WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 |

«3 СОДЕРЖАНИЕ Некоммерческое партнерство Медицинская ассоциация Архан- 6 гельской области (НП МААО) Алексина Е.А., Тараскина З.И., Ившин И.В. 9 Трансплантация ...»

-- [ Страница 1 ] --

3

СОДЕРЖАНИЕ

Некоммерческое партнерство "Медицинская ассоциация Архан- 6

гельской области" (НП "МААО")

Алексина Е.А., Тараскина З.И., Ившин И.В. 9

Трансплантация органов и (или) тканей человека: этические и

правовые аспекты

Андреева А.В. 13

Из истории этического кодекса медицинской сестры России и

АМРАО

Белоусова И.Г., Меньшикова Л.И., Игнатова О.А. 19 Этические аспекты оказания медицинской помощи подросткам в условиях дневного стационара Бережная М.К. 23 Некоторые аспекты прикладной этики и права в медицине Богданова О.К., Зиновьева С.Е., Аксенова О.Ж. 29 Этический аспект в работе с семьями, воспитывающих детей с функциональными нарушениями Бугорская Т.Е., Гаинцева Н.О. 35 Опыт преподавания вопросов биомедицинской этики и деонтологии Булатников А.Н. 38 Функциональные компоненты этики профилактической деятельности в образовательной среде Гачегов М.А. 48 Вопросы деонтологии в амбулаторной практике педиатра Епифанова Е. В. 52 Этические и правовые проблемы медицины: истоки и современное состояние Залеток С.В. 58 Морально-этические и судебно-медицинские аспекты жестокого обращения с детьми Ившин И.В., Тараскина З.И., Гусаренко И.И., Алексина Е.А. 63 Актуальные проблемы эвтаназии Ившин И.В., Цыганова О.А. 69 Этические и правовые проблемы суррогатного материнства Иеромонах Александр (Усачев) 76 Милосердие. Две морфемы слова – «милость» и «сердце»

Ипатова Е.



С. 79 Этический кодекс медицинской сестры России в действии Коровкина И. В. 85 Этика в психиатрии Леус Э.В. 89 Аутодеструктивное поведение несовершеннолетних как социальная патология общества Меньшикова Л.И., Игнатова О.А., Антрушина Е.Ф. 95 Этические и деонтологические проблемы в обращениях граждан архангельской области Павлова А.Н. 99 Нравственное воспитание студентов медицинского вуза Павлова А.Н. 103 Проблемы взаимоотношений с родителями пациентов на педиатрическом участке Плаксин В.А., Жаринова О.Н. 105 Этические проблемы ухода за детьми с острым лейкозом Попов М.В. 111 Скрывать ли безнадежный диагноз от больного?

Пышнограева Н.С. 115 Активный треугольник: медицинская с

–  –  –

Чумакова Г.Н., Киселева Л.Г., Лобанова Е.В., Макарова А.А., Бу- 158 ланов Р.Л.

Формирование модели взаимодействия «врач - пациент» у студентов-медиков Шитикова А.М., Ипатова Е.С. 164 Сестринский взгляд на этические принципы работы в онкологии Якушева Е.Е., Якушев И.Б. 170 Ребенок и компьютер: социально-психологическая проблема

СПРАВОЧНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

НЕКОММЕРЧЕСКОЕ ПАРТНЕРСТВО "МЕДИЦИНСКАЯ

АССОЦИАЦИЯ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ" (НП "МААО")

Попов Владимир Викторович, Президент, председатель Правления НП "МААО" – директор Института семейной медицины ГБОУ ВПО «Северный тел. 8(8182) 655-194, государственный медицинский универси- E-mail: fmi2008@mail.ru.

тет» Минздрава России Заместитель председателя Правления НП Казакевич Елена Владимировна, "МААО" - директор ФГУЗ «Северный ме- тел. 8(8182)653841, дицинский клинический центр им. Н.А. E-mail: evkazakevic@gmail.com.

Семашко ФМБА России»

Заместитель председателя Правления НП Жигалов Сергей Николаевич, "МААО" – главный врач ГБУЗ АО «Архангельская городская клиническая боль- тел. 8(8182)234381, ница № 6» e-mail: 6gb@atnet.ru Исполнительный директор НП "МААО" – Лузанова Ольга Юрьевна главный врач ГБУЗ АО «Архангельская тел. 8(8182)683835, городская поликлиника № 2» e-mail: gp2s@atnet.ru





Представительства НП "МААО":

Представительство НП "МААО" в г. Кот- Есаусова Ирина Николаевна, ласе – руководитель главный врач ГБУЗ АО «Котласская центральная городская тел. 8(81837)21057, больница им. святителя Луки (В.Ф. Вой- e-mail: glavkcgb@atnet.ru но-Ясенецкого)»

В состав Представительства входят члены ассоциации, работающие в лечебнопрофилактических учреждениях г. Котласа, г. Коряжмы, Котласского, Вилегодского, Ленского, Красноборского, ВТоемского районов Представительство НП "МААО" в г. Макарова Светлана Федоровна, Вельске – руководитель заместитель главного врача ГБУЗ АО «Вельская централь- тел. 8(81836)62700, ная районная больница» e-mail: makarovasf@bk.ru В состав Представительства входят члены ассоциации, работающие в лечебнопрофилактических учреждениях г. Вельска, Вельского и Устьянского районов Представительство НП "МААО" в г. Шарыпов Владимир НиколаеМирном – руководитель главный врач вич, ГБУЗ АО «Мирнинская центральная го- тел. 8(81834)53320, родская больница». 89632002555, В состав Представительства входят члены e-mail: sharipov@muzcgb.ru ассоциации, работающие в лечебнопрофилактических учреждениях г. Мирного, Няндомского, Коношского, Плесецкого районов Представительство НП "МААО" в г. Се- Карташова Римма Николаевна, веродвинске – руководитель главный врач ГБУЗ АО «Северодвинская городская тел. 8(8184) 582294, больница № 1». 8(8184)582186, В состав Представительства входят члены E-mail: hospital@atnet.ru.

ассоциации, работающие в лечебнопрофилактических учреждениях г. Северодвинска Представительство НП "МААО" в п. Парфентьев Александр НиколаеХолмогоры – руководитель главный врач вич, ГБУЗ АО «Холмогорская центральная районная больница». тел. 8(81830)33383, В состав Представительства входят члены e-mail: kholmcdh@atnet.ru ассоциации, работающие в лечебнопрофилактических учреждениях Холмогорского, Приморского, Онежского, Пинежского, Мезенского, Лешуконского районов Представительство НП "МААО" в г. Но- Хартуков Анатолий Валентиноводвинске – руководитель заместитель вич, главного врача ГБУЗ АО « Новодвинская центральная городская больница». тел. 8(81852)43328, В состав Представительства входят члены e-mail: ncgb@atnet.ru, ассоциации, работающие в лечебно- ncgbsec@atnet.ru профилактических учреждениях г. Новодвинска

Юридические лица, входящие в состав НП «МААО»:

Ассоциация стоматологов Архангельской Президент - Горбатова Любовь области Николаевна, (8182) 647918, e-mail: prorektorlr@nsmu.ru Архангельская региональная обществен- Президент - Рыжкова Надежда ная организация «Ассоциация медицин- Николаевна, ских работников общеврачебной практики тел. +79115857539, E-mail: hopeperm@rambler.ru.

Отделения НП «МААО»:

Отделение врачей психиатров и психиат- Яшкович Вера Анатольевна, ров-наркологов – руководитель отделения тел. 8(8182) 242907,

- главный врач ГБУЗ АО «Архангельский e-mail: yava@atnet.ru психоневрологический диспансер»

Третейский суд НП «МААО»:

Председатель Третейского суда НП Цыганова Ольга Альбертовна «МААО» - доцент кафедры общественно- тел: 8(8182)285784 го здоровья, здравоохранения и социальной работы СГМУ Секретарь третейского суда Давыдова Светлана Николаевна, Адрес суда: 163000, г. Архангельск, а/я 61, тел: 8(8182)285784 Третейский суд при НП «МААО». E-mail: medtretsud@gmail.com

ТРАНСПЛАНТАЦИЯ ОРГАНОВ И (ИЛИ) ТКАНЕЙ

ЧЕЛОВЕКА: ЭТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ

Алексина Е.А., Тараскина З.И., Ившин И.В.

ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет»

Архангельск За последние десятилетия количество людей, нуждающихся в трансплантации, с каждым годом увеличивается. Актуальность этой темы в связи с данной тенденцией, не вызывает сомнений. Параллельно с этим возникает множество проблем, из которых на первое место выходят как правовые, так и морально-этические проблемы, которые требуют конструктивного решения. Возможна ли трансплантация прямо угрожающая жизни донора? Должен ли донор состоять с реципиентом в генетической связи? Приемлемо ли сокращение жизни одного человека, в том числе через отказ от процедур, которые поддерживают жизнь, с целью продления жизни другого?

Кроме того, своего разрешения требуют этико-правовые проблемы, возникающие при трансплантации органов и тканей человека;

вопросы, связанные с взятием органов и тканей от живого человека и от трупа; вопросы, связанные с проблемой определения момента смерти человека и другие.

Лидерами трансплантологии на начальных этапах е развития являлись советские врачи, а в становлении операций на поток решающую роль сыграли американцы. Так, самую первую операцию в мире по пересадке почки осуществил в 1933 году советский хирург Юрий Вороной, но она не имела успеха. Началом же эпохи считается 1954 год, когда будущий лауреат Нобелевской премии американец Джозеф Мюррей выполнил успешную пересадку почки человеку, и 1967 год, когда американский хирург Томас Старзл выполнил первую успешную трансплантацию печени, а Кристиан Барнард из ЮАР выполнил удачную попытку пересадки сердца человеку в Кейптауне.

Официально трансплантология была легализована в 1981 году, когда в отчте президентской комиссии США «Определение смерти» были приняты разработанные в Гарварде в 1968 году критерии констатации смерти — Uniform Determination of Death Act (UDDA). Сегодня, следуя UDDA, в констатации смерти различают биологическую смерть человека и смерть мозга. Благодаря этому стали возможными пересадка сердца, лгких, печени. Данный критерий позволяет забирать органы из тел пациентов, у которых мозг «необратимо» мртв, а деятельность других систем — дыхание и кровообращения — поддерживается искусственными способами. Такая практика характерна для стран Европы и Америки.

В Российской Федерации, Конституция в статье 41 провозглашает право каждого на охрану здоровья и медицинскую помощь [1]. В Федеральном законе «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» от 21.11.2011 года в статье 47 указано: «Трансплантация (пересадка) органов и тканей человека от живого донора или трупа может быть применена только в случае, если другие методы лечения не могут обеспечить сохранение жизни пациента (реципиента) либо восстановление его здоровья» [2]. Одним из основных нормативно-правовых актов, регулирующих изъятие органов и тканей человека, является ФЗ «О трансплантации органов и (или) тканей человека», в котором определены условия и порядок проведения трансплантации, перечень органов и (или) тканей – объектов трансплантации, в том числе оговорены условия изъятия органов и (или) тканей от донора – трупа [3].

Существенным недостатком данного закона является отсутствие в нем отдельной нормы, закрепляющей принципы (основополагающие идеи, руководящие положения) осуществления трансплантации.

Однако эти основополагающие идеи могут быть выделены из анализа содержания ФЗ «О трансплантации органов и (или) тканей человека»

и некоторых иных нормативно-правовых актов. В частности, к их числу могут быть отнесены следующие: 1) органы и (или) ткани человека не могут быть предметом купли-продажи, в соответствии с УК РФ это влечет уголовную ответственность; 2) забор органов могут проводить лишь медицинские учреждения, определяемые в установленном Минздравом порядке, при этом должно гарантироваться, что подбор потенциального донора и констатация смерти будут происходить на высшем профессиональном уровне и выполняться с максимальной степенью ответственности; 3) коллектив, лечащий предполагаемого донора и устанавливающий смерть должен быть изолирован от коллектива, в функции которого входит трансплантация органов (тканей); 4) момент смерти определяет комиссия, в которую входит несколько специалистов, заранее выбранных для этой цели, т.к. определение момента изъятия органа тесно связано с другим важным вопросом – определением момента смерти человека [4]. Констатация смерти должна быть единогласной! Два последних принципа взаимосвязаны – главная идея, которую хотел выделить законодатель: отделить друг от друга реанимационный коллектив и коллектив, занимающийся вопросами трансплантации. В задачи и тех и других входит – борьба за жизнь человека: реанимационный коллектив – за жизнь умирающего, а трансплантационный – за возможность вернуть к нормальной жизни тяжелобольного человека, которому возможно помочь только пересадкой органа и все другие способы лечения уже тщетны. И если посмотреть на трансплантацию с позиции одной и другой сторон: с точки зрения трансплантологов – это стремление получить качественный трансплантат; со стороны реаниматологов мотивировка: продление искусственно жизни безнадежному пациенту блокирует место для другого нуждающегося в помощи больного.

В руководстве по трансплантологии акад. В.И. Шумакова сказано: «Сущность трансплантации заключается в пересадке органов или тканей из одного организма другому.

Во время этого оперативного вмешательства из организма удаляется больной орган, который не может нести своей физиологической нагрузки, и ему пересаживается здоровый от другого индивида» [6]. Последнему (его здоровью) причиняется определенный вред или даже смерть (при изъятии важного для жизни органа – печени, сердца, легких и т.д.). Источником трансплантатов может быть как живой человек, так и труп.

Для пересадки органа от живого донора должны быть соблюдены определенные условия: 1) согласие, как донора, так и реципиента;

2) отсутствие возможности оказания помощи реципиенту иным путем, кроме как, пересадки органа от живого донора, то есть абсолютные показания; 3) причинение донору меньшего вреда по сравнению с устраненным для реципиента; 4) добровольный порядок забора донорского органа, т.к. органы и ткани не могут быть предметом «купли-продажи». Если даже одно из этих условий не может быть соблюдено, то донорство не должно иметь места.

Сложность решения вопросов о взятии донорских органов от живого донора заставила обратиться к другой возможности – использованию с целью трансплантации органов и тканей от трупа (умершего человека). Но и здесь возникает ряд этико-правовых проблем. Что считать моментом смерти и как установить его? Правомерность прекращения жизни донора, поддерживаемого с помощью реанимационных мероприятий, упирается в вопрос жизнеспособности его без реанимационных методов поддержания жизни. «С точки зрения медицины, наступление клинической смерти (остановка сердца, дыхания, потеря сознания) не может служить основанием для прекращения реанимационных мероприятий» [5], т.к. патологические изменения во всех органах и системах носят полностью обратимый характер.

Смерть мозга эквивалентна смерти человека. Смерть мозга проявляется развитием необратимых изменений в головном мозге, а в других органах и системах частично или полностью обратимых. Т.е. смерть головного мозга (с доказательством необратимости этого, зафиксированного консилиумом врачей) - главный решающий фактор для констатации смерти человека. Разрешение на пересадку органов от такого донора в случае, когда требуется судебно-медицинское исследование, должно быть дано судебно-медицинским экспертом с уведомлением об этом прокурора. Но при вопросе о разрешении пересадки, должна быть соблюдена презумпция согласия на изъятие органов и (или) тканей (ст.8 ФЗ РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека). Она гласит: «Изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо, либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и или тканей после смерти для трансплантации реципиенту».

Вышеизложенное свидетельствует об исключительно сложной и общественно-значимой проблеме донорства органов и тканей, которая должна решаться очень осторожно как с правовых, так и с этических позиций. При этом весь спектр возникающих вопросов требует четкой регламентации, разработки детализированных нормативноправовых актов, где бы рассматривались не только общие начала, правовой статус участников соответствующих правоотношений, но и конкретные механизмы реализации правовых предписаний с учетом морально-этических особенностей и специфики подобных отношений.

Литература.

Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. 2009. № 7. 21 янв.

Об основах охраны здоровья граждан в РФ. Федеральный закон от 2.

21.11.2011 г. №323-ФЗ // Российская газета. 2011. № 7. 23 дек.

О трансплантации органов и (или) тканей человека. Закон РФ от 3.

22.12.1992 г. № 4180-1 // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2. Ст. 62.

Красновский Г.Н. Биоэтические и уголовно правовые проблемы в Законе 4.

РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Государство и право. 1993. №12. С. 72-73.

Громов А.П. Изъятие и заготовка органов и тканей для трансплантации // 5.

Судебно-медицинская экспертиза. 1992. №3. С. 4-7.

Трансплантология. Руководство/Под ред. акад. В.И. Шумакова. М., 1995.

6.

673 с.

ИЗ ИСТОРИИ ЭТИЧЕСКОГО КОДЕКСА МЕДИЦИНСКОЙСЕСТРЫ РОССИИ И АМРАО

Андреева А.В.

ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет»

Архангельск, АРОО «Ассоциация медицинских работников Архангельской области»

Общероссийская общественная организация «Ассоциация медицинских сестер России» выпустила в 2010 г. новое издание Этического Кодекса медицинской сестры России, в разработке которого на протяжении нескольких лет принимали участие представители многих региональных отделений, в т.ч. Ассоциации медицинских работников Архангельской области (АМРАО).

Составителями Этического Кодекса медицинской сестры России в последней редакции являются доктор философских наук, кандидат медицинских наук А.Я. Иванюшкин и заместитель директора ФГОУ СПО Санкт-Петербургский медико-технический колледж ФМБА России В.В. Самойленко. Первый рецензент нового Кодекса - доктор медицинских наук, профессор Г.М. Перфильева, являющаяся одним из пионеров развития сестринского дела в современной России.

Разработка и принятие Этического Кодекса медицинской сестры Ассоциацией медицинских сестер России осуществлялись с учетом исторических закономерностей, подтверждающих важность реформы сестринского дела. Доцент А.Я. Иванюшкин подчеркнул, что Кодекс имеет особую значимость в контексте истории отечественной медицины, подчеркнув многообразие взглядов на данную проблему.

Резкое различие до- и послереволюционных ситуаций в сфере российского здравоохранения прошлого века невозможно описать, не изучив работы исследователей этических проблем того или иного периода. Многообразие мнений встречается по всем переломным историческим моментам. Часть авторов обращают внимание на 1913 год золотой год» в истории России, являвшийся самым стабильным по экономическим показателям. Другие исследователи ссылаются на 1917 год, ставший своеобразным рубежом для измерения этических норм во многих сферах.

Известно, что в 1920-е гг. организаторы советского здравоохранения трактовали профессиональную медицинскую этику как "буржуазный пережиток", многие были убеждены, что такое понятие как "врачебная тайна" для советской медицины неуместно. При модной тенденции тех лет на аббревиатуры понятие «медицинская сестра»

предлагалось заменить на «помврача», «замврача» и т.д. Выражение «сестра милосердия» истреблялось из обихода как включающее в себя нечто религиозное, монашеское и несоответствующее задачам советского здравоохранения. Несмотря на реорганизации революционного и военного времени, огромная армия медицинских работников оставалась верна своему профессиональному долгу. Героический подвиг советских медиков подтвердился на полях сражений в период Великой Отечественной войны. В послевоенной советской стране вопросы медицинской этики стали активно подниматься только в 1960е гг. Много вопросов вызвала в обществе «Присяга врача Советского Союза», изданная в 1971 г. и позже редактированная.

Неоднократно поднимался вопрос о разработке присяги или кодекса поведения для средних медицинских работников. Этический Кодекс медицинской сестры России впервые был разработан по предложению Межрегиональной ассоциации медицинских сестер России при поддержке Американского агентства международного развития (USAID) и World Vision International.

Первая редакция Этического Кодекса принята в июне 1996 г.

Третьей Всероссийской конференцией по сестринскому делу. Кодекс был рассмотрен Этическим комитетом России и одобрен Проблемной комиссией по сестринскому делу Управления учебными заведениями Мз РФ в апреле 1997 г. В этих мероприятиях принимала активное участие Раиса Грошева – основатель и первый президент Ассоциации медицинских сестер Архангельской области (АМСАО).

Первоначальный вариант Этического Кодекса медицинской сестры России был разработан на основе многих международных документов по медицинской этике. Важнейшими составляющими нового кодекса стали знания, полученные в результате сотрудничества с представителями Международного совета медицинских сестер.

АМСАО была удостоена благодарности РАМС за вклад в международное сотрудничество.

Брошюра «Этический Кодекс медицинской сестры России» растиражировали во многих регионах. В 1998 г. в Архангельской государственной медицинской академии (АГМА, ныне - Северный государственный медицинский университет, СГМУ) члены правления АМСАО впервые встретились со студентами факультета высшего сестринского образования, которые активно подключились к исследованиям по этике в сестринском деле разных специальностей. В тот же год началось исследование по истории сестринского дела на Европейском Севере России, ставшее связующим звеном для нескольких последующих исследований, в т.ч. по этическим вопросам.

Дальнейшая необходимость пересмотра и дополнения отдельных положений Этического Кодекса медицинской сестры России была вызвана интенсивным развитием медицинской науки, технологий и в т.ч. сестринской практики. Важной мотивацией стало заметное изменением общественных ценностей и взглядов на роль и место пациента в процессе оказания медицинской помощи. Члены АМСАО – АМРАО с каждым годом все шире представляли результаты исследований на российских и международных конференциях, участвовали и побеждали в профессиональных конкурсах, выигрывали гранты.

Настоящим прорывом по внедрению Этического Кодекса медицинской сестры стал тот факт, что с 2006 г. на базе Центра повышения квалификации медицинских работников Архангельской области началось чтение лекций по этике в сестринском деле на всех циклах.

При поддержке руководства указанного Центра исполнительный директор АМРАО Елена Палатина расширила видение средних медицинских работников на этические проблемы.

В тот же период границы международного сотрудничества АМРАО вышли за рамки Баренц-региона. Многие исследования в сестринском деле осуществились благодаря поддержке коллег их Швеции, Норвегии, Финляндии и других стран, где на этические проблемы обращается особое внимание. В начале 2007 г. АМРАО в партнерстве с СГМУ проведен первый Российско-американский семинар, посвященный сестринским исследованиям, дающий новый ориентир для повышения качества медицинской помощи пациентам. Большое внимание американские коллеги уделили этическим вопросам в сестринских исследованиях. Доклад о реализации проекта «Научные исследования в сестринском деле в Архангельской области» на международном форуме в Индианаполисе (США) представила Наталья Червина. Впереди – продолжение сотрудничества членов АМРАО с профессором Мари Дривер, обучающей сестер по всему миру. Лейтмотив таких встреч – этика в сестринском деле.

В 2008 г. стартовал образовательный российско-норвежский проект «Лидерство и менеджмент в условиях изменения системы здравоохранения на Северо–Западе России. Сертификационная программа для главных и старших медсестер». Проект стал чрезвычайно популярным и получил высокую оценку медицинских сестер, многие из которых в своих итоговых работах отразили разнообразные этические проблемы.

За прошедший период Этический Кодекс медицинской сестры России вошел в жизнь, стал частью сестринской профессии. Сестринское дело закрепило свои позиции, как практическая и научная дисциплина, как основа клинической практики более чем миллиона медицинских сестер нашей страны. Стали привычными понятия «сестринская помощь» и «сестринское вмешательство». В Архангельской области, как и по всей стране, появились медицинские сестры, имеющие ученую степень. Их работы рассматриваются на заседаниях этических комитетов, в т.ч. СГМУ.

В декабре 2008 г. на Всероссийском съезде средних медицинских работников в С.-Петербурге участники секции по этике обозначили необходимость пересмотра действовавшей редакции Кодекса.

Предложения и дополнения членов региональных ассоциаций, в т.ч. и архангельской, были учтены при подготовке новой редакции этического кодекса медицинской сестры России. Новая редакция Кодекса была одобрена Всероссийской конференцией в сентябре 2010 г. по инициативе РАМС. Принимая во внимание важную роль профессии медицинской сестры; учитывая традиционно большое значение этического начала в медицине и здравоохранении; руководствуясь документами по медицинской этике Международного совета медицинских сестер и Всемирной организации здравоохранения, правление РАМС приняло Этический Кодекс в новой редакции.

Новый Кодекс медицинской сестры России, так же как и предыдущий, определяет и формулирует базовые этические ценности сестринского сообщества, не устанавливая жестких правовых норм. Положения Кодекса дополнены моральной оценкой наиболее острых этических конфликтов. Высшей ценностью сестринской работы обозначены служение людям, верность принципам милосердия и приоритет интересов пациента.

В Архангельске презентацию нового издания Кодекса провели члены правления АМРАО в 2010 - 2012 гг. В их сообщениях на конференциях и семинарах акцент был сделан на этических принципах в сестринском деле и здравоохранении. Во многих медицинских учреждениях советами сестер подготовлена информация об универсальных принципах, включающих в себя милосердие, автономию, справедливость и полноту медицинской помощи с учетом специализации.

В настоящее время в АМРАО активно продолжается начатая работа. В 2012 г. началось исследование по этическим вопросам сотрудничества АМРАО с Архангельской и Холмогорской Митрополией. Развивается взаимодействие с благотворительными фондами и организациями, деятельность которых не противоречит Этическому Кодексу медицинской сестры России. Готовятся к старту нескольких международных проектов в содружестве с теми, кто уже давно поддерживает Ассоциацию и с теми, кто впервые познакомился с нашей работой.

Очередным подтверждением тому, что развитие международных связей позволяет расширить изучение этики в сестринском деле стала международная научно-практическая конференция «Лидерство и менеджмент в условиях изменения системы здравоохранения», которая организована АМРАО в ноябре 2012 г. На конференции в Архангельске присутствовали председатель Северной норвежской сестринской ассоциации Ханне Марит Бергланд и представители Университетской больницы Северной Норвегии. Зарубежные коллеги заинтересованы в продолжении проектов, особенно, в области исследования этических вопросов. Результаты состоявшихся российско-норвежского сотрудничества будут представлены в 2013 г. на международном конгрессе медицинских сестер в Мельбурне, где большой интерес вызвал постер о семинарах, отразивших многие этические вопросы.

Таким образом, основы деятельности АМРАО по развитию Этического Кодекса медицинской сестры России заложены с момента создания Ассоциации и успешно продолжают развиваться по настоящее время. Данное направление будет оставаться одним из приоритетных в дальнейшей деятельности крупнейшей общественной организации медицинских работников Архангельской области, в ряды которой приглашаются единомышленники.

ЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ

ПОМОЩИ ПОДРОСТКАМ В УСЛОВИЯХ ДНЕВНОГО

СТАЦИОНАРА

Белоусова И.Г., Меньшикова Л.И., Игнатова О.А.

ГБУЗ АО «Северодвинская городская детская клиническая больница»

Министерство здравоохранения Архангельской области С учетом неблагоприятных демографических тенденций особую ценность представляет здоровье подростков. В современных условиях пребывание подростка в условиях круглосуточного стационара сопровождается жесткими режимными ограничениями, что часто вызывает протестные реакции, усугубляя течение болезни, создает определенные проблемы этического, психологического и даже юридического характера. В связи с этим обследование и лечение в условиях дневного стационара является предпочтительным как с экономической, так и с медицинской точки зрения.

Важнейшим аспектом оказания медицинской помощи детям и подросткам является соблюдение принципов медицинской этики и деонтологии. Учитывая то, что врач при проведении диагностики вынужден вторгаться в наиболее закрытые стороны жизни подростка, преодолевать обостренное чувство стыда, характерное для этого возраста, а зачастую и сопротивление обследованию, роль этических и психологических моментов в работе педиатра очень велика. Пренебрежение правилами медицинской деонтологии, нарушение этических принципов порождает жалобы населения, неудовлетворенность медицинской помощью, недоверие к медицинскому персоналу, снижает авторитет врача.

Основные принципы этики и деонтологии закреплены в Этическом кодексе врача, который был принят на 1 Национальном съезде врачей (Москва, 2012г.).

В соответствии с приказом МЗ РФ №154 от 05.05.99г. «О совершенствовании медицинской помощи детям подросткового возраста» с 1999г. в детскую больницу г. Северодвинска подростки госпитализируются до достижения ими 18 лет. Койки дневного стационара в детской больнице развернуты с 2001года.

Под нашим наблюдение находилось 430 подростков в возрасте от 15 до 18 лет, получающих лечение в условиях дневного стационара ГБУЗ АО «Северодвинская городская детская клиническая больница», в 2011-2012гг. По полу пациенты распределились следующим образом: девочек 214 (49,77%), мальчиков 216 (50,23%).

В структуре заболеваний 1 ранговое место занимали заболевания желудочно-кишечного тракта 151 (35,12%), 2 место – болезни нервной системы 128 (29,77%), 3 место – болезни глаз 71(16,51%).

В дневном стационаре медицинским персоналом соблюдались основные принципы этики сбора жалоб, анамнеза и осмотра. Известно, что основой этики анамнеза является внимательное выслушивание и деликатная постановка вопросов педиатром, а этика осмотра предполагает непричинение пациенту неприятных, особенно болевых ощущений, учет стыдливости детей, клиническую и деонтологическую обоснованность сложных инструментальных обследований.

В последние годы этическим правилом врачей всех специальностей является подробное информирование пациента или его законного представителя о сущности болезни, прогнозе, методах диагностики и лечения, а также связанных с ними возможных осложнениях. На приемном отделении больницы каждый пациент в письменном виде дает добровольное информированное согласие. Если возраст ребенка меньше 15 лет, то информация предоставляется его родителям или законным представителям. Если возраст пациента старше 15 лет, то информация предоставляется самому подростку, при этом учитывается право на конфиденциальность. Кроме того, при предоставлении информации родителям или законным представителям берется во внимание характер взаимоотношений с родителями, степень их компетентности. В некоторых случаях информация предоставляется или не предоставляется в зависимости от состояния здоровья ребенка, что неверно: этот фактор не должен влиять на полноту информации.

Всегда сложным для врача является сообщение неблагоприятного диагноза и прогноза. В большинстве случаев такой прогноз сообщался родителям, преимущественно матери, а подросток информировался лишь в общих чертах. Данная тактика объясняется тем, что пациент и его родители должны сознательно участвовать в лечении и соблюдении лечебно-оздоровительного режима.

Современные установки медицинской этики требуют от врачей обсуждения с родителями плана обследования и ведения подростка, с указанием различных методов диагностики и лечения, возможных осложнений при их проведении, а также подробного разъяснения режима и питания. Однако по нашим данным родители детей не всегда удовлетворены объемом получаемой информации. Для разрешения этой проблемы специально выделены дни для бесед с родителями, где они могут получить от врача исчерпывающую информацию по любому интересующему их вопросу. При этом сами подростки, как правило, не проявляют особого интереса к проводимым диагностическим процедурам и лечению.

Следует подчеркнуть, что медицинский персонал при работе с пациентами-подростками и их родителями часто испытывает трудности. Конфликты возникают с детьми преимущественно с рисковым и девиантным поведением. Нарекания, как правило, обусловлены невыполнением назначений врача, несвоевременной сдачей анализов, нарушением режима дня и правил внутреннего распорядка. Другая трудность заключается в некорректном поведении самих родителей подростков, которые с одной стороны признают правонарушения своих детей, а с другой стороны – пытаются найти оправдания их недисциплинированности. Сообщенные причины действительно присутствуют и мешают в работе врача, но они не должны препятствовать соблюдению принципов медицинской этики.

Госпитализация подростка в круглосуточный стационар обостряет выше названные проблемы. В связи с этим нами была проанализирована обоснованность госпитализации подростков в круглосуточный стационар, обоснована необходимость создания в детской больнице дневного стационара, разработаны показания для госпитализации в дневной стационар, алгоритмы диагностики и лечения при различной патологии. Анализ деятельности показал, что число госпитализированных в круглосуточный стационар подростков снизилось с 223 в 2001г. до 143 в 2012г., в то же время число пролеченных в дневном стационаре подростков увеличилось с 42 в 2001г. до 219 в 2012г.

На основании результатов проведенного анализа, непосредственного наблюдения за работой персонала отделения, а также учета сложившихся правил медицинской этики, отраженных в законодательных актах, этических документах и руководствах по медицинской этике, можно сделать ряд предложений по совершенствованию организационно-деонтологических аспектов организации медицинской помощи подросткам.

1. Организовать изучение Этического кодекса врача, принятого на 1 Национальном съезде враче (Москва, 2012г).

2. Необходимо повышать знания персонала по вопросам медицинской этики путем организации семинаров и конференций, а также включить в программы курсов повышения квалификации для врачей и медицинских сестер изучение психологических особенностей подростков и соблюдения этических норм во взаимоотношениях с ними.

3. Проводить систематические разборы всех случаев нарушения этики и деонтологии на медицинских конференциях.

4. Разработать специальную памятку для подростков и их родителей, в которой наряду со справочными данными должны быть указаны права и обязанности пациентов и их родителей, а также этические правила их поведения в медицинском учреждении.

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ ПРИКЛАДНОЙ ЭТИКИ И ПРАВА В

МЕДИЦИНЕ

Бережная М.К.

ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет»

Архангельск Жизнь и ее сохранение всегда привлекали внимание общества.

Несомненно, наука и техника в жизни современного человека занимает важное место, поэтому ставится задача переосмысления морально-правовых оснований науки, техники, технологии и особенно биомедицины. Современная медицина может влиять на жизнь общества такими способами, как: донорство органов и тканей, прекращение жизни на эмбриональных стадиях, вмешательство в репродуктивную функцию человека и др. «Подобные возможности вступают в противоречие с установившимися моральными ценностями и принципами.

В силу этого противоречия и формируется биоэтика как система знания о границах допустимого манипулирования жизнью и смертью человека» [1]. С развитием общества появляются такие проблемы, как взаимодействие правовых и биоэтических аспектов в медицинской деятельности. Из-за отсутствия данного взаимодействия выявляются следующие проблемы: эвтаназия, донорство и трансплантация органов и тканей, суррогатное материнство и искусственное прерывание беременности и т.д.

С прогрессом медицинских технологий появилось несколько форм вмешательства в репродуктивную функцию человека. Первые служат для ограничения рождаемости (аборт, контрацепция), вторые

– способствуют рождаемости (методы искусственного оплодотворения). Проблема аборта заключается в обосновании моральной допустимости или недопустимости аборта как практики вмешательства в жизнь человека на стадии внутриутробного развития. Главный вопрос: что есть эмбрион?! Существует множество мнений по этому поводу, которые обусловлены результатами современных исследований в области эмбриологии, генетики и неонатологии, в ходе которых получены данные об особенностях эмбрионального развития человека.

Впервые упоминания об искусственном прерывании беременности были найдены в египетских папирусах. О них говорится в документах Римской империи, в трудах Гиппократа и Авиценны, в высказываниях Аристотеля и Цицерона. Уже с тех времен были противники аборта и те, кто за.

В настоящее время, даже с высоким уровнем развития медикобиологических наук, нельзя точно сказать, является ли эмбрион человеком. Если это так, то аборт – это преступление. Если же эмбрион не человек – значит, аборт допустим и является просто медицинской операцией.

Проблема эвтаназии занимает особое место в структуре биоэтики. Если возможность пересадки органов касается отдельных людей, аборт затрагивает некоторых, то смерть ожидает всех. Английский философ Фрэнсис Бэкон (1561–1626) ввел термин – «эвтаназия», то есть хорошая, спокойная и легкая смерть, без мучений и страданий.

Эвтаназия, как явление, известна с глубокой древности. У некоторых первобытных племен существовал обычай убивать стариков, которые стали обузой для семейства. Так же эвтаназия получила широкое распространение в фашистской Германии, где умерщвляли новорожденных с «неправильным развитием», душевнобольных, больных туберкулезом или злокачественными новообразованиями, инвалидов, стариков.

Существует 2 формы эвтаназии: пассивная и активная. Суть первой состоит в том, что больному перестают оказывать медицинскую помощь. Под активной эвтаназией понимают введение умирающему каких-либо средств, которые ведут к быстрой и безболезненной смерти.

Истории известен случай про патологоанатома Джека Кеворкян, который был известен как «доктор-смерть». Он изобрел «машину смерти» - аппарат, который вводил смертельную дозу препарата пациенту. Рассматривая этот случай, нельзя не вспомнить слова из клятвы Гиппократа: «Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла». С медицинской и морально-этической точек зрения различные взгляды на эвтаназию привели к противоречивой юридической оценке этого явления, нашедшего отражение в законодательствах ряда стран. Например, в Швеции и Финляндии пассивную эвтаназию не считают противозаконной. В Голландии эвтаназия узаконена инструкцией от 14 апреля 1994 года, принятой парламентом. В Англии, напротив, был принят закон о запрещении любой эвтаназии в медицинской практике.

В России законодательно запрещены все формы эвтаназии. В статье 45 ФЗ № 323 РФ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»

от 21.11.11 года сказано: «Медицинскому персоналу запрещается осуществление эвтаназии – удовлетворение просьбы больного об ускорении его смерти – какими-либо действиями или средствами, в том числе прекращением искусственных мер по поддержанию жизни …».

Но нельзя выпускать из виду и статьи 30, 32, 33 этого же федерального закона. Необходимым предварительным условием медицинского вмешательства является информированное добровольное согласие гражданина (ст. 32). Гражданин или его законный представитель имеют право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения, даже если оно начато на любом этапе его проведения (ст. 33). Право на отказ от медицинского вмешательства предусмотрено также и в статье 30 «Права пациента». Поэтому больной имеет право отказаться от лечения, но при этом возникает ряд вопросов. Можно ли считать отказ от лечения правом на пассивную эвтаназию? И будет ли привлечен медицинский работник к уголовной ответственности за неоказание помощи больному (ст. 124 УК РФ).

Ответы на эти вопросы весьма противоречивы.

Всем уже давно известно, что в нашей стране очень остро стоит демографическая проблема. Уже более 10 лет в нашей стране отрицательный прирост населения. По медицинской статистке, более 20% всех супружеских пар не обладают естественной способностью к рождению детей. С развитием медицины появились решения этой проблемы, которые представлены вспомогательными репродуктивными технологиями (ВРТ). ВРТ - это методы терапии бесплодия, при котором отдельные или все этапы зачатия и раннего развития эмбрионов осуществляются вне организма. Они включают: экстракорпоральное оплодотворение и перенос эмбрионов в полость матки, донорство спермы, донорство ооцитов, суррогатное материнство, искусственную инсеминацию спермой мужа (донора).

Суррогатное материнство – новый институт, который появился в конце 20 века. Данная программа дает шанс иметь ребенка женщинам, которые в силу каких-либо определенных причин не могут иметь детей. Смысл суррогатного материнства: ребенка вынашивает не сама генетическая мать, а специально подготовленная для этого другая женщина. Эти женщины проходят строгий отбор (показатели здоровья и наличие своих детей). Данное явление имеет проблемы не только правового характера, но и этического. Как и у любой биоэтической проблемы, у нее есть противники и сторонники. Противники считают, что суррогатное материнство превращает детей в товар; они утверждают, что материнство становится при этом договорной работой. Нельзя забывать о том, что некоторых суррогатных матерей может психологически травмировать необходимость отдать "своего" ребенка после установления связи с ним. Последние же смотрят на эту проблему по другому. Они считают, что это единственный способ получить ребенка, который будет генетически "своим" для мужа для бездетной семьи. Сторонники суррогатного материнства утверждают, что женщина, добровольно решившая стать суррогатной матерью, получает за выполнение этой роли достаточную материальную компенсацию, а также моральное удовлетворение от приносимой обществу пользы. Специальная комиссия Американского общества по борьбе с бесплодием (1986) выразила по поводу "суррогатного материнства" "серьезные сомнения этического характера, которые не могут быть сняты, пока не будет получено достаточных данных для оценки опасности и возможных преимуществ обсуждаемой процедуры".

Отношение к институту суррогатного материнства в различных государствах не является одинаковым. Во Франции и Германии, например, суррогатное материнство полностью запрещено. В Дании, Израиле, Канаде, Великобритании оно – легально при определенных условиях. Вместе с тем в ряде государств – в большинстве штатов США, Австралии, ЮАР, в Узбекистане, Грузии, Республике Беларусь

– данное явление получает все большее распространение. В нашей стране суррогатное материнство разрешено (статья 55 ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации") и, более того, становится все более популярным.

Исходя из всего выше сказанного, можно сделать вывод, что суррогатное материнство является глобальной проблемой во всем мире и ни в одной стране четко не отрегулированы ни правовые, ни моральные ее аспекты.

В 60-х годах прошлого века на стыке иммунологии и генетики родилась трансплантология. Сами по себе операции по трансплантологии являются доступными, но для широкого внедрения этого вида лечения препятствует ряд организационных медицинских, юридических и морально-психологических проблем. Основная проблема любой трансплантологии упирается в донорство. Донорство — добровольное предоставление части крови, ее компонентов, а также других тканей или органов для лечебных целей.

Девиз трансплантологии:

"Уходя из этой жизни, не забирай с собой органы. Они нужны нам здесь". Исследователи Ллойд Коэн и Генри Хэнсмэн предлагают создать «фьючерсные рынки» человеческих органов. Принцип заключается в следующем: потенциальные доноры получают материальную компенсацию, однако расстаются с органом лишь в случае своей смерти. В США идея о создании рынка человеческих органов непопулярна из-за морально-этических соображений.

В большинстве европейских стран человек считается донором органов по умолчанию. Если европеец не желает быть донором, он должен официально заявить об этом. В США ситуация противоположная: каждый потенциальный донор обязан проинформировать власти о подобном желании. В России ФЗ "О трансплантации органов и (или) тканей человека" от 22.12.1992 N 4180-1 запрещает любые формы торговли органами, в том числе и предусматривающие скрытую форму оплаты в виде любых компенсаций и вознаграждений. Он предусматривает две формы донорства: органы могут быть изъяты как у умершего человека, так и у живого. В первом случае удаление органов возможно лишь при условии, что умерший не оставил письменного несогласия на такое изъятие. Однако и тогда его родственники имеют право заявить, что такие возражения у него имелись, либо просто не дать согласия на донорство. Трансплантация органов от живого донора может осуществляться только в том случае, если сохранение жизни реципиента не могут гарантировать другие медицинские средства. Взрослый человек может добровольно и безвозмездно отдать для пересадки парный орган, его часть или ткань, отсутствие которых не влечет необратимого расстройства здоровья. Донор должен дать письменное согласие на операцию, которое означает, что человек информирован обо всех факторах риска, которому он подвергается во время операции и после нее. Однако сам вопрос о возможности донорства решается консилиумом врачейспециалистов, который должен установить, что значительного вреда здоровью донора операция не принесет.

Таким образом, прикладная этика решает вопросы, связанные не только с медициной или наукой в целом, но и с обществом. Как оно будет реагировать на то, или иное решение проблемы.

Литература:

Базанов П.А. Суррогатное материнство – блажь или выход из тупика? / П.А.

1.

Базанов // Женское здоровье. 2006. №1. С. 7.

Биоэтика. Философия сохранения жизни и сбережения здоровья: учебник / 2.

Ю. М. Хрусталев. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2012. - 400 с.

Коммерческая биотехнология [Электронный ресурс]:

3. URL:

http://www.cbio.ru/ (дата обращения 01.03.2013).

Коновалова Л.В. Правила и исключения. Дискуссии об этических проблемах 4.

аборта. / Биоэтика: принципы, правила, проблемы. - М.: Эдиториал УРСС.

1998. 154 с.

ЭТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ В РАБОТЕ С СЕМЬЯМИ,

ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ФУНКЦИОНАЛЬНЫМИ

НАРУШЕНИЯМИ

Богданова О.К., Зиновьева С.Е., Аксенова О.Ж.

Муниципальное бюджетное учреждение муниципального образования «Город Архангельск» «Опорно-экспериментальный реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями», г. Архангельск.

Муниципальное бюджетное учреждение муниципального образования «Город Архангельск» «Опорно-экспериментальный реабилитационный центр для детей с ограниченными возможностями»

(Центр) создан в 1996 году с целью обучения, лечения и социальной адаптации детей с детским церебральным параличом любой степени тяжести, заболеваниями опорно-двигательного аппарата и нервномышечной системы.

Центр, реализует комплексную программу сопровождения семьи, воспитывающей ребенка с ограниченными возможностями здоровья, включая детей с инвалидностью в возрасте от момента рождения до окончания образовательной программы. На территории города Архангельска деятельность Центра содействует органам опеки и попечительства в вопросах профилактики социального сиротства, жестокого обращения с детьми, имеющих функциональные нарушения развития Любая семья с момента рождения ребенка испытывает много трудностей, особенно, если у него проблемы со здоровьем. Практика показывает, что функциональные нарушения ребенка - это серьезная травмирующая ситуация для родителей и ближнего окружения семьи.

Мама, как правило, первая узнает о диагнозе. Именно в этот момент важна психологическая поддержка семьи. Следует обращать внимание на чувства, которые испытывают родители? Что их волнует? Есть ли поддержка мужа, бабушек, дедушек? Об этих вопросах должен помнить персонал (врачи, медицинские сестры, санитарки и регистраторы и т.д.) родильных домов, детских стационаров и поликлиник.

Для родителей нарушения здоровья их ребенка - тяжелое испытание. У родителей не реализовываются ожидания с рождением малыша. Функциональные нарушения ребенка отражаются на развитии привязанности между родителями и ребенком. Изменяются отношения между родителями, как супругами и взаимодействия с другими родственниками. Долгое время они находятся в стрессе. Важно, чтоб семья вовремя получила информационную и психологическую поддержку.

Специалисты Центра, на момент его открытия не задумывались над этими и многими другими вопросами. Просто не хватало знаний о системе оказания реабилитационной помощи данной категории детей.

В институтах не давали специальных знаний, в том числе и по этике в социальной сфере. «Что значит уважать? Быть ответственным?... или быть профессионально включенным в индивидуальную программу развития ребенка?» Это может остаться формальностью или это поможет ребенку стать более функционально активным в процессе работы с ним. С 2000 года мы стали активно изучать принципы абилитации и программы раннего вмешательства, сотрудничая с СанктПетербургским институтом раннего вмешательства и специалистами из Швеции. Именно две эти программы дали очень много знаний по этике взаимоотношений с ребенком, его родителями и внутри междисциплинарной команды специалистов.

Ребенок – это личность, которую необходимо уважать. Это не громкие слова, а отношение к нему не как к человеку с нарушениями.

В его ограничениях важно найти сильную сторону, которая позволит ему стать более функционально активным. Уважать - значит уметь ждать ответа от ребенка, чувствовать, когда он устал, спрашивать разрешения, чтобы взять на руки, раздеть, помочь справиться с действием и т.д. Это приходит с опытом. Помощь ребенку должна его функционально обогащать, а не превращать в «безмолвную куклу», за которую взрослый (здоровый) человек принимает решения. Во время работы постоянно приходиться учиться. Каждый ребенок - это новая программа помощи. Специальные коммуникативные потребности, тяжелые двигательные нарушения, психические расстройства, генетические нарушения, врожденные пороки, дети с множественными нарушениями развития и не одного готового рецепта для междисциплинарной команды специалистов Центра.

Ориентируясь на принцип семейноцентрированности, мы определяем для себя главную цель: ребенок должен остаться жить в семье.

Хотя долгое время в России считалось, что если рождается ребенок с тяжелыми нарушениями развития, или, например, с синдромом Дауна, то его лучше отдать в государственное учреждение, тем самым облегчая жизнь родителям: «…вы еще молодые, родите себе здорового…». Стереотипность мышления приводит к необоснованным, грубым прогнозам: «…вряд ли он сможет развиваться, будет как «овощ», не сможет узнавать близких и говорить…». Под влиянием общественного мнения и «псевдосоветов» некоторые родители отказываются от ребенка… Что чувствуют родители? Что происходит в семье после отказа от ребенка? Кто оказывает поддержку родителям после процедуры отказа? Научные исследования последних десятилетий и наш практический опыт показывают, что только любовь близких, формирующаяся привязанность, являются определяющими факторами развития ребенка. Родильные дома города Архангельска это первый этап, когда начинается помощь семье. Туда выезжает команда специалистов отделения раннего вмешательства для установления контакта с родителями, снижения уровня эмоциональной напряженности, информационной поддержке о диагнозе, планирования программы сопровождения в условиях Центра.

В нашей практике были случаи, когда в семье решался вопрос о сохранении ребенка в период беременности. Например, звонок плачущей мамы с вопросом «что делать?». По УЗД исследованию был определен порок развития. Родственники беременной женщины настаивали на прерывании: «зачем нам урод?». Будущая мама находилась в состоянии горя. Очень хотела ребенка и не могла самостоятельно сделать выбор. Семья была приглашена на консультацию в Центр. Как оказалось, порок был незначительным, при должной информационной и психологической поддержке ребенок был сохранен, получал сопровождение в отделении раннего вмешательства после рождения. Сейчас посещает массовый детский сад.

Профессионалы Центра имеют специальную подготовку по пациентцентрированной коммуникации и опыт ведения семей, имеющих детей с различными нарушениями, что дает возможность успешно провести первую встречу и вовлечь семьи в абилитационный процесс. Этика взаимоотношения с родителями требует от специалиста особой тактичности и внимательности. Очень важно наладить доверительные отношения с родителями. Именно психологическая помощь им нужна в первую очередь. Сотрудники Центра знают, что родители могут давать выход накопившимся чувствам горя и озлобления, им это необходимо. Но профессионалы не могут на эти чувства ответить тем же. Кроме того, важно уважать родителей независимо от их внешнего вида, имеющихся особенностей в поведении, уровня интеллекта, их функциональных нарушений, всех имеющихся социальных неблагополучий… Доброжелательность, честность, вежливость и открытость, четкость в формулировки только помогают в коммуникации с родителями.

Первым и самым важным критерием эффективности работы специалистов Центра является то, что ребенок остается жить в семье, а родители нацелены на развитие ребенка.

Но, к сожалению, не все семьи начинают получать поддержку в Центре с рождения. Многие из них приходят в наши программы после периодов лечения в стационарах, поликлиниках, посещения медико-социальной экспертизы и социальных служб города. Следует отметить, что родители получают негативный опыт, становятся более замкнутыми (иногда просто не смотрят в глаза) боятся очередной «порции» негативной информации о состоянии ребенка и их собственной «оценки». В таких случаях реализовывать наши программы становится сложнее.

В индивидуальные программы абилитации детей мы включаем аспект работы с окружением. В рамках данного аспекта мы встречаемся со специалистами разных учреждений города, обсуждаем особенности развития детей и совместного сопровождения семьи (семинары, консультирование, телефонные переговоры и видеосессии).

Каждая такая встреча позволяет нам распространять нашу идеологию. Уже два года назад началось серьезное сотрудничество с медицинским персоналом ГБУЗ АО «Областная детская клиническая больница им. П.Г. Выжлецова», инициатором выступила профессор Г.Н. Чумакова.

После программы раннего вмешательства, когда ребенку исполняется три года, семья и ребенок получают поддержку в группах для детей дошкольного возраста, в отделениях: адаптации и индивидуального развития, восстановительного лечения и психологического сопровождения. До недавнего времени мамы (как правило), которые растили ребенка с тяжелыми множественными нарушениями, не могли выйти на работу по истечению срока ухода за ребенком. Открытие разных вариантов групп для детей дошкольного возраста позволило повысить социальную значимость родителей, изменить качество жизни ребенка и семьи, что соответствует принципу нормализации абилитационной программы. Нормализация жизни – это когда семья имеет возможность жить как все: ходить на работу, ребенка отводить в детское учреждение, быть социально активными, а у ребенка появляется возможность быть в среде сверстников, включаться в совместную деятельность, проявлять свои возможности и выбирать то, что он хочет.

Очень часто специалисты разных учреждений и специальностей забывают, что родители являются самыми компетентными экспертами в развитии и воспитании своего ребенка. Наша задача сделать так, чтобы родители поверили в себя, в свои знания о ребенке, нашли в себе силы и стали полноправными членами междисциплинарной команды и нашими партнерами.

Многие семьи говорят о том, что они чувствовали себя одинокими в своем горе, думают, что только их семья попала в такую ситуацию, испытывают чувство вины по отношению к своему ребенку, разочарование и растерянность. Индивидуальный абилитационный план работы с семьей предусматривает реализацию родительской потребности узнавать о таких же семьях, знакомиться, проводить вместе время, делиться идеями и знаниями. Задача специалистов Центра

- создать условия для использования родительского ресурса: творческие мастерские, семинары, совместные занятия, фокус-группы и др.

Все это позволяет эффективнее включать родителей в программы сопровождения.

Не следует забывать об этике взаимоотношения специалистов.

Командная форма работы помогает профессионально совершенствоваться, оказывать поддержку друг другу, эмоционально восстанавливаться, искать новые ресурсы для профилактики усталости и снятия напряжения. При этом командная форма работы требует тактичности, выдержки, ответственности в отношении к своим коллегам. Наряду с этическими стандартами взаимодействия специалистов внутри коллектива, конечно, нужно помнить об этике взаимодействия специалистов с социальными службами, лечебными и образовательными учреждениями, общественными организациями города. Центр не может удовлетворить все потребности семьи и ребенка, они получают помощь и в других учреждениях города. Все, кто участвует в помощи семье, должны честно разделять ответственность между собой, а не перекладывать ее на «соседнее учреждение» - «…они вас поставят на ноги», «…там такие специалисты…..». За семнадцать лет работы Центра сформировалась идеология работы Центра, основанная на гуманистических принципах, которые не являются «книжными». Мы верим в возможности наших детей, а дети влияют на наше профессиональное мышление, чтобы мы были гибкими в разработке познавательной, двигательной, языковой и социальной программ поддержки. Родители, являясь самыми компетентными людьми в области познания своих детей, становятся основными членами команды в их сопровождении. Они помогают персоналу и верят, что специалисты применяют имеющиеся профессиональные знания, стараются повышать свою квалификацию и использовать современные методики в развитии детей».

Мы хотим, чтобы все люди верили в то, что каждый ребенок имеет право на Жизнь и на жизнь в семье.

ОПЫТ ПРЕПОДАВАНИЯ ВОПРОСОВ БИОМЕДИЦИНСКОЙ

ЭТИКИ И ДЕОНТОЛОГИИ

Бугорская Т.Е., Гаинцева Н.О.

ГАОУ ДПО «Пермский краевой центр повышения квалификации работников здравоохранения», Пермь Сегодня вследствие активного внедрения в медицину новых технологий, вдруг обнаружилось большое количество необычно сложных, иногда противоречивых проблем, появилось множество вопросов, порожденных практикой и требующих ответов. Медицина сегодня становится качественно иной, не только более технологически оснащенной, но и более чувствительной к правовым и этическим аспектам. В процессе оказания помощи медицинский работник принимает решения, требующие не только профессиональной медицинской, но и этико-правовой и философско-этической подготовки. Важное место в профессиональной подготовке медицинского персонала и, прежде всего, среднего звена занимает раздел «Биомедицинская этика», целью которого является развитие нравственно-правовой культуры медицинского работника. Система дополнительного профессионального образования является одним из неотъемлемых элементов поддержания практического здравоохранения на высокопрофессиональном уровне.

Коллективом Пермского краевого центра повышения квалификации работников здравоохранения, накоплен достаточно большой опыт использования в работе современных технологий, инновационных форм и методов обучения. Особенностью преподавания в Центре является работа с взрослыми слушателями, имеющими немалый профессиональный и жизненный опыт. Обучение специалистов базируется на принципах андрагогики – науки, которая предполагает активное взаимодействие обучающих и обучаемых на всех этапах образовательного процесса.

Занятия по разделу «Биомедицинская этика» строятся в форме внутригрупповых или межгрупповых конференций, семинарских занятий, проведения ролевых игр и решения ситуационных задач.

Для проведения конференций слушателям предлагается перечень следующих тем:

- основы биомедицинской этики и деонтологии (автономия личности пациента, информированное согласие на основе добровольности, конфиденциальность, уязвимость, справедливость и другие).

- проблемы моральных принципов и ценностей в профессиональной деятельности медицинских работников (добро и зло, страдание и сострадание, долг и совесть).

- вопросы, связанные с современными достижениями в медицине (трансплантация, искусственное оплодотворение, эвтаназия, генные технологии).

Докладчики из числа слушателей освещают основные этические понятия и теории, проблемы и принципы биоэтики. Участники конференции в форме дискуссии, обсуждают злободневные вопросы, обмениваются личным опытом. Проведение занятий в форме конференции позволяет аудитории не только выступать в роли пассивных участников учебного процесса, но и активно принимать участие в подготовке материалов и их обсуждения. Наибольший интерес вызывают конференции с участием компетентных специалистов (представители духовенства, психологи, практикующие врачи, сотрудники хосписа). Проведение подобных встреч способствует формированию междисциплинарного подхода в изучении предмета.

На семинарские занятия, как правило, выносятся темы, которые затрагивают юридические, нравственные, психологические и политические проблемы. Слушатели анализируют конкретные ситуации, которые представлены в виде задач. Это способствует поиску решений сложных жизненных и производственных проблем. Сталкиваясь с конкретной ситуацией, обучающийся должен определить проблему, в чем она состоит, обозначить свое отношение к ситуации и принять решение.

При обсуждении вопросов медицинской деонтологии затрагиваются наиболее часто встречающиеся жизненные ситуации, в которые может попасть медицинский работник. Это занятие проводится в форме деловой игры, в процессе которой имитируется конфликтная ситуация, сопровождающаяся естественной эмоциональной напряженностью, что создает повышенный интерес к ходу игры. Участники ее могут показать не только профессиональные знания и умения, но и эрудированность, такие черты характера как решительность, оперативность, коммуникабельность, инициативность. Каждый из участников может в процессе обсуждения соглашаться или не соглашаться с мнением других. Есть возможность высказать свою точку зрения с позиции «я - пациент», «я - медицинский работник», «я – родственник больного». Проведение подобных игр позволяет найти компромисс между фигурантами, интересы которых могут не совпадать.

Преподавателями Центра также накоплен положительный опыт сотрудничества с музеем истории медицины Прикамья. Проведение экскурсий расширяет информационный кругозор, показывает значимость сестринской профессии, вызывает уважение к предыдущим поколениям медицинских работников и формирует нравственные чувства, такие как гордость за свой край и профессию.

Доброй традицией в Пермском краевом центре повышения квалификации работников здравоохранения стало проведение конкурсов профессионального мастерства. В программу конкурса, как правило, включаются и задания по биомедицинской этике в виде конкурсаразминки, решаются ситуационные задачи, подводятся итоги фотоконкурса. Такие состязания среди конкурсантов играют важную роль в повышении престижа профессии медицинской сестры, раскрывают творческий потенциал, способствуют укреплению взаимоотношений в коллективе.

Известно, что основной целью последипломного образования является совершенствование профессиональных компетенций специалистов - практиков, формирование их творческой активности. На наш взгляд изучение и обсуждение вопросов биомедицинской этики и деонтологии, особенно актуально в наши дни, когда медицина обладает небывалым ранее арсеналом средств, которые могут быть использованы как во благо, так и во вред не только конкретному человеку, но и всему человечеству. Сегодня, когда сформировался своего рода кризис доверия к медицинским работникам, необходимо помнить, что никакая техническая вооруженность современного здравоохранения не заменит чуткого сердца врача и медицинской сестры, их открытой души.

ФУНКЦИОНАЛЬНЫЕ КОМПОНЕНТЫ ЭТИКИ

ПРОФИЛАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В

ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СРЕДЕ

Булатников А.Н.

ГБОУ ДПО Российская медицинская академия последипломного образования, Москва Современная наркоситуация в Российской Федерации характеризуется расширением масштабов немедицинского потребления наркотических средств и психотропных веществ, что представляет серьезную угрозу здоровью нации, экономике страны, правопорядку и безопасности государства [2]. Эпидемиологическая ситуация усугубляется тем, что большинство потребителей психоактивных веществ (ПАВ) составляют подростки и молодежь. По данным мониторинговых исследований к 15-летнему возрасту 60-80% детей имеют опыт употребления ПАВ. Особенности психологического и физиологического функционирования организма молодого человека на фоне современных негативных социальных тенденций приводит к определнным расстройствам поведения, которые связаны с приобщением к ПАВ. Одной из наиболее активных составляющих процесса профилактики зависимости от ПАВ в Российской Федерации является система образования [3]. Низкая эффективность профилактической работы, которая проводится в образовательной среде, объясняется отсутствием системной инфраструктуры, несоответствием содержания специфическим требованиям, недостаточностью взаимодействия специалистов различного профиля, прогибиционизмом направленности и иррелевантностью практических воздействий и минимизацией активной ориентации на позитивную деятельность в сфере профилактики. При решении задач профилактики употребления ПАВ несовершеннолетними и молодежью в образовательной среде необходимо развитие содержательных, научных, методических оснований профилактической деятельности в соответствии с реалиями современного этапа развития общества. Организация и реализация профилактической деятельности в образовательной среде осуществляется на основе следующих принципов: легитимности, системности, целостности, многоаспектности, адекватности, динамичности и эффективного использования ресурсов участников профилактики [3].

Повышение эффективности профилактической деятельности тесным образом сопряжено с этическими принципами и правилами, которые формируют необходимые условия поддержания и совершенствования профессионализма, а также гуманистическую направленность действий. Одним из положений этического кодекса российского врача является оказание превентивной медицинской помощи всеми легальными способами, осуществляя просветительскую деятельность по вопросам медицины, гигиены, экологии и культуры общения. При этом главное условие врачебной деятельности - профессиональная компетентность [4]. Этика профилактической деятельности подразумевает профессиональную реализацию программ профилактики в соответствии с базовыми стратегическими, концептуальными, организационными и методическими функциями на основе принципиального соблюдения регламентирующих требований константного, вариативного и личностного функциональных компонентов.

Константный компонент определяет единые требования и условия, обеспечивающие качество профилактической деятельности в образовательной среде. Цель профилактики в образовательной среде

– развитие на постоянной основе инфраструктуры и содержания профилактической деятельности, направленной на минимизацию уровня вовлеченности в употребление ПАВ обучающихся, воспитанников образовательных учреждений [3]. Одним из принципов государственной политики в области противодействия незаконному обороту наркотиков является приоритетность мер по профилактике наркомании и стимулирование деятельности, направленной на антинаркотическую пропаганду [1]. Всемирная организация здравоохранения рекомендует стратегическую формулу организации профилактической деятельности:

1. Меры, направленные на борьбу с незаконным оборотом ПАВ политика снижения предложения».

2. Меры, направленные на предотвращение употребления ПАВ и развития зависимости от них, а также уменьшение вредных последствий употребления - «политика снижения спроса».

Стратегический путь профилактики в контексте политики снижения спроса заключается в том, чтобы: 1) знать свои потребности; 2) быть в состоянии самостоятельно дезактуализировать потребности; 3) быть в состоянии воспользоваться доступными ресурсами социального окружения; 4) уметь сублимировать потребностные состояния [5, 7, 9, 10].

Потребность – особая форма отношения живого к окружающей среде, выражающая необходимость и предполагающая возможность избирательного его взаимодействия с некоторыми элементами этой среды с целью пластического, энергетического, информационного обеспечения и поддержания целости как условий самосохранения, размножения, естественного отбора. Потребности человека характеризуются тем, что он выступает по отношению к среде обитания как целостный и преобразующий по активности фактор. Этим объясняется способность личности в той или иной мере, и преобразовывать среду, и приспосабливаться к ней [11].

Парадигмой профилактической деятельности является не распространение информации о предмете, а формирование убеждений, выработанных в результате приобретения знаний. Этика профилактической деятельности основывается на общечеловеческих моральных и нравственных ценностях. Основная задача любых профилактических мероприятий – превращение объекта профилактики («носителя»

проблемной ситуации) в субъект осознанных аутовоздействий с целью коррекции когнитивных, эмоциональных и поведенческих стереотипов.

В настоящее время разработан проект Стандарта профилактической работы в образовательной среде, направленный на реализацию первичной профилактики в образовательной среде [12]. Стандарт регламентирует профилактические воздействия в процессе их практической реализации в основных целевых группах.

Основными целевыми группами являются: учащиеся; педагогические работники; члены семей учащихся; значимые другие лица для учащихся. Цикл профилактических воздействий, предусмотренных государственным стандартом, осуществляется, как правило, на протяжении учебного года для всех целевых групп, включенных в профилактические программы. Целевая группа - выделенная совокупность людей на основании определенного набора биологических, психологических, социальных, профессиональных, личностных или других признаков. Используемые коррекционные подходы должны соответствовать целям профилактической деятельности, половозрастной характеристике целевой группы, е психологическому состоянию, а также инфраструктурным условиям мероприятий.

Эффективная профилактическая деятельность в образовательной среде начинается с объективной диагностики реального функционирования конкретного человека или определнной целевой группы. Необходимо провести ревизию основных аспектов образа жизни на предмет выявления наличия возможных факторов риска, ведущих к формированию зависимости от ПАВ. Диагностика факторов риска является константным мероприятием профилактики, а отработка и дезактуализация конкретного риска становится предметом вариативной работы. Именно объективные, реально существующие факторы риска и определяют конкретную цель и задачи профилактической деятельности, направленной на снижение влияния факторов риска, связанных с употреблением ПАВ.

В ходе организации и реализации профилактических воздействий осуществляется оценка эффективности этих мероприятий. Каждое профилактическое мероприятие должно оцениваться в своих собственных условиях и с учетом диапазона возможных наблюдаемых эффектов. Однако основной показатель эффективности – это оптимальное функционирование личности в нормативном окружении. С этической точки зрения алгоритм профилактической деятельности должен соответствовать константной модели: диагностика – мероприятие – диагностика.

Наряду с вышеописанными стратегическими, стандартными и диагностическими инструментами этики профилактической деятельности, в структуру константного компонента входят такие принципиально значимые составляющие профилактики как позитивная направленность и профессионализм специалистов.

Позитивная профилактика ориентируется не на патологию, а на потенциал здоровья - освоение ресурсов психики и личности, поддержку молодого человека и помощь ему в самораскрытии. Стратегическая цель позитивной профилактики состоит в воспитании психически здорового и личностно развитого человека, способного самостоятельно справляться с жизненными проблемами, не нуждающегося в приеме ПАВ, и подразумевает интенсивное развитие и саморазвитие личности в позитивном направлении. Имеется в виду развитие способности к самостоятельному распознаванию и удовлетворению психологических и физиологических потребностей, что ведт к успешному прохождению этапов жизненного цикла.

Специалист профилактической деятельности обязан обладать высоким уровнем профессионально-этической культуры. Уровень профессионализма определяется не только теоретическими знаниями, методологической и методической подготовкой, но и способностью строить свою деятельность с учетом этических норм. При этом сама необходимость постоянной и систематической профессиональной подготовки и совершенствования, определнная в действующих законодательных актах, отражает интернальный этический статус специалиста профилактической деятельности.

Важным аспектом эффективной реализации профилактической работы с целевыми группами является тщательный подбор кадров.

Недостаточный профессионализм специалистов в сфере профилактики создат проблемы этического характера. Одним из этических постулатов профилактической деятельности в образовательной среде должен стать строгий отказ от привлечения к профилактическим мероприятиям, так называемых, бывших наркоманов и алкоголиков.

Помимо высокого уровня профессионализма к специалистам предъявляются такие требования как творческий подход; педагогический такт; умение реализовывать мероприятия позитивной направленности; умение выбирать адекватные цели и задачам профилактической деятельности теоретические концепции, методы работы, конкретные методики и технологии воздействий. В процессе профилактических воздействий специалистам следует избегать: разового характера профилактических действий; оправдания употребления ПАВ какими-либо причинами; преувеличения негативных последствий злоупотребления ПАВ; ложной информации; использования тактики запугивания.

Вариативный компонент определяется субъектами профилактической деятельности, подразумевая специфику функционирования конкретной целевой группы, с учетом выбора адекватной модели профилактики и оптимальной технологии разрешения конкретных проблем и факторов риска.

Для каждой целевой группы Стандарты профилактической работы в образовательной среде предусматривают необходимый комплекс адекватных воздействий и мероприятий преимущественно развивающего характера и позитивной направленности [9, 12].

Современная модель построения системы профилактической работы, направленной на сокращение потребления ПАВ, представляет собой, так называемый, каузальный подход, когда профилактическая деятельность ориентирована на выявление и устранение факторов риска возникновения зависимости от ПАВ, а также причин их употребления. Выделяют определнные группы факторов риска приобщения несовершеннолетних к употреблению ПАВ: биологические, психологические, макросоциальные, микросоциальные семейные и микросоциальные в образовательном учреждении [6]. Каждая группа факторов риска определяется конкретными проблемами функционирования личности. Вероятность развития зависимости от ПАВ выше у тех подростков, которые подвергаются одновременному воздействию нескольких факторов риска. Факторы риска приобщения к употреблению ПАВ дезорганизуют становление личности в е нормативных притязаниях, и тем самым препятствуют развитию так называемых нормативных личностных статусов, которые являются базовыми для формирования и устойчивого функционирования личности в современном социуме.

Кроме каузальной модели профилактики в настоящее время имеют достаточное распространение и другие модели профилактической деятельности в образовательной среде, обладающие различной степенью эффективности – это медицинская, образовательная и психосоциальная модели.

Медицинская модель профилактики - основана на информационно-лекционном методе. Деятельность специалистов лечебнопрофилактических (наркологических) учреждений направлена на формирование знаний о негативном воздействии наркотических и других психоактивных веществ на физическое и психическое здоровье человека, а также на совершенствование гигиенических навыков, предупреждающих развитие наиболее тяжелых медицинских последствий наркомании - заражение ВИЧ-инфекцией, гепатитом, венерическими болезнями.

Образовательная модель профилактики - основана на воспитательно-педагогических методах деятельности специалистов образовательных учреждений, направлена на формирование знаний о социальных и психологических последствиях наркомании с целью формирования устойчивого альтернативного выбора в пользу отказа от приема ПАВ.

Психосоциальная модель профилактики - основана на биопсихосоциальном подходе к предупреждению злоупотребления психоактивными веществами. Совместная деятельность специалистов образовательных и лечебно-профилактических учреждений направлена на формирование личностных ресурсов, обеспечивающих доминирование ценностей здорового образа жизни, действенной установки на отказ от приема психоактивных веществ, а также на развитие психологических навыков, необходимых в решении конфликтных ситуаций и в противостоянии групповому давлению, в том числе связанному со злоупотреблением ПАВ.

Личностный компонент определяет способ этической организации и реализации профилактических мероприятий, основанный на аксиологическом, технологическом и творческом потенциале специалиста, и направленный на развитие личностных ресурсов, обеспечивающих снижение риска употребления ПАВ, когда в процессе профилактической деятельности происходит формирование социально значимых знаний, ценностных ориентаций, нравственных представлений и форм поведения у целевых групп профилактики. Таким образом, осуществляемая профилактическая деятельность в образовательной среде ориентирована на развитие психологически гармоничной и социально нормативной личности. Формирование и структурирование личности завершается образованием предсказуемого набора универсальных личностных статусов [8]. Нормативные личностные статусы (ЛС) - это качественно определенные части или устойчивые состояния человека. ЛС – это социокультуральное наполнение содержанием психобиологической основы человека. ЛС – это не внешние приобретения, а развитие внутренних психобиологических образований человека. Основные нормативные личностные статусы: «Я»телесное, «Я»-ребнок, «Я»-мужчина/женщина, «Я»-партнр, «Я»родитель, «Я»-профессионал, «Я» – Член групп [7,8].

Абсолютно нормативное функционирование непосредственно связано с исключительно гармоничным взаимодействием личностных статусов в структуре личности человека, когда актуализация и дезактуализация конкретного ЛС происходит спонтанно и автоматически в релевантных условиях без каких бы то ни было усилий. Это в свом роде и характеризует прикладное совершенство личности (нормативную социализацию), которое способно практически блокировать возможность развития аддиктивных тенденций.

Профилактические воздействия, направленные на развитие нормативных личностных статусов, обеспечивают возможность позитивной адаптации в жизни и максимально нормативной интеграции в социум. Специалист профилактической деятельности должен стремиться развивать такие личностные черты характера как доброжелательность, ответственность, искренность, тактичность, внимательность, вежливость, корректность, пунктуальность, эрудированность.

В процессе профилактической деятельности следует, с одной стороны, учитывать мотивационные тенденции, склонности и особенности различных целевых групп, разрабатывать и реализовывать индивидуальную и дифференцированную профилактическую программу, а с другой стороны, поощрять активность, развивать навыки ответственного функционирования, стимулировать целесообразность самостоятельной деятельности, ориентировать на достижение личностной компетентности, фиксировать позитивные изменения. То есть стремиться развивать и совершенствовать поведение в рамках моральных идей и принципов нормативной этики. При этом сама этика нормативного поведения обеспечивается оптимальным функционированием в рамках инвариантных личностных статусов и в соответствии с позитивными потребностями индивида.

Таким образом, процесс формирования этической культуры профилактической деятельности в образовательной среде носит перманентный характер и базируется на регламентирующих документах с одной стороны, и внутренней потребности аутентичной самореализации специалистов в уменьшении и искоренении проблем наркологической направленности, с другой. При этом функциональные компоненты этики профилактической деятельности в образовательной среде в конечном итоге способствуют развитию нормативной личности, способной к позитивному стилю функционирования в социуме, что является необходимым и достаточным условием невозможности возникновения зависимости от ПАВ. Профилактическая деятельность предъявляет специфические требования к этике поведения специалистов. Этическое поведение не является для человека врожднным, а становится результатом перманентного обучения с последующим функциональным спонтанно-автоматическим позитивным транслированием в релевантных социальных коммуникациях. Этика профилактики наркотизации — это не столько обсуждение вредности и отдаленных негативных последствий употребления ПАВ, сколько помощь молодому человеку в освоении позитивных навыков эффективной социальной адаптации и интеграции — умения идентифицировать и нормативными способами дезактуализировать физиологические и социально-психологические потребности и потребностные состояния, и как результат осознание ценности здоровья и здорового стиля жизни. В процессе этической реализации профилактических программ в образовательных учреждениях создаются условия для улучшения психологического климата в классах, позитивной гармонизации психологического функционирования школьного коллектива, оптимизации физических кондиций молодых людей, снижения уровня агрессивного поведения учащихся, формирования адекватной самооценки, повышение общей культуры школьника. И в конечном итоге действенная система многоуровневой профилактики ведт к минимизации возможности приобщения молоджи к наркотикам, алкоголю, табаку и другим токсическим веществам.

Литература.

1. О наркотических средствах и психотропных веществах. // Федеральный закон от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ (В редакции ФЗ №13 от 1 марта 2012 г.)

2. Стратегия Государственной антинаркотической политики Российской Федерации. // Указ Президента Российской Федерации № 690 от 9 июня 2010 года.

3. Концепция профилактики употребления психоактивных веществ в образовательной среде. // Утверждена Министерством образования и науки Российской Федерации 05 сентября 2011 г. / Рекомендована Государственным антинаркотическим комитетом (протокол №13 от 28 сентября 2011 г.)

4. Этический кодекс российского врача. // Утвержден 4-ой Конференцией Ассоциации врачей России, ноябрь 1994 года.

5. Булатников А.Н. Здоровый образ жизни как способ профилактики зависимости от психоактивных веществ / Основы гигиенического воспитания и формирование здорового образа жизни населения: Учебное пособие для врачей.– М.: РМАПО - 2011. – с.143-160.

6. Булатников А.Н., Зарецкий В.В., Портянская Л.Л., Новиков Е.М., Абрамов Р.Ю. Теории и технологии мониторинговых исследований по оценке рисков формирования аддиктивных форм поведения в образовательной среде: Методические материалы. – М.: Изд-во AKADEMIA, АПКиППРО, 2010. – 88с.

7. Булатников А.Н., Зарецкий В.В. Стратегия профилактики формирования зависимости от психоактивных веществ в образовательной среде / Актуальные проблемы образования и воспитания: профессиональное мастерство и индивидуальный стиль современного специалиста: Сборник научно-методических материалов. / Сост. и науч. ред. Н.Ю. Синягина, А.Г. Болелова, Е.Г. Артамонова. – М.: Арманов-центр, 2010. – с.55-60.

8. Валентик Ю.В. Психогенетическая модель личности пациента с зависимостью от психоактивных веществ. // Наркология. 2002. № 9. - с.21 -25.

Валентик Ю.В., Тарабакина Л.В., Соболев Е.С., Булатников А.Н., Богун 9.

Т.Ф., Макеева А.Г., Бабиева Н.С. Научно-методическое обеспечение стандарта первичной профилактики злоупотребления психоактивными веществами среди несовершеннолетних. Отчет по ведомственной научной программе «Развитие научного потенциала высшей школы». – М.: Изд-во МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2005 г. – 276 с.

Зарецкий В.В., Булатников А.Н., Портянская Л.Л., Байдина В.А., Чигиринская Ю.В. Профилактическая деятельность как фактор формирования здорового стиля жизни. Учебно-методическое пособие.– М.: Изд-во AKADEMIA, АПКиППРО, 2011 – 118с.

Колесов Д.В. Эволюция и природа наркотизма.– М.: Педагогика, 1991. c.

Стандарты первичной профилактики злоупотребления психоактивными 12.

веществами несовершеннолетними и молодежью (методические рекомендации). / Ю.В. Валентик, В.Н. Вострокнутов, А.А. Гериш, В.В. Зарецкий, В.К.

Рябцев, В.И. Слободчиков. - М., изд-во «Каллиграф», 2003.- 143с.

ВОПРОСЫ ДЕОНТОЛОГИИ В АМБУЛАТОРНОЙ ПРАКТИКЕ

ПЕДИАТРА

Гачегов М.А.

ГАОУ ДПО «Пермский краевой центр повышения квалификации работников здравоохранения»

Медицинская деонтология подразумевает свод предписаний, соблюдение которых в отличие от правовых норм регулируется совестью врача и медицинского работника [2, 4, 5]. Особый характер взаимоотношений детского врача и персонала с детьми и их родителями обосновывает выделение раздела медицинской этики – педиатрической деонтологии, что особенно важно в амбулаторной практике [1, 3]. По мнению А.Ф. Тура, «…чтобы быть хорошим педиатром, необходимо любить детей, быть терпеливым к их родителям, любить педиатрию». Хотя в жизни можно встретить бездушное, грубое, невнимательное отношение медицинских работников к пациенту, недооценку принципов фармацевтической биоэтики, увлечение полипрогмазией.

Цель работы - оценить взгляды современных родителей на профессиональную деятельность врача-педиатра первого контакта, а также знание педиатрами вопросов доказательной медицины.

Работа проведена в 16 детских поликлиниках г. Перми – краевого центра с развитым промышленным потенциалом и достаточно высоким уровнем жизни. Опрошено 100 родителей и 100 участковых врачей-педиатров. Анкетирование проводилось анонимно. Были разработаны анкеты, содержащие вопросы открытого и закрытого типа.

Большинство составили родители в возрасте 20-30 лет (52%), 30-40 лет – 38,6%, старше 40 лет – 10,6%. Из них у 6,7% были дети до года.

Исследование выявило, что абсолютное большинство опрошенных родителей считают, что на профессиональную деятельность врача влияет не только его квалификация, но и внешний облик, хотя четверть из них не разделяли это мнение. В настоящее время вопрос «Должен ли врач на вызове снимать обувь?» остается одним из основных во взаимоотношениях участкового педиатра и семьи. Более половины опрошенных, как ни странно, ответили на этот вопрос утвердительно, 17,3% категорически сказали «Нет», и лишь немногая часть предпочла бы использование бахил.

Нас насторожил тот факт, что только 42,6% врачей перед осмотром ребенка на дому всегда моют руки, а 17,5% не делают этого никогда. В отношении квалификации врачей более половины респондентов (61,3%) отмечают достаточную эрудицию в области педиатрии, хотя в четверти случаев, по мнению родителей, педиатр компетентен не во всех вопросах, а 13,3% вообще не доверяют ему, вне зависимости от стажа работы.

Интересно, что половина родителей (49,3%) хотели бы выбирать врача по желанию, 29,3% поддерживают введение системы семейного врача. Неоднозначное отношение было высказано по поводу платных услуг в здравоохранении. Положительный ответ на данный вопрос дали 65,3% родителей, а 34,6% вообще не приемлют коммерческий подход в медицине, выражая приверженность к социалистическим идеалам здравоохранения.

Тревожит тот факт, что большинство родителей (65,3%) посещают детскую поликлинику при заболевании ребенка, и не более чем в 1/3 случаев приходят только на профилактические осмотры.

Как показало наше исследование, взаимоотношения родителей с врачами-педиатрами, как правило, складывались гладко, хотя в 9,3% случаев отмечены конфликтные ситуации с медиками. С жалобами в разные инстанции на участковых врачей обращались 23,9% опрошенных, при этом основной поток жалоб был направлен к заведующей (16%) и к главному врачу поликлиники (5,3%), реже - к руководителям муниципального здравоохранения (1,3%) и мэру (1,3%).

Среди причин жалоб 13,3% отметили грубость педиатров, 14,6% - некомпетентность врачей, 1,3% - невнимательность, 1,3% - сложность попасть на прием. Случаи вымогательства со стороны медицинских работников были у 6,6% опрошенных.

Социальный статус пациентов в нашем исследовании нашел отражение в вопросе о сумме средств, которые родители могли бы потратить на лечение ребнка. В подавляющем большинстве случаев (65%) родители не стали бы себя ограничивать при покупке медикаментов, хотя немалая часть опрошенных высказалась за сумму в пределах от 200 до 500 рублей(20%) и даже до 100 рублей (1%). Однако социальный статус пациента при назначении препаратов врачи не всегда учитывают.

Не меньший интерес представила информация, полученная при анализе фармакоэпидемиологических проблем амбулаторной педиатрии. Так при назначении медикаментозной терапии участковые педиатры, как правило, руководствуются своим опытом, не аргументируя выбор препаратов требованиями медико-экономических стандартов или формуляров лечения. Заметим, что в ряде случаев назначения антипиретиков врачи аргументировали свои действия любым повышением температуры О возможных побочных действиях назначенных препаратов, со слов родителей, врачи сообщали в 36% случаев, редко в – 10% случаев и совсем не информировали более чем в половине наблюдений.

Многие врачи указали, что рецепт постепенно утрачивает сво первоначальное значение. Так, лишь 24% из них выписывают рецепты на лекарственные средства, в том числе и на антибиотики, скорее всего с учетом региональных формуляров льготного обеспечения.

Как ни странно, наиболее предпочтительной формой назначения медикаментозных средств остается какая-либо другая письменная или устная информация. Некоторые доктора достаточно часто используют запасы домашних аптечек пациентов.

Представляет интерес и тот факт, что, по мнению врачей, провизоры и фармацевты неоднократно предлагают пациентам замену назначенного ими препарата. Причем в 16% случаев замена медикамента встречалась достаточно часто. Это явление может свидетельствовать с одной стороны о коммерческом интересе работников аптек, а с другой стороны, подчеркивает несостоятельность какой – либо иной кроме рецепта формы назначения препарата.

Таким образом, исследование выявило ряд этических проблем во взаимоотношениях в системе «врач – пациент». Нередко педиатры пренебрегают принципами медицинской деонтологии, допускают конфликтные ситуации с родителями. На наш взгляд, вопросы деонтологии должны быть представлены в более широком формате, как в подготовке выпускника медицинского вуза, так и в последипломном усовершенствовании врачей. Не менее важным является вопрос фармацевтической этики, что касается информирования родителей об особенностях фармакологического действия лекарственных препаратов, режима их дозирования и возможных побочных эффектах. Следует поставить вопрос о необходимости более жесткого контроля над назначением препаратов посредством выписки рецепта и отпуска их в аптеках в соответствии с приказами и регламентирующими документами. Кроме того, правильно оформленный рецепт позволил бы избежать весьма частой замены провизорами назначенного врачом препарата.

Литература.

Вельтищев Ю.Е. Этика, медицинская деонтология и биоэтика в педиатрии // 1.

Российский вестник перинатологии и педиатрии, 1995. - №1. – С. 54-57.

Зыятдинов К.Ш. Некоторые этико-правовые проблемы взаимоотношений 2.

врача и пациента //Проблемы социальной гигиены, 2000. - № 2. – С. 22-25.

Исаев Д.Н. Психосоматические расстройства у детей: руководство для врачей. – СПб: Издательство «Питер», 2002.

Яровинский М.Я. Лекции по курсу "Медицинская этика" (биоэтика). - М. :

4.

Медицина, 2004. - 527 с.

Яшина Е.С., Карпова Е.В. Этика и деонтология в деятельности медсестры 5.

//Медсестра. – 2013. – С. 32 – 40.

ЭТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ МЕДИЦИНЫ:

ИСТОКИ И СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

Епифанова Е. В.

ФГБОУ ВПО «Кубанский государственный аграрный университет», Краснодар В настоящее время возрос интерес к сфере медицины, очевидно, это связано с коррупциогенностью данного сектора, с падением качества медицинских услуг, с крайне низкими моральными качествами, которыми, порой, обладают люди в белых халатах, с введением страховой медицины, с недостаточным материальным содержанием и многими другими причинами, обусловившими актуальность поднимаемых вопросов.

Обобщив известные исторические данные, мы пришли к выводу о том, что извечными были три вопроса: насколько компетентен врач, как он будет отвечать за проводимое лечение в случае неблагоприятного исхода, и кто будет содержать врача? В различных странах эти вопросы решались по-разному. Однако во всех странах без исключения стремились видеть врача как можно компетентнее, а для этого вводили специфическую систему образования, проверки знаний. Немало внимания уделялось морально-этическому воспитанию, нравственному облику врача. Приведем примеры регулирования врачебной деятельности отдельных древних стран.

В Древнем Риме (период Империи 31 г. до н. э. - 476 г. н. э.) врачи получили освобождение от налогов, от воинской повинности и определнные льготы. В Древнем Риме было получение вознаграждения за труд в виде гонорара (лат. honorarium): в знак уважения к профессии врача римляне благодарили за лечение почетными дарами и подарками. В отличие от платы за физический (рабский) труд, гонорар являлся добровольным выражением признательности. Значительно позднее врачи стали получать гонорар и деньгами.

Важнейшим этапом в развитии древнеримской цивилизации было составление в 451 - 450 гг. до н.э. свода законов, известных под названием Законов XII таблиц [7, 120]. Возможность возмещения ущерба вследствие неудачного лечения предусматривается в Законах XII таблиц в таблице VII.2: «Если причинить членовредительство и не помириться с потерпевшим, то пусть и ему самому будет причинено то же самое» [8,68]. Во времена империи существовали специальные нормы, касающиеся медицинской практики: «...если пациент умирал от лекарственного средства, проданного римским врачом или фармацевтом, последние могли быть привлечены к уголовной ответственности в виде смертной казни» [3,208]. Формированию института ответственности врачей в Древнем Риме способствовало решение «о создании так называемых «врачей от государства», существование которых в их развитом виде мы наблюдаем по сей день» [9,23]. Государственные власти стали учреждать оплачиваемые должности врачей. Государство не только контролировало их деятельность, но и строго следило за их выборами и назначением. Проходивший процедуру выборов врач получал звание «врач, утвержденный государством». Упадок Римской империи способствовал росту коррупции в медицине, мошенничества, подорвал престиж врачей.

Правовое регулирование деятельности врачей, моральные критерии, которыми должен был обладать претендент на звание врача, формировались длительное время. Можно лишь сказать об одном: во все времена за врачебные ошибки приходилось расплачиваться порой ценой своей жизни. Наказание за ухудшение состояния больного или его смерть носило, как правило, личный характер: "...знахарь не смог вылечить единственного сына вождя племени берокка и был похоронен заживо вместе с телом мальчика" [4,1].

Наказания врача в случае неблагоприятного исхода лечения, в Междуречье основывалось на принципе талиона - соразмерности между причиненным ущербом и полагающимся за это наказанием. В ст.

ст. 215 - 217, 221 - 223 Законов Хаммурапи была закреплена платная медицина. Размер вознаграждения зависел от общественного положения больного.

В Древнем Египте каждый врач принадлежал к группе жрецов.

В случае необходимости больной обращался напрямую в храм, который и направлял к врачу соответствующей специализации. Брать плату за лечение больного врач не имел права: гонорар полагался храму, а храм содержал врача [5,1]. Деятельность врача строго регламентировалась положениями, изложенными в Герметических книгах, в «Священной книге», других медицинских трактатах, таких как «Книга сердца», «Книга глазных болезней» [5,1]. Врач, придерживающийся правил, даже в случае смерти больного освобождался от ответственности. Но отступление от обязательных требований, повлекшее за собой гибель пациента, каралось смертью [5,1]. Таким образом, сурово наказывался факт неисполнения общеобязательных правил лечения или отступление от требований норм «Священной книги», при условии причинения смерти пациенту.

Высокого уровня достигло развитие медицины в Древней Индии. Врачебная деятельность должна была соответствовать общепризнанным правилам, где были сформулированы стандарты поведения врача. Аюрведа – «Знание жизни» (IX - III вв. до н.э.): «Хороший врач обязан часто посещать и пристально обследовать больных, не должен быть робким и нерешительным. Если врач легкомысленно берется вылечивать больных неизлечимыми болезнями, он рискует потерять репутацию, друзей и большие прибыли!» [6,272].

Оплата труда медиков регулировалась государством. Врачам запрещалось требовать вознаграждение за лечение от обездоленных, друзей врачевателя и брахманов (служителей культа); и наоборот, если зажиточные люди отказывались от уплаты за лечение, врачевателю присуждалось все их имущество.

В Древнем Иране лечить больных могли только врачи, имеющие аттестат или свидетельство. Чтобы получить свидетельство, претенденты должны были сдать ряд экзаменов не только по практической деятельности, но и на знание теории. Тот же, кто не мог сдать экзамен трижды, лишался практики навсегда. Таким образом, законы Древнего Ирана, записанные в "Видевдат", закрепляли возможность практиковать только за врачом-профессионалом. Оплата услуг врача зависела от материального благосостояния больного[1,47].

В богатых Греческих полисах для работы в гражданских больницах общественные врачи сдавали некое подобие экзамена, после которого должны были пройти процедуру избрания на народном собрании. Избранный врач не только получал плату за труд от государства, за особые заслуги перед народом врачу полагались золотой венок и право гражданства. Вместе с тем ответственность врача была высока. Тем самым полис старался не допустить к профессиональной деятельности недобросовестных врачей[2,135]. Для врачей в греческих полисах была разработана специальная форма наказания - адоксия (бесчестие) [2,161].

Таким образом, анализируя древнейшие из известных на сегодняшний день источники права, которые были созданы в период существования рабовладельческих цивилизаций, можно сделать вывод, что попытки регламентации медицинской деятельности делались везде, сводились они к решению круга медицинских, этических, правовых проблем. Элементы правового регулирования медицинской деятельности появились с рождением медицины. На протяжении истории писанные и неписаные законы, касающиеся взаимоотношений врача и пациента, были весьма многообразны. От эпохи к эпохи сменялись нормативные акты, однако круг решаемых вопросов оставался один. Среди них был главным вопрос о том, как преодолеть негативные тенденции некомпетентной медицинской практики, ведь общественная опасность медицинских преступлений очень велика и социально значима? Эти вопросы перетекли через века и пронизали всю толщу рабовладельческого, феодального, буржуазного права. Современная ситуация в сфере здравоохранения то же заставляет задуматься над целым рядом вопросов. Это и коррупция, и соблюдение врачебной этики, и страхование в медицине, и материальная составляющая труда каждого медработника. К сожалению, нормы существующего административного, уголовного законодательства бессильны.

Для того, что бы защитить здоровье людей и «пропускать» в медицину только профессионалов, необходимо осуществить комплекс мероприятий, в том числе, например:

Поднять престиж профессиональной медицинской деятельности путем повышения квалификационных требований, улучшения качества подготовки и переподготовки специалистов, увеличения стимулирующих выплат за качественно выполненную работу, создания благоприятных условий труда, системы реальных социальных гарантий.

Пресекать коррупционную деятельность медицинских работников государственных учреждений здравоохранения. Проводить разъяснительные беседы антикоррупционной направленности.

Использовать наряду с традиционными и нетрадиционные 3.

методы лечения. Многие "альтернативные" методики лечения действенные. У некоторых из них тысячелетняя история (акупунктура, фитотерапия), а также серьезные научные основы (гомеопатия). Но проблема в том, что ни у одной из этих методик нет надежной системы стандартизации, т.е. оценки эффективности, безопасности и т.д. Нет и стандартов подготовки специалистов, что способствует появлению на рынке медицинских услуг безответственных дилетантов, а то и просто шарлатанов, мошенников.

В связи с высокой общественной опасностью незаконного 4.

целительства правоохранительные органы должны осуществлять постоянную работу, направленную на выявление и предупреждение незаконного занятия народной медициной. В средствах массовой информации должны активнее пропагандироваться методы официальной медицины и разъясняться последствия обращения к целителям, не санкционировано осуществляющим свою деятельность. Чтобы проблему решить, необходимо создать так называемую систему координат, по которой можно было бы отслеживать динамику развития той или иной болезни до посещения пациентом лекаря и после. Тогда появится и ответственность представителей народной медицины перед законом и перед больными. Впрочем, часть вины лежит на самих пациентах. Эксперты считают, что такая ситуация сложилась из-за массового распространения в России всевозможных суеверий.

Разработать систематизированный Медицинский кодекс, с 5.

тем чтобы любой медицинский работник, не путаясь в многочисленных законах и подзаконных актах, открыв его, мог прочитать права, обязанности, ответственность, гарантии профессиональной деятельности, условия страховой медицины. Современные нормативные акты в области здравоохранения остаются недоступны не только медикам, но и пациентам.

Литература.

Авеста. Священная книга зороастрийского учения. - Тегеран, 1967.

1.

Блаватская Т.В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического 2.

времени. - М.: Наука, 1983.

Глашев А.А. Медицинское право: Практическое руководство для юристов и 3.

медиков. - М.: Волтерс Клувер, 2004.

Лукас О., Пунш Е. Южноамериканские индейцы отвечают на вопросы доктора Щеглова // URL: http://gondola.zamok.net/113/ 113indeos1.html.

Марченко Ю.Ф. Медицина в Древнем Египте // Твое здоровье. 1994. N 3 // 5.

URL: http://lechebnik.info/607/24.htm.

Марчукова С.М. Медицина в зеркале истории. - М.: Европейский дом, 2003.

6.

С. 272 // LiveInternet.Ru. URL: http://bibliotekar.ru/421/ index.htm.

Покровский И.А. История римского права / Вступит. статья, пер. с лат., научн. ред. и коммент. А.Д. Рудокваса // Нева. 1999.

Хрестоматия по истории Древнего Рима / Под ред. С.Л. Утченко. - М., 1962.

8.

Черниловский З.М. Хрестоматия по общей истории государства и права. М.: Юристъ, 1996.

МОРАЛЬНО-ЭТИЧЕСКИЕ И СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКИЕ

АСПЕКТЫ ЖЕСТОКОГО ОБРАЩЕНИЯ С ДЕТЬМИ

Залеток С.В.

ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет»

Архангельск Проблеме насилия над детьми в последние годы во всем мире уделяется все большее внимание. Первые публикации на эту тему принадлежали юристам, социологам, педиатрам и хирургам [2].

По определению ВОЗ, жестокое обращение с детьми – «это плохое обращение с детьми в возрасте до 18 лет и отсутствие заботы о них. Оно охватывает все типы физического и/или эмоционального жестокого обращения, сексуального насилия, пренебрежения, невнимания и эксплуатации в коммерческих или иных целях, что приводит к нанесению реального или потенциального вреда здоровью, выживаемости, развитию или достоинству ребенка в контексте взаимосвязи ответственности, доверия и власти». Разнообразные проявления жестокого отношения к детям имелись и имеются во всех странах, независимо от политического, идеологического и экономического устройства. По результатам международных исследований примерно 20% женщин и 5-10% мужчин сообщают о том, что в детстве подвергались физическому насилию. Последствия жестокого обращения с детьми включают пожизненные нарушения физического и психического здоровья, а его последствия в социальной и профессиональной области могут в конечном итоге замедлить экономическое и социальное развитие страны.

Согласно исследованию Г.П. Тимченко и И.В. Семеновой, в Санкт-Петербурге число травм, нанесенных детям родственниками, в 1994 г. увеличилось по сравнению с 1988 г. в 2,5 раза, а в 1996 г. наблюдалось увеличение их роста уже в 4 раза. В 1996 повреждения, причиненные отцами, регистрировались в 6 раз чаще повреждений, нанесенных матерями, при этом в 56% случаев отцы находились в нетрезвом состоянии.

ВОЗ определены факторы риска жестокого обращения с детьми.

Это индивидуальные особенности ребенка, к которым относят возраст ребенка до 4 лет или подростковый период; нежеланный или не оправдывающий ожиданий родителей ребенок; ребенок, имеющий особые потребности, постоянно плачущий или имеющий патологические физические особенности. Также фактором риска являются особенности родителей или воспитателей. Среди них можно назвать такие, как трудности, связанные с новорожденным; оставление ребенка без внимания; подвергание самого родителя жестокому обращению в детстве; неосведомленность в отношении развития ребенка или нереальные ожидания; употребление алкоголя или наркотиков, в том числе и при беременности; вовлеченность в преступную деятельность;

испытываемые финансовые трудности. Ряд факторов, относящихся к специфике взаимоотношений в семье, также может повышать риск жестокого обращения с детьми. Это, например, проблемы в области физического и психического здоровья или развития какого-либо члена семьи; изолированность в сообществе или отсутствие круга поддержки; отсутствие поддержки в воспитании ребенка со стороны других членов семьи. Существуют факторы социального риска, повышающие вероятность жестокого обращения с детьми, которые включают гендерное неравенство, отсутствие надлежащего жилья или услуг для поддержки семей, а также соответствующих институтов. Характерны высокие уровни безработицы и нищеты, легкий доступ к алкоголю и наркотикам, ненадлежащие стратегии и программы по предотвращению жестокого обращения с детьми, детской порнографии, детской проституции и детского труда [1].

В 1962 г. Кемпе и соавт. в статье «Синдром Избитого Ребенка»

дал получившее широкое распространение описание этого синдрома.

В США появились небывалых размеров плакаты «Быть Ребенком не Значит Быть Битым». Синдром избитого ребенка – состояние, характеризующееся повторными намеренными действиями, в результате которых ребенку наносится травма, причем вызваны эти действия бывают малейшим или самым обычным проступком ребенка [4]. Лишение пищи и питья – вариант такой травмы. Классический случай – ребенок попадает к психиатру или в отделение неотложной терапии с острым повреждением, причем есть признаки «старых» и «свежих»

кровоподтеков, переломов и других повреждений. Это могут быть переломы черепа или конечностей, разрывы внутренних органов, субдуральные гематомы или ожоги.

Иногда ребенка не сразу доставляют к врачу, родители объясняют это тем, что не поняли сразу, что ребенок серьезно болен.

Обычно то, что говорят родители, и то, что видит врач, сильно противоречит друг другу.

Объяснения родителей по поводу последней травмы туманны, противоречивы или не соответствуют полученным ребенком повреждениям.

Первой по частоте причиной смерти избиваемых детей является травма головы. Это в основном субдуральные и субарахноидальные геморрагии с переломами и без переломов черепа. Иногда перелом может вызвать вторичный менингит. Могут быть признаки старых гематом, а также недавних. Переломы черепа и повреждения мозга возможны без значительных повреждений кожи и мягких тканей головы или с незначительными их повреждениями. Отсутствие внешних повреждений не исключает наличия травмы. Фактически это же относится к отсутствию внутренних геморрагий волосистой части головы. По голове могут ударить плоским предметом с силой, достаточной для повреждения мозга, но при этом не будет видимых повреждений волосистой части головы. В то же время, рентгенологическое исследование может выявить переломы [4].

Серьезные травмы головы часто ассоциируются с геморрагиями сетчатки. Если ребенок остается жив, может остаться рубец. Геморрагии сетчатки могут быть результатом родовой травмы, но в этом случае рубца не остается. Хотя геморрагия сетчатки часто встречается в случаях убийства, она возможна и при серьезном несчастном случае.

Геморрагия сетчатки также встречается при кровоточивости, сепсисе, васкулопатиях и сильном сдавливании грудной клетки. Например, при реанимации и как эффект воздействия плечевого ремня во время аварии.

После травмы головы второй наиболее частой причиной смерти избиваемых детей является повреждение органов абдоминальной полости. Может не быть внешних признаков травмы, однако внутри брюшной полости возможны разрывы внутренних органов. Чаще всего они происходят в таком порядке – печень, брыжейка и кишечник [4].

Некоторые адвокаты настаивают, что абдоминальные повреждения были вызваны сердечно-легочной реанимацией. Прайс с соавт.

изучил 324 случая смерти ребенка по причине естественного заболевания, в которых проводилась реанимация (Price E. A., 2000). Ни в одном не было абдоминальных повреждений. Возраст детей – до 1 года – 75,9%, от года до 4-х лет – 19,75%, 5-10 лет – 4,32%. Сердечнолегочная реанимация проводилась медицинским персоналом в 70,6% случаев, родственниками – в 18,21% случаев, друзьями – в 5.25% и другими лицами в 6,48%.

Буш с соавт. изучил 211 случаев смерти детей младше 12 месяцев, умерших не от травмы, которым проводилась сердечно-легочная реанимация (Bush C. M., et al., 1996). 15 детей имели, как минимум, одно повреждение, 7 из них сочли клинически незначимыми. Не было повреждений абдоминальных органов. Только у троих детей были угрожающие жизни повреждения – пневмоторакс, эпикардиальная гематома и интерстициальная легочная геморрагия, ассоциированная с гемоперитонеумом [4].

Дети, лишенные ухода, или истощенные дети – вариант синдрома избитого ребенка. В таких случаях ребенка кормят недостаточно или от случая к случаю и оставляют лежать в испражнениях. Ребенок выглядит истощенным, кожа сморщена, живот впалый, ребра торчат, кожа лишена тургора и общий вид изможденный. Обычно налицо сильная язвенная потница.

Есть три возможных объяснения подобного состояния ребенка:

преступное пренебрежение, невежество родителей в вопросах ухода и кормления ребенка или наследственное заболевание.

Большая часть истощенных и запущенных детей попадают в больницу хотя бы раз, прежде чем умирают. Если их состояние не обусловлено наследственными заболеваниями, они быстро поправляются и выписываются здоровыми и хорошо упитанными. Если в дальнейшем такого ребенка найдут мертвым в состоянии истощения, можно заключить, что было сознательное доведение ребенка до голодной смерти и случай этот может быть расценен как убийство. Когда предварительно не было госпитализации по поводу истощения, сначала нужно исключить все возможные естественные состояния, вызывающие истощение [4].

В 2005 году в Москве на базе научного центра психического здоровья РАМН было проведено исследование: наблюдали 130 детей, которые подвергались насилию с первого года жизни. Среди них 40 детей (28 мальчиков и 12 девочек) раннего возраста (от 7 мес. до 4 лет 11 мес.) наблюдались в условиях дома ребенка с периода младенчества проспективно. Остальные 90 детей (60 мальчиков и 30 девочек) более старшего возраста (5-14 лет) были обследованы в Московской городской детской психиатрической больнице №6 и на базе Центра психолого-медико-социального сопровождения ретроспективно. Длительность катамнеза в обеих группах составила 3 года [2].

Изученная группа детей в целом распределилась по оценке психического здоровья следующим образом: 1% - норма, 4% - риск развития психической патологии, 95% - психическая патология. Наиболее частым проявлением последней была депрессия, которая по степени выраженности в соответствии со шкалой Монтгомери-Асберга (MADRS) характеризовалась так: отсутствие депрессии (0-15 баллов) в 4 % случаев, малое депрессивное состояние (16-25 баллов) – в 4%, депрессия средней степени выраженности (26-30 баллов) – в 56%, выраженное депрессивное состояние (свыше 30 баллов) – в 36%.

Для диагностики отграничения подлинных нарушений психического здоровья, выявляемых у детей из условий физического насилия, была проведена система ШОПН. Согласно ей психические нарушения отсутствуют у 1% детей (сумма баллов менее 40); риск развития психических нарушений в результате физического насилия (сумма баллов 41-79) имел место в 4%; умеренно выраженные психические нарушения (80-160 баллов) – в 85%; значительно выраженные нарушения (более 160 баллов) – 10% [2].

Исследование нервно-психического обследования младенцев и малышей показало, что у 95% детей нервно-психическое развитие нарушено, а у 5% имеется риск нарушений психического развития.

При оценке вегетативного статуса эйтония (относительная гармония) определена лишь у 2,5% детей; у 5% отмечалась ваготония. У остальных 92,5% выявлялась симпатикотония, которая чаще встречается у детей с психиатрической патологией [2].

Из приведенного выше материала можно сделать вывод о том, что проблема насилия над детьми является весьма актуальной социальной, правовой, медицинской проблемой и требует пристального внимания со стороны общества и государства.

Литература.

Качаева М.А., Русина В.В., Сатьянова Л.С. Клинико-социальные факторы 1.

риска и судебно-психиатрическая оценка психического состояния женщин, жестоко обращавшихся со своими детьми («избивающие матери») // Российский психиатрический журнал. 2011. №2. С. 25-30.

Марголина И.А., Козловская Г.В., Проселкова М.Е. Психическое развитие 2.

детей из условий хронического физического насилия (особенности обследования детей) // Журнал неврологии и психиатрии. 2005. №9. С. 5-9.

Матышев А.А. Судебная медицина. СПб.: Гиппократ, 1998. 544 с.

3.

Хохлов В.В., Кузнецов Л.Е. Судебная медицина. Смоленск, 2010. 210 с.

4.

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЭВТАНАЗИИ

Ившин И.В., Тараскина З.И., Гусаренко И.И., Алексина Е.А.

ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет»

Архангельск Отношение к смерти – одна из величайших проблем, с которой каждый человек непременно сталкивается в своей жизни. Каждому человеку от рождения принадлежит неотъемлемое право на жизнь, реализация которого очевидно немыслима без возможности субъекта этого права распорядиться ею исключительно по своему усмотрению.

В противном случае субъективное право на жизнь превращается в юридическую обязанность жить, а подобное императивное регулирование в столь деликатной сфере в современном обществе вряд ли допустимо, не говоря уже о специфичности самого вопроса о смерти.

Отношение к умышленному ускорению наступления смерти неизлечимо больного, даже с целью прекращения его страданий, никогда не было однозначным. Английский философ Френсис Бэкон (1561- 1626) в своем знаменитом труде «Новый Органон» для обозначения легкой безболезненной смерти ввел термин – «эвтаназия» (от греч. euthanasia, eu – хорошо, thanatos – смерть), то есть хорошая, спокойная и легкая смерть, без мучений и страданий [3]. «Долг медика не только в том, чтобы восстанавливать здоровье, но и в смягчении страданий, вызванных болезнью, и состоит он не в том лишь, чтобы ослаблять боль, почитаемую опасным симптомом. Если недуг признан неизлечимым, лекарь должен обеспечить пациенту легкую и мирную кончину, ибо нет на свете блага большего, нежели подобная благая смерть, то есть эвтаназия, понимаемая как облегчение мук умирания» [9].

В современных публикациях на русском языке используются два равнозначных термина: «эвтаназия» и «эйтаназия». Существует множество определений эвтаназии, которые нашли свое отражение и в научных трудах, и в законодательстве. Так, в соответствии с легальным определением, содержащимся в статье 45 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», эвтаназия – ускорение по просьбе пациента его смерти какими-либо действиями (бездействием) или средствами, в том числе прекращение искусственных мероприятий по поддержанию жизни пациента [5].

В соответствии с доктринальными подходами к этому понятию, эвтаназия – умышленные действия или бездействия медицинского работника, осуществляемые в соответствии с явно и недвусмысленно выраженной просьбой информированного больного или его законного представителя, с целью прекращения физических и психических страданий больного, находящегося в угрожающем жизни состоянии, в результате которых наступает его смерть [4].

В зависимости от поведения медицинского работника различают активную и пассивную эвтаназию. Под первой понимают осуществление каких – либо действий, в том числе и введение лекарственных средств, которые ускоряют смертельный исход. Пассивная эвтаназия заключается в неприменении средств и невыполнении врачебных манипуляций, способных поддерживать жизнь тяжелобольного пациента. А.П. Зильбер выделяет следующие виды эвтаназии (он употребляет термин «эйтаназия»): эйтаназия – легкая, безмятежная смерть, наступившая естественным путем или с помощью специальных мер;

добровольная эйтаназия – вызывание у страдающего больного легкой и безмятежной смерти по осмысленному требованию больного с помощью медикаментозных и иных средств; принудительная эйтаназия

– вызывание легкой и безмятежной смерти у человека не по его требованию, а по решению родственников, общества и его законодательных институтов; милосердное убийство – юридический эквивалент понятия добровольная эйтаназия; пассивная эйтаназия – разновидность добровольной или принудительной эйтаназии, когда прекращение необходимой поддерживающей терапии влечет за собой смерть; активная эйтаназия – разновидность добровольной или принудительной эйтаназии, когда смерть вызывают путем применения специальных средств [2].

По мнению В.П. Сальникова, О.Э. Старовойтовой и других авторов, эйтаназия – это действие или бездействие врача, иного человека или самого больного, влекущее за собой наступление мгновенной или безболезненной смерти последнего. Эвтаназия может быть добровольной и принудительной. И добровольная, и принудительная эвтаназия, в свою очередь, бывает пассивной и активной [1].

По вопросу законодательного регулирования эвтаназии первенство принадлежит Голландии, где в настоящее время действует закон об эвтаназии, принятый в 2000 году. Установленное в соответствии с голландским законом об эвтаназии правовое регулирование характеризуется следующими особенностями. Во-первых, любой, кто достиг шестнадцати лет, вправе самостоятельно в письменной форме определить условия и способ своего ухода из жизни. Например, человек может написать в своем заявлении о том, чтобы к нему не применялось жизнеподдерживающее лечение или другие реанимационные мероприятия в случае автокатастрофы или рака. Во-вторых, дети в возрасте от двенадцати до шестнадцати лет могут подать такое заявление с согласия родителей. В-третьих, к несовершеннолетним, не достигшим 12-летнего возраста, эвтаназия не применяется. Таким образом, вопрос о возможности умерщвления из сострадания новорожденных и малолетних детей, имеющих серьезные психические или физические, врожденные или приобретенные, аномалии, уродства или хронические заболевания, решен законодателем в Голландии отрицательно.

В 2002 году примеру Голландии последовала Бельгия, принявшая закон, легализующий эвтаназию. В отличие от Голландии, в Бельгии эвтаназия не может быть применена к несовершеннолетним, т.е. к лицам, не достигшим 18-летнего возраста. Другие основания для обращения к этой крайней мере весьма сходны с теми, что установлены в законодательстве Голландии. В частности, эвтаназия признается оправданной лишь тогда, когда больной страдает от «постоянной и невыносимой физической или психологической боли», ставшей результатом несчастного случая или неизлечимой болезни. Пациенты, обращающиеся с просьбой об эвтаназии, должны находиться в сознании, быть информированными о своем заболевании и его прогнозе и самостоятельно сообщить врачам о своем желании уйти из жизни.

В США штат Орегон на сегодняшний день единственный, где врачу позволяется помогать умереть больному. В 1997 г. в этом штате был принят специальный нормативный акт: «Закон о смерти с достоинством», который разрешает врачу прописывать безнадежно больному пациенту летальную дозу лекарства, если сам пациент просит помочь ему покончить с жизнью. По существу, в данном случае речь идет о способствовании самоубийству больного, который сам принимает решение об уходе из жизни и осуществляет действия, приводящие к смерти. Что касается активных действий врача, непосредственно направленных на лишение жизни пациента, то они законодательством штата Орегон запрещены [6].

В России как активная, так и пассивная эвтаназия запрещены законом (ст. 45 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). Что касается перспектив рассмотрения вопроса о легализации эвтаназии в России, то даже если не брать в расчет нравственно-этические и религиозные аспекты эвтаназии, которые в данном случае имеют немаловажное значение, и исходить из существующей в стране медикодемографической, социально-экономической и правовой ситуации, следует признать, что непродуманное придание эвтаназии правомерного, легального характера чревато наступлением целого ряда негативных последствий. Так, в условиях современной России при бедности значительной части населения и существующих проблемах доступности и качества медицинской помощи эвтаназия может превратиться в средство умерщвления одиноких стариков, детей-инвалидов, лиц, страдающих раком, СПИДом, других тяжелобольных, на содержание, лечение либо уход за которыми недостает денежных средств, не говоря уже об опасности использования эвтаназии как инструмента при корыстных преступлениях. Все это является существенным аргументом против самой возможности введения эвтаназии в современной России.

С точки зрения уголовно-правового запрета эвтаназия рассматривается как умышленное преступление и квалифицируются в соответствии с частью 1 статьи 105 Уголовного кодекса РФ как умышленное убийство [8].

При назначении наказания лицу, виновному в эвтаназии, в качестве смягчающего обстоятельства в соответствии с пунктом «д» части 1 статьи 61 Уголовного кодекса РФ учитывается совершение преступления по мотиву сострадания [7].

Вместе с тем, какая либо доступная юридическая практика на этот счет, не говоря уже о статистике, в России отсутствует. Отсутствие какой-либо официальной информации по рассматриваемому вопросу вряд ли свидетельствует об отсутствии самой проблемы. Прежде всего, следует отметить явные недостатки в существующем в России на сегодняшний день правовом регулировании в рассматриваемой сфере. В первую очередь это касается явного противоречия в той части, в которой в качестве незаконной, запрещенной, влекущей наступление юридической ответственности эвтаназии признается удовлетворение просьбы пациента о прекращении искусственных мер по поддержанию его жизни (ст. 45 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). Вместе с тем, обязательным предварительным условием любого медицинского вмешательства (в том числе и «искусственных мер по поддержанию жизни» пациента) является информированное добровольное согласие гражданина (ч. 1 ст. 20 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). При этом гражданин имеет право отказаться от медицинского вмешательства или потребовать его прекращения (ч. 3 ст. 20 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ»). Таким образом, законодатель ставит медицинских работников в явно двусмысленную ситуацию, при которой противоправным признается как осуществление медицинского вмешательства вопреки воле гражданина, так и прекращение медицинского вмешательства в соответствии с волей последнего, если это влечет за собой «ускорение» наступления смерти, что охватывается умыслом гражданина и сознанием медицинского работника.

Проведенный анализ может свидетельствовать о том, что человечество в целом пока не готово к эффективному решению рассматриваемой проблемы – ни мировоззренчески, ни нравственно, ни юридически. Между тем проблема стремительно переходит в разряд насущных и вряд ли еще долго удастся прятаться от нее за общими фразами и невнятными юридическими конструкциями. В этой связи требует дальнейшего совершенствования и российское законодательство, причем в первую очередь это касается законодательства о здравоохранении, где следует четко и недвусмысленно разграничить пассивную эвтаназию и реализацию права тяжелобольного пациента на отказ от медицинского вмешательства.

Литература.

1. Биомедицинские технологии и право в третьем тысячелетии / В.П. Сальников, О.Э. Старовойтова, А.Е. Никитина, Э.В. Кузнецов. СПб., 2003.

2. Зильбер А.П. Трактат об эйтаназии. Петрозаводск, 1998.

3. Капинус О.С. Эвтаназия как социально - правовое явление: монография. М.:

Буквоед, 2006.

4. Налчаджян А.А. Загадка смерти. СПб.: Питер, 2004.

5. Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации. Федеральный закон от 21 ноября 2011 г. №323-ФЗ // Собрание законодательства РФ.

– 2011. - №48. – Ст. 6724.

6. Пулмэн Д. Достоинство человека, боль и страдание // Человек. 2001. №3. С.

398 - 400.

7. Уголовное право. Общая часть / под ред. И.Я. Козаченко, З.А. Незнакомова.

М., 1998. С. 198 -200.

8. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. №63-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 1996. №25. Ст. 2954.

9. Философия Ф. Бэкона. Л., 1987.

ЭТИЧЕСКИЕ И ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ СУРРОГАТНОГО

МАТЕРИНСТВА

Ившин И.В., Цыганова О.А.

ГБОУ ВПО «Северный государственный медицинский университет»

Архангельск Одной из острейших проблем современной России является демографическая проблема, для решения которой в последние годы органами государственной власти предпринимаются различные меры, в том числе направленные на стимулирование рождаемости. Вместе с тем, по различным оценкам около 10 - 20% российских семей не могут иметь детей, что характеризует рассматриваемую проблему не только как демографическую, общесоциальную, но и как медицинскую, семейную, личностную. Женщина является причиной бесплодия в браке в 45% случаев, мужчина - в 40% [4]. Как показывает статистика, в конце 70-х годов XX века количество бесплодных пар в мире составляло 5%. Сегодня эта цифра равна 10 - 15% по обращаемости и доходит до 18 - 20%, а по некоторым данным - до 30% с учетом активного выявления, в то время как уже 15% по критериям ВОЗ является свидетельством того, что проблема приобрела государственное значение. За последние 50 лет рождаемость в России снизилась с 33,3% до 16,4 - 12,3% (в 2,7 раза), в то время как общая смертность - всего в 1,7 раза [8]. В результате показатель естественного прироста стал отрицательным.

Суррогатное материнство как современный метод искусственной репродукции человека представляет «бесплодным» семьям реальную возможность завести «своего» ребенка и может рассматриваться в качестве одного из частных направлений решения демографической проблемы. Этот метод позволяет избежать проблем морально-этического характера, ведущих к нарушению взаимоотношений с партнером (супругом) и распаду семьи. В настоящее время ежегодно до 700 000 супружеских пар в мире лечатся по программам вспомогательных репродуктивных технологий [7]. Вместе с тем, следует отметить, что внедрение в практику методов искусственной репродукции человека сопровождалось и продолжает сопровождаться множеством морально-этических и юридических проблем. Кроме того, на сегодняшний день по-прежнему имеются пробелы в правовом регулировании суррогатного материнства.

В Российском законодательстве различные аспекты суррогатного материнства регулируются нормами различной отраслевой принадлежности. Соответствующие нормы содержатся в Семейном кодексе Российской Федерации (пункт 4 статьи 51, пункт 3 статьи 52) [16]; Федеральном законе от 15 ноября 1997 г. №143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» (пункт 5 статьи 16) [10]; Гражданском кодексе Российской Федерации (гл. 39 ГК РФ); Федеральном законе от 21 ноября 2011 года №323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» (статья 55) [12], приказе Министерства здравоохранения Российской Федерации от 26 февраля 2003 г. № 67 «О применении вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) в терапии женского и мужского бесплодия» [11] и некоторых иных нормативно-правовых актах. Подобное рассредоточение норм представляется неприемлемым ввиду сложности и многогранности решаемых при этом вопросов.

Следует отметить, что положительной стороной действующего законодательства в данной области является то, что процедура регистрации ребенка проходит не через процедуру усыновления, а путем записи супругов в качестве родителей ребенка, рожденного суррогатной матерью. Регистрация рождения ребенка и запись о родителях производятся по правилам, предусмотренным ст. 51 Семейного кодекса РФ. Так, в соответствии с п. 4 ст. 51 Семейного кодекса РФ лица, состоящие в браке между собой и давшие свое согласие в письменной форме на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, могут быть записаны родителями ребенка только с согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери). Статья 16 ФЗ «Об актах гражданского состояния» устанавливает, что при государственной регистрации рождения ребенка по заявлению супругов, давших согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания, одновременно с документом, подтверждающим факт рождения ребенка, должен быть представлен документ, выданный медицинской организацией и подтверждающий факт получения согласия женщины, родившей ребенка (суррогатной матери), на запись указанных супругов родителями ребенка. Таким образом, суррогатная мать по действующему законодательству может оставить себе генетически чужого ей ребенка, официально считаясь его матерью со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями («презумпция материнства суррогатной матери»). Это может произойти как в силу материнских чувств, возникших к вынашиваемому ребенку, так и, например, с целью шантажа генетических родителей. Последний вариант развития событий для генетических родителей представляется наиболее конфликтным. При этом семейное законодательство не предусматривает срока, в течение которого суррогатная мать может дать такое согласие. Представляется верным мнение Л.К. Айвара, что максимально этот срок может соответствовать периоду, установленному законодательством об актах гражданского состояния для регистрации рождения ребенка в органах ЗАГСа, - один месяц [1].

Следует отметить, что с принятием ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» правовое регулирование в рассматриваемой сфере претерпело ряд существенных изменений.

Так, ранее действовавшее российское законодательство однозначно закрепляло, что суррогатной программой может воспользоваться только супружеская пара, а имевшиеся пробелы в правовом регулировании порождали существенные проблемы, связанные с определением правового положения сторон – участников программы суррогатного материнства. В статье 55 ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» впервые получили законодательные определения такие важнейшие понятия, как вспомогательные репродуктивные технологии, суррогатное материнство и суррогатная мать. Впервые закреплено, что право на применение вспомогательных репродуктивных технологий принадлежит как лицам, состоящим в зарегистрированном браке, так и мужчине и женщине, не состоящим в браке, а также одинокой женщине. Одинокие мужчины, согласно ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», такого права не получили. Впервые на уровне закона установлено, что суррогатное материнство осуществляется на основании договора, заключаемого между суррогатной матерью и потенциальными (генетическими) родителями либо родителем (одинокой женщиной). Вместе с тем, законодательство в данной сфере требует дальнейшего совершенствования. Соответствующие изменения должны быть внесены в Семейный кодекс РФ для гармонизации его с претерпевшим изменения медицинским законодательством. Кроме того, своего разрешения требуют и иные проблемы и пробелы. В частности, представляется крайне важным решить вопросы установления происхождения рожденных суррогатной матерью детей в случае смерти потенциальных родителей до рождения детей; удостоверения родительских прав в отношении детей, зачатых из криоконсервированных половых клеток после гибели генетического родителя (родителей); исключить возможность применения презумпции материнства суррогатной матери и т.д.



Pages:   || 2 | 3 |
Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ НАУКИ ИНСТИТУТ СЛАВЯНОВЕДЕНИЯ РАН БЕЛОРУССИЯ И УКРАИНА: ИСТОРИЯ И КУЛЬТУРА Выпуск 5 Москва Павло Павлович ГАЙ-НЫЖНЫК ИГОРЬ КИСТЯКОВСКИЙ: РОССИЙСКИЙ КАДЕТ И ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ДЕЯТЕЛЬ УКРАИНЫ Известный в российских и украинских дореволюционных кругах адвокат, московский присяжный поверенный и общ...»

«Наталья Николаевна Ильина Удивительный Люксембург Серия "Удивительная Европа" Текст предоставлен автором http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4997488 Аннотация География и природа Люксембурга. История Люксембурга. Флаг и герб Люксембу...»

«ГЕ О Г РА Ф И Я Н А Ц И И : Г РА Н И Ц А И З Е М Л И ИМЯ И НАЦИЯ Э Т Н О Г РА Ф И Я НАЦИИ НЕЗАЛЕЖНОСТЬ НАЦИЯ И ЕЕ БОГИ ПОЛЬСКИЙ МИР ЕВРЕЙСКИЙ МИР РУССКИЙ МИР ТАМ, ПЕТЕРБУРГА НА РЕКАХ ЭЛ И ТА Н А Ц И И : К А Р Ь Е РА И Ф О Р Т У Н А НАЦИЯ И ПАМЯТЬ: ИВАН МАЗЕ П А В ЛЕГЕНДЕ...»

«УДК 821.161.1-311.6 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Е92 Серия "Эксклюзив: Русская классика" Серийное оформление Е. Ферез Ефремов, Иван Антонович. Е92 Таис Афинская : [роман] / И. А. Ефремов. — Москва : Издательство АСТ, 2016....»

«Валерий Евгеньевич Шамбаров Казачество: путь воинов Христовых Серия "Русская история" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6493226 Казачество: путь воинов Христовых. /Шамбаров В.Е.: Алгоритм; Москва; 2013 ISBN 978-5-4438-0567-2 Аннотация Известный писатель-ист...»

«Олег Валерьевич Соколов Битва двух империй. 1805-1812 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3953315 Битва двух империй. 1805—1812 / Олег Соколов: Астрель; Москва; 2012 ISBN 978-5-271-42347-5, 978-5-9725-2267-5 Аннотация Сок...»

«АДАПТИРОВАННАЯ РАБОЧАЯ ПРОГРАММА По учебному предмету "История западной России. Калининградская область" для 7 класса Таюрской Нины Алоизасовны, учителя истории и обществознания п. Калининское 2016 г. Адаптированная рабо...»

«1 Иудаизм Cтенограмма лекции Ветхозаветный иудаизм. Говоря об иудаизме нужно четко разделять два совершенно разных явления Ветхозаветный иудаизм который возник с конца 3 тысячелетия до рождес...»

«Ольга Ивановна Обухова Копенгаген. Жемчужина Скандинавии Серия "Исторический путеводитель" Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3943985 Копенгаген. Жемчужина Скандинавии: Вече; Москва; 2012 ISBN 978-5-9533-5060-0 Аннотация Копенгаген – подлинная жемчужина Балтики. Эт...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФИЛИАЛ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ ИМЕНИ С.И. ВАВИЛОВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ СОЮЗ УЧЁНЫХ ИЗДАТЕЛЬСТВО "НЕСТОР-ИСТОРИЯ" ИсторИко-бИологИческИе ИсследованИя том 8 №2 Санкт-Петербург главный редактор: Э.И. Колчинский редакционная коллегия...»

«Владимир Клепачёв История одной бороды Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9336089 История одной бороды / Владимир Клепачёв: Авторское; Москва; 2015 Аннотация Дорогой читатель, если ты хочешь увидеть взгляд этой мужественности в зеркале, почувствовать в себе...»

«Казимир Феликсович Валишевский Дочь Петра Великого http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=122969 Аннотация "Она была дочерью Петра Великого. Родившись вдали от трона, она была вознесена на него, п...»

«ГЕОРГИЕВ Павел Валентинович Афинская демократия в отечественной историографии середины XIX – первой трети XX вв. Специальность: 07. 00. 09 – Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени ка...»

«Коллектив авторов Виктория Шервуд Дети войны. Народная книга памяти Серия "Народная книга памяти" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9531819 Дети войны. Народная книга памяти: АСТ; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-088633-3 Аннотация Воспоминан...»

«История предпринимательства в России. Хрестоматия "ФЛИНТА" УДК 334(470+571)(075.8) ББК 65.9(2Рос)09я73 История предпринимательства в России. Хрестоматия / "ФЛИНТА", 2016 ISBN 978-5-9765-0138-6 В хрестоматии приведены и комментируются важнейшие до...»

«Владимир Михайлович Алпатов Языковеды, востоковеды, историки Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11648641 Языковеды, востоковеды, историки: Языки славянских культур; М.; 2012 ISBN 978-5-9551-0515-4 Аннотац...»

«Цельизучения дисциплины "История Украины": формирование научной системы знаний студентов о сущности и особенностях важнейших исторических процессов и явлений, об основных этапах истории Украины. Об...»

«Притчевые интенции "Повести об Андрее Критском" Давно замечено, что эдипов сюжет представлен в истории мировой культуры не только обработками сурового фаталистического мифа античной древности, давшего ему название 1. В...»

«Нательная живопись Илья Мельников Татуировка. Теория и ранняя практика "Мельников И.В." Мельников И. В. Татуировка. Теория и ранняя практика / И. В. Мельников — "Мельников И.В.", 2012 — (Нательная живопись) ISBN 978-5-457-14297-8 Татуировка принадлежит к числу наиболее древних обычаев. Он...»

«Уитни Джонсон Разреши себе мечтать. Как воспитать смелость в себе и своих детях Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6609826 Разреши себе мечтать. Как воспитать смелость в себе и своих детях / Уитни Джонсон: Манн, Иванов и Фербер; Москва; 2014 ISBN 978-500057-063-...»

«1 Философия. Этика. Религия 1. Абакумов, Владимир Анатольевич. Ю2 Пространство-время жизни / В. А. Абакумов. Москва : Либроком, 2009. 384 с.; А132 21 см. (Relata Refero). Библиогр. в примеч. Экземпляры: всего:1 КХ(1) 2. Антонин (архимандрит ; Капустин). Э Дневник : го...»

«Коллектив авторов Строение и история развития литосферы Серия "Вклад России в Международный полярный год 2007/08" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8344484 Строение и история развития литосферы: Paulsen; Москва; ISBN 978-5-98797-043-0 Аннотация В данном – четверто...»

«УДК 1(091) Вестник СПбГУ. Философия и конфликтология. 2017. Т. 33. Вып. 1 В. Ю. Быстров, В. М. Камнев ИСтоРИко-ФИЛоСоФСкИе ПРобЛеМы в отечеСтвеННой жУРНаЛИСтИке 1917–1922 годов1 В статье рассматривается формирование отечественного профессионального историкофилософского дискурса в философской публиц...»

«Б. Н. Флоря. О формировании идеологии украинской. ББК 63.3 (2) 46; 63.3 (0=Украина); УДК 94(477) Б. Н. Флоря О ФОРМИРОВАНИИ ИДЕОЛОГИИ УКРАИНСКОЙ ЭЛИТЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В. Памяти Владимира Александровича Якубского В целом ряде работ украинских исследователей показано, как происходило возвышение новой социальной элиты украинского общества, как укреплялась ее руководящая...»

«ОТВЕТС ТВЕННОС ТЬ Люксембург кандидат в Совет Безопасности на 2013-2014 годы Долгосрочная приверженность многостороннему сотрудничеству Являясь в силу своей истории, географического положения и состава населения государством, в котором сосуществуют несколько культурных традиций и языков, Великое Герцогство Люксембург постоянно основыва...»

«П.Л. Белков ОКЕАНИЙСКИЕ ПРЕДМЕТЫ Л. С. ВАКСЕЛЯ В ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ НАУЧНЫХ ЭТНОГРАФИЧЕСКИХ КОЛЛЕКЦИЙ МАЭ (ПО ДОКУМЕНТАМ МАЭ РАН, РГА ВМФ И ПФА РАН) Непосредственным стимулом к настоящему исследованию послу...»

«Александр Радьевич Андреев Степан Бандера в поисках Богдана Великого Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8344975 Степан Бандера в поисках Богдана Великого / Александр Андреев: Авторское; Киев, Львов, Луцк, Ровно, Старый Угринов, Cтрый, Белополье; 2013 Аннотация Предыдущая работа Александра Ан...»

«Сборник методических работ преподавателя Труновой Эльвиры Федоровны Содержание 1. Реферат "Развитие навыков самостоятельной работы у учащихся, в том числе, у малоспособных 2. "Начальное обучение на эстетическом отделении в классе общего фортепиано" Методическая разработка 3. "Разные стадии работы над...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.