WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ ТВОРЧЕСТВА В.С. ВЫСОЦКОГО при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ» Виктория ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЦЕНТР ИЗУЧЕНИЯ ТВОРЧЕСТВА В.С. ВЫСОЦКОГО

при Государственном образовательном учреждении

высшего профессионального образования

«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Виктория Чичерина

ТЕАТР НА ТАГАНКЕ, 1990-е...

Люди, события, мнения

Воронеж

УДК 7.071.2

ББК 85.33

Ч 58

Чичерина Виктория Викторовна

Театр на Таганке, 1990-е... Люди, события, мнения. – Воронеж: Эхо, 2016. – 288 с.

В книге представлены исторические очерки, посвящённые Московскому театру драмы и комедии на Таганке, интервью с ведущими артистами этого театра начала 1990-х гг. и материалы о культурной жизни Москвы и Санкт-Петербурга того времени, связанные с именем В. Высоцкого.

УДК 7.071.2 ББК 85.33 Ч 58 ISBN 987-5-87930-102-5 Чичерина Виктория, 2016 Об этой книге и её авторе Перед нами книга, безусловно, нужная и интересная.

Она интересна уже тем, что посвящена едва ли не самому яркому и значимому явлению в нашей театральной культуре второй половины ХХ века – Московскому театру драмы и комедии на Таганке. А если сказать точнее, то здесь собраны свидетельства современников о театре кризисной эпохи – эпохи конца СССР и конца того театра, на Таганке, который был неразрывно связан с именами Ю.П. Любимова и В.С. Высоцкого.

Виктория Викторовна Чичерина относится к младшему поколению людей, ставших свидетелями этих болезненных процессов («Счастлив, кто посетил сей мир // В его минуты роковые»?!) Учась в конце 1980-х гг. в Ленинградском государственном электротехническом институте им. В.И. Ульянова /Ленина/, автор, по её собственному признанию, «пришла посмотреть театр, в котором играл Владимир Высоцкий...

Буквально нескольких часов в зрительном зале Таганки мне хватило, чтоб навсегда стать... нет, не поклонницей, а ученицей этого Театра».

Виктория оказалась ученицей верной, прилежной и талантливой, упорно преодолевающей трудности проникновения в любимый театр и крепко запоминающей его уроки. Отсюда – её потрясающая ориентированность в работе Театра на Таганке, прекрасная информированность о его жизни на сцене и за кулисами, о насущных проблемах театра.

А самое, как мне кажется, главное – это то, что благодаря своей погружённости в дела Театра, Виктория сумела взять совершенно уникальные интервью у целого ряда интереснейших людей, тогда в Театре на Таганке работавших («служивших»). Поэтому представленные в книге беседы принципиально отличны от тех легковесных публикаций, которые время от времени делали журналисты, знающие о ТнТ «с пятого на десятое». Читатель этой книги наверняка удивится, насколько серьёзно и доверительно разговаривают с юной девушкой, формально к театральному миру не относящейся, известные артисты... И ещё важный момент: мы можем смело доверять этим текстам, они полностью соответствуют магнитофонным записям, хранящимся у автора книги.

Не знаю, насколько Виктория в начале 1990-х гг. осознавала себя театральным хроникёром и историографом, но в итоге мы фактически имеем дело с корректным и объективным историческим исследованием – потому, что автор не навязывает читателю своё мнение, а предоставляет ему самому делать выводы, узнавая много нового о вроде бы известных фактах и событиях.

Любая история имеет свою предысторию. Читателю наверняка будет интересно узнать, что Театр на Таганке Ю.П. Любимова появился не на пустом месте (как это иногда декларируется), а что здесь давно и вполне успешно работали очень достойные люди российского театрального мира. Соответственно, «история раскола» Театра на Таганке, представленная на документальной основе, становится грустной послеисторией того самого Театра.





В этой книге сквозь призму становления и развития Театра на Таганке, «пробивания» творчества В. Высоцкого из неофициальной культуры в «разрешённую» легко просматривается жизнь всей страны и людей, населявших её в период, казалось бы, совсем недавней современности, так стремительно ставшей историей.

Именно благодаря этому, в конце концов, книга Виктории Чичериной будет нужна и интересна не только нам, её современникам.

–  –  –

Посвящается моему мужу, вдохновителю и главному редактору этого издания – Андрею Сёмину.

Краткая предыстория Таганки К XVI веку на одном из семи холмов Москвы сложилась слобода ремесленников, изготовлявших таганы и другую металлическую посуду, – им обязана названием Таганская площадь.

До начала XX века квартал, ограниченный улицами Садово-Землянской (с 1994 г. – Земляной Вал, в 1938-1953 гг. – Чкаловская, в 1953-1994 гг. – Чкалова) и Верхней Болвановкой (с 1919 г. – Верхняя Радищевская), Верхним Таганским (в 1919гг. – Интернациональный) и Нижним Таганским тупиками, был ничем не примечательным местом, где в полуторадвухэтажных домах селились и вели торговлю московские купцы Мушниковы, Корчагины, Столяровы, Хлудовы, Пластилины, Мирошниковы, Рукавишниковы, Дурылины и др.

Подготовлено для настоящего издания. Использованные источники: архив Театра на Таганке (хранитель С.Л. Сидорина), сайты РГАЛИ (rgali.ru), «Театральная библиотека» (teatr-lib.ru, lib.vkarp.com), энциклопедии «Кругосвет» и «Википедия», группа «Имажинисты» в VK.com.

11 июля (28 июня) 1910 г. мещанка Домна Игнатьевна Платова обратилась в Московскую городскую управу в строительное отделение с прошением «выстроить каменное одноэтажное строение под электро-театр кинематограф» с приложением «плана владения и детальных чертежей г-на Гельриха». Резолюция московского градоначальства от 25 (12) августа 1910 г. № 235576 гласила, что «не встречается препятствий к производству работ электро-театра, места в ложах – 54, партер – 622». И в 1911-13 гг. под авторским надзором архитектора Густава Гельриха здание было выстроено, актом специальной комиссии от 10 октября (27 сентября) 1913 г.

№ 2341 принято, кинематограф получил название «Вулканъ».

При этом были вскрыты и использованы остатки палат XVII века, снесено несколько мелких построек и занят большой двор, окружённый торговыми лавками, который стал местом для кинозала. Вход осуществлялся с Садового кольца, через косое фойе, втиснутое в перестроенные стены бывших лавок купца Корчагина. Слева здание примыкало к угловому двухэтажному дому, построенному в 1833 г. купцом Прокофием Мушниковым и в 1901 г. перестроенному новым владельцем, кандидатом прав А.П. Чижовым из жилого в торговый. Справа от «Вулкана» располагалась небольшая лавка, носившая название «грязной будки», за нею – примыкающий к Садовому кольцу участок Нижнего Таганского тупика, исчезнувшие теперь под сценой театра Содружества актёров Таганки1.

В 1915 г. Анной Бренко2, знаменитой театральной деятельницей, актрисой и педагогом, основательницей первого частного театра в России, которую К.С. Станиславский однажды публично приветствовал, как «пионера демократизации театра», был создана бесплатная театральная школа и на её основе «Первый Московскiй рабочiй театръ в помщении театра "Вулканъ"». Театр открылся 21 (8) сентября 1915 г.

спектаклем А.Н. Островского «Гроза», где Бренко исполняла роль Кабанихи. Более чем благожелательно прозвучал отзыв газеты «Рампа и жизнь»: «Это был радостный спекА.А. Бренко Анисимов А. Театры Москвы. – М.: Моск. рабочий, 1984. – С. 115-118.

Бренко (дев. фам. Челищева, по мужу – Левенсон) Анна Алексеевна (1848-1934) – русская и советская актриса, режиссёр, драматург, антрепренёр, заслуженная артистка Республики (1924). В 1873-1882 гг. – актриса Малого театра. В 1880 г. с мужем О.Я. Левенсоном основала и до 1882 г.

содержала в Москве первый в России частный театр – «Драматический театр А.А. Бренко в доме Малкиеля» (неофиц. назв. – «Пушкинский театр», «Театр близ памятника Пушкину»). Занималась педагогической деятельностью в театральных школах, в том числе открытых ею, в Харькове, Киеве, Петербурге, Москве и т. д.

такль, не верилось, что на сцене рабочие». За два года театром было поставлено 25 пьес, в том числе: драма «Люди»

С.И. Платона, «Женитьба Бальзаминова» А.Н. Островского, водевили «Предложение» А.П. Чехова и «Вицмундир»

П.А. Каратыгина, «На дне» М. Горького, «Горе от ума»

А.С. Грибоедова, «Женитьба» Н.В. Гоголя и др.

После Октябрьской революции 1917 г. почти 70-летняя Бренко с частью труппы вступила в Красную Армию и стала инструктором по «культпросветработе», во время гражданской войны театр играл в воинских частях.

В 1918 г. здание кинематографа «Вулкан» перешло в распоряжение новых властей Рогожско-Симоновского района1. 13 мая 1920 г. здесь на районной «широкой рабочекрасноармейской конференции» с короткими речами о международном положении выступили В.И. Ленин и Н.И. Подвойский. О выступлении В.И. Ленина возвещала мемориальная доска, с 30 января 1959 г.2 висевшая у входа в Театр на Таганке и исчезнувшая, неизвестно, куда, в начале 1990-х...

В 1918-1922 гг. в бывшем «Вулкане» работал РогожскоСимоновский районный театр, в 1919 г. получивший имя А. Сафонова3. Художественными руководителями театра были Л.М. Прозоровский4, затем К.В. Эггерт5.

«Театральная зона» Таганки относилась в 1917-1929 гг. к ведению Рогожско-Симоновского, в 1929-1936 гг. – Пролетарского, в 1936-1948 гг. – Молотовского, в 1948-1957 гг. – Таганского, 1957-1989 гг. – Ждановского районов Москвы.

Комсомольская правда. – 1959. – 31 янв. – С. 3 (указано В.О. Рыбиным).

Сафонов Александр Кононович (1875-1919) – революционер-большевик, в дни Октябрьской революции – секретарь Военно-революционного комитета Рогожского-Симоновского района Москвы.

Прозоровский (Ременников) Лев Михайлович (1880-1954) – русский советский театральный режиссёр и актёр.

Эггерт Константин Владимирович (1883-1955) – русский советский актёр и режиссёр театра и кино.

Были поставлены спектакль «Золотой петушок» и сцены из «Маленьких трагедий» по А.С. Пушкину, «Буря» В. Шекспира, «Жорж Данден» и «Мещанин во дворянстве»

Ж.-Б. Мольера, «Король-мужик» М. Боговича, «Колокол» по Э. Верхарну и др. При театре существовала студия рабочей молодёжи, одним из руководителей студии был актёр театра М.И. Жаров.

В своих мемуарах он писал: «Районный Совет относился к нам очень заботливо и даже, я сказал бы, нежно. Это... отражало исключительно доброе отношение к театру нового, рабочего зрителя. Театр любили, и зал всегда был полон. Энтузиазм зрителей заражал и нас, актёров... "Работа этого районного театра представляет собой освежающий оазис... Работают здесь не за страх, а за совесть: отдавая себя всецело району, актёры абсолютно не халтурят... Если бы в центральных театрах не было так безнадёжно и безжизненно, можно было бы сказать: „хоть центру – в пору...”" – писала о нас газета "Коммунистический труд" в августе 1920 года.

В наших залах не было "бархатного шика", и зритель приходил к нам после работы отдохнуть часто всей семьёй.

Сцена и зал жили как один коллектив. Ощущение единства с аудиторией придавало нам не только духовные, но и физические силы.

Наши спектакли объединялись тогда понятием "спектакли левого театра". Мы считали: театр должен быть театром, никакого натурализма, никакого бытового копирования жизни... Мы уходили... к примитивной театральной условности.

Если по ходу пьесы нужен был сад, то пусть это будет откровенно условный театральный сад; если мольеровский дом, то пусть он будет раскрашен разноцветными красками, и в нём заживут условно люди, которые сядут у условного окна и войдут в условную дверь...

К.В. Эггерт поставил "Колокол" Верхарна в манере многоголосной декламации с интересным оформлением. В огромном полотнище, растрафареченном бронзой, куполом закрывавшем сцену, были прорезаны дырки, куда просовывалась голова актёра. Артисты-чтецы были расставлены по голосам на специальных станках разной высоты, и в прорезях купола виднелись только их головы. Создавалось сильное впечатление, будто перезваниваются, переговариваются колокола...»1.

Л.М. Прозоровский К.В. Эггерт Б.А. Фердинандов В 1921-1922 гг. на сцене Театра им. Сафонова и параллельно с ним работал Опытно-героический театр, основанный актёром и художником Камерного театра Борисом Фердинандовым2 и поэтом-имажинистом и драматургом Вадимом Шершеневичем3. С ними сюда пришли художник Борис Эрдман, его брат драматург Николай Эрдман, режиссёр и композитор Евгений Павлов, актёр и композитор Юрий Милютин и др. Творческие составы двух театров пересекались и плавно перетекали друг в друга. Опытно-героический театр дебютировал 3 октября 1921 г. трагедией Софокла «Эдип-царь», поставленной Фердинандовым, он же исполнял в спектакле главную роль, наряду с К. Эггертом, который, к тому же, нёс обязанности директора обоих театральных объединений.

Жаров М.И. Жизнь, театр, кино. – М.: Искусство, 1967. – C. 135-136.

Фердинандов Борис Алексеевич (1889-1959) – русский советский актёр, режиссёр, художник.

Шершеневич Вадим Габриэлевич (1893-1942) – русский поэт, переводчик, один из основателей и главных теоретиков имажинизма.

«Золотой петушок» в пост. К. Эггерта в Рогожско-Симоновском театре Эскиз ко 2-му действию спектакля Э. Лабиша «Копилка»

Сцена из спектакля Э. Лабиша «Копилка», пост. Б. Фердинандова В сезонах 1921-1923 гг. Б.А. Фердинандовым и В.Г. Шершеневичем были поставлены спектакли: «Копилка» Э. Лабиша, «Гроза» А.Н. Островского, «Страшная месть» и «Женитьба»1 Н.В. Гоголя, «Дама в чёрной перчатке» и «Одна сплошная нелепость» В.Г. Шершеневича.

«Борис Фердинандов... проповедовал теорию "метроритма"; считал, что в жизни, а следовательно, и на сцене, всё подчинено ритму... Смена ритмов определяет жизнь: человек живёт, растёт, стареет, умирает. На этом он и строил свой театр... Стремясь воплотить на практике собственную теорию актёрской игры, он... следовал ей по оформлению и постановке... В "Грозе" роль Дикого Фердинандов ловко... разбил "метро-ритмом", построил речевую партитуру этого образа, – он был очень музыкальным человеком... Такая манера сценической речи – то ли пение, то ли речитатив, то ли рифмовка – была заманчива, чем-то привлекала»2.

Шершеневич о себе и братьях Эрдманах вспоминал:

«Разойдясь с Камерным театром в установках, мы все трое, следом за Борисом Фердинандовым, перешли работать в Опытно-героический, на Таганку... Там своими боками Борис в качестве художника, Николай, как драматург, и я, как режиссёр и драматург, высушивали здание. Там Николай по заказу театра написал в стихах блестящий текст лабишевской "Копилки". Комедия имела большой успех. Позже он написал театральную мистерию, построенную не на словах, а на ритмизованном звуке. Это, вероятно, было первое "заумное" театральное сочинение. К сожалению, театр закрылся, и мистерия не увидела свет»3.

Именно эта постановка была спародирована И. Ильфом и Е. Петровым в романе «Двенадцать стульев». «Эггерт решил, что эта пьеса – символическое изображение отжившего общества со всем его антиреволюционным мещанским укладом... Персонажи трактовались им кукольно-условно.

Движения и жесты были отработаны... броскими внешними приёмами». – Жаров М.И. Указ. соч. – С. 138.

Жаров М.И. Указ. соч. – С. 139-140, 150.

Шершеневич В.Г. Великолепный очевидец. – Цит. по: Эрдман Н. Пьесы.

Интермедии. Письма. Документы. Воспоминания современников. – М.:

Искусство, 1990. – С. 305-306.

В феврале 1923 г. в труппах произошёл раскол, и театры прекратили своё существование.

11 августа 1923 г. между Рогожско-Симоновским Советом и Малым театром был заключён договор об открытии стационарного филиала Малого театра им. А. Сафонова (на Таганке). Филиал приступил к работе 24 сентября 1923 г. показом спектакля «Ревизор».

Первоначально на сцену филиала труппой Малого театра переносились спектакли, шедшие на основной сцене, впоследствии здесь осуществлялись и собственные постановки – русская классика (Фонвизин, Грибоедов, Гоголь, Островский и др.), зарубежная классика (Гольдони, Мериме, Диккенс и пр.), современные пьесы (Луначарского, Тренёва, Паустовского, Корнейчука и т. д.).

Артистка Малого театра Н.А. Розенель1 писала: «При тогдашних транспортных средствах ездить в филиал на Таганку было нелегко, и дирекция без крайней необходимости не устраивала репетиций в филиале... поразившем меня своей маленькой, примитивно оборудованной сценой и полным отсутствием комфорта за кулисами... Но большинство актёров Малого театра охотно играли в филиале: репертуар там был более широким, а главное – зрители, чудесные, непосредственные, отзывчивые зрители, которые переполняли зал на всех рядовых спектаклях, а на премьерах бывала самая заправская театральная Москва»2.

В 1946 г. филиал Малого театра переехал на Б. Ордынку, а здание на Таганке занял Московский театр драмы и комедии под художественным руководством заслуженного деятеля исРозенель (урожд. Сац, по мужу Луначарская) Наталья Александровна (1900-1962) – советская актриса, переводчица.

Самсонова И.В. Филиал Малого театра на Таганке // Московский журнал. – 2009. – апрель; то же – Ирина Юлина, «Проза.ру», http://www.proza.ru/ 2013/10/25/102.

кусств РСФСР А.К. Плотникова1, созданный приказом Комитета по делам искусств при Совете народных комиссаров СССР № 353 от 15 августа 1945 г. Труппу нового театра составили в основном воспитанники театральных студий столицы и периферийных театров.

Вот что писали о плотниковском театре в 1961 и 1965 гг.: «Первой работой нового коллектива явилась постановка пьесы "Народ бессмертен" И.И. Назарова (по одноимённому роману В.П. Гроссмана)2. Спектакль повествует о героизме и мужестве советских людей в годы Великой Отечественной войны. Одна за другой следовали премьеры. Темам современности были посвящены постановки: "Тёмной осенней ночью" Ю.П. Германа, "Воробьёвы горы" А.К. Плотников А.Д. Симукова, "Сын рыбака" В.Т. Лациса и Н.М. Горчакова, "Под золотым орлом" Я.А. Галана и др. Из 50-ти пьес, поставленных театром, более половины принадлежат перу советских писателей.

Плотников Александр Константинович (1903-1973) – советский театральный режиссёр, актёр. В 1926 г. окончил Центральный техникум театрального искусства и был принят в Московский театр имени Ленсовета, где проработал актёром и режиссёром до закрытия театра в 1941 г., эвакуировался в Магнитогорск, где работал в концертных бригадах, выступал перед ранеными. В 1943-1945 гг. – актёр и режиссёр Московского театра Сатиры, в 1946-1963 гг. – актёр и главный режиссёр Московского театра драмы и комедии. С января 1964 г. – главный режиссёр Главной редакции литературно-драматического вещания Всесоюзного радио, успешно снимался в кино (10 фильмов за 9 лет).

Премьера 4 января 1946 г.

Вместе с тем, театр стремится ознакомить зрителей с произведениями русской и западной классики, современных прогрессивных зарубежных драматургов. В репертуар включаются: "Шутники" А.Н. Островского, "Последние" М. Горького, "Дворянское гнездо" по И.С. Тургеневу, "Приваловские миллионы" по Д.Н. Мамину-Сибиряку. Свыше тысячи представлений выдержала пьеса Д.В. Аверкиева "Каширская старина".

Впервые на советской сцене театр осуществил постановку интересной пьесы американского драматурга У. Дюбуа "Гаити"... В связи с этой постановкой художественный руководитель театра получил приветствие от Поля Робсона1: "Поздравляю по поводу вашей прекрасной постановки „Гаити” – чудесной пьесы о борьбе гаитянского народа, надеюсь, что буду иметь возможность играть в этом спектакле... Мой горячий привет Вам и советскому народу"...

Театр регулярно ставит произведения драматургов стран социалистического лагеря. Примером могут служить пьесы Клары Фехер "Мы тоже не ангелы", Енё Хелтаи "Немой рыцарь"»2.

На сцене театра также шли спектакли: «Этих дней не смолкнет слава» Л. Рудого; «Как закалялась сталь» Н. Островского; «Оптимистическая трагедия» В. Вишневского; «Земной рай» («Тревога») О. Васильева; «Грех» С. Жеромского; «В сиреневом саду» и «У лесного озера» Ц. Солодаря; «Соседи по квартире» и «Николай Иванович» Л. Гераскиной; «Находчивый Кинола» («Червонный валет») О. Бальзака; «Хрустальный ключ» М. Бондаревой; «Король-олень» К. Гоцци; «Знаменитый 702» А. Миродану; «Факир на час» В. Дыховичного и Робсон Поль Лерой Бестилл (Robeson Paul LeRoy Bustill, 1898-1976) – американский чернокожий певец (бас), актёр, правозащитник, большой друг СССР.

Театры Москвы / Справочник, ред. А. Янчук. – М.: Моск. рабочий, 1961;

Москва театральная / Справочник-путеводитель; сост. К. Андреев, Л. Осипов, ред. Л. Дудорова. – М.: Моск. рабочий, 1965.

М. Слободского; «Мал, да удал» В. Гольфельда; «Если ты человек» А. Мовзона; «Чёрная кошка», «Задержан на улице» и «Красавец-огонь» К. Финна; «Степной орёл» С. Царского; «Я»

И. Чекина; «Сила любви» и «Меч и звёзды» Ю. Чепурина;

«Дармоеды» Г. Чики; «Четверо под одной крышей» М. Смирновой и М. Крайндель; «Фантазия для скрипки» Б. Метальникова; «Семь волшебников» А. Симукова и др.

Много гастролировали по стране: 1949 г. – Днепропетровск и Винница; 1951 г. – Ворошиловград и Кисловодск;

1955 г. – Горький; 1956 г. – Уфа, Молотов, Ижевск; 1957 г. – Казань и Куйбышев; 1958 г. – Минеральные Воды и Ростовна-Дону и др.

<

Московский театр драмы и комедии, 1968 г.

Помимо творческих задач, руководству театра приходилось решать хозяйственные проблемы. Открытие 1 января 1950 г. станции метро «Таганская» в составе участка кольцевой линии «Парк культуры» – «Курская» увеличило приток зрителей. В 1956 г. к театру был присоединён угловой «дом купца Мушникова», занимаемый после революции банковскими учреждениями – теперь здесь разместились просторный вестибюль, буфет с парадной лестницей, служебные помещения, холл и гримёрки на втором этаже. Со стороны станции метро был устроен главный вход, над которым были установлены три барельефа театральных масок, изготовленных по эскизам художника театра Галины Дмитриевны Лебедевой, жены А.К. Плотникова (эти барельефы до сих пор украшают фасад театра).

К осени 1962 г. в театре наметился раскол. «Ходили тревожные слухи о чьих-то интригах, о том, что недруги главного режиссёра хотят его свержения... Появились группировки...

Часть труппы ворчала, часть труппы молчала, а третья часть сочувственно кивала... В начале декабря в театре случилось событие: приехал Леонид Леонов, которого Плотников и, кажется, его друг критик Е. Сурков уговорили отдать право первой постановки его старой, "спасённой" пьесы "Метель". Пьесу отыскал, опубликовал в "Знамени", предпослав своё вступление, именно Е. Сурков1... Ровно год пройдёт со времени читки Леонида Леонова, спектакль "Метель" просмотрит комиссия – резкая, хирургическая комиссия по делу о реорганизации Московского театра драмы и комедии... Плотников перейдёт на радио...»2.

Сурков Евгений Данилович (1915-1988) – литературный, театральный и кинокритик, редактор, аппаратный работник органов управления культурой и искусством (Главное управление по контролю за репертуаром Комитета по делам искусств при Совнаркоме СССР, Главная сценарноредакционная коллегия Комитета по кинематографии при Совете министров СССР и др.). Пьеса «Метель» Л. Леонова опубл. в журн. «Знамя», № 2, 1963.

Смехов В. Накануне // Театр. – 1982. – № 9.

История создания, становления и последующей эволюции Московского театра драмы и комедии на Таганке достаточно хорошо освещена в многочисленных источниках. Поэтому не хочу повторяться, и дальше – лишь пунктиром.

Руководящий творческий состав театра на конец сезона 1962-1963 гг.

был таким:

– гл. режиссёр – Плотников Александр Константинович;

– директор – Зозулин Виктор Георгиевич;

– зам. директора – Улановский Ефим Филиппович;

– гл. администраторы – Солдатов Владимир Дмитриевич, Удалый Матвей Борисович;

– режиссёр – Попова Мария Владимировна;

– гл. художник – Эпов Николай Николаевич;

– зав. лит. частью – Левина Элла Петровна;

– зав. муз. частью – Школьник Александр Николаевич.

2 сентября 1963 г. директором театра был назначен Н.Л. Дупак1. Он же первым предложил Ю.П. Любимову перенести поставленный им весной 1963 г. со студентамищукинцами2 нашумевший спектакль «Добрый человек из Сезуана» на таганскую сцену и возглавить театр3.

Приказом Управления культуры Исполкома Моссовета № 10 от 24 января 1964 г. А.К. Плотников с 25 января был освобождён от занимаемой должности главного режиссёра театра «в связи с переводом на работу в Госкомитет по радиовещанию и телевидению», а на эту должность с того же дня назначался Ю.П. Любимов «в порядке перевода из театра им. Евг. Вахтангова».

Дупак Николай Лукьянович (род. 1921) – советский актёр театра и кино.

В 1944-1963 гг. актёр и режиссёр театра им. Станиславского. В 1963-1977 и 1978-1990 гг. директор Театра на Таганке.

Курс 1964 г. выпуска Высшего театрального училища (ВТУ) им. Б.В. Щукина.

До «Доброго человека...» Ю.П. Любимов, как режиссёр, поставил единственный спектакль «Много ли человеку надо?!» А.А. Галича на сцене театра им. Евг. Вахтангова (премьера 13 июня 1959 г.).

5 февраля 1964 г. был издан приказ Министра культуры РСФСР № 82 «О реорганизации Московского театра драмы и комедии», которым «в целях улучшения творческой деятельности» театру была установлена «численность труппы в количестве 25 единиц», а руководству театра «т.т. Дупаку Н.Л. и Любимову Ю.П.» поручалось «принять меры для повышения идейно-художественного уровня всей творческой деятельности театра, пересмотра репертуара, укрепления связи с драматургами, совершенствования мастерства актёров и режиссёров». Этим же приказом утверждался состав специальной комиссии по проведению реорганизации, на которую, в том числе, возлагалась обязанность содействия «трудоустройству работников театра, освобождённых в связи с реорганизацией».

Часть труппы, оставшаяся в любимовской Таганке (на начало сезона 1964-1965 гг.):

– Буслаев Леонид Александрович;

– Вейцлер Леонид Сергеевич;

– Власова Агарь Абрамовна;

– Власова Галина Николаевна;

– Гомозов Юрий Алексеевич;

– Горбаченко Олег Дмитриевич;

– Додина Таисия Владимировна;

– Докторова Маргарита Николаевна;

– Лукьянова Татьяна Сергеевна;

– Махова Татьяна Михайловна;

– Ронинсон Готлиб Михайлович;

– Смехов Вениамин Борисович;

– Смирнов Юрий Николаевич;

– Соболев Всеволод Николаевич;

– Федосова Надежда Капитоновна;

– Хощанов Николай Васильевич;

– Штейнрайх Лев Аркадьевич;

– Эйбоженко Алексей Сергеевич;

– Яковлева-Ройфе Нина Николаевна.

Приказом по театру № 13 от 30 января 1964 г.

в труппу театра с 28 января была зачислена:

– Ульянова Инна Ивановна.

Приказом № 48 от 22 апреля 1964 г. на постоянную работу с 21 апреля были приняты актёры:

– Славина Зинаида Анатольевна;

– Петров Игорь Алексеевич;

– Любшин Станислав Андреевич;

– Губенко Николай Николаевич;

– Возиян Людмила Николаевна;

– Комаровская Людмила Георгиевна;

– Колокольников Олег Николаевич;

– Кузнецова Ирина Сергеевна;

– Климентьев Владимир Михайлович;

– Голдаев Борис Васильевич.

23 апреля 1964 г. на таганской сцене состоялась премьера спектакля «Добрый человек из Сезуана». На премьерной афише красовалась придуманная Н.Л. Дупаком новая эмблема театра – красный прямоугольник с соотношением сторон примерно 4:3, символизирующий флаг и портал сценической коробки, с чёрными буквами по периметру. Позднее к официальному названию «Московский театр драмы и комедии»

Н.Л. Дупак добавит снизу адресную приписку «на Таганке»1.

В премьере, помимо артистов из вышеприведённых списков, участвовали:

– Агеева Светлана Алексеевна;

– Васильев Анатолий Исаакович;

– Демидова Алла Сергеевна;

– Корнилова Елена Константиновна;

– Некрасов Михаил Васильевич;

– Погорельцев Валерий Александрович;

– Хмельницкий Борис Алексеевич.

В дальнейшем кто-то покинет труппу Таганки, кто-то вольётся в неё, но это уже новая история театра...

Сергеев В. Николай Дупак: Любимов брать Высоцкого не хотел! // Экспресс газета. – 2009. – 13 мая.

Но если повезёт чуть-чуть...* Меня часто спрашивают: «Как ты туда попадаешь?» Отвечаю: «Везёт! Тьфу-тьфу!»

На практике это происходит так. Приходишь за полтора – два часа до начала спектакля, занимаешь очередь на «бронь», знакомишься с соседями по очереди (атмосфера в кассах Таганки – это отдельный и очень приятный разговор), узнаёшь последние театральные новости, а также кто играет сегодня, и как прошёл вчерашний спектакль.

За полчаса до спектакля ты или твой знакомый идёт «стрелять»

билеты к метро, другой терпеливо стоит возле касс. Если никому не повезёт, стучитесь в окошко главного администратора и клянчите у него входной билет (примерно на половину спектаклей я хожу по «входным»). Можно попытаться со служебного входа, но это маловероятно. Так же, как и я, ходят в театр мои знакоПроходимцы»:

мые. На этом краткие методичея, Лера Лотова и Владимир ские указания «проходимцам» Балин («Вольдемар») заканчиваю.

Наверное, многие в первую очередь стремились бы на «Владимира Высоцкого». На этот спектакль попасть сложнее всего – даже чем на «Бориса Годунова» или «Мастера и Маргариту». Спектакль по песням Высоцкого планировался к поОпубл. в газете «Электрик» (орган печати Совета и общественных организаций Ленинградского ордена Ленина и ордена Октябрьской Революции электротехнического института (ЛЭТИ) имени В.И. Ульянова (Ленина);

далее – Электрик), – 1990. – 26 апреля.

становке ещё до июля 1980 года. Сейчас он идёт не чаще одного раза в месяц. И, на мой взгляд, это далеко не лучший спектакль Таганки. Хотя лучшее из того, что я видела о Владимире Высоцком. Как утверждают знатоки, он много потерял даже по сравнению с январём 1988 года. Сверяя текст со стенограммой 1981 года, я также вижу много отличий в худшую сторону. Но, как говорится, «на вкус и цвет...»

Не буду давать рецензии и на спектакли – это дело театральных критиков. О Таганке много написано, и кто захочет – легко найдёт. Просто хочется поделиться своими впечатлениями о работе некоторых актёров.

На первое место поклонники Таганки дружно ставят Зинаиду Анатольевну Славину. Я её видела в пяти спектаклях.

«Добрый человек из Сезуана», пьеса-притча Бертольта Брехта, был дипломным спектаклем выпускного курса Щукинского училища в 1963 году. И с первого спектакля роли Шен Те и Шуи Та исполняет Славина. Кажется, за 26 лет должны померкнуть все краски, но и в феврале 1990 года «Добрый человек...» замечателен и, в первую очередь, за счёт завораживающей игры актрисы.

Я не видела её Ниловны в спектакле по роману М. Горького «Мать», только наслышана об этой работе, однако надеюсь исправить это упущение.

Высоцкий называл Зинаиду Славину своей любимой актрисой и написал ей такое стихотворение:

Ты роли выпекала, как из теста, Жена и мать, невеста и вдова, И реки напечатанного текста В отчаянные вылились слова!

Ах, Славина! Заслуженная Зина!

Кто этот искуситель – этот змей, Храбрец, хитрец – таинственный мужчина! – Каких земель? Каких таких кровей?

Жена и мать, вдова, невеста – роли! – Все дамы: пик, червей, бубей и треф.

Играй их в жизни – всё равно по школе Правдиво, точно – так, как учит шеф.

Всегда поражает игра Ивана Сергеевича Бортника1 (многие его знают только как Промокашку из телевизионного фильма «Место встречи изменить нельзя»2). Его Васька и Спиряк в «Живом» (Бортник играет сразу две роли, что часто бывает на Таганке) – одно из самых ярких моих театральных впечатлений. Если в мае приедет Таганка, что вполне реально3, и привезёт «Живого», настоятельно рекомендую сходить, только не говорите сразу, что не достать билетов.

Об импровизациях Бортника в кассах Таганки рассказывают легенды. А мне вспоминается такой случай. Как-то

В. Золотухин и И. Бортник опоздали с перерыва на репетицию. У Юрия Петровича Любимова существует хорошая традиция пускать на репетиции «левых» людей, поэтому мы сидели в зале. Режиссёр накинулся на провинившихся:

– Валерий Сергеевич, почему опоздали? – Любимов, когда недоволен, обращается к актёру по имени-отчеству.

– Да вот, я первый приходил, никого не было, и вообще, нет звонков... (это была среда – выходной день).

– Ну а вы, Иван Сергеевич?

– Да вот я... – Бортник точно повторил интонацию и жесты Золотухина. Причём, сделал это с таким блеском, что никто не смог скрыть улыбок.

– Ну ладно, – смягчился шеф, – раз с чувством юмора нормально – значит, всё в порядке.

Бортник Иван Сергеевич (род. 1939). В 1961 г. окончил ВТУ им.

Б.В. Щукина, в 1967 г. перешёл из Московского драматического театра им. Н.В. Гоголя в труппу Театра на Таганке.

Телесериал «Место встречи изменить нельзя», 1979 г., Одесская киностудия, реж. С. Говорухин.

В 1990 г. Театр на Таганке в Ленинград не приехал.

Об этих репетициях хочется рассказать подробнее.

Представьте такую картину: вы рассчитали курсовик1, всё сошлось, замечательно, и вот вас заставляют пересчитать другим способом и потом опять. Примерно то же самое происходит в театре.

Феликс Антипов – прекрасный актёр, играющий роль Вальсингама (репетировался «Пир во время чумы» Пушкина), замечательно исполняет песню «Царица грозная, Чума...»

Вместе с музыкой А. Шнитке2, необычайной игрой света, художественным оформлением Д. Боровского3 это кажется какой-то мистикой. Но шефу не нравится. И всё сначала. А потом опять. И так каждую сцену. Зато, когда смотришь сам спектакль, возникает ощущение, что именно такими и должны быть Вальсингам и Лаура (Наталья Сайко), Альбер (Иван Бортник) и Сальери (Леонид Филатов), Луиза (Алла Демидова) и Клотильда (Нина Шацкая).

А, в общем, сходите сами. Увидите.

Таганка, славься! Смейся! Плачь! Кричи!

Живи и в наслажденьи, и в страданьи!

Пусть лягут рядом наши кирпичи Краеугольным камнем в новом зданьи!

Курсовой проект. На момент написания заметки для студенческой газеты технического ВУЗа автор училась на 3-м курсе радиотехнического факультета, и её мысли были направлены не только на театр.

Шнитке Альфред Гарриевич (1934-1998) – советский и российский композитор, теоретик музыки и педагог.

Боровский Давид Львович (1934-2006) – советский и российский театральный художник, сценограф.

«Любимов – это талантище, если не сказать больше...»* 30 сентября – день рождения Юрия Любимова.

К 75-летнему юбилею мы попытались подвести некоторые итоги и заглянуть в будущее. Перелистали страницы старых газет и журналов, вспомнили, что писали в разное время о режиссёре и его театре, и постарались проследить некоторые моменты жизни этого человека.

«Я родился под Ярославлем... рос у бабки, которая перебралась в Москву... окончил ФЗУ, но вместо того, чтобы работать монтёром, неожиданно поступил, к огорчению родных, мечтавших для меня об энергетическом институте, во МХАТвторой1...

А когда по приказу Сталина закрыли МХАТ-второй как "малохудожественный", поступил в театр Вахтангова. Потом война. Попал в ансамбль песни и пляски, куда со всей армии собирали актёров, музыкантов, певцов... После войны – опять театр Вахтангова и преподавательская работа».

Любимов Ю.П.: Я надеюсь...

Интервью М. Ильина и К. Клюева // Ленинградская правда. – 1989. – 27 апреля.

«В 50-х годах он много играл в театре Вахтангова, много снимался в кино. Играл успешно, разнообразно. И казалось, что только совершенствование актёрского мастерства, новые роли, своеобразное и глубокое прочтение их волновали талантливого актёра.

* Опубл. с сокр.: Электрик. – 1992. – 9 октября; «Фрагменты биографии Юрия Любимова» // Вагант – 1992. – № 9(34). С. 5.

Московский Художественный театр второй (МХАТ 2-й, МХАТ II) – драматический театр, существовавший в Москве в 1924-1936 гг. (гл. реж.

М.А. Чехов в 1924-1928 гг., И.Н. Берсенев (Павлищев) в 1928-1936 гг.).

Весной 1936 г. театр был закрыт постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) «О Втором Московском Художественном театре»: «СНК СССР и ЦК ВКП(б) считают, что так называемый МХАТ 2-й не оправдывает своего звания МХАТ и на деле является посредственным театром, сохранение которого в Москве не вызывается необходимостью».

Театралы, конечно, помнят и его очаровательного Шубина в спектакле "Накануне", и пылкого и упрямолобого Олега Кошевого в "Молодой гвардии", и упористого Кирилла Извекова в "Первых радостях", и горького и растерянного Виктора из "Иркутской истории", и много других прекрасных ролей, сыгранных в театре Вахтангова».

Ульянов М.И. Мастер // Неделя. – 1977. – 10-16 октября.

«"Я буду играть Кошевого!" – трудно сказать, когда эта мысль родилась у молодого артиста Ю. Любимова...

Мечта актёра стала осуществимой, когда Театр имени Вахтангова начал работать над сценическим вариантом замечательного романа. Указания партийной критики дали юному артисту понимание масштабов задачи, взятой им на себя. Воссоздать на подмостках сцены образ героя, которому навеки отдана всенародная любовь – это ли не самый почётный долг советского художника?

Зрители Москвы смогли оценить талант артиста и плоды его напряжённого труда.

В спектакле Театра имени Вахтангова "Молодая гвардия" Ю. Любимов исполнил роль Кошевого.

...Лучистые глаза, открытая улыбка, порывистые движения подростка и вместе с тем поразительная серьёзность, спокойная собранность руководителя борьбы, уверенного исполнителя воли партии, воли народа – таков Олег Кошевой в талантливом изображении Любимова. Этот юноша – олицетворение героизма целого поколения, выпестованного партией большевиков».

Портрет героя // Огонёк. – 1949. – № 1. – С. 28.

«Да, конечно, Брехт, "Добрый человек из Сезуана". Москва ещё не видела... спектакль, поставленный заслуженным артистом РСФСР Ю. Любимовым (режиссёр-педагог А. Буров, художественный руководитель курса А. Орочко).

...Ю. Любимов не побоялся развязать творческую инициативу молодёжи, а как ещё часто – чего греха таить – такая боязнь обуревает театральных педагогов! Не только режиссёрский талант, но и смелость показал он в оригинальности общей концепции спектакля, в хлёсткой выразительности деталей».

Сахновский-Панкеев В.А. Молодо, смело, талантливо! // Юность. – 1964. – № 2. – С. 101-102.

«Пьеса эта сыграна коллективом молодых актёров с редкой целостностью, а её постановщик проявил себя в этой работе как незаурядный режиссёр. И у меня невольно возникает мысль: может быть, коллектив молодых актёров, сыгравших эту пьесу, способен, продолжая свою совместную работу, вырасти в новую театральную студию? Ведь именно так в истории советского искусства и рождались молодые театры!»

Симонов К.М. Вдохновение юности // Правда. – 1963. – 8 декабря.

«Главным режиссёром Театра драмы и комедии назначен заслуженный артист РСФСР Ю. Любимов. Москвичи его знают как актёра, создавшего ряд интересных образов на сцене театра имени Евг. Вахтангова».

Вечерняя Москва. –1964. – 7 февраля.

«И такой театр появился. Заслуга его создания целиком принадлежит Юрию Любимову.

...Любимов оказался счастливчиком. Хоть и поздно, но он как режиссёр явно родился в рубашке. Не прошло и года, как был создан новый Театр драмы и комедии на Таганке.

Прошло ещё несколько лет (всего два-три года), и к театру этому не просто привыкли, но без него театральную Москву уже и вообразить себе невозможно».

Крымова Н.А. Имена. – М.: Искусство, 1971.

«Юрий Любимов вообще представляется мне, независимо от реальных достижений, неким катализатором театрального процесса. Это очень важно – может быть, важнее всего, чтобы был такой театр, такого возбуждающего свойства».

Товстоногов Г.А. Круг мыслей // Театр. – 1969. – № 10. – С. 34-42.

«Театр на Таганке – театр поэтический. Не потому, что он часто инсценирует стихи поэтов – Маяковского, Есенина, Вознесенского, поэтов военного поколения. Не потому, что он исповедует это как своё творческое кредо. Не потому, что обычного занавеса у него нет – он парадоксально сотворён из материи светового луча, а на сцене постоянно что-то поднимается, опускается, собирается, разбирается, вращается и вообще живёт своей собственной живой жизнью раскрепощённых от гравитационных законов здравого смысла вещей.

...Это не значит, что Любимов не может или, не дай бог, не должен ставить Брехта, Мольера, Шекспира, Пушкина или кого бы то ни было из великих. Но мальчишеская непочтительность режиссёра, его не изменившаяся с годами простосердечно-лукавая улыбка предпочтительнее серьёзности, которую он мог бы нагнать на своё чело под предлогом седеющей уже шевелюры.

Впрочем, это относится не только к классическим пьесам, но и к инсценировкам "Матери" Горького, "Что делать?" Чернышевского, к "Десяти дням, которые потрясли мир", да и вообще ко всему любимовскому творчеству на театре.

Он пленяется мотивами и воздвигает из них свою собственную логику и свой сценический мир. Вот почему занавес он создаёт из света, а вещи у него неподвластны законам земного тяготения и легко выходят за пределы самих себя, бесконечно трансформируясь. Фантазия у него весенне-буйная и артистически неистощимая».

Туровская М.И. «Зори» на Таганке // Юность. – 1971. – № 4. – С. 90-92.

«В спектаклях Любимова сошлось слишком много такого, что находится в самом начале важнейших процессов, ещё не успевших полностью обнажить свою логику. И поэтому эволюция режиссуры Любимова словно прячется за обманчивой непредсказуемостью каждого нового режиссёрского шага.

В Театре на Таганке мы сталкиваемся с какой-то будто бы даже нарочитой страстью к разнообразию. Всё кажется порождением безудержной, нерасчётливой, ничего не сберегающей на чёрный день режиссёрской фантазии. Движение к намеченной цели осуществляется как будто стихийно через вихри отдельных спектаклей. И обычно, когда пишут и говорят о Любимове, прежде всего употребляют слово "фантазия". Богатая фантазия, безграничная, неожиданная, неуёмная, щедрая, излишне щедрая, смелая, невоздержанная.

...Из спектакля в спектакль Любимов доказывает, что избранный путь – не узкая тропка, по которой можно прийти только к Брехту или к поэтическим представлениям. Нет.

От Брехта, через поэтические представления, режиссёр идёт к Шекспиру и Горькому, к Мольеру и Пушкину, к Островскому, к военной повести Васильева, к деревенской прозе Абрамова – то есть к материалу, будто бы чуждому и трудному для театра, который мы привыкли называть "поэтическим", вкладывая в это понятие либо слишком узкий, а потому мало что объясняющий смысл, либо слишком широкий, что тоже не приводит к особенной ясности».

Кречетова Р.П. Любимов. – В кн.: Портреты режиссёров.

Выпуск 2. Завадский, Мильтинис, Равенских, Любимов.

– М.: Искусство, 1977.

«Он родился режиссёром, режиссура – его призвание...

Своими театральными учителями он открыто и уверенно признавал Станиславского, Вахтангова, Брехта, Мейерхольда, декларативно украсив фойе своего театра их портретами.

На первый поверхностный взгляд такое сочетание кажется противоестественным и взаимоисключающим. Однако оно лежит не только в основе театральных взглядов Любимова, но отвечает всей его бурной темпераментной сущности... Сочетание этих имён означает для Любимова не только право на эксперимент на театре, которому столько сил отдали великие режиссёры, но и оправданность экспериментов духовными ценностями современности, безграничность возможностей театра. И может быть, эти безграничные театральные возможности, которые подспудно долгие годы таились в Любимове, прежде всего обусловлены для него ответом на постоянный вопрос "ради чего", столь важный для его предшественников и получивший столь разные у них ответы. Трудно сводить творчество того или иного художника слова, театра, музыки к одному ответу, но такой ответ неустанно звучит в творчестве Любимова, звучит громко, настойчиво, порой смятенно, порой противоречиво, ради и во имя справедливости».

Марков П.А. Заметки о трёх режиссёрах // Театр. – 1977. – № 3. – С. 122-128.

«Указ Президиума Верховного Совета СССР о награждении тов. Любимова Ю.П. орденом Трудового Красного Знамени.

За заслуги в развитии советского театрального искусства и в связи с шестидесятилетием со дня рождения наградить главного режиссёра Московского Театра драмы и комедии Любимова Юрия Петровича орденом Трудового Красного Знамени.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР Л. Брежнев.

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР М. Георгадзе.

Москва, Кремль, 29 сентября 1977 г.»

Советская культура. – 1977. – 30 сентября.

«Можно прийти в режиссуру и от... избытка сил. Я думаю, суть режиссёра Любимова как раз в этом: его распирает могучая жажда творчества, которую к сорока пяти годам он устал терпеть. Его блистательный взлёт известен. В каждом спектакле он создаёт свою солнечную систему: обобщает, подводит итог и объясняет, какие планеты вращаются вокруг чего. Мировой успех Любимова объясним, может быть, тем, что в нём есть уверенность: он может на сцене решать мировые проблемы. В нем нет страха перед миром. Он считает, что театр всемогущ. Он ощущает себя демиургом.

О Любимове говорят: он может поставить всё. Телефонную книгу, научный трактат и так далее. Усматривают в этом какую-то сверхъестественную изобретательность, некий фокус, некую хитрость и даже мистификацию. Но дело, мне кажется, не в "ловкости рук", а в особом присущем Любимову видении. Как Сезанн видел всё – людей, предметы, небеса – в объёмах, так Любимов видит мир, всё сущее в нём – поднятым на подмостки».

Трифонов Ю.В. Юрий Любимов // Театр. – 1977. – № 9. – С. 52-53.

«Главное новшество, предложенное Любимовым, состоит в том, что персонажи его спектаклей говорят не только то, что они говорят ("прямая речь", реплика), но и то, что они думают ("внутренний монолог"), и, вдобавок, то, что думает и говорит о них автор. Сценическая речь ведётся сразу и от первого лица (как всегда в театре), и от третьего лица (как всегда бывало в прозе и никогда не бывало на театре)... В спектаклях Любимова обе эти функции (рассуждения прозаика о герое и высказывания самого героя) могут быть доверены одному артисту...

Изобретательно комбинируя такие приёмы, передавая "слова от автора" то одному, то другому актёру, Любимов достигает необычайной гибкости и переливчатости сценической речи».

Рудницкий К.Л. Проза и сцена. – М.: Знание, 1981.

«Что же касается начала 1980-х, то в это не самое лёгкое для Таганки и для страны время была создана поразительной художественной силы трагическая трилогия: "Дом на набережной" – 1980, "Три сестры" – 1981, "Борис Годунов" – 1982.

Трагедией несостоятельности человека, лишённого комплекса вины, предстала интерпретация театром повести Ю. Трифонова. Трагедией интеллигенции, при попустительстве которой торжествуют силы зла, прозвучала пьеса Чехова.

И, наконец, трагедией несостоятельности государства на всех его уровнях стало воплощение пушкинского шедевра.

С первых дней существования созданного им театра Любимов бесстрашно обращался к самым трудным вопросам нашей действительности, обнаружив традиционное для отечественного искусства постоянство: тревога режиссёра, его раздумья сосредоточены там, где соприкасаются художник и общество, личность и общество, сегодняшний день общества и его история.

Своеобразная трилогия стала очередным подвигом режиссёра, подвергнувшего художественному анализу больные вопросы, вставшие перед страной на очередном этапе её истории. Трилогия – отчаянный крик, обращённый к согражданам.

В нем – и боль, и обвинение, и пророчество».

Мальцева О.Н. – В сб.: Режиссёр и время. – Л.: ЛГИТМиК, 1990.

–  –  –

«За что вообще на меня всегда нападали, откуда эта немилость и гнев, за что меня выгоняли и беспрерывно прорабатывали во всевозможных инстанциях? Ведь не было ни одного так называемого "актива", где меня не оскорбляли бы на все лады, вплоть до оскорблений личности...

Но надо сказать, говорил я с ними всегда очень прямо.

В общем, так, как с вами сейчас. Ну и, конечно, они бесились.

Но поскольку меня восстанавливал "сам" – то просто убрать меня они не могли. Дело в том, что у них есть такая "табель о рангах": раз меня несколько раз восстанавливали на самом высшем уровне – то и выгнать меня можно только на самом высшем уровне. Поэтому они и воспользовались смертью Андропова – и тут же меня и убрали».

Интервью с Юрием Петровичем Любимовым ведёт Н. Горбаневская // Континент. – 1985. – № 44. – С. 411-443.

«Начиная с 1975 г., Любимов поставил в разных странах больше 30 спектаклей...

7 сентября 1983 г. – дата премьеры "Преступления и наказания" в Лондоне (театр "Лирик").

...Начиная с лондонской постановки, Любимов создал варианты московского "Преступления и наказания", перенося в каждый вариант оформление со знаменитой дверью...

1984 г., октябрь – премьера "Преступления и наказания" в академическом театре Вены, декабрь – в "Арене дель Солее" (Болонья). Руководя театром "Арена дель Солее", Любимов поставил там "Пир во время чумы" по "Маленьким трагедиям" А. Пушкина.

1985 г., "Бесы" – вторая работа Любимова с английскими актёрами в Лондоне, однако постановка впервые была показана в Париже – в Театре Европы, затем в Италии и уже после этого – в лондонском Театре Альмида, где она репетировалась...

6 июня 1985 г. в Милане в Церкви Св. Марка будет исполнена1 оратория Баха "Страсти по Матфею", поставленная Любимовым...

Пришедшие в ноябре 1985 г. в Штутгартскую государственную оперу встретятся с неожиданной трактовкой Любимова "Фиделио" Бетховена...

В апреле 1986 г. в Карлсруэ состоялась премьера оперы "Мастер и Маргарита" (композитор Р. Кунад)...

В 1986-м дважды была поставлена "Енуфа" – опера чешского композитора Леона Яначека. Весной "Енуфу" слушали в Цюрихской опере, осенью в Лондоне (Ковент-Гарден).

Иерусалим... тут я встретился с "Габимой"... ставил "Закат" И. Бабеля...

В этом же году произошла встреча Любимова с одним из лучших театров Европы, с которым работают Ингмар Бергман, Биби Андерссон – королевским драматическим театром Стокгольма – Любимов поставил здесь "Пир во время чумы", таким образом открыв для шведов Пушкина.

Так в тексте статьи.

1988 год... Он вновь встретился со Штутгартским оперным театром ("Мастер и Маргарита"); в этом же году вторая постановка в "Габиме" ("Добрый человек из Сезуана") и, наконец, возобновление "Бориса Годунова" в Москве».

Соколова Н. Мир облагодетельствован его изгнанием // Театральная жизнь. – 1989. – № 17. – С. 5-7.

«"Мать" Максима Горького Московский театр на Таганке показал в рамках VIII Мадридского театрального фестиваля...

Говорит Н. Губенко: "Мы все рады. Что пьеса восстановлена в нашем репертуаре, и что мы её играли в Мадриде.

И конечно, надо особо отметить, что её увидел автор постановки Ю. Любимов, специально сюда прилетевший.

...Нам очень хочется, чтобы Юрий Петрович приехал, повстречался с театром уже не на мадридской территории...

Дальше он сам решит свою судьбу"».

Верников В. После спектакля // Известия. – 1988. – 29 марта.

«Президиум Верховного Совета СССР рассмотрел и удовлетворил просьбу Любимова Юрия Петровича о восстановлении его в советском гражданстве (ТАСС)».

Правда. – 1989. – 24 мая.

«Способность уловить общественный настрой и выразить импульсы его – одна из важнейших граней мастерства истинного художника. Любимов не просто локатор, улавливающий импульсы того или иного направления, он сам пытается сконцентрировать их, взять в фокус и направить куда следует. Вот почему он так редко ставит готовые пьесы. Ему мало иметь готовую концепцию, он старается усилить её, заострить в нужном плане, привлекая новые материалы как бы со стороны».

Можаев Б.А. Мастер на Таганке, или Разговор о том, как стыдом умываемся // Московские новости. – 1989. – 23 апреля.

«...Юрий Любимов в нашей театральной культуре да и вообще в современной культуре – явление удивительное, масштабное, если хотите, небывалое...

Конечно же, Любимов бунтарь. Конечно же, Любимов ниспровергатель. А как же иначе? Талант – это всегда бунт против косности и мертвечины в искусстве и в жизни, это всегда вызов чиновному обывателю, которому ничего не надо, кроме того, чтобы надёжно и прочно покоился его крепкий руководящий зад в руководящем кресле. А Любимов не просто талант. Любимов – это талантище, если не сказать больше».

Абрамов Ф.А. Верую // Советская культура. – 1990. – 24 февраля.

После возвращения Ю. Любимовым были восстановлены спектакли «Владимир Высоцкий», «Борис Годунов», «Живой», «Преступление и наказание»; поставлены «Пир во время чумы», «Самоубийца» и «Электра»...

Что будет дальше – пока не ясно. Судьба неоднократно пыталась поставить Любимову точку, а он ей – запятую...

–  –  –

Опубл. с сокр.: Электрик. – 1991. – 20 марта; фрагмент – Солидарность (газ. Московской федерации профсоюзов). – 1993. – № 9, тематическая вкладка «Неизвестный Высоцкий: Коллекции рассказывают...», сост.

М. Нодель (далее – Солидарность). – С. 16.

Коптева Татьяна Кирилловна (1921-1994) – советская и российская актриса и педагог.

Здесь и далее в перечень включены спектакли, поставленные до раскола Театра на Таганке в 1993 г.

• «Перекрёсток» (Рыбак);

• «Пир во время чумы» (Мефистофель, Председатель, Жид, Лепорелло);

• «Под кожей статуи свободы» (иронический студент);

• «Послушайте!»

• «Преступление и наказание» (Мармеладов);

• «Пристегните ремни» (Прищемихин);

• «Ревизская сказка» (Чичиков);

• «Самоубийца» (Пугачёв, Подсекальников);

• «Тартюф» (Оргон);

• «Товарищ, верь...» (за Жуковского);

• «Три сестры» (Чебутыкин);

• «Турандот, или Конгресс обелителей» (Император);

• «Что делать?» (обыватель, извозчик, хозяин, полицейский, цыган).

–  –  –

Кому посчастливилось видеть спектакли Таганки, согласятся с такой оценкой Любимова. Один из ведущих актёров театра, занятый в большинстве спектаклей, играющий с одинаковым блеском Подсекальникова (главную роль в последней премьере «Самоубийца»), полицейского в «Добром человеке из Сезуана» (первом спектакле театра), председательствующего за пиршественным столом в «Пире во время чумы»

или в массовке «Бориса Годунова», Феликс Антипов сразу выделяется среди таких замечательных актёров, как актёры Таганки. Виртуозное владение самыми разными музыкальными инструментами (Антипов играет даже на пиле в спектакле «Борис Годунов»), необычный голос, море обаяния – вот характерные черты этого артиста.

Ленинградский Дворец молодёжи (Санкт-Петербург, ул. Профессора Попова, 47).

– Первый вопрос банальный. Когда и где вы родились?

– Я всю жизнь прожил в Москве, хотя родился «проездом» во время войны. Папа поехал в Ульяновск, где было танковое училище, в котором он преподавал, и на полустанке в селе Карсун я родился.

– Что вы заканчивали и когда пришли в театр?

– Заканчивал Щукинское училище. Ещё учился и уже работал в театре. Юрий Петрович «Живой»

приходил к нам на курс, смотМотяков – Ф. Антипов рел. Была студенческая работа, Фото Светланы Курочкиной где режиссёром был Саша Вилькин1, а участвовал я и Виталий Шаповалов2. После этого меня и Виталия пригласили в театр, и уже в марте 68-го года, даже раньше, я репетировал роль Мотякова в спектакле «Живой».

Так что это была моя первая роль.

– Ещё студентом?

– Да, но я уже заканчивал. До этого репетировал Володя Высоцкий, но заболел.

– А какие роли были потом?

– Потом был «Тартюф», он тоже идёт. Я там играю Оргона.

– Сразу главная роль?

Вилькин Александр Михайлович (род. 1943). В 1968 г. закончил актёрский, в 1972 г. – режиссёрский факультет ВТУ им. Б.В. Щукина, работал актёром и режиссёром Театра на Таганке.

Шаповалов Виталий Владимирович (род. 1939). В 1968 г. закончил актёрский факультет ВТУ им. Б.В. Щукина и в том же году был принят в труппу Театра на Таганке.

– Да. Может, и не особо главная была бы, но тогда ушёл Губенко1, и так получилось, что я остался.

– Там же в пару с Сабининым2 сперва было?

– Да, но... Опережает на дистанции более... (Усмехается) Потом – что же ещё было? – я не помню, двадцать с лишним лет прошло. Были «Зори...»

– Немецкий солдат?

– Нет, я же репетировал сначала Васкова, но тут всё наоборот – я заболел определённой русской болезнью.

– Понятно. У Демидовой3 даже в книжке4 написано.

– Да? И что у неё в книжке написано?

– Вы не читали?

– Ну, что там всякую дрянь...

– Там есть такая фраза: «...Антипова в очередной раз уволили за пьянство...». Мы долго возмущались по этому поводу – зачем такое в книжке писать? Бог с ней. «На то ей бог и совести глубокие уколы»5.

– Дальше был, по-моему, Быков6, «Перекрёсток». Сейчас уже не помню, в каком это было порядке.

Губенко Николай Николаевич (род. 1941). В 1964 г. окончил актёрский, в 1969 г. – режиссёрский факультеты Всесоюзного государственного института кинематографии. В 1964-1968, 1980-1983 гг. – актёр, в 1987-1989 гг. – главный режиссёр и актёр, до апреля 1992 г. – актёр театра на Таганке. С 1993 г., после раздела театра – руководитель «Содружества актёров Таганки». С ноября 1989 г. по ноябрь 1991 г. – министр культуры СССР.

Сабинин (Биненбойм) Александр Исаакович (1932-2005) – в 1961 г.

окончил ВТУ им. Б.В. Щукина, с 1967 г. – актёр Театра на Таганке.

Демидова Алла Сергеевна (род. 1936) – в 1960 г. окончила экономический факультет МГУ, в 1964 г. – ВТУ им. Б.В. Щукина. С 1964 г. по 1993 г. – актриса Театра на Таганке.

Демидова А. Владимир Высоцкий, каким знаю и люблю. – М.: Союз театральных деятелей РСФСР, 1989. – С. 114.

Цитата из спектакля «Гамлет».

Быков Василь (Василий) Владимирович (1924-2003) – советский и белорусский писатель, общественный деятель, участник Великой Отечественной войны.

– А самая любимая ваша роль какая?

– Любимая? Обычно великие артисты и великие писатели говорят:

«Роли, они как дети, они все любимые». Да нет у меня никаких любимых, ну, играю и играю, – что последнее, то и любимое.

– Феликс Николаевич, я слышала, что вы должны были с Глаголиным1 написать инсцениРевизская сказка»

ровку по поэме «Москва – Чичиков – Ф. Антипов Петушки» Венедикта Ерофеева. Можно об этом подробнее?

– Да, мы, действительно, начали. Я как попал в это дело? – мы дружили с Ерофеевым, и у меня осталось очень много материалов всяких. Я с вдовой очень много встречался. И моя функция – скорее собрать материалы. Сидим, обсуждаем...

Кстати, сейчас мы уже немножко переиграли, потому что «Москва – Петушки» оказалась настолько цельной вещью, что добавлять ещё что-то из его последних вещей никак не получалось, не всовывалось. И мы решили немножко переделать.

У него есть такая последняя незаконченная пьеса, «Фанни Каплан», и есть одна работа, которая называется «Моя маленькая лениниана», и мы решили вот это теперь соединить. Не знаю, что получится.

Глаголин-Гусев Борис Алексеевич (род. 1929) – режиссёр (1965-1981 и 1983-1987), директор-распорядитель (1990-1998) Театра драмы и комедии на Таганке.

Ерофеев Венедикт Васильевич (1938-1990) – российский писатель, драматург.

– Когда примерно это будет?

– Мы только бросили «Москва – Петушки» и начали это – неизвестно, когда что случится1.

– А больше вы ничего не писали?

– Нет, больше пока ничего.

–...потому что многие таганцы что-нибудь пишут.

– Пишут у нас немногие, кстати. Всего двое-трое. Нет – четверо: Веня, Лёня, Алла и Золотухин.

– Говорят, Трофимов пишет стихи... и шеф....

– Вот шеф лучше бы не писал.

– Я слышала – это оставляет желать лучшего?

– Да. Хотя – чёрт его знает? Ну, пишет и пишет – и слава богу. Народу нравится, а народ у нас решает всё!

– Народу нравится потому, что это – Любимов?

– Ну, стихи Любимова народ ещё вряд ли знает. Зато всё остальное знает хорошо.

– Ну, естественно, я не могу не спросить про Высоцкого, тем более – вы с ним много раз вместе выходили на сцену.

– Уже столько про него рассказано, и столько у него друзей, и столько самых близких...

– Я спрашиваю про театр, про Лопахина в «Вишнёвом саде», про могильщиков в «Гамлете». Вы ведь тоже играли Гитлера в «Павших...»

– Да, получилось в параллель, что ли... И про Лопахина тоже всё написано. И про Гамлета...

– Байки какие-нибудь, случаи...

– А вот потрясающий был один случай. Сцена могильщиков. Выходим мы с Рамзесом2, играющим второго могильщика, на сцену, идёт наш диалог, потом он уходит, и я пою песню:

До раскола театра велась подготовка спектакля, проходили репетиции, потом всё заглохло. В 1996 г. поэму «Москва – Петушки» в Театре на Таганке поставил режиссёр В.Л. Рыжий по своей инсценировке.

Джабраилов Расми (Рамзес) Халидович (род. 1932). В 1955 г. окончил актёрский, в 1961 г. – режиссёрский факультет Государственного института театрального искусства им. А.В. Луначарского (ГИТИС). С 1964 г. актёр Театра на Таганке, затем «Содружества актёров Таганки».

Не чаял в молодые дни Я в девушках души И думал: только тем одним Они и хороши...

Тут опять выходит Рамзес, приносит вторую бутылку, и должен выходить Гамлет с Горацио, а их нет. Я пою песню ещё раз – опять Гамлета с Горацио нет ни фига. Мы с Рамзесом, поскольку делать-то нечего, выясняем, сколько стоит сейчас водка, где её лучше доставать, т. е. как-то тянем время, потому что нету их на сцене, трагически опаздывают. Рамзес ещё раз сбегал за бутылкой, пошёл их искать – не нашёл, возвращается.

Даже если бы прошло всего пять минут – на сцене это огромное время. Ну, в общем, волосы дыбом, неизвестно, что делать.

Вдруг с другой стороны сцены, – не там, где они должны были находиться, а с другой стороны совершенно, – появляются Высоцкий с Филатовым.

«Добрый человек из Сезуана» И вместо того, чтобы наПолицейский – Ф. Антипов, чать текст сразу, как поЯнг Сун – В. Высоцкий явились, – потому что прошло уже столько времени! – они потихоньку на цыпочках проходят через всю сцену, как будто их не видит никто. Они от ужаса, от страха, от зажатости становятся на ту сторону сцены и только оттуда, уже со своей мизансцены, начинают говорить. Это, конечно, было потрясающе. Вот этот проход – тихо-тихо на цыпочках перед зрительным залом через всю сцену – выглядел, конечно, безумно: такой странный какой-то непонятный балет. Вот до чего можно испугаться.

– А часто такое у вас бывает?

– Нет, часто такого не может быть. Накладки, как в любой работе, бывают.

– Бывают замечательные накладки, великолепные просто. Я их очень люблю. Но это хорошо из зрительного зала смотреть, как актёр выкручивается.

– Приходилось как-то выкручиваться. А вообще «Гамлет» был хороший спектакль, и Володька последние спектакли играл прекрасно. Видимо, какое-то ощущение, мистика конца есть. Спектакли были очень яркие. Хотя актёр он – ну, какой он был актёр? Не знаю. Он – поэт или певец... Обычно он не потрясал какими-нибудь сценическими открытиями.

Но вот в «Гамлете» – это было просто поразительно. Была какая-то проникновенность, какая-то сосредоточенность и глубина. Это был хороший спектакль и очень новый по эстетике своей. И время было хорошее. Кстати, я там ещё играл на контрабасе...

– В «Гамлете» на контрабасе?

– Да, там же был оркестр, когда выходили актёры.

– А почему в «Высоцком» сейчас нет сцены с контрабасом? Там же была замечательная песня «Я вчера закончил ковку...», где вы обнимали контрабас, как «Дусю нежную мою»...

– Я не знаю. Это очень нравилась Булату Шалвовичу Окуджаве1, он говорил, что это хорошо. Но когда начали восстанавливать спектакль с Колей Губенко, эта сцена как-то выпала, не пошла. Коле почему-то не очень нравилось это. Вообще, он что-то меня не очень любит – и слава богу. Потому Окуджава Булат (Дориан) Шалвович (1924-1997) – советский и российский поэт и прозаик, один из основоположников жанра авторской песни.

что он в последнее время странно себя ведёт. С этим «письмом 53-х»1...

– Что за письмо?

– Знаменитое письмо. Было подписано и Патриархом – оказывается, он просто Патриарха так... склонил, обманул – короче, подвёл.

– А на чём вы ещё играли?

– Я играл на барабанах в «Турандот, или Конгресс обелителей»... на чём я только не играл в театре. До того, как стать актёром, я работал в оркестре, лет семь. Когда я служил в армии, – причём в Ленинградском военном округе, всё замечательные русские места от Ленинграда до Выборга, деревушки всякие Васкелоу, Сертолоу2... – везде переиграл и похороны, и свадьбы, и танцы, и что угодно. Я всем рассказываю – у меня в военном билете в графе «военная специальность» написано: «исполнитель на ударных инструментах и тромбоне». Шаповалов тоже был музыкантом.

– Вы заканчивали музыкальное училище?

– Да, но не закончил, бросил. Потом сам ковырялся.

– Полтеатра – музыканты.

– На гитарах – почти все.

– Петрович специально так подбирал?

– Нет, ну, наверное, не специально. Просто ему нравится, когда есть и то, и другое, и пятое, и десятое – всё есть.

– Феликс Николаевич, почему вы в кино так мало снимаетесь?

– Не знаю, почему-то не снимают.

– Не приглашают или большая нагрузка в театре?

«Письмо 53-х» писателей, политических и общественных деятелей опубликовано в газете «Советская Россия» 16 декабря 1990 г. В обращении говорилось об угрозе развала СССР и необходимости решительных мер по его предотвращению. Среди подписантов был Патриарх Алексий II, публично дезавуировавший какое-либо своё участие в обращении. Однако в опубликованном газетой 23 декабря 1990 г. факсимиле обращения подпись Патриарха присутствует.

Обыгрываются названия населённых пунктов Ленинградской области Васкелово, Сертолово.

– Ну, во-первых, в театре, а во-вторых, мне что-то не очень хочется. Я, кстати, вот в Ленинграде снимался, у Авербаха покойного, был такой фильм «Драма из старинной жизни»1, это по Лескову «Тупейный художник». И вот я там играл попа, который предаёт этих молодых людей. Вот это была моя первая роль в кино.

– А где ещё снимались?

– По мелочам: в «Слуге»2, в сказке «Иван да Марья»3, где-то ещё. В «Сорочинской ярмарке»4 – это на телевидении Веня Смехов делал.

– Вот что мне у него нравится – так это то, что он снимает своих.

– Я не знаю – может, чужие к нему не идут? Это я шучу.

Кого же, если не своих? Своих он знает, со своими легче работать.

– А Филатов ведь тоже что-то делал и для телевидения, и вообще. Тоже своих?

– Да, тоже. Сейчас у него фильм вышел.

– «Сукины дети»5. В Москве была премьера. Там только Нина Сергеевна6... А как вы относитесь к разговорам вокруг театра – что он умер, что уже что-то потерялось?

– Спектакли иногда идут очень хорошо, иногда не очень.

Это ж такое дело. А разговоры... умер... Да нет, вряд ли он умер. Дело в другом: театр – живой организм, бывают болезни. Сейчас такой период. Даст бог, переживём. Был бы Петрович здоров.

...Подождите секундочку, у меня насморк какой-то образовался...

– И кашляете. Говорят, без шапки ходите. Грозят, что если ещё раз заметят без шапки, догонят и на вас наденут...

Х/ф «Драма из старинной жизни», 1971 г., «Ленфильм», реж. И. Авербах.

Х/ф «Слуга», 1988 г., «Мосфильм», реж. В. Абдрашитов.

Х/ф «Иван да Марья», 1974 г., Киностудия им. М. Горького, реж. Б. Рыцарев.

Телеспектакль «Сорочинская ярмарка», 1985 г., ЦТ, реж. В. Смехов, А. Константинова, М. Ишимбаева.

Х/ф «Сукины дети», 1990 г., «Фора-фильм», реж. Л. Филатов.

Шацкая (Филатова) Нина Сергеевна (род. 1940). В 1963 г. окончила ГИТИС. С 1964 г. актриса Театра на Таганке, затем «Содружества актёров Таганки».

– Нужно сначала будет снять с кого-то... Да не в этом же дело. Я вообще – человек закалённый. Серьёзно. Правда, три года назад закончил это, но купался в проруби. Сейчас восстановить, конечно, безумно трудно, а так мне это очень здорово помогало. У меня недалеко Москва-река. И я утром бегал. И очень хорошо себя чувствовал. А теперь вот простужаюсь. Всё из-за лени. Здоровья, конечно, она не прибавляет.

– Что бы хотелось сыграть?

– Что дадут, то и сыграю.

– А нет ли какой-нибудь мечты, как, скажем, у Демидовой – Гамлета1?

– Да нет, какие мечты! Двадцать с лишним лет я уже в театре – что будет, то и сыграем. Я всё могу сыграть, всё, что угодно: Демидова – Гамлета, а я – Офелию.

12 февраля 1991 г., Москва, по телефону.

–  –  –

Интервью взято при участии Светланы Даниловой. Опубл. с сокр.: Электрик. – 1991. – 16 октября; фрагмент – Солидарность. – С. 16; Зинаида Славина: Не надо ожесточаться... // Невское время (петербургская ежедневная газета). – 1995. – 11 февраля.

Орочко Анна Алексеевна (1898-1965) – советская актриса театра и кино, режиссёр и педагог.

Славина играет так, как играть не принято, как играть нельзя. Эти исступлённые крики, эта взвинченная патетика, эта нещадная растрата нервной энергии и душевных сил возвращает нас к полулегендарным временам актёров-романтиков, трагиков и поэтов.

Гаевский В. Славина // Театр. – 1967. – № 2.

– Зинаида Анатольевна, вы родились в Петергофе... Какие-нибудь детские воспоминания остались?

– Нет. Никаких воспоминаний. Кроме рассказов мамы и папы. И деда, который остался в Петродворце, жил там и вынес все тяготы войны и блокады. Его на руках вынесли и привезли в Ригу, когда мы были уже там.

– А когда вы уехали в Ригу?

– Мы в Ригу уехали не сразу, только в 1945 году, а до этого были на Кавказе.

– В детстве все мечтают стать актрисами, интересно, как у вас появилась такая мечта?

– Была маленькой, мечтала стать балериной или актрисой. Но в балете пробовала свои силы – и неудачно, родители забрали меня домой, заявив, что хватит тебе ломаться, пора заниматься делом. А я мечтала о сцене...

Однажды всё-таки такая возможность представилась.

Моя учительница по литературе Надежда Фёдоровна предложила мне сыграть роль Кабанихи или Простаковой. И мне дали роль Простаковой, а Кабаниху отложили. Я, вдохновлённая, стала готовить текст. А у меня была мечта сыграть роль Марины Мнишек1. Но Мнишек мне не давали. Была у нас в школе такая Кисина – первая красавица, ей, конечно, и отдали эту роль. Но она заболела, и Надежда Фёдоровна бросилась ко мне: «Зинаида, ты не сыграла бы Мнишек? Почему бы нет?

Ты что – боишься?..» Я немного растерянно ей отвечаю: «Ну, раз вы мне верите... Я сыграю».

По всей видимости, речь о сценах из «Бориса Годунова» А. Пушкина.

За 15 дней до спектакля я выучила и эту роль. Зима. Мы должны были в клубе выступать, я с двумя ролями, Простаковой и Марины Мнишек. Достали мне в театре оперы и балета длинное платье – я так хотела, чтобы меня в нём увидели все!

Одели мне бусы ёлочные, я вся сверкала, распустила волосы и пошла на спектакль. Навстречу по улице шёл какой-то мужчина и говорит мне: «Куда спешите, девушка, в таком странном наряде?» А я отвечаю: «На сцену. Буду играть Марину Мнишек. Если хотите, можете прийти посмотреть». Начался спектакль. Смотрю, он сидит в первом ряду и смотрит. Удача была грандиозной. А запомнилось мне это выступление ещё и потому, что я почти не волновалась. Смотрела на партнёра, который мне не нравился, у него выступили капельки пота на лбу – я ему говорю: «Утри пот, паразит!» А волнения у меня не было. Я переживала только за то, чтобы хорошо сказать текст. Триумф был потрясающий, аплодисменты, поздравления. А потом я играла Простакову, и меня никто не узнал в этой роли, думали, что это другая девочка на сцене. У меня был ошеломляющий успех сразу. И уже тайно закралась мысль, что уж его-то я больше не упущу и обязательно попаду в театр.

А с театром оказалось сложнее, поступала в институт три раза. Два года жила на чердаках и всё время себе говорила: «Ничего, что нас прогнали, мы опять сюда придём». Смотрела, как поступают мои партнёры, коллеги. Ну, ещё они не были ни партнёрами, ни коллегами, а просто абитуриентами.

И ко мне подходили люди и говорили: «Вы не поступили?» – Я говорю: «Нет» – «Странно. Мы все слушали, как вы читаете, единственную вас. А вас не берут». И так было три года.

На третий год я поступила. И свершилось то, чего я так долго желала. Я попала на курс Орочко Анны Алексеевны. Она – последний из могикан, трагедийная актриса. Я была её любимицей.

И к нам на курс пришёл Юрий Петрович и стал ставить «Доброго человека из Сезуана». Вот тут и началась моя жизнь.

– Он сразу вас выделил?

– Он начал ставить отрывок. А потом у него созрел план поставить со мной весь спектакль. Роль Шуи Та и Шен Те была моя с самого начала. Хочу внести в слова Аллы Демидовой некоторую корректуру – она говорила, что, якобы, эта роль предназначались ей. Никогда этого не было. Она, наоборот, была в оппозиции к «Доброму человеку...» и лучшим спектаклем считала поставленный на неё спектакль «Скандальное происшествие...»1. Всегда мечтала о первенстве, но этого не случилось. Я на Шен Те никогда не имела никаких сигналов, чтобы она играла эту героиню. Там планировалось три состава. Ещё одна актриса хотела играть, старшего поколения.

Но никому из них не досталась эта роль. Она моя с третьего курса и по сей день. Я берегу её и очень переживаю, если чтото не так на спектакле, если актёры играют без вдохновения.

–  –  –

Пелагея Ниловна Власова, спектакль «Мать» М. Горького.

Вера Павловна Розальская, спектакль «Что делать?» Н. Чернышевского.

В спектакле «Мать» звучит «Дубинушка» В.И. Богданова и А.А. Ольхина, в «Что делать?» – зонги на стихи Н.А. Некрасова и В.С. Курочкина, композитор Ю.М. Буцко.

Ф.М. Достоевский, «Подросток». Премьера 23 апреля 1996 г. (после раскола театра).

Для меня важна в чтении и в работе каждая строка.

Я учу текст очень долго. Учу умом-разумом, всей своей кровью, потом. Мне тяжело достаётся каждая реплика, каждая запятая, каждый восклицательный знак. Всё выверено моим сердцем и моим нутром. А преподал это Юрий Петрович.

Я удивляюсь, когда наши актёры требуют новых спектаклей, не учась на прежних, проверенных жизнью. Они думают: вот, мы сыграем новое, и оно нас вознесёт на новой волне. Неправда. Не познав всего, что дал Юрий Петрович, не сыграв это, они и с новым сядут не в свои сани. Старые спектакли могут кормить нас ещё очень долгое время. Это прекрасный багаж.

– А на «Подростка» есть распределение?

– Пока что нет. Я сама жду и удивляюсь.

– Нам кажется, что Татьяна Павловна просто для вас написана.

– Я ещё не читала. Боюсь читать, чтобы что-то не упустить. Я бываю на всех репетициях. Когда не занята в спектакле, сижу в зале, учусь у Юрия Петровича. Потому что каждое его слово, каждый поворот нужно записывать. Это – режиссёр, который бывает раз в столетие. Мне повезло работать с таким Мастером. Это Данко, это великий борец за правду. Человек с большой буквы. И, конечно, я страдаю, как могу, рычу, дрожу от ужаса, что его нет сейчас здесь, на спектаклях.

Чтобы он обновил, вдохнул в них жизнь. Ну неужели он этого не чувствует?

– Может сейчас, после путча1, приедет?

– Я жду, чтобы этот человек был. Посетил хотя бы одиндва спектакля. Появлялся хотя бы раза два в год. Чтобы он был наш. Он нам нужен. Наш любимейший человек и режиссёр.

Августовский путч – политические события 18-21 августа 1991 г. в СССР, получившие официальную оценку, как заговор, попытка государственного переворота и антиконституционного захвата власти.

– Знаете, когда начался путч, первая мысль была, что Любимов не приедет. Страшно сразу стало.

– Ну, путч... Я думала так: наручники готовят – значит, одни из них предназначены для меня. Поэтому я спокойно ждала, чем же это всё кончится.

«Тартюф»

Дорина – З. Славина, Тартюф – В. Соболев Фото Светланы Курочкиной

– Есть ли у вас любимый партнёр в театре?

– Был Владимир Высоцкий. А сейчас – когда хорошо играют, я люблю их, каждого по-разному в своё время, и ненавижу каждого в отдельности, когда он что-то делает не так.

Владимир был человек живой. Каким образом он мог так проникнуть в душу? Он видел слезу у меня и потом рвал на себе все одежды, чтобы оправдать эту слезу.

Говорил мне иногда:

«Зинка, чёрт возьми, ну как же это так? Как хорошо мы сегодня с тобой сыграли!» – и мы за ручки брались и в танце убегали со сцены.

Однажды во время болгарских гастролей1 было очень много цветов, 40 или 50 корзин от портала до портала, и я ему сказала: «Владимир, ну вот, можно и умирать...» А он мне:

«Ты что, ещё не вечер!» Потом, спустя несколько лет, когда он умер, я корила себя за эти слова – зачем я это ему сказала?

Кто-то чёрный шепнул. Теперь уже никогда не балуюсь такими фразами. Если бы всё перекроить, и он был бы жив, мы бы нашли новые интонации для своей работы.

А ребята... я могу их любить и ненавидеть. Как они играют – это видно по моим глазам. Я каждый день по-новому смотрю, каждый день рождает новое дыхание, новый пульс.

И недоумеваю: чего они так все всполошились? Можно жить и работать. А они хотят быстро этот репертуар свернуть, сделаться простым театром, который все уже видели сто лет, где все будут выходить и кланяться друг другу в кринолинах и первыми красавцами.

– В связи с этим – как вы относитесь к «Мушкетёрам»

Евтушенко2?

– Текст мне понравился. Евтушенко – это мастер, новатор, наш поэт, который приходил к нам с истоков театра.

– Распределение есть уже?

– Я ещё ничего не видела, я всегда узнаю в последнюю очередь.

– Слухи ходили, что на Д’Артаньяна Золотухин. Мы немножко посмеялись.

– Я тоже посмеялась. Но, может быть, он осилит. Он Дон Гуана осилил. В нашем театре всё бывает. Другое дело, как он сыграл, это вопрос к зрителю.

– Зинаида Анатольевна, что, на ваш взгляд, необходимо сегодня театру, чтобы он обрёл ту форму, которая была в лучшие годы?

Гастроли в Болгарии 5-25 сентября 1975 г.

Евтушенко Е.А. Конец мушкетёров / Киносценарий по мотивам А. Дюма // Искусство кино. – 1988. – № 8. – С. 148-174. Постановка спектакля по указанному киносценарию в Театре на Таганке осуществлена не была.

– Необходимо каждому обрести покой, почувствовать себя свободными людьми, которыми мы являемся, и не растрачивать свой багаж, не вытряхивать всё, как ненужное, а искать новое. Нужно сохранить, сберечь старый репертуар, обновить его, вдохнув новые силы в театр. Замечательно, если придут молодые юноши и девушки, которые помогут нам строить новый театр. Если мы увидим у них те же светящиеся глаза, которыми мы сами обладали, то с радостью допустим их до сцены. Пока они что-то не оправдывают ожидания. Вот мы им дали «Зори...», и что-то не очень получается. Играли под себя, под сурдинку, как в кинематографе, и текст не был ясен. Сцена и кинематограф – две разные вещи.

– Скажите, а публика очень изменилась за эти годы?

– Вы знаете, я на публику никогда не злилась. Она, конечно, изменилась, но всегда остаются энтузиасты, которых я очень люблю и обожаю. Говорить, что это те же люди, что были тогда – неправда. У людей больше проблем, появилась забота, как одеть-обуть себя, а театр тоже требует десятку с одного человека, а где её сорвать? Люди стали беднее. Конечно, зря мы подняли цены на билеты, потому что молодёжи стало труднее к нам попасть. У неё нет денег, у нас могут только власть имущие посмотреть спектакль.

Но я хочу сказать всем, чтобы не ожесточались, чтобы нежность была в сердцах и доброта, чтобы ценили друг друга больше, чем до этого времени, потому что самое дорогое – доброта в человеке. Выше этого ничего нет. Потерявши, всегда мы плачем. И чтоб не пришлось плакать, надо вовремя думать всем головой. Сохранить то, что есть, и то, что было дано нам судьбой. Вот такое моё убеждение.

–  –  –

* Опубл. с сокр.: Электрик. – 1991. – 28 ноября; Невское время. – 1995. – 13 января; фрагмент – Солидарность. – С. 16.

Театр на Таганке – одна из легенд нашего недалёкого прошлого. Говорят, в то время многим она была необходима, как воздух, только там можно было услышать правду.

Я, в силу возраста, попала туда лишь в конце 80-х. Пришла посмотреть театр, в котором играл Владимир Высоцкий.

Тогда же вернулся Любимов. Буквально нескольких часов в зрительном зале Таганки мне хватило, чтоб навсегда стать... нет, не поклонницей, а ученицей этого Театра.

Актёров Таганки сразу выделяешь в любом фильме, даже в массовке. И не потому, что они лучше или хуже, они – другие, встреча с ними – праздник. И давайте поговорим сегодня не о судах и распрях, а просто о замечательном театре с его ведущей актрисой, игравшей ещё в «Добром человеке из Сезуана», с которого, собственно, и началась Таганка – Мариной Полицеймако.

– Марина Витальевна, вы родились в театральной семье. Ваш отец – известный актёр Ленинградского БДТ1. Как ваши родители отнеслись к тому, что вы стали актрисой?

– Мама всегда считала, что мне нужно идти в театр, а папа – что нет. Он всегда говорил, что это дело тяжёлое, и женщине очень трудно. Он не хотел, чтобы я была актрисой.

У меня был долгий путь к сцене, была ссора дома. Когда я закончила школу, пошла на завод и работала там 4 года. А потом уже поступила в институт.

– А заканчивали Щукинское училище?

– В Ленинградском институте2 проучилась 2 года у Леонида Фёдоровича Макарьева3. Кстати, у педагога, который раПолицеймако (Полицеймакос) Виталий Павлович (1906-1967) – советский актёр театра и кино.

Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК).

Макарьев Леонид Фёдорович (1892-1975) – советский актёр, режиссёр, педагог, драматург.

ботал с папой, учил папу. Его педагогами были Брянцев1, тогда работавший в ТЮЗе, и Макарьев. Я попала к Макарьеву.

А потом вышла замуж и переехала в Москву. И попала на курс, на который пришёл Юрий Петрович Любимов. С этого курса начался наш театр. И отец потом смирился, но он фактически никогда не видел меня на сцене. Приезжал только тогда, когда я ещё была студенткой. В 1963 году он заболел и уже не мог меня видеть, а в 1967 умер.

– Расскажите, пожалуйста, подробней о вашем курсе, о том, как всё начиналось.

– Про это можно рассказывать и писать целые тома. Самое счастливое время из всей жизни, кроме, конечно, рождения моих детей, – это организация нашего театра. Это был такой энтузиазм, такая вера, что всё будет прекрасно, вечно, долго. Я помню момент, когда Юрий Петрович (это было в вестибюле Щукинского училища) сказал, что нам предлагают два варианта: или мы переходим в театр к Плотникову, вливаемся туда, но там уже будут другие актёры, причём не всех актёров он сможет взять, или мы должны ждать несколько лет, и нам сделают новый дом на Ленинских горах. Мы выбрали первый вариант, потому что опасно было ждать.

Сначала они обещают, а потом они заВозвращение Юрия Любимова. Май 1988 г.

претят всё.

Брянцев Александр Александрович (1883-1961) – российский и советский актёр, театральный режиссёр, педагог, основатель и первый руководитель (с 1921 г.) первого в России театра для детей – Ленинградского ТЮЗа.

Я помню репетиции «Доброго человека...» Мы долго работали над первым актом. Нужно было найти ключ, форму, мы очень долго примерялись. Сначала мы вообще не понимали, что делаем. Было очень сложно. Потом мы поСамоубийца»

казали спектакль в Подсекальников – Ф. Антипов, нашем знаменитом ГЗ Мария Лукьяновна – М. Полицеймако Фото Натальи Маланиной в Щукинском училище. Такая была новая форма, и такие были все увлечённые, убеждённые, что именно так надо. Это вызвало фурор. Был праздник. У меня всё в груди прыгало от аплодисментов. Это было неповторимо.

– А как вас встретили в театре Плотникова?

– Трагично было, что не все поступили. Не всех взял Любимов к себе. Конечно, они могли бы здесь быть наравне со всеми нами, но так уж распорядился Юрий Петрович.

А может, таких возможностей не было. Актёры, которые были в старом театре, приняли это по-разному, были сокращения.

Некоторых актёров из старой труппы Юрий Петрович оставил. Это – Галина Николаевна Власова, Готлиб Михайлович Ронинсон, Веня Смехов, Сева Соболев2. И стал набирать со стороны. Ну, и нас, своих учеников – Зина Славина, Ира Кузнецова, Люся Комаровская, Мила Возиян, я – ваш покорный слуга, потом Володя Климентьев, Олег Колокольников, Игорь «Гимнастический зал» – историческое название одной из сценических площадок ВТУ им. Б.В. Щукина.

Соболев Всеволод Николаевич (1939-2011). После окончания в 1963 г.

ВТУ им. М.С. Щепкина – актёр Московского театра драмы и комедии на Таганке.

Петров, Толя Васильев, Боря Хмельницкий... Так называемые «кирпичи»1.

Ну, конечно, увольнение – это ж всегда страшно. Приходит новый человек, с новыми законами, с новыми взглядами, и те, кто не соответствует – они должны уйти. Это всегда трагедия. Ведь ты понимаешь, что вытесняешь человека.

– Какой, на ваш взгляд, период театра был самый счастливый?

– Несмотря на то, что власти всегда препятствовали появлению любимовских спектаклей, до 80-го года, несмотря на все запреты, было какое-то движение вперёд. После смерти Володи, хотя и появились такие прекрасные спектакли, как «Высоцкий», потом «Годунов», мне кажется, здесь уже стало всё сбоить, уже близок был отъезд Юрия Петровича. А до 80-го года был какой-то неукротимый взлёт. Таганка – это был тот огонёк, к которому все стремились. Она говорила всё то, о чём теперь направо и налево свободно говорят все, но сейчас в этом нет никакой заслуги. А тогда это была огромная заслуга. И это ещё оценят когда-нибудь.

– Это и сейчас ценится.

– Нет, сейчас, по-моему, нет. Если появляются такие статьи, как Агишевой2 – Таганка умерла.

– Это в «Московских новостях» «Прощай, Таганка?»3?

– Да. Такая беспрецедентная статья, гадкая абсолютно.

Потому что необъективная, потому что снисходительная к Мастеру. Театр не может умереть. Наш театр оставил такой след, внёс такой вклад во всё то, что у нас происходит сейчас за окнами, в нашей стране. И писать такие статьи – это неправда, и это нечестно, и это нехорошо.

– Каким вы видите театр в будущем?

Плюс Алла Демидова.

Агишева Нина Дмитриевна (род. 1952) – театральный обозреватель и кинокритик, кандидат филологических наук.

Московские новости. – 1991. – 7-13 апреля. – С. 14.

– Во-первых, у нас есть студия1. Есть ребята молодые.

Я надеюсь, что это смена, что они придут и, взяв самое лучшее, продолжат наше дело. Иначе быть не может. Всё, что мы можем, мы должны им отдать. Ну, естественно, новые побеги.

Там есть прекрасные актёры, даже сейчас, прекрасные девушки, ребята, интересные. Юрий Петрович очень тщательно отбирал этот курс, очень индивидуально, не ограничивал возраст, и поэтому там самые разнообразные личности. Поэтому надежда на них. Ну, и мы...

Юрий Петрович говорит, что мы старые, я так не считаю. Мы сейчас в таком возрасте, когда коечему научились, стали понимать, что нужно.

– А вы там преподаёте?

– Пока нет. Там сейчас сложная ситуация в связи с отсутствием нашего пока Мастера2.

– Он вообще вернётся3?

Мы все на это очень надеемся.

– А куда он денется? Хоть он и шумит на нас, и ругается абсолютно бессовестным образом, но это он делает, по-моему, «На дне»

от бессилия своей любви к нам. Квашня – М. Полицеймако И сам сердится. У него, конечно, Фото Светланы Курочкиной «Студией» называли курс «Таганка» ВТУ им. Б.В. Щукина, руководимый Ю.П. Любимовым в 1990-1994 гг. (Бадалбейли Т.И., Колпикова А.В., Персиянинова Н.Л., Пузыревский Я.Ю., Смирдан А.Н., Трифонов С.В., Цуркан А.И. и др.).

Ю.П. Любимов в Германии ставил оперы «Пиковая дама» П. Чайковского и «Любовь к трём апельсинам» С. Прокофьева, затем в Финляндии спектакль «Подросток» Ф. Достоевского.

В прессе Ю.П. Любимов заявлял, что не намерен возвращаться. См., например, Час Пик. – 1991. – 18 февраля.

обстоятельства, но нигде его не принимают так, как здесь.

И нигде его не любят, как здесь. Он это отлично понимает.

– Я помню, у нас в ЛДМ-е была встреча с Юрием Петровичем1. И атмосфера, которая царила там, была необычайная.

– Да, естественно. Он это прекрасно знает. Он нужен здесь. Но обстоятельства...

– Марина Витальевна, вы, в основном, театральная актриса, но расскажите о вашей работе в кино.

– Я давно хотела сняться в кино, но у меня не получалось. Я много занята в театре, потом у меня двое сыновей и уже внучка, которой 13 лет. Одному сыну 32, другому – 15, ну и так получилось в жизни, что из дома – в театр, из театра – домой. Поэтому мои работы в кино, хотя я их очень люблю, но они недостаточно значительны, чтобы о них говорить. Даже было несколько главных ролей, но это тоже не серьёзно на фоне того, что мне хотелось бы сделать. Сейчас это и невозможно. Сейчас пришла зрелость, чтобы не сказать старость.

Нужно какое-то время переждать. Когда стану совсем старая, тогда буду больше сниматься. Если буду.

– А ваша любимая театральная роль?

– У меня их несколько. Очень люблю «Зори здесь тихие...» Я там играла Лизу Бричкину. Любила маленькую роль Матрёны в «Что делать?». Я играла Матрёну с подбитым глазом. Потом очень любила роль Багрицкой Лидии Густавовны в «Павших и живых». В «Добром человеке...» люблю, потому что это моя первая роль. Первые мои слова на этой земле. Да я все свои роли люблю! Ольгу в «Трёх сёстрах», «Дом на набережной». Любила очень Капочку в «Женитьбе Бальзаминова»

в спектакле «Бенефис». У меня было такое интересное сочетание, когда я играла одновременно Кабаниху и Капочку.

Я надевала под платок бант, поверх своего розового платья надевала юбку, платок чёрный, который закрывал меня до пят, 5 апреля 1989 г.

и играла Кабаниху, потом быстро красила губы, щёки, распрямляла бант, пудрилась и превращалась в Капочку. Это был интересный спектакль.

– Сейчас много пишут о Высоцком. Вы проработали с ним 16 лет, каким он вам запомнился?

– Мне он больше запомнился юным, беспризорным, более таким своим. В первый период жизни его мы были с ним даже ближе, хотя у меня никогда с ним не было тесных дружеских отношений. И запомнились из последних вещей его репетиции Свидригайлова. Замечательно. Мы с ним играли во многих спектаклях: в «Добром человеке...», в «Павших и живых», когда он играл Гитлера, а я ему озвучивала собаку за кулисами. Он всегда говорил: «Маш, пожалуйста, не надо фонограмму, полай вживую!» Ну, приходила, лаяла, каждый раз по-разному, когда он подзывал собак. Потом в «Вишнёвом саде». В «Преступлении...» у меня роль вообще безмолвная, но, тем не менее, я всё время на сцене была и наблюдала. Он замечательно играл. Причём, почему у него такое качество получилось – помните, Свидригайлов говорит: «Моя профессия – женщины»? Женщины – да. Володя это понимал. Он был настоящий мужчина. А на сцене нельзя только в одном притвориться, нельзя сыграть секс. Нельзя вот это сыграть. Помимо всего прочего, что надо в Свидригайлове, он был очень мужчина. Как будто Фёдор Михайлович написал специально для него.

– Дневники Золотухина1 вы читали?

– Не все.

– Как вы относитесь к тому, что он их опубликовал?

– Валера настолько знал Володю, настолько был дружен, что имел, наверное, на это право. Это дело его совести, чести и так далее. Хотя я подробно всё не читала, но, думаю, раз он Литературное обозрение. – 1991. – № 3. – С. 77-87; № 4 – С. 80-89; № 6 – С. 93-100; № 7 – С. 50-54; Золотухин В., Дребезги. – М.: Центр творческих встреч, В/О «Союзтеатр», 1991.

сделал это, значит, это нужно. Он был одним из самых близких ему людей на земле. Ему Володя последнему позвонил перед смертью. Наверное, так подсказало ему сердце, я не думаю, что это сделано просто ради сенсации. Я глубоко верю в порядочность Валеры. И думаю, что он это сделал на благо.

«Три сестры»

Ирина – Л. Селютина, Маша – А. Демидова, Ольга – М. Полицеймако Фото Натальи Маланиной

– Марина Витальевна, а как изменилась сегодняшняя публика по сравнению с 60-ми?

– По-моему, она стала равнодушнее. Раньше была более демократичная публика. Потом был какой-то период, когда театр был на славе, и ходила одна «комиссионка», одни блатные, которые вообще ничего не понимали. А сейчас как-то все... Мне кажется, что сейчас интерес людей не в театре, а на улице.

– И последний вопрос о семейных традициях. Ваш муж – известный актёр Семён Фарада1. Младший сын не собирается стать актёром? И как вы к этому отнесётесь?

– Боюсь сейчас что-то говорить об этом. Старший сын, когда был маленьким, хотел стать актёром, потом пошёл по абсолютно другой линии. А младший... Пока я могу лишь сказать, что он музыкальный. Закончил музыкальную школу, хорошо подражает, копирует. Он живой человек, а что дальше будет – трудно сказать2.

4 ноября 1991 г., Москва, ТнТ, верхнее фойе старой сцены.

Фарада (Фердман) Семён Львович (1933-2009). В 1962 г. окончил МВТУ им. Н.Э. Баумана. С 1972 г. актёр Московского театра на Таганке.

Старший сын Юрий – инженер, младший Михаил – актёр.

СМИРНОВ Юрий Николаевич «Отрицательный герой хорош тем, что ему многое можно...»* Родился 6 ноября 1938 г. в Москве.

В 1963 г. окончил ВТУ им. Б.В. Щукина (художественный руководитель курса Л.М. Шихматов1).

Заслуженный артист РСФСР (12.01.1989).

Народный артист России (29.07.1997).

С 1963 г.

– актёр Московского театра драмы и комедии на Таганке, играл в спектаклях:

• «А зори здесь тихие...» (отец Лизы Бричкиной);

• «Бенефис»;

• «Берегите ваши лица»;

• «Борис Годунов» (Воротынский, Пушкин);

• «Владимир Высоцкий»;

• «Деревянные кони» (Прохор, Пётр Иванович);

• «Десять дней, которые потрясли мир»;

• «Добрый человек из Сезуана» (брат Вунг);

• «Живой» (Пашка Воронин);

• «Жизнь Галилея» (Ванни, сеньор, монах);

• «Мать» (Бегунцов, урядник, парень);

• «Мастер и Маргарита» (Бегемот);

• «Мизантроп» (Оронт);

• «На дне» (Костылев);

• «Павшие и живые» (новелла о 4-х солдатах);

• «Перекрёсток» (Рыбак);

• «Под кожей статуи свободы» (студент, изображающий продавца лотерейных билетов; студент, изображающий Панчо Вильо);

• «Послушайте!»

• «Преступление и наказание» (Лужин);

• «Пугачёв» (Тамбовцев, придворный);

• «Ревизская сказка»;

• «Самоубийца» (Калабушкин);

• «Товарищ, верь...» (за Милорадовича);

• «Час пик» (Обуховский).

* Опубл. с сокр.: Электрик. – 1991. – 10 декабря; Алекс-пресс (еженедельник (газета) акционерного общества «Алекс Лимитед» для жителей Кировского района Санкт-Петербурга; далее – Алекс-пресс). – 1993. – № 5, февраль; фрагмент – Солидарность. – С. 16.

Шихматов, Леонид Моисеевич (1887-1970) – актёр театра им. Евг. Вахтангова, театральный педагог.

Артист Таганки, известный своими теле- и кино-ролями, рассказывает о себе, о театре, о ролях, о «Вечном зове», о влиянии «отрицательного заряда» личности на характер героя, о том, что ждёт театр и его зрителей в будущем.

–  –  –

подробно. Ведь это не только то, что ты даёшь людям, если удаётся, но вдобавок, что ты сам познаёшь. А здесь был такой художественный совет, такие помощники в этом театре, что было у кого и чему поучиться. Вы же видите – эти стены расписаны. Это всё поклонники и участники становления этого театра. Начиная с того же академика Петра Леонидовича Капицы1, и Флёрова2, поэтов Вознесенского, Евтушенко. И господи боже мой, тут всех не перечислишь! – людей, уважаемых не только в Москве, а в нашей стране и за бежом. Это известнейшие физики, учёные, театроведы, писатели, хирурги и всевсе-все. Что только может существовать из профессий. И, когда бывали художественные советы, Юрий Петрович просил, что- «Мастер и Маргарита»

Коровьев – Н. Прозоровский, бы каждый высказыБегемот – Ю. Смирнов, вал своё мнение, и бы- Поплавский – Г. Ронинсон ло к чему прислушиваться, что исправлять. Я уж не говорю о таком совершенно изумительном человеке, как Николай Робертович Эрдман3, пьесу которого мы не так давно играем. Вот, Юрий Петрович созревал, наверное, под руководством таких людей. Ведь он тоже познавал, и рос, и передавал нам. Мы, в свою очередь, Капица Пётр Леонидович (1894-1984) – советский и английский физик, академик АН СССР.

Флёров Георгий Николаевич (1913-1990) – советский физик-ядерщик, сооснователь Объединённого института ядерных исследований в Дубне, академик АН СССР.

Эрдман Николай Робертович (1900-1970) – русский советский драматург, поэт, киносценарист.

также обогащались, запасались знаниями и старались как-то всё это вынести на сцену. Через нас он выражал себя – стало быть, и мысль, безусловно, тех людей, которые помогали в становлении этого театра, обретении его имени, афиши, репертуара. Поэтому я считаю, что период этот не прошёл, ещё раз говорю.

– А в другие театры вы ходите? Какие постановки кажутся вам наиболее интересными?

– Мне нравится Марк Анатольевич Захаров1. Я не берусь в силу каких-то этических соображений оценивать постановку или игру актёров, своих коллег, и возможности режиссёрские Захарова, но – это театр. Это то, что нельзя, невозможно сделать в кино. Это праздник, это зрелище, наряду со смысловой канвой, со сверхзадачей. Это – самое главное. Это – театр, он индивидуален, он имеет своё творческое лицо, здесь работает мастер, который не похож на других. Если мы, к сожалению, возьмём некоторые другие театры, то они отличаются только названием, а на сцене происходит то же самое. Допустим, тот же театр Анатолия Васильева2 – это свой мастер, своё лицо.

Наш театр тоже имеет индивидуальность. Так же, как «Современник» или ваш ленинградский БДТ – изумительнейший, лучший театр. Я очень много видел спектаклей Георгия Александровича Товстоногова3, для меня это эталон, такие блистательные актёры и такой уровень философского и интеллектуального мышления. Это, конечно, редкое исключение. Я имею в виду самого Георгия Александровича. С моей точки зрения, это приятное исключение. Это человек редчайшего, гигантского таланта. Но ведь, к сожалению, очень мало людей, даже Захаров Марк Анатольевич (род. 1933) – советский и российский режиссёр театра и кино, сценарист, педагог, профессор.

Васильев Анатолий Александрович (род. 1942) – советский и российский театральный режиссёр, педагог.

Товстоногов Георгий Александрович (1915-1989) – советский театральный режиссёр и педагог.

не такого таланта, которые умеют и могут делать спектакли.

Поэтому это профессия очень не простая, и предъявлять претензии и говорить, что «да это ерунда!» – это всегда проще, нежели попытаться что-то сделать.

Ну, пожалуй, о московских я вам сказал, а ленинградских...

– Вы видели какие-либо спектакли в Малом драматическом?

– Видел, но так, мельком. А я и не берусь судить, я просто наслышан про Додина1.

– Я просто хожу и туда и сюда.

– Ну, вам легче, но это ж в другом городе. А так, что по телевизору показывали, я, конечно, видел. Хотя сам понимаю, что смотреть спектакль «в телевизор» и смотреть его со сцены – как говорят, «две большие разницы». Поэтому от того, что я видел, я отнюдь не был в восторге. Но я и не берусь судить.

Вот если доведётся, пойду, посмотрю сам, и тогда смогу выразить своё отношение, нравится мне это или не нравится.

– В кино, после Полипова в «Вечном зове»2, у вас сложилось амплуа героя с «отрицательным обаянием».

– Меня это периодами расстраивало, потом смешило, потом искренне совершенно удивляло, огорчало и т. д. Потому что это – удивительные вещи. И я надеюсь, что это свойственно было прошедшему времени, и такого сейчас не будет, когда за тебя определяют, что ты можешь играть. Я имею в виду амплуа, прошу понять меня правильно. Я не ищу прямых аналогий в таланте, но, допустим, тот же блистательный актёр Рурк3 играет то благороднейшего утончённого человека, Додин Лев Абрамович (род. 1944) – советский и российский театральный режиссёр.

Телесериал «Вечный зов» по роману А. Иванова, 1973-1983 гг., «Мосфильм», реж. В. Краснопольский, В. Усков.

Рурк Микки (Rourke Mickey, род. 1952) – американский киноактёр, бывший профессиональный боксёр.

то совершенно опустившегося в фильме «Алкаш»1. Или Марлон Брандо2 играет «Крёстного отца»3 и «Последнее танго в Париже»4, роли совершенно противоположные. Или актёр в «Пролетая над гнездом кукушки...»5. А у нас принято: вот, если ты уже что-то сыграл отрицательное, начинают тебе предлагать вскрыть ларёк, кого-то предать, кого-то ограбить, обесчестить и т. д. и т. п. От чего я с радостью отказывался. Я понимал эту вещь и старался не заниматься вот этим, ибо – тогда всё, тогда поставлен крест, лучше сделать паузу.

Я после «Вечного зова» снялся в достаточном количестве фильмов, и не самых плохих, даже с точки зрения актёрской. Сыграл монаха Тука в «Айвенго»6...

– Одна из самых моих любимых ролей.

– Серьёзно, это, правда, получилось.

Сыграл в «Чёрном треТелефильм «Вечный зов»

угольнике»7 – по-моему, Полипов – Ю. Смирнов неплохая роль матросареволюционера. Снялся Х/ф «Пьянь» / «Barfly», 1987 г., США, реж. Б. Шрёдер.

Брандо Марлон (Brando Marlon; 1924-2004) – американский актёр кино и телевидения, режиссёр и политический активист.

Х/ф «Крёстный отец» / «The Godfather», 1972 г., США, реж. Ф.Ф. Коппола.

Х/ф «Последнее танго в Париже» / «Ultimo Tango a Parigi», 1972 г., Италия-Франция, реж. Б. Бертолуччи.

Николсон Джек (Nicholson Jack, род. 1937) – американский актёр, режиссёр, сценарист и продюсер; х/ф «Пролетая над гнездом кукушки» / «One Flew Over the Cuckoo’s Nest», 1975 г., США, реж. М. Форман.

Х/ф «Баллада о доблестном рыцаре Айвенго», 1982 г., «Мосфильм», реж.

С. Тарасов.

Т/ф «Чёрный треугольник», 1981 г., «Мосфильм», реж. С. Тарасов.

в роли писателя в картине «Под ступеньками»1. Но никто не желает почему-то эти роли признавать. Может, действительно, это в своё время так прозвучало, как наболевшее. Я ведь прекрасно понимал, что я тут играю. Почему это запало? – потому что народ внутри, весь наш советский народ был уже на пределе терпимости к властям... В чём проявлялся бунт, – да в не работе! В чём неприятие? Одному – маршальский жезл и кольцо в нос, как шутили, а народ всё, что можно стянуть или украсть, потихоньку разорял, таким образом выражая своё несогласие и недовольство.

«Вечный зов» снимался с колоссальными приключениями, потом его полтора года не выпускали, а режиссёры ходили по инстанциям. Когда посмотрели первые 4 серии, или 6, помоему, серий, то высшее начальство сказало, чтобы уже в 4-й серии этого товарища не было и в помине. Сделайте так, чтобы его уже не существовало. Завязалась перепалка между начальством, автором сценария, который повёл себя очень достойно, и режиссёром. И полтора года держали последние 6 серий. Не выпускали, там чего-то подделывали. Но в корне не хотели видеть того, что я сделал, говорил и понимал прекрасно. Я сыграл партийного функционера. Систему я сыграл, нашу советскую социалистическую систему. А для того, чтобы это прошло по цензуре, придумали, что он, будто бы, предал своего товарища по подполью, и бог знает чего. Если почитать роман, там его просто обманули. Они любили с Антоном одну и ту же девушку, и опытный следователь сказал: «Я его посажу, тебя посажу, потом выпущу. Ну что ты, за 5 лет не уломаешь, что ли её? И женишься!» Вот и всё. А и надо-то только один раз! Но – это уже другой разговор, другая философская концепция: согрешив один раз, можно ли остаться честным человеком? Это уже проблема трусости, уже другое.

Там, слава богу, 19 серий.

Т/ф «Под ступеньками», 1989 г., «Беларусьфильм», реж. В. Дерюгин.

А все почему-то: «предатель!» Чего предатель? Даже Берию в своё время объявили предателем. У нас в кровях выискивать врага народа... Чего он предал, что придумывал мой персонаж? Он был нечист по совести, и всю ту беду, горе, все те несчастья, которые он причинял, – не по собственной воле, он выполнял распоряжения вышестоящих инстанций. Вы понимаете, какая вещь? Вот почему, мне кажется, его запомнили и возненавидели. И плюс ещё детективная завязка: разоблачат – не разоблачат. Но я просто оголил нашу систему, структуру этим образом, вот почему эта роль так запомнилась и въелась. Ведь на экраны выходят картины, где играют десятками, пачками нехороших людей, но их почему-то не запоминают. Потому что они не несут социальной нагрузки, проблематики нашей жизни. Вот такая штукенция.

Я могу рассказать случай. Один режиссёр пробовал меня тоже на секретаря райкома, на что я ему сказал: «Это глупая затея, это же тебе не пропустят!» – «Ну, ладно, ладно», – он мне сделал великолепный монтаж. Кинопробу смонтировал, как художественный фильм – из разных дублей он собрал лучшее и сделал. Когда показывали, я просто на голову был выше всех. Но не пропустили. Вот насколько у нас сильно то, что вы называете «амплуа».

А Серёжа Тарасов вдруг пригласил меня на Тука. Комедийная роль, да ещё такого порядка. Я говорю: «Сергей, ты не испугался меня?» А он: «А что такое?» Я: «Ну, как, после этих 19-ти серий...» Он: «А где ты снимался?» То есть, он знал меня по другим картинам, а «Вечный зов», кажется, и не смотрел. Тогда я и понял, что он меня взял сниматься не оттого, что проявил чудеса на предмет самостоятельности, а оттого, что просто не видел. Хотя он человек такой, который мог и, действительно, не обратить на это внимание.

Но тем не менее, приверженность к ярлыкам есть. Поставили тебе какой-то, и играй. Ну почему? В театре один и тот же актёр играет и таких, и таких, и таких. А тут уже зафиксировали.

Вот, если Ленин, то уже всё. Чуть не до скандала: как он может? он не может играть отрицательного! он же Ленина играл в театре! У Калягина1 даже было на этот предмет недоразумение. Это же работа! Представьте, шофёр не сел бы за машину, потому что она серого цвета, а не голубого. Нельзя так рассуждать. Это моя работа, моя профессия.

И потом, уж если честно, то роли, скажем грубо, отрицательного характера намного интересней тогдашних бывших положительных героев, которые не пьют, не едят, в туалет не ходят, а если любят, то одну навечно. Совершенно голая схема, безликая, бесчеловечная оболочка, в одной ипостаси: будь хорошим – и всё в порядке. А отрицательный герой – ему можно намного больше. Интереснее играть роль. Она во многих проявлениях.

– А где вы ещё снимались?

– Как – где? – в «Бумбараше»2 снимался ещё. В общей сложности порядка 30 картин разных. «Деревенский детектив»3, допустим. Ещё такая картина была, «Облака»4, там мы с Ией Саввиной играли мужа и жену. «Чёрная стрела»5 – я там играл священника.

– Тоже, по-моему, Тарасова.

– Да, Тарасова. И ещё у него была картина, где Меньшов шпиона играл, а я капитана катера6. Ну, их, действительно, порядка 30-ти. Всех не упомнишь.

– Многие обращают внимание: если один актёр с Таганки есть, ищи рядом ещё кого-нибудь. Это случайно получаетМХАТ им. А.П. Чехова, М. Шатров «Так победим!», 1981 г., реж. О. Ефремов, Ленин – А. Калягин.

Х/ф «Бумбараш», 1971 г., Киевская киностудия им. А.П. Довженко, реж.

Н. Рашеев, А. Народицкий.

Х/ф «Деревенский детектив», 1968 г., Киностудия им. М. Горького, реж.

И. Лукинский.

Х/ф «Облака», 1973 г., «Беларусьфильм», реж. Б. Степанов.

Х/ф «Чёрная стрела», 1985 г., «Мосфильм», реж. С. Тарасов.

Х/ф «Перехват», 1986 г., «Мосфильм», реж. С. Тарасов.

ся, или режиссёры, если берут таганских артистов, то берут не одного?

– Я не знаю. Режиссёр компонует свою команду, и уж тут ему... Так что это не обязательно. Просто посмотрел, показалось, что ансамбль. Он ведь тоже ансамбль создаёт. Вы ж представляете, какое поле у режиссёра? – он может пригласить любого артиста, из любой точки Советского Союза бывшего.

– Один из традиционных вопросов о Владимире Высоцком.

– Это, наверное, самый тонкий вопрос, самый сложный.

Володя сам бы, наверное, удивился тому количеству друзей, которые у него оказались, но о которых он не имел ни малейшего понятия. Сейчас все друзья. Как с Лениным – бревно порядка тысячи человек несли. Вот так же и Володины друзья, которые знают его жизнь, которые с ним то-сё, пятоедесятое... Вот поэтому для меня – вопрос, каким он мне запомнился... Это же не была пятиминутная случайная встреча один раз в жизни, просто я его знал как своего коллегу 16 лет.

Обыкновенный человек, самый что ни на есть нормальный в общении, очень не любил ссориться. А вот то сокровенное, что в нём было, это он носил в себе и выражал на бумаге и в песнях. Помимо волшебного дарования, которое ему бог послал, человек, довольно жадный до работы. В хорошем смысле этого слова. Человек, который с удовольствием работал, который обожал эту профессию, открытую, публичную, на сцене. Совмещал её с другой, совершенно уединённого характера, когда он, не знаю как... один в тиши писал.

Вот что я могу сказать. Потому что надоели эти слова о дружбе, о товариществе, о взаимовыручке, об участливости – все эти перебитые слова. А тайна его таланта останется с ним.

Как он творил, вряд ли он с кем-нибудь делился. Но написанные песни он всегда приносил в театр и непременно пел нам.

Самые первые слушатели – это мы, актёры.

Но однажды... но это так, в порядке шутки. В его творчестве есть одно моё слово. Причём он мне не сказал об этом, и только потом, прочитав, я увидел. У него есть шуточная песня про Змея Горыныча: «Змей Горыныч влез на древо, // Ну раскачивать его. // – Выводи, Разбойник, девок, // Пусть покажут кой-чего...» А я сказал: «Не "влез", а "взмыл", Володя, ну, Змей-то!» Он ничего не сказал. Честное слово, я читаю в сборнике, там «взмыл»! Так я «причастился» к тайне творчества. Я не шучу, слово, действительно, моё1.

– Каково ваше мнение о дневниках Валерия Золотухина?

– Вы знаете, когда я прочёл, я даже хотел с ним поговорить. И он отвечал: «Да-да, обязательно поговорим». Разговор не состоялся. Но вот так, вкратце, я бы посоветовал ему в дневниках быть чуточку искреннее с самим собой. Может быть, это сложно, но мне кажется, что даже в дневниках он чего-то недоговаривает. Ну, с самим собой можно было бы...

Но я могу ошибаться, у меня сложилось такое ощущение.

– Может, он просто не всё опубликовал?

– Я читал неопубликованное, я читал в рукописи его, он давал мне. А что, есть изданное?

– В «Литературном обозрении» и в «Дребезгах».

– Ну, «Дребезги» – это да. Я думал, может что-то из нового. Но, тем не менее, моё пожелание, оно остаётся. То, что я В единственном известном автографе песни В. Высоцкого «Нечисть»

(«В заповедных и дремучих...») процитированная Ю.Н. Смирновым строка выглядит так: «Змей трёхглавый сел на древо...» На 1 января 2016 г.

известно 44 полных и фрагментарных фонограммы авторского исполнения песни. На 4-х фонограммах строка «влез/взмыл на древо» отсутствует.

На 24-х фонограммах периода 1966 – октября 1967 гг. – «влез». Начиная с конца октября 1967 г., на 15-и фонограммах – «взмыл». На одной записи февраля 1973 г. В. Высоцкий на слове «влез/взмыл» запнулся и произнёс «взлез» – возможно, забыл после значительного перерыва с предыдущего исполнения. (Статистика приведена на основе анализа информации с сайта Светлозара Ковачева и Владимира Чейгина «Индекс фонограмм В. Высоцкого», http://vis.aruni.eu/).

читал, то, что не было напечатано, эти листки его, они на машинке отпечатаны, это не было нигде издано. Повторю, у меня такое ощущение, что он недоговаривает даже сам с собой.

Где-то чего-то там – «ну, ладно, это не стоит, и то не стоит».

Так же, допустим, как он сейчас «напугал», уж коли коснулись Валерки... Не «напугал», это не то слово, просто как-то меня озадачил, пригрозив, дескать, напечатать о Володе.

В «АиФ» интервью его1. Ну, а что он может напечатать? Чтото, что кто-то не знает? Что, Владимир Семёнович – он был как-то засекречен, или?.. Если он имеет в виду какие-то нюансы его личной жизни, то, будь я на его месте, я бы их оставил при себе.

Владимир Семёнович вошёл в нашу жизнь и в историю не за свои личные нюансы, а за своё творчество. И если у него есть, что сказать по творчеству, – допустим, интересно рассказать, как он что-то писал, создавал... – это я с удовольствием. А вот – «Живой»

Спиряк – И. Бортник, Воронин – Ю. Смирнов, где он выпил и кого Авдотья – Т. Жукова целовал – ей-богу, это Фото Светланы Курочкиной не нужно знать ни мне, ни читателю. Это моё мнение. Ибо мы любого художника любим прежде всего за то, что он – художник, за то, что он нам дал, за то, что он позволил нам погрузиться в какие-то его мысли целиком и полностью, за то, что он нас захватил, за то, что он подарил нам минуты счастья своим творчеством, а не Золотухин В. Дребезги моей жизни. Интервью Р. Рыковой // Аргументы и факты. – 1991. – № 42 (октябрь). – С. 6.

за то, что он кому-то был должен, кому-то не отдал или забыл отдать, кого-то не любил, а кого-то обожал и т. д., и т. п. Вы поняли мою мысль.

– А вы пишете дневники или что-нибудь?

– Ой, что вы, нет! Да я и не умею. Вот если бы я умел...

Я иногда думаю: вот, если бы я умел писать, то непременно бы что-то такое... ну, знаете, как иногда мысли рождаются.

Вот, надо бы написать про это: как пробовался у Глеба Панфилова1. Целая новелла должна была бы быть. Но ведь – как?

Я не умею. Это дар. Это же не вопрос: пробовали ли вы колбасу, варено-копчёную или краковскую?! Повторяю: это дар.

– Нет, можно же для себя, – тем более такой период у театра, – взгляд изнутри?

– О нём уже столько написано! И Алла Сергеевна, и Вениамин Борисович.

– Последний вопрос. Какой вам видится дальнейшая судьба театра?

– Думаю, что, несмотря на все сложности, которые у нас сейчас, наш Мастер не сказал ещё своего последнего слова.

Понимаете, нельзя требовать от художника рисовать картину, писать, если ему не пишется, нельзя от композитора требовать симфонии, если он не расположен её писать в настоящий момент. Поэтому я считаю, что все эти разговоры праздные и непрофессиональные. Вот сейчас Юрий Петрович будет ставить «Подростка», потом памяти Ерофеева «Москва – Петушки». Поэтому поднимать разговор по поводу того, что всё кончилось... Идёт нормальный живой процесс. Я просто не в укор могу спросить – а что, МХАТ не кончился тот, который был? А Малый театр не кончился? А Большой? Всё уже другое, поверьте. Почему Григорович2 говорит, что ему не стаПанфилов Глеб Анатольевич (род. 1934) – советский и российский кинорежиссёр и сценарист.

Григорович Юрий Николаевич (род. 1927) – советский и российский артист балета, балетмейстер, выдающийся хореограф, педагог.

вится без Вирсаладзе1, не работается ему почему-то. Возможно, Юрий Петрович пока ещё не одержим какой-то идеей. Почему нельзя понять художника? Или – что это? – включил штепсель, и он пошёл ставить спектакли! А потом – мы ведь не знаем, что он ещё поставит – может быть, это будут шедевры, или это, в равной степени, может, будут неудачи. А, может – потрясающе, то и другое. Так зачем ставить крест-то на человеке? Подождите, он всё-всё скажет. Я не теряю надежды на это, будем надеяться на лучшее.

«Борис Годунов»

Воротынский – Ю. Смирнов, Шуйский – Ю. Беляев Фото Светланы Курочкиной

– Что слышно, когда он приедет?

– Должен приехать в декабре и – обязательно – в апреле.

Но жизнь намного сложнее любых слухов. Ведь мы все эгоисты, если говорить серьёзно. Ведь мы ставим как вопрос? – мы Вирсаладзе Симон Багратович (1909-1989) – советский театральный художник, сценограф, живописец, педагог.

(актёры и зрители): ну, давай! чего ты не даёшь? куда-то пропал, и не даёт ничего... Ну, извините, надо что-то иметь, чтобы дать. Вот соберётся человек со своими потребностями, понимаете, когда у него будет потребность дать, тогда он и даст.

Он же не автомат, он живой человек со своими проблемами, со своими радостями и горестями. «Дай!» кричать – это легче всего. «Ха-ха, ничего не даёт! Всё, готово дело, закончился!..» – это, с моей точки зрения, разговор дилетантский. Вот и всё.

– Когда вы к нам приедете, в город Святого Петра?

– Да я бы с удовольствием. Мы уж хотели, но сейчас какие условия? Это зависит... А где мы будем есть? А на что мы будем есть?

– Ну, спонсоров...

– Приедем, приедем при удобном случае.

5 ноября 1991 г., Москва, ТнТ, кабинет Ю.П. Любимова УЛЬЯНОВА Инна Ивановна Всё-таки Хоботова или «дама с лисой»?* Родилась 30 июня 1934 г. в г. Горловка Донецкой области Украинской ССР.

В 1956 г. окончила ВТУ им.

Б.В. Щукина (художественный руководитель курса В.К. Львова1).

Заслуженная артистка РСФСР (30.05.1989).

В 1957-1963 гг. – актриса Ленинградского государственного театра комедии. С 1964 г. – актриса Театра на Таганке, после раскола театра – «Содружества актёров Таганки».

Умерла 9 июня 2005 г.

Играла в спектаклях:

• «А зори здесь тихие...» (мать Жени Комельковой; хозяйка);

• «Бенефис»;

• «Десять дней, которые потрясИнна Ульянова ли мир»;

Фото Юлии Талызиной • «Добрый человек из Сезуана»

(Ми Тци; старая проститутка);

• «Жизнь Галилея» (госпожа Сарти);

• «Мизантроп» (Арсиноя);

• «Обмен» (Лена);

• «Пристегните ремни» (Полина);

• «Пугачёв» (Екатерина II);

• «Самоубийца» (Серафима Ильинична);

• «Тартюф» (г-жа Пернель);

• «Что делать?» (Розальская Мария Алексеевна).

–  –  –

«Хоботов, это мелко! Банально, Хоботов!» – эти фразы стали крылатыми. Кто не помнит властную, энергичную мадам из «Покровских ворот»?! Сегодня мы встречаемся с Инной Ивановной Ульяновой, сыгравшей Маргариту Хоботову и множество других ролей в театре и кино.

– Инна Ивановна, расскажите, пожалуйста, о вашей работе в Ленинградском театре Комедии у Николая Павловича Акимова2.

– Для меня это была высочайшая школа человечности, интеллигентности, хотя я не могу сказать, что Николай Павлович был педагогом, нет. Он был постановщиком, как и Любимов, только с полярным взглядом на мир. Для меня это была и школа воспитания, безусловно, чисто человеческая, и от неё всё остальное. И потом, мне повезло – попала со школьной скамьи в театр, где тебя принимают восторженно, чтобы ты ни делал. А комедийная актриса в театре комедии – это же счастье. Мне не нужно было насиловать себя, я понимала – всё равно у меня будет роль. Другое дело, что я там кобенилась: мол, не ту роль дали. На Таганке мне ролей вообще иногда не давали, а там я капризничала: «Мне хотелось эту!»

А Николай Павлович говорил: «Ну, Инночка, что же вы будете 27 марта 1965 г. (датировка согласно хронике О.Е. Ширяевой, http://otblesk.com/vysotsky/taganka.htm).

Акимов Николай Павлович (1901-1968) – крупный советский театральный режиссёр и педагог. Известен также как театральный художник, портретист и книжный график. В 1935-1949 и 1956-1968 гг. возглавлял Ленинградский театр комедии, ныне носящий его имя.

играть шестидесятилетнюю старуху, если вы молодая, – тогда он был щедр на комплименты, – прелестная девочка. Я вас берегу на чёрный день».

Там мне было просто, радостно, успешно. Через три года Ленинград меня уже знал. Больше того, через три года меня пригласил Саша Белинский (тогда у него собиралась сборная актёров Ленинграда) в свой капустник1. Там были Штыкан2, Шарко3, Юрский4. Это было прекрасно совершенно. Лучшие актёры баловались в свободное от работы время. Привозили, кстати, не раз в Москву эти капустники.

Я не ошибусь, сказав, что это были одни из немногих лазурных совершенно, безоблачных дней. Там были свои заботы, разумеется – по быту не очень... Хотя проживание мне театр оплачивал целый год! Год я жила в «Европейской». Сейчас трудно представить, что я жила целый год за счёт театра в дорогой гостинице. Больше того, я ела там рябчиков в сметане. Не каждый день, но раз в две недели мы могли зайти с коллегой, или с подружкой, или с приятелем и поесть, допустим, взбитые сливки с меренгами или рябчиков в сметане. Он был махонький, но мы себе могли это позволить. В театре я получала 75 рублей, родители присылали 50-60 рублей в месяц. Я была сыта и одета. Правда, уже через год я стала играть концерты. И дело даже не в молодости, не в юности, которой все моря по колено, а в том, что я работала, повторяю, с униБелинский Александр Аркадьевич (1928-2014) – советский и российский режиссёр и сценарист, создатель многочисленных телевизионных спектаклей и фильмов-балетов. В 1950 г. организовал при Ленинградском Доме актёра Театр капустника, поставленные им в 1950-1960-х гг. актёрские капустники пользовались большой популярностью.

Штыкан Лидия Петровна (1922-1982) – ведущая артистка Ленинградского театра драмы имени А.С. Пушкина (Александринского театра).

Шарко Зинаида Максимовна (род. 1929) – советская и российская актриса театра и кино.

Юрский Сергей Юрьевич (род. 1935) – советский и российский актёр театра и кино, театральный режиссёр, кинорежиссёр, сценарист.

кальным, ренессансным человеком, таких нет. Я думаю, что даже с академиком Лихачёвым1, который являет собой сейчас определённый пик духовности, Николай Павлович мог бы ещё и поспорить.

– Сейчас в театре Комедии «Тень» восстановили...

– Слышала об этом.

Восстанавливал Аксёнов2.

А декорации остались те же, что и в 60-х годах. Потому что Николай Павлович Акимов восстанавливал второй раз «Тень» со мной3, а сейИ.И. Ульянова на репетиции час уже третья попытка – Н.П. Акимовым спектакля говорят, унылая.

«Чемодан с наклейками»

То, что делал раньше по пьесе Дмитрия Угрюмова в Академическом театре Комедии Милиндер4 с «Тенью», это 1 марта 1961 г.

Фото с сайта Центрального гос. архива же фантастика! Он же был гимнаст! Люлько5, Карпокинофотофонодокументов Санкт-Петербурга. ва6 – лучшие!

А как Акимов одевал своих артистов, как он любил красоту! Помню, в «Чемодане с наклейками» я, будучи студенткой, играла – скорее, изображала – какую-то иностранную Лихачёв Дмитрий Сергеевич (1906-1999) – советский и российский филолог, культуролог, искусствовед, академик РАН.

Аксёнов Юрий Ефимович (род. 1932). В 1983-1990 гг. – главный режиссёр Ленинградского театра Комедии.

В 1960 г. Н. Акимов восстановил спектакль Е. Шварца «Тень» (первая постановка 1940 г.). Роль Принцессы Луизы исполняла И. Ульянова.

Милиндер Лев Максович (1930-2005) – советский и российский театральный актёр.

Люлько Людмила Александровна (1923-1967). С 1945 года – актриса Ленинградского театра Комедии.

Карпова Вера Александровна (род. 1933) – советская и российская актриса театра и кино. Однокурсница И. Ульяновой.

кинозвезду – дурака валяла, разыгрывали одну семью. Так я была одета так, что ходили просто смотреть мой костюм.

Он очень любил женское тело! Если у вас были красивые плечи, то плечи обязательно были оголены, если у вас была красивая грудь, то она максимально была показана, если хорошие ножки – то платье не такое, как у сельской учительницы...

Иногда я вспоминаю об этом... Не знаю, правильно ли я сделала, что ушла, потому что этот театр дал мне очень многое, хотя и отнял тоже. Но теперь – что сделано, то сделано.

– Любимов тоже редчайший режиссёр...

– Безусловно. Он меня научил очень многому. Я уже говорила про популярность, но профессию я приобрела здесь. Ведь актёром становятся к 50-ти – это всем известно. В 20-30 лет актёр только полуфабрикат, заготовка, а настоящий актёр начинается с 50-ти, у нас, во всяком случае. «Добрый человек из Сезуана»

И этим я обязана, конечно, Янг Сун – В. Высоцкий, старая проститутка – Юрию Петровичу. Потому что я И. Ульянова очень внимательно слушала, отбрасывая то, что мне не нужно. И мне не страшно приходить в театр другой совершенно. Три года тому назад меня пригласил Вася Ливанов1 к себе в театр2. Он пригласил насовсем, но я говорю: имеет ли смысл из-за одной маленькой роли к вам? Постановка называлась «Ловушка для молодого челоЛиванов Василий Борисович (род. 1935) – советский и российский киноактёр, сценарист, писатель, кинорежиссёр, художник-мультипликатор.

Экспериментальный театр «Детектив» работал в 1988-1995 гг.

века»1. Была очень хорошая компания, а компания всегда предполагает очень собранную работу. Витя Павлов, Муравьева Ира, Ясулович, Кузьменко, Носик, Ульянова – компашка такая. А ставил Виташа Соломин, Виталий Мефодиевич. И я пошла на это, хотя там небольшая роль медсестры. Я должна вам сказать, что чувствовала себя в этой компании на равных.

Вот из этой фитюлечки я сделала заметную роль.

Так что мне теперь не страшен серый волк, и этим я обязана, конечно, Юрию Петровичу Любимову, потому что он научил меня профессии и сегодняшнему пребыванию в ней.

С точки зрения мастерства, я имею в виду.

– В старых программках «Обмена» на роль Лены заявлено несколько исполнительниц, но играли, по-моему, только вы.

– Ульянова, Демидова да Корнилова. Корнилова вообще не вышла на прямую, Демидова сыграла один прогон, и Любимов сказал: «Спасибо большое, больше не нуждаемся в вашей помощи». Причём, она играла с Филатовым. Мы так разделились, так удобнее: я с Вилькиным, а Алла захотела играть с Филатовым. Ну, и когда был их прогон, Вилькин, огорчившись, что не мы прогоняем, пошёл пить в «Каму» (тогда ещё была «Кама»2). Позвонил мне Юрий Петрович, где-то часов в шесть, после их прогона и спросил: «Инна Ивановна, что вы делаете?» Я говорю: «Пью чай, а что такое?» – не понимая, что происходит. «А где Вилькин?» – а я знала, что он пошёл пить с Джабраиловым. «Он, по-моему, в "Каме"». – «Что он делает?» – я говорю: «Естественно, пьёт!» – «Немедленно его оттуда!» – «Это вы мне говорите?» – «Нет, не вам, тут администрация». Ну, вытащили его оттуда, и к 9-ти часам он отошёл малёхо, а в девять был второй прогон, просто такой – раПо пьесе Робера Тома.

Ресторан в соседнем здании с Театром на Таганке, закрыт в 1981 г. в связи с реконструкцией и последующим включением здания в комплекс ТнТ.

бочий. С тех пор «по тюрьмам Аллочку не встречали нигде»1, во всяком случае, в этой роли.

Осталась только наша пара.

У меня всегда так было, и в этом смысле я очень закалённый боец. «Что делать?» – три состава. «Бенефис» – два состава: Демидова и Ульянова.

«Пугачёв», Екатерина – три состава:

я, Додина2 и Шацкая. Девоньки были назначены и репетировали, и там были огромные две сцены3 (потом это превратилось в ничто, благодаря тем товарищам, котоПугачёв»

рые всё просматривали и урезали):

Екатерина II – И. Ульянова одна очень большая, главная – моё «сидение», и вторая – завещание Екатерины. Я помню даже реплику, что первого писателя, вздумавшего казаться государственным человеком, надо казнить, потому что перо писателя приносит больше вреда правительству, нежели топор бунтовщика. И здесь сидел Павел... – так что была огромная роль.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |

Похожие работы:

«Аннотация к рабочей программе по предмету "История", 6 класс Рабочая программа составлена на основе следующих документов: Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ (ред. От 23.07.2013) "Об образовании в 1. Российской Федерации", Приказа Министерства образования и науки РФ № 1897 от 17.12.2010г. "Об утверждении 2. федеральног...»

«47 Студенты младших курсов, как правило, читают меньше, круг чтения существенно уже, чем у студентов старших курсов, представления о литературе примитивнее. Респондентов мужчин больше всего интересую...»

«Троичность в интегральной социологии Питирима Сорокина Александров Н.Н. В данном тексте мы будем трактовать и анализировать основополагающие построения Питирима Сорокина в нашей системе терминов и понятий системокинетики [1]. В истории социологии (и в философии истории) П. Сорокина от...»

«СПИСОК ТРУДОВ Б. А. РОМАНОВА Смердий конь и смерд. (В летописи и Русской Правде). Известия Отделения русского язы ка и словесности, т. XITT, кн. 3. СПб., 1908, стр. 18—35. Указате...»

«Александр Штейнберг Елена Мищенко Голливудский Раджа. Луис Мейер Серия "Наши люди в Голливуде", книга 1 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=14655971 Аннотация Серия Наши люди в Голливуде – это сложные и увлекательные биографии крупных деятелей киноискусства – э...»

«Глава 3.1. Перспективы использования местных видов ресурсов и нетрадиционных источников в Республике Беларусь История. До начала 20 века ситуация в Беларуси была аналогичной ситуации...»

«1 Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Уральский государственный экономический университет" Каменская Екатерина Владимировна Конфликты...»

«РВБ: К.А. Свасьян. Растождествления. Версия 3.0 от 18 июля 2007 г. Содержание От автора Война в эпоху корректности Россия и демократия Час челяди Ничейная власть Россия: мысли вслух Дискурс, террор, еврейство Науки о духе: без на...»

«А.И. Звонилкин Неизвестные грани таланта В.Ф. Пак Александр Иванович Звонилкин – значимая личность в истории культуры Ростова Великого1. В ГМЗРК хранятся живописные и скульптурные произведения художника. Его вклад в развитие финифтяного промысла отмечали многие авторы2. Общеизвестна "Краткая...»

«83 "Пиво с мужским характером": пиво и его локальные значения Сибирские исторические исследования. 2014. № 2 УДК 39 (571.16) "ПИВО С МУЖСКИМ ХАРАКТЕРОМ": ПИВО И ЕГО ЛОКАЛЬНЫЕ ЗНАЧЕНИЯ Золтан Надь Аннотация. В настоящем ис...»

«"К нам едет ревизор" Урок-суд Задачи урока: Образовательные: формирование знаний об основных чертах коррупционной деятельности закрепление понятия "коррупция"Развивающие: развитие во...»

«Наталья Николаевна Ильина Удивительный Люксембург Серия "Удивительная Европа" Текст предоставлен автором http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4997488 Аннотация География и природа Люксембурга. История Люксембурга. Флаг и герб Люксембурга. Святыни Люксембурга. Кухня...»

«Весы серии Штрих M Версия 2.0 Редакция 1.0 07.06.2004 г. Обычное взвешивание Штучный режим Режим Сумматор Режим Порция Режим Программирование ПЛУ РЕЖИМЫ РАБОТЫ ОБЫЧНОЕ ВЗВЕШИВАНИЕ...»

«Л.В. Поляков У истоков российского консерватизма: Николай Карамзин и Жозеф де Местр 1803 год в российской истории вроде бы не отмечен каким-либо памятным событием, имеющим общенациональное, а тем более мировое значение. Обычный год, один из многих. Так кажется на первый взгляд, когда мы перелис...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Горно-Алтайский государственный университет" РАБОЧАЯ ПРОГРАММА дисциплины: Экономическая история Горного Алтая Уровень основной образовательной программы: подготовка кадров высшей квалификации Рекомендуетс...»

«1 СТРУКТУРА РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЫ УЧЕБНОГО ПРЕДМЕТА "ИСТОРИЯ РОССИИ" I. Пояснительная записка.. 3 II. Общая характеристика учебного предмета..4 III. Описание места учебного предмета "История России" в учебном план...»

«М.А. Родионов О змЕях И ПтИцах В ДОЛИнЕ СмЕРтИ (хаДРамаут) Хадрамаут — историко-культурная область в Южной Аравии, а также одноименная провинция Йеменской Республики — дает богатый материал для построения этнокультурных м...»

«ВНУТРЕННИЙ ПРЕДИКТОР СССР 200-летию со дня рождения А.С.Пушкина посвящается Развитие и становление Русской многонациональной цивилизации и её государственности в глобальном историческом процессе, изложенное в системе образов Первого Поэта России А.С.Пушкина (В редакции 1999 года с некоторыми уточнениями) Санкт-Петербург 200...»

«УДК 821.161.1-312-9 ББК 84(2Рос=Рус)6 Б79 Художественный редактор П. Волков В оформлении переплета использована иллюстрация художника А. Руденко Большаков, Валерий Петрович. Б79 Танкист № 1. Бей фашистов! / Валерий Большаков. — Москва : Эксмо : Яуза,...»

«Мартынов Дмитрий Евгеньевич КОНФУЦИАНСКОЕ УЧЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ КНР (60 – 90-е гг. ХХ в.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (Новая и новейшая история) Автореферат диссертации на соискание учёной степени к...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.