WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Кафедра социально-политической истории В. В. АКИМОВ ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА. ...»

ISSN 0202-3205

МИНИСТЕРСТВО ПУТЕЙ СООБЩ ЕНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ

(МИИТ)

Кафедра социально-политической истории

В. В. АКИМОВ

ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА.

Методические разработки к самостоятельной работе студентов при подготовке к семинарским занятиям по курсу социально-политической истории МОСКВА 1998 ISSN 0202-3205

МИНИСТЕРСТВО ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ

УНИВЕРСИТЕТ ПУТЕЙ СООБЩЕНИЯ

(МИИТ) Кафедра социально-политической истории Утверждено советом университета по гуманитарному образованию В. В. АКИМОВ

ГОСУДАРСТВЕННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ

РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ

В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XIX ВЕКА.

Методические разработки к самостоятельной работе студентов при под1 отовке к семинарским занятиям по курсу социально-политической истории МОСКВА 1998 УДК 342. 337: 9 А 39 АКИМОВ В.В. Государственно-правовые основы Российской империи в первой половине XIX века. Методические разработки к самостоятельной работе студентов при подготовке к семинарским занятиям по курсу социальнополитической истории. М., МИИТ, 1998, 49 с.



Настоящие методические разработки посвящены важному вопросу - особенностям государственного строя России первой половины XIX столетия, его правовой базы и попыткам их реформирования, неоднократно предпринимавшимся в рассматриваемый период правительством страны Обращение к данной теме вводит студентов в круг важнейших проблем российской истории - реформ и контрреформ, соответствия целей и средств в их проведении, и подготавливает к правильному восприятию следующей важной темы курса - темы преобразований 60-х - 70-х гг. XIX века.

Методические разработки предназначены для подготовки к семинарским занятиям и дополняют и конкретизируют лекционный материл по данному разделу курса.

© Московский государственный университет путей сообщения (МИИТ), 1998

ВВЕДЕНИЕ

Начинать изучение темы целесообразно с уяснения экономического и социального строя России в начале XIX столетия. Обращение к классовой и социальной структуре страны подводит к правильному пониманию причин кризиса, охватившего общество к этому моменту, позволяет понять, в какой мере сама природа российского государственного строя, его административные и правовые институты стали препятствием для прогрессивного развития.

В первой главе пособия разбираются в этой связи две тесно взаимосвязанные проблемы - социально-политическое развитие страны в начале века, и попытки выхода из кризиса путем частичной, чисто бюрократической модернизации государственного и хозяйственного аппарата, предпринятой правительством Александра I. Работая над темой, особое внимание следует обратить на противостояние в верхах российского общества, на поляризацию, разделение на сторонников реформ, и апологетов абсолютизма, видевших в реформах угрозу его существованию.





Далее следует отметить, что именно половинчатый, бюрократический стиль предпринятых преобразований подтолкнул оппозиционную часть общества к поиску насильственных, революционно-экстремистских способов решения назревших проблем, способствовал появлению и вызреванию идеологии и программных установок декабристов.

Полезно отметить и характер воздействия декабризма на массовое общественное сознание.

Переходя далее к системе управления, сложившейся в России после подавления восстания декабристов, следует обратить внимание не только на структуру и функциональные особенности государственных учреждений, но и уяснить для себя недостаточность, архаичность их правовой базы. Именно в этой связи следует подойти к рассмотрению предпринятой правительством кодификации законодательства, (осуществленной впервые после введения в действие Соборного Уложения 1649 г.), как одной из мер, призванной хотя бы в правовой сфере приблизить управление страной к потребностям ее хозяйственного и политического развития. Предпринятая реформа законодательства была не только закономерным итогом его развития, но и сыграла существенную роль в дальнейшей эволюции российской государственности, приспособлении феодально-абсолютистской монархии к новым явлениям экономической и социальной жизни.

Рассматривая особенности местного управления, необходимо прежде всего обратить внимание на его тесную бюрократическую привязку к военным, фискальным и надзорным целям высшей государственной администрации. Это выражалось в широкой юрисдикции генерал-губернаторов и подведомственного им аппарата и практически полном отсутствии хозяйственной и административной самостоятельности в работе его низовых звеньев. Некоторым исключением из этого правила была лишь деятельность административных и выборных органов отдельных национальных окраин империи, которым, в силу ряда исторических и политических причин были предоставлены ограниченные права самоуправления.

Подводя итоги изучению темы, следует еще раз обратить внимание на всю бюрократическую пирамиду власти - от высших ее органов до низовых канцелярий, главной отличительной чертой которых было нежелание уступать монополию на власть даже на местном уровне. По существу, это было продолжением в государственно-правовой сфере монопольно­ привилегированного положения дворянства, олицетворением власти которого и была российская монархия. Рыночное же развитие страны требовало децентрализации этой системы, приближения инстанций, принимающих решения, к хозяйственным субъектам на местах. В совокупности это ставило в повестку дня вопрос о кардинальном реформировании всей системы управления как альтернативы ее насильственной, революционной ломке.

1.ОСНОВНЫЕ ТЕНДЕНЦИИ РАЗВИТИЯ

РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА. ПОПЫТКИ РЕФОРМ.

В начале XIX века Российская империя оставалась феодально-абсолютистской, самодержавной монархией. Вся власть в стране безраздельно принадлежала одному лицу императору. Громадное государство, основные политические черты и социальная структура которого продолжали воспроизводить модель, начертанную преобразованиями Петра I в 1-й четверти XYIII в., вступило в новое столетие в условиях обозначившегося кризиса феодально-крепостнической системы.

Основным содержанием социально-экономического развития России первой половины XIX в. было все углубляющееся разложение феодальных и ширящееся развитие новых, рыночных отношений.

На рубеже XYIII и XIX веков страна насчитывала 40 миллионов населения, причем это число имело четкую тенденцию к неуклонному росту. Увеличение населения шло, с одной стороны, за счет естественного прироста, с другой ~ за счет присоединения новых территорий. К 1825 г. его численность достигла 52,3, а к 1850 году - возросла до 68,5 миллионов.

Главную массу населения составляло крепостное крестьянство.

По переписи 1812 г. в стране имелось 10500 тыс. душ помещичьих крестьян, 6700 тысяч душ государственных крестьян, 570 тысяч удельных и 180 тыс. ведомственных крестьян мужского пола. Численность дворянского сословия, владевшего крепостными “душами”, составляла в то время 225 тыс. человек. К середине столетия число крестьян увеличилось примерно до 45 миллионов, дворян-помещиков и личных дворян

- до 800 тысяч.

Городское население в первую половину XIX в.

возрастало быстрее, чем раньше: Если в 1796 г. его численность составляла 1301тыс. чел., то в 1811 г. оно составляло 2765 тыс., а в 1860 г. - около 6 млн. человек.

Наряду с двумя главными классами феодального общества

- помещиками и крестьянами - существенную роль играли и другие сословия: купечество, численность которого в начале XIX в. составляла 119 тыс., мещанство в количестве 750 тыс. лиц мужского пола, “вольные люди” - 37 тыс., разночинцы - 75 тыс., духовенство разных исповеданий - около 400 тысяч.

В течение всей эпохи постепенного юридического (начиная с “Судебников” XY - XYI вв. Закрепощения крестьян их эксплуатация неуклонно нарастала, но при господстве натурального хозяйства, повинности крестьян возрастали сравнительно медленно и не поглощали всего продукта, который крестьянин производил сверх минимума необходимых ему средств существования. Феодал, взимая с крестьянина ренту натурой или отработкой, ориентировался лишь на свои личные потребности. Остававшийся у крестьянина излишек был источником развития его хозяйства.

К началу XIX века товарно-денежные, рыночные отношения уже глубоко проникли в недра феодальнокрепостнической системы хозяйства и играли существенную роль в ее неуклонном разложении. Основой для развития рыночных отношений являлось все возраставшее разделение труда, выражавшееся в отделении промышленности от земледелия, росте городов, ремесел, промышленных предприятий, товарного производства и торговли.

По мере развития товарно-денежных отношений появилась возможность взимания феодальной ренты в денежной форме, что снимало преграды, ограничивавшие ее размеры, и открывало возможности резкого усиления эксплуатации крестьян. Особенно усилился этот процесс после введения Петром I в 1718 - 1724 гг.

Подушной подати вместо подворной, обязанность сбора и уплаты которой была возложена на помещиков. Об эффективности этой чисто фискальной меры свидетельствует увеличение государственного бюджета 1724 года втрое по сравнению с 1680 годом. О росте налогового и эксплуатационного пресса на крестьянство свидетельствует и стремительный росит недоимок, общая сумма которого к 1732 г. достигла 15 миллионов рублей, что в два раза превышало доходную часть бюджета 1724 г.

Будучи вынужденными вносить подушную подать за своих крепостных, но не желая при этом терять собственные доходы, помещики усиливали эксплуатацию крестьян. В нечерноземных губерниях с их низкой урожайностью инструментом дополнительного налогообложения являлся перевод крестьян с барщины на оброк, размер которого возрос с 1 - 2 рублей в 60-е до 5 - 10 рублей в 90-е гг. XYIH в. В более плодородных черноземных губерниях, напротив, практиковалось расширение барщины (и, следовательно, товарной составляющей помещичьего дохода), но при этом сокращалось время, уделяемое крестьянином собственному хозяйству. В результате сокращался излишек средств, служивший источником расширения и улучшения крестьянского хозяйства, и, следовательно, ограничивались, а со временем и исчерпывались возможности для прогресса производства на базе феодальнокрепостнических отношений. Эти отношения превращались в тормоз, а впоследствии и оковы для развития рыночного хозяйства, что свидетельствовало об исторической обреченности крепостного права и ставило на повестку дня вопрос о его ликвидации.

Фабричное и мануфактурное производство в свою очередь не развивалось без рынка труда, наличия свободного населения, труд и средства которого могли быть вовлечены в производственно-торговый круговорот.

Громоздкий и малоподвижный государственный аппарат, всецело ориентированный на сохранение и упрочение феодальных порядков, защиту прав и привилегий дворянства, начал испытывать на себе серьезнейшие удары кризиса хозяйственной системы еще со второй половины XYIII в.

Попытки преобразований, предпринимавшиеся Екатериной II (1762-1796 гг.) - незавершенная работа “Уложенной комиссии”, пытавшейся кодифицировать законодательство, частичная секуляризация монастырских земель в 1724 г. - на деле сводились на нет ее продворянской политикой, особенно усилившейся после опубликования в 1785 г. “Жалованной грамотой дворянству”. Роскошь и расточительство двора, разорительные внешние войны, обнищание большинства крестьянских хозяйств ввергли страну в состояние нарастающего бюджетного дефицита, для преодоления которого пришлось впервые в истории России прибегнуть к эмиссии бумажных денег - ассигнаций.

Рост числа крестьянских восстаний, кульминацией которых явилась знаменитая пугачевщина, появление дворянской оппозиционности (Радищев, Новиков), со всей остротой поставили перед российским правительством начала XIX века вопрос о реформах, без которых общество не могло развиваться дальше.

В ночь на 12 марта 1801 г. в результате дво]рцового переворота был убит Павел I, и на престол вступил его старший сын Александр I. Новый император смолоду был человеком либеральных взглядов (в детские годы его воспитателем был швейцарец Лагарп, познакомивший будущего монарха с идеями французских просветителей конца XYIII в., и введший его в мир конституционных и республиканских взглядов и воззрений), поэтому ряд мероприятий первых лет его царствования были вызваны не только нарождавшимися капиталистическими отношениями, но и уверенностью в необходимости, благотворности конституционных порядков для блага государства.

Осознав необходимость преобразований, Александр I учредил в марте 1801 г. Непременный совет - совещательный орган, целью которого было отобрать законы, нужные для проведения назревших реформ. Однако фактически разработкой их планов занимался другой надгосударственный орган - так называемый Негласный комитет. В его состав входили единомышленники и “друзья” императора - Строганов, Кочубей, Новосильцев и Чарторыйский.

Начав свою деятельность с изучения дел в стране, члены Негласного комитета высказались за разработку плана преобразований и проекта конституции. Однако дальше осторожных предложений дело не пошло. Мероприятия, по своей сути клонящиеся к рыночным преобразованиям в экономике и четкой правовой регламентации отношений между сословиями, затрагивали интересы дворянства - главной социальной опоры монархии. Так, мерой, рассчитанной на некоторое ограничение самодержавной власти, явилось предложение о превращении Сената в независимый законодательный орган. Однако проект этот, выдвинутый некоторыми представителями старой екатерининской аристократии - Завадовским, Зубовым, Мордвиновым и Державиным - поддержки в Негласном комитете не нашел. Дело ограничилось сведением задач Сената к чисто административным и судебным функциям. Он получил право рассматривать годовые отчеты министров. Серьезного значения эта “реформа” не имела.

После длительных обсуждений Негласный комитет высказался за частичное реформирование административного аппарата путем создания министерств. Петровские коллегии к тому времени уже устарели. В связи с этим по докладу

Чарторыйского 8 сентября 1802 г. было создано 8 министерств:

1) иностранных дел, 2) военно-сухопутных дел, 3) военноморских дел, 4) юстиции, 5) внутренних дел, 6) финансов, 7) коммерции, 8) народного просвещения. Министерства, в отличие от коллегий, были построены на началах жесткого единоначалия.

Проект “Жалованной грамоты русскому народу”, призванной определить права всех сословий России, в том числе и крестьянства, был после недолгого обсуждения отвергнут, так как предоставление крестьянам основных гражданских прав затрагивало интересы помещиков. Поэтому крепостной статус крестьянства вызвал к жизни еще несколько проектов. Так, граф Н. Мордвинов предложил создать на базе помещичьих имений фермы с наемным трудом, чтобы побудить помещиков отменить крепостную зависимость, предоставить крестьянам право владения недвижимостью. Однако явный радикализм этого проекта оттолкнул от него членов Негласного комитета.

Единственным практическим шагом в этом направлении явился изданный в феврале 1803 г. Александром I закон “О вольных хлебопашцах”. Согласно этому закону, помещики получили право отпускать крестьян на волю с землей за выкуп, после чего крестьяне, переходили в особое сословие “вольных хлебопашцев” и несли повинности только в пользу государства.

Но практическое значение указа было невелико - за первую половину XIX в. в разряд “вольных хлебопашцев” перешло не более 50 тысяч крестьянских семей. Помещики не проявляли особого желания расставаться с теми, кто своим трудом обеспечивал их благосостояние. Да и сами крепостные, как в силу застарелой психологической боязни остаться без социальной поддержки общины, так и из-за непривычности, новизны индивидуального труда на собственном участке земли отнюдь не спешили воспользоваться предоставленной указом возможностью освобождения.

Обострение внешнеполитической ситуации, участие России в антинаполеоновских коалициях, на время отвлекли внимание Александра I от реформаторства, и к проектам либеральных преобразований он вернулся в 1808 г., после свидания в Эрфурте с Наполеоном. В 1809 г. император, опасаясь массового крестьянского движения в стране, издал указ, запрещающий помещикам ссылать крестьян без суда в Сибирь на каторжные работы. Затем он поручил Сперанскому составить проект государственных преобразований.

М. М. Сперанский (1772-1839 гг.) принадлежал к числу самых ярких государственных умов той эпохи. Начав свою государственную карьеру секретарем ряда министров, он уже в начале века зарекомендовал себя сторонником умеренных буржуазных реформ и ограниченной монархии. В период работы Негласного комитета он высказывался за введение в России конституции и ограничения самодержавной власти.

В своем “Плане государственных преобразований”, разработанном в 1809 г., Сперанский подверг критике неограниченную монархию, доказывая необходимость введения конституции сверху. Конституция, полагал Сперанский, самим фактом своего существования устраняет возможность деспотизма и произвола. Но она должна быть не плодом “воспаления страстей”, а результатом законодательной деятельности самого царя. Итогом ее принятия явится постепенное преобразование феодальной монархии в буржуазную. В связи с конституцией, призванной уравнять в правах все сословия России, он касался и перспектив отмены крепостного права. “Нет в истории примера, чтобы народ просвещенный и коммерческий мог долго в рабстве оставаться” - писал он.

По проекту конституции, разработанному Сперанским, власть императора должна была ограничиваться Государственной думой. Дума явится законодательным органом, который будет рассматривать законы, вносимые царем. Выборы в думу должны быть четырехстепенными и ограничиваться правом собственности. Царь сосредоточивает в своих руках исполнительную власть, законодательную инициативу, контроль над деятельностью суда и некоторые другие функции. При царе существует Государственный совет, Сенат и комитет министров.

Местное самоуправление должно быть реформировано путем введения губернских, окружных и волостных дум с 01 раниченными функциями.

Выдвигая положение о желательности конституции для России, Сперанский обосновывал это положение историческими ссылками. Он указывал, что еще во времена Алексея Михайловича существовали зачатки конституционных органов в лице земских соборов. Много в плане подготовки к конституции было сделано Петром I, открывшим дорогу наукам, просвещению, промышленности и торговле. При Екатерине II существовали прообразы конституционных учреждений в лице многочисленных комиссий и комитетов. Сейчас, при Александре I, писал Сперанский, условия для конституционных преобразований вполне созрели.

Значительное место в своих планах Сперанский отводил развитию просвещения в стране, росту торговли, промышленности и земледелия. Красной нитью через весь “План государственных преобразований” проходит идея правового государства, торжества законности. Принцип разделения властей, ответственное министерство, сами подходы к конституции должны были, по мысли Сперанского, гармонизировать общественную жизнь, привести государственный строй страны в соответствие с потребностями ее экономического и социального развития.

В 1810 году первый серьезный шаг в направлении реформ был сделан: 1 января был торжественно открыт Государственный совет из лиц, назначаемых царем, которой суждено было стать верхней палатой российского парламента. В перспективе должна была образоваться и нижняя - Государственная дума, а также выборные органы местного самоуправления.

Однако блестящим замыслам Сперанского, на много лет опередившего свое время, не суждено было сбыться. План преобразований вызвал крайне негативную реакцию у дворянских кругов, усмотревших в нем посягательство на свои имущественные и социальные привилегии. Идеологом этих кругов выступил известный историк и писатель Н.М. Карамзин, в своей записке "О древней и новой России" буквально обрушившийся на всю программу Сперанского.

Записка эта, адресованная Александру I, ставила своей целью доказать пагубность для России конституционных преобразований и необходимость сохранения и укрепления единодержавной власти, не связанной придуманными кем-то законами. Обращаясь, как и Сперанский, за примерами к российской истории, Карамзин доказывал, что именно самодержавие во все времена служило гарантией прочности и незыблемости государства, а там, где самодержавные начала государственной власти подменялись выборностью, коллегиальным правлением либо разделением властей, это приводило к неисчислимым бедствиям (феодальная раздробленность и батыево нашествие, смута начала XYII века).

“Самодержавие - писал Карамзин - есть палладиум; целость его необходима для ее ( России) счастья. Дворянство и духовенство, сенат и синод, как хранилище законов, над всеми государь, единственный законодатель, единственный источник властей, вот основание Российской монархии...”.

Принцип разделения властей, полагал Карамзин, пагубен, ибо после его осуществления будет идти непрерывная борьба двух начал - власти самодержавной, и власти, ограничивающей самодержавие. “Две власти государственные - писал он, - в одной державе суть два грозных льва в одной клетке, готовые терзать друг друга, а право без власти - ничто”.

Эти мысли авторитетнейшего и всеми любимого историка, высказанные к тому же в яркой публицистической форме, открыли настоящий “поход” против Сперанского и его планов.

На талантливого реформатора была обрушена волна незаслуженной критики, начата настоящая травля. Дело дошло до обвинений Сперанского в шпионаже в пользу Наполеона.

Результатом клеветнических обвинений явилась отставка, а затем и ссылка (в 1812 г. ) Сперанского - сначала в Нижний Новгород, а затем в Пермь. Впрочем, будучи назначенным в 1816 г.

пензенским генерал-губернатором, а в 1819 г. - генералгубернатором Сибири, Сперанский сумел все же найти применение своим реформаторским устремлениям, работая над усовершенствованием местного управления вверенных ему территорий.

Таким образом, реформаторская и государственная деятельность М. Сперанского отразила в себе все сложности и противоречия эпохи, когда нарастание кризиса феодальнокрепостнической государственности требовало, с одной, стороны, серьезнейшего реформирования всех государственных и политических институтов общества, а с другой - ставило и серьезные препятствия на пути всех попыток практического разрешения этой задачи. И потому влияние идей Сперанского на современников оказалось несравненно большим, чем влияние всех его многочисленных планов и проектов на государственное устройство империи. Подав пример того, как можно в неблагоприятных исторических условиях обратить нравственный конфликт неприятия существующего порядка в конструктивное русло преобразовательной деятельности, он на практике столкнулся с нежеланием, боязнью монархической власти идти в преобразованиях дальше определенных пределов, за которыми начиналось наступление на имущественные и социальные привилегии дворянства. Правительство так и не решилось воплотить в жизнь его программу в полном объеме, хотя и не отбросило идею реформ.

Неудача реформаторских программ начала XIX века породила у ряда представителей прогрессивно настроенной общественности неверие в саму идею мирным реформаторским путем добиться осуществления назревших преобразований, подтолкнула их мысль в направлении поисков насильственного способа достижения целей. В послевоенные годы рождаются преобразовательные планы тех, кто в декабре 1825 года на Сенатской площади громогласно заявит на всю страну о рождении в России политического радикализма, стремлении насильственным путем “осчастливить” всех, кто не может либо не хочет поддержать мирной программы переустройства общества.

Одним из воплощений конституционных взглядов декабристов стала “Конституция” Никиты Муравьева, одного из руководителей “Северного общества”. В этом документе, явившимся выражением взглядов наиболее умеренной, чуждой крайнего радикализма части декабристов, планировалось установление после восстания ограниченной законом “умеренной” монархии, освобождение крестьян с минимальным наделом и построение государства с федеративным устройством.

Конституционная монархия виделась Н. Муравьеву наиболее совершенной для России формой государственного устройства, сочетавшего самодержавные традиции страны с идеалами верховенства закона, суверенитета человеческой личности. Опыт всех времен народов, полагал Муравьев, доказал, что власть самодержавная равно гибельна как для правителей, так и для общества. Поэтому власть самодержца должна быть ограничена выборными органами - Палатой народных представителей и Верховной думой, образующих вместе Народное вече. Обе палаты должны были, по мысли автора “Конституции”, избираться и конструироваться на совершенно разных основах. Палата представителей избирается на два года, по одному представителю от каждых 50 тыс.

населения мужского пола. Общая численность палаты - 450 человек. Для участия в выборах устанавливается высокий имущественный ценз. Верховная же дума должна была состоять из 42 лиц - представителей держав (областей). Каждый год одна треть членов Верховной думы должна подвергаться ротации.

Думе, по “Конституции”, принадлежит право суда над министрами и высшими сановниками государства. Чтобы быть избранным в Думу, надо иметь не менее девяти лет гражданства, владеть недвижимостью на сумму не менее 15 тыс. рублей (или движимым имуществом на 30 тыс.), а также быть не моложе 30 лет.

За царем сохранялись функции исполнительной власти.

Областное управление должно было находиться в руках выборных областных дум.

Крепостничество “Конституция” Н. Муравьева осуждает самым решительным образом, и провозглашает его отмену.

Каждый, кто вступает на землю русскую, становится человеком свободным. В соответствии с этим каждый человек имеет право заниматься тем промыслом, какой покажется ему наиболее выгодным. Освобождаются крестьяне с небольшим (до двух десятков десятин ) земельным наделом на двор.

Значительно дальше пошел в радикализме Павел Пестель, руководитель “Южного общества” и автор “Русской Правды” документа, в значительной мере предвосхитившего многие революционные программы более позднего времени. По своим убеждениям Пестель - ярко выраженный республиканец. Это нашло отражение в его модели будущего государственного устройства страны. Если у Муравьева смысл всех политических построений состоит в правовом и гражданском обеспечении личности, то у Пестеля государство-организатор становится в будущем общественном устройстве самостоятельной ценностью.

Его отношение к национальной проблеме (право “народности” приносится в жертву праву “благоугодства”), закономерно вытекает из представления о будущем централистском характере государственной власти. Республика, по Пестелю, не столько механизм раскрепощения личности, достижения ее суверенитета, сколько орудие построения идеальной государственно­ державной “машины”. Свобода, как таковая, не входит в круг ценностей, за которые автор “Русской Правды” намерен был бороться.

Таким образом, “Русская Правда” провозглашала в стране буржуазную республику. После военного переворота, полагал Пестель, власть в должна относительно длительное время принадлежать временному правительству, наделенному диктаторскими полномочиями. Временное революционное правительство обязано было силой обеспечить введение конституции, установленной в соответствии с основными положениями “Русской Правды” Саму “Русскую Правду” автор рассматривал как своего рода наказ или наставление Временному Верховному правлению для его действий, а также объявление народу, от чего он освобожден и чего может впредь ожидать.

Идея “осчастливливания” народа сверху, уверенность, что не само население, а только лучшие умы могут знать, что и как необходимо сделать для благоустройства страны, проходит здесь весьма отчетливо.

По мысли Пестеля, выборы органов власти должны были проводиться на демократических основаниях. Сословные либо национальные ограничения в избирательных правах не должны иметь места. Право избирать и быть избранным предоставляется всем, достигшим двадцати лет. Верховная власть должна подразделяться на законодательную, верховно-исполнительную и блюстигельную. Первая поручается Народному вечу, вторая Державной думе, третья - Верховному собору.

“Народное вече” является законодательным органом и должно состоять из представителей народа, избираемых на пять лет. Ежегодно. 1/5 часть членов веча должна переизбираться.

Права роспуска веча не имеет никто. Оно представляет собой волю народа в государстве и ему принадлежит право объявлять войну и заключать мир. Орган исполнительной власти Державная дума - должна была состоять из пяти человек, также избираемых на пять лет. Ежегодно один из пяти ее членов должен переизбираться. Дума является постоянным органом управления, ей подчиняются все министерства. Возглавляет Державную думу тот, кто находится в ней пятый год.

Верховный собор - орган блюстительной власти - должен был, по мысли Пестеля, состоять из 120 человек, избираемых пожизненно. Их обязанности ограничивались наблюдением за исполнением законов.

Федеративный принцип построения государства “Русская Правда” отрицала. Власть в Российской республике должна быть строго централизованной. Государство должно было делиться на десять областей, в каждую из которых долдсно входить по пять губерний. Все национальности и народности страны она делила на две категории: народы, которые могут пользоваться национальной независимостью, и народы, на это неспособные.

К первой категории, кроме русского народа, Пестель относил польский, для которого предусматривалась относительная свобода самоопределения. В отношении всех остальных предполагалось объединение их в один народ, живущий по единым законам. Все лица в Российском государстве должны представлять собой одно сословие, именуемое гражданами. На этой основе должны быть уничтожены все сословные привилегия и различия, в том числе, упразднено и дворянское сословие.

“Русская Правда” предусматривала освобождение крестьян с землей за счет отчуждения половины земли у помещиков, имевших свыше десяти тысяч десятин. Вся земля должна делиться на общественный земельный фонд, а также на фонд, который может находиться в частной собственности и служить для получения изобилия”.

Программы декабристов, удивительным образом сочетавшие в себе безусловно демократические элементы республиканского устройства - выборность, всесословность, разделение властей и их взаимный контроль с определенными чертами будущих тоталитарных режимов XX века, были тем самым смесью реальных проектов и утопии. Их воздействие на общественное сознание (той части, в которой оно было доступной обществу) оказалось весьма значительным, предопределив в дальнейшем появление самых разнообразных оттенков общественной и политической мысли - от консервативно-либеральных до ультрареволюционных. Поэтому движение декабристов заняло особое место в развитии освободительного процесса в России. Наиболее общие черты декабристского образа мыслей - представление о народном суверенитете, освобождении личности, пагубности крепостничества и неограниченной верховной власти и благотворности гражданских свобод, основанных на равенстве всех перед законом - в той или иной степени реализовались в реформах 60-х - 70-х годов.

Особое обаяние декабризма, привлекавшее к нему мыслящую часть общества, и в первую очередь, молодежь, состояло прежде всего в идее свободы, многообразии мнений и позиций внутри движения, духовном и идейном богатстве.

Однако крайний радикализм, готовность на насильственные меры для достижения своих целей, вылившиеся в восстание 14 декабря 1825 г., не только оттолкнуло от них умеренно­ консервативную часть населения, но и предопределило жестокую расправу над лидерами движения, справедливо обвиненных в посягательстве на сами основы существующей государственной власти и порядка. В последующие тридцать лет российская интеллигенция не могла не задуматься над дилеммой цели и средств, опасностью перерождения революционной власти в деспотизм и тиранию худшую, нежели та, которая революционерами свергается насильственно. Прямо либо косвенно проблематика “цели и средств” революции ставится П.

Я. Чаадаевым в его “Философических письмах”, и Ф. М.

Достоевским в “Преступлении и наказании” и “Верах”. В наиболее сжатой, концентрированной форме она проходит через все статьи сборника “Вехи” (1909 г.), посвященного роли интеллигенции в событиях 1905 - 1907 гг.

“Дух свободы”, привнесенный декабристами в массовое сознание и проходивший через все искания общественнополитических движений и философские и правовые воззрения мыслителей середины века (Чаадаев, Белинский, Г ерцен, западники и славянофилы), был органически чужд самой природе николаевской монархии. Это утверждало правительство в предпочтительности сугубо верхушечного, безгласного, келейно-бюрократического реформаторства, в стремлении что-то изменить, исправить, ничего не меняя по существу. В конечном итоге это и предопределило как эволюцию государственного аппарата в 30-е - 50-е годы, так и сказалось на формах, в которых была осуществлена в начале 30-х гг. кодификация законодательства, целях, ради которых проводилось это важнейшее государственно-юридическое мероприятие.

2.ВЫСШИЕ И ЦЕНТРАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ.

Переходя к рассмотрению системы управления Российской империей в 20-х - 50-х гг., следует обратить внимание, что незначительные реформы высшего и центрального правительственного аппарата начала XIX века лишь в малой степени способствовали приспособлению российской монархии к потребностям времени. Воззрения Сперанского и конституционно-республиканские планы декабристов, сыграв значительную роль в развитии государственно-правовых теорий, системы взглядов на природу государства и права, на практике полностью реализованы быть не могли в первую очередь из-за своего радикализма, неприемлемости их для идеологов и государственных деятелей монархическо-охранительного толка.

Попытка декабристов заговорщическими методами провести свою программу в жизнь вызвала резкую ответную реакцию правительства Николая I, поставившего своей целью борьбу с либерализмом, всемерную охрану и укрепление существующей государственности и правопорядка. Фактически самодержавие вступило на путь военно-полицейской крепостнической диктатуры, усиления в государственном строе России бюрократического централизма, окончательного прояснения и закрепления функций всех центральных и высших учреждений государства.

Государственный совет, действовавший с 1810 г., был высшим законосовещательным органом, члены которого назначались императором из числа наиболее влиятельных чиновников; по должности в него входили и министры.

Председатель Государственного совета назначался царем.

Первым возглавил совет граф Н. Румянцев. В дальнейшем всю первую половину столетия должности председателей Государственното совета и Комитета министров совмещались видными государственными деятелями - Н. Салтыковым, Я.

Лопухиным, В. Кочубеем, А. Чернышовым. Структурно Государственный совет делился на общее собрание, четыре департамента (законов, военных дел, государственной экономии, гражданских и духовных дел), две комиссии и государственную канцелярию. Департаменты были предварительными инстанциями для обсуждения законопроектов перед вынесением их на общее собрание. Из комиссии одна систематизировала старые и вновь принятые законы, а вторая занималась рассмотрением прошений.

Делопроизводство было сосредоточено в Государственной канцелярии, возглавляемой государственным секретарем.

Первым этот пост занимал М. М. Сперанский.

Государственный совет был не единственным законосовещательным органом в стране. Нередко эти функции брали на себя Комитет министров либо Собственная его императорского величества канцелярия, передававшие рассмотренные ими законопроекты непосредственно на утверждение царя, минуя Государственный совет.

Учрежденный в 1802 г. Комитет министров объединял в своем составе не только руководителей восьми министерств. С 1810 г. в него стали входить председатель Государсл венного совета и председатели его департаментов. Это было высшее административное учреждение абсолютной монархии, являвшееся, по существу, совещанием императора с назначенными им лично и ответственными перед ним чиновниками по вопросам управления государством. На рассмотрение Комитета министров выносились дела, которые министры не могли решить своей властью из-за недостаточности законодательной базы, либо из-за того, что они затрагивали интересы других ведомств. Через комитет проходили и дела по надзору за государственным аппаратом, а также дела по личному составу правительственных учреждений (продвижения по службе, награды, пенсии, взыскания, и др.).

Общая линия работы Комитета министров состояла в неуклонном проведении в жизнь воли императора. Особое место в его деятельности занимали вопросы укрепления основ самодержавно-феодального правопорядка, борьбы с общественно-политическими движениями и крестьянскими волнениями, угрожавшими безопасности государства.

Правительствующий Сенат, в первой половине XIX в.

формально сохраняя за собой права и функции высшего судебно­ контрольного органа, на деле утратил большую часть своих полномочий. Указом от 1 марта 1803 г. он лишился права замечаний на все издаваемые в стране законы. Минне герские отчеты с 1810 г., минуя Сенат, стали поступать непосредственно в Комитет министров. Структура Сената особых изменений, по сравнению с XYIII столетием, не претерпела. Возглавлялся он генерал-прокурором; обер-прокуроры возглавляли семь его департаментов (к середине века их число возросло до двенадцати). Первый департамент осуществлял надзор за правительственным аппаратом и проводил “обнародование” законов. Остальные департаменты являлись по существу высшими апелляционными судами для определенных губерний.

В области надзора за законностью Сенат нередко оттеснялся Комитетом министров и Собственной его императорского величества канцелярией. В условиях нарастающего кризиса феодальной государственности упадок роли Сената являлся своего рода показателем призрачности законности и справедливости в стране. Даже для рассмотрения крупнейших политических дел создавались высшие чрезвычайные органы (Верховная следственная комиссия по делу декабристов; такая же комиссия по делу петрашевцев в 1849 г.).

Да и кадровый состав Сената свидетельствовал, что служба в нем является, по существу, своего рода синекурой для престарелых чиновников и генералов.

Святейший Синод на протяжении всей первой половины века продолжал оставаться высшим законосовещательным, административным и судебным учреждением по делам православной церкви. Общая тенденция к бюрократизации выразилась в возрастании роли его главы - обер-прокурора, ставшего своеобразным министром по духовным делам. Начиная с 1835 г., обер-прокурору святейшего Синода было предписано заседать в Комитете министров. С того же времени расширяются функции Синода - он превращается и в ведомство духовной цензуры.

С середины 20-х гг. XIX в. резко возросло значение Собственной его императорского величества канцелярии, созданной еще в конце XYIII в. По мере нарастания бюрократических и нейтралистских тенденций этот своеобразный орган все больше превращался в связующее, промежуточное звено между императором и правительственными ведомствами. К 1812 году в составе канцелярии насчитывалось шесть отделений, каждое из которых являлось самостоятельным высшим государственным учреждением со своим начальником и штатами, подчиненными непосредственно царю.

Первое отделение являлось по существу учреждением по управлению кадрами чиновничества России. Через него проходили многочисленные дела, оставшиеся от канцелярии предыдущего периода, им осуществлялся надзор за службой гражданских чиновников, определением на службу, продвижением и увольнением бюрократических кадров.

Второе отделение канцелярии было создано для осуществления кодификации - составления сборников всех когда-либо издававшихся, а также - отдельно от них - и действующих законов. Первым начальником Второго отделения был профессор петербургского университета М. Балугьянский, но фактически его главой был М.М. Сперанский, “прощенный” в 1821 г. Начиная с 1826 г. Сперанский возглавил работу по кодификации законодательства, завершенную изданием в начале 30-х гг. Полного Собрания законов и Свода законов российской империи Особое место в государственном аппарате страны заняло третье отделение - орган политического сыска и следствия.

Возглавлял его генерал А.Х. Бенкендорф. Компетенция Третьего отделения была весьма широка: пять его структурных подразделений (экспедиций) занимались соответственно: первая надзором за революционерами, общественными деятелями, литераторами и художниками; вторая - делами, связанными с расколом и сектантством; третья надзирала за проживающими в России иностранцами, выполняя фактически функции контрразведки; четвертая занималась крестьянскими делами и., в частности - жалобами на помещиков; пятая осуществляла цензуру периодических изданий.

Исполнительным органом третьего отделения стал с 1836 г.

Корпус жандармов, шефом которого стал тот же А.Х.

Бенкендорф; в 1834 г. его сменил граф А.Ф. Орлов.

В ведении этого ведомства находились и некоторые политические тюрьмы:

Алексеевский равелин Петропавловской крепости, Шлиссельбургская крепость и другие. Впрочем, руководители Третьего отделения не чуждались и хозяйственно-финансовых дел. Так, А.Ф. Орлов длительное время возглавлял правление Первого Российского страхового от огня общества, А.Х.

Бенкендорф выступил инициатором создания Второго страхового от огня общества и Российского общества застрахования капиталов и доходов.

При надзоре за общественно-политическими движениями Третье отделение широко использовало тайную агентуру, доносы, перлюстрацию частной корреспонденции, занималось анализом “толков и слухов”.

Предметом забот четвертого отделения была благотворительность в стране. Создано оно было на базе реформированной канцелярии императрицы Марии Федоровны (супруги Павла I). Помимо благотворительных и “богоугодных” заведений (приюты, общества призрения, богадельни) в ведении четвертого отделения находились и женские учебные заведения.

Два последних отделения имели временный статус, и занимались: пятое - управлением государственными крестьянами, и шестое - разработкой административной реформы на Кавказе.

Все нарастающий бюрократизм в работе высших государственных учреждений с неизбежностью вел к снижению уровня оперативности, способности этих ведомств немедленно откликаться на практические потребности времени. Поэтому администрация Николая I при разработке законопроектов и в целях усиления оперативности руководства широко использовала временные органы - так называемые Высшие комитеты. Это были немногочисленные, наделенные особыми полномочиями объединения особо доверенных сановников, работавших зачастую в режиме секретности. Условно их можно разделить на четыре группы - комитеты, разрабатывавшие меры по укреплению государственного аппарата, крестьянские комитеты, комитеты по проведению внутриполитических репрессий и комитеты по управлению национальными окраинами.

Из комитетов первой группы можно упомянуть особый секретный комитет под председательством В.П. Кочубея, в течение шести лет занимавшийся мерами по более четкому разграничению полномочий между Сенатом, Государственным советом и Комитетом министров, а также мероприятиями по укреплению сословного строя страны. Из многочисленных предложений комитета реализована была лишь незначительная часть, не имевшая большого значения, (например, создание в 1832 г. сословия “почетных граждан”). В 1832 г. решением царя комитет был распущен.

Из “репрессивных” комитетов заслуживаег быть названным “Секретный комитет о раскольниках и отступниках от православия”, работавший в 1817 - 1855 годах. Комитет координировал карательные меры духовных и гражданских властей в отношении раскольников и имел широкую сеть местных отделений, преобразованных в 1838 г. в губернские раскольничьи комитеты. По существу репрессивным был и созданный в 1848 году “Секретный комитет 2 апреля”, под председательством А.С. Меншикова, проводивший ревизию цензуры и цензурных органов.

Острейший кризис крепостничества, необходимость незамедлительных реформ в статусе крестьянства и характере землепользования породили целую серию “крестьянских комитетов” (1828, 1829,1835, 1839, 1842, 1844, 1846, 1847 годы).

Ни один из них не сумел приблизиться к решению главной задачи - найти приемлемую форму освобождения крестьян, ограничиваясь паллиативами и несущественными второстепенными мерами. Решающий шаг в этом направлении был сделан уже при Александре II Секретным комитетом 3 января 1857 г., через год преобразованным в Главный комитет по крестьянскому делу; однако деятельность последнего относится уже к эпохе преобразований 60-х - 70-х гг.

Нестабильность ситуации на многочисленных окраинах империи, особый статус в составе России Финляндии, Царства

Польского, Кавказа породил ряд “региональных” комитетов:

Комитет по делам царства Польского (1831- 1841), Комитет западных губерний (1831 -1838), Кавказский комитет (1840ряд остзейских (прибалтийских) и финляндских комитетов и комиссий. Деятельность этих многочисленных учреждений основывалась на крайне недостаточной законодательной базе (критерием качества работы была лишь компетентность чиновников и их “верноподданнические” чувства), что являлось дополнительным свидетельством недостаточности, неэффективности права первой половины века, показателем низкой правовой культуры общества.

Однако, оценивая деятельность комитетов, следует отметить, что она, при всей их незначительной результативности, в целом приносила и несомненные плюсы. В ходе их работы накапливались необходимые статистические данные и теоретические выкладки, неосуществленные проекты служили базой для новых поисков и разработок, и т.д. В совокупности материалы, накопленные и наработанные комитетами, в значительной мере были использованы разработчиками реформ, столь эффективно проведенных в жизнь во второй половине столетия.

Центральные государственные учреждения в первой половине века, в первую очередь министерства, также развивались под знаком нарастания бюрократических, чисто формальных подходов к проблеме управления. Весьма прогрессивное для своего времени решение о замене коллегий министерствами 1810 г. было дополнено М. Сперанским “Общим учреждением министерств”, определившим единообразие их организации, структуры и делопроизводства. Каждое министерство отныне возглавлялось министром с товарищем (заместителем); при министре действовали канцелярия и Совет.

Аппарат министерства делился на департаменты, а те, в свою очередь, на отделения и столы. В основу работы был положен принцип строгого единоначалия: директора департаментов подчинялись непосредственно министру, начальники отделений директорам департаментов, столоначальники - начальникам отделений. Министры назначались царем и были ответственны только перед ним.

К восьми министерствам, созданным в начале века, в 1826 г. было добавлено Министерство императорского двора и уделов, являвшееся придворным хозяйственно-административным учреждением и обслуживавшим императора и членов его семьи.

Помимо чисто финансовых и хозяйственных подразделений в его составе действовали Егермейстерская контора, заведовавшая царской охотой, Конюшенная контора и др.

Создание в 1837 г. Министерства государственных крестьян было связано с планами постепенной ликвидации крепостного права. Министерство управляло государственными крестьянами и государственными имуществами, осуществляло контроль и попечительство над усовершенствованием сельскохозяйственного производства. Постепенно, по мере приближения к реформе 1861 г., функция управления государственными крестьянами делается в министерстве доминирующей.

Число департаментов в составе министерств имело тенденцию к росту. По мере осложнения задач государственного управления к министерствам добавлялись всякого рода межведомственные комитеты, от них отпочковывались “дочерние” подразделения, например, Финансовый комитет 1806 года, Совет государственных кредитных установлений 1818 г., Главное управление ревизии государственных счетов, Главное управление путей сообщения, Верховный цензурный комитет и ряд других, имевшие целью решать задачи, непосильные конкретным министерствам. Эти ведомства из-за частых реорганизаций страдали параллелизмом в работе, дублированием одинаковых функций. Особенно пагубно сказывалось это на развитии ключевых отраслей хозяйства, в частности, частнопредпринимательской сферы.

Без кредита предпринимательство существовать не может.

Между тем, кредитные учреждения екатерининской эпохи в силу их архаизма и многочисленных ограничений на пользование их услугами не могли удовлетворить потребностей экономики, доминирующей чертой развития которой все больше делались рыночные отношения. Государственный заемный банк выдавал ссуды под залог каменных строений в столицах и имений с крепостными и имел целью поддержку дворянских хозяйств. Так называемый Купеческий банк при Петербургском порту действовал крайне неэффективно, так как к его услугам могло прибегать лишь весьма ограниченное число лиц купеческого сословия. С целью пополнения казны, восполнения дефицита драгоценных металлов еще в 1786 г. был учрежден так называемый Ассигнационный банк, осуществлявший выпуск бумажных денег - ассигнаций.

Завершается оформление кредитно-банковской системы дореформенной России в царствование Александра I. В 1817 г. на базе многочисленных учетных контор, действовавших под эгидой Ассигнационного банка, образуется единый Коммерческий банк. Он имел отделения во всех крупных городах империи и осуществлял все известные тогда виды банковских операций: прием вкладов, учет векселей, подтоварные кредиты.

Столкнувшись о временем с проблемой размещения собираемых средств, Коммерческий банк начал значительную часть их передавать заемному банку, который в свою очередь направлял их на поддержку дворянских хозяйств и покрытие государственных расходов. Тем самым финансовые ресурсы населения расходовались не на развитие передового рыночного сектора экономики, а на искусственное подержание “на плаву” убыточных помещичьих имений.

В целом научная мысль России первой половины XIX века вплотную подошла к идее частных кредитных учреждений, демонополизации государством кредита. Выдающийся реформатор той эпохи, М. Сперанский, в предложенном им “Плане финансов” ( 1810 г.) агитировал за серьезное реформирование всей системы страны в рыночном духе, использование кредитных рычагов для развития промышленности и торговли. Еще дальше в своих воззрениях продвинулся Н. Мордвинов, председатель Департамента государственной экономии. В своем сочинении “Рассуждения о могущих последовать пользах от учреждения частных по губерниям банков” он выступил убежденным сторонником рыночного хозяйства, свободного от мелочной опеки государства. Благосостояние частное, считал он, есть начало основание благосостояния общественного. По самой своей природе никакое ремесло, никакое хозяйствование не могут быть успешными без свободы в своих действиях. Создание частных банков даст независимую от государства основу развития хозяйства. Но государство не должно быть пассивным наблюдателем: его задача - активно помогать предпринимателям.

Мордвинов предлагал создавать товарищества, акционерные и паевые предприятия и сам явился инициатором и руководителем первого Российского страхового от огня общества. Крепостное крестьянство, считал он, должно быть освобождено и постепенно переведено в ремесленное, мещанское и торговое сословия. Суть рыночного мировоззрения Мордвинова нагляднее всего передает его блестящий афоризм: “Ум и руки рабов неспособны к порождению народного богатства. Свобода, просвещение, собственность и правосудие суть единственные и существенные источники оного”.

К сожалению, взгляды реформаторов находились в разительном противоречии с феодально-крепостническими реалиями эпохи. И в середине столетия главной чертой банковской системы России продолжал оставаться ее ярко выраженный государственный, казенный характер. Граф Е.

Канкрин, министр финансов Российской империи в 1823 - 1845 гг., крайне неодобрительно относился к идее частных кредитных учреждений, всячески укрепляя монополию государства в этой области. Сословные ограничения на пользование векселями (разрешения выдавались только купцам) тормозили предпринимательскую активность.

Еще одним дефектом банковской системы, мешавшим рыночному развитию страны, являлось несоответствие между активными и пассивными операциями. Вклады в банки постоянно обгоняли сумму предоставляемых ими кредитов, и обязанность выплачивать пятипроцентный доход вкладчикам ложилась на казну. В казенных банках накапливались огромные суммы денег, лежавших без производственного применения (в 1833 г. - 295 млн. руб. серебром; в 1857 г. эта сумма возросла до 970 миллионов.) Между тем ссудная и учетная операции редко превышали 20 миллионов в год. Иными словами, банки сами не зарабатывали денег на выплату процентов вкладчикам, нуждаясь в помощи государства. Государство же покрывало эти расходы путем эмиссии ассигнаций. И вплоть до 1857 г., когда удалось пробить первую “брешь” в этой окостеневшей системе, государственная монополии на кредит продолжала оставаться одним из главных тормозов в развитии предпринимательства и частной инициативы.

Столь же тормозящее воздействие на развитие экономики страны оказывала и сама процедура прохождения разрешений на занятие предпринимательской деятельностью. Проект устава акционерной компании или частной фирм рассматривался сначала в Департаменте торговли и мануфактур при Министерстве финансов, затем передавался в Государственный совет, который после весьма длительной (до года) процедуры утверждения передавал документ на подпись императору.

Стремясь облегчить и упростить эту процедуру, государство пошло на учреждение в 1828 и 1829 годах. Мануфактурного и коммерческого советов под председательством министра финансов, в которых заседали фабриканты и купцы. Однако это создало лишь дополнительные звенья в бюрократической цепочке, отнюдь не облегчив судьбы частного сектора экономики.

Из всех центральных ведомств России больше всего испытывало на себе личное вмешательство царя министерство иностранных дел. Стоявший долгие годы (1814 - 1856) во главе его граф К. Р. Нессельроде, из-за своей прозападной политики прозванный современниками “русским министром австрийских иностранных дел”, всячески оберегал свое ведомство от влияния других государственных органов. “Общее учреждение министерств” было распространено на Министерство иностранных дел только в 1832 году.

Дипломатические сношения с Западной Европой и Америкой сосредоточивались в двух департаментах: внешних и внутренних сношений. Департамент внешних сношений вел переписку с иностранными правительствами, собирал сведения печати о положении дел за рубежом, обеспечивал сохранность собранной информации. В 1846 г. этот департамент был преобразован в Особенную канцелярию министерства. Все текущие дипломатические дела с заграничными государствами, защита интересов русских подданных за рубежом, консульские дела находились в ведении департамента внутренних сношений.

Заканчивая рассмотрение преобразований в системе высших и центральных учреждений, можно констатировать, что серьезные подвижки в деле их модернизации оказались лишь частичными мерами, в целом не приведшими к радикальным изменениям.

3. МЕСТНЫЕ ГОСУДАРСТВЕННЫЕ УЧРЕЖДЕНИЯ.

Основными административно-территориальными единицами страны в XIX веке продолжали оставаться губернии и уезды. В начале столетия в России имелось 48 губерний, а в середине века их число достигло 52. Главой администрации нескольких соседних губерний являлся генерал-губернатор. В регионах со специфической национальной окраской и особыми проблемами -Царстве Польском и на Кавказе - существовали наместники с расширенными, по сравнению с губернаторами, правами и полномочиями.

В своей повседневной деятельности генерал-губернатор опирался на канцелярию, через которую проходили связи с центральными и местными ведомствами.

Отдельные губернии возглавлялись губернаторами (сначала гражданскими, а со второй четверти века - чаще военными, которым подчинялись и части местных войск), причем отличительной чертой рассматриваемого периода было неуклонное усиление власти и полномочий. В 1837 г.

правительство узаконивает это положение “Наказом губернаторам”, провозгласившем их “хозяевами губернии” По существу, центральная власть следовала рекомендации Карамзина, считавшего, что стране не нужна конституция, а достаточно иметь 50 хороших губернаторов.

Губернское правление, возглавляемое губернатором, по формальному статусу являлось коллегиальным учреждением, однако в силу названной выше тенденции к середине XIX века оно все больше сводилось •в своей деятельности к исполнительной канцелярии при губернаторе. Все дела, подведомственные губернскому правлению, проходили через канцелярию, разделенную на четыре управления. Первое занималось обнародованием законов и распоряжений губернатора, а также контролем за газетой “Губернские ведомости”, в ведении второго находилась полиция, третье отвечало за связь администрации с местными судами, четвертое за финансово-хозяйственные службы губернии. По мере нарастания объема дел, прежде всего хозяйственных, эти подразделения все более начинали нуждаться в помощи дополнительных коллегиальных органов: комитетов, комиссий или присутствий под председательством губернатора. В состав их входили предводитель дворянства, прокурор, и другие высшие должностные лица губернского уровня.

Во второй четверти XIX в. в большинстве губерний были созданы рекрутские комитеты, комиссии народного продовольствия, строительные и дорожные комиссии. При возникновении нередких в те годы эпидемий учреждались комитеты общественного здравия, холерные и оспенные комитеты. Чисто полицейский характер носили созданные в 1838 г. губернские комитеты по борьбе с раскольниками, в состав которых входили губернатор, местный архиерей и жандармский штаб-офицер. Как правило, большинство этих учреждений лишь периодически собиралось на сессии для утверждения принятых решений и разработки новых, а все текущее делопроизводство осуществлялось в канцелярии губернского правления.

Полицейские учреждения, надзиравшие за порядком и боровшиеся с уголовной преступностью, были исполнительными инстанциями местного аппарата. Уезд по “Положению” 3 июня 1837 г. делился на станы, в которые губернаторы назначали становых приставов. Становому приставу подчинялись низшие чины местной полиции. Городская полиция продолжала исполнять свои обязанности на основании “Устава благочиния” 1782 г. Так называемые управы благочиния помимо чисто полицейских функций, заведовали также и следственными делами, при них находились гауптвахты - караульно­ арестантские помещения для чиновников и военных, долговые тюрьмы для несостоятельных должников.

К органам администрации и полиции примыкали местные органы жандармерии. Они занимались приведением в исполнение приговоров судов, поимкой беглых крестьян и каторжников, преследованием контрабандистов, к их ведению относились и все дела с политической окраской. Жандармским чинам вменялось в обязанность присутствовать на ярмарках, народных празднествах и гуляньях, и в случае необходимости рассеивать “законом запрещенные скопища”. О результатах своего надзора за общественными умонастроениями и за местным государственным аппаратом органы жандармерии докладывало в Третье отделение собственной его императорского величества канцелярии.

Тюрьмы России не имели единого центрального управления и были рассредоточены по различным ведомствам.

Третье отделение заведовало высшими политическими тюрьмами (Петропавловской,Шлиссельбургской, и Дюнемюндской); свои тюрьмы имел и Синод (тюрьма на Соловецких островах, монастырские тюрьмы в Суздале). Общеуголовные тюрьмы находились в ведении Министерства Внутренних дел, система каторжных тюрем в Сибири - в непосредственном подчинении генерал-губернаторов. Вся пенитенциарная система в совокупности сохраняла ярко выраженный сословный характер.

В тюрьмах имелись особые камеры для “благородных” с облегченным режимом, без телесных наказаний и привлечения к работам.

Каждое из министерств России имело свою собственную, иногда достаточно сложную и разветвленную сеть местных учреждений. Работая в регионах и на территориях, подведомственных губернаторам и губернским правлениям, они зачастую испытывали затруднения в определении круга дел, относящихся к их компетенции, и немалое место в их служебной переписке занимало “выяснение отношений” с учреждениями губернского и уездного звена. Параллелизм в работе был постоянным спутником этих ведомств.

Низовыми учреждениями Министерства финансов являлись: на губернском уровне - казенная палата, на уездном уездное казначейство. Казенные палаты делились на отделения хозяйственные, лесные, отделения питейных сборов, контрольные, и др. Казначейское отделение заведовало уездными казначействами. Уездные казначейства занимались приемом и хранением сборов и доходов, выдачей денег, паспортов, подорожных, вели продажу гербовой бумаги (крепостной, заемной, вексельной и др.).

Министерству финансов также были подведомственны таможни, горные правления и пробирные палаты, фактически местными структурными подразделениями министерства были и первые российские биржи - С-Петербургская, Московская, Одесская и Нижегородская.

В 1803 г., вскоре после образования министерств, была создана и система местных учреждений и заведений Министерства народного просвещения. Территория страны была разделена на шесть учебных округов (Петербургский, Московский, Виленский, Дерптский, Харьковский и Казанский), возглавляемых попечителем, надзиравшим над учебными заведениями округа. В течение последующих пятнадцати лет в дополнение к Московскому университету, созданному в 1755 г., были открыты университеты в Вильно, Харькове, Казани, Дерпте и С-Петербурге. До 1826 г. при университетах существовали и цензурные комитеты, выделившиеся затем в самостоятельные учреждения.

Согласно уставу от 5 ноября 1904 г., университеты получили автономию (что существенно ограничивало полномочия попечителя округа), кроме того, они осуществляли управление средними и низшими учебными заведениями:

четырехклассными гимназиями, двухклассными уездными и одногодичными приходскими училищами.

Помимо данных учебных заведений, носивших всесословный характер, в начале века создается и ряд привилегированных учебных заведений - лицеев. Некоторые из них по программам и срокам обучения приближались к гимназиям, другие занимали как бы промежуточное положение между гимназиями и университетами, а знаменитый Царскосельский лицей за шесть лет обучения давал права трех факультетов. В числе 30 учащихся первого выпуска лицея были, помимо А. С. Пушкина, его друзья - А. А. Дельвиг, поэт и декабрист В. К. Кюхельбекер, декабрист И. И. Пущин, главноуправляющий Второго отделения барон М. А. Корф, министр иностранных дел, канцлер князь А. М. Горчаков и другие известные лица.

После образования учебных округов ожидалось, что каждый крупный город будет иметь университет, каждый губернский - гимназию, уездный - уездные училища, села приходские училища. На деле эта программа оказалась реализованной лишь частично: к 1825 г. из примерно 550 губернских и уездных городов около четверти учебных заведений не имели.

Усиление нейтралистских начал в годы царствования Николая I существенно отразилось на положении учреждений и заведений Министерства народного просвещения. По Положению об учебных округах от 25 июня 1825 г. все обязанности по управлению учебными заведениями были переданы попечителям, а университеты утратили автономию, превратившись в обычные учебные заведения.

Местные учреждения Синода (епархии) территориально совпадали с губерниями. Епархии в свою очередь делились на духовные уезды-благочиния, а последние - на церковные приходы. Структуру, совпадающую с губернской и уездной, сохраняло и большинство местных учреждений остальных министерств. Несколько особняком стояли местные административно-хозяйственные органы Военного министерства.

Они объединялись в 12 артиллерийских, 8 инженерных, 10 провиантских и 18 комиссарских округов.

В целом система высших, центральных и местных учреждений России первой половины XIX столетия при всей ее кажущейся стройности и продуманности, представляла собой весьма громоздкий, дорогостоящий и малоэффективный аппарат, всецело ориентированный на обслуживание высшей власти в государстве, нужд и привилегий правящего дворянского сословия. Особенно усугубились проявления кризиса всей феодально-крепостнической системы после Крымской войны 1854 - 1856 гг., вплотную приблизившей страну к рубежу, за которым само существование государства без серьезнейшего реформирования всех его звеньев сделалось попросту невозможным.

4. ОСОБЕННОСТИ ГОСУДАРСТВЕННОГО И

ПРАВОВОГО СТАТУСА НАЦИОНАЛЬНЫХ ОКРАИН

РОССИИ.

Одной из наиболее сложных и ответственных сфер государственно-правового регулирования в рассматриваемый период был национальный вопрос. Неуклонный территориальный рост страны на протяжении ряда столетий, включение в орбиту российской политики и государственности все новых и новых категорий “инородцев”, крайне неоднородных по уровню экономического и социального развития, различающихся по языку, вере, культурным традициям - все эти обстоятельства явочным порядком предопределяли индивидуальный подход власти к управлению окраинами. Вопервых, форма управления должна была максимально обеспечивать территориальную целостность страны, ни у кого не вызывать сомнений относительно принадлежности данного региона России; во-вторых - сочетаться с проводимой в данной местности конкретной политикой (например, на Кавказе).

Наконец, для предотвращения сепаратизма, порождаемого неизбежной в едином государстве русификацией - все же обеспечивать хотя бы минимальные гарантии развития языка, культуры, бытовых и национальных традиций нерусских народов.

Регионами, в которых индивидуальные особенности управления проступали наиболее рельефно, были Сибирь, Кавказ, Польша, Прибалтика и Финляндия.

В начале XIX в. Сибирь представляла собой одно генералгубернаторство, в состав которого входили Тобольская, Томская и Якутская губернии. Сложность управления коренными народами, стоявшими до начала колонизации на весьма низкой стадии развития, возрастание значения Сибири как места ссылки предопределили реформу управления этим регионом. М.

Сперанский (ссылка которого состояла в исполнении обязанностей генерал-губернатора Сибири) раскрыл в регионе ряд серьезных злоупотреблений местных чиновников, результатом чего было увольнение около семисот из них.

Стремясь упорядочить систему управления, сделать ее более гибкой, Сперанский в 1822 г. подготовил ряд законодательных актов. В январе 1822 г. Сибирь была разделена на два генералгубернаторства - Западно-Сибирское и Восточно-Сибирское.

Генерал-губернаторы были наделены обширнейшими административными, финансово-хозяйственными и судебными полномочиями, но их деятельность контролировалась советом из назначенных царем чиновников. Генерал-губернаторства делились на губернии, а последние - на округа с окружным начальником во главе, при котором действовал окружной совет из чиновников округа.

В крупных городах управление осуществлялось сословной думой, состоявшей из городского головы и двух-трех заседателей, в малолюдных - из городничего и выборного старосты. Для русского сельского населения Сибири было установлено волостное и сельское управление, типичное для государственных крестьян европейской России.

Реформа 1822 г. внесла изменения в порядок организации ссылки в Сибирь. Основная масса каторжан и ссыльных размещалась на территории Восточно-Сибирского генералгубернаторства. В Тобольске был открыт подчиненный местному губернатору Приказ о ссыльных - центральный распределительный и учетный пункт для всех ссылаемых на поселение и каторжных. На трассах следования этапов была учреждена 61 тюрьма-ночлежка.

В том же году был принят “Устав об инородцах”, подразделивший нерусские народы на три категории - бродячих, кочевых и оседлых. Для «бродячих» (охотничьих и оленеводческих народов крайнего Севера) была оставлена в неприкосновенности действовавшая ранее система прямых взаимоотношений администрации с родоплеменной верхушкой.

Для оседлого населения вводилось волостное правление.

Наибольшие сложности представляла собой система управления кочевыми народами - якутами, эвенками, хакасами, бурятами.

Здесь основой взаимоотношений являлся учет интересов родоплеменной верхушки. Управление этими народами делилось на три звена: степная дума, инородная управа и родовое управление. Родовое управление учреждалось на каждый улус, стойбище или род, имевшие не менее 15 семей, и возглавлялась старостой, должность которого передавалась по наследству.

Инородная управа объединяла несколько улусов или стойбищ и соединяла в своей деятельности полицейские, хозяйственно-финансовые и судебные функции. Выборы в управу проходили под контролем губернаторов. На должность голов в управах выдвигались представители местной феодальной верхушки. Для бурятов и хакасов, кроме того, были учреждены промежуточные между инородными управами и окружным начальством инстанции - степные думы, в которые избирались представители местной знати. Подобная система, сохраняя все рычаги управления в руках окружной и губернской администрации, не только создавала видимость участия в ней местных представителей, но и давала последним реальные полномочия для решения своих внутригшеменных дел.

Кавказ в первой половине XIX в. из-за крайней неоднородности отдельных своих областей в национальном, языковом и социально-экономическом плане в принципе не мог управляться пол какой-то единой системе. Для каждого его региона исторически складывалась своя система администрации и управления.

После вхождения в 1801 г. Грузии в состав России во главе местной власти в регионе был поставлен главнокомандующий.

Первым эту должность занял князь Д. П. Цицианов. Он являлся председателем грузинского правительства, “экспедиции” которого соответствовали губернским звеньям центральных областей России. Во главе городов были поставлены коменданты из русских офицеров, и их помощники - полицмейстеры из грузинских дворян.

Территория Азербайджана, поэтапно в первом десятилетии вливавшаяся в состав российской, была разделена на несколько провинций, во главе которых стояли коменданты из офицеров.

Коменданты, помимо военно-административных прав, имели и судебные. Провинции делились на магалы, возглавляемые местными феодалами, присягнувшими на верность России.

В 1828 г. на территории бывшего Эриванского и Нахичеванского ханств была образована Армянская область со сходным управлением и административно- территориальной структурой. Ряд феодальных, ранее независимых княжеств получил довольно широкую автономию. Здесь местные феодалыкнязья осуществляли управление под контролем комендантов из русских офицеров.

Близость региона к Турции - частого военного противника России, постоянные военные действия в регионе предопределили в целом характер местного режима как военно­ административного. В 1844 г., в разгар боевых действий против Шамиля (сумевшего объединить для “священной войны” с Россией значительную часть народов Чечни и Дагестана) Шестое отделение собственной его императорского величества канцелярии учредило для этого региона особую форму правления

- наместничество. Доля чисто военных звеньев администрации здесь была значительно больше, чем в других регионах. При первом наместнике Кавказа - князе М.С. Воронцове - сложился аппарат, состоявший из совета наместника и канцелярии.

Возглавлявшие каждую губернию военные губернаторы сосредоточили в своих руках не только военные, но и гражданские полномочия.

С 1856 г., при следующем наместнике - А. И. Барятинском происходит значительное усиление военного и гражданского аппарата. В 1859 г. канцелярия наместника была преобразована в Главное управление наместника, делившееся на пять департаментов - Общий, Судебный, Финансовый.

Государственных имуществ и Контрольный. Концентрация крупных вооруженных сил на Кавказе и усиление военных и нейтралистских начал в управлении позволили к началу 60-х гг.

завершить завоевание Кавказа. С этого времени самостоятельность кавказской администрации начинает постепенно уменьшаться.

Царство Польское, составленное из регионов, отошедших к России после разделов Польши при Екатерине II, по конституции 1815 г. имело автономию и довольно широкий спектр прав и полномочий. Конституция устанавливала неразрывную связь царства Польского с Россией. Император всероссийский являлся одновременно и царем Польши, что отражалось и в его официальном полном титуле, и управлял ею через наместника как правило, члена императорской семьи.

Три прибалтийские губернии - Эстляндская, Лифляндская и Курляндская составляли единое прибалтийское генералгубернаторство, и сохраняли в основном систему сословных органов местного дворянства, сложившуюся еще в XYII - XYIII вв. Верхушка прибалтийского дворянства пользовалась особым расположением царской администрации, и его представители достигали нередко весьма высоких чинов - как, например, А. X.

Бенкендорф, возглавлявший долгие годы III Отделение - орган политического сыска в империи.

Довольно широкой автономией пользовалась и Финляндия, также имевшая свой законодательный орган - Сейм, правительство, возглавляемое местным генерал-губернатором, и широкое местное самоуправление.

Несмотря на сугубо бюрократический характер, местные учреждения национальных окраин в целом неплохо справлялись со своими непростыми задачами. Строго индивидуальный подход к каждому региону, система особых органов (хоть и тяготевших структурно к губернско-уездной системе),наметившаяся тенденция разделения полномочий центральной и местной властей, позволяли относительно успешно решать, несмотря на усиливающийся кризис российской государственности, проблемы отдаленных регионов империи.

5.КОДИФИКАЦИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В НАЧАЛЕ 30-х гг.

Чрезвычайно важным мероприятием, оказавшим огромное воздействие на дальнейшую эволюцию российской государственности и упорядочившим судебно-правовую практику, явилась кодификация законодательства, осуществленная по инициативе Николая I в 1830 - 1832 гг. Это мероприятие, явившись закономерным итогом развития права и государственно-правовых институтов за 180-летний период, прошедший с момента ведения в действие Соборного Уложения 1649 г., одновременно и подвело черту под определенным этапом развития российского общества в целом.

Соборное Уложение Алексея Михайловича было, по существу, последним по времени систематизированным сборником, охватывавшим все отрасти русского права. С тех пор многочисленные законы, указы и постановления, связанные с превращением России в империю при Петре I, не менее обильные законодательные акты его преемников, постановления всякого рода надгосударственных органов типа Верховного тайного совета при Екатерине I либо Непременного Совета начала XIX в., образовали в совокупности с Уложением огромный неудобоваримый массив законов и нормативных актов, малопригодный для практического использования. В этой крайне запутанной и внутренне противоречивой системе законодательства путались даже высокопрофессиональные юристы. Неразбериха в нормативной базе не только служила основой для многочисленных произвольных толкований законов, но и порождала путаницу в определении природы и статуса многих структурных частей государственного аппарата.

При Екатерине II предпринимались многочисленные попытки упорядочить законодательство, но деятельность девяти учреждавшихся для этой цели комиссий оказалась мало результативной. Десятая по счету комиссия во главе с П.

Завадовским, учрежденная Александром I, также не справилась с крайне сложной задачей систематизации бесчисленных законодательных актов и постановлений, и лишь при Николае I этот важнейший проект начал обретать реальные черты.

Решающим толчком, побудившим Николая I начать работу в этом направлении, явилось восстание декабристов.

Конституционные и республиканские воззрения последних, призванные кардинально изменить саму природу государственной власти в стране, вызвали естественную реакцию императора - “охранить” и “окончательно утвердить” основы существующего правопорядка. Поэтому “высочайшая” установка, данная комиссии, была совершенно четкой - ничего не менять в праве, а лишь привести его в порядок, пригодный для практического использования. Над работой кодификационной комиссии Николай I установил личный контроль, для чего учреждена она была не при Государственном Совете, как планировалось ранее, а в составе II отделения Собственной его императорского величества канцелярии.

Успех работы кодификационной комиссии в значительной мере был определен личностью ее председателя - М. М.

Сперанского, в 1821 г. возвращенного из ссылки и сумевшего на ниве систематизации законодательства реализовать и многие собственные замыслы и проекты, отвергнутые в начале века.

Первым этапом в работе комиссии явилась подготовка и издание Полного Собрания законов Российской империи. В течение четырех лет (1826 - 1830) было собрано и систематизировано в хронологическом порядке свыше 33 тысяч нормативных материалов, начиная с Соборного Уложения 1649 года по 1825 год. В ходе работы Сперанскому пришлось решать непростую задачу - сочетать точность в передаче текста законодательных актов с необходимой редактурой, устранением повторов и излишних длиннот, приведением текста в соответствие с грамматическими нормами XIX века. 1 апреля 1830 года Полное Собрание законов Российской империи было издано. Состояло оно из 46 толстых томов, включавших в себя 40 томов собственно законодательных актов, два тома реестров (указателей) - хронологического и алфавитного, три тома штатов и тарифов, а также том чертежей и рисунков к законам.

Нормативные акты, вошедшие в Полное собрание законов, были снабжены сквозной нарастающей нумерацией, и включали в себя как действующее законодательство, так и отмененные, утратившие юридическую силу акты. В Собрание не вошли лишь некоторые документы внешнеполитического характера, не утратившие к тому времени оперативную секретность. В то же время в составе Собрания оказалось немало материалов, не имеющих характера законов - неюридические акты, судебные прецеденты и др., поскольку само понятие закона в теории того времени не было еще окончательно сформулировано.

Форма издания Полного Собрания законов, найденная Сперанским, оказалась исключительно удачной, так как позволяла ежегодно добавлять к изданным томам очередной, включающий в себя все законы и постановления за истекший год. Поэтому одновременно с изданием Первого Собрания было выпущено и несколько томов Второго, объединивших законодательные материалы 1825 - 1830 гг. Издание Второго собрания продолжалось до 1883 года, и завершилось выпуском последнего, 55 тома, доводящего законодательные даты до 28 февраля 1881 года.

Третье собрание, ежегодно добавлявшее к уже вышедшим томам очередной том законодательных актов, продолжалось вплоть до 1917 г., и по своему справочному аппарату чуть отличалось от первых двух. В связи с выходом в свет периодических изданий - журнала “Собрание узаконений и распоряжений, издаваемое при Правительствующем сенате”, и газеты “Правительственный Вестник”, печатавших все принимаемые нормативные акты, Полное Собрание стало помещать не все, а лишь важнейшие из них. Сохраняя хронологический принцип публикации материалов и сквозную нумерацию, идущий от первого собрания, третье содержало также указание на номер, под которым данный акт был опубликован в упомянутых изданиях.

После выхода в свет в 1830 г. Полного Собрания законов Российской империи М.М. Сперанский приступил к важнейшей части своего труда - составлению Свода законов, включавшего в себя действующее законодательство и пригодного для практических нужд судей и чиновников. Объем чисто редакторской работы оказался здесь значительно большим, так как приходилось не только устранять утратившие силу положения, но и ликвидировать разночтения, юридические нонсенсы, распределять материал по предметно-тематическим главам и разделам.

Весь материал в Своде законов изложен по особой системе, разработанной лично М. Сперанским. Свод построен по отраслевому принципу, и в основу его было положено деление права на публичное и частное, идущее от западноевропейских правовых концепций, восходящих в свою очередь к римскому праву. Однако, подробно проанализировав современные ему прусский, австрийский и французский Своды законов, Сперанский отнюдь не скопировал их, а создал собственную оригинальную систему.

Свод законов был выпущен в 15 томах, объединенных в 6 книг. Книга 1-я включала в себя законы об организации власти и управления, и о государственной службе; 2-я - уставы о повинностях; 3-я - “устав казенного управления” (подати, сборы, пошлины, и др.); 4-я - законы о сословиях; 5-я - гражданское законодательство; 6-я - уставы государственного благоустройства (кредитные учреждения, уставы торговый и промышленный); 7-я

- “уставы благочиния”; - о народном продовольствии, общественном призрении, врачебный; 8-я - законы уголовные.

Законодатель с самого начала установил, что подобная структура Свода должна оставаться неизменной, даже если будет меняться содержание конкретных законов. Этот принцип неукоснительно соблюдался вплоть до 1917 года.

Предметом особого внимания российских законодателей в это же время явилась и разработка статуса регионов российской империи, пользовавшихся относительной автономией, в частности, прибалтийских губерний. Работа по систематизации остзейского права потребовала около двух десятилетий, и была завершена выходом в свет двух частей Свода местных узаконений 1845 году.

Так в первой половине XIX века была оформлена единая система российского права, успешно просуществовавшая в своей основе до последних дней Российской империи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Подводя итог изложенному материалу, можно отметить, что государственное строительство, эволюция основных управленческих и правовых институтов России были в первой половине XIX в. естественной составной частью процесса постепенной подготовки важнейших мероприятий - отмены С О Д Е Р ЖА Н И Е.

Введение

1.Основные тенденции развития российского общества.

Попытки реформ

2. Высшие и центральные государственные учреждения Российской империи

3.Местные государственные учреждения

4.Особенности государственного и правового статуса 1 Ц 0Н 1М Хокраин России

Ш П Ш 1М

5.Кодификация законодательства в начале 30-х гг................. 42 б.Заключение

7.Библиография

–  –  –

АКИМОВ ВАДИМ ВАДИМОВИЧ

Государственно-правовые основы Российской империи.

Методические разработки к самостоятельной работе при подготовке к семинарским занятиям по курсу социальнополитической истории.

–  –  –

101475, Москва, А-55, ул.Образцова,15.

Типография МИИТа.



Похожие работы:

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА К РАБОЧЕЙ ПРОГРАММЕ ПО УЧЕБНОМУ ПРЕДМЕТУ "ИСТОРИЯ" ДЛЯ 6 КЛАССА. ЦЕЛИ: освоение системы знаний об истории России на раннем этапе её развития;освоение системы знаний о всеобщей истории, о её эпохе Средние века;развитие умений анализировать, обобщать, характеризовать исторические объекты;воспитание патриотизма, уваже...»

«Мария Каулен Музеефикация историкокультурного наследия России Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=12496764 Музеефикация историко-культурного наследия России. / Каулен М. Е.: Этерна; Москва; 2012 ISBN 978-5-480-00285-0 А...»

«Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждение средняя общеобразовательная школа д. Чуртан Разработка урока по окружающему миру во 2 классе Тема: Родина – что это значит? Разработал учитель начальных классов Газизова Зульфия Галимулловна 2014 – 2015 уч. год Тема: Родин...»

«Таинство Покаяния "Благовест" Таинство Покаяния / "Благовест", 2011 ISBN 978-5-457-44668-7 В этой брошюре рассказывается о том, в чем состоит важность и спасительность Таинства Покаяния для православных хри...»

«19 РАЗРАБОТКА ВНЕКЛАССНОГО МЕРОПРИЯТИЯ, ПОСВЯЩЕННОГО ПРОФИЛАКТИКЕ ЭКСТРЕМИЗМА В МОЛОДЕЖНОЙ СРЕДЕ. ТЕМА: "СНИЖЕНИЕ РИСКОВ ВОЗМОЖНОГО ВОЗНИКНОВЕНИЯ ЭКСТРЕМИСТСКИХ НАСТРОЕНИЙ СРЕДИ МОЛОДЕЖИ" Разработчик Свис...»

«Б. Н. Флоря. О формировании идеологии украинской. ББК 63.3 (2) 46; 63.3 (0=Украина); УДК 94(477) Б. Н. Флоря О ФОРМИРОВАНИИ ИДЕОЛОГИИ УКРАИНСКОЙ ЭЛИТЫ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XVII В. Памяти Владимира Александровича Якубского В целом ряде работ украинских исследователей показано,...»

«МЧК и "Тактический центр", неизвестные страницы Не за горами уже 100-летний юбилей органов безопасности Российской Федерации. Отсчет своей деятельности они ведут с 20 декабря 1917 года, с момента образования Всер...»

«6 87.6 !АЖУРНАЛА илософия "И общество" Ю. И. Семенов И. А. Гобозов Л. Е. Гринин ИДОСО О ИСТОРИИ п и пе ш 6 изо Ю. И. Семенов И.А.Гобозов у \ Л. Е. Гринин № ИДОСОФИЯ ИСТОРИИ: п р о б лем ы и пекспемпиЯы МОСКВА УН88 ББК 63.2 63.3 87.1 87.6 Сетевая Юрвй И и и ю -я. Гобозов И ми Аршакович, Пншин Леоми М*мо"ич М.: КомКн...»

«Григорий Петрович Данилевский Княжна Тараканова Текст предоставлен издательством "Эксмо" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=173115 Княжна Тараканова: Эксмо; М.:; 2006 ISBN 5-699-16377-8 Аннотация Исторический роман "Княжна Тараканова" – о трагической участи авантюристки XVIII века, выдававшей...»

«УДК Событийные интерактивные мероприятия как средство формирования интереса к истории и культурным особенностям родного края Т.И. Лыбина Муниципальное общеобразовательное бюджетное учреждения Тюкалинского муниципального района Омской области "Тюкалинский лицей", г.Тюкалинск Аннотация: Статья посвящена инновационным фор...»

«Л. С. Васильев История Востока Том I Учебник для магистров 6-е издание, переработанное и дополненное Рекомендовано Министерством образования и науки Российской Федерации в качестве учебник...»

«ИСТОРИЯ моей жизни Я – Агата Кристи АСТ Москва УДК 821.161.1-94 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Я11 Я – Агата Кристи / Cоставитель Е. Мишаненкова. – Я11 Москва: АСТ, 2015. – 224 с. – (История моей жизни). ISBN 978-5-17-082863-0 Королева детектива не нуждается в представлении. Почти столетие она гордо носит этот титул....»

«УДК 82-94 ББК 63.3 Ф 88 Оформление Б. Протопопова Фрили Дж. Тайны Османского двора. Частная жизнь султанов / Джон Ф 88 Фрили. — M. : Алгоритм, 2013. — 256 с. — (Гарем). ISBN 978-5-4438-0414-9 Мы мало знаем о культуре и быте Османской империи и тем более о семейной и частной жизни султанов....»

«Ж К Д РА И А анна Ы Ы Л Н НАЦИЯ ИСТОРИЯ — -. гг — шв т1 I L w i l H V W АТЫНДДПЫ гь j* mm |Ж У г ц. ^ ЧИТАЛЬНЫЙ ЭЛЛ. v | н а у ч н а я в и к я и с те к А.,;,. с ; в Е й с е м ^ д Ъ т ш ш гспгч." " * M i r o c * A ^ C f "H # W M ** С.тоа**г, д ста н а -2 0 0 9 Ел орд а УДК 321. $ЁШ & ББК63.3 К 11 Выпущена по программе Комитета информации и архивов Министерства культуры и информации...»

«Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования Национальный исследовательский университет Высшая школа экономики МИЭМ Департамент прикладной математики Рабочая программа дисциплины История криптографии д...»

«38 П РА В О В А Я К У Л ЬТ У РА 2 0 16 № 3( 2 6 ) Сергей Николаевич Туманов Заведующий кафедрой истории государства и права Саратовской государственной юридической академии, кандидат исторических наук, доцент E-mail: sar8a@bk.ru Суверенитет государства: верховенство власти и спос...»

«ТРОЯНСКАЯ СВЕТЛАНА ЛЕОНИДОВНА РАЗВИТИЕ ОБЩЕКУЛЬТУРНОЙ КОМПЕТЕНТНОСТИ СТУДЕНТОВ СРЕДСТВАМИ МУЗЕЙНОЙ ПЕДАГОГИКИ (на примере подготовки будущих педагогов) 13.00.01 Общая педагогика, история педагогик...»

«ТАИРОВА-ЯКОВЛЕВА ТАТЬЯНА ГЕННАДЬЕВНА TAIROVA-YAKOVLEVA TATIANA Доктор исторических наук, профессор кафедры Истории славянских и балканских стран Исторического факультета СПбГУ. tairovayak@mail.ru НИКОЛАЙ КОСТОМАРОВ КАК УКРАИНС...»

«ИСТОРИЯ ЛИТЕРАТУРЫ Я.А. Ушенина ПОЭТИКА ИСКРЕННЕГО СЛОВА ВО ФРАНЦУЗСКОЙ ЛИРИКЕ XVIII ВЕКА ("Элегии" Эвариста Парни) Первая половина XVIII в. часто и не без основания определяется как кризисный период в жизни французской поэзии. Кризис был вызван различными причинами. Но с самого начала он обнаружил...»

«Studia Slavica et Balcanica Petropolitana ББК 63.3(4Укр); УДК 94(41/99), 94(438), 94(47), 94(477) Т. Г. Таирова-Яковлева Шкваров А. Г. Петр I и казаки. Санкт-Петербург: Алетейя, 2010. 456 с. ISBN 978-5-91419-375-8 Написать данную рецензию м...»

«Осуществление Пекинской декларации и Платформы действий (1995 года) и итоговых документов двадцать третьей специальной сессии Генеральной Ассамблеи (2000 года) в контексте двадцатой годовщины четвертой Всемирной конференции по положению женщин и принятия Пекинской...»

«Юрий Васильевич Емельянов Сталин. На вершине власти Серия "Сталин", книга 2 Zed Exmann, c777 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=157101 Сталин. На вершине власти: Вече; М.; 2002 ISBN 5-7838-1198-Х Анно...»

«Петров Павел Николаевич НУМИЗМАТИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ ЧАГАТАИДСКОГО ГОСУДАРСТВА 668/1270 — 770/1369 гг. 07.00.09 — Историография, источниковедение и методы исторического исследования Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук Казань — 2007 Работа выполнена на кафедре истории татарского народа Государственное образовательн...»

«Наталья Николаевна Ильина Удивительный Люксембург Серия "Удивительная Европа" Текст предоставлен автором http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=4997488 Аннотация География и природа Люксембурга. История Люксембурга. Флаг и герб Люксембурга. Святыни Люксембурга. Кухня Люксембурга. Люксембургский язык. Жиз...»

«1 УДК 371.3 ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИНФОРМАЦИОННЫХ ТЕХНОЛОГИЙ В НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЕ. СЕРВИС ThingLink. Волкова М.Н., учитель начальных классов, Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Гимназия №14" E-mail: fglz1-1776@yandex.ru, г. Глазов, Россия. Максимова О.Н., учитель истории, муницип...»

«А.В. Юревич ВМЕСТО ВВЕДЕНИЯ: СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ РОССИЙСКОЙ НАУКИ Система научного познания предполагает определенные психологические предпосылки и поэтому исторически формируется лишь тогда, когда в обществе вызревает соответствующая пс...»

«1 Обработка цифрового звука Сведение Сведение или микширование (mixing, смешение) — стадия создания из отдельных записанных треков конечной записи, следующий после звукозаписи этап создания фонограммы, заключающийся в отборе и редактировани...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) РАБО...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.