WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |

«Р едакционный совет С. Абердам, Д.Ю. Бовыкин (зам. главного редактора), В.А. Бабинцев, А.В. Гладышев, Ю.П. Крылова (отв. секретарь), Н.В. Промыслов, Ж. Радвани, П.Ю. Уваров, ...»

-- [ Страница 5 ] --

Egalement chef d’une nation peu eclaire, elle a cherche par l’institution d ’ecoles a repandre petit a petit les lumieres dans le peuple. Comme lui elle a protege les lettres et les sciences, non pas comme Louis XIV qui leur etoit etranger, mais comme Charlemagne, par des ecrits qui font voir qu’elle est aussi capable de s’assoir parmi eux. Non contente de proteger les sciences et les arts, elle a redige elle meme un code de Loix, reforme la jurisprudence, su donner des bornes aux pouvoirs des seigneurs.

[D ’autres morceaux d eta c h e s:] [f. 5]5 Mais combien n’est-il pas plus dangereux encore, au milieu d ’un semblable ordre de choses, de vouloir batir52 les fondements de l’editifice qui doit servir a nos neveux. L’Ordre, l’Uniformite, la solidite qui devroit. presider a la construction d ’un semblable ouvrage, peuvent iis regner au milieu d’une tourbe dont les passions ont dangereusement fait taire la raison. Et n’est-il pas a craindre que forme de masses incoherentes, un jour cet. edifice avec l’apparence de la solidite ne croule et n’ensevelisse dans ses decombres les genera­ tions futures.

[f. 9v] L’on voit que le peu d’utilite qui est resuite de tous ces Etats generaux, vient toujours du peu d’ensemble qu’il у avoit. Mais la nation faisoit du progres et le peuple etoit deja beaucoup eclaire. L’on distingue plusieurs demarches vigoureuses, comme celle des Etats qui refuserent au Roi Jean des subsides, qui [...] [f. 11] C’est une belle idee que celle d ’une assemblee de souverains ou toujours ceux qui regardent et se taisent sont les monarques, et ou celui qui parle et qui semble pour le moment vouloir s’emparer du droit de souverainete, la perd, parce qu’elle n’existe point dans tous mais par la reunion de tous.



[f. 32v] au milieu de leur victoire, cette grande charte qui leur etoit si chere la foisoient proclamer souent dans les places publiques.

[f. 38] Cependant le peuple qui n’avoit pas53 ete habitue a voir se renouveller souvent. ces assem bles [ill.] a entrevoir qu’il etoit une autre puissance que celle du Roi.

Le germe de sa liberte commenqait a poindre, et le regne despotique de Louis XI ne fut. pas assez puissant pour l’etouffer entierem ent. II

–  –  –

avail a peine ferine les yeux que Гоп vit s’elever C ette reunion frequente, en avertissant les peuples qu’il existoit un corps, qui le representoit et qui [tenait ?] tous ses pouvoirs de lui, le rendoit a tten tif sur ses droits naturels. D ’un autre cote le developpement. imposant. des pouvoirs de cette assemblee rappeloit au Rois, qu’il existoit dans ses etats une puissance superieure a la sienne, et qui provoquee pourrait frapper la tirannie.

Перевод [л. 3] Распространение знаний в обширной стране являет собою великое и прекрасное зрелище, которое дает возможность увидеть, как тени, омрачавшие некоторые стороны жизни обще­ ства, исчезают в потоке принесенного веками света, и позволяет насладиться общим эффектом столь равномерного освещения.

Тьма не является для человека естественным состоянием. Его встревоженный разум побуждает предполагать существование света, поиски дают возможность заметить отдельные лучи, и тучи со временем рассеиваются. Напрасно некоторые54 государи, пло­ хо понимающие собственные интересы, стремятся держать наро­ ды в невежестве.

[л. Зоб] Даже несправедливости служат уроком для Ч е­ ловека, и рано или поздно он вновь обретает свои права. Но про­ гресс здесь подчинен природе; ее неспешная55 поступь позволяет соизмерять его со слабостью наших сил.





Природа почувствовала, что любые резкие толчки, неожиданные потрясения могут быть опасны для нас и если даже иногда приносят благо, то гораздо чаще ведут нас к погибели. Когда под тяжестью веков глыба спол­ зает по отлогому склону, она плавно движется всей своей массой, без труда прокладывая себе дорогу. Но если ее понесет бурный поток, она покатится, снося все препятствия на своем пути, а рух­ нув вниз, сама рассыплется в прах.

[л. 4] В тех великих революциях, с которыми миллионы людей связывают свое будущее, такая мудрая неспешность осо­ бенно необходима. Задавать слишком сильный импульс большим массам опасно по той причине56, что возможности управлять их 54 Слово «некоторые» (quelques) вставлено вместо вычеркнутого артикля les, пред­ полагающего универсальный характер данного утверждения.

55 Слово «неспешная» (tranquille) вставлено вместо вычеркнутого «благоразу­ мная» (prudente).

56 «По той причине» (en raison) вписано вместо «в той мере» (en proportion).

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 213 движением ограничены57* В подобной ситуации одна лишь С лу­.

чайность приводит в действие все пружины, мы теряем контроль над событиями, и в конце концов они уже сами ведут нас, хотя это мы должны были бы задавать им ход. Но какие силы способны управлять беспорядочными метаниями целой нации, испытав­ шей внезапное потрясение? По каким законам можем мы рассчи­ тать движение тела, у которого изначально заданная траектория изменена действием таких взаимно противодействующих3 сил, 8 как наши страсти и частные интересы, толкающих его в противо­ положных направлениях? [л. 4об] Как, наконец, просчитать все комбинации, возникающие под влиянием потока самых противо­ речивых страстей? Тем не менее эти опасности угрожали льву, ко­ торого долго удерживали в цепях и который внезапно разбивает их. Тот, кто, возглавляя лишенное свободы общество, вынаши­ вает прекрасную мысль восстановить его в правах, отказавшись от своей несправедливой власти, не слишком многое сумеет для этого сделать, если мудрость выбираемых им средств не окажется на уровне сложности подобного предприятия. Он, несомненно, будет человеком справедливым59, но он может оказаться и чело­ веком опасным. Чтобы желать блага, достаточно иметь честное сердце, но, чтобы достичь блага, нужно иметь такой выдающийся талант, который обычно встречается только у великих людей60, а именно - умение в их высоком положении руководствоваться нормами справедливости, не причиняя вреда интересам своих со­ граждан.

[л. 5об] Истинность того, что я пытаюсь доказать, будет более очевидна, если бегло рассмотреть, как два соседних, но, тем не менее, весьма отличных друг от друга народа сумели обрести свободу и установить у себя конституцию61. Я покажу, что англи­ чане, дав нам образец хорошей конституции, дали также пример того, как к ней постепенно придти, и что первое есть ни что иное, как естественный результат медленного продвижения. Я опреде­ лю те периоды истории Франции, когда она находилась в наиболее благоприятной ситуации для обретения конституции. И наконец, 57 Зачеркнуто «Да и какие силы могут управлять целой нацией, испытавшей рез­ кое потрясение?»

5 «Взаимно противодействующих» (opposees) зачеркнуто.

5 Слово «справедливым» (juste) вставлено вместо вычеркнутого слова «благоде­ тельным» (de Ыеп).

6 Зачеркнуто «человек, пекущийся об интересах сограждан, умеет в своем высо­ ком положении», «человек, занимающий высокое [нрзб.]».

6 В то время понятие «конституция» обозначало не только основной закон госу­ дарства, но, прежде всего, правильно организованный государственный строй.

214 Приложение 3 я скажу о том влиянии, которое события и состояние умов могут оказывать на действия людей ([и на те] прерогативы, посредством которых власти в государстве взаимно уравновешивают друг дру­ га), и, применив всё это к нынешним обстоятельствам, я закончу некоторыми размышлениями о том, как Собрание распределило конституционные полномочия.

[л. 6] Я далек от намерения всё осуждать, как и от пре­ тензии на то, чтобы предвидеть будущее или, что еще смешнее, предсказывать великие катастрофы. Эта революция [во Ф ран­ ции] способна принести благо, и надо поддерживать эту надежду, но спокойный наблюдатель не может без удивления видеть, сколь разные пути избрали два народа, чтобы достичь одной цели, и не может не бояться того, что столь разные причины не приведут к одинаковым последствиям.

Поэтому я намерен бороться62 с идеями тех охваченных экзальтацией людей, которые, руководствуясь в глубине души похвальными намерениями, не предвидят всех последствий [сво­ их действий].

Только обращаясь63 к рассмотрению причины, можно обе­ зопасить себя от фанатизма и энтузиазма, способных довести до крайности. Не стоит думать, что случайность играет определяю­ щую роль в образовании конституции Англии. Мы видим, как по мере развития английского государства его основы сопротивля­ лись влиянию всех событий, характеру короля64, которые [нрзб.] и [нрзб.] всегда преодолевая любые препоны, достигает полной зрелости. И [нрзб.] Не так действует случайность.

* * * [л. боб]65 Сразу же после захвата Англии Вильгельм З а ­ воеватель66, воспользовавшись тем моментом, когда англы оказа­ лись объяты ужасом перед ним, и опасаясь, как бы они не объеди­ нились67, чтобы изгнать общего врага, принесшего им иноземное иго, тут же пресек связующие их нити в разных [нрзб.], разделив те на 60 000 фьефов, которые раздал местной знати и наиболее 6 Это слово зачеркнуто.

63 Сверху написано «восходя» (remontant).

64 Зачеркнуто «различного характера» (de caractere different).

65 Перед этой частью вставлено: « Опыт о влиянии событий на формирование Кон­ ституции. Кн. Б.Г.».

66 Вильгельм Завоеватель (1027/28 - 1087), нормандский герцог, в 1066 г. выса­ дился в Британии, покорил англосаксов и стал королем Англии.

67 Слово «объединились» (reunissent) вписано вместо зачеркнутого «собрались»

(rassemblent).

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 215 видным из воинов, последовавших за ним. Выросший в стране, где угроза, исходившая от могущественных вассалов, была все еще весьма ощутима, Вильгельм сумел воспользоваться этим уроком, чтобы упрочить свое владычество. И так получилось, что, присвоив себе деспотическую власть, он приблизил момент об­ ретения англичанами свободы.

[л. 29] Однако68, несмотря на ту власть, которой он обла­ дал, такая свобода существовала в зародыше еще до него. Вторг­ шись в Англию, саксы69 принесли туда свои нравы, обычаи и зако­ ны. Среди них был и тот, который до сих пор служит у англичан оплотом личной безопасности, а именно - суд присяжных [trial by jury]. Этот закон, дарующий каждому гражданину право быть судимым своими старейшинами, не был отменен и Вильгель­ мом. Таким образом, авторитарная власть не распространялась на жизнь гражданина. Глядя на власть имущих, человек всегда стремится думать, что случай мог бы и побольше ограничить их прерогативы, его ум старается подправить данное природой, и таким мыслям способна воспрепятствовать только абсолютная безграничность [власти], лишающая его всякой способности дей­ ствовать.

[л. 29об] С тех-то пор англичане, похоже, и работали над планом единообразного устройства [государства]. Лишенные удовольствий и развлечений, к коим они мало расположены в силу своего сдержанного характера и туманного климата, они об­ ратили все свои мысли к власть имущим, это стало предметом их раздумий и темой для обсуждения. Дети [нрзб.] с молоком матери [нрзб.] взращенные среди таких идей, в свою очередь, проника­ лись ими. Отец, подобным же образом, передавал свои представ­ ления сыновьям, и каждое следующее поколение всегда считало своим долгом продолжать начатое предками.

Вскоре можно было увидеть плоды столь благоприятного стечения обстоятельств. Уже при Генрихе I70 суд присяжных был весьма уважаем как [...] [л. 30] дар, который шел на пользу [нрзб] противоположного права, чтобы добиться отмены лесных и дру­ гих законов, угнетающих народ. Постоянно готовая воспользо­ 6 На полях: «С этого времени».

6 Саксы - группа северогерманских племен. В ІІІ- вв. вместе с англами и юта­ ми завоевали Британию, частично вытеснив, частично ассимилировав обитавшие там кельтские племена. В результате постепенного слияния саксов с англами возникла эт­ ническая общность англосаксов, доминирующая на Британских островах.

7 Генрих I (1068-1135), младший сын Вильгельма Завоевателя, король Англии с 1100 г.

Приложение 3 ваться обстоятельствами, чтобы отвоевать себе дополнительные права, она [английская нация] не упустила возможность, кото­ рую ей дал Иоанн Безземельный71. Великая хартия [вольностей] заложила первые основы ее свободы. И наконец, царствование Эдуарда I7 стало прекрасным воздаянием этой нации за ее труды.

Она создала себе парламент, в котором выбранные ею представи­ тели стали собираться, чтобы отстаивать ее права и обеспечивать законами ее свободу. С этого момента пошел быстрый прогресс.

Постепенно Палата общин начала дополнять билли о субсидиях петициями, парламент [л. ЗОоб] приобрел более регулярный вид, стал привлекать министров к суду, распоряжаться троном и пра­ вами регентства, выступать судьей в споре двух претендентов на королевскую корону. И лишь при Генрихе73, если использовать выражение мэтра де Лольма74, «нация, уставшая от пережитого ею долгого и жестокого кризиса, перешла к выздоровлению, дол­ гому и трудному». Но этот период отдыха дал утомленной нации лишь время восстановить все ее силы, чтобы нанести последний мощный удар, который должен был навсегда снести последнюю голову гидры самоуправной власти. Введенный в заблуждение кажущимся оцепенением, в коем нация пребывала некоторое вре­ мя, и побуждаемый своим воспитанием Яков I75 решил, [л. 31] что может поставить под сомнение принципы, которые четыре века до того едва ли были приемлемы. Он воспламенил этим всю на­ цию. Встревоженный парламент поспешил исправить некоторые злоупотребления короля, чтобы приучить того держаться в пре­ делах его полномочий. Но проступки плохого короля всегда при­ 7 Иоанн Безземельный (1167-1216), король Англии с 1199 г. Его непопулярная внутренняя политика и неудачные войны привели к восстанию против него баронов, поддержанных духовенством, рыцарями и городами. По их требованию Иоанн вынуж­ ден был подписать 15 июня 1215 г. Великую хартию вольностей - конституционный акт, гарантировавший права и привилегии свободных сословий.

7 Эдуард I (1239-1207), король Англии с 1277 г. В 1295 г. провел реформу парла­ мента, существенно расширив права Палаты общин. Введенное Эдуардом устройство парламента сохранялось и при его преемниках.

73 Генрих VII (1457-1509), король Англии с 1485 г. Пришел к власти в результа­ те продолжительной и кровавой междоусобицы английской знати, известной как Вой­ на Алой и Белой розы (1455-1487), которой он своими решительными действиями по­ ложил конец.

7 Жан Луи де Лольм (1745-1807), швейцарский правовед, автор популярного в Ев­ ропе второй половины XVIII - начала XIX в. сочинения «Конституция Англии», издан­ ного в 1771 г. на французском, а затем переведенного на другие европейские языки.

75 Яков I (1566-1625), король Англии с 1603 г. В его царствование начался затяж­ ной конфликт между короной и парламентом, приведший в конечном счете к Англий­ ской революции 1640-1661 гг.

Гэлицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 217 ходится искупать его преемнику, сказал как-то президент Эно76.

Карл I77 стал печальным примером, подтверждающим эту истину, и обстоятельства, связанные с этим событием, всегда будут вы­ зывать изумление у грядущих веков. Совершив столь жестокое деяние, нация, похоже, исчерпала всю свою суровость и смени­ ла ярость на раскаяние. Человек в силу своей природы, когда его принуждают забыть о благоразумии, не может самостоятельно остановиться до тех пор, пока не столкнется с непреодолимым препятствием. Кто знает, до каких пределов дошла бы [англий­ ская нация] если бы на ее пути не оказался Кромвель78. Страдая до глубины души, исполненные самых нежных чувств, они [англи­ чане] положили корону и все свое достояние к ногам сына того, кого они отправили на эшафот79.

[л. Зіоб] Но если нация нашла в себе добродетель пока­ яться, то Яков II8 не проявил величия души, чтобы простить ее.

Хорошо известно, сколь губительным для англичан оказалось его долгое и тираническое правление81. Наконец, 1688 год завершил упрочение их конституции. Страна эта продемонстрировала тогда уникальное и удивительное зрелище: народ, проникнутый созна­ нием своих прав и единодушно руководствующийся ими, мирным и законным путем (как сказал мэтр де Лольм, коего так любят цитировать, говоря об англичанах) сместил короля, забывшего 7 Шарль-Жан-Франсуа Эно д’Арморезан( 1685-1770), французский историки ли­ тератор. В 1710-1731 гг. занимал пост председателя (le president) Палаты прошений Па­ рижского парламента, из-за чего получил у современных ему авторов прозвище «пре­ зидент Эно». Автор «Краткой хронологии французской истории до смерти Людовика XIV» (1744), многократно переиздававшейся в Х ІІІ-ХІХ вв., и ряда пьес на истори­ ческие темы. Член Французской академии с 1723 г.

7 Карл I (1600-1649), сын и преемник Якова I, король Англии с 1625 г. В резуль­ тате Английской революции 1640-1661 гг. был низложен с трона, осужден парламен­ том и казнен 30 января 1649 г.

7 Оливер Кромвель (1599-1658), один из ведущих политических и военных деяте­ лей Английской революции 1640-1661 г. В 1653 г. разогнал парламент и установил ре­ жим единоличной диктатуры - Протекторат, просуществовавший до его смерти.

7 После смерти Кромвеля (1658) и короткого периода политической нестабиль­ ности (1659-1661) командующий армией генерал Дж. Монк при поддержке политиче­ ских элит Англии в 1661 г. восстановил в стране монархию, возведя на престол Карла II (1630-1685), сына ранее казненного Карла I.

8 Яков II (1633-1701), сын Карла I и брат Карла II, король Англии в 1685-1688 гг.

Низложен в результате Славной революции 1688-1689 гг.

8 Неточность. Судя по контексту, автор говорит обо всем периоде Реставрации Стюартов, который на самом деле включал в себя не одно, а два царствования сыно­ вей Карла I: действительно продолжительное - Карла II (1661-1685) и довольно крат­ кое - Якова II (1685-1688).

Приложение 3 о правовы х нормах, установленны х для него К онституцией82.

Это83 событие, покрыв нацию славой, стало также по­ следней революцией в ее государственном устройстве. Англичане трижды совершали жертвоприношения во имя сохранения своих прав и эти три потрясения, укрепив их конституцию, должны были также обеспечить им счастье, [л. 32] Так была создана мудрая Конституция, ни одна из частей которой не ущемляет другую, а, напротив, обе взаимно зависят друг от друга84. Страсти, осла­ бленные медленным ходом времени на протяжении столетий, не могли заглушить голос разума, единолично направлявшего эту прекрасную работу, на выполнение которой едва хватило пяти веков85.

* * * [л. 33] Обратимся теперь к причинам, обеспечившим подобную мудрость решений, принимаемых этим народом вся­ кий раз, когда он занимался вопросом своего государственного устройства. Я уже отметил некоторые из них, но есть и еще одна, на мой взгляд, еще более важная. Несмотря на Великую хартию вольностей и мудрые законы, установленные при Эдуарде I, на­ род еще не имел значительной степени свободы. Мятеж, случив­ шийся при Ричарде II86, деспотическое правление Эдуарда IV87, Генриха VII и Генриха V III88 достаточно наглядно показали, что власть парламента мало сравнима с властью короля89.

[л. ЗЗоб] Однако народ не позволял ограничиваться лишь частым подтверждением действия Великой хартии по всему ко­ ролевству. Исполненный оправданного недоверия к собственно­ 8 В 1688 г., по приглашению ведущих английских политиков, на Британские острова высадилась голландская армия принца Вильгельма Оранского, который выступил про­ тив своего тестя Якова II под предлогом защиты протестантизма от короля-католика Покинутый армией, парламентом и даже собственными дочерьми, Яков II бежал из страны, а на английский престол в январе 1689 г. взошли Вильгельм Оранский и его супруга Мария. Эти события известны как Славная революция 1688-1689 гг.

83 Зачеркнуто: «последнее».

8 На полях: Более многочисленная партия совсем не угнетена той, которая [нрзб.] 4 почести, а та не ущемлена многочисленной партией, но [нрзб.] обе тесно связаны и не могут обойтись одна без другой».

85 Далее следует вычеркнутый абзац.

86 Ричард II (1367-1400), король Англии в 1377-1399 гг. Низложенный с трона сво­ им двоюродным братом, умер в темнице.

87 Эдуард IV (1442-1483), король Англии в 1461-1470 и 1471-1483 гг. В ходе Вой­ ны Алой и Белой розы дважды захватывал престол и один раз его терял.

88 Генрих VIII (1491-1547), король Англии с 1509 г. Прославился крайним деспо­ тизмом в политической и в личной жизни.

89 Вычеркнуто по сравнению с властью короля».

• Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 219 му воодушевлению в отношении победоносных и мудрых коро­ лей, он часто заставлял тех давать клятву никогда не посягать на основы его свободы, и, как показывает пример двух великих Эду­ ардов909первый из них давал подобную клятву 13 раз, второй - 20.

, Таким образом, королям напоминали об их обязанностях, часто указывая им на принятые ими обязательства. Подобная предо­ сторожность была особенно разумной в отношении воинственного государя Эдуарда IIP 1 Как известно, жизнь воина и победы про­.

буждают непреклонность и деспотизм, противостоять которому трудно. Что же было следствием этой часто применяемой предо­ сторожности? А то, что в результате происходило постепенное формирование национального характера и общественного сознания при сохранении спокойствия и покорности, [л. 34] Люди постига­ ли свои права, их представления расширялись благодаря осозна­ нию собственной значимости, их разум приобретал остроту, не­ обходимую для пользования свободой. Когда законы позволили им пользоваться ею в полной мере, она уже не была в диковинку для этой нации. Привыкнув издавна считать себя свободной, она увидела в своем новом статусе всего лишь осуществление давно принадлежавшего ей права и не попыталась отомстить тем, кто ей противился.

Усвоенные ею здравые идеи, расположив ее к размышле­ ниям, усмирили стихию бушевавших в ней страстей.

Благодаря тому хладнокровию, с которым она подошла к формированию своего государственного устройства, последнее не несет ни малейшего следа той ненависти, которую простой люд обычно испытывает к дворянству. Заставив уважать свои права, англичане научились уважать и права дворян, убежденные [...] [л. 34об] Невозможность творить зло всегда является достаточно суровым наказанием для тех, кто правит тираниче­ ским образом, и это очарование [...] Единственной местью было установление границ для полномочий трех властей и придание этим границам необходимой прочности, чтобы они смогли усто­ ять перед посягательствами тех, кто попытается их вновь нару­ шить. Столь удивительное поведение целой нации при изгнании короля Якова было продиктовано ее глубокой мудростью, при­ обретенной за долгое время и укрепившейся благодаря размыш­ 9 Очевидно, Эдуард I и Эдуард III, популярные и удачливые монархи, в отличие от Эдуарда II, низложенного своим окружением.

9 Эдуард III (1312-1377), король Англии с 1327 г. Снискал популярность у своих подданных, во многом благодаря успешному ведению Столетней войны 1337-1453 гг.

220 Приложение 3 лениям. Это показывает, какой прогресс пережили англичане со времен Карла I и насколько более четкими стали их представле­ ния о конституции. Они уже не пытались, как во времена Кром­ веля, заменить монархию республикой.

[л. 35] [...] выглядит изначально столь привлекательным.

Англичане стали опытны в управлении, их главной заботой было исправить несколько недостатков, попавших в их конституцию, и придать действенность Биллю о правах— после чего им остава­, лось только выбрать себе нового короля.

Таковы причины мудрого устройства этой конституции, на котором не оставили своих порочных следов ни поспешность, ни влияние страстей, поскольку созданию конституции предше­ ствовало становление национального характера.

[л. 35об] [...] нам не надо искать каких-либо других при­ чин совершенства этой конституции, кроме той, что в период ее формирования в Англии уже существовали национальный ха­ рактер и общественное сознание. Именно их появление должно предшествовать любой конституции, ибо они являются ее есте­ ственными основами, без которых сооружение не может быть сколько-нибудь прочным. Редко где можно найти такой глас на­ рода, влияние которого столь велико в Англии и который часто определяет действия ее правителей.

Это он контролирует парла­ мент и короля [,..]9 [л. 36] и тот, кто им управляет, это опять на­ 93, род. Здесь-то и находятся верные и неподкупные стражи, охраня­ ющие этот государственный строй. А та нация, что не готова его принять, вынуждена доверять его сохранение очень узкому кругу людей, которые либо никогда не руководствуются гласом народа, либо прислушиваются к нему лишь тогда, когда он толкает их на ошибочный путь. Мы обсудим этот вопрос во второй части, но, прежде чем закончить, позволю себе сказать еще пару слов.

Я жил некоторое время среди англичан и пытался узнать их отношение к их правительству, и я вовсе не утверждаю, что они все являю тся его поклонниками, хоть и питают в глубине души уважение к нему.

[л. Збоб.] Закончу же одним замечанием: конституция Англии вобрала в себя опыт многих веков, а новые инициативы [nouvelles tentatives] в тех вещах, что затрагивают миллионы лю­ дей, всегда опасны.

9 Билль о правах - конституционный акт, принятый английским парламентом по­ сле победы Славной революции 1688-1689 гг. Ограничил власть короля и гарантиро­ вал его подданным основные гражданские права.

93 Далее зачеркнуто четыре строки.

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 22 1 * * * [л. 7] В этой цепи событий и перемен [revolutions] можно увидеть и удивительную постепенность, которая, будучи след­ ствием случайности, привела к обретению94 англичанами их ны­ нешней свободы, и удачный результат подобного стечения обсто­ ятельств. Бросим затем беглый взгляд на Францию и определим, в какие периоды перемен [revolutions] она находилась в наиболее благоприятных условиях для получения конституции. В завер­ шение же я выскажу несколько соображений о тех обстоятель­ ствах, которые предшествовали обретению ею свободы, и о тех последствиях, которые эта преждевременная свобода имела для только что установленной там конституции.

[л. 7об.] Продвижение к свободе во Франции неизбежно должно было существенно запаздывать по сравнению с тем, что происходи­ ло у англичан [на полях: Продвижение более медленное. Почему].

Уже в изначальном устройстве французской монархии имелся ра­ дикальный недостаток, в дальнейшем постоянно выступавший од­ ним из главных препятствий для осуществления перемен в порядке управления ею. Таким недостатком была несогласованность между собой ее отдельных частей. Там никогда не имелось какого-либо всеобщего начала, которое позволяло бы направлять многочислен­ ные интересы в общее русло. Существовало множество разнородных интересов, в равной степени угнетаемых самодержавным государем, но, не будучи объединены, они лишь мешали друг другу [л. 8] и спо­ собны были оказать только слабое сопротивление поработившей их власти. Подобный порядок вещей не мог не затормозить развитие общественного сознания нации. Скованное невежеством и неизмен­ но удаленное от проводимой властями политики, оно не понимало ни мотивов, по которым те требуют платить налоги, ни благотвор­ ных последствий от уплаты справедливых налогов, таким образом, достаточно было ввести какой-либо новый сбор, чтобы оно [нрзб.

было(?)] в состоянии определить, является ли тот полезным или грабительским.

–  –  –

ния, способного объединить разнообразные интересы. Все эти раз­ нообразные интересы испытывали гнет единоличной авторитарной власти. Будучи разъединены, они не только оказывались способны лишь на очень слабое сопротивление угнетающему их государству, но еще и вредили друг другу. При подобном порядке вещей было невозможно надеяться на появление какой-либо конституции.

Однако подобная война между народом и государем, которому не хватало [денег ?], не могла не предвещать того, что нация, осознав свою силу, поставит пределы королевской власти. Не буду останав­ ливаться на ранних временах, а сразу перейду [нрзб.].

[л. 10] Продвижение к свободе во Ф ранции неизбежно должно было существенно запаздывать по сравнению с тем, что происходило у англичан. Уже в изначальном устройстве ф ран­ цузской монархии имелся радикальный недостаток, в дальней­ шем постоянно выступавший одним из главных препятствий для осуществления перемен в порядке управления ею. Таким недостатком была несогласованность между собой ее отдельных частей. Там никогда не имелось какого-либо всеобщего начала, которое позволяло бы направлять многочисленные интересы в общее русло. Существовало множество разнородных интересов95, в равной степени угнетаемых самодержавным [arbitraire] госуда­ рем, но, не будучи объединены, они лишь мешали друг другу и способны были оказать только слабое сопротивление поработив­ шей их власти96, [л. 10об.] Подобный порядок вещей естествен­ ным образом должен был существенно замедлить развитие на­ ционального сознания. Постоянные войны, которые Король вел против своих вассалов и иностранных государств, все время от­ влекали внимание [нрзб. подданных?] от того, как осуществля­ лось управление. Скованные невежеством и изнуренные плачев­ ным состоянием своего бытия, они при введении новых налогов не думали ни о чем, кроме возлагаемого на них бремени, и не ви­ дели даже, что обстоятельства [нрзб.] необходимые для [нрзб.] нацией своей собственной свободы. В условиях всеобщего хаоса, обычно сопутствующего расколу королевства, усилия королей по обеспечению блага [...] [л. 12] их народа оказываются практиче­ ски безрезультатны. Ведь - и это важно отметить - мы видим, 95 Зачеркнуто «все из которых» (qui tons etoient).

96 На полях: «Хотя эта нация была покорена несколькими народами, так же, как Галлы были покорены франками, вестготами и бургундами, страна, имея естественно непреодолимые границы, должна была неизбежно вновь оказаться под одной властью скорее, чем Галлия, чьи настоящие границы точно никак не определены».

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 223 что с начала XII века практически каждое царствование, включая царствование Карла V II97, было отмечено принятием скольких-то мудрых законов.

Людовик Толстый98, правитель справедливый и добрый, утверждал коммунальные хартии городов и подавал при­ мер освобождения крепостных. После него можно видеть его сына Людовика Молодого99, создававшего школы, Ф илиппа Августа100, покончившего с несправедливостями и всемогуществом крупных вассалов, Людовика V III101, следовавшего примеру Людовика Толстого и тоже освобождавшего крепостных в большом числе, и Людовика Святого102, подарившего Ф ранции несколько счастли­ вых мгновений, [л. 12об] Среди других королей, предшествовав­ ших Карлу VII, можно выделить Людовика X 103, чье царствование было отмечено прекрасным законом, запретившим под каким бы то ни было предлогом и под страхом бесчестия и четырехкратно­ го возмещения мешать земледельцам в их работах, посягать на их имущество, личность, орудия труда, быков и т.д.; - Карла IV 104, прозванного Красивым, который, как сообщает суровый побор­ ник справедливости Дю Т ийе105, оберегал право [нрзб.]; - и на­ конец, такого удивительного правителя, как Карл V 106, который, между двумя катастрофическими царствованиями107, сумел бла­ годаря собственной мудрости исправить плачевные последствия правления своего предшественника [л. 13] и подготовить Ф ран­ цию к несчастьям, которые ей пришлось испытать в правление его преемника108. Но если жестокие удары, полученные нацией из-за ее плачевного состояния и не позволили народу познать счастье, то мудрые законы, принятые таким числом королей, послужили 9 Карл VII (1403-1461), король Франции с 1422 г. Объединил страну и завершил Столетнюю войну 1337-1453 гг.

9 Людовик VI Толстый (1081-1137), король Франции с 1108г.

9 Людовик VII Молодой (1120-1180), король Франции с 1137г.

1 0 Филипп II Август (1165-1223), король Франции с 1180 г.

11 Людовик VIII Лев (1187-1226), король Франции с 1223 г.

19 Людовик IX Святой (1214-1270), король Франции с 1226 г.

1 3 Людовик X Сварливый (1289-1316), король Франции с 1314 г.

1 4 Карл IV Красивый (1294-1328), король Франции с 1322 г.

1 5 По-видимому, Жан дю Тийе (150 7-1570), известный французский историк.

1 6 Карл V Мудрый (1338-1380), король Франции с 1364 г.

1 7 Предшественником Карла V был его отец Иоанн II Добрый (1319-1364), ко­ роль с 1350 г., который потерпел тяжелые поражения в Столетнюю войну 1337-1453 гг.

и умер в английском плену. Преемником Карла V стал в 1380 г. его сын Карл VI Безумный (1368-1422), чье царствование было отмечено длительными и ожесточенными усоби­ цами знати, поражениями от англичан в Столетнюю войну и тяжелым психическим расстройством самого монарха.

1 8 На полях: «Царствование Карла VIII было памятной эпохой в истории Фран­ ции, в которую исчезли частью те причины, из-за которых до этого царил хаос, но пре­ жде чем сказать об этом [...]».

Приложение 3

–  –  –

Однако к середине XV века вдруг возникли Генеральные штаты, об­ ладавшие таким чувством достоинства, какое и должны иметь пред­ ставители большого народа, и так разговаривавшие с монархом, как, собственно, и должна разговаривать со своим предводителем нация, хорошо осознающая пределы его полномочий.

Это, без сомнения, был прекрасный момент для создания консти­ туции - момент, когда Королевский канцлер, придя в собрание, извинялся за то, что власть монарха чрезмерно вознеслась, когда численность королевских войск была ограничена, когда собрание говорило, что оно не собирается [...] Важно заметить, что первые Генеральные штаты Ф иФилипп IV Красивый (1268-1314), король Франции с 1285.

110 Карл VIII Любезный (1470-1498), король Франции с 1483 г.

1 1 См. выше сноску 50.

Филипп VI Валуа (1293-1350), король Франции с 1328 г.

113 См. выше сноски 44, 53, 54.

1 4 Далее на полях: «[нрзб.] государство в своем естественном и простейшем состо­ янии являлось деспотизмом; народ не мог осуществлять власть ни напрямую, ни через своих представителей. Тот, у кого есть привычка к управлению, лучше других умеет понимать текущие дела и воспринимать их во всей совокупности».

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 225 липп1 5созывал1 6не для получения субсидий. Но их деятельность очень быстро приобрела ту направленность, которую сохраняла и далее. Вторично Ф илипп собрал Генеральные штаты, чтобы полу­ чить согласие крупных вассалов на введение новых налогов для продолжения войны во Ф ландрии117. Их без основания называют Генеральными штатами, поскольку эти собрания не имели такого характера, но я не буду останавливаться на обсуждении данного вопроса, поскольку не он составляет основной предмет моего со­ чинения. Заметим лишь, что Ф ранция не могла ожидать [л. 14] от подобных собраний какого-либо улучшения118. Король требовал субсидий. Эти субсидии должен был платить народ, с которым совершенно не считались, а разрешение на них давали крупные вассалы. Таким образом, согласие на все [запрошенное] было по­ лучено. Я не буду останавливаться на тех Штатах, что собирались в царствования Людовика Сварливого, Ф илиппа Длинного11 и 9 Ф илиппа Валуа. История сохранила для нас слишком мало све­ дений, чтобы вывести из них какое-либо заключение. Мы сразу перейдем к правлению короля И оанна120, Если что-либо и способ­ но послужить наглядным примером того, как внутреннее несо­ гласие могло лишить Генеральные штаты какого-либо влияния, так это происходившее в упомянутое царствование, когда они со­ бирались каждый год121.

[л. 14об] Франция тогда была разделена на две большие части языка ок и языка ойль, каждая из которых имела свои собственные Генеральные штаты, собиравшиеся соответственно в Тулузе и Па­ риже. Часто случалось, что в одной части королевства одобряли то, что в другой осуждали. Имело место и еще одно неудобство. Ко­ роли ловко пользовались этими разногласиями и то созывали, то 1 5 Филипп IV впервые собрал Генеральные штаты в 1302 г., чтобы заручиться под­ держкой сословий в своем конфликте с папой Бонифацием VIII.

1 6 Зачеркнуто «не из-за финансовых потребностей».

1 7 Неточность. Вопрос о субсидиях для продолжения войны во Фландрии был по­ ставлен Филиппом IV перед Генеральными штатами лишь в 1314 г., однако тот созыв Штатов не может считаться вторым, как утверждает автор текста В период 1303-1313 гг. король неоднократно собирал представителей трех сословий по другим вопросам.

Проблема, правда, в том, что само понятие Генеральных штатов современниками тог­ да не употреблялось (оно появится только в конце XV в.), а потому применение его к таким собраниям историками в последующие столетия было несколько условным. Тем не менее определение в качестве Генеральных штатов, как минимум, собрания 1308 г., решившего судьбу Ордена тамплиеров, сомнений не вызывало.

1 8 Сверху написано «облегчения».

1 9 Филипп V Длинный (1293-1322), король Франции с 1316 г.

1 0 Иоанн II, см. выше сноску 54.

11 Далее следует зачеркнутый абзац, начинающийся словами: «Разделенное надве части - языка ок и языка ойль...»

Приложение 3 распускали Штаты по своему произволу, несмотря на некоторые мудрые ордонансы, некоторые энергичные шаги.

В этих собраниях не только не было единодушия, но они даже старались во всем противоречить друг другу. В той же степе­ ни, в какой Штаты Лангедока отличались мудростью и умеренно­ стью, Ш татам Л ангдойля был присущ беспокойный и мятежный дух. И поскольку [л. 15] Штаты были разобщены между собой, ни­ что не приводилось в действие и все оставалось по-старому. Осно­ ванные на столь дурных принципах Собрания, где отсутствует по­ рядок и нет никакого общего интереса, способного сплотить лю­ дей, всегда представляют собою бедствие даже более опасное для нации, чем тираны.

Общее внимание здесь рассеивается между разными объ­ ектами, каждый человек следует отдельной дорогой, и объединить всех никогда не удается. Более того, разум покидает людей, и, ослепленные страстями, они долго следуют самыми извилисты­ ми путями, пока окончательно не заблудятся. Все это столь ярко проявилось при Карле V, пока он прислушивался к ним [Штатам].

Тогда так же царили хаос и анархия, как и в правление его Отца.

Ж елая руководить юным Дофином, они [Ш таты] не стеснялись требовать от него увольнения должностных лиц, [л. 15об] всех магистратов и чиновников, что его окружали, и заместителей, на­ зываемых главными губернаторами, коих они же [Штаты] сами и назначили. Но поскольку здравый смысл приводит обычно к отказу от сделанного в смятении страстей, они [Штаты] вскоре дезавуировали себя и свои собственные действия. Избавившись от пут, мешавших ему проявить свое дарование, Карл по дости­ жении совершеннолетия перехватил бразды правления твердой рукой. Однако, наученный опытом предшественников и перио­ дом своего несовершеннолетия, он не спешил вновь собирать Ге­ неральные штаты. Он начал с восстановления спокойствия, дав почувствовать всю меру своей доброты, а Штаты, собранные не­ сколькими годами позднее [,..]1 2 [л. 16] его народа. Если Ф ранция совершенно ничего не платила, находясь под властью англичан, она этим обязана сему царствованию. Королевство при Карле V получило время, чтобы восстановить силы, ослабевшие при его отце Иоанне. Собранные под властью единого правителя, ф ран­ цузы познали, что такое Родина, избавились от страха, вызванно­ го постоянной сменой властителей, и сплотились вокруг своего Далее неразборчиво: «[нрзб.] сообщили ему [нрзб.] упадок».

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 227 предводителя. Именно этот дух, которым издавна они обладали, развившись, будут воодушевлять людей в течение долгого време­ ни и станет в царствование Карла VI мощным препятствием для всех поползновений Генриха V 123.

[л. 1боб] С восшествием на престол слабого короля, вско­ ре впавшего в слабоумие, тут же вновь появились Генеральные штаты. Подобное средство, считавшееся эффективным от болез­ ней государства, прежде, однако, способствовало лишь их усу­ гублению. Штаты, собравшиеся в 1382 г., два года после смерти Карла V, оказались еще хуже предшествующих. После кончины Карла V собранные им богатства были разворованы его братья­ ми, и, взойдя на трон, его сын Карл VI вынужден был взимать налоги. Он собрал Штаты, но они, не вникая в потребности теку­ щего момента, дали волю тем чувствам, которые испытывали по отношению к принцам, и отказали во всяких субсидиях.

[л. 27об.] Конечно, вредные последствия недостаточной согласованности1 4 позиций властей отдельных провинций про­ явились довольно заметно в Генеральных штатах, собравших­ ся в 1483 г. при Карле VIII. Именно в тот момент, когда король нуждался в субсидиях, не имея возможности обеспечить их себе иным путем, [народу] и нужно было бы утвердить за собой эту важную прерогативу - подвергаться налогообложению только с собственного согласия и признавая реальные нужды государства, а не по самодержавному произволу. Весьма недостойным сегодня выглядит то, как провинции, обладавшие собственными Ш тата­ ми, предали общее дело и упустили прекраснейшую возможность создать конституцию.

Однако вскоре появилась новая возможность сделать то же самое. На трон взошел Людовик X II125. Уже в царствование его жестокого предшественника1 6 можно было предвидеть до­ бродетели, которым однажды предстоит управлять Ф ранцией, [л. 26] За несколько лет своего правления он завоевал все серд­ ца, и народ его недостатки забыл, на троне его удостоили титула отца народа. Через восемь лет после восхождения на престол со­ бравшиеся в Туре Ш таты удостоили его прозвища «отец народа».

1 3 Генрих V (1387-1422), король Англии с 1413 г. В 1420 г. заключил в Труа до­ говор с Карлом VI Безумным о том, что становится его наследником на французском престоле.

1 4 Вставлено: «соответствия».

1 5 Людовик XII Отец народа (1462-1515), король Франции с 1498 г.

1 6 Речь, очевидно, идет о тесте Людовика XII - Людовике XI Благоразумном (1423короле Франции с 1461 г.

Приложение 3 И в этот, такой прекрасный момент, когда взрыв энтузиазма при­ вел к установлению тесных уз между народом и Королем, когда они настолько ладили друг с другом, что им [Штатам] следовало бы сказать ему: «Сир, народ [нрзб. - любящий?] своих монархов, обожающий их добродетели, добрые деяния Вашего [нрзб. - Ве­ личества?], этот народ хочет, чтобы вы услышали выражение его признательности. Вы царствуете над нами, С[ир], и всё это время мы столь [...]127, Вы царствуете над нами безраздельно [гёgnez en despote], поскольку Ваша сила в [народном] обожании.

Да продлятся Ваши годы! Но, в конце концов, как бы долго не продлилось Ваше [царствование], для нас этого все равно будет мало, а потому хорошо было бы, если б такое царствование могло продолжаться вечно! И кто может обещать нам, что наши дети обретут себе нового Людовика XII. Обладая властью, Вы никогда не злоупотребляли ею [нрзб.] Сир, если что-то и может сделать Вас еще более дорогим для нас, так если только Вы увековечите свои добродетели, сделав так, что и ваши преемники сочтут их необходимыми.1 8 И наши дети, благословляя свою счастливую судьбу, скажут: “Нами все еще правит Людовик X II”. [л. 26об] Способность творить зло оставляет им выбор только между бес­ помощностью и добродетелями. Дайте же нам наконец консти­ туцию, которая обяжет Ваших преемников следовать тому при­ меру, что является образцом для всех королей. И тогда, когда Вас уже не будет на свете, Ваши добродетели, Сир, защитят Ваших потомков от тирании угнетателя. Благословляя свою счастливую судьбу, они скажут “Нами все еще правит Людовик X II”».

Справедливый, добрый, любимый своим народом король, несомненно, был бы тронут, видя, как этот народ бросается к нему в объятия, прося защиты от тех королей, что станут его преемни­ ками. Однако мягкость его правления усыпила бдительность, и люди забыли, что бывают на свете и тираны.

С этого момента и до времен Карла IX 129 обстоятельства более не приводили к противостоянию интересов народа и коро­ левской власти [...] Воинственность Франциска I130, бездарность и галантность Генриха II1 1 распространялись на все общество.

* * * 2 Зачеркнуты два слова.

2 «Отнимите у них» [ ?] 2 Карл IX (1550-1574), король Франции с 1560 г.

3 Франциск I (1494-1547), король Франции с 1515 г.

3 Генрих II (1519-1559), король Франции с 1547 г.

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 229 [л. 25] Если немного поразмыслить о пользе, принесен­ ной государству различными Генеральными штатами, имевшими место со времен Ф илиппа Красивого и до 1614 г.132, то нельзя не признать, что те собрания, которые осознавали свою силу и важ­ ность выполняемых ими задач, проявляли наибольшую твер­ дость, оказывая сопротивление королям. Особенно это касается тех Штатов, что собирались при Людовике X III133.

Можно наблюдать три великие эпохи, когда Ф ранция имела возможность [нрзб.] и слишком отвлекло французов, что­ бы они смогли подумать о своих интересах. Одна из наиболее по­ разительных вещей - это то, что именно в правление Карла IX, которое ассоциируется всегда с убийством и кровопролитием134, были приняты наиболее мудрые ордонансы. На первый взгляд может показаться удивительным, что Ф ранция должна с благо­ дарностью помнить об этом отвратительном царствовании. О д­ нако повод удивляться исчезает, если вспомнить, что канцлером тогда был Лопиталь135.

* * *

–  –  –

12 После завершения работы Генеральных штатов 1614 г. новые Генеральные шта­ ты не собирались во Франции вплоть до 1789 г.

1 3 Людовик XIII Справедливый (1601-1643), король Франции с 1610г. Вето цар­ ствование состоялись последние в XVII в. Генеральные штаты 1614 г.

1 4 В царствование Карла IX имела место Варфоломеевская ночь - массовое истребле­ ние протестантов католиками в Париже в ночь на 24 августа 1572 г.

1 5 Мишель Лопиталь (1507-1573), французский государственный деятель, канцлер в 1560-1568 гг. В период Религиозных войн пытался добиться примирения католиков и протестантов на основе взаимоприемлемого для них компромисса.

1 6 Очевидно, речь идет о подавлении Карлом VI парижского восстания 1382 г., ког­ да против горожан был развязан массовый террор.

1 7 См. выше сноску 79.

Приложение 3 благо. Хотели ли они помешать правительству13 злоупотреблять властью? Но кто злоупотреблял ею больше гнусного М арселя139, стремившегося лишить Францию лучшего из ее законов? Однако Ш таты заседали тогда там же в Париже. И, наконец, существуют ли они для того, чтобы обеспечить уважение к Народу? Конечно же нет. Ведь именно в одно из тех царствований140, когда Ш таты собирались весьма часто, имело место такое непостижимое явле­ ние, как вынесенный судом смертный приговор Народу столицы, где против того были совершены преступления если и не столь многочисленные, как в Варфоломеевскую ночь, то, по меньшей мере, столь же гнусные.

[л. 17об] Во всех своих действиях человек руководствует­ ся личными интересами. Если он достаточно тесно связан с дру­ гими, то, думая о себе, он может вспомнить и о ближнем. В про­ тивном же случае он о нем забудет. Именно из такого совпадения интересов нескольких людей и из уважения этих интересов рож­ даются добродетели. Но добродетели уже сами по себе предпола­ гают определенную широту представлений, наличие некоторых знаний, которые должны расширяться так же быстро, как будет расти число людей. Иначе как мне понять, что я должен воздер­ живаться от определенных действий из-за того, что они, вредя моему ближнему, не могут быть полезны и для меня. Я бы жил изолированно от существующей действительности, как если бы, создав свое собственное маленькое общество, не являлся бы частью большого. Однако подобный [л. 18] принцип лишь стал основой всех обществ, а не предшествовал формированию какого-либо из них, поскольку он является результатом просвещения.

В условиях изначального неведения людей необходимо было, чтобы наиболее просвещенный из них думал за всех и стал тем центром, которому каждый подчиняет свою волю, дабы он объединил воли всех. И хотя каждый от рождения обладает да­ ром свободы, ошибочно думать, что он сумеет сохранить ее, как только перейдет в общественное состояние.

В это свое новое существование он входит со всеми теми чувствами и привычками, коими обладал в состоянии изоляции.

1 8 Зачеркнуто «министрам».

1 9 Этьен Марсель (1302/1310-1358), купеческий прево Парижа в царствование Иоанна II. В 1357 г. возглавил движение горожан, пытавшихся ограничить королев­ скую власть и расширить права Генеральных штатов. После восстания парижан в 1458 г.

сосредоточил в своих руках фактически диктаторскую власть. Убит сторонниками до­ фина (будущего Карла V).

1 0 Помечено на полях: Карл VI».

4 • Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 231 А потому необходимо его постепенно воспитывать, чтобы все его представления приобрели ту высоту, которая соответствовала бы новому спектру объединенных интересов [нрзб.], в коих он [нрзб.] порок, каковой он приобрел, перейдя к общественному со­ стоянию далеко не охватив их все. Однако его разум, который не желает ничего, кроме благ, проистекающих из общественного со­ стояния, еще не понимает, что их можно получить только ценой отказа от некоторых других благ, [л. 18об] а потому он обязан со­ вершить усилие для осознания того, в чем состоит благо других людей, дабы постараться согласовать его с собственным. К этому усилию разума он обязан сам добавить и еще одно, направлен­ ное на то, чтобы справиться с предшествующим размышлению инстинктивны м порывом, которому ранее следовал. Сколько проблем все эти сложности должны создать для нового обще­ ства? Впрочем, природа, похоже, предусмотрела такие сложности и, представив нам картину общества естественного, показала нам, как изначально следует обустраивать и любое другое. Подобным обществом является патриархальная семья. Глава ее у себя в доме абсолютный монарх: он решает все и все делается с его ведома.

Он накладывает на каждого частные ограничения, которые обе­ спечивают безопасность всех. И только когда эта семья, достигая определенной степени зрелости, становится достаточно созна­ тельной для самоуправления, эти оковы исчезают [нрзб. - но они не разбиты?] Как его [человека] представления постепенно менялись с детских лет и до сознательного возраста, так ему заново прихо­ диться учиться, и переходя в общественное состояние. Момент перехода к общественному состоянию - это такой момент, ког­ да он [человек] в моральном отношении впадает в настоящее детство. Привычные ему представления на каждом шагу оказы­ ваются поколеблены, всякие действия прекращаются, и только размышления о тех благотворных последствиях, что происте­ кают из этого нового порядка вещей, показывают и доказывают ему, что неволя подобного рода является гарантом его собствен­ ной безопасности. Но сколько же времени ему требуется, чтобы придти к такому заключению141. [л. 19] В той же пропорции, ко­ торая существует [нрзб.] между семьей и нацией, состоящей из нескольких миллионов человек, находятся и сроки, необходимые той и другой для достижения такой зрелости, при которой их чле­ Далее слова: «там», «вот почему».

232 Приложение 3 нам может быть предоставлена максимально возможная в обще­ ственном состоянии степень свободы. Если для первой для этого требуется двадцать лет, то для второй - несколько сот веков. Та­ кое осознание общих интересов не может передаваться одним ин­ дивидом другому, если общество слишком большое [нрзб.] так оно не могло бы развиваться, поэтому человек установил связи между несколькими группами индивидуумов, которые, расширяясь, об­ разуют нации. Но если и в такой патриархальной семье, которая может состоять из трех-четырех человек, опасно предоставлять им слишком много свободы, способной их погубить, то насколь­ ко же это более опасно в отношении больших наций? Пока люди пребывали в подобном детстве, они не могли осознавать всех своих взаимосвязей, из-за чего образованию всех наций предшествова­ ли все эти многочисленные революции.

Но таковые продолжались только до того времени, пока многочисленные индивиды не согла­ шались с ограничением проявлений своей воли, будучи объединены вокруг общего предводителя. Сколь бы плох он ни был, при нем было больше спокойствия и блага. И если уже процесс формирования обществ показывает нам, насколько невозможно каждому чело­ веку по отдельности или всем вместе управлять своими делами самостоятельно, то, полагаю, при этом изначальном непонима­ нии общественных интересов невозможно было и выбирать пред­ ставителей, [л. 19об] ведь для такого избрания надо было что-то знать о выборах, о равном распределении и прочих подобных ве­ щах. Ничего этого они иметь не могли, а без того были возмож­ ны опасные случайности, которым подвержена власть и которые являю тся основой для всякого раздора. Вот что мы видим, когда народы переживают период своего детства.

Такова вкратце история развития государств и такова была история Франции. Беря для сравнения путь развития, предлагае­ мый Природой, мы всегда сумеем объяснить причины неурядиц, число которых неизбежно множится прямо пропорционально тому, насколько люди удаляются от этого естественного пути142.

[л. 27] Поскольку Генеральные штаты до этого собирались почти при всех королях, народ мог бы привыкнуть размышлять и считать себя [чем-то важным?] и сформировать свое сознание.

Если бы Ф ранция в те времена была объединена под вла­ 4 На полях Как может человек в одиночку - я перехожу к общественному состо­ • янию - управлять собой? Никто не может руководить самим собой. Немыслимо руко­ водить и всеми. Он обязан заново учиться. Выберут представителей не [нрзб.] непод­ ходящих. Выберут короля, естественное управление».

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 233 стью одного вождя, а все интересы были бы общими, то это был бы подходящий момент для выработки конституции. К тому време­ ни Генеральные штаты собирались почти в каждое царствование.

Их периодический созыв показывал народу, что у того существу­ ет представительный орган, и давал ему возможность осознать свою значимость. С другой стороны, значительное расширение полномочий этого собрания давало понять королю, что у него во владениях существует власть, которая сильнее, чем он, которая угрожает ему и перед которой тирания всегда трепещет143, [л. 28] Нация, долгое время лишенная свободы, не может в один момент вернуться к обладанию оной, не причинив себе ущерба. Благодетельный человек, стоящий во главе общества и пришедший к замечательной идее отказаться от тех частных прав144, которые несправедливо принадлежат ему одному, и вер­ нуть их естественным владельцам,1 5 не преуспеет в достижении своей цели, если медлительность и осторожность1 6 [нрзб. - будут сопутствовать?] осуществлению столь прекрасного плана. К сожа­ лению, предвосхищая человеческие поступки необходимо при­ нимать во внимание множество страстей, которые ими движут.

Если бы эти поступки определялись только пониманием того, что есть добро, их результаты были бы просто предсказать и легко достичь. Однако, когда в потоке страстей те сталкиваются между собой, их сочетания оказываются совершенно непредсказуемыми и было бы ошибкой допустить, чтобы они управляли события­ м и147.

[л. 28об] Здесь возникает большой вопрос: необходимо ли сформировать характер нации до того, как дать ей конституцию, при которой можно было бы наслаждаться наивысшей степенью индивидуальной свободы, доступной в общественном состоянии?

[л. 20] Никогда Ф ранция не была более несчастной, чем в те царствования, когда Генеральные штаты собирались часто.

Это всегда была [нрзб.] с несколькими головами, каждая из кото­ рых смотрела в свою сторону и которые обнимали друг друга. Как можно сравнивать то состояние, в котором Ф ранция пребывала при Людовике Толстом, Людовике Молодом, Ф илиппе Августе и Святом Людовике, с тем, в каком она находилась при Ф илиппе 1 3 Дальше : «Эти». «В 1483 г. «Святой Людовик XII». «И по приходу к власти Карла IX».

14 Зачеркнуто «своей власти».

1 5 Поверх строки: «должна быть очень осторожной».

1 6 Это слово зачеркнуто.

17 Далее следуют слова: «Кн-зя Б. Г., жителя Севера Жителя Севера».

Приложение 3 Красивом, и его трех сы новьях148, Ф илиппе Валуа, И оанне II.

И если последним из [перечисленных] королей пришлось воевать против англичан, то первые изнуряли Францию крестовыми по­ ходами, оказывали сопротивление претензиям на гегемонию со стороны Пап, столь сильной в то время, смиряли гордыню сво­ их вассалов, еще более могущественных в XII [нрзб. - веке], чем в ХІ-м. [л. 20об] Поэтому нас уже не удивляет то, сколь мало реальной пользы принесли Ф ранции Генеральные штаты, соби­ равшиеся начиная с Ф илиппа Красивого и до Карла VII. Объем знаний, усвоенных нацией, был еще не настолько значительным, чтобы могло появиться достаточное число людей, способных по­ нять интересы государства. И если даже предположить, что их все же набралось бы именно столько, они, тем не менее, состав­ ляли бы слишком малую часть от всей нации, чтобы она смогла их оценить. Кроме того, Ф ранция до тех пор почти все время на­ ходилась в состоянии раздробленности. Ее еще не привыкли рас­ сматривать как единое целое. Еще не сформировались общие для всех представления, и каждый приносил с собой в Генеральные штаты те частные идеи и частные интересы, [л. 21] что окружали его с самого рождения. Дабы Генеральные штаты могли сделать что-либо полезное, необходима была сначала такая революция в устройстве Королевства, которая связала бы воедино его отдель­ ные части, и чтобы те какое-то время побыли в подобном состоя­ нии, привыкнув ощущать себя единым целым. Так вот и может родиться общественное сознание, способное разрушить частные предрассудки, ибо люди увидят связь, соединяющую все частные интересы с общим и поймут, что у них одна родина149. И тогда мы увидим, что Генеральные штаты принимают совершенно иной вид и проникаются всей значимостью своей задачи. И вот теперь мы вступили в такую эпоху истории Ф ранции, когда произошла подобная революция.

[л. 23] Какой же путь следовало избрать? Я не знаю. Бес­ спорно лишь одно: тот, по которому ведет случай, худший из всех. Ф ранции ныне нужен был бы великий человек, такой как Карл Великий150, который умел быть м у д р ы м ровно настолько, насколько требовалось для пользы дела (М абли Т. X.151*. В Ев­ ) 1 8 Людовике X, Филиппе V и Карле IV. См. выше сноски 103, 119, 104.

1 9 Далее зачеркнуто: «Та эпоха истории Франции, в которую мы вступили».

1 0 Карл Великий (747-814), король франков с 768 г., император Запада с 800 г.

1 1 Аббат Габриэль де Мабли (1709-1785), французский историк. Вероятно, речь идет о следующем издании: Mably, Gabriel de. Oeuvres completes de l’abbe de Mably...

Londres, Paris, 1789. 13 vol.

Голицын Б. О влиянии событий на формирование Конституции 235 ропе есть счастливый народ, который, прославившись тем, что его отцом-основателем был Петр I152, теперь идет к просвещению под водительством государыни153, во многом сравнимой с Кар­ лом Великим. Возглавив, подобно ему, не слишком просвещен­ ную нацию, она посредством учреждения школ стремится малопомалу распространять в народе свет знаний. И подобно ему, она покровительствует литераторам и ученым. И [делает это] не как Людовик X IV 154, остававш ийся им чуждым, а именно как Карл Великий - своими сочинениями, которые показывают, что она способна быть одной из них. Не довольствуясь покровительством наукам и искусствам, она лично составляет Свод законов, рефор­ мирует судопроизводство, стремится ограничить полномочия по­ мещиков.

[Другие отрывки:] [л. 5] И 155 насколько же более опасно при подобном поло­ жении вещей пытаться залож ить1 6 основы здания, которое долж­ но служить нашим потомкам? Разве могут принципы порядка, единообразия, надежности, коими надлежит руководствоваться при возведении подобного сооружения, восторжествовать среди толпы, страсти которой опасны тем, что заставляют разум замол­ чать? Не следует ли бояться, что образованное из несходящихся масс это внешне прочное здание однажды рухнет, похоронив бу­ дущие поколения под своими обломками?

[л. 9об] Можно заметить, что все эти Ш таты постоянно приносили так мало пользы из-за недостатка сплоченности вну­ три них. Но нация прогрессировала, и народ стал уже довольно просвещенным. Можно выделить несколько энергичных демар­ шей, как, например, тот, когда Ш таты отказали в субсидиях коро­ лю Иоанну, который [...] [л. 11] Это прекрасная идея - собрание суверенов, где мо­ нархами всегда являю тся те, кто наблюдает и молчит, а тот, кто говорит и, очевидно, пытается в этот момент присвоить себе ис­ ключительное право на суверенитет, таковое теряет, поскольку 5 Петр I Великий (1672-1725), царь Московский с 1682 г., император всероссий­ ский с 1721 г.

1 3 Екатерина II Великая (1729-1796), императрица всероссийская с 1762 г.

1 4 Людовик XIV Великий (1638-1715), король Франции с 1643 г.

1 5 Перед этой фразой зачеркнуто « Однако человек, восстановивший свои права на свободу, обязан сам же немедленно поставить пределы ее использованию».

1 6 Зачеркнуто «наметить».

Приложение 3 оно принадлежит не каждому из них, а только собранию в целом.

[л. 32об] с этой победой, этой Великой хартией, которая была так им дорога, которую они часто зачитывали в общественных местах.

[л. 38] Однако народ, не привыкший [нрзб.] к частому об­ новлению таких собраний, [нрзб. - способен?] догадываться, что существует на свете и другая власть, помимо власти короля.

Зерно свободы начало прорастать, и деспотическая власть Людовика XI оказалась недостаточно сильной, чтобы заглушить всходы. Едва он смежил свои очи, как поднялось [...] Эти повторяющиеся собрания, показывая народу, что существует орган, его представляющий и получающий от него всю свою власть, пробудили у народа интерес к его естественным правам. С другой стороны, значительное расширение полномо­ чий этого собрания напоминало королям, что у них в государстве существует власть более сильная, чем их собственная, которая в случае необходимости способна нанести удар по тирании.

М.Ю. Чепурина

ТЕРМИДОРИАНЕЦ КАМИЛЛ БАБЁФ И ЕГО ЧИТАТЕЛИ

Термидорианский период в идейной биографии Бабёфа всегда казался историкам довольно необычным и не слишком «удобным» для изучения, особенно - историкам левой ориентации. Как могло случиться, что Народный трибун, вожак санкюлотов, бывший герой революции в Пикардии и будущий основатель первой в истории коммунистической «партии»

примкнул к стану термидорианцев? Как объяснить и как оценить его несомненное, доказанное множеством источников, сотрудничество с Ж.-Л. Тальеном, Л.-С. Фрероном, и Ж. Фуше?

Как оправдать его нападки на якобинцев и Робеспьера: ведь Неподкупный и Трибун народа на равных вошли в пантеон великихреволюционеровдалекихпредшественниковроссийского большевизма как «гаранты» его исторической легитимации? Не бросает ли их «размолвка» тень на дело последователей? На протяжении полутора веков - с момента выхода в свет работы В. Адвьелля ученые бились над этими вопросами. Практически в любой из биографий Бабёфа те главы, где речь идет об осени 1794 г., едва ли не самые интересные во всей книге: даже наиболее традиционно мыслящим авторам приходится проявлять оригинальность, придумывая, как объяснить дружбу первого коммуниста с «контрреволюционными элементами».

По мнению Адвьелля, Бабёф сделался термидорианцем и нападал на робеспьеристов, пока не счел, что те, кто их сверг, желают гибели республики* По мнению М. Домманже, под 1.

влиянием событий Террора в Бабёфе проснулся сентиментализм, Мария Юрьевна Чепурина, аспирантка Института всеобщей истории РАН.

1 Advielle V. Histoire de Gracchus Babeuf et de babouvisme. P., 1844. T. 1. P., 1990. P. 113.

238 Чепурина М.Ю.

желание возродить «истинную революцию», в этот момент он и революционер, и контрреволюционер одновременно: «в общем, ошибочная позиция»2. В новом издании этой же книги историк уточнил: «После падения Робеспьера Бабёф, без сомнения, впал в термидорианскую ошибку, он смешал Робеспьера с террором. Но это осуждение Неподкупного было сделано с такими оговорками, что трудно ошибиться насчет его сущности. Ясно, что оно было временным заблуждением»3. В схожем духе высказался один из первых советских исследователей бабувизма А.Г. Пригожин:

«Если рассмотреть те положительные стороны, которые, по мнению Бабёфа, имел режим Робеспьера, то они вполне превышают, даже с точки зрения Бабёфа, его отрицательные стороны. Но Бабёф либо боится это признать, либо у него не хватает смелости сделать логический вывод из своих рассуждений»4.

Поклонник Робеспьера А. Матьез был беспощаден к Трибуну народа, окрестив его анархистом, подстрекавшим народ к восстанию, вожаком «золотой молодежи» и наивным агитатором термидорианцев, которому хоть и платили, но мало5.

«Банальным антиякобинцем, подхваченным общим потоком»,

- человеком, которому «только предстоит проделать путь от формальной демократии к революционной диктатуре», назвал Бабёфа П.П. Щ еголев в своей книге 1927 г.6 Ш естью годами позже он пересмотрел эту позицию: теперь Трибун народа оценивался Щ еголевым лишь как попутчик термидорианцев, разделявший с ними только тактические лозунги и осуждавший Неподкупного за то, что тот был недостаточно радикален7.

Интересные замечания об историографии Бабёфатермидорианца мы находим у Ж. Вальтера. Исследователи, считал он, «затратили много усилий, чтобы доказать, что Бабёф никогда не был решительным противником Робеспьера и что несколько притворных выпадов против него, сделанных на следующий день после 9 термидора, ничего не значат»8. В стремлении доказать «верность» своего героя робеспьеризму некоторые авторы, по словам Вальтера, даже прибегали к искажению источников: так, два историка во фразе Бабёфа «Робеспьер, чья память вызывает 2 Dommanget М. Babeuf et conjuration des Egaux. P„ 1922. P. 14.

3 Домманже M. Бабёф и заговор равных. М„ 1925. С. 63.

4 Пригожин А.Г. Гракх Бабеф - провозвестник диктатуры трудящихся. М„ 1925. С. 64.

5 MathiezA. La reaction thermidorienne. P., 1929. P. 89-96.

6 Щеголев П.П. Заговор Бабёфа. М„ 1927. С. 65, 92.

7 Щеголев П.П Гракх-Бабеф. М„ 1933. С. 40, 51.

8 Walter G. Babeuf et la conjuration des egaux. P„ 1937. P. 96.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели 239 справедливую ненависть», заменили слово «справедливая» на «несправедливая». К сожалению, их имен Вальтер не назвал. Сам он считал, что Бабёф находил у Робеспьера две ипостаси: прежде всего - революционер и лишь потом - диктатор. Такая позиция, по мнению, Вальтера, оставляла Трибуну народа определенное поле для маневра9.

По мнению норвежского историка К. Тённесона, борьба после 9 термидора разворачивалась не только между якобинцами и сторонниками реакции. Лагерей было не два, а три: третьим, в который входил и Бабёф, следует считать тех, для кого падение Робеспьера означало путь к установлению санкюлотской демократии10.

К. М азорик в своей монографии 1962 г. не слишком задержался на термидорианском периоде жизни Бабёфа, ограничившись лишь порицанием его «наивности» и «близорукости», которые «дезорганизовали народные массы»1. 1 В.М. Далин в предисловии к изданию сочинений Бабёфа подчеркивал кратковременность его термидорианского «заблуждения» и, вслед за Вальтером, высказывал мысль о двойственности восприятия Робеспьера Трибуном народа.

Изучая фонд 223 Центрального партийного архива Института марксизма-ленинизма (ныне - Российский государственный архив социально-политической истории), Далин установил, что именно в термидорианский период Бабёф читал и конспектировал «Цепи рабства» Марата и «Письма к избирателям» Робеспьера, что, в глазах советского историка, его тоже некоторым образом «оправдывало»: «А. Матьез не заметил или не оценил в должной мере того факта, что с самого начала своего возвращения к политической деятельности Бабёф занял совершенно отчетливую самостоятельную позицию на самом крайнем, подлинно демократическом фланге»12.

Самостоятельность Бабёфа, непринадлежность его ни к каким термидорианским группам, отмечала и Г.С. Черткова13.

Она акцентировала внимание на расхождениях в оценке роли Робеспьера правыми термидорианцами и Бабёфом, на различии 9 Ibid. Р. 96-98.

1 Tonneson К. L 'an III dans la formation du babouvisme / / AHRF. 1960. № 162.

P.411-425.

1 Mazauric C. Babeuf et la conspiration pour l'egalite. P., 1962. P. 19-20.

1 Далин В.М. Бабёф в 1794-1795 гг. Факты и идеи / / Бабёф Г. Сочинения. Т. 3.

М„ 1977. С. 8.

1 Черткова Г.С. Гракх Бабёф во время термидорианской реакции. М, 1980. С. 48-49.

Чепурина М.Ю.

их взглядов относительно частной собственности и на том, что свобода торговли и отмена реквизиций были лозунгами не только новой буржуазии, но и Электорального клуба14. «Даже те идеи, которые в этот период сближали его (Бабёфа - М.Ч.), по видимости, с правыми термидорианцами - ненависть к диктатуре, антиякобинизм, борьба за свободу печати и т.п. - были широко распространены и среди представителей крайне левых, плебейских течений», - писала она15.

Американский историк Р.Б. Роуз высказал интересное предположение о том, что Бабёф в действительности никогда и не симпатизировал якобинцам: до термидора он просто не участвовал в большой политике, а в 1796 г. стал хвалить Робеспьера только для того, чтобы привлечь на свою сторону его бывших союзников16.

Промежуточный итог разнообразным истолкованиям причин странного союза Трибуна народа с термидорианцами подвел Ж.-М. Шьяппа: «Незнание, вызванное изоляцией в тюрьме? Глубокая ненависть к насилию?.. Крайне настороженное отношение к Робеспьеру?.. Иллюзии насчет термидорианцев?

Все эти объяснения отчасти верны. Бабёф будет пламенным и искренним антиробеспьеристом, пока не скорректирует свою позицию в прогрессивную сторону и, в конце концов, не перейдет к ее защите на Вандомском процессе»17.

Сегодня, когда Бабёф больше не расценивается как предтеча существующего в нашей стране политического режима, а рассматривается просто как один из ярких деятелей французской истории, мы можем взглянуть на период его термидорианских «заблуждений» по-иному, не оправдывая и не обосновывая отличие его позиции от позиций Фуше и Тальена.

Ряд писем читателей к Бабёфу как редактору Journal de Іа liberte de la presse («Газеты свободы печати»), обнаруженные мною в фонде 223 РГАСПИ, быть может, помогут несколько расширить наши представления о политических взглядах Бабёфа сентябряТам же. С. 29,37,45. Электоральным клубом называли народное общество, засе­ давшее в помещении Епископства, где собирались парижские выборщики (electeurs отсюда и название). После 9 термидора оно объединяло наиболее радикальных деяте­ лей секционного движения. В тот период Бабёф был одним из вожаков клуба.

1 ЧертковаГ.С. Указ. соч. С. 47.

1 Rose R.B. Gracchus Babeuf. The First Revolutionary Communist. Stanford, 1978.

P. 158.

1 SchiappaJ.M. Gracchus Babeuf avec les Egaux. P„ 1991. P. 78.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели 241

–  –  –

Уже само по себе название издававшейся с 3 сентября 1794 г.

Бабёфом при поддержке депутата Конвента А.Б.Ж. Гюффруа «Газеты свободы печати» достаточно красноречиво говорит о тогдашних взглядах и приоритетах будущего коммуниста.

Позволю себе не согласиться с П.П. Щеголевым, считавшим идею свободы слова всего лишь атрибутом «формальной демократии». Свобода печати была для Бабёфа не абстрактным идеалом или самоценным принципом (который, впрочем, стал весьма актуальным после опыта якобинской диктатуры), но и средством реальной политики. Бабёф требовал, чтобы возможность свободно выражать свое мнение была обеспечена не только публицистам и интеллектуалам, но и всем гражданам Французской республики. Идея общественного мнения как идеального контролера, нового правителя, воплощения народного суверенитета и никогда не ошибающейся инстанции возникла задолго до Революции и была одним из столпов французского Просвещения. Вдохнув в нее новую жизнь, Бабёф начал первый номер своей газеты словами: «Я открываю трибуну для того, чтобы отстаивать права печати. Я устанавливаю центр, вокруг которого объединится батальон ее защитников»19.

Словосочетание «общественное мнение» стало одним из наиболее часто встречающихся на страницах этой газеты.

Так, например, двенадцатый номер от 18 сентября 1794 г.

(4 санкюлотида II года, праздник Мнения) больше чем наполовину был посвящен этому явлению. Бабёф писал: «Учреждая праздник Общественного мнения, законодатель, несомненно, надеялся, что, если этот верховный защитник свободы и счастья народов будет когда-то ущемлен или забыт, то, по крайней мере, в день, когда 1 В начале революции Франсуа-Ноэль Бабёф взял себе имя Камилл в честь древ­ неримского полководца. С 1793 г. он стад именоваться Гракхом, однако номера «Га­ зеты свободы печати» продолжая подписывать «К. Бабёф». Лишь переименовав га­ зету в «Трибун народа», Бабёф окончательно объявил себя «Гракхом», сообщив в пространном комментарии, посвящённом смене имени, что разочаровался в прежнем «патроне». Си.: Бабёф Г. Сочинения. Т. 3. М„ 1977. С. 135-138.

1 Бабёф Г. Сочинения. Т. 3. М„ 1977. С. 30.

Чепурина М.Ю.

французские республиканцы воскурят фимиам у его пьедестала, они будут вынуждены вспомнить, что должны за него отомстить,...грозный голос общественного мнения должен постоянно подыматься против любой узурпации прав народа»20. Далее он перечислял, что, на его взгляд, надлежит сделать врагам народа, дабы удержаться у власти, и добавлял: «Если же им не удастся достигнуть одновременно всех этих успехов, общественное мнение будет полностью обо всем осведомлено, и они погибнут»21. Неделю спустя Бабёф открыл восемнадцатый номер эпиграфом: «Сила общественного мнения и сила народа - одно и то же»22.

Впрочем, взгляд Бабёфа на общественное мнение отнюдь не тождественен соответствующим представлениям видных философов Просвещения. Вот, например, что писал на сей счет П.А. Гольбах: «Общественное мнение может обычно стать надежным мерилом для тех, кто управляет обществом»23.

Ламуаньон де Мальзерб трактовал данный феномен как «суд, который определяет истинную ценность всех талантов»24.

К характеристике этого «суда» Кондорсе добавлял эпитеты «разумный и справедливый»25. Среди философов Просвещения было довольно распространено убеждение, что общественное мнение не может быть слепым, не может ошибаться, как не может быть ошибочной и воля народа. И хотя порою высказывались иные точки зрения - Ж.Ж. Руссо, например, полагал, что общественное мнение («воля всех») может заблуждаться, несовпадаясобъективно существующим общественным интересом («общей волей»), - они, однако, не пользовались широкой популярностью.

События Ф ранцузской революции опровергли прежние, излишне оптимистичные надежды на общественное мнение.

О возможности манипулировать им Бабёф заговорил одним из первых в термидорианский период, заявляя о существовании «дурных людей», способных помешать народу в осознании его истинных интересов. Так, 13 сентября 1794 г.

Бабёф писал:

«Главные агенты [представители - М.Ч.] народа оказывали постоянное воздействие на общественное мнение, руководя им в 2 Там же. С. 86.

2 Там же. С. 87-88.

2 Там же. С. 114.

2 Гольбах П.А. Естественная политика, или беседы об истинных принципах инфор­ мации //Г ол ьб ах П.А. Избранные произведения Т. 2. М., 1963. С.363-264.

2 Цит. по: Шартье Р. Культурные истоки Французской революции. М, 2001. С. 41.

Там же. С. 43.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели 243 обществе, задавая тон всем остальным»26. День спустя он развил эту мысль: «Опыт нашей революции ясно показал, что мнение данного момента никогда не является правильным, и это не потому, что народ не способен собственными средствами прийти к правильному мнению, а потому, что ему никогда не оставляют его собственного мнения и что среди тех, кто правит, наиболее честолюбивые постоянно применяют особую тактику, чтобы подсунуть народу мнение или сочинение, выгодное единственно тому, кто его направляет, и всегда вредное для народа»27. Далее Бабёф прямо назвал своих врагов «манипуляторами общественным мнением»

и «регуляторами общественного духа»28.

В семнадцатом номере 26 сентября 1794 г. автор развил мысль о способах введения публики в обман: «Граждане, Комитет общественного спасения никогда не давал верного отчета о вашем внутреннем положении... Победы постоянно поглощали внимание неразмышляющей части народа»29. Признавал Бабёф и существование людей, меняющих, «подобно хамелеону, свои взгляды под воздействием пропаганды горстки пожираемых честолюбием регуляторов общественного мнения»30. Еще один выпад против этих «регуляторов» мы видим в номере одиннадцатом - сатирическое объявление, намекающее на приходящие в Конвент послания из провинций с жалобами на притеснения якобинцев (Бабёф, и не он один, полагал, что письма фабрикуются в Париже): «Требуется человек, умеющий составлять в нужном жанре обращения к Конвенту для рассылки их по департаментам...»31.

Бабёф заявлял о том, что намерен вернуть к жизни настоящее, истинное общественное мнение и подлинное народовластие: «Закон есть выражение общей воли; этому принципу, который тираны хотели придать тлению, мы вернем румянец раннего возраста, свежесть, свойственную ему в первые годы революции»32. Если для просветителей носителем мнения была прежде всего просвещенная публика, то для Бабёфа это весь народ, по крайней мере, та его часть, что готова участвовать в общественно-политической жизни. «Я призываю каждого из 26 Бабёф Г. Сочинения. Т. 3. С. 60.

27 Там же. С. 62.

28 Там же. С. 62, 63.

29 Там же. С. 111.

30 Там же. С. 52.

31 Там же. С. 85.

32 Там же. С. 57.

Чепурина М.Ю.

вас помочь мне материалами», - обратился он к читателям в завершение первого номера своей газеты33. Следующий ее выпуск содержал своего рода программное заявление: «Эта газета великая книга, открытая для всех истин; это почтовый ящик для всех охранителей родины и политическая трибуна для свободных и энергичных людей, друзей принципов. Поэтому мы приглашаем всех добрых граждан посылать по этому же адресу сообщения, письма и документы, которые они сочтут полезными...»34 Соответствующие объявления будут появляться почти в каждом номере его издания. «Это подлинно общественная газета, поскольку в ней сотрудничают все добрые граждане, которые того пожелают», - отметит публицист в четвертом номере 35.

Бросив клич к народным публицистам во втором номере, Бабёф объявил, что отныне его газета будет делиться на две части и первую из них, озаглавленную «Температура общественного мнения», он полностью отведет под письма читателей36. Однако содержание следующих номеров несколько отличалось от того, что можно было ожидать после такого заявления.

Третий номер действительно открывался заголовком «Температура общественного мнения», после чего шли пространные рассуждения Бабёфа о безуспешности происков врагов народа и о множестве прекрасных писем, присланных в ответ на призыв. Тем не менее опубликовано было лишь одно из них под заголовком «Рассмотрение вопроса о том, совместима ли свобода печати с революционным правительством».

Любопытно, что от редакторского текста письмо отделено лишь кавычками:

при беглом просмотре оно не воспринимается как нечто отличное от тех абзацев, что были написаны самим Бабёфом. Нет ни слова и об авторстве этого послания37.

Четвертый номер тоже открывался вышеупомянутым заголовком, казалось, предвосхищающим публикацию писем с мест, однако на деле вниманию читателей не было предложено ни одного из них. Всю рубрику на сей раз занимал монолог самого

Бабёфа, а «глас народа» звучал лиш ь в пересказе редактора:

«Я очень доволен тем, что придумал “почтовый ящ ик для истин”.

Он доставляет мне столько материалов, что я испытываю только 33 Там же. С. 37.

34 Там же. С. 41.

35 Там же. С. 47.

36 Там же. С. 42.

37 Там же. С. 42-44.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели затруднение в выборе, и моя газета в первой части оказывается готова сама собой»38. Заявление довольно странное, если учесть, что писем от читателей в номере нет вообще.

Впрочем, вторая половина четвертого номера, озаглавленная «Раздумья мыслителя о свободе печати», начинается словами «Я пользуюсь приглашением, содержащимся в твоём 2-м номере...» и т.д.39, из чего можно заключить, что это, очевидно, письмо одного из читателей. Но чье именно? Ф амилии автора редактор снова не указал: в конце письма, совпадающем с окончанием всего номера, стоит обычное «К. Бабёф». Эти «Раздумья мыслителя» будут с перерывами публиковаться на протяжении нескольких последующих номеров, пока не завершатся в девятом. Но и здесь имени автора письма нет: если, конечно, это на самом деле письмо.

Что касается рубрики «Температура общественного мнения», то в пятом и шестом номерах под ней вновь помещены тексты самого Бабёфа, а начиная с седьмого номера она и вовсе исчезает.

Первое подписанное письмо в редакцию появилось только в восьмом номере, и принадлежало оно перу некоего Ведере40.

Далее мы еще вернемся к этому корреспонденту.

В номере двенадцать вновь было опубликовано письмо без указания автора. Комментаторы русского издания этого текста предположили, что эпистолярная форма служила лишь художественным оформлением очередной заметки самого Бабёфа41. Полагаю, что гипотеза не лишена оснований: такие же подозрениязакрадываютсяиприознакомлениисомногимидругими безымянными письмами, опубликованными в «Газете свободы печати». Следующий аналогичный текст, тоже не подписанный и разделённый на части несколькими подзаголовками, появился в четырнадцатом номере: здесь непонятно даже, идет ли речь об одном письме или о нескольких, опубликованных подряд друг за другом42.

Чем объяснить столь небрежное отношение к «авторским правам»? Вероятно, самим замыслом газеты и тем, что понимал Бабёф под общественным мнением. Он, очевидно, просто не видел никакой разницы между собственными текстами и текстами своих,5 Там же. С.47.

39 Там же. С. 50.

40 Там же. С. 66-70.

41 Там же. С. 88.

43 Там же. С. 96-100.

Чепурина М.Ю.

единомышленников из числа читателей, поскольку в рамках его представлений о единой народной воле авторство той или иной заметки не имело особенного значения: достаточно было того, что ее написал патриот-республиканец. Вероятно, такими же соображениями руководствовались и те его многочисленные читатели, кто либо не подписывал своих посланий Бабёфу, либо подписывался одной-двумя буквами, либо прямо оговаривал, что полностью уступает редактору права на свое сочинение.

Не исключено также, что малое количество опубликованны х Бабёфом писем, особенно в первых номерах, обусловлено низким литературным качеством, а то и просто элементарной безграмотностью присылавшихся ему текстов, вторичностью содержавшейся в них информации. Во всяком случае, на эту мысль наводит знакомство с теми из писем читателей Бабёфу, что хранятся ныне в РГАСПИ. Логично предположить, что в силу ограниченного размера издания и не слишком высокой информативности большинства посланий Бабёф предпочитал давать просто краткое резюме настроений, выраженных в общем массиве писем.

Отождествлял ли он себя в мировоззренческом плане со своими читателями? М еняла ли приходящая в газету корреспонденция его собственные взгляды, в частности, на феномен общественного мнения? Ответ я попробую дать в конце статьи.

* * * Перейдем теперь собственно к письмам читателей, присланнымв«Газетусвободыпечати».Воригиналеихдо нас дошло всего лишь двенадцать - в фонде 223 РГАСПИ. Десять посланий включены в опись корреспонденции Бабёфа, а два находятся среди его собственных документов, поскольку содержат пометки, сделанные его рукой. Еще пятнадцать писем сохранились благодаря публикации в газете. К сожалению, не все их них составители собрания трудов Бабёфа на русском языке сочли достаточно интересными для включения в это издание. С опубликованными Бабёфом посланиями читателей, не вошедшими, однако, в четырехтомник 1975-1982 гг., я знакомилась по репринтному изданию «Газеты свободы печати» 1966 г.

Логично был обырассматривать прислан ные Бабёфу п исьма в хронологическом порядке, но это не представляется возможным:

далеко не все они датированы, касательно большинства из них Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели понятно лишь, что они относятся к сентябрю -октябрю 1794 г. Да и сам Бабёф почти никогда не датировал публикуемые им письма.

Поэтому мы будем рассматривать их в соответствии с тематикой и жанровыми особенностями.

Все сохранившиеся письма можно условно разделить на четыре неравные группы.

Первая - традиционные «письма в редакцию», отзывы и пожелания автору газеты. Эта категория немногочисленна, она включает всего два документа: Бабёф призывал, прежде всего, присылать ему тексты для публикации, а послания подобного рода для таковой не предназначались.

Начнем с самого короткого письма редактору. Написанное на клочке бумаги, оно столь лаконично, что приведу его здесь целиком: «Прошу тебя рассмотреть в одном из ближайших номеров следующий вопрос.

Когда трепещущий якобинец кричит:

“Спасите родину!” не похож ли он на убийцу, который, придя в, ужас от своего преступления, тщетно пытается спасти жертву и зовет врача? П.Д.»43. Очевидно, какой-то единомышленник «Аттилы робеспьеристов» (как тогда называли Бабёфа) выделил пару минут для того, чтобы подкинуть своему любимому публицисту новое хлесткое выражение.

Чуть более многословным был читатель, подписавшийся L.j.d.C. Он 25 сентября 1794 г. попенял Бабёфу за то, что тот недостаточно глубок и недостаточно радикален: «Заглушать крики мятежников и наемных шавок, показывать пальцем на корыстных людей во фракциях - это, бесспорно, славные и полезные дела. Но для общей пользы нужно раскрыть всем республиканцам глаза на комитетскую олигархию, рассказать им о ее зарождении, росте, временных болезнях, выздоровлении и восстановлении со всеми данными ей средствами»44. К этому добавлялись пожелания проявлять больше проницательности и ничем не пренебрегать для достижения своей цели.

Вторая категория писем - информационные. Это - послания 4 РГАСПИ. Ф. 223. Оп. 2. Д. 546. В оригинале: «CitoyenRedacteur.jetepried'inserer

dans un des tes prochains numeros la question suivante. Lorsqu'un jacobin tremblant crie:

vite au secours de la patrie!... n 'est il pas comme un assassin, qui dans leffroi qui suit le crime, en vain pour sauver sa victime appelleroit un medecin? P.D.».

4 Там же. Д. 544. В оригинале: «Etouffer les cries seditieux des aboyeurs stipendies, personaliser les interesses aux factions sont sans contredit des ouvres glorieuses et utiles, mais pour le Biengeneral il faut convaincre tous les republicains de 1'oligarchie comitiale, leur decouvrir son berceau, son accroissement, ses maladies temporaires, sa convalescense et sa recurrection avec les remedes qu'en lui a donnes - il faut, sans oublier les personages, anticiper... vousest trop familier... il ne faut negliger aucun moyen de Foperer tout entier».

Чепурина М.Ю.

граждан, взявших на себя роль бесплатных репортеров «Газеты свободы печати»: отчеты, впечатления, жалобы. Подобные тексты либо непосредственно предназначались для публикации, либо выступали источником сведений, которые затем находили отражение в статьях самого Бабёфа. В нашем распоряжении четыре документа подобного рода.

Написанное вполне грамотно (редкость!), чётким устоявшимся почерком послание секретаря Клуба кордельеров Дюфюра (D ufur) не выражает каких бы то ни было субъективных взглядов или частных мнений: Дюфюр без каких-либо комментариев переслал Бабёфу отчет о заседаниях клуба за 2 0 сентября 1794 г. Содержание отчета - речь идет о переносе в Пантеон праха Марата и произнесенных в связи с этим речах - не имеет прямого отношения к теме настоящей статьи.

Интересен вопрос: были ли подобные посылки от кордельеров регулярными? Отсутствие комментариев к отчету и объяснений причин его отправки к Бабёфу косвенно свидетельствуют о том, что подобные послания Дюфюра в «Газету свободы печати» были в порядке вещей45.

Совсем иное - экспрессивное, яркое и, увы, безграмотное письмоотправиларедактору«Газетысвободыпечати»безымянная санкюлотка из городка Дурдан под Парижем. Ж енщина жаловалась на некоего Супа (Soupe), генерала-якобинца, который бесчинствовал в ее коммуне, проводя массовые аресты и устраивая варварские реквизиции. В завершение санкюлотка выражала желание, чтобы ее обидчик был изобличен в газете.

Конвент в рассказе женщины выступает как единое лицо и, вероятно, выполняет в ее представлении ту роль, которая раньше отводилась «доброму королю»: корреспондентка не сомневается, что, узнав о дурном поведении Супа, он «не замедлит спровадитъ этого деревенщину и хорошенько ему наподдать»46. Этот интересный документ полностью публикуется ниже.

Отметим, что послание санкюлотки сохранилось в архиве как приложение к незаконченной (вернее, едва начатой) статье Бабёфа. Очевидно, он планировал поместить его в газете. До нас дошел листок с заголовком «Продолжение документов о якобинцах, обещанных в № 16» и переписанными Бабёфом из этого письма несколькими начальными предложениями, причем без каких либо исправленийтехмногочисленных грамматических 45 Там же. Д. 549.

46 Там же. On. 1. Д. 260.

Термидорианец Камилл Вабёф и его читатели ошибок, которые допустила корреспондентка. Очевидно, он считал недопустимым править, «цензурировать» чужой текст.

Почему же письмо так и не появилось в газете? Вряд ли Бабёф просто не успел его опубликовать: оно было написано 18 сентября, а последний, двадцать седьмой номер вышел 13 октября, то есть до того, как возникли проблемы с выпуском газеты, у Бабёфа имелось еще достаточно времени. Возможно, ограниченный объем издания заставил редактора отдать предпочтение другим, более важным для него материалам, например, документам Электорального клуба.

Еще два письма, которые можно отнести к категории информационных, были опубликованы Бабёфом. Первое принадлежало перу «Республиканца М:у:г» и сообщало о настроениях в Бельгии. Автор докладывал о высочайшем патриотизме жителей Гента (отметим, что текст адресован не Бабёфу, а его издателю Гюффруа)47. Второе письмо, принадлежащее перу А. Ж алла, было посвящено состоянию дел в Ренне. По словам автора, во времена якобинцев город «оплакивал свою свободу», но прибытие представителя термидорианского Конвента «предшествовало возвращению счастья»48. Возможно, решающим аргументом в пользу публикации обоих писем послужило именно то, что они пришли издалека. Показывая, что его газету читают не только в столице, но и далеко за ее пределами, Бабёф поднимал авторитет своего издания. Примечательно, что письмо Жала, единственное из опубликованных, было датировано

- 12 вандемьера. Учитывая, что номер вышел 19 вандемьера, мы можем получить некоторое представление о сроках рассмотрения Бабёфом поступавшей к нему корреспонденции.

Письма третьей, самой многочисленной категории условно назовем публицистическими. Сюда входят тексты, претендующие на статус статей и содержащие какие-либо авторские комментарии по актуальным вопросам. Такие письма присылались не для того, чтобы просто известить о чем-либо редактора газеты, а именно для опубликования. Некоторым из них предпосланы краткие преамбулы, напоминающие о брошенном во втором номере призыве присылать материалы и содержащие просьбу напечатать статью, а иногда также оправдания и извинения в связи с недостаточно высоким качеством текста. Всего в данной группе семнадцать посланий.

4 Бабёф Г. Сочинения. Т. 3. С. 126-127.

4 Там же. С. 148.

250 Чепурина М.Ю.

Поскольку жанр публицистики предполагает сугубо личностный подход к оценке обсуждаемых проблем, было бы вполне логично ожидать достаточно широкого разброса мнений у авторов писем данной категории. Однако все обстоит как раз наоборот. Послания очень похожи друг на друга: по большей части их авторы с некоторыми вариациями воспроизводят точку зрения Бабёфа, используя традиционные для той эпохи штампы революционного лексикона. Таково, например, безымянное письмо из третьего номера49 или послание «врага всех тираний» Леды Р. из семнадцатого50.

Немногим отличается от них и статья вышеупомянутого Be дере (Veideres), тоже удостоившаяся публикации у Бабёфа. Автор сравнивает революционное правительство с древнеримской диктатурой и рассуждает о свободе печати51.

Интересен этот Вед ере прежде всего тем, что от него дошло не одно, а целых два письма. Второе сохранилось в архиве, причем, как и ранее рассмотренная нами жалоба санкюлотки, среди авторских документов Бабёфа, поскольку тот сделал на нем свои пометы, дав название «Как утерли нос медикам без практики, или Отчаяние Дюгема» и оставив приписку «В ожидании возобновления выхода моей газеты... я буду публиковать превосходные произведения, которые доставили мне корреспонденты в то время, как я вынужден был приостановить издание...»52. Можно предположить, что письмо было написано в начале октября 1794 г., незадолго до разрыва Бабёфа со своим издателем Гюффруа и прекращения публикации газеты, называвшейся к тому времени «Трибун народа».

Если первое послание Ведере было написано в серьезном и спокойном тоне, то во втором гораздо больше язвительности, иронии, сарказма и вообще художественная составляющая выражена довольно ярко. Возможно, Ведере в своей интонации вольно или невольно подстраивался под Бабёфа, поскольку в поздних номерах «Газеты свободы печати» тоже нередко проскальзывают юмористические и пародийные нотки, ранее отсутствовавшие.

Заметка Б. Леблона (Leblond) «Антиробеспьеризм, или французский народ, уставший от угнетения» не нашла своего 49 Там же. С. 43-46.

50 Там же. С. ИЗ.

51 Там же. С. 66-70.

52 РГАСПИ. Ф. 223. On. 1. Д. 263. См.: Бабёф Г. Сочинения. Т. 3. С. 535.

Термидорианец Камилл Вабёф и его читатели места на страницах «Газеты свободы печати», но сохранилась в архиве. После традиционного рефрена о недопустимости угнетения народа автор выражает мнение, пожалуй, излишне оптимистичное, но довольно распространенное в то время: «Да будет, известно, что семь восьмых и больше наших представителей искренне хотят счастья народа, но убеждены, что, пока идет война, они могут выковать его счастье и сделать его довольным лишь энергичным и жестким управлением, честность, добродетельность и справедливость которого были бы базой всех их поступков Д а будет известно, что масса французского народа в основном очень добра и благонравна, и ей не нужно почти ничего, кроме хороших законов»53. Подобная идеализация народа была в тот период присуща и Бабёфу, а вот взгляд своего корреспондента на депутатский корпус он уже вряд ли разделял. К тому же Леблон, по сути дела, защищал революционный порядок управления

- главный объект критики Бабёфа. «Также я прошу тебя быть редактором этой заметки»54, - приписал в конце корреспондент.

Возможно, он был не уверен в качестве своего сочинения.

Такую же неуверенность в литературных достоинствах своего послания выражал некий Гранж (Grange): «Моя бездарность заставляла меня хранить молчание, но, вдохновлённый приглашением, которое ты делаешь всем, кто оберегает права человека, я беру на себя смелость отправить тебе настоящее письмо, содержащее некоторые факты, которые я наблюдал своими собственными глазами и которые есть не что иное, как предисловие к тем истинам, которые еще я собираюсь тебе высказать. Ты мог бы брать суть тех идей, которые я буду периодически сообщать тебе, и использовать их так, как посчитаешь нужным»55. Текст характеризует автора как человека не слишком хорошо образованного, поскольку не только написан с ошибками и скверным почерком, но даже не разделен толком на предложения.

Однако в стороне от политических событий Гранж явно не стоял: за время Революции он, по собственным словам, был арестован четыре раза. Основной сюжет его письма - жалобы 5 РГАСПИ. Ф. 223. Оп. 2. Д. 548.

5 Там же.

5 Оригинал: “Mon incapacity m'avait oblige а rester taisant, mais anardi par 1'invitassion que tu fais a tous les survullians du droit du peuple, je m'asarde a te faire passer la presante, qui contient certains faits que j ' ai vue de mes propres yeux, et quy n' est point ainsi dyre que la prefasse des verites que j ' ai a te dyre, pour que tu puisse prandre la substance des у dees que je te communiquerai periodiquement, et au faire tel usage que tu croiras convenable».

252 Чепурина М.Ю.

якобинцев на то, после 9 термидора их подвергли угнетению.

По мнению Гранжа, такие жалобщики сами - настоящие притеснители народа, «не кто иные, как апостолы последнего тирана, которые, предвидя неизбежное падение, каждый день кричали, что их хотят убить. За этим скрывалось их собственное желание убивать и стремление избежать позорной смерти на эшафоте. Апостолы последнего [тирана[ поздравляя Конвент со свержением им подобного, кричат также, что это он принуждал их к насилию против патриотов»56. Гранж полагал, что Конвент во времена Робеспьера не имел возможности слышать подлинный глас народа, а получал лишь строго дозированную информацию, подготовленную группой заинтересованных лиц. Автор письма призывал «просветить народ относительно его собственных интересов, указать на них, когда кругом звучат стенания или, вернее сказать, царит панический ужас, вызванный действиями негодяя, ушедшего в небытие, - такова цель, которую должен поставить перед собой каждый гражданин». Обратим внимание на тезис о неспособности общества самостоятельно, без помощи «просветителей», понять свои собственные интересы - мы еще вернемся к нему.

Далее Гранж продолжал: «Больишнство департаментов ещг совершенно не почувствовали благодеяний революции (10 тер\мидора\), и мне известны такие администрации, которые отказались выполнять декрет, предписывающий освободить земледельцев \из тюрем] - и эти самые комитеты еще считают, что аристократия притесняет их и хочет осуществить контрреволюцию»57.

Неизвестно, откуда Гранж черпал свои сведения о ситуации в провинции, ведь его письмо, на котором отсутствовала обычное для корреспонденции из других городов указание «в Париж», скорее всего, было отправлено из столицы. В заключение автор, как и ранее упомянутый Леблон, выражал уверенность в лучших устремлениях и твёрдости Конвента58. Письмо осталось неопубликованным.

Упоминания о кровавых кинжалах, отравленных факелах 56...ses grans ericuf qui se disent etre persecutes ne sont dautres personnes que les appotres du dernier tirand qui voyant la chute inevitable criait toujours que lon voullait Pasassiner pour faire venir lanvi a quelquen de la faire et per la separner la honte de porter la tete sur lechafaut, les apotres de ce dernier an felicitan la Convention pour la distruction de son sanblable orient aussi quii le faisait a la vexation, contre les patriotes...

57 La majoritte des departemants n 'a point santi ancore le bienfait de la revolution (du 10 ter) et j e an connais dont les administrations ont refuse de metre axecution le decret quy met en liberte les cultivaeurs et ces memes commites creent deja que Paristocratie les vexe et veut operer une contrrevolution...

58 Там же. Д. 540.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели 253 (torches empoisonnees), тиранических заговорах, звероподобных «сектантах» и спасенной Ф ранции в изобилии присутствуют в письме гражданина Фремана-младшего (Frem an Junior), напечатанном в девятнадцатом номере59. В свойственных эпохе выражениях он призывал Конвент и сограждан расправиться с оставшимися якобинцами, пока те не задушили едва-едва народившуюся свободу. Интересно, что в архиве Бабёфа имеется записка от 19 сентября 1794 г. (девятнадцатый номер газеты вышел десятью днями позднее), приложенная к несохранившейся статье. В записке говорится: «Направляю тебе несколько строк...

о жестокой системе, введенной в действие Обществом якобитов.

Прошу тебя напечатать их и уступаю тебе пра ва на них. Фримен младший (Freeman junior)»60. Различие в написании фамилии удивляет: вряд ли речь идет о двух разных людях. РІевозможно и утверждать наверняка, прилагалась ли записка к той статье, которая была опубликована, или к какой-нибудь другой, если Ф реман-Ф римен писал Бабёфу не один раз. Любопытно, что автор назвал якобинцев «якобитами»: не выдает ли это вместе с англоязычным написанием фамилии - Фримен - его британское происхождение?

По заметке гражданина Венсана «Сравнение патриота и душегуба» можно судить о том, как некоторые из участников Французской революции представляли себе идеального человека будущего. По мнению Венсана, этот истинный патриот не только любит родину и всячески содействует ее благу, но и с радостью выполняет обязанности сына, мужа и отца, заботится о слабых, уважает стариков. Злоба и мстительность ему незнакомы, однако он ненавидит врагов Отчества, а это не только те, кто сражается против нее с оружием в руках, но и люди, запятнавшие себя низкими поступками и аморальным поведением. Впрочем, перед тем, как объявить кого-либо дурным гражданином, патриот ищет тому надежные доказательства. Он не играет чужой жизнью и свободой, ему чуждо «иезуитское лицемерие, состоящее в том, чтобы маскировать преступления словом добродетель»61. Подобный образ «патриота», с одной 5 Journal de Іа liberte de la presse. № 19. P. 6-8 //Jo u rn a l de la liberte de la presse par G. Babeuf. An Il-an III. Reimprime d'apres l'exemplaire de la bibliotheque nationale. P., Milan, 1966.

6 РГАСПИ. Ф. 223. On. 2. Д. 542. Оригинал: «Je te fais passer quelque lignes... pour le sisteme atroce que met en Pratique la Socie te jacobite. je te prie l'imprimer et t'e n cede la propriete».

6 Journal de la liberte de la presse. № 24. P. 5-8.

254 Чепурина М.Ю.

стороны, несет в себе имплицитную критику якобинцев, которые, согласно распространенным в термидорианском дискурсе стереотипам, как раз и «маскировали преступления словом добродетель». Однако, с другой стороны, в нем просматривается и прямая преемственность с тем этическим идеалом, который пропагандировали Робеспьер и его сподвижники62. Любопытно также, что идеальному патриоту, согласно Венсану, должны быть чужды всяческие интриги и комбинации: он прост и чист, «как свобода». Едва ли такой патриот стал бы участвовать в «заговоре равных»...

Письмо читателя Дювивье, написанное 25 сентября и опубликованное 1 октября в двадцать первом номере, разделено на две части. В первой поднимается вопрос о введении в действие Конституции 1793 года: автор возмущен тем, что вместо столь мягкого и демократичного закона до сих пор действует революционный порядок управления. Этот террористический режим, считает Дювивье, угрожает не только жизни и свободе французов, но и их собственности. Как видим, этот читатель Бабёфа далек от каких бы то ни было коммунистических взглядов.

Во второй части письма корреспондент выражает недовольство тем, что о только что происшедшем тогда покушении на Тальена

- политика, игравшего при Термидоре одну из ведущих ролей в демонтаже системы Террора, - говорят меньше, чем во время Террора говорили о покушении, совершенном против Колло д’Эрбуа63.

Неприязнь к Колло высказал и анонимный автор письма Бабёфу от 4 октября 1794 г. С помощью цепочки своеобразных (и довольно наивных) рассуждений он делал вывод о низменном моральном облике депутата и его причастности, наряду с Барером и Бийо-Варенном, к «партии террора». В то же время безымянный корреспондент выражал поддержку Конвенту в целом: «Это заседание... было примечательно той энергией, которую подавляющее большинство [депутатов] проявило в поддержке принципов и [выступлении] против дезорганизаторов общества... Поведение Национального конвента было таким, каким оно должно быть всегда, - благородным, твёрдым, устрашающим заговорщика, под какой бы личиной он ни собирался предать родину»64. Интересно, что Бабёф тогда подобных взглядов 6 См.: Чудинов А.В. Французская революция: история и мифы. М„ 2007. С. 226-228.

63 Journal de Іа liberte de la presse. № 21. P. 6-7.

64 РГАСПИ. Ф. 223. On. 2. Д. 549.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели уже не разделял.

В номере от 30 сентября можно прочесть:

«Заседания Конвента являют картину скудости... молчания и ничтожества »65.

В какой-то степени к публицистике можно отнести и письмо гражданина Дюфура, прокомментировавшего критику Бабёфом почтовой службы, не доставлявшей подписчикам его газету. Корреспондент увидел в недобросовестности почтальонов проявление «якобинского духа» и следы заговора66. Впрочем, по мнению Г.С. Чертковой, перебои с доставкой газеты действительно могли быть результатом целенаправленных действий, правда, со стороны термидорианский властей67.

Четвертая группа писем - сатирические и художественные тексты. Бабёф в каком-то смысле сам побудил своих читателей к сатирическим откликам на злобу дня, поместив в шестом номере газеты объявление о розыске общества, называвшегося Якобинским и некогда боровшегося за права человека68. Неделю спустя, в двенадцатом номере появилось шуточное письмо за подписью Кандид как ответ на это объявление69. Еще одно столь же ироничное послание Кандида увидело свет в следующем, тринадцатом номере70.

В номере четырнадцать от 23 сентября 1794 г. также появилась сатирическая заметка в форме письма читателя.

Некий «друг Одуена и Барера» пытался оправдать политическое поведение своих «товарищей», но делал это так нарочито неуклюже, что его «оправдание» скорее походило на обвинение71.

Письмо явно перекликалось с критикой Бабёфом Одуэна в девятом номере от 15 сентября72.

Еще одна «дружеская защита» не получила места на страницах газеты. Гражданин Меарон (Меагоп) писал в своем послании о «твердом в убеждениях Бурдоне из Уазы», «честном Дюгеме» и «умилительном Луше»73, но главной целью его 6 Бабёф Г. Сочинения. Т. 3. С. 122.

6 РГАСПИ. Ф. 223. Он. 2. Д. 550.

6 Черткова Г.С. Указ. соч. С. 52.

6 Бабёф Г. Сочинения. Т. 3. С.57-58.

6 Там же. С. 89-90.

7 Там же. С. 95.

7 Там же. С. 96-97.

77 Там же. С. 71-74. П.Ж. Одуен - депутат Конвента, редактор газетыJournal univer­ se1 После 9 термидора защищал позиции якобинцев, за что подвергся критике со сто­.

роны Бабёфа. Б. Барера обвиняли в связах с контрреволюцией и ставили ему на вид прежнее членство в клубе фельянов.

73 В оригинале: N 'a t'o n pas cherche a nourir ГіпагіаЫе Bourdon d'Oise, Thonnete Duhem, rattendrinant louche! et tant d'autres?. П. Ж. Дюгем и Луше - депутаты Кон­ вента, отстаивавшие после Термидора принципы революционного правительства. Ф.Л.

Бурдон также воспринимался как якобинец, поскольку открыл 11 термидора закры­ тый было Якобинский клуб.

Чепурина М.Ю.

сатиры был Каррье, суд над которым привлек тогда широкий общественный интерес: «Наплюй на памфлетистов, этих политических и литературных крыс, старающихся подорвать и испортить репутацию, которую они сами никогда не смогли бы приобрести, и [опорочитъ] должности, которых они никогда не получат: будь уверен, что представитель народа, которого по возвращении встречают клеветой, бывает вполне вознаграждён благодарностью департаментов, проводивших его с сожалением;

какие же плоды ты надеешься пожать?.. Я слышу нимф Луары, они благословляют тебя, о Каррье! (завзятые клеветники, не смейте думать, будто [они благословляют его] за то, что он наполнил народом их дома). Продолжай, Каррье, их ограниченному ум у невдомек, что значит по-настоящему управлять. Я же тут, чтобы защититъ тебя»74.

Имелись среди корреспондентов Бабёфа и поэты. Так, в шестнадцатом номере было опубликовано анонимное стихотворение «Чудовище Киферона, или О превращении охвостья Робеспьера в змей», где говорилось о мифическом монстре, наводившем ужас на древнегреческий город Киферон.

В конце концов чудовище было побеждено, но обрубки его тела превратились в ядовитых змей, не дававших покоя жителям. Античные декорации не мешали увидеть намёк на «террористов», сохранивших свои места в Конвенте и после 9 термидора75. Предваряющие текст слова Бабёфа о приходящей к нему почте и намерении печатать все поступающие в редакцию свидетельства ненависти к якобинцам наводят на мысль о том, что стихотворение принадлежит не его перу. Того же мнения придерживались публикаторы сочинений Бабёфа на русском языке: «Чудовище Киферона» не стали переводить76.

Второе стихотворение, весьма остроумное, но тоже без указания автора, сохранилось в рукописи.

В подстрочном переводе оно выглядит так:

Во все времена существовало твердое правило:

74 РГАСПИ. Ф. 223. Оп. 2. Д. 545. В оригинале: «Meprise ces pamphletaires, ces rats politiques et literairs qui cherchent a ronger et denaturer une reputation qu'ils ne pourront jamais atteindre et des emploits qu'ils ne gagneront jamais: persuades-toi qu'un representent missionnaire qui pour toute recompense est accouilli a son retour par la calomnie est bien dedommage, par les benedictions des Departemens qui tout vfl partir a regret; quelle moisson alors n'un dois-tu pas esperer?.. J'entends les Nimphes de la Loire elles te benissent 6 Carrier!

(calomniateurs insignes, n'allez pas croire que c'est d'avoir peuple leurs demeures) Continue, Carrier, leur esprit retreci ne sait pas ce que c'est que de gouverner en grand: jesuis-la pour te deffendre».

75 Journal de la liberte de la presse. № 16. P. 7-8.

76 Бабёф Г. Сочинения. T. 3. С. 109.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели

–  –  –

Чем дальше, тем чаще на страницах «Газеты свободы печати» высказывалась мысль о том, что существуют не только бесчестные манипуляторы общественным мнением, но и друзья народа, направляющие это мнение на истинный путь.

Впервые соответствующая формулировка появляется в седьмом номере: «Вместо того, чтобы рабски ползти за мнением (эскортируемым террором и гильотиной) еретических сектантов...

нужно, чтобы все мы, свободные писатели, всегда были по крайней мере на шесть месяцев впереди сегодняшнего общественного мнения... Народу надлежит постоянно иметь мудрых аргусов, наблюдателей столь же проницательных, сколь и откровенных, которые извещали бы его о грозящих ему опасностях, которые в текущий момент всегда показывали бы ему то, что он сам увидит лишь шесть месяцев спустя»78.

Порой высказывания этого «аргуса» звучат слишком самонадеянно: «Я заявляю, что мне нужно больше одного дня, чтобы дать Общественному мнению возможность вынести суждение обо всем множестве преступлений, совершенных правительством децемвиров»79. Электоральный клуб разделял позицию Бабёфа: в двенадцатом номере сообщалось, что «общество выбрало комиссаров, которые должны были отправиться в места общественных собраний, чтобы просветить общественное мнение, введенное в заблуждение»80. В номере восемнадцать говорилось: «Все можно сделать с помощью 7 РГАСПИ. Ф. 223. Оп. 2. Д. 547. В оригинале: Се fut dans tous Ies terns un principe certain / Que Dieu ne sauroit etre a lui meme contraire / Et malgre sa puissance il ne put jamais faire / Q u'un cercle soit quarre, ou qu'un mont souverain / Soit et plat et sublime et colline et campagne. / Aujourd'hui quel prodige infernal ou divine / Voit-on rien de si bas que sertaine Montagne.

7 Бабёф Г. Сочинения. T. 3. С. 62.

7 Там же. С. 87.

8 Там же. С. 90.

258 Чепурина М.Ю.

общественного мнения, если направить его к определенной системе». В двадцать первом номере Бабёф объяснял упадок интереса к делу свободы «равнодушием к советам нынешних просветителей»8 1 Подобный взгляд на вещи парадоксальным образом сближал Бабёфа с якобинцами, которых он так яростно критиковал. Говоря о свободе печати, он отнюдь не защищал свободы мнений и не пропагандировал их многообразия. Как и для Робеспьера, для Бабёфа существовали лиш ь истина и заблуждение, ложь и противостоявшая ей правда, носителем которой он себя считал. Правильное мнение требовалось внушить народу для достижения им счастья. Народ добр, един, обладает верховным суверенитетом, но пока не осознаёт своих истинных нужд, поэтому просветитель должен «за ручку» подвести его к Истине.

Можно ли говорить о том, что письма читателей в какойто мере разочаровали Бабёфа в аналитических и творческих способностях масс? Полагаю, можно. В конце шестнадцатого номера он написал: «Я пол учаю множество сочинений, направленных против якобинцев, как в стихах, так и в прозе. В некоторых из них больше горечи и страсти, чем доказательств и рассуждений. Если бы все мои корреспонденты усвоили мою манеру вести бой, они постарались бы убивать наших общих врагов исключительно фактами, сопоставленными с нарушениями принципов»82.

В дальнейшем Бабёф будет публиковать письма не как публицистические заметки, а лишь как свидетельства ненависти народа к наследникам Робеспьера. Забытый раздел «Температура общественного мнения» сменится менее претенциозной рубрикой «Продолжение документов о якобинцах».

В двадцать седьмом, последнем номере, выпущенном накануне разрыва с Гюффруа и окончательного перехода Бабёфа в оппозицию термидорианскому режиму, представление о народе как о наивном объекте борьбы «друзей» и «врагов», объекте агитации и контрагитации, выражено наиболее ярко: «Если, чтобы узнать, находится ли общество в состоянии сильной лихорадки, вы остановите ваши взоры на многочисленном классе, недостаточно образованном, чтобы размышлять, чтобы уметь разобраться в самых хитроумных софизмах... по безмятежному спокойствию этих простых людей, способных увидеть обман и 8 Там же. С. 127.

8 Там же. С. 109.

Термидорианец Камилл Бабёф и его читатели 259 обманщиков лишь после того, как небольшая часть прозорливых граждан просветила их неотразимыми доводами, вы тоже не могли бы судить о степени грозящей вам опасности... Нет, только к вам, люди, истинно свободные и умеющие думать о принципах...

к вам одним надо обращаться, чтобы узнать, до какой точки дошло сегодня развитие кризиса...»83.

* * * Антиякобинская позиция Бабёфа осенью 1794 г. может показаться странной, только если рассматривать ее сквозь призму распространенного стереотипа о Робеспьере как центральной фигуре Французской революции и единственном воплощении «демократизма». Робеспьер и при жизни, и после смерти имел множество политических оппонентов, в том числе среди радикалов и городских «низов». В свою очередь, и у Бабёфа для того, чтобы не одобрять робеспьеризм, было немало причин, подробный перечень которых, как уже отмечалось, представлен в работах историков, занимавшихся указанным периодом биографии Трибуна народа.

Тем не менее Бабёф был сыном своего времени, и его критика «террористов» не выходила за рамки якобинского дискурса. Он, подобно якобинцам, верил в существование единой народной воли, неизменно направленной к общественному благу.

Однако, начав с создания демократической газеты, призванной стать общедоступной трибуной для выражения общественного мнения - «воли народа», Бабёф постепенно начинает все чаще писать о несамостоятельности народа, которому настоятельно необходимы «просветители» и «вожди». Предположу, что причиной такой перемены отчасти могли стать приходившие в редакцию письма, разочаровывавшие своей вторичностью, наивным и порою довольно корявым пересказом в качестве собственного «мнения» мыслей, ранее вложенных в головы читателей самим же Бабёфом, слепой верой в доброту Конвента и крайне низким уровнем общей культуры корреспондентов. По мере утверждения в мысли о том, что народ, подобно ребенку, нуждается в руководителе, идея революционной диктатуры казалась Бабёфу все более привлекательной.

8 Там же. С. 169.

ПРИЛОЖЕНИЕ

ПИСЬМА ЧИТАТЕЛЕЙ

В «ГАЗЕТУ СВОБОДНОЙ ПЕЧАТИ»

сентябрь-октябрь 1794 г.

Ниже впервые публикуются три письма читателей «Газеты свободы печати», присланные ее издателю Ф.Н. Бабёфу, известно­ му тогда как «Камилл Бабёф». Эти документы хранятся в Россий­ ском государственном архиве социально-политической истории (РГАСПИ. Фонд 223). Орфография оригинала сохранена.

1. Письмо от неизвестной, 18 сентября 1794 г.1

C itoyent on dit que t'a s pris la liberte de la prece au nes et a la barbe de cte bande de lous enrages de la rue Honnore le sidevan sain qui la gardions rien que pour eux.

he bien si c 'e st vrai faut que tu face mouler dans ta gazete le chapelet que je vais te defile, j'e n etoufe dedpis ci lontan que je le su le queur, qusqu presan je ne pas chifle car jores peut etre ete guillotes si javes remue cte moutarde la.

Pas moin c'est bien dur pour une fame de sa langue renforcer.

Je suis celle d 'u n pauvre san qulot qui est mon mari ces pourquoi les mechant.s sont. comme la peste pour nous, ce qui nous donne lenvi de t'e n denoncer un q u'esr un veritable poil de la queux du tirant robert pierre, si on ne peut pas la coupe a for fait du maines tache dont d 'e n fair arache ce vilan poil la soupe, c 'e st com ca qui se nom, il est tailleur de son premie metie il en a pris un autre ben meilleur q u 'e st celui despillou du gran coupe tete qui sest trouve la sienne de mois le trem idore et par ce moyen le sit souppe est devenu avant cte avantur la general d'arm e a la vandes via ben du (...) oui pour vu ignoran qui ne sai ni a ni b mais ca ne fait rien, a la faire car s'il n 'e to it pas un mauves hommem je ne soufflerois mot, mais ecoute.

1 РГАСПИ. Ф. 223. On. 1. Д. 260. Письма читателей в газету Вабёфа 261

се malereu etablis dedpis anviron trois an dans not commune de dourdan ou il est tombe comme des uns san chemise, ni chance у a mis tou le monde au desespoire, Гапёе passes au mois docrobre il a fait areter plus de ving persone et a peu pre autans au mois davri et de mai et de cete anes. cte dreniere foi la il avoit fait dresse vue liee de plus de deux cen citoyen et citoyenne quii oret anleve en plusieur fournes s'il navoit pas ete bare a celle du mois de mai par le representant erasson qui de sa grasse у amis bon ordre.

Ce digne valet de bourau disait a van la pays quil les feroit tous guillotir. il alloit a la tete de lexcouade pour les arete lui meme en leux disan des injure q u 'il repetet a len depart pour versail se m etan esperes por ca sur leu passage.

des pere et mere de famille, des municipos, des baubres du distrique, gens de m etier patriots, domestiques males et femelles to u t Гу etoit bon il les prenoit per mele, son bonheur etoit dinsulte et de fair tram ble un chacun aussi un chacun dans toute les meson etoit pus m ort que vif.

Pour revenir aux anlevement je te dirai citoyen quil ont pace des trois et quatre mois aux recoles dont plusieur, etions malade et pis on les a renvoye, quoi dont, puis que le representan qui sy est ben aplique a eu les preuve commune quoi ils etions aussi blans que le neige.



Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 9 |
Похожие работы:

«Цели: расширение знаний о государственных праздниках и историческом наследии нашей страны; закрепление представления о празднике Дне победы; формирование патриотических чувств у детей. Задачи: -воспитывать уважение к защитникам Отечества, памяти павших бойцов, вете...»

«В.И. БОЯРИНЦЕВ Л.К. ФИОНОВА РОССИЯ: "БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ" Москва РОССИЯ: "БОЛЬШОЙ ВЗРЫВ" Что такое "Большой взрыв"? Это гипотеза, возведённая в ранг теории, гипотеза об образовании Вселенной, подводящая научную базу по ветхозаветную историю сотворения мира. Гипотеза, вызывающая гораздо больше вопросов, чем дающая ответов на них и про...»

«Юрий Михайлович Фролов Великая сталинская империя Серия "Величайшие империи человечества" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=7350743 Великая сталинская империя / Юрий Фролов.: Алгоритм; Мос...»

«Л. Н. Ж ит кова. Проблемы школьного литературоведения 237 Эстетическая утопия повести "Рим", современной "Шинели" и "Мертвым душам", не случайно включила в себя картину карнавала — вечно обновля­ ющей и оживляющей "музыку истории" силы. "Апокалипсическое понима­ ние современной общественной жизни" [Маркови...»

«ИСТОРИЯ ФИЛОСОФИИ УДК 1(470) + 351.751.5 + 378.4(470.41) Б. В. Емельянов ГЕРОСТРАТОВЫ ПОДВИГИ МАГНИЦКОГО Первые опыты запрещения философии в России* Статья посвящена деятельности М...»

«Проблемы крупным планом Горбачёв М. Избавить людей от страха //Российская газета. – 2017. – 30 января. – С.6. Экс-президент СССР М.Горбачев рассуждает о политическом мире, о военных расходах и о новой ядерной угрозе для человечества. Жуков Д. Алеппо: история города-мученика //Наука и религия.–2017.–№1.–С.29ил. Сегодня каждый день из Алеппо п...»

«№ 18` Март 2002 г. Гражданину Минину и князю Пожарскому Благодарная РОССІЯ. ЛЕТА 1818 (скульптор Мартос И.П.) УХТА ЛИТЕРАТУРНАЯ ПОВЕСТИ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ Родина! Здесь русский дух, Довольно жить законом, Да что это за диво?! Здесь Русью пахнет!...»

«5. Население, трудовые ресурсы и уровень жизни в Западной Сибири. 1959–1980 гг. : в 2 ч. / ред. Е. Д. Малинин. – Новосибирск: Ин-т экон. и орг. пром. пр-ва, 1970. Ч. 1.– 239 с. Информация об авторе Бурматов Александр Анатольевич – кандидат исторических наук, доцент кафедры Куйбышевского филиала Новосибирского государс...»

«ИЗ ИСТОРИИ С Т Р О И Т Е Л Ь Н О Й Д Е Я Т Е Л Ь Н О С Т И В АРМЯНСКИХ ПОСЕЛЕНИЯХ ПОЛЬШИ Д ж. О. ГАЛУСТЯН В XVI—XVII вв. на территории Польши имелось значительное число армянских поселений. Армянские колонии, создававшиеся в основном в город...»

«ВЕСТНИК Екатеринбургской духовной семинарии. Вып. 1. 2011, 182–188 НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ Всероссийская научно-практическая конференция "ПраВослаВие В судьбе урала и россии: история и соВременность" (Екатеринбу...»

«У с. K. H I I Г -А П Я 1 Т А.В Ъ ИСТОРИЧЕСКОМ Ъ ОБЩ Е іи т а г і ш ш ш КХХХХГ А ПЯСТАJ3FC 'Jf^da-на ігоЗ& реЭаЛіщ іе ii М. ф. йлаЬ"лирскаго-І"ілЬакоВа. КІЕВЪ. Типографія Университета св. Владимі...»

«Павловский Алексей Игоревич СУЩНОСТЬ РЕАЛЬНОСТИ И ПРЕДМЕТНОСТЬ ОНТОЛОГИИ: ОБОСНОВАНИЕ ФЕНОМЕНАЛИЗМА Статья обосновывает феноменалистический подход к описанию бытия, необходимость и достаточность ограничить осмысление бытия р...»

«Пояснительная записка Программа курса "Севастополеведение" разработана в соответствие с требованиями федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования и направлена на развитие личности ребёнка, его духовно-нравственных и интеллектуальных качеств; с...»

«ПРА К ТИ Ч Н Ы Е И С ТИ НЫ ЗЫ РА Б О Е Ы ВН ДУХО ДУХО ВН Ы Е О Б РА ЗЫ НЫ ТИ С И Е Ы Н ИЧ ПРАКТ В сентябре 1931 года два одетых ночь помог ему перейти от веры в Бога в твидовые пиджаки, шарфы, к вере во Христа. Значение истины, попыхивающих трубкой профессора на...»

«Аркадий Михайлович Арканов От Ильича до лампочки (Учебник истории Советской власти для слаборазвитых детей) http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=156530 От Ильича до лампочки. Серия: Русский penclub: Русско-Балтийский инфор...»

«ВОПРОСЫ ЯЗЫКОЗНАНИЯ №3 1996 © 1996 г. О.Н. ТРУБАЧЕВ К ПРАРОДИНЕ АРИЕВ (По поводу выхода книги: Ю.А. Шилов. Прародина ариев, История, обряды и мифы. Киев, 1995) Книга Юрия Алексеевича Шилова привлекает внимание остротой поставленных проблем, фундаментальностью исп...»

«Пояснительная записка Рабочая программа предназначена для изучения курса Всеобщей истории (являющегося составной частью предмета ИСТОРИЯ) в основной школе (5-9 классы), составлена в соответствии с положениями Федерального государственного образовательного стандарта основного общего образования, на основе П...»

«1 ПРОГРАММА КУРСА "Севастополь и Крым в конце XVIII первой половине XIX вв." 7 класс Пояснительная записка Федеральный Государственный стандарт образования ставит задачей формирование российской гражданской идентичности обучающихся, овладения духовными ценностями и культурой мног...»

«МИНОБРНАУКИ РОССИИ Филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования "Владивостокский государственный университет экономики и сервиса" в г. Находке Кафедра гуманитарных и искусствоведче...»

«шзмишлъ ш)гъ зьаъмияФР ИЗВЕСТИЯ АКАДЕМИИ НАУК АРМЯНСКОЙ ССР 2 и г 1ш ] С ({{илшр^Б&Ьг ш ш ш | 1ш К9 3, 1960 Общественные науки СООБЩЕНИЯ И ПУБЛИКАЦИИ Н. К. Кривонос Армянская колония в г. Золочеве (Из истории ар...»

«Лукашевская Я.Н. ПОНЯТИЕ "ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ОБРАЗ" И ПРОБЛЕМЫ ЕГО ИЗУЧЕНИЯ В ПЕРВОБЫТНОМ ИСКУССТВЕ В этой статье мы займёмся изучением проблемы художественного образа в первобытном искусстве. Некоторые предполагают, что первобы...»

«И. И. Евлампиев ИСТОРИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ РУССКОЙ ФИЛОСОФИИ1 Русская философия на протяжении всей своей истории очень критично относилась к западной цивилизации; почти общим мнением всех глубоких мыслителей было убеждение в безусловной ложности того пути, по ко...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.