WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Суслов А. Ю. МЕНЬШЕВИЗМ ПОСЛЕ ОКТЯБРЯ 1917 ГОДА В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ Адрес статьи: ...»

Суслов А. Ю.

МЕНЬШЕВИЗМ ПОСЛЕ ОКТЯБРЯ 1917 ГОДА В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2008/6-1/73.html

Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу.

Источник

Альманах современной науки и образования

Тамбов: Грамота, 2008. № 6 (13): в 2-х ч. Ч. I. C. 202-210. ISSN 1993-5552.

Адрес журнала: www.gramota.net/editions/1.html

Содержание данного номера журнала: www.gramota.net/materials/1/2008/6-1/ © Издательство "Грамота" Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: www.gramota.net Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: almanaс@gramota.net тов Российской Федерации» и ст. 72 Конституции РФ. Возникшее противоречие в некоторой степени было сглажено Федеральным законом № 199 – ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с расширением полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также с расширением перечня вопросов местного значения муниципальных образований», 1 однако в соответствии с данным законом субъектам Федерации передаются только 7 новых полномочий. Реформа российского федерализма характеризуется смещением полномочий от субъектов к Федерации.



Представляется, что вопросы разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти РФ и органами государственной власти субъектов Федерации снова станут предметом рассмотрения в Конституционном Суде РФ. Очевидно, что уменьшение прав субъектов в сфере совместного ведения противоречит ст. 72 Конституции Российской Федерации. Централизация государственной власти не должна переходить опасную черту, за которой утрачиваются федеративные начала в государственном устройстве России.

Список литературы Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // Российская газета. – 1993. – 25 декабря.

Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации: Федеральный закон от 6 октября 1999 г. № - 184 – ФЗ (в ред.

Федерального закона 26 апреля 2007 г. № 63 – ФЗ) // Собрание законодательства РФ. – 1999. - № 42. – Ст. 5005.

По делу о проверке конституционности ряда положений Устава – Основного Закона Читинской области: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 1 февраля 1996 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 7. – Ст. 700.

По делу о проверке конституционности Лесного кодекса Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 9 января 1998 г. // Собрание законодательства РФ. – 1998. – № 3. – Ст. 429.

По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с запросом Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2000 г. // Собрание законодательства РФ. – 2000. – № 16. – Ст. 1774.

Глигич – Золотарева М. В. Правовые основы федерализма. – М.: Юристъ, 2006. – 420 с.

Глигич-Золотарева М. В. Законодательные новеллы в области разграничения полномочий: «второй сто двадцать второй» или «второй сто девяносто девятый»? // Государственная власть и местное самоуправление. – 2006. – № 2. – С. 3 - 6.





Нарутто С. В. Федерализм и единство государственно-правовой системы: Монография. – Хабаровск: РИЦ ХГАЭП, 2001. – 340 с.

Черепанов В. А. Федеративная реформа в России // Федерализм. – 2005. – № 3. – С. 95 – 114.

Хабриева Т. Я. Российская Конституция и эволюция федеративных отношений // Государство и право. – 2004. – № 8. – С. 5 – 13.

МЕНЬШЕВИЗМ ПОСЛЕ ОКТЯБРЯ 1917 ГОДА В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИОГРАФИИ

–  –  –

Модернизация России в начале ХХ века была связана с выбором одной из возможных моделей общественного развития: либеральной или социалистической. Однако, по всей видимости, выбор находился лишь в рамках социалистического пути. Либеральная альтернатива революции была утопичной 2. Социалистические идеи в первой четверти ХХ века в России были гораздо более популярны, о чем свидетельствует количество членов социалистических партий и итоги выборов во Всероссийское Учредительное собрание в 1917 г., наиболее свободного и демократичного голосования.

Российская революция, весьма сложное и многообразное явление, состояла из нескольких «потоков» – солдатского, крестьянского, национального и других. Важным элементом была партийная борьба, столкновение и взаимодействие различных общественно-политических движений.

В России начала ХХ века были представлены все важнейшие направления социалистической мысли. Переход к социализму с разных позиций декларировался в программах РСДРП, ПСР, ПЛСР. Партия социалистов-революционеров предлагала свой путь преобразования России, народнический социализм, представО внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации в связи с расширением полномочий органов государственной власти субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, а также с расширением перечня вопросов местного значения муниципальных образований: Федеральный закон № 199 – ФЗ от 29.12. 2004 г. // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 1. - Ч. 1. - Ст. 25.

Тютюкин С. В. Социалистические модели общественно-политического развития России // Россия в условиях трансформаций: Историко-политологический семинар. – М., 2000. – Вып. 6. - С. 4 – 24; Журавлев В. В. От социал-демократии к демократии – один век?: (Исторические судьбы демократической альтернативы в России в начале ХХ столетия) // Взаимодействие государства и общества в контексте модернизации России. Конец XIX – начало XX в.: Сб. науч. ст. – Тамбов, 2001. – С. 15.

лявший собой попытку синтеза крестьянской и городской культур. Эсеры являлись, пожалуй, единственной оппозиционной партией, которая обладала влиянием и в среде рабочих, и среди крестьян, и в кругах интеллигенции1. В числе исторических корней эсеров была долгая традиция крестьянского протеста. Кроме того, это была единственная крупная партия, исповедовавшая российскую по происхождению, а не иностранную идеологию, несмотря на значительное влияние марксизма.

Социал-демократы являлись сторонниками марксистского формационного подхода к истории общества, установления в результате социалистической революции диктатуры пролетариата. Внутри обоих подходов было множество оттенков, не изменявших, однако, принципиально положение вещей. У эсеров и социалдемократов было немало точек соприкосновения в программах – до 1917 г. одинаковы были требования свержения самодержавия и созыва Учредительного собрания, тождественны позиции в рабочем вопросе.

Принципиальные различия программ заключались в подходах к аграрному вопросу 2. Сложное взаимодействие и борьба социалистов-революционеров и социал-демократов наложило отпечаток на историю российской революции.

После октября 1917 г. межпартийные противоречия, до того преимущественно выражавшиеся на теоретическом уровне, вылились в открытое противоборство большевиков с социалистической оппозицией. Исход этого противоборства оказал существенное влияние на развитие политической системы советского общества.

Формирование большевистского режима проходило в непрерывной борьбе с социалистами. Кризис Викжеля, борьба вокруг Учредительного собрания и Брестского мира, большевизация Советов, Комуч и выступление левых эсеров – важнейшие этапы становления диктатуры – непосредственно связаны с деятельностью партий социалистов-революционеров, левых эсеров и меньшевиков, поскольку белое движение до второй половины 1918 г. не играло ведущей роли в антибольшевистском движении. Поражение социалистов-революционеров осенью 1918 г. означало конец попыткам реализации третьего пути – между коммунистической диктатурой и монархическим движением. Вполне можно согласиться с А.В.Шубиным в том, что «…победа большевизма и широкомасштабная гражданская война – оборотная сторона и результат поражения именно социалистической альтернативы в 1917 – 1918 гг.»3.

Окончательным итогом этой борьбы стало возникновение в Советской России однопартийной системы – фактический уход в подполье, а затем и вовсе прекращение любых видов общественно-политической деятельности правых и левых эсеров, меньшевиков, представителей иных малочисленных социалистических партий и группировок. Часть бывших членов этих партий вступила в РКП(б), часть была репрессирована, некоторые эмигрировали или, оставшись в стране, отказались от всякой политической деятельности. Именно тогда были заложены концептуальные основы советской историографии социалистических партий, базировавшиеся преимущественно на работах В.И.Ленина и включавшие тезисы об антинародном характере деятельности социалистов после Октябрьской революции и закономерности их гибели. Эти представления тиражировались в трудах советских ученых вплоть до начала 1990-х гг. Лишь после крушения советской системы появилась возможность расширения методологической палитры научного поиска, непредвзятого анализа истории российской многопартийности.

Поворот к переоценке истории меньшевизма в отечественной литературе наметился во второй половине 1980-х гг. Глобальная переоценка событий советского прошлого затронула и историю политических партий России после октября 1917 г. Смягчение цензуры позволило журналистам и публицистам по-новому взглянуть на историю социал-демократии, отказаться от традиционных советских подходов. В периодике стали появляться сочувственные публикации о меньшевиках и их лидерах, размышления о переоценке истории меньшевизма4.

Вскоре этот процесс коснулся и академической науки. Основные задачи данного направления в исследовании российской социал-демократии попытались определить Г.Иоффе и С.Тютюкин, которые отмечали, что «сейчас политическое наследие меньшевиков нуждается в объективном и серьезном изучении, а многие их экономические и политические идеи – идеи демократического социализма – сегодня весьма актуальны»5.

В 1990 г. в Институте марксизма-ленинизма состоялся «круглый стол», посвященный проблемам современной социал-демократии, ее теоретической мысли и политической практике, где было отмечено, что пришло время по-новому более пристально взглянуть на развитие социалистической идеи в прошлом и настоящем, на теоретические искания и разработки мировой социал-демократии, на ее видение демократического социКак точно подметил В.Бровкин, «партия эсеров являлась микромиром российского общества в целом, со всеми его противоречиями».

См.: Brovkin V. Behind the Front Lines of the Civil War: Political Parties and Social Movements in Russia, 1918 – 1922. – Princeton, 1994. – P. 207. Пожалуй, можно считать, что судьба ПСР отразила судьбу революции в целом.

Подробно см.: Гинев В. Н. Эсеровская критика социал-демократических воззрений на крестьянский вопрос в России в начале ХХ века // Константин Николаевич Тарновский. Историк и его время: Историография. Воспоминания. Исследования. – СПб., 2002. – С. 168 – 181.

Шубин А. В. Эсеры как российский вариант социалистической демократии // Мировая социал-демократия: теория, история и современность. – М., 2006. – С. 167.

Костиков В. След от шляпы Ю. О. // Огонек. – 1990. – № 10. – С. 28 – 31; Иоффе Г. Ленин и Мартов: друзья-враги // Аргументы и факты. – 1990. – 28 апреля – 4 мая; Антонов-Овсеенко А. «Враги» наши, меньшевики // Московский комсомолец. – 1990. – 10 июня, и др.

Иоффе Г., Тютюкин С. Меньшевики // Наука и жизнь. – 1990. – № 11. – С. 80.

ализма и путей к реализации его основных ценностей 1. Тогда же в журнале «Коммунист» (органе ЦК КПСС) был опубликован отрывок из книги Ф.И.Дана «Происхождение большевизма»2.

Знаком меняющейся историографической ситуации стал выход статьи О.В.Волобуева и Г.И.Ильящук, посвященной именно послеоктябрьскому меньшевизму – периоду, который менее всего привлекал внимание советских историков3, а также диссертации В.В.Никитина 4. Весьма характерно прозвучало откровенное признание О.В.Волобуева и Г.И.Ильящук о том, что «советские исследователи, по сути, только приступают к выработке объективных оценок деятельности и теоретико-публицистического наследия меньшевизма»5.

1990-е гг. стали подлинным прорывом в создании документальной истории российской социалдемократии. Здесь выделяются масштабные проекты «Меньшевики в 1917 году» и «Меньшевики в большевистской России. 1918 – 1924». С начала 1990-х гг. формируется группа отечественных и зарубежных исследователей (З.Галили, А.П.Ненароков, У.Розенберг, Д.Б.Павлов и другие), поставивших целью создание научной документальной истории меньшевизма. Впервые коллективу историков удалось привлечь материалы из российских и зарубежных архивов, ввести в научный оборот ряд новых документов, уточнить имеющиеся публикации6. Обширные предисловия и комментарии к этим сборникам, написанные А.П.Ненароковым, З.Галили, Д.Б.Павловым, У.Розенбергом, А.Паначчионе фактически представляют собой самостоятельные очерки истории РСДРП в пореволюционную эпоху – о РСДРП в конце 1917 года7, событиях 1918 и 1919 годов8, о времени 1921 – 19229, 1922 – 1924 годов10. Составители сумели представить позицию различных течений в меньшевизме, в том числе социал-демократических групп, не входивших в партию. Впервые опубликованы многие документы Чрезвычайного съезда РСДРП (1917 г.), материалы Всероссийских совещаний и конференций 1918 – 1922 гг., Заграничной Делегации, местных партийных организаций.

О политике правящего режима по отношению к социал-демократам в 1990-е гг. появился ряд документальных публикаций, из которых наибольший интерес представляет сборник (по материалам архива ФСБ) «Меньшевики в советской России» под редакцией А.Л.Литвина11, где представлена подборка источников как собственно меньшевистского, партийного происхождения (материалы ЦК РСДРП, партийных совещаний, обращения, листовки, письма), так и документы ВЧК-ОГПУ-НКВД о репрессиях по отношению к меньшевикам. Отдельный раздел сборника посвящен персоналиям – 14 деятелям меньшевизма, чьи судьбы (пусть и не в полной мере) прослежены до репрессий 1930-х гг. и последующей реабилитацией.

Переиздан ряд произведений Ю.О.Мартова 12 и А.Н.Потресова13 с включением ранее не публиковавшихся писем; сделана попытка составить библиографию работ Мартова и Ф.И.Дана 14. Очевидна необходимость создания подробных библиографических справок деятелей меньшевизма, которые позволили бы дополнить соответствующие эмигрантские указатели.

Большое распространение получил биографический жанр, безусловным лидером которого стал Ю.О.Мартов. Масштаб его личности, роль в истории российской социал-демократии, обширное литературное наследие предопределили интерес исследователей к разным сторонам его жизни и творчества. Наиболее подробно биография Мартова проанализирована в книге И.Х.Урилова 15. Деятельности Мартова в период первой русской революции посвящена монография Н.А.Казаровой16. Отдельные аспекты творчества Мартова рассмотрены в статьях и книгах А.И.Авруса, Л.В.Селезневой, П.Ю.Савельева и С.В.Тютюкина, А.Д.Лаврищева, К.Аладышевой17.

Борисова Н. А. Современная социал-демократия: теория и практика // Вопросы истории КПСС. - 1990. – № 10. – С. 152.

Коммунист. – 1990. – № 7. – С. 70 – 78.

Волобуев О. В., Ильящук Г. И. Послеоктябрьский меньшевизм // История СССР. - 1991. – № 2. – С. 32 – 51.

Никитин В. В. Социально-политическая программа партии меньшевиков в период Советской власти. Ноябрь 1917 – 1924 гг.: Дис. … канд.ист.наук. – М., 1991.

Волобуев О. В., Ильящук Г. И. Указ. соч. – С. 32.

См.: Ненароков А. П., Павлов Д. Б. Разработка документальной истории «советского» меньшевизма: итоги и перспективы // Источниковедение и краеведение в культуре России: Сб. – М., 2000. – С. 422 – 426.

Галили З., Ненароков А. Демократические иллюзии в период наивысшего обострения общенационального кризиса. Первая декада октября – конец декабря. Историко-документальный очерк // Меньшевики в 1917 году. - М., 1997. – Т. 3. - Ч. 2. – С. 59 – 120.

Ненароков А. П., Павлов Д. Б., Розенберг У. В условиях официальной и полуофициальной легальности. Январь – декабрь 1918 г. Документально-исторический очерк // Меньшевики в 1918 году. – М., 1999. – С. 19 – 56; Они же. Оппозиция в рамках советской системы:

неудавшийся дрейф «влево». 1919 – 1920 гг. Документально-исторический очерк // Меньшевики в 1919-1920 гг. – М., 2000. – С. 17 – 72.

Ненароков А., Паначчионе А., Розенберг У. От легальности к подполью. Начало новой волны вынужденной эмиграции. Документально-исторический очерк // Меньшевики в 1921 – 1922 гг. – М., 2002. – С. 15 – 58.

Либих А., Михайлов А., Ненароков А., Паначчионе А., Перемышленникова Н. Крах социал-демократического подполья в большевистской России 1922 – 1924 гг. // Меньшевики в 1922 – 1924 гг. – М., 2004. – С. 19 – 105.

Меньшевики в советской России: Сб. док. – Казань, 1998.

Юлий Осипович Мартов. Избранное. – М., 2000.

Потресов А. Н. Избранное. – М., 2002.

Мартов Ю. О. Биобиблиография / Сост. В. В. Крылов // Советская библиография. – 1990. – № 5. – С. 82 – 89; Дан Ф. И. Биобиблиография / Сост. В. В. Крылов // Советская библиография. – 1991. – № 2. – С. 74 – 85.

Урилов И. Х. Мартов Ю. О.: историк и политик. – М., 1997.

Казарова Н. А. Мартов Ю. О. Штрихи к политическому портрету. – Ростов-на-Дону, 1998.

Аврус А. И. Ю. Мартов – политический деятель, публицист, человек // Проблемы политологии и политической истории. – Саратов, 1993. – Вып. 2. - С. 31 – 35; Селезнева Л. В. Ю. Мартов о соотношении демократии и социализма // Изв. Сев.-Кавк. науч. центра высш.

шк. Обществ. науки. - Ростов-на-Дону, 1993. – С. 92 – 98; Савельев П. Ю., Тютюкин С. В. Юлий Осипович Мартов (1873 – 1923): человек и политик // Новая и новейшая история. – 1995. – № 4. – С. 133 – 157; № 5. – С. 130 – 166; Мамаев И. С. Политические взгляды и Отечественная и зарубежная литература о Мартове стала предметом изучения в работах П. И. Савельева, И. Х. Урилова и И. С. Мамаева1. Они выделили особенности развития советской историографии лидера меньшевизма – несмотря на значительное количество работ о меньшевизме (начиная с 1920-х гг.) и упоминания практически во всех учебниках по истории КПСС, научная биография Мартова так и не была написана.

Появились новые исследования о П. Б. Аксельроде2, И. Г. Церетели3, Н. Н. Суханове4, Б. О. Богданове5, Л. О. Дан6, К. А. Гвоздеве7, Б. И. Николаевском8, Г. В. Плеханове и других деятелях меньшевизма 9. Большинство из них представляют собой биографические очерки, однако со второй половины 1990-х гг. заметна тенденция к созданию более масштабных исследований, позволяющих оценить практическую деятельность и идейное наследие российских социал-демократов.

Обширные дискуссии о судьбах российской социал-демократии развернулись в связи со столетием образования РСДРП (1998) и юбилеем знаменитого Второго съезда (2003). Многие исследователи пытаются проследить исторический путь российской социал-демократии с момента ее возникновения до сегодняшнего дня10. Главный вопрос – почему в России победил большевистский вариант развития, почему меньшевики проиграли, хотя, казалось бы, после крушения монархии в 1917 г. обладали всеми возможностями для прихода к власти? Исследователи выделяют несколько причин. Главная их них, отмечает С.В.Тютюкин, заключается в том, что меньшевистский вариант марксизма «…носил слишком книжный характер, не соответствовавший российским и мировым реалиям начала ХХ в.»11. Российский капитализм, а равно и рабочий класс, еще не достигли западного уровня развития, а отсутствие демократических традиций и соответствующей политической культуры делало меньшевистскую модель социализма неадекватной объективным условиям. Сказалось и отсутствие у меньшевиков популярной аграрной программы, тактические ошибки партии в 1917 г., догматизм в интерпретации марксизма, организационная рыхлость и слабая партийная дисциплина12.

По мнению В.И.Бакулина, «печальный финал» меньшевиков был связан с политическим курсом, избранным РСДРП после крушения самодержавия: фактический отказ от социально-экономических преобразований и сосредоточение на «демократических процессах». Догматизм, сочетание блестящего теоретического деятельность Л.Мартова в 1917 – 1923 гг.: Дис. … канд. ист. наук. – М., 1995; Он же. Критический анализ Л. Мартовым практической деятельности большевиков в послеоктябрьский период // Российская интеллигенция: критика исторического опыта: Тез. докл. Всерос.

конф. – Екатеринбург, 2001. – С. 81 – 83; Лаврищев А.Д. Творческая биография Ю.О.Мартова. – М., 2001; Он же. Ю.О. Мартов как историк русской философии. – М., 2001; Аладышева К. Публицистика и власть: на примере политической публицистики Ю. О. Мартова. – Саранск, 2002.

Савельев П. Ю. Л. Мартов в советской исторической литературе // Отечественная история. – 1993. - № 1. – С. 94 – 111; Урилов И. Х.

Ю. О. Мартов: историографический очерк. – М., 1995; Мамаев И. С. Л. Мартов как политик в оценках современников и историков // Вестн. Моск. ун-та. История. – 1996. - № 6. – С. 53-69.

Савельев П. Ю. П. Б. Аксельрод: человек и политик (1849? – 1928) // Новая и новейшая история. – 1998. – № 2. – С. 102 – 122; Ненароков А. П. Осень патриарха: к 150-летию П. Б. Аксельрода // Свободная мысль – XXI. – 2000. – № 7. – С. 64 – 77; Он же. Последняя эмиграция Павла Аксельрода. – М., 2001.

Ненароков А. П. Апелляция к разуму: из заметок об И. Г. Церетели // Россия XXI. – 2001. – № 2. – С. 178 – 188; Он же. «…Действуя на сознание и совесть демократии». И. Г. Церетели как идеолог альтернативного пути русской революции // Переходные эпохи в социальном измерении: Сб. – М., 2002. – С. 337 – 350; Бакулин В. И. Ираклий Церетели: особенности политического мышления // Мировая социал-демократия: теория, история и современность. – М., 2006. – С. 372 – 377.

Корников А. А. Судьба российского революционера: Н. Н. Суханов – человек, политик, мемуарист. – Иваново, 1995; Getzler J. Nikolai Sukhanov. Chronicler of the Russian Revolution. – N.Y., 2002.

Богданова Н. Б. Мой отец – меньшевик: Жизнеописание одного из руководителей партии меньшевиков Б.О. Богданова (1884 – 1960).

– СПб., 1994.

Казарова Н. А. Лидия Дан // Вопросы истории. 1998. – № 7. – С. 142 – 146; Жебрак С. Представительница российской социалдемократии Лидия Цедербаум (1878 – 1963) // Мировая социал-демократия: теория, история и современность. – М., 2006. – С. 364 – 371.

Самборский Я. Ю. Материалы к биографии К. А. Гвоздева в Российском государственном архиве экономики // Археографический ежегодник за 1995 год. – М., 1997. – С. 116 – 119.

Крылов В. В. Борис Иванович Николаевский (1887 – 1966) // Архивно-информационный бюллетень. Сер.1. Справоч.-информ. материалы.– М., 1996. – Вып. 3. – С. 104 – 113; Ахметова Ф. Д. «Мне не в чем каяться, Россия, пред тобой»: Николаевский Борис Иванович (1887 – 1966). – Уфа, 2003 и др.

Ширяева Н. В. В. К. Иков. Биографический очерк // Отечественные архивы. – 1993. – № 5; Янсен М. Жизнь меньшевика // Воля. – 1995. – № 4 – 5. – С. 227 – 236; Орлов И. Б. «Персонаж исчезнувшей меньшевистской Атлантиды» (Петр Павлович Маслов: экономист, публицист и политический деятель) // Меньшевики и меньшевизм: Сб. ст. – М., 1998. – С. 153 – 191; Акульшин П. В. Член ЦК партии меньшевиков во главе Рязанской губернии: автобиография В. И. Яхонтова 1922 года // Материалы и исследования по рязанскому краеведению: Сб. науч. работ.– Рязань, 2004. – Т. 5. – С. 318 – 323; Орлов И. Б. Экономика постреволюционной России в оценках социалдемократической эмиграции: С. О. Загорский // Мировая социал-демократия: теория, история и современность. – М., 2006. – С. 408 – 419; Кара-Мурза А. А. Первый советолог русской эмиграции: Семен Осипович Португейс // Полис. 2006. – № 1. – С. 122 – 140, и др.

См.: Урилов И. Х. Судьбы российской социал-демократии. – М., 1998; Он же. Судьбы российской социал-демократии // Вопросы истории.

2006. – № 3. – С. 122 – 149; Работяжев Н. В., Яшлавский А. Э. Полвека испытаний: очерк эволюции идейных воззрений меньшевистской социал-демократии // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 18: Социология и политология. 2002. – № 1. – С. 3 – 24; Орлов Б. С. Трагедия российского меньшевизма: размышляя над прочитанным // Социал-демократия сегодня. – М., 2003. – Вып.2. – С. 168 – 191; Рокитянский Я. Г. Прошлое и настоящее социал-демократии // Вестник РАН. 2004. – Т. 74. - № 4. – С. 349 – 351; Воейков М. И. Большевики и меньшевики: 100 лет вместе // Либерализм, социал-демократизм, коммунизм: академическая дискуссия. – М., 2005. – С. 86 – 133 и др.

Тютюкин С. В. Взлет и падение российской социал-демократии // Россия на рубеже XXI века: Оглядываясь на век минувший. – М., 2000. – С. 308.

Он же. Меньшевизм: Страницы истории. – М., 2002. – С. 545.

анализа с непоследовательностью и нерешительностью в практических действиях, отсутствие тесной связи с массами привели меньшевизм к крушению1.

К числу наиболее важных проблем истории РСДРП после прихода большевиков к власти относится следующие: РСДРП в первые дни после Октябрьской революции; РСДРП и Учредительное собрание; меньшевики и Советы; РСДРП и «движение уполномоченных»; меньшевики и гражданская война; меньшевики в профсоюзном и кооперативном движении; репрессии против РСДРП; меньшевистская эмиграция и Советская Россия. Наиболее подробно эти вопросы освещены в предисловиях к упомянутым документальным сборникам, в монографиях В.Х.Тумаринсона 2, С.В.Тютюкина3, И.Х.Урилова4, Е.В.Тищенко5 и других исследованиях. Детальный анализ всех сюжетов не входит в задачи настоящей работы; остановимся лишь на некоторых, наиболее существенных моментах.

Одной из заметных тем современной историографии послеоктябрьского меньшевизма стала проблема участия РСДРП в движении уполномоченных фабрик и заводов в первой половине 1918 г. Этот сюжет в свое время нашел отражение в работах меньшевиков-эмигрантов, прежде всего Г.Я.Аронсона и П.А.Гарви.

В последнее время появились исследования по историографии данной проблемы в целом 6, затрагивающие и вопрос о роли меньшевиков в формировании и деятельности движения рабочих уполномоченных; опубликован ряд документов7.Особо следует выделить публикацию документов РСДРП в сборнике «Рабочее оппозиционное движение в большевистской России. 1918 г.: Собрания уполномоченных фабрик и заводов», где представлено около 30 меньшевистских документов – резолюций, тезисов, газетной информации, писем.

Составитель привлек и впервые публикуемые материалы местных партийных организаций (Саратов, Тула, Рыбинск) и, что особенно важно, документы правых меньшевиков, чья точка зрения не находила, как правило, отражения в официальных партийных решениях, но роль которых в организации и деятельности движения уполномоченных трудно переоценить. «Меньшевистский» раздел сборника подтверждает точку зрения, высказанную еще социал-демократической эмиграцией, прежде всего Г.Я.Аронсоном, о преобладании меньшевиков среди инициаторов и активистов движения.

Как полагают А. П. Ненароков, Д. Б. Павлов и У. Розенберг, «движение уполномоченных» отражало всеобщее отстранение рабочих от всех партий, в котором меньшевики могли лишь играть роль наблюдателей, в лучшем случае рядовых участников. В то же время они отмечают значительную активность правых меньшевиков в деле организации этого движения, а также тот факт, что документы Собрания уполномоченных были полны «меньшевистской фразеологией»8. Эту точку зрения существенно дополнил и уточнил Д.О.Чураков, отметивший, на основании анализа новых источников (преимущественно документов самого Собрания), в значительной степени партийный характер движения уполномоченных, а также активное участие меньшевиков в организации и руководстве рабочим протестом 9. В то же время практически все исследователи сходятся в том, что психологические факторы (пассивность и усталость рабочих, их отвращение к политическому насилию) в сочетании с резким сокращением численности рабочих и большевистскими репрессиями привели движение уполномоченных к ликвидации 10. Оппозиционные социалистические партии не смогли хоть как-то помешать этому.

Особый интерес вызывает теория и практика РСДРП в годы гражданской войны (1918 – 1920). Традиционная советская версия, начиная с 1920-х гг., обвиняла меньшевиков в поддержке (пусть и косвенной) белого движения и интервенции, антисоветской агитации и пропаганде. Советские историки не обращали особого внимания на различные течения в послеоктябрьском меньшевизме, анализ программных и тактических установок отдельных группировок социал-демократии всегда сопровождался стандартными выводами об «антисоветской сущности» всех меньшевиков.

В «перестроечную» эпоху в исторической литературе стали превалировать иные подходы. Социалдемократов стали рассматривать как политических реалистов и подлинных выразителей демократических Бакулин В. И. Между догмой, иллюзией и реальностью: меньшевизм в 1917 году // Отечественная история. 2004. – № 1. – С. 80 – 81.

Тумаринсон В. Х. Меньшевики и большевики: несостоявшийся консенсус (опыт исторической реконструкции). – М., 1994.

Тютюкин С. В. Меньшевизм: Страницы истории. – М., 2002.

Урилов И. Х. Ю. О. Мартов: историк и политик. – М., 1997; Он же. История российской социал-демократии (меньшевизма). – М., 2000. - Ч. 1. Источниковедение; Ч. 2. Историография. – М., 2001.

Тищенко Е. В. Меньшевики в 1917 – 1921 годах. – М., 1996.

Ненароков А. П., Павлов Д. Б. Движение рабочих уполномоченных 1918 – 1921 гг.: проблемы изучения // Политические партии России. Страницы истории: Сб. ст. – М., 2000. – С. 284 – 295; Павлов Д.Б. Собрания уполномоченных фабрик и заводов России. Проблемы изучения рабочего движения после октября 1917 года // Отечественная история. 2002. – № 2. – С. 134 – 146.

Питерские рабочие и «диктатура пролетариата». Октябрь 1917 – 1929. Экономические конфликты и политический протест: Сб. док. – СПб., 2000; Рабочее оппозиционное движение в большевистской России. 1918 г.: Собрания уполномоченных фабрик и заводов. Документы и материалы / Ред.-сост. Д. Б. Павлов. – М., 2006.

Ненароков А. П., Павлов Д. Б., Розенберг У. В условиях официальной и полуофициальной легальности. Январь – декабрь 1918 г. Документально-исторический очерк // Меньшевики в 1918 году. – М., 1999. – С. 36, 38 – 40.

Чураков Д. О. Социал-демократы и рабочий протест в 1918 году: практика и перспективы изучения проблемы (по материалам движения уполномоченных фабрик и заводов) // Мировая социал-демократия: теория, история и современность. – М., 2006. – С. 256. См.

также: Чураков Д. О. Революция, государство, рабочий протест: Формы, динамика и природа массовых выступлений рабочих в Советской России. 1917 – 1918 годы. – М., 2004. – С. 161 – 162.

Ходяков М. В. Социалистическая оппозиция Советам: Чрезвычайное собрание уполномоченных фабрик и заводов Петрограда (март

– июль 1918 г.) // Вестник С.-Петерб. ун-та. Сер. 2. – СПб., 1995. – Вып. 3. – С. 33 – 35; Smith S. The Socialist-Revolutionaries and the Dilemma of Civil War // The Bolsheviks in Russian society: the Revolution and the Civil Wars / Ed. by V. Brovkin. – New Haven and London, 1997. – P. 95.

идеалов1. Весьма показательна в этом плане работа И.

Х.Урилова о Мартове. В Советской России, подчеркивает И.Х.Урилов, Мартов и его единомышленники представляли собой, демократическую, невооруженную оппозицию, «в чем-то поддерживающую большевиков, но вместе с тем активно, публично, в том числе за рубежом, критикующую теневые стороны большевистского режима»2. Анализируя полемику Мартова с представителями правого течения в меньшевизме, в частности с П.Б.Аксельродом и Ст.Ивановичем, Урилов считает доводы Мартова более предпочтительными3.

В 1990-е гг. в российской историографии стали разрабатываться и иные подходы, более близкие так называемой «тоталитарной» концепции. «Полупризнание» большевистской диктатуры дало Р.Пайпсу, одному из лидеров «тоталитарной школы» западной историографии, повод резко упрекнуть самих меньшевиков и эсеров в их крушении: «Эта позиция была ничем иным, как рациональным выражением нерешительности и страха… отказавшись ответить силой на силу, левая интеллигенция обрекла на смерть демократический путь развития России»4. Сторонники данной точки зрения полагают, что российские умеренные социалисты относились к большевикам (несмотря на правильную в целом оценку исторической ситуации) как к «заблудшим товарищам», которые получат урок и не смогут долго продержаться у власти. В итоге они капитулировали без боя5. С эти утверждением вполне солидарен В.Н.Бровкин, отмечавший, среди прочих причин поражения меньшевиков (репрессии, ослабление рабочего класса, расколы) паралич «спектром контрреволюции» – левоцентристское крыло РСДРП воспринимало большевиков как меньшее зло в сравнении с возможной белой диктатурой6.

Во многом соглашаются с такой позицией авторы вступительной статьи к сборнику меньшевистских документов за 1919 – 1920 гг. – А.П.Ненароков, Д.Б.Павлов и У.Розенберг. Они подчеркивают справедливость замечания П.Б.Аксельрода о том, что оценка официальным меньшевизмом большевистского переворота и большевистской диктатуры по сути служила теоретической базой для оправдания большевистского режима7.

Дискуссия в современной историографии отражает борьбу мнений в самой меньшевистской партии после октября 1917 г. Часть исследователей солидаризуется с тактикой Мартова, другие полагают, что меньшевикам стоило вести активную борьбу с правящим режимом, как то предлагало правое крыло РСДРП, прежде всего П.Б.Аксельрод и А.Н.Потресов. Эволюция их взглядов, борьба с «официальным меньшевизмом» впервые стала предметом специального анализа в современной российской исторической литературе 8.

Главное различие между правым и левым крылом меньшевизма заключалось в степени оппозиционности большевистскому режиму, а также различных подходах к сотрудничеству с несоциалистическими антибольшевистскими силами. В руководящих органах РСДРП после Октябрьской революции преобладали сторонники признания большевистского режима (во главе с Мартовым) хотя бы потому, что этот режим пользовался поддержкой части рабочего класса. Причину этого современные историки видят, соглашаясь с оценками меньшевика Д.Ю.Далина, в легкости прихода большевиков к власти (следовательно, массовой поддержке), убеждении в недолговечности режима, оптимистичных оценках мировой социалистической революции9. Эта политика привела РСДРП к роли «беспомощной оппозиции» диктатуре, строившей однопартийную систему.

Линии официального меньшевизма противостояло правое крыло, представленное П.Б.Аксельродом, А.Н.Потресовым, М.И.Либером, В.О.Левицким, Г.Д.Кучиным и другими. Степень их активности и оппозиционности была различной. В районах, непосредственно охваченных гражданской войной, ряд меньшевиков принял участие в вооруженной борьбе с большевистской властью. Однако, как подчеркивают современные исследователи, в целом РСДРП отстаивала линию на чисто идейную борьбу с большевизмом и исключала из своих рядов участников антибольшевистских восстаний. По справедливому замечанию С.В.Тютюкина, меньшевики просто не имели в своих рядах такого количества активистов-боевиков, которые могли эффективно сопротивляться карательным органам советской власти 10. В целом история правого меньшевизма, его идейные основы и особенно практическая деятельность в годы гражданской войны проанализированы недостаточно.

Лакер У. Похвальное слово меньшевикам // Новое время. - 1992. – № 45. – С. 40.

Урилов И. Х. Ю. О. Мартов. Политик и историк. – М., 1997. – С. 375.

Там же. – С. 397.

Пайпс Р. Создание однопартийного государства в Советской России (1917 – 1918 гг.) // Минувшее.– М., 1991. – Вып.4. - С. 110.

Хоскинг Дж. История Советского Союза. 1917 – 1991. – М., 1994. – С. 56.

Brovkin V. The Mensheviks after October: Socialist Opposition and the Rise of the Bolshevik Dictatorship. – Ithaca and London, 1987. – P. 298.

Ненароков А. П., Павлов Д. Б., Розенберг У. Оппозиция в рамках советской системы: неудавшийся дрейф «влево» 1919 – 1920 гг. // Меньшевики в 1919 – 1920 гг.: Сб. док. – М., 2000. – С. 31.

Подробный очерк истории правого меньшевизма содержится в мемуарной статье члена ЦК Бунда и Заграничной Делегации РСДРП Г. Я. Аронсона (1887 – 1968). См.: Аронсон Г. К истории правого течения среди меньшевиков // Меньшевики после Октябрьской революции: Сб.ст. и воспоминаний. – Benson, 1990. – С. 175 – 289.

Ненароков А. П. Павлов Д. Б., Розенберг У. В условиях официальной и полуофициальной легальности. Январь – декабрь 1918 г. Документально-исторический очерк // Меньшевики в 1918 году. – М., 1999. – С. 21.

Тютюкин С. В. Меньшевизм: страницы истории. – М., 2002. – С. 544 – 545.

Изучение деятельности Бунда в 1990 – 2000-е гг. в российской историографии переживает явный спад.

Центр исследований переместился в Израиль, США, Украину, Белоруссию и Польшу1. Отечественные авторы анализируют преимущественно национальные аспекты политики Бунда после октября 1917 года 2.

История местных меньшевистских организаций в Советской России фактически лишь начинает изучаться отечественными историками. В немногочисленных советских работах 1960 – 1980-х гг. (в основном диссертационных) были представлены далеко не все региональные организации, в том числе столичные – московская и петроградская. Между тем, полноценная научная история российской социал-демократии вряд ли может быть написана без анализа деятельности меньшевиков на местах, особенностей их тактики, взаимоотношений с ЦК, работы в Советах и легальных организациях, подпольной деятельности в заключительный период существования партии.

Современные исследования пока лишь частично восполнили этот пробел. Можно отметить работы Е. Б.

Сергеевой о меньшевиках Урала3, А. С. Гайдис – Верхнего Поволжья4, С. В. Макарчука5и А. А. Штырбула6 о меньшевистских организациях Сибири. Чаще всего современные исследователи рассматривают историю местных организаций социалистических партий в целом, объединяя их термином «умеренносоциалистические» или «правосоциалистические» партии.

Феномен меньшевистской эмиграции привлекает в последние десятилетия активное внимание. По ряду параметров это было уникальное явление. «Зарубежная делегация РСДРП» была весьма компактной, сплоченной и изолированной группой. Наибольшую активность российские социал-демократы проявляли в 1920

– начале 1930-х гг., в «берлинский» период истории эмиграции. Берлинские меньшевики насчитывали в своих рядах около 70 человек, тем не менее, это была самая активная группировка меньшевистской эмиграции, более крупная, чем пражская, лондонская или нью-йоркская колонии.

Сохранению меньшевистской эмиграции способствовало несколько факторов. Одним из главных стало жесткое правило: не принимать новых членов из тех, кто не состоял в партии до 1917 года 7. Это решение привело не к вымиранию, а к консервированию меньшевистского клуба. По наблюдениям беспощадного критика Заграничной Делегации РСДРП Ст.Ивановича, берлинских меньшевиков отличало «аристократически-марксистское презрение ко всему миру, кроме рабочего класса, который, правда, в партии в данный момент не был представлен». Однако, держась малой, но сплоченной группой, меньшевики в Германии гораздо меньше страдали от изоляции и временности, бесцельности и неприкаянности, чем любая другая группа эмигрантов8. Другим фактором были ожесточенные перманентные дискуссии, которые шли в эмигрантском меньшевизме. Г.Аронсон признавал, что внутрипартийная борьба, быть может искусственно, но поддерживала моральное состояние меньшевиков9.

А.Либих отмечает, что мало кто был столь хорошо интегрирован в Германии, как меньшевики, у которых за плечами был огромный опыт дореволюционной эмиграции в Европе, имелись активные связи с немецкой и европейской в целом социал-демократией, умение и готовность жить и работать в эмиграции 10.

Многие меньшевики годами работали в зарубежных партийных организациях. В то же время европейский рационализм во время революции сослужил им плохую службу – Ф.Дан позднее признавал, что европеизированность и теоретический догматизм мешал принимать нужные меры, которые отвергались как «слишком уж российские»11. Но эти же свойства в эмиграции были как нельзя более кстати.

Gelbard A. Stirring times: The Russian Bund in Revolutionary Days. – Tel Aviv, 1987; The Story of the Jewish Labor Bund, 1897 – 1997: A Centennial Exhibition. – N.Y., 1998; Гусєв В. I. Бунд в суспiльно-полiтичному життi України: (кiнець XIX ст. – 1921 р.): Автореф. дис. на здоб. наук ступ. д.iст.н.: Київ. ун-т iм. Тараса Шевченка. – К., 1999; Bund: 100 lam historii, 1897 – 1997. – Warsawa, 2000; Gorni Y. Converging alternatives: the Bund and the Sionist Labor Movement, 1897 – 1985. – N.Y., 2005.

Овруцкий Л. М., Червякова М. М. Бунд – известный и неизвестный // Родина. 1991. – № 9 – 10; Червякова М.М. О противоречиях Бунда // История национальных политических партий России: Мат. конф. – М., 1997. – С. 108 – 119; Финасова И.С. За революцию и реформы. Программа и тактика Бунда в 1905 – 1907 и 1917 годах // Россия в ХХ веке: Реформы и революции. – М., 2002. – Т. 1. – С. 229

– 240; Нам И. В. Национальная программа Бунда: Коррективы 1917 года // Вестн. Том. гос. ун-та. – Томск, 2003. – № 276. – С. 83 – 89.

Сергеева Е. Б. Меньшевики на Урале в 1917 – 1924 гг.: Дис. … канд.ист.наук. – Екатеринбург, 1997.

Гайдис А. С. Меньшевистские организации Верхнего Поволжья в 1903 – начале 1920-х годов: На материалах Ярославской и Костромской губерний: Дис. … канд. ист. наук. – Ярославль, 2003.

Макарчук С. В. Объединительное движение в рядах сибирских социал-демократов в 1917 – 1918 г. // История белой Сибири: Материалы 5-й межд. науч. конф. 4-5 февраля 2003 г. – Кемерово, 2003. – С. 99 – 103; Он же. Социал-демократы и коммунисты Сибири в годы гражданской войны: к постановке проблемы // История белой Сибири: Материалы 6-й межд. науч. конф. 7-8 февраля 2005 г. – Кемерово, 2005. – С. 228 – 231.

Штырбул А. А. Левый меньшевизм в Сибири: в поисках «золотой середины» (1905 – 1920 гг.) // Проблемы историографии и истории:

Сб. ст. – Омск, 2002. – С. 178 – 209.

Хеймсон Л. Меньшевизм и эволюция российской интеллигенции // Россия ХХI. – 1995. – № 3 – 4.

См.: Елфимов Е. А. Деятельность российских социал-демократов в эмиграции в 1920-е годы: Дис. … канд.ист.наук. – М., 1993; Тимонин Е. И. Лидеры меньшевизма в эмиграции (1920 – 1930 гг.) // Вестник Омского отд. Академии гуманит. наук. – Омск, 1998. – № 3. – С. 106 – 111; Мезрина Е. Судьба российской социал-демократии в эмиграции // Россия: цивилизация, патриотизм, культура: Мат. конф.

– М., 2003. – С. 357 – 361; Хвалин И. В. Идейные основы и общественно-политическая деятельность меньшевистской эмиграции в 1920-30- е гг.: Дис. … канд.ист.наук. – М., 2004.

Аронсон Г. К истории правого течения среди меньшевиков // Меньшевики после Октябрьской революции. – Benson, 1990. – С. 285.

Liebich A. From the Other Shore: Russian Social Democracy after 1921. – Harvard, 1997. – P. 3-4.

См.: Петер Г. Поиски самосознания меньшевика-эмигранта. На материале переписки Федора Ильича Дана – Отто Бауэра 1934 – 1937 гг. // Русская, украинская и белорусская эмиграция в Чехословакии между двумя мировыми войнами. Результаты и перспективы проведенных исследований. Фонды Славянской библиотеки и пражских архивов. – Прага, 1995. – Ч. 2. - С. 631-636.

Меньшевистская эмиграция, как и сама партия, не была единой. «Левые» (более многочисленные) объединились вокруг «Заграничной Делегации РСДРП» и журнала «Социалистический вестник». «Правые»

меньшевики (меньшая часть ЗД РСДРП, стоящие вне фракций А.Н. Потресов и редактор журнала «Заря»

С. О. Португейс), напротив, оценивали большевизм однозначно. В нем они видели только реакционные, утопические и антисоциалистические черты. В тактическом плане они призывали к решительной непримиримой борьбе с большевизмом, допуская, как и эсеры, поддержку народных восстаний внутри Советской России.

В современной историографии взгляды правых меньшевиков встречают сочувствие. Так, составители сборника «Политическая история русской эмиграции» (А.Ф.Киселев и другие) оценивают деятельность Заграничной Делегации РСДРП негативно. По их мнению, «…в конце концов, «левые» меньшевики сумели навязать свою линию большинству партии, что обернулось для меньшевизма в целом полным фиаско (…) Все многочисленные прогнозы Ф. И. Дана и его последователей относительно неисчерпанных, скрытых возможностей демократического социализма европейского типа в России лопнули, как мыльный пузырь» 1.

Так же резко оценивается и деятельность самого Ф. И. Дана: «Ф.И. Дан как председатель ЗД РСДРП действительно не смог разобраться в происходящих в СССР и Европе процессах и не сумел выработать для меньшевиков последовательной политической линии. Произошло это во многом из-за чрезмерного преувеличения Даном и его последователями возможности поворота советской системы в сторону демократического социализма европейского типа, из-за переоценки в СССР сил так называемого «антитермидорианского заряда», могущего свергнуть диктатуру Сталина, и наивной веры в то, что в этом демократическом социализме заинтересован и Сталин, ведущий «особо хитрую игру»2. С этими утверждениями вполне можно согласиться, заметив, что данная оценка вовсе не означает общего отрицательного отношения к российскому меньшевизму, как это почему-то отметил И.Л.Беленький3.

Парадоксально, но Заграничная Делегация РСДРП в 1920-30-е гг. была удивительно похожа на большевистскую партию. Фактически отсутствовала внутрипартийная демократия, не допускался плюрализм мнений, не проводились выборы Заграничной Делегации (она пополнялась только путем кооптации). Существует много свидетельств о диктаторских склонностях Ф. И. Дана – так, П. А. Гарви весьма резко писал последнему 25 сентября 1939 г.: «Вместо насущной задачи собирания и утилизации всех крупных работников, очутившихся в эмиграции, Вы преследовали цель «бережения формы» и постепенно создали пустоту вокруг довольно-таки случайного кружка, монополизировавшего партийное руководство. Вы не терпели рядом с собой независимых и самостоятельно мыслящих работников партии. (Приведу лишь для примера имена В. С. Войтинского и Г. О. Бинштока. Политическое одиночество Церетели и покойного А.Н.Потресова тоже на Вашей совести»)»4. В то же время вряд ли только личными качествами Ф. И. Дана можно объяснить фиаско идей левого меньшевизма в эмиграции – это стало лишь дополнением к политическому поражению российских социал-демократов, так и не ставших реформистской партией.

Полемика правого и левого крыла меньшевистской эмиграции была не только дискуссией нескольких десятков интеллигентов, оторванных от реальной политики5. Как показал А.Либих, споры социалдемократов о характере большевистского режима, о соотношении демократии и социализма оказали существенное влияние на формирование отношения западных социалистов к Советскому Союзу. «Богатство и надежность» информации, имевшейся у меньшевиков, сделали их ведущими посредниками между Советской Россией и Западом; фактически меньшевики, подчеркивает Либих, стали первым поколением советологов6. Ведущие позиции в информационном пространстве эмигрантского меньшевизма занимал «Социалистический вестник».

Феномен этого журнала (1921 – 1965), просуществовавшего уникально долгое для эмигрантского издания время, стал в 1990-е гг. предметом специального анализа. Исследователи отмечают ряд характерных черт этого журнала: высокую степень информированности о событиях в Советском Союзе (особенно в 1920е гг.), объединяющую роль для разрозненных меньшевистских групп 7. Год за годом «Социалистический вестник» публиковал материалы по макро- и микроистории советского режима, печатал заметки анонимных авторов о настроениях среди большевистской партии и простого народа, о сопротивлении режиму и репрессиях. Информация «Социалистического вестника», отличавшаяся актуальностью и достоверностью, является ценным источником для понимания многих важных процессов и в России, и в эмигрантской среде.

История меньшевистской партии изучена на данный момент лучше других социалистических партий.

Тому, на наш взгляд, две причины – во-первых, серьезные эмигрантские традиции, ведущие свое начало с Б.

И. Николаевского и продолжившиеся в западной историографии (Л.Хеймсон и другие); во-вторых, опредеЭмигрантский меньшевизм // Политическая история русской эмиграции. 1920 – 1940 гг. Документы и материалы. – М., 1999.

Там же.

Беленький И. Л. Русское зарубежье крупным планом: «большие» публикации, фундаментальные исследования и справочные издания последних лет // История российского зарубежья. Проблемы историографии (конец XIX – XX в.). – М., 2004. – С. 21.

Цит. по: Елфимов Е. А. Деятельность российских социал-демократов в эмиграции в 1920-е годы: Дис. … канд. ист. наук. – М., 1993. – С. 172.

В 1927 г. в берлинском социал-демократическом клубе членские взносы регулярно платили 24 человека, нерегулярно – 11 человек, совсем не платили – 33. См.: Елфимов Е. А. Указ. соч. – С. 84.

Liebich A. From the Other Shore. – P. 6.

Елфимов Е. А. Меньшевистский журнал «Социалистический вестник» в первые годы эмигрантского существования // Культура Российского Зарубежья. – М., 1995. – С. 192.

ленный опыт и советской историографии, уделявшей меньшевикам значительное внимание (пусть и в резко критическом тоне) в силу сосуществования их длительное время в одной партии с большевиками. Имея солидный фундамент, с 1990-х гг. отечественная историография меньшевизма переживает подлинный подъем, связанный с разработкой новой источниковой базы, публикацией документов, освоением малоизученных проблем истории РСДРП. Тем не менее, целый ряд вопросов – с учетом новых документов – нуждается в тщательном анализе. Это касается истории местных партийных организаций РСДРП после октября 1917 г., деятельности правого крыла партии и внепартийных социал-демократических групп, взаимоотношений ПСР и РСДРП, персоналий меньшевистских лидеров и активистов. Довольно слабо изучена меньшевистская печать послеоктябрьского периода. Очень важно оценить влияние большевистского правления на идеологию меньшевиков, как в России, так и в эмиграции.

Современная российская историография, сохраняя преемственность с предшествующим этапом в изучении деятельности социалистических партий, в большинстве своем отказалась от тех традиций советской науки, которые резко ограничивали познавательные возможности исследователей: политизированности, идеализации политики большевиков, одностороннего и тенденциозного подбора фактов. В то же время не удалось избежать другой крайности – идеализации противников большевизма. Отечественная историография на современном этапе представляет весь спектр оценок истории эсеров и меньшевиков, существовавших в ХХ веке, предлагая самые различные объяснения их политического поражения. Характерные позитивные тенденции современных исследований – разнообразие точек зрения; публикация источников; распространение биографического жанра – преодоление «безликости» истории – позволяют надеяться на создание в будущем серьезных теоретических конструкций.

Причины провала демократической социалистической альтернативы можно найти и в традиционной авторитарной культуре России, и в катастрофических социальных условиях, вызванных гражданской войной, и в действиях большевиков и белых режимов 1. Однако, на наш взгляд, провал демократического эксперимента в России был главным образом обусловлен его собственной политической слабостью, раздробленностью социалистов-революционеров и меньшевиков. Лидеры российских социалистических партий перешли на умеренные реформистские позиции в тот период, когда большинство населения страны (прежде всего рабочих и солдат), в том числе и значительное количество рядовых эсеров и меньшевиков стали придерживаться радикальных взглядов.

Социалисты, как и большевики, в известной степени чувствовали себя на вершине вулкана, которым не в силах были управлять. Этот конфликт привел к тому, что социалисты после прихода большевиков к власти и начала гражданской войны оказались в сложном и противоречивом положении – их оппозиционность, с одной стороны, прямо вытекала из политики правящего режима, с другой, степень этой оппозиционности зависела от угроз со стороны белого движения. И меньшевики, и в меньшей степени социалисты-революционеры не смогли противостоять давлению гражданской войны. Противоречивость политики ПСР и РСДРП после октябрьской революции привела к резкому ослаблению их влияния в массах. Жесткие репрессии со стороны правящего режима лишь обнажили, на наш взгляд, уже существовавшие слабости.

Социалистические партии в послеоктябрьской России были одними из первых, кто пытался показать антидемократический характер большевизма. Неудача социалистов-революционеров и меньшевиков в этой борьбе, тем не менее, не означает их поражение в историческом споре о демократии, социализме и роли политических партий. Наследие российских социалистов не зависит от конъюнктурного курса политического развития России.

МИГРАЦИОННЫЕ ПРОЦЕССЫ В ИСТОРИКО-ПРАВОВОЙ КОНЦЕПЦИИ РАЗВИТИЯ

ПРАВА И ГОСУДАРСТВА

–  –  –

Необходимость рассмотрения вопросов, затрагивающих статус государства в связи с идеями и концептуальными построениями истории, диктуется, прежде всего, потребностью изучения исторического опыта народов по политико-правовым проблемам, относящимся к наиболее важным аспектам их жизнедеятельности. В настоящее время немалое значение для актуализации исследований в области истории правовой науки имеет изучение исторической концепции развития права и государства в сфере миграционных процессов, включая и критическое осмысление исторических фактов. Критическое осмысление парадигмы истории выводит на первый план методологически значимые положения, о важной роли конкретного социокультурного исторического контекста при изучении историко-правовой реальности. При смене геополитических парадигм, мысль о том, что «история любой страны является историей миграции», высказанной руШубин А. Социалисты в российской революции 1917 – 1921 гг. // Карло Росселли и левые в Европе: к 100-летию со дня рождения. – М., 1999. – С. 120.

Похожие работы:

«"Военно-Исторический журнал".-2009.-№6.-С.51-56. Пенсионное обеспечение инвалидов Великой Отечественной в военные и первые послевоенные годы Е. Н. БОЛЕ Пенсионное обеспечение инвалидов Великой Отечественной войны...»

«42 К 70-летию Института истории естествознания и техники им. С. И. Вавилова РАН Ю. И. КРИВОНОСОВ ИНСТИТУТ ИСТОРИИ НАУКИ И ТЕХНИКИ: ТРИДЦАТЫЕ — ГРОМОВЫЕ, РОКОВЫЕ.* Институт истории науки и техники (ИИНиТ) Акад...»

«http://memphis-misraim.ru Зелот КАК БЫТЬ МАСОНОМ Быть масоном хорошо. Пусть и хлопотно, и не всегда приятно и комфортно. Но зато всегда интересно и временами занимательно и весело. В общем, нормально. Бывает и хуже. Если отк...»

«Калинин С.Е. Автор выражает глубокую благодарность ведущему научному сотруднику отдела истории и археологии Калмыцкого института гуманитарных исследований РАН, доктору исторических наук У.Б. Очирову (г. Элиста) за предоставленный материал. Став...»

«МИНИСТЕРСТВО СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФГБОУ ВПО "КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Тематический контроль знаний по курсу "История" (IX – начало ХХ в.) Сборник задач Краснодар КубГАУ УДК 94(100)08-19(076.1) ББК 63.3(0) Т32 Рецензенты: Ю. В. Хотина – доцент Кубанского...»

«Философские науки – 12/2016 ФИЛОСОФИЯ И КУЛЬТУРА В КОНТЕКСТЕ ВРЕМЕНИ Историко-философский экскурс РЕНЕССАНСНЫЙ ОККУЛЬТИЗМ В "ГАЛАКТИКЕ ГУТЕНБЕРГА": СТРАТЕГИИ СОПРОТИВЛЕНИЯ БУКВАЛЬНОСТИ...»

«Образование и наука. 2016. № 6 (135) ИСТОРИЯ ОБРАЗОВАНИЯ УДК 371.2,37.014.5 Д. В. Волошин Волошин Денис Владимирович кандидат педагогических наук, докторант Института развития образования Российской академии обр...»

«ТАТЬЯНА УСТИНОВА Здесь у нас намного интереснее! Вам нравятся книги Агаты Кристи? Дурацкий вопрос! Да кто же из нас — читателей детективов — их не любит? Вот я, к примеру, больше всего обожаю истор...»

«Коллектив авторов Строение и история развития литосферы Серия "Вклад России в Международный полярный год 2007/08" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=8344484 Строение и история развития литосферы: Paulsen; Москва; ISBN 978-5-98797-043-0 Аннотация В данном – четвертом томе Трудов Международного Полярного Г...»

«Вестник ПСТГУ. Ситало Алексей Юрьевич Серия I: Богословие. Философия. аспирант, ОЦАД Религиоведение. 115035, г. Москва, ул. Пятницкая, д. 4/2, стр. 1. sitalo@rambler.ru 2017. Вып. 70. С. 28–43 К ИСТОКАМ...»

«"Международная жизнь".-2009.-№6.-С.95-110 ИЗ ИСТОРИИ КОНСУЛЬСКОЙ СЛУЖБЫ РОССИИ Николай Михайлович Елизаров – Чрезвычайный и Полномочный По сол, директор Департамента консульской службы, член Коллегии МИД России (1997-1999 гг.). 3 (...»

«КОНСТИТУЦИОНАЛИЗМ КАК ФУНДАМЕНТАЛЬНЫЙ ПРИНЦИП ПРАВА В ПРАВОВОМ ГОСУДАРСТВЕ1 Г.Г. Арутюнян, профессор, доктор юридических наук, член Венецианской комиссии Совета Европы Профессор Б.А.Страшун в своей интересной статье Конституционализ...»

«УДК 619 (091) КОРОЛЁВ Анатолий Григорьевич, канд. вет. наук, докторант ГНСХБ УААН (г. Киев) ИНСТИТУТ НАУЧНОЙ И ПРАКТИЧЕСКОЙ ВЕТЕРИНАРИИ НАРКОМЗЕМА УССР В ГОДЫ РЕПРЕССИЙ Представлены исторические, официальные данные о деле по так называемой всеукраинской контрреволюционной организации ветеринаров и бактериологов с центром...»

«ТОЛЬКО У НАС, ОРИГИНАЛЬНАЯ ПЕШЕХОДНАЯ ЭКСКУРСИЯ в Париже: "Мосты и набережные Сены! История. Имена. Загадки!" а так же 7 замков французских королей на Луаре. 20.05 – 29.05.2011 Открываем, глубинку – сердце Западной и Центральной Франции. От 11...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.