, чьи потомки теперь населяют сибирские города, приехали осваивать земли во времена Столыпинской реформы, были сосланы в эпоху Советской власти, попали по распределению осваивать новые производства. История каждой семьи уникальна, но множество таких историй складывается в культурный сценарий переселения семьи (рода) в Сибирь.

Термин «культурный сценарий» в данной статье используется вслед за И. В. Шалиной и понимается как «вписанный в типичный хронотоп, динамически заданный повторяющийся разворот определенного события (или цепочки событий), участниками которого каждый раз становятся разные лица» [1], где значимыми являются ценностные установки и жизненные представления участников коммуникации. Культурные сценарии складываются из ключевых идей о переселении в Сибирь, пронизывающих устные рассказы коммуникантов.

В статье будут рассмотрены некоторые ключевые идеи, проявившиеся в устных рассказах красноярцев и жителей Красноярского края об истории их семьи, которые впоследствии, вероятно, станут частью культурных сценариев переселения в Сибирь.

Собранные устные рассказы об истории семьи представляют собой описание некоторой последовательности событий и пояснение причинно-следственных связей этих событий, что позволяет определять такие рассказы как нарратив. А. Т. Хроленко так поясняет важнейшее свойство нарратива — объяснительность: «С помощью нарратива человек осмысливает наиболее широкие, дифференцированные и сложные контексты своего опыта. Нарративы не репрезентация, а специфический способ конструирования и установления реальности» [2]. В статье «Многоликий нарратив»





Е. И. Шейгал отмечает, что «доступность для понимания обеспечивается тем, что нарратив в каком-то смысле упрощает реальность.

Придумывается история, под которую подгоняются реальные факты и события» [3]. Несмотря на то, что исследование Е. И. Шейгал связано с политическим нарративом, следует признать, что и семейному нарративу в какой-то степени тоже свойственна эта черта.

Семейные истории передаются в основном изустно, и каждый новый рассказчик может внести в нее новые факты, зачастую кажущиеся ему правдивыми, и вывести собственные причинноследственные связи.

Стремясь сохранить доверие слушателей, коммуникант иногда сам признается в своей недостаточной информированности:

«…но я вам сразу скажу / я так / только по рассказам / этих самых / родственников…», «Я / эта / так сказать просто осмысливаю этот вопрос…».

Таким образом, рассказы о переселении в Сибирь определяются нами как «семейный исторический нарратив о появлении семьи в Сибири, повествование о причинах, побудивших предков (или самого рассказчика) выбрать Сибирь местом своего жительства» [4].

Сбор материала для исследования осуществляется методом включенного наблюдения, другими словами, тексты представляют собой переложенные в письменную форму диктофонные записи бесед с информантами. Запись осуществлялась методом «закрытого» микрофона.

Часто в беседе принимают участие другие лица:

дети, внуки, друзья информантов. Таким образом достигается эффект непринужденности беседы и обеспечивается достоверность устного материала.

Большинство рассказов представляют собой полилог, где есть доминирующий коммуникант. Часть текстов являются монологами, включающими контактоподдерживающие реплики интервьюера.

Диалогов (или полилогов) без доминирующего коммуниканта в картотеке нет.

Классификация рассказов по возрастному, гендерному, профессиональному и социальному признакам коммуникантов в данной статье предпринята не будет, однако следует заметить, что в настоящий момент картотека состоит из рассказов жителей г. Красноярска и г. Минусинска старше 40 лет.

В собранных устных рассказах выделяются некоторые сходные черты.

Во-первых, большинство коммуникантов, стараясь удержать основную линию рассказа, например, родословную или сюжет переселения семьи, добавляет множество дополнительных сведений:

о традициях («Собирались / пели песни / танцевали»), быте, климатических условиях («так-то земля на Украине хорошая / палку бросил / она расти будет»), характеристиках людей, в том числе посторонних («А люди там были / я скажу / все умные»).

Часто рассказ о семье соотносится с историческими событиями и историями других, многих родов: «Столыпин значит предложил / и осуществил // Значит / решение вот этого вопроса / земельного вопроса», «Они жили все очень дружно все / о-очень дружно / все вот эти ссыльные». Во многих беседах появляются сюжеты, пришедшиеся к слову, небольшие рассказы в основной канве повествования, рассуждения или описания природных явлений:

«…речушка там течет / это спасение // В эту речушку с гор / которые в северной стороне села / стекает ключи / по-нашему / другие называют ручьи / повсякому // Один из них проходит почти через середину села / и в речку / в речушку впадает // Второй ключ / тот идет / выходит на восток / описывает эту площадь / здесь село (показывает на столе) / И дальше / в конце села / будем гврить так / тоже вливается в речку // А вот этот / значит / который протекал по..э.. середине / он конечно им там / в весеннее время / давал таких / такие вопросы (смеется) // Переходить-то надо было с одной стороны на другую / а здесь такой идет поток / да вот такой широкий / да быстрый / а ходить надо было // Вот они там выдумывали там где там найдут бревнышко какое-нибудь / или еще чего-нить // Да и потом / каждый год / значить / по-разному течет / объем воды в зависимости от того / сколько снега было в лесу».

Во-вторых, называя человека, коммуниканты чаще используют термины родства, чем имена, кроме того, рассказчик старается точно указать, о каком родственнике идет речь: сын старшей сестры вместо «племянник».

Обязательной характеристикой человека, появившегося в нарративе, является уровень его образования и/или профессия:

«И вот у них продолжатель есть // от этого сына, который остался / у него Сергей / в Москве где-то в пожарной части работает / или работал / уже состарился».

Однако при описании жизни семьи в деревне профессиональная принадлежность ее членов часто не упоминается (если не был задан соответствующий вопрос), поскольку содержание собственного хозяйства считается само собой разумеющимся родом деятельности в сельской местности.

В-третьих, коммуниканты стараются построить свое повествование хронологически последовательно, точно указать все географические названия, поясняя, где именно находятся те или иные малоизвестные населенные пункты: «они жили на укрАинской земле // Вот с этой стороны (показывает на столе) / значить / Белоруссия / а отсюда / могучая Русь». Время в рассказе часто определяется не точными датами, а историческими событиями: после войны, еще до революции и т. п. Нередки случаи, когда коммуникант, рассказывая о событиях жизни своих родителей, судит о времени, отталкиваясь от собственного возраста: мне тогда было полгода, мы с сестрой еще в школу ходили.

В собранных устных текстах были выделены следующие ключевые идеи переселения в Сибирь, общие для многих информантов:

1. Сибирь/Красноярск (заметим, что при характеристике информантами особенностей места переселения понятия Сибири и Красноярска не разделяются, характеризуются практически одинаково, рассматриваются как синонимы) — это особые отношения между людьми: «Я знаю / что Сибирь / это совсем другие люди / таких жлобских отношений между людьми тут нету…»

2. Сибирь/Красноярск — это природа: «Сюда приехала / увидела природу / влюбилась и решила остаться».

3. Сибирь — это холод: «…холод такой же как в Сибири».

4. Переселение — это полная или частичная потеря связи с родственниками, которые остались: «Вот где-то из нашего рода / который был там / еще на Украине / кто-то остепенился вот здесь в Красноярске / и под Красноярском // Мы их не знаем / потеряли».

5. Переселение в Сибирь, особенно в довоенное время — это в основном негативный опыт в истории семьи: даже добровольное переселение происходило из-за недостатка земли и сопровождалось нищетой:

«…они вынуждены были / вынуждены были сюда добровольно ехать», «…время было трудное / приходилось как-то подрабатывать … Так и перебивались».

6. Переезд в Красноярск, в отличие от переселения в Сибирь, — часто добровольное, осознанное решение:

«…я мог выбрать любое место / я выбрал Красноярск», «Ну захотелось нам в Сибирь… Посчитали / что Иркутск слишком далеко / а Новосибирск / это как-то неприлично проситься в такой город / считали большой / ну Красноярск попроще Новосибирска».

Отметим, что переселение в Сибирь информанты связывают с событиями жизни их бабушек и дедушек или более далеких предков, тогда как переселение в Красноярск — это в основном переезд для получения образования или работы уже самих коммуникантов или их родителей.

Тематические рамки рассказов не были заданы строго: беседа начиналась с просьбы рассказать о своей семье и о появлении рода в Сибири, поэтому информанты свободно переходили с одной темы на другую, рассказывая то о родословной, то о семейных ценностях и отношениях, то об обстоятельствах переселения, то о своей жизни. Поэтому ключевые идеи их устных рассказов отнюдь не ограничиваются ключевыми идеями переселения.

1. В своей молодости информанты специально не интересовались историей своей семьи:

«…как-то раньше мы не интересовались / меньше / это как-то сейчас вот..ээ.. интересуются / современные…», «Даже вот когда они приехали туда / не знаю // Никто этим вопросом никогда не интересовался», «…я не знаю / никогда не вдавался в эти подробности».

Часто в беседах прослеживается горечь или даже раскаяние по поводу отсутствия возможности заниматься семьей/историей семьи в прошлом и желание наверстать упущенное, привить эту норму своим детям/внукам.

2. Важным условием успешной жизни является образование:

«Ну а потом значит / русские книги читал / там библиотека уже стала какая-то / кто-то чего-то там подбрасывал…», «…И вот в это деление / в этот удар / что не хватает образования / он меня долбанул так / грубо гвря / что у меня все время была мечта / получить образование».

3. Главная семейная традиция — собираться вместе по праздникам:

«Я и тут старалась всех их / это самое / собирать свое семейство», «Да какие у нас традиции? Как у всех / на праздники собираемся».

4. Важная семейная ценность — уважение к старшим, поддержание контакта с семьей, взаимная помощь:

«…ты должен … уважать родителей, слушаться их, заботиться», «Ну / это конечно / главное / уважение старших…», «Вот что ты мне сказал / когда мы поженились? Пока мать жива / я буду каждый год ездить», «…чтобы (дети) тебя не забывали / тебя помнили».

5. Социальной нормой является человек работающий и семейный, умение трудиться — важное качество:

«…ну отец у меня был деловой / он целину раскопал лопатой…», «и дальше он не жил нормально женатым», «Вот тот который богатырь и слабоумный / не женился», «Все нормальные / все работают».

Итак, выделенные черты, повторяющиеся из рассказа в рассказ, позволяют судить о некоторых типичных жанровых особенностях подобных текстов. Ключевые идеи переселения в Сибирь для многих коммуникантов связаны не только со сценарием собственно переселения, но и с созданием, сохранением семьи как ценности.

Рассказы не ограничиваются описанием быта предков, но плавно переходят к обстоятельствам собственной жизни, рассуждениям о современности и жизни потомков. В перспективе исследования ключевые идеи о переселении в Сибирь будут сформированы в культурные сценарии.

Примечания

1. Шалина И. В. Уральское городское просторечие: культурные сценарии. Екатеринбург, 2009. C. 75.

2. Хроленко А. Т. История филологии: учеб. пособие. М., 2013. C. 33.

3. Шейгал Е. И. Многоликий нарратив. Волгоград, 2007. С. 88.

4. Сперанская А. Н. Семейные рассказы о переселении в Сибирь как лингвокультурологический феномен // Приенисейская Сибирь как лингворегион. Красноярск, 2010. С. 285.

Key ideas about migration to Siberia in verbal stories The settlement of Siberia is connected to the significant historical events that happened in Russia not so long ago; that is why the reasons of migration to these places are especially interesting to study. People, whose descendants live in Siberian cities now, came to develop the land here during the Stolypin’s reforms, were deported or came to build new factories after graduation. The story of each family is unique, but a number of such stories form the cultural script of migration of the family to Siberia. Cultural scripts consist of the key ideas about migration in verbal stories or narratives. This article analyses the key ideas in the verbal family stories of residents of Krasnoyarsk and Krasnoyarsk territory about migration of their families to Siberia, the family values and traditions and discusses some typical characteristics of these texts.

Keywords: migration to Siberia, family narratives, verbal stories, cultural script, Krasnoyarsk residents.

© Е. А. Кругликова, М. Ю. Мухин УрФУ, г. Екатеринбург

Глагольная лексика в структуре электронных тезаурусов:

проблема выделения тропонимических отношений1 В статье обсуждаются вопросы методики построения тропонимических связей в электронных тезаурусах, а также в целом особенности глагольной гипогиперонимии (тропонимии) в семантической иерархии. Рассмотрены актуальные для темы различия между традиционными идеографическими словарями и WordNet-подобными тезаурусами, для создания которых необходимы дополнение и редакция существующих классификационных схем. Составлены тропонимические цепочки и гнезда глаголов перемещения объекта, отражающие связи между словами с более абстрактной и более конкретной семантикой по сравнению с глаголом перемещать. На верхних уровнях это касается семантической цепочки между глаголами делать и перемещать. На нижних — между глаголом перемещать и другими словами группы: бросать, ронять, толкать, а также еще более конкретными по семантике глаголами вбрасывать, катапультировать и т. п. Важными источниками лексикографического материала (словарных дефиниций и классификационных решений) послужили словари Уральской семантической школы, изданные под редакцией профессора Л. Г. Бабенко. Сделаны выводы о проблемах выделения тропонимических связей и решениях этих лексикографических проблем.

Методические предложения могут быть использованы при составлении WordNetподобных тезаурусов и др. идеографических словарей.

Исследование выполнено при поддержке Программы повышения конкурентоспособности Уральского федерального университета на 2013–2020 гг. (номер


Похожие работы:

«Согласовано. Согласовано. Утверждено.Протокол ПС № Заместитель директора по УР: Директор школы: От "" _20_ г. _ _ /А.В.Шадрина/ /А.В.Заньков/ "" _ 20_ г. "" _ 20_ г. Рабочая программа...»

«ГУБЕРНАТОР МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 2 июля 2003 г. № 150-ПГ О РЕГЛАМЕНТЕ ПРАВИТЕЛЬСТВА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ (с изменениями, внесенными постановлениями Губернатора Московской области от 24.06.2004 № 121-ПГ, о...»

«Содержание учебного предмета Рабочая программа по истории для 5–8 классов составлена на основе следующих нормативно-правовых документов:Федерального закона Российской Федерации от 29 декабря 2012 г. N 273-Ф...»

«Выпуск IV Религия. Церковь. Общество Владимир ВладимироВич ШиШкин УДК 261.7 к.ист.н., доцент, Институт истории Санкт-Петербургского государственного университета (Менделеевская линия, д. 5, Санкт-Петербург, Россия, 199034) v.v.shishkin@spbu.ru "Са...»

«Когда отмечать День дачника? Расцвет первых дачных территорий под С-Петербургом привычно относят к началу 70-х годов XIX века. Среди них Красное Село, Дудергоф, Гатчина и, конечно же, Сиверская. Принято считать, что жители имперс...»

«ИСТОРИЯ И ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ И.Н. Соломоник НЕМНОГО О МАЛАККЕ И НЕМНОГО О КНИГЕ Е.В. РЕВУНЕНКОВОЙ "РОДОСЛОВИЯ СУЛТАНОВ" В 2004 г. меня пригласили на конференцию в Куала Лумпур. Я выкроила день и поехала в Малакку. Современнейший комфортабельный автобус ехал по великолепной автостраде Бангкок–Сингапур....»

«П А М Я Т Н И К И И С Т О Р И И РО С С И И ВЫПУСК 2–1 НЕ ВРАГ РАЗРУШАЕТ ПАМЯТНИКИ НАШЕЙ ИСТОРИИ И СЛАВЫ, А МЫ САМИ – СВОИМ НЕВНИМАНИЕМ, НЕПОНИМАНИЕМ ВАЖНОСТИ ПРОШЛЫХ ЖИЗНЕННЫХ ЯВЛЕНИЙ. Обозрение епархии Его Высокопреосвященством,...»

«ИЗ ИСТОРИИ РАЗРАБОТКИ ПЕРВЫХ ПРОЕКТОВ УЧРЕЖДЕНИЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ НА УРАЛЕ А/. ГЛАВАЦКИП Мысль о создании высшей школы на Урале зародилась впервые в X V III веке. Она дебатировалась довольно оживленно в период буржуазных реформ 60—70 годов и в конце XIX века из "стадии об­ щей, отвлеченной постановки перешла в стадию официальн...»

«И. И. Евлампиев ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ1 Русская философия на протяжении всей своей истории очень критично относилась к западной цивилизации; почти общим мнением всех глубоких мы...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.