WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ Г. И. МАЧАВАРИАНИ К 1ИП0 ЛОГИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОБЩЕКАРТВЕЛЬСКОГО ЯЗЫКА-ОСНОВЫг 1.0. Современный уровень ...»

ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ

Г. И. МАЧАВАРИАНИ

К 1ИП0 ЛОГИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОБЩЕКАРТВЕЛЬСКОГО

ЯЗЫКА-ОСНОВЫг

1.0. Современный уровень сравнительно-исторического изучения картвельских языков [грузинского, мегрело-чанского (занского), сванского]

позволяет гипотетически, но с высокой степенью вероятности, восстановить структурную модель и некоторые элементы словаря общекартвельского языка-основы накануне распада последнего на отдельные языки.

В настоящей работе делается попытка охарактеризовать в общих чертах фонологическую и грамматическую системы общекартвельского языкаосновы и путем сопоставления этих систем с соответствующими системами индоевропейских и горских иберийско-кавказских (северокавказских) языков выявить структурно-типологические параллели и различия между картвельскими языками и языками двух указанных групп 2.

1.1. Общекартвельская фонологическая система включает три основных класса фонем: гласные, сонанты и согласные.

Система гласных представлена шестью фонемами: краткими /а/, /е/г /о/ и долгими /а/, /ё/ /б/.

Система сонантов также состоит из шести фонем: /j/, /w/, /r/, /1Д /m/, /n/.

Каждая из фонем класса сонантов реализуется в виде двух позиционных аллофонов — слогового и соответствующего неслогового:

/]/: [И - Ш; М- [и] - [w]; /г/: [г] - [г]; /1/: [1] - [1] и т. д. Отвлекаясь от некоторых деталей, можно сформулировать следующие правила дистрибуции аллофонов сонантических фонем: 1) после паузы перед.неслоговым элементом, после неслогового элемента перед паузой и между неслоговыми элементами сонант реализуется в виде слогового аллофона; 2) во всех остальных позициях выступают неслоговые аллофоны сонантов.

Наиболее многочисленным является класс согласных фонем.

Парадигматическую систему общекартвельских согласных фонем можно представить в виде следующей таблицы:

Эта статья является расширенным вариантом доклада: Г. И. М а я а в а р и а н и, К вопросу об индоевропейско-картвельских (южнокавказских) типологических Параллелях, «VII международный конгресс антропологических и этнографических наук (Москва, август 1964 г.)», М., 1964.

Предлагаемое описание общекартвельской структурной модели опирается на результаты исследований, проведенных автором совместно с Т. В. Гамкрелидзе и независимо от него, а также на работы других картвелистов; с м. : Т. В. Г а м к р е л и д з е, Г. И. М а ч а в а р и а н и, Система сонантов и аблаут в картвельских языках, Тбилиси, 1965 (на груз, и русск. яз.); см. также предисловие Г. В. Ц е р е т е л и к указанной монографии (на груз, и русск. яз.); Г. И. М а ч а в а р и а н и, Общекартвельская консонантная система, Тбилиси, 1965 (на груз. яз.). Ср.: Г. А. К л и м о в, Этимологический словарь картвельских языков, М., 1964; К. Н. S с h m

–  –  –

Распределение фонем в тексте регулируется определенными правилами 3 : 1) две гласные фонемы не могут находиться в непосредственном соседстве друг с другом, за исключением случаев, когда они относятся к разным морфемам; 2) любая согласная фонема может предшествовать любой гласной фонеме и следовать за ней; 3) не существует группа «лабиальная согласная фонема (или неслоговое [т])» -{- «неслоговой аллофон сонанта/w/»; 4) слоговой и неслоговой аллофоны одного и того же сонанта не могут находиться в непосредственном соседстве друг с другом*;





5) все остальные комбинации согласных фонем с сонантами и сонантов с другими сонантами (в любом порядке) в принципе допустимы.

Гораздо сложнее сформулировать правила взаимного сочетания согласных фонем.

Все допустимые консонантные группы можно разделить на два основных класса: гармоничные группы и негармоничные группы 6.

Гармоничными называются те консонантные группы, которые, за исключением некоторых строго определенных случаев, могут войти в любую комбинацию, допустимую для отдельной согласной фонемы. Все остальные консонантные группы являются негармоничными в.

Гармоничные группы гомогенны, т. е. все члены групп относятся к одной и той же серии. Негармоничные группы могут быть как гомогенными, так и негомогенными.

Гармоничные группы состоят из двух, реже — трех членов (например, группа /*sitx/). Негармоничные группы тоже состоят из двух или трех членов, хотя в принципе возможна также и четырехсогласная негармоничная группа.

Отдельные детали дистрибуции фонем, естественно, не могут быть здесь рассмотрены.

Некоторые исключения из этого правила могут быть сформулированы в виде дополнительных правил.

См.: Н. М а р р, Грамматика древнелитературного грузинского языка, Л., 1925, стр. 023 и ел.; Г. С. А х в л е д и а н и, Основы общей фонетики, Тбилиси, 1949 (на груз, яз.), стр. 108 и ел., стр. 301 и ел.; Н. V о g t, Structure phonemique du georgien, NTS, XVIII, 1958, стр. 30 и ел., Например, если допустима группа /*d/ -• /*е/ (/*deda/«MaTb»), то допустима также группа /*йу/ • /*е/ (/*dre/ «день»); если мы находим группу /*У •$• 1*11 (/*та(,1/ «червь»), то можно ожидать', что существует также и группа /*tq/ ^ /*1/ (*/matql/ «шерсть»); /*d?/ и /*tq/ — гармоничные группы. Такие группы, как 1*\Ы или /*tb/, будучи негармоничными, могут встретиться в соседстве с любой гласной фонемой, но не могут войти в комбинацию, например, с фонемой /*1/. Ср.: Н. V о g t, указ. соч..

стр. 55.

к ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОБЩЕКАРТВЕЛЬСКОГО ЯЗЫКА-ОСНОВЫ 5

Всякая негармоничная группа, состоящая из более чем двух членов, содержит в качестве одного из компонентов гармоничную группу (например, /*dtx/).

1.2. Морфология общекартвельского языка-основы описываемого периода оперирует тремя основными видами морфем: префиксами, корнями и суффиксами. Каждый из указанных видов морфем имеет соответствующую морфонологическую структуру. Основными каноническими формами являются следующие 7 : префиксы — CV, корневые морфемы — CVC, суффиксы — VC 8. Согласная фонема может быть заменена гармоничной группой, группой С + /*w/, или комбинацией гармоничной группы с /*w/.

Основа может состоять из одной корневой морфемы, но может содержать также и ряд префиксальных и в особенности суффиксальных морфем.

Комбинирование корневой морфемы с суффиксальными морфемами подчиняется правилам чередования гласных. Так, основы, содержащие одну корневую морфему в сочетании с одной суффиксальной морфемой, могут предстать в двух состояниях: I — корневая морфема на нормальной ступени огласовки (т. е. с одним из кратких гласных) в сочетании с суффиксальной морфемой на нулевой ступени огласовки: CVC-C; II — корневая морфема на нулевой ступени огласовки в сочетании с суффиксальной морфемой на нормальной ступени огласовки: CC-VC.

Путем присоединения суффиксов из этих двух исходных состояний сложной основы можно получить ряд производных форм. В составе производной формы нормальную ступень огласовки сохраняет только одна морфема, остальные морфемы представлены на нулевой или редуцированной ступени огласовки, а в некоторых случаях — на ступени долготы. Например, присоединение суффикса с нормальной огласовкой к I состоянию основы дает модель CC-C-V(C), присоединение такого же суффикса ко II состоянию основы (если исходная основа содержит суффикс с нормальной огласовкой /*е/ — СС-еС) дает модель CC-iC-V(C). В последнем случае имеем чередование гласной фонемы /*е/ с сонантом /*j/, который между двумя неслоговыми элементами реализуется в виде слогового аллофона [*i]. Ступень [*i] в отличие от нулевой называется ступенью редукции.

Аблаутное чередование гласных сопровождается фонетически обусловленной альтернацией неслоговых аллофонов сонантических фонем с соответствующими слоговыми аллофонами: на нормальной ступени огласовки в соседстве с гласной фонемой сонант выступает в качестве неслогового элемента, в то время как на нулевой ступени в консонантном окружении реализуется в виде соответствующего слогового варианта: CVS-C--\V(C)-+CS-C-V(C).

К указанным типам чередования гласных надо добавить еще качественный аблаут — чередование /*е/: /*а/.

О канонических формах морфем см.: Ch. F. H o c k e t t, A course in modern linguistics, New York, 1960, стр. 284 и ел.

Символ С означает любую согласную фонему, V — любую краткую гласную фонему. Место С может занять неслоговой аллофон сонанта (S).

* С аблаутом связано также и существование негармоничных консонантных групп в общекартвельском: негармоничная группа встречается на нулевой ступени огласовки морфемы, в то время как гармоничная группа (а также группа С •$- /*w/) допустима на всех ступенях аблаута. Так, например, негармоничная группа /*tp/ появляется только на нулевой ступени огласовки морфемы {*tep} «греться».

Например, *qed-/*qad- «ходить, носить» (*ged в непереходном значении, в переходном).

Наблюдаются также случаи неаблаутной альтернации /*е/ :

*qad : /*а/ : *Tferyed-/*TarYad- ПуСЫ *Ъег-/*Ъаг- (с суффиксами *- и *~q на нулевой ступени) «нога» ч др.| Г. И. МАЧАВАРИАНИ Аблаут играет важную роль в морфологии, в первую очередь в глагольной системе общекартвельского языка-основы. В частности, разграничение типов спряжения глагола основывается главным образом на различии моделей чередования гласных. Сказанное можно проиллюстрировать на нескольких примерах.

Корневая морфема {*der} в комбинации с основообразующим суффиксом {*е\$.} дает два исходных состояния сложной основы: I. *der-k-.

I\.*dr-ek-. Основа в первом состоянии используется в качестве темы аориста динамического непереходного глагола (ср. др.-груз, v-derh «я согнулся»). Основа во втором состоянии использует в качестве темы настоящего времени соответствующего переходного глагола (ср. груз, vdrek «гну, сгибаю» отсюда причастие drek-il-i, мегр. dirak-il-i, чан drakel-i «согнутый»). С помощью специальных суффиксов от основы в первом состоянии образуется тема настоящего времени динамического непереходного глагола, причем корневая морфема переходит на нулевую ступень огласовки: *dr-h-eb-(i)-, *dr-k-aw- (ср. др.-груз, v-drh-eb-i «сгибаюсь», мегр. dirh-u-(n), чан. druk-u-n «сгибается»).

С помощью суффикса *-е от основы во втором состоянии образуется тема аориста соответствующего переходного глагола; суффикс основы получает редуцированную огласовку:

*dr-ih-e~ (груз, v-drih-e «я согнул», мегр. dirik-u, чан. (me-)ndrik-u «он согнул»).

Ступень долготы служит дополнительным признаком аориста определенного класса переходных глаголов: *w-ber «дую»— *w-ber-e «я (раз)дул» [ср. груз. (ga)-v-ber-e «я (раз)дул», сван, cwad-bel-e «он раздул»] 1 1.

Сложные именные основы обычно также строятся согласно вышеизложенным правилам аблаута 12 :

С о с т о я ние I С о с то я н и е II * з*»т-- * кт-агсобака» «муж»

«шерсть» «сыр»

* qw-elmatq-l- «куница» * ip-ed- «теплый»

* kwen-rнога» «сухой»

* bar-к- * qin-el Однако чередование гласных в именной флексии и деривации играет меньшую роль, чем в формообразовании глагола.

1.3. Общекартвельский язык-основа обладает развитой деклинационной системой; различаются по крайней мере четыре падежа: именительный, эргативно-обстоятельственный, дательный, родительный 1 3.

Глагол изменяется по лицам. Личными показателями, как правило, выступают префиксы, к тому же имеются личные префиксы не только субъекта (1-е лицо *w-, 2-е лицо */&-)14, но и объекта действия (1-е лицо *т-, Ср. чередование /*е/ : / * j / ([*i]) в другом классе переходных глаголов с одноморфемной основой: груз, v-pen «вешаю» — v-pin-e «я развесил», сван, ked «истребляет» — an-kid(^ *an-kid-e) «истребил».

Исключение составляют некоторые редуплицировашше основы явно символического характера: ср. *yeryed~/*yar'(ad- «гусь» и др.

Ср.: Г. А. К л и м о в, Склонение в картвельских языках в сравнительно-историческом аспекте, М., 1962.

Вопрос о выражении 3-го лица субъекта нельзя считать окончательно решенным.

С одной стороны, можно реконструировать суффиксальную морфему 3-го лица субъекта с алломорфами: *-s для форм так называемого «сослагательного наклонения», для форм прошедших времен, ф (нулевой алломорф) — для форм настоящего *~а времени; с другой стороны, сванский язык сохраняет отчетливые следы префиксации:

l9-g «стоит», la-1-ёт «он съел» и т. д. Ср.: В. Т. Т о п у р и а, Сванский язык, Тбилиси, 1931 (на груз, яз.), стр. 8—9; А р н. Ч и к о б а в а, Древнейший показатель субъекта третьего лица в картвельских языках (на груз, яз., резюме на русск. и франц. яз.), «Изв. Ин-та языка, истории и материальной культуры им. акад. Н. Я. Марра», V—VI, Тбилиси, 1940; Г. А. К л и м о в, Этимологический словарь картвельских языков, стр. 41—42, 161: ср. также: G. D e e t e r s, Das kharthweliscne Verbum, Leipzig, 1930, стр. 45—49.

к ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОБЩЕКАРТВЕЛЬСКОГО ЯЗЫКА-ОСНОВЫ 7

2-е лицо *g-, 3-е лицо *h-). Глагольная словоформа одновременно может включать не более двух личных аффиксов. Видо-временные и модальные формы глагола группируются вокруг двух основных тем: темы настоящего времени и темы аориста. С полиперсонализмом глагола тесно связаны «версионные показатели» — вокалические и сонантические элементы, которые, вставляясь между личными префиксами и основой глагола, указывают на различные пространственные и посессивные отношения между субъектом и объектом, а также служат для выражения некоторых других категорий: ср. груз, z-i-s, сван, sgur15 «сидит» — груз, a-z-i-s ^*h-a-z-i-s, сван, x-a-sgur ^ *h-a-sgur «сидит сверху»; груз, v-a-sen-eb «строю», v-isen-eb «строю для себя», (v)-u-sen-eb l(v)-u-^*h-w-u~] «строю для него»;

сван, xw-a mar-е «готовлю», xw-i-mar-е «готовлю для себя», х-о-таг-е (х-о- ^ *h-w-u~) «готовлю для него» и т. п.

Множественное число в глаголе выражается агглютинативно — с помощью специальных суффиксов 16. В первом лице различаются формы инклюзива и эксклюзива 1 7.

Префиксация широко используется при образовании отглагольных имен и в чисто именной деривации (причастия, отглагольные субстантивы, nomina agentis и т. д.).

Синтагматические отношения между префиксальными и корневыми морфемами не поддаются описанию в терминах теории аблаута. Чередование гласных в данном случае носит нерегулярный характер.

В области синтаксиса следует отметить наличие эргативной конструкции. Применение этой конструкции ограничено аористной группой времен переходного глагола. В презентной группе времен переходный глагол образует номинативную конструкцию, причем дательный падеж выполняет также роль аккузатива 1 8.

1.4. Даже при таком беглом обзоре бросаются в глаза разительные совпадения между общекартвельской структурной моделью и моделью индо-' европейского языка-основы позднего периода.

В обоих языках налицо деление фонем на три основных класса — гласных, сонантов и согласных, к тому же инвентарь первых двух классов в сущности идентичен.

Корневые и суффиксальные морфемы в общекартвельском и индоевропейском языках строятся в основном на одинаковых принципах (корневая морфема CVC, суффиксальная морфема VC), а правила сочетания корКорневые морфемы сопоставляемых глаголов генетически не сравнимы между собой.

См. об этом: А р н. Ч и к о б а в а, К принципу обозначения множественного числа в грузинском глаголе (на груз, яз., резюме на русск. яз.), «Иберийско-кавказ^ «кое языковедение», I, Тбилиси, 1946, стр. 91 и ел.

Категория инклюзива-эксклюзива выражается как лексически — с помощью местоименных морфем [*cwe- «мы (incl.)»—*naj «мы (excl.)»], так и грамматически — специальными глагольными префиксами (причем префиксы эксклюзива совпадают с префиксами 1-го лица, используемыми также и в ед. числе; ср., например, *gw- префикс инклюзива в объектной парадигме и *т- префикс эксклюзива в объектной парадигме и префикс 1-го лица объекта в ед. числе). См.: Т. В. Г а м к р е л и д з е, Сибилянтные соответствия и некоторые вопросы древнейшей структуры картвельских языков (на груз, яз., предисл. на груз., русск. и англ. яз.), Тбилиси, 1959, стр. 45—50;

А. О н и а н и, Относительно категории инклюзива-эксклюзива в картвельских языках (на груз, яз.), «Мацне» («Вестник [Отд. общ. наук АН ГрузССР]»), 1, Тбилиси, 1965; ср.: А. С h a n i d z ё, Versions du verbe georgien, «Bull, de l'Universite de Tiflis», VI, 1926, стр. 335; G. D e e t e г s, указ. соч., стр. 27; В. Т. Т о п у р и а, Сванский язык, стр. 25—26; К. Д о н д у а, Категория инклюзива-эксклюзива в сванском и ее следы в древнегрузинском, сб. «Памяти акад. Н. Я. Марра (1864—1934)», М.— Л., 1938; ср. также: А р н. Ч и к о б а в а, К принципу обозначения множественного числа в грузинском глаголе, стр. 96 и ел.

Ср.: А р н. Ч и к о б а в а, Проблема эргативной конструкции в иберийскокавказских языках. I, Тбилиси, 1948 (на груз, яз., резюме на русск. яз.).

Г. И. МАЧАВАРИАНИ невой морфемы с суффиксальными, установленные Э. Бенвенистом для индоевропейского 1 9, почти полностью приложимы и к общекартвельскому. Все виды общекартвельского аблаута (кроме чередования е : i) находят ближайшие параллели в индоевропейской системе чередований гласных 2 0. Однако аблаут в общекартвельском несет относительно меньшую функциональную нагрузку, чем в индоевропейском.

С другой стороны, обнаруживаются многочисленные и глубокие структурно-типологические схождения между общекартвельским и северокавказскими языками 21. Отметим главнейшие из них.

Богатый и сложный общекартвельский консонантизм носит явно «кавказский» характер 22, причем по составу фонем общекартвельская консонантная система тяготеет скорее к нахскому 2 3, а отчасти — к абхазско-адыгскому, чем к дагестанскому типу. Гармоничные группы согласных, столь характерные для общекартвельского, тоже находят параллели именно в нахских 2i и абхазско-адыгских языках 2 5. Есть основание предполагать, что на ранних этапах своего развития общекартвельский язык обладал еще более сложной консонантной системой абхазско-адыгского типа Общекартвельское склонение, характеризуемое наличием эргативного падежа и отсутствием аккузатива, также относится к иберийско-кавказскому лингвистическому типу. Для более раннего периода можно постулировать простейшую двухпадежную деклинационную модель адыгского типа, включающую прямой и косвенный падежи.

Широкое применение префиксации является одной из наиболее ярких черт общекартвельского языка-основы, сближающих этот язык с северокавказскими языками, в первую очередь с абхазско-адыгскими. В этом отношении особенно примечательны глагольный полиперсонализм и наличие «версионных показателей» 27.

Картину картвельско-северокавказских языковых параллелей дополняет наличие эргативной конструкции в общекартвельском, как и во всех северокавказских языках.

Но и здесь проявляется двойственный «кавказско-индоевропейский» характер картвельского лингвистического типа:

как уже было отмечено, эргативная конструкция применяется только в аористной группе времен переходного глагола. В презентной группе времен переходный глагол образует номинативную конструкцию, как в индоевропейских и многих других языках.

См.: Э. Б е н в е н и с т, Индоевропейское именное словообразование, М., 1955, 2 0стр. 78 и е л., особенно стр. 178—204.

См. об этом, н а п р и м е р : А. М е й е, Введение в сравнительное изучение индоевропейских я з ы к о в, М. — Л., 1938, с т р. 173 и ел.

С р. : Г. А. К л и м о в, К типологической х а р а к т е р и с т и к е к а р т в е л ь с к и х я з ы ков (в сопоставлении с другими иберийско-кавказскими я з ы к а м и ), М., 1960 («XXV Меж д у н а2р о д н ы й конгресс востоковедов. Д о к л а д ы делегации СССР»).

Об «иберийско-кавказском» лингвистическом типе с м. : N. М. Н о 1 m е г, 1Ьеro-Caucasian as a linguistic type, «Studia linguistica», I, 1, Lund, 1947.

См. об этом: A m. T s c h i k o b a w a, Die ibero-kaukasischen Gebirgssprachen und der heutige Stand ihrer Erforschung in Georgien, «Acta orient. Hung.», IX, 2, 1959, стр. 130.

См.: A. S o m m e r f e l t, Etudes comparatives sur le caucasique du Nord-Est, NTS, XIV, 1947, стр. 150 и ел.

См.: А. Н. K u i p e r s, Proto-Circassian phonology, «Studia Caucasica», 1, The Hague, 1963, стр. 81 и ел.; Н. V о g t, Dictionaire de la langue oubykh, Oslo, 1963, стр. 29—30.

Ср.: Н. V о g t, Structure phonemique du georgien, стр. 53 и м\, стр. 65—69.

См. об этом: К. В. Л о м т а т и д з е, О к а т е г о р и и «версии» в а б х а з с к о м г л а г о л е ( н а г р у з, я з. ), «Труды Т б и л и с с к. гос. ун-та», X X X b — X X X I b, 1947; Г. В. Р ог а в а, К вопросу об истории полиперсонализма в иберийско-кавказских языках (на груз, яз., резюме на русск. яз.), «Иберийско-кавказское языкознание», XIII, Тбилиси, 1962,

к ТИПОЛОГИЧЕСКОЙ ХАРАКТЕРИСТИКЕ ОБЩЕКАРТВЕЛЬСКОГО ЯЗЫКА-ОСНОВЫ 9

Таким образом, лингвистический тип общекартвельского языка-основы позднего периода можно определить как переходный от кавказского (преимущественно западнокавказского) к индоевропейскому28.

Чем объяснить такой двойственный «кавказско-индоевропейский» характер картвельского лингвистического типа?

В настоящее время не представляется возможным прийти к вполне убедительному решению этой сложной проблемы. Ограничимся лишь выдвижением рабочей гипотезы, проверка и дальнейшее обоснование которой требуют широкого привлечения не только лингвистических фактов, но и данных истории, археологии и других смежных дисциплин.

Структурно-типологические черты, сближающие картвельские языки с северокавказскими, несомненно, восходят к глубокой древности, в то время как индоевропейские черты общекартвельского лингвистического типа относятся к более позднему хронологическому пласту 2 9. Исходя из этого можно допустить, что существование кавказского структурно-типологического слоя в общекартвельском языке-основе есть проявление предполагаемого исконного генетического родства картвельских языков с северокавказскими языками. На этот древнейший кавказский структурно-типологический слой постепенно накладывались черты, сближающие общекартвельский лингвистический тип с индоевропейским. Процесс «индоевропеизации» картвельского лингвистического типа, возможно, протекал в условиях тесного и длительного контакта между племенами, говорившими на картвельских и древних индоевропейских диалектах еще до разделения общекартвельского языка-основы на самостоятельные языки. В свете теорий, согласно которым один из наиболее вероятных путей проникновения индоевропейских племен в Переднюю Азию пролегал через Кавказ 3 0, выдвинутая нами гипотеза кажется не лишенной оснований 8 1.

Ср.: G. D e e t е г s, Gab es Nominalklassen in alien kaukasischen Sprachen?

«Corolla linguistica. Festschrift F. Sommer zum 80. Geburtstag am 4. Mai 1955», Wiesbaden, 1955, стр. 26.

Возникновение аблаута, по-видимому, явилось результатом фонологизации фонетически обусловленных альтернаций гласных. В свою очередь выделение сонантов в качестве особого, промежуточного между гласными и согласными класса фонем было связано с возникновением чередования гласных: слоговые аллофоны сонантов могли появиться только на нулевой ступени огласовки морфем.

См., например: F. S o m m e r, Hethiter und Hethitisch, Stuttgart, 1947, стр. 17 и ел.; В. В. И в а н о в, В. Н. Т о п о р о в, Санскрит, М., 1960, стр. 14—15;

Т. V. G a m k r e l i d z e, «Anatolian languages» and the problem of Indo-European migration to Asia Minor, M., 1964, стр. 6—8 [VII International congress of anthropological and 3ethnological sciences (Moskow, August 1964)].

На тесный контакт носителей общекартвельского языка-основы с древними индоевропейскими племенами указывают также многочисленные лексические схождения между общекартвельским и индоевропейским; см.: Г. А. К л и м о в, Этимологический словарь картвельских языков, стр. 40; Г. А. М е л и к и ш в и л и, К вопросу о древнейшем населении Грузии, Кавказа и Ближнего Востока, Тбилиси, 1965 (на груз, яз.), стр. 206—246.

Г. А. Меликишвили выдвинул гипотезу об индоевропейском происхождении носителей так называемой «Куро-араксской» культуры, широко распространенной на Кавказе и в граничащих с Кавказом районах Передней Азии в III тысячелетии до нашей эры.

По мнению Г. А. Меликишвили, предполагаемый индоевропейский субстрат картвельских языков можно отождествить с языком носителей «Куро-араксской» культуры (Г. А. М е л и к и ш в и л и, указ. соч., стр. 103—246). Можно, как нам кажется, предложить и несколько иной вариант этой гипотезы, а именно, видеть в носителях «Куро-араксской» культуры обширный союз племен, который включал индоевропейские и картвельские (возможно, также и некоторые другие) племена. Опираясь на эту гипотезу, постулируемый нами индоевропейско-картвельский «языковой союз» можно было бы интерпретировать как лингвистический коррелят указанного союза племен.

О генетическом родстве картвельских с индоевропейскими, семито-хамитскими, уральскими и другими языками Северной Евразии см.: А. Б. Д о л г о п о л ь с к и й, Гипотеза древнейшего родства языков Северной Евразии, М., 1964 (ср. также: ВЯ,


Похожие работы:

«Андрей Грин. Десять Голосов Правосудия. Истории давно почившего мира. У тебя на сердце камень, У тебя в руках вода, В волосах застыло пламя, Ветер в голове, бардак. Между деревом и зверем, Свой тотем поставлю я, Только мне уже не верят, Сила Слова здесь твоя. Для убийцы путь не долог, Чтобы мог Богов убить. Только манускриптов...»

«Author: Шро Олег Иванович Семь ступеней в никуда (рассказы).: Принцесса, Принц и Дракон. Копаясь в архивах древнего королевского замка, молодой аспирант-культуролог Корнуэльского Университета Ричард Мортедрако наткнулся в одной из полуис...»

«Если бы Лев Толстой написал "Войну и мир" сейчас, его бы не поняли. История не знает сослагательного наклонения, это правда, однако со слагательное наклонение известно книжному рынку. Если бы роман "Война и мир" вышел сегодня, его бы, наверное, не заметили. Поставили бы на полку в книжном магазине и забыли. С хорошей точ...»

«Е.Н. Груздева ИСТОРИК И ПРЕПОДАВАТЕЛЬ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА МАРГАРИТА ЭМИЛЬЕВНА ЛИБТАЛЬ В церковной книге столичного евангельско-лютеранского прихода Св. Михаила за 1889 г. сохранилась запись о том, что 29 октября (ст. ст.) была крещена Маргарита Анна Луиза Либталь (Liebthal), дочь вольмарского1 гражданина, немца Эмиля Фридриха...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования ЛИПЕЦКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ (ЛГПУ) ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ Кафедра отечественной...»

«КОНСПЕКТ ВОСПИТАТЕЛЬНОГО МЕРОПРИЯТИЯ Класс: 1-9 класс Время проведения: 24.04.2015, 18:00-20:00 Тема: Слет отличников и хорошистов, посвященный 70-летию Победы"Весна 1945., Живи и помни" Форма воспитательной работы: Концерт( образнохудожественная) Цель: воспитание гражданско – патриотических качеств личности учащихся....»

«Игорь Витальевич Силантьев Сюжетологические исследования Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=454565 И. В. Силантьев. Сюжетологические исследования: Языки славянской культуры; Москва; 2009 ISBN 978-5-9551-0362-4 Аннотация В книге на основе сюжетологического подхода рассма...»

«Мартынов Дмитрий Евгеньевич КОНФУЦИАНСКОЕ УЧЕНИЕ В ПОЛИТИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ КНР (60 – 90-е гг. ХХ в.) Специальность 07.00.03 – Всеобщая история (Новая и новейшая история) Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата исторических наук Казань – 2004 Работа выполнена на кафедре новой и новейшей истории Казанского Государственно...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.