WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ГАОУ ВПО «Дагестанский государственный институт народного хозяйства» Керимханова Диана Саидовна Кафедра теории и истории государства и права Учебное пособие (курс лекций) по ...»

-- [ Страница 1 ] --

ГАОУ ВПО «Дагестанский

государственный

институт народного хозяйства»

Керимханова Диана Саидовна

Кафедра теории и истории государства и права

Учебное пособие (курс лекций)

по дисциплине

«Правоохранительные органы»

для направления «Юриспруденция»,

профилей подготовки «Гражданское право», «Уголовное право»

Махачкала-2012

ББК 66.99(2)9 Г 93

Составитель: Керимханова Диана Саидовна, заместитель

заведующего кафедрой теории и истории государства и права ДГИНХ

Внутренний рецензент: Рагимов Азади Тагирович, заведующий кафедрой теории и ситории государства и права ДГИНХ Внешний рецензент: Айбатов Магомеднаби Магомедмирзоевич, доктор юридических наук, профессор кафедры истории государства и права Дагестанского государственного университета Учебное пособие разработано с учетом требований п. 41 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении) РФ, Утвержденного постановлением Правительства РФ от 14.02.2008 №71 Керимханова Д.С. Учебное пособие по дисциплине «Правоохранительные органы» для направления «Юриспруденция», профилей подготовки «Гражданское право», «Уголовное право» Махачкала: ДГИНХ, 2012г.-206 с.

Печатается по решению Учебно-методического совета Дагестанского государственного института народного хозяйства

Содержание:

Аннотация……………………………………...…………………………...4

1. Лекция №1. Предмет, система и основные понятия курса «Правоохранительные органы Российской федерации»…………… 6

2. Лекция №2. Судебная власть и система органов, ее осуществляющих………………………………………………………15

3. Лекция №3. Правосудие и его демократические основы (принципы)…………………………………………………………….39

4. Лекция №4. Суды общей юрисдикции……………………………….81

5. Лекция №5. Арбитражные суды и иные арбитражные органы…….89

6. Лекция №6. Конституционный суд российской Федерации………113

7. Лекция №7. Министерство юстиции РФ и его органы: основные функции и организация………………………………………………128

8. Лекция №8. Прокурорский надзор и органы прокуратуры……….137

9. Лекция №9. Организация выявления и расследования преступлений………………………………………………………...153

10. Лекция №10. Юридическая помощь и ее организация……………172

11. Список использованной литературы…………………...……………196 Аннотация Любой юрист обязан хорошо знать, как построены и действуют органы, активно участвующие в реализации правовых предписаний. Эти знания нужны не только для будущей профессиональной практики во всех сферах юридической деятельности после окончания учебного заведения и получения соответствующего диплома. Ими должны владеть судья и прокурор, следователь и дознаватель, адвокат и юрист, работающий в законодательном или исполнительном учреждении, в государственной или частной коммерческой либо производственной организации. Они крайне нужны также студенту-правоведу, будущему юристу, при усвоении многих дисциплин, которые предстоит познать в ходе всего обучения в юридическом вузе.

Учебная дисциплина "Правоохранительные органы" дает общую, исходную информацию о правоохранительной деятельности и тех государственных и негосударственных учреждениях, которые призваны осуществлять ее. Круг таких учреждений сравнительно широк. По распространенному мнению к ним принято относить прежде всего суды, прокуратуру, органы юстиции и внутренних дел, налоговую полицию, адвокатуру и подобные ей организации и формирования. В выполнении некоторых правоохранительных функций участвуют также многие иные органы, включая, к примеру, те, которые, обеспечивая решение других весьма важных государственных задач, одновременно вносят большой вклад в выявление и расследование преступлений (к примеру, путем осуществления оперативно-розыскной деятельности или дознания).





Цель изучения данной дисциплины — дать будущим юристам четкое представление о том, как строятся и какие выполняют функции эти учреждения, как они взаимодействуют друг с другом, иными государственными и негосударственными организациями, каково их социальное предназначение. Естественно, в учебнике по дисциплине, которая изучается обычно в течение не более одного семестра, невозможно одинаково всесторонне осветить все это. Поэтому основное внимание, без малейшего намерения умалить значение других учреждений, уделяется судам, поскольку именно они наделены такими ответственными полномочиями, которые в совокупности образуют то, что принято именовать самостоятельной ветвью государственной власти — судебной.

Одна из основных особенностей предмета заключается и в том, что он требует от изучающих усвоения содержания не одного-двух правовых актов, а большого их числа. В общей сложности студенту приходится иметь дело примерно с пятьюдесятью правовыми актами различного уровня, начиная от Конституции РФ, норм международных договоров, обязательных для Российской Федерации, и кончая ведомственными нормативными актами. Пожалуй, немногие юридические дисциплины обладают такого рода особенностью. Для студента-первокурсника (предмет преподается, как правило, уже в первом семестре), еще не имеющего достаточно серьезного опыта "общения" с правовой "материей", такой объем специфической информации представляет значительную сложность.

Положение усугубляется также тем, что в наши дни идет непрекращающийся бурный процесс обновления законов и других правовых актов. Процесс этот проявляется, разумеется, и в постоянном обновлении законодательства, имеющего непосредственное отношение к осуществлению правоохранительной функции государства, к организации и основам деятельности соответствующих органов, а равно в обновлении практики применения такого законодательства.

Авторы, учитывая опыт преподавания дисциплины "Правоохранительные органы" на юридическом факультете в настоящем издании стремился максимально способствовать тому, чтобы изучающие данную учебную дисциплину имели полное представление о соответствующем правовом материале. В конце практически всех глав приводятся перечни действующих актов или их структурных единиц, прямо связанных с конкретными темами.

Изучение правового материала по первоисточникам призвано способствовать выработке у студентов уже на самых начальных этапах профессиональной подготовки весьма важного для любого грамотного юриста умения искать и находить в "безбрежном юридическом море" необходимые документы, а равно навыков работы с ними.

Лекция № 1. ПРЕДМЕТ, СИСТЕМА И ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

КУРСА «ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ РОССИЙСКОЙ

ФЕДЕРАЦИИ»

§ 1. ПОНЯТИЕ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И ЕЕ

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ, ЗАДАЧИ И ЦЕЛИ

Правоохранительная деятельность представляет собой предусмотренные нормативными правовыми актами принятие решений и осуществление уполномоченными на то субъектами действий, направленных на защиту прав и законных интересов физических, юридических лиц и государства в целом, а также на обеспечение законности и правопорядка.

Основными направлениями, правоохранительной деятельности являются:

1) осуществление правосудия;

2) организационное обеспечение деятельности судов;

3) уголовно-исполнительная деятельность;

4) прокурорский надзор и иные направления деятельности прокуратуры;

5) деятельность по выявлению и расследованию преступлений:

- предварительное следствие,

- дознание,

- оперативно-розыскная деятельность;

6) нотариальные действия;

7) юридическая помощь и защита по уголовным делам (оказание юридических услуг).

В литературе упоминается и об иных направлениях правоохранительной деятельности: судопроизводство (уголовный процесс);

обеспечение безопасности; охрана общественного порядка; производство по делам о нарушении таможенных правил; производство по делам о налоговых правонарушениях; контрразведывательная деятельность;

внешняя разведка.

Некоторые из них в определенной степени дублируют ряд вышеприведенных направлений правоохранительной деятельности (к примеру, правосудие — это составная часть судопроизводства, и притом само судопроизводство призвано решать задачи, стоящие перед правосудием).

Задачи и цели правоохранительной деятельности в определенной мере видоизменяются в зависимости от того, каким субъектом она осуществляется. Их анализ позволяет говорить о наличии следующих перечней.

Задачами правоохранительной деятельности являются:

1) выявление, предупреждение, пресечение правонарушений, раскрытие преступлений, а также выявление и установление лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

2) осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, а также розыска без вести пропавших;

3) добывание информации о событиях или действиях, создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

4) надзор за процессом правоприменения;

5) правильное применение закона, обеспечение его верховенства;

6) оказание юридической помощи гражданам и организациям;

7) правильное и быстрое рассмотрение и разрешение гражданских, уголовных, административных, конституционных дел и иных подведомственных правоохранительным органам вопросов;

8) регулирование порядка и условий исполнения и отбывания наказаний, определение средств исправления осужденных, оказание осужденным помощи в социальной адаптации.

Цели правоохранительной деятельности подразделяются на два вида: I.

Непосредственные цели:

1) обеспечение и защита (охрана): нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов человека и гражданина, юридических лиц и их объединений; нарушенных и (или) оспариваемых прав и охраняемых законом интересов органов, местного самоуправления;

нарушенных и (иди) оспариваемых прав и охраняемых законом интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, федеральных органов государственной власти и органов государственной власти субъектов Российской Федерации и общественного строя Российской, Федерации; установленных системы хозяйства и собственности;

2) обеспечение реализации актов судебных и других органов, предусмотренных федеральным законом об исполнительном производстве;

3) установка на то, чтобы каждый совершивший правонарушение был справедливо наказан и ни один невиновный не был привлечен к ответственности;

II.

Цели более высокого уровня, совпадающие с целями всего государства и общества:

1) укрепление законности и правопорядка;

2) профилактика правонарушений;

3) исправление осужденных;

4) правовое и нравственное воспитание граждан в духе точного и неуклонного исполнения российских законов, бережного отношения к институту собственности, соблюдения дисциплины труда, уважения к правам, чести и достоинству других лиц.

§ 2. ПОНЯТИЕ И ПРИЗНАКИ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНОГО ОРГАНА.

ВИДЫ ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

Исходя из определения правоохранительной деятельности можно определить понятие «правоохранительный орган». Критериями или признаками правоохранительного органа следует считать:

1) правовую регламентацию его статуса и деятельности;

2) стоящие перед ним задачи — защищать (охранять, обеспечивать) права и законные интересы физических, юридических лиц, государства в целом, обеспечивать законность и правопорядок;

3) наличие в его распоряжении средств (предусмотренных законом прав), позволяющих решать указанные задачи.

Таким образом, правоохранительным органом является учреждение, должностное или иное лицо (к примеру, судья, следователь, оказывающий юридическую помощь гражданин), которое согласно закону уполномочено защищать права, законные интересы физических (юридических) лиц, государства в целом и (или) обеспечивать законность и правопорядок.

К числу правоохранительных органов принято относить:

1) Конституционный Суд РФ;

2) конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации;

3) суды общей юрисдикции (Верховный Суд РФ, верховные суды республик, краевые, областные, городские (в городах Москва, СанктПетербург) суды, суды автономной области и автономных округов, районные и городские суды, мировые судьи);

4) арбитражные суды (Высший Арбитражный Суд РФ, федеральные арбитражные суды округов, арбитражные апелляционные суды, арбитражные суды субъектов Российской Федерации);

5) органы прокуратуры (Генеральная прокуратура РФ, прокуратуры субъектов Российской Федерации, районные, городские прокуратуры, военные прокуратуры, прокуратуры на железнодорожном, водном и воздушном транспорте, иные специализированные прокуратуры);

6) Международный коммерческий арбитражный суд;

7) Морскую арбитражную комиссию при Торгово-промышленной палате РФ;

8) третейские суды для разрешения экономических споров;

9) Министерство юстиции РФ;

10) Судебный департамент при Верховном суде РФ;

11) органы предварительного следствия (следователей органов внутренних дел, федеральной службы безопасности, прокуратуры);

12) начальников следственных отделов (органов внутренних дел.

Федеральной службы безопасности, прокуратуры);

13) Органы дознания (полицию, командиров воинских частей, соединений и начальников военных учреждений, органы федеральной службы безопасности, начальников исправительных учреждений и следственных изоляторов, органы государственного пожарного надзора, органы пограничной службы Российской Федерации, таможенные органы, капитанов морских судов, находящихся в дальнем плавании, и начальников зимовок в период отсутствия транспортных связей с зимовкой);

14) нотариат;

15) адвокатуру;

16) некоторые иные правоохранительные органы.

§ 3. ПРЕДМЕТ КУРСА «ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ», ЕГО СООТНОШЕНИЕ С

ДРУГИМИ ЮРИДИЧЕСКИМИ ДИСЦИПЛИНАМИ

Предмет курса — это те положения (правовые институты), которые изучаются данной дисциплиной.

Как и любая другая правовая дисциплина, курс «Правоохранительные органы» базируется на положениях конституционного права. Именно в Конституции РФ закреплены основополагающие правила организации и функционирования органов судебной власти, а также прокуратуры в Российской Федерации. Изучаемые в рамках курса «Правоохранительные органы» принципы правосудия, такие как осуществление правосудия только судом, назначаемость судей на должность, независимость судей и подчинение их только закону, открытое разбирательство дел во всех; судах (принцип гласности), презумпция невиновности, национальный язык судопроизводства, осуществление правосудия на началах равенства всех перед законом и судом, принцип законности и некоторые другие также имеют своей правовой основой прежде всего нормы конституционного права (ст. 19, 49, 118, 120-122, 128 Конституции РФ).

Конституцией РФ закреплено верховенство Конституции РФ и федеральных законов на всей территории Российской Федерации (ч. 2 ст.

4 Конституции РФ). Поэтому система и, структура правоохранительных органов России организованы так, чтобы их деятельность не могла нарушить провозглашенные Конституцией РФ права и свободы человека и гражданина (ст. 18, 19, 21, 23, 24, 26, 32, 45-48, 50, 51, 55, 60, 62, 64 Конституции РФ).

Курс «Правоохранительные органы» тесно связан с такими дисциплинами, как гражданское процессуальное, уголовно процессуальное, арбитражное процессуальное, гражданское, семейное, трудовое, административное право.

Правосудие осуществляется в рамках гражданского, уголовного, арбитражного и конституционного процессов. Именно поэтому отрасли права, регулирующие данные виды деятельности, во многом похожи. Все принципы правосудия (независимость судей и подчинение их только закону, гласность, национальный язык судопроизводства, принцип законности и др.) в одинаковой мере касаются гражданского, уголовного и арбитражного судопроизводства. Однако формы реализации этих принципов в каждой из отраслей свои, что в определенной степени характеризует само понятие правосудия.

Правосудие, осуществляемое в обычных формах, — это деятельность суда (мирового судьи и арбитражного суда) по рассмотрению уголовных и гражданских дел в первой, апелляционной, кассационной инстанциях, а также в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам, направленная на установление виновности подсудимых.

Применение к ним мер наказания либо на оправдание невиновных, а по гражданским делам — на разрешение дела по существу. Уяснить данное, изучаемое в рамках курса «Правоохранительные органы» понятие невозможно, не разобравшись с такими гражданско-процессуальными, уголовно-процессуальными и арбитражно-процессуальными институтами, как рассмотрение дел в первой, апелляционной, кассационной инстанциях, а также в порядке надзора и по вновь открывшимся обстоятельствам.

Суды как правоохранительные органы осуществляют гражданскопроцессуальную, уголовно-процессуальную и арбитражнопроцессуальную деятельность. В свою очередь ими разрешаются дела на основе норм материального (уголовного, гражданского, семейного, трудового, административного) права, которое преподается в рамках учебного процесса по соответствующим дисциплинам.

Суды, органы дознания и предварительного следствия, правовой статус которых изучается в рамках курса «Правоохранительные органы», наделяются таковым только в связи и во время осуществления уголовного, а для судов — и гражданского, арбитражного или конституционного процессов. Поэтому понятия и правовое положение суда, органа дознания и следователя тесно связаны с правовыми институтами, изучаемыми дисциплинами процесс», процесс», «Уголовный «Гражданский «Арбитражный процесс» и «Конституционное право». Так, суд становится субъектом гражданского процесса, а значит, наделяется соответствующим комплексом прав при поступлении к нему должным образом оформленного заявления о подсудном ему некриминальном нарушении норм той или, иной отрасли материального (обычно гражданского, семейного иди трудового) права. Более того, перечень лиц, по заявлениям которых суд вправе приступить к рассмотрению гражданского дела (п. 1 ч.

1 ст. 4 ГПК), можно очертить лишь с учетом положений гражданскоправового института дееспособности малолетних и несовершеннолетних (ст. 26, 28 ГК РФ).

В рамках курса «Правоохранительные органы» изучаются система, структура и компетенция Министерства юстиции РФ и его территориальных органов, система органов, осуществляющих правосудие, прокурорский надзор, и иных правоохранительных органов. Именно поэтому данный курс тесно связан с административным правом, которым определяются система и структура органов государственного управления, понятие и принципы этого вида деятельности.

Правоохранительные органы уполномочены на применение мер административного воздействия. Административная же юрисдикция — часть предмета дисциплины «Административное право». Соответственно для изучения этой дисциплины важно, чтобы студенты знали о тех органах, которым предоставлено право привлечения лиц к административной ответственности. Некоторые виды деятельности, о которых говорится в курсе «Правоохранительные органы» как об одном из элементов компетенции прокуратуры и суда; затем более подробно будут изучены в рамках дисциплины «Административное право».

Курс «Правоохранительные органы» в определенной степени связан с положениями, изучаемыми международным правом. Этот вывод позволяет сделать норма ч. 4 ст. 15 Конституции РФ: если международным договором РФ установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

§ 4. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ЗАКОНОВ, ИНЫХ ПРАВОВЫХ

АКТОВ О ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХ. ОСНОВНЫЕ

ИСТОЧНИКИ КУРСА КЛАССИФИКАЦИЯ ПРАВОВЫХ АКТОВ

ПО СОДЕРЖАНИЮ И ПРАВОВОЙ СИЛЕ

Правоохранительные органы и учреждения в своей деятельности руководствуются Конституцией РФ, федеральными конституционными законами, федеральными законами, законами Российской Федерации, РСФСР и действующими законами СССР, нормативными актами Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; постановлениями (определениями) Конституционного Суда РФ, постановлениями Пленумов (Президиумов) Верховного Суда РФ (СССР), Высшего Арбитражного Суда РФ, распоряжениями Председателя Верховного Суда РФ, приказами Министра юстиции РФ, приказами, указаниями, распоряжениями Генерального прокурора РФ, иными ведомственными нормативными актами, конституциями республик, уставами, а также законами и иными нормативными актами субъектов Российской Федерации, решениями органов судейского сообщества, принятыми в пределах их полномочий, и другими нормативными актами.

Однако основными источниками курса «Правоохранительные органы»

являются законы.

Среди всех законов высшую юридическую силу на территории Российской Федерации имеет Конституция РФ (ч. 1 ст. 15 Конституции РФ). Конституция РФ во всех необходимых случаях применяется в качестве акта прямого действия.

Так, суд, принимая решения по делу, применяет непосредственно Конституцию РФ, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции РФ положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не указывают на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что нормативный акт, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции РФ, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции РФ;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации (по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов), противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует.

Если статья Конституции РФ является отсылочной, правоохранительные органы должны применять закон, регулирующий возникшие правоотношения. Наличие решения Конституционного Суда РФ о признании неконституционной той или иной нормы закона не препятствует применению закона в остальной его части.

Нормативные указы Президента РФ как главы государства подлежат применению, если они не противоречат Конституции РФ и федеральным законам (ч. 3 ст. 90 Конституции РФ). Иногда вопросы правового статуса, организационной структуры и компетенции правоохранительного органа могут быть урегулированы постановлением Государственной Думы.

Между тем, если положения закона отличаются от требований, изложенных в таком постановлении, действует статья закона.

Правоохранительным органам надлежит исходить из того, что общепризнанные принципы и нормы международного права, закрепленные в международных пактах, конвенциях и иных документах (в частности, во Всеобщей декларации прав человека, Международном пакте о гражданских и политических правах, Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах), и международные договоры Российской Федерации являются в соответствии с ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью ее правовой системы. Никто не вправе применять нормы закона, если вступившим в силу для Российской Федерации международным договором, решение о согласии на обязательность которого для Российской Федерации было принято в форме федерального закона, установлены иные Правила, чем предусмотренные законом. В этих случаях применяются правила международного договора Российской Федерации.

В силу ч. 3 ст. 15 Конституции РФ не могут применяться законы, а также любые иные нормативные правовые акты, затрагивающие права, свободы, обязанности человека и гражданина, если они не опубликованы официально для всеобщего сведения. В соответствии с указанным конституционным положением правоохранительный орган не вправе основывать свое решение на неопубликованных нормативных актах, затрагивающих права, свободы, обязанности человека и гражданина.

Порядок официального опубликования федеральных нормативных правовых актов определен. Федеральным законом от 14.06.94 «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» и Указом Президента РФ от 05.04.94 № 662 «О порядке, опубликования и вступления в силу федеральных законов». Федеральные конституционные законы, федеральные законы подлежат, официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом РФ.

Официальным опубликованием федерального конституционного закона, федерального закона считается первая публикация его полного текста в «Парламентской газете», «Российской газете» или «Собрании законодательства Российской Федерации». Тексты федеральных законов, распространяемые в машиночитаемом виде научно-техническим центром правовой информации «Система», также являются официальными.

Федеральные конституционные законы, федеральные, законы вступают в силу одновременно на всей Территорий Российской Федераций по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами или актами палат не установлен другой порядок вступления их в силу.

Действие закона прекращается в случаях, когда:

а) вступил в силу новый закон, который фактически исключает действие прежнего; б) закон отменен.

Контрольные вопросы:

1. Дайте определение «правоохранительной деятельности»?

2. Что такое «правоохранительные органы»?

3. Перечислите правовые источники, регулирующие деятельность правоохранительных органов?

4. Перечислите виды и наименования правоохранительных органов?

Лекция № 2. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И СИСТЕМА ОРГАНОВ, ЕЕОСУЩЕСТВЛЯЮЩИХ

§ 1. Судебная власть, ее понятие и соотношение с другими ветвями государственной власти Проблему рационального устройства государственной власти и ее органов пытаются разрешать, пожалуй, столько времени, сколько существует государство как форма организации общества. Люди, размышлявшие над этой проблемой, уже давно, многие столетия тому назад, заметили, что концентрация государственной власти в чьих-то одних руках неизбежно ведет к отрицательным последствиям. Чем больше такая концентрация, тем выше вероятность произвола и злоупотреблений.

Об этом свидетельствует многовековой опыт человечества. Самые просвещенные властители, в руках которых сосредотачивались неограниченно все нити власти, рано или поздно становились своенравными тиранами, признававшими только свой авторитет, попиравшими свободу и не считавшимися с неотъемлемыми правами человека. Такой опыт и подталкивал к поискам путей преодоления подобных негативных явлений.

Наиболее широкое признание получила и продолжает сохранять его вплоть до настоящего времени идея, в соответствии с которой основные направления (ветви) государственной власти должны разделяться и вверяться "в разные руки". Это будет мешать узурпаторским намерениям, а вместе с этим злоупотреблению властью и произволу. Чаще всего сторонники данной идеи (концепции) придерживаются мнения, что государственная власть в целом включает три направления (ветви) — законодательную, исполнительную и судебную. Сферы их реализации должны быть четко разграничены, они не должны быть помехой друг другу. Разделение властей следовало бы основывать прежде всего на их сотрудничестве, которое, однако, сдерживало бы каждую из них, ставило бы в определенные рамки и балансировало.

Активным сторонником рассматриваемой концепции, внесшим заметный вклад в ее разработку и популяризацию, вполне заслуженно считают известного французского просветителя, правоведа и философа Ш. Монтескье. В своем знаменитом сочинении "О духе законов" (1748 г.) он писал: "Когда одному и тому же лицу или одному и тому же составу должностных лиц предоставлены вместе законодательная и исполнительная власти, тогда нет свободы, потому что можно опасаться, что монарх или сенат будут создавать тиранические законы, чтобы тиранически исполнять их. Нет также свободы, если судебная власть не отделена от законодательной и исполнительной. Если бы она была соединена с исполнительной властью, судья обладал бы достаточной силой, чтобы сделаться угнетателем. Все было бы потеряно, если бы один и тот же человек, или корпорация высокопоставленных лиц, или сословие дворян, или, наконец, весь народ осуществляли все три вида власти: власть создавать законы, власть приводить их в исполнение и власть судить преступления и тяжбы частных лиц". Не все в этом высказывании современно. Оно относится к XVIII веку и с точки зрения накопленного к настоящему времени опыта может быть кое в чем оспорено. Однако в целом сказанное тогда не утратило своей актуальности и в наши дни.

Концепция разделения властей на российской почве прижилась не сразу. Ведь она в какой-то мере ориентирована на подрыв устоев монархического устройства государства. Только в конце XIX — начале XX в. о ней заговорили в полный голос, в том числе в университетских аудиториях, как об идее, реализация которой должна привести к преобразованию России в правовое государство.

После октября 1917 г. положение круто изменилось. Основная причина— курс на всевластие Советов, а впоследствии и на господство командно-административной системы, которая не допускала и не могла допустить какого-то разделения государственной власти. В таких условиях концепция разделения властей оказалась в немилости и нередко преподносилась как выдумка, которая понадобилась буржуазии в период ее борьбы за господство.

Лишь в конце 80-х гг. стало появляться более серьезное отношение к проблеме разделения властей. По времени это совпало с официозным провозглашением курса на преобразование нашего государства в правовое, с признанием того, что такое государство невозможно без верховенства закона и надежно обеспечивающего подобное верховенство механизма, основной рычаг которого многие усматривали и усматривают в разделении властей.

Съезд народных депутатов РСФСР одобрил 12 июня 1990 г.

Декларацию "О государственном суверенитете Российской Советской Федеративной Социалистической Республики", в п. 13 которой четко сказано: "Разделение законодательной, исполнительной и судебной властей является важнейшим принципом функционирования РСФСР как правового государства". Почти два года спустя, 21 апреля 1992 г., эта идея была закреплена на конституционном уровне. В ст. 3 действовавшей тогда Конституции РСФСР говорилось, в частности, что "система государственной власти в Российской Федерации основана на принципах разделения законодательной, исполнительной и судебной властей...". Это положение приобрело несколько иное звучание в Конституции РФ, принятой 12 декабря 1993 г.: "Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны" (ст. 10).

Приведенные положения дают основание считать, что судебная власть — одно из проявлений государственной власти в целом. Следовательно, ее понятие производно от общего понятия власти и понятия государственной власти в частности.

Общее понятие власти, как известно, категория многоаспектная и многоликая. Власть родительская и отцовская, власть чувств, власть толпы или улицы, местная власть, власть тьмы и т.д. — столь широк диапазон употребления слова "власть". Поэтому общее определение власти тоже является весьма широким.

В него нередко включают, прежде всего способность и возможность оказывать определяющее воздействие на деятельность, поведение людей с помощью таких средств, как авторитет, волевое влияние, правовые веления, принуждение и т.п.

Таким видят данное понятие не только философы и обществоведы, но и знатоки русского языка. Например, В. И. Даль писал, что власть — это "право, сила, воля над чем-либо, свобода действия и распоряжения, начальствование, управление:..". Несколько иначе по форме, но по сути так же определял власть и С. И. Ожегов. По его мнению, таковой следует считать "право и возможность распоряжаться кем-либо или чем-либо, подчинять своей воле". И такой подход распространен не только в русскоязычной литературе.

Весьма сходно раскрывается оно также в зарубежных, широко известных толковых и энциклопедических словарях, специальной монографической литературе. К примеру, в толковом словаре английского языка Уэбстера основные значения термина "власть" раскрываются, как "способность действовать или достигать результата", "юридическое или официальное полномочие, способность или право", "обладание контролем, полномочием или влиянием в отношении других", а в статье о понятии власть", помещенной в Оксфордском "политическая энциклопедическом словаре, — как "способность достигать желаемые цели вопреки сопротивлению", "способность понуждать других делать то, что они сами не стали бы делать".

Другими словами, власть — это не какое-то лицо, орган, объединение, учреждение. Они—действующие лица, но не власть. Они лишь реализуют предоставленную им возможность (способность) делать что-то, влиять на чьи-то поступки, достигать какую-то цель.

Более узким является понятие государственной власти. В отличие от общего это понятие персонифицировано. В нем уже присутствует действующий субъект— народ и (или) государство, его аппарат и органы местного самоуправления, которым делегируется то, что они (народ или государство) могли бы делать сами, т.е. власть см. ст.3 Конституции РФ).

Соответственно властью государственной принято (политической) считать возможность и способность народа и (или) государства в лице его органов оказывать воздействие на поведение людей и в целом на процессы, происходящие в обществе, с помощью убеждения, принуждения либо иных способов.

Еще же понятие судебной власти. Это, как отмечено выше, одна из ветвей государственной власти. Субъектом, осуществляющим ее, является не любой государственный орган, а лишь суд, который обладает присущими только ему возможностями и способностями воздействия на поведение людей, а через это — и на процессы происходящие в обществе.

Поэтому судебную власть можно было бы определить как возможность и способность занимающего особое положение в государственном аппарате органа (суда) воздействовать на поведение людей и социальные процессы.

Из этого определения следует, что понятию судебной власти свойственно, по крайней мере два компонента: во-первых, данная власть может реализоваться только специально создаваемым государственными учреждением — судом; во-вторых, у этого органа должны быть свои, присущие только ему возможность и способность воздействия. Эти признаки взаимосвязаны и взаимозависимы. Их нельзя изолировать друг от друга или противопоставлять.

Будет ошибкой сведение судебной власти к суду как к учреждению, государственному органу (нередко говорят: "Судебная власть — это суд").

Еще большей ошибкой и даже свидетельством низкого уровня правовой культуры является встречающаяся иногда склонность называть судебной властью должностных лиц, работающих в судебных учреждениях. В связи с этим трудно признать правильными встречающиеся рассуждения об "организации судебной власти", "об усовершенствовании структуры и организации такой власти" и т.п. Организовать или реорганизовать можно орган, учреждение, предприятие, организацию либо их систему. Другими словами, властью надлежит считать не орган или должностное лицо, а то, что они могут и в состоянии сделать. По существу, это полномочие, функция, но не ее исполнитель. Пользуясь театральной терминологией, вполне допустимо утверждать, что власть — это роль, но не актер.

Довольно распространено также неоправданное стремление сводить судебную власть к какому-то одному из видов судебной деятельности.

Нередко о судебной власти говорят и пишут как о синониме правосудия и наоборот. Такого рода заблуждение встречается, пожалуй, чаще, чем отмеченное выше. С ним можно столкнутся при изучении не только литературных источников, но даже некоторых действующих законов, а равно считающихся архиавторитетными решений высших судебных инстанций.

В следующей главе учебника о правосудии будет сказано достаточно подробно, и это позволит убедиться, что судебная власть и правосудие — понятия родственные, близкие по содержанию, но не тождественные.

Правосудие — важное проявление судебной власти, но не единственное.

Судебная власть может проявляться во многом.

Упомянутые в приведенном определении понятия судебной власти и многогранные полномочия, "возможности" "способности"—это которыми наделяются суды. Именно их реализация в целом и есть реализация судебной власти.

Среди этих полномочий доминирующую роль играет правосудие. Его может осуществлять только суд, и никакой другой орган. Это специфически судебное полномочие. Но судебная власть, как уже говорилось, не сводится только к данному полномочию. Она включает и ряд других, которые, как и правосудие, имеют большое социальное значение.

К ним следовало бы относить следующие:

• конституционный контроль;

• контроль за законностью и обоснованностью решений и действий органов государственной власти и органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц;

• обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений;

• дача разъяснений по вопросам судебной практики;

• участие в формировании судейского корпуса и содействие органам судейского сообщества.

Эти полномочия было бы неправильно полностью отождествлять, как это нередко делается, с правосудием. Можно говорить, пожалуй, лишь о том, что их реализация тесно связана с правосудием и содействует его надлежащему осуществлению.

Проведению в жизнь каждого из названных полномочий, образующих судебную власть, призвано способствовать наделение органов, на которые возложено осуществление данной власти, средствами принуждения к исполнению принимаемых ими решений. Закон, к примеру, прямо провозгласил общеобязательность многих видов вступивших в законную силу судебных решений. Он требует от организаций и должностных лиц, граждан неукоснительного подчинения велениям органов, осуществляющих судебную власть.

И это не обычная, "дежурная" декларация, с какими нам нередко приходится сталкиваться. Реальность судебных велений подкрепляется довольно внушительными средствами воздействия. Например, если какоето лицо не представляет без уважительных причин имеющийся у него документ, необходимый для правильного разрешения дела арбитражным судом, то последний вправе подвергнуть такое лицо штрафу в сумме до 200 минимальных размеров оплаты труда (ч. 3 ст. 54 АПК). Гражданин, нарушивший порядок в зале обычного (не арбитражного) суда, разбирающего гражданское дело, и не подчинившийся распоряжениям судьи, в соответствии с ч. 2 ст. 149 ГПК может быть оштрафован в сумме до 50 минимальных размеров оплаты труда. Эффективные меры применяются и к гражданам, (обвиняемым в совершении преступления, потерпевшим, свидетелям и др.) в случаях, когда они, скажем, уклоняются от явки в суд по его вызову. Закон разрешает подвергать их по решению суда (судьи) принудительному приводу с помощью судебных приставов и денежному взысканию. Предусматриваются и иные меры (или) воздействия на тех, кто не желает уважительно относиться к судебным велениям. При определенных в законе обстоятельствах может возникнуть вопрос, как будет показано ниже, и о применении самых строгих мер юридического воздействия — мер уголовного наказания.

Общее положение о властном характере выполняемых судами функций сформулировано в ч. 6 ст.

1 Закона о статусе судей следующим образом:

"Требования и распоряжения судей при осуществлении ими полномочий обязательны для всех без исключения государственных органов, общественных объединений, должностных лиц, юридических или физических лиц. Информация, документы и их копии, необходимые для осуществления правосудия, представляются по требованию судей безвозмездно. Неисполнение требований и распоряжений судей влечет установленную законом ответственность". Аналогичное предписание содержится и в ч. 1 ст. 6 Закона о судебной системе.

Обобщенное знание полномочий судов и (их "возможностей способностей") не только дает представление о том, чем могут и должны заниматься эти государственные органы, но и ориентирует относительно их роли и места в системе всех учреждений, реализующих в целом государственную власть, а равно и соотношения названных выше трех ее ветвей (отраслей). Оно позволяет наполнить конкретным содержанием широко употребляемое, хотя и несколько упрощенное объяснение сути разделения властей: законодатель — законодательствует, исполнительные органы — исполняют законы, а суды— судят.

Во всяком случае, один только приведенный выше перечень судебных полномочий свидетельствует о том, что за формулой " суды судят" скрывается весьма емкая и разнообразная деятельность, которая в целом существенно отличается от того, что должны делать законодательные и исполнительные органы.

Круг судебных полномочий говорит и о том, что данная власть призвана выполнять важную и ответственную социальную функцию, не менее значимую, чем функции, выполняемые другими ветвями власти. А это позволяет делать вывод также о равнозначности, равноправности и паритетности всех ветвей власти.

Такой вывод до сравнительно недавнего времени считался ошибочным, противоречащим основной государственно-политической установке, выражавшейся в словах "Вся власть Советам". Сообразно с этим у судов не было многих из перечисленных полномочий. Они, к примеру, же могли заниматься конституционным контролем, проверять законность и обоснованность решений и действий большинства исполнительных органов. На них смотрели как на органы, которые должны заниматься главным образом разбирательством гражданских и уголовных дел, содействием исполнению собственных решений. Лишь в крайне ограниченных случаях им дозволялось разбирать дела об административных правонарушениях и рассматривать жалобы на незаконные действия некоторых (далеко не всех) исполнительных органов.

Поворот произошел в конце 80-х — начале 90-х гг., когда стало расти сознание того, что правовое государство без полноценной судебной власти немыслимо. С этого времени и активизировался процесс принятия конкретных мер, направленных на повышение авторитета судов. Это проявилось не только в совершенствовании порядка подбора и формирования судейского корпуса, создании условий для его независимости, повышении материальной обеспеченности, установлении ответственности за неуважение к суду, но и в существенном расширении судебных полномочий.

Такую тенденцию можно видеть во многом. В частности, в наделении судов правом осуществлять контроль за законностью и обоснованностью действий правоохранительных органов, призванных заниматься выявлением и раскрытием преступлений, в первую очередь в тех случаях, когда есть опасность ограничения конституционных прав и свобод граждан. В наши дни суды (гражданские и военные), как будет показано ниже, могут проверять законность и обоснованность задержания лиц, подозреваемых в совершении преступлений, ареста, продления его срока, совершения действий, связанных с ограничением права гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, а также права на неприкосновенность жилища, и т.д.

Уже только в этом четко просматривается признание положения о том, что суды — это вершина пирамиды правоохранительных органов.

Признание высокой социальной значимости судебной власти проявилось весьма недвусмысленно и в восстановлении конституционного контроля как одного из ее основных полномочий. Это, как будет показано ниже, закреплено сначала в Конституции РФ, а затем и в законах о Конституционном Суде РФ 1991 и 1994 гг. Следующим шагом стало предоставление всем судам возможности проверять законность решений местных представительных и всех исполнительных органов. Еще в Законе "О дополнительных полномочиях местных Советов народных депутатов в условиях перехода к рыночным отношениям" от 24 ноября 1990 г.

(см.:

ВВС, 1990, № 26, ст. 322) предусматривалось, что граждане имеют право обжаловать в суд решения местных Советов народных депутатов, их органов, должностных лиц, если они нарушают права и охраняемые законом интересы граждан.

Конституция РФ 1993 г. явилась логическим завершением эволюции в данной области. В ч. 2 ст. 46 говорится: "Решения и действия органов государственной власти, органов местного (бездействие) самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд". Это конституционное положение существенно развито и дополнено другим: "Суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом " (ч. 2 ст.120 Конституции РФ). Еще более детально конкретизирует такого рода полномочия судов ч.3 ст.5 Закона о судебной системе, где сказано: "Суд, установив при рассмотрении дела несоответствия акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, федеральному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, закону субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу".

За сравнительно непродолжительное время, прошедшее после принятия ныне действующей Конституции РФ, тенденция более широкого привлечения судов к контролю за действиями и решениями органов, осуществляющих другие ветви государственной власти дает о себе знать все чаще и ощутимее. Состоялся ряд решений высших судебных инстанций, свидетельствующих о том, что суды и впредь будут проявлять активность в данной сфере и станут делать в расширяющихся масштабах.

К числу таких решений можно было бы отнести, к примеру, принятые в гг. постановления Конституционного Суда РФ, 1995—1999 ориентирующие на расширение судебного контроля за законностью и обоснованностью решений и действий правоохранительных органов, занимающихся выявлением и расследованием преступлений.

Внес свой вклад в признание значимости социальной роли судов и Верховный Суд РФ, принявший в октябре 1995 г. постановление, в котором судам даны разъяснения относительно прямого применения Конституции РФ. В этом постановлении внимание судов обращено на то, что действующая Конституция РФ, в отличие от всех своих предшественниц, является актом, который можно и нужно применять непосредственно, особенно тогда, когда тот или иной закон не соответствует ее предписаниям.

Постановления Конституционного Суда РФ и Верховного Суда РФ такого рода принципиальным вопросам способствовали тому, что, суды всех уровней стали активнее пользоваться своими контрольными полномочиями — их решения, дающие авторитетную юридическую оценку конкретным действиям или решениям законодательных (представительных) либо исполнительных органов, стали обычным, повседневным явлением. Уже никого не удивляет, скажем, решение районного судьи, объявляющее незаконным постановление заместителя Генерального прокурора. Не ушли от судебного контроля даже воинские начальники, чья деятельность практически всегда была "запретной зоной", в том числе, разумеется, и для судов.

§ 2. Суд как орган судебной власти Неотъемлемое свойство судебной власти, как показано выше, заключается в том, что ее осуществление доверяется только специально учреждаемым государственным органам – судам. Эти государственные органы во многом отличаются от других государственных органов, в том числе выполняющих законодательные и исполнительные функции.

Отличие выражается не только в специфике судебных полномочий, о которых говорилось в предыдущем параграфе данной главы, но и в построении судов, прежде всего — в порядке формирования судейского корпуса, который, в конечном счете, вершит то, что называется судебной властью.

Ниже (см. гл. XII учебника) еще будет детально освещен порядок комплектования судов кадрами. Здесь достаточно отметить, что в настоящее время суды всех видов и уровней формируются с соблюдением специально установленной законом процедуры. Ее реализация призвана в первую очередь обеспечить, чтобы судейские должности занимали люди, способные профессионально, грамотно, справедливо, всесторонне, полно, добросовестно и честно рассматривать и разрешать по существу отнесенные к их ведению дела. Достижению данной цели должна содействовать, в частности, система особых защитных средств, гарантирующих от проникновения в судейский корпус некомпетентных и безнравственных людей, а равно дающая возможность своевременно и обоснованно "очищать" этот корпус от тех, кто попал в него случайно либо оказался неспособным достойно нести звание судьи.

Существенным моментом, характеризующим органы судебной власти, является также обеспечение их независимости при осуществлении основных функций правосудия либо конституционного

– контроля. Принятие ими решений по конкретным делам ограждается от постороннего влияния, как внешнего, так и внутреннего (со стороны вышестоящих судебных инстанций или "своего"— судебного начальства).

Этого не скажешь о законодательных и исполнительных органах.

Особенно последних, где субординация, подчинение нижестоящих вышестоящим, обязательность указаний руководства считаются явлением вполне нормальным, естественным, даже обязательным и неизбежным. Не предусматриваются какие-то особые меры, изолирующие законодателей (членов представительных органов) от влияния извне, поскольку сделать это практически невозможно. Данная категория людей в своей деятельности обязана руководствоваться внешними факторами, учитывать требования социальных и политических сил (партий, общественных объединений, избирателей и т.д.).

Сказанное, однако, не означает, что существует непроходимая пропасть между, с одной стороны, судебной, а с другой - законодательной и исполнительной властями, их органами. При всем их различии имеется немало точек соприкосновения между ними, поскольку все они — органы государственной власти, и в силу этого должны взаимодействовать, дополнять, уравновешивать друг друга в достижении общих целей.

Это проявляется во многом. Например, Федеральное Собрание олицетворяющее законодательную власть, издает законы, обязательные для исполнения всеми, в том числе судами и судьями, учреждает или упраздняет конкретные суды (кроме тех, которые образованы на основании прямых предписаний Конституции РФ), определяет в рамках, установленных Конституцией РФ, финансирование судов. Суды, однако, используя предоставленные им полномочия, могут влиять на содержание деятельности законодательных (представительных) и исполнительных органов. Они вправе, скажем, признать закон неконституционным, а решение исполнительного органа — незаконным. И это влечет за собой неприменение закона либо обязывает соответствующие органы не претворять в жизнь незаконное решение, рассмотреть вопрос вновь или пересмотреть данное решение, вынести новое. С другой стороны, реализация судебных решений в наши дни стала практически полностью зависеть от исполнительных органов.

Специфика суда как органа судебной власти состоит также в том, что для его деятельности установлен особый порядок (процедура).

Этот порядок основан на жестком лимитировании всего, что должно происходить в суде при подготовке к рассмотрению и рассмотрении им подведомственных вопросов. Основная его цель — обеспечить законное, обоснованное и справедливое решение. Он основан на гласности, коллегиальности (с некоторыми исключениями), обеспечении права на защиту и обжалование судебных решений, возможности участия представителей народа в вынесении решений, равноправии сторон, участвующих в разбирательстве дел, и на ряде других исходных (принципиальных) положений, о которых речь будет ниже (см., например, § 2—15 гл. IV учебника). Установленные для законодательных и исполнительных органов процедуры (регламенты, существующие кое-где в исполнительных органах правила принятия решений и т.д.) не обладают той тщательностью и всесторонностью, которая характерна для рассмотрения и разрешения дел в судах.

К настоящему времени сложилось несколько вариантов процедур осуществления судебной власти, которые принято именовать видами судопроизводства.

К ним относятся:

- конституционное судопроизводство;

- гражданское судопроизводство;

- арбитражное судопроизводство;

- уголовное судопроизводство;

- административное судопроизводство.

Каждое из этих судопроизводств регламентируется прежде всего соответственно Законом о Конституционном Суде, ГПК, АПК, УПК и КоАП, а также некоторыми другими законами и иными правовыми актами по смежным вопросам. Изучению названных видов судопроизводства, законов и актов посвящены специальные учебные дисциплины, преподаваемые на старших курсах юридических вузов.

§ 3. Судебная система Под судебной системой принято понимать совокупность судов, построенную в соответствии с их компетенцией и поставленными перед ними задачами и целями.

Основополагающим актом, определяющим в общих чертах суть российской судебной системы, является Конституция РФ, в ст.

118 которой, в частности, сказано:

"1. Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом...

Судебная система Российской Федерации устанавливается 3.

Конституций Российской Федерации и федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов не допускается".

Для уяснения сложившейся к настоящему времени судебной системы важное значение имеют также положения ст. 125—127 Конституции РФ.

Они четко определяют место, занимаемое высшими судами в судебной системе в целом, а вместе с этим и место всех других подчиненных им судов. В первой из этих статей определен статус Конституционного Суда РФ и сформулированы его задачи и цели как судебного органа, призванного контролировать конституционность законов и иных правовых актов. Этот суд занимает особое место. Как будет видно по материалу соответствующей главы учебника, ему напрямую не подчиняются никакие суды, в том числе конституционные (уставные) суды субъектов федерации, хотя его решения могут иметь существенное значение судов страны и тем самым влиять в целом на судебную практику.

Что касается Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ, о которых говорится в ст. 126 и 127, то им отведено несколько иное место.

У них есть, как будет показано ниже, свои подсистемы судов. В отношении каждой из них они осуществляют судебный надзор за их деятельностью и дают им разъяснения по вопросам судебной практики.

Структура судебной системы в целом определяется предписаниями не только Конституции РФ, но и неоднократно упоминавшегося выше Закона о судебной системе, а также ряда других законодательных актов: Закона о судоустройстве, Закона об арбитражных судах, Закона о военных судах, Закона о мировых судьях.

Из приведенных конституционных положений и положений названных законодательных актов можно сделать по крайней мере три вывода:

во-первых, что правосудие должно осуществляться только судебными органами, уполномоченными на это. На них же возлагается выполнение иных полномочий, образующих судебную власть. Другие государственные органы или негосударственные образования, даже те, в наименовании которых присутствуют слова "суд" или "судебный" (например, третейский суд, Международный коммерческий арбитражный суд, Экономический суд СНГ, Судебная палата по информационным спорам, Судебный департамент, суд чести, товарищеский суд), не относятся к числу органов судебной власти, реализующих указанные выше полномочия правосудие, конституционный контроль, — обеспечение исполнения судебных и других решений и т.д.

Они не являются и не могут быть составной частью судебной системы, в частности, потому, что в ч.2 ст. 4 Закона о судебной системе совершенно обоснованно и недвусмысленно сказано, что "в Российской Федерации действуют федеральные суды, конституционные (уставные) суды и субъектов Российской Федерации, мировые судьи составляющие Российской Федерации" мой.- К.Г.) судебную систему (курсив Предпринимаемые кое-кем в наши дни попытки доказывать, что в судебную систему входят также непосредственно "учреждения, обеспечивающие деятельность судов", не имеют никаких, в том числе юридических оснований. Навязывание такого подхода может привести в конечном счете к тому, что в состав судебной системы начнут включать, скажем, судебных приставов, организации, ремонтирующие помещения судов, снабжающие их канцтоварами, автотранспортом;

во-вторых, что суды в Российской Федерации подразделяются на два вида — суды федеральные и суды субъектов Российской Федерации;

в-третьих, что всю совокупность федеральных судов следовало бы сгруппировать в три подсистемы (блока). В одну из них входит Конституционный Суд РФ, в другую — Верховный Суд РФ и суды общей юрисдикции, в отношении которых он осуществляет судебный надзор, а в третью — Высший Арбитражный Суд РФ и поднадзорные ему суды.

Наибольшее количество федеральных судов входит во второй из названных блоков. В ст. 126 Конституции РФ они именуются судами общей юрисдикции. К ним наряду с Верховным Судом РФ причисляются прежде всего верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения (Москва и СанктПетербург), суды автономной области и автономных округов, районные суды. В ведение этих судов передано рассмотрение подавляющего большинства дел, разрешаемых в судебном порядке. Часто их называют "общими", "гражданскими", "гражданскими (общими) " или "общими (гражданскими)" судами.

Особую ветвь во втором блоке судов образуют военные суды. Их не относят к числу гражданских судов, поскольку они (общих) "осуществляют судебную власть в войсках, органах и формированиях, где федеральным законом предусмотрена военная служба" (см. ч. 1 ст. 22 Закона о судебной системе). Эти специализированные суды состоят из гарнизонных военных судов, окружных (флотских) военных судов, а также Военной коллегии — одного из основных подразделений Верховного Суда РФ.

Закон допускает возможность образования в системе судов общей юрисдикции и иных специализированных судов. Но вопрос о создании конкретных судов такого рода пока что только обсуждается без каких-то реальных последствий.

В третий блок федеральных Судов включены арбитражные суды:

возглавляемые Высшим Арбитражным Судом РФ арбитражные суды субъектов Российской Федерации (арбитражные суды республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, и автономных округов) и федеральные арбитражные суды округов.

Конституционный Суд РФ занимает обособленное положение среди федеральных судов. По сказанному в ст. 125 Конституции РФ видно, что у этого суда свои специфические задачи и что он, как отмечено выше, не осуществляет надзора ни за какими федеральными судебными органами.

Он также не надзирает ни в коей мере за конституционными (уставными) судами субъектов Федерации.

Законом о судебной системе предусмотрена возможность образования субъектов Российской Федерации. К ним отнесены судов конституционные (уставные) суды субъектов Федерации и мировые судьи (об этих судах см. гл. XI учебника).

Такой вид судебная система приобрела сравнительно недавно. Ранее, после проведения судебной реформы в 1922—1924 гг., она выглядела значительно проще: в нее входили только гражданские (общие) суды трех уровней (народные суды, суды среднего звена и Верховный Суд РСФСР).

15 декабря 1990 г. Съезд народных депутатов РСФСР принял решение об образовании Конституционного Суда РСФСР, а 24 мая 1891 г. — арбитражных судов. 28 декабря 1991 г. издано Постановление Президиума Верховного Совета РСФСР ''О военно-судебных органах, дислоцированных на территории РСФСР'', на основании которого эти органы, бывшие до тех пор судами Союза ССР, перешли под юрисдикцию России. Соответственно Военная коллегия Верховного Суда СССР стала одним из основных подразделений Верховного Суда РФ. Наконец, 31декабря 1996 г. Законом о судебной системе непосредственно санкционировано образование названных выше судов субъектов Российской Федерации. Другими словами, нынешний вид российская судебная система приобрела с 1 января 1997г.

Сложившуюся к настоящему времени российскую судебную систему можно изобразить так, как это сделано ниже (см. схему 1) Схема 1 Судебная система Российской Федерации

ФЕДЕРАЛЬНЫЕ СУДЫ

–  –  –

При усвоении материала об устройстве судебных систем вообще, а не только российской, нужно иметь четкое представление о некоторых общих понятиях. К понятиям такого рода относятся прежде всего понятия "звено судебной системы" и "судебная инстанция".

можно считать суды, занимающие Звеном судебной системы одинаковое положение в судебной системе.

С учетом этого гражданские суды общей юрисдикции подразделяются на суды трех звеньев (уровней);

— основное звено — районные суды;

— среднее звено — верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов;

— высшее звено — Верховный Суд РФ.

— Подобным образом организованы и военные суды:

— основное звено — гарнизонные военные суды;

— среднее звено — окружные (флотские) военные суды;

— высшее звено — Военная коллегия Верховного суда РФ.

С 1 июля 1995 г. стала трехзвенной и подсистема арбитражных судов (до этого момента она была двухзвенной).

В ее состав входят:

— основное звено — арбитражные суды субъектов Российской Федерации (они перечислены выше в данном параграфе учебника);

— среднее звено — федеральные арбитражные суды округов (всего таких округов образовано десять);

— высшее звено — Высший Арбитражный Суд РФ.

Суды субъектов Российской Федерации, как это видно по сказанному выше, не образуют подобного рода систем (подсистем), поскольку их конституционные (уставные) суды и учреждаемые там мировые судьи не являются взаимосвязанными или взаимоподчиненными органами.

Вся судебная система Российской Федерации — единое целое. По этому поводу в ст.

3 Закона о судебной системе сказано следующее:

"Единство судебной системы Российской Федерации обеспечивается путем:

установления судебной системы Российской Федерации Конституцией Российской Федерации и настоящим Федеральным конституционным законом;

соблюдения всеми федеральными судами и мировыми судьями установленных федеральными законами правил судопроизводства;

применения всеми судами Конституции Российской Федерации, федеральных конституционных законов, федеральных законов, общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров Российской федерации, а также конституций (уставов) и других законов субъектов Российской Федерации;

признания обязательности исполнения на всей территории Российской Федерации судебных постановлений, вступивших в законную силу;

законодательного закрепления единства статуса судей;

финансирования федеральных судов и мировых судей из федерального бюджета".

Для обеспечения единства судебной системы принципиальное не имеет порядок создания и упразднения конкретных судов. В соответствии со ст.

17 Закона о судебной системе этот порядок предполагает, что создание и упразднение судов должно происходить не произвольно, по усмотрению местных или каких-то иных государственных органов или должностных лиц, а путем принятия федеральных законов или законов субъектов федерации. Коротко порядок создания и упразднения судов, входящих в судебную систему, можно было бы изложить следующим образом:

высшие судебные органы (Конституционный Суд РФ, Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ), созданные на основании предписаний Конституции РФ, могут быть упразднены только путем внесения поправок в нее;

все другие федеральные суды создаются и упраздняются только федеральными законами;

суды субъектов федерации, (конституционные (уставные) суды субъектов федерации и должности мировых судей) создаются и упраздняются с соблюдением требований федеральных законов и законов соответствующих субъектов федерации (см. гл. XI учебника).

Судебной инстанцией считается суд (или его структурное подразделение), выполняющий (или выполняющее) конкретную судебную функцию, связанную с разрешением судебных дел (принятие решения по существу дела, проверка законности и обоснованности решения, вступившего или не вступившего в законную силу).

Судом первой инстанции называют суд, который уполномочен принимать решение по существу тех вопросов, которые являются основными для данного дела. По уголовным делам — это вопросы о виновности или невиновности подсудимого в совершении преступления, а в случае признания виновным— и о применении или неприменении уголовного наказания, конкретной его меры. По гражданским делам существо дела обычно составляет вопрос о доказанности или не доказанности предъявленного иска и о тех юридических последствиях, которые должны наступить. В отношении гражданских и уголовных дел судами первой инстанции могут быть почти все суды в пределах предоставленных им полномочий, которые более или менее четко определены в законе. Исключение составляют федеральные арбитражные суды округов: им не дано право быть судами первой инстанции.

Содержание и пределы компетенции всех судов первой инстанции устанавливаются действующим законодательством (см. § 3 гл.V, §1 гл. VI, § 3 гл. VII, § 3 гл.VIII, § 3 и 5 гл. IX учебника).

Суд второй (кассационной) инстанции призван проверять законность и обоснованность приговоров и других судебных решений, как правило, не вступивших в законную силу. В системе судов общей юрисдикции (гражданских и военных) в этом качестве могут выступать все суды, кроме гарнизонных военных судов. В подсистеме арбитражных судов функции кассационных инстанций выполняют федеральные арбитражные суды округов (как будет показано ниже в гл. IX учебника, данная функция этих судов отличается существенным своеобразием). В общих (гражданских) судах среднего уровня и Верховном Суде РФ образуются коллегии, одной из задач которых является проверка законности и обоснованности не вступивших в законную силу приговоров и иных судебных решений нижестоящих судов. Такую проверку приговоров, вынесенных с участием осуществляет присяжных заседателей, палата, образуемая в составе Судебной коллегии по кассационная уголовным делам Верховного Суда РФ.

Широкое признание получил термин "надзорная инстанция". В системе гражданских и военных судов общей юрисдикции в таком качестве могут выступать президиумы судов среднего звена, а также судебные коллегии по гражданским и уголовным делам. Военная коллегия и Президиум Верховного Суда РФ, а в системе арбитражных судов — Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ. Основная задача этих инстанций — проверка законности и обоснованности всех видов судебных решений, вступивших в законную силу с соблюдением особого порядка производства — надзорного.

Эти же инстанции в гражданских судах общей юрисдикции проверяют законность и обоснованность вступивших в законную силу приговоров и иных судебных решений по уголовным делам в порядке, который называется производством по вновь открывшимся обстоятельствам. Что касается вступивших в законную силу решений по гражданским (обычным и арбитражным) делам, а также, по уголовным делам, рассмотренным военными судами, то их законность и обоснованность по вновь открывшимся обстоятельствам может проверяться теми же судами, которые вынесли проверяемые решения.

С принятием Закона об арбитражных судах от 28 апреля 1995г.

российской судебной системе вновь (почти после семидесятилетнего перерыва) стал известен термин "апелляционная инстанция". Пока что такого рода инстанции есть в подсистеме арбитражных судов. По закону под ними понимаются суды, уполномоченные повторно и в полном объеме рассматривать дела, по которым решение еще не вступило в законную силу, а какая-то из сторон не согласна с ним и подала апелляционную жалобу.

В подобных случаях происходит новое разбирательство дела по существу и по его итогам выносится новое решение. Такую функцию могут выполнять только арбитражные суды субъектов Российской Федерации в отношении решений, вынесенных этими же судами по первой инстанции Вышестоящей инстанцией или вышестоящим судом обычно называют суды или их структурные подразделения, закипающие более высокую ступень. Как отмечено в ч. 2 ст. 36 Закона о судебной системе, " суды, рассматривающие дела в апелляционном или кассационном порядке, считаются вышестоящими по отношению к судам инстанции. Суды, рассматривающие дела в порядке надзора, считаются вышестоящими по отношению к судам, принимавшим решения по делу".

Пользуются также весьма созвучным термином "высшая судебная инстанция". Этот термин является синонимом наименований Верховного Суда РФ или Высшею Арбитражного Суда РФ, а иногда— и Конституционного Суда РФ.

Контрольные вопросы:

1. Что такое «судебная власть»?

2. Раскройте судебную систему Российской Федерации?

3. Понятие и признаки суда, как органа государственной власти?

–  –  –

§ 1. Отличительные признаки и понятие правосудия Правосудие, как отмечено выше — одно из направлений государственной деятельности, именуемой правоохранительной. Оно также относится к числу важнейших полномочий судебной власти.

И в системе правоохранительной деятельности, и в составе полномочий судебной власти оно занимает центральное место.

Такие его роль и значение обусловлены рядом факторов. К ним можно отнести прежде всего то обстоятельство, что отправление правосудия тесно связано с принятием решений по кардинальным вопросам реализации социально-экономических, политических и личных прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов государственных и иных организаций. Именно правосудию принадлежит решающее слово при признании конкретного лица виновным в совершении преступления и назначении ему меры наказания либо иного определенного в законе воздействия. Такое же слово принадлежит ему и при определении юридических последствий по спорам, связанным с реализацией, скажем, трудовых, семейных, авторских, изобретательских, жилищных, других имущественных или неимущественных прав граждан.

Правосудие также является способом разрешения споров (имущественных и некоторых других), возникающих в сфере экономической деятельности между государственными и негосударственными организациями, лицами, занимающимися предпринимательством.

Судебные решения, принимаемые в процессе или по итогам отправления правосудия (приговоры по уголовным делам, решения по гражданским делам и т.д.) и нередко именуемые в юридической литературе актами правосудия, в соответствии с законодательством наделяются особыми свойствами. Одно из них — общеобязательность.

Она означает, в частности, что вступившие в законную силу приговор, определение или постановление, вынесенные судом при рассмотрении уголовного дела, являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат исполнению на всей территории Российской Федерации.

Несколько иначе по закону определяется социальное и правовое значение судебных решений по гражданским делам: после вступления в законную силу они, как правило, не исполняются автоматически. Для их реализации требуется волеизъявление заинтересованного лица либо наступление какого-то другого условия. Но если, к примеру, такое волеизъявление выражено, то требование об исполнении судебного решения по гражданскому делу становится обязательным для всех и на всей территории страны.

Неисполнение судебного решения или воспрепятствование исполнению может повлечь применение различного рода санкций в отношении тех, кто повинен в этом. Например, в соответствии со ст. 315 УК злостное неисполнение государственным или иным служащим решения, приговора, определения или постановления суда либо воспрепятствование их исполнению может быть наказано различными мерами наказания, начиная от штрафа в размере от 200 до 400 минимальных размеров оплаты труда и кончая лишением свободы до двух лет.

Сущность правосудия, его роль и значение вместе с тем проявляются не только и не столько в том, что оно, будучи ведущим и весьма ответственным направлением правоохранительной (функцией) деятельности, венчается принятием общеобязательных решений по кардинальным вопросам. Ему присущ ряд других специфических признаков.

К их числу следовало бы отнести прежде всего то, что по закону этот вид государственной деятельности может осуществляться только конкретными способами, а не произвольно, по усмотрению каких-то должностных лиц или органов. И эти способы закон фиксирует вполне определенно. Ст.

4 Закона о судоустройстве говорит, что правосудие должно осуществляться путем:

— рассмотрения и разрешения в судебных заседаниях гражданских дел по спорам, затрагивающим права и интересы граждан, предприятий, учреждений и организаций;

— рассмотрения в судебных заседаниях уголовных дел и применения установленных законом мер наказания к лицам, виновным в совершении преступления, либо оправдания невиновных.

Данное положение означает, что правосудие — это разбирательство двух категорий дел: гражданских и уголовных.

В последние годы в юридической литературе наметилась тенденция несколько более широкого истолкования данного аспекта понятия правосудия. В него довольно часто стали включать также рассмотрение дел (материалов) об административных правонарушениях, отнесенных законом к ведению судов. Такая тенденция начинает постепенно признаваться законодателем. Об этом свидетельствует содержание ст. 3 принятого недавно Закона о военных судах, где сказано: "Военные суды осуществляют правосудие от имени Российской Федерации, рассматривая подсудные им дела в порядке гражданского, административного и уголовного судопроизводства" (курсив мой.— К. Г). Другими словами, данный закон предлагает смотреть на понятие правосудия шире, чем это делалось в течение многих десятилетий, и включать в него еще одну (третью) категорию дел – подведомственные судам дела, разбираемые в порядке административного судопроизводства.

Первая из названных выше категорий (гражданские дела) охватывает многообразный круг споров или правонарушений, касающихся имущественных и некоторых неимущественных прав и законных интересов частных лиц (российских граждан, иностранцев, лиц без гражданства), предприятий, учреждений и организаций. Среди дел этой категории можно найти дела, возникшие в связи с неуплатой кем-то долга, невыполнением обязательств по заключенному договору (скажем, о производстве или поставке каких-то изделий, о выполнении услуг), незаконным увольнением с работы, выселением с занимаемой жилплощади, опубликованием в печати или иных средствах массовой информации порочащих сведений, ненадлежащим исполнением родительских обязанностей и т.д.

Вторая категория дел (уголовные дела) касается сравнительно ограниченного круга правонарушений, а именно только тех, которые считаются преступлениями, т.е. виновно совершенными общественно опасными деяниями, запрещенными Уголовным кодексом РФ (УК) под угрозой наказания. Разбирательство дел этой категории является деятельностью в высшей степени и ответственной, поскольку речь идет о признании и непризнании конкретного человека преступником и применении или неприменении к нему мер уголовного наказания (например, штрафа, исправительных работ, лишения свободы, конфискация имущества).

Третья категория дел (об административных правонарушениях), рассмотрение которых образует часть того, что называется правосудием, это дела о правонарушениях, ответственность за которые — устанавливается административным законодательством, прежде всего Кодексом законов РСФСР об административных правонарушениях.

(КоАП).

Меры взыскания, которые могут быть назначены лицу, виновному в таком правонарушении, обычно менее строги, чем те, которые применяются в отношении преступников (наиболее распространенными мерами административного взыскания являются, например, штраф, как правило, в сравнительно небольшом размере, конфискация орудия, с помощью которого совершались правонарушение, лишение права управлять автомобилем или права заниматься охотой).

Чаще всего эти взыскания налагаются широким кругом органов должностных лиц, в частности, начальниками органов внутренних дел или их заместителями, должностными лицами учреждений железнодорожного и других видов транспорта, санитарного надзора, охраны природы, государственных инспекций по торговле, качеству товаров и защите прав потребителей, по контролю за ценами, по обеспечению государственной монополии на алкогольную продукцию.

Административные взыскания вправе налагать и судьи основного звена судов общей юрисдикции (районных судов и гарнизонных военных судов), а по мере образования в субъектах Федерации мировых судов этим станут заниматься также мировые судьи. Но полномочия судей в данной области ограничены определенными пределами (см. ст. 202 КоАП). Например, в настоящее время могут районные судьи рассматривать дела (материалы) о мелких хищениях, мелком хулиганстве, проявлениях неуважения к суду, невыполнения законных требований прокуроров, неявке по вызову прокурора, нарушениях законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании, о воспрепятствовании осуществлению избирательных прав граждан, распространении заведомо ложных сведений о кандидатах в депутаты или на выборные должности, проведении агитации в день выборов, несоблюдении правил эксплуатации зон континентального шельфа, использования природных ресурсов, осуществления издательской деятельности, а также о многих других правонарушениях. Всего в настоящее время в КоАП предусматривается около пятидесяти видов административных правонарушений, по которым меры воздействия должны применяться судьями.

Реализуя полномочия по разбирательству материалов об административных правонарушениях, судьи вправе применять сравнительно строгие меры из числа тех, которые предусмотрены в КоАП.

Это, например:

— штрафы в относительно высоких размерах (скажем, за нарушения правил совершения действий в зоне континентального шельфа возможно наложение штрафа в сумме до трех тысяч минимальных размеров оплаты труда);

— конфискация объектов, с помощью которых совершено административное правонарушение (при определенных обстоятельствах могут быть конфискованы, к примеру, орудия незаконного лова, охоты, радиопередающее устройство и даже морское рыболовецкое судно);

— исправительные работы сроком до двух месяцев с удержанием из заработной платы до двадцати процентов;

— административный арест на срок до пятнадцати суток.

В качестве примера, характеризующего объем полномочий судей при разбирательстве и разрешении материалов об административных проступках, может послужить то, что предусмотрено в ст. 1655 КоАП об ответственности за неповиновение работнику полиции. За такое деяние судья вправе применить штраф на сумму от трех до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда, а при отягчающих обстоятельствах — штраф на сумму от пяти до пятидесяти минимальных размеров оплаты труда либо даже административный арест на срок до пятнадцати суток.

Еще одним отличительным признаком правосудия является то, что данный вид государственной деятельности может осуществляться с соблюдением особого порядка (процедуры), который детально регламентируется законом. Как было сказано выше, закон подчеркивает, что рассмотрение и разрешение гражданских и уголовных дел должно происходить в судебных заседаниях. А это значит, что разбирательство дела и принятие по нему решения либо вынесение приговора возможно лишь при неуклонном соблюдении правил гражданского, арбитражного, административного или уголовного судопроизводства, предусмотренного соответствующим законодателем. Правила эти регулируют практически наиболее существенные вопросы, которые могут возникнуть при подготовке и проведении судебного заседания (порядок формирования законного состава, круг лиц, которые могут и должны участвовать в заседании, их права и обязанности, условия и последовательность выполнения конкретных действий, правила собирания, фиксации и исследования доказательств и т. п.). Все они в конечном счете направлены на установление истины и принятие законного, обоснованного и справедливого решения по существу.

К отличительным признакам правосудия относится, наконец, также то, что оно может осуществляться только особым органом— судом (судьей). Никакой другой орган или другое должностное лицо не вправе выполнять эту деятельность. Как уже отмечено (см. § 2 гл. III учебника), специфика полномочий судебной власти требует, чтобы осуществляющий ее орган строился и имел возможность действовать так, как этого требуют интересы законности и справедливости. Отсюда особенности порядка образования судов, их взаимоотношений с государственными учреждениями, реализующими другие ветви власти — законодательную и исполнительную. Отсюда также стремление установить особый порядок (процедуру) судебной деятельности, а равно стремление всемерно повышать авторитет судов, забота о том, чтобы они прочно занимали свое место на вершине пирамиды правоохранительных органов.

С учетом отмеченных отличительных признаков правосудия его можно было бы определить как осуществляемую судом правоохранительную деятельность по рассмотрению и разрешению гражданских, уголовных и подведомственных судам административных дел при неуклонном соблюдении требований закона и установленного им порядка, обеспечивающих законность, обоснованность, справедливость и общеобязательность судебных решений.

§2. Демократические основы (принципы) правосудия;

их понятие, истоки и значение Демократические основы (принципы) правосудия — это общие руководящие, исходные положения, определяющие наиболее существенные стороны данного вида государственной деятельности.

Такие положения являются основополагающими для решения всех вопросов организаций и осуществления правосудия, определения его роли и места в государственном механизме и политической системе общества.

В совокупности принципы образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных правовых предписаний, регулирующих правосудие. Предписания такого рода не могут противоречить принципам, поскольку последние в большинстве своем закреплены в законах, имеющих достаточно высокую юридическую силу, — Конституции РФ, конституционных и других федеральных законах. Они также берут свои истоки в таких авторитетных актах, как Декларация о государственном суверенитете РСФСР от 12 июня 1990 г., Декларация прав и свобод человека и гражданина от 22 ноября 1991 г.

В отличие от конкретных законодательных предписаний специфика положений, именуемых принципами (основами), состоит также в том, что содержащиеся в них правила являются обязательными не только для граждан, должностных лиц, органов, призванных соблюдать и исполнять законы, но и для законодательных органов, которые, создавая новые законы или корректируя их, должны считаться с существующими демократическими требованиями или традициями в той или иной сфере, в частности, в сфере организации и деятельности правосудия.

Эти требования рождены прежде всего практикой развития и совершенствования правосудия у нас в стране. Они также учитывают в разумных пределах положительный опыт других стран, а равно опыт международного сотрудничества, отраженный, к примеру, в таких международных документах, как Всеобщая декларация прав человека и Международный пакт о гражданских и политических правах, в которых можно найти немало прогрессивных положений по вопросам организации и осуществления правосудия. Эти документы признаны большим числом государств, в том числе, Российской федерацией, в силу чего являются обязательными к исполнению.

Существенной особенностью принципов является их относительная стабильность. Они подвержены конъюнктурным, сиюминутным веяниям в меньшей мере, чем конкретные правовые предписания, в том числе установленные законами. Объясняется это тем, что принципы формулируются, как отмечено выше, преимущественно в таких правовых актах, как Конституция РФ и международные договоры. А акты этой категории изменить, дополнить, или как-то иначе откорректировать значительно сложнее, чем федеральные законы, в том числе конституционные, и тем более акты Президента РФ, Правительства РФ либо ведомственные инструкции, приказы и т.д.

Стабильность правовых положений, именуемых принципами правосудия, — основной фактор, придающий устойчивость этому направлению правоохранительной деятельности, в определенной мере ограждает его от случайных и глубоко непродуманных "нововведений".

§ 3. Законность.

В наши дни законностью принято считать соблюдение и исполнение предписаний Конституции РФ, законов и соответствующих им иных правовых актов всеми государственными учреждениями и.

организациями, их служащими и должностными лицами, гражданами.

Основные положения данного принципа закреплены в ч. 2 ст. 15 Конституции РФ, где сказано: "Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы". К законам относятся,. Как отмечено выше (см. § 3 гл. II), федеральные законы и федеральные конституционные законы, а также принимаемые в субъектах Федерации конституции и уставы, другие законодательные акты. Все они должны соответствовать предписаниям Конституции РФ.

Акты, которые противоречат Конституции РФ или закону, применяться не могут.

Федеральные законы обязательны к исполнению на всей территории Соответственно законодательные акты, Российской Федерации.

издаваемые органами субъекта Федерации, действуют на территории данного субъекта. Если суд при разбирательстве конкретного дела установит, что какой-то из таких актов или любой иной правовой акт, в том числе изданный федеральным органом, противоречит закону, то он вправе принять решение, руководствуясь не этим актом, а законом.

Особенностью современного понимания принципа законности является то, что оно допускает при определенных условиях возможность неприменения судами также федеральных законов. Пределы такого неприменения сформулированы в постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" от 31 октября 1995 г. № 8 (СППВС, с. 11—19), где дается разъяснение (см. п. 2) "Согласно ч. 1 ст. 15 Конституции Российской Федерации Конституция имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской федерации. В соответствии с этим конституционным положением судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качества акта прямого действия.

Суд, разрешая дело, применяет непосредственно Конституцию, в частности:

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации до вступления в силу Конституции Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции Российской Федерации, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует… Нормативные указы Президента Российской Федерации как главы государства подлежат применению судами при разрешении конкретных судебных дел, если они не противоречат Конституции Российской федерации и федеральным законам (ч. 3 ст. 90 Конституции Российской Федерации)".

Другими словами, в соответствии с данным разъяснением суды не всегда обязаны безоговорочно следовать предписаниям законов и указов.

Прежде чем применять акты даже столь высокого уровня, они должны проверять, насколько они соответствуют Конституции РФ.

В современных условиях понятие законности как правового принципа приобрело своеобразие еще и в связи с тем, что Конституция РФ (см. ч. 4 ст. признала особую роль в российской правовой системе 15) международных договоров Российской Федерации. При определенных условиях законы, противоречащие таким договорам, тоже могут не применяться судами. И осуществление данного конституционного положения — уже реальность. Об этом свидетельствует тот факт, что суды начали напрямую применять положения международного договора, если какой-то российский закон противоречит ему или не согласуется с ним.

Конституционные новеллы, однако, не следует понимать как какой-то шаг к умалению роли и значения принципа законности. Как и прежде, он по праву считается одним из наиболее важных и универсальных, имеющих существенное значение для всех отраслей права правовых принципов. Его последовательное проведение в жизнь— непременное условие нормального функционирования всего государственного механизма.

Для правосудия данный принцип имеет особое значение в силу того, что этот вид государственной деятельности, как отмечено выше при определении его понятия, тесно связан с неуклонным соблюдением требований закона и установленного им порядка разбирательства конкретных судебных дел. Там, где нет соблюдения закона, нельзя говорить о правосудии. Это, скорее, будет произвол. Такое " правосудие" не в состоянии выполнять свою социальную функцию.

§ 4. Обеспечение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении правосудия В любом государстве, претендующем на то, чтобы его считали демократическим, данный принцип тоже следует относить, как принцип законности, к числу универсальных. Жизнь и здоровье, честь и достоинство, права и свободы человека и гражданина — ценности, которые подлежат первоочередной защите во всех сферах государственной и общественной жизни, в том числе, разумеется, и при осуществлении правосудия. Юридической базой для такого подхода в наши дни является уже давно пользующаяся широким признанием идея, положенная в основу ст. 2 Конституции РФ. "Человек, его права и свободы,—говорится в этой статье, — являются высшей ценностью.

Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства".

Эта основополагающая идея развита и конкретизирована во многих предписаниях Конституции РФ и других законодательных актов, включая те, которые имеют непосредственное отношение к правосудию и в целом ко всем направлениям правоохранительной деятельности. О ряде предписаний такого рода речь уже шла выше и пойдет в последующих параграфах данной главы и других главах учебника. Это предписания о равенстве всех перед законом и судом, презумпции невиновности, праве на защиту от обвинения в преступлении, состязательности и равноправии сторон, праве на судебную защиту прав и свобод от каких бы то ни было посягательств, а также о национальном языке судопроизводства, открытом разбирательстве судебных дел и т.д. Многие из них имеют существенное значение для создания надлежащих условий, необходимых для подлинного правосудия как по уголовным, так и по гражданским, в том числе арбитражным делам.

Особого внимания требуют конституционные и иные законодательные положения, которые призваны гарантировать неприкосновенность личности человека и гражданина, их частной жизни и жилища.

Соблюдение этих положений — важнейшее условие для осуществления правосудия во всех сферах. Однако значительную актуальность они имеют для правосудия, которое осуществляется в связи с разбирательством уголовных дел. Именно в данной области распространено применение весьма острых мер государственного принуждения.

И это в определенной мере служит реальной почвой для опасных ошибок, влекущих нередко тяжелые последствия, и даже для злоупотреблений должностных лиц правоохранительных органов чрезмерно усердствующих в стремлении " показать свою власть" либо создать видимость непримиримого отношения к преступникам, порой мнимым.

Многолетний отечественный и зарубежный опыт подсказал, что человек, привлекаемый к уголовной ответственности и предстающий перед судом в качестве подсудимого, нуждается в дополнительных средствах защиты его основных прав и свобод. Таким средствам уделяется значительное внимание. Они закрепляются как в обычных законах, так и на конституционном уровне. С известной долей условности их можно объединить в три группы.

К относятся юридические средства, гарантирующие первой неприкосновенность личности человека и гражданина. Вполне естественно, что среди средств данной группы ведущее место занимают те, которые предназначены для правовой защиты наивысшей ценности — человеческой жизни. В соответствии со ст. 20 Конституции РФ каждый обладает правом на жизнь. Для правосудия имеет принципиальное значение тот факт, что в этой же статье подчеркивается исключительный характер смертной казни. Она и в соответствии с ней уголовное законодательство ориентируют суды на необходимость особой осмотрительности при принятии решений о применении данной меры наказания.

Конституция РФ и другие законы бескомпромиссно запрещают любые действия, которые причиняли бы какой-то ущерб и здоровью, умаляли бы достоинство личности. В ее ст. 21 четко сказано, что "ничто не может быть основанием" для умаления достоинства личности. Там же категорически запрещено применение в каких бы то ни было формах насилия, а также проведение медицинских, научных или иных опытов без добровольного согласия тех, кого намереваются подвергать таким опытам.

Эти запреты, естественно, подлежат безусловному соблюдению в правоохранительной деятельности. Они означают, в частности, что нельзя ни у кого требовать под угрозой насилия и тем более с применением такового дачи показаний, признания своей вины в совершении преступления, принудительного медицинского освидетельствования, совершения поступков, унижающих человеческое достоинство либо опасных для жизни или здоровья и т.д. Сведения, полученные при несоблюдении таких запретов, не должны считаться доказательствами, которые суд мог бы положить в основу приговора или иного своего решения по конкретному делу. Для должностных лиц, допускающих антиконституционные действия, предусмотрена ответственность, в том числе уголовная.

Неприкосновенность личности с конституционной точки зрения означает также недопустимость произвольного ареста, заключения под стражу и содержания под стражей. Арест, заключение под стражу или содержание под стражей возможны только в законом установленном порядке. Порядок этот предусматривает систему гарантий, обеспечивающих законность и обоснованность лишения свободы человека и гражданина в любой форме. В частности, оно может быть применено только при наличии условий, тщательно определенных в законодательном порядке, под контролем суда или прокурора. Лицу, подвергнутому такой мере, предоставлена широкая возможность добиваться ее отмены.

группу дополнительных средств, обеспечивающих Вторую реализацию прав и свобод человека и гражданина, образуют те, которые предназначены для защиты неприкосновенности их частной жизни.

Основные из них также предусматриваются в Конституции РФ (ст. 23). В принципе данная сфера жизни любого — неприкосновенна. Но в ходе, скажем, выявления преступления и расследования уголовного дела может возникнуть необходимость вторгнуться в частную жизнь человека телефонные переговоры, просмотреть почтовую (прослушать корреспонденцию, ознакомиться с телеграфными или иными сообщениями и т.д.). Делать это произвольно, безусловно, нельзя. Закон требует, чтобы и при обстоятельствах такого рода обязательно соблюдались специальные правила, гарантирующие от ошибок, злоупотреблений и произвола (к примеру, должно быть получено судебное решение, разрешающее производство соответствующего действия). Такие правила детально регламентируются УПК, Законом об оперативно-розыскной деятельности и некоторыми другими актами.

К третьей группе названных средств относятся установленные Конституцией РФ и иными законами правовые средства, обеспечивающие неприкосновенность жилища. Жилье — не то место, где посторонним, даже должностным лицам весьма уважаемых и авторитетных правоохранительных органов, можно произвольно против воли проживающих в нем лиц совершать какие-то действия, в том числе в связи с выявлением и расследованием преступлений. Таково общее правило, и оно четко и ясно определено в ст. 25 Конституции РФ. Однако если все же в процессе выполнения оперативно-розыскных мероприятий или следственных действий возникает потребность проникнуть в жилое помещение против воли его хозяина, то требуется заручиться санкцией прокурора или решением, допускающим такое проникновение.

Отступление от этого правила, возможно, в случаях, не терпящих отлагательства. И о каждом таком случае должны ставиться в известность прокурор либо суд. Подобная форма контроля также способна влиять сдерживающе на тех, кто не привык считаться с конституционными правами человека и гражданина.

В связи с характеристикой рассматриваемого принципа правосудия важно иметь в виду, что несоблюдение изложенных правил должно влечь за собой исключение из числа доказательств всех данных, обнаруженных в ходе действий, произведенных без соблюдения таких правил. А это означает, что данные подобного рода не могут служить основанием для постановления того или иного акта правосудия. В случае их использования принятые судебные решения должны отменяться.

Соответственно правосудие не может считаться состоявшимся.

§ 5. Осуществление правосудия только судом В соответствии со ст. 118 Конституции РФ, как отмечено выше, правосудие осуществляется только судом. Данное положение конкретизируют в ч. 1 ст. 4 Закона о судебной системе, где сказано:

"Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судами, учрежденными в соответствии с Конституцией РФ и настоящим Федеральным конституционным законом. Создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных настоящим Федеральным конституционным законом, не допускается".

Применительно к разбирательству уголовных дел рассматриваемый принцип детализируется в ст. 49 Конституции РФ и ст. 13 УПК. В последней по данному поводу сказано следующее: "Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом". Другими словами, только компетентный суд, действующий на основании предписаний закона, может, признать человека виновным и назначить ему уголовное наказание. Что касается отправления правосудия по гражданским делам, осуществляемого судами общей юрисдикции и арбитражными судами, то положение, содержащееся в ст. 118 Конституции РФ и приведенной ч. 1 ст. 4 Закона о судебной системе, также конкретизируется в ряде других законов, в первую очередь в ГПК и АПК.

Круг органов, уполномоченных вершить правосудие, четко ограничен названными выше законами (см. § 3 предыдущей главы учебника). К ним отнесены: Верховный Суд РФ, Высший Арбитражный Суд РФ, верховные суды республик, краевые и областные суды, суды городов федерального значения, суды автономной области и автономных округов, районные суды и мировые судьи, военные суды, а также федеральные арбитражные суды округов и арбитражные суды субъектов Российской Федерации.

Этот перечень является исчерпывающим. Государство доверяет отправление правосудия только специально уполномоченным (компетентным) органам. Никакие другие государственные либо иные органы не вправе осуществлять данный вид деятельности, поскольку у них нет соответствующих полномочий.

Требование, чтобы данный вид государственной деятельности выполнялся только судами, имеет в виду также то, что акты правосудия (приговоры или иные судебные решения), которые после вступления в законную силу приобретают общеобязательное значение, подлежат неуклонному проведению в жизнь. Отменять или изменять вправе лишь вышестоящие судебные органы с соблюдением строгих процессуальных правил и гарантий, ограждающих права и законные интересы граждан, а равно правомерные интересы общества и государства.

Впервые принцип осуществления правосудия только судом был закреплен в законодательном порядке в ходе судебно-правовой реформы конца 50-х— начала 60-х гг. Поводом для этого послужили выявление и широкая огласка многочисленных фактов применения в 20-х - 40-х гг. и начале 50-х гг. репрессивных мер (по своей сути это меры уголовного наказания) к ни в чем не повинным гражданам. И делалось это в большинстве случаев не в судебном порядке с соблюдением необходимых процессуальных гарантий и не судами, называемыми внесудебными или квазисудебными органами ("основными совещаниями", "тройками", "двойками" и т.п.). В тех условиях не могло быть и речи о какой-то законности, обоснованности и справедливости принимавшихся решений.

Чтобы покончить с такой практикой, и был провозглашен принцип осуществления правосудия только судом.

§ 6. Обеспечение законности, компетентности и беспристрастности суда Кратко суть данного принципа можно выразить примерно следующим образом: суд, которому доверяется рассматривать и разрешать гражданские, уголовные и иные дела, способен вершить подлинное правосудие, если он законен, компетентен и беспристрастен.

Это самоочевидное положение прямо в действующем законодательстве не сформулировано. Оно вытекает из анализа предписаний Конституции РФ (см. ст. 18, 45, 47, 119, 121 и 123) и других российских законов, в первую очередь судоустройственных и процессуальных, а равно авторитетных международных документов. К числу последних можно отнести, к примеру, Международный пакт о гражданских и политических правах. "Каждый имеет право, — говорит ч. 1 ст. 14 этого документа, — при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона".

Для обеспечения всех этих свойств суда существуют многие установленные законом средства. О том, как такая обеспеченность достигается в отношении независимости суда и судей, речь пойдет в следующем параграфе, поскольку данное свойство нуждается в особом рассмотрении.

Что касается других из перечисленных свойств суда (законности, компетентности и беспристрастности), то средства, обеспечивающие их, отличаются своеобразием и могут быть объединены в три группы:

— правила, определяющие порядок наделения судей, народных, присяжных и арбитражных заседателей их полномочиями, включая те правила, которые устанавливают требования, предъявляемые к кандидатам на эти роли;

— правила определения суда, где должно рассматриваться конкретное дело (правила определения подведомственности и подсудности), а также его состава;

— правила, ограничивающие возможность необъективности либо пристрастности тех, кому доверяется принятие решения по существу вопросов, возникших по делу.

Первая группа правил устанавливается предписаниями Конституции РФ (см. ст. 119 и 123), Закона о судебной системе, Закона о статусе судей, Закона о судоустройстве, Закона о Конституционном Суде и Закона об арбитражных судах, Закона о мировых судьях. Их соблюдение, как будет показано в гл. XII учебника создает "барьер", с помощью которого от реализации судебных функций отстраняются люди, не способные выполнять их имеющие достаточной квалификации, (не профессионального и житейского опыта, не соответствующие высоким нравственным требованиям, дающим право судить других, и т.д.). В конечном счете, правила данной группы обеспечивают преимущественно компетентность суда.

Правила второй группы также устанавливаются предписаниями Конституции РФ (см. ст. 47), а равно ГПК, УПК и АПК. Они вытекают также из приведенного выше положения ч. 1 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах. В основе всех этих предписаний лежит давно и широко признанная предпосылка: всякий заранее и наверняка должен знать, к какому судье ему придется обратиться, если возникнет имущественный или иной разрешаемый в суде спор, либо перед каким судьей он предстанет в случае привлечения его к уголовной ответственности.

Вопрос о подсудности дела не относится к числу юридико-технических.

Правильное его решение — это обеспечение компетентности и беспристрастности суда, его надлежащего состава. И решаться он должен не по усмотрению какого-то должностного лица или по его капризу, как это нередко случалось в прошлом, в том числе не в столь отдаленном.

Этим и объясняется тот факт, что ему уделено внимание и в Конституции РФ. "Никто не может быть лишен права,— говорится в ч. 1 ст. 47, — на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом".

В развитие этой общей установки законодательство по данному вопросу предусматривает, скажем, что изъятие конкретного уголовного дела вышестоящим судом из нижестоящего допускается лишь при наличии ходатайства подсудимого. Помимо его воли дело не может быть изъято, к примеру, из районного суда даже в Верховный Суд РФ.

Не допускается также произвольная передача дела, подсудного одному суду, в другой суд того же уровня. Если имеется крайняя необходимость в передаче дела другому суду (например, в данном — один судья, и он заболел надолго; ожидание его выздоровления чревато тем, что подсудимый будет вынужден находиться неопределенно долго под стражей до вынесения приговора), то это может состояться по решению председателя вышестоящего суда, но при обязательном извещении Извещение даст ему подсудимого о причинах такого решения.

возможность своевременно обратиться с жалобой, если он не будет согласен с решением.

Для обеспечения законности, компетентности и беспристрастии суда существенное значение имеет правильное определение состава суда, который должен рассматривать конкретное дело.

В настоящее время все суды общей юрисдикции могут рассматривать гражданские дела по первой инстанции в двух составах суда:

судьями единолично или коллегией в составе профессионального судьи и двух народных заседателей. Фактически большинство такого рода дел рассматривается судьями единолично.

Дела, подведомственные арбитражным судам, могут рассматриваться по первой инстанции в одном из трех вариантов составов: судьейпрофессионалом единолично, тремя судьями-профессионалами, судьейпрофессионалом и двумя арбитражными заседателями этих (об заседателях см. подробнее в § 15 настоящей главы, а также в § 3 гл. IX и § 6 гл. XII учебника). Чаще всего такое рассмотрение осуществляется судьями-профессионалами единолично в арбитражных судах субъектов Федерации (см. § 3 гл. IX учебника). Формирование коллегиальных составов должно происходить, например, по делам о банкротстве (несостоятельности) либо по решению председателя суда с учетом какихто обстоятельств (ходатайство стороны спора, сложность дела и т.д.). В этих случаях в состав коллегии судей входят три судьи-профессионала, работающих в данном арбитражном суде. Состав суда с участием арбитражных заседателей при определенных условиях может формироваться решением руководства соответствующего суда по просьбе или с согласия спорящих сторон.

Что касается уголовных дел, то для их разбирательства по первой инстанции возможны четыре варианта состава суда:

— один судья. Такой состав суда возможен только в районных судах и гарнизонных военных судах при рассмотрении дел о преступлениях, наказуемых не более строгим наказанием, чем пять лет лишения свободы.

На гражданские и военные суды среднего звена и Верховный Суд РФ данное правило не распространено — в них все уголовные дела по первой инстанции должны разбираться коллегиально. Коллегиально должны разбираться также все уголовные дела несовершеннолетних;

— один судья-профессионал и два народных заседателя. Весьма распространенный состав суда, который формируется при рассмотрении дел о преступлениях, за которые в районном или гарнизонном военном суде может быть назначено лишение свободы на срок свыше пяти лет, а во всех других судах— любой вид наказания; сюда относятся и все деда о преступлениях несовершеннолетних;

— три судьи-профессионала. Коллегии подобного рода могут быть созваны с согласия обвиняемого по делам, подсудным гражданским и военным судам среднего звена и Верховному Суду РФ;

— один судья-профессионал и двенадцать присяжных заседателей.

Образование таких коллегий допускается по ходатайствам подсудимых в гражданских судах общей юрисдикции среднего звена тех субъектов федерации, где возможно разбирательство дел с участием присяжных, а также в военных судах среднего звена и Военной коллегии Верховного Суда РФ (сведения о суде присяжных приводятся также в § 15 данной главы, § 6 в гл. XII и § 2 гл. XIII учебника).

В кассационной, надзорной и апелляционной инстанциях разбирательство дел возможно только в коллегиальном составе.

Например, в судебных коллегиях судов общей юрисдикции среднего звена и Верховного Суда РФ оно осуществляется тремя профессионалами, а в президиумах этих судов— не менее чем половиной членов президиума.

По такой же схеме в общих чертах, как будет показано ниже (см. гл. IX учебника), определяется состав арбитражных судов, рассматривающих дела в апелляционном, кассационном надзорном порядке.

В соответствии с правилами третьей группы обеспечивается в первую очередь беспристрастность суда. Они сосредоточены главным образом в ГПК, УПК и АПК.

Согласно этим правилам судьи и заседатели устраняются от разбирательства конкретного дела:

— если они, например, выполняли какие-то функции в связи с производством по данному делу (являлись свидетелями или потерпевшими, дали экспертное заключение по вопросам, возникшим в процессе расследования дела, участвовали в расследовании дела, оказывали юридическую помощь истцу или ответчику и т.д.);

— либо если есть основания считать, что судья или заседатель имеет личную заинтересованность в исходе дела (к примеру, является родственником какой-то из сторон, или лицом, производившим расследование, уже участвовал в производстве по данному делу в качестве судьи и т.д.). При оценке роли и значения рассмотренных правил, обеспечивающих законность, компетентность и беспристрастность суда, которому доверяется осуществление правосудия, важно не упускать из виду, что между этими правилами нет непроходимой пропасти. Они взаимосвязаны и дополняют друг друга.

§ 7. Самостоятельность, независимость судей, народных, присяжных и арбитражных заседателей.

Самостоятельность судов, независимость судей, присяжных, народных и арбитражных заседателей провозглашаются во многих законодательных актах: в Конституции РФ (ст. 120), Законе о судебной системе (ст. 5), Законе о статусе судей (ч. 4 ст. 1), Законе о Конституционном Суде (ст. 5, 13 и 29), Законе об арбитражных судах (ст.6), Законе о военных судах (ст.

5), Законе о мировых судьях (ст. 1), Законе о судоустройстве (ст. 12), УПК (ст. 16), ГПК (ст. 7), АПК (ст. 5) и др.

Суть данного принципа правосудия состоит в стремлении обеспечить такие условия, в которых суд и работающие в нем судьи могли бы иметь реальную возможность принимать ответственные решения без постороннего вмешательства, без какого бы то ни было давления или иного воздействия, на прочной основе предписаний закона и только закона.

Опыт многих десятилетий и даже столетий говорит о том, что суд относится к числу таких государственных учреждений, решения которых находятся в поле зрения других государственных органов, должностных лиц различного уровня и просто отдельных лиц, так или иначе заинтересованных в результатах разбирательства конкретных дел. Отсюда и то многообразие способов и методов, используемых для оказания влияния на суды, которые выработаны долголетней практикой. Вплоть до наших дней к такого рода способам и методам относится многое: от посулов и подкупов до угроз и физической расправы с судьями. Чем дальше, тем более изощренными становятся эти способы и методы.

В связи с этим существенное внимание уделяется разработке и внедрению гарантий независимости судей, народных, арбитражных и присяжных заседателей. Усилия в этом направлении предпринимаются давно. Весьма заметный шаг был сделан 26 июня 1992 г., когда Верховный Совет РФ принял Закон о статусе судей. В ст.

9 этого Закона установлено, в частности, что независимость судей обеспечивается:

предусмотренной законом процедурой осуществления правосудия;

запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия;

установленным порядком приостановления или прекращения полномочий судьи;

правом судьи на отставку;

неприкосновенностью судьи;

системой органов судейского сообщества;

предоставлением судье за счет государства материального и социального обеспечения, соответствующего его высокому статусу.

"Судья, — говорится в ч. 2 названной статьи, — члены его семьи и их имущество находятся под особой защитой государства. Органы внутренних дел обязаны принять необходимые меры к обеспечению безопасности судьи, членов его семьи, сохранности принадлежащего им имущества, если от судьи поступит соответствующее заявление''.

Эти положения существенным образом развиты и дополнены Федеральным законом "О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов" от 20 апреля 1995 г., в котором достаточно детально определяются не только круг лиц, пользующихся правом особой государственной защиты, но и подлежащие применению конкретные меры защиты, условия и порядок их реализации.

Набор таких мер довольно разнообразен: от обеспечения личной охраны, охраны имущества и жилища, выдачи оружия, специальных средств индивидуальной защиты вплоть до переселения на другое место жительства, замены документов и изменения внешности.

Закон о статусе судей и другие законодательные акты тщательно регламентируют перечисленные гарантии независимости судей.

Подробный анализ многих таких гарантий — предмет, которому уделяется значительное внимание в рамках XII и других глав учебника.

Здесь уместно ограничиться указанием на то, что любые проявления неуважения к суду, попытки оказывать на него давление с целью воспрепятствования всестороннему, полному и объективному рассмотрению конкретного дела, а равно добиваться вынесения незаконного судебного решения расцениваются как административные правонарушения либо даже как преступления. Например, в соответствии со ст. 294 УК вмешательство в какой бы то ни было форме в деятельность суда в целях воспрепятствования отправлению правосудия, если такое вмешательство осуществляется должностным лицом с использованием своего служебного положения, наказывается "штрафом в размере от пятисот до семисот минимальных размеров оплаты труда" или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от пяти до семи месяцев, либо лишением свободы на срок от четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового".

Действия, свидетельствующие о явном пренебрежении к суду или установленному в суде порядку, считаются административным проступком. Этот проступок на основании ст. 1651 КоАП может повлечь за собой штраф в размере до одной минимальной месячной оплаты труда или административный арест до 15 суток.

§ 8. Осуществление правосудия на началах равенства всех перед законом и судом.

Этот принцип правосудия также закреплен во многих законодательных актах. В Конституции РФ ему посвящена ст.

19, где сказано:

"1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

3. Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации".

Равенство перед законом — это одинаковое применение положений, закрепленных в законодательстве, ко всем гражданам. При этом имеются в виду не только предоставление прав, их реализация, но и возложение обязанностей, возможность применения и применение ответственности в соответствии с теми законодательными актами, которые регламентируют осуществление правосудия.

Понятие равенства перед судом не отличается существенно от понятия равенства перед законом. Оно означает наделение всех граждан, предстающих перед судом в том или ином качестве, равными процессуальными правами и соответствующими обязанностями. Если, скажем, кто-то вызывается в суд в качестве свидетеля, то это значит, что он, независимо от своего происхождения, социального, должностного и имущественного положения, расовой и национальной принадлежности и т.д., обязан явиться и дать правдивые показания. Правила судопроизводства уполномоченных осуществлять во всех судах, правосудие, одинаковы, независимо от того, кто привлекается к ответственности, признан потерпевшим, предъявил гражданский иск, является ответчиком по такому иску и т.д.

Закон, вместе с тем, предусматривает некоторые особенности судопроизводства, которые зависят от принадлежности гражданина к Вооруженным Силам РФ или иным военным структурам. Но эти особенности проявляются лишь в том, что для лиц, состоящих на иной службе, или тех, кто приравнен к ним, установлены свои правила определения подсудности их дел. Рассматриваются они не гражданскими, а военными судами. Однако при этом должны полностью соблюдаться одинаковые для всех судов (и гражданских, и военных) правила судопроизводства и исключаться какие-то преимущества либо привилегии.

До сравнительно недавнего времени исключения из принципа, закрепленного в ст. 19 Конституции РФ, были редкостью. Как это принято во многих демократических странах мира, российское законодательство устанавливало особый режим привлечения к уголовной ответственности и применения мер принуждения, к которым прибегают при производстве по уголовным делам (арест, обыск, задержание, привод и т. п.), только в отношении главы государства и депутатов законодательных (представительных) органов.

Например, в ст.

96 Конституции РФ по данному поводу сказано следующее:

"1. Члены Совета федерации и депутаты Государственной Думы обладают неприкосновенностью в течение всего срока их полномочий.

2. Они не могут быть задержаны, арестованы, подвергнуты обыску, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнуты личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц.

3. Вопрос о лишении неприкосновенности решается по представлению Генерального прокурора Российской Федерации соответствующей палатой федерального Собрания".

Эти конституционные положения существенно уточняются и дополняются в ч. 1—3, 5 и 6 ст. 19, ч. 1 ст. 20 и ст. 21 Федерального закона "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 8 мая 1994 г. (в редакции Федерального закона от 8 июля 1999 г.).

Приняты, как в прежние времена, законы, предусмотревшие нечто подобное для членов местных представительных органов и некоторых выборных должностных лиц органов местного самоуправления (см., например, ст. 13—15 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" от 6 октября 1999 г. // СЗ РФ, 1999,№ 42, ст. 5005).

Такую законодательную практику можно признать в целом понятной и в определенной мере оправданной. Она отражает стремление иметь дополнительные гарантии законности и обоснованности привлечения к уголовной ответственности и применения весьма острых мер принуждения к лицам, занимающим особое положение постольку, поскольку они принимают активное участие в политической жизни.

Дополнительные гарантии— средство, ограждающее прежде всего от преследований по политическим мотивам. Как показывает российский и зарубежный опыт, такие гарантии в принципе нужны в любом понастоящему демократическом государстве.

Вместе с тем в последние годы введение различного рода изъятий из общего правила о равенстве всех перед законом и судом приобретает характер нарастающей тенденции. Появились законы, ставящие особые условия многих должностных и не должностных лиц. В их числе оказались зарегистрированные кандидаты на должность Президента РФ и в депутаты, члены комиссий по проведению выборов и референдумов с правом решающего голоса, судьи всех судов, прокуроры и следователи прокуратуры, сотрудники органов федеральных служб охраны, безопасности, внешней разведки, правительственной связи и информации при исполнении ими своих служебных обязанностей, Председатель, заместители Председателя, аудиторы и инспектора Счетной палаты РФ, Уполномоченный по правам человека в РФ и др.

Представление о том, какие изъятия из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом предусматриваются для иных лиц, можно получить при ознакомлении, например, со следующими актами:

— ч. 7 ст. 19 и ч. 7 ст. 37 Федерального закона "О выборах Президента Российской Федерации" от 17 мая 1995 г.;

— ч. 7 ст. 20 названного закона и ч. 7 ст. 20 Федерального конституционного закона "О референдуме Российской Федерации" от 10 октября 1995 г.;

— ч. 13 ст. 24 и ч. 4 ст. 35 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" от 19 сентября 1997 г.;

— ч. 10 ст. 23 и ч. 7 ст. 49 Федерального закона "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" от 24 июня 1999 г.;

— ст. 16 Закона о статусе судей;

— ст. 42 Закона о прокуратуре;

— ч. 4 ст. 17 Федерального закона "Об органах федеральной службы безопасности Российской Федерации" от 3 апреля 1995 г.;

— ч.1—3 ст. 29 Федерального закона "О Счетной палате Российской Федерации" от 11 января 1995 г.;

— ч. 7 ст. 18 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" от 28 августа 1995г.;

— ч. 1 ст. 12 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской федерации" от 26 февраля 1997 г.

§ 9. Обеспечение права граждан на судебную защиту Свободу доступа к правовой защите, осуществляемой судами, ее считают одним из оплотов демократии. Она является выражением линии на разделение основных ветвей государственной власти на четкое разграничение их функций и установление системы так называемых сдержек и противовесов.

Общечеловеческий опыт уже давно подсказал широко известную в наши дни мысль: никто не может быть судьей в своем собственном деле.

Признание людьми собственных шибок или допущенных злоупотреблений недостижимо или почти недостижимо в подавляющем большинстве случаев и в полном объеме. Вероятность того, что должностное лицо какого-то исполнительного органа, причинившее заведомо неправильными действиями вред гражданину или организации, охотно и полностью признает свои злоупотребления, примет меры к ликвидации их последствий, крайне мала. Не очень высока и вероятность того, что злоупотребления или ошибки могут быть добровольно исправлены вышестоящими должностными лицами исполнительной власти. Во всяком случае, нет стопроцентной уверенности в том, что так называемый ведомственный механизм борьбы со злоупотреблениями и ошибками сработает безотказно и надежно. Нужна какая-то сила, которая пришла бы на помощь тому, кому причинен вред. В качестве такой силы и призван выступать независимый, объективный и компетентный суд.

Примерно такова логика признания эффективности и важности судебной защиты прав и свобод. И это признание получило весьма широкое распространение не только у нас в стране, но и во многих других странах, на международном уровне. В ст. 10 упомянутой выше Всеобщей декларации прав человека, к примеру, сказано следующее: "Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основании полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом". Эта идея получила дальнейшее развитие в Международном Пакте о гражданских и политических правах. В соответствии с его предписаниями государства принимают на себя обязательство "развивать возможности судебной защиты" (см. ч. 3 ст. 2).

На это же ориентирует процитированная выше ч. 1 ст. 14 данного международного документа (см. § 6 настоящей главы).

Судебной защите и обеспечению права на нее уделено значительное внимание и в российском законодательстве. В наши дни оно почти полностью отражает современные представления о рассматриваемом принципе. В ч. 1 и 2 ст. 46 Конституции РФ по этому поводу говорится, что каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод, а также что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Это конституционное положение конкретизируется рядом законодательных актов, в частности, Законом РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" от 27 апреля 1993 г. И практика их реализации в последние годы, как отмечалось выше (см. § 1 предыдущей главы учебника), становится все более активной.

Для полноты характеристики рассматриваемого принципа важно иметь в виду, что принятие решений по жалобе высшей судебной инстанцией – не предел. В ч. 3 ст. 46 Конституции РФ сказано: "Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты".

Такими наиболее известными международными органами являются:

Комиссия ООН по правам человека, Комитет по правам человека, Комитет по ликвидации расовой дискриминации и Комитет против пыток.

Все они образованы и действуют под эгидой ООН на основании положений Устава ООН, Международного пакта о гражданских и политических правах и Факультативного протокола к нему, Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации и Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Российская Федерация приняла на себя обязательство о соблюдении предписаний этих весьма авторитетных международных документов, в том числе тех предписаний, которые регламентируют порядок рассмотрения жалоб отдельных лиц на нарушения их свобод.

В связи с вступлением Российской федерации в Совет Европы круг народных органов, где российский гражданин вправе ставить вопрос о защите своих прав, стал несколько шире. 5 мая 1898 г. возможность обращаться за защитой своих прав и в Европейский суд по правам человека, который организован и действует на основании Конвенции о защите прав человека и основных свобод, положения которой признаны обязательными для Российской Федерации Федеральным законом от 30 марта 1998 г. (СЗ РФ, 1998, № 14, ст. 1514).

§ 10. Состязательность и равноправие сторон В соответствии с ч. 3 ст. 123 Конституции РФ правосудие осуществляется "на основе состязательности и равноправия сторон".

Данный принцип весьма созвучен и схож по содержанию с рассмотренным выше настоящей главы) принципом (см. § 8 осуществления правосудия на началах равенства граждан перед законом и судом.

Однако эти принципы не тождественны. Рассмотренный выше, как мы видели, имеет в виду всех, кто так или иначе соприкасается с судом и соответственно— с правосудием. Это могут быть обвиняемые и потерпевшие, истцы и ответчики, свидетели и эксперты, переводчики и понятые и т.д. Что касается принципа состязательности, то он распространяется не на всех таких лиц, а лишь на стороны, участвующие в судопроизводстве, т. е. на тех, кто при разбирательстве уголовных и гражданских дел судом выполняет одну из процессуальных функций (обвинение или защиту по уголовным делам, поддержание гражданского иска или возражение против него).

Состязательность как принцип (основа) правосудия означает такое построение процедуры осуществления данного вида государственной деятельности, которое обеспечивает при рассмотрении гражданских или уголовных дел в судебных заседаниях равные возможности участвующих в таком рассмотрении лиц по отстаиванию защищаемых ими прав и законных интересов. При этом суд наделяется всеми необходимыми полномочиями по руководству такими заседаниями и принятию решений по существу рассмотренных дел.

Другими словами, правосудие является состязательным, когда стороны (участники) рассмотрения судебного дела могут активно и на равных спорить, доказывать свою правоту, собирать и представлять доказательства, излагать свободно свои доводы, давать свое толкование фактов и событий, доказательств, связанных с рассматриваемым делом, соответствующих законов или иных правовых актов и тем самым помогать поиску истины, справедливости, обеспечению законности и обоснованности акта правосудия. При этом суду должна принадлежать роль органа, который активно способствует поиску истины и сам участвует в нем, контролирует правомерность действий сторон, обеспечивает неуклонное соблюдение всех правил судебного разбирательства, установленных законом.

Состязательность — важный показатель демократичности правосудия, ибо ее полная реализация предполагает последовательное проведение в жизнь прежде всего равноправия сторон, создание реальной возможности эффективного отстаивания каждой из сторон своих прав и законных интересов.

Конкретные проявления состязательности прослеживаются во многих положениях уголовно-процессуального, гражданского и арбитражного процессуального законодательства. К примеру, в ст.245 УПК идея состязательности выражена следующими словами: "Обвинитель, подсудимый, защитник, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители в судебном разбирательстве пользуются равными правами по представлению доказательств, участию в исследовании доказательств и заявлению ходатайств". В условиях гражданского судопроизводства идея состязательности звучит несколько иначе. "Гражданское судопроизводство, —говорится в ст. 14 ГПК, — осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

Стороны пользуются равными правами по представлению доказательств и участию в их исследовании.

Суд, сохраняя беспристрастность, создает необходимые условия для всестороннего и полного исследования всех обстоятельств дела:

разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий и в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, оказывает им содействие в осуществлении их прав".

§ 11. Обеспечение подозреваемому, обвиняемому и подсудимому права на защиту Конституция РФ (ст. 45 и 48), другие законы дают широкую формулировку данного принципа. Они не просто провозглашают, что у лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, есть право на защиту, но и делают при этом акцент на гарантированности этого права. Статья 48 Конституций РФ, к примеру, предусматривает:

"1. Каждому гарантируется право на получение квалифицированной юридической помощи. В случаях, предусмотренных законом, юридическая помощь оказывается бесплатно.

2. Каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении преступления имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника) с момента соответственно задержания, заключения под стражу или предъявления обвинения".

Столь широкое понимание рассматриваемого принципа опирается на признание трех исходных положений.

Во-первых, положения о том, что обвиняемый (подозреваемый, подсудимый) должен быть наделен комплексом таких прав, реализация которых позволила бы ему самому эффективно защищать свои права и законные интересы. Именно на это ориентирует ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, где говорится, что "каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещёнными законом". В этих целях лицам, привлекаемым к уголовной ответственности, предоставлен обширный круг прав: право знать, в чем их обвиняют, давать показания и объяснения, знакомиться с доказательствами, обжаловать действия должностных лиц, ведущих расследование либо поддерживающих обвинение, и т.д.

Во-вторых, положения о праве обвиняемого пользоваться помощью Обвиняемый подсудимый) может защитника. (подозреваемый, пригласить сам (а в некоторых случаях иметь назначенного) защитника.

Такая возможность возникает с момента задержания подозреваемого, ареста или предъявления обвинения лицу, привлекаемому к уголовной ответственности. Защитнику, в качестве которого чаще всего выступает адвокат, закон также предоставляет широкий круг прав, позволяющих ему активно бороться за права и законные интересы подзащитного.

В-третьих, положения о возложении на лиц, ведущих дознание, следователей, прокуроров и судей обязанности осуществлять действия, направленные на содействие защите подозреваемых, обвиняемых либо подсудимых. Защита последних не считается только их личным делом.

Например, в соответствии со ст. 20 УПК названные должностные лица правоохранительных органов обязаны выявлять как уличающие и отягчающие ответственность обвиняемого обстоятельства, так и оправдывающие его либо смягчающие ответственность. На них возложено также разъяснение подозреваемому, обвиняемому или подсудимому его прав.

Все названные и многие другие права и обязанности в совокупности и призваны обеспечить право на защиту.

§ 12. Презумпция невиновности

Суть презумпции невиновности изложена в ч. 1 ст. 49 Конституции РФ:

"Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда".

В основе этого принципа лежит общая, широко признаваемая норма морали, согласно которой каждый человек должен презюмироваться (предполагаться) добропорядочным, пока иное не будет доказано.

Опирается он также на положения авторитетных международных документов в области прав человека. Например, в ч. 2 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах человека сказано: "Каждый обвиняемый в уголовном преступлении имеет право считаться невиновным, пока его виновность не будет доказана согласно закону".

Хотя формула презумпции невиновности была включена в действовавшую до 12 декабря 1993 г. Конституцию РФ сравнительно недавно (лишь в 1992 г.), основанные на этой презумпции положения, гарантирующие права лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, были признаны и закреплены значительно раньше. Например, в уголовнопроцессуальном законодательстве уже давно предписано, что суд, прокурор, следователь, лицо, производящее дознание, не вправе перелагать обязанность доказывания на обвиняемого, что обвинительный приговор не может быть основан на предположениях и постановляется лишь при условии, если в ходе судебного разбирательства виновность подсудимого доказана, что не допускается включение в оправдательный приговор формулировок, ставящих под сомнение репутацию оправданного. Из презумпции невиновности вытекают также положения о том, что все сомнения, которые не представляется возможным устранить, должны толковаться в пользу обвиняемого (подсудимого), а равно о том, что недоказанная виновность кого-то в совершении преступления равнозначна доказанной его невиновности. Эти и некоторые другие положения, вытекающие из презумпции невиновности, в большинстве своем стали в наши дни конституционными.

§13. Открытое разбирательство дел во всех судах "Разбирательство дел во всех судах, — говорится в ч. 1 ст. 123 Конституции РФ, — открытое. Слушание дела в закрытом заседании допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом".



Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "ИРКУТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" ФГБОУ ВО "ИГУ" ПЕДАГОГИ...»

«Василь Махно Lost in America: история Юджина С украинского. Перевод Завена Баблояна G.P. Когда на Нью Йорк опускается тьма, она приходит от океана: одной рукой стаскивает белую простыню дня, а другой — зажигает электрический свет в окнах небоскребов. Тогда Юджин возвра...»

«1 ЗАКЛЮЧЕНИЕ диссертационного совета Д 003.006.01 на базе Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института археологии и этнографии Сибирского отделения Российской академии наук...»

«1.Пояснительная записка 1.1.Информационная карта программы Название программы: рабочая программа учебного курса истории для 10 класса "История Россия" (с древнейших времён до начала 20 века). "Всеобщая и...»

«Терроризм Терроризм глобален по масштабам, "порочен" по природе, безжалостен к врагам и стремится контролировать все сферы жизни и мысли Террор явление, которое прямо или косвенно касается каждого из нас. Массовое насилие в последние годы стало, к сожалению, не...»

«EUROPEAN COMMISSION tefan Fle European Commissioner for Enlargement and Neighbourhood Policy Moldova: At Comrat University about myths and benefits of Association Agreement Речь в Комратском Университете, Молдову 23 января 2014 SPEECH/14/58 Госпож...»

«1. Цель и задачи освоения дисциплины История медицины – богатейший источник медицинских знаний, "хранилище" славных традиций, которые вырабатываются из поколения в поколение. Курс истории медицины является направляющим и связующим звеном в изучении развития всех отраслей медицины, является составной частью общей истории науки и культуры. История м...»

«ГУАНЬ Сино СОВРЕМЕННАЯ МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ЖИВОПИСЬ КИТАЯ: ВЗАИМОПРОНИКНОВЕНИЕ ВОСТОЧНЫХ И ЕВРОПЕЙСКИХ ТРАДИЦИЙ Специальность 17.00.04 – изобразительное искусство, декоративно-прикладное искусство и архитектура АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание...»

«ISSN 1997-4558 ПЕДАГОГИКА ИСКУССТВА http://www.art-education.ru/AE-magazine № 4, 2014 ИНТЕРПРЕТАЦИЯ И ЕЁ ГРАНИЦЫ. КИНЕМАТОГРАФ И ИСТОРИЧЕСКАЯ ПРОЗА НА РУБЕЖЕ XX–XXI ВВ INTERPRETATION AND ITS BORDERS. CINEMA AND HISTORICAL PROSE AT THE TURN OF XX-XXI CENTURIES ПОЛЬ ДМИТРИЙ ВЛАДИМ...»

«Моховское сельское поселение Муромцевского муниципального района Омской области FedotoVA Указ Президиума Верховного Совета СССР от 8 мая 1945 года "Об объявлении 9 мая Праздником Победы" "В ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских...»

«Александр Север Бандера и бандеровщина Серия "Титаны и тираны" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7350313 Бандера и бандеровщина: Алгоритм; Москва; 2014 ISBN 978-5-4438-0744-7 Аннотация Захватив власть на Украине, "Правый сектор...»

«Пояснительная записка по истории 5-9 классы Рабочая программа по истории для учащихся 5-9 классов разработана на основе: федеральных образовательных стандартов;примерной программы основного общего образования по истории России;авторских программ по всеобщей истории: 5 класс – "История Древнего мира" под редакцией А. А. Вигасина...»

«запечатлел перед нами свой трагический и вместе с тем несущий утешение опыт ее непреходящее значение. "Спасибо ему"202. ИСТОРИЯ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ Проф. прсгг. Николай ОЗОЛИН Париж...»

«Богослужения и события 1.–31.10. Вааса Церковь Святого Николая (Nikolainkuja), настоятель иерей Матти Валгрен, тел. 0206 100 499, matti.wallgren@ort.fi Богослужения на финском и церковнославянском языке Сб 20.10 в 10ч. Божественная Литургия События Русскоязычный православный кружок г. Васы соби...»

«Циборовская-Римарович И. О. Сотрудничество Национальной библиотеки Украины имени В. И. Вернадского с польскими научными учреждениями в области книговедения и библиотековедения (1993–2008 гг.) Статья посвящена научному сотрудничеству Национальной библиотеки Украины...»

«IV Краевая конференция (районы ассоциации "Запад") по предметам гуманитарного цикладля учащихся 5-11 классов Пермский край Карагайский район МБОУ "Фроловская основная общеобразовательная школа" История колхоза "Звезда" Паздникова Анастасия 5 класс МБОУ "Фроловская основная общеобразовательная школа" Юрлова Нина Ивановна...»

«Корочкина Елена Валентиновна Образы-символы и историософская концепция в трилогиях Д. С. Мережковского "Христос и Антихрист", "Царство Зверя" Специальность 10.01.01 – Русская литература АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук Ульяновск Работа выполнена на кафедре филологии, издательского дела и...»

«СЕМЕНОВА Мария Владимировна ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО В КОНТЕКСТЕ КУЛЬТУРЫ: СУБЪЕКТНЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ НОВОЕВРОПЕЙСКОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПАРАДИГМЫ Специальность 24.00.01 – теория и история культуры АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа разработана на основе авторской программы А. В. Бородиной История религиозной культуры: Программа учебного курса для общеобразовательных школ, лицеев, гимназий. – Изд. 7-е, испр. – М., 2009. – 64 с. Соотв...»

«20th Century Fox CIS У ХОЛМОВ ЕСТЬ ГЛАЗА У ПОДНОЖИЯ ХОЛМОВ "Что-то здесь не так. Мы тут не одни"Бобби Картер В анналах современного "страшного кино" найдётся немного фильмов, которые остав...»

«ТЕХНИКО-ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ВЕТКОВСКИХ ИКОН "СПАС НЕРУКОТВОРНЫЙ" Коваль О. А., аспирант кафедры истории и теории культуры Харьковская государственная академия дизайна и искусств Аннотация. В статье...»

«328 Письма А.И.Неусыхина к Е.Е.Слуцкому, А.И.Рубину, Е.А.Неусыхиной (1942-1948) Предисловие к публикации Александр Иосифович Неусыхин (1898-1969) — известный историк, оставивший ряд фундаментальных трудов по истории европейского средневековья, профессор МИФЛИ и МГУ, в течение многих лет научный сотрудник Института истории (с 1968 г....»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.