WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ им. Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО Институт истории и международных отношений Студенческое научное ...»

-- [ Страница 1 ] --

САРАТОВСКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Н.Г. ЧЕРНЫШЕВСКОГО

Институт истории и международных отношений

Студенческое научное историческое

общество ИИМО

НОВЫЙ ВЕК:

ИСТОРИЯ ГЛАЗАМИ МОЛОДЫХ

Сборник научных трудов

Под редакцией А.В. Гладышева, С.А. Мезина

Основан в 2003 году

ВЫПУСК 15

Саратовский государственный университет УДК 9(100)(082) ББК 63.3(0)я43 Н72 Н72 Новый век: история глазами молодых: Межвуз. сб. науч. тр.

молодых ученых, аспирантов и студентов. Вып. 15. / под ред.

А.В. Гладышева, С.А. Мезина. – Саратов, 2016. – 236 с В очередной выпуск сборника вошли материалы 59-й Международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых «Новый век: человек, общество, история глазами молодых. (К 80-летию образования Саратовской области)», проходившей в Институте истории и международных отношений СГУ 22–23 апреля 2016 года. Сборник содержит статьи молодых исследователей, отражающие многообразие исторического и историко-культурного развития. В центре внимания авторов - различные аспекты внутренней и внешней политики России, Европы и США, международных отношений, проблемы социокультурной, персональной и интеллектуальной истории.

Для преподавателей, научных работников, студентов, аспирантов и всех интересующихся проблемами гуманитарного знания.



Р е д а к ц и о н н а я к о л л е г и я:

д-р экон. наук

, проф. Т.В. Черевичко, д-р ист. наук, проф.С.А. Мезин, д-р ист. наук, проф. А.В. Гладышев, д-р ист. наук, проф. Л.Н. Чернова, д-р ист. наук, проф. А.Н. Галямичев, д-р ист. наук, проф. А.А. Герман, д-р ист. наук, проф. В.Н. Данилов, д-р ист. наук, проф Н.С. Креленко, д-р ист. наук, проф С.Ю. Шенин, канд. ист. наук, доц. А.В. Баранов (отв. за выпуск), УДК 9(100)(082) © Саратовский государственный ББК 63.3(0)я43 университет, 2016 ISSN 1815-8684 СОДЕРЖАНИЕ РАЗДЕЛ 1.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА, СРЕДНИХ ВЕКОВ

И РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ

Маркелов А.Ю. (Самара). Императорские Сonsilia в конце правления Августа (к интерпретации Р. Оxy 25.2435)

Кныжова З.З. (Саратов). Репрезентация элевсинских мистерий в нарративной традиции

Петровский В.М. (Саратов). Корабельный лес в греческом судостроении классического периода..

Карманов В.Ю.(Саратов). Система власти и государственные институты в остготском королевстве Теодориха..

Котлукова Д.А. (Саратов). Проблема «норманнизации» Англии при Вильгельме Завоевателе

Емельянов Е.Г. (Саратов). Балиан II д’Ибелин: «Серый кардинал»

Иерусалимского королевства

Булаева М.Н. (Саратов). Флорентийская семья Датини в конце XIV – начале XV вв.

Павлова А.С. (Саратов). Города Италии на страницах «Странствий» испанского идальго Перо Тафура

РАЗДЕЛ 2. ИСТОРИЯ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ

Евграшин Д.А. (Самара). Дипломатия Наваррского двора Генриха Бурбона.

Мелихова П.В. (Саратов). Английский город второй половины XVI века в восприятии современника-антиквара: социальный аспект

Семиков М.О. (Ставрополь). Новые экономические тенденции в Англии во второй половине XVI века.

Дурнова Л.А. (Саратов). Историко-литературный сюжеты в живописи раннего Делакруа





Мелкова А.Д. (Саратов). Художник в обществе нового времени:

судьба О. Ренуара

Иванова Е.А. (Саратов). Роль старообрядчества в жизни вольского купечества в конце XVIII – первой половине XIX в..

Фортун А.А. (Саратов). Экономическая составляющая «попечительской программы» палаты государственных имуществ в Саратовском Заволжье в 30-40-е гг. XIX века..

Мордвинов А.Ю. (Саратов). «Общество купцов и мещан Саратова» как социально-экономический феномен.

Лукоянова М.А. (Саратов). Экономическое развитие Аткарска с 1780-х до 1870-х гг.

Корда К.С. (Саратов). Николай I и и К.В. Нессельроде.............. 103 Чиняева В.В. (Саратов). М.Н. Катков и В.П. Мещерский: две разные дороги к консерватизму

Бахута Н.В. (Самара). А. фон Шлиффен - основоположник концепции «превентивной войны»

Логунцова Е.А. (Самара). Польский вопрос в Веймарской Германии: историческая ретроспектива

Яковлева Ж.В. (Саратов). Противостояние советской власти религиозной жизни в конце 1920-х гг. (на примере Саратовского Поволжья)

Капранова Д.В. (Саратов). Рецепция физкультуры в вузовских газетах г. Саратова начала 1930-х гг.

Савенков Э.И. (Саратов). Влияние на отечественное танкостроение боевого опыта применения танков в военных конфликтах второй половины 1930-х гг. и в первые годы Второй мировой войны

Крючкина С.Г. (Саратов). Неизвестный герой Великой Отечественной войны Н.С. Новоселов

Кулинок С.В. (Минск). Мероприятия белорусских партизан по разоблачению разведчиков и диверсантов, подготовленных в немецких спецшколах на территории РСФСР

Мельникова К.А. (Самара). Развенчание иллюзий о «чистоте»

вермахта: слом исторических представлений германского общества об отношении армии к нацистским преступлениям в годы Второй мировой войны

Мельников А.Ю. (Самара). Место Британского Национального фронта в истории развития неофашистского движения в послевоенной Великобритании

Ефремова Ю.А. (Саратов). Одежда из новых материалов как элемент стиля и моды в советском обществе 1950-1970-х годов.............. 180

РАЗДЕЛ 3. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

Коновалова Е.А. (Саратов). Наследие немцев Поволжья в развитии этнического туризма Саратовской области (на примере Саратова и поселка Рейник)

Яковлева А.А. (Саратов). Сравнительный анализ сайтов вегетарианских предприятий общественного питания г. Москва (на примере сайтов Центра здорового питания и общения «Джаганнат», кафе «Авокадо», кафе-студия «Сок»)

Шимякова А.М. (Саратов). Культура межнационального общения в молодежной среде (на материалах социологических исследований 2014, 2015 гг.)

Музалевская В.А. (Саратов). Сирийская политика администраций Р. Рейгана и Дж. Буша: сравнительный анализ

Головченко Д.П. (Саратов). Динамика доверия в российскокитайских отношениях на современном этапе

Коренев Е.С. (Саратов). Институционализация военного присутствия НАТО на Балканах в 1990-2000-е гг.

Софьина К.А. (Саратов). Трансатлантическое торговое и инвестиционное партнерство: эволюция и перспективы

РАЗДЕЛ 1.

ИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА, СРЕДНИХ ВЕКОВ

И РАННЕГО НОВОГО ВРЕМЕНИ

–  –  –

Принципат Августа – это начальный этап в становлении императорского совета. Эксперименты первого принцепса с различными consilia являются характерной чертой этого периода1.

Communis opinio об истории императорских советов эпохи Августа выглядит следующим образом. При первом принцепсе существовало два имперских совета 2. Один получил в историографии название «сенатский комитет» 3. Он состоял из Августа, двух консулов (или одного консула, когда император исполнял эту должность), представителя от каждой нижестоящей магистратуры и 15 сенаторов, выбиравшихся по жребию. Ротация сенаторов происходила каждые полгода. В его функции входили подготовка постановления сената, а так же, иногда, помощь императору в отправлении суда4. Для обозначения второго совета в настоящее время в истоLacey W.K. Augustus and the Principate: The Evolution of the System.

Leeds, 1996. P. 67. В открывшейся в XVIII в. диссертацией К. Хаубольда (Haubold C.G. De Consistorio Principum. Lipsiae, 1788. Specimen I.; Idem. De Consistorio Principum. Lipsiae, 1789. Specimen II.) дискуссии о количестве императорских советов, существовавших, начиная с Августа, поставил точку в середине XX в. британский антиковед Дж. Крук.

2. Wallace-Hadrill A. The Imperial Court // The Cambridge Ancient History.

2 nd ed. Vol. X. The Augustan Empire 44 B. C. A. D. 69 / Ed. by A.K. Bowman, E. Champlin, A. Lintott. Cambridge, 1996. P. 300.

3. Mommsen T. Rmisches Staatsrecht. Bd. II. Abt. 2. Leipzig, 1887; Crook J. A.

Consilium principis. Imperial Councils and counselors from Augustus to Diocletian. Cambridge, 1955; Balsdon J.P. Consilium Principis // Oxford Classical Dictionary / Еd. N.G.L. Hammond, H.H. Scullard. 2nd. Oxford, 1970. P. 279;

Brunt P.A. The Role of the Senate in the Augustan Regime // Classical Quarterly.

1984. Vol. 34. № 2. P. 430.

4. Suet. Aug. 35.3; Cass Dio. 53.21.4-5; Точной даты появления этого института власти мы не знаем. Высказывались различные точки зрения: 27 г.

риографии используется термин «совет принцепса» или «consilium principis». Этот орган власти не был конституирован (в отличие от вышеуказанного комитета, имевшего признаки институализированности), а представлял собой круг друзей императора (amici или comites)5. Этот «consilium» привлекался Августом от случая к случаю, когда ему требовался совет или помощь при решении какоголибо вопроса, т.е. в отличие от «сенатского комитета» он не имел четко очерченной сферы деятельности. «Друзья принцепса» выполняли различные поручения императора 6. В 13 г. н.э. «сенатский комитет» был реорганизован. Информацию об этом событии дает

Кассий Дион:

«Август попросил двадцать ежегодных советников из-за старости, по причине которой, кроме редких случаев, он даже не ходил больше в сенат. А раньше он привлекал пятнадцать советников на каждые шесть месяцев. И было постановлено: все, что он определит вместе с Тиберием и указанными советниками, действующими консулами и консулами-десигнатами, его внуками (разумеется, приемными) и другими лицами, которых он всякий раз пригласит, имеет такую же силу, как будто это решение было угодно всему сенату»

(56.28.2-3) (пер. С.К. Сизова с изменениями).

Британский исследователь Д. Крук – автор специальной работы по истории императорских советов, полагает, что новый совет был фактически синтезом упомянутых выше двух институтов власти 7.

Этот тезис, безусловно, верен. Вероятно институт власти, который в историографии условно именуют «совет принцепса», продолжил существовать. Однако – это лишь предположение. Цель данной работы – выяснить продолжил ли существование «consilium principis»

и тем самым ответить на вопрос о количестве императорских советов, существовавших в последние годы правления первого римского императора. Насколько известно, специальных исследований, посвященных этой проблеме нет.

до н.э. (Cicogna G. Consilium Principis Consistorium. Ricerche di Dititto romanо pubblico e di Diritto privato. Torino, 1902. P. 21), не ранее 22 г. до н.э. (Нетушил И.В. Очерк римских государственных древностей. Харьков, 1908. Т. 2.

С. 6. прим. 5). Вероятнее всего комитет появился между 27 и 18 гг. до н.э.

(Crook J.A. Consilium…P. 11).

5. Wallace-Hadrill A. The Imperial… P. 290.

6 Millar F. The Emperor in the Roman World. L., 1977. P. 116-122.

7 Crook J.A. Consilium… P. 14-16; Idem. Political History, 30 B.C. to A.D. 14 // The Cambridge Ancient History. 2nd ed. Vol. X. The Augustan Empire 44 B. C.

A. D. 69 / Ed. by A.K. Bowman, E. Champlin, A. Lintott. Cambridge, 1996. P. 111.

Взглянуть по новому на историю императорских советов конца правления Августа позволяет папирус (P. Oxy 2435 verso), опубликованный в 1959 г. в 25 томе «The Oxyrhynchus Papyri»8. Интересующий нас памятник, насколько известно, не привлекался для исследования поставленной проблемы.

Перевод интересующей части текста папируса:

«[том..] 80 колонки 42 год правления Цезаря || […..]. 4(24) 9 часа Ав||[густ] занял место в храме Аполлона || [в р]имской библиотеке и вы||слушал алексан||[дрийских] послов вместе с находившимся с ним Тиб[е]рием || [Цезар]ем и Д[р]узом Цезарем || [и Ва]л[е]рием Мессалой Корвином || … [Атеем] Капито[н]ом, Лен[тулом] Авгуром, || [-]Масонием, Титом [-]||, Марк[о]м Авидием Орголанием|| […….] T.д… передал || решения Александр и сказал ||: город отправил меня || предоставить тебе || и отдать решения [-] и о Ливии || и Тиберии Цезаре…».

P. Oxy 25 2435 verso представляет собой часть источника, именуемого в исторической науке «Acta Alexandrinorum» или «Деяния александрийцев». Это корпус литературы, представленный исключительно в папирусах и датируемый временем от эпохи Августа до середины III в.н.э. «Деяния» рассказывают о героической смерти выдающихся александрийцев. Как правило, разрозненные истории, составляющие этот источник, представляют собой описание суда какого-либо римского императора над александрийскими греками с небольшим дополнительным повествованием. «Деяния» повторяют типовую историю, в которой группа александрийских послов от греческой диаспоры Александрии пребывает в Рим по какому-либо вопросу и предстает перед враждебно к ней настроенным императором. Последний в свою очередь принимает сторону, так же как и он, недобро настроенных по отношению к грекам лиц, чаще всего таковыми оказываются иудеи. Обычно кто-либо из александрийцев подвергается казни.

Истории имеют разную степень достоверности:

от «копий» документов или исторических повествований, имеющих основания в документальном источнике до, практически, новеллистических сочинений. Однако всем историям, так или иначе, присущи черты выдумки 9.

The Oxyrinchus Papyri / ed. E. Lobel, E.G. Turner. L., 1959. Vol. 25.

№ 2435; Oliver J.H. Greek Constitutions of Early Roman Emperors from Inscriptions and Papyri. Philadelphia, 1989. № 295. EJ2 № 379.

9 Harker A. Loyalty and Dissidence in Roman Egypt: the Case of the Acta Alexandrionrum. Cambridge, 2008. P. 1-2, 174.

Рассматриваемый источник (P. Oxy 2435 verso) представляет собой рассказ о приеме Августом послов из Александрии. Целью визита, которых, скорее всего, была просьба об организации boule (P.

Oxy 2435 verso 57-61)10, как и в других известных случаях, посольств от александрийских греков к императору11. Послы в сообщении не подвергаются никакой опасности, в отличие от других историй. В связи с этим рассматриваемый источник считается одним из ранних образцов «Acta Alexandrinorum». Папирус содержит соответствующие упомянутому времени детали, поэтому рассматривается как достоверная запись исторической встречи. Исходя из того, что текст передает детали, относящиеся ко времени Августа, делается вывод, что P. Oxy 2435 verso - это запись, сделанная с какого-то современного событиям источника12. Ученые расходятся в том копия ли это с официального римского источника или нет, но, так или иначе, отмечают документальный характер памятника13. Текст написан той же рукой, что и запись на лицевой стороне, рассказывающей о визите Германика в Александрию 14. Датируется запись временем после 19 г. н.э15. Автор, вероятно, некий александриец. Текст обратной The Oxyrhynchus papyri / Еd. E. Lobel, E.G. Turner. L., 1959. Vol. 25.

P. 105; Harker A. Loyalty and Dissidence… P. 70.

11 PSI 10. 1160. Этот папирус датируется эпохой Августа, хотя имеется предложение отнести его ко времени Клавдия (Bell H.I. The Problem of the Alexandrian Senate // Aegyptus. 1932. Anno. 12. № 2/3. P. 184; Turner E.G. An Augustan Document Recovered // JRS. 1955. Vol. 45. Part. 1\2. P. 119). P. Oxy

42.3020 recto. Помимо просьбы о разрешении организации boule посольство 10/9 гг. до н.э. волновал некий вопрос, касающийся Идиолога (см.

подробней: Harker A. Loyalty and Dissidence… P. 69-70.

12 Harker A. Loyalty and Dissidence... P. 69, 71; Тот же автор дает на другой странице своей монографии более точную датировку написания папируса, а именно между 19 г. н.э. и 26 г.н.э. (Harker A. Loyalty and Dissidence… P. 73);

Bowma A.K. [Rev.] P. Oxy. XLII // CR. 1977. Vol. 27. № 1. P. 88.

Издатели 25 тома «Оксиринхских папирусов» полагают, что рассматриваемый памятник – это копия, вполне возможно, сделанная с римского официального источника (The Oxyrhynchus. Р. 106-107). Британский антиковед Э. Харкер – автор новейшего исследования, посвященного «Деяниям александрийцев», выступает за то, что это копия с современного источника, но не с официального римского (Harker A. Loyalty and Dissidence… P. 73). А. Бауман (Bowman A.K. Papyri and Roman Imperial History, 1960-1975 // JRS. 1976. Vol. 66. P. 154; Idem. [Rev.] P. Oxy. XLII… P. 88) просто пишет о документальной природе памятника.

14 The Oxyrhynchus…P. 102-103, 106.

15 На другой странице своей монографии Э. Харкер дает более точную датировку написания папируса, а именно между 19 г. н.э. и 26 г. н.э.

стороны папируса, на которой описывается прием посольства, сильно поврежден, что видно невооруженным взглядом16.

Существуют три точки зрения на то, какой совет имеется в виду в тексте источника: сенатский комитет17, обычный consilium principis18 или же реформированный сенатский комитет19. Ученые зачастую предпочитают просто высказать предположение относительно того, что это мог быть за институт власти (consilium) и не более. Аргументы в пользу своей точки зрения дает только Э. Харкер. Впрочем, доводы, высказанные британским историком на одной странице его работы20 против предположения издателя папируса Э. Тернера, полагавшего, что в тексте памятника идет речь о реформированном сенатском комитете (The Oxyrhynchus…P. 104.), не помешали ему назвать на другой странице предполагаемый consilium сенатским комитетом21.

Для ответа на поставленный вопрос необходимо рассмотреть два момента: во-первых, определить дату, описываемого в папирусе события, во-вторых, состав совета, который указан в источнике.

Начнем с первого вопроса. Обратимся к датировке. В тексте указан 42 год правления Цезаря. 42 год правления Августа начался в первый день месяца Тота, а закончился 5 дополнительным днем 22.

Если переводить указанную в источнике дату на используемую наHarker A. Loyalty and Dissidence... P. 73) Издатели датируют папирус началом I в. н.э., не позднее 50 г. н.э. Они так же отметили, что автор написанного текста должен был быть практически современником cобытия, описываемого на лицевой стороне интересующего нас папируса (The Oxyrhynchus.. Р. 102).

16 Папирус настолько поврежден, что рецензент 25 тома «Оксиринхских папирусов» не упустил возможности похвалить публикатора за титанический труд, потребовавшийся для восстановления текста, и превосходно им выполненную работу (Barns J. [Rev.] The Oxyrinchus Papyri, XXV / E. Lobel, E.G. Turner, R.P. Winnington-Ingram (eds.). L.: Egypt Exploration Society, 1959 // JHS. 1961. Vol. 81. P. 180).

17 Harker A. Loyalty and Dissidence... P. 202.

18 Bowman A. K. Papyri and Roman... P. 154.

19 The Oxyrhynchus…P. 104; Swan P.M. The Augustan Succession: An Historical Commentary on Cassius Dio’s Roman History. Books 55–56 (9 B.C. A.D. 14). Oxford, 2004. Р. 295 20 Harker A. Loyalty and Dissidence... P. 73.

21. Ibid. P. 202.

22. О реформе Августом египетского года, заключавшейся в том, что египетский календарный год соответствовал теперь юлианскому году см.:

Skeat T.C. The Reign of Augustus in Egypt: Conversation Tables for the Egyptian and Julian Calendars, 30 B.C. - 14 A.D. Mnchen. 1993. P. 1-4.

ми систему летоисчисления23, то окажется, что 42 год начался 29 августа 12 г. н.э., а кончился 28 августа 13 г. н.э24. Издатель документа Э. Тернер датировал текст временем между 1 января и 29 августа 13 г. н.э.25 При этом никаких аргументов в пользу такой точной датировки он не дал. Его объяснение широкой датировки описываемого в тексте папируса события 13 г. н.э., а не 12 г. н.э. сводится к следующему. Если в папирусе описывается осень 12 г. н.э., то Германик, как консул и член императорской фамилии, должен был бы присутствовать при приеме посольства. В то время как в 13 г. он находился в Галлии26. Раз в источнике он не упомянут, то описываемые события происходят в 13 г. н.э. Известно, что Германик находился в Риме на протяжении всего 12 г. В начале 13 г. он был уже в Галлии27. Учитывая то, что мы не знаем ни месяца, ни точной даты описываемого события, датировка александрийского посольства 13 г. на основании косвенных данных выглядит убедительной.

Правда, только при следующих условиях: 1) что автор папируса при составлении записи ничего не пропустил; 2) что в исходном источнике содержалось только то, что он записал. Пусть рассматриваемый памятник и имеет документальный характер, но является записью с какого-то источника, степень официальности и подробности которого мы не знаем. Неизвестно, был ли рассматриваемый папирус (P. Oxy 2435) дословной переписью того, что содержалось в неизвестном источнике, или же рассматриваемый папирус - это лишь извлечение, предполагающее самостоятельную работу над текстом.

Обратимся ко второму вопросу. Точно идентифицируются персоны Августа, Тиберия и сына последнего - Друза. По Тернеру у нас упоминается ещё 6 персон, из которых идентифицируется только Валерий Мессала Корвин. Если учитывать восстановления, сделанные А. Бауманом и Э. Харкером, то к членам императорской семьи присоединяются уже 7 человек. Из них помимо Мессалы идентиДля события до 1582 г. используется юлианский календарь (Бикерман Э.

Хронология древнего мира. Ближний Восток и античность. М., 1975. С. 8)

24. Skeat T.C. The Reign of Augustus... P. 7.

25. The Oxyrhynchus…P. 104.

26. Ibid. P. 104.

27. Hanslik R. Germanicus // Der Kleine Pauly. Lexikon der Antike / Hrsg. von K. Ziegler, W. Sontheimer. Stuttgart, 1967. Bd. 2. Sp. 768. Со ссылками на источники.

фицируется Г. Атей Капитон28 и Г. Корнелий Лентул Август 29. Основанием того, что упоминаемый в источнике consilium – это реформированный сенатский комитет, служит указание среди членов Августовского совета Тиберия и Друза, что коррелирует с информацией Кассия Диона. Однако в тексте греческого историка говорится о двадцати сенаторах, в то время как в упомянутом источнике сообщаются имена, самое большее 7 представителей этого сословия.

Не упоминаются в тексте папируса ни консулы 13 г. н.э. - Гай Силий и Луций Мунаций Планк, ни консулы 14 г.н.э., которые в 13 году должны были быть десигнатами: Секст Помпей и Секст Апулей30.

Таким образом, все вышесказанное позволяет заключить, что в тексте папируса имеется в виду обычный «совет принцепса». То, что такой совет должен был бы продолжить своё функционирование, представляется логичным, но без доказательства этот тезис был бы простым предположением. Впрочем, последнее верно при условии, что писец ничего не опустил из того, что было написано в источнике, с которого делалась запись. Если, конечно, в этом источнике имелось что-то отличное от P. Oxy 2435.

28. Консул-суффект 5 г. н.э. Klebs E. Ateius (Nr. 8) // Paulys RealEncyclopdie der classischen Altertumswissenschaft / Hrsg. von G. Wissowa.

Stuttgart, 1896. Bd. 2. Sp. 1904-1910.

29. Hanslik R. Сornelius (II. Kaiserzeit.) № 25 // Der Kleine Pauly. Lexikon

–  –  –

РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ЭЛЕВСИНСКИХ МИСТЕРИЙ

В НАРРАТИВНОЙ ТРАДИЦИИ.

Элевсинские мистерии присутствуют в культурном контексте античного мира на протяжении всего его периода существования, начиная с произведений Гомера, и продолжат существовать за хронологическими пределами античной цивилизации, как в работах христианских богословов, так и экзальтированных практиков XIX в.

В основе элевсинских мистерий лежит миф о похищении дочери Деметры Коры-Персефоны. Другая часть этого мифа - о приходе Деметры в Элевсин, ее жизни у царя Келея и передаче знаний его сыновьям - положила начало ритуальной структуре элевсинского обряда. Наиболее раннюю текстовую версию относят авторству Гомера - гимн «К Деметре» (Hom. ad Dem.). Гимн легитимирует пребывание потомков Келея на жреческих должностях. В более поздних текстах этот же сюжет есть у Гесиода (Hesiod. Theog. 910-920), Еврипида (Eur. Hel. 1310-1320), Каллимаха (Callym. Ad Dem. 20-25), Овидия (Ovid. Met. V.390-495) и в орфических гимнах (Orph. Ad Plut. 10-15).

Одним из наиболее популярных вариантов развития мифологии мистерий является сюжет о посвящении Геракла в эливсинский обряд. В одноименной трагедии Еврипида (Eur. Her. 600-620) перед тем, как спуститься в Аид за Цербером, Геракл принял участие в Элевсинских мистериях (подробнее данный эпизод встречается у Аполлодора (Apollod. II.5.12), Диодора Сицилийского (Dion. IV. 25;

V.48-49).

Афиней (II-III в.н.э.) упоминает проработанный сценический костюм иерофанта и факелоносцев, наличие символических действующих лиц (например, Иакха - священный ребенок, супруг Деметры, воплощение Диониса,) (Athen. Deip. XI. 57). Теон Смирский сообщает, что у Элевсинских мистерий есть пять этапов инициации (Theon.Smyrn). Элементы ритуала встречаются у Еврипида (E.IT.;

1190-1200), Плотина (Plot.I.6-7), Прокла (Procl. In Tim.293), Апполодора (Apollod.Frag.36), Гераклита (Heraclit. F21) и т.д.

Следующим аспектом можно отметить тему эмоционального эффекта мистерий. Кринагорас в одной из эпиграмм (Crin.35) пишет, что если человек прошел через Элевсинские мистерии, ему не страшно умереть. У Платона (Plat.Phaed. 69cd), Цицерона (Cic.Nat Deor. I.52), Исократа (Isoc.Pan.28-31) продолжается эта же мысль очистившиеся и принявшие посвящение, отойдя в Аид, поселятся среди богов». Ряд сочинений отвлеченно рассматривают мистерии, углубляясь в вопросы соотношения телесного-духовного-разумного в соотнесении с сущностью античных богов - Плутарх (Plu. De facie 28), Прокл (Procl. In Tim.293), Плотин (Plot.Iv. 4). Эпиктет (Epict.III;21-12) указывает как элевсинские мистерии заложили социальные нормы античного мира (просьба о помощи у Деметры, необходимость очищения перед обрядом, понимание запрета).

В исторических сочинениях Элевсинские мистерии часто упоминаются в качестве точки или периода описываемых событий: (Геродот (Herod.VIII-65) - персы были разбиты лакедемонянами, отмечает, что никто не вступил в рощу Деметры в Элевсине, Эсхин (Aeschin. De falsa legatione133-138) Тит Ливий (Liv. XXXI. 6-9), Флавий Филострат (Philostr. VA. IV-17) - Филипп Македонский в период конфликта с Афинам) Мистерии фигурируют также в судебном процессе о разрушении герм и пародии мистерий против Алкивиада, в речах Андокида (And. De myst. 11-13, 127). У Демосфена другое судебное разбирательство против Неэры (D.59;116-117), он принес жертву на алтаре элевсинского храма, закон запрещает приносить жертвы в этот день, да и саму жертву должен был приносить не он, а жрица. Законодательное регулирование посещения Элевсина и Афин фигурирует у Аристотеля (Arist.Ath.XIV-2).

Нарративный дискурс в греческой и римской традиции довольно однороден. Это сюжет мистерий, их место в античной религии, описание психологического эффекта мистерий. Часто мистерии становятся фоновым эпизодом как в художественных произведениях, так и в документальных работах. Римские авторы чуть более свободно пишут подробности мистериального обряда. Христианские авторы неоднозначно оценивают - либо также отмечают значительную роль мистерий, которые затрагивают экзистенциальные вопросы существования души и ее взаимодействия с божественным миром. У других встречается некоторых элементов - то, что не допускала формирующаяся христианская мораль. Но все подтверждают цивилизационно образующих аспект мистерий: Деметра обучила земледелию - появление культурного опыта обработки земли, духовный аспект - спасение души, обращение к гуманистическим мотивам.

–  –  –

КОРАБЕЛЬНЫЙ ЛЕС В ГРЕЧЕСКОМ СУДОСТРОЕНИИ

КЛАССИЧЕСКОГО ПЕРИОДА

К началу классического периода греческие кораблестроители уже имели значительный опыт в своем ремесле и широко использовали различные породы древесины со всего Средиземноморья. В изучении вопроса о роли той или иной породы древесины в античном судостроении важна информация ботаника и естествоиспытателя Теофраста (370-288 гг. до н.э.), который всесторонне описал различные сорта древесины, их свойства и ареалы распространения. Кроме него похожую информацию можно получить у Геродота, Диодора Сицилийского, Страбона и Плиния Старшего.

Другим источником сведений являются находки затонувших в разных частях Средиземноморья торговых судов. Однако, несмотря на то, что к настоящему моменту найдено 135 мест крушений судов классического и эллинистического периодов1, полностью выявлен состав деревянных частей лишь на одном из них (частично порода древесины определена еще на шести). Исследования показали, что главными и наиболее распространенными в судостроении породами древесины были дуб и сосна.

Дуб использовался для создания главных конструктивных элементов набора корпуса корабля - киля, штевней и шпангоутов, а так же для элементов крепежа – шипов и нагелей. Теофраст, описывая качества этой древесины отмечает ценность «настоящего, подлинного дуба» [Теофраст III.8.5], который, видимо, известен в наше время как Qurcus aegilops.

Не менее значимой древесиной были хвойные породы и, в частности, сосна Pinus sylvestris. Поскольку для торгового судна большую роль играет срок его службы, то хвойные породы из-за содержащейся в них смолы, отпугивающих червей древоточцев, больше подходили для набора обшивки. Сосна к тому же более широкодоступна, так как распространено это дерево во многих частях Средиземноморья. Яркий пример использования местных и наиболее доступных пород дерева – это судно классического периода затонувшее у Ma'agan Mikhael (Израиль). Исследования его показали,

Creaesman Р. Extracting cultural information from ship timber. Texas A&M

Press, 2010.

что киль, шпангоуты, бимсы, кормовой и носовой штевни, обшивка, степс мачты, мачтовые штаги и стрингеры сделаны из калабрийской сосны (Pinus brutia). Крепежные шипы и якорь сделаны из калабрийского дуба (Quercus coccifera). Из всех 119 фрагментов дерева, найденных на месте кораблекрушения 97 - это калабрийская сосна, а 17 - калабрийский дуб, на долю прочих пород древесины приходится всего пять фрагментов дерева 2. То есть, кораблестроитель брал как раз те виды деревьев, которые были ему доступны.

Аналогичная ситуация наблюдается и при изучении иных затонувших судов. Этот факт говорит скорее о том, что судостроитель при создании обычного малотоннажного и предназначенного для каботажного плавания судна (какими и являются большинство из исследованных судов) выбирал не лучший лес из Македонии, Фессалии или Беотии, а зачастую обращался к местным ресурсам даже в том случае, если местные леса могли предоставить скудный материал. Так, например, найденное у берегов Египта судно Mataria было полностью построено из древесины сикомора и зизифуса, которые не обладают сколько-нибудь длинным и ровным стволом и получение досок и иных элементов корпуса судна из них крайне затруднительно.

Efe R., Ozturk M., Ghazanfar S. Environment and Ecology in the Mediterra

–  –  –

СИСТЕМА ВЛАСТИ И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ИНСТИТУТЫ

В ОСТГОТСКОМ КОРОЛЕВСТВЕ ТЕОДОРИХА

В результате войны 489-493 годов, в Италии было основано королевство остготов. Основал его Теодорих из рода Амалов, верховный король остготов, «патриций и ординарный консул Восточной римской империи»1, а также «брат по оружию» императора Зенона, который и послал его в поход на Италию, дабы тот уничтожил узурпатора Одоакра. «За свои труды Теодориху было обещано править вместо императора, пока тот не прибудет туда (в Италию)» 2, о чём свидетельствуют такие источники, как Аноним Валезия. Подобные же сведения мы находим и у Иордана. Ещё в 491году император Зенон умер, в результате чего Теодорих стал самостоятельной политической фигурой, так как прежний договор потерял силу.

Сложившаяся система власти Остготского королевства была специфичной. На неё главным образом повлияла малочисленность остготов и их вынужденная разбросанность по всей Италии для поддержания порядка. По данным Георга Пфайльшифтера «численность остготов оценивается примерно в 100 000 человек (20 000 из них были способны носить оружие)» 3, эти же цифры в точности поддерживает и Хервиг Вольфрам: «их численность оценивается самое малое в 20 000 воинов, то есть в целом около 100 000 человек» 4.

То есть остготы составляли около 3% населения Италии и для того, чтобы сохранять власть, требовалось привлечение, хотя бы, части римского общества. В связи с этим, как пишут Корсунский и Гюнтер, «сочетание черт римских государственных и политических учреждений с элементами организации управления варварского общества характерно для всего политического строя Остготского королевства»5. Традиционный германский орган власти - Народное

1. Иордан. О происхождении и деяниях гетов. Getica, 289-290.

2. Аноним Валезия. Жизнеописание Теодориха. XI. 49.

3. Пфайльшифтер Г. Теодорих Великий. // URL: http://www.e-readingby/chapter.php/1020861/4/Pfaylshifter_-_Teodorih_Velikiy.html (дата обращения: 20.04.2016)

4. Вольфрам Х. Готы. От истоков до середины VI века. М., 2003. С 397.

5. Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель Западной Римской Империи и возникновение германских королевств (до середины VI в.). М., 1984.

С. 182.

собрание совершенно прекращает свое существование. Права народного собрания, в частности, как верховного суда, перешли к королю. Королевский двор стал центром политической жизни остготов. Известно, что королевская власть у готов развилась гораздо раньше, чем у других германских племен, еще когда готы жили у Балтийского моря, а потом у Черного. Занятие Италии поставило эту власть на высоту недосягаемую. Двойственный характер системы власти и государственных институтов Остготского королевства проявляется, начиная с титулатуры самого короля. Не нося титула императора, Теодорих, несомненно, считал себя им фактически и даже именовался «romanus princeps» (так именовали себя Римские императоры); «король Готов и Италийцев» или просто «Theodoricus rex» (Теодорих-король) - так пишет о нём его секретарь-римлянин Кассиодор. Король становится бесконтрольным, неограниченным властелином как своих новых, так и своих прежних подданных. Он один назначает должностных лиц, как для римлян, так и для остготов; как римские префекты, президы и прочие, так и графы (comites), герцоги (duces) готов и другие должностные лица готской администрации, совмещавшие в своих руках административные, судебные и военные функции (явление, обычное для т. н. варварской эпохи), были не более чем его агенты, им назначаемые и смещаемые. Его особа провозглашается священной.

По данным историка Арнольда Джонса, «сам Теодорих называл италийскую часть своей державы respublica romana. Весь правительственный механизм империи остался неприкосновенным. Практически в неприкосновенности остались функции сената и структура должностей, отправление которых продолжало играть важную роль в служебной карьере сенаторов и при варварских королях. Сенат продолжал играть в государстве ту же роль, какая у него была и при римских императорах. Префект претория, квестор и д.р. с их многочисленным служебным персоналом по-прежнему стояли во главе центрального управления Италии, которая по-прежнему оставалась разделенной на провинции (семь в верхней Италии и девять в нижней), по-прежнему находившиеся под управлением консуляров, ректоров, президов. Продолжали существовать и муниципии с сохранёнными в них выборными руководителями» 6. В областях с римским населением существовали наместники провинций, но в то

Джонс А.Х.М. Конституционное положение Одоакра и Теодориха. 6.

С. 129. // URL: http://ancientrome.ru/publik/article.htm?a=1426617387 (дата обращения: 03.04.2016).

же время для готского населения существовали особые графы готов.

Продолжала существовать центральная римская администрация, но наравне с ней существовали и так называемые сайоны, королевские дружинники, которые посылались с особыми поручениями в различные места королевства и обладали чрезвычайными полномочиями.

Такой важнейший государственный институт как армия также претерпел изменения. В силу своего права, остготский король (как и всякий другой германский король) в случае надобности созывал ополчение из всех свободных готов, владеющих земельными наделами. Если в древние времена осуществление королем этого права не свидетельствовало о вполне самостоятельном положении короля, о его верховенстве в военном деле, представляя собою лишь осуществление исполнительной власти (верховная военная власть, решение вопросов о войне и мире принадлежали самому народу-войску, организованному в народное собрание), то теперь, когда народного собрания уже не было, лишь один король по своей неограниченной воле созывал народное ополчение, которое, таким образом, превратилось в его войско, обязанное ему безусловным повиновением.

Если на юридической стороне военного дела трудно заметить какие-нибудь более или менее определенные следы римского влияния, то на хозяйственной его стороне влияние это несомненно.

Как известно, у германских племен (и у других, стоявших на той же ступени развития) каждый воин ополчения, т. е. каждый свободный, во время похода должен был содержать себя на собственные средства (военная повинность была натуральной государственной повинностью в полном смысле этого слова). Вот этого-то у остготов мы и не видим. Остготы стали представлять собой находящееся на службе у римского государства постоянное войско и в качестве такового получали ежедневно (если не все остготы, то, по крайней мере, владельцы наделов, т. е. как раз те, которые обязаны являться в ополчение в случае войны) подарки, какие получали прежде римские солдаты; подобно римским постоянным войскам остготы-ополченцы во время похода получали провиант.

Устранение римлян от военной повинности мотивировалось весьма возвышенными соображениями, сводившимися к тому, что правительство желает избавить римлян от тяжелой повинности, которая могла бы лишить их возможности служить высокому делу культуры и цивилизации, просвещенной гражданственности: готы защитники Италии в интересах общей безопасности», они - «щит для ограждения спокойствия римлян». Мы не имеем основания считать эти заявления простым лицемерием со стороны короля, действительно преданного интересам римской культуры и цивилизации, хотя в то же время не можем отрицать, чтобы королю были при этом совершенно чужды и несколько иного рода соображения, в которых не малую роль могла играть осторожность, боязнь, чтобы получившие доступ к военному делу вооруженные римляне не оказались опасными для готского владычества (не забудем, что остготов было в Италии сравнительно ничтожное число); притом же и сами римляне давно уже утратили военные склонности, и освобождение от военной службы могло им представляться действительным освобождением. Прокопий Кесарийский пишет: «Он (Теодорих) охранял неприкосновенной свою страну от соседних варваров и тем заслужил высшую славу и мудрости и доблести»7. Однако освобождение Римлян от службы было выгодно и с другой стороны. Как сообщают Корсунский и Гюнтер «Готское правительство считало своей важной задачей предотвращение и подавление выступлений народных масс. Оно устанавливало суровые кары для участников бунтов, принимало меры для возвращения беглых их господам. Лишало римлян права ношения оружия (Ed. Theod. 107.)» 8. Во избежание мятежей.

Таким образом, во главе Остготского королевства устанавливается сильная центральная власть вождя остготского войска, которая поддерживает интересы крупного землевладения. В то же время военная система опиралась исключительно на одних готов; римляне не допускались к несению военной службы, им даже запрещалось носить оружие. С другой стороны, чиновничество рекрутировалось почти исключительно из римлян.

Институт церкви так же был не един. Обе части населения — готы и римляне — продолжали сохранять каждая свою особую религию. Первые были арианами, вторые католиками.

Институт права был аналогично двойственен. Особым эдиктом Теодориха было введено преобладание римского права на территории империи. Законы были введены римские, но в то же время сохранилось и готское обычное право. С исчезновением народного собрания король стал обладать высшей судебной властью, которая была усилена унаследованным Теодорихом неограниченным судебным верховенством римских императоров. В соответствии с римскими юридическими принципами осуществлялось судопроизводПрокопий Кесарийский. Война с готами, кн. I, гл. 1. С. 27.

8. Корсунский А.Р., Гюнтер Р. Упадок и гибель… С. 186.

ство. Судебную власть остготский король осуществлял непосредственно в своем придворном суде и через своих уполномоченных в провинциях, т. е. через губернаторов провинций среди римского населения и через графов готов среди остготского населения; при этом в делах между римлянами судили по эдиктам Теодориха и его преемника Аталариха и просто по римскому праву и процессу, в делах между готами - по тем же указам и по готскому обычному праву и процессу, а в смешанных случаях, т.е. в делах между готом и римлянином, для решения их готский граф привлекал римского юриста - по тем же эдиктам или по готскому обычному праву, или по римскому праву и процессу, смотря по особенностям каждого данного случая. Что касается придворного суда, то он являлся высшей апелляционной инстанцией, с одной стороны, а с другой - судом, куда с разрешения короля могли обращаться непосредственно, минуя низшие инстанции. Король мог сам рассматривать непосредственно в своемдворцовом суде какие угодно дела.

Единственная структура, характер которой в империи Теодориха не был двойственным, была система финансов. Как сообщают историки Корсунский и Гюнтер: Теодорих унаследовал от римских императоров всю римскую финансовую систему, которая установилась в результате реформ ещё Константина и Диоклетиана. Главную роль, как известно, в ней играл поземельный налог, пошлины со всех продающихся предметов, сбор с купцов за право торговли, и разного рода монополии и регалии. Был установлен единый поземельный налог для остготов и римлян. Это давало Теодориху в руки средства, которых не имели другие варварские короли, ставило его власть на прочную материальную основу. Это были правительственные средства в настоящем смысле этого слова. Естественно, что выдачи из королевских доменов, которые и здесь, у остготов, конечно, производились королем, не могли иметь того значения и тех последствий, какие они имели в других варварских государствах, где они являлись главным, если не единственным, средством вознаграждения за службу королю и королевству.

Подводя итог, подчеркну, что «в Италии оставлен был почти нетронутым выработавшийся в Империи бюрократический аппарат как центральной, так областной администрации. Римляне сохранили свои судебные, финансовые и муниципальные учреждения и поставлены были в положение равноправное с готами, за одним лишь исключением: только последние могли носить оружие и проходить военную службу»9. Остготы наравне с римлянами должны были платить поземельный налог.

–  –  –

ПРОБЛЕМА «НОРМАННИЗАЦИИ» АНГЛИИ

ПРИ ВИЛЬГЕЛЬМЕ ЗАВОЕВАТЕЛЕ

После завоевания Англии 1066 г. Вильгельм I Нормандский в течение последующих двух десятилетий провел большое количество реформ: земельную, налоговую, военную, административную и реформу королевского двора. В результате начался процесс «норманнизации», под которой следует понимать внедрение в английскую систему нормандских элементов.

Цель статьи заключается в том, чтобы выявить источники реформ Вильгельма и ответить на несколько вопросов. Во-первых, действительно ли «норманнизация» охватила все сферы государственной и общественной жизни, или она носила локальный характер; во-вторых, какую реальную цель преследовала «норманнизация» Англии при Вильгельме Завоевателе. Для этого следует рассмотреть реформы Вильгельма и определить долю «нормандской составляющей» в каждой из них.

Напомним, что Нормандское герцогство представляло собой государство с небольшой территорией, для управления которым не требовалась сложная система, поэтому герцог не имел своей канцелярии, а большая часть приказов отдавалась в устной форме. Герцог имел свой двор (Curia ducus), в который входили доверенные лица, помогавшие ему советами по управлению герцогством. На местах герцогу подчинялись виконты - феодалы, имевшие крупные земельные владения и являвшиеся его представителями. В Нормандии к началу Завоевания уже существовала сложившаяся феодальная система, поэтому герцог имел право на воинскую повинность (servised`ost) и денежные выплаты от своих вассалов.

В Англии до завоевания имелась развитая система канцелярии, делопроизводство велось по единому образцу. При короле изначально существовал двор и совет мудрых, которые с течением времени слились воедино и образовали двор-совет под названием уитенагемот. Существовал и отдельный орган, занимавшийся финансами и налогами. За сбор налогов отвечали шерифы - мелкие землевладельцы-чиновники на местах. Сами же налоги делились на нужды светской и церковной власти. Источниками денежных поступлений служил налог с подданных - фирма, судебные штрафы, пошлины от торговли, доход с личных земель. Затем был введен специальный налог - heregeld, который собирался для откупа от датских отрядов.

Теперь, имея представление об устройстве Англии и Нормандии, можно перейти к характеристике реформ Вильгельма Завоевателя.

В ходе земельной реформы нормандцам, прибывшим в Англию, были выделены земельные наделы. Вильгельм создал систему раздачи земель, при которой каждый держатель выполнял установленные обязанности по аналогии с Нормандией - воинскую повинность (servised`ost) и денежные выплаты. Это «является одним из самых значительных достижений Вильгельма Завоевателя. Он не только сумел сделать преданных ему людей самыми богатыми и влиятельными феодалами Англии, но и обратить процесс раздачи пожалований на пользу обороноспособности своего королевства» 1.

Земля, которой наделяли нормандскую элиту, была нарезана в различных областях Англии, причем довольно часто земли надела находились на довольно большом расстоянии друг от друга. Это были бывшие владения англосаксонской элиты. В зависимости от размера этих владений могли дать и полностью землю одного тэна или составить надел из земель нескольких землевладельцев. Разброс земельной собственности крупных феодалов существовал в Англии до прихода нормандцев. Так что в этой сфере Вильгельм не привнес ничего нового, а воспользовался английской практикой. Такой способ наделения землей связан еще и самим фактом завоевания: земли выделяли по мере того, как их завоевывали.

Зато в сфере налогообложения произошли существенные изменения. Вильгельм распространил на Англию различные налоги, взимавшиеся согласно нормандскому обычному праву, а именно рельеф (налог при переходе лена к новому владельцу), aide (денежная субсидия в связи с экстраординарными обстоятельствами, например, пленением или женитьбой сына), церковную десятину и подати с горожан и евреев2. Одновременно Вильгельм восстановил гельд, датские деньги, налог на собственность, выплачиваемый согласно определенной оценочной стоимости имущества. Этот налог собирался на содержание флота вплоть до 1051 г., когда Эдуард расформировал свои наемные морские силы, после чего он был отДуглас Д.Ч. Вильгельм Завоеватель. Викинг на английском престоле.

М., 2005. // URL: http://ulfdalir.ru/literature/2920/2934/2936 (дата обращения: 08.04.2016).

2. Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X-XII вв. М., 1938. С. 56.

менен. Вильгельм же, широко использовавший наемные войска, заново ввел этот налог, при этом сильно повысив его и, вероятно, взыскивая его каждый год 3.

В королевских казначействах использовали старые донормандские методы подсчета денег, а сбор налогов с владений короля, городов, вассалов короля так же, как и до Завоевания входил в обязанности шерифов. Эти шерифы являлись доверенными людьми короля на местах, исполнявшими его распоряжения. Вильгельм предпочитал привлекать на службу людей, имевших солидное земельное обеспечение. Шерифы получали инструкции непосредственно от королевского двора. Таким образом, по своим функциям они были подобны нормандским виконтам - сходство, усиливавшееся тем, что на должность шерифа зачастую назначались знатные бароны из Нормандии.

Одним из ярких показателей налоговой политики Вильгельма стала «Книга Страшного Суда». Инициатива её составления, несомненно, исходила от самого короля, которому необходимы были адекватные сведения о завоеванной стране для эффективного сбора налогов. Невозможно представить, чтобы такая работа была проделана исключительно герцогской администрацией. Это был результат труда английского королевского правительства, опиравшегося на административное деление, принятое в Англии, и, возможно, использовавшего английскую методику.

Получалось, что Вильгельм ввел нормандские налоги, не отменив при этом английские и даже возродив некоторые из них. Должность шерифа, существовавшая и до Завоевания, была полностью приближена к должности нормандских виконтов, но, в целом, никаких принципиально новых черт внесено не было. А вот сама «Книга Страшного Суда» стала новшеством, аналогов которому ни в Англии, ни в Нормандии, ни где-либо еще не существовало.

В судебной системе Англии до Завоевания существовала смертная казнь за особо тяжкие преступления, судебные испытания железом и водой, то есть ордалии, а также денежные компенсации пострадавшим за причиненный ущерб. В Нормандии также присутствовала практика возмещения ущерба деньгами, ордалии, но не было смертной казни, она была заменена причинением тяжелых увечий, а также существовала совершенно новая для Англии возможБарлоу Ф. Вильгельм I и нормандское завоевание Англии. СПб., 2007.

// URL: http://ulfdalir.ru/literature/2920/2934/2936 (дата обращения: 08.04.ность разрешения судебного спора путем поединка. В судебной сфере изначально существовало разделение для нормандцев и англичан, так называемый «персональный принцип правосудия». По этому принципу англичане судились по местному праву: «Они [Вильгельм и его наследники. - Д. К.] во многих случаях соблюдали эти законы. За кражу и убийство, совершенные против англичан, остались пени, в таких же размерах, соответственно разным областям государства, как то было до завоевания» 4. К нормандцам применяли нормандские законы, так, например, для оправдания иногда достаточно было принести присягу 5. Однако подобная практика существовала лишь в первые годы после Завоевания. Затем и к англичанам начинают применяться нормы нормандского права, в том числе судебный поединок. Именно в этой сфере англосаксонское общество было подвергнуто наиболее существенной «норманнизации».

Теперь следует рассмотреть систему управления, центром которой был двор - «Сuria Regis». «Круг вопросов, находившихся в ведении двора, был весьма широк: он включал в себя все, что вменяется в обязанность законодательной, судебной и исполнительной властям. В особенно трудных случаях, в частности, касающихся судебных вопросов, двор делегировал свои полномочия одному из представителей высшей знати, поручая ему решение этого вопроса» 6.

Так выделилась особая группа людей, немногочисленная и непостоянная по своему составу, которые назывались юстициариями.

С определенной точки зрения этот двор можно было считать просто двором крупнейшего феодала страны. Дела, которыми занимался двор Завоевателя в Англии, мало отличались от тех, которые рассматривал его двор в герцогстве. В этом смысле двор короля Вильгельма, по сути, не отличался от двора герцога Вильгельма, который окружал его до 1066 г. и назывался «Сuria Ducus».

Если же сравнивать «Сuria Regis» с «Сuria Ducus» и уитенагемотом, то можно увидеть, что дела, которыми занимался двор в Англии и Нормандии, были примерно одинаковы и, не считая введения должностей юстициариев, ситуация оставалась такой же, как при Эдуарде Исповеднике. То есть, в отношении говорить о «норТьерри О. История завоевания Англии норманами. СПб., 1859. Ч. 2.

С. 26.

5. Там же.

6. Зюмтор П. Вильгельм Завоеватель. М., 2010. // URL: http://ulfdalir.ru/literature/2900/2913/2916 (дата обращения: 08.04.2016).

маннизации» не приходится, так как принципиальной разницы между уитенагемотом и «Curia Ducus» не существовало изначально.

Одним неоспоримым нововведением было создание королевских лесных угодий. Вильгельм в Англии, именно в Англии, в Нормандии такого закона не было, заявил, что может охотиться там, где ему угодно, и издал законы, защищавшие его дичь вместе с растительностью, среди которой она водилась. Причем эти законы касались всех лесов, независимо от того, кому они принадлежали. Этот закон был издан не только и не столько с целью охраны природы, сколько являлся предупреждением возможных восстаний. Лесные законы Вильгельма фактически запрещали вооруженным людям ходить в лес, а также собираться неподалеку от леса, что, естественно, мешало жителям попытаться выразить свое несогласие с властями в форме вооруженного столкновения.

Реформ с целью внедрения нормандских норм в армию Вильгельма не проводил. Новый король практически сразу же начал использовать в своих интересах королевскую армию и местную самооборону, существовавшие в Англии до него, поскольку английское ополчение fyrd было очень схоже с его нормандским аналогом arrire-ban7. Примером использования Вильгельмом английской военной системы могут служить следующие события. В 1068 г. жители Бристоля по собственной инициативе отразили нападение сыновей Гарольда8. В 1071 г. Вильгельм собрал английские войска и с их помощью провел успешную кампанию против Эксетера 9. Однако исследователи, например, Й. В. Уолкер, считают эту дату неверной и говорят о том, что вместо 1071 г. эти события произошли зимой 1068 г., как раз после попытки нападения сыновей Гарольда10. Вильгельм использовал также английские войска в боевых действиях на континенте, в Мэнской области в 1073 г.: «В этом году, Уильям, король английский, с помощью англичан, которых он привез с собой из Англии, подчинил город в провинции Мэн» 11, - сообщает Роджер де Ховден, ему вторит и Роджер из Вендовера, говоря об ущербе в

7. Пти-Дютайи Ш. Феодальная монархия во Франции и в Англии X-XII вв. С. 55

8. Williams A. The English and the Norman Conquest. Woodbridge., 1995.

P. 221.

9. The Anglo-Saxon Chronicle. Oxford., 2003. P. 136.

10. Уолкер Й.В. Гарольд, последний король англосаксов. СПб.; М., 2014.

С. 232.

11. Roger de Hoveden. The history of England and of other countries of Europe.

From A.D. 732 to A.D. 1201. L., 1823. Р. 164.

Мэне, нанесенном именно английскими войсками 12. В 1075 г. Ланфранк собрал местное ополчение для борьбы с мятежными графами, в чем ему помог аббат Эдельвиг 13. Эти факты доказывают, что Вильгельм максимально использовал систему военной организации, сложившуюся в Англии до Нормандского завоевания.

Таким образом, говорить о «норманнизации» применительно к реформам Вильгельма Завоевателя можно лишь в отдельных случаях. Бльшая часть его реформ является либо возрождением старых английских норм, либо частичным изменением незначительных деталей, либо и вовсе введением новых, отличных от Нормандии, Англии и даже Франции, правил. Можно выделить несколько причин столь незначительных изменений английского права в сторону «норманнизации». Многие английские законы были удобны Вильгельму, поэтому и не были изменены. Стоило также сохранять английские законы, чтобы наладить отношения с местным населением.

И, наконец, самая главная, на мой взгляд, причина, которую подметил Ф. Барлоу14, заключалась в том, что нормандское право мало чем отличалось от права английского. Поэтому можно сделать вывод, что всеохватывающая «норманнизация» английского общества через реформы во всех вышеперечисленных сферах была изначально неактуальна.

12. Roger of Wendower. Flowers of history. The history of England from the descent of the Saxons to A.D. 1235. L., 1849. P. 342.

13. Тьерри О. История завоевания Англии норманами. Ч. 2. С. 57-58.

14. Барлоу Ф. Вильгельм I и нормандское завоевание Англии. СПб., 2007.

–  –  –

Характерной чертой исторической науки последних десятилетий стало развитие биографической истории, дающей возможность рассмотреть прошлое человечества в личностном измерении.

К сожалению, состояние источников делает крайне затруднительным изучение биографий выдающихся деятелей Средневековья, что в полной мере относится к героям эпохи Крестовых походов.

Когда заходит речь о крестоносной эпопее, в первую очередь вспоминаются имена королей - предводителей Третьего крестового похода – Ричарда I Львиное Сердце, Фридриха I Барбароссы и Филиппа II Августа. Что же касается их предшественников, то они известны гораздо менее. Малоизученной остаётся и политическая история латинского Востока эпохи крестовых походов.

Многим известно, что в 1187 году мусульманский полководец Салах ад-Дин (Саладин) отвоевал Иерусалим у христиан, что послужило импульсом к началу Третьего крестового похода на Восток.

Но предыстория взятия Саладином Иерусалима остаётся малоизвестной широкому читателю. Прежде чем город пал, Иерусалим несколько месяцев выдерживал осаду, стойко отбивая атаки мусульман. При этом силы латинских рыцарей были обескровлены поражением при Хаттине, которое они потерпели в том же 1187 г., и потому защитники города проявили незаурядное мужество, защищая укрывшихся в Иерусалиме женщин и детей от жаждущих мести сарацин.

Обороной города руководил Балиан д’Ибелин - храбрый воин и весьма хитроумный дипломат, заслуживший своими поступками уважения самого Салах ад-Дина. Так кем же был, тот самый барон Балиан д’Ибелин? Ответить на этот вопрос мы и попытаемся в настоящей статье.

Как утверждают зарубежные исследователи, почти все известные дошедшие до нас источники сообщают, что Балиан родился в Иерусалимском королевстве в середине XII века. Основываясь на сведениях хронистов первой половины XII века, историки неоднократно пытались восстановит историю его семьи, но прийти к единой точке зрения им не удалось. Наиболее правдоподобная, на наш взгляд, гипотеза, однако, заключается в том, что Балиан был третьим сыном одного из первых баронов д'Ибелин, владевшего относительно небольшой вотчиной, которая была основана в середине 1140-х гг. как оплот против города Аскалона, являвшегося главной опорной точкой египтян, откуда организовывались постоянные рейды на Иерусалим1.

Если обраться к генеалогическому древу 2, составленным немецким историком и прозаиком Еленой Шредер, то можно установить, что Балиан был третьим сыном Балиана Старшего (от фр. Барисан) от брака с Элоизой де Рамла, при котором и был воздвигнут форпост для обороны Иерусалима близ Аскалона - «Замок Ибелин, построенный королем в 1141 г., был доверен Балиану, коннетаблю графства Яффаского»3.

Замок Ибелин располагался в окрестности сеньории Рамла, которая в 1148 г. после прекращения рода баронов де Рам по наследству перешла к баронам Ибелинским. Известно, что после смерти в 1150 г. Балиана Старшего, его владения достались старшему сыну Гуго, умершего в 1171 г. бездетным, а от него - к следующему по старшинству Балдуину, унаследовавшему сеньорию Рамла и замок Ибелин. Так как мы почти не имеем сведений о Балиане II до 1177 года, можно предположить, что он являлся вассалом своего старшего брата Балдуина, ставшего бароном де Рам.

Первые упоминания о Балиане появляются в 1177 году - «Сторонником Балдуина был его брат, некий Балиан из Ибелина, супруг королевы Марии, вдовы короля Амори»4. С этого момента Балиан становится известен как барон Ибелина и супруг королевы-матери Марии Комнин, вдовы короля Амори I Иерусалимского.

Упоминания о брате Балдуина де Рама, надо полагать, появились после битвы при Монжизаре, при перечислении участников блистательной победы короля Балдуина IV над превосходящими силами сарацин под командованием султана Салах ад-Дина. Сведения сообщаются оруженосцем Балиана, Эрнулем, составившим

1. Defender of Jerusalem: The True Story of Balian d'Ibelin // URL:

http://defendingcrusaderkingdoms.blogspot.ru/2015/08/balian-dibelin-defenderof-jerusalem.html (Дата обращения: 09.06.2016)

2. Schrader Helena P. Defender of Jerusalem: A biographical novel of Balian D'Ibelin. Published by Wheatmark. 2015.

3. Ришар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. СПб., 2002. С. 107.

4. Chronique d'Ernoul et de Bernard le Trsorier. Paris, 1871. P. 44. [Ср.: «Cis Bauduins avoit.i. frre qui avoit non Belians de Belin et avoit le roine Marie a femme, qui fu femme le roi Amauri»].

хронику Иерусалимского королевства - «Говорят, о том, что Балиан принимал участие в битве, произошедшей при Монжизаре. Балдуин де Рам со своим братом Балианом, участвовали в первоначальном сражении, затем в более масштабной битве, в которой сарацины обратились в бегство и были побеждены» 5. Исходя из текста источника, Эрнуль рассказывает о том, что Балиан вместе со своим братом Балдуином принял участие как в первом сражении, в ходе которого был разбит осадный отряд Салах ад-Дина под Аскалоном, так и во втором, более крупном сражении, когда было разгромлено главное войско сарацин.

Итак, с 1177 г. Балиан II д’Ибелин выходит из неведения и становится одним из виднейших баронов на политической арене Иерусалимского королевства. Весьма удачный брак с вдовствующей королевой укрепил положение рода Ибелинов и самого Балиана. В качестве приданого Марии Балиан получил в держание (при жизни жены) сеньорию Наблус; виконтом же города Наблуса (в 1176-1187 гг.) был Амори, муж Эстефании д’Ибелин, дядей которой приходился Балиан д’Ибелин. По этой причине он также именовался в хрониках и грамотах как Балиан Наблусский 6.

Главное же преимущество брака заключалось в том, что Балиан стал отчимом дочери Амори I от брака с Марией Комнин - Изабеллы, приходившейся сводной сестрой королю Балдуину IV и Сибилле Иерусалимской, и являвшейся второй по очерёдности наследницей престола, после своей полноправной сестры.

В 1177-1186 гг. Балиан участвовал во многих военных кампаниях иерусалимского короля и получил место в Высшей курии - «парламенте» Иерусалима. За этот период д’Ибелин присоединился к партии Раймунда III, графа Триполи, выступившего против брака Сибиллы и Ги де Лузиньяна, дающего последнему право на престол.

Сам Балдуин IV запретил передачу короны после своей смерти Ги и призвал к коронации своей сводной сестры Изабеллы. Партия Лузиньянов расхищала казну королевства, чем и заслужила неодобрение короля.

В 1186 г. после смерти больного проказой короля Балдуина IV и его преемника Балдуина V, королем Иерусалима все же был провозIbid. [Ср.: «Or vous lairai atant de Belyan ester, si vous dirons de la bataille qui fu devant Monghisart. Bauduins de Raymes et ses frres Belyans, ki le premiere bataille eurent, coisirent le plus forte bataille que li Sarrasin avoient et poinsent viers aus, si le desrompirent toute et venquirent»].

6. См.: Нечитайлов М.В. Бальян II д’Ибелен. // URL: http://deusvult.rubalian-ii-ibelen.html (Дата обращения: 09.06.2016) глашён супруг Сибиллы - Ги де Лузиньян. В ответ на это в Наблусе Балианом д’Ибелином и его братом Балдуином де Рама была созвана ассамблея баронов, для противостояния Лузиньянам и низложения с престола Сибиллы в пользу Изабеллы - «Раймунд напомнил им о клятве, принесенной Балдуину IV, согласно которой Ги формально был лишен права наследовать корону…»7. Балиан предложил супругу Изабеллы Онфруа Торонтскому выступить против Ги, на что тот ответил отказом и отправился в Иерусалим. Государственный заговор был подавлен в самом зародыше. Ассамблее баронов пришлось признать нового короля.

Дальнейшие события в королевстве заставили Балиана выступить в качестве миротворца между непокорным графом Триполи, заключившим союз с Салах ад-Дином и королем: потребовалось вмешательство Балиана д’Ибелина, чтобы остановить Ги, который намеревался атаковать Раймунда III8. Понимая, что силы королевства будут крайне истощены в гражданской войне, Балиан настоял на переговорах и выступил с посольством к графу. Вместе с архиепископом Тирским Балиан прибыл в Тивериаду, где и исполнил свою миссию: граф внял их аргументам, осознал печальные последствия своей измены делу христиан и немедля отправился к Иерусалиму 9.

В 1187 г. в момент вторжения сарацин, Балиан вместе с Раймундом принимали участие в рядах королевской армии в неудачной для христиан битвы у «рогов» (холмов) Хаттина: «Балиан Ибелинский и граф Джоселин образовывали арьегард» 10. В битве был пленен весь высший свет королевства. Однако Балиану удалось избежать плена и удалиться в Иерусалим, где жители призвали его возглавить оборону города: «Когда Балиан прибыл в Иерусалим, - сообщает хронист Бернардт Казначей, - городское население встретило его с радостью, дало по этому случаю праздник и просило его именем Бога взять на себя его защиту и управление» 11. Начиная с 20 сентября 1187 г. Иерусалим находился в осаде и отражал атаки муРишар Ж. Латино-Иерусалимское королевство. С. 168.

8. Там же. С. 168.

9. Нечитайлов М.В. Бальян II д’Ибелен. // URL: http://deusvult.ru/20balian-ii-ibelen.html (Дата обращения: 09.06.2016)

10. Эрнуль. Хаттинская битва, 1187 // URL: http://www.monsalvat.globalfolio.net/rus/dominator/guylusignan/ernul_hattin/index.php (Дата обращения: 10.06.2016).

11. Бернард Казначей. История завоевания заморской земли // [URL:

http://www.vostlit.info/Texts/rus17/Bernardus_Thesaurarius/text1.phtml?id= 10632 (Дата обращения: 10.06.2016).

сульман под руководством Балиана. К началу октября, когда стало ясно, что город не в состоянии обороняться дальше, Балиан предложил Салах ад-Дину переговоры о капитуляции города. «Несколько раз, - отмечает Е. Монусова, - возвращался Балиан Ибелинский в лагерь султана, но тот оставался неумолим. Однажды старый воин объявил Саладину, что если он не смилосердится над христианами, то они окончательно придут в отчаяние, подожгут Иерусалим и превратят Священный город в кучу развалин и в одну обширную могилу» 12.

Такая перспектива встревожила султана, и он согласился принять капитуляцию на относительно благоприятных для крестоносцев условиях. Жителям города предоставлялся свободный выход за выкуп за себя и сопровождение до побережья. Балиану удалось убедить султана освободить за 30 тыс. безантов 7000 бедняков. После этого Саладин, чтобы засвидетельствовать свое уважение к Балиану, отпустил еще 500 человек, еще 1000 выпросил брат Саладина, и 700 патриарх. Балиан до последнего тщетно упрашивал султана освободить всех, кто остался в городе и не мог заплатить выкуп, а затем сопровождал последнюю группу беженцев из Иерусалима до Триполи13.

После этого Балиан на несколько лет исчез из политического поля, но в 1190 г. после смерти Сибиллы и двух ее дочерей, он вновь заявил о себе. Законные наследники на престол умерли, а, значит, по традиции Иерусалимского королевства право на трон принадлежало Изабелле. Ее новый супруг видный барон Конрад Монфератский, благодаря закулисным играм барона д’Ибелина, смещает с престола Ги де Лузиньяна и становится королем Иерусалима. А сам Балиан был назначен на пост первого советника короля и оставался таковым до своей смерти в 1193 г. Следует отметить, что благодаря усилиям Балиана, Ричарду Львиное Сердце удалось заключить перемирие с Салах ад-Дином на три года, что позволило продлить существование Иерусалимского королевства еще на четверть века.

Таков событийный ряд жизненного пути одного из виднейших представителей аристократической верхушки Иерусалимского королевства времён утраты Иерусалима.

Интерес к сохранившимся свидетельствам источников об этой незаурядной фигуре истории Иерусалимского королевства в значиМонусова Е.История крестовых походов. М., 2010. С. 124.

13.См.: Нечитайлов М.В. Бальян II д’Ибелен. // URL: http://deusvult.ru/20-balian-ii-ibelen.html (Дата обращения: 09.06.2016) тельной мере объясняется тем, что имя Балиана д’Ибелина приобрело в последние годы широкую известность благодаря знаменитому фильму Р. Скотта «Царство небесное», а созданный О. Блумом образ воителя-крестоносца завоевал сердца миллионов зрителей.

Уже первое обращение к сообщениям источников позволяет установить существенную разницу между кинематографическим образом и реальным историческим персонажем. Видится в связи с этим интересной задача подробного рассмотрения сохранившихся источников, в ходе которого будет восстановлена картина реальной драмы истории, которая позволит обогатить наши представления об эпохе крестовых походов.

–  –  –

Семья занимала важнейшее место в средневековом обществе, в том числе городском. Семейные отношения проникали во все формы взаимодействия горожан, включая и производственную деятельность: корпорации, гильдии, компании в определенной мере также строились на основе семейных отношений. Семья была необходима по соображениям не только хозяйственным или продолжения рода, но и общественного престижа. Через семью, прежде всего, включался человек Средневековья в общественную жизнь; семья была хранительницей традиций, передатчиком памяти поколений и социально-психологических представлений, формировавших систему ценностей и кодекс социального поведения индивида 1. Институт семьи служил для традиционных целей – продолжения рода и партнерской взаимопомощи, но также играл очень важную социальную функцию – расширение и укрепление связей между родами и повышение социального статуса2.

Особенно ярко подобные процессы протекали во флорентийском обществе XIV-XV вв., достигшем социальной, экономической и политической зрелости.

Наглядным примером отношений такого рода могут служить отношения супругов Датини - купца Франческо и его жены Маргариты. Семья Датини была не только состоятельной, но и влиятельной в политических и интеллектуальных кругах Прато и Флоренции.

Главным источником в изучении данной проблемы являются письма Маргариты Датини, адресованные её супругу. Архив Датини насчитывает около 150 тыс. писем. Большую часть переписки составляют деловые письма Франческо. Нами были изучены 29 писем

1. См.: Чернова Л.Н. Правящая элита Лондона XIV-XVI веков: олдермены в контексте экономической, социальной и политической практики. Саратов, 2005. С. 367.

2. См.: Ануприенко И.А., Краснова И.А. Замужняя женщина и хозяйка дома во Флоренции XIV - начала XV вв.: судьба Маргариты Датини // Адам и Ева: Альманах гендерной истории. / Под ред. Л.П. Репиной. М., 2006. № 12.

С. 264-273.

Маргариты, переведенные на русский язык3. Они представляют собой традиционный, но не менее интересный образец мировоззрения и ментальных установок статусной горожанки позднего Средневековья.

Изучение писем Маргариты Датини, написанных в период 1383-1401 гг., и литературы, прежде всего, статей И.А. Красновой4 и И.А. Ануприенко, позволило выявить следующее.

Семья Датини представляла собой довольно сложное образование. В неё входили, помимо супругов, родственники Маргариты, компаньоны, факторы и служащие Франческо, слуги и сезонные рабочие. Это было большое домохозяйство, где у каждого было своё место и собственные обязанности. И такая ситуация характерна для большинства флорентийских семей того периода.

Глава семейства - Франческо ди Марко Датини - являлся выходцем из незнатной семьи члена цеха содержателей таверн 5. В дальнейшем Маргарита, чтобы уколоть гордость мужа, не раз напоминала ему о его скромном происхождении. Но этот человек неблагородного происхождения добился колоссальных высот на купеческом поприще и завоевал беспредельное уважение горожан Прато, которые воздвигли в его честь монумент. Его считают изобретателем такого революционного в торговом и банковском деле предмета, как вексель. Кроме широчайших деловых связей на территории

3. См.: Письма Маргариты Датини // Гендерная история Западной Европы: Хрестоматия. / Сост. Л.П. Репина, А. Г. Суприянович. М., 2006. Кн. III.

С. 147-186.

4. См.: Краснова И.А. Горожанки Флоренции между семьей и монастырем: индивидуальный выбор, брачные стратегии и социальное принуждение Адам и Ева: Альманах гендерной истории. / Под ред. Л.П. Репиной.

М., 2010. № 12. С. 125-153; Ануприенко И.А. Проявление женских эмоций в семье: отношение к супругу и детям в Италии XIV-XV вв. // URL:

http://superinf.ru/view_helpstud.php?id=1198 (дата обращения: 28.03.2016);

Она же. Предназначение, воспитание и образование женщины в итальянской семье XIV–XV вв. // URL: http://superinf.ru/view_helpstud.php?id=1194 (дата обращения: 28.03.2016); Она же. Организация свадьбы в Италии XIV-XV вв. и ее социальный смысл. // URL: http://superinf.ru/view_helpstud.php?id=1193 (дата обращения: 28.03.2016); Она же. Круг общения итальянских женщин XIV-XV вв. в семье и за ее пределами.

// URL:

http://superinf.ru/view_helpstud.php?id=1199 (дата обращения: 28.03.2016).

5. Ануприенко И.А., Краснова И.А. Замужняя женщина и хозяйка дома.

С. 265.

почти всей Европы и стран Леванта6, Франческо прослыл образованным и просвещенным человеком. Вокруг него сложился круг почитателей в лице интеллектуалов и творческих личностей эпохи Возрождения, таких, например, как новеллист Франко Саккетти.

Несмотря на материальный успех и обширные связи в купеческих кругах, Франческо не хватало самого необходимого - престижа и вхождения в более высокие слои социума. И, приобретя хорошую репутацию, накопив приличное состояние, т.е., став важным членом коммунального сообщества, перешагнув сорокалетний рубеж, Франческо взял в жены юную Маргариту. Она происходила из знатной, но обедневшей семьи Бандини. Молодой, неопытной, выросшей и воспитанной в патриархальных традициях девушкой было легче управлять, подчинять собственному сложившемуся укладу.

Как известно, стереотип поведения жены того периода подразумевал послушание и подчинение мужу, заботу о его здравии и выполнение его прихотей7. И Маргарита в своих письмах не раз упоминает о том, что знает свое место, ее это удовлетворяет, и она принимает многое с покорностью.

Немаловажным мотивом, по которому выбор Франческо пал на Маргариту, было также то, что женщины из семьи Бандини славились плодовитостью8, а продолжение рода было не только основополагающей целью брака, но и крайне важно для продолжения сыновьями дела отца семейства. Однако детей у четы Датини не было.

И в этом смысле супружеская жизнь этой семьи несколько выходила за рамки традиции. Почему у Маргариты и Франческо не было детей, неизвестно. Это кажется странным, так как со стороны Маргариты родственницы отличались высокой фертильностью. У самого Франческо было несколько бастардов.

Не имея собственных детей, донна Датини ухаживала и воспитывала детей своих родственников (Лапа ди Джунта), друзей семьи (сын нотариуса Лапо Маццеи), служащих и младших компаньонов.

Кроме того, с 1398 г. Маргарита воспитывала как свою дочь ДжиРолова А.Д. Торговое делопроизводство: бухгалтерия, торговые книги, переписка // Город в средневековой цивилизации Западной Европы: В 4 т. / Под ред. А.А. Сванидзе. Т. 2: Жизнь города и деятельность горожан.

М., 1999. С. 26-30.

7. См.: Ануприенко И.А. Предназначение, воспитание и образование женщины в итальянской семье XIV-XV вв. // URL: http://superinf.ru/view_helpstud.php?id=1194 (дата обращения: 28.03.2016)

8. Ануприенко И.А., Краснова И.А. Замужняя женщина и хозяйка дома.

С. 266.

невру - бастарду Франческо 9. Такая ситуация, на первый взгляд, кажется необычной. Но, возможно, в ситуации отсутствия у супругов общих детей, взятие в семью и воспитание бастарда могло стать неким выходом из сложившейся ситуации. Кроме того, это можно рационально объяснить. Во-первых, в Средние века была необычайно высокая детская смертность (у нотариуса семьи Датини сэра Лапо Маццеи из 14-ти детей выжили лишь пятеро). Особенно серьезные масштабы она приобрела во время эпидемии чумы, которая бушевала на протяжении всего XIV в.; и дети, даже внебрачные, в подобных условиях имели ценность как продолжатели рода и хранители наследия семьи. Во-вторых, адюльтер формально считался в глазах церкви и общества серьезным грехом, но фактически мужская измена никак не санкционировалась, в отличие от адюльтера женского - за подобные действия ее могли покарать очень сурово.

Маргарите не удалось испытать счастья материнства, в полной мере компенсировала она это в качестве идеальной хозяйки дома.

Мать, жена и хозяйка - это главные гендерные стереотипы, касающиеся женщин того периода. Быть хозяйкой дома во Флоренции, как и других городов Италии, в XIV-XV вв. - задача весьма сложная и ответственная. Дом для состоятельного флорентийца - это не только собственно дом, где постоянно живет семья, но и загородная резиденция, сады, огороды, виноградники, поля. У семьи Датини все это было: дом в Прато, палаццо во Флоренции и загородная резиденция в Палько (в которой, кстати, Маргарита принимала подесту и его свиту). К этому следует прибавить многочисленные конторы и лавки Франческо. Присмотр и управление всем этим хозяйством входило в обязанности донны Маргариты. Постоянные слуги и служанки, рабы, сезонные рабочие составляли штат помощников богатой флорентийки. Приготовление запасов (оливкового масла, муки, сыра, уксуса), прядение шерсти и шитье, решение текущих и экстраординарных задач 10 - все это составляло реестр обязательств рачительной и организованной хозяйки. Во всех своих письмах

Маргарита дает подробнейший отчет о хозяйственных операциях:

кто и сколько из слуг чего сделал, сколько и чего сшили, что оставили себе, а что отправили родственникам и друзьям 11.

9. Ануприенко И.А., Краснова И.А. Замужняя женщина и хозяйка дома.

С. 268-269.

10. Письма Маргариты Датини. С. 150, 155, 161, 163.

11. Там же. С. 157, 67-168.

Помимо этого, донна Датини информировала супруга о местах, которые она посещала. Такая обстоятельность в ее письмах объясняется, возможно, тем, что в доме царила атмосфера недоверия и шпионажа12. В качестве доносчиков выступали слуги или мелкие служащие Франческо. Маргарита оправдывается, старается первой указать, где и с кем она пребывала, и обвиняет в искажении фактов слуг. Такое отношение недоверия к себе со стороны супруга печалило и угнетало ее.

Кроме доносительства со стороны слуг, Маргариту раздражали обвинения Франческо во лжи и её некомпетентности в хозяйственных делах. Маргарита старается разумно объяснить супругу правоту своих мыслей или действий. Самое неопровержимое доказательство превосходства Маргариты-хозяйки над своим мужем дано в письме от 3 декабря 1398 г.: «…Я умею присматривать и за твоими, и за своими делами, и никому не придется меня учить, потому что я поступаю подобно хозяину осла: никто не прикоснется к животному лучше, чем он»13.

Во многих письмах, кроме слов заботы о здоровье и репутации мужа, Маргарита говорит о своей любви. Но была ли это настоящая, искренняя любовь или просто дань уважения традициям, судить сложно. В браках по расчету скорее могла возникнуть некая эмоциональная привязанность, нежели нежные, романические чувства.

Жена была связана с мужем юридически, духовно и материально и зависела от него полностью. Но, тем не менее, между ними установились крепкие, если и не совсем дружественные, но положительные отношения. Да, Маргарита была также не в восторге от своего нареченного, но такова была её судьба: «все, что я делаю, из любви к тебе, хотя знаю, что ты не таков, как мне хотелось бы, и никогда таким не был». В дальнейшем, Маргарита дает яркую характеристику супруга, сравнивая того с кошкой [которая гуляет сама по себе. Б.

М.]: «Кошка, присланная тобой, сотворена по твоему подобию:

если мы держим ее связанной, она становится бешеной, если развязываем, она убегает...»14. Подобное сравнение дает пищу для размышлений.

В некоторых письмах Маргарита с осторожностью просит супруга о приятных для нее мелочах: купить модную юбку (не саму сиАнуприенко И.А., Краснова И.А. Замужняя женщина и хозяйка дома.

С. 267.

13. Письма Маргариты Датини. С. 182-183.

14. Там же. С. 168-169.

цилийскую, а лишь ее подобие, т.е. сицилийская юбка, очевидно, весьма дорого стоила), прислать так любимые ею лимоны или красивую шкатулку… Потеря дорого кольца с сапфиром сильно расстроила Маргариту, а Франческо, который был очень прижимистым, довела до очередного приступа хандры.

Данный источник позволяет не только судить о нравах и традициях Флоренции рубежа XIV-XV вв., но и получить характеристики живущих в то время людей. В письмах отображается период почти в 20 лет: где-то с 1383-84 по 1401 г. Очевидно, вначале они представляли собой отчет о ведении домохозяйства в отсутствии главы семьи. Но постепенно стали наполнятся другой информацией: мыслями и переживаниями Маргариты, ее советами и пожеланиями. Т.е. на данном примере можно проследить некую эволюцию в развитии женщины того времени. Маргарита не была образованной. Так как семья была обедневшей, трата на обучение дочери письму и чтению посчиталась бы нерациональной. Кроме того, жена должна быть послушной и богобоязненной. Первые письма Маргарита надиктовывала служащим Франческо либо нотариусу и другу семьи Лапо Маццеи. В дальнейшем именно он обучал грамоте Маргариту, когда она была уже в довольно зрелом возрасте, перейдя 30-летний рубеж. Таким образом, письма, написанные в 1390-е гг.

можно считать ее собственными, теми, которые написала непосредственно она. Маргарита в свободное от домашних дел время любила читать, в основном литературу религиозного толка.

Таким образом, письма Маргариты Датини представляют собой ценный источник в изучении гендерных представлений и реалий, господствовавших во флорентийском обществе XIV-XV вв., а также в исследовании быта, традиций и ментальных установок. Письма Маргариты Датини позволяют заглянуть в частную жизнь одной купеческой семьи и увидеть происходящее её глазами. С одной стороны, семья Датини является типичной, если брать состав семьи и обязанности домочадцев. С другой стороны, ее можно назвать уникальной: супруга была выше по статусу своего мужа, что часто проявляется в письмах, а также семья была бездетной, но взяла на воспитание одну из внебрачных дочерей Франческо.

–  –  –

ГОРОДА ИТАЛИИ НА СТРАНИЦАХ «СТРАНСТВИЙ»

ИСПАНСКОГО ИДАЛЬГО ПЕРО ТАФУРА

Как известно, кодекс рыцаря «включал различные испытания и подвиги, в том числе путешествие. Для средневековой литературы в высшей степени характерен образ странствующего рыцаря, который должен обрести себя в вечном поиске приключений и борьбе против злых сил… в связи с потерей военных функций рыцарей, некоторые стали отправляться в путешествие ради проявления своего рыцарства – для преодоления трудностей пути и совершения благородных поступков» 1. Сказанное в полной мере применимо к кастильскому идальго Перо Тафуру (ок. 1405/1410-1484), который оставил воспоминания о своих странствиях. Однако сам Тафур в качестве мотива путешествий называет не только необходимость упражняться в доблести и возвеличивать рыцарство, что в полной мере вписывается в чрезвычайно развитую в Кастилии рыцарскую этику. Но также - знакомство «с тем, что наиболее выгодно для государства и его устройства» 2. А это уже бюргерский и более ренессансный, чем средневековый довод, и он также объясним бурно развивавшимися в Кастилии торговлей и городами.

Путешественник, бывший «не слишком родовитым, но зато располагающий обширными денежными ресурсами» 3, побывал в разных городах, начиная от Сеуты, Константинополя и Иерусалима и заканчивая Страсбургом, Прагой и Веной. Для Средних веков маршрут Тафура являет собой невероятный размах, а его «Странствия» - уникальное сочинение, сохранившее в себе свидетельство небывалых приключений.

В своих воспоминаниях наибольший объём, около трети книги, Перо Тафур отвёл итальянским городам. Безусловно, такое внимание к Италии было связано не только с любовью путешественника к ней - итальянцы, как известно, превосходные мореплаватели, поБелоруссова С.Ю. Антропология путешествия (южноевропейские путешественники XV в.). Саарбрюккен, 2013. С. 62.

2. Тафур П. Странствия и путешествия / Пер., предисл. и коммент.

Л.К. Масиеля Санчеса. М., 2006. С. 2.

3. Масиель Санчес Л.К. Придворная одиссея одного кастильского идальго XV в. // Двор монарха в средневековой Европе: явление, модель, среда / Под. ред. Н.А. Хачатурян. М., 2001. С. 265.

этому испанец был вынужден обращаться к ним именно как странник к перевозчикам: большая часть путешествия Тафура проходила на купеческих итальянских кораблях4. Помимо этого, Италия, в силу своего географического расположения, была наиболее удобна для Тафура-путешественника в контексте соединения Запада и Востока.

В некогда разобщенной на отдельные земли Италии Тафур бывал несколько раз. Самыми посещаемыми городами стали Венеция, Генуя, Феррара, Флоренция, Неаполь и, конечно, Рим - центр культурной и религиозной жизни не только итальянских земель, но Европы.

В данной статье остановимся на характеристике описаний Тафуром Венеции и Рима, которым уделено наибольшее внимание в «Странствиях».

В Венеции Тафур бывал неоднократно и посвятил этому городу немало страниц (больше только Риму). Напомним, что посещение кастильцем Венецианской республики в 1436-1439 гг. пришлось на период затишья в ходе Ломбардийских войн с Миланским герцогством (1425-1454). Венеция на тот момент была относительно спокойна, она расширила свои владения за счёт войны, «не посягала на новые территории, а сосредоточилась на защите имеющихся и сдерживании Милана»5.

Какой увидел Венецию Перо Тафур? Он утверждает, что город географически занимает весьма большое пространство, однако застройка Венеции очень тесная, и он очень густо населён. «Говорят, что в нём семьдесят тысяч горожан, но иностранцы и прислуга, в особенности рабы, в большом изобилии; у города нет стен и ни одной крепости и, как в Кастилии у каждого есть лошадь, чтобы ездить верхом, у каждого из них есть кораблик и юнга, который гребёт»6. Один из самых знаменитых «мифов» о Венеции (даже в наше время) - очень дурно пахнущая вода, однако идальго пишет, что «мне никогда не было плохо [от воды], и не воняла она как иная» 7.

Вообще, венецианцы пеклись об облике родного города, и испанец отмечает, что Венеция столь чистая, что бродишь по ней словно по

4. Белоруссова С.Ю. Мотивы «Странствий и Путешествий» кастильского идальго Перо Тафура // URL: http://mes.igh.ru//s207987840000549-2-1 (дата обращения: 01.03.16).

5. Норвич Д. История Венецианской республики / Пер. Ю. Федоренко.

М., 2009. С. 61.

6. Тафур П. Странствия и путешествия. С. 57.

7. Там же. С. 58.

изысканной зале. Город в середине XV в. был хорошо вымощен кирпичом и каменными плитами, поэтому там не было насекомых, не скапливалась грязь и, что важнее, вода, а летом не было пыли.

Венеции, сплошь окружённой водой, очень важно, чтобы воздух вокруг не загрязнялся, поэтому горожане разводили костры, жгли благовония и носили ладанки, чтобы предотвратить застой воздуха над водой и, как следствие, возникновение инфекционной болезни.

Говоря о застройке города, Тафур описывает сооружения светские и культовые. Нужно сказать, что поездка кастильца не носила паломнического характера - такая цель была поставлена только для посещения Святой Земли, но всё же в каждой местности Тафур считает нужным осмотреть святыни, часто - посетить мессу. В Венеции, как он пишет, было «много церквей, монастырей и постоялых дворов»8. Описывая красоты убранства христианских культовых сооружений, Перо рассказывает про церковь Св. Марка, «которая самая старшая и глава всему» 9 и в которой он отслушал мессу.

Перо Тафур оставил также описание светской застройки Венеции. Так как на тот момент город был в витке экономического подъма, то и предстал он перед путешественником с «очень высокими и весьма замечательными домами» 10, с большим количеством комнат и множеством печей. Венецианцы, как отметил кастилец, «кичатся богатыми порталами и окнами, обращёнными на улицу, богато украшенными золотом и изразцами, облицованными мрамором» 11.

Гордящийся своим происхождением, Тафур очень любил в своих воспоминаниях рассказать, как его тепло принимали дожи, а также короли, императоры и султан. Поэтому трудно сказать, относится ли упоминание про облицованные мрамором дома к обычным горожанам, или же Тафур обобщает виденные им обиталища знати.

Кроме того, в Венеции XV в. было чрезвычайно много соотечественников путешественника - таких же кастильских идальго, поэтому вполне возможно, что кто-то из них мог рассказать Перо о быте венецианцев.

Но прежде всего, Венеция для Тафура - процветающий город.

Восхищение испанца вызывает честность венецианских купцов, в частности, в выплатах по векселям. И вообще «…эти люди во многом полагаются на честность, меня не удивляет, что люди, ездящие

8. Тафур П. Странствия и путешествия.

9. Там же.

10. Там же. С. 59.

11. Там же.

по всему миру, имеют подобные правила, иначе не могли бы они с уверенностью отправляться в плавание»12.

Тафур говорит о рынке, находящимся недалеко от церкви св.

Марка: «и там каждый четверг устраивается базар, знаю, что куда лучше, чем рынок в Торе-дель-Кампо, деревни близ Хаэна [что в Кастилии]», - тем самым делая очередной реверанс в сторону Венеции. «Никогда не видывал я ни столь обеспеченной земли, ни столь большого рынка пропитания»13, - заключает Тафур.

Процветание Венеции, описанное «яркими красками», путешествующий идальго связывает во многом с разумной организацией управления и городской жизни. Масиель Санчес, переводчик сочинения Тафура на русский язык, обратил внимание на то, что тот очень любит подчёркивать своё знатное происхождение. И в связи с этим рассказы Перо о венецианских дожах приводятся в воспоминаниях, если не с одной-единственной, то главной целью - сказать, что дожи избираются из «идальго по происхождению» 14.

Тафур сообщает, что у жителей Венеции был закон, по которому, как уже было сказано, дожа можно избирать исключительно из идальго и пожизненно, однако его можно лишить службы, «если совершит что-либо»15 [что именно - не указано]. Восхищение Тафура вызывает строгость законов в сочетании с их мудрым употреблением. Каждое воскресенье идальго города собираются и слушают сообщения о прошедших за неделю событиях, о делах управления, а также гражданских и уголовных. Военные вопросы находятся в ведении Тайного совета, то есть дожа и выборных лиц, и на собрании не обсуждаются.

Перо Тафур упоминает показательный случай. Венецианцы казнили одного из дожей, которого пытались соблазнить предложением о единоличном захвате власти, и который отказался это сделать. Его поступком горожане гордились, но смерти он был предан за то, что утаил сведения об этом деле от синьоров совета, ведь в этом случае могло бы содержаться что-то против государства. Перо Тафур был в зале, где выставлены гербы дожей, и только герб вышеупомянутого правителя закрыт чёрной занавесью - венецианцы гордятся тем, что наказывают кого-то в вечное напоминание об этом.

12. Тафур П. Странствия и путешествия. С. 61.

13. Там же. С. 58-60.

14. Там же. С. 60.

15. Там же.

По обширности описания Тафуром среди итальянских городов с Венецией может соперничать лишь Aeterna urbs - «Вечный город»

Рим, колыбель европейской цивилизации. «Несмотря на свой упадок, Рим занимал важное место в ментальности рыцарей-христиан», «…европейцы считали этот город колыбелью своей идентичности»16. И хотя христианский Рим для Тафура был почти таким же «чужим», как и мусульманские города (по-настоящему «своими»

для него, скорее всего, были только испанские земли), он отозвался о Риме, о его зданиях и сооружениях исключительно восторженно и написал так много, как ни о каком другом городе и ни о каких других памятниках. «И если, из-за великолепия и величия их, упущу что-либо, да простят меня, ибо не хватает меня на [описание] столь великого творения, хотя бы и занесённого землёй, разрушенного, низвергнутого и лишённого мощи»17.

Все памятники зодчества, увиденные и описанные странником, можно условно разделить на две группы - языческие и христианские. Рассказ Тафура о языческих древностях интересен помимо прочего тем, что путешественник каким-либо образом обязательно «привязывает» их к христианству (они либо являются предвестниками великой религии, либо на месте монументального дохристианского сооружения или просто важного для римлянина здания находится святое теперь уже для католика вместилище). Тем самым испанец как бы связывает две истории Рима, такие разные, антонимически друг на друга не похожие, в одну, знакомую ему. И делает это благодаря памятникам, имеющим глубокий смысл не только для самоидентификации римлян, но и всех западных христиан.

Интересно и подчас неожиданно читать в сочинении кастильца его описания церквей. Он говорит, что, например, «церковь Св.

Петра - замечательная церковь, у неё великолепный вход с высокими ступенями, наверху богато отделанной мозаикой; внутри она велика, но очень бедна, плохо убрана, грязна и попорчена во многих частях». А резиденция папы представлена у путешественника как «обычное здание, более того, как я заметил, плохо украшенное» 18. И если последнее можно отнести к похвале папе в его стремлении к нестяжанию, то первое, вероятно, сказано с досадой (из воспоминаний Тафура можно понять, что он истинно верующий католик).

16. Белоруссова С.Ю. «Свой» и «чужой» мир в записках южноевропейских путешественников XV в. // Науковi записки Нацiонального униiверситету «Острозька академiя». 2014. № 14 (1). С. 135.

17. Тафур П. Странствия и путешествия. С. 7.

18. Там же. С. 8.

Церковь Св. Петра, во времена нашего героя пришедшая в упадок, была реконструирована уже в эпоху Ренессанса и известна как великолепный собор Св. Петра в Ватикане.

Тафур много сетует на то, что великие памятники древности были уничтожены папой Григорием, которому не нравилось, что паломники-христиане очень много времени уделяют посещению языческих мест: «… папа св. Григорий, заметив, что верные христиане, стекавшиеся туда со всего света ради заботы о спасении душ, видя великолепие зданий, прилагали столько усердия к их осмотру, что это затрудняло достижение святой цели, с которой они приезжали, приказал разрушить все или, по крайней мере, большинство великолепных творений, оставшихся с древних времён» 19. Хотя современные исследования опровергают факт разрушений римских зданий Григорием, возможно, здесь свою роль сыграли слухи, которые буквально окутали римские окрестности. Тафур вообще часто употребляет слово «говорят», когда описывает то или иное сооружение или памятник. Трудно сказать, доверяет путешественник слухам и рассказам местных жителей или нет. Л.К. Масиель Санчес акцентирует внимание также на том, что автору свойственно объединять несколько легенд в одну. «И множество других вещей, и храмов, и [мест] полного отпущения грехов, и чудесных зданий, о которых долго рассказывать, есть в этом городе»20.

Перо Тафур пробыл в Риме весь Великий пост, поэтому, как мне кажется, духовное и физическое страдание, вызванное этим событием, отразилось на его восприятии жителей Вечного города: он писал, что они были не сведущи в культурном наследии своего города и лучше «… они смогли бы рассказать о тавернах и злачных местах»21. Вспоминаем, что венецианцев испанец, наоборот, описывал как коммуникабельных и предприимчивых людей.

Итак, посетив итальянские города, убедившись, что все они, хотя и украшены великолепными постройками и облагорожены святыми местами, - разные. Тафур, бойкий молодой человек, легко заводящий полезные знакомства, гордящийся своим знатным происхождением, предприимчивый и общительный, предстаёт перед нами также как и знаток архитектуры, высоконравственный человек и праведный христианин. В нём как будто столкнулись два начала ренессансное необузданное и средневековое кроткое. Будучи молоТафур П. Странствия и путешествия. С. 7.

20. Там же. С. 10.

21. Там же.

дым человеком, кастилец воевал, теперь же он посещает новые земли с совершенно другой миссией. Многие города Перо описывает как лучшие в христианском мире - здесь кастилец предстаёт перед нами как рыцарь, который воевал с мусульманами и привык делить людей на верных и неверных. Однако неспешная жизнь путешественника, осматривающего местные красоты, дворцы и площади, посещающего местные праздники и увеселения выдают в нём гедониста, любителя пышных празднеств и лёгкого времяпрепровождения.

Тафур похож на Джотто - он меж двух миров, и он есть воплощение их обоих.

РАЗДЕЛ 2. ИСТОРИЯ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ

–  –  –

ДИПЛОМАТИЯ НАВАРРСКОГО ДВОРА

ГЕНРИХА БУРБОНА

Одним их важных достижений новейшей историографии Религиозных войн является попытка вписать этот внутрифранцузский конфессиональный конфликт в более широкий контекст общеевропейского противоборства. Сегодня, очевидно, что на ход и итоги гражданских войн во Франции непосредственное влияние оказало вмешательство иностранных государств, как католических, так и протестантских. Но если международный характер этого конфликта уже не вызывает сомнений, то конкретные формы вмешательства иностранных правителей во французские дела до сих пор остаются малоизученными.

Чтобы представить в самом общем виде основные результаты проведенного исследования, сначала необходимо показать, каковы были важнейшие направления гугенотской дипломатии на позднем этапе Религиозных войн, затем сказать о характере целей тех, кто направлял дипломатическую активность гугенотов, а также о средствах, которые использовались для достижения этих целей, и, наконец, описать результаты, которых добились дипломаты партии гугенотов по итогам своих миссий.

В отечественной историографии данный вопрос крайне плохо освящен. Из фундаментальных работ необходимо выделить труды Лучицкого1, в советской историографии интересные обобщающие работы Люблинской, статьи Энгельгарда посвященные ДюплессиМорнэ2. В постсоветский период нельзя не отметить работы И.Я. Эльфонд, например, «Тираноборцы»3. Монографию Плешковой о Генрихе Бурбоне4, а также несколько публикаций МетелкиЛучицкий И.В. Феодальная аристократия и кальвинисты во Франции.

Киев, 1871.

2. Энгельгард Р.Ю. Филипп Дюплесси-Морнэ. Политические взгляды и деятельность. М., 1947.

3. Эльфонд И.Я. Тираноборцы. Саратов, 1991.

4. Плешкова С.Л. Генрих IV Французский. // Вопросы истории. 1999.

№ 10.

ной об адмирале Колиньи5 и о конфликтах гугенотов и католиков.

Также нужно упомянуть сборник статей по результатам конференции 2012 года6. Отдельно стоит выделить диссертацию Артеменкова «Английская политика по отношению к гугенотам во время религиозных войн во Франции»7.

В современной зарубежной историографии дела обстоят несколько лучше: в конце 2000-х годов в Великобритании появляются работы, посвященные различным аспектам деятельности партии гугенотов при дворе Генриха Бурбона. Отдельно стоит выделить коллективную монографию «Общество и культура в гугенотском мире»8 за авторством Раймонда Ментзера и Эндрю Спайсера, труд Люка Рако «Религиозная полемика и самоиндефикация гугенотов 1554-1619»9, работы Пенни Робертс10, Аннеты Финли-Кроссвайт11 и многие другие.

Главными источниками по данной проблеме являются мемуары Филиппа Дюплесси-Морнэ12 написанные его супругой. Мемуары герцога Сюлли 13, а также обширная корреспонденция Генриха IV, Маргариты Валуа14, сэра Филиппа Сидни, Хьюберта Лангэ 15 и Френсиса Волсингема.

Среди направлений гугенотской дипломатии можно выделить четыре основных: Елизаветинская Англия, протестантские княжестМетелкина Ж.С. «Великий план» Гаспара де Колиньи // Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена, СПб., 2009.

6. Юг Д., Шишкин В.В. Религиозные войны во Франции XVI века. Новые источники, новые исследования, новая периодизация. СПб., 2015.

7. Артеменков М.Н. Английская политика по отношению к гугенотам во время религиозных войн во Франции. Смоленск, 2003.

8. Mentzer R.A., Spicer A. Society and Culture in the Huguenot World, 1559-1685. Cambridge, 2007.

9. Racaut L. Religious polemic and Huguenot self-perception and identity, 1554-1619. Cambridge, 2007.

10. Roberts P. Peace and Authority during the French Religious Wars, c.

1560-1600. L., 2013.

11. Finley-Croswhite S.A. Henry IV and the Towns: The Pursuit of Legitimacy in French Urban Society, 1589-1610. Cambridge, 1999.

12. A Huguenot family in the XVI century: the memoirs of Philippe du Mornay, Soeur du Plessis Marly. Nabu Press, 2011.

13. Bthune M. de. Memoirs of the Duke of Sully - Prime Minister to Henry the Great. Vol. I. L., 1856.

14. Валуа М. де. Мемуары. Избранные письма. Документы. СПб., 2010.

15. The Correspondence of Sir Philip Sidney and Hubert Languet. L., 1845.

ва в Германии, Нидерланды и Испания. На всех направлениях эмиссары добились видимых успехов.

После кровавых событий Варфоломеевской ночи партия гугенотов была фактически обезглавлена: Адмирал Колиньи был убит, Жанна д’Альбрэ умерла незадолго до свадьбы. Помимо этого, погиб целый ряд известных личностей, а всего во время резни было убито более 5000 гугенотов. Оставшиеся в живых протестанты были вынуждены бежать в соседние страны, чтобы скрыться от преследований католиков.

Так поступил, например, знаменитый Филипп ДюплессиМорнэ, бежавший сразу после Варфоломеевской ночи в Англию, через Пфальц. Морнэ, который еще студентом посетил практически все европейские королевские дворы, обладал огромными, а главное сверхполезными связями в протестантском мире. Дружил с послом Елизаветы во Франции Френсисом Волсингемом, который и переправил его в Англию.

После побега Генриха Наваррского из Парижа в 1576 году, Морнэ присягнул на верность и стал его правой рукой, выполняя важнейшие поручения короля Наварры в Англии и Голландии.

Главной же опорой гугенотов в немецких княжествах стали курфюрсты Пфальца – Филипп III и его сын Иоганн Казимир, которые несмотря на невозможность официально объявить войну Французской короне, несколько раз собирали войска немецких намников для поддержки Бурбона и его партии16.

На юге Наварра граничила с грозным соседом - Габсбурской Испанией. Главной задачей дипломатов Бурбона было недопущение оккупации маленького королевства силами Филиппа II.

Итак, какие же цели преследовали агенты короля Навары во время своих миссий при иностранных дворах?

Во-первых, регулярные просьбы о дипломатическом посредничестве при французском дворе в их пользу. Этот вид дипломатической поддержки хоть и начал сходить на нет к концу 1560-х годов, но события Варфоломеевской ночи дали новый повод, если не на деле, то хотя бы на словах выступить в поддержку гугенотов против Французской короны. Немецким князьям и протестантским кантонам Швейцарии такой демарш ничего не стоил и не влек за собой никаких рисков. Соглашаясь выступить за установление конфессионального сосуществования в королевстве и предоставление монархом его подданным-гугенотам свободы совести и достаточной

16. Mornay. Op. сit. P 64.

свободы отправления культа, протестантские князья всего лишь повторяли пожелание, с которым они уже обращались к королю в 1557 и 1558 гг17. То же самое можно сказать и о королеве Англии. Тем не менее иностранным князьям недостаточно было вступиться за гугенотов; еще надо было, чтобы Генрих III и Екатерина Медичи согласились принять их представителей. Если Елизавета Английская обычно прибегала к посредничеству своего агента Волсингема, а также через английских послов в Париже, то немецким князьям приходилось направлять специальные делегации, которые не могли пересечь границу королевства и добраться до двора без официального разрешения монарха18.

Во-вторых, просьбы о предоставлении военной и финансовой помощи, с которыми обращались эмиссары Генриха Наваррского, тоже имели лишь ограниченный успех. Добиться отправки регулярных войск, что означало вступление в войну против короля Франции, было почти невозможно.

Поэтому помощь ограничивалась содействием в наборе крупных контингентов наемников для вторжения на территорию Франции, при этом германские князья нередко сами вставали во главе этих формирований. Как например, в 1576 году сразу после побега Бурбона из Парижа, его агентам удалось договориться с Фридрихом III Благочестивым, курфюрстом Пфальца, который весной того же года отправил к границе Франции 20 000 германских наемников во главе со своим сыном Йоганном Казимиром19. Совместные действия Бурбона, Генриха Кондэ, Дамвилля и Казимира вынудили Генриха III подписать невыгодный для него Эдикт в Болье.

Вообще, именно немецкие рейтары и ландскнехты были основной военной силой гугенотов, и в частности Бурбона, на протяжении всего позднего периода религиозных войн во Франции. Проблема была только в одном - для содержания значительного контингента наемников, способных долгое время сражаться с королевскими войсками и Католической Лигой, требовались огромные суммы денег, которых постоянно не хватало королю Наварры 20.

17. James B. Wood The King's Army: Warfare, Soldiers and Society During the Wars of Religion in France, 1562-76. Cambridge, 2003.

18. Шишкин В.В. Наваррский двор глазами Маргариты де Валуа: реальность и представление // Средние века. 2011. Вып. 72.

19. Holt M. The French Wars of Religion, 1562-1629. Cambridge, 1995. P. 122.

20. Racaut L. Reason of state, religious passions, and the french wars of religion. // The Historical Journal. 2009. Vol. 52. Issue 04.

Единственной страной, которая могла выдавать ссуды была Англия, которая, как известно сама постоянно терпела экономические трудности, связанные с постоянным конфликтом с Испанией, а затем и с военными действиями в Голландии. Поэтому Генрих Бурбон всегда доверял переговоры с Елизаветой своему самому надежному человеку - Филиппу Дюплесси Морнэ.

Морне был в Англии четырежды: 1573 году, скрываясь от католиков после Варфоломеевской ночи, 1578, 1580 и 1590 году как посланник короля Наварры21.

Обычно Дюплесси отправлялся к Елизавете с прагматичной целью - выпросить у королевы средства для содержания немецких намников. Благодаря своему интеллекту, обходительности, и твердой протестантской позиции он не только получал значительные суммы от Елизаветы, но и добился ее расположения, что сыграет большую роль, после того, как Генрих станет первым Бурбоном на Французском престоле22.

Другой проблемой дипломатических миссий гугенотов во второй половине 1570-х-1580-х годах, является разгоревшаяся Нидерландская революция, которая затрагивала интересы главных европейских держав: Испанию, Францию и Англию. Королева Елизавета охотнее давала деньги на поддержание повстанцев Вильгельма Оранского против герцога Пармского, нежели на конфликт гугенотов, французской короны и Гизов. А главной целью Англии на тот момент стало сдерживание брата Генриха III, Франсуа Алансонского, от прямого вторжения в Нидерланды, для сохранения баланса сил в Западной Европе23. Интересно, что во время экспедиции Франсуа Алансонского во Фландрию в 1582 году, король Испании Филипп II вел активные переговоры с Генрихом Наваррским о начале новой религиозной войны против Франции, с целью вывести французские войска из Фландрии. Доказательство таких сношений мы находим у Сюлли: «Экспедиция Монсеньора [титул Франсуа. Д. Е.] настолько вывела из себя короля Испании, что он начал искать дружбы с королем Наварры и предложил средства для возобновления войны с французскими роялистами»24. Сам Сюлли не исключает, что, несмотря на очевидную конфронтацию между этими королевскими дворами, король Испании действовал вполне честно

21. Mornay. Op. сit. P. 142.

22. Артеменков М.Н. Указ. соч. С. 158.

23. Holt M. The Duke of Anjou and the Politique Struggle During the Wars of Religion. Cambridge, 1986.

24. Sully. Op. сit. P. 146.

по отношению к Генриху Бурбону.

И наконец, в-третьих, среди протестантов многих государств, в конце 16 века, созревали мысли о создании объединенной лиги протестантских государств, которая выступила бы против католической Испании, Габсбургов и Папы Римского. Попытки создания такого союза предпринимал несколько сам Генрих Бурбон в 1583 и 1588 году, в ответ на активизацию Католической Лиги во Франции. Попытки эти так ни к чему и не привели, поэтому можно сказать, что этот аспект деятельности эмиссаров Бурбона был провальным.

Каковы же были результаты дипломатических миссий агентов Генриха Бурбона?

Сразу после событий Варфоломеевской ночи гугеноты остались без своих лидеров, без финансов и снабжения. Их партия оказалась на краю гибели, но благодаря активнейшей деятельности агентов, послов и эмиссаров, в кратчайшие сроки гугеноты смогли найти средства для найма новой армии, и в конечном итоге добиться выгодного для себя Эдикта в Болье в мае 1576 года.

Генрих Бурбон, через своих ближайших соратников герцога Сюлли и Филиппа Дюплесси-Морнэ, смог добиться того, что Елизавета Английская и курфюрст Пфальцский снабжали короля Наварры деньгами и войсками в самые критические моменты Религиозных войн во Франции, особенно после 1589 года, когда Бурбон стал де юре королём Франции, и в течение 5 лет объединял страну под своей властью.

–  –  –

XVI век, особенно его вторая половина, представляет собой сложный период английской истории, на который пришелся переход от Средневековья к Новому времени, сопровождавшийся глубокими и многосторонними изменениями, затронувшими и социальную сферу, в том числе городское общество. Это было время, когда деформировалась традиционная для Средневековья социальная структура, разрушались привычные социальные перегородки, порождая новые слои населения и новые отношения между ними1.

Знаковым явлением периода стала возросшая социальная мобильность, в результате чего, по словам Дж.М. Тревельяна, отдельные люди и семьи могли перемещаться из одного класса в другой вследствие обогащения или разорения или в результате простой перемены занятия2. Наблюдалось не только возвышение одних категорий населения, но и ухудшение положения других. С одной стороны, развитие торговли влекло за собой накопление капиталов и увеличение числа представителей крупного купечества, но, с другой, значительная часть населения страны оказалась выброшенной из привычной жизни общества, превратившись в пауперов. С проблемой массового обнищания населения столкнулись, прежде всего, города, в которые хлынули толпы безработных, нищих и бродяг.

Ярче всего обозначенные процессы проявились в Лондоне, в котором в середине XVI в. проживало 100 тыс., а в конце правления королевы Елизаветы I - уже 200 тыс. человек3. Этот своего рода мегаполис буквально притягивал к себе представителей самых разных

1. См.: Дмитриева О.В. Елизавета I. Семь портретов королевы. М., 1998.

С. 3-4; Горелов М.М. Исторические переломы прошлого в английской историографии Раннего Нового времени: Полидор Вергилий // Диалог со временем. 2012. Вып. 41. С. 235.

2 См.: Тревельян Дж.М. Социальная история Англии. Обзор шести столетий от Чосера до королевы Виктории. М., 1959. С. 185.

3 См.: Чернова Л.Н. Правящая элита Лондона XIV-XVI веков: олдермены в контексте экономической, социальной и политической практики. Саратов, 2005. С. 99.

групп и слоев английского общества, стремившихся добиться благосклонности судьбы, каждый - на своем уровне.

Структурные сдвиги в английском обществе, обозначившие переход от Средневековья к Новому времени, способствовали росту национального самосознания англичан, поиску и осознанию ими собственной идентичности4. Это нашло выражение в невиданном всплеске интереса к прошлому своей страны, возникновении интеллектуальных групп, среди которых важное место заняли антикварии. Дж. Лиланд (ок. 1503-1552), Р. Холиншед (1529-1580), У. Гаррисон (1534-1593), У. Кемден (1551-1623), сэр Роберт Брюс Коттон (1571-1631) и другие люди этого круга не только коллекционировали так называемые «древности», тщательно изучали их и систематизировали, разработав новые методики критики источников5, но и обращали внимание на современные им проблемы.

Современники елизаветинской эпохи непосредственно наблюдали трансформацию, происходившую в английском городском социуме. Обратимся к сочинению одного из них - приходского священника Уильяма Гаррисона - и попытаемся выявить, на каких именно аспектах социальной действительности он акцентировал свое внимание, прежде всего, что волновало его в первую очередь;

насколько адекватно он воспринимал и отображал социальные реалии. В центре нашего исследования «Описание елизаветинской Англии»6, опубликованное в 1577 году.

О формировании национальной идентичности в условиях

композитарной монархии см.: Дмитриева О.В. Самоидентификация английской нации в парламентских дебатах второй половины XVI - начала XVII в. // Этносы и «нации» в Западной Европе в Средние века и Раннее Новой время / под ред. Н.А. Хачатурян. СПб., 2015. С. 161-178; Федоров С.Е.

Британская идентичность и композитарная монархия в Раннее Новой время // Там же. С. 151-161;

5. Подробно об антиквариях см.: Зверева В.В. Антикварианизм XVI-XVII веков. Представление прошлого в контексте научной революции // Образы времени и исторические представления: Россия - Восток - Запад / под ред.

Л.П. Репиной. М, 2010. С. 756–771; Gordon A. Writing Early Modern London.

Memory, Text and Community. Basingstoke, 2013; Паламарчук А.А., Федоров С.Е.

Антикварный дискурс в ранестюартовской Англии. СПб., 2015.

6. Harrison W.A Description of Elizabethan England // The Harvard Classics. N-Y., 1909–1914. Vol. XXXV. Part 3. // URL: http:www.bartleby.com/35/3/ (дата обращения: 11.03.2015).

Антикварий Джон Стоу (1525-1605), лондонский купец, собиратель и издатель материалов по английской истории7, в своем «Описании Лондона»8, проанализировал состав населения столицы и отметил, что оно состоит из подданных королевства, являющихся уроженцами разных частей Англии, иными словами, людьми пришлыми. Очевидно, что Дж. Стоу подметил характерное для английского общества елизаветинского периода возрастание социальной мобильности.

Но наиболее полную характеристику елизаветинского общества дает У. Гаррисон, выделяя четыре основные категории населения9, помещая горожан в отдельную - вторую - категорию, что позволяет говорить о значимости бюргерского сословия в английском обществе второй половины XVI столетия. Кроме этого отдельных представителей городского сословия Гаррисон упоминает в четвертой категории, но это люди, задействованные в сфере обслуживания (поденщики), и ремесленники. О последних Гаррисон высказывается особо, отмечая, что это люди, которые не имеют «ни голоса, ни власти в государстве, ими управляют, и не им управлять другими» 10.

Дж. Стоу специально останавливается на характеристике лондонского купечества, справедливо разделяя его на три категории:

«купцы, привозящие товары из-за моря; купцы, покупающие товары в Лондоне и распространяющие их по всей стране, и мелочные торговцы, имеющие постоянные лавки» 11. Интерес к купцам вполне закономерен и объясняется той важнейшей ролью, которую играла торговля, во многом обеспечивая интенсивный рост и значение Лондона. Благодаря своему расположению на Темзе, город стал

7. См.: Паламарчук А.А., Федоров С.Е. Антикварный дискурс в раннестюартовской Англии. С. 8.

8. Stow J. A Survey of London. L., 1908. // URL: http://www.britishhistory.ac.uk/source.aspx?pubid=593 (дата обращения: 02.01.2015).

9. «Мы в Англии, - писал У. Гаррисон, - обычно подразделяем людей на четыре сорта. Первый сорт - это джентльмены: титулованная знать, рыцари, эсквайры, а также те, кого именуют просто джентльменами. Второй - это бюргеры: члены городских корпораций, домовладельцы, плательщики налогов.

Третий - йомены: зажиточная верхушка крестьян, (владельцы земли на праве фригольда с годовым доходом в 40 шилл.), а также зажиточные арендаторы. И, наконец, четвертый сорт - это поденщики, коттеры, копигольдеры, ремесленники». (Harrison W. A Description of Elizabethan England // The Harvard Classics.

N-Y., 1909-1914. Vol. XXXV. Part 3. // URL: http://www.bartleby.com/35/3/ (дата обращения: 11.03.2015)).

10. Ibid.

11. См.: Штокмар В.В. Очерки по истории Англии в XVI в. Л., 1957. С. 56.

экономическим и торговым центром страны, в торговые связи с которым все более втягивались даже отсталые графства Севера. Это подмечали и иностранные путешественники, посещавшие елизаветинский Лондон. В частности, швейцарец Томас Платтер, гостивший в английской столице осенью 1599 г., замечает, что процветание города связано непосредственно с развитием торговли, которую в значительной степени обеспечивает судоходная Темза12.

Постепенно Лондон превратился в международный центр торговли и кредита и стал главным складом английских товаров - как экспортных, так и импортных. Сдвиги в области промышленности определили пути развития английской торговли. Елизаветинские купцы открыли новые и весьма отдаленные рынки - некоторые из них на другой стороне Земного шара13. У. Гаррисон пишет, что если в прежние времена торговля велась только в Испании, Португалии, Франции, Дании, Норвегии, Шотландии и Исландии, то теперь, «в его время, купцы устремились в Восточную и Западную Индию, ездили на Канарские острова, в Новую Испанию, Китай, Московию, Татарию и в соседние с ними районы, откуда привозили домой много товаров»14.

Развитие торговли с другими государствами было связано с падением значения во внешней торговле Англии иностранного купечества. Если в предшествующий период торговля Англии с Италией, странами Востока и Северной Европы велась, главным образом, при посредничестве венецианских и немецких купцов, то при уничтожении монополии как тех, так и других, всю внешнюю торговлю Англии взяли в свои руки крупные торговые компании английских купцов, получавшие ряд привилегий от правительства: Левантийская, Восточная, Московская и др. 15 Английская внешняя торговля осуществлялась главным образом торговыми компаниями,

Чернова Л.Н. Городское пространство Лондона конца XVI века в вос- 12.

приятии современника (на материале «Путешествий по Англии» Томаса Платтера) // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия История. Международные отношения. 2012. Т. 12. Вып. 2. С. 32.

13. См.: Тревельян Дж.М. Социальная история Англии. С. 215.

14. Harrison W. A Description of Elizabethan England // The Harvard Classics.

N-Y., 1909-1914. Vol. XXXV. Part 3. // URL: http://www.bartleby.com/35/3/ (дата обращения: 11.03.2015)

15. См.: Яброва М.М. Зарождение раннекапиталистических отношений в английском городе (Лондон XIV - начала XVI вв.). Саратов, 1983. С. 190-226.

среди которых самой старинной являлась «Компания купцовавантюристов»16.

Развитие торговли влекло за собой накопление капиталов и увеличение числа представителей крупного купечества, которые часто приобретали новый социальный статус. У. Гаррисон замечает, что купцы менялись местами с джентльменами: «нередко купец превращался в джентльмена, а джентльмен – в купца»17. Это ли не лучшее доказательство увеличившейся подвижности социальных граней! Возможно, он имеет в виду то, что богатые оптовые купцы роднились с дворянством, выдавая дочерей за джентри, подыскивая выгодные партии для сыновей среди титулованных наследниц, а также покупая землю18. Это действительно было распространенной практикой - многие семьи купеческой элиты Лондона были связаны брачными узами с представителями английского дворянства начиная с первой половины XIII века19. Что касается представителей джентри, то они, судя по данным, приводимым Л.Н. Черновой, тоже охотно выдавали своих дочерей замуж за представителей городской элиты - очень часто богатых и влиятельных купцов20.

В целом, среди черт, отличавших английское общество второй половины XVI в., стоит назвать многочисленность людей промежуточных статусов и занятий, которые были тесно связаны в своих делах с людьми, стоящими выше или ниже их по общественному положению. Легкость, с которой ломались социальные перегородки, накладывала свой отпечаток на общество в целом. Как писал Дж.М. Тревельян, люди елизаветинской эпохи принимали социальный строй так же, как они принимали и все прочее, - просто и естественно, - и общались между собой без стеснения и без подозриПодробно об этой компании см.: Маркова С.П. Английские купцыавантюристы. СПб., 2011.

17. Harrison W. A Description of Elizabethan England // The Harvard Classics.

N-Y., 1909-1914. Vol. XXXV. Part 3. // URL: http://www.bartleby.com/35/3/ (дата обращения: 11.03.2015)

18. См.: Штокмар В.В. Очерки по истории Англии в XVI в. С. 57.

19. Cм.: Чернова Л.Н. Лондонское купечество второй половины XIV-XVI вв.: эволюция социального облика // Электронный научнообразовательный журнал «История». М., 2014. Вып. 6 (29) [Электронный ресурс]. Доступ для зарегистрированных пользователей. // URL:

http://www.history.jes.su/s207987840000785-2-1 (дата обращения: 18.12.2014).

20. Cм.: Чернова Л.Н. Правящая элита Лондона XIV-XVI веков. С. 307.

тельности21; никто не считал, что статус джентльмена могут иметь только земельные собственники22.

В противовес богатым купцам, джентри и прочим представителям городского сословия, уровень благосостояния которых можно назвать средним или высоким, в городах проживало большое количество простых рабочих и ремесленников, которых Гаррисон относит к четвертому «сорту» ввиду их бесправного положения. Делает он это неспроста, так как положение этих категорий людей не отличалось достатком и стабильностью. Мануфактурные рабочие в Англии XVI в. получали всего несколько пенсов в день, а рабочим деревенских мануфактур, имевшим обычно небольшое крестьянское хозяйство, платили ещё меньше. Например, в 1563-1564 гг. заработная плата сельского работника составляла 7 п. в день летом, в жатвенную пору от 8 до 10 п. и 6 п. зимой. Городской ремесленник получал 1 ш.

или 10 п. в день, что тоже было очень мало23. Ситуация не изменилась и к концу XVI в. - в деревне в 1593 г. косарь должен был получать в день 10 п., жнец 8–10 п. за акр скошенного сена и 8 п. за акр сжатого хлеба. Зимняя заработная плата была меньше летней на 1 пенс, и составляла 4 п. в день. Заработная плата ремесленников также не увеличилась за эти 30 лет и составляла на 1593 г. 7–8 пенсов24.

Кроме низкой заработной платы, условия жизни городских рабочих были весьма тяжелыми. Обычно они жили в грязных бараках рядом с мануфактурой и, постоянно находясь под контролем надсмотрщиков, вынуждены были работать, в сущности, непрерывно, исключая лишь время, отводимое на скудную еду и короткий сон25.

Часть заработной платы могла выдаваться товарами, что было выгодно предпринимателю, так как фактически давало ему возможность снижать плату. В крупных мануфактурах начинал применяться дешёвый женский и детский труд.

Главным источником пополнения численности мануфактурных рабочих были разорявшиеся крестьяне. Вынужденные искать пропитание в городе, вчерашние сельские работники нанимались на мануфактуру за незначительную плату. Огораживания накладываСм.: Тревельян Дж.М. Социальная история Англии. С. 185.

22. Там же. С. 187.

23. Cм.: Роджерс Т. История труда и заработной платы в Англии. СПб., 1899.

С. 321. Для сравнения: продукты в то время стоили намного больше - мясо 3 ш., хлеб 2 ш. 5 п., масло или сыр - 2 ш. 6 п. (Там же. С. 283).

24. Там же. С. 322.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |
Похожие работы:

«"Свободная мысль".-2009.-№8.-C.13-24. "Восточная" или "Новая" Европа? Смена региональной терминологии ЯЖБОРОВСКАЯ Инесса Сергеевна – главный научный сотрудник Центра политологии и полити ческой социологии Института социологии РАН, профессор, доктор исторических наук. Регионалистика д...»

«ПОДВОДЯ ИТОГИ К ЮБИЛЕЮ Ю.Я. Ласыченков, Т.Е. Стахровская, Л.А. Трифонова 1. Историческая справка Уральский научно-исследовательский химический институт, основанный в 1930 г., первый на Урале прикладной институт химической промышленности. Опытный завод УНИХИМа создан в 1943 г. В 1980 г. за...»

«Александр Пушкин История села Горюхина "Public Domain" Пушкин А. С. История села Горюхина / А. С. Пушкин — "Public Domain", "Если бог пошлет мне читателей, то может быть для них будет любопытно узнать, каким образом решился я написать Историю села Горюхина. Для того должен я войти в некоторые предварительные подробнос...»

«ПОСВЯЩАЕТСЯ 60-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ СОВЕТСКОГО НАРОДА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 ГОДОВ МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ И НАЦИОНАЛЬНОЙ политики РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН РЕСПУБЛИКАНСКИЙ МУЗЕЙ БОЕВОЙ...»

«Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 07.07.2009 N 47 Об утверждении СанПиН 2.6.1.2523-09 (вместе с НРБ-99/2009. СанПиН 2.6.1.2523-09. Нормы радиационной безопасности. Санитарные правила и нормативы) (Зарегистрировано в Минюсте РФ 14.08.2009 N 145...»

«Маргарян Татьяна Дмитриевна УСТАНОВЛЕНИЕ КОНСУЛЬСКИХ ОТНОШЕНИЙ КАК ВАЖНЫЙ ФАКТОР РАЗВИТИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО И ТОРГОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО СОТРУДНИЧЕСТВА МЕЖДУ РОССИЕЙ И АВСТРАЛИЕЙ В данной статье рассматривается небольшой исторический период конца XIX на...»

«ОСНОВНЫЕ ТОЛКОВЫЕ СЛОВАРИ РУССКОГО ЯЗЫКА У отечественных толковых словарей многовековая история. Первыми толковыми словарями считают рукописные словарики XIII и XIV веков, которые прилагались к книгам религиозного содержания и объясня...»

«Оглавление Великий борец за право и свободу женщины (А.Коллонтай). Предисловие к 25-му изданию. Предисловие к 34-му изданию. Предисловие к 50-му изданию. Введение. ОТДЕЛ ПЕРВЫЙ. Женщина в прошлом. Глава...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКВЫ МОСКОМАРХИТЕКТУРА МЕТОДИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ ПО ПРИМЕНЕНИЮ МГСН 1.01-99 ПРИ ПРОЕКТИРОВАНИИ НА ТЕРРИТОРИИ МОРФОТИПОВ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЗАСТРОЙКИ Редакционная комиссия: А. С...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГУК РО "РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА ДЛЯ СЛЕПЫХ" ПРОСТО ПОДВИГ К 90-летию со дня рождения Сергея Оганова. К 90-летию со дня рождения Алексея Береста. К 80-летию со дня рождения Бориса Капустина. РОСТОВ НА -ДОНУ _ АВТОР...»

«РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ПРОПЕДЕВТИЧЕСКОГО ПРЕДМЕТНО-ОРИЕНТИРОВАННОГО КУРСА ПО ИСТОРИИ, 5 КЛАСС "МУЗА КЛИО И ЕЕ СВИТА" Программа составлена учителями истории и обществознания: высшей квалификационной категории Литвиновым Н.П., первой квалификационной ка...»

«R Пункт 14 a) повестки дня CX/CAC 10/33/14 Add.1 Целевой фонд Кодекса Среднесрочный обзор Итоговый доклад 30 апреля 2010 года Andante – tools for thinking AB Ким Форс, руководитель группы Йенс Андерссон Эве Касири-Алему CX/CAC 10/33/14 Add.1 2 Резюме История вопроса Целевой фонд Кодекса (ЦФК) был учрежден в К...»

«Хубулава Григорий Геннадьевич ФИЛОСОФСКО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ КОММУНИКАЦИИ ВРАЧА И ПАЦИЕНТА Специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры ДИССЕРТАЦИЯ на соискание ученой степени доктора философских наук Научный консультант: д.ф.н., проф. Марков Б.В. Санкт-Петербург Оглавление Введение Глава 1. Це...»

«Йошитака Хорие/Yoshitaka Horie СРАЖЕНИЕ ЗА ИВОДЗИМУ – ВЗГЛЯД С ЯПОНСКОЙ СТОРОНЫ Йошитака Хорие/Yoshitaka Horie (http://pfweb.com/plf-usmc/major-yoshitaka-horie/) Свой взгляд на пре...»

«"Мы помним подвиги героев" Киноисторический марафон Слайд 2-6 Голос за кадром (в это же время на слайдах появляются фото краснодонцев) Чтец 1: Как живет в нас, наружу не вырвавш...»

«Г Е Р А С И М О В Г.И.ИДЕАЛИСТИЧЕСКАЯ ИСТО РИЯ РОССИИ СЕРЕДИНА XIX – НАЧАЛО XX ВЕКОВ В ДВУХ ТОМАХ Том I ЭЛЕКТРОННЫЙ РЕСУРС УДК 94(47+57)18/19:930.1 ББК 63.3(2) Г37 На обложке: "Что есть истина?" (картина Н. Ге) Герасимов Г.И. Г 37 Идеалистическая история России (середина XIX – начало XX вв.)....»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ НАУЧНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "КАБАРДИНО-БАЛКАРСКИЙ ИНСТИТУТ ГУМАНИТАРНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ" ГУМАНИТАРНЫЙ ПРОФИЛЬ Научный сборник Совета молодых ученых Нальчик 2015 ГУМАНИТАРНЫЙ ПРО...»

«Направление ПОДГОТОВКА СЛУЖИТЕЛЕЙ И РЕЛИГИОЗНОГО ПЕРСОНАЛА ПРАВОСЛАВНОГО ООП ВЕРОИСПОВЕДАНИЯ Название Введение в специальность дисциплины Цель – приобретение студентами базовых знаний о теологии, её объе...»

«Образование и наука. 2016. № 2 (131) ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ УДК 94(475.5)"18/19" С. В. Гол икова Голикова Светлана Викторовна доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории и археологии Уральского отделения Российской академии наук...»

«1 СТРУКТУРА РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ УЧЕБНОГО ПРЕДМЕТА "ИСТОРИЯ РОССИИ" I. Пояснительная записка.. 3 II. Общая характеристика учебного предмета..4 III. Описание места учебного предмета "История России" в учебном плане.5 IV. Личностные, метапредметные и предметные результаты освоения программы учебного предмета "История Рос...»

«М.В. Синютин СОЦИОЛОГ НОМЕР ОДИН: К 140-ЛЕТИЮ Н.Н. АНДРЕЕВА* В статье впервые в истории социологии на основе редких архивных данных рассматриваются жизненный путь и научное наследие Николая Николаевича Андреева —...»

«Левченко Максим Владимирович КОНРАД АДЕНАУЭР И ГЕРМАНСКИЙ КОНСЕРВАТИЗМ 50-60 ГГ. XX ВЕКА Специальность 23.00.01 – теория политики, история и методология политической науки (по историческим наукам) АВТОРЕФЕРАТ диссертация на соискание учёной степени кандидата исторических наук Казань 2004 Раб...»

«ЛИЧНОСТНЫЕ, МЕТАПРЕДМЕТНЫЕ И ПРЕДМЕТНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ОСВОЕНИЯ КОНКРЕТНОГО УЧЕБНОГО ПРЕДМЕТА 1 класс: Личностные результаты отражаются в индивидуальных качественных свойствах учащихся, которые они должны приобрести в процессе освоения учебного предмета "Музыка": —...»

«Основан в 1991 году История № 18 (119) 2008 Выпуск 25 СОДЕРЖАНИЕ НАУЧНЫЙ ДИСКУРС Древняя история и традиционная культура Рафикова Я. В. Парные погребения срубно-алакульской контактной зоны Южного Зауралья.............................................»

«УДК 821.161.1-31 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Р65 Оформление серии С. Груздева Издание осуществлено при содействии Н. Я. Заблоцкиса Рой, Олег. Р65 Писатель и балерина : [роман] / Олег Рой. — Москва : Издательство "Э", 2016. — 352 с. — (Капризы и странности судьбы. Романы О. Роя). ISBN 978-5-699-88775-0 М...»

«Фефелова Марина Анатольевна, студентка II курса филологического факультета Псковского государственного университета ОСОБЕННОСТИ ВЫРАЖЕНИЯ ДЕЙСТВИЯ В ЖИТИИ АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО При изучении ист...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.