WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«241 Daria Barannikova, Evgeny Rabinovich, Ural Federal University, Russia, Ekaterinburg «AMERICANS, GIVE US OUR WINTER BACK»: AMERICAN CULTURAL IDENTITY IN RUSSIAN DEMOTIVATORS ...»

241

Daria Barannikova, Evgeny Rabinovich,

Ural Federal University, Russia, Ekaterinburg

«AMERICANS, GIVE US OUR WINTER BACK»: AMERICAN

CULTURAL IDENTITY IN RUSSIAN DEMOTIVATORS

Abstract: The article is dedicated to the structural analysis of Russian

demotivators as a means of constructing the image of the cultural enemy.

The article dwells upon the concept of «demotivator» and its role in the

formation of ethnic stereotypes. On the basis of visual material is considered the image of Americans through the prism of Russian mass Internet user.

Keywords: ethnic stereotypes; cultural identity; Americans; web culture; demotivators.

В. С. Батченко*

СЛОМИТЬ РЕЛИГИОЗНОСТЬ ДЕРЕВНИ, СЛОМАВ

КОЛОКОЛА: АНТИКОЛОКОЛЬНАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ

В БОРЬБЕ С РЕЛИГИЕЙ НА РУБЕЖЕ 1920–1930-х гг.

(НА ПРИМЕРЕ ЗАПАДНОЙ ОБЛАСТИ)** Аннотация: Снятие колоколов — одна из мер антирелигиозной политики, призванная решить проблемы нехватки металла для индустриализации и обезличить православные храмы. На деле проведение мероприятий вылилось в грабёж и оскорбление религиозных чувств общин верующих.

Ключевые слова: антирелигиозная политика; запрет колокольного звона; Западная область; изъятие церковного имущества; коллективизация.

Сохранение культурной и исторической памяти — не только моральная обязанность каждого государства, но также и подтверждение его силы и независимости. К сожалению, история нашей страны помнит немало попыток насильственного насаждения новой культуры «сверху», отказа от многовековых традиций, часто агрессивного и безграмотного.



* Батченко Виктория Сергеевна, Институт российской истории РАН, Россия, Москва.

E-mail: vik-batchenko@yandex.ru ** Исследование выполнено при поддержке гранта Президента для молодых ученых – кандидатов наук (проект МК-7090.2015.6, договор № 14. Z 56.15.7090-МК от 16.02.2015 г.).

Характерным и относительно свежим примером «выкорчевывания»

историко-культурной памяти является антирелигиозная политика СССР рубежа 1920–1930-х годов. Рассмотрим подробнее один из ее компонентов — снятие колоколов — в идеале призванный помочь индустриализации, а на деле расколовший страну и разоривший ее духовно.

С конца 1920-х годов руководство СССР начало поиск новых эффективных мер борьбы с религиозной традицией после окончания «религиозного нэпа». Разработка методов богоборческой работы велась в трех направлениях: антицерковное, что означало еще большее сужение прав религиозных общин при пользовании церковными зданиями и их последующую ликвидацию; антиклерикальное, заключавшееся в ограничении прав, налоговом притеснении и последующих репрессиях священнослужителей; антиколокольное, вылившееся в изъятие у общин верующих колоколов и иных конструкций из черного и цветного металла якобы на нужды страны.

15 декабря 1929 года на очередном заседании Секретариат ВЦИК РСФСР принял постановление «Об урегулировании колокольного звона в церквах», в котором местным исполкомам предоставили право регулировать колокольный звон на своих территориях: «В связи с новым распределением трудовых процессов в рамках непрерывной недели, выдвигающим по-новому вопрос о пользовании колокольным звоном для религиозных целей, предоставить право регулирования колокольного звона при отправлении культовых служб горсоветам и районным комитетам с правом обжалования соответствующих постановлений и РИКов до окрисполкомов включительно» [2, Д. 14, Л. 78].





6 февраля 1930 года Комиссия по вопросам культов при Президиуме ВЦИК первым вопросом на своем заседании рассматривает инструкцию о колокольном звоне и принимает ее за основу, поручив «окончательное редактирование т. Смидовичу, Красикову и Тучкову» [2, Д. 1, Л. 4].

Рудметаллторгом даже был разработан пятилетний план по сдаче колокольной бронзы, в котором было рассчитано, что в 1929–1930 гг.

должно быть сдано 15 тыс. т бронзы, 1930–1931 — 30 тыс. т, 1931–1932 — 45 тыс. т, 1932–1933 — 40 тыс. т [1, с. 126].

Историки отмечают, «фактически же бронзы поступило намного меньше запланированного. … Но даже для такого количества колокольной бронзы в стране не было производственных мощностей и соответствующей технологии. Большая часть колоколов валялась на церковных площаЗападная область просуществовала с 1929 по 1937 годы и состояла из бывшей Брянской, Смоленской, значительной части Калужской губерний, Ржевского и Осташковского уездов Тверской губернии и Великолукского округа Ленинградской области с административным центром в г. Смоленске.

дях, вдребезги разбитая» [1, с. 126]. Но подчас сельские советы сами без предписания района запрещали или ограничивали колокольный звон на своей территории, «на местах право “регулирования звона” было понято как команда к его полному запрету и снятию колоколов» [6, с. 149].

Из донесения начальника Тёмкинского районного административного отдела начальнику соответствующего отдела Вяземского округа Западной области1 от 13 апреля 1930 года: «Доношу, что по Тёмкинскому району за последнее время наблюдаются случаи со стороны С/с нажим на религиозные общины верующих, был случай в с. Воскресенском Председатель с/совета запретил звонить в большие колокола… В с. Ивине запретил так-же звонить в большой колокол из-за того, что возле церкви недалеко находится ШКМ (школа коммунистической молодежи. — Б. В.) и звон колоколов мешает школе» [4, Д. 97, Л. 35]. Но запрет колокольного звона был мерой, скорее, превентивной, готовящей их снятие и полное изъятие.

8 октября 1930 года ВСНХ СССР вносит в СНК СССР предложение о проведении изъятия колоколов в городах, «где колокольный звон запрещен» [2, Д. 2, Л. 8]. 23 октября было готово пояснение Председателя СНК и СТО СССР А. И. Рыкова к директиве, в котором он писал: «…я считаю излишним издание в общесоюзном порядке специального закона, определяющего использование излишних церковных колоколов для нужд народного хозяйства», в связи с чем он призывал не придавать этому «политического значения и излишней огласки» [2, Д. 2, Л. 9].

Однако сразу последовало секретное постановление СНК РСФСР от 14 ноября 1930 года №122.877с, разосланное председателям краевых (областных) исполнительных комитетов, председателям СНК автономных республик и исполнительных комитетов автономных областей [3, Д. 709, Л. 142–142 об.].

Постановление не имело заглавия, но всем своим содержанием четко ознаменовало начало антиколокольной кампании. Кампании было отведено два-три ближайших месяца, планировалось «провести из’ятие излишних колоколов» под предлогом «нужд нашей промышленности (в первую очередь для чеканки мелкой разменной монеты, которая до сих пор чеканилась из импортной меди)» [3, Д. 709, Л. 142].

Самый первый пункт документа предостерегал исполнителей от горячности: «Не придавая этому мероприятию значения политической кампании и излишней огласки, к выполнению поручения нужно приступить немедленно. При этом основное внимание следует обратить на то, чтобы техническая сторона всей этой операции была наиболее подробно разработана и проведена с таким расчетом, чтобы из’ятие колоколов прошло организованно и не носило демонстративного характера» [3, Д. 709, Л. 142].

Остальные пять пунктов документа разъясняли порядок снятия, разрезки и хранения колоколов. Изъятие «лишних» колоколов разрешалось проводить только в городах и рабочих поселках. Причем, если в том или ином городе колокольный звон был «запрещен вовсе», то изъятию подлежали абсолютно все колокола, а не только «излишние» [3, Д. 709, Л. 142]. Деревню предписывалось не трогать, опасаясь усиления волны протестов со стороны крестьян.

Вновь следовал ряд указаний для наименьшего привлечения внимания верующих: «при снятии колоколов всячески следует избегать каких-либо громоздких сооружений (лесов и т. п.)»; «к сбрасыванию колоколов с колоколен следует прибегать лишь в случаях самой крайней необходимости.

Максимально необходимо использовать возможность переноски и спуска колоколов по внутренним лестницам и проходам»; «снятые колокола необходимо убирать немедленно в закрытые склады; перевозка колоколов на эти склады должна быть обставлена таким образом, чтобы это не привлекало излишнего внимания населения» [3, Д. 709, Л. 142–142 об.].

Проведение операции возложили на Рудметаллторг «при содействии коммунальных и административных органов», а «наблюдение за работами по снятию колоколов» — на административные отделы и ОГПУ [3, Д. 709, Л. 142 об.].

В документах высшего руководства Западной области лишь в одном протоколе засвидетельствован вопрос, связанный с этой кампанией — 20 ноября 1930 года на заседании бюро Запобкома ВКП(б) (протокол №32). При обсуждении вопроса «О колоколах» было решено создать комиссию по их снятию [3, Д. 506, Л. 103], что свидетельствует о включении области в эти мероприятия.

Уже 8 июня 1931 года президиум Западного облисполкома принял постановление № 661 «План заготовок металлолома на 1931 год», в котором среди прочих норм сдачи металлолома предприятиями области, было предложено «горсоветам области в месячный срок произвести регистрацию находящихся на кладбищах металлических могильных решеток и памятников, имеющих собственников/лиц, поставивших решетки или памятники или их право приемников. Все бесхозяйные могильные металлические решетки и памятники, за исключением тех из них, которые поставлены на могилах выдающихся деятелей в области общественно-политической работы, революционного движения, науки, искусства, а также тех надгробных памятников, которые сами по себе представляют значительную историко-художественную ценность, передать “Металлому”» [5, Д. 933, Л. 85-86]. Так, под официальное обезличение попали и кладбища.

Запрет колокольного звона или снятие колоколов еще не означало закрытие храма, но сильно противоречило интересам религиозных обществ и волновало верующих. Это было самое прямое изъятие церковного имущества и посягательство на остатки самобытной культуры. Важны здесь не только сакральные мотивы, но также и бытовые моменты.

В одной из жалоб Елисеевской общины верующих Руднянского района в Западный облисполком о запрете колокольного звона читаем:

«…всех верующих общины это весьма волнует, тревожит и печалит во первых потому что это звон к службе требуется по церковному уставу и притом в деревне не в городе, редко у кого есть часы и неизвестно когда и в какое время идти в церковь, звон же давал всем нам знать что служба будет и начинается. … Служба у нас совершается лиш в праздники и Воскресные дни и изредка на недели в большия праздники и по нашему мнению никому не может мешать так как ученики в этой местности в Воскресенье не учатся а также в колхозах не работают и быват дни отдыха» [5, Д. 2919, Л. 189-189 об.]. Весьма характерная ситуация для деревни 1930-х годов.

При всей абсурдности идеи слома религиозности за столь короткий срок (чуть более десятилетия — с 1917 по 1929 годы), она имела место быть, и ее воплощению способствовали разносторонние факторы.

Ограничение колокольного звона, снятие колоколов, обезличивание кладбищ, эти «металлические меры» (в числе иных антирелигиозных методов) должны были стереть многовековые традиции страны, показать силу и правоту новой мысли. Но антирелигиозная борьба выходила из-под контроля государства, что показало слабость молодой власти, с одной стороны, и высокую потребность народа в сохранении своей историко-культурной памяти, с другой.

Литература

1. Беликова Н. Ю. Православная церковь и государство на Юге России (конец XIX — первая треть XX вв.). — Краснодар, 2004.

2. Государственный архив РФ (ГА РФ). Ф. 5263. Оп. 1.

3. Государственный архив новейшей истории Смоленской области (ГАНИСО). Ф. 5. Оп. 1.

4. Государственный архив новейшей истории Смоленской области (ГАНИСО). Ф.126. Оп. 1.

5. Государственный архив Смоленской области (ГАСО). Ф. 2360.

Оп. 1.

6. Кашеваров А. Н. Религиозная политика Советского государства в «год великого перелома» // Из истории России : сб. статей. — Вып. 1. — СПб. : Изд-во СПбГПУ, 2003. — С. 139–150.

Batchenko Victoriya Sergeevna Institute of Russian History RAS, Russia, Moscow

BREAK THE RELIGIOUS OF VILLAGE BY BROKEN BELLS:

ANTI-BELL COMPONENT IN THE FIGHT AGAINST RELIGION

AT THE TURN OF 1920–1930 (ON THE EXAMPLE OF THE ZAPADNAYA OBLAST’) Abstract: Removing bells — one of the measures of antireligious policy, designed to solve the problem of shortage of metal for industrialization and depersonalize the Orthodox churches. In fact, event resulted in a robbery and an insult to the religious feelings of the faithful communities.

Keywords: anti-religious policy; the prohibition of bell ringing;

Zapadnaya Oblast’; seizure of church property; the collectivization.

Д. Г. Валуев *

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОСМЫСЛЕНИЕ ИНСТИТУЦИОНАЛЬНОГО

ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ГОСУДАРСТВА И ИСТОРИЧЕСКОГО

ОБРАЗОВАНИЯ

Аннотация: В статье осуществляется попытка теоретического осмысления взаимодействия государства и исторического образования.

Приводятся два подхода к пониманию данного вопроса: идейно-политический, концентрирующий свое внимание на воздействии государства через историческое образование на историческую память учащихся с целью формирования политической культуры; и неоинституциональный, который рассматривает их взаимодействие как динамический и сложный процесс с учетом активной роли акторов.

Ключевые слова: историческое образование, среднее образование, историческая память, гражданственность, политическая культура.

На сегодняшний день в обществоведческой и педагогической мысли много сказано о воздействии государственных институций на преподавание истории в средней школе. Кроме этого, за последние несколько лет проблема преподавания отечественной истории занимала не последнее место в общественной дискуссии: создание проекта историкокультурного стандарта, введения единого учебника истории и борьба с * Валуев Дмитрий Георгиевич, Институт социологии и регионоведения Южного федерального университета, Россия, г. Ростов-на-Дону.

Похожие работы:

«ОСНОВНАЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ШКОЛА ПРИ ПОСОЛЬСТВЕ РОССИИ В МАЛИ ТЕМАТИЧЕСКИЙ УРОК ко дню 70-летия Нюрнбергского процесса НЮРНБЕРГСКИЙ ПРОЦЕСС "Суд истории"Подготовила и провела: учитель истории Макаре...»

«"Сравнительное конституционное обозрение".–2011.–№1(80).–С.157-167. ТОЧКА ЗРЕНИЯ: РЕВОЛЮЦИЯ И КОНСТИТУЦИЯ Революция и конституция О советских истоках российского конституционализма Владимир Пастухов — член Редакционного совета журнала "Срав нит...»

«Газета Лабинского городского казачьего общества Лабинского РКО Лабинского КО Кубанского казачьего войска Лабинские казачьи вести Выпуск № 6 июнь 2011 года 12 июня День Святой Троицы Сегодня в номере: 12 июня—День Св...»

«"RS наследие".-2010.-№1(43).-С.34-41. АЗЕРБАЙДЖАНСКИЕ КУРДЫ Аламдар ШАХВЕРДИЕВ, кандидат исторических наук Курды (самоназвание "курд", "курмандж") один из древнейших народов Ближнего и Средне го Востока. Курдов различают по племенным (гурна, бабан, джелали, джаф, милан, зилан, заза, мукри, соран, хасани, шеккак) и географ...»

«II. Историко-литературное наследие Карамзин – историк "Карамзин есть первый наш историк и последний летописец." А. С. Пушкин Карамзин начал думать о написании истории России с 1790 г. По первоначальному замыслу, труд его жизни должен был носить литературный и патриотический характер. В 1797 г. он уже серьезно...»

«Классный час памяти Юрия Гагарина "Он был первым".Цели: 1.Познакомить детей с биографией первого космонавта, каким человеком он был, где и как учился, как пришел в космонавтику.2. Обогатить кругозор учащихся, привлечь внимание к информации о космосе и космонавтах.3.Воспитывать чувство гордости за с...»

«ПУБЛИКАЦИЙ В. Ф. Андреев НОВЫ Й СПИСОК "СЕМИСОБОРНОЙ РОСПИСИ" НОВГОРОДА "Семисоборная роспись" — один из наиболее важных источников по истории церкви и топографии средневекового Новгорода. Этот докум...»

«НОБЕЛЕВСКАЯ НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА МЕЖДУНАРОДНОГО ИНФОРМАЦИОННОГО НОБЕЛЕВСКОГО ЦЕНТРА И.С.Корскова, Е.И.Боярская (Тамбовский филиал Московского государственного университета культуры и искусств, Тамбов, Росс...»

«Планируемые результаты освоения учебного предмета.совершенствование духовно-нравственных качеств личности; Личностные воспитание российской гражданской идентичности, чувства любви к многонациональному результаты Отечеству, сознание своей...»

«Вестник ПСТГУ III: Филология 2009. Вып. 2 (16). С. 7–14 "ЦЕРКОВНЫЙ СЛОВАРЬ" ПРОТОИЕРЕЯ П. А. АЛЕКСЕЕВА С. В. ФЕЛИКСОВ Статья посвящена рассмотрению одного из ценнейших памятников отечественной культуры XVIII в. — "Церковн...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.