WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

««Свободная мысль».-2009.-№1.-С.129-142. К истории одного предательства Из истории тайных переговоров Великобритании, США и Германии (1941—1943) САХАРОВ Валентин Александрович, профессор ...»

«Свободная мысль».-2009.-№1.-С.129-142.

К истории одного предательства

Из истории тайных переговоров Великобритании,

США и Германии (1941—1943)

САХАРОВ Валентин Александрович,

профессор факультета государственного управления

МГУ им. M. В. Ломоносова, доктор исторических наук.

Для современной отечественной историографии характерна тен денция более органично, чем

прежде, рассматривать Великую Отече ственную войну как составную часть Второй мировой. В целом

такой подход выглядит оправданным, поскольку в обоих случаях речь идет о развитии, разных гранях и фазах одного социально-экономического и политического международного кризиса. Протест вызывают продикто ванные не логикой исследования, а политическими интересами попыт ки «растворить» Великую Отечественную во Второй мировой войне, до ходящие иногда до отказа от самого термина «Великая Отечественная война».

В научном плане комплексное изучение истории двух войн плодотвор но, поскольку в этом случае в центре внимания оказывается сложное пе реплетение интересов и противоречий между союзниками по антигитле ровской коалиции, поскольку цели и задачи войны в Москве, Лондоне и Вашингтоне виделись неодинаково. Значительный интерес для исследова ния этого крута проблем представляет история тайных переговоров Англии и США с гитлеровской Германией на предмет установления сепаратного мира как предпосылки уничтожения ненавистного им Советского Союза и предотвращения распространения в Европе страшной для них угрозы ком мунистической революции. В конечном итоге изучение этой страницы ис тории Второй мировой войны принципиально важно для решения вопро са о соотнесении вклада СССР с одной стороны, Англии и США — с другой в победу во Второй мировой войне, в частности в разгром гитлеровской Германии и ее союзников.



В настоящей статье предпринята попытка проанализировать информа цию о переговорах Англии и США с Германией, проводившихся в самый на пряженный и драматичный период Великой Отечественной войны совет ского народа против фашистских агрессоров. Сам факт этих переговоров хорошо известен историкам*, однако при анализе проблемы в целом он практически не учитывался, что с неизбежностью вело к грубым искаже ниям, выражавшимся, с одной стороны, в необоснованном принижении роли СССР, с другой — в неправомерном завышении роли Англии и США в достижении победы не только во Второй мировой, но и в Великой Отече ственной войне. В результате в общественном мнении укрепился историо графический миф, представляющий Англию и США в качестве спасителей мира от «коричневой чумы», тогда как СССР удостаивается роли «спасенной жертвы» и второразрядного союзника, поддерживание которого требовало значительных сил и средств.

Нет ни оснований, ни смысла отрицать значение материально-техни ческой помощи Англии и США Советскому Союзу в ходе Великой Отече ственной войны после произошедшего в ней коренного перелома, когда победа СССР была уже обеспечена, а поражение Германии предрешено. Правда, помощь эта была весьма расчетливой, направленной на удов летворение собственных интересов. Но в любом случае ее необходимо расценить как проявление доброй воли. Кроме того, англо-американские союзники оказывали СССР помощь и военными действиями против Гер мании и ее союзников в Африке, Европе и в Атлантике.

Конечно, помощь эта, как и военные действия, была весьма ограниченной и как бы неча янным следствием решения собственных проблем. Поэтому ее нельзя отнести на счет проявления доброй воли. Тем не менее надо учесть и ее. В борьбе, ведущейся на уничтожение противника, никакая помощь не яв ляется лишней.

Однако и такая оценка не будет полной и точной, если мы будем при нимать во внимание только сделанное Англией и США во имя победы над Германией и не будем учитывать совершенного ими, чтобы не допустить разгрома Германии, чтобы нанести поражение СССР. То есть того, что они делали для изменения характера Второй мировой войны и основных фронтов противостояния в ней. Основание для такой постановки вопроса и такого вывода дают документы о тайных переговорах Англии и США с Подробнее об этом см.: Л. Безыменский. Германские генералы с Гитлером и без него. М., 1961; Л. Безыменский, А. Леонидов.

* Документы о тайных переговорах Аллена Даллеса с гитлеровцами в 1943 году. — «Новое время». I960. № 27; «Вашингтонский сообщник Гитлера». - «Новое время». I960. № 27; Ф. Д, Волков. Тайное становится явным: Деятельность дипломатии и разведки запад ных держав в годы второй мировой войны. М., 1989; «Дело Густава Кевера». — «Международная жизнь». 1964. № 2; В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира (Документы секретных переговоров Англии, США и Германии в 1941—1943 годах). — «Свободная мысль».

2008. № 4; Ф. Сергеев. Тайные операции нацистской разведки, 1933—1945. М., 1991; «Фальсификаторы исто рии: Историческая справка». М., 1951; X Фельфе. Мемуары разведчика. М., 1988.

гитлеровской Германией о сепаратном мире, опубликованные в журнале «Свободная мысль»1.

Переговоры Великобритании и Германии, а также США и Германии на чались в разное время, велись по разным каналам, заметно различались по конкретным целям, по-разному были вписаны в историю Второй ми ровой войны. Переговоры США с Германией (или их активная фаза) на чались, когда англо-германские переговоры утратили даже былую весьма скромную динамику и перспективу, сведясь к обсуждению вопросов: кто возьмет на себя инициативу начала официальных переговоров; как «сохранить лицо» и т. д.? Американский подход к переговорам с Германией заметно отличался от английского, порожденного оборонительной стра тегией: стремлением поменьше потерять, уступая Германии в ходе торга с ней, а потому ограниченного сиюминутными тактическими интересами, изначальным стремлением к быстрому миру. У американцев, уверенных в своей победе, подход к переговорам был иной — их интересовали не так тические, а стратегические и геополитические вопросы; они не суетились, не торопились с началом переговоров о сепаратном мире, их не беспокоили возможные уступки фашистскому рейху при его заключении. Они пыта лись склонить гитлеровский режим к принятию их плана послевоенного устройства Европы и мира — «мира по-американски» (Pax Americana).

Различными были и способы воздействия на германскую сторону: Ан глия пыталась припугнуть Гитлера социальными потрясениями и угрозой революции в Великобритании, а также прельщала перспективой свободы рук на Восточном фронте: США пугали угрозой социалистической рево люции в Германии и прельщали перспективой получения «места под солн цем» в ходе послевоенного переустройства мира. Тем не менее в них было и нечто общее. Во-первых, инициатором контактов выступало политичес кое руководство Великобритании и США, гитлеровский режим в обоих случаях, заняв позицию слушателя, позволял своим партнерам изложить их позицию, не раскрывая при этом собственной.





Во-вторых, заинтересо ванность в них высшего политического руководства обеих сторон. В-треть их, использование в качестве непосредственных участников переговоров лиц, обличенных доверием и занимающих видное место в правящей элите. В-четвертых, использование видных политических деятелей международ ного уровня в качестве посредников. В-пятых, неудача «мирных инициа тив» Великобритании и США, произошедшая по «вине» Гитлера.

Сказанное дает основание поставить вопрос о необходимости ради кального пересмотра утвердившегося в историографии положения, будто Черчилль и Рузвельт, имевшие целью переложить основную тяжесть войны с Германией на плечи СССР, были хотя и своекорыстными, но в общем чест ными союзниками, стремившимися, пусть и по иным, чем Сталин, причи нам, к разгрому гитлеровской Германии, уничтожению фашизма как поли тической силы и идеологического течения. Подобное своекорыстие может и должно быть понято, поскольку оно естественно для политиков, заботя щихся в первую очередь и в основном об интересах своих стран. Однако, как выясняется, невозможно ограничиться указанием на такое своекоры стие, поскольку приходится говорить о политическом двурушничестве, на рушении собственных обязательств и откровенном предательстве, постоян но допускавшимися в отношении СССР его англо-американскими союзниками. История этого двурушничества и предательства позволяет не только уточ нить ряд важных вопросов истории Второй мировой войны, но и лучше понять истинные отношения, существовавшие в «треугольнике» основных противоборствовавших мировых политических сил того времени: либера лизма, фашизма и коммунизма.

Руководству Великобритании и США не удалось реализовать свои пла ны предательства. Но в этом нет ни их вины перед политическими силами, стремившимися к сговору с Гитлером, интересы которых они представляли, ни заслуги перед СССР. Гитлер не позволил им свершить задуманное. Неволь но, конечно, но факт остается фактом. Следует ли учесть этот своеобразный и незапланированный фюрером вклад в сохранение антигитлеровской коалиции? Оказание этой помощи, конечно, учесть надо, но ставить ее в заслугу ему — естественно, нет оснований. В результате политическому руководству Великобритании и США пришлось, вопреки своим желаниям, продолжать войну с Германией и оттягивать на себя часть ее сил, невольно ослабляя ее давление на СССР.

Необходимо учесть эту помощь, но следует ли нам ставить ее в заслугу Черчиллю, Рузвельту и иже с ними? Нет, конечно. Они продавали свою честь, но Гитлер ее не купил. Нет резона благодарить их за предательство, даже если оно совершилось не в тех формах и масштабах, о которых мечтали в Лондоне и Вашингтоне. Тем более что это предательство не ограничивалось «прожектами», а превращалось в реальность в систематических политиче ских действиях, направленных на их выполнение: в ограничении масштабов войны с Германией, организации поставок в СССР (судьба конвоя PQ-17, не укомплектованная или разбитая во время транспортировки техника и т. п.), в оттягивании открытия второго фронта и т. д. Все это шло во вред СССР, на пользу Гитлеру, а также «миротворческим» планам Великобритании и США.

Должны ли быть учтены эти попытки сговора Великобритании и США с фашистской Германией за спиной СССР и против него, если взвешивать вклад СССР, Великобритании и США в победу во Второй мировой и Вели кой Отечественной войн? Конечно. Следует также учесть и неудачу в пла нируемом См.В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира (Документы секретных переговоров Англии, США и Германии в 1941-1943 годах). – «Свободная мысль». №4.

предательстве, и самоубийственное отношение Гитлера к этим планам. О некоторых страницах этого несостоявшегося по «вине» Гитлера грехопадения Черчилля и Рузвельта, тех политических сил, которые вместе с ними несли бремя власти в своих странах, и пойдет речь ниже.

Первым на путь поиска путей к сепаратному миру с Германией встал Черчилль. Это произошло тогда, когда еще была свежа память об официально негативной реакции его на мирные инициативы Гитлера2, с которыми в мае 1941 года ознакомил английское руководство Р. Гесс*. «На слуху» было торжественное заявление Черчилля от 22 июня 1941 года о «решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского», о том, что «мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки». И т. д. и т. п.3 Как говорится, «еще не высохли чернила» на подписанном Великобрита нией 12 июля 1941 года соглашении с СССР, в котором стороны взяли на себя обязательства не вступать в сепаратные переговоры с общим против ником, когда Черчилль начал нарушать собственные обязательства и раз рушать антигитлеровскую коалицию. Менее чем через два месяца спустя после этого торжественного заявления Черчилля, которое так умиляет мно гих историков, «официальный Лондон» сделал «официальному Берлину» предложение о начале энергичных переговоров о скорейшем заключении сепаратного мира.

Это предложение не было столь неожиданным, как может показаться на первый взгляд. Оно находилось в полной гармонии со стратегическим кур сом, выработанным правительством Черчилля еще в мае—июне 1940 года и принципиально не противоречившим политическому курсу правительс тва Чемберлена — о достижении соглашения с Германией на основе при знания ее претензий на колонии в Африке, интересов в Центральной и Юго-Восточной Европе и канализации ее агрессии против СССР.

Черчилль был пойти на компромиссный мир с Гитлером, но только когда тот поймет бесперспективность войны с Великобританией. Не ранее, поскольку поспешность в демонстрации этого стремления Гитлер мог оценить как проявление ее слабости4.

Условиями компромисса должно было стать, по мнению Черчил ля, с одной стороны — согласие Гитлера на признание независимости Великобритании, сохранение Британской империи, ее военно-морской и военно-воздушной мощи, а с другой - удовлетворение претензий Гер мании на обладание Мальтой, Гибралтаром, некоторыми африканскими колониями, а также «свобода рук» в Восточной Европе и Средиземноморье5. Так, 27 мая 1940 года на заседании военного кабинета Черчилль заявил, что «если герр Гитлер готовится за ключить мир на условиях возвращения германских колоний и территорий в Центральной Европе», то это были бы приемлемые условия, однако подобную «скромность» с его стороны он считал «очень маловероятной»6. Продолжение войны, следовательно, представлялось Черчиллю в это время не способом достижения победы над Германией и уничтожения фашизма, а всего лишь средством выторговывания у Гитлера более щадящих и почетных условий мира.

И вот радость! Германия напала на СССР, и ей стало не до Великобритании. У войны появились новые, более радужные перспективы. Возникли условия для переговоров о компромиссном мире с Германией, о которых год назад можно было только мечтать. И Черчилль начал их использовать. Для народа Велико британии, для СССР он делает заявление, способное вызвать позитивную ре акцию и усилить уверенность в победе. Но поскольку в победе Германии над Советским Союзом сомнений не было, Черчилль спешил с созданием предпо сылок для сепаратного мира и предложением о начале переговоров о нем. Не льзя было упустить благоприятный момент! Свертывание военной активности Великобритании против Германии после ее нападения на СССР было таково, что авторы исследования «Неизвестный Гесс»

считают возможным говорить о «втором этапе» «странной войны» и допускают, что оно явилось «результатом договоренности между Черчиллем и Гитлером»7. Перестав серьезно беспо коить Германию, Черчилль создавал предпосылки для переговоров о мире, а вскоре из Лондона последовало предложение об их начале. Есть основания рассматривать эту инициативу Лондона как своего рода ответный английский «ход» на миссию Гесса. Однако вполне своевременный для Черчилля, этот «ход», с точки зрения Гитлера, судя по всему, оказался запоздалым.

По инициативе английской стороны депутат венгерского парламента Густав фон Кевер, хорошо известный английским правящим кругам, встретился 13 сентября 1941 года в Лиссабоне с «мистером Эйткеным»8. Поскольку Кевер прибыл в Лиссабон, выполняя задание германского МИД, то очевидно, что См. П. Лини, К. Принс, С. Прайор. Неизвестный Гесс. Двойные стандарты Третьего рейхаю М., 2006. С. 210-211, 219, 279-282, 284-285, 290-291, 299-302, 308, 310.

* Миссия Гесса, как показывают новейшие исследования, не являлась экспромтом сумасшедше го заместителя Гитлера, искавшего способ вернуть утраченные позиции близ фюрера (см. П. Линн, К. Принс, С. Прайор. Неизвестный Гесс. Двойные стандарты Третьего рейха.

M., 2006).

3 См. У. Черчилль. Вторая мировая война. Кн. 2. М., 1991. С. 171.

4 См. Д. Рейнолдс. Черчилль и «решение» Англии продолжать войну в 1940 году: правильная политика, ложные причины. – «вопросы истории». 1990. №9. С. 31-32.

5 См. там же. С. 31,32,33,34.

6 См там же с 34 7 См. П. Линн, К. Принс, С. Прайор. Неизвестный Гесс. Двойные стандарты Третьего рейха. С. 299-302.

8 См. В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира, С. 118-119.

этой встрече предшествовали некие контакты, во время которых был решен во прос о ней. На заблаговременную подготовку этой встречи указывает и та кое обстоятельство: об использовании Кевера в качестве посредника советник германского посольства в Швейцарии и временно поверенный в делах Кордт «хлопотал» перед чрезвычайным посланником и полномочным министром Венгрии в Берне Я. Веттштейном9.

Представлявший Великобританию «мистер Эйткен» являет собой фигуру очень интересную с точки зрения определения политического уровня состояв шегося контакта. Он был капитаном английской армии и членом парламента, в Лиссабоне остановился на обратном пути из Америки, где сопровождал своего отца — лорда Бивербрука в его поездке в США и Канаду. Лорд Бивербрук был министром авиационной промышленности в кабинете министров Черчилля, посвященным в самые сокровенные тайны его внешней политики. Являясь сто ронником заключения мира с Германией, он был одним из очень немногих высо копоставленных представителей английских властей, которые контактировали с Гессом с целью прояснения вопроса о характере его миссии. Особенно инте ресна встреча, состоявшаяся 1 сентября 1941 года, во время которой Гecc передал ему меморандум с изложением целей, мотивов и условий заключения мира между Германией и Великобританией10. Интересно, что основные положения этого меморандума были повторены его сыном Эйткеным во время его встречи с Г. Кевером 13 сентября 1941 года, но уже в качестве английской аргументации в пользу компромиссного мира. Поэтому есть основания утверждать, что между этими двумя встречами существует прямая причинно-следственная связь.

Во время беседы Эйткен ознакомил Кевера с собственными настроениями и своих «друзей» в пользу «быстрого заключения мира» и поинтересовался, «имеются ли в Европе настроения в пользу компромиссного мира». Он пред ложил «использовать наступающую зиму и весну для того, чтобы за кулисами обсудить возможности мира». Первым шагом в этом направлении должна была стать, по его мнению, поездка Кевера в Великобританию. Кеверу было сказано, что Лондон стремился договориться о компромиссном мире быст ро и конфиденциально, чтобы не подготавливать в Европе почву для стрем лений к миру, не возбуждать надежд и не провоцировать революцию, угроза которой возникла ввиду обострения социальных противоречий в Велико британии во время войны. «Английскому общественному мнению», заявил он, становится все более ясным «существующее социальное неравенство». Осознание социальной несправедливости — первый шаг к социалистиче ской революции. В этих условиях, отметил Эйткен, «определенная часть английского общественного мнения с попытка сепаратного мира, беспокойством смотрит на дружбу с русскими»11. Конечно, при угрозе коммунистической революции фашизм был гораздо ближе либералам, а союз с ним — желаннее.

Расчет был верен. Во-первых, Гитлеру дали понять, что его аргументация, переданная через Гесса, в Лондоне принята всерьез. Во-вторых, в условиях успешно развивающегося наступления на Восточном фронте «припугнуть» его перспективой поражения в войне против СССР или «несокрушимой мо щью»

Великобритании и тем подтолкнуть к переговорам в это время было невозможно. Антикоммунизм и угроза коммунистической революции в Великобритании, какой бы химеричной ни была эта перспектива*, как аргумент могли в принципе казаться достаточно серьезными для Гитлера, стремившегося к договоренности с Великобританией.

Кевер выслушал Эйткена, но не выразил своего мнения сославшись на необходимость выяснить официальную точку зрения германской стороны12. Вместе с тем он старался уяснить, кого именно представлял Эйткен, что указывает на начальную стадию контактов. Сомнения в том, что Эйткен представлял английское правительство, исчезли после того, как он не уклонился от поездки за город вместе с Кевером на машине, имевшей знак «СД»13. Это говорило о следующем: он не боялся быть заподозренным в контактах со спецслужбами Германии и в предательстве. Этот вывод подтверждается архивными документами, ставшими доступны ми историкам позднее. По свидетельству Л. А. Безыменского, в английских архивах хранится большой массив документов, прежде всего «из личного архива премьер-министра», которые подтверждают: «Это были не приватные разговоры, а об мен мнениями на высшем уровне»14.

Вернувшись из Лиссабона, Кевер проинформировал о предложениях англичан генерального консула Германии в Женеве Крауэля, вместе с ко торым составил «запись» о беседе с Эйткеным. Крауэль отправил ее статс-секретарю МИД Германии Вайцзеккеру одновременно сообщив, что он считает целесообразным 9 См. «Дело Густава Кевера». С. 151; В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 119.

См. П. Лини, К. Принс, С. Прайор. Неизвестный Гесс. С. 214-215, 221, 231, 238, 267, 272, 290-291, 307-310, 317, 321-324.

11 В. Сахаров. Одна неудачная попытка сеператного мира. С. 118-119.

* Указание на опасность революции, возможно, не было только тактическим расчетом. Страх перед коммунистической революцией и большевизацией Европы являлся важным фактором в рассуждениях Черчилля и его окружения о мире с Германией, влиявшим на определение размера уступок и времени прекращения войны. Причем, по оценке Д Рейнолдс, Черчилль «больше, чем все тори, опасался долговременной "большевистской угрозы"» (Д, Рейнолдс. Черчилль и «реше ние» Англии продолжать войну в 1940 году: правильная политика, ложные причины. С 33, 35).

12 В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 119.

13 См. «Дело Густава Кевера».С. 156.

14 См. «Вторая мировая война - истоки и причины. «Круглый стол» - «Вопросы истории». 1989. №6. С14 воздержаться от продолжения контактов15. С этой «записью» он ознакомил Я. Веттштейна, а также Кордта, который в свою очередь «с соот ветствующим сопроводительным донесением» срочно отправил ее в Бер лин. В ходе обсуждения с Веттштейном результатов лиссабонской встречи Кордт высказал мнение, солидарное с таковым Крауэля: не торопиться с ответом на предложение англичан, «реагировать только после достижения решительного успеха на русском фронте». Это, по его мнению, сделало бы Лондон еще более склонным к достижению мира, а Германия избежала бы подозрения, будто ее согласие является проявлением слабости и неуверенности в победе над СССР16.

Вайцзеккер, получив сообщения от посланника в Берне Кохера и гене рального консула Германии в Женеве Крауэля о контакте Кевера с Эйтке ным, 1 октября 1941 года информировал о нем Риббентропа и высказал мнение, что переговоры не следует форсировать: «...г-ну фон Кеверу не следовало бы пока давать никакого нового поручения (курсив мой. — В. С)» и не направлять его в Великобританию, «так как его там будут рассматривать как германского посланца». Текст, выделенный мною, свидетельствует: Кевер работал непосредственно по заданиям и поручениям германских властей17.

Кордт был вызван в Берлин, где, по его словам, «имел возможность ве сти переговоры по данному делу с руководителями Вильгельмштрассе, ко торые придают делу очень большое значение».

Принципиальное решение по этому вопросу принимал Гитлер, который, по свидетельству Кордта, «с большим интересом встретил эту инициативу с английской стороны [и] дал указание не реагировать на нее до наступления решительного поворо та на русском фронте». Как видно, его мнение было вполне солидарным с позицией германских дипломатов, и он спокойно отнесся к их контактам с «врагом». Гитлер опасался также, что зондаж англичан преследовал цель не заключения мира, а разведки, поэтому «поднял вопрос, не предприня та ли попытка мистера Э. пойти на сближение с ведома Черчилля (курсив мой. — В.

С) с тем намерением, чтобы реакцию на нее с немецкой стороны объяснить слабостью немецкого оружия».

Этот вопрос Гитлера был переадресован Кордту ответившему, что счи тает это «полностью исключенным». Однако оптимизм чиновника МИД не убедил Гитлера, поэтому было решено: «Густава Кевера пока (курсив мой. — В. С.) посылать в Англию не следует, ибо для такого шага обста новка еще не созрела: но этим никоим образом не имеется в виду считать дело окончательно завершенным, а вернуться к нему, когда будет созда на соответствующая общая обстановка». Кордт должен был «оставаться в курсе дел». Венгров, участвовавших в осуществлении контактов с Эйт кеным, в германском МИД «удостоили чрезвычайных похвал» за то, что они «не предприняли никаких шагов без ведома и спроса немцев», что Гитлером было оценено как «знак проявления полной лояльности».18 Очень интересная картина: Гитлер спокойно, по-деловому обсуждает с чиновниками МИД вопросы тактики ве дения переговоров с Черчиллем!

Нежелание Гитлера форсировать переговоры означало, что он не при нял главного в английских предложениях — стремления к быстрому дости жению компромиссного мира. Значит, неубедительными показались ему и побудительные мотивы, которыми руководствовались англичане. Угроза социального взрыва в Великобритании его не волновала. Октябрь 1941-го — не май того же года. Германская армия готовилась не к рискованному шагу — нападению на СССР, а к победоносному увенчанию войны наступлением на Москву. Компромиссный мир был не нужен, перспектива безгранично го господства в Европе была более привлекательной. Говорить с Великоб ританией было не о чем. Пока. Тем не менее от переговоров в будущем с Лондоном он не отказывался, а контакты с ним, о которых в МИД Германии были информированы «только самые компетентные сотрудники»19, намеревался держать в строгом секрете.

Получив информацию о столь лестных для него похвалах Гитлера, министр иностранных дел и премьер-министра Венгрии Ласло Бардоши 20 ноября дал указание Веттштейну и Кеверу продолжить сотрудничество с германской стороной в налаживании этих контактов. Но при этом выразил сомнения от носительно их плодотворности, так как считал «эту нить слишком слабой и непрочной для того, чтобы таким путем можно было действительно чего-нибудь достичь»20. В своем прогнозе он оказался прав.

Контакты по линии Эйткен—Кевер, едва начавшись и не получив развития, начали «замирать». Не по вине Черчилля - по «вине» Гитлера. Время шло, но и в начале декабря 1941 года в Берлине продолжали считать «настоящий момент» все еще недостаточно подходящим для продолжения контактов с англичанами21.

После грандиозного поражения под Москвой эти переговоры представлялись германской стороне несвоевременными, но уже – ввиду невозможности получить желаемые условия мира22.

В этих условиях в Лондоне вновь решили проявить инициативу. В январе 1942 года Г. Кевер 15 В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 118.

16 См. «Дело Густава Кевера». С. 151;

17 В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 118.

18 «Дело Густава Кевера». С. 152.

19 Там же.

20 Там же, с. 153.

21 См. Там же.

22 См. В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 119.

получил от Эйткена письмо с приглашением «прибыть в Лиссабон, что бы еще раз с ним поговорить»23.

Письмо поступило на почту в Женеве, а из Великобритании в Швейцарию оно могло быть достав лено только курьером, значит — с ведома «английских официальных инстанций». Я. Веттштейн расценил этот факт как еще одно свидетельство того, что Эйткен представлял официальные власти Великобритании.

Предложения Лондона он считал «разумными»24.

Венгерское правительство, заинтересованное в успешном завершении свое го посредничества в переговорах о мире, но, памятуя о требовании Гитлера не предпринимать ничего без санкции германской стороны, не осмелилось дать Кеверу разрешение на ответ Эйткену. К тому же в Будапеште хорошо понима ли, что после поражения немцев под Москвой «общая военная обстановка не была подходящей для установления подобного рода контакта»25, и поэтому английские предложения были для Гитлера несвоевременными. Как и ожидалось, МИД Германии, проинформированный о новой английской инициативе, согласия на встречу не дал. Не изменилась по зиция Берлина и в мае 1942 года, когда, по мнению Кордта, все еще нельзя было ожидать, что «с немецкой стороны будет выражено формальное пожелание осуществления такой встречи»26. Оче видно, в Берлине ожидали результатов летней кампании на Восточном фронте.

Время уходило, а нужды в венгерском посредничестве больше никто не проявлял. Между тем в Будапеште в форсировании переговоров между Лондо ном и Берлином при посредничестве Кевера видели шанс выйти из затрудни тельного международного положения, в которое Венгрия попала из-за войны между Германией с Англией и США Веттштейн 28 апреля 1942 года писал ми нистру иностранных дел и премьер-министру Венгрии М. Каллаи, что «нужно использовать все возможности, чтобы облегчить пути к будущему миру». На дежды венгерского руководства на успех посредничества питала уверенность, что Англия и США «не относятся к Венгрии с такой бешеной ненавистью, как к ее большим союзникам»27, а также в серьезности мирных намерений англичан.

Тем непонятнее становилась для них позиция германской стороны28. Сомнения, обуявшие венгерских «слуг двух господ», отчетливо проявились в указанном письме Я. Веттштей-на: «Я думаю, что при имеющей место внутриполитической обстановке в Германской империи не так просто установить, какова официальная немец кая трактовка того или иного вопроса. Мнения Вильгельмштрассе и влия тельных партийных кругов совпадают, пожалуй, не во всем»29. Для нас эти переживания венгерских пронацистских политиков интересны и важны лишь по одной причине: они свиде тельствуют о том, что английское руководство хотело поскорее предать СССР, а Гитлер никак не шел ему навстречу в этом полезном для Венгрии «благо родном» намерении «истинных джентльменов» из Туманного Альбиона.

Наконец, в Будапеште, презрев совет Берлина действовать в этом во просе лишь с ведома и согласия германского МИД, решили собственной инициативой побудить Гитлера к активизации контактов. Выждав момент, когда на Восточном фронте будут достигнуты весомые результаты, 29 июля 1942 года они сделали ход на свой страх и риск. Я. Веттштейн направил гер манскому посланнику в Берне О. Кохеру письмо с напоминанием о письме Эйткена Кеверу в январе 1942 года с приглашением встретиться для про должения переговоров и сообщил, что венгерское руководство «уполномо чило»

Г. Кевера «встретиться в Лиссабоне с г-ном Э[йткен], для того чтобы получить от него соответствующую информацию», естественно при условии, что германская сторона не будет возражать против этой встречи30.

Но Гитлер и на этот раз остался глух к интересам и инициативам «слуги двух господ». Веттштейн информировал 7 августа 1942 года премьер-ми нистра Венгрии М. Каллаи: «...разрешения на контакты с немецкой стороны не последовало». Венгров даже не удостоили официальным ответом на их официально предложенную услугу, устно сообщив Веттштейну 21 августа, что в Берлине решено «на вопрос, содержавшийся в письме венгерского посланника в Берне, письменного ответа не давать, тем более что "уста новление контакта" нашло свое выражение в имеющемся в виду письме" (то есть в январском 1942 года письме Эйткена)». Вместе с тем германский МИД приветствовал возможность встречи Кевера с Эйткеным, ограничив ее информационными задачами и определенно отказав им в праве вести политические переговоры, о чем Кохер информировал Веттштейна: пере говоры ни в коем случае не должны быть истолкованы как «прощупывание возможностей заключения мира, исходящее с немецкой стороны».31 Возможно, эта осторожность была обусловлена стремлением Гитлера самому определить момент, благоприятный для начала переговоров. Во всяком случае, имеется свидетельство Й. Геббельса именно о таком подходе Гитлера к ведению сепаратных переговоров в это время32.

См. «Дело Густава Кевера». С. 155; В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 119.

См. «Дело Густава Кевера». С. 156; В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 119.

25 Там же.

26 «Дело Густава Кевера». С. 157 27 Там же, с. 156.

28 См. Там же. С. 155-157.

29 Там же. С. 156.

30 В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 119.

31 «Дело Густава Кевера». С. 157-158.

32 См. Е. М. Ржешевская. Геббелсь: Портрет на фоне дневника. М., 1994. С. 328.

Венгерская инициатива не оживила переговоров. Единственным камнем преткновения на пути диалога Черчилля и Гитлера продолжали оставаться события на «русском фронте». Они то вселяли надежды в фашистов и заставля ли их откладывать продолжение переговоров, оставляя без внимания иници ативы Лондона, то заставляли англичан не спешить с началом политического торга. Никак в Лондоне не могли «сыграть в лад» с Гитлером. А так хотелось! После поражения немецко-фашистских войск под Сталинградом, судя по все му, и в Лондоне было решено не форсировать переговоры с Германией. Время и СССР «сработали» против планов Черчилля и К0. Контакты по линии Кевер-Эйткен поддерживались, но не приводили к обсуждению по существу ком плекса англо-германских отношений. Последний из известных контактов со стоялся в дни, когда в Сталинграде сдавались в плен остатки армии Паулюса.

Кевер, прибыв 30 января 1943 года в Лиссабон, отправил телеграмму Эткину, сообщив о своем приезде и предложив встретиться. Но ответа не последо вало. Ему позвонили по телефону 3 февраля и спросили: смогли бы он у себя в гостинице принять друга м-ра Э.? В тот же день встреча и беседа с «другом» Эткина — мистером «С.» — состоялись. Возможно, под именем «м-р С.» выступал сэр Стюарт Мензис — офицер из Министерства иностранных дел и активный участник «работы» с Гессом во время его пребывания в заключении в Великобритании33. «Друг» сказал, что Эйткен «не смог прибыть сюда, но спустя некоторое вре мя он сообщит, когда смогут состояться переговоры в Лиссабоне». Отсроч ку он мотивировал тем, что «принимая во внимание решения, принятые в Касабланке (о ведении Великобританией и США войны против Германии, Италии и Японии до их «безоговорочной капитуляции».

- В. С), настоящий момент» для переговоров о мире «выбран неудачно (по меньшей мере до тех пор, пока длится русское наступление)». В качестве побудительного мотива для продолжения контактов снова была обозначена опасность большевиза ции Европы, прочными узами сковывавшая либералов с фашистами:

«Из вестные круги по ту строну Канала (Ла-Манша) все более беспокоятся из-за русского вопроса и поэтому хотели бы остаться в контакте с континентом»34. В Берлине могли не сомневаться в серь езном отношении Лондона к переговорам и их перспективам.

Имел ли этот контакт обещанное продолжение, неизвестно, но известно, что они в то время происходили и по другим линиям. Причем, возможно, инициативу в большей степени стала принимать на себя Германия – времена изменились. В. Шелленберг в «Меморандуме Троза» (май 1945 года) писал: в 1943 году он «через Испанию, Португалию и Швецию» «поддерживал связь с отдельными лицами в Англии и Америке», оказывал услуги Швейцарии и т. д.35 Об установлении в середине 1943 года контактов между Германией и Великоб ританией при посредничестве Ватикана говорят правительственные докумен ты другого сателлита германии — Болгарии.

Так, из письма болгарского консула в Париже легационного советника Шишманова председателю правительства и министру иностранных дел и культов Болгарии Б. Филову от 5 июля 1943 года явствует, что переговоры между Германией и Англией происходили в Мадриде и Лиссабоне. Герман скую сторону представляло не названное в письме, но известное Филову «лицо», получившее от «посланца Берлина»

подробные «аргументы и сооб ражения, которыми оно должно руководствоваться во время встреч».

Сле довательно, и в этом случае Германию представлял какой-то иностранный посредник (не исключено, что им был Кевер). Английскую сторону пред ставлял известный германскому представителю английский журналист, так же не названный в документе по имени. Во время встречи ему было сказано: «Если Англия согласится предварительно с инициативой посредничества Ватикана в деле достижения мира, то эта инициатива будет проявлена и дру гая воюющая сторона встретит ее также благосклонно». Через помощника английского посла в Португалии в ранге посланника Гопкинсона информа ция о германских предложениях была передана в Лондон. «После выясне ния также мнения Вашингтона» (в чем Шишманов был уверен) английский ответ был передан через английского посла при Ватикане и гласил: «Если Ва тикану интересно знать, какова будет точка зрения Англии при возможном посредничестве папы в деле созыва мирной конференции, то следует ответить, что Англия для начала принимает эту инициативу»36.

Способы передачи информации в Лондон и из него определенно указывают на официальный характер кон тактов со стороны Великобритании, то есть участие в них Черчилля.

Анализ этой информации приводил Шишманова к очень важному для историков выводам: «...точка зрения, которой союзники (Англия и США. — В. С) придерживались до сих пор, заключающаяся в том, что предваритель ным и необходимым условием каких бы то ни было переговоров является устранение от власти Гитлера и Муссолини, оставлена союзниками (! — В. С). В английском ответе этого предварительного условия уже нет»37. С этими выводами надо согласиться. Есть достаточно оснований говорить о согласованности действия официальных властей Великобритании и США, в первую очередь Черчилля и Рузвельта, направлен ных, во-первых, на сохранение фашистского режима в Германии, во-вторых, на достижение сепаратного мира с гитлеровской Германией и, в-третьих, против интересов См. П. Линн, К. Принс, С. Прайор. Неизвестный Гесс. С. 318-319.

34 «Дело Густава Кевера». С. 159.

35 См. «Записка Вальтера Шеленберга («Мемарандум Троза»)». – «Отечественные архивы». 1997.№2. С. 65.

36 В. Сахаров. Одна неудачная попытка сепаратного мира. С. 120.

37 Там же.

своего союзника по антигитлеровской коалиции — СССР.

Представитель Германии на переговорах в Лиссабоне был проинфор мирован о готовности официального Лондона к переговорам с Германией и, вернувшись в Париж, через неназванное Шишмановым «другое лицо», посвященное в цели его миссии, информировал об этом Берлин. Первая реакция в правящих кругах Германии была благоприятной, однако вскоре началась дискуссия по поводу искренности намерений Лондона. Выяви лись две позиции. В партийных кругах считали, что «создавшееся в связи с английским ответом положение облегчает позицию Германии и держав оси», а Германии необязательно первой соглашаться на посредничество Ватикана. В Ставке Гитлера возникли подозрения в том, что «Англия затевает нечестную игру, желая придать гласности эту инициативу и выставить в неблагоприятном свете силы оси», что «Англия не искренна и намерена провести своего врага». В Ставке было запланировано совещание, на котором должно было быть «принято решение в отношении позиции Германии»38.

Судя по дальнейшему течению войны, Гитлер не решился на эти перего воры. Если так, то, возможно, в этом решении проявилось давнее, устойчивое и вполне обоснованное мнение Гитлера в отношении англичан: вести с ними переговоры нельзя — непременно обманут39. Конечно, и сам Гитлер активно исполь зовал обман. Тем не менее его страх был обоснованным. В ходе развития политического кризиса 1939 года он благодаря Великобритании получил не маленькую победоносную войну с Польшей и сотрудничество с Англией в разделе мира, а европейскую, правда, сначала «странную», но усилиями Великобритании и США40 вскоре превратившуюся в общеевропейскую и мировую, победить в которых Германия не могла. Ин формация о крайней заинтересованности Гитлера в том, чтобы его пози тивная реакция не была воспринята как проявление слабости Германии и его неуверенности в ее силах, а также в исходе войны, вполне согласуется с отмеченной выше аналогичной обеспокоенностью, зафиксированной в документах, связанных с миссией Г. Кевера, что позволяет с доверием от нестись к ней.

Не верил Гитлер Черчиллю: выжидая, тянул время в надежде на изме нение ситуации на фронтах к лучшему. И не дождался. Не оправдал Гитлер ожиданий Черчилля. Подвел Гитлер. Подвел! И Англию роковым образом ослабил: потеряла она колониальную империю. И Германию в бастион против коммунизма не превратил. Не сокрушил Советский Союз! Помешал предотвратить большевизацию Европы и распространение социализма в мире! Все зверства фашистов либеральными и «демократическими»

гумани стами из Британии Гитлеру были прощены уже во время войны! Но этих «кош марных преступлений» ему не прощают!

У нас свой счет к Гитлеру, к фашистам и отношение к ним иное. И к тем, кто стремился использовать их против нашей Родины, нашего Отечест ва — свой счет и свое отношение. Хорошо, что Гитлер не верил англичанам, очень хорошо, что не поддался их уговорам...

–  –  –

38 Там же. С. 120-121.

См. например: А. Шпеер. Воспоминания. Смоленск, 1998. С. 97.

40 См. В. А. Сахаров. Кто несет ответственность за превращение «странной войны» в общеевропейскую? – «Военно-исторический

Похожие работы:

«Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Вып. XVIII Э. А. ХАЙРЕДИНОВА БРОНЗОВЫЕ СЕРЬГИ С ПОЛЫМ МНОГОГРАННИКОМ ИЗ МОГИЛЬНИКА У с. ЛУЧИСТОЕ В V-VII вв. большой популярностью у жительниц Юго-Западного Кры...»

«Конспект ООД по познавательному развитию в подготовительной группе "Светочи Кубанской славы". Автор работы: Евтенко Галина Васильевна Воспитатель МАДОУ № 5 "Золотой ключик", станица Ленинградская, Краснодарский край Цель: Расширить знания восп...»

«Введение С именем А.Н.Островского связана целая эпоха в истории русской драматургии и театра. Это такая фигура в нашей отечественной культуре, которую невозможно обойти, изучая общий литературный процесс XIX века. В наше время интерес к нему заметно возрастает, театры обращаются к его пьесам и находят в них актуальные для современности проблем...»

«ПЛАН-КОНСПЕКТ УРОКА "Серьезная перемена" (по материалам пар.5) 1. Ф.И.О.: Кондрашова Оксана Николаевна 2. Место работы: МБОУ СОШ №22 г. Южно-Сахалинска 3. Должность: Учитель истории 4. Предмет: Обществознание...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа для 8 класса создана в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования второго поколения (ФГОС). Рабочая программа предназначена для изучения курса История России в 8...»

«Т. П. Б О Н Д А Р Е В С К А Я БЕГЛЫ Е КРЕСТЬЯНЕ СРЕДНЕГО ПОВОЛЖЬЯ В СЕРЕДИНЕ X V III в. Проблема беглых крестьян имеет сущ ественное значение для изучения социальной и экономической истории Среднего По­ волж ья X V III в. Среднее Поволжье в X V III в. являлось местом скопления огр...»

«Юлия Игоревна Белоногова Приходское духовенство и крестьянский мир в начале XX века Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11645970 Приходское духовенство и крестьянский мир в начале XX века (по материалам Московской епархии) / Ю. И. Белоногова.: ПСТГУ; Москва; 2010 ISBN...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.