WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

«Симферополь: Крымское учебно-педагогическое государственное издательство СОДЕРЖАНИЕ ПРЕДИСЛОВИЕ Часть 1. ИСТОРИЯ ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О КРЫМСКИХ ТАТАРАХ ЭТНОГЕНЕЗ И ЭТАПЫ ЭТНИЧЕСКОЙ ...»

-- [ Страница 2 ] --

Эти и многие другие причины вызвали две массовые эмиграции крымских татар в соседние Турцию, Румынию и Болгарию, ставшие истинной трагедией народа. Так, сразу после совершения аннексии последовала первая волна исхода коренного населения Крыма. С 1783 по 1800 г. родину вынуждены были покинуть более 300 тыс. крымских татар (более 50 % от их численности).

Толчком ко второй эмиграции явились последствия Крымской (Восточной) войны (1853— 1856 гг.), болезненно затронувшие местное население, особенно крымских татар.

Разорения, нанесенные военными действиями, бесчинства казаков по отношению к крымскотатарским крестьянам, обвиненным в нелояльности к русским войскам, известие о том, что в Крым двинулись колонисты — крепостные крестьяне из России, которые направились сюда за обещание получить свободу, — это и многое другое повлекло за собой второй массовый исход крымских татар с родины. Еще в 1856 г. множество крымских татар вместе с турецкими войсками покинуло родные места. Лишь с 1860 по 1863 г., по официальным данным, основанным на выдаче паспортов и удостоверений, отсюда переселились 181177 человек. Но эти данные не дают истинной картины и явно приуменьшены, так как наряду с легальной эмиграцией шла тайная, когда выдача заграничных паспортов из-за резкого обезлюдения края была затруднена.

Приблизительные масштабы эмиграции могут проиллюстрировать такие цифры: только в одном Перекопском уезде опустело 278 селений, 244 из которых превратились в развалины, всего в 4 крымских уездах (за исключением Ялтинского, которого эта эмиграция почти не коснулась), крымские татары покинули 687 селений, из них 315 совершенно опустели.



Из проживавших в Крыму к 1854 г. 295357 крымских татар (95 % от общего числа населения) к 1870 г. здесь их осталось лишь 102000 человек. К 1897 г. численность крымскотатарского народа достигает 186212 человек, что составляло 36% от общей численности населения полуострова. Таким образом, в течение первого столетия господства России в Крыму численность коренного народа уменьшается в более чем 2,5 раза: крымские татары к концу XIX в. составляют треть от всего населения Крыма.

Крымскотатарский народ, испытавший на себе весь спектр колониального угнетения и переживший глубокий социальный стресс, очень долгое время находился в состоянии апатии, подавленности и безысходности. И только с деятельностью выдающегося просветителя и гуманиста Исмаила Гаспринского, начавшего издавать в 1883г. газету "Терджиман", на страницах которой он призывал к активному возрождению нации через просвещение и культуру, стало возможным появление целой плеяды выдающихся общественных лидеров, направивших свою деятельность на пробуждение и возрождение крымскотатарского народа на своей родине.

–  –  –

ИСМАИЛ ГАСПРИНСКИЙ

Исмаил-бей Гаспринский (1851—1914 гг.) — одна из величайших личностей не только Крыма, но и всего тюрко-мусульманского мира. Трудно назвать какую-либо сферу культурной и общественной жизни народа, в развитие которой он не внес бы свой заметный вклад, причем зачастую ему приходилось быть первопроходцем. "Учитель учителей", "отец мусульманской журналистики", "создатель тюркской нации", "фабрика идей" — так называли современники Гаспринского уже при жизни.

Исмаил-бей Гаспринский родился в д. Авджикой, близ Бахчисарая, в семье прапорщика Мустафы Гаспринского в 1851 г. Первоначальное образование получил дома и в сельской мусульманской школе-мектебе. Позже он продолжил свое обучение в Симферопольской казенной мужской гимназии, в воронежском военном учебном заведении, а затем во 2-й Московской военной гимназии. Не окончив учебы, вернулся в Крым, где стал учителем начальной школы.





Воспитанный вне стен старозаветной мусульманской школы, Гаспринский целью всей своей жизни поставил создание новой национальной школы как основы возрождения мусульманской культуры. Впоследствии он осуществил путешествие по мусульманскому Востоку вплоть до Индии с целью пропаганды новометодной школы. Свои теоретические положения он проверял на практике, возглавляя в Бахчисарае собственную школу, занятия в которой проводились по созданным им учебникам.

Важным аспектом просветительской деятельности И. Гаспринского было реформирование системы народного образования крымских татар. Заслугой И. Гаспринского и возглавляемого им джадидистского (новометодного) педагогического движения является переход от конфессионального и российского народного образования к созданию национально-светского образования. И. Гаспринскому и его единомышленникам удалось построить перспективную, четко продуманную, непрерывную цепь структуры национального новометодного образования: мектебе (начальная школа) — мектеберушдие (средняя школа) — медресе (высшая школа). Реформированные новометодные учебные заведения стали наглядным примером для мектебе и медресе других мусульманских народов Российской империи и ряда иных государств.

Возрождая древние национальные традиции своего народа, Гаспринский осознавал залог успеха в создании национальной прессы, призванной будить сознание соотечественников.

Поэтому большую часть своей жизни он посвятил изданию газеты "Терджиман" ("Переводчик"). Она издавалась с 10 апреля 1883 г. по 23 февраля 1918 г., просуществовав почти 35 лет. Через газету его идеи распространялись во многих странах Европы, а также в далекой Индии, Китае, Персии, Египте, США. "Терджиман" стал источником информации о жизни и положении тюрко-мусульманских народов в Российской империи.

Настойчивость, энергичность, удача, вера в необходимость своего благородного дела помогли И. Гаспринскому создать также специальный журнал для женщин "Алем-и нисван" ("Мир женщин"). Таким образом, ему удалось приобщить мусульманку к просветительскому движению, разобраться в сути женского вопроса и роли женщины в крымскотатарском обществе начала XX в. Кроме этих периодических изданий, И.

Гаспринским издавались "Листок объявлений", "Ха-Ха-Ха!", "Миллет" ("Нация"), "Алеми субьян" ("Мир детей"). Они также были важны для распространения просветительских идей среди крымскотатарского народа.

Вокруг "Терджимана" сосредотачивались довольно мощные общественные силы: Исмаил Леманов, Асан Сабри Айвазов, Решид Медиев, Осман Акчокраклы, Шамиль Тохгаргазы и др.

Гаспринскому были чужды революционные методы изменения общества, он выступал за эволюционные реформы. Однако не все его современники были согласны с либеральной идеологией. Они требовали политической борьбы, создания мусульманской демократической партии. Но эти представители крымскотатарского общества были также воспитаны на идеалах Гаспринского.

И. Гаспринский — автор нескольких художественных произведений. Среди них необходимо отметить "Письма Моллы Аббаса Франсови", частью которых является утопическая повесть "Дар-уль-Рахат мусульманлары" ("Мусульмане страны Благоденствия"), повесть "Африканские письма"; исторический рассказ "Арслан Къыз" ("Девушка-львица"), мистическую новеллу "Горе Востока" и некоторые другие. Он является родоначальником многих литературных и публицистических жанров не только у крымских татар, но и у других тюркских народов.

И. Гаспринский создал свой собственный стиль, который имел большое влияние на формирование литературного языка крымских татар. Анализ литературного наследия И.

Гаспринского позволяет получить более полное представление о его взглядах на проблемы современности, лучше понять его роль как признанного национального лидера, вокруг которого сплотилась общественно-политическая элита крымскотатарского народа того времени.

Жизнь и деятельность одного из величайших сыновей Крыма — Исмаила Гаспринского — на поприще просвещения и общественной деятельности являются ярким примером беззаветного служения своему народу. Его неустанный труд и творчество коренным образом реформировали все крымскотатарское общество и оказали существенное влияние на другие народы.

Сегодня интерес к его творчеству и личности растет, идеи И. Гаспринского необходимо подробно изучать, анализировать и пропагандировать. Его историческая личность, без сомнения, является достойным примером, на котором следует воспитывать новые поколения.

Рустем АБКАДЫРОВ

ПЕРВЫЙ КУРУЛТАЙ

Истоки. Курултай у тюркских народов, в том числе и крымскотатарского, является традиционным институтом высшей государственной власти, который действовал в переломные и судьбоносные эпохи их истории. На нем обеспечивалось широкое представительство общества и выносились решения, обязательные для исполнения всеми слоями населения. В сложнейший период своей истории, в 1917г., крымские татары обратились к национальному многовековому историческому наследию, трансформировав этот институт к новым условиям и демократическим требованиям.

Подготовка к Курултаю. Выборы. После Февральской революции в России 25 марта 1917 г. в Симферополе был созван Всекрымский мусульманский съезд, в работе которого приняли участие 1500 представителей из городов и сел Крыма. Он избрал Временный Крымско-Мусульманский исполнительный комитет во главе с Номаном Челебиджиханом.

Мусульманский исполком стал проводить активную деятельность по управлению внутренней жизнью крымских татар: готовились изменения в сфере образования, выпускались газеты, предпринимались шаги по созданию крымскотатарских воинских частей. Устанавливались и укреплялись связи с национальными движениями на территории Российской империи.

1—2 октября 1917 г. (по старому стилю) Мусульманский исполком провел съезд представителей крымскотатарских организаций, на котором Н. Челебиджихан выразил общее мнение инициаторов, что в связи с новыми политическими обстоятельствами вопрос о дальнейшей судьбе Крыма должен решать Курултай. Решение о созыве Курултая было принято единогласно. Была создана комиссия из 5 человек по подготовке Курултая.

В нее вошли Номан Челебиджихан, Джафер Сейдамет, Амет Озенбашлы, Сеитджелиль Хаттат и Али Боданинский. Съезд назначил выборы на 17 ноября, а проведение Курултая — с 17 ноября по 7 декабря 1917 г.

Мусульманский исполком организовал проведение выборов. Согласно специально принятому им закону в них принимали участие крымские татары, достигшие 20 лет.

Выборы проходили в пяти избирательных округах. На Курултай были избраны 76 делегатов, в том числе от Ялты — 24 делегата, Симферополя— 19, Феодосии —16, Евпатории —11, Op-Капы (Перекопа) — 6. Среди делегатов были 4 женщины.

Выборы проходили в сложной политической обстановке. В Петербурге состоялся большевистский переворот, в результате которого было свергнуто Временное правительство России. В Киеве Центральная Рада объявила Украинскую народную республику, установив свою власть на украинских территориях, а также в северных уездах Таврической губернии. Центральная Рада не возражала против стремления крымских татар к автономии.

Накануне Курултая, 20—22 ноября 1917г, в Симферополе было создано антибольшевистское правительство Таврической губернии — Совет народных представителей. Совет был образован съездом делегатов городских дум, земств, местных советов с участием всех национальных организаций, в том числе украинских и Мусульманского Исполнительного Комитета. Совет сформировал Краевое правительство, а в его руководящий исполнительный орган — так называемый "комиссариат" — вошел также А. Озенбашлы.

Открытие и деятельность. Курултай открылся 26 ноября в 14.00 в г. Бахчисарае, в Ханском дворце после совершения делегатами намаза. У дворца собралось много людей, оркестр играл военный марш. Краткую вступительную речь произнес муфтий Крыма, председатель Центрального исполнительного комитета мусульман Крыма Номан Челебиджихан. Были сформированы президиум и секретариат Курултая.

Курултаю перешли все полномочия Мусульманского исполкома. Заседания Курултая продолжались в декабре 1917г. На нем рассматривались вопросы государственного строя Крыма, взаимоотношения крымских татар с другими национальностями на полуострове, политика национального правительства, а также вырабатывались законы, определяющие различные сферы общественной жизни крымских татар, проведение коренных реформ.

Не претендуя на руководство другими крымскими этносами, Курултай высказался за созыв Всекрымского Учредительного собрания. Один из лидеров Курултая Д. Сейдамет конкретизировал эту позицию: "Курултай всецело оставляет решение вопросов земельных, политических, военных и международных на компетенцию Всекрымского Учредительного собрания".

14 декабря Курултай обнародовал первую крымскотатарскую Конституцию — "Крымскотатарские основные законы". В ней декларировалось равноправие всех этносов, провозглашалась Крымская Народная Республика, утверждалась необходимость избрания крымского парламента — Всекрымского Учредительного собрания, которому предстояло решать общие для всего населения политические, земельные и финансовые вопросы.

Крымскотатарская конституция определяла пути демократизации и дальнейшего развития крымскотатарского народа.

Курултай принял государственную символику и объявил себя крымскотатарским парламентом, его председателем был избран Асан Сабри Айвазов.

18 декабря Курултай образовал Директорию — крымскотатарское правительство, председателем которого стал Н. Челебиджихан. В национальное правительство также вошли Джафер Сейдамет (директор по внешним и военным делам), Амет Озенбашлы (директор образования), Сеитджелиль Хаттат (директор финансов и вакуфов), Амет Шюкри (директор по делам религии).

Схватка с большевизмом. Падение. Если Украинская Центральная Рада приветствовала образование Курултая, то большевистское правительство России не признало крымскотатарский парламент и его правительство. В свою очередь Директория оказывала поддержку краевому правительству — Совету народных представителей. Они осудили войну большевистской России против Украинской Центральной Рады, использование в ней анархо-большевистских отрядов матросов Севастополя. 19 декабря в ответ на большевистскую угрозу они образовали объединенный Крымский штаб, который возглавили Д. Сейдамет и полковник А.Г. Макухин.

Хорошо вооруженные анархо-большевистские отряды, в ночь на 16 декабря разогнавшие Севастопольский совет рабочих и военных депутатов и Штаб Черноморского флота, создали в Севастополе большевистский военно-революционный комитет. Он по указанию московских большевиков направил в Керчь, Феодосию, Ялту, Евпаторию и другие города боевые корабли, отряды матросов, которые развязали военные действия против Курултая и Совета народных представителей. В Крыму с 1 по 15 января 1918 г. шли ожесточенные бои.

Крымскотатарские полки (два конных и один пехотный) и отряды русских и украинских офицеров (менее тысячи человек), не имевшие артиллерии и пулеметных команд, после упорнейших боев с многократно превышающими по численности большевистскими войсками прекратили сопротивление. Большевики временно утвердили свою власть на полуострове. 22 января 1918г. Севастопольский военно-революционный комитет в своей "Декларации" объявил: "Совет народных представителей в Симферополе, а с ним и татарский парламент, или Курултай, распущены".

–  –  –

НОМАН ЧЕЛЕБИДЖИХАН

Номан Челебиджихан (1885—1918 гг.) — видный общественно-политический деятель, один из организаторов I Курултая крымскотатарского народа, первый председатель правительства Крымской Демократической Республики, образованной в 1917г. и ликвидированной большевиками в 1918 г. Посвятив всю свою жизнь делу восстановления прав и возрождению крымскотатарского народа, стал жертвой большевистского террора в Крыму. Известен также как талантливый поэт, прозаик и публицист. Стихотворение "Ант эткенмен" ("Клянусь") стало национальным гимном крымских татар.

Родился Номан Челебиджихан в 1885 г. в с. Сонак, близ Джанкоя, в семье Ибраима Челеби, имама мечети с. Буюк-Сонак. Получив начальное образование в сельской школе, он продолжил обучение в медресе (духовном училище) Акчора, затем в Зынджырлы медресе. В Стамбульском университете получает высшее юридическое и богословское образование. Во время учебы в Турции сплачивает вокруг себя обучающуюся здесь крымскотатарскую молодежь в "Общество крымскотатарской учащейся молодежи". Они писали и собственными силами издавали патриотические стихи, рассказы, политические и исторические статьи и распространяли их среди соотечественников в Крыму.

Патриотические стихи Номана Челебиджихана воодушевляли и оказывали большое влияние на его соотечественников. Это общество просуществовало вплоть до 1917 г.

Вместе с крымскотатарскими студентами Челебиджихан дважды встречается с Исмаилом Гаспринским во время его пребывания в Турции. В 1909 г. Н. Челебиджихан с единомышленниками Джафером Сейдаметом, Абибуллой Одабашем (Темирджан) создают подпольную политическую организацию "Ватан" ("Родина"), членами которой являются крымскотатарские студенты в Турции. Идеи турецкой революции 1908 г., революционные преобразования в России в этот период вселяют надежду членам организации возобновить Национальное движение крымских татар за освобождение Крыма от российского гнета и восстановить крымскотатарское государство.

Закончив с отличием Стамбульский университет в 1912 г., Н. Челебиджихан возвращается в Крым. В 1913г. едет в Санкт-Петербург для продолжения обучения и поступает на юридический факультет Санкт-Петербургского института психоневрологии. С началом Первой мировой войны он возвращается в Крым. Вместе с Джафером Сейдаметом Челебиджихан разрабатывает дальнейшую стратегию национальной борьбы. В Крыму активизируется политическое движение, открываются подпольные крымскотатарские политические организации.

С Февральской революцией 1917 г. в России политическая жизнь в Крыму приобретает новый характер: из подполья выходят все национальные политические организации, среди народа ведется открытая пропаганда борьбы за национальное возрождение. В марте проходит I Всекрымский мусульманский съезд, на котором учреждается Временный Крымско-Мусульманский исполнительный комитет и его председателем избирается Н.

Челебиджихан. Одновременно его выбирают первым муфтием (главой) мусульман Крыма.

Правление Мусульманского комитета во главе с Н. Челебиджиханом переходит к широкомасштабной деятельности: создаются духовное и земельное управление, реформируются национальные учреждения просвещения, активизируется работа провинциальных органов управления, открываются национальные издания — учреждаются газеты "Миллет" ("Нация") на крымскотатарском языке и "Голос татар" — на русском. Челебиджихан призывает формировать мусульманские вооруженные силы, в июле он выступает против отправки на фронт трех запасных мусульманских полков.

Создается национальная партия Милли Фирка, основной целью которой является национальное самоопределение крымских татар.

Эта активность в Крыму не нравится Временному правительству России, которое готовится к ее подавлению. 23 июня 1917 г. Н. Челебиджихан арестован севастопольской контрразведкой. Однако его скоро вынуждены освободить, так как крымские татары выражают протест в защиту своего лидера, закрепив его 5 тыс. подписей.

В ноябре 1917 г. (по старому стилю) в Крыму проходит I Курултай крымскотатарского народа, подготовленный Н. Челебиджиханом с соратниками. Он входит в комиссию по разработке проекта Конституции Крымской Демократической Республики. Курултай утверждает представленный комиссией проект Конституции и провозглашает создание Крымской Демократической Республики. Н. Челебиджихан был избран председателем национального правительства и одновременно начальником управления юстиции. В представленном на страницах газет "Миллет" и "Голос татар" программном сообщении созданного правительства было сказано: "Крымскотатарское национальное правительство призвано обеспечить счастье и нормальную жизнедеятельность не только коренного народа, но и защищать всех земляков, жителей полуострова от узурпации, анархии и мятежа, защищать их жизнь и честь, и считает это своей священной обязанностью". Н.

Челебиджихан выступал за равноправие всех народов, живущих в Крыму. "Наша задача, — говорил он, — создание такого государства, как Швейцария. Народы Крыма представляют собой прекрасный букет, и для каждого народа необходимы равные права и условия, ибо нам идти рука об руку".

Однако Октябрьская революция в России и приход большевиков к власти, не признавших крымскотатарское правительство, ставят под угрозу существенно молодой Крымской Республики. Большевики активизировали свои действия в Крыму, при помощи Черноморского флота свергли крымскотатарское национальное правительство и за короткий срок захватили весь Крымский полуостров.

26 января 1918 г. большевики арестовывают Номана Челебиджихана и в течение 27 дней содержат в Севастопольской тюрьме. 23 февраля этого же года он был без суда зверски убит матросами, его труп выбросили в Черное море.

Так завершается трагическая судьба незаурядной личности, патриота своего народа, поэта, просветителя — Номана Челебиджихана. Он как бы предвидел свою смерть в пророческом стихотворении "Ант эткенмен" строками: "Ант эткенмен, сёз бергенмен миллет ичюн ольмеге..." ("Я поклялся, дал слово умереть за свой народ...").

–  –  –

ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА И ГОЛОД В КРЫМУ

Первая мировая война (1914—1918 гг.), в которой участвовала Россия, расстроила ее экономику и вызвала социальные потрясения. В феврале 1917 г. в Петрограде свершилась революция и власть перешла к Временному правительству. Но оно не смогло справиться с последствиями всеобщего кризиса, и в октябре 1917г. большевики совершили переворот.

Началась гражданская война, охватившая все регионы бывшей империи. На полуострове, как и везде, в течение 1918—1920 гг. власть переходила из рук в руки.

Первое советское правительство. В январе 1918 г. вооруженные отряды большевистского Севастопольского военно-революционного комитета разбили совместные военные формирования Совета народных представителей и Первого крымскотатарского Курултая и к 20 января установили в Крыму свою диктатуру. В Симферополе большевики арестовали членов бывшего правительства, проводя расстрелы пленных, среди которых было много крымских татар. Страшный террор был развязан большевистскими матросами в Севастополе и других городах Крыма. 23 февраля 1918 г.

они убили муфтия Крыма Н. Челебиджихана, многих представителей русских имущих слоев. Бессмысленные казни, контрибуции привели к тому, что крымские татары и офицеры уходили из городов в горные селения. В начале марта 1918 г. большевики сформировали свое правительство — Центральный исполнительный комитет (ЦИК), который 10 марта провозгласил Советскую социалистическую республику Тавриду.

В апреле вспыхнули вооруженные восстания крымских татар против национализации имущества в селениях Кызыл-Таш, Шума, Демирджи, Корбеклы, Кучук-Узень, а затем и по всему Южному берегу Крыма. Когда в апреле 1918 г. в Крым стали входить немецкие оккупационные войска, большевистское правительство бежало в сторону Алушты, но 21 апреля было схвачено по дороге восставшими. В ответ на это большевистский миноносец подошел с моря к Алуште и стал расстреливать город. Под прикрытием его орудий на берег сошли матросы, к которым примкнули местные греки. Повстанцы с семьями ушли в горы, расстреляв главарей большевистского правительства. Вскоре крымскотатарские повстанцы вернулись из леса, и постепенно межнациональная рознь стихла.

Немецкая оккупация. Крым был полностью взят немцами к 1 мая 1918 г. Немецкое военное командование поручило сформировать правительство бывшему царскому генералу М.А. Сулькевичу. Оно было зависимо от оккупационных войск и просуществовало всего шесть с половиной месяцев. Правительство запретило политические организации и заново собравшийся Курултай. Стали возвращаться русские помещики, выгоняя из своих владений попытавшихся вернуть землю предков безземельных крымских татар (таких было 60—70% от общей численности крымскотатарского населения). В этот период активизируется деятельность крымскотатарской партии Милли Фирка, пытающейся защищать интересы коренного народа. Сулькевич восстановил выборные земства и издал распоряжение о созыве в декабре краевого парламента.

Англо-французская интервенция. Проигравшая Первую мировую войну Германия вывела свои войска из Крыма.

Осенью 1918 г. полуостров заняли войска Англии, Франции и Добровольческой армии. Созданное представителями земств новое крымское правительство возглавил агроном, бывший депутат Государственной Думы Соломон Крым. В его правительстве не было ни одного крымского татарина. Новое правительство ставило целью восстановление "единой русской государственной власти" и полное подчинение ей Крыма, выступало против передачи земли крестьянам. Милли Фирка перешла в оппозицию. В ответ на это 23 февраля 1919 г. отряд белогвардейских офицеров арестовал активистов Милли Фирка, разгромил редакцию газеты "Миллет". Начались повальные обыски, аресты и расстрелы без суда и следствия крымских татар, заподозренных в "национализме". В начале апреля правительство С. Крыма бежало ввиду приближающихся войск Красной Армии.

Второе советское правительство. Ревком Симферополя, состоявший в основном из большевиков, взял фактическую власть 9 апреля 1919 г. 6 мая Крым вторично был объявлен Советской социалистической республикой. В крымскотатарской деревне уже в первые недели возобновились контрибуции и репрессии против населения.

Белогвардейская оккупация. 1 июля 1919 г. Красная Армия была вытеснена из Крыма белогвардейской Добровольческой армией. Командование заявило, что Крым должен остаться российским и назначило губернатора. Земля вновь возвращалась помещикам. В тяжелом положении оказались сельские жители, особенно крымские татары: арендаторы земли отдавали помещикам 1/3 часть урожая зерновых и 1/6 часть урожая овощей и табака. За отказ выплачивать различные поборы новые власти возобновили в крымскотатарских деревнях массовые экзекуции, карательные походы, расстрелы и открытый грабеж. В связи с военными действиями в Украине и южных губерниях России число беженцев в Крыму чрезвычайно увеличилось. Резко возросли цены, многие горожане голодали.

Во второй половине октября 1919 г. была разгромлена армия Деникина, ее остатки в начале 1920 г. отошли в Крым, куда постепенно переместился центр гражданской войны.

И Деникин, и сменивший его на посту главнокомандующего Врангель объявляли массовую мобилизацию в Добровольческую армию, которую крымские татары всячески бойкотировали. Тогда врангелевское командование собрало "отказников" в г. Бахчисарае во дворе ханского дворца и подвергло их экзекуции. Впоследствии об этом была сложена народная песня "Шомпол".

...Акъ бандитлер кельдилер, аман, аман, Хансарайда турдулар, Бутюн халкъны — яш, къарт демей, Шомполнен урдулар.

...Белобандиты пришли, В Ханском дворце стояли, Весь народ — молодых и старых — Шомполами подряд пороли.

Спасаясь от насилия и эксплуатации, крымские татары призывного возраста — жители южнобережных и горных деревень — уходили в леса, формируя отряды "зеленых". На их основе в районе с. Ускут был создан 5-ый, а в с. Баксан — 4-ый крымскотатарские полки, ведшие партизанскую войну с белогвардейцами.

Установление Советской власти. 16 ноября 1920 г. врангелевские войска под натиском Красной Армии окончательно покидают Крым. Полуостров был заполнен войсками Южного фронта, насчитывавшими 200 тыс. бойцов. К ним попали в плен 51,1 тыс.

белогвардейских солдат и офицеров. Общая численность местного населения, военнослужащих и беженцев превысила миллион человек. Посевные площади уменьшились на 1/3, урожайность упала в 2 раза, количество скота сократилось на 30 %.

Большинство промышленных предприятий были закрыты или разграблены. В этих условиях большевиками развязывается террор, направленный на "очищение" от буржуазных элементов. Были распущены все небольшевистские партии, а 30 ноября запрещена Милли Фирка. Начались массовые облавы и расстрелы. По данным писателя Максимилиана Волошина, было расстреляно 96 тыс. человек, главным образом бывших белогвардейцев.

Голод (1921—1923 гг.). На фоне разрушенной экономики, политического террора, социальных катаклизмов, последствий засухи и нашествия саранчи стал развиваться массовый голод. Ему способствовала и политика новой власти: Советское правительство требовало выполнения продовольственной разверстки и буквально выскребло последний хлеб у населения, вывезя из Крыма в 1922 г. в разгар голода 1,2 млн пудов зерна (50 % урожая). Особенно пострадали крымские татары, большая часть которых проживала в сельской местности горнолесной части. В 1921 г. запасы зерна на одного человека составляли 88 г, а в 1922 — уже 40 г в день. "Толпы нищих ходили по деревням, выпрашивая объедки. Люди, у которых сохранилось какое-то имущество, готовы были обменять его на еду на любых условиях", — вспоминал очевидец. Голод охватил 400 тыс.

человек, к августу 1922 г. умерло 100 тыс., из них 50 тыс. крымских татар. В 1923 г.

количество умерших крымских татар составило 76 тыс. человек. За два года с 1921 по 1923 г. население сократилось с 719581 до 569510 человек. В Карасубазаре численность населения упала на 48 %, в Старом Крыму — на 40,8 %, Феодосии — на 35,7 %, Судакском районе — на 36 %, вымерли многие деревни горного Крыма.

–  –  –

КРЫМСКАЯ АССР

В условиях "голодомора" и террора Советская власть приступила к решению национального вопроса полуострова. Обращалось внимание на национальную специфику, относительное большинство крымских татар, особенности географического положения и хозяйства Крыма. При существующих принципах предоставления автономии в составе РСФСР численные пропорции коренного народа определялись по отношению к другим этническим общностям, но без учета русских. По переписи 1921 г. на полуострове проживало 719 тыс. человек. Русские составляли 43,5 % (300 тыс.); крымские татары — 23,1 % (187 тыс.); украинцы — 10 % (70 тыс.); евреи — 7,4 %; немцы — 5,7 % и другие национальности — 10,3%. По отношению к нерусским народностям крымские татары составляли в целом 52 %, причем в горно-лесной части — 70—90 %, в степной части — 33 %.

Крымская АССР была образована 18 октября 1921 г. По канонам большевиков автономия была создана как государственность крымских татар. На X съезде ВКП (б) (март 1921 г.) было объявлено, что крымские татары, карачаевцы, чеченцы и другие имеют право на создание автономии в составе России. Но, назвав автономию по имени этнической исторической родины крымских татар — Крыма, Советское правительство завуалировало крымскотатарское содержание образованной национально-территориальной автономии, преподнося ее как территориальную. В Декрете Всероссийского Центрального

Исполнительного Комитета (ЦИК) и Совета Народных комиссаров (СНК) было записано:

"Образовать Автономную Крымскую Советскую социалистическую республику как часть РСФСР в границах Крымского полуострова из существующих округов: Джанкойского, Евпаторийского, Керченского, Севастопольского, Симферопольского, Феодосийского и Ялтинского". Автономия делилась на 25 районов и 6 городов, которые выделялись в самостоятельные административные единицы. Столицей Крымской АССР стал Симферополь (Акъмесджит). Правительство автономии состояло из 12 народных комиссариатов (министерств).

В газете "Жизнь национальностей" от 25 октября 1921 г. объяснялись причины создания автономии: "Крымская республика — это должное возмещение за все обиды, за долгую насильническую политику царского режима. Но, главным образом, провозглашение Республики означает ряд социальных преобразований, направленных к тому, чтобы удовлетворить все вопиющие нужды трудовых элементов коренного населения Крыма...

Без правильной, удовлетворяющей татарскую бедноту и трудовую интеллигенцию политики советского Крыма мы ни в коем случае не усилим симпатии трудящихся масс Востока...".

В ноябре 1921 г. было принято постановление ЦИК и СНК Крыма "О татаризации государственного аппарата и применении татарского языка в учреждениях республики", предусматривавшее, что "все законодательные акты и правительственные обращения должны издаваться с переводами их на татарский язык". Переводы на крымскотатарский должны были иметь "вывески, плакаты, лозунги, воззвания, вывешиваемые правительственными учреждениями и лицами", а также отменялись "все существующие ограничения в отношении татарского языка". Конституция Крымской АССР от 1921 г.

также подтверждала, что "государственными языками принимаются русский и татарский".

Председателями КрымЦИК и СНК в большинстве случаев избирались (назначались) крымские татары. Первым секретарем Крымского рескома ВКП(б) выбирался русский.

Национальные общности были представлены в государственных органах власти более или менее пропорционально, что создавало условия для их сосуществования. Но противники татаризации уже тогда пытались убедить в том, что автономия образована по интернациональному принципу. С этой целью и стали для крымских татар, немцев, евреев (кроме русских) создаваться национальные районы и сельские советы.

Помещичьи, удельные, вакуфные и церковно-монастырские земли были национализированы, и на их основе организованы совхозы, основной контингент которых составили безземельные крестьяне. В крымских степях правительство автономии создало земельный фонд на 500 тыс. га, предполагая расселить на них реэмигрантов — потомков крымских татар, покинувших полуостров в XIX в., и безземельных крестьян из горных районов Крыма. В свою очередь, центральные власти СССР настаивали на создании на землях этого фонда национальных районов для переселяемых сюда евреев. Выступивший против такой демографической политики Москвы и активно способствовавший расселению в новых районах безземельных крымских татар председатель ЦИК Крыма Вели Ибраимов был обвинен в национализме и расстрелян в 1928 г.

В 1929 г. началась насильственная коллективизация. К апрелю 1931 г. число колхозов, объединивших 82,5 % крестьянских хозяйств, достигло 1400. Образование колхозов сопровождалось репрессиями: в 1930—1931 гг. были высланы из Крыма 25—30 тыс.

человек. К 1928—1929 гг. восстанавливаются разрушенные заводы, строятся крупные предприятия. Крым развивается в индустриально-аграрном и курортном направлениях. К 1940 г. вся промышленность была переведена в государственную собственность, а колхозы объединяли уже 99,4 % крестьянских дворов.

Изменяется и демографическая ситуация. В 1939г. численность русских достигает 560 тыс., украинцев —154 тыс. человек, а в степные районы Крыма в 1923—1930 гг.

Советское правительство расселило более 30 тыс. евреев, прибывших из Украины и Белоруссии. В результате такой миграционной политики численность немусульманского населения увеличивается в 11 раз, а крымских татар за счет демографического роста — только в два раза (к 1939 г. они составили около 20 % от всего населения Крыма).

Основная часть крымских татар — 166 тыс. человек и немцев — 40 тыс. человек проживала в селе, тогда как от 70 до 80 % русских, украинцев, евреев были сосредоточены в городах и поселках.

1923—1927 гг. являются своеобразным "золотым веком" возрождения культуры этносов, проживавших в Крыму. В местах, где та или иная национальность составляла большинство, открывались национальные школы, дошкольные учреждения, клубы и театры, издавались газеты и журналы. В 1932 г. вводится всеобщее семилетнее обучение.

В Крыму проводят навязанную центральным правительством реформу крымскотатарского алфавита: до 1928г. крымские татары обучались на арабской графике, в 1928—1938 гг. — на основе латинской, в 1939—1941 гг. перешли на кириллицу. К 1936 г. в Крымской АССР насчитывалось 386 национальных крымскотатарских школ. В 1940 г. обучаются 191529 учащихся, в том числе 46008 детей крымских татар, из которых 40136 человек учились на родном языке, около 6000 человек посещали русские школы.

В 1930-е гг. репрессии усиливаются. Главное острие насилия направляется против религиозных деятелей, творческой интеллигенции, приверженцев ведения индивидуального хозяйства, сторонников широкой крымскотатарской автономии.

Стремительно сокращается число мечетей: если в 1917 г. их было 632, то в 1937 г. — 23, а в 1941 г. остались лишь единицы. Тысячи служителей ислама были репрессированы, запрещалось соблюдение религиозных ритуалов.

Одной из первых карательных акций стало преследование сторонников запрещенной национальной партии Милли Фирка:

вместе с Вели Ибраимовым были репрессированы около 3,5 тыс. человек.

Но наиболее массовыми стали репрессии 1937—1938 гг. "Бахчисарайское дело" было направлено исключительно против крымскотатарских деятелей. По нему задержали 2709 человек: работников просвещения, историков, деятелей культуры, советско-партийных работников. Часть из них расстреляли, а других сослали в концлагеря, многие не вернулись и погибли в местах заключения. Только в 1938 г. число жертв репрессий достигает 9000 человек. Общее же количество репрессированных крымских татар составило за годы Советской власти около 53 тыс. человек. В обстановке террора и укрепления тоталитарных устоев Крым подошел ко Второй мировой войне.

–  –  –

АМЕТ ОЗЕНБАШЛЫ

Амет Озенбашлы (10.02.1893 г. — 04.12.1958 г.) — видный общественно-политический деятель, историк, публицист, врач.

Родился в Бахчисарае, в семье писателя Сеит-Абдуллы Озенбашлы, принадлежавшего к кругу бахчисарайской интеллигенции, которую сплотил Исмаил Гаспринский.

Начальное образование Амет Озенбашлы получил в мектебе-рушдие, где показал себя любознательным, способным к учебе учеником. После окончания школы учится в Симферопольской русской гимназии. Проявляет огромный интерес к истории и культуре своего народа, знакомится с литературой, публикуемой в "Терджимане". Амет является активистом общества "Къырым талебе джемиети" ("Общество учащихся Крыма"), которое сыграло большую роль в его приобщении к национальному движению. В 1914 г. с медалью заканчивает учебу в гимназии. Этот год запомнился юноше печальным событием — смертью учителя тюрко-татарского мира Исмаила Гаспринского. Позднее Озенбашлы вспоминает, что впервые свое стихотворение "Оджа" ("Учитель") прочитал на похоронах Гаспринского. В том же 1914 г. Амет Озенбашлы поступает на медицинский факультет Новороссийского (Одесского) университета. Здесь активно участвует в общественной жизни студенчества, его избирают председателем демократического комитета студентов университета. После Февральской революции Амет Озенбашлы возвращается в Крым, где избирается членом Временного Крымско-Мусульманского исполнительного комитета.

Тесно сотрудничает с Н. Челебиджиханом и Дж. Сейдаметом. Проявляет большие организаторские способности и деловитость при развертывании в городах и селах Крыма местных мусульманских комитетов, работает в области национального просвещения и образования. В мае 1917 г. принимает участие во Всероссийском Мусульманском съезде в Москве и Всероссийском съезде народов в Киеве. В октябре 1917 г. как представитель от крымских татар входит в коллегию комиссаров Таврической губернии и Совет народных представителей.

Мусульманский комитет учреждает газету "Миллет" ("Нация") на крымскотатарском и "Голос Крыма" на русском языках. Амет Озенбашлы является редактором газет, ведет активную деятельность в Милли Фирка. В национальном правительстве — Директории, избранной делегатами Курултая,— Амет Озенбашлы был назначен директором народного просвещения. Он является одним из организаторов Первого Курултая крымскотатарского народа, сторонником построения независимого крымского государства.

26 ноября 1917 г. в Ханском дворце Бахчисарая состоялся Первый Курултай. Но национальное правительство просуществовало недолго. В январе 1918 г. большевиками был организован мятеж против Курултая, национальное правительство свергнуто.

Озенбашлы, как и многие его соратники, уходит в подполье.

В советский период, с октября 1921 г., Амет Озенбашлы назначен директором Крымского педагогического техникума ("Тотайкойский педтехникум"). В техникуме лекции по филологии читал профессор Б. Чобан-заде, русский язык вел Асан Чергеев, родной язык — Шевки Бекторе, психологию — Абибулла Одабаш. С 1924 по 1927 г. занимает должность заместителя наркома финансов, с 1927 г. работает невропатологом в Симферополе.

Амет Озенбашлы помимо общественно-политической занимается литературной деятельностью, здесь он проявляет себя талантливым писателем-публицистом. Его перу принадлежат пьеса "Йыкъынтылар астында" ("Под развалинами"), статьи по истории, этнографии, педагогике, литературные рецензии на произведения Амди Гирайбая. В 1997 г. его труды были изданы отдельным сборником "Къырым фаджиасы" ("Трагедия Крыма").

В 1928 г. бывшие члены Мусульманского комитета, Милли Фирка, делегаты Курултая подвергаются преследованиям, арестам, осуждению на различные сроки заключения в концлагерях.

В ночь с 12 на 13 апреля 1928 г. Амет Озенбашлы был арестован в своей квартире в Симферополе. Всю ночь шел обыск, были изъяты все документы, связанные с крымскотатарским национальным движением, ценные исторические книги. Его арестовывают по делу "Контрреволюционной националистической партии Милли Фирка".

В сентябре переводят в Бутырскую тюрьму. 17 декабря 1928 г. он был приговорен к расстрелу, в январе 1931 г. высшую меру наказания заменяют на 10 лет исправительных трудовых лагерей. Амета Озенбашлы этапируют сначала на Беломорканал, затем на Дальний Восток, где в марте 1934 г. он досрочно освобождается без права проживания в Крыму. После заключения живет в Новосибирске, затем в Павлограде Днепропетровской области, где работает врачом.

Во время Второй мировой войны Озенбашлы возвращается в Крым, здесь ему предлагается сотрудничество с оккупационными властями, но он отказывается. В конце августа 1943 г. Озенбашлы вызывают к немецкому командованию, где в приказном порядке ему объявляют, что он обязан выступить перед своим народом в защиту оккупационного режима. Но вместо призывов к сотрудничеству Озенбашлы, наоборот, опираясь на исторические примеры, предостерегает от такой позиции и в обращении к народу выдвигает на первый план национальные права крымскотатарского народа. После этого собрания, опасаясь ареста, Амет Озенбашлы домой не возвращается, а выезжает в Одессу. Здесь он устанавливает контакты с крымскотатарской диаспорой Румынии, с их помощью получает разрешение властей на въезд в эту страну. После ввода в Румынию советских войск Озенбашлы повторно арестован и доставлен в Москву. В сентябре 1947 г.

он приговорен к лишению свободы на 25 лет. Срок отбывает в КомиАССР, но из-за болезни ног его освобождают в 1955 г.

После заключения Амет Озенбашлы выезжает в г. Ходжент (Таджикистан) к своей сестре Наджие, где проживали его дети Дилявер и Мерьем. Годы, проведенные в лагерях, никак не отражаются на его характере. Он остается таким же отзывчивым, доброжелательным, доверчивым, всегда старается прийти людям на помощь. В Ходженте он продолжает деятельность врача-невропатолога.

Жизнь Амета Озенбашлы прервалась 4 декабря 1958 г., его похоронили на старинном Ходжентском кладбище. 8 августа 1993 г. согласно завещанию покойного его останки были перезахоронены на территории старинного мусульманского университета XV в.

Зынджырлы медресе рядом с могилой Исмаила Гаспринского.

–  –  –

ВЕЛИ ИБРАИМОВ

Вели Ибраимов (1888—1928 гг.) — выдающийся общественно-политический деятель, делегат I Курултая крымскотатарского народа (1917г.). Будучи председателем крымского правительства в 1920-е гг., впервые после аннексии Крыма вынес на государственный уровень решение политических, социально-экономических и культурных проблем крымскотатарского народа, за что был репрессирован сталинским режимом.

Родился Вели Ибраимов в 1888 г. в Симферополе, проучился в школе до 12 лет, рано начал трудовую деятельность. Работал грузчиком, кассиром, типографским рабочим.

Сотрудничая в газетах "Ветан хадими" ("Слуга Отечества") и "Терджиман", учится и приобщается через крымскотатарских лидеров Абдурешида Медиева и Исмаила Гаспринского к активной общественной работе на благо своего народа. Близко знал Номана Челебиджихана, Амета Озенбашлы, Джафера Сейдамета и других видных крымскотатарских деятелей, был членом национальной партии Милли Фирка. Принял участие в первой русской революции. До 1914 г. активист культурно-просветительного общества "Акъмесджит" в Симферополе. В 1916 г. был избран здесь председателем крымскотатарского рабочего союза.

В марте 1917г. Вели Ибраимов становится делегатом I и II Всекрымских мусульманских съездов. В 1924г. назначается председателем Центрального исполнительного комитета Крымской автономной советской социалистической республики. Здесь раскрываются его выдающиеся способности руководителя и государственного деятеля.

Несмотря на то, что он был назначен партийным руководством для послушного претворения в жизнь "политики партии в национальных окраинах", Ибраимов активно взялся за решение проблем своего народа. За короткий срок в местных органах власти, в центральных и районных аппаратах значительно увеличился процент работающих здесь крымских татар. В сфере национального образования тоже был сделан большой прорыв — повсеместно открываются крымскотатарские школы и техникумы, скоро их число достигает 300, издаются книги, учебники. Создаются национальные сельсоветы, проводится специальная программа по охране и изучению памятников истории и культуры. Он противостоит тотальной коллективизации Крыма, старается смягчить политику раскулачивания.

В 1921—1923 гг. в Крыму свирепствует голодомор. Вели Ибраимов с соратниками неоднократно обращается к руководству партии с предложением признать республику голодающим регионом и свернуть здесь продразверстку, но вместо этого вывоз из Крыма запасов зерна и продовольствия (включая запас семян) увеличивается. Последствия голодомора в Крыму многие годы никто не определял, лишь Вели Ибраимов осмелился огласить реальное количество жертв — "около 76000 татарского населения".

В разрез официальной линии Москвы, направленной на переселение евреев из России, Украины, Белоруссии в Крым с последующим созданием здесь еврейской национальнотерриториальной автономии, Вели Ибраимов и его коллеги разработали план переселения 20 тыс. крымских татар из Турции, Румынии, Болгарии. Но его реализация срывается, и тогда Ибраимов проводит кампанию по переселению части крымских татар из густонаселенного горного и Южного берега Крыма в крымские степи с наделением их землей. Попутно в места вербовки евреев отправляются его соратники, которые агитируют их не ехать в Крым, так как это приведет к межэтническому дисбалансу, тем более что еще не были устранены последствия голодомора в Крыму. Вели Ибраимов пытается разъяснить руководству страны ошибочность такого решения, однако центральной властью принимается постановление о немедленной передаче еврейским переселенцам в Крыму еще 55 тыс. га земли. Но председатель КрымЦИКа не подчиняется этому решению.

Против Вели Ибраимова собирают компрометирующий материал, который очень быстро был использован специальной комиссией Центрального Комитета партии для открытия уголовного дела. Ему предъявили обвинение в причастности к убийству и краже государственных денег. 15 января 1927 г. его вызывают в Москву, и в тот же день по делу В. Ибраимова состоялся суд высшей партийной инстанции. В. Ибраимов не признал ни одного пункта неумело сфабрикованного уголовного Дела. Но он был арестован, а вместе с ним и 15 его коллег.

23—28 апреля 1928 г. в Симферополе состоялась выездная сессия Верховного Суда РСФСР. 28 апреля В. Ибраимову вынесли смертный приговор, а 9 мая этого же года он был расстрелян. Так закончился один из первых и крупнейших политических процессов сталинского режима, явившийся началом репрессий против национальных общественных деятелей, которые помогли утвердиться большевизму на национальных окраинах. По плану построения большевистской империи им отводилась печальная участь жертв. По воспоминаниям сына В. Ибраимова Тимура, за год до ареста сам Вели Ибраимов в беседе с Бекиром Умеровым высказывался по этому поводу так: "Поигрались с нами, Бекир.

Поигрались. Теперь будут убивать...".

В Крыму после его расстрела началась первая волна репрессий крымскотатарских общественных деятелей, интеллигенции.

Реабилитирован решением Верховного Суда Российской Федерации 20 июня 1990 г.

–  –  –

БЕКИР ЧОБАН-ЗАДЕ

Выдающийся ученый-тюрколог Бекир Чобан-заде (1893—1937 гг.) внес неоценимый вклад в изучение языка и литературы не только своего народа, но и в развитие языкознания и литературоведения многих тюркских народов. Как поэт Чобан-заде вошел в число классиков крымскотатарской литературы.

Бекир Чобан-заде родился 15 мая 1893г. в г. Карасубазаре. По окончании начальной школы мальчика, показавшего блестящие знания на выпускных экзаменах, на средства Мусульманского благотворительного общества направляют в 1908 г. на обучение в Стамбул. Одновременно с обучением на словесном отделении лицея юноша учится на трехгодичных курсах арабского и французского языков при Стамбульском университете, после окончания получает право преподавания этих языков в средней школе и лицеях.

Здесь же Бекир Чобан-заде втягивается в общественную жизнь крымскотатарской молодежи, обучающейся в вузах Турции. В 1914 г. Бекир Чобан-заде возвращается в Крым и вскоре направляется в Одессу с целью продолжить обучение — усовершенствовать свои знания русского языка. В Одессе молодого Бекира Чобан-заде призывают в армию и направляют на действующий фронт. В конце 1914 г. Бекир Чобанзаде попадает в плен и оказывается в Будапеште.

Здесь Бекир Чобан-заде стремится продолжить образование и поступает на историкофилологический факультет Будапештского университета, который успешно заканчивает в 1918 г. В этот период проявляется его влечение и подготовленность к самостоятельной научной работе — и Бекиру Чобан-заде предлагают остаться в стенах Будапештского университета для подготовки докторской диссертации.

В мае 1919 г. Бекир Чобан-заде успешно защищает докторскую работу на тему "Кажущиеся сингармонические несоответствия в "Кодексе Куманикусе". Талантливого исследователя приглашают на преподавательскую работу в Восточную Академию. Здесь в Будапеште происходит и становление поэтического дарования Бекира Чобан-заде. В чудом сохраненном до наших дней поэтическом дневнике "Къавал сеслери" ("Звуки свирели") (1919—1920 гг.) молодой поэт изливает тоску по родине — здесь наиболее проникновенные и печальные его стихи: "Анам" ("Моя мама", 1915г.), "Сув анасы" ("Русалка", 1917г.), "Яз акъшамы, уй алдында" ("Летним вечером у дома", 1917 г.), "Тувдым бир уйде" ("Родился в одном я доме", 1917 г.) и прочие. Кроме стихов в дневнике есть много конспектов, выписок, цитат из учебной литературы на французском, немецком, венгерском языках — яркое свидетельство впечатляющей широты интересов и эрудиции молодого Бекира Чобан-заде. К этому же периоду относятся его научные публикации в журнале "Туран" и статьи в стамбульских газетах.

В 1920 г. Бекир Чобан-заде возвращается в Крым с надеждой применить полученные знания на благо своего народа, родного края. Имя молодого ученого уже было хорошо известно в Крыму, и его выбирают профессором Таврического университета, где он преподает на факультете востоковедения. После установления в Крыму советской власти Бекира Чобан-заде приглашают на работу в губернский отдел народного образования на должность заведующего татарским отделом. На первом Крымском съезде Советов Бекира Чобан-заде выбирают членом ЦИК Крымской АССР.

Период до 1928 г. в жизни Бекира Чобан-заде характеризуется насыщенной и плодотворной научной и литературной деятельностью. Многочисленные научные выступления, публикации, а также изданные им новые стихи делают Бекира Чобан-заде широко известным и за пределами Крыма. Летом 1924 г. профессора Бекира Чобан-заде приглашают в Баку для работы в Комитете нового тюркского алфавита (НТА) в качестве ученого-консультанта. В 1927 г. он становится председателем научного совета Всесоюзного ЦК НТА. В Азербайджанском государственном университете Бекира Чобанзаде избирают профессором кафедры азербайджанского языка и литературы, а в 1925— 1927 гг.

Чобан-заде возглавляет Восточный факультет университета, где преподает:

введение в тюркологию, тюрко-татарскую диалектологию, сравнительную грамматику тюркских языков, орхонские и древнеуйгурские памятники, методику преподавания азербайджанского языка и литературы, новейший период тюрко-татарской литературы, С 1925 г. Бекир Чобан-заде также принимает участие в работе Азербайджанского терминологического комитета, где руководит гуманитарной секцией.

В1926 г. в Баку проходит Всесоюзный тюркологический съезд, на который были приглашены 24 ученых-тюркологов из разных стран, среди которых были и учителя Чобан-заде из Будапештского университета. Бекир Чобан-заде входит в состав оргкомитета съезда и вместе с коллегами с Восточного факультета АзГУ ведет организационную и научно-методическую работу, является членом редакционной коллегии по изданию бюллетеня съезда, выпустившей затем стенографический отчет. На этом съезде о нем узнали как о выдающемся ученом-организаторе и блестящем тюркологе с энциклопедическими знаниями в различных областях гуманитарных наук, услышали его талантливые поэтические произведения.

В этот же период Чобан-заде пишет и издает ряд учебников крымскотатарского языка и литературы для школ и высших учебных учреждений, в которых обучение осуществлялось на крымскотатарском языке.

Работа Бекира Чобан-заде далеко от Крыма была вызвана не только потребностью в его широких знаниях, но и притеснениями крымской власти такого яркого представителя крымскотатарской интеллигенции. Окрепшая советская власть видела в национальной элите народов СССР опасность для себя и для устанавливаемого ею авторитарного режима в государстве. Поводом для начала открытых нападок на Бекира Чобан-заде послужило его кратковременное пребывание в 1920 г. в составе руководства крымскотатарской политической партии Милли Фирка. Начиная с 1928 г. во всех крымских газетах, которые к тому времени уже тотально контролировались властью, постоянно публикуются статьи, в которых Бекиру Чобан-заде предъявляют обвинения в "буржуазном национализме", "пантюркизме", благосклонности к буржуазной методологии в языковедении, которые в те времена расценивались как приговор. В Крыму, в особенности после расправы над председателем Крымского ЦИК Вели Ибраимовым, репрессии против крымскотатарской интеллигенции набирают страшные обороты.

И, тем не менее, власть не отваживается сразу совершить расправу над ученым, который имел к тому времени высокий научный авторитет не только в СССР, но и за его пределами. Перу Бекира Чобан-заде принадлежит большое количество научноисследовательских работ (больше 120) и статей по вопросам алфавита, орфографии, терминологии тюркских языков (крымскотатарского, азербайджанского, узбекского, туркменского, казахского, турецкого и других), а также венгерского, немецкого, французского. Кроме этих языков ученый владел также армянским, грузинским и польским языками.

Действительный член Азербайджанского филиала Академии наук СССР Бекир Чобан-заде работает в вузах Азербайджана, преподает в вузах Узбекистана, где в 1930—1934 гг. по совместительству возглавляет кафедру узбекского языка в Ферганском педагогическом институте, в 1935 г. читает лекции в Ташкентском университете и Бухарском педагогическом институте. В марте 1935г. Бекира Чобан-заде выбирают членом Парижского лингвистического общества.

Бекира Чобан-заде арестовали 28 января 1937 г. в Кисловодске, где он находился на лечении. Суд над ним состоялся в Баку 12 октября этого же года и продолжался всего 20 минут. Бекиру Чобан-заде вынесли смертный приговор без права обжалования. Приговор был выполнен на следующий день — Бекира Чобан-заде казнили вместе с большой группой ученых, писателей, журналистов, которым советский режим также вынес смертный приговор.

Реабилитирован решением Верховного Суда СССР 25 июня 1957 г.

–  –  –

ДЕПОРТАЦИЯ

Исторические предпосылки депортации. Истоки депортации берут свое начало в сложных отношениях Российского государства с Крымским ханством. Претендуя на территории бывшей Золотой Орды, Россия еще в XVI в. покорила Казанское, Астраханское, Сибирское ханства, Ногайскую Орду. И только в конце XVIII в. Российской империи удалось аннексировать Крымское ханство. В качестве варианта царским правительством неоднократно рассматривалась возможность поголовного выселения коренного населения, но было решено проводить политику постепенного его вытеснения с полуострова. В судьбе крымскотатарского народа наступает "черное столетие", во время которого его численность из-за вынужденной эмиграции сокращается в пять раз, с более 500 тыс. в 1778 г. до 103 тыс. в 1870 г.

Падение царизма и установление советской власти в Крыму не изменили положения.

Наоборот, военные действия, грабительские конфискации и продразверстка, голод 1921— 1923 гг., коллективизация, репрессии, усиленный приток мигрантов из России и Украины усугубили бесправие крымскотатарского народа и привели к сокращению его численности (см. карту № 13).

Подготовка и осуществление депортации. Реализовать идею "Крым без крымских татар" решилось коммунистическое советское правительство. Для него это стало возможным с началом войны между СССР и Германией. Неудачи при обороне Крыма, который уже к осени 1941 г. был полностью оккупирован немцами, провал партизанского движения, возобновление традиционно подозрительного отношения к "инородцам" среди русской части населения способствовали созданию мифа о якобы поголовном сотрудничестве крымских татар с оккупантами. В июле 1942 г. руководители партизанского движения Крыма А.Н. Мокроусов и А.В. Мартынов направили руководству страны докладную с дезинформацией, что "подавляющее большинство крымских татар горной и предгорной частей пошло за фашистами".

Весной 1944 г. в только что освобожденном от оккупантов Крыму активно осуществляются различные меры по "очистке территории от антисоветских элементов", предпринимаемые НКВД и НКГБ*. В Крым были дополнительно мобилизованы 20 тыс.

солдат. 10 мая Берия докладывал Сталину: "Учитывая предательские действия крымских татар против советского народа и исходя из нежелательности дальнейшего проживания крымских татар на приграничной окраине Советского Союза, НКВД СССР вносит на Ваше рассмотрение проект решения ГКО о выселении всех татар с территории Крыма". 2 апреля и 11 мая 1944 г. за подписью Сталина принимаются специальные постановления о выселении всех крымских татар из Крыма в Узбекистан, а дополнительным постановлением от 21 мая 1944 г. предписывалось их переселение в некоторые области России.

В Крыму в апреле, а затем в начале мая в срочном порядке были проведены две переписи крымских татар. 10 мая ничего не подозревавших жителей многих горных и предгорных сел погнали на ремонт дорог, где они трудились целую неделю. 18 мая по этим дорогам их всех вывезут из родных мест. Накануне депортации в апреле — первой половине мая среди крымских татар стала проводиться кампания по формированию трудовой армии.

Людей, среди которых было много подростков, не спрашивая их согласия, отправляли в трудовые лагеря на Север, Урал, где использовали их труд на строительстве дорог, заводов, на лесозаготовках. В лагерях г. Рыбинска (Россия) находилось около 2 тыс.

человек, целый эшелон крымских татар был отправлен в Казахстан в лагеря близ г.

Гурьева. В Куйбышевской области (Россия) крымских татар содержали в действующих исправительно-трудовых лагерях, где над ними, ослабленными и полуголодными, издевались уголовники.

Если мобилизация 1941 г. лишила крымскотатарские семьи их опоры — мужчин самого работоспособного возраста, а оккупация в корне подорвала материальные основы существования, то трудовая армия вычистила из Крыма тех оставшихся мужчин и подростков, на которых хоть как-то держались большие, как правило, многодетные крымскотатарские семьи. Поэтому средняя семья встретила акцию по депортации уже обессиленной, малоспособной к выживанию, до предела экономически и морально угнетенной и беспомощной.

В республиках, куда должны были быть высланы крымские татары, шла подготовка к их приему. Берия от руководства Узбекистана получил докладную, что "подготовка к приему и распределению спецпереселенцев в Узбекской ССР в основном закончена".

Ранним утром 18 мая 1944 г. началась операция по высылке крымских татар. Вот как описывает события один из исполнителей этой операции А. Веснин: "...9 мая 1944 г.

литерным эшелоном (нигде не останавливаясь) наша часть войск прибыла в Крым... В ночь на 18 мая мы были подняты в "ружье" и несколько часов куда-то шли по бескрайней степи. В 3 ч. 30 мин. утра подошли к степному аулу Ойсул, только тогда нам сообщили цель нашей операции — выселение татар. Ручные пулеметчики остались в оцеплении, а из остальных были сформированы тройки во главе с сержантами, офицерами и...

оперативниками. В 4.00 началась операция. Мы заходили в дома и объявляли: "Именем Советской власти! За измену Родине вы выселяетесь в другие районы Советского Союза".

Операция подготовлена была блестяще: в аул прибыло столько новеньких американских "фордов" и "студебеккеров", что они вывезли все население за одну ходку на ближайшую железнодорожную станцию... Старуха, обезумев от горя и неожиданности, бросилась бежать в степь, и была срезана пулеметной очередью; безногого инвалида, на днях вернувшегося из госпиталя домой и заявившего о своих правах, волоком потащили к машине и, как куль муки, бросили в кузов... 20 минут на сборы и груза — что унесешь в руках. К тому же было организовано соревнование между группами: кто раньше закончит свой участок...".

Очевидец этого трагического дня рассказывает: "Людей загнали на кладбище, со всех сторон оцепленное пулеметами. Детей стали забирать от родителей, говоря, что старших расстреляют, а детей отправят в детские дома. Так их держали (отдельно) 3—3,5 часов. За это время некоторые матери потеряли рассудок. Одна женщина, у которой было трое детей (старший —11 лет), взяла веревку и повязала детей за руки, чтобы они попали в один детский дом и не разбрелись". "Нередко женщины во время сборов до отправки теряли сознание от картин издевательств над детьми и стариками. Тогда их, молодых и старых, волокли по улицам в нездоровом азарте молодые парни — солдаты, а потом, схватив за руки и ноги, закидывали, гогоча, в кузов — так было не только в Узунджи Балаклавского района...". Все это происходило одновременно по всему Крыму.

Операция была успешно завершена к 16 часам 20 мая: 67 эшелонов, битком набитых крымскими татарами, были отправлены на восток, в Среднюю Азию и на Урал. Паша Халид, которому в момент высылки было 8 лет, вспоминает о том, как происходила отправка людей: "При погрузке разделили семьи. Все, кто был в вагонах, были ошарашены происходящим, никто ничего не понимал... В вагонах были преимущественно женщины, старики, дети. В Саратове нас пересадили в баржи. Пять дней ни у кого маковой росинки во рту не было — не кормили, пока не привезли в Марийскую АССР".

Жителей отдаленного рыбацкого поселка на Арабатской стрелке Крымского полуострова "забыли" выслать вместе со всем народом. Спохватившись через некоторое время, недолго думая, так как отчет об успешном завершении операции был уже сдан высшему руководству, их погрузили в баржи и, отбуксировав далеко в море, потопили.

По окончательным данным НКВД, из Крыма были депортированы 191014 крымских татар, по партийным источникам, — 194111. Запланированные к высылке 47 тыс. семей крымских татар покинули Крым. После войны к ним были направлены демобилизованные мужчины и те крымские татары, которые проживали в других республиках.

Трагедия 18 мая 1944 г. навсегда вошла в историю нации как День памяти жертв депортации крымскотатарского народа, отмечаемый ежегодно со второй половины 1960-х гг.

–  –  –

СПЕЦКОНТИНГЕНТ

Начавшаяся 18 мая 1944 г. спецоперация по выселению всех крымских татар из Крыма, подготовленная и проведенная органами НКВД и НКГБ СССР во главе с Берией, закончилась к началу июля этого же года. Обвиненный в измене и депортированный со своей Родины крымскотатарский народ с особым статусом "спецконтингента" оказался по распоряжению высшего руководства страны в местах высылки в жестких условиях комендантского режима.

Крымские татары направлялись в следующие республики: Узбекистан — 37046 семей, что составляло 151086 человек (по данным архивов 9-го отдела КГБ и 4-го спецотдела МВД УзССР, на 1 июля 1944 г. в республику прибыло 35750 семей в количестве 151424 человек), Казахстан — 2426 семьи (1666 взрослых), Башкирию — 284 семьи, Якутию — 93 семьи, Горьковскую область России — 679 семей (2376 человек), Молотовскую — 2342 семей (10002 человека), Свердловскую — 902 семьи (3591 человек), Ивановскую — 157 семей (548 человек), Костромскую — 1957 семей (6338 человек), Марийскую республику — 2291 семей (9178 человек). После завершения боевых действий к ним присоединились демобилизованные крымские татары. Большая часть крымскотатарского народа была отправлена в Узбекистан, так как набиравшее темпы производство республики остро нуждалось в дешевой рабочей силе.

Не понимающих, что происходит, больных и истощенных изнурительной, долгой дорогой и голодом людей, в основном женщин, инвалидов, стариков и детей, в жаркий летний день высадили на железнодорожных станциях, где их встречало местное население, заранее подготовленное и враждебно настроенное против едущих к ним "предателей социалистической родины".

По прибытии крымские татары в местах высылки оказались в условиях жесткого комендантского режима, нарушение которого очень сурово каралось. Комендантский режим становился одной из форм всеобъемлющего контроля и дискриминации крымскотатарского народа, оказавшегося по воле советского руководства вне закона.

Вот некоторые воспоминания очевидцев: "Татарин не имел права посетить соседний район, если даже там мать умерла. Поймают на похоронах — 25 лет каторги, так и не возвращались люди. Житель Аи-Василя бывший партизан Эмир при депортации попал в поселок ГЭС-1 Ташкентской области. Его невеста жила неподалеку, в ГЭС-3. За то, что он навестил ее, ему дали 20 лет лагерей, там он и сгинул. За посещение соседней деревни (в том же районе!) 18-летнюю П. Шабанову осудили на 25 лет тюрьмы" (В. Возгрин, "Ссылка", газета "Голос Крыма", 2000 г., № 21—23).

Дискриминация проявлялась и в том, что большинство крымскотатарских детей и молодежи из-за ограничений спецпоселений и комендантского режима не могли реализовать свое право на образование. Хотя это противоречило пунктам так называемой программы обустройства переселенцев, принятой специальным постановлением руководства страны.

На самом деле программа по обустройству переселенных крымских татар, согласно которой они должны были быть обеспечены жильем, продуктами питания, материалами для строительства дома и обустройства, финансовой помощью и многим другим в счет всего оставленного на родине, на местах отсутствовала и если реализовывалась, то с большими нарушениями. Все было пущено на самотек в духе советской партноменклатуры.

Так называемая помощь до крымских татар если и доходила, то в мизерных количествах.

Продуктами питания (несколько десятков грамм хлеба) обеспечивались только работающие на производстве. Неработающие дети, немощные старики, инвалиды, женщины с малыми детьми были предоставлены сами себе и погибали от голодной смерти. Та же ситуация происходила и с медикаментами, которых катастрофически не хватало в охваченных эпидемией тифа, малярии, дизентерии, гепатита местах компактного расселения крымских татар.

Руководители различных уровней рапортовали в центр об обеспечении ссыльных жильем, на самом же деле это были углы в бараках, строения без окон и дверей, без печей и необходимой мебели, землянки, которые зачастую обессиленные женщины и дети должны были рыть сами. Вот как это описывают в своих свидетельствах очевидцы: "В Бекабаде людей привезли в пустынную местность и предложили самим копать землянки...

В Бухарской области... предоставили нечто вроде берлог". "Вырыты, как норы, метра полтора в глубину, потому что я нагнувшись заходила. Дверей нет (побольше дырка), да с левого боку маленькая дырка для окна, 30 см. Нет постели, нет кровати, вообще пусто, сырая земля и мы...". В Ак-Курганском районе было гораздо лучше, предоставили глинобитные домики, но и они почему-то не имели окон и дверных полотен..." (В.

Возгрин, там же). Таким жильем были обеспечены в Узбекистане к концу 1944г. из 37235 семей только 23635.

Отсутствие элементарных санитарно-бытовых условий, скученность и, как следствие — эпидемии различных болезней, непривычный жаркий климат в Средней Азии и холодный — на Урале, нехватка продуктов питания, анемия, тяжелый физический труд на полях и промышленных стройках, которым были заняты практически все, кто мог мало-мальски держать хотя бы лопату в руках, — все это усугубляло и без того тяжелое положение крымских татар и привело к большой смертности среди них. По данным архивных материалов 9-го отдела КГБ и 4-го спецотдела НКВД УзССР, только в одном Узбекистане "с мая 1944 г. по 1 января 1945 г. умерло 13592 человека... за период с января 1946 г.

умерло 13183 человека, из них 2562 мужчин, 4525 женщин и 6096 детей до 16 лет".

Показатели заболеваемости различными болезнями среди "спецконтингента" были во много раз выше, чем у местного населения. Так, только к концу июля 1944 г. "число заболевших малярией и желудочно-кишечными болезнями составило в Наманганской области (13097 чел.) — 40%, Самаркандской (1309 чел.) — 100%, в Бухарской области эпидемией охвачены многие совхозы". "Высок был процент заболеваемости среди крымских татар тифом и дизентерией. Например, по совхозу Фархадстроя ("Дальверзинвесной 1945 г. был зарегистрирован 351 человек... Только по одному подсобному хозяйству из 1444 человек насчитывалось до 200 истощенных, из них 101 — безнадежных". Подобная ситуация наблюдалась во всех регионах проживания крымских татар в совхозах и колхозах, рабочих поселках промышленных объектов в течение нескольких лет.

Только 28 апреля 1956 г. крымские татары специальным указом руководства страны были освобождены от ограничений комендантского режима. За период депортации и первые годы ссылки крымскотатарский народ, по данным Крымскотатарского национального движения, потерял 46,2% от общей численности. Учитывая последствия этой трагедии, можно с полным основанием говорить о целенаправленной политике геноцида против крымскотатарского народа, нанесшей необратимые последствия, которые сказываются и по сей день.

–  –  –

НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКИХ ТАТАР В 1956—1969 ГГ.

С потерей государственности крымских татар и аннексией Крыма Российской империей в 1783 г. начинается национально-освободительная борьба крымскотатарского народа.

Приобретая на разных этапах формы и методы от открытого вооруженного восстания до культурно-просветительской деятельности, от прошений в адрес правителей до митингов и акций протеста, она то затихала, то разгоралась с новой силой. История борьбы отмечена драматическими событиями и именами национальных героев, отдавших свои жизни в жертву за восстановление прав народа. С новой силой Национальное движение стало разрастаться после депортации 1944 г.

Борьба за возвращение в Крым. В начале 50-х гг. XX ст. в местах ссылки крымскотатарского народа в республиках Средней Азии активизируется Национальное движение за возвращение на Родину и восстановление своих прав. Основы движения закладывают активные представители народа, среди которых вначале было много коммунистов, бывших фронтовиков, партизан, подпольщиков. С 1956 г. они направляют в Москву обращения в адрес центрального руководства СССР, под которыми подписываются тысячи крымских татар. В обращениях высказывается просьба вернуть крымскотатарский народ на его Родину и восстановить автономную республику в Крыму.

Кроме всенародных обращений, в центральные органы власти крымскими татарами направлялись индивидуальные и коллективные письма с такими же требованиями. Но зачастую все они оставались без ответа, а инициаторы составления документов и авторы писем подвергались гонениям. Это было началом петиционной кампании, которая впоследствии широко развертывается и становится активной формой борьбы на первых этапах движения.

Несмотря на первые неудачи, организаторы движения не падают духом и начинают длительную работу по объединению соотечественников. С осени 1957 г. появляются первые инициативные группы, которые к середине 1960-х гг. уже действуют практически во всех населенных пунктах. Движение сначала разворачивается в Узбекистане, затем в Казахстане, Таджикистане, Киргизстане, России. Инициативные группы создавались по территориальному принципу: уличная — сельская (поселковая) — городская — районная — областная (региональная) — республиканская. Инициативником (такое название членов инициативных групп укоренилось и широко употреблялось в народе) мог стать каждый крымский татарин, кто всячески помогал движению и вносил свою лепту в общенародное дело. В инициативной группе было свое ядро — несколько человек, пользующихся моральным авторитетом у населения. В ядро Узбекистанской республиканской инициативной группы — органа, фактически руководившего движением, входили Джеппар Акимов, Бекир Османов, Мустафа Селимов, Мустафа Халилов, Амза Аблаев и др. К середине 1960-х гг. в городах Ташкент, Чирчик, Янгиюль, Бекабад, Самарканд и Фергана образуются региональные центры движения.

На собраниях инициативной группы обсуждалась подготовка к какому-нибудь мероприятию, событию или акциям, избирались голосованием представители крымскотатарского народа (делегаты), сообщалось о решениях Республиканского совещания (высшего консультативного органа), зачитывались информации (подпольные бюллетени). Инициативники, кроме сбора подписей и средств на организацию выезда делегатов в Москву, оплату адвокатов, защищающих крымских татар на политических процессах, выпускали подпольную литературу. Республиканское совещание созывалось ежемесячно. В нем участвовали лидеры наиболее влиятельных и активных региональных инициативных групп. Совещание вырабатывало дальнейшую стратегию, тактические шаги движения, утверждало окончательный план действий.

Таким образом, для движения были характерны демократичность, массовость, отсутствие иерархической структуры (внешне оно выглядело даже хаотичным), поддержка и развитие инициатив, полулегальная деятельность, лояльность к советской власти и коммунистической партии, которые должны были решить крымскотатарский национальный вопрос.

Период наибольшей активности. С 1964 г. в Москве организовывается Постоянное представительство крымских татар, представлявшее собой периодически сменяющуюся делегацию народных представителей. Решение направить народного делегата выносила местная инициативная группа, а утверждала республиканская. Делегату выдавался мандат — документ, в котором были отражены его полномочия и основные требования народа.

Выехавшего из Москвы народного делегата заменял другой, что позволяло обеспечивать постоянное присутствие в столице крымскотатарских представителей.

Здесь они регулярно оповещают государственных чиновников, руководителей различных научных учреждений, редакций центральных газет и журналов, известных писателей, ученых, общественных деятелей о национальном вопросе своего народа. Основной целью делегатов было добиться приема у руководства страны. Это им удавалось в 1957, 1965, 1967гг., когда делегации крымских татар были приняты на высшем государственном уровне. Кроме этого, делегаты устраивали акции, митинги, приуроченные к различным событиям и знаменательным датам (обычно это было 18 мая — день депортации и 18 октября — образование Крымской АССР). В такие дни в Москве находилось до нескольких сотен народных делегатов. Власти устраивали на них облавы по всему городу, арестовывали и под охраной выдворяли из столицы, иногда снаряжая для этого специальный поезд.

В 1966 г. инициативники провели самостоятельно без государственной поддержки перепись крымскотатарского населения, в результате которой смогли установить реальную численность своего народа и количество жертв во время депортации и в первые годы ссылки, число погибших на фронтах последней войны, героев Советского Союза и орденоносцев.

1966—1969 гг. отмечены наибольшей активностью крымских татар. В движение приходят оппозиционно настроенные к коммунистическому режиму люди, они уже не просят, а требуют восстановить права своего народа. Широко в движение вливается молодежь.

Зарождаются новые формы борьбы. В местах проживания народа и в Москве организуются и проводятся многочисленные митинги, демонстрации, акции, приуроченные к знаменательным датам. Однако они жестоко подавляются властями.

Часть активистов устанавливает связь с зарождающимся в стране правозащитным движением. Через таких известных диссидентов, как Алексей Костерин, Андрей Сахаров, Петр Григоренко и др., о проблеме крымскотатарского народа и его Национальном движении становится известно за рубежом. Известные радиостанции "Свобода", "Голос Америки" и др. передают репортажи о нарушениях прав крымских татар.

Под давлением многотысячных митингов крымских татар руководство страны вынуждено 5 сентября 1967г. принять Указ Президиума ВС СССР, который признал необоснованность огульных обвинений в адрес крымскотатарского народа, но не реабилитировал его полностью. Крымским татарам разрешалось поселяться по всей территории страны, но были приняты меры по недопущению их на Родину в Крым.

Несмотря на это, в Крым самостоятельно выезжают сотни крымскотатарских семей. Но они попадают под маховик государственных репрессий: им не оформляют документы на купленные дома, их не прописывают, не принимают на работу, детей — в школу.

Приобретенные крымскими татарами дома по распоряжениям властей разрушаются бульдозерами, семьи выдворяются за пределы Крыма, а особо активных сажают в тюрьмы за "нарушение паспортного режима".

Попытки массового возвращения народа в Крым и сближение с правозащитниками вызывают усиление репрессий против участников движения во всех регионах проживания крымских татар. В 1968—1969 гг. известные активисты и правозащитники Мустафа Джемилев, Илья Габай, Петр Григоренко, Решат Джемилев, Юрий Османов, Роллан Кадыев и многие другие по сфабрикованным уголовным делам осуждаются на различные сроки лишения свободы.

–  –  –

НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КРЫМСКИХ ТАТАР В 1970—1991 ГГ.

В этот период Крымскотатарское национальное движение проходит через стадии снижения, а затем резкого повышения своей активности. Оно приобретает новые организационные формы, приведшие к созыву национального съезда Курултая и выборам на нем представительного органа — Меджлиса крымскотатарского народа. Основным достижением Национального движения можно считать начало массового самовозвращения народа на свою родину.

В 70-ые гг. постепенному спаду активности способствовали многочисленные суды и обыски активистов Национального движения, гонения против вернувшихся в Крым крымских татар, разногласия во взглядах на методы борьбы и разделение на течения внутри движения. Уже не так часто удается собрать многотысячные подписи под различными обращениями и письмами к руководству страны. Если под народными обращениями к очередным съездам компартии в 1966 г. и 1971 г. было собрано наибольшее количество подписей —130 тыс. и 60 тыс., то уже под обращением к XXV съезду в 1975 г. стояло 20 тыс., а под Кассационным заявлением Л. Брежневу в 1977 г. и Всенародным протестом в 1979 г. удалось собрать по 4 тыс. подписей. Митинги и собрания теперь уже происходят по особо важным датам и собирают не так много участников.

Несмотря на неудачные попытки самовозвращения сотен крымскотатарских семей в Крым, инициативные группы продолжали ориентировать свою Деятельность на организацию возвращения народа. В 1971 г. инициативники Ташкентской области провели опрос крымских татар об их отношении к возвращению в Крым. Из 18 тыс.

опрошенных взрослых только 11 человек воздержались от ответа и 9 высказались против возвращения. В этом же году после опубликования результатов очередной всесоюзной переписи, не обнаружив крымских татар в перечне наций СССР, инициативные группы собственными силами провели перепись соотечественников во всех местах их проживания.

В 70—80-ые гг. состоялись судебные процессы и были осуждены (некоторые повторно) многие активные участники Национального движения, среди них Джеппар Акимов, Мустафа Джемилев, Юрий Османов, Ролан Кадыев, Айше Сеитмуратова, Решат Джемилев.

Власти предпринимали различные шаги по пресечению активного возвращения крымских татар в Крым. Принимались специальные постановления и указы об усилении паспортного режима в Крымской и близлежащих областях, где зачастую оседали крымскотатарские семьи после неудачной попытки обосноваться на родине. В 1967—1987 гг. в Крыму были осуждены за нарушение паспортного режима более 300 крымских татар.

Некоторые семьи выдворялись отсюда по несколько раз, а их дома сравнивались с землей.

Эти действия властей имели и трагические результаты. 19 октября 1968 г. убит в тюрьме 35-летний Февзи Сейдалиев, который протестовал на Красной площади в Москве против выдворения его семьи из Крыма. 46-летний Муса Мамут 23 июня 1978 г. совершил акт самосожжения, протестуя против попытки повторного выселения своей семьи из Крыма.

19 ноября 1978 г. после провокации местного отделения КГБ* повесился Иззет Мемедулаев, который приехал в Крым с женой и тремя дочерьми. Он не мог оформить покупку дома и жил под угрозой судебных преследований, как и многие его соотечественники.

15 октября 1978 г. союзным правительством было принято постановление № 700 "О дополнительных мерах по укреплению паспортного режима в Крымской области", упростившее процедуру выселения крымских татар из Крыма. В Москву отправились сотни народных представителей с требованием прекратить гонения против их соотечественников в Крыму. Они также добивались ответа на Кассационное заявление Л.

Брежневу, где было высказано требование отменить все законодательные акты, изданные с 1944 по 1976 г. и грубо нарушавшие права крымскотатарского народа.

В 1977 г. в Узбекистане состоялось совещание представителей инициативных групп, принявшее решение строить свою деятельность на основе этого заявления, а в ноябре 1979 г. это решение было подтверждено очередным совещанием активистов движения. Была организована кампания по сбору подписей под групповыми письмами и телеграммами, адресованными руководству страны, с требованием положительно рассмотреть Кассационное заявление; направлялись туда и индивидуальные письма и обращения.

Дважды в 1974 г. и 1978 г. власти предпринимают безуспешные попытки "укоренить" крымскотатарский народ в местах высылки, организуя с этой целью на территории Узбекистана "автономию" и назначая отдельных крымских татар на руководящие посты.

Но крымскотатарский народ, игнорируя такую автономию, продолжал стремиться в Крым.

Со второй половины 1980-х гг., когда наметился процесс демократизации страны, начинается резкий подъем. Национального движения крымских татар.

11—12 апреля 1987 г. в Ташкенте (Узбекистан) состоялось I Всесоюзное совещание представителей инициативных групп, куда съехались народные представители со всего Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Украины, России, а также из Крыма. На этом совещании было принято решение направить к новому руководству страны делегацию крымских татар для рассмотрения их национального вопроса. Был утвержден текст общенационального обращения на имя М. Горбачева, под которым за короткий срок было собрано около 40 тыс. подписей. Поскольку ответа на данное обращение не последовало, то на состоявшемся 13—14 июня 1987 г. в Ташкенте следующем Всесоюзном совещании было решено провести в Москве многочисленную мирную демонстрацию с целью привлечения внимания руководства страны и общественности к крымскотатарской проблеме. Совещание избрало Центральную инициативную группу (ЦИГ) в составе 15 человек.

По решению ЦИГ со всех мест проживания крымских татар была организована отправка народных представителей в Москву для проведения там мирных акций. 6 и 23 июля 1987 г. на Красной площади сотни крымских татар провели открытые демонстрации в защиту своих прав, требуя от руководства страны принять делегацию народных представителей.

В ответ московская милиция с данными ей "особыми полномочиями" по наведению порядка в столице задерживала и насильно выселяла крымских татар из Москвы.

Митинги протеста последовали во всех местах проживания крымских татар в Узбекистане, Таджикистане, Краснодарском крае России, Крыму. Мирные демонстрации разгонялись отрядами милиции, применявшими силу против демонстрантов. 7 октября 1987 г. из г. Тамань Краснодарского края в Симферополь направился пеший марш из 2000 крымских татар, который должен был прибыть в столицу Крыма ко дню образования Крымской АССР — 18 октября. Но на 7 км от Тамани мирное шествие было оцеплено многочисленным кордоном милиции, а многие участники задержаны и высланы обратно.

Ко дню образования Крымской АССР, 18 октября, в Крыму, Узбекистане и других местах проживания крымских татар были намечены митинги, но власти всячески препятствовали их проведению. В ответ крымские татары в городах Бекабад, Ташкент, Крымск (Краснодарский край) и Белогорск (Крым) провели многочисленные митинги протеста против репрессий в отношении их соотечественников.

24 декабря 1987 г. Совет Министров СССР принял постановление о "временном ограничении прописки для вновь прибывающих" в большинстве городов и районов Крыма, а также ряде городов Краснодарского края. Но в это же время было дополнительно объявлено об организованном наборе рабочих в Крым (около 50 тыс.) из числа жителей Украины и России. Все эти меры срочно принимались против участившегося за этот год самостоятельного переезда в Крым сотен и тысяч крымскотатарских семей. Но в Крыму их все также не прописывали и не разрешали оформить покупку дома.

14 февраля 1988 г. в Симферополе состоялся митинг с участием более 2 тыс. крымских татар, протестовавших против ущемления их прав. В этот же день с участием такого же количества людей митинг протеста состоялся и в Геленджике (Россия). А в Ташкент были стянуты большие силы милиции и войск на бронетранспортерах для предотвращения намечающегося здесь митинга крымских татар, по городу были устроены облавы, всех пойманных крымских татар выдворяли за его пределы. С февраля по май 1988 г. митинги крымских татар в защиту своих прав прошли в различных местах их проживания и в Москве, отдельные крымские татары объявляли голодовку-протест.

К 44-ой годовщине депортации крымскотатарского народа 18 мая 1988 г. в 22 городах и поселках страны прошли демонстрации и митинги с участием в общей сложности более 25 тыс. крымских татар. 26 мая 1988 г. у крымского г. Зуи крымскими татарами, добивающимися прописки в Крыму, был устроен палаточный городок (500 палаток), разрушенный 3 июня силами около 2 тыс. солдат и милиционеров.

9 июня 1988 г. государственная комиссия по решению проблем крымскотатарского народа вынесла свое заключение, в котором утверждалось, что "для образования Крымской автономии нет оснований". Комиссия дала ясно понять, что государство не намеревается решать вопросы возвращения народа на родину и восстановления его прав.

Волна многотысячных демонстраций и акций протеста крымских татар против решения комиссии прокатилась по всем местам их проживания и в Москве. 20 июня 1988 г. в пос.

Нижнебаканском Краснодарского края началась забастовка крымских татар, в которой приняло участие около 5 тыс. человек. Инициативу соотечественников подхватили в соседних областях и в Узбекистане. 23 июня повсеместно прошли траурные митинги, приуроченные к 10-ой годовщине самосожжения Мусы Мамута.

26 июня в Ташкенте состоялись митинги и демонстрации крымских татар, в которых приняло участие около 20 тыс. человек. Милиция и отряды внутренних войск разгоняли демонстрантов с применением резиновых дубинок и слезоточивого газа. Были избиты и задержаны несколько тысяч человек. В Москве было задержано, избито и насильно выслано из города около 900 крымских татар, приехавших сюда выразить перед делегатами Всесоюзной партконференции протест против репрессий.

С конца июня до середины августа крымские татары провели общенациональную забастовку, в которой приняли участие тысячи человек из Краснодарского края, Ташкента и Ташкентской области и других регионов. За "прогулы" были уволены более 1500 человек.

23 июля 1988 г. в годовщину опубликования заявления ТАСС*, где в очередной раз сообщались ложные и клеветнические измышления по поводу крымскотатарского народа, в Краснодарском крае прошли митинги и демонстрации крымских татар, в Темрюкском районе (пос. Сенной) прошла суточная голодовка с участием 500 человек.

29 апреля — 2 мая 1989 г. в г. Янгиюле Ташкентской области состоялось V Всесоюзное совещание представителей инициативных групп, учредившее общественно-политическую Организацию Крымскотатарского Национального Движения (ОКНД). Председателем ОКНД был избран известный правозащитник и национальный лидер Мустафа Джемилев.

Несмотря на сопротивление властей, росли темпы самостоятельного возвращения крымских татар на родину. Вместе со всем народом постепенно в Крым переместилось и Крымскотатарское национальное движение. 26—30 июня 1991 г. в Симферополе был созван национальный съезд крымских татар — II Курултай крымскотатарского народа, объединивший большинство инициативных групп и организаций Национального движения. Делегаты Курултая избрали представительный орган — Меджлис крымскотатарского народа, состоящий из 33 человек и работающий на постоянной основе.

С этого времени борьба народа переходит на новый уровень — утверждение и самоопределение у себя на родине.

* КГБ — Комитет государственной безопасности.

* ТАСС — Телеграфное агентство Советского Союза.

–  –  –

ДЖЕППАР АКИМОВ

Акимов Джеппар (1909—1983 гг.) — один из основателей и организаторов Национального движения крымских татар, лидер Бекабадской (Узбекистан) инициативной группы. Автор многих документов движения.

Родился в с. Тувак Алуштинского уезда. С отличием закончив педагогическое училище в с. Тотайкой, Джеппар Акимов работает преподавателем крымскотатарского языка. После службы в армии в 1931—1933 гг. продолжает преподавать в школе "Чаир", ставшей к тому времени училищем. В конце 1936г. Джеппара Акимова, прекрасно владеющего русским и крымскотатарским языками, приглашают на работу в Крымское государственное издательство переводчиком и корректором, и за короткий срок он становится его руководителем.

В октябре 1941 г. назначается на должность редактора газеты на крымскотатарском языке "Къызыл Кърым" ("Красный Крым") и становится членом штаба Крымского партизанского движения. Участвовал в партизанском движении, в марте—апреле 1944 г.

— в освободительных боях за Крым. 17 мая этого же года Дж. Акимов сдал в набор первый после освобождения Симферополя номер газеты "Къызыл Кърым", который впоследствии так и не увидел. 18 мая Джеппар Акимов вместе со своим народом был депортирован из Крыма.

В депортацию попадает в г. Бекабад (Узбекистан). Вместе с соотечественниками испытывает все трудности спецпоселения и тяготы изнуряющих земельных работ на стройке канала Фархад и железной дороги. С 1948 по 1969 г. Джеппар Акимов работает экономистом при Бекабадском металлургическом заводе.

Со смягчением условий комендантского режима для крымских татар Джеппар Акимов с единомышленниками встречается с соотечественниками, живущими в Бекабаде, Фергане и Ташкенте, и обсуждает возможность возвращения своего народа на Родину, в Крым, и восстановления его прав. Летом 1957 г. состоялась поездка в Москву крымскотатарской делегации из 12 человек, среди которых был и Джеппар Акимов. Они передали в ЦК КПСС обращение с требованием возвратить крымскотатарский народ на его Родину и восстановить его права, под которым стояло 18000 подписей крымских татар. Но это привело лишь к усилению репрессий против организаторов данного обращения.

Несмотря на это, активизируется борьба зарождающегося Национального Движения за возвращение в Крым и восстановление Крымской АССР. Джеппар Акимов вместе с единомышленниками сплачивает вокруг себя группы активистов. По всему Узбекистану в местах проживания крымских татар образуются инициативные группы. Идея создания таких групп вынашивалась Джеппаром Акимовым с 1953 г. Впоследствии, являясь лидером влиятельной Бекабадской инициативной группы, Джеппар Акимов ведет большую организационную и политическую работу, проводит очередные встречи республиканских активистов.

В 1960—1970-е гг. в период активизации Национального движения Джеппар Акимов организует отправку делегаций представителей крымскотатарского народа в Москву.

Нередко руководит их деятельностью непосредственно в столице. В 1966 г. он находится в числе 66 уполномоченных для вручения XXIII съезду КПСС очередного народного обращения. Летом 1967г. он один из организаторов и руководителей многочисленной (до 600 человек) делегации народных представителей, которая добилась встречи с высшим руководством страны. Результаты этой встречи способствуют появлению правительственного указа, где была признана необоснованность огульных обвинений крымскотатарского народа.

Джеппар Акимов, интеллектуал, внимательный собеседник, умеющий доходчиво говорить и аргументировано убеждать, всегда располагал к себе людей. Он относился к человеку без учета его рангов, уважая в каждом прежде всего личность. Важным условием развития Национального движения он рассматривал единство народа, пытаясь объединить возникающие в движении течения и направить их деятельность во благо народа.

Джеппар Акимов, будучи сторонником взвешенных решений и действий, не ведущих к большим потерям, в сложных политических ситуациях не раз высказывался за проведение решительных и массовых акций. Так, после жестокого разгона властями Узбекистана демонстрации крымских татар 28 августа 1967 г. в Ташкенте (в тот день были арестованы около 60 человек), на республиканском совещании народных представителей предлагались различные варианты действий, в том числе и по прекращению массовых акций. Но Джеппар Акимов призвал прийти соотечественников на повторный митинг протеста, убедив в правильности такого решения: "Мы должны продемонстрировать свою решительность и ни в коем случае не дать властям повод прийти к выводу, что они смогли нас запугать".

С 1956 г. он находился под пристальным вниманием карательных органов. Его неоднократно вызывали на допросы, в доме часто проводили обыски. В 1972 г. он был арестован. 63-летнего Джеппара Акимова в течение 3 месяцев допрашивали в камерах КГБ. 21—28 ноября 1972 г. Ташкентским областным судом он был обвинен в организации и руководстве Национальным движением и в изготовлении документов, "порочащих Советское государство" и приговорен к 3 годам лишения свободы. На суде Акимов заявил: "Подписанные мною документы выражают волю и стремление крымских татар, их содержание не искажает советскую действительность, а лишь отражает реально существующее положение в национальном вопросе... Это движение законно и неизбежно;

поэтому предъявленное мне обвинение считаю необоснованным и незаконным".

Его арест вызвал поток коллективных писем протеста, которые направлялись в адрес советских государственных и партийных органов, общественности, ООН и т. д. В его защиту выступил академик А. Сахаров в своем обращении к генеральному секретарю ЦК КПСС Л. Брежневу и президенту США Р. Никсону. Джеппар Акимов не связывал свою деятельность с лидерами правозащитного движения в СССР, но питал к ним симпатии, с восхищением наблюдая за их деятельностью. Он одобрял связи крымских татар с диссидентами и отправлял через них в Москву различную информацию о Национальном движении.

В начале 1980-х здоровье Джеппара Акимова ухудшилось. 14 декабря 1981 г. Джеппар Акимов в последний раз руководит республиканским совещанием активистов Национального движения, которое состоялось в Бекабаде, где собрались представители всех течений движения. "Если мы, активисты Национального движения, как сегодня, вместе будем продолжать начатое дело, иншалла (слава Аллаху), в скором времени достигнем своей цели", — сказал тогда Джеппар Акимов. Даже будучи больным, он не оставался в стороне от движения. В переписке, во встречах с соотечественниками дает полезные советы, делится мыслями, корректирует информацию, которая распространяется среди населения. Он пишет завещание "Моим соотечественникам", где обращается к ним с призывом к единению и к продолжению борьбы за возвращение на Родину.

Скончался он 21 июля 1983г. в Бекабаде и был похоронен на городском кладбище.

Похороны Джеппара Акимова превратились в национальную манифестацию.

–  –  –

МУСТАФА ДЖЕМИЛЕВ

Мустафа Джемилев — один из наиболее известных участников правозащитного движения СССР и Крымскотатарского национального движения. Многократно преследовался советским коммунистическим режимом за свою деятельность и убеждения.

В период СССР он являлся последовательным сторонником расширения связей демократического Крымскотатарского движения с другими национальными движениями, в том числе и украинским, а также правозащитными кругами Советского Союза. М. Джемилев способствовал известности крымскотатарского национального вопроса за пределами Советского Союза, результатом чего стала мощная международная кампания поддержки справедливых требований крымскотатарского народа. М. Джемилев стал организатором успешного перехода Крымскотатарского национального Движения на новые организационные формы борьбы.

Мустафа Джемилев родился 13 ноября 1943 г. в Крыму. 18 мая 1944 г. вместе со всем крымскотатарским народом семья М. Джемилева была депортирована из Крыма и до 1955 г. проживала под гласным комендантским надзором в Андижанской области Узбекистана.

После снятия некоторых ограничений спецпоселения для крымских татар семья переехала в г. Мирзачуль (позже переименован в г. Гулистан). После окончания средней школы в 1959г. Мустафа пытался поступить на восточный факультет Среднеазиатского государственного университета в Ташкенте, но ему открыто было заявлено, что на этот факультет крымских татар не принимают.

В конце 1961 г. Мустафа Джемилев принял участие в учреждении нелегальной организации "Союз крымскотатарской молодежи", куда входили рабочие и студенты. На собраниях молодежи, которые проходили в доме одного из членов Союза Ахмеда Асанова, как потом писал М. Джемилев, "шли жаркие споры, читали стихи на русском и крымскотатарском языках, возмущались неравноправным положением крымских татар, обсуждали проблемы возвращения их на Родину". На одном из таких собраний перед аудиторией из 25 молодых людей выступил 18-летний М. Джемилев с кратким изложением основных этапов истории крымских татар. Его выступление было встречено с большим восторгом.

Члены Союза распределяли между собой районы г. Ташкента и Ташкентской области, где вели разъяснительную работу среди соотечественников, обсуждали идею создать широкую крымскотатарскую молодежную организацию для борьбы за свои права. После ареста руководителей Союза М. Джемилев по обвинению в "антисоветской деятельности" был уволен с работы на авиационном заводе в Ташкенте и взят под надзор КГБ.

В 1962 г. М. Джемилев поступил на гидромелиоративный факультет Ташкентского ирригационного института, но был отчислен в 1965г. Основной причиной исключения из института была распространенная среди студентов его рукопись "Краткий исторический очерк тюркской культуры в Крыму в XIII—XVIII вв.", который был расценен сотрудниками КГБ как националистический. Впервые Мустафа Джемилев был осужден в мае 1966 г. на 1,5 года лишения свободы по обвинению в отказе от службы в рядах Советской армии. В ноябре 1967г. М. Джемилев установил в Москве контакты с участниками зарождающегося правозащитного движения, с аккредитованными здесь западными журналистами, предпринимал шаги по информированию мировой общественности о проблеме крымскотатарского народа, подписывал совместно с другими правозащитниками документы против преследования инакомыслящих, против оккупации в 1968 г. советскими войсками Чехословакии и др.

В мае 1969 г. совместно с другими наиболее известными в стране 14-ю правозащитниками стал учредителем "Инициативной группы защиты прав человека в СССР". Повторно арестован в сентябре 1969 г.

Дело против М. Джемилева было объединено с делами против Петра Григоренко, арестованного в мае того же года, и московского поэта-диссидента Ильи Габая. Однако в ходе следствия П. Григоренко по решению органов был признан психически невменяемым и отправлен на 5 лет в спецпсихлечебницу МВД.

Политический процесс по делу известных диссидентов проходил в Ташкентском городском суде. М. Джемилев и И. Габай обвинялись в изготовлении и распространении ряда документов, которые якобы содержали клевету на советский государственный и общественный строй. М. Джемилеву — в числе прочих документов — вменялась в вину информация № 69 Национального движения. Оба подсудимых не признали себя виновными. И. Габая защищала московский адвокат Д.И. Каминская; М. Джемилев защищался сам. Во все дни процесса около здания суда дежурили усиленные наряды милиции. В зале суда постоянно присутствовало 20—30 работников КГБ.

В своей защитительной речи и в последнем слове Мустафа Джемилев говорил о борьбе крымскотатарского народа за возвращение на родину и восстановление своей государственности, о созданной крымскими татарами материальной и духовной культуре в Крыму. Джемилев представил суду список беллетристики и публицистики, содержащих клевету на крымскотатарский народ, рассказал о гонениях, которым подвергаются со стороны местных властей и карательных органов его соотечественники, пытающиеся вернуться на родину.

Суд приговорил Илью Габая к трем годам лишения свободы (общий режим); Мустафу Джемилева — к трем годам лишения свободы (строгий режим). Для отбытия заключения М. Джемилев был отправлен в лагеря Узбекистана, а И Габай — в Кемеровскую область.

406 крымских татар направили в Верховный Суд СССР письмо-протест в защиту Джемилева и Габая. В своем последнем слове М. Джемилев в знак протеста против грубого нарушения прав человека в СССР объявил 30-дневную политическую голодовку, которую держал в Ташкентском следственном изоляторе. М. Джемилев освободился из заключения в сентябре 1972 г. и как "не ставший на путь исправления" проживал под гласным административным надзором в г. Гулистан, работая до следующего своего ареста инженером в совхозе.

Арестован в третий раз в июне 1974 г. и приговорен к одному году лишения свободы в лагерях строгого режима Омской области России. За 3 дня до окончания срока против М.

Джемилева было возбуждено новое уголовное дело по обвинению в составлении документов, порочащих советский строй, и проведении антигосударственной пропаганды среди заключенных. В знак протеста М. Джемилев объявил голодовку, которая при принудительном кормлении через зонд продолжалась 303 дня. Именно в этот период, благодаря развернувшейся в мире кампании в его защиту, имя М. Джемилева стало широко известно за пределами СССР.

Закрытое заседание Омского областного суда проходило 14—15 апреля 1976 г. Чтобы не допустить на суд приехавших родственников и друзей Мустафы, зал заседания был заранее заполнен специально подготовленными КГБ людьми, которых провели через задние двери. В 10 часов было объявлено, что мест в зале нет, и пропустили только ближайших родственников: мать Махфуре Мустафаеву, сестру Васфие Хаирову, братьев Асана и Анафи Джемилевых. На процесс не были допущены специально прибывшие из Москвы известные правозащитники — академик Андрей Сахаров и его супруга Елена Боннер. Когда судья перешел к допросу подсудимого, то он часто прерывал Джемилева, требовал объяснений только по материалам обвинения, по показаниям Дворянского на следствии, по документам.

В своем последнем слове М. Джемилев заявил: "Этот процесс является в моей жизни четвертым по счету судебным процессом. Независимо от того, какие выдвигались формальные обвинения и какие мне инкриминировались статьи уголовных кодексов, причиной всех этих судебных и некоторых внесудебных репрессий, которым я подвергался в последнее десятилетие, были мои политические взгляды и убеждения, мое участие в Национальном движении крымскотатарского народа за возвращение на свою национальную родину и восстановление автономии, то есть за возвращение и восстановление всего того, что было отнято и ликвидировано в результате совершенного против этого народа преступления в мае 1944 года...

Мне остается теперь сказать несколько слов о том, чего добивались и чего не добьются организаторы этого дела. Первоочередной их задачей является, конечно, изолировать меня еще на какой-то срок от моих соотечественников и единомышленников, чтобы я не мог принять участия в Национальном движении своего народа и общедемократическом движении. В этой связи хочу заметить, что в КГБ всегда переоценивали роль личностей...

Я не сомневаюсь в том, что найдется достаточно людей, которые займут мое место в движении и будут выполнять свой национальный долг, быть может, намного лучше, чем это пытался делать я... Надеюсь, что этот произвол будет лишь способствовать активизации Национального движения, которое, я верю, в конечном счете добьется справедливого решения нашего национального вопроса...".

Суд приговорил Мустафу Джемилева к 2,5 годам лишения свободы в лагерях строгого режима, которые он отбывал на Дальнем Востоке.

В феврале 1979 г. в очередной раз был арестован и приговорен на 4-летний срок ссылки в Якутии. В ноябре 1983 г. арестован в 6-ой раз и приговорен Ташкентским областным судом в феврале 1984 г. к 3 годам лишения свободы в лагерях строгого режима по тому же самому обвинению в "составлении и распространении документов, порочащих советский государственный строй", а также в "организации массовых беспорядков" при попытке похоронить своего отца в Крыму. На суде Мустафа Джемилев сказал: "Четырнадцать лет назад... я поклялся, что никто, никогда и ни при каких обстоятельствах не заставит меня отказаться от выполнения своего долга и обязанностей, налагаемых честью, совестью и национальным достоинством. Сегодня я вновь могу повторить эту клятву и надеюсь, что у меня будет достаточно душевных сил, чтобы не изменить этому принципу до конца своих дней".

Перед окончанием срока, который М. Джемилев отбывал в Магаданской области, против него было возбуждено новое уголовное дело по сфабрикованному обвинению за "неподчинение". На закрытом лагерном процессе в декабре 1986 г. М. Джемилев был приговорен к 3 годам лишения свободы условно с 5-летним испытательным сроком и освобожден из зала суда. На такой приговор суда оказала влияние уже меняющаяся политическая ситуация в СССР, но главным образом мощная международная кампания в защиту советских диссидентов, в том числе Мустафы Джемилева, инициированная А. Д.

Сахаровым, П. Григоренко и другими правозащитниками.

В Узбекистане М. Джемилев сразу же включился в бурную политическую деятельность, участвуя в Крымскотатарском национальном движении. В апреле 1987 г. на Первом Всесоюзном совещании активистов был избран в число 16-ти членов Центральной инициативной группы Национального движения крымских татар. В мае 1989 г. на очередном Всесоюзном съезде активистов Национального движения была учреждена Организация крымскотатарского национального движения (ОКНД) и М. Джемилев был избран ее председателем. В том же году переехал с семьей в Крым и поселился в г.

Бахчисарае.

В июне 1991 г. на созванном впервые после 1917г. национальном съезде крымских татар — Курултае — Мустафа Джемилев был избран председателем Меджлиса крымскотатарского народа. Пребывает на этом посту по нынешний день после того, как ему было впоследствии еще дважды, в 1996 и 2001 гг., оказано такое доверие народа.

Возглавляя Меджлис, М. Джемилев стал организатором процесса становления уникальной демократической системы органов национального самоуправления. Опыт успешного ее функционирования внимательно изучается в Украине и в других государствах.

Народный депутат Верховной Рады Украины двух созывов, 1998—2002 и 2002—2006 гг.

Правозащитная и политическая деятельность М. Джемилева широко известна в мире, она отмечена многими наградами и почетными званиями, в том числе международных организаций. Ему присуждено звание почетного члена Организации турецкой интеллигенции, почетного доктора наук Сельджукского университета в области политологии и социологии, почетного доктора наук Высшего технологического института г. Гебзе (Турция) в области организации и управления. 8 ноября 1995 г. ему присуждена учрежденная муниципалитетом г. Измира (Турция) ежегодная международная премия в области прав человека. Решениями муниципалитетов г. Кастамону и г. Кырыккале М.

Джемилев стал почетным гражданином этих турецких городов. Его именем названы парк и улицы в г. Анкаре, г. Сунгурлу и некоторых других турецких городах, лекционный зал в Сельджукском университете и библиотека университета Кырыккале.

В 1998 г. Мустафе Джемилеву за правозащитную деятельность присуждена ежегодная премия Верховного комиссара ООН по делам беженцев имени Ф. Нансена.

–  –  –

РЕПАТРИАЦИЯ

В местах депортации крымскими татарами было организовано мощное Национальное движение за возвращение на историческую Родину. Но лишь начиная с 1988 г. стала возможной репатриация крымскотатарского народа на этническую территорию.

Этот период характеризуется противостоянием крымских татар с властями, всеми силами сдерживавшими возвращение автохтонного народа в Крым. В условиях ажиотажного повышения цен на жилье крымские татары были вынуждены самостоятельно строить дома. Однако властями не выделялись репатриантам земельные участки под строительство, в то время как на их глазах крымские города в спешном порядке обрастали массивами дачных участков. В этих условиях крымские татары идут на отчаянный шаг — самозахваты земель. Ответные действия властей — снос бульдозерами новых построек.

Так произошли драматические события в поселках Молодежный, Красный Рай и др.

1988—1991 гг. отмечены самыми высокими темпами возвращения крымских татар.

Начиная с 1992г. темпы крымскотатарской репатриации неуклонно снижались, упав до отметки 3000 человек за весь 2001 г. Численность крымских татар в Крыму в 2002 г.

составляла около 270000 человек. Сейчас крымских татар, находящихся по-прежнему в местах депортации, разделяют с Крымом государственные границы, таможенные барьеры, иностранное гражданство. По разным оценкам, за пределами полуострова проживают от 150 до 200 тыс. крымских татар.

Репатриация повлекла расселение крымских татар за пределами прежних ареалов проживания в Крыму. Так, на Южном берегу проживает лишь 3,8 % их численности, в то время как до депортации — более 80 %. Большая часть крымских татар, возвращаясь в Крым, вынуждена была расселиться в сельской местности, хотя до репатриации проживала в городах, в ведущих индустриальных и культурных центрах Узбекистана, Таджикистана, России. В итоге на Родине оказались невостребованными их знания, профессиональные умения и опыт.

В условиях экономического кризиса в стране крымским татарам приходится возводить жилье, объекты социальной инфраструктуры, решать проблему трудоустройства.

Высокий уровень безработицы (до 60 % от численности работоспособного населения), низкие доходы, тяжелые бытовые условия в поселках, в которых не развита или отсутствует необходимая инфраструктура (электроэнергия, дороги, вода, газ, поликлиники, детские сады, школы и т. д.) и наличие многих других проблем, конечно, сдерживали потенциал тысяч семей, вызывали разочарование в способности и желании государства решать вопросы возвращения и обустройства народа.

В этих условиях во многом благодаря инициативе и участию крымскотатарской общественности открываются первые национальные школы, театры, художественные коллективы, музеи, крымскотатарские редакции на радио и телевидении, издается литература на родном языке, создаются различные общественные организации просветительского, культурного и правозащитного характера.

Крымским татарам удалось самоорганизоваться на родной земле, и в этом им помогли традиции Национального движения. В 1991 г. был созван II Курултай крымскотатарского народа, на котором делегаты избрали полномочный представительный орган — Меджлис.

В течение последующих двух лет повсеместно в Крыму были созданы органы национального самоуправления — региональные и местные меджлисы. В условиях, когда власть с трудом шла на диалог с репатриантами, меджлисы всех уровней брали на себя обязанность представлять и защищать интересы своих соотечественников, активно участвуя в сложном процессе обустройства репатриантов в Крыму.

Высокий авторитет Меджлиса крымскотатарского народа способствовал тому, что проблемы репатриации крымских татар стали рассматриваться не только в нашей стране — Украине, но и во многих демократических государствах, в международных организациях: Совете Европы (СЕ), Организации Объединенных Наций (ООН), Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) и др.

И хотя до сих пор в тяжелом положении находятся культура, образование на родном языке, многие социальные сферы, не решены вопросы статуса крымскотатарского народа в правовом поле Украины, крымские татары стремятся к тому чтобы через демократизацию и участие в общественной жизни страны приблизить время, когда уйдут в прошлое нынешние самые болезненные проблемы возвращающегося народа.

Рустем АБКАДЫРОВ, Эльведин ЧУБАРОВ

ВТОРОЙ КУРУЛТАЙ

Исторические предпосылки. Структура Крымскотатарского национального Движения, основы которой были заложены в конце 50—начале 60-х гг. XX в., была максимально приспособлена к деятельности в условиях жесткого авторитарного коммунистического режима. Национальное движение состояло тогда из широкой сети инициативных групп, действовавших открыто практически во всех регионах СССР, где проживали крымские татары. Свою деятельность активисты движения координировали через регулярно проводившиеся областные, республиканские (в Узбекистане) и всесоюзные совещания.

В середине 80-х гг. в связи с демократическими преобразованиями в СССР появились возможности для активизации Национального движения через развитие новых организационных форм. 11—12 апреля 1987г. в Ташкенте состоялось Первое всесоюзное совещание представителей инициативных групп. Представители избрали Центральную инициативную группу (ЦИГ). Ее количественный состав в июне 1987 г. был определен в 15 человек. ЦИГ имела статус постоянно действующего органа в период между всесоюзными совещаниями и признавалась большинством инициативных групп крымских татар. Она стала основным руководящим центром проводимых крымскими татарами акций в 1987—1988 гг.

На Пятом всесоюзном совещании представителей инициативных групп 29 апреля—2 мая 1989 г. в г. Янгиюле Ташкентской области на базе существующих инициативных групп была учреждена общественно-политическая Организация крымскотатарского национального движения (ОКНД). Новая организация стала преемником ЦИГ, имела фиксированное членство, устав и программу. Центральный Совет и председатель организации (им стал Мустафа Джемилев) были избраны тайным голосованием сроком на один год. Все последующие крупные форумы ОКНД и заседания его Центрального Совета в дальнейшем стали проводиться в Крыму, куда стал перемещаться постепенно весь центр движения в связи с массовым переселением крымских татар на свою родину. Участие ОКНД во всех основных событиях движения привело к стремительному росту его авторитета.

Причины созыва Второго Курултая. Вне ОКНД продолжала оставаться некоторая часть активных инициативных групп. К тому же центральные и крымские власти не желали в принципе решать крымскотатарскую проблему. Они ссылались на наличие в движении различных организаций и групп, всячески уклонялись от конструктивного диалога с ОКНД. Такая ситуация внутри и вокруг движения развивалась на фоне тенденции образования в стране общенациональных демократических политических движений и организаций. Все эти причины побудили крымскотатарских лидеров искать взаимоприемлемую форму для объединения всех структур движения на более широкой платформе.

Конкретную форму такого объединения подсказал исторический опыт, который был осмыслен и трансформировался в идею проведения общенационального съезда — Курултая.

Организация выборов делегатов Курултая. 23 сентября 1990 г. состоялось учредительное собрание Организационного комитета по подготовке Курултая, в который вошло 36 человек (председатель — Сервер Омеров).

Была определена структура оргкомитета:

Центральная избирательная комиссия, редакционная комиссия и организационное бюро.

Оргкомитет утвердил "Положение об организации выборов делегатов на съезд крымскотатарского народа" и другие документы.

Согласно "Положению..." предусматривалось проведение выборов в две ступени. На первом этапе на общих собраниях по месту жительства крымских татар избирались выборщики, которые на втором этапе на своих конференциях (районных, городских, областных или республиканских) выбирали делегатов съезда. Были установлены квоты — 1 выборщик от 30 человек крымскотатарского населения, 1 делегат съезда — от 1000 человек (33—34 выборщика). В выборах имел право участвовать каждый крымский татарин (татарка), достигший 18-летнего возраста. Выборщиков избирали открытым (по усмотрению собрания — тайным) голосованием, делегатов съезда — на конференции тайным голосованием.

Цель созыва Курултая была обозначена как объединение всех интеллектуальных, духовных, экономических сил народа для скорейшего решения проблем, прежде всего — возвращения на свою Родину и восстановления его государственности. Основной задачей Курултая было названо определение путей решения национальных проблем и выборы постоянно действующего органа — Меджлиса.

С октября 1990г. по май 1991 г. проводится избирательная кампания в Крыму и Украине, где уже проживало более 120 тыс. крымских татар, в Узбекистане, других республиках Средней Азии, Краснодарском крае и остальных регионах РСФСР В своей работе Оргкомитет вынужден был исходить из официальных данных численности крымских татар — 272 тыс. человек, хотя предполагалось, что это число значительно занижено. В Крыму были избраны 129 делегатов, Узбекистане — 88, Казахстане — 1, Кыргызстане — 4, Таджикистане — 3, РСФСР — 16, Украине (кроме Крыма) — 9, Литве — 3, Латвии — 1, г. Сухуми — 1. Мандатной комиссией Курултая были подтверждены полномочия 255 делегатов.

Крымские власти с самого начала подготовки к Курултаю заняли по отношению к нему настороженную и плохо скрываемую враждебную позицию.

Проведение Курултая. Второй Курултай крымскотатарского народа проходил 26—30 июня 1991 г. в г. Симферополе во Дворце профсоюзов. Избранные делегаты представляли все слои народа и фактически весь спектр мнений, существующий в Крымскотатарском национальном движении. Были сформированы рабочие органы Курултая: президиум, секретариат, редакционная и мандатная комиссии.

Курултай заслушал основных докладчиков — председателя Оргкомитета Сервера Омерова, председателя ОКНД Мустафу Джемилева, делегатов Рефата Аппазова и Фикрета Халилова. Состоялись яркие и содержательные выступления других делегатов по актуальным проблемам крымскотатарского народа.

Делегаты избрали высший полномочный представительный орган крымскотатарского народа, действующий в период между сессиями Курултая, — Меджлис в составе 33 человек и Ревизионную комиссию Курултая в составе 7 человек. Председателем Меджлиса крымскотатарского народа был избран Мустафа Джемилев, его заместителем — Рефат Чубаров. Председателем Ревизионной комиссии утвержден Ремзи Аблаев.

Курултай принял "Декларацию о национальном суверенитете крымскотатарского народа", четыре обращения, резолюцию, два постановления и "Положение о Меджлисе крымскотатарского народа".

Большое внимание к Курултаю проявили представители общественности. Ход и результаты Курултая были прокомментированы в центральных газетах и на телевидении, освещены украинскими, крымскими, турецкими средствами массовой информации.

–  –  –

18 МАЯ — ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ДЕПОРТАЦИИ*

Ежегодно 18 мая крымскотатарским народом отмечается как День национального траура.

Одновременно эта скорбная дата является демонстрацией национального единства в борьбе за восстановление прав крымскотатарского народа.

По воспоминаниям очевидцев депортации, преобладающее большинство солдат и офицеров, осуществлявших 18 мая 1944г. насильственное изгнание людей из своих жилищ, их этапирование на железнодорожный вокзал и погрузку в заранее подготовленные на вокзалах вагоны для перевозки скота, относились к несчастным людям крайне жестоко. Насилие применялось в одинаковой форме к детям, старикам, беременным женщинам. Нередко прикованные к кроватям, тяжелобольные люди, которых невозможно было транспортировать в определенный для выселения срок, подлежали уничтожению.

Еще в недавнем прошлом, до середины 1980-ых гг., в этот день крымские татары в местах депортации собирались сначала на кладбищах, где были похоронены родные и близкие, так и не дождавшиеся возвращения на Родину. Отдав дань памяти погибшим и умершим в изгнании, колонны крымских татар шли в центральную часть городов и поселков, где предпринимали попытки проведения митингов. Активисты Крымскотатарского национального движения стремились использовать какую-либо возможность, чтобы больше людей других национальностей узнали о трагедии крымскотатарского народа и его отчаянной борьбе за возвращение на Родину и восстановление нарушенных советским режимом прав. В свою очередь власть, делая все, чтобы не допустить проведения митингов крымских татар, как правило, в этот день во всех городах и поселках, где жили крымские татары, осуществляла беспрецедентные меры по "охране общественного порядка".

В 70-е гг. в День национального траура крымскотатарского народа на многих кладбищах в Узбекистане объявлялся "карантин" и выставлялись наряды милиции. Нередко приходящих на кладбище крымских татар задерживали, подвергали унизительным допросам, арестовывали на 15 суток, производили обыски на квартирах активистов Национального движения. В сентябре 1970 г. в Ташкенте была осуждена Сание Мустафаева на 3 года исправительно-трудовых лагерей строгого режима за вывешивание траурных черных флагов на зданиях милиции и райисполкома пос. Тойтюбе 18 мая. В г.

Бекабаде 18 мая 1972 г. были вывешены черные полотнища с текстом "18 мая — день выселения крымских татар с родины". Этот факт был использован среди других оснований для ареста и обвинения одного из руководителей Национального движения Джеппара Акимова.

В Крыму, где с 1968 г. до середины 1980-х гг. проживало несколько тысяч крымских татар, в этот день по указанию партийных органов тоже применялись беспрецедентные меры. Среди крымского населения целенаправленно распространялись самые невероятные слухи об актах мести в отношении русскоязычного населения, которые якобы готовятся со стороны крымских татар. К сожалению, провокации властей часто достигали своей цели. Вот как вспоминает 18 мая 1969 г. в Крыму Рефат Чубаров: "Мои родители смогли вернуться в Крым в июле 1968 г. Мы поселились в с. Новопавловка Красноперекопского района. В этом селе были лишь пять крымскотатарских семей.

Взрослые, в том числе и мой отец, решили собраться 18 мая 1969 г. на окраине села и провести молебен памяти жертв депортации. Об этом стало известно местной власти, которая, как узнали потом, рекомендовала всем односельчанам в этот день усилить присмотр за своими детьми, потому что крымские татары собираются "устроить резню".

Я и теперь помню перепуганное лицо моего одноклассника Володи Салобая и его вопрос:

"А за что вы собираетесь нас резать?".



Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |
Похожие работы:

«Пояснительная записка Рабочая программа по учебному предмету "Технология" разработана на основе: примерной программы по учебным предметам А.М. Кондакова, Л.П. Кезина Москва "Просвещение" 2011 Изучение технологии в начальной школе направлено на решение следующих целей и задач: Духовно – нравственное развитие учащихся, освоение нрав...»

«А. В. СтоговА ИДЕЯ ЕВРОПЫ ТРАДИЦИИ И ТРАНСФОРМАЦИИ Спецкурс "История “Европы”" на протяжении ряда лет читает­ ся в Российском государственном гуманитарном университете (РГГУ, Москва) студентам-культурологам старших курсов. Он ад­ ресован, пре...»

«ТЕМА. МУЖЧИНЫ И ЖЕНЩИНЫ В ИСКУССТВЕ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ Взгляды мыслителей Средневековья на взаимоотношения полов, брак. Гендерные отношения в куртуазной литературе XI-XII вв. Женщины в ислам...»

«Владимир Хазан Пинхас Рутенберг. От террориста к сионисту. Том II: В Палестине (1919–1942) Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5901329 Пинхас Рутенберг. От террориста к сионисту. Опыт идентификации человека, которы...»

«Пояснительная записка. Рабочая программа предмета "Всеобщая история" обязательной предметной области Общественно-научные предметы для основного общего образования разработана на основе нормативных документов: Федеральны...»

«Е. Н. Груздева, дизайнер издательства ИРИНА КОНСТАНТИНОВНА КАХОВСКАЯ* Ирина Константиновна Каховская — профессиональная революционерка, чье имя хорошо известно историкам революционного движения и партии э...»

«Григорий Иванович Головин Александр Степанович Попов Книга директора Центрального музея связи Г.И.Головина издана в серии Великие люди русского народа. В годы Великой Отечественной войны под этим названием выходили кн...»

«Героико-патриотический музей "Долгу верны!" Город Воинской славы России ВОРОНЕЖ Города воинской славы Воронеж — город в европейской части России, административный центр Воронежской области. Расположен на берегах Воронежского водохранилища реки Воронеж, в 8,5 километрах от впадения её в реку...»

«Дмитрий Соколов-Митрич Издательство "Манн, Иванов и Фербер" Москва, УДК 004.7:304 ББК 60 С59 Фото автора на обложке предоставлено Дмитрием Селевко Соколов-Митрич, Д. В. С59 Яндекс.Книга / Дмитрий Соколов-Митрич — М : Манн, Иванов и Фербер, 2014. — 368 с. ISBN 978-5-00057-092-0 Это захватывающая и практически полная история круп...»

«МУНИЦИПАЛЬНОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ДОПОЛНИТЕЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ ДЕТЕЙ ГОРОДСКОГО ОКРУГА САМАРА "Детская школа искусств №8" ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПРЕДПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ В ОБЛАСТИ МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА "Ф...»

«Смирнова Татьяна Юрьевна РАЗВИТИЕ СОДЕРЖАНИЯ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО ОБРАЗОВАНИЯ В XX – НАЧАЛЕ XXI ВЕКА (НА МАТЕРИАЛЕ ПОДГОТОВКИ УЧИТЕЛЯ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА) 13.00.01 – общая п...»

«Олигархи помогут выйти из кризиса, к которому сами приложили руку? Недавно в передаче Свобода слова писательница Оксана Забужко рассказала историю о том, как накануне президентских выборов 2004-го один неприкосновенный депутат защищал очередной подпольный...»

«АКАДЕМИЯ 'нХу'К CtCP ИНСТИТУТ ЭТНОГРАФИИ ИМ. Н. Н. М ИКЛУХО-М АКЛАЯ СОВЕТСКАЯ ЭТНОГРАФИЯ ЖУРНАЛ ОСНОВАН В 1926 Г О Д У ВЫХОДИТ 6 РАЗ в г о л Май — Июнь И З Д А Т Е Л Ь С Т В О "НАУКА" Москва Редакционная коллегия: Ю. П. Петрова-Аверкиева (главный редакто р), В. П. Алексеев, С. А. Арутюнов, Н. А. Баскаков, С. И. Брук,...»

«КНИГИ-ЮБИЛЯРЫ 2015 ГОДА Уважаемые посетители сайта МБУК "ЦБС" Анжеро-Судженского городского округа! Все Вы знаете, что 2015 год в России объявлен Годом литературы. Поэтому особое внимание в этом году уделяется всему, что связано с книгами, писателями, историей литературы. Пред...»

«Владимир Клепачёв История одной бороды Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9336089 История одной бороды / Владимир Клепачёв: Авторское; Москва; 2015 Аннотация Дорогой читатель, если ты хочешь увидеть взгляд этой мужеств...»

«Владислав Крапивин Белый щенок ищет хозяина "Автор" Крапивин В. П. Белый щенок ищет хозяина / В. П. Крапивин — "Автор", 1962 ISBN 978-5-425-05210-0 Эта повесть – история приключений двух озорников: щенка, который очень хотел на...»

«Фурцев Роман Витальевич ПОЖАЛОВАНИЕ МИЛАНСКОГО ГЕРЦОГСТВА МАКСИМИЛИАНОМ I В ЛЕН ЛОДОВИКО СФОРЦЕ В 1495 Г В статье рассматривается комплекс проблем в политических взаимоотношениях между Миланом и Священной Римской империей во второй половине XV в. Автор раскрывает основные цели и задачи сторон и показывает способ...»

«83 "Пиво с мужским характером": пиво и его локальные значения Сибирские исторические исследования. 2014. № 2 УДК 39 (571.16) "ПИВО С МУЖСКИМ ХАРАКТЕРОМ": ПИВО И ЕГО ЛОКАЛЬНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ Золтан Надь Аннотация. В настоящем исследов...»

«Почему в мире нет справедливости? Чурилкина А.В., Чурилкина М.В. студентов 4 курса кафедры обществознания и права института исторического и правового образования РБ, г. Уфа. Churilina A. V., Churilina M. V. 4th year students the Department of social studies and law the Institute of historical a...»

«СЛОВАКИЯ КАНТАТ 2015 Международный фестиваль хоров и оркестров 23 26 апреля, 2015 BRATISLAVA, SLOVAKIA С 23 по 26 апреля 2015 года столица Словацкой Республики Братислава приглашает вас принять участие в Международном фести...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.