WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |

«63.3 (2Р37) © И.М. Назарова. Перевод на русский язык, предисловие и комментарии © Издательство Надыршин ІЗВ^ 978-5-902744-10-8 ПРЕДИСЛОВИЕ ...»

-- [ Страница 1 ] --

Иоганн Бларамберг

ИСТОРИЧЕСКОЕ,

ТОПОГРАФИЧЕСКОЕ,

СТАТИСТИЧЕСКОЕ,

ЭТНОГРАФИЧЕСКОЕ

И ВОЕННОЕ ОПИСАНИЕ

КАВКАЗА

Москва

УДК ТЗ (2Р-4Ст)

ББК 63.3 (2Р37)

Иоганн Бларамберг

Историческое, топографическое, статистическое, этиографическое и военное описание Кавказа/Перевод с французского, предисловие и комментарии И.М. Назаровой. — Москва: Изд. Надыршин, 2010. — 400 с.

І8ЕЫ 978-5-902744-10-8 Книга, которую вы держите в руках, являегся уникальным свидетельством событий 170-летней давности. Автор этого сочинения Иоганн Бларамберг — иностранец на русской службе — более 2-х лет пробыл на Кавказе как инженер-топограф.

За это время он собрал интереснейший историко-этнографический материал о населении региона, коіорый и по сей день не утратил своей ценности.

Рукопись Бларамберга, написанная в 1834 г. на французском языке, появилась в свет в пору ведения Кавказской войны и потому сведения ее сочли секретными, вследствие чего данная работа была отправлена в архив с грифом «совершенно секретно». Ею могли воспользоваться только офицеры Генштаба.

В конце 80-х годов XX в. исследователь-кавказовед Назарова И.М. перевела текст рукописи на русский язык, сделав его доступным для широкой публики. Автор перевода постарался сохранить манеру изложения и стиль даннош сочинения.



УДК ТЗ (2Р-4Ст) ББК 63.3 (2Р37) © И.М. Назарова. Перевод на русский язык, предисловие и комментарии © Издательство Надыршин ІЗВ^ 978-5-902744-10-8

ПРЕДИСЛОВИЕ

Кавказ — один из иитересиейших регионов земного шара — издавиа привлекал внимание путешественников, ученых, миссионеров. Первые упоминания о предках народов Кавказа мы находим у греческих и римских авторов VI века до н. э. — I века н. э.1 которые описывали общественную жизнь и хозяйственную, деятельность адыгских народов, карачаевцев, осетин и др. Раннее средневековье на Кавказе нашло отражение в немногочисленных свидетельствах византийских и арабских авторов V — X веков и в русских летописях этого же периода. Материалы о жизни народов Кавказа в период борьбы с монголо-татарами мы встречаем у персидских (Рашид-ад-Дин), арабских (ал-Омари), монгольских и западноевропейских авторов (Вильгельм Рубрук, Плано Карпини)2. О времени появления в Крыму и на Кавказе генуэзских колоний дает представление ряд источников, а также авторы — Георгий Интериано и Иосафат Барбаро3.

Летописи и дипломатические документы XVI века фиксируют сведения о народах Северного Кавказа, о посольствах в Москву с просьбой присоединения к России, о совместной борьбе Русского государства и горцев с крымско-турецкой агрессией.

XVII веку принадлежит известный памятник географии и отчасти этнографии того времени — «Книга Болыиому Чертежу», в тексте которой встречаются упоминания о черкесах, кабардинцах, чеченцах и ингушах4. Новым периодом, знаменующим начало систематического и более интенсивного изучения Кавказа и еш этнографии, является XVIII век. Именно в это время были организованы русской Академией наук экспедиции и поездки отдельных ученых на Кавказ с целью сбора информации самого различного характера о землях и народах, их населяющих.

Иоганн-Густав Гербер, немец, на русской службе с 1710 года, выполняя правительственное задание, в 1728 году был командирован на Кавказ, где он составил описание местности и населения. В частности, он описал социальную структуру и быт кабардинцев и чеченцев.





Павел Сергеевич Потемкин, один из видных русских военно-политических деятелей второй половины XVIII века, в 1782 году занял должность начальника Моздокской линии. Он стал инициатором ряда крупных правительственных мероприятий, в частности, организатором русской колонизации Северного Кавказа и наместничества на Кавказе, он же и стал в 1785 году первым наместником.

Составленное Потемкиным «Краткое описание о кабардинских народах» получило значительное распространение в рукописном виде5. Описание Потемкина представляет собою разностороннюю характеристику кабардинского народа, им описаны формы правления, нравы, религия, обряды, пища, одежда. В его сочинении впервые встречается сообщение об аталычестве. Ценность его труда состоит в том, что Потемкин, живя длительное время на Кавказе, писал о том, с чем был знаком непосредственно6.

Иоганн-Антон Гюльденштедт, немец на русской службе, врач и естествоиспытатель, по поручению Академии наук совершил путешествие по Кавказу в 1770 — 1773 годах. Он побывал в районе Кизляра, в Кабарде, Осетии, Грузии. У Гюльденштедта мы встречаем всевозможные сведения о народах, живущих близ Кавказской линии: черкесах, абазах, ногайских татарах, балкарцах и карачаевцах, а также замечания общего характера о кистинах, ингушах и осетинах7.

Пеір-Симин Паллсш, учснЫЙ-ЭНЦИКЛОПедисг, нагуралиі;! и иу гсшсствснНИК, В 1766 году бьш приглашен для научной работы в Россию и избран действительным членом Академии наук, по поручению которой в 1793 — 1794 шдах предпринял путешествие в Астраханский край, на Северный Кавказ и в Крым. Паллас обладал глубокими познаниями в области ботаники, зоологии, палеонтологии, геологии, географии и других природоведческих дисциплин, в то же время он серьезно инте ресовался вопросами этнографии, археологии и экономики.

Описание путешествия Палласа на Северный Кавказ, которое содержит ценный научный материал по флоре и фауне, этнографии, экономике, а отчасти и истории этого края, было первоначально издано на немецком языке в Петербурге в 1799 — 1801 годах. Книга Палласа «Заметки о путешествии в южные наместничества Российского государства в 1793 и 1794 годах» содержит данные об адыгах, кабардинцах, абазинах, ногайцах, осетинах, ингушах, чеченцах и сванах8.

Ян Потоцкий, известный польский ученый, почетный член Академии наук, в 1798 году совершил путешествие по Кавказу. «Путешествие в Астраханские и Кавказские степи» было опубликовано посмертно другом Потоцкого, немецким языковедом-ориенталистом Клапротом. Второй том этого сочинения содержит сведения об адыгах, кабардинцах, ногайцах, кумыках, чеченцах и ингушах9.

В начале XIX века было совершено последнее, предпринятое Академией наук и порученное иностранцу, путешествие в целях изучения Кавказа — путешествие Генриха-Юлиуса Клапрота. В 1804 шду он был приглашен русской Академией наук, где состоял сначала адъюнктом, а с 1807 года стал экстраординарным академиком.

В том же году Клапрот был командирован на Кавказ для историко-филологических и этнографических исследований. Имея научные познания в самых различных областях, Клапрот с успехом справился со стоящими перед ним на Кавказе сложными научными задачами. В частности, ему принадлежит заслуга подробного описания «племенного состава населения» Северного Кавказа, этнографии горских народов, их хозяйства, социально-политического строя, нравов и обычаев1. 0 Первым десятилетиям XIX века принадлежит создание и выход в свет двух кавказоведческих работ общего характера, внесших значительный вклад в этнографию Кавказа, — это сочинения С. Броневскош и И. Дебу. «Новейшие географические и исторические известия о Кавказе, собранные и пополненные Семеном Броневским»1 — это первое в русской литературе обширное и разностороннее сочинение о Кавказе, в частности, первое собрание соответствующих этнографических сведений. Труд Броневского основан на литературных и архивных источниках, а также на личных наблюдениях. Содержание его составляют исторические и географические сведения о Кавказе, характеристика общественного строя его народов и крагкие этнографические данные по ряду народов: абхазам, ногайцам, кумыкам, и более подробные — по адыгам и кабардинцам1. 2 Книга Броневского получила хпирокую известность, большое распространение и стапа надолго главным источником сведений о Кавказе, чему в немалой степени способствовало то обстоятельство, что труд Бларамберга не был опубликован в свое время.

Определенное значение дргбвоего времени имела и сводка Иосифа Дебу, француза по происхождению, состоявшего на военной службе в России. С 1810 года он служил на Кавказе, где командовал сначала Левым, а затем Правым флангом Кавказской линии. Этнографическое содержание его сочинения состоит из замечаний о ногайцах, чеченцах, карачаевцах, адыгах, абазинах и кабардинцах13.

Как оімечал кавкиинсд М.О. Кіл^вен, за первуш чсгьсріь XIX ьска этншрафические сведения по Кавказу хотя и приумножились, но оставались еще весьма неуцовлетворительными. Между тем осуществление тех довольно обширных планов политического и экономического овладения Кавказом, которые замышлялись русским правительством, требовало разносторонних и подробнейших сведений об этом регионе1.

Представителями высшей власти на Кавказе был предпринят ряд соответствующих мер в этом направлении. Было вьшолнено довольно большое количество работ по охшсанию Кавказа, в основном военно-топографического характера, однако в описаниях уделялось значительное место этнографии. В ряду подобных работ выделяются труцы офицеров Генерального штаба Г.В. Новицкого и И.И. Норденстамма1. 5 Начиная с 1821 года кавказоведческие этнографические темы вошли в круг интересов русских столичных журналов, материалы по этнографии Кавказа печатают газета «Кавказ», «Отечественные записки», «Литературная газета», «Военный журнал», «Северная пчела», «Вестник Европы», «Пантеон», а также «Журнал Министерства внутренних дел».

К моменту, когда Бларамберг приступил к созданию своего описания Кавказа, существовало уже немало интересных работ по этой теме. В своем сводном труде Бларамберг предпринял попытку обобщить все эти сведения, дополнив их имеющимися в архивах данными и материалами, собранными лично во время пребывания на Кавказе. Описание Бларамберга1 — это поистине энциклопедия этнографии ІСавказа. Сочинение это не утратило своего значения и поныне, так как народы, которые он описал, были бесписьменными, а нам важен каждый источник, помогающий воссоздать их историю.

Каким же образом бьшо написано это сочинение и что мы знаем о еш авторе?

Иоганн Бларамберг (Жан-Море де Бларамберг) родился 8 апреля 1800 года во Франкфурте-на-Майне в обедневшей дворянской семье. Отец его, Жан-Франсуа де Бларамберг, известный в то время пианист, был фламандец по происхождению, мать — немка.

Как указывает сам Иоганн Бларамберг в первом томе своих «Воспоминаний о жизни»1, он стал посещать школу на 4-м году жизни. Потеряв мать в возрасте двух лет, а отца — в двенадцать, Иоганн остался на попечении опекунов. Он обучался в частных пансионах, сначала в Оффенбахе, затем во Франкфурте, а в октябре 1820 года поступил на юридический факультет Гессенского университета.

Младший брат отца, Жан-Поль (Иван Павлович) Бларамберг, еще в 1804 году уехал в Россию, получил звание майора и служил инспектором таможенного округа Новороссии (с 1808-го по 1825 год). Иван Павлович жил в Одессе и на досуге с увлечением занимался археологией Северного Причерноморья. Хотя он занимался археологией как любитель, тем не менее был известен в научных кругах как организатор раскопок древней Ольвии и основатель Музея греческих древностей в Одессе и Керчи.

Когда Иоганн сообщил дяде о своем желании приехать в Россию, тот ответил, что будет рад его видеть и позаботиться о нем. Поэтому в 1823 году по окончании университетского курса Иоганн, получивший звание магистра юриспруденции, выехал в Россию. ( По прибытии в Москву, где Иоганн остановилсяу двоюродных братьев Франсуа и Теодора де Куртене, он, в совершенстве владевший многими европейскими языками, цтгш усилснии изучгиь русский язЫК — язык сіраиы, ь кашрОЙ ему суждено было прожить до конца своих дней и которая стала его второй родиной, так как в 1824 году Иоганн (в русской официальной документации — Иван Федорович Бларамберг) принял русское подданство и получил права гражданства.

В июне 1824 года Иоганн выдержал конкурс и был зачислен в Институт инженеров путей сообщения. Этот инстиіут был открыт в 1810 году в Санкт-Петербурге по инициативе императора Александра I, считался привилегированным учебным заведением и был организован по типу Парижской политехнической школы.

Иоганн Бларамберг был в числе лучших воспитанников и н с т и т у т а на протяжении всех лет обучения. В июле 1828 года он сдал последний выпускной экзамен на чин поручика (был третьим в списке успеваемости) и определен на действительную военную службу в Корпус инженеров путей сообщения.

Приказом главноуправляющего Путями сообщения Бларамберг был откомандирован под начало к подполковнику Адаму в Санкт-Петербург, где и участвовал как инженер в постройке Конюшенного моста. Затем в сентябре 1828 года его направили в Одессу «для присмотра и управления гидравлическими прессами для сжимания сена» (эти четыре пресса бьши изготовлены под его же наблюдением на Александровском литейном заводе)1, а в декабре того же года он был отправлен вместе с надворным советником Седжером в Румелию «для исследования в археологическом отношении памятников строительного искусства Европейской Турции»1. 9 В марте 1830 года по возвращении в Петербург за отличное усердие и деятельность по службе Бларамберг бьш награжден орденом Св. Анны 3-й степени, а в апреле того же года— переведен в Генеральный штаб и послан в Тифлис на службу в Отдельный Кавказский корпус.

Бларамберг пробыл на Кавказе в течение двух с половиной лет. Живя в основном в Тифлисе, он посетил за это время Георгиевск, Ставрополь, Кисловодск, Владикавказ, крепость Грозную, Старую Шемаху, Ширван, Баку.

Как пишет Бларамберг во введении к первой части своего описания Кавказа, ему уцалось увидеть часть земель, расположенных за Кубанью, и большую часть Кавказской линии20. Во время службы на Кавказе Бларамберг под начальством генерал-майора князя Абхазова участвовал в июле — августе 1830 года в экспедиции в земли тагаурцев и кистин (Северная Осетия и Ингушетия); под предводительством ілавнокомандующеш Отдельным Кавказским корпусом генералфельдмаршала Паскевича-Эриванского находился в октябре — ноябре 1830 года в экспедиции за Кубанью в землях шапсугов, а под начальством генерал-адъютанта Панкратьева, бывшего тогда начальником штаба Отдельного Кавказского корпуса, участвовал в июле 1831 года в военных действиях в Дагестане21.

Как следует из письма Бларамберга от 25 января 1835 года к его бывшему сослуживцу Н.И Ушакову, он, находясь при Генштабе Отдельного Кавказского корпуса, «занимался по собственному... желанию в свободное время собранием материалов» о народах Кавказа, «дабы впоследствии составить из оных полную картину Кавказского края»22.

Еще в начале 1828 года император Николай I отдал приказ военному министру графу А.И. Чернышеву о необходимости составления свода материалов о горских и к о ч е в ы х народах Кавказа. Военный министр через Главный пггаб передал этот приказ шавнокомандующему Отдельным Кавказским корпусом И.Ф. ПаскевичуЭриванскуму, а ш і, в свош ичсрсдЬ, НЭЗНачил чсіырсл офидсров — Зубова, Бартенева, Искрицкого и Новицкого для сбора сведений в различных областях Кавказа23, а полковнику Галямину было поручено систематизировать весь собранный материал.

В силу целого ряда причин выполнение этого приказа растянулось на несколько лет, да так и не было завершено. Бларамберг же, имея склонность к н а у ч и о й работе, во время своей службы при Генштабе Отдельного Кавказского корпуса, пользуясь возможностью непосредственно наблюдать жизнь горских народов, бывая в экспедициях и командировках в различных районах Кавказа, широко собирал этнографический материал.

Письмом из Тифлиса от 14 апреля 1832 года Бларамберг обратился к военному министру графу А.И. Чернышеву, предлагая свои услуги в качестве составителя описания кавказских народов. Предложение бьшо принято, и в сентябре того же года, уже будучи переведенным на службу в Санкт-Петербург (Бларамберг был назначен на должность помощника начальника третьего отделения канцелярии генералквартирмейстера Главного штаба), Бларамберг представил программу предполагаемого сочинения в департамент Генерального штаба генерал-квартирмейстеру генерал-адъютанту Нейдгарту.

Ознакомившись с полученным планом сочинения, Нейдгарт в официальном письме от 7 сентября 1832 года писал Бларамбергу: «Рассмотрев с уцовольствием представленный Вами проект географического, статистического и топографического описания страны, лежащей между Кубанью, Тереком, Араксом и Джорокою, я нашел, что оный весьма удовлетворителен и отвечает предположению, состоявшемуся по сему предмету в прежних годах в Генеральном штабе, вследствие коего собрано уже значительное количество материалов, касающихся до упомянутого края.

Предполагаемое сочинение весьма важное и полезное в военном отношении, тем не менее любопытно быть может и в ученом свете, коему страна сия мало известна»24.

Вместе с письмом Нейдгарт отправил Бларамбергу программу описания, которая была намечена еще в 1830 году полковником Галяминым для систематизации всех собранных сведений, а также различные материалы по ЬСавказу, которые были сосредоточены в Генштабе ранее25.

Таким образом, теперь на поручика Бларамберга было официально возложено составление общего подробного описания Кавказского края и народов, его населяющих, которое прежде поручалось полковнику Галямину, но не было им выполнено26. Бларамберг с болыпой добросовестностью отнесся к выполнению поставленной перед ним задачи. Будучи высоко и разносторонне образованным офицером, он не только тщательно использовал все штабные материалы, касающиеся народов Кавказа, но и дополнил их как своими личными наблюдениями, так и данными, почерпнутыми из самых разнообразных русских и иностранных литературных источников и архивов.

Цель, которую преследовал Бларамберг, приступая к написанию этого обширного труда, ясно сформулирована им в письме, адресованном Н.И. Ушакову: «При составлении сего описания горских народов, единственной моей целию бьшо — сделать известным в подробности сей край, столь любопытный во всех отношениях», и далее: «...счастливым почту себя, если сочинение сие придаст большую ясность понятиям о странах, доселе столь малоизвестных, и исправит погрешности, вкравшиеся в прежде изданных сочинениях о Кавказе»27. ) В рсаулыатс кршіиіливш» груда В мае 1833 іида шгабс-кшіигагі Бларамбсрг (он был произведен в штабе-капитаны в декабре 1832 года) представил в военное министерство первую часть своего сочинения «Историческое, топографическое, статистическое, этнографическое и военное описание Кавказа», написанного на французском языке. Это был фундаментальный двухтомный труд, первая часть которого содержит 348 страниц рукописного текста, вторая — 574 страницы.

По прочтении представленного сочинения военный министр граф А.И. Чернышев доложил об этом императору Николаю I, который, познакомившись с трудом Бларамберга, отдал распоряжение «наградить штабс-капитана Бларамберга тремя тысячами рублей ассигнациями» для поощрения автора к продолжению начатой работы.

Рукопись бьша отправлена в Варшаву генерал-фельдмаршалу И.Ф. Паскевичу по указанию Николая I «для прочтения и сделания на оное сочинение своих замечаний»28.

06 этом мы узнаем из письма генерал-адъютанта Нейдгарта от 3 мая 1833 года, в котором он сообщает Бларамбергу о судьбе его рукописи.

Рукопись была возвращена Бларамбергу 24 августа 1833 года вместе с копией письма И.Ф. Паскевича военному министру А.И. Чернышеву. Паскевич, положительно оценивая труд Бларамберга, отмечает, что ранее не предпринималось попыток создать столь подробное описание Кавказа и что усердие Бларамберга «заслуживает одобрения», а его рукопись «как один из первых опытов в подобном роде заслуживает внимания»29.

Обатома первой части Бларамберг переработал, с учетом замечаний И.Ф. Паскевича, а также дополнил текст новыми, недавно полученными в Генштабе сведениями.

Завершив работу над первой частью описания Кавказа, Бларамберг приступил к написанию второй.

По завершении работы над рукописью, 28 ноября 1834 года, Бларамберг передал три тома своего сочинения в военное министерство. 9 января 1835 года исправляющий должность генерал-квартирмейстера Генерального штаба генерал-лейтенант Шуберт сообщал Бларамбергу, что его труд был благосклонно принят императором.

25 января 1835 года в письме к Н.И. Ушакову Бларамберг писал о том, что завершил работу по составлению описания горских народов Кавказского края, состоящего из трех томов, которое «заключает в себе общий взгляд Кавказа и полное описание горских народов», и что он «употребил все способы, дабы представить полную картину сих народов, так мало еще известных».

Так как вторая часть рукописи, так же как и предыдущая, была послана в Варшаву на отзыв И.Ф. Паскевичу, 9 мая 1836 года он ответил в военное министерство А.И. Чернышеву: «О первой части этой рукогшси я имел уже честь изложить свое мнение в отзыве к Вам... вторая и третья части не менее любопытны и заслуживают внимания по полезным своим подробностям, хорошо и отчетливо изображающим картину того края»30.

За составление второй части описания Кавказа штабс-капитан Бларамберг был награжден орденом Св. Станислава 3-й степени и полутора тысячами рублей ассигнациями. Однако, к огорчению автора, рассчитывавшего, что его труд станет печатным изданием и познакомит широкие круги общественности с жизнью народов Кавказа, он в действительности был засекречен и, по меткому замечанию историка Генпггаба Н.П. Глиноецкого, был «схоронен в архивах военно-топографического депо» (позднее ВУА Главного пггаба, ныне РГВИА в Москве).

РуКиииеь лранилаі;ь ішд ірифом «СОвершеННО секретні;» и Мшаіа быть ииішіьзована только офицерами Генеральнош штаба. Несколько лет спустя сочинение Бларамберга было использовано военным историком Н.Ф. Дубровиным в числе друтих архивных источников при написании его известного труда «История войны и владычества русских на Кавказе»31.

Так как Бларамберг зарекомендовал себя как человек аккуратный, исполнительный и к тому же разносторонний, летом 1835 года, когда формировался состав знаменитой экспедиции Г.С. Карелина, он был включен в число ее участников как топограф и этнограф.

В секретном письме на имя штабс-капитана Бларамберга о г 2 июля 1835 года разъяснялись цели экспедиции и задачи, которые ставились Военным министерством перед офицером Генеральнош штаба: «Экспедиция сия... назначена для подробного исследования восточного берега Каспийского моря с целью распространить торговые выгоды наши с сей стороны открытием кратчайшего и удобнейшего пути, по коему можно бы войти в теснейшие торговые отношения с тамошними прибрежными племенами, а впоследствии и с народами, расположенными от сего моря на юго-восток»32.

Итак, спустя несколько лет после первого посещения Кавказа, Бларамберг вновь очутился в этих краях. Работа экспедиции продолжалась полтора года, в течение всего этого времени Бларамберг вел дневник, который иозднее стал основой для отчета об экспедиции, опубликованного в «Записках Русского Географического общества»33, действительным членом которого он состоял с 1845 года34.

В марте 1836 года штабс-капитан Бларамберг был произведен в капитаны. По возвращении в Петербург в январе 1837 года он получает новое назначение. На сей раз ему предстояла поездка в Тегеран.

Письмом от 28 января 1837 года Бларамберга уведомляли, что он причислен к дипломатической миссии в Персии в качестве адъютанта полномочного министра Российской империи при Тегеранском дворе генерал-майора графа Симонича.

Служба в Персии продолжалась до 1840 года, причем в течение этого времени Бларамберг бьш награжден орденом Св. Анны 2-й степени и за отличие по службе в марте 1839 года произведен в подполковники.

Находясь в отпуске в России, Бларамберг женился на Елене Павловне, дочери надворного советника Мавро-Михали. За невестой бьшо дано приданое: около 850 десятин Таврической губернии Симферопольскош уезда на реке Черной, в 12 верстах от Севастополя в имении Чоргун-Карловка. Брак их, судя по всему, бьш счастливым. Они воспитали троих детей: двоих сыновей и дочь35.

Старший сын Павел (родился в Оренбурге в 1841 г.), по окончании Императорского Александровского лицея, сначала служил в Министерстве внут|зенних дел редактором Центрального статистического комитета.

Стал участником двух переписей Петербурга. В 1869 г. был командирован в качестве правительственного делегата на Статистический конгресс в Гаагу. По возвращении из-за границы он вышел в отставку и стал сотрудником газеты «Русские Ведомости». Серьезно занимался музыкой под руководством Балакирева. Стал сочинять музыкальные произведения разного жанра. Из наиболее известных его произведений следует назвать музыкальную картину «Демон», музыку к драме Островского «Воевода», оперы «Скоморох»

и «Мария Бургундская», симфоническую картину «Умирающий гладиатор». В конце 90-х годов XIX века Павел Бларамберг стал заниматься преподавательской деяВ музыкальном училище МОСКОЬСКОГО фи.иармимическиі и общества.

ісльНОСіьЮ он вел курс теории музыки36. О втором сыне Владимире известно, что он закончил курс в Училище правоведения37.

О дочери Ивана Федоровича, Елене Ивановне Бларамберг (в замужестве Апрелевой), есть статья в 3-м томе Болыной Энциклопедии (Санкт-Петербург, 1902).

Елена родилась в 1846 г., получила домашнее образование, в 1868 г. сдала экзамен на звание домашней учительницы и занялась переводами и написанием статей для журналов «Народная школа» и «Журнал министерства народного просвещения». В 1873 г. поступила вольнослушательницей на философский факультет Женевского университета. В годы пребывания за границей познакомилась с Полиной Виардо, которая убедила ее заняться беллетристикой. В 1875 г приехала в Москву, сблизилась с кругом московских литераторов, стала сотруцницей «Газеты Гатцука». В 1877 г. написала роман «Без вины виноватые», новеллу «Старая дева». В 1878 г. временно заменяла брата Павла Ивановича в редакции «Русских Ведомостей». Как переводчик и автор статей она сотрудничала с журналами «Русская старина», «Народная школа», «Семья и школа». Елена Ивановна подписывала свои произведения псевдонимом «Ардов». К ее известным оригинальным сочинениям относятся повесть «Васюта», крымские очерки: «Бахчисарай», «Чуфут-Кале» и «Отец Христофор»38.

По возвращении в Россию, в марте 1840 года, Бларамберг был причислен к Отдельному Оренбургскому корпусу и, оставаясь на службе в Оренбургском крае в течение 15 лет, выполнял множество самыхразнообразных поручений. В 1841 году, с мая по сентябрь, Бларамберг в качестве начальника отряда сопровождал Бухарскую и Хивинскую императорские миссии. В апреле 1845 года он был произведен в полковники и получил должность обер-квартирмейстера Отдельнош Оренбургскош корпуса. С июня 1845 года по июль 1846-го Бларамберг находился с возтавляемым им отрядом в Киргизской степи, осматривая местность и составляя топографическую карту и статистическую справку об Оренбургской, Вятской и Казанской губерниях.

В ноябре 1851 года Бларамберг был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени за выслугу лет в офицерских чинах, а в октябре 1852 года произведен в генерал-майоры.

Спустя три шда последовал перевод на службу в Санкт-Петербург, где Бларамберг был «назначен состоять в распоряжении Военного министра и генералкваргирмейстера Главного штаба»39. В 1856 году Бларамберг принял участие в работе комитета, утвержденного для составления «общеш плана хода почт в Российской империи», и в этом же году он был награжден орденом Св. Станислава 1-й степени и назначен директором Военно-топографического депо, которым и управлял до ухода в отставку. Именно к этому времени относится самое деятельное его участие в заседаниях Географического общества; под его руководством, в частности, была издана «Карта Европейской России».

Выйдя в отставку, в 1867 году Бларамберг переехал на жительство в имение Чоргун, в 12 верстах от Симферополя, где и прожил до конца жизни. И в последние годы он продолжал трудиться: делал переводы географических статей для «Военного сборника» и «Русскош инвалида», продолжал переписку со многими европейскими учеными-топографами. Последнее его сочинение— «Воспоминания о жизни»40, в трех томах, вышедиіее в свет на немецком языке в Берлине, было написано на основе тех многочисленных дневниковых записей, которые он вел в течение всей жизни.

«Никшда нс забуду гой мину іы, когда я впервые уьидел Кавказ! Я онемел ог удивления и восторга, увидев гигантскую стену Кавказского хребта, освещенную лучами солнца. Эльбрус и Казбек — два гиганта, покрытые вечными снегами, возвышались над остальными пиками, темно-зеленые склоны которых выглядели чрезвычайно живописно. Кавказ — это страна поэзии, особенно для воина. Виды дикой, но возвышенной природы, жители и их живописные селения, экспедиции в долины и ущелья гор, подвижная жизнь, ежедневные опасности, которым там подвергаешься, имеют такую прелесть, которая не может оставить равнодушным даже самого холодного человека», — писал на склоне дней И. Блаірамберг, чья судьба интересна, как любопытный пример человеческой жизни41.

Подводя итоги, можно сказать, что рукопись Бларамберга о Кавказе содержит чрезвычайно интересный фактический материал по истории и этнографии горских и кочевых народов Кавказа. Ценность этого сочинения заключается в том, что его автор дал обобщающую картину жизни северокавказских народов на основании архивных и литературных источников, пополненных его личными наблюдениями.

Стремление автора правдиво показать действительность определяет общий тон его сочинения и делает его весьма достоверным и заслуживаюіцим внимания историческим источником. Тем не менее, не следует забывать, что Бларамберг был дворянином по происхождению, а по роду служебной деятельности принадлежал к высшим офицерским кругам Российской империи. Поэтому труд его написан с позиций официальной дворянско-монархической историографии и содержит наряду с ценным фактическим материалом ряд тенденциозных оценок и характеристик.

Следовательно, используя этот источник, надо относиться к нему критически.

–  –  –

ПРИМЕЧАНИЯ

1Латышев В.В. Известия древних писателей, греческих и латинских, о Скифии и Кавказе.

СПб., 1893. Т. 1; СПб., 1906. Т. 2.

2Тизенгаузен В.Г. Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды. СПб., 1884.

Т. 1; М.; Л., 1941. Т. 2.

3 Библиотека иностранных писателей о России. Отд. I. СПб., 1836. Т. 1; Записки Русского Географического общества. Отдел этнографии. Т. 2. СПб., 1869.

4Книга Болыпому Чертежу / Ред. К. Н. Сербина. М., Л., 1950.

5Кавказский этнографический сборник. М., 1955. Т. 1. С. 283.

6 Российский государственный военно-исторический архив, ф. ВУА, д. 18473 (Далее:

РГВИА).

7Гюльденштедт И.А. Географическое и статистическое описание Грузии и Кавказа // Путешествия г-на академика И. А. Гюльденштедта через Россию и по Кавказским горам в 1770, 71, 72 и 73 годах. СПб., ] 809.

вКавказский этнографический сборник. М., 1955. Т. 1. С. 285 — 286.

^Там же. С. 287.

юАдыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов XIII —XIX вв. Нальчик,

1974. С. 235.

п Броневский С. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М., 1823.

Ч. 1 — 2.

і^Кавказский этнографический сборник. М., 1955. Т. 1. С. 297. ----^ ізДебуИ. О Кавказской линии и присоединенном к ней Черноморском войске. СПб.,1829.

М., 1955. Т. 1. С. 298.

14Кашш зіжИЙ Э1 и ш р а ф и ч с і;к и й і;б о р н и к.

15РГВИА. ф. ВУА, кол. 414, д. 301, л. 36 — 54, 56 — 68; д. 103214, л. 257 — 282; д. 18507.

ібРГВИА, ф. ВУА, д. 18508, ч. 1 — 3.

17 Егіппегип^еп аиз сіет ЬеЬеп сіез КаізегІісЬеп шззізсЬеп ^епегаі-ііеиіепапі ІоЬапп оп ВІагатЬег^. Вегііп, 1872. Всі. 1.

івРГВИА, ф. 400, оп. 21, д. 453, л. 26 — 37; История русского Генерального штаба. СПб., 1883.

Т. 2. С. 39.

і9Русский биографический словарь. СПб., 1908. Т. 3. С. 90.

20РГВИА, ф. ВУА, д. 18508, ч. 1, л. VII.

2іТам же, ф. 400, оп. 21, д. 453.

22Там же, ф. 289, оп. 1, д. 6, л. 55.

2зКавказский этнографический сборник. М., 1955. Т. 1. С. 299.

24Р Г В И А, ф. 289, о п. 1, л. 4 — 5.

25Н ы н е э т а программа и о п и с ь м а т ер и а л о в, х р а н и в ш и е с я р а н е е в ф о н д а х ВУА, у т ер я н ы.

26Р Г В И А, ф. ВУА, д. 18245, л. 218 — 219.

27Т ам ж е, о п. 1, д. 6, л. 6.

28Т ам ж е, ф. 289, о п. 1, д.4, л. 2, 4; д. 5, л. 1 — 3.

29Там же, д. 1, 5, л. 1; д. 4, л. 8; д. 6, л. 1.

зоТам же, ф. ВУА, д. 18508, ч. 2, приложение.

зіДубровин Н. Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 1871. Т. 1. Кн. 1.

32Р Г В И А, ф. 289, о п. 1, д. 4, л. 11 — 12.

ззЗаписки Русского Географического общества. 1850. Кн. 4.

34Русский биографический словарь. СПб., 1908. Т. 3. С. 90.

35Р Г В И А, ф. 38, о п. 11, д. 45, л. 6.

збБолыная энциклопедия. СПб., 1902. Т. 3. С. 305.

37Р Г В И А, ф. 38, л.6.

звБолыная энциклопедия. С. 304.

39Р Г В И А, ф. 400, о п. 21, д. 453, л. 26 — 37.

40 Егіппешп^еп аи8 (іет ЬеЬеп (іе8 КаізегІісЬеп ш88І8сЬеп §епега1-1іеиіепат ІоЬапп оп ВІагатЬег^. Вегііп, 1872. В(і. 1.

4 Там же.

Часть 1

ВВЕДЕНИЕ

Топографы следовали за нашими храбрецами, чтобы начертить карту этой местности; офицеры Генерального штаба позднее составили топографнческое и статистическое описание районов, занимаемых нашнми войсками. Кроме этого, 4 взвода топографов каждую весну отправлялись из Тифлиса по распоряжению князя Варшавского (Паскевича), чтобы делать съемки и описания закавказских областей.

Управляющие областей и районов получили в то время предписание подать сведения о территории, шгорой они управляли, чтобы затем иметь возможность сравнить эти сведения с теми, что были собраны нашими офицерами.

Съемки плана значительной части Кавказа осуществлялись по мере того, как туда проникали наши экспедиции. 0 6 остальных районах мы были более или менее осведомлены по рассказам горцев, преданных нашему правительству, а также по докладам офицеров штаба, которые, переодевшись, проникали туда с риском для жизни, или офицеров, попавших в плен к горцам и затем бежавших оттуда.

Генералы Сухтелен, Сакен, Гастфорт, Панкратьев и Волховский, которые успешно руководили мероприятиями Генштаба в этом районе с 1826 г., представили столь дорогие карты закавказских областей, а также и пограничных районов, занятых нашими войсками в период последних военных действий с Персией и Турцией.

Им мы обязаны более точными знаниями о Кавказе. Благодаря неустанной заботе нашего правительства, можно ожидать, что вся эта столь интересная область, наконец, буцет изучена.

Нагфавленный в 1830 г. приказом его превосходительства графа Чернышева в Отдельный ЬСавказский корпус, я отправился в Тифлис с намерением собрать во время моего пребывания в Грузии материалы, необходимые для того, чтобы составить затем историческое, топографическое, статистическое и этнографическое описание областей, расположенных между Кубанью, Тереком, Араксом и Риони.

Обстоятельства благоприятствовали моим начинаниям. Три экспедиции, в которых я участвовал, во время двухлетней службы в этом районе, позволили мне проехать и увидеть часть земель, расположенных за Кубанью, большую часть Линии, горы с обеих сторон Военно-Грузинской дороги, Лезгистан, Шекинскую провинцию (Нуха), Кубинскую провинцию, Ширван, Баку, а также Дербентскую область, Табасаран, Каракайдакскую область, Северный Дагестан, Елизаветпольский район и значительную часть Грузии.

Я собрал все материалы, имеющиеся в архивах Тифлисского штаба, так же как и сообщения, которые мои товарищи по службе и гражданские чиновники, к которым л обраідсілся, мне иередали. Я добавил к этому самые ноиые оішсанил л м районов, составленные офицерами и топографами с 1829 по 1834 шд. По возвращении моем в Петербурі, генерал-адъютант Нейдгарт, бывший в то время генерал-квартирмейстером, предоставил в мое распоряжение богатую библиотеку и архивы Генштаба; а начальник Геныггаба Отдельного Кавказского корпуса Панкратьев дополнил мои сведения.

Наконед, объединив все эти источники с тем, что было собрано мною, я систематизировал и переработал их в единое сочинение, которое, сколь бы оно ни бьшо несовершенным, имеет, по крайней мере, те преимущества, что оно более точно и подробно чем все то, ^то мы имеем на сегодняшний день относительно Кавказа.

Опишу в нескольких словах маршрут, по которому я продвигался во время написания этого сочинения, а также источники, к которым я обращался. Укажу и авторов, которые способствовали моим историческим изысканиям, с гой целью, чтобы мои читатели могли судить — на достаточные ли авторитеты я полагался.

Описание края, столь обширного, как тот, о котором я говорю сейчас, требует, особенно в отношении статистики, внимания и аккуратности; в частности, чтобы это не стало нудным. Поэтому, в начале своего сочинения я ограничился тем, что описал в общих чертах Кавказ, не описывая подробно каждый район и каждый народ в отдельности.

Такие авторы как Гюльденштедт, Потоцкий, Биберштейн и Клапрот указали мне направление моих исторических исследований о кавказских народах. Эти же авторы, а также Броневский, дали мне некоторые этнографические детали, а данные по геологии и топографии окрестностей Эльбруса были заимствованы у академика Купфера. Я познакомился с трудами почти всех авторов, которые писали о Кавказе с давних пор. К описанию каждого народа я добавил примечания, в которых указал на источники, откуда бьши почерпнуты эти сведения.

Данные, которые были собраны о закавказских провинциях и о нижних долинах Кавказа, благодаря тому, что я мог свободно пользоваться архивами Тифлисского и Санкт-Петербургского Генштаба, столь полны и точны, как только можно пожелать. Иначе дело обстоит с высокогорными районами, которые для нас в болыией степени до сих пор — «терра инкогнита», попытаюсь объяснить почему.

Многие авторы, которые писали о Кавказе, считали, что при посредстве кунака можно пересечь Кавказ «от начала до конца». Что, если попытаться проникнуть туда в одиночку, переодевшись горцем? Но есть одно обстоятельство, само по себе ничтожное, но которое делает подобное переодевание крайне опасным. Европейская обувь очень сдвигает пальцы ног; именно по этому признаку кавказцы различают своих соплеменников и чужих. Капитан Новицкий, который в 1830 г. пересек земли черкесов, переодевшись горским слугой, был распознан по строению его стопы и лишь чудом избежал смерти.

Для отважного путешественника, который хочет исследовать внутренние районы кавказской территории, есть еще один путь: выучить татарский язык и явиться к ним как мусульманин-перебежчик, которого преследует наше правительство, или в качестве русского солдата-дезертира. Но, этот способ почти не оставляет надежды вернуться когда-либо к себе, потому что если он будет жить с горцами близ наших границ, он не сможет исследовать высокогорные районы, а, в противном случае, горцы никогда бы его не отпустили.

Собственно говоря, Кавказ еще ждет своего историка и своего Вальтера Скотта;

однако, наш (Бестужев) Марлинский в своих повестях «Аммалат-Бек», «Письма из Дагестана», «Рассказ офидера, бежавшего из ішена у юрцев», дал нам более верное представление о Кавказе, о нравах и образе жизни горцев, чем многие путешественники, которые исписывают целые тома об этом регионе.

Поскольку во французском алфавите нет букв для передачи гортанных звуков, которые часто встречаются в существительных и именах собственных в черкесском, осетинском и татарском языках, в этой работе рядом с каждым йменем собственным я писал в скобках труднопроизносимые слова по-русски, чтобы более понятно донести смысл названия гор, рек, населенных пунктов. Эти названия я приводил в том варианте, как они встречаются на наших картах, но часто я приводил и те наименования, которые используются горцами.

Работая над сочинением, введение к которому было изложено выше, я имел своей единственной целью рассказать подробно о крае столь интересном во всех отношениях. Мною бьши собраны воедино все сведения, которые накопились в наших архивах, они были приведены в систему и дополнены наблюдениями, сделанными мною во время двухлетнего пребывания на Кавказе. Вся заслуга в создании этого сочинения принадлежит моим товарищам, которые собрали болыпую часть сведений, а также моим командирам, которые любезно предоставили мне все возможности, чтобы скоординировать эти данные.

Буду счастлив, если мне удалось пролить новый свет на край, столь мало известный до сего дня, или исправить ошибки, которые встречаются в работах моих предшественников, писавших о Кавказе. Мною подготовлены все материалы для аналогичного описания закавказских провинций, что я и не премину сделать, если этот мой труд получит одобрение сиятельных особ, которые соизволят обратить на него внимание.

Санкт-Петербург, 28 ноября 1834 г.

Иван Бларамберг, Генштаба штабс-капитан.

,д ДЕЛЕНИЕ КАВКАЗА В СООТВЕТСТВИИ

Ц к С НАСЕЛЯЮЩИМИ ЕГО ІІАРОДАМИ

1 а территории Кавказа проживает громадное количество маленьких народностей. Некоторые из них представляют | собой остатки азиатских орд, проходивших туда и обратно І|через эти горы во время великого переселения народов, но большую часть составляют местные автохтонные племена.

Каждое из этих племен сохранило свой собственный язык, и эти наречия восходят, вероятно, еще к временам появления человеческого рода Во внешнем облике кавказца объединены черты, характерные для основных народов Европы и Западной Азии.

Домашние животные и культурные растения, разводимые в этих двух частях света, встречаются на Кавказе или поблизости от него.

Древние достопамятные труды, приписываемые Моисею, древнегреческая легенда о Прометее, знаменитая экспедиция аргонавтов за золотым руном — все возвращает нас мыслью к Кавказу, все заставляет думать и высказывать предположения, что этот регион был одной из точек, откуда род человеческий разошелся по болыией части поверхности земного шара.

Исконным населением этих мест можно считать албанцев (албанцы — жители Кавказской Албании, древнего государства в Восточном Закавказье. — Пер.), иберов и колхов, то есть, говоря современным языком, лезгин, грузин, имеретинцев и мингрелов. Остальные племена обосновались здесь, скорее всего, попозже, за исключением армян, которые с очень давних пор населяют свою исконную родину — Армению, граничащую с Кавказскими горами.

Эта точка зрения может быть основана на следующих наблюдениях:

1. Иберия и Албания никогда не были завоеваны ни персидскими, ни индийскими царями, ни римлянами, хотя последние всегда успешно воевали с албанцами и иберами.

2. Жители Иберии (нынешняя Грузия), подчинившись в конце концов персидским царям из династии Сасанидов, а позже покоренные татарами, турками и вновь персами, все это время сохраняли свою религию, свой язык и свой первоначальный характер.

3. Подчинение албанцев (современных лезгин) произошло позже, при Тимуре, или Тамерлане, когда полчища этого завоевателя наводнили Кавказ; этот процесс закончился сразу же, как только Тамерлан ушел из этих мест.

4. До нашествия Тамерлана гунны, хазары, арабы и монголо-татары довольствовались, вероятно, необжитыми тогда районами на западном побережье Каспийского моря, чтобы там обосноваться, не проникая во внутренние районы Кавказа, где бедность жителей, объединенных своей отвагой, предоставляла им мало благ, но много опасностей.

5. Наконец, лезгины и грузины, хотя и разнятся по религии и обычаям, имеют много общего во внешнем облике, что отличает их от остальных народов Кавказа, особенно черкесов и сванов, чьи черты имеют характер дикой независимости.

Мы не будем здесь вдаваться в подробности исследования происхождения и древней истории народов, населяющих ныне эти земли, пусть об этом нам расскажут Паллас, Пашхушй, Роммсль, Клапрот и др.* Между іем до сиа ішр мы располагаем лишь неболыиим количеством данных об этом, и предстоит еще бильшая работа, чтобы составить целостное представление об истории народов Кавказа.

Русские орлы в течение долгого времени властвуют в этих краях, по земле которых некогда ступали римские легионы и где великий Помпей заслужил свой триумфальный венок. Эти орлы со времени своего победного взлета захватили долины, орошаемые Евфратом, и преодолели снежные вершины Тавра. Сейчас они парят над самим Кавказом, и от нашей меди звенят скалистые склоны этих гор, чтобы покорить потомков народов, некогда внушавших ужас всей Европе.

Будем же надеяться, что новый Посидоний, ступая по следам нового Помпея, сможет вновь зажечь факел истории от огня факелов Беллоны.

Мы подразделяем кавказские народы на семь болыпих групп, в соответствии с семью основными языками, на которых они говорят, а именно:

1) абазы, или абхазы, подразделяющиеся на несколько племен;

2) черкесы:

а) кубанские черкесы;

б) кабардинские черкесы;

3) осетины, состоящие из нескольких племенных подразделений;

4) кистины, или мычкизы, состоят из нескольких подразделений;

5) лезгины с их племенными подразделениями;

6) грузины, подразделяются на:

а) собственно грузин;

б) имеретинцев;

в) мингрелов;

г) гурийцев;

д)сванов;

е) племена высокогорья: хевсуры, пшавы и тушины;

7) остатки татар, монголов, гуннов и других чужеземцев, чьи колонии ныне рассеяны по всему Кавказу.

Из предпоследней группы только сваны и племена высокогорья, названные вслед за ними, живут именно на Кавказе, остальные племена занимают земли в Закавказье — от Алазани до Черного моря.

Мы ограничимся здесь указанием территорий, населенных этими разными народами, по проходящим между ними границам, болыная часть которых остается неопределенной из-за отсутствия точных сведений о них; и мы оставим на потом описание каждой местности и каждого народа в отдельности.

Абазы

Абазги (абазины), или абхазы, живут в краях, границами которых являются:

на юге — река Ингури, отделяющая Абхазию от Мингрелии; на севере и северозападе — река Гагрипша, отделяющая абхазов от черкесов; на северо-востоке — склоны Кавказа; наконец, на западе и юго-западе — Черное море. Этот район называют Болыной Абхазией, чтобы отличить его от Малой Абхазии. Последняя находится между левым берегом Подкумка и правым берегом Урупа, у истоков этих *См.: Потоцкий Я. Народы Кавказа. Происхождение иберов. Заметки Клапрота об идентичности осетин и алан. Сваны и иберы. О Зихии // Потоцкий Я. Первобытная история народов России. Т. 2.

Гл. 8, 9. С. 328, 370,381.

дьул рск. Ж и ісл и МалиЙ АбхазиИ алты-кесекИ (абазины ), или н а зы в а К У іс я гапанта.

Другие абхазские племена занимают также высокогорные районы на территории кубанских черкесов.

Черкесы Черкесы (адыге, адехе) живут на северных склонах Кавказских гор, а также на равнинах от крепости Анапа до места слияния Терека с Сунжей. Границами территории их проживания являются: на юго-западе — Абхазия и Черное море; на юге — Малая Абхазия и Осетия; на севере — Кубань, Малка и Терек отделяют их от России, а на востоке Терек и Сунжа отделяют черкесов от мест, населенных племенами кистин. Черное море омывает западную границу Черкесии от устья Кубани до реки Агрипши.

Черкесов можно разделить на две группы: черкесы кубанские и кабардинцы, последние живут на территории между Кубанью, Малкой, Тереком и низовьями Сунжи.

Бассиане и карачаевцы — древние жители Кавказа, в частности Кабарды.

Преследуемые черкесами, они вынуждены были искать прибежища на бесплодных и покрытых снегом высокогорных склонах Кавказского хребта, где они живут и сейчас, еще оставаясь зависимыми от своих давних преследователей.

Сваны Громадная балка, простирающаяся с юга на север, отделяет Мингрелию от сванов — народа, живущего вблизи Эльбруса. На их языке слово «сваны» означает «жители высокогорья»*.

–  –  –

Осетины занимают два склона снежного хребта Кавказа: на западе— до Крестовой горы, на севере их территорию ограничивают долины Кабарды, на юге — Картли и на востоке — черкесские племена. Они живут в узких ущельях и теснинах рек Арагви, Ксана, Чурти, Лиахви, Паца, Урух, Ардон, Дурдур, Фиакдон, Гезельдон, Генальдон и Терек. Осетия — горная страна, и реки там текут чрезвычайно быстро.

Кистины Племена кистин, или мычкизов (мицджегов), населяют местность к востоку от Осетии, от правобережья Терека до берегов Аксая, где они граничат с лезгиноаварскими племенами. Кистины занимают два склона Кавказа: на севере до рек Сунжа и Терек, на юге — до Кахетии и Лезгистана. Хотя жители Хевсуретии, Пшавии и Тушетии представляют собой смешение кистин, осетин и грузин, мы тем не менее рассматриваем их среди грузинских племен.

Лезгины Восточная часть Кавказа, или древняя Кавказская Албания, разделена на множество округов, которые современные географы объединяют под двумя названияПаллас П.-С. Путешествие по южным областям России. Т. 1. С. 419. — Нем.

ми: Даі естин, включающий ьсс склины Кавказа, идущие к ЕІасиИЙСкиму мирю, и Лезгистан, в который входят наиболее высокогорные долины как со стороны территории расселения кистин, так и со стороны Грузии — до левобережья Алазани.

Евреи На Кавказе встречаются также и евреи, в основном в Дагес гане, в областях Куба и Ширван. Это прекрасное племя людей, сохранившееся на Кавказе во всей своей чистоте. По предположениям Роммеля, эти евреи, вероятно, являются остатками десяти племен Израилевых, уведенных Салманасаром в плен в Персию в 721 г. до н. э.

после разграбления их столицы Самарии и потом затерявшихся*.

Кочевые племена

Долины, расположенные к востоку от черноморских казаісов, между Кубанью и Манычем, Тереком и Кумой, частично заняты кочевыми народами. Татары, ногайцы, калмыки и прочие рассеяны по огромным равнинам, находящимся между вышеназванными реками. Кумыки, в основном имеющие постоянные жилища, обитают на севере Дагестана и на берегу Каспийского моря между реками Терек и Сулак, или Койсу. Трухмены, или туркмены, живут в неболыиом количестве на всем восточном побережье Кавказа, но в основном — в южных районах Дагестана и в Ширване.

–  –  –

Вид горы Чониссурис-Мта (в хребте Шода) из деревни Глола Вид гор: Пасс-Мта, Лапури и Эдемис-Мта высоты Гориболо и шшШ Вид на Элъбрус с Чегета в изобилии, в первые дни мая поднимаются в горы и взбираются выше и ьыше ь зависимости от увеличения летней температуры. Они находят в горах свежую траву для своих стад, прозрачную воду для питья и наслаждаются гіриятным климатом.

К концу августа, когда в высокогорных долинах начинает чувствоваться холод, кочевники начинают движение назад, они начинают спускаться вниз, чтобы к октябрю, когда горы покрываются снегом, вернуться в свои степи, где они зимуют.

Эти наблюдения показывают, что закавказских кочевников невозможно приучить к оседлой жизни и что местные условия заставляют их жить в горах летом, когда невозможно жить на равнине, а зимой, когда равнины превращаются в отличные пастбища, они занимают берега Куры и западное побережье Каспийского моря.

Кроме того, в этих местах слишком мало пахотных земель, для того чтобы прокормить то количество кочевников, которое здесь обитает.

В простоте кочевой жизни есть очарование, которое проще понять, чем объяснить. Кочевник, спящий на своем войлоке, ближе к свежей траве, от которой он не отделен досками, касается ее, вдыхает ее аромат. Когда на занимаемом им месте трава высыхает, он переносит свое жилище на некоторое расстояние, туда, где травяной покров зелен и свеж. Пейзаж, окружающий его, одииаков — это зеленый фон, который не меняется, но на котором каждое животное из его стада прекрасно выделяется, и одним взглядом он охватывает все свои владения.

Не для того, чтобы написать идиллическую фразу, мы упомянули о том, что кочевник меняет место, когда трава под ним вытоптана и съедена животными; именно так делают татары, ногайцы, трухмены и другие. Доказательством того, что эта жизнь им нравится, является их страстная приверженность к ней. Впрочем, весь этот образ жизни характерен лишь для высокогорных равнин, где редко идут дожди.

Некогда такую кочевую жизнь вели почти все варварские нгіроды, и историки не могли составить об этом правильного представления из-за отсутствия перед глазами примеров. Поистине настоящими кочевниками были гамаксобиты и ойкофорунты, которые возили свои жилища с собой на повозках; древние авторы всегда тщательно отличали их от скенитов, которые жили в шатрах*.

См.: Потоцкий Я. Происхождение сарматских народов. Т. 2. С. 98.

ОБЩИЕ ЗАМЕТКИ О НРАВАХ И ОБЫЧАЯХ НАРОДОВ КАВКАЗА

–  –  –

Население Кавказа подразделяется на три сословия*:

владетельные князья;

духовенство;

дворянство (знать);

и на два класса:

крестьяне;

пленники, или рабы (ясыри).

Владетельные князья. Вот перечень кавказских владетельных князей:

Шамхал Тарки.

Уцмий Каракайтага (Каракайдаха).

Кадий Акуши и Табасарана.

Хан казикумухский и куринский.

Аварский хан.

Элисуйский султан.

Мехтулинский хан.

Почти все эти правители находятся в материальной зависимости от России, так что им остается лишь название государя без власти. Аварский и казикумухский ханы считаются союзниками России, тем не менее они покорны только из-за выплачиваемого им правительством России содержания.

Среди правителей горцев можно выделить еще:

а) князей Кабарды;

б) аксаевских князей;

в) чеченских князей:

г) темиргоевских князей;

д) бесленеевских князей;

е) мохошевских князей;

ж) князей Абхазии и Сванетии.

Знатное происхождение дает привилегии, и это очень ценится у кавказских народов; они по-прежнему тщательно хранят генеалогию древних родов и семей, а мезальянсы караются смертью. У них мало примеров того, чтобы человек неизвестного происхождения возвысился до верховной власти. Лжепророк Кази-мулла, побудивший народы Кавказа к выступлению против правительства России, — исключение; он был, как говорят, сыном русского дезертира, но он никогда не смог бы достичь такого влияния на Кавказе, если бы не сумел пробудить фанатизм этих народов. Самые ярые республиканцы среди горцев уважают особу князя, которая общественным мнением рассматривается как священная. Но со своей стороны князья должны обладать рядом замечательных качеств, среди которых храбрость общепризнанно занимает первое место. В противном случае они теряют и власть, и уважение к себе.

Все усилия князя направлены на обеспечение себе средств, для того чтобы суметь содержать некоторое количество вассалов или преданных людей, образующих * Это деление не относится ко всем горцам; чеченцы, например, все равны между собой и не имеют ни князей, ни дворянства, они проявляют некоторое уважение к духовенству и уважают тех, кто богат, или тех, кто выделился благодаря «военным подвигам».

своего рида злиту, а іакжс длл іш и чіобы запастись необходимыми длл эш ю вещами, такими, как ткани, оружие, конская сбруя и прочее. Каждый князь стремится увеличить число своих вассалов, что является одним из средств достижения еще большей власти.

Тот, кто спокойно живет на своей земле и не облагает налогами и разными поборами своих соседей, не может рассчитывать на то, чтобы стать могущественным владыкой. Другое средство достижения власти — родственные связи. И когда говорят, что какой-то князь пользуется большим влиянием, имеют в виду, что у него многочисленная родня.

Кроме денежного дохода и съестных припасов, получаемых правителями от своих вассалов и их крестьян, у них есть еще и свои собственные земли, обрабатываемые их рабами-пленниками или арендаторами.

Впрочем, власть кавказских князей ограничена: они самостоятельно не могут предпринять ничего важного без того, чтобы сначала не посоветоваться со своими вассалами и людьми, преданными их особе.

Духовенство. Духовенство различного вероисповедания образует второе сословие среди населения Кавказа. Хотя духовенство мусульманское и языческое пребывает здесь в крайнем невежестве, однако его представители обладают некоторым влиянием и имеют власть, соответственно цивилизованности или предрассудкам жителей.

Мы не говорим здесь о духовенстве христианском, которое на Кавказе в собственном смысле слова весьма немногочисленно. Что касается мусульманского духовенства, представители которого были болыией частььэ турки по происхождению, они возбуждают фанатизм горцев против христиан вообще, и особенно против русских, что принесло много бедствий этому краю. В отношении жрецовидолопоклонников мы знаем, что таковые существуют под разными наименованиями и что они обладают болыпой властью в среде горцев-идолопоклонников.

Известно также, что они имеют определенные доходы, что они предвещают будущее, лечат болезни, заклиная злых духов, и т. д. Позднее мы осветим поподробнее те культы, которые присущи этим народам.

Дворянство (знать). Третье сословие — это сословие дворянства; дворяне носят титулы бека или бая, мурзы, узденя, азнаура, агалура и т. д.; к знати принадлежат также горские князья.

Кавказские дворяне были не чем иным, как мелкими вассалами князей, которые, в свою очередь, были вассалами третьих, более могущественных. Они составляют двор и княжеский совет, их обязанности состоят в ежегодной выплате определенных налогов серебром или продуктами питания, а также в необходимости выставлять во время военных действий определенное число вооруженных людей; но и сами дворяне всегда составляют отборное войско, и именно они начинают бой.

Обязанности, которые они должны исполнять по отношению к своим князьям, ограничены обычаями, в силу которых дворяне могут уйти от них, если они ими недовольны, и могут забрать с собой все свое движимое имущество.

Считается, что земли принадлежат князьям, которые раздают ее дворянам, и хотя эти последние столетиями пользуются ею как вассалы, тем не менее преобладающим является право князя.

Доходы, которые дворяне извлекают из земледелия, коневодства и грабежей, удовлетворяют как их потребности, так и потребности князя.

Чеченец и лезгин Продавец оружия на Кавказе Вид гор в ГІриэльбрусье Погоня Офицер л.-гв. Кавказско-Горского Всадник команды мусульман в парадной полуэскадрона в повседневной форме форме. Из алъбома Г.Г. Гагарина. 1844 г.

Из алъбома Г.Г. Гагарина. 1844 г.

У н и а еі;ть крееіьлнс, каіирые ОТ Н И Х Заьиеимы, а іакже рабы, кунленные или плененные во время военных действий; эти последние известны под наименованием ясырей. Тот, кто имеет наибольшее количество ясырей, считается более могущественным.

В ряде горских республик совсем нет знати, если не считать знатью старейшин, которые наследовали власть их отцов, но в общем все равны, и добиться у них влияния можно лишь личной храбростью и превосходством ума. Обычно это старики, которые имеют болыпой вес в республике, ввиду их лет и опыта.

Крестьяне. Крестьяне принадлежат к первому классу. Они, в общем говоря, мало отличаются от русских крестьян, из них легко можно было бы сделать хороших, трудолюбивых земледельцев, если бы феодальный строй, который царит на Кавказе, не препятствовал бы этому. Крестьяне этих областей не прикреплены к земле (т. е. они не крепостные в полном смысле слова), но они принадлежат князьям и знати, которым они были переданы по наследству с определенными условиями держания; их нельзя назвать свободными, потому что их судьбой распоряжаются дворяне. Тем не менее эти крестьяне имеют право обращаться к соседним дворянам и князьям, если их собственные господа их угнетают; в важных случаях они собирают стариков, чтобы посовещаться.

Что касается крестьян кавказских республик, то каждый из них — свободный гражданин и участвует в правлении.

Хотя дворянин имеет право продавать своих крестьян, он не может чересчур обременять их ни налогами, ни работой. Право продавагь своих крестьян распространялось постепенно, поскольку вначале это право было предоставлено дворянам лишь в отношении тех крестьян, которые скверно себя вели или которые совершали преступления, таким образом, продажа производилась лишь с целью наказания. В общем, продажа крестьян считается здесь постыдной, и поскольку обычаи имеют больше силы на Кавказе, чем законы, дворяне редко используют свои права, чтобы не подвергаться порицанию. Такого рода «человеколюбие» как бы противоречит торговле людьми, которая была в ходу в этих землях со времен давно минувших. Чтобы объяснить это, надо заметить, что пленники рассматривались здесь как добыча по праву войны, которая продается, переходя из рук в руки;

таким образом, те, кого продает горская знать, — это не р і х собственные крестьяне, а как раз те, которые попали в плен во время их внутренних войн.

К счастью, постыдная торговля рабами обоего пола, которая имела место на Кавказе со времен достаточно древних и которая опустошила (обезлюдила) эти края, сразу же прекратилась со времени захвата русскими Анапы, Сухум-Кале, Поти и всей восточной стороны побережья Черного моря. И горцы, которые не могут более вывозить своих рабов, вынуждены довольствоваться продажей своих пленников друг другу.

Имеются на Кавказе также и поселенцы — татары, армяне и грузины.

Единственное различие между поселенцами и крестьянами заключается в том, что они имеют некоторые привилегии и уплачивают меньше налогов, чем местные крестьяне; к тому же князья и дворяне любят «прикреплять» к себе поселенцев, чтобы извлекать больше доходов из их земель.

Ясыри. Ясыри, или военнопленные, образуют последний класс обитателей Кавказа; они принадлежат дворянам как собственность по праву захвата на войне или купли; ясыри являются рабами в полном смысле слова. Они обрабатывают земЛЮ Шсу і ілші и иілшльзушісх как, Ншібилсс прсзрсииые іф И С Л у г а, ИСПОЛНЯЮЩая работы по дому. Дворяне могут не только наказывать их, но и даже убивать без всякой необходимости давать отчет кому бы то ни было. И все же на Кавказе с рабами обходятся обычно менее жестоко, чем в Хиве или у киргизов. Как только пленники привыкают к своему господину или женятся и обзаводятся домашним хозяйством, они вступают в класс крестьян, пользуясь правами последних.

Право использовать военнопленных как рабов было установлено повсюду во времена античности, и, следовательно, ничего удивительного, что этот обычай, бытовавший в Греции, Риме и по всей Европе, сохранился на Кавказе.

Именно эти два последних класса, о которых мы говорили только что (крестьяне и рабы), и являются создателями всех обычаев жизни. Впрочем, судя по образу жизни горцев, число рабов у них было невелико. Им порз^чалось изготовление предметов первой необходимости и то, что нельзя было возложить на женщин.

Женщины занимались ткачеством, портняжничеством, тогда как мужчины были оружейниками, золотых и серебряных дел мастерами и шорниками.

Формы управления

На Кавказе известны только две формы управления — аристократия и демократия. Шамхал Тарки, ханы аварские и казикумухские, элисуйский султан именуются монархами, но они монархи скорее по названию, чем фактически, и форма их правления похожа на федеративную демократию.

Аристократическое управление принято у черкесов, за исключением некоторых родов, а также у абхазов, осетин и кистин. Эти народы управляются или князьями, поколения которых сменяются у власти, передавая ее из рук в руки, или выборными старейшинами. Вся полнота власти сосредоточивается в руках этих руководителей.

Эти две формы управления, монархического и аристократического, могут быть осмыслены на Кавказе под названием более верным — феодализм, потому что ханы и князья разделяют власть с их вассалами и различие заключается только в степени власти и могущества, которыми каждый из них обладает. Из того, что мы сказали сейчас, следует, что в этих землях встречается множество мелких тиранов, но нигде они не имеют неограниченной власти.

ІСнязья и дворяне находятся между монархом и народом как класс промежушчный; они заботятся о сохранении своих иривилегий, упорно их защищают от власти монарха, которую они стараются ограничить, и иногда не подчиняются ему совершенно.

Демократическое управление принято в некоторых племенах черкесов, абхазцев, осетин, кистин и чеченцев, особенно в чеченских илеменах, называемых ичары-мычкизы, которые населяют высокогорные долины Кавказа. Также эта форма управления имеется и среди федеративных республик лезгин. Как мы сказали несколько выше, власть монархов и князей над жителями Кавказа очень ограничена ввиду большой склонности жителей Кавказа к свободе и независимости, что является шавным отличительным свойством этих народов.

Религия

На Кавказе исповедуют три основные религии:

христианскую (две секты: греческая и армянская);

ислам (две секты: Омара, или суннитов, и Али, или шиитов);

идолопоклонство, или язычество.

Греческая (православная) религия распространена среди грузин, имеретин, мингрелов, тушин, хевсуров и среди части осетин.

Жители закавказских обпастей, начиная с Дербента, Кубы, Ширвана, Карабаха и юнчая Баку, — мусульмане, они относятся к секте Али наподобие персов (они шииты). Население северного Дагестана, тагары, ногайцы и трухмены — сунниты (из секты Омара); та же религия не так давно была принята черкесами, чеченцами, частью абазин, осетин и лезгин. Суннитов также много и в областях Закавказья.

Идолопоклонство распространено у абазин, осетин, кистинских народов и у некоторых лезгинских племен. Евреи, называемые здесь уриями, рассеяны в небольшом количестве по всему Кавказу.

Все собственно кавказские народности некогда исповедовали христианство.

У них еще встречается много развалин древних храмов и остатки христианских обычаев. Лишь в конце прошлого века черкесы и чеченцы изменили религию под влиянием проповедей известного лжепророка шейха Мансура. Они восприняли ислам секты Омара, но не стали лучшими магометанами, чем бьши христианами, поскольку большая часть жителей Кавказа не умеет ни читать, ни писать: они очень поверхностно знают законы Корана и следуют лишь советам своих фанатичных мулл, в основном турок по происхождению, внушающих им ненависть к христианам и мусульманам секты Али.

Казалось бы, для того, чтобы сделать цивилизованными этих еще полудиких варваров, можно было бы довольно просто вновь подчинить их догматам хрйстианской религии, но для достижения этой цели нужно было бы сначала больше развить у них вкус к сельскому хозяйству, торговле, дать им почувствовать преимущества и радости цивилизации.

Образ жизни

Труцно найти на земле, которую мы населяем, народы, которые защищали бы свою свободу и независимость с большим упорством и которые в то же самое время беспокоили бы еще больше своих соседей, чем жигели Кавказа. Все эти народы нмеют большую склонность к войне, которой они сначала стали заниматься в силу необходимостн, чтобы добыть себе средства к существованию; позднее они полюбили войну, прельстясь добычей, и, наконец, только и стали ею заниматься.

Быть храбрым и ловким воином — это, с их точки зрения, единственный способ снискать славу. Некоторые племена не ограничились разбоем или кратковременными вторжениями к своим соседям, но сталн завоевателями, как кабардинцы и лезгнны; все остальные, без нсключения, находятся в состоянии непрерывной войны друг с другом.

Черкесы дерутся с абазинцами, кабардинцы — с осетинами и чеченцами, осетины — с кистинами; чеченцы воюют со всеми их соседями, а лезгины — с грузинами и дагестанскими татарами. Одним словом, война стала их единственным привычным занятием.

Можно подразделить эти войны на внутренние и внешние. Первые проистекают из-за взаимных обид двух племен, кровной мести; эти войны ограничиваются и заканчиваются согласно законам обычного права, которые у них существуют.

Войны внешние ведутся, когда одно или несколько племен поднимаются вместе, чтобы дать отпор нападающему врагу или чтобы напасть самим на общего врага. Командование тогда достается тому, кто набирает болынее число голосов; это обычно человек, чья храбрость общепризнанна, или человек вьщающегося ума.

Эти войны обычно ведутся ради того, чтобы попытать счастья во вражеских землях, захватить добычу и пленных.

Сто лет назад Ширван и Грузия обезлюдели в результате непрерывных вторжений лезгин. До тех пор пока не была учреждена Кавказская линия, черкесы проникали вплоть до берешв Волги и Дона и пресекали всякие отношения между Азовом, Грузией и Персией. Эти набеги давно прекратились; наши войска оттеснили черкесов в глубь гор, но каждый год они все еще пытаются удержаться, прячась по обеим сторонам Кавказа, но, в конце концов, они должны будут сдаться или умереть с голоду.

Это единственный образ жизни, который ведут эти народы в течение столетий.

Можно привести здесь замечание, сделанное Мальт-Брюном в их адрес, которое подтверждается физической географией; это замечание о том, что рабские народы живут в теплой зоне, а воинственные народы и завоеватели — в холодных районах.

Хотя Кавказ располагается в умеренной зоне, климат высокогорных долин обычно холодный и суровый. Жители этих районов имеют иную физическую природу (конституцию) и иную мораль в отличие от грузин и персов, занимающих очень теплые долины и равнины.

Храбрость воодушевляет их крепкие и энергичные тела; здравомыслие направляет их чувства; отсутствие наук, изящных искусств, роскоши, грубая нравственность — все это действительно глубоко запечатлено в их сердцах; гостеприимность по отношению к чужакам, непоколебимая верность своему народу и друзьям, а рядом с этими хорошими качествами — жестокость в отношении врагов, страсть к войне, или, скорее, к грабежу, кочевая жизнь и анархия.

Таковы еще сешдня обитатели Кавказа, каковыми были некогда скифы; они одержали верх над грузинами, которые проживают в более теплом климате, а на них, в свою очередь, остановили свой выбор персидские шахи, вербуя их в Главную стражу шаха, по причине их храбрости, намного превосходящей храбрость персов.

Местъ. Рис. худ. М.А. Зичи. 1853 г.

Политика

Горские народы имеют свою иолитику, так же как и цивилизованные народы Европы. Они имеют также свое народное право — свод предписаний обычного неписаного права, который передается по преданию и который они тщательно соблюдают. Они используют те же средства, что и мы, для заключения союза, для усмирения могущественного врага, для тош, чтобы выиграть время. Им ведомы переговоры, посольства, подарки, посредничество, поручительство, заложники и т. д. Все это разъясняется природой вещей и является результатом существующего у них положения дел. Поскольку война — это привычное состояние этих народов со времен давно минувших, то ІСавказ давно уже должен был бы обезлюдеть, измениться и опустеть, если бы определенными способами они не пытались бы сдержать кровопролития и укротить страсти, которые владеют народами Кавказа.

Надо признать, что именно эти причины вызвали появление установлений и обычаев, которые потом вошли в привычку и которые способствовали смягчению нравов этих народов. Они соблюдают гостеприимство, постоянство в дружбе (куначество), имеют священные убежища в нескольких местах, для того чтобы укрыть тех, кого преследует месть, уважают пол и старость и т. д.

Эти установления и обычаи, введенные постепенно у горских народов, по мере необходимости, составляют их народное право. К сожалению, эти законы не предотвращают ни непрерывных военных действий, ни убийств, ни кровной мести, что имеет место до нынешнего времени, но они поддерживают союзы между ними.

Если бы не было причин для раздоров в их среде, горцы стали бы очень опасными соседями, и можно не без основания применить к этим народам то, что говорил Фукидид о древних скифах: «Нет ни в Европе, ни в Азии народа, который мог бы оказать сопротивление скифам, если бы последние объединили свои силы».

В кавказских республиках отмечается большее единство духа, следовательно, и больший порядок во внутреннем управлении, и болыпая согласованность в их внешних операциях, чем в феодальных органах управления этих областей. Так как горцы никогда не были в рабстве, они сохранили свою собственную форму управления так же, как и нравы во всей их первобытной чистоте.

Одежда

У всех горцев, нринадлежащих к разным племенам, одежда сходная с большими или меньшими изменениями. Они носят широкие (просторные) штаны из полотна или сукпа и сюртук или кафтан, которые выполняют также роль рубашки, их длина доходит до колен, поверх этого надевают черкеску — одежду того же покроя из сукна серого, желтого иди коричневого цвета. Богатые носят рубашки из белош полотна или из легкой красной тафты, с пуговицами на груди, на грузинский манер;

на рубашку они надевают шелковый бешмет, или, по-тюркски, архалук, обычно с вышивкой, а поверх этого — черкеску. Черкеска — это нечто вроде широкого верхнего платья, коротко называемого по-татарски «чекмень», который едва доходит до колен, они его плотно застегивают ниже талии; на груди с каждой стороны расположены маленькие карманы из кожи или сафьяна, иногда отделанные вышивкой и разделенные на несколько отделений, чтобы класть туда патроны в деревянных или костяных трубочках, или же из слоновой кости. Они носят цельные (из одного куска) шерстяные чулки, которые укрепляют ниже колеы широкими подвязками из войлока или кожи, башмаки из кожи или сафьяна, очень закрытые, без подошв, а когда они отправляются в путь — узкие сапоги*.

Осетины и другие племена носят обувь из козьей кожи или замши. Зимой они набивают ее (т. е. обувь) мелким сеном и перевязывают стопу ремнями, благодаря чему они могут легко взобраться на самую крутую гору, ничуть не рискуя, могут перепрыгивать с одной скалы на другую; зимой они также надевают своеобразные сабо (деревянные башмаки), они очень широкие и не позволяют им увязнуть в снегу.

На голове они носят маленькую шапку, подбитую ватой, иногда вышитую, которая по форме напоминает Детали одежды: чувяки, ноговицы, наколенники и подвязки половинку дыни с бортом из овчины с коротковорсной шерстью у черкесов и очень длинноворснои — у осетин, кистов и лезгин.

В пути или летом в плохую погоду они закутываются в войлочный кавказский плащ без рукавов, который русские называют «бурка», а голову покрывают суконным капюшоном, именуемым по-татарски «башлык». Кавказцы бреют головы, наподобие турок, и носят усы и бороду.

В целом одежда горцев шьется из легкого и довольно грубого сукна, которое их женщины изготовляют в домашних условиях.

Оружие Горцы пользуются длинным ружьем с албанским прикладом, которое они носят через плечо в шерстяном чехле или завернутым в барсучью шкуру; пользуются они и саблей с рукоятью из серебра, слоновой кости или простой кости, без эфеса, снабженной, как нож, ножнами, которые, украшенные галунами, сделаны из нескольких кусков разноцветного сафьяна — у богачей, и с медными ножнами — у простого люда. Эту саблю (шашку) также носят через плечо на ремнях, имеющих серебряные украшения.

К узкому ремню на поясе они прикрепляют кинжал, нож, огниво, маленький кожаный мешочек с пулями, другой мешочек — с кремнями и другой мелочью, * Черкесы и чеченцы никогда их не носят, когда же они отправляются в путь, то, так же как и лезгины, надевают поверх широких штанов своего рода гетры или чулки из грубого сукна, которые доходят выше колен и которые русские называют «ноговицы».

коробочку с салом или маслом, чтобы чистить оружие; маленький рог с мелким порохом они вешают на веревке себе на шею и бережно хранят в кармане, пришитом на груди ниже кармана для патронов. Они содержат оружие очень чистым, даже если не пользуются им, так как, постоянно чистя и натирая его костным мозгом, они тем самым предохраняют его от ржавчины.

Они носят также две палки, связанные вместе ремнем, чтобы ставить на них ружье, когда они собираются стрелять. Шомпол их ружья — из твердой древесины с железным наконечником — они заворачивают в тряпицу, которой чистят свое ружье после каждого выстрела. Они точно рассчитывают заряд в соответствии с качеством пороха, сыплют его (т. е. порох) не заворачивая; порох прижимается в ружье пулей, соответствующей диаметру ствола, в котором пулю удерживают два выступа, пересекающихся снаружи.

Жители Кавказа никогда не снимают кинжал и носят его даже у себя дома. Кинжал— излюбленное оружие этих народов. Из оружия эти народы охотнее всего употребляют именно кинжал. Обычно он (т. е. кинжал) имеет чуть больше фута в длину и около двух дюймов в ширину у основания, с обоюдоострым очень тонким клинком, с обеих сторон, ближе к середине, в нем вырезано по довольно глубокому желобку; два противолежащих желобка расположены не на одной и той же линии.

Впрочем, черкесские кинжалы обычно уже и короче, чем лезгинские. Также иногда горцы носят пистолет, помещая его за поясом на спине. Черкесы, кабардинцы, так же как и богатые лезгины, носят кроме ружья и пистолета кольчугу, неболыыой шлем, железные наладонники и нарукавные повязки. Когда они выезжают верхом на торжества или в гости, то князья берут также свой лук и колчан со стрелами. Их кольчуги обычно очень дорогие; и говорят, что среди них есть настолько искусно сделанные, что для испытания их ладят на теленка и стреляют по нему из пистолета, заряженного пулями, в результате чего животное испытывает лишь неболыпой толчок.

Во время военных действий они надевают под эіу кольчугу ватную одежду, благодаря упругости которой пули отскакивают еще лучше.

Самые лучшие кольчуги делают в Кубачах, что в Дагестане, но есть мнение, что очень хорошие кольчуги делают также и в Абхазии, что на Черном море. Горцы изготовляют оружие сами, а кубачинские оружейники — наиболее известны. Так как кремень встречается у них в горах редко, они покупают его у русских. А порох большинV* ство горцев делает собственноручно.

Седло у горцев маленькое и узкое, но очень удобное, когда к нему привыкаешь; оно сделано так, чтобы никогда не причинять боль лошади, ибо оно не касается ни ее позвоночника, ни загривка (холки).

Поверх деревянного седла кладут несколько круглых кожаных подушек с галунами; стремена у них плоские и узкие, а употребление шпор им совершенно неведомо.

Горцы заменяют шпоры коротким хлыстом, который представляет собой тонкую палку, к концу которой подвешены один или два очень жестких шнура, сплетенных из кожи.

V-»

Жилища Жилища горцев построены сообразно их климату, с помощью конструкций и материалов, которые производят сами жители этой страны. Жилища черкесов Кабарды, собственно говоря, не дома, а скорее «болыиие корзины», тщательно сплетенные из веток и целиком хорошо обмазанные глиной, покрытые крышей из камыша.

Жилища эти радуют взор: они стоят в ряд, обнесенные оградой, — изящные усадьбы и отдельно стоящие домики, предназначенные, по обычаю гостеприимства, для проживания гостей (путешественников, приезжих).

Дома кубанских черкесов сплетены из ивовых прутьев и обмазаны глиной снаружи и внутри, внутреннее помещение чисто побелено; они содержат свои дома очень опрятно. Крыши в этих домах бывают соломенные или из камыша, поскольку глина в этом районе недостаточно прочная, чтобы можно было строить плоские крыши. Шагах в двадцати от дома располагаются неболыпие помещения, служащие уборной; около каждого дома есть двор, окруженный изгородью, также сплетенной из ивовых прутьев; посреди этого двора находится загон для скота, куда его запирают на ночь.

Высоко в горах все дома построены из камня, они сложены без строительного раствора или глины; камни просто положены один на другой, а места соединения обложены землей или мхом; тем не менее эти стены очень прочные и служат нескольким поколениям.

Дома в поселениях стоят рассеянно, но часто четыре или пять домов имеют общую ограду — стену с башней. Высота домов вряд ли превышает две с половиной туазы, они имеют два этажа, нижний — для скота, а верхний — жилое помещение; плохо сделанная дверь закрывает вход; свет проникает туда через маленькое квадратное отверстие. В каждом поселении есть одно здание пяти-шести туаз высотой, которое служит убежищем в случае неожиданного нападения. Женщины и дети скрываются на первом этаже, в то время как все мужчины, способные носить оружие, находятся в верхней части здания, откуда они стреляют из ружей и сбрасывают камни на врагов, пытающихся выломать дверь, к которой обычно можно добраться лишь по лестнице. Горцы любят строить свои жилища на возвышенных местах, чтобы в случае неожиданности лучше владеть ситуацией в окрестностях.

Дома в поселениях, расположенных в предгорьях, — деревянные, они построены из бревен красного бука или дуба и т. п., покрыты соломой и украшены липой.

Иногда деревянные дома встречаются и в горах, они построены из сосновых брусьев, но очень скверно, очень неудобно.

Башни в поселениях, расположенных в высокогорных долинах Кавказа, имеют форму усеченной пирамиды, они многоэтажны, их высота колеблется от трех до шести туаз, в башнях есть бойницы, а по углам с четырех сторон иногда имеются маленькие башенки.

Внутреннее помещение дома горца состоит из одной или нескольких комнат, в главной — есть камин; на деревянном настиле разложены одеяла, подушки и войлочные ковры, которыми пользуются ночью. Постель представляет собой доску со скошенными с обеих краев (концов) углами, высотой не более фута; ее располагают рядом с камином, в течение дня закрывают циновкой или войлочным ковром. Подушки и матрац набиты шерстью, богатые покрывают их сине-белым или красно-белым полосатым холстом, одеяла набиты шерстью или ватой и обшиты персидской хлопковой тканью; бывают также шелковые или из других тканей. В середине комнаты стоит круглый деревянный стол, не более трех футов высотой.

Они покупают у русских торговцев бутылки, графины, миски, стаканы, котлы, фаянсовые тарелки. Все эти предметы они для пользы дела просверливают (продырявливают) или каким-либо другим способом прикрепляют к ним веревку, чтобы развесить эти предметы на стенах своих комнат.

Другие вещи они хранят в сундуках, обшитых жестью, привозимых из России.

Что касается домов бедняков и племен, живущих в бесплодных землях, то они обычно маленькие и грязные.

Пища В целом, кавказские народы очень умеренны в еде. Их обычная пища состоит из пшеничного цли ячменного хлеба, который они пекут из бездрожжевого (пресного) теста под золой или на листе железа, предварительно разогретом на жаровне.

Этот хлеб называется чурек. Они также делают сладкие пшенные и ржаные чуреки, которые режут на куски и едят горячими или холодными вместо хлеба. Этот хлеб, приготовленный из пшенной муки, очень питательный, но тяжело и с трудом переваривается. Сыр они делают из овечьего молока, масло — из коровьего, но редко.

Этот сыр вкусный, хотя немного пересоленный.

Чуреки, сыр и некоторые травы составляют летом их основную пищу. Обычно они пьют молоко или речную воду, которая в горах здоровая и чистая. Они также готовят ячменное пиво, ячменную водку и бузу из ржаной крупы. Баранье мясо — это их праздничная пища; они сушат баранину на зиму, чтобы она долго сохранялась.

Они едят мясо или сваренным в воде, называя это блюдо «кефир», или зажаренным на конце маленьких деревянных вертелов, т. е. «шашлик». Осетины едят также и свинину.

Когда у них нет мяса, они готовят овощной суп с ржаной или ячменной крупой.

Кавказская баранина имеет нежное белое мясо, оно не имеет привкуса козлятины, как это обычно бывает в Европе.

Плов, т. е. рис, сваренный с бараниной или домашней птицей, с которого дали стечь воде и приправили сливочным маслом, — это излюбленное блюдо как жителей Дагестана, так и болыыей части восточных народов. Они находят удовольствие в том, что готовят его различными способами и всевозможных цветов, путем добавления в плов шафрана и друтих растительных красящих веществ. Крестьяне этих областей, не сеющие рис, заменяют его (в плове) пшенной крупой. Они питаются главным образом молоком, сливочным маслом и творогом из овечьего молока, а также фруктами. К столу дагестанской знати и богачей подают и многие другие блюда, но среди них обязательно присутствуют рис и баранина.

Европеец найдет эти блюда слишком жирными и пряными, особенно если много употребляется шафрана.

Горцы неукоснительно вшдерживаются от употребления ьина и алкоюльных напитков, за исключением некоторых старшин, которые не ограничивают себя в этом отношении; к тому же буза, когда она хорошо перебродит, тоже опьяняет.

Татарский напиток, называемый айран, делают из кислого молока (простокваши), взболтанного с водой; его употребляют на всем Восточном Кавказе. Это освежающий напиток, довольно приятного вкуса, особенно с добавлением укропа и свежих огурцов.

Также там делают различные виды шербетов, приготовляя их из меда или фруктовых соков. Шербет, который делают из гранатового сока, наиболее вкусный, и его предпочитают другим.

Земледелие Обработка земли очень трудна в горах Кавказа, ведь там даже мало мест, где скалы покрыты хотя бы тонким слоем желтой глинистой почвы, в которую ежегодно надо вносить удобрения. Поля почти везде расположены на крутых склонах, что сильно затрудняет вспашку. Сеют пшеницу, ячмень, иногда овес. На Восточном Кавказе не выращивают ни рожь, ни овес, поскольку жители этих мест не привыкли к пеклеванному хлебу, а для кормления лошадей предпочитают ячмень овсу.

Жители деревень у подножья гор, чьи поля расположены на равнине, сеют кроме ячменя еще и пшеницу, много проса, кукурузу и какое-то зерно, очень похожее на просо, хотя и мельче в два раза; русские называют его «бор» (пшено).

Горцы сажают также зеленый горошек, фасоль, огурцы, коноплю и левантийский табак (крестьянский табак), правда, в неболыыом количестве. В Дагестане выращивают также марену и рис. Зерно жнут маленькими серпами, очень загнутыми, длиной более фута, шириной в два пальца, с мелкозубчатым, как правило, лезвием.

Коса для заготовки сена — длиной в два фута, шириной около трех пальцев, слегка загнута и прикреплена к палке длиной в одну туазу. Горцы обмолачивают зерно, пуская по нему быков на гумне, которое не устилают досками, как это делают степные татары, поскольку в этом случае солома полностью перемалывается, чего хотят избежать горцы, тщательно сохраняющие ее для зимнего корма скоту.

В Дагестане, где нет такой проблемы с кормами, жатву производят обычными серпами и оставляют стерню высотой до двух футов, вероятно для того, чтобы не утруждать себя, наклоняясь во время жатвы.

Иногда снопы зерновых культур скирдуют в стога и достают их оттуда лишь по мере необходимости. У черкесов эти стога зерновых, а также и сена остаются на полях и огораживаются ивовым плетнем, чтобы скот не мог до них добраться.

Горцы хранят зерно дома в болыыих корзинах, сплетенных из тонких веток или ивовых прутьев и обмазанных изнутри и снаружи гончарной глиной.

Мельницы у горцев всегда расположены возле неболыыих речушек, в тех местах, где образуется водопад. Мельницы оснащены маленьким горизонтально расположенным колесом, лопасти которого приводятся в движение струей воды, поступающей по желобу; зубчики, расположенные в верхней части вертикальной оси колеса, приводят в движение небольшой жернов. Получается мука грубого помола, но сам процесс занимает очень мало времени. Жернова на мельницах у черкесов и осетин обычно делают из превосходного по качеству кабардинского песчаника.

Жителям кавказского высокогорья зерна не хватает, поскольку на их сухой и каменистой земле не может вырасти необходимое им количество зерна, поэтому они вынуждены покупать его у соседей или обменивать на скот.

Разведение скота Выращивание скота — главное занятие всех жителей гор, принимая во внимание бесплодность их земель, непригодных для земледелия. Стада баранов — основное богатство кавказских народов, владеющих неисчислимым их количеством. Порода овец здесь та же, что у татар и калмыков (порода жирнохвостых), и отличается очень толстым курдюком. Мясо этих овец отличного вкуса, но шерсть не очень высокого качества. У горцев есть также и стада коз, которые находят себе достаточно корма на скалах и в высокогорье. Крупного рогатого скота не так много, как овец, потому что в горах нет для него достаточного количества корма, и горцы ограничиваются малым числом голов крупного рогатого скота.

Коровы кавказской породы неболыного роста, но плотные и сильные, они обычно темно-коричневые или черные. В Дагестане быков подковывают и, надев на них вьючные седла, используют для перевозки грузов и для верховой езды. Из всех кавказских народов выделяются татары и ногайцы, живущие на равнинах Кумыкии: у них самые большие стада крупного рогатого скота.

Зимой равнины, расположенные на северном склоне Кавказа и на всем западном побережье Каспийского моря, буквально наводнены многочисленными стадами овец, но жителям этих мест принадлежит их меньшая часть. В основном эти стада принадлежат горцам, которых снега вынуждают искать пастбища на побережье и на равнинах.

Стриженые овцы Горцы меняют своих овец у русских, грузин, имеретинцев и других народов на дешевые шелковые ткани, на холст, хлопчатобумажные гкани, золотые и серебряные нити, посуду, металлические изделия или же обменивают их у соседей на соль, просо, пшеницу и другие продукты.

Сукно производится в их собственных хозяйствах, забота об этом возложена на женщин. Горское сукно тонкое и узкое, грубош качества, но очень прочное и долговечное. Продают его в основном грузинам и имеретинцам.

Лошади горских пород считаются очень хорошими, особенно отличаются черкесские. Они средней высоты и у них очень сильные ноги, так что, хотя они и ходят постоянно по камням, их никогда не подковывают*. Эти лошади превосходно подходят для горных переходов и не устают; если они могут твердо поставить одну ногу, они никогда не поскользнутся.

Почти все горские лошади ходят иноходью, есть среди них и такие, что могут идти шагом по 10 — 12 верст в час, что делает их столь ценными для долгих переездов верхом, поскольку поездки таким образом не утомляют.

Черкесских жеребцов часто холостят. Эти мерины пасутся на плодородных равнинах, бродя по ним довольно болыпими табунами.

Дагестанские лошади средней высоты, но скорее высокие, чем низкорослые; у них — складная голова, живые глаза, резко вырезанные ноздри, выгнутая или прямая шея, очень пропорциональное туловище и тонкие изящные ноги. Они очень послушны, но не очень выносливы и не очень привычны к длительной работе, особенно, если их не могут регулярно и хорошо кормить. Эти качества вообще свойственны всем лошадям закавказских областей.

В Закавказье часто можно встретить людей, хотя и принадлежащих к верхушке общества, но которые ежедневно сами чистят своих верховых лошадей, не считая себя униженными выполнением того, что они, казалось бы, должны рассматривать как обязанность прислуги.

Лошади в этих местах редко отправляются на пастбище или в конюшню; их меныпе кормят сеном или травой, чем ломаной соломой, остающейся на месте обмолота зерновых и смешанной со всевозможным зерном. По-татарски эта еда называется саман. Кроме тош, дважды в день, т. е. утром и вечером, лошади получают болыпие порции размоченного ячменя.

Жители Дагестана предпочитают меринам жеребцов, наподобие персов или іурок. Чтобы жеребцы, брыкаясь, не могли покалечиться в конюшнях, а также для того, чтобы иметь возможность размещать их в болыпом количестве рядом друг с другом, каждую лошадь привязывают за задние ноги к двум колышкам, вбитым в землю на некотором расстоянии друг от друга. Такое размещение лошадей удобно не только для их безопасности, но в то же время приучает их сохранять осанку.

В горах Кавказа осел — животное настолько же обычное, распространенное, насколько и полезное. Мулы тоже встречаются здесь, но их доставляют в горы из * Кстати, татарские подковы для лошадей очень удобны для путешествия в горах: они представляют собой кусочек толстого листового железа, лежащего параллельно нижней поверхности лошадиного копыта, в середине просверлена дырка, а край подковы немного утолщен по отношению к остальной плоскости, что создает небольшую выпуклость передней части подковы. Шесть дырочек, по три с каждой стороны, предназначены для гвоздей, шляпки которых имеют форму заостренной призмы. Гвозди располагаются в два ряда, что позволяет лошади держаться не падая на голых скалах и ледниках высокогорья. Лошадь не может поранить себе нижнюю часть копыта, которое оказывается закрытым, и, кроме того, у нее не может оторваться часть подковы с частью копыта.

областей на нравом бсрсі у Куры. Буйволы ііасутся близ ручьсь и болоі, ідс они для нормальнош самочувствия должны проводить часть дня в пору летней жары.

Особенно часто это полезное животное встречается на Восточном Кавказе.

Пчеловодство Жители Кавказа мнош занимаются пчеловодством, особенно осетины и черкесы. Они делают ульи из ивовых прутьев, обмазанных снаружи смесью коровьего навоза и глины; ульи — овальной формы, высотой в полтора фута, имеют в нижней части приблизительно один фут в диаметре; днище заменяет плоский круглый кусок древесины, на котором установлен улей. Его поднимают, чтобы вынуть мертвых пчел или чтобы снять соты; внутри же улей оборудован так же, как и у нас. В полутора дюймах выше нижнеш края улья располагается отверстие, которое не более тела пчелы, верхняя часть улья круглая, она покрыта болыной связкой соломы, чтобы предотвратить проникновение дождя. В каждом улье находятся соты из воска, установленные вертикально; их 8 — 10 штук.

Зимой ульи с пчелами, предназначенными для размножения на следующий год, размещаются под крышей, для этош выбирают обычно более сильных пчел, наиболее приносящих пользу и наименее прожорливых. В начале весны, т. е. в конце марта или в первые дни апреля, пчелы образуют рои, и рой одного улья разделяется на два или три новых.

Чтобы повлечь за собой один рой, черкесы используют конической формы сачок, сделанный из коры деревьев и привязанный к жерди, длиной в 4 іуазы, которую они постоянно постукивают по концу маленькими деревянными прутиками, стараясь в это время поймать пчеломатку и поместить в кусочек тростника, длиною в полтора дюйма, который затем пристраивают посреди нового улья, куда и прилетают пчелы молодиі и роя. Лишних ичеломаток умерщвляшт. Черкесы называют пчеломаток пши-князья.

Ульи остаются вблизи деревень до самого дня Святого Жана, в течение июля, августа — времени, когда степные растения засыхают, ульи переносят на невысокие лесистые горы, с наступлением осени их возвращают обратно в деревню, перевозя на арбах. Ульи, из которых хотят вынуть мед и воск, устанавливают на дымящейся соломе, что вызывает удушье у пчел. Вынутые соты растапливают в котле, мед остается на дне, а воск застывает наверху. Мед бывает белого и желтого цвета, его вкус — отменный. У черкесов есть пчеловоды, которые имеют до 300 ульев.

На Кавказе встречается, особенно в Абхазии и Лезгистане, один сорт меда, совершенно особый. Это мед диких пчел, которые обитают в расщелинах отвесных скал. Его цвет — сероватый по внешнему виду, так как мед и воск образуют единую кристаллизованную массу, твердую как камень; он обладает приятным вкусом и ароматом. Когда употребляют это кушанье, ломают его, как лед, и едят, не отделяя воск, который, кстати, имеется там в весьма неболыпом количестве. Этот сорт меда почти совершенно не липкий, и, таким образом, его можно нести в кармане;

он сохраняется в течение нескольких лет, не портясь. Этот мед иногда немнош опьяняющий, это происходит потому, что дикие пчелы высасывают сок цветов: рододендронов и азалий.

Охота и рыболовство Территория столь протяженная и значительная, как Кавказский перешеек, где встречаются все климаты, изобилует, как и должно быть, дикими животными, которых мы сейчас и перечислим.

На берегах Куры иногда встречаются пантеры, но редко; это животное, вероятно, родом из Талышинских и Гилянских лесов, заблудившись в обширных бесплодных, безводных равнинах, по которым протекает Кура, прячется на опушке леса и в тростниках по берегам рек; где пантера, если можно так сказать, заперта и не пытается оттуда выбраться, так как всегда находит там обильную добычу.

Каспийская рысь также живет в лесах и камышах по (Зерегам Куры. Медведи и волки населяют дубовые леса высоко в горах, кавказский «каменный» баран живет на самых отвесных скалах. В лесах и тростниках по берегам Куры встречают гиен, но они там очень редки и, вероятно, пришли туда с юга.

Шакалы, распространенные на всем южном склоне Кавказа, в Абхазии и Дагестане, рыскают в окрестностях городов и деревень, где они чаще всеш находят падаль, которой любят питаться. По ночам окрестности оглашаются их совместными криками, начинающимися с воя и заканчивающимися криками, которые можно сравнить лишь с пронзительным и прерывающимся криком детей, которых обидели взрослые. Горцы ловят их сетями и используют их шкуры, так же как и казаки, живущие на постах в закавказских провинциях.

Кавказские леса населены оленями и косулями, а также массой кабанов, встречающихся в болотах, покрытых тростником, в устье Койсу, вдоль Куры и Кубани. На равнинах Северного Кавказа и в засушливых районах между горами и Курой водятся стада газелей. Жители Кавказа назыьаюі л и жиьишис джейраном — наименование, которое они также дают косуле и другим похожим животным. Употребляют в пищу и мясо газели, но оно не так вкусно, как мясо косули.

Порода зайца, не меняющего окраску зимой, очень распространена на Кавказе, так же как барсуки, куницы, ласки и ежи. Кроме того, там водятся тушканчики, или «земляные зайцы», — это нечто среднее между зайцем и крысой; тушканчики привлекают внимание своим внешним видом и странной позой.

Горцы много охотятся на этих животных, они обменивают меха и шкуры, добытые на охоте, на необходимые предметы.

Охота на куропаток и фазанов — птиц, которые ' встречаются на Кавказе в большом количестве, осуществляется с помощью ястреба, которого специально для этого дрессируют; горцы страстно любят ястребиную охоту и достаточно дорого платят за хорошо обученного ястреба. Особенно такой вид охоты любят дагестанцы.

Выше мы отмечали, что реки и речушки на Кавказе бедны рыбой; рыба водится только в устьях рек, впадающих в Каспийское и Черное моря, там жители Кавказа и занимаются рыбной ловлей; в основном же реки бурные и не представляют возможности порыбачить.

Промыслы У народов, которые находятся лишь на первоначальных стадиях цивилизации, ремесла не могут процветать; так мы не находим этого у горцев, за исключением изготовления оружия, в чем они достигли высшей степени совершенства. Их кольчуги, ружья, кинжалы, сабли и т. д. превосходны и высшего качества. Самые лучшие оружейники — кубачинцы в Дагестане и у черкесов. Их золотых и серебряных дел мастера украшают золотом и серебром оружие, корнетики для пороха, поясные ремни и т. д.

Совершенство этого вида работ, красоіу и гармонию рисунка, который они воспроизводят чернью по золоту или серебру посредством кислоты, трудно себе представить.

В обязанности женщин входит выделка сукна. Они делают из шерсти обыкновенное сукно для мужской одежды, одеяла, войлочные плащи — бурки, а также шубы из целых шкур. Вот этим и ограничиваются их промыслы. Они обменивают бурки, кожи, шерсть и сукно, а также баранов на соль, полотно, кожаные ремни, железо, медные чаши, шелковые и хлопчатобумажные ткани, которые привозят им русские и грузины.

Торговля

Вследствие того, что мы сказали выше о нравах и обычаях народов Кавказа, торговля рассматривается у них как презренное занятие. Горец, привыкший жить разбоем и грабежом, считает соответственно их образу мыслей, что значительно более благородно подарить вещь украденную, чем продать свою собственную. Хотя горец Vвынужден покупать вещи, которых ему недостает, или выменивать их на местные изделия, он считает, что быть купцом чрезвычайно тягостно, и презирает это. Как мы уже сказали, горцы обменивают кожи, меха, воск, коней, рогатый скот, войлок на вещи, которых им недостает, а именно: порох, свинец, холодное и огнестрельное оружие, железные и медные котлы и чаши, полотно, кожаные ремни и т. д.

Подобно другим народам, у горцев также есть свои прихоти и своя роскошь.

У них не просто великолепное по боевым качествам оружие, но они еще желают, чтобы оно было украшено золотом и серебром. Они любят, чтобы их женщины и девушки были одеты в европейское сукно, шелковое и хлопчатобумажное полотно, были обуты в сафьян, имели украшения из золота и серебра.

Торговлей вразнос по всему Кавказу занимаются армяне, которые переносят все тяготы и опасности такого вида торговли, чтобы иметь огромные барыши, которые можно извлечь из этого, принимая во внимание скудость капитала, который они вкладывают в это дело.

Торговле в горах Кавказа мешают многие препятствия:

1. Сообщение в горах, и без того весьма затруднительное, прерывается на несколько месяцев в шду: летом — потому что реки из-за таяния снегов, разливаясь, затопляют дороги; зимой — потому что снежные завалы перекрывают дороги к высокогорным долинам.

2. Эти природные препятствия отдают горцев во власть всяких неожиданностей, однако они извлекают из этого свою вышду: никогда не поддерживая пути сообщения в порядке, делая дороги еще более непроходимыми, они как бы защищаются от тех, кто захотел бы проникнуть в их земли.

3. Бедность горцев и их отвращение к земледелию, торговле и вообще всем занятиям, к чему надо добавить их любовь к свободе и независимости — вот основные причины, которые заставили их покинуть равнины и удалиться в высокогорье Кавказа, в лощины, которые бесплодны, но зато неприступны.

4. Купцы при переезде в горах зачастую подвергаются нападениям, их часто беспокоят горцы, это происходит либо из-за природной склонности горцев к грабежу, либо из-за подозрительности, которую они испытывают по отношению к чужакам (иноземцам).

О способах, которыми воюют горцы

Та война, которую горцы ведут между собой и против наших войск, отличается до такой степени от европейских войн, что мы считаем своим долгом дать разъяснения по этому поводу. Согласно тому, что мы сказали выше о характере, нравах, образе жизни горцев, можно будет заключить, что они не знают ни стратегии, ни тактики и что они не имеют средств к существованию их отрядов, чтобы выдерживать продолжительный поход. Зато они знают толк в малых войнах, о чем хорошо осведомлены русские; их войны — не что иное, как вереница засад и внезапных нападений.

Война против горцев требует большой осторожности, особенно тогда, когда речь идет о том, чтобы действовать против них в горах, где невозможно применить артиллерию. Однако нельзя слишком увлекаться осторожностью, чтобы они не приняли ее за нерешительность, осторожность должна сопровождаться отвашй в решительный момент. Дерзость в атаке приводит врагов в замешательство, делает ИХ МШюдушными, тем билее чіи ини ее не Ожидаші, наделсь на грудности ну гей сообщения, которые характер местности выдвигает на каждом шагу нападающим.

В общем, в победе над ними бывает уверенность лишь тогда, когда можешь предвидеть их нападение, даже если они превосходят в численности в четыре раза.

Они отлично стреляют и берегут патроны — вот почему не надо ввязываться в длительную перестрелку с ними, надо сразу переходить к штыковой атаке.

Обычно они прячутся в кустарниках, скалах, каждый выбирает определенную цель и берет на прицел именно этого человека. Они прекрасно стреляют с упора или лежа на земле, никогда не промахиваются, но они долго заряжают, тратя на это много времени. Если они верхом на лошади, то спешиваются, чтобы перезарядить ружье. Перед тем как выстрелить, как мы уже говорили, они тщательно выбирают неболыное убежище, используя его как укрытие.

Они очень экономно расходуют боеприпасы, терпеливо поджидая врага, чтобы точнее его поразить. Когда их много, они никогда не стреляют одновременно, чтобы иметь возможность перезарядить ружье. Чтобы обороняться, они располагаются в нескольких шагах друг от друга, и, когда отстугіают, тот, кто впереди, производит выстрел и прячется за последнего, чтобы спокойно перезарядить ружье. Располагаясь таким образом, они используют все преимущества рельефа.

Трудные дороги и всевозможные препятствия, которые часто встречаются на Кавказе, не позволяют нам вовсе, или позволяют очень редко, действовать неожиданно, делают невозможным быстрые и неожиданные передвижения. В то же время горцы очень бдительны — при малейшем шуме приближающегося наступления они покидают свои жилища, которыми они не дорожат, укрывают свои семьи и стада, домашнюю утварь в лесу или в горных ущельях, где их очень трудно достать. Обычно в такой ситуации они сопротивляются менее стойко и не пытаются противостоять нападению, предпочитая отступить.

В последнем случае нужна большая осторожность, прекрасное знание местности, самообладание, чтобы выстоять и не понести больших потерь. Подобно пчелиному рою, который растревожили в улье, горцы окржают отступающего врага со всех сторон, стреляя из ружей, и, если не проявить стойкости, с шашками наголо они нападают не только на колонны, но даже бросаются на пушки.

В то же время они не дают врагу возможности отступать, перекрыв дорогу завалами или рвами, которые они успели вырыть, и не дают врагу передышки.

Малейший успех их воодушевляет, тогда как от неудач они становятся малодушными; и только когда они видят, что окружены, они сражаются отчаянно, дорого отдавая свою жизнь, и никогда не сдаются в плен. Они остерегаются нападать на нас в долине, где у нас есть пушки, где мы можем выставитъ один или два батальона, завязать бой, но они умеют использовать малейшую нашу оплошность, неожиданно нападая на наши маленькие подразделения, пытаются выкрасть или убить фуражиров, которые едут без достаточного конвоя, а также — погонщиков лошадей, скота, маленькие группы, которые рубят лес и т. д. В итоге эти мелкие потери по четыре-шесть человек из каждой десятки составляют сотни людей, коих мы недосчитываемся к концу года.

Народности, которые населяют низменности и владеют тучными пастбищами, имеют прекрасную кавалерию, особенно кубанские черкесы. Их кавалеристы, полагаясь на превосходство своих коней, не боятся нашей кавалерии, если она не превосходит их числом. Они прекрасно стреляют на ходу, даже скача во весь опор.

Неожиданные нападения — вот их излюбленная форма военных действий. Когда их неожиданная вьшазка не удается, они стараются заманить часть наших войск, которая их преследует, в засаду. Тогда они неожиданно нападают на них, часто нанося значительные потери, прежде чем к нашим придет помощь.

Когда они намереваются вторгнуться на территорию соседей или на территорию русских, они хранят свои планы в секрете как можно долыие, чтобы нападение было неожиданным для врага; они всегда любят нападать превосходящими силами, чтобы быть уверенными в успехе. Обычно они отправляются ночью с той целью, чтобы застать врага врасплох на заре. Если экспедиция требует много времени, они назначают пункт сбора. Их предводитель должен бьпъ человеком испытанным, выдающешся ума, который умел бы завоевать их доверие. Они плохо знакомы с дисциплиной и почти никогда не составляют плана нападения, во время схватки каждый сражается отдельно, не смешиваясь с другими. Они бросают своего вождя, когда захотят, без малейших укоров совести. Таким образом, их отряды увеличиваются или уменыиаются в зависимости от обстоятельств и доброй воли каждого*.

Их операции не могут быть длительными, ввиду малого количества провизии, которую они берут с собой. Запасы продуктов представляют собой обычно кожаный мешок с мукой, неболыиое количество сыра, соли и кусок копченой или вяленой баранины. Этой провизии им хватает на 8 — 10 дней, по истечении которых они вынуждены возвращаться к себе, чтобы пополнить запасы, если им не удалось захватить добычу, которую они іут же увозят, чтобы спрятать в надежном месте.

Горцы не могут совершать крупные набеги на границы Грузии из-за основательных мер, которые наше правительство предприняло в этом отношении. Они лишь могут проникнуть через наши линии укрепления неболыпими группами, ограничиваясь захватом отдельных людей или животных. На Линии им иногда удается, но очень редко, напасть на деревню и ограбить ее, отбить табун лошадей или стадо скота. Их кони просто неоценимы, т. к. они преодолевают по 60 верст в день иноходью, не уставая.

Чтобы удачно напасть, они в течение дня прячутся где-нибудь за холмами, в тростниках, в лесах, которые окружают реки Кубань, Терек, Сунжу; обычно они * Однако если они нанимаются на определенное время на службу к военачальнику, то они верно держат данное слово.

используют темноту ночи или туман, чтобы переправиться через эти реки вплавь или через брод. Затем они обходят наши секретные посты, убивая постовых прежде, чем те успевают поднять тревогу.

По всему течению рек Кубани и Терека расставлены посты казаков на определенном расстоянии друг от друга, чтобы охранять границы от нападения горцев.

Рано утром горцы нападают на деревню, убивают тех, кто сопротивляется, остальных берут в плен. Быстро разграбив всю деревню, нагруженные трофеями, они так же быстро исчезают. Также они умеют ловко угнать табун: один из них появляется перед табуном, издавая крики, он мчится галопом в том направлении, куда он хочет заманить лошадей; испуганные криками, которые обрушиваются на них, все эти животные устремляются за ним, и тогда их угоняют вплоть до Кубани или Терека. Всадник бросается в воду, за ним следом устремляется весь табун. Кони, связанные веревкой таким образом, что на шее каждого из них накинута петля, во время переправы вынуждены держаться вместе, чтобы петля их не удушила.

Женщины и дети переправляются через реку на лошадях, а домашние животные вплавь. Когда горцев преследуют, часть из них останавливается и встречает врага или прячется в кустарниках и завязывает перестрелку, для того чтобы остановить врага и дать возможность другим спрятать добычу. Кроме того, они расставляют определенное количество засад на правом берегу Терека, Сунжи и Малки и на левом берегу Кубани, чтобы прикрывать отступление.

Резюме Военные действия горцев на Кавказе — это, скорее, внезапные набеги, чем регулярные наступления. Они неудержимы во время первой агаки, но затем их пыл слабеет. Малейший успех делает их дерзкими, неудача приводит в панику, тем не менее они защищаются храбро и упорно в своих укрытиях, в окружении же они сражаются отчаянно и никогда не сдаются. Неожиданно напасть на более слабого противника, причинить ему большой урон, не подвергая себя особому риску — вот в чем состоит их тактика.

Ловко отбить табун или стадо скота, прекрасно знать месгность, находить тайную тропу и идти через густой лес даже глухой ночью, одним словом, быть ловким и смелым — вот в чем заключается честолюбие и слава горца.

ТІ У 69

ОПИСАНИЕ ВОСТОЧНОГО БЕРЕГА ЧЕРНОГО МОРЯ ОТ УСТЬЯ КУБАНИ

ДО РЕКИ ЧОРОХ, ИЛИ АКАМПСИС

режде чем приступить к описанию Абхазии, было бы интересно бросить быстрый взгляд на восточное побережье Черного моря и дать его описание. Оно расположено примерно между 55° и 59° 301 восточной долготы и приблизительно между 41° 30’ и 45° северной широты. Еш протяженность от устья Кубани до Риони (Фасиса) 460 верст, от Риони до Чороха еще 80 верст, таким образом, его общая длина — 540 верст.

Это побережье было заселено еще в древности колхами, гелонами, меланхленами, коликами, коракситами, абасгами, гениохами, ахеянами, керкетами и синтьенами. Прельстившись торговлей, эти народы способствовали проникновению в свою страну иностранцев, особенно греков. И болыиинство же из этих народов склонило головы под игом римлян. Помпей украсил ими свой триумф, а император Адриан дал им управителей-римлян. В их краях был город Диоскурия (Диоскуриада), или Себастополис, колония Милета, как указывал Арриан. Как отмечали другие авторы, Диоскурия была построена Амфитием и Телкием, возницами Кастора и Поллукса. От древней Диоскурии осталось лишь небольшое поселение, называемое Искурия.

Питиус, называемый великим, ныне представляет собой почти пустынную ложбину, называемую Пицунда (Пецунта или Бичента), она расположена на некотором расстоянии к северо-западу от Сухум-Кале. Боргис, Моссетика и Гераклеум были отстроены на территории ахеян. Пагры, Гиерон и Синдика были, как считают исследователи, построены коренными жителями этих мест, их развалины обнаружены близ нынешнего Суджук-Кале. Теперь на этом побережье живут черкесы, абазы, мингрелы, гурийцы и лазы. Со времени Адрианопольского мира (2 — 14 сентября 1829 года) побережье полностью находится под властью России вплоть до форта Святого Николая, расположенного в 45 верстах к северу от Батума. Мы не будем здесь вдаваться в какие-либо топографические детали этого побережья, чем займемся позже, и ограничимся перечислением и описанием важнейших мест, расположенных на побережье, по направлению с севера на юг.

Анапа — крепость и гавань, расположенная в 30 верстах к югу от устья Кубани и в 70 верстах от Фанагории, или Тмутаракани, близ речушки Бугур, впадающей в Черное море. Турки основали этот город в 1784 году.. когда русские захватили Тамань, которая до того была основным торшвым пунктом черкесов. Город расположен на склоне возвышенности, преобразующейся в равнину по мере приближения к морю. Стены города упираются прямо в море и имеют протяженность около трех верст. Порт, или скорее контрольный пункт, Анапа представляет собой полностью открытый рейд; дно — песчаное и не твердое, войти в порт могут лишь суда мшіого водоизмещения, но и они даже подвергаются онаеноети быть вынесенными в море, когда с суши дует сильный ветер. К югу или юго-западу от города берег представляет собой известковые скалы, высокие и крутые, возле которых море очень глубокое. На севере и северо-западе берег менее крут, море не такое глубокое, видны мели. Анапа была некогда резиденцией паши, там были болыпие склады со всевозможным военным снаряжением. Этот паша называл себя владыкой черкесов и абазов, живших на побережье от Кубани до Сухум-Кале, хотя и не всегда эти народы его признавали.

Первый раз Анапа была взята в 1791 году русскими войсками под командованием генерала графа Гудовича. В городе тогда был гарнизон численностью в 10 тысяч турок и 15 тысяч ногайцев, черкесов и прочих горцев. Население Анапы составляли 5 тысяч жителей; число домов — 2 тысячи. Русские нашли там 83 пушки, большей частью из меди, и 9 мортир. Этот город был взят без сопротивления во второй раз русскими в 1807 шду, а его укрепления разрушены; в 1812 году его вместе с Поти вернули Оттоманской Порте.

Князь Меныников взял Анапу в 1828 году в третий и последний раз. По Адрианопольскому договору (1829) она была навсегда оставлена России, как и все восточное побережье Черного моря. До этого времени Анапа была населена турками, греками, армянами и горцами; там была заметно развита торговля с горцами из сопредельных земель и особенно процветала торговля пленниками — ежегодно там проходили две болыние ярмарки, где торговали людьми.

Сейчас в Анапе живут русские и несколько семей греческих и армянских торговцев. Вскоре здесь будут расселены 800 семей, которые должны приехать из Малороссии для увеличения численности населения и для укрепления этой местности.

Остатки древней крепости на Черноморском берегу К северу от Анапы можно еще увидеть несколько поселений, раеееинныл вдоль Кубанского лимана и населенных прежними жителями юга Тамани, которые покинули этот полуостров после занятия русскими Крыма и обосновались здесь. Они называют себя адалы или адалинцы; они очень бедны и живут рыболовством.

Суджук-Кале— крепость, расположенная в 35 верстах к юго-востоку от Анапы, она имеет четырехугольную форму, каждая из сторон по 100 саженей в длину, все построено из кирпича. Суцжук-Кале расположена в глубине залива длиной 5 верст и шириной 3 версты, в который впадает неболыной ручей, называемый Цемесс.

Залив защищен от северных ветров мысом Тауба. Он прикрывает вход в залив, чему благоприятствуют и течения, проходящие с большой скоростью с юга на север вдоль берега.

Дно залива илистое, и суда находятся там в безопасности восемь месяцев из двенадцати.

Геленджик— бухта, расположенная к юго-вбстоку от Суджук-Кале, в 35 верстах по прямой линии от этой крепости. Бухта защищена двумя мысами от северных и южных ветров, а открыта лишь юго-западным ветрам. В глубине залива есть разрушенное поселение, называемое Гека, которое, возможно, было некогда центром древней Зихии. Здесь, в районе залива в море впадает какой-то ручей без названия.

Поскольку на всем восточном берегу Понта Эвксинского Геленджик — это единственная бухта, дающая надежное пристаншце кораблям, русское правительство решило занять это место и построить порт. С этой целью два полка под командованием Козлова и Нашенбурга пришли сюда из Анапы и в августе 1831 года высадили десант, не без сопротивления со стороны горцев. Но защищенные огнем доставивших их военных кораблей, они высадились на берег и заіфепились там. Порт, который там строят, нынче должен стать связующим звеном с городом Екатеринодаром и юго-восточными провинциями Российской империи. Геленджик и Екатеринодар соединит новая военная дорога, которую проложат через Кавказ и местности, занимаемые черкесскими племенами. Можно надеяться, что благодаря этому удастся утвердить свою власть на западном Кавказе и распространить цивилизацию среди живущих здесь племен горцев, открыв им рынок для сбыта излишков и дав им все возможности для приобретения необходимых им предметов.

В 15 лье на юго-восток от Геленджика расположена бухта Пшад, она надежна 9 месяцев в году; ее глубина 7 — 9 морских саженей, дно илистое, ракушечное.

Кодос, или Кодох,— неболыная бухта, вокруг которой расположены жилища горцев. Некогда здесь были два города — Бовуджиал и Абхазия.

Субаши — замок-крепость при впадении реки с таким же названием в море в 100 верстах от Суджук-Кале.

Мамай — поселение с разрушенным замком в устье неболыной безымянной речушки.

Гагры, или Гагра, — разрушенный монастырь близ устья реки Гагрипши, являющейся северной границей Абхазии.

Пицунда (Пичунта, Бичунта, Питиус, Пития или Питиунта) — это местечко близ реки Хапыта, или Капети. Пицунда бьша городом, знаменитым в период античности; судя по замечаниям Плиния, город бьш разрушен гениохами. После периода господства римлян Пития была городом на крайней границе Понтийскош царства, расположенной со стороны скифов и сарматов. Данвиль указывал, что недалеко от Пицунды, к северо-западу от него, находится узкая теснина между морем и горами, которая некоіда была перекрыта стеной, называемой «Валидус Мурус»

(Крепкая стена). Она была сооружена жителями одной из греческих колоний, расположенных к западу от Диоскурии, чтобы оградить себя от нашествия варварских племен; но эта мера предосторожности не помогла грекам, стена была разрушена.

Митридат вновь отстроил ее с той же целью, тем не менее готы вновь разрушили ее сразу же после смерти Митридата.

С этого времени готы начали свое вторжение на римскую территорию, и при помощи флота, построенного ими в Тавриде, они распространили свои опустошительные набеги до Трабзона, Греции и даже до Италии.

В средние века Питиус был резиденцией греческого епископа. Ныне это лишь груда развалин. Теперь, когда это место принадлежит русским, здесь, возможно, найдут древности, прольющие свет на древнюю историю Пицунды.

Анакопир — древняя Анакопия, или Никопсис, — поселение, расположенное на берегу моря между речками Хапита и Согум-Кале.

Сухум-Кале — городок с древней крепостью, построенной генуэзцами, он расположен на левом берегу реки Сугум, близ места ее впадения в Черное море и в 200 верстах от Суджук-Кале. Близ устья в реку могут входить неболыпие суда, и в лимане Сугума есть верфь для строительства кораблей, оиа расположена в трех верстах от крепости.

В 1802 году там находился 74-пушечный іурецкий корабль, но он не был достроен. В городе насчитывается около тысячи домов, в основном они построены из дерева и покрыты черепицей. В городе есть две мечети и фонтан.

На северо-востоке от Сухум-Кале находится Пицунда, о которой мы только что говорили.

Сухум-Кале был резиденцией знаменитого Ахмет-Келеш-бея, правителя Абхазии, убитого в 1808 г. собственным сыном Арсланбеком.

г 0 6 этом мы расскажем позже.

Дандар — разрушенный поселок близ реки Кодор, он стоит на возвышенности на некотором расстоянии от моря. Жителей этого местечка и окрестностей в древности называли дандаровцы.

Искурия — древн^ія Диоскурия, называемая позже Севастополь, а турками — Исгаур, — это крепость в устье неболыной ^ речки Мармар, или Цхурамели. По Плинию, 1 римляне содержали здесь 130 переводчиков для поддержания торговых контактов с различными племенами горцев, которых он насчитывает до 300. Уже в конце жизни самого Плиния Диоскурия потеряла свое былое величие, о чем он сам же и рассказывает.

Митридат, отступая под натиском римлян План Сухума после своего поражения в Каппадокии, переРазвалины старого Сухума зимовал в Диоскурии и следующей весной продолжил отступление через земли гениохов, но не рискнул проникнуть на территорию зихов (предков черкесов) из опасения быть выданным римлянам. Ему удалось с помощью ахеян укрыться в Тавриде. Когда этот берег был захвачен турками, они сделали Исгаур довольно крупным центром торговли воском, медом и рабами.

Анаклия (по-турецки Анакра) — крепость и поселок в устье Ингури, расположенный на левом берегу этой реки, он обнесен каменными стенами, в нем около 500 домов и 2000 жителей. Порт, или контрольный пункт Анаклии, — полностью открытая гавань, море там очень мелкое. Правитель Абхазии Келеш-бей отобрал этот городок в 1799 году у мингрельского князя Григория Дадиани, но позже Анаклия была возвращена его преемнику Левану.

Вверх по Ингури, в 30 верстах от Анаклии, на берегу той же реки находится город Рух — древний Руосс, иначе называемый Аргеполис, или, по Данвиллю, Руки.

Некогда Руки был резиденцией княжеской семьи Дадиани. В 551 году н. э. во время войны императора Юстиниана I с персидским царем Хосровом I византийские войска заняли Аргеполис, осадив его и заставив персов сдаться. Анаклия и Рух были взяты русскими первый раз в 1770 году и позже Рух поменял название на крепость Святого Павла. Река Ингури является северной границей Мингрелии.

Редут-Кале — укрепленный городок в устье реки Хопи, он стоит на ее левом берегу; это место турки называли Кремгал, Корго или Куле. Именно здесь европейские корабли выгружают свои грузы, которые затем переправляются в Тифлис по суше, обычно на вьючных животных.

Рейд в Редут-Кале очень открытый, незащищенный, и корабли вынуждены бросать якорь в 5 верстах от берега и переправлять свои грузы на лодках из-за малой глубины моря. От Хопи до Риони берег низкий и болотистый, что делает влажный климат Мингрелии весьма нездоровым.

Поти — древний Фасис, по-іурецки Фаш — это крепость в устье Риони, расположенная на левобережье левого рукава реки, впадающей в Понт Эвксинский.

Турки всегда держали в Поти гарнизон, численность которого увеличивали или уменьшали в зависимости от обстоятельств. В 1770 году во время осады Поти русскими под командованием генерала графа Тотлебена, там было 50 пушек и гарнизон в 900 янычар. В 1809 году, когда русские 14 ноября захватили город, они обнаружили там 34 пушки, 20 из них медные, 14 — чугунные. Эта крепость была отдана Оттоманской Порте в 1812 году по Бухарестскому договору. Во время последней войны с Портой в 1828 году генерал Гессэ захватил Поти, принудив его к капитуляции 15 июля гого же шда ішсле блокады, длившейся три недели (е 21 июня по 15 июля). В Поти было захвачено 13 знамен, 44 пушки, 2 пороховых склада и 300 четвертей пшеницы; гарнизон в 350 человек, а также вооруженные жители округи Поти, находившиеся там, были распущены по домам.

В 554 году н. э. персидский военачальник Нахораган не смог захватить Поти и был вынужден начать осаду крепости вследствие упорного сопротивления гарнизона.

В устье Риони много отмелей, наносов зыбучих песков, что препятствует большим торговым кораблям входить в реку. Суда малого водоизмещения могут подниматься по реке до Мариани, расположенного примерно в 50 верстах от Черного моря.

В Поти собираются сделать порт для облегчения заграничной торговли с закавказскими областями. Для этого перекроют левый рукав Риони плотиной, оставив лишь один сток для воды, закрытый шлюзом, для возможности освежения воды в акватории порта, чтобы она не застаивалась. Построят также два болыних мола, наподобие шербурских, для защиты кораблей от юго-западных ветров, очень сильных в этих местах. Если местные условия и нездоровый климат окрестностей Поти позволят осуществить этот проект, то со временем торговля Грузии значительно выиграет от этого.

Озеро Палиастум, или Полиостон, расположено к юго-востоку от Поти; испарения этих почти неподвижных вод и делают в основном климат окрестностей Поти столь нездоровым. Из озера вытекают три неболыние речки: Полиостон, Дедавбера и Матапса, или Матальква; перед впадением в Черное море все речки сливаются в одну в 10 верстах южнее устья Риони.

Продвигаясь по побережью к югу, начиная от Поти, пересекаем территорию гурийцев, некогда подчиі^явшихся Оттоманской Порте. Весь этот берег на протяжении 80 верст до города Батума когда-то был известен под названием «Лазия», здесь жили лазы, которые и сейчас еще здесь живут.

Река Супса находится в 10 верстах к югу от речушки Матальква. Именно здесь, в междуречье Супсы и Матальквы, в 1771 году русские разбили отряд в 6 тысяч турок, абазов и лезгин, который шел из Батума на помощь Поти, осажденному тогда русскими.

На всем протяжении между Матальквой и Супсой берег болотистый, заросший камышом, а чуть далыне произрастают всевозможные культурные растения: лимон, апельсин — их здесь множество деревьев.

Форт Святого Николая — небольшое оборонительное сооружение на берегу Черного моря в устье реки Натанеби.

Форт является пограиичной точкой между Россией и территорией Оттоманской империи на восточном берегу Черного моря.

Киндриш, или Кондриш, — поселение с гаванью близ речки того же названия; оно было захвачено нашими войсками в 1829 году.

Батум — город, расположенный на берегу Черного моря на некотором расстоянии к северо-востоку от устья Чороха (древнего План крепости Мамай-Кале Акампсиса, или, по-другому, Батиса). В городе есть несколько пушек и небольшой турецкий гарншон. Батум обнесен земляным валом с частоколом. Здесь насчитывается около двух тысяч жителей. Порт Батума представляет собой гавань, открытую с востока, северо-востока и севера;

защищенную с запада песчаной косой, протянувшейся почти на четыре версты к северу. Эта гавань глубока, и корабли там в безопасности, как в лучшем порту. Они могут бросать якорь в 10 туазах от берега, но течение Акампсиса настолько быстрое, что суда с трудом могут войти в гавань. К северу от города течет речка Батуми.

Пейсонель в своем труде о черноморской торговле говорит, что было бы очень выгодно устроить порт в Батуме для торговли с Персией через Тифлис, полагая, что дорога из Батума в Тифлис через Ахалцых очень удобна. что является заблуждением. Напротив, дорога между Батумом и Ахалцыхом проходит через такие ущелья, что товары можно перевозить лишь на вьючных животных.

Река Акампсис, или Чорох, когда-то была границей между Понтийским царством и Колхидой. Трапезунд (Трабзон) находится в 150 верстах от Батума, или, иначе, в трех днях пути верхом. Дорога идет по берегу моря через Гуниах и Ризэ.

Именно между Поти и Батумом на берегу Черного моря следует искать развалины города Петра, или Кабулети (Каполета), построенного Юстинианом I и знаменитого благодаря числу выдержанных им осад — то персами, то другими осаждавшими. В 541 году н. э. византийский полководец Бесас взял Петру приступом и срыл ее укредлейия.

Данвиль предполагает, что этот город находился в 15 милях южнее Фасиса (Поти), это место должно быть также недалеко от Батума, к северу от него.

Общий взгляд на побережье между Мингрелией, крепосіью Анаіш и Главным Кавказским хребтом (направление на северо-запад) От северной границы Мингрелии Кавказский хребет поворачивает на северозапад и тянется в этом направлении около 400 верст почти параллельно берегу до Геленджикского залива, оттуда сворачивает на запад и тянется еще 50 верст до Анапы, где кончается цепью возвышенностей. На всей протяженности, о которой мы только что говорили, гребень Главного хребта находится на разном расстоянии от берега моря. Сначала он удален от устья Ингури на 40 — 60 верст к северу, на 25 верст к северу от развалин Гагры, а напротив Геленджикского залива — на 12 верст.

Различные ответвления, отходящие от Главного хребта или в направлении прямо на запад, или же на юго-запад, образуют в Южной Абхазии между своими склонами, выходящими к морю, долину, переходящую затем в долину Риони. Эта долина по мере продвижения на север сужается с 40 до 10 верст, ее длина около 70 верст.

Дальше отроги хребта, о которых говорилось выше, настолько приближаются к берегу, что между развалинами Пицунды и Гагры они как бы исчезают в море.

Все это пространство заселено различными народностями, которые по их происхождению и языку могут быть сгруппированы в две основные группы народов:

1) абазы, или абхазы, и 2) черкесы, или адыге.

У первых существует пять республик в южной части той территории, о которой мы говорили, эта ее часть называется Абхазия. Считаетея, что эти республики находятся под властью одного правящего князя Абхазии, который признает главенство России.

Черкесские племена занимают побережье к северо-западу от Абхазии до крепости Анапа, а также левобережье Кубани. У них существуют независимые друг от друга неболыние княжества. Основные племена адыгов расселены вдоль побережья в направлении от северных границ Абхазии до Анапы. Это — садзы, джигеты, пшавы, ясхипши, убыхи и гуайи. Эти разные племена некогда были под властью анапского паши и признавали главенство Османской империи. Ныне эта держава отступилась от них, и их судьба ныне зависит от России, но нужно еще время, чтобы приобщить к цивилизации этих варваров, привыкших в течение нескольких веков жить лишь разбоем, пиратством и торговлей рабами.

Вид Кубанской полосы Черноморъя

КРАТКИЙ ОЧЕРК ИСТОРИИ АБХАЗИИ

базы, или абхазы, как и черкесы, являются автохтонным кавказским народом. Они, кажется, никогда не покидали свою родину, расположенную на восточном побережье Черного моря, в западной части Кавказских шр. По мнению графа Потоцкого, абхазы и есть так называемые ахавы, или ахеяне, древнейших географов, как, например, Скилакс из Карианды. Тот же автор помещает рядом с ними керкетов, которые, вероятно, являются нашими черкесами*.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
Похожие работы:

«Георг Мориц Эберс Тернистым путем [Каракалла] by Flint; OCR by Ustas, Spellcheck by Satok http://lib.aldebaran.ru "Эберс Г. Собрание сочинений в 9 т. Том 6. Тернистым путем": Терра – Книжный клуб; М.; 1999 ISBN 5?300?02412?0 (т.6), 5?300?0...»

«19 РАЗРАБОТКА ВНЕКЛАССНОГО МЕРОПРИЯТИЯ, ПОСВЯЩЕННОГО ПРОФИЛАКТИКЕ ЭКСТРЕМИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ. ТЕМА: "СНИЖЕНИЕ РИСКОВ ВОЗМОЖНОГО ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКИХ НАСТРОЕНИЙ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ" Разработчик Свистунов...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ФИЛИАЛ ИНСТИТУТА ИСТОРИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ И ТЕХНИКИ ИМЕНИ С.И. ВАВИЛОВА САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ СОЮЗ УЧЁНЫХ ИЗДАТЕЛЬСТВО "НЕСТОР-ИСТОРИЯ" ИсторИко-бИологИческИе...»

«Составитель Парфенов М. С. Москва Издательство АСТ УДК 821.161.1 ББК 84(2Pос=Рус)6 Т67 Серия "Самая страшная книга" Серийное оформление: Юлия Межова В оформлении обложки использована иллюстрация Юлии Межовой В книге использованы иллюстрации Александра Павлов...»

«Казимир Феликсович Валишевский Дочь Петра Великого http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=122969 Аннотация "Она была дочерью Петра Великого. Родившись вдали от трона, она была вознесена на него, потому что в ее жилах текла кровь величайшего из Русских и одного из самых замечательных люде...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ "ОРЕНБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ АГРАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" МЕТОДИЧЕСКИЕ УКАЗАНИЯ ДЛЯ ОБУЧАЮЩИХСЯ ПО ОСВОЕНИЮ ДИСЦИПЛИНЫ Б1.Б.02 ИСТОРИЯ Направление подготовки 09.03.01 Информатика и вычислительная техника Профиль образовательной програм...»

«Алевтина Корзунова Бани и народные средства http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6190755 Алевтина Корзунова. Бани и народные средства: Научная книга; Москва; 2013 Аннотация Эта книга посвящена великой здравнице всех времен и народов – бане. Я постараюсь рассказать об этом, не побоюсь этого слова, восьмом чуде света к...»

«Моголикий ПЕРУ, ГАЛАПАГОСЫ, ПАСХА. Лима-Куско-Пуно-Лима-Гуаякиль-Галапагосы-Кито-Лима-Пасха-Сантьяго 22 дней – 21 ночь День 1: ЛИМA Прибытие в Лиму. Встреча, трансфер и pазмещение в отеле 4* "Casa Andina Select" или той же категории. Де...»

«3 СОДЕРЖАНИЕ Некоммерческое партнерство Медицинская ассоциация Архан6 гельской области (НП МААО) Алексина Е.А., Тараскина З.И., Ившин И.В. 9 Трансплантация органов и (или) тканей человека: этические и правовые аспекты Андреева А.В. 13 И...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) УТВЕРЖДАЮ Декан со...»

«Ильин Г. В. и др. Гидрологический режим губы Зеленецкая, Восточный Мурман УДК 551.510.42/268.45+268.46 Г. В. Ильин, Д. В. Моисеев, Д. В. Широколобов, А. А. Дерябин, Л. Г. Павлова Гидрологический режим губы Зеленецкая, Восточный Мурман G. V. Il'in, D. V. Moiseev, D. V. Shirokolobov, A....»

«Министерство образования и науки Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н. Г. Чернышевского" Балашовский институт (филиал) Кафедра истории АВТОРЕФЕРАТ ВЫПУСКНОЙ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ РАБОТЫ СПЕЦИАЛИСТА РЕЛИГИОЗНОЕ СОСТОЯНИЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕ...»

«П.Л. Белков ОКЕАНИЙСКИЕ ПРЕДМЕТЫ Л. С. ВАКСЕЛЯ В ИСТОРИИ СОЗДАНИЯ НАУЧНЫХ ЭТНОГРАФИЧЕСКИХ КОЛЛЕКЦИЙ МАЭ (ПО ДОКУМЕНТАМ МАЭ РАН, РГА ВМФ И ПФА РАН) Непосредственным стимулом к настоящему исследованию послужила г...»

«1 Беседа 6. История земная и Небесная. В чтении Степенной книги мы приступили ко 2-му её разделу – Житию святыя блаженныя и равноапостольныя великия княгини Ольги. "И тако первее бла...»

«Роман Давидович Тименчик Что вдруг Серия "Вид с горы Скопус", книга 1 Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6368977 Что вдруг: Мосты культуры; Москва; ISBN 978-5-93273-286-5 Аннотация Роман...»

«07.00.00 ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ И АРХЕОЛОГИЯ / HISTORICAL SCIENCES AND ARCHEOLOGY № 6 (54) / 2016 Нестерова Т. П. Региональное и трансграничное сотрудничество Испании и Португалии со странами Северной Африки и Ближнего Востока в рамках Европейской политики соседства в начале XXI...»

«СОБОЛЕВСКАЯ АЛЕКСАНДРА ИГОРЕВНА СИСТЕМАТИЗАЦИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ (теоретико-правовой аспект) Специальность 12.00.01. – Теория и история права и государства; история учений о праве и государстве АВТОРЕФЕРАТ диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук Санкт-Петербург Работа выполнена на кафедре государственного и а...»

«Православный Свято Тихоновский гуманитарный университет Москва Издательство ПСТГУ УДК 271.2(058) ББК 86.372 С23 Сборник студенческих научных работ. 2011. — М.: С23 Изд-во ПСТГУ, 2011. — 132 c. ISBN 978-5-7429-0663-6 В сборник включены научные статьи студенто...»

«Author: Шро Олег Иванович Семь ступеней в никуда (рассказы).: Принцесса, Принц и Дракон. Копаясь в архивах древнего королевского замка, молодой аспирант-культуролог Корнуэльского Университета Ричард Мортедрако наткнулся в одной из полуистлевшей летописей...»

«Сборник статей Прогулки по Москве Серия "Интересно о важном" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=3374035 Прогулки по Москве: Сборник статей.: Новый Акрополь; Москва; 2012 ISBN 978-5-91896-034-9 Аннотация В сборник вошли статьи, посвященные Москве – ее истори...»

«Росер Амиллс Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 1 Серия "Книги для чтения в ванной и не только." Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6722588 Росер Амиллс. Самые пикантные истории и фантазии знаменитостей. Часть 1:...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.