WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Индивидуальный политический террор леворадикальных партий и борьба с ним Московского охранного отделения (конец ХIХв. – 1917год) ...»

На правах рукописи

Горбачёва Ирина Михайловна

Индивидуальный политический террор леворадикальных

партий и борьба с ним Московского охранного отделения

(конец ХIХв. – 1917год)

Специальность 07.00.02 – Отечественная история

Автореферат

диссертации на соискание учёной степени

кандидата исторических наук

Москва - 2006

Работа выполнена на кафедре Отечественной истории

Московского городского педагогического университета

Научный руководитель: доктор исторических наук, профессор Ушаков Анатолий Васильевич

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Юрьев Александр Иванович кандидат исторических наук, доцент Трухин Михаил Дмитриевич

Ведущая организация: Коломенский педагогический институт

Защита состоится «___» ___________ 2006 г. в «_____» часов на заседании диссертационного совета Д 850.007.01. при Московском городском педагогическом университете по адресу: 129226, Москва, 2-ой Сельскохозяйственный проезд, 4, ауд..

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского городского педагогического университета Автореферат разослан «____» _____________2006г.

Учёный секретарь диссертационного совета кандидат исторических наук, профессор Корнилов В. А.

I.

Общая характеристика работы

Актуальность темы состоит в том, что в условиях экономических и политических изменений, реформ, проходящих в нашей стране в последние годы, попытки вновь, как и на рубеже ХIХ-ХХ веков, перейти к западной системе социально – экономических и политических отношений, вопрос о методах политической борьбы встаёт с особой остротой.

Обращение к историческим сюжетам, связанным с применением в конце ХIХ века индивидуального политического террора в качестве средства достижения политических целей позволяет ответить на ряд вопросов, связанных с эффективностью противостояния государства этому явлению.

Современный терроризм приобрёл новые очертания и новые характеристики. Но, чтобы понять, что же он собой представляет, необходимо осмыслить те исторические факты, которые явились своего рода предпосылкой формирования нынешнего терроризма. Российская история доказала, что в течение двух последних столетий и индивидуальный, и массовый государственный террор пустили мощные корни в общественном сознании, закрепили воззрения о якобы возможном решении силовыми методами сложных общественных проблем. И только сильное правительство в состоянии противостоять решительными и последовательными действиями волне террора.

Чтобы осмыслить особенности функционирования системы розыскных учреждений Российской империи, необходимо проследить тенденции развития революционного процесса, предопределившие выдвижение на первый план террористическую борьбу; эволюцию её форм, которая во многом обуславливала становление приёмов и методов работы политического сыска.

История и деятельность борьбы с революционным насилием политической полиции России и Охранного отделения – тема, которая интересует исследователей почти столетие. Но и по сей день мы не можем дать однозначную оценку периоду, когда революционные партии путём террора пытались свергнуть существующий строй, а политическая полиция с помощью особых средств и методов старалась этого не допустить.

В настоящее время мир столкнулся с опасностью террористического насилия, однако, его цели существенно отличаются от тех, которыми пользовались революционеры конца ХIХ – начала ХХ вв.





Политическая жизнь России в изучаемый период неразрывно связана с зарождением, развёртыванием и угасанием террористической борьбы против существовавших форм государственности, проводимой наиболее непримиримыми и оппозиционно настроенными партиями и движениями.

Целесообразность и оправданность попыток изменить политическое устройство государства при помощи насилия всегда приковывали к себе внимание историков.

Цель диссертационной работы состоит в том, чтобы исследовать особенности применения индивидуального политического террора леворадикальными партиями с конца ХIХ в. – по 1917год и методы борьбы с ним Московского охранного отделения.

При этом ставятся следующие задачи:

1. Проанализировать становление идеологии и сущность индивидуального политического терроризма с конца ХIХ века до 1917 года как формы политической борьбы революционеров.

2. Раскрыть особенности тактики индивидуального политического террора леворадикальных партий в указанный период.

3. Проследить историю развития политической полиции в России к началу ХХ века.

4. Проанализировать особенность организации Московского охранного отделения, его место и роль в системе органов политического сыска.

5. Раскрыть формы, методы и приёмы работы московского охранного отделения, используемые в борьбе с индивидуальным политическим террором леворадикальных партий.

Объектом данного исследования является индивидуальный политический террор леворадикальных партий в конце ХIХ – начале ХХ века.

Предмет исследования – деятельность политической полиции Москвы, направленная против терроризма леворадикальных партий.

Хронологический рамки работы – период с конца ХIХ века по 1917 год.

Начало периода определяется двумя последними десятилетиями ХIХ века, когда, после убийства Александра II, наступает эра контрреформ. Именно в этот период происходит зарождение и оформление леворадикальных партий, активно применявших тактику индивидуального политического террора. В 1882 году утверждается положение «Об устройстве секретной полиции в Империи», второй параграф которого посвящён созданию сети охранных отделений для борьбы с преступлениями против государства. Реорганизации в системе охранных учреждений, непосредственно затрагивающие московскую охранку, происходили вплоть до Февральской революции 1917 года. Верхняя граница обусловлена окончанием существования Российской империи и политической полиции, сменой государственной власти.

В течение всего периода важное место в арсенале леворадикальных партий занимает такая форма политической борьбы как индивидуальный политический терроризм. Под ним мы понимаем применение покушений на представителей власти и полиции, которые, по их мнению, были «виновны в преступлениях против народа».

Методологической основой исследования являются принципы объективности и историзма. Основной упор был сделан на выявление и анализ конкретных исторических фактов, раскрывающих особенности индивидуального политического террора в России и контртеррористической борьбы Московского охранного отделения с ним.

Научная новизна данной работы состоит в том, что в ней на основе тщательно исследованных документов и других материалов, посвящённых проблеме, раскрываются особенности применения тактики индивидуального террора ведущими леворадикальными партиями. В работе систематизируются методы деятельности политической полиции Москвы, анализируется структура органов политической полиции, дается оценка степени эффективности деятельности московского охранного отделения по борьбе с индивидуальным политическим террором. Используются ранее не публиковавшиеся архивные документы, посвящённые работе московской политической полиции.

Степень изученности темы.

В дореволюционной историографии практически не было работ, посвящённых деятельности учреждений политического сыска. Для изучаемой темы, интересна брошюра бывшего директора Департамента полиции А.А.

Лопухина, в которой даётся характеристика общей и политической полиции в период революции 1905-1907г., а также предлагаются меры борьбы с революционным движением в интересах укрепления режима. Лопухин, по взглядам либерал, высоко оценивал шансы революции на победу1. Вопросам организации провокации секретных агентов полиции посвящён сборник, вышедший в Берлине, где напечатаны статьи П. Рутенберга, Б.Савинкова, В.

Тучкина и др2.

После Февральской революции 1917 г., когда была создана комиссия по разбору документов Департамента полиции и охранных отделений, появилась возможность ознакомиться с материалами этих учреждений. В это время выходят книги и очерки, раскрывающие тайны жандармерии и полиции. В них описывается деятельность охранных отделений, секретная агентура, даётся анализ методов и приёмов охранки, уделяется внимание провокаторской деятельности учреждений политического сыска. Авторы этих работ – члены комиссии: В.К. Агафонов, М.А. Осоргин, С.Б. Членов, А.

Красный, В.Б. Жилинский.3 В 20 – 30-е годы материалы полицейских фондов стали изучать специалисты

– историки. В их работах делаются первые попытки анализа деятельности учреждений политического сыска, методов их работы. Авторы, как правило, касались в исследованиях определённых моментов деятельности данных учреждений.4 В это же время публикуются материалы бывшего сотрудника охранного отделения Л.П.Меньщикова, касающиеся работы и внутренней организации отделения, а также описывается противостояние полиции и революционеров. 5 До сих пор актуален вопрос, чем же отличается такой метод охранки как провокация от обычного доносительства. Скорее всего, этот вопрос Лопухин А.А. Из служебного опыта: настоящее и будущее русской полиции. М., 1907.

За кулисами охранного отделения. Берлин, 1919.

Агафонов В.К. Заграничная охранка. ПГ, 1917; Осоргин М.А. Охранное отделение и его секреты. М.,1917; Охранное отделение в последние годы царствования Николая II., М.,1917;

Членов С.Б. Московская охранка и её секретные сотрудники. М.,1919; Красный А. Тайны охранки. М.,1917; Жилинский В.Б. Организация и жизнь охранного отделения во времена царской власти. М.,1917.

Щёголев П.Е. Охранники и авантюристы. М.,1930; Лонге Ж. Зильберт Террористы и охранка. М., 1924.

Меньщиков Л.П. Охрана и революция. В 3-х частях. М., 1924-1932.

нравственный. Отдельные личности не считали это занятие чем-то зазорным.

Некоторые правители возвели его в ранг необходимого государству. Пётр I – создал институт фискалов для борьбы с должностными злоупотреблениями, а Сталин ввёл за недоносительство уголовное наказание. И гражданин, в меру своих интересов, страха, своего понимания морали, отношений с властью, с господствующей идеологией, решал вопрос о доносительстве. Иное дело агент, человек, добровольно или в силу обстоятельств, но сознательно связавший себя со спецслужбами, взявший обязательство информировать органы безопасности об определённых процессах в той или иной сфере.

Исследователи этой проблемы – французский социалист Ж. Лонге и русский эмигрант Г. Зильберт в своём исследовании писали, что Франция является колыбелью современной политической полиции, где система сыска и провокации возникла и развилась. Но ни в одном европейском государстве провокация не распространилась с такой силой, как в России. Агенты – провокаторы в России являлись неизменными спутниками всякого революционного движения, направленного против самодержавной власти.1 Провокация как метод, как хитроумная интрига больше всего подвигла писателей и исследователей на сугубо нравственные размышления. Это работа русского революционера, литератора и историка В.Л. Бурцева, описывающего деяния руководителя боевой организации партии эсеров и агента охранного отделения Е.Ф. Азефа, который руками боевиков убивал царских сановников, а потом руками полиции отправлял боевиков на эшафот.

Бывший директор особого отдела департамента полиции А.А. Лопухин по поводу провокации писал, что когда изнутри агент толкает организацию на конфликт с законом, на выступление, за которым кровь и тюрьма, - это провокация не столько против организации, сколько против власти, режима, общества.2 На проблеме соотношения нравственности и сыскного мастерства разошлись во мнении В.Л. Бурцев, Б.В. Савинков с ассами российского сыска А.В. Герасимовым, П.П. Заварзиным, В.Д. Новицким, А.И. Спиридовичем.3 Несмотря на то, что к теме революционного террора отечественные историки стали обращаться лишь в сравнительно недавнее время, проблема неоднократно затрагивалась в работах, посвящённых истории российского революционного движения. Разумеется, работы советского периода несли на себе печать времени, а их авторы были поставлены в жёсткие идеологические рамки. В советской историографии деятельность политической полиции в силу некоторых идеологических подходов в целом рассматривалась негативно. Тем не менее, встречались работы, в которых авторы старались Лонге Ж. Зильберт Г. Указ соч. С.3.

Лопухин А.А. Указ. соч. С.16.

Бурцев В.Л. В погоне за провокаторами; «Протоколы сионских мудрецов». М.,1991;

Савинков Б.В. Воспоминания террориста. М.,1990; Герасимов А.В. На лезвии с террористами.

М.,1991; Заварзин П.П. Работа тайной полиции. Париж, 1924, Жандармы и революционеры.

Париж, 1930; Новицкий В.Д. Из воспоминаний жандарма. Прибой, 1929; Спиридович А.И.

Записки жандарма. Харьков, 1928.

показать историю развития Департамента полиции, его устройство, методы работы. Так, П.А. Зайончковский одним из первых рассмотрел мероприятия царского правительства по преобразованию жандармско – полицейской системы как попытку верхов преодолеть кризис власти, а Н.П. Ерошкин раскрыл историю Департамента полиции в рамках общего курса истории государственных учреждений дореволюционной России.1 Ерошкин, описывая методы работы политической полиции, пришел к выводу, что деятельность охранок была направлена против большевистской партии и революционных выступлений рабочего класса и крестьянства.

В это время выходят исследования, посвящённые различным аспектам деятельности революционных партий. Значительный вклад в изучение этой проблемы внесли работы Б.В. Леванова, в которых он, используя значительный фактический материал, прослеживает противостояние двух социалистических партий – социал-демократов и эсеров. Автор, анализируя теоретические разработки лидеров ПСР, делает вывод о преобладании террора в деятельности эсеров, который затмил остальную работу этой партии, явившись почвой для произрастания провокации. Кроме партии с-р Леванов обращался также к революционной деятельности других партий, в том числе анархистов.2 О терроре как об основном методе партии социалистов – революционеров писал также К.В. Гусев. Автор, подробно изучив программу и тактику партии, считал, что этот метод борьбы привёл партию к кризису.3 Террористической деятельности партии эсеров посвящены многие исследования.4 К теме противостояния самодержавия и революционеров обращались не только историки, но и юристы. Д.И. Шинджигашвили в своей книге показывал систематизированную историю полицейских учреждений, делая, однако, упор на уголовную полицию. А.Н. Ярмыш создал на тот момент, на наш взгляд, наиболее детальную и комплексную работу, освещавшую деятельность Департамента полиции.5 За последнее десятилетие интерес к проблемам политического сыска царской России значительно вырос. Вышли монографии, в которых Зайончковский П.А. Кризис самодержавия на рубеже 1870-1880 гг. М.,1964; Ерошкин Н.П.

Самодержавие накануне краха. М.,1975.

Леванов Б.В. Из истории борьбы большевиков против эсеров. Л., 1974; Из истории борьбы большевиков с эсерами в 1903-1917 гг. Л.,1978; Леванов Б.В., Горчакова Л.Г. История московского анархизма (1905-февраль 1917 года) М.,2004; Из истории партий и общественнополитических движений России/ Ред. Леванов Б.В. М.,1992.

Гусев К.В. Партия эсеров : от мелкобуржуазного революционизма к контрреволюции.

М.,1975; Рыцари террора. М.,1992.

Касаров Г.Г. Партия социалистов – революционеров (конец ХIХ - февраль 1917г.) М.,1995;

Павлов Д.Б. Эсеры – максималисты в первой российской революции. М., 1989; Леонов М.И.

Эсеры в революции 1905-1907 гг. Самара, 1992; Террор в деятельности партии социалистовреволюционеров. М.,1999.

Шинджигашвили Д.И. Сыскная полиция царской России в эпоху империализма. Омск, 1973;

Ярмыш А.Н. Политическая полиция Российской империи 1880-1904. Харьков,1978.

исследуется политический сыск России, начиная с ХVIв. и заканчивая 1917г.

Предназначенные для широкого круга читателей, они в то же время снабжены профессионально составленным научно – справочным аппаратом. Среди них следует отметить работы Ф. М. Лурье, а также совместный труд отечественного учёного С.А. Степанова и канадского историка Ч. Рууда.1 Им удалось опровергнуть некоторые мифы, которые «окутывают» историю органов политического сыска. На широкий круг читателей, а также работников правоохранительных органов, слушателей учебных заведений системы МВД рассчитаны книги А. Ярмыша В. Жухрая.2 Тема терроризма является одной из самых разработанных за последнее время. Учёные стараются, проанализировав проблему с различных сторон, дать свою оценку этому феномену российской истории; на сегодняшний день существует около двухсот определений терроризма, и попытки дать общепринятое определение этому явлению продолжаются.3 Исследователи 90-х касались и таких аспектов террора, которые прежде не затрагивались в нашей научной литературе. О.В. Будницкий, Д.В.

Ольшанский в своих исследованиях обратили внимание на психологические черты террористов, затронув аспекты морально – психологического свойства.4 Исследование роли Московского охранного отделения в борьбе с революционным движением, его места в системе карательных органов дореволюционной России существенно облегчается наличием ряда работ, посвящённых деятельности политической полиции в целом. Наиболее масштабно весь период функционирования Департамента полиции, его основная деятельность, формы и методы работы, структура и функции рассмотрены в книге З.И. Перегудовой. Автор считает, что тайной полиции позволялось всё, что содействовало недопущению политических убийств и любых противоправительственных выступлений. Также под редакцией З.И.

Перегудовой вышел сборник воспоминаний руководителей политического сыска.5 Работу, основанную на большом количестве документального Ф.М. Лурье Полицейские и провокаторы: политический сыск в России. 1649-1917. М., 1998;

Лурье Ф.М., Перегудова Царская охранка и провокация// Из глубины времён, №3, СПб, 1992;

Степанов С.А., Рууд Ч. Фонтанка, 16: политический сыск при царях. М., 1993.

Ярмыш А.Н. Наблюдать неотступно. Киев, 1992; Жухрай В.К. Тайны царской охранки:

авантюристы и провокаторы. М.,1991.

Кошель П.А. История российского терроризма. М.,1995; Чаликова В. Терроризм. М.,1989;

Ферро М. Терроризм. М.,1998; Прайсман Л.Г. Террористы и революционеры, охранники и провокаторы. М.,2001 Будницкий О.В. История терроризма в России в документах, биографиях, исследованиях.

Ростов-на-Дону, 1996; Он же Терроризм в Российском освободительном движении. М., 2000;

Ольшанский Д.В. Психология терроризма. СПб, 2002.

Перегудова З.И. Политический сыск в России. 1880-1917. М., 2000; Она же Охранка. М.,2004.

материала, касающегося жизни и деятельности охранных отделений, издал С.Н. Галвазин.1 Многие современные исследователи, следуя веянию времени и «переоценке ценностей», так же истово, как когда-то возвышали деятельность революционеров в борьбе с самодержавием, оправдывая любые методы для достижения цели, поменяли «полярность» и с тем же рвением пишут теперь о трудной работе охранки в борьбе с революцией. В статье «Индивидуальный политический террор – что это?» Ф.М.Лурье пишет, что «вчерашние реакционеры сегодня видятся нам полезнее левых радикалов…с позиций сегодняшнего дня…мы обязаны причислить индивидуальный политический террор к уголовно наказуемым деяниям…».2 Крайне негативную оценку индивидуальному террору как явлению дали зарубежная исследовательница А. Гейфман и наш соотечественник А.И. Суворов.3 А. Гейфман утверждает, что террор практиковали все революционные партии. Правда, представляется преувеличением утверждение автора, что многолетний террористический прессинг настолько подавил государственных служащих, что они фактически без сопротивления капитулировали в марте 1917 г.4 По сути, книга Гейфман является обвинительным актом не только против терроризма, но и против террористов, хотя считать их всех злодеями и убийцами по природе не приходится. В то же время Н.А.Троицкий – блистательный историк революционного народничества – пишет, что народовольцы не убивали, а казнили своих обидчиков, коими считали императора и царских чиновников, а сопутствующие жертвы он называет случайными, подчёркивая, что народовольцы выбирали для терактов безлюдные места.5 Неоднозначность оценок свидетельствует, пожалуй, о том, насколько «горячей» остаётся тема терроризма и борьбы с ним, и насколько необходимо подходить к этой проблеме комплексно и объективно.

Кроме вышедших книг, статей и монографий, большой интерес представляют диссертации отечественных учёных – историков и юристов, посвящённые работе политической полиции, её деятельности и борьбе с революционным движением, а также современные исследования проблемы терроризма.6 Галвазин С.Н. Охранные структуры Российской империи. М., 2001.

Лурье Ф.М. Индивидуальный политический террор – что это?// Индивидуальный политический террор в России. ХIХ – начало ХХ в./ Сост. Морозов К.Н. М.,1996.

Гейфман А. Революционный террор в России 1894 – 1917. М.,2001; Суворов А.И.

Политический терроризм в России в ХIХ - начале ХХ веков и российское общество. М.,1999.

Гейфман А. Указ.соч. С.21 Троицкий И.М. III Отделение при Николае I. Хроники 3-х столетий. Л.,1990. С.32 Ефремов В.А. Сыск и политическая политика самодержавия/ Дисс…канд. юр.н. СПб., 1996;

Иванов А.В. Департамент полиции Министерства внутренних дел Российской империи1880г./ Дисс…канд. юр.н. М.,2001; Колесникова М.А. Эволюция карательной политики царизма в борьбе с освободительным движением России второй половины ХIХ/ Дисс…докт.

ист. н. Новгород, 1997; Леонов М.И. Партия эсеров в революции 1905-1907гг./ Дисс…докт.

Источниковую базу исследования составили как опубликованные, так и неопубликованные документы. В основе источниковой базы – материалы трёх фондов Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ) – Фонд 102 Департамента Полиции Министерства внутренних дел, Фонд 63 Московского охранного отделения и Фонд 1467 – Собрание узаконений и распоряжений Временного правительства, а также нормативные акты – Полное собрание законов Российской империи. Кроме материалов, связанных с наблюдением за революционным движением, борьбой с революцией в фондах содержатся документы, связанные с личным составом структур Департамента полиции и Московского охранного отделения, финансированием отдельных видов деятельности. Большой интерес представляет переписка Департамента с Московским охранным отделением.

Наиболее важным для исследования является фонд 63 Московского охранного отделения. Материалы этого фонда позволяют изучить структуру, личный состав, компетенцию и деятельность московской охранки, проанализировать эффективность противостояния Московского охранного отделения террористической деятельности революционных партий.

Ведомственная документация Департамента полиции, содержащаяся в фонде 102, включает в себя циркуляры, распоряжения и приказы. Особую ценность представляют собой циркуляры, которые являлись одной из основных форм руководства к действию органам политического сыска на местах. Циркуляры Департамента полиции под грифом «секретно» и «совершенно секретно» рассылались в охранные отделения, Жандармские полицейские управления и касались многих вопросов относительно тактики борьбы с революционным движением, деятельности различных партий.

К опубликованным источникам относятся сборники документов, созданные за прошедшее время, которые включают в себя материалы, касающиеся деятельности Департамента полиции и охранных отделений. Важными для изучения темы являются также материалы допросов должностных лиц и деятелей Департамента полиции.1 ист. н. М., 1995; Макаричев М.В. Политический и уголовный сыск России в конце ХIХначале ХХв./ Дисс…канд. ист. н. Саранск,2003; Орышак М.И. Террор в деятельности партии социалистов – революционеров./ Дисс…канд. ист. н. М.,1999; Перегудова З.И. Департамент полиции в борьбе с революционным движением./ Дисс…канд. ист.н. М.,1988; Тютюнник Л.И.

Департамент полиции в борьбе с революционным движение в России ХIХ-ХХ вв. (1880гг.)./ Дисс…канд. ист.н. М.,1986; Ярмыш А.Н. Политическая полиция Российской империи (1880-1904)./ Дисс…канд. юр. н. Харьков, 1978; Дикаев С.У. Терроризм: феномен, обусловленность и меры противодействия. / Дисс…докт. юр. н. СПб., 2004; Кудрина Н.Н.

Политический терроризм: сущность, формы, проявления, методы противодействия. / Дисс…канд. политол. н. СПб.,2000.

Большевики: Документы по истории терроризма с 1903 по 1916 год бывшего Московского Охранного отделения./ Ред. Горелов И.Е., 1990; За кулисами охранного отделения. Сборник статей. Берлин, 1919; Индивидуальный политический террор в России ХIХ – н.ХХв.

/Сост.Морозов К.Н. М.,1996; Падение царского режима: Стенографические отчёты допросов и показаний, данных в 1917г. чрезвычайной следственной комиссии Временного Источником, затрагивающим общие вопросы внутренней политики России в изучаемый период можно назвать периодическую печать: «Голос Минувшего», «Былое», «Московский еженедельник», «Революционная Россия», «Знамя труда», «Будущее» и т.д. Анализ периодической печати представляется важным источником при исследовании проблемы, поскольку в ней отражаются происходящие в обществе процессы в концентрированном виде.

Необходимым источником, требующим, правда, критического отношения являются воспоминания, мемуары и переписка деятелей политического сыска

– А.В. Герасимова, В.Ф. Джунковского, П.П. Заварзина, П.Г. Курлова, А.А.

Лопухина, А.П. Мартынова, В.Д. Новицкого, А.И. Спиридовича и др., а также мемуары представителей революционного и оппозиционного лагеря В.Л.

Бурцева, кадета П.Н. Милюкова, эсеров Б.В. Савинкова, В.М. Чернова, большевички Е.Д. Стасовой и деятелей полиции, которые были против методов работы полиции – М.Е. Бакая и Л.П. Меньщикова.1 Мемуары деятелей политической полиции и революционеров носят личностный, субъективный характер. Авторы стараются приукрасить свою деятельность и несколько преувеличивают свою роль. Тем не менее, благодаря им, мы узнаём жизнь политической полиции и революционного движения «изнутри».

Ценность этих источников заключается в том, что нам даётся возможность сопоставить суждения об одних и тех же событиях лиц, находящихся по разные стороны баррикад, оценить степень достоверности сведений, содержащихся в упомянутых материалах.

Тем не менее, при всём разнообразии имеющихся документов и исследований, в работах, посвящённых тактике индивидуального террора и деятельности политической полиции освещены не все проблемы.

Недостаточно изучена организация Московского охранного отделения, его компетенция, штат и нормативно – правовые основы деятельности, а также методы его работы. В период с конца ХIХ века происходит всплеск революционного насилия, которое использовали леворадикальные партии для достижения своих целей. Однако, они по-разному относились к тактике правительства./ Ред. Щёголев П.Е. в 7Т. М.-Л., 1924-1927; Политические партии и политическая полиция: Документальное исследование./ Ред. Энтин Э.М. Гомель, 1996;

Политическая полиция и политический терроризм в России (вторая половина ХIХ вв.)/ Ред.

Бордюгов Г.А. М.,2001 Герасимов А.В. На лезвии с террористами. М.,1991; Джунковский В.Ф. Воспоминания.

М.,1997; Заварзин П.П. Работа тайной полиции. Париж,1924; Курлов П.Г. Гибель императорской России. М., 1991; Лопухин А.А. Из служебного опыта: настоящее и будущее русской полиции. М., 1907; Мартынов А.П. Моя служба в отдельном корпусе жандармов.

Воспоминания. М.,2004; Новицкий В.Д. Из воспоминаний жандарма. Прибой, 1929;

Спиридович А.И. Записки жандарма. Харьков, 1928; Бурцев В.Л. В погоне за провокаторами.

М., 1991; Милюков П.Н. Воспоминания. М., 1990; Савинков Б.В. Воспоминания террориста.

М.,1990; Чернов В.М. Записки социалиста – революционера. Берлин, 1927; Стасова Л.А.

Страницы жизни и борьбы. М., 1995; Бакай М.Е. Из воспоминаний.//Былое №7, 1908;

Меньщиков Л.П. Охрана и революция. В 3-х частях. М., 1924-1932.

индивидуального террора, существует достаточно исследований по деятельности отдельных партий, но обобщающих работ недостаточно. В архивах содержится немало ранее не публиковавшихся документов, посвящённых внутреннему устройству и распорядку охранного отделения Москвы, циркуляров и распоряжений Департамента полиции, которые использовались при написании работы.

Таким образом, выбор темы данной темы был обусловлен как её научной значимостью, так и малоизученностью антитеррористической деятельности Московского охранного отделения.

Практическая значимость исследования состоит в приращении исторического знания по одной из важнейших тем отечественной исторической науки в общетеоретической перспективе. Материалы диссертации способствуют выявлению закономерностей, результатов использования радикальных методов борьбы, их воздействия на власть и общество. Фактический материал и выводы могут быть использованы в лекционных курсах и на семинарских занятиях.

Апробация диссертации. Основные материалы и выводы исследования использовались автором при чтении спецкурса «История терроризма», в ходе преподавания курса «История России ХIХ-ХХ вв., а также при написании научных статей.

II. Основное содержание диссертации.

Диссертация состоит из введения, двух глав, включающих в себя параграфы, заключения, приложения и списка использованных источников и литературы.

Во введении обосновывается постановка проблемы и подход к её изучению, актуальность, новизна выбранной темы, определяется цель и задачи исследования, даётся историографический обзор, характеризуются использованные источники.

Первая глава – «Индивидуальный политический террор леворадикальных партий» посвящена анализу индивидуального политического террора и тактике применения его леворадикальными партиями в России на рубеже ХIХ-ХХ веков.

В первом параграфе главы «Идеология и сущность политического терроризма в России» исследуется индивидуальный политический террор в Российской империи как явление общественно – политической жизни. Он был наиболее распространён в России во второй половине ХIХ – начале ХХ веков.

В настоящее время под политическим терроризмом принято понимать тактику политической борьбы с помощью грубого насилия, особенно убийств и других акций, угрожающих жизни и безопасности представителей власти и населения.

Существует мнение, что политический терроризм как некая система – явление достаточно новое, возникшее лишь в конце прошлого столетия. В каком-то смысле это так: «философия бомбы» - сравнительно новая доктрина.

Вместе с тем в истории хватает примеров массового уничтожения политических противников. В России путем террора оппозиционные экстремистские элементы стремились подтолкнуть ход истории, радикально изменить существующий строй, в корне обновить жизнь общества.

Политический террор рассматривался ими в качестве эффективного средства запугивания противника, парализации его воли, устранения наиболее видных политических и общественных деятелей, чтобы дестабилизировать внутриполитическую обстановку и создать благоприятные условия для захвата власти или же получения серьёзных уступок от правительства, а также как средство активизации массового движения. Важную роль в террористической борьбе играли также мотивы личной мести властям.

Социальной средой терроризма была интеллигенция. «Народная воля»

стала прообразом для последующих (и не только российских) террористических организаций. Историки пришли к выводу, что незавершённость реформ толкала наиболее радикальных революционеров к решительным действиям. Недовольство существовавшим государственным строем побуждало к теоретическим разработкам идеального государства.

Отсюда и выросло единоборство интеллигенции с самодержавием.

Интеллигенты часто были субъективны и выражали свои интересы – интересы образованных или полуобразованных людей, стремящихся к самореализации и для начала – к устранению внешних для этого препятствий.

Террористы – революционеры убивали представителей ненавистного им политического режима в расчёте на пропагандистский эффект. Радикально настроенная часть русского общества не сомневалась в том, что народы, населяющие Россию, с нетерпением ожидают сигнала, по которому тут же поднимутся против царя и помещиков, чиновников и фабрикантов, хотя народ не собирался восставать ради непонятных ему призывов. Убедившись в консервативности крестьян, народники обратились к индивидуальному политическому террору. Акты «освободительной борьбы» получали моральную поддержку интеллигенции и сочувствие либеральной общественности. Потрясало «жуткое, нездоровое единодушие, с которым вся оппозиция, и социалисты и либералы, отказывались осудить террор», - писала бывшая революционерка А. Тыркова-Вильямс.1 Некоторые либералы начала ХХ века анализируя проблему нравственной мотивации террора, обвиняли правительство, которое само провоцировало выступления против себя. Так, П.Б. Струве писал: «Условием, которое с исторической необходимостью породило и порождает революционный террор, является в нашей стране бессилие общественного мнения, закона и права…Русский террор вынуждается постоянным игнорированием права государством, в то время как оно обязано не просто подчиняться праву, как отдельные лица, оно обязано блюсти право».2 Власть же полагала, что нигилистов скорее образумят строгие меры. На вполне безобидные действия и выступления либерального толка она отвечала репрессиями, тем самым способствуя развитию леворадикальной оппозиции.

Тыркова-Вильямс А. Воспоминания. М.,1988. С.325-326 Струве П.Б. Patriotica. СПб, 1911. С. 28, 153

В результате она только настроила против себя интеллигенцию и либералов:

ссылки без суда, каторга, жестокие приговоры народникам – пропагандистам, смертные приговоры революционерам на основании показаний провокаторов.

Кроме того, влияние террористических идей было чрезвычайно велико в обществе. Люди, прибегающие к убийству во имя царства справедливости, сами идущие во имя этих идей на смерть, не могли не вызывать уважения.

К тому же, террористов привлекал этот путь ещё и тем, что он был прост и понятен, казался наиболее рациональным и даже гуманным. В самом деле – или тысячи жертв массовой революции, или точно нанесённый удар по «виновникам» народных страданий. Беспорядочное использование насилия, столь характерное для России в предреволюционный период, распространилось в последующие десятилетия далеко за пределы Российской Империи.

П.А. Столыпин активно включился в борьбу с терроризмом.

В речи на заседании II Государственной думы он так оценил угрозу террора:

«Правительство с полным спокойствием, с сознанием своей правоты, может ответить только двумя словами: не запугаете». В другой думской речи Столыпин заявил: «…там, где аргумент – бомба, там, конечно, естественный ответ – беспощадность кары».1 Начало ХХ века – этап массового террора, когда широко распространился так называемый безмотивный террор. После начала революции среди хаоса и насилия человеческая жизнь сильно упала в цене. И если до 1905 года экстремисты тщательно выбирали своих жертв среди тех чиновников и членов правительства, которых они считали наиболее злостными притеснителями народа, то после террор проводился без особого разбора.

Мишенью становились так называемые «сторожевые псы старого порядка» любой государственный служащий, предприниматель, мелкий собственник, служитель церкви и т.д.

А.Гейфман утверждает, что в ХIХ веке каждый акт революционного насилия был сенсацией. После же 1905 года такие террористические нападения стали совершаться так часто, что многие газеты перестали печатать подробности каждого из них. Вместо этого в газетах стали появляться целые разделы с перечислением совершённых актов насилия. Убийство становилось нормальным средством политической борьбы. Это ещё одна сторона «воспитательного» воздействия терроризма – общество привыкло к насилию.

Большинство либералов, сочувствующих террористам, искренне верили, что чиновники заслужили свою участь, вспоминая жестокости военно – полевых судов. Хотя, если сравнивать количество осуждённых и казнённых по приговору военно – полевых судов и количество жертв террора, то последних будет гораздо больше.

В этой ситуации полицейские оказались без поддержки населения и испытывали постоянную недоброжелательность с его стороны. После Столыпин П.А. Речи: 1906 – 1911. Нью-Йорк. 1990. С.159 сообщений о теракте чаще звучало сочувствие революционеру, который «попался», чем жертве преступления или её родственникам.

Таким образом, борьба государства с террористической деятельностью шла с переменным успехом – после удачного покушения на представителя власти следовало усиление политической реакции и очередной виток репрессий, что в свою очередь ожесточало революционеров.

Второй параграф «Тактика индивидуального политического террора леворадикальных партий» посвящён рассмотрению террористической деятельности леворадикальных партий: эсеров, эсеров – максималистов, социал-демократов и анархистов.

В партии социалистов – революционеров применением тактики террора занималась Боевая организация. Она пользовалась полной технической и организационной самостоятельностью и была автономной единицей, почти независимой от партии. Эсеровский террор использовали в качестве одного из веских аргументов для достижения политических целей; именно на террор партия возлагала свои основные надежды. Это влияло и на очередные лозунги партии, и на направление ее практической деятельности.

Террористическую деятельность эсеры рассматривали не только как средство дезорганизации правительственного аппарата, но и как средство пропаганды и агитации, подрывающей авторитет правительства. При этом они подчеркивали, что индивидуальный террор - отнюдь не «самодовлеющая система борьбы». Террористические действия должны не заменить, а лишь дополнить массовую борьбу. Пропагандируя и защищая тактику индивидуального террора, социалисты-революционеры доказывали, что «толпа» якобы бессильна против самодержавия. Против «толпы» у него есть полиция и жандармерия, а вот против «неуловимых» террористов ему не поможет никакая сила.

Однако успешно завершить решение проблем эсеры не смогли из-за крайней противоречивости теории, программы и тактики партии, склонности к экстремизму, возрождения террористической традиции. Революционное движение породило террор, террор углубил революционную ситуацию и стал одним из очевидных ее проявлений. Террор и рождение Боевой организации были объективным результатом политического и социально-экономического состояния страны, отражением глубокого недовольства в обществе самодержавным строем.

Надежды запугать правительство и прекратить жестокие репрессии против революционеров не оправдались; напротив, террористические акты привели к усилению правительственных репрессий, сотни революционеров сидели в тюрьмах и подвергались издевательствам. Не стал индивидуальный террор и действенным средством охраны партии от провокаций и предательства. Более того, увлечение террористической тактикой нанесло тяжёлый удар по престижу партии, чуть ли не поставило под вопрос само её существование.

Эсеры - максималисты считали применение политического террора одним из самых действенных способов воздействия на власть. Они откололись от эсеров и оформились в октябре 1906 в «Союз социалистов – революционеров максималистов». Их теория представляла собой смесь левого народничества и анархизма. В тактике борьбы Союз социалистов – революционеров максималистов «признавал все формы борьбы, от стачек, бойкота до террористических актов против наиболее видных представителей политического и экономического гнёта и уничтожения политических учреждений…».1 Эсеры – максималисты осуществили один из самых кровавых терактов в истории русского революционного движения – взрыв дачи П.А. Столыпина в день приёма посетителей, а также самую крупную экспроприацию – ограбление Московского общества взаимного кредита, когда партийную кассу за 15 минут пополнили 875 тыс. рублей и захват казначейских сумм в Фонарном переулке в Петербурге. Однако, московская охранка шла буквально по пятам максималистов и, в конце концов, их выступления постепенно прекратились.

Иное отношение к террору имела российская социал – демократия, основывавшаяся на марксистском политическом учении. Его основоположники уделяли проблеме революционного насилия самое пристальное влияние. Следует подчеркнуть, что они считали необходимым использовать все формы борьбы в зависимости от складывавшейся обстановки, но террор всё же второстепенным методом защиты революции.

Социал-демократы долго сопротивлялись самой идее террористической борьбы. В мае 1901 года В.И. Ленин писал по – поводу индивидуального террора в статье «С чего начать?»: «Мы решительно объявляем такое средство борьбы при данных обстоятельствах несвоевременным, нецелесообразным, отвлекающим наиболее активных борцов от их настоящей, наиболее важной в интересах всего движения задачи, дезорганизующее не правительственные, а революционные силы.»

Но в той же статье он пишет: «Принципиально мы никогда не отказывались и не можем отказаться от террора».2 Летом 1903 года ко II съезду РСДРП, В.И. Ленин подготовил специальную резолюцию: «Съезд решительно отвергает террор, т.е. систему единичных политических убийств, как способ политической борьбы в высшей степени нецелесообразной в настоящее время, отвлекающий лучшие силы от насущной и настоятельно необходимой организационной и агитационной работы, разрушающий связь революционеров с массами революционных классов населения, поселяющий и среди самих революционеров и среди населения вообще самые превратные представления о задачах и способах борьбы с самодержавием».3 Уже тогда Ленин противопоставил Программа Союза социалистов – революционеров максималистов. (1906г.) // Программы политических партий России конца ХIХ – начала ХХ вв. / Сост. Кривенький В.В., Тарасова Н.Н. М., 1995. С.227 Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т.5 С.7-8.

II съезд РСДРП. Июль – август 1903 г. Протоколы. М.,1959, С.453.

индивидуальный террор и массовый, способный, по его мнению оказать реальное влияние на власть.

Анализируя последствия индивидуального террора, Ленин пришёл к выводу, что тактика индивидуального террора прежде всего выгодна царскому правительству, т.к. с одиночками справиться легче, чем с восставшим народом, поэтому ему выгодно провоцировать революционеров, отвлекая их от организации массового восстания.

Анархисты применением терактов устрашали многие государства. Их взгляды были широко распространены среди революционеров ещё в 70-е годы ХIХ века. Как самостоятельное общественно – политическое движение анархизм в России оформился в начале ХХ в. Наибольший пик активности анархического движения приходится на 1907 год. Анархистские группы были сравнительно немногочисленны, однако все они были достаточно активны – большая часть жертв террористических актов начала века «на совести»

анархистов. Правда, многие криминальные элементы прикрывались их именем, оправдывая свои деяния.

П.А. Кропоткин, один из идеологов анархизма, в письме товарищу раскрыл своё отношение к террору: «Террор – ужасная вещь, есть только одна вещь хуже террора: это – безропотно сносить насилие, - цитировал он Кравчинского, - террор понимают только те, кто переживает аффекты, вызывающие его».1 Он считал терроризм неизбежным спутником революционного движения. Террор должен расти снизу, дело же революционера–анархиста принять в нём участие. Централизованный террор не эффективен, если приводит к изменениям лишь в политической сфере, не сопровождаясь радикальными изменениями экономической структуры общества.

Тем не менее, анархический террор, которого так боялись во всём мире, не смог добиться своих целей, ни один государственный строй не был свергнут, богатых меньше не стало. А из-за сомнительных средств, к которым прибегали анархисты, они восстановили против себя и социалистические партии.

Вторая глава исследования «Политическая полиция Москвы в борьбе с террористической деятельностью леворадикальных партий» посвящена противостоянию государства политическому террору и революционному насилию чётко отлаженной системой полицейских мероприятий. На переднем фланге борьбы с террором в России с конца ХIХ века стояли Департамент полиции и охранные отделения. Широта, массовость и натиск революционного движения непосредственно влияли на организационную структуру, методы, формы, приёмы и средства работы карательно – розыскного аппарата в целом и Московского охранного отделения как его важнейшей части. В условиях усиления практики применения террора революционными организациями, совершенствование полицейского аппарата Кропоткин П.А. – Чайковскому Н.В. 2 февраля 1895г.// Русский исторический архив.

Сборник первый. Прага, 1929. С.307.

шло по пути реорганизации органов, расширения штатов, увеличения полномочий, а также разработки новых методов борьбы с ним.

В первом параграфе главы «История создания политической полиции»

рассматривается эволюция структуры и форм работы политической полиции для наилучшего противодействия антиправительственным выступлениям.

Политическая полиция Российской империи – ровесница самого государства. На рубеже ХІХ – ХХ веков она занимала одно из важнейших мест в системе государственных учреждений России. Это объясняется тем, что рост революционного движения и терроризма заставлял императора и правительство принимать меры по сохранению строя и безопасности, усиливая органы политического сыска. В свете последних событий, когда наша страна, да и весь мир сталкивается с проблемой террористических акций, можно обратиться к опыту царских спецслужб, которые эффективно противостояли этому социально – политическому явлению.

Относиться к сыску можно различно, но отрицать его необходимости нельзя, отчего он и существует без исключения во всех государствах Старого и Нового света, причём техника его везде одинакова, но чем демократичней конституция в стране, тем уже сфера розыскной деятельности в политическом отношении. Под понятием «политический сыск» в конце ХІХ века подразумевались действия, направленные к выяснению существования революционных и оппозиционных правительству партий и групп, а также готовящихся ими различных выступлений как-то: убийств, грабежей, называемых «экспроприациями», агитации и прочее, а с 1914 года, в особенности, шпионажа и пропаганды в пользу австро-германского блока.

3 июля 1826г. было создано III Отделение собственной его императорского величества канцелярии, ориентированное на политический сыск и слежку не только за действиями, но и за мыслями всех жителей России. Стала создаваться «военно–полицейско-бюрократическая система». Роль политической полиции с этого дня необыкновенно выросла. Офицеры корпуса жандармов стали наделяться правами абсолютного контроля за всеми сторонами жизни. А глава политического сыска – шеф корпуса жандармов и III отделения отныне оказался лицом, наиболее приближённым к императору.

24 июля 1880 г. появилось новое учреждение – Департамент государственной полиции. Официально, по закону главной задачей Департамента полиции считалось «предупреждение и пресечение преступлений и охранение общественной безопасности и порядка».1 Однако руководители Департамента полиции и его местных органов толковали эту формулировку весьма широко. Они стремились обнаружить и пресечь деятельность революционеров, революционных организаций, нелегальных политических партий, боролись с рабочим и крестьянским движением, следили за лицами, находящимися под полицейским надзором, за политзаключёнными и ссыльными, а также российскими подданными за границей и иностранцами в России, за общественными, культурными и Свод законов Российской империи. Т.1. Ч.11. 1906. С.362.

культурно-просветительными учреждениями, легальными политическими партиями, учебными заведениями и национальным движением, ведали уголовным розыском, надзирали за исполнением правил о паспортах, за гостиницами и трактирами. Департамент полиции и его местные органы отвечали за охрану царя, контролировали изготовление, хранение и перевозку взрывчатых веществ, следили за исполнением фабрично-заводских законов.

3 декабря 1882 года по докладу министра внутренних дел графа Д.А.

Толстого утверждается положение «Об устройстве секретной полиции в Империи». Второй параграф был посвящён созданию сети охранных отделений по образцу существующих в столицах: первое охранное отделение было создано ещё в 1866г. при канцелярии петербургского градоначальника, после выстрела Каракозова, а второе – в 1880г. при канцелярии Московского обер-полицмейстера, к 1914 году в России существовали охранные отделения уже в 26 городах.

23 мая 1887г. министр внутренних дел подписал «Инструкцию состоящему в Управлении Петербургского градоначальника отделению по охранению общественной безопасности и порядка в столице», в которой намечались основные задачи столичных охранных отделений.

В результате сложилась система политического сыска, в ту пору не знавшая себе равных по размаху агентурной сети. Под охранным отделением, или охранкой, как его прозвали впоследствии, было принято подразумевать всю политическую полицию. Возможно, это произошло потому, что слово «охранка» лучше всего характеризовало главную задачу тайной полиции – охранять, защищать государственный строй. Радиус действий охранных отделений отнюдь не совпадал с каким бы то ни было административным делением государства.

Во втором параграфе «Создание Московского охранного отделения»

проанализированы структура, штаты и компетенция московской «охранки», показана роль руководителей в совершенствовании форм и методов, используемых в борьбе с терроризмом. Она приобрела наибольшую известность в конце девятнадцатого столетия. Её руководителям удалось при небольшом аппарате «опутать» всю страну сетью секретной агентуры.

Московское охранное отделение находилось в Гнездниковском переулке и распространяло свою деятельность далеко за пределы Москвы и Московской губернии.

В обязанности Охранных отделений входило обнаружение тайных типографий, запрещённой литературы, фальшивых документов, наблюдение за местами скопления людей и выявление умонастроений во всех слоях российского общества. А также розыск лиц, совершивших или могущих совершить противоправительственные действия. Часто охранке необходимо было долго наблюдать за подозреваемой революционной группой, прежде чем приступать к решительным действиям. По окончании обследования группа чаще всего ликвидировалась, т.е., лица, в неё входившие, обыскивались, а когда нужно было по ходу дела, то и арестовывались.

Революция 1905-1907 гг. показала, что необходима реорганизация органов политической полиции.

В январе 1905 г. Московское охранное отделение вошло в Московское градоначальство, хотя в своей деятельности сохранило определённую самостоятельность. Структура и штаты утверждались Департаментом полиции.

14 декабря 1906 года Московское охранное отделение превратилось в Московское (Центральное) районное охранное отделение, объединившее под своим началом тринадцать губерний центральной части России (Архангельскую, Владимирскую, Вологодскую, Калужскую, Костромскую, Московскую, Нижегородскую, Орловскую, Рязанскую, Смоленскую, Тверскую, Тульскую и Ярославскую) с их Охранными отделениями и Жандармскими управлениями. Должность начальника Московского охранного отделения совместили с должностью начальника Районного охранного отделения.1 Просуществовав семь с половиной лет, центральное охранное отделение 1 марта 1914 года было расформировано, и все составляющие его части вновь обрели самостоятельность. Такого рода преобразования в системе Охранных отделений продолжались вплоть до Февральской революции.2 В третьем параграфе «Методы работы охранного отделения Москвы»

анализируется использование и совершенствование основных форм и методов противодействия революционным террористическим организациям.

Рассмотрены наиболее действенные методы – перлюстрация, наружное и внутреннее наблюдение.

Перлюстрация, т.е. секретное ознакомление с письмами без ведома корреспондентов и адресатов, было одним из вспомогательных средств сбора информации. При императоре Александре III Министерство Внутренних дел, в интересах охранения порядка и безопасности в Империи, этим методом стало активно пользоваться, хотя правительство никогда не узаконивало перлюстрации, поскольку вскрытие частной корреспонденции являлось нарушением правил всемирного почтового союза и лица, виновные в подобном преступлении, подвергались повсюду тяжким наказаниям. Тем не менее, перлюстрация была эффективным способом получения ценной информации о революционном подполье. Она помогала выявлять связи революционеров – террористов, их местонахождение и роль в партийной организации. Из писем с подозрительным или нелегальным содержанием снимались три копии: одна оставалась при цензуре, вторая шла к высшему административному лицу, третья – обязательно в Департамент полиции;

подлинник письма отправлялся по назначению.3 ГАРФ. Ф.102. Оп.262. Д.10. Л.1 Лурье Ф. Полицейские и провокаторы: политический сыск в России 164 – 1917. М. 1998.

С.194 Бакай М.Е. Из воспоминаний.//Былое №7, 1908. С.121.

Перлюстрация как метод наблюдения и борьбы с революционерами была достаточно действенна, но незаконна. На каждое ухищрение подпольщиков перлюстраторы отвечали чётко слаженной и организованной работой.

Одним из эффективных методов охранного отделения также являлся метод наружного наблюдения. Агентура наружного наблюдения появилась уже при возникновении отделений. Специальная «Инструкция по наружному наблюдению» 1902 года была переработана и дополнена и разрослась в обширнейшую (75 параграфов) инструкцию, утверждённую самим председателем Совета министров и министром внутренних дел П.А.

Столыпиным в 1907 г.

Отдел наружного наблюдения Охранного отделения состоял из заведующего, участковых квартальных надзирателей, вокзальных надзирателей и филеров. В распоряжении этого же отдела московской охранки находился конный двор, все извозчики которого состояли на службе в Департаменте полиции. Участковые надзиратели наводили справки об интересовавших охранку лицах и поддерживали связь с филерами.

Вокзальные надзиратели присутствовали при прибытии и отправлении поездов и в случае необходимости задерживали выслеженных филерами лиц.

При Московском охранном отделении Е.П. Медниковым был создан Летучий отряд филеров, в момент создания он насчитывал 30 человек. А к 1917 году при Московском охранном отделении было уже около 80 штатных филеров. В результате деятельности филерской службы были сорваны многие революционные террористические акции. При наблюдении выслеживались члены организаций, лица, проживающие нелегально, бежавшие из места ссылки; при помощи филеров арестовывались члены партийных кружков, нелегальных типографий.

Работа агентов наружного наблюдения нанесла ощутимый урон подпольному движению, однако в революционных кругах довольно быстро выработали свои методы обнаружения агентов, умение избегать встреч с ними, уходить из-под наблюдения. В результате принятых революционными организациями мер, эффективность службы наружного наблюдения уже с 1909 г. заметно снижается.

Пожалуй, самым действенным методом борьбы с революционными организациями руководители Московского охранного отделения считали внутреннее наблюдение и провокацию. Благодаря этому способу охранка получала информацию о планах и намерениях членов революционных террористических организаций. Это объяснялось тем, что революционные террористические партии соблюдали достаточно жёсткую конспирацию, поэтому получить сведения об их деятельности можно было только от лиц либо входящих в революционные партии, либо «близко стоящих» возле неё.

С политической полицией понятие «провокация» стали связывать лишь в ХХ веке. Наряду с внутренним наблюдением, она стала важнейшим способом получения информации о планах и намерениях членов революционных террористических организаций.

Характер деятельности агента заставлял его балансировать между законом и провокацией. Тайным секретным агентам предписывалось избегать нарушения законов, исполнять роль пассивных наблюдателей, однако, в этом случае информация была крайне скудна – члены террористических и экстремистских организаций соблюдали строгую конспирацию, действовали крайне жёстко в отношении заподозренных в «двойной игре». В связи с этим в специальной секретной инструкции признавалось, что для сохранения своего положения агенты должны не уклоняться от активной работы.

В начале ХХ века практически не осталось ни одной подпольной организации, о которой бы не знала тайная полиция. Политический сыск империи вырос профессионально и укрепился, на него отпускались громадные средства, но против массового революционного движения он оказался бессилен – несмотря на все усилия ему не удалось предотвратить Февральскую революцию. Бывший министр внутренних дел А.Д.

Протопопов, давая показания в Следственной комиссии, говорил о революции и невозможности полиции что-либо предпринять в связи с этим: «Движение это рисовалось мне таким образом, что вся Россия – взбаламученное море, и притом – где слои, которые были бы довольны? Таких нет. Где слои, на которые можно было бы опираться, которые внушали бы доверие? Таких нет,

- вот какую картину представляла вся Россия…я не ожидал, что войска встанут на сторону восставших…ведь у нас в войсках нет агентов».1 В заключении излагаются основные выводы диссертационного исследования.

В наши дни уровень и тенденции распространения терроризма в мире поставили это негативное социальное явление в один ряд с самыми серьёзными проблемами человечества.

Как специфическое явление общественно – политической жизни терроризм имеет свою длинную историю, без знания которой трудно понять истоки и практику терроризма, хотя, у современного террора уже нет его прежней романтичной идеологической оболочки, ведь мотивы действий большинства современных террористических организаций, групп и отдельных лиц весьма далеки от «высоких идеалов».

Основные причины терроризма – социально-экономическое и политическое неравенство, национальная, расовая, религиозная дискриминация. Со второй половины ХIХ века он становится постоянным фактором общественной жизни, превращаясь в одну из опасных по своим масштабам, непредсказуемости и последствиям общественно-политических и моральных проблем, с которыми человечество вошло в ХХI столетие.

Терроризм являлся реальной угрозой для национальной безопасности Российской империи и в изучаемый период. Особенно «чувствительными»

для правительства были случаи применения индивидуального политического террора, направленного на представителей власти. Громкие убийства Падение царского режима. Т.1. Изд.2. С.39-40.

великого князя Сергея Александровича, министра внутренних дел В.К. Плеве, председателя Совета министров П.А. Столыпина и др. заставляли правительство делать ответные шаги, чаще всего ужесточая репрессивную политику, совершенствуя структуру политической полиции и методы борьбы с терроризмом. Это, в свою очередь порождало новую волну недовольства и вынесение новых смертных приговоров сановникам.

В России применение индивидуального политического террора приняло широкие масштабы и достигло совершенных организационных форм.

Политической борьбой без массовой поддержки могла быть, по мнению революционеров, только индивидуальная террористическая борьба – наиболее действенный способ добиться смены неугодного сановника при ограниченных силах.

Новая тактика антиправительственной борьбы вызывала в верхах панику, новые формы революционного движения загоняли политическую полицию в тупик, заставляя искать новые способы противостояния.

Правительство разрабатывало для борьбы со столь серьёзным противником достаточно действенные методы. На наш взгляд создание охранных отделений было достаточно эффективным средством борьбы с терроризмом на местах. Революционный терроризм начала ХХ века стал мощным катализатором развития органов политического розыска Российской империи, что проявилось в совершенствовании структуры, форм и методов работы Московского охранного отделения. Охранное отделение, благодаря секретной агентуре, в последние годы знало практически обо всём, что происходит в революционном подполье. Если бы полностью было разгромлено и уничтожено подполье, то охранке очень трудно было бы следить за зарождением новых движений против царского правительства. Старые организации, стоявшие под постоянным наблюдением, пусть даже и совершавшие время от времени террористические акты, были куда лучше.

Охранники должны были показывать царю и его окружению, что опасность велика, что жертвой применения индивидуального террора может быть любой сановник, и что только охранка с её пусть противоречивыми, но всё же действенными методами спасёт царя и самодержавие, и всеми силами старались доказать это.

Таким образом, власть сама способствовала возникновению и укреплению терроризма. Она признавала террористов равными себе противниками, что придавало террористам уверенности в своих силах. Государство своими преследованиями ожесточало молодых людей, которые считали себя борцами за свободу и справедливость.

Со второй половины 1907г. явственно обнаружилось охлаждение общества к тактике индивидуального террора. Измельчание террора, бесчеловечность ряда покушений, экспроприации, разоблачение Азефа – эти и другие обстоятельства сделали террор непривлекательным для большинства даже поддерживающих его. Террор показал не только свою политическую несостоятельность, но и значительное негативное воздействие на развитие общества, на формирование психологии и нравственности молодого поколения. Жизнь убедительно доказала, что это бесперспективный и гибельный путь политической борьбы, который только тормозил развитие Российского общества Несмотря на эффективные методы борьбы с революционным террором, охранное отделение не справилось с основной своей задачей – охранением порядка в государстве, не смогло предотвратить революцию. Политическая полиция оказалась в сложной ситуации – ведь её основная работа была направлена именно на борьбу с революционным движением.

В ХХ веке спектр мотивов для использования террористических актов как средства борьбы существенно расширился. Если русские народовольцы, первомартовцы и эсеры рассматривали террор как самопожертвование на благо общества, то для современных террористов он является способом самоутвердиться и добиться своих целей, ни о каком «благе общества» здесь говорить не приходится. Его применение наносит определённый ущерб освободительному, демократическому движению в той или иной стране, дестабилизируя общество (часто на это и рассчитывают те, кто его использует). Сам же индивидуальный террор явно деградирует, порой вплотную приближаясь к обычной уголовщине.

Волна терроризма, захлестнувшая нашу страну в последние годы, заставляет власть уделять большое внимание этой проблеме, вынуждая заниматься разработкой стратегии и тактики борьбы с террором. В то же время полезно обратиться к истории. Некоторые методы борьбы с террористами, которые использовала Московская охранка с конца ХIХ века вплоть до Февральской революции, на наш взгляд, можно взять на вооружение и в наши дни. Однако, как показывает история, любые попытки силового решения проблемы терроризма могут принести только временный успех. Система противодействия проявлению терроризма должна не «мериться силой» с террористами, а стараться «развенчать» саму идею применения политического терроризма. История, как известно, повторяется как трагедия и как фарс. Чтобы не повторять ошибок прошлого, важно усвоить её уроки.

Список научных публикаций по теме диссертации

1. Горбачёва И.М. Деятельность политической полиции России в конце ХIХ – начале ХХ веков. // Гуманитарные науки. Сборник статей. Выпуск

19. М.,2002. С.10-16.

2. Горбачёва И.М. Политическая полиция России на рубеже ХIХ – ХХ вв.// Проблемы отечественной истории. Сборник статей. Выпуск 2. М.,2003.

С.93-104.

3. Горбачёва И.М. Борьба Московского охранного отделения с террористической деятельностью леворадикальных партий (конец ХIХ – начало ХХ вв.). // «Чёрные дыры» в Российском законодательстве. №3.

М.,2006. С.414-424.






Похожие работы:

«285 Очерки истории гражданской войны на Дону шийся общей панике Ревком обратился к Советскому командованию за помощью. Соответствующие распоряжения были направлены Саблину и Петрову. Со станции Чертково на помощь Донревкому проследовал в Кам...»

«78 ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА 2011. Вып. 4 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ УДК. 372.882.161.1 Ю.А. Сухорукова, Н.П. Хрящева ТРАНСФОРМАЦИЯ ПРИНЦИПА "ПОЭМНОСТИ" В НОВЕЛЛЕ К.Г. ПАУСТОВСКОГО "РАВНИНА ПОД СНЕГОМ" Трансформация принципа "поэмности" в новелле Па...»

«Электронный научно-образовательный журнал ВГСПУ "Грани познания". №6(20). Декабрь 2012 www.grani.vspu.ru и.Г. ДЕряГиНа (Волгоград) британсКая имперсКая идея: историографичесКий аспеКт (на примере колониз...»

«Светлой памяти Бориса Борисовича Пиотровского посвящается Издание этой книги осуществлено при поддержке Березовского межрегионального некоммерческого благотворительного Фонда памяти светлейшего князя Александра Даниловича Меншикова Президент Фонда — СВ. Филиппов Н.В. Калязи...»

«Участие саровчан в войнах ХХ века. Среди бесконечного многообразия исторических тем есть особая – тема военных потерь. Тема, обагренная кровью, пропахшая порохом, где за каждой цифрой – грохот сражений и тишина братских могил. В двадцатом в...»

«Дмитрий Соколов-Митрич Издательство "Манн, Иванов и Фербер" Москва, УДК 004.7:304 ББК 60 С59 Фото автора на обложке предоставлено Дмитрием Селевко Соколов-Митрич, Д. В. С59 Яндекс.Книга / Дмитрий Соколов-Митрич — М : Манн, Иванов и Фербер, 2014. — 368 с. ISBN 978-5...»

«УДК 1(091) Вестник СПбГУ. Философия и конфликтология. 2017. Т. 33. Вып. 1 В. Ю. Быстров, В. М. Камнев ИСтоРИко-ФИЛоСоФСкИе ПРобЛеМы в отечеСтвеННой жУРНаЛИСтИке 1917–1922 годов1 В статье рассматривается формирование отечественного профессио...»

«Пояснительная записка Цели программы: развитие основных физических качеств и способностей, укрепление здоровья, • расширение функциональных возможностей организма;освоение знаний о легкой атлетике, ее истории и современном развитии, роли в • формировании здорового образа жизни;освоение и совершенствова...»

«Руководство пользователя Оглавление Комплектация Важная.информация Начало.работы Быстрый.старт Ваш.Телефон Мои.друзья Сообщения Телефон История.вызовов Родительские.настройки Установка.кражи Настройки Запрет.в.школе Позиционирование.телефона Мелодии.звонка Дополнит...»

«Библиотечный туризм: лето — лучшее время для путешествий Подготовлено с использованием музейных справочников, информресурсов, представленных в Интернет Составитель В. Г. Крикуненко Местность Город Канев, Каневский район, Черкасская область...»

«АДМИНИСТРАЦИЯ ГОРОДА ПСКОВА Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Социально-экономический лицей № 21 имени Героя России С.В.Самойлова"УТВЕРЖДАЮ СОГЛАСОВАНО РАССМОТРЕНО Директор лицея Зам.директора по УВР на засед...»

«Миличевич Предраг ТОВАРИЩИ МОИ Москва "Молодая гвардия" 1983 г Предисловие доктора исторических наук В.В.Зеленина СЛОВО К ЧИТАТЕЛЯМ 24 апреля 1929 года из загребской тюрьмы были выведены двое заключенных, прикованных друг к другу наручниками. Под конвоем пары жандармов их...»

«С позволения руководителей Омской областной общественной организации Польский культурно-просветительский центр Полонез и уважаемых авторов исторического исследования, проведенного к 180-летию А.И. Деспот-Зеновича, публикуем для саргатчан и жителей Саргатского района на сайте Администрации Саргатского городского поселения м...»

«УДК 340.1 Шингарева Наталья Викторовна кандидат юридических наук, доцент кафедры истории государства и права Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя shingareva@list.ru Natalya V. Shingareva Candidate of Law Sciences, the associate professor of history of state and law of the Moscow university Ministry of Internal Affairs of Russia of V....»

«Министерство культуры Красноярского края Министерство образования Красноярского края Государственная универсальная научная библиотека Красноярского края Красноярский государственный педагогический университет им. В. П. Астафьева "Россия – Сибирь – Красноярский край" VIII Краеведческие чтения ПРОГРАММА...»

«Моголикий ПЕРУ, ГАЛАПАГОСЫ, ПАСХА. Лима-Куско-Пуно-Лима-Гуаякиль-Галапагосы-Кито-Лима-Пасха-Сантьяго 22 дней – 21 ночь День 1: ЛИМA Прибытие в Лиму. Встреча, трансфер и pазмещение в отеле 4* "Casa Andina Select" или той же кат...»

«Использование программы COSEM Client для работы со счётчиками ADDAX Руководство пользователя ADD-GRUP ООО "Матрица" COSEM Client для счтчиков ADDAX. Руководство пользователя История документа Версия Дата Автор Комментарии Оригин...»

«С.Л. Василенко Случайность и "золотая" пропорция в системе "хаос–порядок" Исторически слово "хаос" появилось в греческой мифологии (греч. chaos) и буквально означает беспредельно первобытную массу, из которой впоследствии образовалось все существующее. В повседневной жизни хаотичность характеризует...»

«П.Л. Белков ОКЕАНИЙСКИЕ ПРЕДМЕТЫ Л. С. ВАКСЕЛЯ В ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ НАУЧНЫХ ЭТНОГРАФИЧЕСКИХ КОЛЛЕКЦИЙ МАЭ (ПО ДОКУМЕНТАМ МАЭ РАН, РГА ВМФ И ПФА РАН) Непосредственным стимулом к настоящему исследованию послужила гипотеза Дэ...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа создана на основе федерального компонента Государственного стандарта основного общего образования. Программа составлена по учебнику "История средних веков", авторов Искровская Л.В. и Федорова С.Е. издательства "Вентана -Граф"2014г. и истории России 6кл." авторы: П.А.Баранов Л.К.Ермолае...»

«RU0210708 ОБОГАЩЕНИЕ УРАНА В ЯДЕРНОМ ТОПЛИВНОМ ЦИКЛЕ Ю,А.Колесников, А.А.Власов*, Е.И.Козлова, А.А Котов ГНЦ РФ Троицкий институт инновационных и термоядерных исследований 142190, г. Троицк московской обл., факс (095...»

«! ОРГАНИЗАЦИОННЫЙ КОМИТЕТ/ ORGANIZING COMMITTEE Почетный председатель Оргкомитета: Пиотровский Михаил • Борисович, доктор исторических наук, академик РАН, профессор, заведующий кафедрой Древнего Востока, декан Восточного факультета СПбГУ. Honorary Head of the Organizing Commi...»

«1 Пояснительная записка Программа разработана для занятий с учащимися 1-4 классов во второй половине дня в соответствии с новыми требованиями ФГОС начального общего образования второго поколения, на основе программы "Художественное творчество" Просняковой Т.Н. В процессе разрабо...»

«Сказочная викторина-путешествие "В Стране невыученной истории"Цели и задачи: 1. Воспитание патриотизма и любви к малой Родине, ее прошлому.2. Развитие творческого потенциала учащихся.Оформление: 1. Стены зала (класса) украшены плакатами:"Исто...»

«В. П. Мотревич Д О К У М ЕН ТЫ А РХ И В А УПРАВЛЕНИЯ Ф С Б РФ ПО СВЕРДЛО В С К ОЙ ОБЛАСТИ О ГОЛОДЕ В ГОДЫ В ЕЛ И К О Й О ТЕЧ ЕС ТВ ЕН Н О Й ВОЙНЫ Социальным бедствием, вызванным недостатком или отсутствием питания, является голод. Голод существует в скрытой (хрон...»

«1.Пояснительная записка Рабочая программа предметов "История России" и "Всеобщая история" обязательной предметной области "Общественно – научные предметы" для основного общего образования разработана на основе нормативных документов: Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 27...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.