WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 |

«Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ЭКСПЕРТНОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ Суверенитет и права человека Серия Международные ...»

-- [ Страница 1 ] --

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008

ЭКСПЕРТНОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ

Суверенитет и права человека

Серия

Международные отношения

2008, № 2 (10)

Фонд Исторической Перспективы

СОДЕРЖАНИЕ

Экспертный круглый стол

«Суверенитет и права человека»,

Москва, 17 апреля 2008 года

Дополнительные материалы

Выступление председателя Отдела внешних церковных

связей Московского Патриархата митрополита

Смоленского и Калининградского Кирилла на панельной дискуссии «Права человека и межкультурный диалог», Женева, 18 марта 2008 года

Георгий Энгельгардт. Государства органиченного суверенитета на постюгославском пространстве................. 107 Татьяна Ушакова. Взгляд на Косово с учетом испанской международно правовой доктрины и внешней политики... 122 Сведения об авторах

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 «CУВЕРЕНИТЕТ И ПРАВА ЧЕЛОВЕКА»1

Наталия Нарочницкая:

Дорогие коллеги, я рада приветствовать вас на этом круг лом столе, который проводит совместно Фонд исторической перспективы и новый Институт демократии и сотрудничества, парижское отделение которого я возглавляю. Мы решили про вести здесь, в Москве круглый стол на тему, по которой мы намереваемся также, может быть, осенью в Европе организо вать уже большой международный круглый стол.

Чем продиктован выбор темы? Очевидно, что понятие су веренитета и демократии тесно связаны. Фасадом Просвеще ния было провозглашение суверенного равенства всех участни ков мирового процесса: и людей, и наций, и государств. И ува жение суверенитета, уважение принципа невмешательства во внутренние дела других государств с Вестфальского мира яв ляется тем самым принципом демократии в международном по ведении государств, который сейчас подвергается эрозии в со знании и полному попранию в реальной деятельности.

Безусловно, права человека – тема очень серьезная. Сколь ко копий за них было скрещено в течение истории! И люди, движимые самыми благими побуждениями, протестовали про тив ограничения свободы совести, мнений, слова. Сегодня мы видим, как эти понятия толкуются несколько иначе, чем это было в прошлые века. Мы должны обсудить, как сопрягаются тен Экспертный круглый стол по данной теме состоялся в Фонде исторической пер спективы по инициативе Института демократии и сотрудничества в Париже 17.04.2008.

Фонд Исторической Перспективы денции в сознании и тенденции в праве, потому что междуна родное право тоже имеет принципы. Все учебники междуна родного публичного права начинаются с перечисления этих ос новополагающих и основных принципов, центральные из кото рых – это уважение территориальной целостности, принцип невмешательства во внутренние дела, недопущение примене ния силы и даже угрозы силы в отношении государств.

Тем не менее мы видим, как, используя в качестве предлога якобы несоблюдение прав человека, под флагом демократии и прав человека совершаются нарушения суверенитета других стран, осуществляется агрессия против суверенных государств. Это про исходит, в том числе, в самом центре Европы – того самого кон тинента, где родились и получили развитие эти великие принци пы, которые в своё время очень привлекали незападные миры и приносили Западу огромные моральные, идеологические и по литические дивиденды. Сегодня же незападные миры рассмат ривают отступление от этих принципов как глубочайший кризис, если даже не крах западных ценностей.





И, на мой взгляд, это тоже является одной из причин напряжённости между цивили зациями, которой не было в предыдущие века. Я полагаю, что даже терроризм – страшное явление нашего времени, когда в жертву приносятся люди, не являющиеся даже адресатами тре бований (это и отличает, скажем, убийство грабителем человека, которого он грабит, от преступления террористов), тоже может стать, к сожалению, структурным элементом международной жизни. Это может случиться, отчасти, среди прочего, и из за того, что фарисейски нарушается принцип суверенитета, а сопро тивление невозможно, состояние войны не объявлено, к тому же Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 война сейчас, при современном уровне военной техники, между сильными мира сего и слабыми совершенно невозможна.

Все эти вопросы подлежат серьезному обсуждению. Никто не отрицает важности прав человека и свобод. В то же самое вре мя, если мы возьмем Устав ООН, главу I «Цели и принципы», то она весьма впечатляет тем, что там вообще не упоминается слово демократия как идеал, к которому якобы обязаны стре миться все страны. Там как раз утверждается суверенное равен ство всех субъектов и участников, как сейчас говорят, «акторов»

международного общения. Что это означает? То, что монархия и республика равны перед международным правом, общество религиозное, будь то индуистское, исламское, христианское, и общество секулярно либеральное, подобно западному, равны перед международным правом. Это означает, что между ними нет отношения высшего к низшему, прогрессивного и отсталого.

Если мы возьмем философов классиков, столпов западно европейских общественных доктрин, то Иммануил Кант, пола гавший, что гражданское устройство государства будет лучше, если будет республиканским, тем не менее одновременно ут верждал, что «ни одно государство не должно насильственно вмешиваться в вопрос правления и государственного устрой ства других государств». Еще более актуальным на фоне докт рины о праве на «гуманитарную интервенцию» является другое положение И. Канта. Рассуждая о взаимоотношениях между государствами, он утверждает, что «карательная война (bellum punitivum) между государствами немыслима, поскольку между ними нет отношения высшего к подчиненному», равно как «ни одна сторона не может быть объявлена неправой, так как это Фонд Исторической Перспективы предполагает уже судебное решение»2. Современная идеоло гия глобализма отвергает принцип эгалитаризма и устанавли вает между нациями «отношения высшего к подчиненному».

Все классические толкования подвергаются сейчас сомнени ям. Проследить тот путь, какой проделали интерпретации поня тия суверенитета и прав человека, очень важно, чтобы понять, в какой стадии развития человечества мы находимся, куда в конеч ном итоге ведут столь радикальные изменения в интерпретации.

Все ли мы можем приветствовать, где мы должны остановиться и забить тревогу, что мы должны сделать для сохранения между народного правового порядка? Как поддерживать и продвигать защиту прав человека, человеческого достоинства и сохранять од новременно с этим принцип суверенитета и невмешательства. Как найти равновесие между желанием и необходимостью быть час тью мира и сохранением себя как носителей национальной куль туры и своей религиозно философской картины мира, которая есть у каждого человека, у каждой нации и у каждой цивилизации.

Не случайно цивилизации, ответив по разному на великие вопросы человечества, – что есть тварный мир, что есть Творец, что есть человек – создали столь разные, отличающиеся системы ценностей: разную этику взаимоотношений мужчины и женщины, разную этику взаимоотношений между родителями и детьми, меж ду взрослыми детьми и старыми родителями, разные отношения к власти, к государству, разные философии права. Философия пра ва в любой цивилизации изначально зиждется, основывается на интуитивном понятии тождества греха и преступления. Прежде чем измерять преступление и определять меру наказания (то, чем Трактаты о Вечном мире. М., 1972. С. 157, 154, 155.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 занимается позитивное право), нужно же считать поступок пло хим. Значит, сначала был моральный канон, нравственное сужде ние, вытекающее, если мы проследим до самых истоков, конечно, из религиозного учения о том, что есть грех, что есть добродетель.

И не случайно поэтому в мире существуют совершенно раз личные системы воззрений на права человека и разные интер претации свободы. Они по разному оценивают что хорошо, что плохо в обществе. Они формируют различные представления о том, как должно вести себя государство на международной аре не, несмотря на то, что всеми государствами движут нацио нальные интересы. Полагаю важным заметить кратко, поскольку эти мысли уже изложены в предисловии к книге «Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека»3, что идеи изменения понятия суверенитет вносились в сознание достаточно давно. Из среды политологов и учёных они попадали в издания, формирующие стереотипы сознания и интерпретации, а потом уже в обществен ное мнение через электронные средства массовой информации.

Мы живем в информационном обществе, поэтому манипуля ции сознанием есть один из главных инструментов политики.

Нелишне напомнить, как «доктрину Брежнева» обличали в свое время на Западе, потому что советские обоснования ввода войск в Чехословакию, конечно же, принадлежали не классичес кому международному праву, а идеологической доктрине глоба лизации – тогдашней ее коммунистической версии. Лозунг «За щита завоеваний социализма – есть общее дело стран социализ ма!» означал право вмешиваться во внутренние процессы других Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека / отв. ред. Н.А. Нарочницкая. СПб., 2008.

Фонд Исторической Перспективы стран, если там надвигается угроза ценностям коммунистичес кой идеологии и будущему пути государства к коммунизму.

Нетрудно заметить, что именно «доктрина Брежнева», кото рую на Западе обличали как нарушение международного права, сейчас полностью взята тем же Западом на вооружение: «защита западных ценностей», экспорт, даже насильственный, западной демократии оправдывает вторжение в суверенные государства и свержение режимов. Совершенно конкретная деятельность идео логических структур по проведению так называемых «оранжевых революций» доказывает это совершенно очевидно. Те «оранже вые революции», которым аплодируют сейчас на Западе как тор жеству демократии, ещё 30 лет назад были бы названы попытка ми государственного переворота. В сборнике «Оранжевые сети»

собраны документированные, весьма информативные и аналити ческие материалы, которые показывают, как в ходе «оранжевых революций» шаг за шагом разрешение кризиса переводилось с платформы конституционной на платформу неконституционную.

Это весьма познавательно и важно как для политиков, так и для политологов, а также для тех, кто принимает решения.

Поучительно и то, что провозвестники демократии и адво каты «правового государства» аплодировали подмене правовых процедур, определенных внутренним законодательством, то есть подмене принципов «правового государства» волею толпы, ле гитимированной лишь в массовом сознании через СМИ, прежде всего через телевидение. Похоже, сейчас поднято на щит не что иное, как революционный пафос. Революция не умирает, как мы видим, левый дух блуждает с Запада на Восток и с Во стока на Запад по мере того, как его инструменты затупляются Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 о консервативный массив той или иной страны и цивилизации.

Так, мне кажется, было и в России.

Мне представляется важным при обсуждении понятий суве ренитета и прав человека разобрать вопрос: а существуют ли на самом деле, не просто некое общее мнение, а конкретные стандар ты демократии и прав человека, детализированные в каком ни будь международном кодексе, который бы перечислял, в каких формах и как государство обязано соблюдать права своих соб ственных граждан. На самом деле такого нет, как нет пока под линного, всемирно признанного режима соблюдения и мониторинга прав человека. Но ведь соблюдение прав человека провозглаша ется условием для «получения мандата» на то, чтобы считаться полноправным и уважаемым членом мирового сообщества.

В Уставе ООН есть положение о соблюдении прав чело века, но в нем нет конкретизации. В отличие от документов Совета Европы, например, Устав ООН дает формулировки об обязательстве соблюдать права и достоинство человека только вместе со ссылкой на принцип невмешательства во внутренние дела. Цитированная мною глава I подтверждает, что Устав ООН создавался на основе признания многокачественности и многообразия мира, хотя, возможно, создатели имели в виду прежде всего различие между социализмом и капитализмом.

Тем не менее текст Устава ООН исходит именно из признания чрезвычайного многообразия мира, в котором имеют место раз личные интерпретации, но побуждает к признанию неких об щих минимальных параметров.

Проработав в секретариате ООН почти 8 лет, я на практике узнала, как долго и трудно приходят к выработке конкретных ре Фонд Исторической Перспективы комендаций, если искренне хотят сделать их согласованными и обоснованными. Так, в третьем комитете Генеральной Ассамб леи ООН, занятом проблематикой прав человека, 18 лет обсуж дались так называемые «минимальные стандартные правила» в отношении гуманного обращения с заключенными. И это неуди вительно: во первых, слишком различны стандарты жизни и быта, а значит, и тюремного содержания в разных странах с разным уровнем социально экономического развития. Во вторых, само понятие «жестокости» очень по разному трактуется в зависимо сти от цивилизации. Христианская культура предписывает по давлять побуждение к жестокости стражника над узником как греховное. А в других культурах – зачастую наоборот, чтобы внут ренне отождествлять себя с правом и справедливостью, «страж ник» должен демонстрировать свою сопричастность именно с ка рательным органом. Кстати, ярые большевики именно так и вели себя: следователи в процессах в 20 30 х годов во время допросов не просто выясняли обстоятельства, но обязаны были выражать гнев и осуждение своему подследственному, то есть всячески себя отождествлять с идеологической и карательной машиной.

Иными словами, эта тема не так исследована, как порой представляется. Те организации, которые стали авторитетны ми, вернее, сами себя провозгласили авторитетными в этой об ласти, как правило, тиражируют одни и те же клише. Но на вопрос, где, в каких международных документах детально из ложены не только общие принципы, но и конкретные стандар ты, они ответить бы не смогли, ибо окажется, что такового сво да на самом деле нет, как нет и так называемого международ ного режима соблюдения прав человека. Уместно напомнить, Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 что не случайно Организация Объединенных Наций в 2005 году создала новый орган – Совет по правам человека, кото рый сменил дискредитировавшую себя Комиссию.

Не случайно в новом органе ООН были сформированы группы: западноевропейские и североамериканские государства в одной, восточноевропейские и Россия – в другой, африканс кие и азиатские – в третьей. О чем это говорит? О признании различия культурно исторического типа и наследия этих стран, а также их экономических условий и традиций, что не позволя ет предлагать одни и те же критерии.

Необходимо обратить внимание на еще весьма важную тему. Общепризнанно есть три поколения прав человека. Пер вое поколение – свобода совести, слова, это гражданские и политические права, которые были вынесены на знамя еще Французской революции. Я оставляю в стороне истинные цели антихристианских крушителей традиции, но свод требований и прав человека тогда действительно отражал протест против зло употреблений церкви, абсолютистского государства, сословно го суда.

Второе поколение прав человека – экономические и соци альные права, которые ХХ век вынес на щит. Эти права имеют по всему миру чрезвычайно различные условия для реализа ции, что невозможно не учитывать. В тех странах, где главным правом человека, может быть, ощущается доступ к пресной воде, смешно доказывать, что апофеоз прав и свобод – это парады содомитов или обнаженные тела на экране.

Наконец, третье поколение прав человека – те самые пра ва личности, которые сейчас вынесены на знамя либеральной Фонд Исторической Перспективы революции. Но это уже даже не либеральная – это либертар ная революция, поскольку либертаризм как крайняя, воинству ющая версия либерализма провозглашает полную автономность и свободу индивида, какими бы экстравагантными его прояв ления ни были. Это отрицание связи личности с религиозными ценностями, а значит, неизбежно и с нравственными, которые вытекают из религиозных, с национальными, семейными. Эта доктрина рождает гражданина мира, для которого родина там, где ниже налоги. Такому индивиду мешает национальное пра вительство, потому что национальное правительство опирается на национальное наследие и считается с духом народной жиз ни, оно обязано по определению обеспечивать продолжение того явления культуры и истории, которыми является каждая нация.

Заметно, когда завоеванные в борьбе идеи оказываются без противовеса, как, например, сегодня, они начинают очевидно вырождаться сами, но при этом обретать тоталитарные претен зии. Новому свободному индивиду, конечно, удобнее мировое правительство. Такому индивиду выгодна и замена междуна родного права, то есть права между народами, основанного на принципе абсолютной суверенности государства нации, «пра вом гражданина мира» – «world law».

В предисловии к книге «Оранжевые сети: от Белграда до Бишкека» я привела выдержки из дискуссии о суверенитете и международном праве, что велась на страницах журнала Лон донского королевского института международных отношений, побратима Совета по международным отношениям в Нью Йорке и в среде видных политологов. Показательно, что ещё в 1971 году известный американский историк и политолог Стэн Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ли Хоффман утверждал, что интервенция с целью изменить внутреннюю политику должна однозначно считаться абсолют но противоправной, в отличие от интервенции с целью изме нить внешнюю политику. Последняя – всего лишь продолже ние другими средствами обычной внешней политики, нацелен ной всегда на изменение поведения партнера. Нынешняя философия глобализма, безусловно, совершенно противополож на. Интервенция именно с целью изменить внутреннюю поли тику объявляется морально оправданной. Но как это сопряга ется с понятием суверенитет?

В конце ХХ века принципу суверенности «государства нации», который со времен Вестфальского мира был концепту альной основой международного права, сделан вызов под фла гом универсализма. Вместо «организации безопасности» – ООН, на роль «перста указующего» претендуют идеологичес кие организации вроде Совета Европы. В его уставе и доку ментах постулированы стандарты униформного гражданского общества и ни единого раза не упоминается слово суверенитет или невмешательство4. Совет Европы теперь интерпретирует и Всеобщую декларацию прав человека ООН, (хотя в ней есть ссылка на Устав, а значит, на принцип невмешательства и тер риториальной неприкосновенности), как предоставляющую право на гуманитарную интервенцию против наций, которые не следуют западным традициям и желают жить в соответствии со своим мировоззрением и законами.

Идеология глобализма породила концепции «относитель ного», «функционального» суверенитета, критерии «эффектив Право Совета Европы. Краснодар, 1999.

Фонд Исторической Перспективы ности» в области осуществления государством своего сувере нитета и, что опаснее всего, в области самого носителя сувере нитета. Теоретические же споры вокруг проблемы суверените та давно стали ключевым инструментом политического проти воборства. Согласно новой концепции, Запад имеет право защищать права человека в «нарушающих» их странах, презрев суверенитет этих стран и применяя насилие. Но суверенитет – это не качество, обретаемое по мере приобщения к каким то идейным стандартам. Суверенитет – это неотъемлемое прояв ление сущности государства, его главный признак, по которому мы отличаем государство от других публично правовых союзов.

Суверенитет – это и главенство целого над его частью, и сепа ратизм не может быть поставлен в связь с правами человека.

Гуго Гроций, Иммануил Кант упоминали суверенитет как неотъемлемое качество государства как такового. Это признак го сударства, а не некое новое качество, которое есть у «хорошего»

государства и отсутствует у «плохого». Но вот в рассуждениях Хедли Булла, которые я приводила, уже делалась разница между международным «со обществом» – c совокупностью всех очень разных государств, и «плохих», и «образцовых» – и междуна родным «обществом». «Обществом» было названо только содру жество западных стран с общими признаками политической сис темы и демократии. В этом не было бы ничего противоестествен ного, если бы Булл не отводил только западному «обществу» право на суверенитет и невмешательство в их внутренние дела!

Итак, универсалистские претензии одного «общества» выд вигались в теории ещё с начала 70 х годов. Сейчас эти вопросы встают остро, ибо в течение последних 10 лет под флагом прав Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 человека и демократии были совершены серьезные посягатель ства на суверенитет государств с целью якобы установить де мократию и права человека. За этой ширмой – интересы поли тического, экономического, военно стратегического характера.

Трудно поверить в то, что можно силой установить западную демократию, скажем, в цивилизации, где слово отца выше, чем слово закона, ибо в сознании людей власть отца создана Богом, а закон придуман человеком. В глубоко патриархальном обще стве это так. Вспомним Софоклову Антигону. На тему дилем мы между законом нравственным и законом государственным, явленную в греческой трагедии, написана даже диссертация одного греческого юриста, занимавшегося философией права.

Завершая этот небольшой философский экскурс, я рада приветствовать у нас двух иностранных участников круглого стола. Это господин Джон Лафлэнд. Это мой давний друг и единомышленник. Мы встретились в своё время в Белграде и с тех пор поддерживаем связь. Джон Лафлэнд был одно время попечителем Британской Хельсинкской группы по правам че ловека. Неоднократно был с миссией наблюдения на выборах на территории СНГ. На сайте Британской Хельсинской груп пы можно ознакомиться с добросовестными итоговыми докла дами. У него есть свое скептическое мнение, которое он изло жил в интервью, опубликованном на сайте «Столетие», о вы рождении практики наблюдения за выборами. Доклады наблюдателей давно по заказу готовятся заранее, и однажды, как мне рассказывал Джон Лафлэнд, он увидел забытый на столе доклад уже в субботу, тогда как выборы должны были состояться только на следующий день в воскресенье.

Фонд Исторической Перспективы Дж. Лафлэнд – частый автор таких серьезных, респекта бельных изданий, как «Гардиан», «Таймс», «Спектейтор», ав тор многих книг, одну из которых он привез нам – книгу о меж дународных трибуналах в отношении политических деятелей.

Он показывает, как торпедируется международное право, ког да гражданина суверенной страны судят за действия, совершён ные в собственной стране, по законам которой они не являются правонарушениями. У меня тоже всегда возникал вопрос: а чем можно доказать легитимность трибунала по Югославии? А если, например, исламские страны создадут шариатский трибунал, выкрадут президента Соединённых Штатов и будут судить его за супружескую измену по законам шариата? Это ведь то же самое. Но и мы тогда, как бы ни относились к американскому президенту, должны будем встать на его защиту, потому что по законам США, которые суверенны, безусловно, это не явля ется уголовно наказуемым преступлением.

На каком основании одни страны должны навязывать свою идеологическую платформу для правовых суждений в отноше нии всего мира? Не это ли происходит сейчас вот с этой запад ной системой? За этим, конечно, конкретные интересы. Идео логическая подоплека позволяет вторгаться в страны, свергать режимы, строить нефтепроводы, устанавливать свои базы и так далее. Но на самом деле оправдание несоблюдения норм меж дународного права в отношении «плохих стран» их «недостой ностью» – это полный отход от христианского универсализма.

«Не убий» и «не укради» – имеют универсальное значение, и ложь – грех лжеца вне зависимости от того, кто обманутый. В прошлые века, если страны нарушали принятые ими обязатель Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ства, они не оправдывали это ссылкой на то, что обманутый не достоин соблюдения правил. Куда идёт то самое «образцовое»

«общество»? Какие нравственные и идейные, мировоззренчес кие постулаты будут лежать в основе вырисовывающейся сис темы права, и будет ли она вообще сформулирована? Или она будет обслуживать всемирную либертарную революцию и на сильственное приведение мира к униформному образцу?

Сейчас я хочу предоставить слово Джону Лафлэнду, на шему гостю и участнику круглого стола, который выразил же лание сотрудничать с Институтом демократии и сотрудниче ства в Париже. Тема «Суверенитет и права человека» – по моему, очень давняя Ваша боль – интеллектуальная, профессиональная, гражданская и нравственная.

Джон Лафлэнд:

Спасибо, Наталия Алексеевна!

Важно, обсуждая вопросы суверенитета и прав человека, помнить, что оба этих вопроса имеют правовое содержание. Ду маю, что мы достигнем лучшего понимания, если осознаем, что у обоих этих понятий юридические корни. Наша интерпретация понятий суверенитета и прав человека имеет прямую связь с ос мыслением понятий права и государства. И мы можем также понять нынешнее положение, на которое Наталия Алексеевна обратила наше внимание, осознавая исторический контекст. Мы с вами разговариваем в Фонде исторической перспективы, и надо помнить, что мир сталкивался с подобной ситуацией ранее. Если посмотреть на историю последних трёхсот четырёхсот лет, можно обнаружить, что после очень серьезных конфликтов междуна Фонд Исторической Перспективы родная система трижды была заново установлена и воссоздана на должной правовой основе. Три переломных момента, о кото рых я упомянул, это год 1648 после 30 летней войны, 1815 год

– Венский конгресс после наполеоновских войн и, конечно же, 1945 год после Второй мировой войны. Во всех трёх случаях это происходило после всеобъемлющего конфликта, в который был вовлечен весь мир. Все три конфликта были порождены универ салистскими идеями в политике. Мир собрался и осознал, что универсалистские идеи в политике весьма опасны. А в государ стве мир и законность лучше сохраняются при восстановлении суверенитета. К примеру, после заключения Вестфальского мира, как вы знаете, земли Германии могли исповедовать ту религию, какую они хотели. После наполеоновских войн Венским конг рессом был восстановлен монархический принцип государствен ного устройства в Европе. И, конечно, в 1945 году на Нюрн бергском процессе, еще до принятия Устава ООН, право одно го государства вмешиваться во внутренние дела другого было определено как тягчайшее международное преступление. Часто забывают, говоря о Нюрнбергском процессе, как о суде над пре ступлениями против человечности, что в действительности ос новное обвинение, предъявленное нацистам, это обвинение в развязывании агрессивной войны, за что они и были осуждены.

Судья в Нюрнберге назвал развязывание агрессивной войны тяжелейшим международным преступлением. Было также при знано, что война – это в высшей степени пагубная вещь. Но, к сожалению, после реставрации правового порядка люди быстро забывают уроки прошлого. Сменяются одно два поколения, и исторические уроки нужно учить заново. Сегодня мы видим, Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 насколько эти уроки были забыты. Несмотря на общеизвестное осуждение войны в Нюрнберге, главнокомандующий натовски ми силами Уэсли Кларк во время военных действий в Косово в 1999 году заявил, что Слободан Милошевич должен почувство вать, что он воюет с Богом. Иными словами, для Уэсли Кларка война была не только правым делом, он обожествлял действия НАТО и расценивал натовские бомбы как Божье наказание.

Итак, мы наблюдаем, что со времён Нюрнбергского суда за последние 50 лет произошло полное изменение не только определения войны, но и концепции стратегии НАТО, докт рины универсальной концепции прав человека и т.д. Эти изме нения также касаются доктрины суверенитета.

Как известно, оппоненты идей государственного суверени тета говорят, что государство не должно использоваться как инструмент давления на собственных людей. Они считают су веренитет концепцией, не соответствующей современному гло бальному миру и т.д. Я хотел бы сделать всего два замечания по вопросу суверенитета и одно по поводу прав человека.

Мои два замечания по поводу суверенитета следующие. Во первых, суверенитет является понятием неизменным, постоян ным. Вы никогда не сможете избежать логики суверенитета.

Каждая система уголовного правосудия в мире, каждое госу дарство, каждый политический порядок, когда либо существо вавший в человеческой истории, всегда был основан на понятии суверенитета. Так всегда бывало, что в организации политичес кого устройства существовала точка, на которой принятие ре шений останавливается, и эти решения становились окончатель ными. И совершенно невозможно вследствие этого избежать Фонд Исторической Перспективы логики суверенитета. Итак, когда люди говорят, что суверени тет – это концепция из разряда не соответствующих современ ности, в действительности, имеют в виду совершенно другое, а именно: «тебе суверенитет не нужен, мы собираемся вместо тебя обладать им». И действительно, в своей книге «История поли тических судов» я привожу пример с судом над Карлом I, в котором имеем точно такую дилемму, очень отчётливо просмат риваемую, явную. Король на суде сказал: «Я суверенен, где тот пункт закона, который говорит о том, что я могу быть судим?

Если вы мне покажете статью закона, по которой я могу пред стать перед судом, тогда я отвечу на ваши вопросы». Он спро сил также, каковы полномочия этого суда. И судья ответил, что не собирается обсуждать полномочия этого суда, поскольку этот суд суверенен. Другими словами, суверенитет – это то, чем мож но располагать и чего можно лишиться. И это неизбежный факт человеческой жизни. И верхом непорядочности будет говорить о том, что эта концепция не соответствует современной жизни.

Второе соображение, которое я хотел бы высказать о сувере нитете, это то, что его концепция не только нечто постоянное, не изменное, но и необходимое, абсолютно необходимое в части нор мы права. Невозможны нормы права без понятия суверенитета, суверенности. Но, конечно, может существовать суверенность без нормы права. Если вы хотите иметь правовую структуру, то вы чётко должны понимать, где место суверенитета и как он дей ствует. Думаю, мы сможем яснее понять этот момент, если я пе рейду к своему третьему пункту, который касается прав человека.

Я сказал в начале, что мы добьёмся ясности по этому пред мету, если напомним сами себе, что эти две концепции относят Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ся к правовым, к концепциям закона. Моё видение состоит в том, что понятие «права человека» является юридическим нон сенсом. По юридической терминологии понятие «права челове ка» не содержит никакого смысла. Это скорее литературное, книжное понятие. Если вы адвокат или судья и вы руководству етесь Декларацией о правах человека, то она совершенно беспо лезна для вас. Вы не можете принять никакого решения, осно вываясь на Декларации о правах человека. Почему? Потому что, как все знают, права конфликтуют друг с другом. Право одного человека на свободные высказывания конфликтует с правом другого на частную жизнь. Право одного на свободу вероиспо ведания конфликтует с правом другого на семью. Вот почему мы имеем правовую систему. Мы имеем правовую систему, что бы рассудить конфликты между правами. Если бы права не кон фликтовали, то судьям не было бы нужды разрешать конфлик ты между ними. И действительно, в классической Римской кон цепции права, которую мы находим не только у Цицерона и Аристотеля, но также у Св. Фомы Аквинского, закон, право не состоит из универсальных положений (как, например, – все люди свободны) или из абстрактных положений, какие мы на ходим в документах, касающихся прав человека. Право как дис циплина, как реальность, состоит из тотальности судебного про цесса, происходящего по отдельным, специфическим делам, ко торые рассматриваются между конкретными людьми и по которым выносятся конкретные решения. Изучение права – это изучение судебных процессов. Право, в итоге, по классической концепции права, является конкретным правом, удовлетворяю щим конкретному индивидууму в конкретном аспекте по конк Фонд Исторической Перспективы ретному вопросу. Если меня наняла какая либо компания и она согласилась выплачивать мне заработную плату, то моё право состоит в том, чтобы эта зарплата была мне выплачена. Если я арендую дом, то мои права распространяются на конкретный дом и могут включать в себя право на десять ремонтов ванной ком наты, но не распространяются на собственность в целом, а лишь на частный аспект. Вследствие этого для того, чтобы сделать права реальными, чтобы ими пользоваться, чтобы их уважали, естественным представляется, что судейская и государственная системы должны быть понятными, ясными. Вот почему понятие суверенности необходимо для прав человека. Необходимо иметь государство, правовую систему для разрешения конфликтов, которые, безусловно, существуют в обществе. И одна из пе чальных вещей нашего времени, что вся сила юридических раз мышлений как по вопросам международного права, так и по воп росам национального законодательства, была разрушена очень упрощающим и агрессивным призывом к моральному универса лизму. Я имею в виду Канта. Кант является автором идеи, что право, закон должен быть отнесен к категории моральной, нрав ственной. А мораль должна причесать разделы права.

В нынешнем мире мы часто упоминаем дату 11 сентября. И действительно, 11 сентября было датой, когда началась новая эра. Но я не говорю об 11 сентября 2001 года, я говорю об 11 сентября 1990 года, когда Джордж Буш отец выступал в Кон грессе со своей речью о новом мировом порядке. Когда он ска зал, что после холодной войны устанавливается универсальная однополярная политическая система. Он говорил, конечно же, в связи с вторжением Ирака в Кувейт.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 И я хотел бы закончить, сказав, что, по моему мнению, од ним из самых разрушительных последствий этого курса является разрушение правового мышления. Следствием призыва к универ сальному морализму, конечно же, является создание и увеличе ние количества международных политических организаций. Я не хотел бы много говорить о них, кроме одного. Мы часто слышим о международном правосудии, о международных наблюдениях за выборами, о международных структурах, наблюдающих за со блюдением прав человека. Они, эти международные структуры, призывают власти обсуждать эти темы. Меня часто спрашивают, может ли однажды международное правосудие начать развиваться в правильном направлении. Я всегда отвечаю, что нет. На мой взгляд, одной из причин, по которой не следует поддерживать международные правовые организации, является необходимость вернуться к понятиям суверенности и государственности.

Часто в истории мы наблюдали примеры диктатур, реформи рующих себя изнутри. Советский Союз – прекрасный тому при мер. Даже самые суровые диктаторские режимы, в конце концов, являются частью общества, которым они управляют. Они связа ны общей историей, языком, культурой. Международные инсти туции, наоборот, структурно отделены от народа, которым пра вят. Они никогда не смогут сами себя реформировать органичным образом. Их очень тяжело, практически невозможно упразднить.

Чиновники международной структуры – например, Междуна родного уголовного трибунала – не испытывают чувства ответ ственности перед тем народом, над которым вершат правосудие.

Они часто не несут ответственности вообще ни перед кем: Совет Безопасности ООН, создавший Международный уголовный три Фонд Исторической Перспективы бунал по бывшей Югославии, кажется, не слишком интересуется, чем тот занят, в свою очередь, трибунал не торопится серьезно отчитываться за свою деятельность перед Совбезом. Очень часто официальные лица трибунала имеют слабые представления о той стране, чьей истории они выносят приговор. Можно привести мно жество примеров того, как прокуроры и судьи в Гааге не могут даже произнести югославские географические названия.

В завершение своего выступления я хочу сказать, возмож но, то, что и так знают все участники круглого стола, – не на все вопросы политической философии находятся ответы. Греш ная человеческая натура и здесь накладывает свои ограниче ния. И ещё –замечательно, если мы решаем сохранить челове ческие ценности, но кто сохранит самих хранителей?

Наталия Нарочницкая:

Спасибо. Я ощущаю, что мы действительно мыслим в уни сон. Вы говорили, что гуманитарные соображения и права че ловека невозможно формализовать и положить в основу зако на. Я же могу привести в качестве примера дискуссию по этому вопросу в юридической литературе. На страницах European Journal of International Law в 1998 году политологи юристы Л. Паулус и Б. Андреас с осуждением приводили пример, как в 1971 году ещё отклонялись иски «гуманитарного характера» с клаузулой: «гуманитарные соображения сами по себе недоста точны, чтобы создать юридические права и обязанности. Пра восудие не может принимать во внимание принципы, не обле чённые в юридические нормы». Призывая к замещению меж дународного права новой системой критериев и к преодолению Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 архаичного «юридизма», авторы юристы даже не поставили естественно возникающий вопрос о разработке и согласовании приемлемых единых критериев, необходимых для того, чтобы «облечь в юридические нормы моральные принципы». Это воз можно лишь в национальной системе права, поскольку каждая зиждется на той философии права, которая отражает религиоз но культурные различия в оценке греха и преступления.

Однако с уважением такого различия в современном мире, по хоже, покончено. А судьи кто, в таком случае? Чьи традиции, поче му, кем взяты как единственно правомерное и навязываемое всем?

Кто позволил единолично интерпретировать все явления и понятия?

Это тревожное явление требует внимания, анализа и по становки проблемы, иначе в современном мире фактически уже формируется новая глобальная тирания – идеологическая и политическая. В общественном сознании «свободного» мира возникает новый «либеральный тоталитаризм», наступающий на демократию и первое, базовое поколение прав человека – свободу совести, слова, мнений. На международной арене – политический диктат и давление, ибо в международном пове дении государств налицо полное отступление от принципа раз деления властей, что всегда создавало систему сдержек и про тивовесов. Об этом разделении, как о достижении обществен ного развития, как основе правового государства и основе демократического функционирования общества, написаны тома.

США и страны, которые поддерживают американские гло балистские идеологические претензии, сами провозглашают сис тему критериев для всех стран, сами проверяют, как они «испол няются», сами судят и сами «карают» за нарушение, применяя Фонд Исторической Перспективы гуманитарные интервенции. Где же пресловутая система сдержек и противовесов, где пресловутое разделение властей, которое ми нимизирует возможность деспотии? Поистине подтверждаются слова Платона, что «тирания рождается именно из демократии»… Коллеги! С нами сегодня госпожа Светлана Шаренкова из Болгарии – политолог, общественный деятель, председатель Форума «Болгария – Россия». Светлана Шаренкова также проявила интерес к работе и планам начавшего свою деятель ность Института демократии и сотрудничества. И обсуждае мые темы её также волнуют и побуждают к размышлениям. Я хочу госпоже Шаренковой тоже предоставить слово для ко роткого выступления.

Светлана Шаренкова:

Спасибо, Наталия Алексеевна, спасибо и вам, коллеги, за возможность выступить среди вас. Это действительно очень важная тема. Она весьма болезненна и касается сегодня всех стран на Балканах. Косово – это наша боль. Но мне кажется, что всё началось после того, как мы стали свидетелями круше ния Берлинской стены, распада советского блока и Варшавско го договора. Тогда вдруг в мире появилась одна сверхсила, для которой просто не осталось системы сдержек и противовесов.

Эта сила стремится использовать какие то международные нор мы, отстаивая собственные интересы. В принципе, есть две ос новные нормы, два основных правила, которые после Второй мировой войны были провозглашены, они связаны с суверени тетом и неделимостью границ государств, и другие нормы, ко торые связаны с правом нации на самоопределение. В зависи Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 мости от своих интересов в данный момент, эта сверхдержава использует то, что ей выгодно. Сейчас очень модно в полито логии, в международном праве, использовать такое понятие, как симметричный ответ. Неужели придется давать симметричный ответ в Косово, чтобы отделить там православный сербский анклав и признать его самостоятельность. Мне кажется это очень опасным, когда нарушается правило, которое сдержива ло мир и Европу последние 60 лет. Это все равно, что выпус тить джинна из бутылки. Болгария находится на границе пра вославного христианского мира, поэтому мы очень чувствитель но относимся к этой теме. Руководство нашего государства, к сожалению, слишком поторопилось признать Косово. Оно было одним из первых государств, которое это сделало. А объясне ние такое: мы как члены НАТО и Евросоюза должны иметь солидарную позицию. Хотя Европа, как мы знаем, абсолютно неоднозначно рассматривает этот вопрос.

У каждой большой страны есть такие проблемы, которые я сравнила с выпущенным из бутылки духом, когда неизвестно, чем всё закончится.

Мне очень понравился ваш пример с брежневской эпохой.

Коммунистическая экспансия, отстаивание ценностей, которые обязательно должен принять и другой народ, известно, чем за кончились. Мне кажется, что конец западной суперсилы будет такой же. Это было бы логично. То, что мы пережили в Белг раде, то, что случилось в Ираке, – это нарушение тех же прин ципов международного права. По опыту Балкан мы знаем, что внедрение Западом ценностей демократии приведет к обратно му. Процесс возвращается.

Фонд Исторической Перспективы Я думаю, что мы живём в очень интересное время, мир сей час меняется прямо на глазах. Даже исследователи и аналитики не могут поставить диагноз и дать точный прогноз. Поэтому и ваш Фонд исторической перспективы, и Институт демократии и сотрудничества являются очень полезными инструментами, для того чтобы учёные, политологи, социологи, психологи мог ли собираться, думать, давать свои суждения и рекомендации.

Наталия Нарочницкая:

Благодарю Вас. Действительно, прав Конфуций: «Не дай Бог жить в эпоху перемен». Но мы в таковой эпохе живём и наблюдаем попытки построить новую глобальную систему уп равления миром. Однако налицо уже проявившееся несоответ ствие: доктрина однополярного мира и глобальной униформа ции под флагом «либеральной революции», проект приведения мира к системе, управляемой из одного центра, была запущена на основе неверных расчётов. В итоге «снаряд» запущен, пла номерное разрушение региональных систем идёт, а потенциал и возможности остальных участников оказались иными. Проект буксует, ибо, во первых, Россия не умерла. Мы многое можем критиковать, но все равно сегодня – это не та парализованная Россия, при которой был запущен американский проект. Рос сия – это слишком большая величина, даже если она почти не вмешивается в дела остального мира, уже само её существова ние как самостоятельной геополитической силы не дает шанс «глобальному управлению». Вокруг неё всегда начинают фор мироваться конфигурации, ибо это свойство крупных величин, поэтому то их всегда желали бы фрагментировать.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Во вторых, налицо куда более быстрое, чем представляли в центрах генерации универсалистских проектов, развитие ази атских центров силы. Китай, Индия – это не просто страны, государства, это целые цивилизации, которые демонстрируют не только рост, но интенсивную модернизацию. А это уже оп ровергает доктрину, будто только тотальная вестернизация мо жет привести к модернизации. Нелишне напомнить, что в не западном мире, наблюдающем с разочарованием и кое где с возмущением за попранием самим Западом западных ценнос тей, живут пять миллиардов человек. Мир, как оказалось, ме няется гораздо быстрее, чем в расчётах на успех запущенной в начале 90 х годов доктрины однополярного и одномерного мира.

Поэтому можно ожидать попыток быстрее реализовать наме ченное, раз время работает против. Это означает, что и России, скорее всего, придётся столкнуться с нажимом в целом комп лексе международных и геополитических проблем с нашими партнерами, несмотря на продемонстрированное желание под держивать определённый уровень отношений по крайней мере на переходный для России и США период.

Александр Крылов:

Хотелось бы продолжить затронутую Н.А. Нарочницкой тему современной однополярной системы мира. На мой взгляд, один из основных способов, которые сейчас предлагаются, это стратегия создания «глобального НАТО». Ведь НАТО расши ряется не только в Европе, но обсуждаются планы включения туда Австралии, Японии, Южной Кореи и так далее, то есть са мых развитых государств современного мира, которые получат Фонд Исторической Перспективы возможность таким образом диктовать всему миру свою волю, мобилизовать все ресурсы планеты на свое развитие и оставить за границами успешного развития, собственно, весь остальной мир.

Правда, хотя идея «глобального НАТО» всё ещё предла гается довольно активно, куда более заземленные проблемы на Ближнем Востоке, конечно, съедают все силы. И сейчас, в об щем то, период безграничного романтизма и веры в полное все силие США уже, по моему, заканчивается. Даже в самой Аме рике достаточно очевидно, что наступает предел возможностей этой самой большой сверхдержавы. Проблемы создаются всё новые и новые, но они не решаются. Это подрывает и авторитет США в мире, да и положение самих США не блестящее. Пока американская администрация гоняется за призраком мирового господства, она не решает конкретные проблемы, которые на растают в самих США. Как показывают последние годы, аме риканское правительство совершенно не было готово к реаль ным вызовам. Скажем, к тем же тайфунам и другим природ ным бедствиям, к энергетическому кризису.

Помимо «глобального НАТО» есть ещё, на мой взгляд, два основных способа сохранения нынешнего однополярного мира и борьбы за сферы влияния. Это верхушечные перевороты в раз личных государствах и дробление государств с дальнейшим пере делом карты мира. Книга «Оранжевые сети», которая здесь пред ставляется, прекрасно показывает, каким образом происходят вер хушечные перевороты. Их технология прекрасно отработана, здесь всё достаточно очевидно. Конечно, можно предположить, как бы хорошо было, по мысли тех, кто это организует, чтобы нечто по добное произошло и в России. В действительности это открыло Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 бы путь не только к демократизации России в западном понима нии, но и к распаду России, которая бы исчезла в своем качестве важнейшего геополитического игрока. Последний пример дроб ления государств – это Сербия, от которой насильно отторгнуто Косово. По моему, на очереди курды. Тема создания независи мого Курдистана вовсю обыгрывается, это представляется как возможное решение иракской проблемы путем раздробления Ирака на составляющие. Если Ирак в целом враждебен оккупа ции Соединёнными Штатами, то, конечно, надо сделать так, что бы хотя бы часть Ирака была дружественной. Естественно, что получившие независимость курды будут дружественным государ ством и проводником американских интересов в регионе.

Характерно, что, пока американцы вроде бы решают какие то проблемы, они одновременно создают себе и всем остальным массу новых. Поэтому Турция была против оккупации Ирака, она прекрасно понимала, чем это ей грозит. А уж обсуждение властями США гипотетического удара по Ирану вообще вызва ло просто панику в правительственных кругах Турции.

Я думаю, уже можно констатировать, что политика США оказалась в определенном кризисе, и пока не ясно, найдёт ли американская политическая элита эффективные ответы на ре альные вызовы после выборов. Мне кажется, что, если линия Маккейна победит, то не будет лучшего способа ещё более ос ложнить положение Соединенных Штатов. В этом случае речь пойдёт о ещё большем ужесточении прежней политики, то есть той, которая завела США в тупик.

Теперь от глобального уровня мне бы хотелось перейти ко второму пункту повестки нашей встречи – к моделям урегули Фонд Исторической Перспективы рования национально конфессиональных конфликтов на пост советском пространстве и странах ЕС. Здесь мы наблюдаем картину довольно печальную, потому что за все годы после Второй мировой войны мы, фактически, не выработали такой успешной модели. Максимум, чего добивались отдельные го сударства, скажем, Филиппины, Шри Ланка, это подкуп час ти элиты этнических меньшинств, её включения в правящую элиту. Но этим всё равно этнические проблемы не решались, успешной модели компромисса так и не было найдено.

Как компромисс можно рассматривать отделение Бангла деш или Эритреи. Но мы понимаем, что это, по сути, вовсе не компромисс и даже не решение проблемы. Хотя Эритрея отде лилась от Эфиопии, после этого между ними была новая война, и состояние войны продолжается до сих пор. Так что, в этом случае даже отделение не решило проблемы.

Если говорить о постсоветском пространстве, то здесь мы имеем силовую модель урегулирования национально конфес сиональных конфликтов – это Чечня. Совершенно очевидно, что проблема была решена военной силой, но затем это реше ние было подкреплено на референдуме и тем, что у власти в республике оказалась элита, которая, на мой взгляд, совершен но адекватна местному обществу. Можно говорить сколько угодно, что Рамзан Кадыров не демократ и так далее, но по ставьте туда демократа, его на следующий день, в лучшем слу чае, отвезут за границу Чечни, а в худшем случае – просто закопают. Поэтому Рамзан Кадыров адекватен, он владеет ситуацией, и мы видим, что тенденция к стабилизации в Чечне совершенно очевидна.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Если говорить о Европе, о странах ЕС, то более или менее успешная модель Северной Ирландии была найдена усилиями Великобритании, Ирландии и общинами внутри Северной Ир ландии. Пока говорить, что процесс необратим, все таки рано, но всё же в этом случае есть основания для надежды.

Чехословакия избрала в этническом конфликте не компро мисс, а раздел страны. Слава Богу, что раздел в этом случае был мирным, само по себе это большое достижение. Но все остальное – баски, Корсика, Бельгия, Шотландская партия независимости – застарелые проблемы, которые так и не были решены. Это даёт основания заключить, что, собственно, этни ческие конфликты пока что нигде не были решены и другой ус пешной модели, кроме как силовой, пока не присутствует. И это принципиально важно, так как в странах Центральной и Восточной Европы сейчас усиливается процесс дробления и нарастает влияние имеющихся и потенциальных этнических конфликтов, которые будут, видимо, обостряться. В этом пла не присоединение Центральной и Восточной Европы к Евро союзу благотворно не повлияло.

В Евросоюзе, в странах Старой Европы, наблюдаются очень тревожные тенденции в сфере этноконфессиональных отношений. Потому что из за неконтролируемой миграции по стоянно растёт численность населения, которое чуждо Европе в расовом и конфессиональном отношении. Причём его значи тельная часть совершенно не интегрируется в местное обще ство. Это совершенно новое явление, когда часть современного населения Европы просто отрицает те нравы и те законы, по которым Европа издавна живёт.

Фонд Исторической Перспективы Принципиально важно, что нынешний ислам пришел в Ев ропу не в виде просто одной из религий, как считали многие ли беральные европейцы, которые до сих пор предпочитают вообще эту тему не обсуждать, считая это совершенно недопустимым нарушением принципа толерантности. Ислам пришел в Европу в качестве политической идеологии, которая направлена на то, что бы захватить власть и преобразовать общество по своему подо бию. Здесь мы сталкиваемся с качественно новым явлением.

Очевидно, что Центральная и Восточная Европа будут испытывать нарастающее влияние этих процессов и, видимо, также будут дробиться ещё больше в этническом и конфессио нальном плане, как это происходит в Старой Европе. Таким образом, в объединённой в рамках ЕС Европе мы будем на блюдать качественно новые явления. И пока ещё нет не только никакой модели урегулирования, но нет даже попыток вырабо тать эти модели. Даже обсуждать этноконфессиональные про блемы, расовые, психологические и тому подобные различия между гражданами разного происхождения в толерантном ев ропейском обществе до сих пор считается неприличным. Если так будет продолжаться и дальше, то Европа уже в скором вре мени мало чем будет отличаться от афро азиатских стран, ко торые имеют чрезвычайно пёстрый в этническом и конфессио нальном отношении состав населения. И именно это служит одним из факторов, которые мешают их успешному развитию, так как этнические конфликты оказывают очень большое и не гативное влияние. Политическая элита дробится по этничес ким признакам, народы голосуют (даже в том случае, если вы боры проходят идеально) только за своего соплеменника.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Сплошь и рядом все остальные племена не признают победы самого многочисленного племени, и начинается резня по этни ческому признаку. В последний раз подобные события наблю дались в этом году в Кении, где фактически боролись за власть не политические партии, а племена луо и кикуйю.

Говоря о высоком уровне идеологизации современного мира и международных отношений, я все время вспоминаю пробле му, которой занимался ещё в юные годы, – проблему сепара тизма. Тогда в советской науке имели хождение два термина – сепаратизм и национально освободительное движение. По сути, это было одно и то же. Но сепаратизм считался реакционным движением местной буржуазии против единства государства и трудящихся масс, а национально освободительное движение – справедливая борьба угнетённого народа против инонациональ ной буржуазии, которая его угнетает. На самом деле, все опре делялось тем, какое из этих движений ориентировалось на Со ветский Союз, его мы и поддерживали. Эритрейцы ориентиро вались на Советский Союз – были хорошие, потом Эфиопия стала социалистической, эритрейцы стали плохими сепаратис тами. И таких примеров была масса.

Собственно, сейчас Соединённые Штаты наступают всё время на те же советские грабли. Потому для США косовары сейчас хорошие, сербы – плохие. И косовары имеют право на независи мость и должны поддерживаться, причем всем миром. Абхазы, осетины и приднестровцы – они вот не совсем туда ориентирова ны. Поэтому для Вашингтона они просто не могут быть демокра тами, не могут рассматриваться как национально освободитель ное движение, они могут быть только эдакими нехорошими реак Фонд Исторической Перспективы ционными сепаратистами и никем больше. Это просто порази тельно, насколько всё повторяется. Судьба Советского Союза хорошо известна. И если Соединённые Штаты упорно повторя ют его путь следования оторванной от реальной жизни заидеоло гизированной политике, то можем ли мы исключать возможность повторения печальной участи СССР? Нам надо заранее готовить ся к самому негативному сценарию развития событий.

Конечно, не о распаде Соединённых Штатов идет речь, а о том, что их влияние в мире будет сокращаться. Это особенно тревожно для нас в нашем южном приграничье. Потому что, если Соединённые Штаты уйдут с Большого Ближнего Восто ка, а рано или поздно они будут вынуждены уйти из Ирака и Афганистана, то тогда создастся совершенно другая ситуация, возникнут принципиально новые угрозы российской безопас ности. И российской политической элите уже сейчас следует искать свои собственные эффективные ответы на эти принци пиально новые угрозы.

Наталия Нарочницкая:

Спасибо. Согласна с метафорой: наступили на «советские»

грабли. Добавлю, что много и в идеологии взято из коммунис тического интернационализма. Я часто привожу очень красно речивую цитату из речей Кондолизы Райс, как будто взятую из отчетного доклада Центрального Комитета съезду КПСС времен Хрущёва: «В то время как весь мир марширует к три умфу рынка и демократии, некоторые страны хотят остаться в стороне от этой столбовой дороги». Вы затронули проблему сепаратизма, жизни наций, меньшинств, их прав. Новый Ин Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ститут демократии и сотрудничества планирует кроме между народного круглого стола в Европе «Суверенитет и права чело века» обязательно провести круглый стол по проблемам, кото рые для европейцев весьма болезненны: «национальное мень шинство», «этничность», «нация» в связи с интерпретацией прав человека и суверенитета.

Фонд исторической перспективы уже сделал первый шаг, когда издал «Аналитические записки» по теме положения нац меньшинств в странах Совета Европы. Удалось собрать и про анализировать весь юридический инструментарий, который есть по этой проблематике в Европе, выявить, как страны ведут себя по отношению к провозглашённым обязательствам. Оказалось, что некоторые страны вообще не подписали Конвенцию о на циональных меньшинствах, а часть подписавших не желает её ратифицировать. Некоторые страны, Латвия, например, рати фицировали, но с такими оговорками и поправками, которые полностью выхолостили и без того скромные обязательства. Ряд стран – Турция и Франция – отказываются признавать само понятие «национальное меньшинство». Как известно, Фран ция придерживается исключительно доктрины гражданской нации из «общественного договора» Руссо. «Нация – это граж данское состояние». В сочетании с современной сугубо либе ральной доктриной этот подход бессилен не только ответить на те вызовы, от которых страдает само европейское общество, но и даже сформулировать проблему.

Фонд исторической перспективы предлагал ещё два года назад Фонду Фридриха Эберта, выразившему желание сотрудничать, подготовить совместную международную научную конференцию по Фонд Исторической Перспективы теме: «Нация и этничность». Екатерина Алексеевна Нарочницкая, заведующая отделом стран Европы и Америки ИНИОН РАН, автор и специалист по этнополитологии, разработала программу.

Однако, как нас и предупреждали, как только Фонд Эберта оце нил, что мы задумали равноправный обмен мнениями и экспертны ми выступлениями, а не «брифинг» со стороны «учителей» из того самого «общества», наш партнёр потерял к идее интерес.

Этот проект Институт демократии и сотрудничества готов реализовать во Франции, которая не хочет признавать, что миг ранты угрожают ей не потому, что их много, а потому что у самих европейцев не осталось ценностей и святынь.

А сейчас я хочу предоставить слово Марии Цветановской

– аспирантке Института славяноведения РАН. Сама Мария Цветановска из Македонии.

Мария Цветановска:

Во второй половине ХХ века развитые народы превратили права человека из гуманистического идеала в видимую и осязае мую действительность, одержав великую победу над смертью от голода, эпидемий и войн. Тем самым удалось защитить верхов ное право – право человека на жизнь. Постепенно стало форми роваться уважение к языковым, расовым, этническим, религиоз ным различиям, сначала, правда, только на личностном уровне.

Со временем эти принципы воплотились в соответствующие нор мативно правовые акты. Так, начиная с Хельсинкского заклю чительного акта 1975 года, появилась новая категория прав чело века – права «третьего поколения», субъектом которых являют ся народы, национальные меньшинства и коллективы/общины.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Однако одновременно с этим во многих западноевропейс ких государствах продолжает оставаться актуальной идея «пла вильного котла» наций, порождающая иллюзию возможности полной интеграции и этнической переидентификации в духе либерального индивидуализма.

Для того чтобы реформировать «государство нацию» и преодолеть «национализм» титульной нации, «возведенный в гражданскую религию»5, в начале 90 х годов комиссия выда ющегося политика и государственного деятеля Л. Тиндеманса разработала политический проект о деэволюции, т.е. возврате прав и статуса автохтонным меньшинствам в странах ЕС6.

Исходя из «историчности демографических пропорций, разме ров ареалов обитания и международного права»7, т. е.

из при оритета исторического права народов, данный документ выд вигал следующие требования:

– признать коллективные права автохтонных меньшинств в той мере и объеме, и в рамках тех институтов и террито рий, на которых они проживали до создания «государства нации»;

– не признавать изменения этнического состава населения, проведенные национальными государствами;

– содействовать всеми мерами их экономическому, куль турному и образовательному развитию с целью компенса ции потерь от эксплуатации центральных властей. Прине сти извинения за все насильственные меры, предпринятые Бжезинский З. Великая шахматная доска. М., 1999. С. 81.

Интервью с Тиндемансом Л. // Нова Македония, 6.12.1995.

Бурич В.Тексты. М., 1995. С. 239.

Фонд Исторической Перспективы в ходе политики ассимиляции в духе «национализма, воз веденного в гражданскую религию», и обеспечить мораль но политические предпосылки для исторического прими рения титульных народов и меньшинств.

Основные положения этого проекта легли в основу Евро пейской хартии региональных языков и языков меньшинств 1992 года и Рамочной конвенции о защите национальных меньшинств 1995 года Совета Европы. Они самым последовательным об разом были применены в процессе деэволюции Шотландии, Северной Ирландии и Уэллса и возврата к их былой автоно мии, на финансирование местных институтов которой центр отказался от 3% налогообложения на их территории. Потом это повторилось в Испании, Италии, в австрийском Тироле, в Корушке, а также в Прибалтике, но только не на Балканах.

Что касается Балкан, ситуация выглядит иначе.

Стоит бросить взгляд на положение национальных меньшинств в странах членах ЕС, чтобы увидеть разительное отступление от международного гуманитарного права. Речь идет, в первую оче редь, о Греции, где местные власти десятилетиями не просто ве дут дискриминационную политику по отношению к македонскому и влашскому народу, а вообще отвергают сам факт их существова ния. Примерно такое же отношение к македонскому меньшинству и народу в Болгарии. В Албании также происходит дискримина ция македонского, валашского и сербского меньшинств. В свою очередь в Косово и самой Македонии подвергается дискримина ции албанское меньшинство. Во всех этих странах был применен отнюдь не принцип деэволюции и верховенства исторического пра ва, а принцип демографической эволюции. В соответствии с этим Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 были признаны этнические чистки македонцев в греческой части Македонии и их колонизация «понтами», «лазами» и другими не славянами. Точно так же получили признание колонизация и из гнание сербов из Косово и Метохии албанцами и изгнание маке донцев из северо западной части Македонии.

В свете недавних событий на саммите в Бухаресте, связан ных с использованием Грецией права вето на прием Республики Македонии в НАТО, и предшествовавшей этому многоплано вой антимакедонской пропагандой, напомним несколько истори ческих фактов. Они помогут объяснить нынешние попытки Гре ции окончательно изменить конституционное название страны с целью лишения ее правосубъектности. В результате такой поте ри Республика Македония утратит способность осуществлять свои права в рамках соответствующих международных органи заций и учреждений. Она не сможет защищать интересы маке донского меньшинства, проживающего по сей день на террито рии Эгейской Македонии, включая и македонцев, изгнанных со своих земель после Балканских войн 1912–1913 гг. и во время гражданской войны в Греции 1948–1949 гг. Более того, наста ивая на полном запрете использования прилагательного «маке донский» в сочетаниях «македонский язык», «македонский на род», «македонская история», «македонская церковь», «маке донское государство» и т.п., Греция посягает на право македонского народа на его историческую преемственность.

Как известно, по решению Берлинского конгресса 1878 года предусматривалось предоставление Македонии и Эпиру, а так же македонскому и влашскому народу, соответственно, широ кой автономии в рамках Турецкой империи. Однако в резуль Фонд Исторической Перспективы тате Балканских войн 1912 1913 гг. Македония и Эпир были разделены – Эпир между Грецией и, позже, Албанией, а Ма кедония – между Грецией, Сербией, Болгарией, позже и Ал банией. Таким образом, Бухарестский договор 1913 года зак репил оккупацию со стороны Греции 51% македонской терри тории (на которой проживало всего 9,8% этнических греков), Сербии – 39%, а Болгарии – 11%. Устроив свое государство по западноевропейскому ассимиляционному образцу, греческие власти приняли целый ряд дискриминационных мер по отноше нию к македонскому меньшинству.

Законом 1926 года были закрыты сразу все славяно маке донские училища, издательства, театры и ансамбли самодея тельности, запрещено богослужение на церковно славянском языке, стерты с икон, фресок и с надгробных памятников над писи на славянском языке. Были также сожжены все богослу жебные и светские книги, газеты и писания на славянском язы ке и письме (включая Абецедар – букварь на македонском диалекте, с латинским шрифтом, который был опубликован в 1925 году по требованию Лиги Нации).

Были переименованы все славянские топонимы, а также имена и фамилии македонцев на греческие. Декретом и уголов ным законом 1936 года правительство диктатора Метаксаса запретило употребление македонского языка не только в селах, но даже в семейном обиходе. За нарушение этого закона до 1939 года были осуждены свыше 4500 македонцев8.

«Фокус» № 665 от 28 марта 2008 г. С. 26 29. Все данные приведены из ис следований историка С. Киселиновского.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Своеобразным пиком в культурно этническом геноциде и ра совой дискриминации является действующий по сей день закон 1982 года о репатриации политических изгнанников со времен гражданской войны 1946–1949 гг., который распространяется только на «греков по рождению». Однако массовое изгнание ма кедонцев и колонизация Эгейской Македонии инородцами не славянского происхождения превосходит все известные в исто рии геноциды и трагедии. После изгнания македонцев в резуль тате военного погрома 1912 1913 гг. и разрушения Кукуша (ныне Килкиса), его окрестностей и других мест солунского и сереского округов, бывших в XIX в. мощными центрами славянского про свещения, религиозного учения, богослужения и национально ос вободительной борьбы, Греция в три этапа провела геноцид и деславянизацию родины первоапостолов Кирилла и Мефодия.

На первом этапе, согласно Конвенции от 1919 года о так называемом добровольном обмене населения, подписанной меж ду Грецией и Болгарией, родные края пришлось покинуть 86 571 македонцу.

На втором этапе, согласно Лозанскому мирному договору от 1930 года, в Турцию были выселены 354 тысячи исламизи рованных македонцев и валахов.

На заключительном, третьем, этапе в ходе гражданской войны 1946–1949 гг. и после неё Македонию покинули свыше 100 тысяч человек, в том числе 28 тысяч маленьких детей, из которых 20 тысяч македонцев9.

Как бы завершением деславянизации явились законы от 1953 года. А именно закон о лишении гражданства и конфис Киселиновски С. Малцинствата на Балканот. ИНИ, 2004. С.53 54.

Фонд Исторической Перспективы кации имущества участников гражданской войны, а на 80% её участниками были македонцы, и закон о колонизации пригра ничных костурского, воденского и леринского округов, где ком пактно проживало македонское население, с целью уничтожить их как регионы. Таким образом, менее чем за 50 лет доля маке донцев с 78% упала всего до 17%10.

О зверских бесчинствах против местного македонского на селения непосредственно в ходе изгнания турок свидетельству ет обширный отчёт комиссии американского Фонда Карнеги, опубликованный в июле 1913 года. Как известно, комиссия по Балканам была создана с целью исследования причин балканс ких войн 1912 го и 1913 го годов. Её возглавил французский сенатор, барон д’Этурнель де Констан (d’Estournelles de Constant), а в её состав также входил русский историк Павел Милюков. Однако «восемьдесят лет спустя, в конце ХХ в., Фонд Карнеги счел полезным переиздать этот отчет... чтобы читатели смогли сравнить события прошлого с современными процессами»11. Необходимо также вспомнить о том, что в конце XIX – начале XX веков Императорская российская Академия наук направила две ученые экспедиции на родину Кирилла и Ме фодия. Они в полном объёме изучили положение македонских славян, развитие просвещения и подтвердили тождество славян ского языка с языком братьев Кирилла и Мефодия и их учени ков. Однако в те годы записки учёных были лишь частично опуб ликованы. Сочтёт ли Российская Академия наук, подобно Фонду Карнеги, полезным переиздать и опубликовать в полном объёме С. 53 54.

Волков В. Ук. соч. С.108.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 записки и выявленные причины событий того периода на Балка нах, покажет лишь время. А это было бы полезно для того, что бы русская и мировая научная и читательская общественность смогли сравнить события прошлого с современными процесса ми на Балканах, направленными на окончательное искоренение языка и письменности Солунских братьев и их учеников.

Итак, сегодня можно выявить две тенденции в области ущемления прав человека на Балканах. Первая касается прав ав тохтонных, исторических меньшинств. О нарушениях общече ловеческих прав македонского и других меньшинств со стороны Греции свидетельствуют приведённые выше факты и примеры посягательств на этническую идентичность и верховное право македонского народа на самоопределение в рамках своего наци онального государства, имевшие место в новейшей истории Ма кедонии. Речь идёт о требовании Греции изменить конституци онное название «Республика Македония» и обусловленных этим угрозах блокировать вступление страны в североатлантические и европейские структуры интеграции. Это прямым образом на рушает Устав ООН, Всеобщую декларацию прав человека, меж дународные пакты о правах человека и факультативные прото колы к международному пакту о гражданских и политических правах. Подобные угрозы, вернее уже использованное право на вето против приёма Македонии в НАТО на последнем саммите в Бухаресте в апреле сего года, были аргументированы ирреден тистскими утверждениями о том, что якобы Республика Маке дония имеет территориальные претензии к Греции.

Вторая тенденция касается прав неавтохтонных меньшинств с агрессивной рождаемостью, таких, как албанское меньшин Фонд Исторической Перспективы ство в Косово, на Юге Сербии, в Северо западной Македонии и Черногории. Здесь современное Западное сообщество утвер ждает примат демографического права меньшинств с «пассио нарной»12 рождаемостью над историческим правом автохтон ных меньшинств, чему служит признание самопровозглашён ной независимости Косово некоторыми странами НАТО и ЕС и навязывание подписания Рамочного договора от 2001 года Македонии. Можно констатировать, что страны Запада, про водившие политику двойных стандартов в процессе урегулиро вания на Балканах, полностью проигнорировали международ ное право, в основе которого лежит принцип нерушимости су веренитета и невмешательства во внутренние дела государств.

Итак, приведенные выше примеры грубого нарушения прав македонского народа на самоопределение, этническую идентичность и, в целом, на национальное государство, а так же факты попрания прав македонского меньшинства, дают основание заключить, что Греция и Болгария (в отличие от Сербии) не выполнили свои обязательства. Речь идёт об обя зательствах принять всесторонние меры по культурному, со циальному, экономическому и политическому развитию на родов, проживающих на аннексированных территориях, с це лью их подготовки к самостоятельной жизни. Это требование содержалось в приложениях, которые великие государства (включая Россию) подписали с каждой из стран подписан тов Бухарестского договора. Эти же обязательства нашли свое отражение в статье 22 Устава Лиги Нации, а впоследствии в Термин, используемый Л.Н. Гумилевым: Гумилев Л.Н. От Руси к России.

М., 2000. С.13 16.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 статьях 73 и 74 Устава ООН. Так что грубо нарушается еще и высший правовой акт ООН.

Косово – не есть Абхазия, Баскония, Корсика. Косово – явление иного плана и порядка и, соответственно, некоего осо бого права. Надо вспомнить, что величайшая победа против смерти от голода, эпидемий и войн была достигнута благодаря доселе невиданной в истории человечества солидарности в ос новном народов христианского мира! Однако эта невиданная солидарность вызвала устрашающий демографический взрыв среди народов «неевропейской цивилизации», в результате чего человечество выросло с трех до шести с половиной миллиар дов. При этом доля европейских народов, по информации вен ской Die Presse, упала на 10%13, славянских на 5%14 ! В ре зультате произошли коренные демографические сдвиги в кон тактных зонах народов европейской и «неевропейской»

цивилизаций. На это указывают видные современные обще ственные деятели и ученые. Так, В. Волков, подчеркивая в пре дисловии к книге выдающегося американского дипломата Дж.

Кенана «Другие балканские войны» главную мысль автора о «схожести событий начала и конца века», акцентирует внима ние на том, что «Балканы снова создают для Европы аналогич ные проблемы. Выражается это, в частности, в том, что исто рическое развитие (не только в период турецкого господства, но и в предшествовавшие века) привело к формированию на юго востоке Европы зоны неевропейской цивилизации. До нынешнего дня эта цивилизация продолжает сохранять неев Векот одбележан со краjности // Нова Македониjа, 30.01.1999.

Волков В. Славянский мир: проблемы истории и современность. М., 2006. С. 108.

Фонд Исторической Перспективы ропейские черты, которые еще меньше соответствуют миру со временному, чем тому, каким он был 80 лет назад»15.

Об этих процессах говорит в своей книге «Мир после 11 сен тября» Е.М. Примаков. Он обращает внимание читателей на создание второго албанско мусульманского государства в Ко сово. Он отмечает тенденцию к значительному расширению «зон неевропейской цивилизации» в Европе за счёт растущей чис ленности мусульманских меньшинств и их стремления к терри ториальной обособленности. «В Европе – миллионы мусуль ман, эмигрировавших из Турции, Албании, Северной Африки, Сирии и Ливана, Пакистана, Индии, Индонезии, Малайзии, Филиппин. Их число тоже не будет уменьшаться. В ряде случа ев постепенно создаются контуры их компактного проживания»16.

Примаков отмечает также стремительное распространение ре лигии мусульманских меньшинств в ряде европейских стран.

В связи с общей угрозой со стороны велико албанского се паратизма, возникшей на Балканах, вполне адекватно прозву чало заявление бывшего американского госсекретаря Л. Игел бергера, сделанное в интервью для афинской «Катимерины», о том, что «реальная угроза для Греции есть создание Великой Албании, а не название Республики Македония...»17. Куда ме нее адекватно выглядит недавнее высказывание греческого пре мьера К. Караманлиса в ходе текущих политических перегово ров по поводу навязанного Грецией абсурдного спора о назва нии Республики Македония своим конституционным именем.

Там же. С. 41 Примаков Е.М. Мир после 11 сентября. М., 2002. С. 35 Дневник №3627, 25.03. 2008. С. 2 Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Он заявил, что «не следует делать какие либо уступки стране с неизвестным будущим, которая уже завтра может перестать существовать в своем нынешнем виде». А президент Греции К.

Папуляс, принимая своего албанского коллегу, прибывшего с официальным визитом осенью 2007 года, откровенно призвал македонские власти «полностью соблюдать Рамочный договор и обеспечить все права большого албанского элемента в стра не». Подобные недоброжелательные заявления наводят на мысль о том, что греческие власти прилагают усилия, и возможно не только политические, по использованию албанского фактора в Македонии для эрозии македонского государства изнутри. К сожалению, один шаг на этом пути уже сделан – македонским властям навязано подписание Рамочного договора, на основе которого албанцы в Македонии получили статус «государство образующей общины». Македония стала государством «нацио нальных общин». Вместе с тем, статус титульного македонского народа был девальвирован, в результате чего в XXI веке он стал «общиной» в собственном национальном государстве! Внесение поправок в Конституцию Республики Македония и принятие рамочных законов, существенно изменили характер страны как национального государства македонского народа, который ис торически является государствообразующим в Македонии. Тем самым суверенитет и право македонского народа на самоопре деление было грубо ущемлено. В итоге, изменения законода тельной базы Македонии бросают серьёзный вызов междуна родному праву, пока только в качестве опасного прецедента...

Интересным в связи с этим представляется мнение бывше го посла Германии в Республике Македония и специалиста по Фонд Исторической Перспективы Балканам Х.Л. Штепана. Он считает, что для правильной оцен ки и понимания современных процессов на Балканах, в частно сти в Македонии, следует учитывать последствия политики сил Балканского союза, которые по сей день отражаются на обста новке в Македонии18. Можно говорить о том, что силы Бал канского союза почти 100 лет спустя стали активно исполь зовать новое орудие – албанский фактор в Македонии с целью подрыва изнутри македонского государства и изменения его национального характера.

Не будем здесь останавливаться на роли коммунистичес кой державы в деле поощрения и финансирования демографи ческого взрыва албанской мусульманской общины, происшед шего во второй половине ХХ века на исторических землях со седних сербского, македонского, влашского и черногорского народов. С некоторыми оговорками можно констатировать, что официальная наука в Македонии и Сербии неохотно занимает ся социально экономическими аспектами албанской агрессии.

Это позволило албанской диаспоре и её науке с помощью хоро шо организованной пропаганды «обработать» и получить под держку широкой мировой общественности для защиты албанс кого меньшинства в Косово, Македонии и на Юге Сербии, чьи права якобы грубо нарушались.

Здесь следует особо подчеркнуть тот важный факт, что албанская сторона, как в Косово, так и в Македонии и на Юге Сербии, действует целенаправленно и согласованно, проводя политический курс, закрепленный в «Платформе о решении албанского национального вопроса», разработанной Академи Штепан Х.Л. Македонский узел. Скопје, 2005. С.57 Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ей наук Республики Албания19. Этот документ был создан по инициативе и под руководством президента Республики Ред жепа Мейдани и опубликован в 1998 году. Вторым программ ным документом является Декларация, принятая 22 мая 2001 года в городе Призрен, Косово20. В этих двух документах чет ко и недвусмысленно определяется национальная политика ал банцев в регионе, направленная на изменение их социального и государственного статуса по мере роста численности албанцев с 12 ти до 20 миллионов человек.

О растущей численности албанцев свидетельствуют срав нительные статистические данные за несколько десятков лет, на чиная с периода Королевства сербов, хорватов и словенцев и Югославии Тито. Ниже приводятся данные о численности ал банцев в Македонии и в Сербии (в Косово и Метохии), содер жащиеся в материалах II Парижской мирной конференции 1946 года. На них ссылается бывший немецкий посол в Македонии и исследователь Х.Л. Штепану в своей книге «Македонский узел». Он пишет, что «в 1946 г. доля албанского населения в Македонии составляла 6,8% или 89 тыс. человек»21. В Косово и Метохии, по этим же источникам, албанское население состав ляло около 39%. Из этого можно сделать вывод, что «в 1950 х и 1960 х гг. албанского вопроса как такового не существовало»22.

Интересно, что этот год взят в качестве некоей точки от счёта и в совершенно другом регионе – в Прибалтике. Этни Платформа за решавање на албанското национално прашање. Шкенца, Тира на, академија на науки на Р.Албанија, 1998.

Призренска декларација. Скопjе, државна библиотека Климент Охридски, 2001.

Штепан Х.Л. Ук. соч. С. 27 Там же.

Фонд Исторической Перспективы ческие изменения состава населения, происходившие здесь после 1946 года, официальными властями прибалтийских стран рас цениваются как «колонизация» и «оккупация». На этом осно вании русскоязычному населению отказывается в предоставле нии основных гражданских прав.

Из сказанного выше явствует, что не следует сопоставлять Косово с Басконией, Корсикой, Абхазией и другими страна ми, так как борьба албанцев в Косово и Метохии, Македонии и Юге Сербии не является борьбой за защиту прав коренных, автохтонных меньшинств, за решение якобы нерешённого ал банского вопроса. Это борьба за легализацию демографичес ко миграционного нашествия на исторические территории со седних народов и попытки создать второе, третье и, возможно, четвёртое албанское государство.

Формирование в Европе, в частности на Балканах, расту щих зон неевропейской цивилизации, со своим территориаль ным обособлением, выявило потребность в создании особой, 4 ой корзины прав растущих меньшинств и иммигрантов. Это необходимо, чтобы более чётко разграничить проблемы, с од ной стороны, автохтонных народов и меньшинств с убывающей демографической динамикой и, с другой, новых неавтохтонных растущих меньшинств неевропейской культуры и высокой рож даемости. Такой документ отразил бы современные реалии и установил некий баланс между стремлениями этих групп и ин тересами титульных народов и суверенных государств.

Первой попыткой правового закрепления прав растущих общин в духе политики «территории во имя мира» были дого ворённости в Осло от 1993 года о предоставлении палестинцам Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 10% исторической еврейской земли. Второй попыткой можно считать урегулирование прав растущих албанских общин в Македонии и Сербии под арбитражем ЕС и НАТО. Однако албанцам в Косово было предоставлено не 10%, а около 15% сербских земель, не считая дополнительных 5 10% на Юге Сербии. Этот процесс уже начался и приближается к фазе пра вового закрепления путем вооружённой борьбы в ближайшем будущем. Также албанцам, согласно Рамочному договору 2001 года, отошло около 30% Македонии. Широкие коллективные права албанцев в Македонии, на Юге Сербии не только гаран тируются, но и финансируются единым центром в духе комму нистического девиза – каждому по потребностям. Вот почему меньшинствам предоставляется право распоряжаться природ ными ресурсами и доходами вымирающих титульных народов.

Одновременно с этим, как показывает пародия справедливос ти – Гаагский Трибунал, у титульных славянских народов на Балканах изымается суверенное право на защиту своей госу дарственности и основных экономических прав и свобод.

Наблюдая за развитием современной ситуации на Балка нах, в заключении можно констатировать, что международное право, в основе которого лежит принцип нерушимости сувере нитета и невмешательства во внутренние дела государств, было полностью проигнорировано в Косово. В качестве объяснения использовался тот аргумент, что международное право якобы уже не отвечает реалиям сегодняшнего дня. Сторонники подоб ного подхода к международным отношениям на протяжении уже более десятилетия меняют основные принципы и положения существующего международного права на новые принципы, Фонд Исторической Перспективы основанные на ограничении суверенитета в пользу соблюдения прав человека. Эта тенденция, ставящая права человека выше принципа государственного суверенитета, открыла путь к гу манитарному вмешательству стран Запада в дела бывшей Юго славии. Прослеживается она и на примере международного межэтнического урегулирования на Балканах, в частности, в решении албанского вопроса. После признания независимости Косово и принятия Албании в НАТО данная тенденция стала основанием для предоставления албанцам дополнительного пра ва на самоопределение, права на создание второго государства на территории суверенного сербского государства. Эта тенден ция служит мощным оружием албанским сепаратистам, кото рые стали использовать её как правовую базу для создания оче редных автономий и республик впоследствии в Македонии, Юге Сербии и, в перспективе, – в Черногории и Греции.

В результате применения политики двойных стандартов и в обход ООН, на территории Сербии создано второе албанс кое государство, в Македонии повышен статус албанского мень шинства до «государствообразующего народа», а на Юге Сер бии значительно расширяются территории албанских общин.

Все это грубо нарушает государственный суверенитет Сер бии и её международно признанные границы, а также межэт нические межи в регионах со смешанным населением. А это, по мнению многих экспертов, ведёт к созданию третьего албанс кого государства.

Тем временем в Греции, стране члене ЕС, считающей себя колыбелей демократии, продолжается процесс деславянизации Эгейской Македонии путем непризнании основных прав маке Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 донского меньшинства. Здесь также грубо нарушается целый перечень международных договоров, таких как Международ ные пакты о политических, гражданских, экономических, со циальных и культурных правах, принятые ООН в 1966 году, а также Факультативные протоколы к первому из пактов. К числу попираемых международных соглашений относятся также Дек ларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или эт ническим, религиозным и языковым меньшинствам 1992 года, Европейская Хартия о региональных языках и языках мень шинств 1992 года и Рамочная конвенция о защите национальных меньшинств 1995 года.

На самом деле славянские народы многонациональных со циалистических государств, в особенности русский, украинский, белорусский, а также македонский и сербский, через систему межэтнической уравниловки не только выполнили, но и перевы полнили в собственный ущерб свой гуманистический долг перед народами неевропейской цивилизации. Они добились на деле удовлетворения не только основных прав человека, но и осуще ствления таких коллективных прав народов и меньшинств, кото рые во многом превышают даже те, что ныне практикуются в самых развитых демократических государствах. Они и после по лучения независимости продолжают придерживаться высоких стандартов и соблюдают международно правовые документы.

Этот факт нашей науке не только не следует упускать из вида, но и необходимо более пристально исследовать и популяризировать.

Сегодня внешнеполитический курс России направлен на за щиту существующей системы международного права. Необхо димо вернуть ведущую роль ООН в системе международных Фонд Исторической Перспективы отношений, оценив и те усилия, которые она прилагает в облас ти гуманитарного права по защите прав и интересов коренных народов и меньшинств, в частности на Балканах. И это есть единственный выход из правового тупика и хаоса, возникшего на фоне борьбы с терроризмом и новыми вызовами XXI века.

На этом пути у Македонии и Сербии имеются более чем весомые причины действовать заодно и координированно с Рос сией и со всеми людьми, которые не потеряли веру в правое госу дарство и международное право. Однако для этой цели недоста точно действовать через традиционные государственные, партий ные и научные инстанции. Представляется целесообразным пойти на развитие собственной сети неправительственных организаций и, в первую очередь, наладить действенные связи и сотрудниче ство с соответствующими организациями и клубами наших диас пор, по примеру Армении и тех же Греции и Албании.

Наталия Нарочницкая:

Мы благодарим Вас за очень своевременную постановку проблемы, касающейся современных попыток выдвинуть тезис «демографической эволюции» как основания для нарушения суверенитета и сепаратизма. Это очень важная тема для буду щих наших дискуссий по эрозии суверенитета. Если бы сувере нитет не подвергался эрозии с самых разных сторон, то госу дарства, возможно, и не опасались бы предоставить больше прав своим национальным меньшинствам. Порой препятствие реа лизации некоторых прав человека создаёт именно эрозия суве ренитета. Согласна и с тем, что иллюзия смешения наций в иде альной демократии напоминает иллюзии коммунистической Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 доктрины, предполагавшей исчезновение противоречий и раз личий при наделении всех одинаковым куском хлеба. Сегодня вместо этого звучат клише: одинаковые права и одинаковая де мократия объединят мигрантов и коренных жителей. Однако европеец остыл к своим собственным религиозным и нацио нальным ценностям, для него «родина там, где ниже налоги».

И провозглашённые права на релизиозно культурную жизнь будут реализованы лишь пришельцами из других цивилизаций.

Россия, что бы ни говорили о ней, в историческом сравне нии, несмотря на то, что были и кровь, и обиды, является при мером многовекового достаточно конструктивного содружества разных религиозно культурных систем. Российские мусульма не – автохтонные народы в России. Международная политика влияет на взаимоотношения и между нашими национальными частями, подрывая единство.

Нелишне подчеркнуть, в современном международном пра ве до недавнего времени (сейчас ни в чем уже нельзя быть уве ренным) право наций на самоопределение не трактуется как пра во на отделение. Все крупные работы международных юристов говорят об этом – право на самоопределение – это культурно национальная автономия. Только геноцид и доказанная невоз можность продолжать национальную жизнь может привести к постановке вопроса об отделении. Именно поэтому все западные электронные СМИ нацелены были на демонизацию сербской по лиции, чтобы доказать, что она резала, убивала, душила, насило вала. Поэтому на Западе происходит демонизация российской армии в Чечне, чтобы доказать, что чеченцы не могут продол жать национальную жизнь. Это не значит, что безгрешны рос Фонд Исторической Перспективы сийская армия и все сербские полицейские, и вообще, действия государства в подобных ситуациях, но целенаправленное форми рование общественного мнения с политическими целями налицо.

Очевидно, что затронутая нами проблематика будет иметь ещё большее значение в политической дискуссии грядущего периода, и у нового Института демократии и сотрудничества и Фонда исторической перспективы впереди сложная и интерес ная работа. Теперь я передаю слово Георгию Николаевичу Энгельгардту, историку политологу, сотруднику Института славяноведения Российской академии наук, эксперту по поли тическому исламу.

Георгий Энгельгардт:

Большое спасибо, Наталия Алексеевна, за приглашение.

Коснусь рамочной проблемы международного суверенитета и разделения властей на международном уровне.

Джон Лафлэнд уже упомянул три ключевые даты в исто рии современного миропорядка. Эти три исторических водо раздела отразили и закрепили итоги крупнейших военно поли тических потрясений – Тридцатилетней войны 1618–1648 гг., эпохи Французской революции и наполеоновских войн 1789– 1815 гг. и периода двух мировых войн 1914–1918 и 1939–1945 гг. Концепты международного права в каждую из этих истори ческих эпох в прагматической действительности опирались на совершенно чёткий, явный и выраженный баланс сил основных международных акторов.

За последние 20 лет США по факту превратились в веду щую балканскую державу, влияние которой в регионе неоспоримо.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 К сожалению, мы видим на Балканах, что за формальным равенством суверенитетов, предположим, таких двух балканс ких держав, как Сербия и Соединённые Штаты Америки, су веренитет их на деле совершенно по разному обеспечен. В том числе он по разному обеспечен силой.

Проблема Сербии, или ее экс премьера В. Коштуницы, формально возглавляющего правительство до формирования нового кабинета и построившего всю систему защиты прав Бел града на Косово на апелляции к международному праву, состо ит в том, что, в отличие от других участников международно правовых отношений, нынешняя Сербия практически ничего не может положить на военные, силовые весы в регионе.

Анализ ситуации с учетом другой стороны, косовских ал банцев, показывает, что уже сейчас их силовой потенциал ста новится сопоставимым с сербским. Формально оборонитель ные силы Косово насчитывают порядка 2,5 тысяч человек, од нако к ним необходимо добавить порядка 20 тысяч, состоящих в Косовском защитном корпусе, своего рода силах гражданс кой обороны. КЗК вобрал в себя костяк бойцов Армии осво бождения Косово. Таким образом, даже независимо от того, поставят ли США косовским албанцам обещанное оружие на 30 35 млн. долларов, будет ли это современная техника или стандартный вброс из старых складских запасов, в случае ги потетического нового сербско албанского конфликта Белграду придётся действовать в гораздо более неблагоприятных усло виях, чем в 1999 году.

Мария Цветановска весьма ярко описала современную ис торическую трагедию македонского народа. Македония долго Фонд Исторической Перспективы была объектом притязаний соседних балканских государств, в конце ХХ в. стечение обстоятельств позволило Скопье обрес ти независимость мирным путём, избежав ужасов гражданс ких войн, охвативших Хорватию и Боснию и Герцеговину. Дол гое время основной проблемой страны оставался странный, на первый взгляд, «лингвистический» спор с соседней Грецией, требующей изменить название нового государства.

Однако этнический конфликт 2000–2001 гг. показал, что Македонии не удалось избежать судьбы других республик быв шей Югославии. Македонский народ был разорван между раз личными империями, потом в ХХ веке между местными бал канскими государствами, и, в конце концов, совершенно по сте чению обстоятельств вроде бы наконец получил национальную независимость, к которой так долго рвался. И через 10 лет в своем национальном государстве, которое так дорого было ма кедонцам, они утратили «контрольный пакет».

В бывшей Югославии, в титовской Югославии, существо вала чёткая юридическая и политическая градация понятия «на род». В это вкладывалось «государствообразующий народ», «народность», то есть крупное нацменьшинство и нацио нальные меньшинства. При этом помимо вроде бы такого фи лологического момента в этом всегда была доля представите лей этой группы в элите (статус определял, скажем так). Ес тественно, каждая этническая общность крайне ревниво смотрела на свой статус.

Конфликт показал, что македонские силы безопасности, как армия, так и полиция оказались не в состоянии нанести реши тельное поражение албанским отрядам.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Выяснилось, что свой суверенитет Македония фактически передала своим западным партнёрам, а технически на земле это было передано НАТО. Поэтому Македония в минимальной степени принимала участие в выработке Охридских соглаше ний 2001 г. Это был очередной диктат великой силы, которая посмотрела, какое там соотношение на земле, демографическое, силовое, ведь нельзя же забывать, что сейчас косовские албан цы, ну и вообще албанцы в широком смысле в регионе – это восходящий политический фактор. И то, что сейчас оформлено косовское государство, означает, что это действительно очень серьезно влияет на положение и в таких, например, малых госу дарствах, как Черногория и Македония. Потому что даже с демографической точки зрения население Черногории – 650 тысяч человек, население Косово – порядка 2 х миллионов, хотя точных данных на этот счёт нет. Интерес Косово к защите сво их сограждан в Черногории может быть серьёзной проблемой для Подгорицы. Интерес двухмиллионного Косово к положе нию двухмиллионной Македонии уже в корне изменил, соб ственно, создал возможность для войны 2000–2001 годов.

Коснусь замечания Н.А. Нарочницкой по поводу проблемы в Европе между европейцами и арабскими, турецкими эмигран тами, которых невозможно ассимилировать. Здесь следует от метить одну интересную дискуссионную проблему. Мы часто говорим, что Соединённые Штаты – плавильный котел, но Ев ропа тоже переварила не меньше волн миграции, даже в после дние 150 лет. Достаточно вспомнить, сколько Франция перева рила: итальянскую, испанскую, португальскую, польскую, рус скую, в конце концов, после гражданской войны волны эмиграции.

Фонд Исторической Перспективы

Наталия Нарочницкая:

Это одна цивилизация, христианская. Поэтому и легко.

Георгий Энгельгардт:

Все эти люди, когда они приезжали, воспринимались как чужаки, но на протяжении одного двух поколений они, как пра вило, полностью интегрировались в принимающее их общество.

На мой взгляд, очень важным обстоятельством было то, что ни в одной из этих волн эмиграции не было центра поддержки из вне Франции. Люди приезжали, и им приходилось интегриро ваться в той стране, куда они приехали. У них не было иного пути. Русские пытались себе создать маленькую Россию, но Советский Союз их в этом почему то не поддерживал. От этих попыток, к сожалению, осталось кладбище Сент Женевьев де Буа, которое только сейчас через 80 лет взято на государствен ное попечение Российской Федерации.

Если вы возьмёте любой исламский культурный центр в Нюрнберге, Марселе или в том же Париже, то увидите, что эти учреждения создавались, финансировались и продолжают финансироваться извне этих стран. Собственно они и создали ту инфраструктуру, вокруг которой были объединены эмигран ты, каждый из которых приезжал как индивидуальный человек в поисках лучшего куска хлеба. Эта инфраструктура позволила им обрести новую идентичность.

Мы часто забываем, что, несмотря на все трудности с интег рацией и/или с ассимиляцией, с которыми Европа столкнулась в первый раз в своей истории, европейская политическая элита аб Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 солютно религиозно убеждена в своей способности интегриро вать и контролировать эти эмигрантские меньшинства. Мы пы таемся учить европейцев жизни: «вот смотрите, у вас всё плохо, у вас проблемы, вы не можете интегрировать эмигрантов; у вас парижские бунты, вы теряете контроль над ситуацией в Лондо не, Брэдфорде, Лидсе». Европейцы же абсолютно уверены, что не мытьем, так катаньем они интегрируют эмигрантов, что там есть эмигрантская элита, которую удастся так или иначе раско лоть и разными фракциями встроить в существующие элиты, и что тем самым они смогут решить эту проблему. Пока европей цы столь свято убеждены в своем всесилии, думаю, никаких ос нований ожидать изменений в их политике в этом вопросе нет.

Наталия Нарочницкая:

Спасибо большое. Я предоставляю слово Андрею Григо рьевичу Арешеву, научному сотруднику Института государ ства и права РАН, эксперту Фонда стратегической культуры.

Андрей Арешев:

Спасибо большое. Уважаемые коллеги, прежде всего хоте лось бы добавить несколько штрихов к предыдущему выступ лению. По имеющимся данным, скажем, албанское население составляет уже гораздо больше официально заявленных 10 или 12 процентов. И можно с уверенностью говорить о том, что следующим очагом создания такого управляемого хаоса на Бал канах (видимо, после Македонии) будет именно Черногория.

Второе дополнение касается эмиграции в Европе. Я думаю, многие из вас отслеживали то возмущение, которое в Германии Фонд Исторической Перспективы вызвало выступление турецкого премьер министра Эрдогана в ходе его последнего визита в Германию, где он созвал в Кёльне на стадионе многотысячный митинг. Там он прямо говорил о том, что турки должны становиться депутатами германского парламента, что они должны создавать свои компактные посе ления, создавать собственные предприятия, что Турция под держит их учителями, которые будут, соответственно, импор тированы из Турции. То есть совершенно верно прослежива ется эта тенденция, эти вызовы, о которых говорилось, и ответа у современной Европы с её либеральными ценностями на это нет. Они в полной растерянности. Это в порядке поддержки.

Далее я буквально тезисно выражу некоторые мысли, ко торые возникли в ходе предыдущих выступлений. Во первых, много говорилось и говорится о том, что западная цивилизация, западные ценности являются некими универсалиями, поэтому их нужно распространять по всему миру. Но хотелось бы заме тить, что эти лозунги являются не более чем прикрытием для той глобальной борьбы, борьбы, прежде всего, за ресурсы, ко торая ведётся уже, как мы видим, весьма ожесточённо. И в даль нейшем она будет вестись ещё более ожесточенно, как пред ставляется, без соблюдения каких бы то ни было правил, но с использованием все более изощрённых инструментов (напри мер, «полуофициальное» военное присутствие в виде частных военных кампаний или поддержка геополитически выгодного терроризма). Наиболее характерный пример – война в Ираке, которая длится уже несколько лет и конца ей не видно. В ходе этой войны, по самым минимальным подсчётам, погибло 60 тысяч иракцев. Это явно заниженные данные. А в реальности Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 600 тысяч и, может быть, даже миллион. Во всяком случае, никто их не считает, в отличие от американцев. И вот уже один этот пример говорит о том, что эти ценности и лозунги для незапад ных стран являются не более чем прикрытием передела мира.

В суданском Дарфуре, где имеются значительные запасы энергоресурсов и происходит острое противоборство между США и Китаем, мы имеем во многом сходную ситуацию. От ветом на китайское экономическое проникновение являются постоянные межплеменные распри, направляемые с террито рий соседних государств, теракты на нефтепромыслах и т.д.

Аналогии с Южно Кавказским регионом вполне прозрачны:

во всех случаях наличествуют стратегические интересы США, крупные запасы энергоресурсов, ожесточенная конкуренция за них с другими игроками, и как итог – нестабильность, посто янная борьба различных группировок, человеческие жертвы, беженцы и т.д., создающие постоянные поводы для инспири рования внешнего вмешательства. Не являются секретом и мно гочисленные скандалы с ООНовскими миротворцами, связан ные с обвинениями в их адрес в коррупции, контрабанде ору жия и наркотиков, торговле «живым товаром».

Далее я остановлюсь на непризнанных государствах. Все вышеизложенное очень актуально прежде всего в контексте проблемы непризнанных государств. Во первых, хотелось бы обратить внимание на информационную войну, развязанную против непризнанных республик на постсоветском простран стве в западных, а также части российских СМИ и экспертно аналитических структур. Абхазию, Южную Осетию, Придне стровье и Карабах представляют (в отличие от «государства»

Фонд Исторической Перспективы Косово, находящегося под «защитой» НАТО и ЕС) в каче стве «серых зон» сплошного криминала и бандитизма, где яко бы процветает нелегальная торговля оружием, наркотиками и «живым товаром». И это несмотря на неоднократные опровер жения, дававшиеся, в том числе, на самом высоком уровне.

Такая пропагандистская «артподготовка» может говорить о том, что следующим этапом вполне может стать силовое решение проблем непризнанных государств с санкции США и НАТО.

Второе, на что хотелось бы обратить внимание, – это от сутствие системы коллективной безопасности, которая раньше худо бедно поддерживалась в условиях противостояния сверх держав. Тем не менее тогда мы могли говорить о том, что бо лее менее работают институты ООН и различные другие ме ханизмы. Международное право действовало. Сейчас мы об этом говорить не можем. Тут аргументированно говорилось о проблемах на Балканах, о том, как перекраивался мировой по рядок, как ломалось международное право в ходе борьбы за «югославское наследство». И мировой порядок ещё будет про должать ломаться. Мы сталкиваемся с той ситуацией, что есть военно политические блоки различных государств, которые заняты тем, что стремятся всячески дестабилизировать ситуа цию в других государствах, недружественных, скажем так, ци вилизационно недружественных. Одновременно они заинтере сованы в стабильности внутри своего блока, а обеспечить эту стабильность можно испытанным способом – консолидировав их перед лицом врага. Не отсюда ли периодически вбрасывае мые идеи о возможном пересмотре пятой статьи Устава НАТО перед лицом «энергетической угрозы» со стороны России?

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 Давление будет оказываться и в вопросе «нарушений прав человека» – разумеется, только тех прав и в том контексте, ко торый нужен Западу для оказания внешнеполитического дав ления. Проблема Тибета – она сейчас актуализировалась в преддверии летней Олимпиады в Пекине. Есть четкое ощуще ние, что Олимпиаду будут срывать, используя именно тибетс кий вопрос. Заявления некоторых западных политиков не ос тавляют нам сомнений на этот счёт. Я думаю, что и нам нужно быть к этому готовыми, откровенно говоря, потому что тот мо ниторинг, который ведется, свидетельствует о том, что уже со зданы сайты, которые говорят о геноциде в Сочи. Имеется в виду геноцид, который (в терминах некоторых сил) происхо дил в годы кавказской войны. И уже в Интернете есть лозунги бойкотировать сочинскую олимпиаду, которая будет в 2014 году.

Соответствующие сайты создаются на нескольких языках и на весьма профессиональном уровне, и они призваны создать со ответствующие настроения в обществе. К реальным историчес ким перипетиям Кавказской войны это, разумеется, не имеет никакого отношения. До 2014 года ещё семь лет, но информа ционно пропагандистская подготовка общественного мнения на чалась уже сегодня, заблаговременно и, надо полагать, будет только наращиваться. Я хотел бы напомнить о том, что сенатор Маккейн – возможно будущий президент Соединенных Шта тов Америки, уже заявил в одном из своих интервью немецко му изданию, что в случае победы на президентских выборах он, цитирую почти буквально, «поддержит независимость Север ного Кавказа от России». Даже если мы допустим, что это за явление сделано в некоем предвыборном запале, то можно пред Фонд Исторической Перспективы положить, что какие то действия в этом отношении будут пред приняты американской администрацией. Может быть, не пря мое признание, но, во всяком случае, шаги в этом направлении, которые негативно скажутся на территориальном единстве Рос сии. И в этой связи нам нужно тоже это иметь в виду. Об этом говорила Наталия Алексеевна Нарочницкая в контексте «оран жевых революций». Действительно, мы имеем постоянное рас ширение инструментариев вмешательства во внутренние дела суверенных государств. «Оранжевые революции» являются яр ким тому примером. Наблюдая события в Армении и в некото рых других странах, в частности, постоянные внутриполитичес кие пертурбации на Украине, борьбу президента с премьером и т.д., мы можем говорить, что «оранжевые технологии» прино сят раскол в общество, противопоставляют различные группы друг другу. В том числе, по клановым, земляческим, региональ ным признакам. От этого только ослабляется суверенитет госу дарства и его политические структуры, военные и силовые струк туры, без которых совершенно невозможно нормальное функ ционирование государства. Они становятся все более рыхлыми, все более размытыми. Вот, например, события в Армении, где порядок удалось восстановить только путем введения армии.

Потому что полиция, в соответствии с некими стандартами Со вета Европы, которые взяла на себя Армения, там полностью безоружная. Между прочим даже в Косово, в Митровице, на сколько я понимаю, коллеги меня поправят, полиция, которая действует под флагом ООН, вооружена. А в суверенных госу дарствах, в соответствии с некоторыми принятыми ими обяза тельствами, полиция вооружена в лучшем случае дубинками, Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 щитами, применение которых строго регламентировано. У меня просто знакомые находились в эпицентре этих событий в Ар мении. Они свидетельствуют о том, к чему это может привести

– к краху и без того хрупкой государственности. Это как бы такое дальнейшее размывание суверенитета, которое, конечно, ни к чему хорошему не приведет. Для постсоветского простран ства это актуально, как никогда. Но помимо таких «оранжевых технологий» мы имеем постоянное силовое вмешательство под вывеской миротворческих операций, под прикрытием благород ных задач примирения враждующих сторон. То, что мы имеем, прежде всего, на Балканах, западные страны хотят, в этом нет никаких сомнений, применить также и на Кавказе. Но подгото вительной работой, необходимой для установления хотя бы ми нимального взаимного доверия, никто не занимается. Можно процитировать Генерального секретаря ООН, который указы вал в одном из своих докладов: «Логика поддержания мира ос новывается на политических и военных посылках, которые весь ма отличаются от тех, что лежат в основе принуждения, и дина мика последнего несовместима с политическим процессом, которому должно содействовать поддержание мира. Стирание различий между этими двумя задачами может подорвать жиз неспособность операции по поддержанию мира и создать угро зу для жизни ее персонала»23. Однако именно так и происхо дит, и операции по поддержанию мира превращаются в сред ство расширения военно политического присутствия в зоне конфликта, то есть в свою полную противоположность.

Цит. по: Федоров В.Н. Организация Объединенных Наций, другие междуна родные организации и их роль в XXI веке. М., 2007. С. 599 600.

Фонд Исторической Перспективы При проведении реабилитационной работы важно избежать воссоздания тех элементов предвоенного режима, которые ле жали в основе причин возникновения конфликта. На необходи мость в деятельности ООН усилить роль превентивной дипло матии и качественной работы по сбору фактов и информации неоднократно указывалось многими авторами, не понаслышке знакомыми с работой этой организации, особенно в последние годы. В случае с Карабахом (и не только) этого нет и в помине, и может произойти нечто прямо противоположное декларируе мым благим целям. А именно: ситуация вернётся, по сути, к 1988 1991 годам, только в роли Советской Армии окажутся вооруженные формирования третьих государств. В конце кон цов, не стоит забывать исторический контекст: в 1919 году дей ствия Великобритании были направлены на подчинение Кара баха Азербайджану. В то же время сама Азербайджанская Демократическая Республика рассматривалась в качестве не фтяной колонии24. Последствия британской колониальной по литики (такие, например, как обмен населением, территориаль ные претензии и войны между соседями) оказывались типоло гически схожи в разных районах мира и в разные исторические периоды. И вряд ли Кавказ, куда так усиленно рвутся США

– геополитический наследник Великобритании, – будет являть ся исключением.

Интересно, что в трудах некоторых западных исследователей операции по поддержанию мира рассматриваются как нечто про тивоположное по смыслу принципу коллективной безопасности. По См. подробнее: Волхонский М., Муханов В. По следам Азербайджанской Демократической Республики. М., 2007. С. 152 – 157.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 добные концепции подводят идеологическую базу под односторон ние силовые действия «сильных мира сего». Однако реализация подобных стратегий до сих пор ведёт лишь к увеличению хаоса и массовым нарушениям прав человека, а операции по поддержанию мира стали превращаться в свою полную противоположность.

Это ровно то, что мы имеем, прежде всего, на Балканах, где миротворчество носило именно принудительный характер, то есть принуждение в отношении одной стороны, в отноше нии Сербии. Во многом схожие процессы мы сможем наблю дать и на Кавказе тоже, в частности на Южном Кавказе, ин терес к которому со стороны Запада очень силён. И мы мо жем наблюдать весьма тревожные тенденции. Так, в начале марта в Карабахе имели место достаточно крупные боевые столкновения. По времени они совпали с осложнением внут риполитической ситуации в Армении, а о том, кто является инициатором нападений, вполне определенно, например, пи сала турецкая и азербайджанская пресса (цитируем ее во из бежание обвинений в тенденциозности). Турецкая газета «Миллиет» прокомментировала обострение на карабахском фронте следующим образом: «В действительности не извест но, какая из сторон явилась подстрекателем произошедших днем раньше столкновений. Однако предполагается, что Баку этим попытался приструнить Ереван»25. Похожие оценки имели место и в бакинской газете «Зеркало»: «Не секрет, что азербайджанские силы время от времени меняют свои пози ции и продвигаются вперед в сторону армянских сил. Если

Цит. по: Азг. 7 марта 2008 г. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.azg.am/RU/2008030703 Фонд Исторической Перспективы обострение произошло именно по этой причине, то приказ мог исходить из Баку… Команда из Баку означает, что приказ исходил от высшего военного руководства»26.

Обратим внимание на позицию западных держав и Севе роатлантического альянса. Она оказалась весьма симптоматич ной. Часто утверждается, что им невыгодно возобновление во енных действий в зоне карабахского конфликта, так как оно будет угрожать безопасности трубопровода Баку – Тбилиси

– Джейхан и другим транспортно коммуникационным проек там. Однако никакого осуждения стороны, выступившей ини циатором боевых действий, не последовало. Например, пред седатель Парламентской ассамблеи НАТО, даже не коснув шись опасности возобновления войны, нарушение режима прекращения огня охарактеризовал всего лишь как «неприят ный случай» и не посчитал нужным по этому поводу выразить свою озабоченность. А замначальника пресс службы Госдепа США поспешил заявить: «Независимость Косово не преце дент и не может служить прецедентом для Нагорного Караба ха». Насколько можно судить, и в предложениях посредников из Минской группы ОБСЕ относительно будущего статуса НКР ничего внятного не говорится. Позиция официального Баку, насколько можно судить (из высказываний Араза Ази мова и других представителей), состоит в том, чтобы решить все спорные вопросы в свою пользу уже на начальном этапе урегулирования. Единственное в активе ОБСЕ соглашение по Карабаху (Соглашение об укреплении режима прекращения огня «Мы не позволим никому говорить с Азербайджаном на языке ультиматумов»:

Азербайджан за неделю. [Электронный ресурс]. – Режим доступа:

http://www.regnum.ru/news/fd abroad/iran/970026.html Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 от 6 февраля 1995) давно не выполняется сторонами. Причем ОБСЕ не предпринимает никаких усилий для выполнения со глашения, подписанного под ее эгидой и нацеленного на оздо ровление обстановки в регионе конфликта27.

Можно обратить внимание и на некоторые другие времен ные совпадения. Очередные нарушения режима прекращения огня 6 – 7 марта на севере и юге Нагорного Карабаха совпали с проведением трёхдневного семинара Парламентской ассамб леи НАТО в Баку. Одновременно некоторые авторы в Азер байджане вновь вспомнили историю с ликвидацией Сербской Краины хорватами в 1995 году, когда «мировое сообщество дало молчаливое согласие на решение проблемы военным путём»28.

Это может означать, что одна из сторон конфликта вполне спо собна рассчитывать не только на поддержку и покровительство НАТО, но и получить одобрение для новых нарушений режи ма перемирия. А если это нарушение будет достаточно масш табным, то оно может быть использовано в качестве повода к возможному военному вмешательству в регионе непосредствен но у российских границ с последующим закреплением де юре там военного присутствия НАТО (возможно, под вывеской ООН или ОБСЕ). Как свидетельствует имеющаяся практика западного миротворчества, полномасштабный гуманитарный кризис и массовые нарушения прав человека в этом случае прак тически неизбежны.

Казимиров В. Для восстановления «Статус кво анте» // Голос Армении. 11 марта 2008 г.

Адиль Багиров: Нагорный Карабах: параллели не с Косово, а с Республикой Сербской Краины [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.regnum.ru/ news/975129.html Фонд Исторической Перспективы Роль ООН в обеспечении миротворческих операций неук лонно снижается, соответственно возрастает роль отдельных стран и организаций (прежде всего США и НАТО). Количе ство конфликтов в современном мире постоянно возрастает, а средства, предусмотренные бюджетом ООН на операции по поддержанию мира, имеют тенденцию к сокращению. За пер вые сорок лет миротворческой деятельности ООН было уч реждено 13 операций, а с 1988 года было развернуто 35 новых операций29. Что же касается финансирования, то здесь дела обстоят далеко не блестяще. После мировых экономических кризисов Конгресс США решил, что США больше не будут выделять деньги на те акции ООН, которые они не поддержи вают политически30. С этого времени выделение каждой пос ледующей суммы сопровождалось торгом между ООН и США о тех или иных условиях, выгодных для США (касавшихся как финансовых послаблений, так и урегулирования политических вопросов). Решения Конгресса США стоят в США выше по юридическому рангу, чем международное право, и правитель ству США пришлось вести специальные переговоры с Конг рессом по вопросу выплаты долга ООН. Вопрос о выплате долга не является настолько «дорогим» для США с экономической точки зрения, если учитывать, например, что операция «Буря в пустыне» 1991 года по «освобождению Кувейта» стоила 1,5 млрд. долл. США в день, что хватило бы для существования Панкратов В. Д., Маковик Р. С. Операции ООН по поддержанию мира (не которые проблемы и пути их решения) // Право и политика. 2001, №5.

..

См.: Hufner K. Financing the United Nations // Rethinking international organizations: pathology and promise / Edited by Dennis Dijkzeul and Yves Beigbeder. N.Y.,

2003. P. 40.

Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ООН в течение года31 (не говоря уж о затратах США на ны нешнюю войну в Ираке).

С начала 1990 х годов ООН довольно интенсивно искала «военных партнёров». По признанию К. Аннана в его бытность руководителем направления миротворческих операций ООН, «...быстрый рост числа миротворческих операций заставил ООН искать новые пути сотрудничества с группами государств чле нов, которые уже имели совместную организацию для объеди ненных военных действий, такую как НАТО»32. СБ ООН в разные годы давал санкции на применение военной силы (на ос новании гл. VII Устава) региональным организациям и коалици ям государств в Ираке, Сомали, бывшей Югославии, Руанде и на Гаити. Даже если самостоятельные операции по принужде нию к миру силами региональных соглашений проводятся по ре шению СБ ООН, как, например, «Буря в пустыне» в Персидс ком заливе (1990–1991), то следует учитывать, что непосред ственное руководство ими осуществляется не ООН, а одним из государств (в приведенном примере — США). Во всех подоб ных случаях сосредоточение командования и управления прину дительной военной операцией в руках одного государства неиз бежно делает саму операцию подверженной политическим при страстиям и устремлениям этого государства33. Вылеты самолетов НАТО, бомбивших в 1995 году позиции боснийских сербов, Черноудова М.С. Проблемы финансирования международных организаций, уча ствующих в урегулировании международных конфликтов, и пути их решения. [Электрон ный ресурс]. – Режим доступа: http://rli.consultant.ru/magazine/2005/04/int_law/art1/ Annan К. UN Peacekeeping Operations and Cooperation with NATO. In: NATO Review, vol. 41, N5, 1993, p. 3.

Шепова Н. Миротворчество как способ предотвращения и урегулирования со временных вооруженных конфликтов // Отечественные записки. 2005, № 5.

Фонд Исторической Перспективы происходили по непосредственным запросам специального пред ставителя Генерального секретаря ООН якобы для прикрытия и поддержки с воздуха «голубых касок» ООН. При этом ряд воз душных операций и ударов с воздуха инициировался НАТО, но на них необходимо было получать «добро» от спецпредставителя Генерального секретаря ООН34. После 1999 года Косово окку пируют формально войска международной коалиции от имени ООН, однако лидерство НАТО в данной коалиции несомнен но, и в военном отношении коалиция опирается на командно штаб ные структуры НАТО35. Возглавлявший миссию ООН в Ко сово Бернар Кушнер всячески препятствовал расследованию пре ступной деятельности косовских албанцев, торговавших человеческими органами. Рамуша Харадиная проталкивал в пре мьеры Косово лично руководитель миссии ООН в крае Сорен Йессен Петерсен, он же его провожал на самолёт, когда боевика отправляли в Гаагу36. Это отдельные примеры, но достаточно ярко характеризующие общую тенденцию. На одной из фото графий мы видим Хашима Тачи вместе с Кушнером и предста вителями сил НАТО в Косово, которые мило держатся за руки, всячески показывая взаимное дружеское расположение… По определению английских исследователей Б. Рассефа и Дж. Саттерлина, практика миротворческих операций ООН в ряде случаев (Сомали, Гаити, Югославия) в значительной сте Никитин А. Международные конфликты, ООН и Россия // Постзападная цивилизация. Либерализм: прошлое, настоящее и будущее. М., 2002. С. 87 – 125.

Там же.

Мартиросян С. Запоздалая правда Карлы дель Понте. [Электронный ресурс].

– Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/2008/04/08/472655.html Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 пени носила характер «импровизаций», что неизменно приво дило к неоправданным человеческим жертвам37. Однако это лишь одна сторона вопроса. Другая – растущая политическая мотивированность деятельности международных миротворцев, которые фактически превращаются в инструмент реализации по литических решений, в том числе и тех, которые принимались явно неправовым путем. Самый яркий пример – односторон нее провозглашение независимости Косово, принятое в обход СБ ООН и с нарушением принятой ранее резолюции № 1244.

В отношении Карабаха, как и других конфликтных регио нов, периодически пробрасывается идея о введении междуна родных миротворцев, международных миротворческих контин гентов. То есть, по сути дела, об оккупации Нагорного Караба ха силами НАТО под вывеской международных миротворцев.

Как мы понимаем, страны, на территории которых находятся какие то иностранные военные контингенты, прежде всего, на товские. Если в случае Косово «вектор» международной поли цейской операции совершенно очевидно направлен на отрыв края от Сербии, в случае с Карабахом он неизбежно будет направ лен на то, чтобы загнать карабахских армян вновь в состав Азер байджана или выдавить их в Армению.

Коллеги говорили о Македонии. Это очень хороший пример того, как государство утрачивает свой суверенитет. Представля ется, что именно с учетом в том числе балканского опыта идея внешнего вмешательства вызывает категорическое неприятие со стороны карабахцев, как простых жителей, так и политического См. Russef B., Sutterlin J. The UN in a New World Order «Foreign Affairs».

1994. Spring. P. 67 Фонд Исторической Перспективы и экспертного сообщества. В этой связи можно говорить и об Армении, и об Азербайджане. Развитие событий по такому сце нарию, конечно, приведёт к массовым нарушениям прав челове ка. И тут мы сталкиваемся с типичной для конфликтных регио нов ситуацией: только действенные силовые структуры и какая то чёткая система военно политических гарантий невозобновления боевых действий, только это может служить надёжной гаранти ей соблюдения прав человека. Нет прочного силового фактора, когда агрессоры или третьи заинтересованные силы чётко бы осознавали, что не пройдет то, что они задумали. Соответствен но, может функционировать государство. В частности на Кавка зе, де факто государства – Абхазия, Южная Осетия, Нагор ный Карабах, о котором меньше говорят. Что бы ни утверждали в Азербайджане, но Москва не использует (да и никогда особо не использовала) «карабахский рычаг» с целью изменить внеш неполитический курс Азербайджана. Надеяться на то, что под держка в этом вопросе официального Баку способна предотвра тить постепенный дрейф Азербайджана в сторону НАТО, было бы, по крайней мере, наивно. Карабахская проблема, по мнению многих экспертов, оказалась в определённой степени выведен ной за рамки российско азербайджанского диалога. Это то, чего нет в грузино российских отношениях. Однако на практике это означает, что Россия фактически отдала пальму первенства в уре гулировании карабахского конфликта Соединённым Штатам. А к чему это может привести, к каким негативным последствиям

– мы об этом уже говорили выше.

Вчера стало известно о поручениях президента Российской Федерации по Абхазии и Южной Осетии. И мы можем наде Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 яться, что пришло понимание того, что именно создание комп лексных гарантий безопасности для непризнанных государств, с большим учётом их роли в поддержании региональной ста бильности, в конечном итоге может положительно сказаться на укреплении позиций России в этом регионе. В том числе и во енно политических, и экономических, и геополитических.

Владимир Романов:

Спасибо, Андрей Григорьевич. Мне показался очень инте ресным тезис о том, что универсальные западные ценности ис пользуются как глобальное прикрытие для достижения каких то определенных целей. Позволю развить этот тезис и предпо ложить, что только в таком качестве, как прикрытие каких либо целей, силовых акций, и возможно существование универсаль ных ценностей в принципе. Рассматривать же их как реальную основу для какого то международного диалога, на мой взгляд, абсолютно нереально. Месяц назад мне довелось быть участни ком форума в Астане, посвящённого идее, выдвинутой прези дентом Казахстана Н. Назарбаевым «Диалог: мусульманский мир – Запад. Единство через многообразие». Задачей форума представителей двадцати пяти мусульманских, европейских и азиатских стран была подготовка повестки дня для встречи ми нистров иностранных дел по теме «Диалога» осенью этого года.

Организаторы ожидали от встречи рекомендаций экспертов по созданию кодекса универсальных ценностей как основы возмож ного диалога по линии «мусульманский мир – Запад». Два дня работы показали полную несостоятельность подобного рода по пыток, поскольку различия в представлениях относительно того, Фонд Исторической Перспективы какими должны быть эти ценности оказались разительными, причём различия в понимании были не только между предста вителями мусульманских и западных стран, но и самих европей ских стран. Мне кажется, это важно отметить, особенно в связи с тем замечанием, которое несколько минут назад сделала На талия Алексеевна относительно возможности выработки како го то кодекса прав человека, который бы давал одному госу дарству право и обоснование настаивать на соблюдении этих норм другими государствами. Сейчас я хотел бы предоставить слово Аждару Ашировичу Куртову, старшему научному сотруд нику Российского института стратегических исследований и пре зиденту Московского центра изучения публичного права.

Аждар Куртов:

Насколько я понимаю, за этим столом собрались в основ ном единомышленники. А я вообще предпочитаю всегда диску тировать. Поэтому вынужден выступить с некоторыми несколько оппортунистическими тезисами. Не потому, что я их разделяю полностью, а потому что мы пришли сюда не убеждать друг друга в и без того единой точке зрения. Для уяснения сути выгоднее попытаться взглянуть на проблему с разных точек зрения.

Начнём с того, что здесь неоднократно упоминался термин «принципы международного права». Что такое принципы?

Принципы – это некие фундаментальные положения, на осно ве которых существует международное право как система. Вроде бы тут все понятно. Много много лет назад мне приходилось заниматься написанием учебников, в частности, по правовым дисциплинам, я знаю, как это делается на практике. Сначала Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 пишется фактура, а потом придумываются принципы. На са мом деле не нормы существуют, выводящие какие то положе ния юриспруденции на базе соответствия принципам, а система работает по другому.

Ведь право вообще – это же не те постулаты, которые Моисей принес с горы, завещанные от Бога. Это реальность, которая разрабатывается людьми, разрабатывается политичес кими элитами. И все мы прекрасно помним одно из определе ний права, не самое плохое, которое заимствовано было из Манифеста коммунистической партии. Основоположники пи сали, что ваше право – это возведённая в закон воля господ ствующего класса. То есть право в целом, и международное право тоже до некоторой степени, – это то, что навязывается, по сути дела, навязывается силой. В этом отношении, если вы помните, Господь тоже после того, как Моисей спустился с горы и обнаружил, что там, в лагере евреев, не всё в порядке, что они колеблются в сторону «оппортунизма», навел порядок извест ными методами. Я это всё к тому, что не надо всё таки пред ставлять (а, как мне показалось, есть определенная тенденция к этому, особенно сейчас у нас), что международное право, как некая фундаментальная ценность, ныне стоит перед угрозой какой то катастрофы из за казуса Косово.

Международное право – это динамичная развивающаяся система. Она развивалась поэтапно – и до Гуго Гроция, и в се редине прошлого века, когда возникла ООН, развивается и сей час. Развивается в том числе на основе того, что важнейшие ак торы, которые могут заставить международные институты при нимать те или иные правовые нормы, базируются, в частности, Фонд Исторической Перспективы именно на таком аргументе, как сила. Сила состоит и в экономи ческой мощи, и в численности союзников, которыми обладают эти акторы, и, конечно же, в военной «чистой» силе, и в автори тете, и в той же идеологии, которая существует и так же навязы вается другим странам. И ещё во многом и многом другом.

И в отношении оценки тех же принципов международного права, о чём у нас существует масса литературы и особенно публи цистической, мнения, на самом деле, разные. Но юристы, в отли чие от политологов, такие «талмудисты», консерваторы! Они обыч но отбрасывают политическую сторону, часто возводят стенку меж ду текстами законов и политической реальностью. Обычно правоведы предпочитают анализировать только тексты законов, исходя исключительно из того, что написано в правовых нормах.

Но даже при таком подходе тоже можно обнаружить мно го разных противоречий. Например, у нас очень часто пишут, что существует якобы противоречие между принципом неру шимости границ и принципом, фиксирующим право наций на самоопределение. Действительно, здесь высказывалась совер шенно правильная точка зрения, что, во первых, право наций на самоопределение – это не тот интерпретированный вариант австрийских марксистов, где была такая добавочка, – «вплоть до отделения и образования самостоятельного государства» – а нечто другое. Кроме того, ведь принцип нерушимости границ, как справедливо указывают некоторые наши дипломаты, такие как Казимиров, это принцип, обращённый вовне. То есть неру шимость границ понимается как нерушимость от посягательств со стороны другого актора, другого государства. В то время как принцип права наций на самоопределение направлен во внут Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 реннюю жизнь государства. Иными словами нет той особой коллизии, о которой говорят безустанно многие авторы. Дес кать, есть два принципа, они противоречат друг другу и поэто му, ну что вы хотите, все отсюда и происходит. Да нет этого.

Кроме того, ведь если мы не встанем на точку зрения, что международное право развивается, то мы тогда должны будем, возможно, признавать правоту тех юристов, которые, скажем, утверждают, что принцип права нации на самоопределение – это принцип, который был разработан в известных историчес ких условиях, и предназначался он для народов, избавляющих ся от колониальной зависимости. И вот эту точку зрения сей час очень интенсивно эксплуатируют как раз те политические силы в мире, которые, в общем то, не настроены на то, чтобы интерпретировать этот принцип применительно, скажем, к си туации Приднестровской Молдавской Республики, к ситуации Абхазии, Южной Осетии, Нагорного Карабаха. Поскольку речь идёт не о колониальных народах, а о некоем другом фено мене. На основе такой интерпретации вышеперечисленным на циям фактически отказывают в праве апелляции к принципу права наций на самоопределение, мол, он не про вас написан. И так далее, и тому подобное. Поэтому мы не должны впадать в юридический нигилизм. Право – это механизм, который поли тический актор использует для достижения своих целей. Нуж но бороться за овладение данным механизмом, а не только сте нать о том, что кто то это делает лучше нас.

Мы много говорим о понятии государственного суверените та. Подчас при этом сами делаем из этого понятия фетиш, наде ляя его чуть ли не сакральным смыслом. Фактически, часто при Фонд Исторической Перспективы ходят к такой доведенной до абсолюта точке зрения, что государ ственный суверенитет – это однозначно благо, однозначно плюс, однозначно добро, а всё остальное – это однозначно минус. Да вайте всё таки подходить с более критичной позиции. Вот у нас в России последние два года носятся с концепцией суверенной де мократии. Для россиян, для граждан России эта идеологическая конструкция, может быть, имеет какую то притягательную силу, хотя и в этом я не очень уверен. А вот какая притягательная сила у этой концепции для тех же казахов, которые из кожи вон лезут для организации собственных пропагандистских акций? У них своя мифология политики. Понятно, что Назарбаев хочет остаться в истории, хочет остаться любыми доступными ему способами. Для этого в Казахстане проводят то съезды мировых религий, то со вещания по мерам доверия в Азии, представляя дело таким обра зом, что эти мероприятия имеют всемирно историческое значе ние. И то, что Нурсултан Абишевич Евразийский союз приду мал, и многое другое из его начинаний неизменно интерпретируется в Казахстане никак не менее, как выдающийся вклад в развитие мировой цивилизации. То есть Назарбаев хо чет остаться в истории, но ему себя нечем проявить на том уров не, как это делали главы России, Германии, Великобритании, США, Китая. И поэтому Назарбаев хочет остаться в истории именно с этими фантомами политической активности.

А ведь есть страны ещё более маленькие, у которых нет таких ресурсов, как у Казахстана. Например, Киргизия. Для них суверенная демократия, государственный суверенитет, по большому счёту, не являются такой уж фундаментальной цен ностью. Вся реальная история говорит о том, что для такого Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 рода стран, а их большинство в современном мире, ценностью является другое – какой то прагматизм. С точки зрения нас, россиян, представителей великой страны, такая позиция выг лядит не совсем привлекательно. Но ее надо учитывать. В том смысле, что с позиции этих народов и государств российская идея выстраивания внешней политики вокруг базового стержня государственного суверенитета тоже не выглядит привлекатель ной. Дело не том, плохо это или хорошо, а в том, что такое по ложение – реальность, которую нашим политикам, имеющим отношение к формированию внешнеполитического курса, не обходимо учитывать. А иначе мы попадем в очередную ловуш ку, принимая иллюзии за реальность, собственные оценки си туации в мире за непререкаемые истины, аксиомы, которым, с нашей точки зрения, обязаны следовать все остальные.

Ведь здесь говорилось, что современный мир разнороден.

Есть Соединённые Штаты Америки и их западноевропейские союзники, плюс некоторые другие развитые страны типа Япо нии. И есть 4 или 5 миллиардов остального населения планеты.

Так вот Россия, если она хочет достичь в идеологическом пла не того, что мы сегодня обсуждаем, что будет потом выносить ся в качестве некого проекта перед мировым сообществом, ей же нужно думать, а каких мы союзников то привлечём на свою сторону? Удастся ли нам этими подходами, этими теориями кого то вовлечь в свой лагерь, или, может быть, не удастся, может быть, что то другое надо делать. Повторяю, что я с та кой провокационно оппортунистической точкой зрения специ ально выступаю. Нам нужно как то обдумывать, прогнозиро вать эти ситуации.

Фонд Исторической Перспективы Сейчас очень много говорят о международном праве при менительно к ситуации, которая сейчас волнует нас, Россию.

Даже не к Косово, а к ситуации с так называемыми непризнан ными государствами. Что с ними делать, признавать, не при знавать. Здесь нет однозначности. Даже в международном праве этот вопрос полностью не урегулирован. Я имею в виду, что в международном праве вообще нет устоявшейся и признан ной в качестве правовой дефиниции категории «непризнанных государств» или категории «самопровозглашённых государств».

Эти понятия в основном используют не столько правоведы, сколько публичные политики и политологи. С моей точки зре ния, как правоведа, лучше говорить о «государствах, существу ющих де факто».

Кроме этого, необходимо отметить еще одно важное об стоятельство. Сам институт признания, вокруг которого столько копий сломано, в современном международном праве деклари рован, но не оформлен надлежащим образом. То есть не суще ствует этого института, как такой совокупности правовых норм, которые бы чётко регламентировали поведение участников меж дународных правоотношений. И, слава Богу, с моей точки зре ния, что его не существует. Потому что, если бы он существо вал, он наверняка бы существовал применительно к каким то историческим условиям и не позволял бы, скорее всего, ситуа цию применительно к Абхазии и аналогичным случаям разре шить в том русле, в котором мы хотим сейчас это разрешить.

И, тем не менее, я знаю, что на сайте «Столетие» эта дис куссия ведётся, и наш общий знакомый, известный представи тель Нагорно Карабахской Республики Рубен Загарян ссыла Суверенитет и права человека №2 (10) 2008 ется на конвенцию Монтевидео в оправдание прав Арцаха на признание мировым сообществом данного государственного образования. То есть он бросает на чашу весов какие то аргу менты. Это хорошо, что он, как юрист и историк, пользуется научной и нормальной легальной методологией. Но при разбо ре этих аргументов всё равно остается много вопросов. Та же конвенция Монтевидео – это документ, вышедший из под пера совещания американских государств, то есть это был не обще мировой, а региональный форум, и нормы этой конвенции 30 х годов прошлого века не имеют универсального характера. По этому ссылаться на них можно, но они не обладают той юриди ческой силой, которая была бы необходима применительно к нашей ситуации.

Можно ещё массу таких же спорных аргументов привести.

Применительно к Косово, допустим, можно вспомнить норма тивную практику ЕС. Ведь, если не ошибаюсь, 16 декабря 1991 года Европейский Союз в том составе, в котором тогда он су ществовал, принял Декларацию о критериях признания госу дарственной независимости государств Восточной Европы и бывшего Советского Союза. Это произошло за несколько дней до совещания в Алма Ате, где была принята декларация, окон чательно учредившая СНГ и похоронившая СССР, и уже пос ле совещания в Беловежской пуще. И там как раз по пунктам были расписаны тогдашние подходы Европейского Союза. Если мы этот документ применим к Косово, то тогда выплывет на ружу весьма неприглядный факт. Оказывается, что в отноше нии Косово Европейский Союз поступился собственными же, им написанными принципами, потому что нормы Декларации Фонд Исторической Перспективы 1991 года не позволяли признавать независимость таких обра зований, как Косово.

Но на практике не только Европа, но и вообще весь мир ведёт себя таким образом, что использует право в своих соб ственных интересах. Нужно просто уметь этими интересами пользоваться, нужно быть сильными, нужно иметь союзников, чтобы добиваться чего то. А не просто вопить по поводу нару шения норм международного права. Таким путём мы мало чего добьемся. Конечно же, ошибок много было совершенно. И при менительно к Абхазии, к Южной Осетии, к Приднестровью.

Развитие ситуации в последнем из указанных образований



Pages:   || 2 |

Похожие работы:

«Герб это ваш великий размах, Львиные пасти и очи орла, Рода история, знак ремесла. Чтобы Отечества память цвела!Перья над конскою мордой литой: Герб это эхо судьбы родовой! Герб дарованье не мне одному Герб не отдам никогда, никому! золотой ( жёлтый) символ богатства, постоянства, • веры, могущества...»

«68 УДК 621.37 ОДЕССКИЕ РАДИОЛАМПЫ ПАПАЛЕКСИ В. М. Пестриков Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики, Санкт-Петербург, Россия Представлена неизвестная страница отечественной истории...»

«Мельникова Галина Владимировна ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ ПЛАСТ ДИАЛЕКТНОЙ ЛЕКСИКИ ПЕРМСКОГО ГОВОРА ТАТАРСКОГО ЯЗЫКА В пермском говоре среднего диалекта татарского языка, который сформировался изолированно в иноязычном окружении, одним из интересных с точк...»

«МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ РОСТОВСКОЙ ОБЛАСТИ ГБУК РО "РОСТОВСКАЯ ОБЛАСТНАЯ СПЕЦИАЛЬНАЯ БИБЛИОТЕКА ДЛЯ СЛЕПЫХ" _ "Город да станица."НОВОЧЕРКА С С К.НАЧАЛО ВЕ КА К 160-ЛЕТИЮ СО ДНЯ ОСНОВАНИЯ ДОНСКОГО МАРИИНСКОГО ИНСТИТУ...»

«Московская олимпиада школьников по истории 2015 10 класс. Заключительный этап Уважаемый участник! При записи ответов в бланк просим вас нумеровать задания, включая обозначения подпунктов.1. Перед Вами – набор плакатов...»

«Санкт-Петербургский Государственный Университет Б о н д а р е в а Мария О л е г о в н а ОБРАЗ ДЕТСТВА ВЗРОСЛОГО ЧЕЛОВЕКА В КОНТЕКСТЕ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ 19.00.01 о б щ а я п с и х о л о г и я, психология л и ч н о с т и, история п с и х о л о г и и Автореферат д...»

«А. А. Роменский Таинство крещения в восприятии правителей раннего средневековья (от константина великого к Хлодвигу и владимиру святому) ереосмысление традиционных историографических сюжетов о христианизации правящи...»

«166 НАУЧНЫЕ ВЕДОМОСТИ Серия История.Политология' 2016 №15(236). Выпуск 39 АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ПОЛИТОЛОГИИ У Д К 323.285 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЛИГИОЗНЫМИ ТЕРРОРИСТИЧЕСКИМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ ВОЗМОЖНОСТЕЙ КОММУНИКАЦИИ В СЕТИ ИНТЕРНЕТ: ОСОБЕННОСТИ ПРОЯВЛЕНИЯ И ВОП...»

«Социальные реалии вчера и сегодня © 1992 г. Е. ВЯТР ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА: СУДЬБЫ ДЕМОКРАТИИ* ВЯТР Ежи — профессор Варшавского университета, автор многих работ по актуальным проблемам политической науки и социологии. В нашем журнале публикуется впервые. Кризис тоталитарного режима в Советском Союзе и Восточной Европе по...»

«Пояснительная записка Цели и задачи курса: ориентация учащихся на восприятие предлагаемого конкретно – исторического материала с максимальной объективностью без конъюнктурных политических и идеологических оценок;представление мировой истории как...»

«Илья Мельников Официант-бармен. Подготовка к обслуживанию посетителей Серия "Официант-бармен" Текст предоставлен автором http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3264635 Аннотация Эта книга – ответ на запрос времени. Общественное питание советского типа уходит в историю, на его место приходят предприятия н...»

«ДЕПАРТАМЕНТ КУЛЬТУРЫ КРАСНОДАРСКОГО КРАЯ КРАСНОДАРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ИСТОРИКО­ АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК им. Е.Д. ФЕЛИЦЫНА МУЗЕЙНЫЙ ВЕСТНИК (к 25-летию музея-заповедника) Краснодар 2001 А. М. Новичихин КОЛЛЕКЦИЯ ХРИСТИАНСКИХ ДРЕВНОСТЕЙ АНАПСКОГО МУЗЕЯ:...»

«Е. В. Лукашевич, учитель русского языка и литературы второй категории Вахта памяти “Сестры Хатыни” Цели: познакомить учащихся с неизвестными событиями и фактами ВОВ, происходившими на территории Дзержинского района; формировать гражданскую позицию, развивать нравст...»

«Поташев Александр Федорович ПЕРВЫЙ ТАГАНРОГСКИЙ ГРАДОНАЧАЛЬНИК Статья продолжает исследование истории одного из первых градоначальств Российской империи Таганрогского, освещает деятельность первого градоначальника генерала от...»

«уДК 94(497.1) Д. М. Калинин Уральский федеральный университет екатеринбург, Россия международное Положение Югославии в 1950–1951 гг. По материалам дневниКа и. Б. тито Статья посвящена анализу международного положения Югославии в 1950–1951 гг. на основании материалов личного дневника югославского лидера И. Б. тито, который...»

«Выпуск №6 МБОУ Шаталовская СШ Ф Е ВРА Л Ь 2016 МА Р Т Школьная газета Мы держим руку на пульсе событий История Дня защитника Отечества в современной России. В 2002 году Государственная дума приняла постановление о переименовании 23 февраля в День защитника Отечества и объявила его нерабочим днем. Современный День защитника Отечества не ли...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение Орловская средняя общеобразовательная школа №1 Номинация "Казаки – герои Отечественной войны и их роль в истории Дона" ЧТО В ИМЕНИ ТЕБЕ МОЕМ? (имена героев Отечественной войны на карте Ростовской области) Подготовил...»

«ДВУЛИКИЙ СКВОЗНИК-ДМУХАНОВСКИЙ (К истории сценической интерпретации) 1. В связи со знаменитой постановкой "Ревизора" на сцене Ленинградского Большого драматического театра им. Горького (1972, режиссер Георгий Товстоногов) газета "Правда"...»

«1 ПРОГРАММА вступительного экзамена в магистратуру по направлению 37.04.02 Конфликтология Форма проведения вступительного экзамена: тестирование. Всего предлагается 100 тестовых заданий, разделенных на 2 варианта по 50 вопросов в каждом. На выполнение теста отводится 2 часа (120 мин). Нижний порог прохождения теста – 55%...»

«Bylye Gody. 2013. Vol. 27. № 1 / Былые годы. 2013. № 1 (27) ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ УДК 93 Александр Печерский свидетельствует: неизвестные страницы истории концлагеря Собибор Лев Семенович Симкин Российская п...»

«3 Дао в японских верованиях Искусство нэцкэ развивалось в период Токугава (1603—1868 — последний период средневековой истории Японии). Наиболее ярким явлением этого времени стало бурное развитие городской культуры: по своему характеру традиционная, она тем не менее отличалась несомненны...»

«Материал для размещения на сайте раздел "Дистанционное обучение" Предмет: История класс: 9 дата:13.02.2017 Тема урока Окончание Великой отечественной войны Материалы для и...»

«Ротич Дороти Чебет КОНФЛИКТЫ В СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АФРИКЕ И ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ (1990-е2011 гг.) Специальность 07.00.15 – История международных отношений и внешней политики АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Москва – 2012 Диссертация выполнена на кафедре т...»

«Юрий Валентинович Трифонов Отблеск костра HarryFan http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=138001 Собрание сочинений в 4-х томах. Том четвертый.: Художественная литература; Москва; 1986 Содержание Конец ознакомительного фрагмента. 63 Юрий Трифонов ОТБЛЕСК КОСТРА В бой роковой...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.