WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«К.д. КПСС ПОД МАСКОЙ ФИЛОСОФИИ Издательство ЦОПЭ К. д. КПСС под маской философии Простые р а с с у ж д е н и я на сложную тему Издание Центрального Объединения П о л и т и ч е с к и х Э м и ...»

К.д.

КПСС

ПОД МАСКОЙ ФИЛОСОФИИ

Издательство ЦОПЭ

К. д.

КПСС

под маской философии

Простые р а с с у ж д е н и я на сложную тему

Издание Центрального Объединения

П о л и т и ч е с к и х Э м и г р а н т о в и з С С С Р ( ЦОПЭ)

Мюнхен 196 1

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Несколько цитат из книги «Основы марксистской философии», содержащей обстоятельное и одобренное соответствующими партийными органами изложение сунщости диалектического и исторического материализма (Изд. Академии наук СССР, Москва, 1958):

«Диалектический и исторический материализм является общетеоретической философской основой марксизма, его политической экономии, научного социализма, стратегии и тактики марксистских партий» (стр. 9).

«Диалектический материализм раскрывает материальную сущность мира, дает учение о наиболее общих законах развития природы, общества и мышления, теорию познания и мегод, вооружающие правильным подходом к объяснению и революционно-практическому преобразованию действительности» (стр. 105).

«Диалектический материализм представляет собой единственно научную философию, опирающуюся на прочный фундамент всей современной науки» (стр. 21).

«Мировоззрением революционного рабочего класса и его марксистских партий является диалектический и исторический материализм» (стр. 9).

Итак, категорически утверждается, что диалектический и исторический материализм — это единственная правильная, всеохватывающая, научная философия, и превыше ее нет ничего. Да, так утверждается, хотя ничем и не подтверждается. Нужно верить на-слово. Владея этой философией, коммунистическая партия владеет ни с чем несравнимым сокровшцем.



Не будем открывать уже открытую Америку и доказывать, что «сокровище» это в действительности представляет собой лишь черепки, не имеющие никакой ценности. Сокрушительная критика пресловутого диалектического материализма, превратившая его в черепки, уже произведена целым рядом ученых свободного Запада, и в частности такими русскими философами, как Ильин, Вышеславцев (Петров), Лоеский.

Основательно показано, что даже само сочетание слов «диалектический» и «материализм» имеет не больше смысла, чем «подвижная неподвижность», «горячий лед», «шестиугольный квадрат».

Но в задачу нашей небольшой брошюры не входит повторять то, что уже сказано критиками материализма в их солидных трудах. Наша задача иная.

Допустим — диалектический материализм действительно такая величественная, непоколебимая, надежная во всех отношениях штука, что лучше и нет ничего. Допустим, что без этого самого диамата в -самом деле как «без воды — и ни туды и ни сюды». Не возникнут ли и тогда некоторые весьма недоуменные вопросы? Какие? Попробуем их поставить.

КТО ТЕ, ЧТО НЕ ЗНАЮТ ДИАМАТА?

В первые пореволюционные годы, в ленинские времена, от членов коммунистической партии особых познаний в области философии не требовалось. «Передовым» человеком, марксистски достаточно подкованным, был уже тот, кто знал хотя бы такие философские термины, как «Грабь награбленное!», «Смерть буржуям!», «Да здравствуют Ленин и Троцкий!».

Правда, были и тогда в каких-то книгохранилищах произведения Маркса, Энгельса, Ленина. Правда, в скором пооктябрьском времени появилась «Азбука коммунизма» Бухарина и Преображенского, но широкие партийные массы продолжали с успехом обходиться без такой литературы. Пусть-де в хитросплетениях таких диковинных слов, как детерминизм, эмпириокритицизм, солипсизм, агностицизм и прочие «измы», разбираются вожди — Ленин, Троцкий, Бухарин, Молотов, Рыков и так далее, а вчерашнему матросу или солдату, хотя бы и с партийным билетом, вся эта ерундистика ни к чему.





Можно обходиться и без диамата, или пользоваться только его окончанием...

В сталинские времена вопрос о внедрении основ* марксистской философии в партийные массы был уже поставлен строго и требовательно. Каждому партийцу вменено было в обязанность познать эту философию, для чего прежде всего основательно «проработать» четвертую главу из «Краткого курса истории ВКП(б)».

В этой главе давались «идеологически выдержанные» элементарные понятия — в довольно популярной, даже примитивной, форме — о диалектическом и историческом материализме. Для еще большего познания глубин марксистской философии, рекомендовалось изучение так называемых «перво­ источников» — произведений Маркса, Энгельса, Ленина, Сталика. Четвертая глава — это минимум. Но даже у самых ревнастных коммунистов не только на низах, но и повыше, не доставало ни сил ни терпения одолеть одноглавую ггремудрость, не говоря уже о «первоисточниках».

В теперешние — хрущевские времена — приснопамятной четвертой главы уже нет, но зато есть и «Основы марксистской философии», и многое другое в том же роде. Продолжают, конечно, существовать и «святые первоисточники». Все, стало-быть, в порядке. Все сокровище цело и сохранно. Оно даже приумножается. О последнем, в частности и в особенности, доводят до всеобщего сведения такие авторитеты, как члены ЦК КПСС, говорящие, что «товарищ Хрущев своими выступлениями обогащает сокровищницу теории марксизма».

Пополнил, значит, ряды «первоисточающих» классиков марксизма.

Обратимся теперь к владельцу неоценимых сокровищ — к КПСС. В ней, в этом «авангарде трудящихся всего мира», сейчас около 8-9 миллионов членов. Интересно бы знать, есть ли среди них не изучившие досконально хотя бы «Основы марксистской философии»? Есть ли партийцы, не «проработавшие» такие перлы марксистской мысли, как «Нищета философии Маркса», «Диалектика природы» и «Анти-Дюринг»

Энгельса, «Философские тетради» и «Материализм и эмпириокритицизм» Ленина?

Нам кажется, что такие лица, непропитанные марксистской философией, в рядах КПСС все ж е найдутся. Может быть, их, непропитанных, и не так уж много, но процентов 90-95 будет.

Можно допустить, что партийцы, обучавшиеся в специальных учебных заведениях, кое-что по теории марксизма знают. Можно предположить, что и некоторые усердные партактивисты кое-чего поднахватались. Но все это — единицы, исключительные явления. А вот как партийцы рядовые? В колхозах, на различных предприятиях, в различных учреждениях?

Вполне позволительно даже думать, что и такие «орлы», как Ворошилов, Микоян, Буденный и т. п., несмотря на свой почтенный возраст и не менее почтенный партийный стаж, в вопросах философии марксизма пребывают невинными мшаденцами.

Конечно, и самого Хрущева можно именовать знатоком теории марксизма и «углубителем-дополнителем-обогатителем»

только в шутку или в припадке подхалимажа. Все прошлое и настоящее Хрущева доказывает, что у него не было и нет ни времени, ни подготовки, ни соответствующих условий для освоения хотя бы «азов» марксистской философии. А с «Материализмом и эмпириокритицизмом», «Нищетой философии» и т. п. он, конечно, не имеет даже шапочного знакомства.

Все вышесказанное — это не обвинение всех не знающих теории марксизма, а просто констатация факта, в первую очередь того факта, что в основной своей массе члены КПСС знанием основ марксистской философии, знанием диалектического и исторического материализма не обладают.

Но в то ж е время:

«Нельзя глубоко понять марксизм-ленинизм, не усвоив марксистской философии» («Основы марксистской философии», стр. 9).

«В нашу эпоху нельзя быть передовым образованным человеком, сознательно разбирающимся в событиях современности, не изучая высшее достижение философской мысли — диалектический и исторический материализм» (там же, с.)3 гр.

Что же получается? А вот что: — Все, не обладающие знанием марксистской философии, то есть подавляющая масса членов КПСС — это никак не передовые люди. Глубоко марксизм-ленинизм они не понимают.

Сознательно разбираться в событиях современности не могут. Отсутствует у них также (см. цитаты из «Вместо предисловия») понимание «материальной сущности мира, законов развития природы, общества и мышления», у них не имеется «правильного подхода к революционно-практическому преобразованию действительности» (к строительству коммунизма?) Проще и короче говоря, вся эта многомиллионная партийная братия — несознательный, отсталый элемент, который уж никак нельзя назвать носителем диалектического мате­ риализма, А поскольку этот элемент составляет подавляющее большинство КПСС, то и ее, эту партию, считать партией философского материализма не приходится.

Могут на это возразить: если партийная масса и не обладает знанием марксистской философии, то есть же в партии теоретики, которые такие знания имеют и ведут за собой маесы. Коммунистическая партия, значит, все же является партией диалектического материализма.

Хорошо, ответим мы. В таком случае, если два-три инженера с сотней рабочих строят мост, то всех этих рабочих еледует называть инженерами? Нет, так не годится? Инженеры — это особь статья, руководство, ведущая сила, а рабочие — это есть просто рабочие, совсем не обязанные знать тонкости инженерии, но лишь выполняющие распоряжения инженеров. Даже в парадных случаях, на демонстрациях, колонну рабочих-строителей, во главе которой идут инженеры, колонной инженеров все же не называют.

Так же несуразно, бессмысленно и многомиллионную колонну КПСС называть колонной диалектических материалистов, хотя бы впереди ее выступали несколько бравых диалектиков, которые в разных эмпириокритицизмах, индетерминизмах и т. д. собаку съели.

Или такой пример. Слесарю Иванову вручили диплом доктора медицины и даже приняли его в общество врачей. Стал ли от этого Иванов медиком? И станет ли он материалистомдиалектиком, получив партийный билет, вступив в «авангард рабочего класса» — в КПСС?

Однако, допустим то, чего нет: допустим, что все члены КПСС обладают в достаточной мере знанием философии марксизма и вследствие этого являются «передовыми образованными людьми, сознательно разбирающимися в событиях современности и способными к революционно-практическому преобразованию действительности», то есть к строительству великолепнейшего коммунизма.

Вполне естественно в таком случае ожидать, что КПСС руководствуется во всем в точности положениями диалектического материализма, и что именно марксистско-ленинским мировоззрением определяется вся ее деятельность. Взглянем, таково ли это в действительности.

# Попутно нелишне отметить, что повсюду политические партии, союзы и т. п. не требуют от своих членов обязательности какого-либо одного мировоззрения. Партии обязывают своих членов знать только партийные программу и устав.

Мировоззрение ж е человека, его отношение к материализму, идеализму, персонализму, интуитивизму, иррационализму, теизму, пантеизму и т. д. — !сугубо-личное, свободное дело каждой человеческой личности. Только коммунистическая партия требует от своих членов (и даже нечленов) приятия до мельчайших деталей единого, стандартного мировоззрения в виде «философии марксизма».

БЫТИЕ И СОЗНАНИЕ

«Самая важная проблема философии, это отношения бытия и сознания, духа и природы», — сказал Энгельс.

«Вопрос об отношении мышления к бытию является основным вопросом всякого философского мировоззрения потому, что от решения его зависит ответ на другие вопросы, которыми занимается философия», — вторят «Основы марксистской философии» (стр. 11). И добавляют: «На первый взгляд может показаться, что основной вопрос философии в силу своей общности -стоит далеко от жизни, от практической деятельности людей. Но такое представление глубоко ошибочно»

(стр. 12).

Ответ на этот основной вопрос Маркс дает такой: «Способ производства материальной жизни обуславливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще. Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» (Маркс, «К критике политической экономии», 1953, стр. 7).

Чтобы уяснить себе смысл этой «истины» и затем удостовериться, как руководится ею КПСС, выясним детальнее, что такое «бытие» и что такое «сознание».

Заглянем в «Словарь русского языка» (Москва, 1953):

«БЫТИЕ. Объективная реальность (материя, природа), существующая независимо от нашего сознания, а также материальные условия жизни общества».

Понятно. Можем даже конкретно это себе представить хотя бы в пределах колхоза. Бытие в нем — это земля, кусты и деревья, ворона на крыше, родник под горкой, лошади, ко­ ровы, люди. Это — объективная реальность (материя, природа), существующая независимо от человеческого сознания.

Бытие также — материальные условия: трактор, ложка, изба, коса, ухват. Не совсем ясно, куда отнести такие вещи, как, например, портрет Хрущева в красном уголке, циркуляр от райзо, блоху, только что павшую овцу — к объективной реальности или к материальным условиям? Впрочем, не будем вдаваться в такие философские тонкости. В конечном счете, так ли сяк ли, но это — материя, а, значит, и бытие.

Обратимся опять к «Словарю русского языка»:

«СОЗНАНИЕ. 1. Мысль, чувство. 2. Способность мыслить, рассуждать и определять свое отношение к действительности как свойство высшей нервной деятельности человека.

3. Состояние человека в здравом уме и твердой памяти, способность отдавать себе отчет в своих поступках, чувствах».

Здесь, собственно говоря, тоже не все ясно. Ну, сидит человек и что-то думает или говорит, или выступает с докладом, или две женщины проявляют свою высшую нервную деятельность в перебранке — тут налицо очевидное сознание. А вот если человек сильно подвыпил и, к ак говорится, лыка не вяжет? Куда отнести его пьяную чепуху и крутые выражения? К сознанию? Нельзя, нет «в здравом уме и твердой памяти». К бытию? Тоже не годится: даже самые крепкие его ругательства все же не материальны. Получается какая-то беспризорная личность. Что с ней делать?

Вопрос этот может показаться пустяковым, даже несерьезным, не соответствующим философской тематике. Попутно автор этой брошюры хочет вообще ответить на могущие быть отзывы, что, мол, он пишет о серьезных вещах как-то несерьезно, «гротескно», «памфлетно», с утрировкой и т. д.

На это можно ответить, что еще нет таких законов, чтобы о серьезных вещах толковать обязательно таким серьезным языком, который обычно непонятен рядовому читателю. Фи- лософия, конечно, наука серьезная, к тому же даже самые простые понятия в ней зачастую выражаются в таинственной для широких масс терминологии.

Но еще Цицерон сказал:

«Часто самые ясные понятия затемняются сложными рассуждениями». Так отчего же по вопросам философии нельзя побеседовать простым, доходчивым, всем понятным языком?

А еще: и сами основоположники диалектического материа­ лизма отнюдь не всегда старались писать сухо, сугубо-научно. Даже ленинский «Материализм и эмпириокритицизм» в сущности не что иное, к а к... помфлет!

Сам Энгельс положил почин в этом направлении. Так, когда нашлись критики коммунистического материализма, то «их в ы с м е я л (разбивка моя. К. Д.) Энгельс в книге «Людвот Фейербах и конец классической немецкой философии», («Основы марксистской философии», стр. 19).

Высмеял, бесцеремонно приписав своим противникам у60гие, примитивные суждения, глупость и невежество. Не опро верг, а именно — высмеял!..

Автор этой брошюры подражать в этом направлении ни Энгельсу ни другим столпам марксизма не собирается, и подымать на смех коммунистическую идеологию не прилагает стараний, но говорить о серьезных вещах нормальным, доходчивым языком оставляет за собой право.

Вернемся теперь к нашему «беспризорнику». Его судьба имеет для нас не шутейный, а принципиальный характер. Заглянем в «Основы марксистской философии».

Там значится:

«В понятие общественного сознания входят не только указанные идеологические формы (общественные теории и взгляды, религия, философия, наука, искусство, мораль), но и социальные чувства, настроения, переживания, привычки, нравы людей» (стр. 563).

Это гораздо шире, чем в «Словаре русского языка». Есть возможность и все выражения пьяного, все его «веселое настроение» подвести под рубрику «сознание» (нет преграды — «в здравом уме и твердой памяти»).

Как вот только понимать постоянное прилагательное к «бытию» и «сознанию» в виде слова «общественное»? А как в отношении отдельных личностей? Есть ли у них бытие и сознание? Можно ли считать, что и их личное сознание определяется их личным бытием? «Основы марксистской философии»

об этом умалчивают, но надо полагать, что и каждая отдельная личность не составляет исключения из общего закона, так как «общественное» составляется из «личных». Полагаем, что такое заключение марксизму-ленинизму не противоречит.

Теперь, вооруженные познаниями о бытии и сознании, и осознавая глубокий смысл популярной фразы «Бытие опре­ деляет сознание», посмотрим, как она претворяется в жизнь.

Возьмем несколько житейских случаев.

1. Колхозник Иванов и заводской слесаоь Петров имеют весьма различное бытие, начиная от окружающей их растительности и кончая (что марксизм считает наиважнейшим) орудиями их труда. Следовательно, — спросим мы у члена компартии, — у них и весьма различное сознание (мысли, чувства, привычки и т. д.)? Смогут ли они понять друг друга при встрече? Потолковать по-душам?

Что общего в общественном бытии артистов балета и шахтеров? Членов ЦК КПСС и врачей? Шоферов и трубочистов?

Может ли у них у всех быть общий язык, общие настроения, общая мораль и т. д.?

Ответить «Нет, не может» член компартии не в состоянии, так как это явно противоречило бы действительности, было бы абсурдом. Член компартии вынужден ответить: «Да, может». Но отвечая так, он отрекается от основного догмата своей веры — «бытие определяет сознание». Он теряет право именоваться материалистом.

2. Немаловажной составной частью бытия является одежда, обувь, питание. Они, ведь, в какой-то степени определяют сознание. Но общих фраз по этому вопросу недостаточно. Нужно углубление, конкретизация. Так почему ж е теоретики марксизма-ленинизма не ставят и не разрешают таких проблем, как влияние высоты каблуков на мораль человека, взаимозависимость величины карманов и преступности у завмагов, кулинария как средство перевоспитания и т. п.?

Не станем отрицать, что такие проблемы носителями диалектического материализма все ж е ставятся, но это — единичные явления. Так, например, в августе 1960 года, посетив колхоз в Калиновке Курской области, Хрущев усиленно рекомендовал своим бывшим однодеревенцам-землякам приналечь на горох й фасоль. Конечно, от такого питания колхозники получат замечательную шлифовку своего сознания, лучшее течение мыслей, и неудержимое стремление к преобразованию колхозов в коммуны.

Нельзя не вспомнить и пару лет назад произнесенных им же, Хрущевым, слов о том, что для того, чтобы теория хорошо лезла в голову, надо к ней прицепливать кусочек сала или масла. Теоретики не подхватили эту мысль. А, ведь, как блестяще можно ее развить и конкретизировать: под какие части марксизма какие именно продукты и напитки идут, в какой дозировке, как быстро это действует на сознание.

Все теоретики компартии, а рядовые ее члены и подавно, должны честно сознаться, что конкретной, углубленной разработки проблем о влиянии основных элементов бытия (одежда, обувь, питание, кубатура и квадратура жилплощади) не ведут.

3. Шофера судят за то, что он врезался своей машиной в витрину магазина. Колхозника привлекли к ответственности за выгонку самогона. Рабочего «прорабатывают» товарищеским судом за прогулы, стыдят его, взывают к его сознательности.

Правильно ли все это с точки зрения диалектического материализма? Конечно, неправильно. Бытие надо судить, а не сознание. Оно, ведь, только, по завету Маркса-Энгельса, действует в соответствии с бытием. Не может иначе действовать.

Осуждая человека — невинную жертву его бытия — коммунистическое «правосудие» недопустимо противоречит своей ж е догматике.

4. Изучены ли ненормальности бытия Троцкого, Бухарина, Рыкова, Ежова, Молотова, Маленкова, Кагановича, Булганина и т. д. и т. д., превратившие их из примерных материалистов-диалектиков в отребья рода человеческого? Ведь, не от изучения же марксистской философии потеряли они свою высокую сознательность. Много говорилось о их заблуждениях и преступной деятельности, но совершенно не освещено, какими изменениями в их бытии было это обусловлено.

Нет ли опасности, что и в рядах современных вождей партии, даже насквозь пропитанных марксизмом-ленинизмом, некоторые (если не все) превратятся в «презренных псов»?

Опасения вполне основательны: быт современных вождей, полный буржуазной роскоши, различных излишеств и контрастов с жизнью масс, во много раз опаснее, чем тот быт, который имели Троцкий, Бухарин, Рыков и т. д.

Почему же партия не принимает профилактических мер, не изменяет бытия своих вождей, чтобы тем самым предотвратить их грехопадение?

Партия этого не делала и не делает. Полумеры, вроде борьбы с бытовым разложением (да и то лишь на низах партии) — это только втирание очков народу: вот-де, какие мы борцы за чистоту наших риз...

Но нужно ли говорить то, что всем хорошо известно: ризы эти там, в верхах партии, находятся в таком грязном, отвратигельном виде, что их не обелить никакими философскими химикалиями.

Может ли партия с таким отношением к бытию своих членов, хотя бы и высокостоящих, называться партией диалектического материализма? Не может.

5. Бесконечные выступления вождей партии, вся советская пресса, радио, искусство направлены на то, чтобы возденетвовать на сознание советских граждан. Из них хотят сделать «новых людей», энтузиастов труда, беспредельно преданных ЦК КПСС.

Что это такое? Попытка своим сознанием определять чужое сознание. Грубейшее нарушение материалистической догматики.

6. Производятся ли в Советском Союзе хотя бы только эксперименты по выращиванию потребных коммунизму людей? Неужели до сих пор не могли настроить особых «инкубаторов бытия» для получения из них в потребном количестве и первосортного качества гениальных ученых, писателей, художников, секретарей обкомов, даже Лениных и хрущевых? Если бытие определяет сознание, то спроектировать такие инкубаторы вполне можно.

То, что партия создает «суворовские училища», «интернаты», специальные школы, поощряет создание различных кружков, спортивных обществ и т. д. — это еще далеко не инкубаторы. Это— только копирование приемов буржуазного общества, далекого от идеологии марксизма-ленинизма.

Превосходные ученые, писатели, спортсмены, шахматисты, композиторы, артисты были и в старой России, есть и сейчас в некоммунистических странах.

Нет, пока КПСС вопросами создания подлинных инкубаторов бытия не занимается — она в своей теории и практике непоследовательна и увязки между ними не имеет.

Теоретики марксизма-ленинизма знали и знают, что если принимать, как говорится, «целиком и полностью» формулу «бытие определяет сознание», то волей-неволей придешь к абсурдам, к неразрешимым противоречиям и нелепицам. Поэтому марксисты-казуисты внесли в эту убийственную для них формулу поправку-дополнение: и сознание может воз­ действовать на бытие, определять его.

В «Основах философии марксизма» это формулируется так:

«Общественные идеи, порожденные экономическим раэвитием, также могут оказывать серьезное воздействие на экономическое развитие, на политическую борьбу, на всю общественную жизнь» (стр. 602).

Целая глава «Общественное сознание и его роль в жизни общества» в этой книге представляет собой жалкую попытку спасти от позорной гибели звонкую фразу «бытие определяет сознание». В результате получается диковинный двухголовый гибрид: «Бытие определяет сознание, и сознание определяет бытие».

Став на путь допущения взаимного воздействия друг на друга бытия и сознания, марксистская философия тем самым смыкается с идеализмом и прочими ненавистными ей «измами»-конкурентами, теряет право именоваться философией диалектического материализма.

ОСНОВНЫЕ ЗАКОНЫ МАРКСИСТСКОЙ ДИАЛЕКТИКИ

ЗАКОН ПЕРВЫЙ — «ПЕРЕХОД КОЛИЧЕСТВА В КАЧЕСТВО». Энгельс создал и сформулировал его так:

«В природе могут происходить качественные изменения — точно определенным для каждого отдельного случая способом — лишь путем количественного прибавления, либо количественного убавления, материи или движения (так называемой энергии)» («Диалектика природы», стр. 125).

В «Основах марксистской философии» говорится то ж е самое, но несколько пространнее:

«Закон перехода количественных изменений в качественные есть закон, в силу которого мелкие, в начале незаметные, количественные изменения, постепенно накапливаясь, на какой-то ступени нарушают меру предмета и вызывают коренные качественные изменения, вследствие чего предметы изменяются, старое качество исчезает, возникает новое качество» (стр. 241).

Теперь мы вправе спросить у КПСС:

а) Умеете ли вы производить превращение неживой материи в живую? Ведь, по вашей теории, это несложно: нужно лишь испробовать разные количества и установить, когда они создают новое качество, т..е жизнь.

б) Может ли количество проигрываний на скрипке какойлибо сонаты превратить ее качественно в иную вещь, например — в гопак?

в) Камень, лежащий на земле, находится в непрерывном движении (поскольку земля вращается). Происходят ли с ним поэтому качественные изменения?

Ответить хотя бы по этим трем пунктам «да» КПСС не мо­ жет. Она может лишь сказать: «А все же есть случаи, когда количество переходит в качество. К примеру, чем больше глупостей и нелепостей говорит и делает наш Никита Сергеевич, тем больше он приобретает в партии прав на звание мудрого».

Довод не убедительный. Здесь переход количества в качество происходит на основе не диалектического закона, а подхалимства.

ЗАКОН ВТОРОЙ — «ЕДИНСТВО И БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ». Его «Основы марксистской философии»

формулируют так:

«Единство и борьба противоположностей есть закон, в силу которого всем вещам, явлениям, процессам свойственны внутренне противоречивые стороны, тенденции, находящиеся в состоянии борьбы; борьба противоположностей дает внутренкий импульс к развитию, ведет к нарастанию противоречий, разрешающихся на известном этапе путем исчезновения старого и возникновения нового» (стр. 265).

Сущность этого закона разъясняется и такими фразами:

«Воем предметам и явлениям свойственны внутренние противоречия, ибо все они имеют свою отрицательную и положительнуто сторону,свое прошлое и будущее, свое отживающее и развивающееся, что борьба этих противоположностей, борьба между старым и новым, между отмирающим и нарождающимся, между отживающим и развивающимся, составляет внутреннее содержание процесса развития» (из «Вопросы ленинизма», Сталин, 1953, стр. 578). Следует различать внутренние и внешние противоречия. Внешнее противоречие — это -противоречие между различными предметами или между различными процессами. Внутреннее ж е противоречие — это противоречие в сущности предмета, процесса, наличие в одном и том же предмете противоположных сторон и тенденц ий... Противоположные тенденции находятся в единстве, совмещаются в одном и том же предмете, в самой его сущности» («Основы марксистской философии», стр. 258, 259, 261).

Вывод из этого закона, долженствующий иметь чрезвычайно важное практическое значение в жизни:

«Каждое единство противоположностей временно, преходяще, как временен, относителен, преходящ всякий момент покоя, равновесия. Борьба ж е противоположностей не может бьггь временным фактором, она постоянно действующий фак­ тор, иначе прекратилось бы развитие. Она та творческая сила, которая вносит «беспокойство» в явления, не позволяет им быть мертвыми, неподвижными, дает им стимулы к изменению и развитию, обусловливает вечную смену старых форм новыми» («Основы марксистской философии», стр. 265).

Хватит цитат. Уже на основе приведенных следует категорически утверждать, что:

В советском обществе тоже идет борьба противоположностей, а уверения коммунистической пропаганды о единстве народа с партруководством — пустая демагогия.

Вся стратегия и тактика компартии — это клубок противоречий, противоположностей.

Чтобы выявить, какие противоположности, противоречия в советском обществе жизненнее, крепче, надо предоставить им равные права в их борьбе, а не преследовать, не зажимать «те творческие силы», которые создают беспокойство для ЦК КПСС.

Даже тот рай земной, имя которому коммунизм, будет не мирная, покойная, устойчивая гармония, а снова и снова война противоречий-противоположностей, причем война эта должна быть даже особо жестокой, поскольку каждая высшая ступень развития человеческого общества несет и высшие формы борьбы.

Выразит ли КПСС свое согласие с этими умозаключениями? Если нет, то какая ж е она носительница закона о единстве и борьбе противоположностей? А если да, то почему не действует в соответствии с этим законом?

ЗАКОН ТРЕТИЙ — «ОТРИЦАНИЕ ОТРИЦАНИЯ».

Он в «Основах марксиссткой философии» формулируется так:

«Закон отрицания отрицания есть закон, действием которого обусловливается связь, преемственность между отрицавмым и отрицающим, вследствие чего диалектическое отрицание выступает не как голос, зряшное отрицание, отвергаюшее все прежнее развитие, а как условие развития, удерживающего и сохраняющего в себе все положительное предшествующих стадий, повторяющего на высшей основе некоторые черты исходных ступеней и имеющего в целом поступательный, прогрессивный характер» (стр. 301).

Иными, более простыми словами говоря, развитие, движение вперед, заключается в том, что отрицается, т. е. уничтожается, отжившее, которое перед этим тоже что-то отрицало, т. е. уничтожало. Но и в сегодняшнем, отрицающем, уничтожающем что-то из вчерашнего, будет произведено отрицание, уничтожение чего-то, завтра. Так, значит, через отрицание отрицания идет развитие всех явлений и в природе и в обществе, подымаясь все выше, так как отрицается постоянно лишь отрицательное, но сохраняется положительное. Это, стало-быть, своего рода прогрессивная эволюция, движение обязательно по восходящей линии, переход обязательно от низшего к высшему.

КПСС в подтверждение незыблемости и всеобщности этого закона приводит развитие человеческого общества от первообщинного строя к социализму, развитие науки, техники, искусства, эволюционные изменения во внешности и внутренностях животных и человека... «Какую бы область мы ни взяли, всюду действует одна и та же основная тенденция — развитие по восходящей линии» («Основы марксистской философии», стр. 297).

Не будем вступать в полемику. Согласимся — пусть так.

Но тогда, если КПСС последовательна, то принимает ли она в подтверждение истинности закона отрицания отрицания такие явления:

Со дня рождения человека, лошади, таракана, амёбы в их организмах идет непрерывно отрицание отрицания. Идет это «по восходящей линии», «удерживая и сохраняя в себе все положительное предшествующих стадий», то, следовательно, наступает неизбежно... смерть. Закон отрицания отрицания, значит, доказывает, что отрицания смерти сильнее отрицаний жизни, т. е. смерть сильнее жизни.

В космосе носятся мириады метеоров. Они — результат отрицания отрицания в бывших планетах, их поступательная эволюция, переход из низших форм (из планет) в высшие (в метеоры)? Надо надеяться, что такова будет судьба и всех остальных планет.

Коммунизм, как и предшествовавшие ему общественные формации, погибнет в результате отрицания отрицания. Та же участь ждет и философию марксизма.

В общем, закон отрицания отрицания при марксистской трактовке его — это закон смерти, закон гибели.

Марксизм-ленинизм против таких выводов? Следовательно, он не последовательный диалектический материализм.

СВОБОДА И НЕОБХОДИМОСТЬ

Вопросы свободы и необходимости теоретиками диалекта ческого материализма трактуются •в общей связи с вопросами причины и следствия, неизбежности и случайности, возмолености и действительности. Вопросы сложные, трудные, и поэтому даже самые отчаянные диаматчики уклоняются от прямых ответов на них, виляют в разные стороны, истолковывают свободу и необходимость вкривь и вкось.

Для того, чтобы легче было изворачиваться, даже искажают, фальсифицируют не только сложные понятия, но и общеизвестные слова-термины. Например, детерминизм именуют признанием только «железного» закона причинности во всем мире (ничто не происходит без причины), а индетерминизм — как отрицание этого закона, как «протаскивание законов религии» (Ленин) взамен законов причинности. («Основы марксистской философии», стр. 196).

Приписывая все сие индетерминистам, диаматчики вызывают в нас недоумение: если индетерминизм признает законы религии, законы божьей воли, то, стало-быть, он считает их причиной тех или иных явлений в мире, признает причинность?

Недоумение наше исчезнет, если учесть, что теоретики марксизма-ленинизма истолковали слова детерминизма и индетерминизма не в общепринятом лексическом значении этих слов, а извращенно, с целью оболгать своих противников, аттестовать их «психами», поклонниками несуществующей, невозможной беспричинности.

Не вдаваясь в глубины философии, повторим только то, что известно всем хотя бы мало-мальски знакомым с фило­ софской терминологией. Индетерминизм — это признание свободы человеческой воли, свободы в выборе и использовании средств для достижения этих целей. А детерминизм — отрицание такой свободы, утверждение, что все явления в мире лишь неизбежные следствия предшествующих этому явлению причин, то-есть каждое явление сегодняшнее детерминировано чем-то вчерашним, вчерашнее — позавчерашним, и так далее до начала возникновения вселенной, до бесконечности. Одно явление неизбежно, с «железной необхо димастью» (Маркс) вытекает из другого. Всюду, всегда и во всем действует только закон каузальности (причинной связи явлений). В бесконечной цепи причин-следствий-причинследствий индетерминизму, свободе вмешательства в эту цепь, места нет.

Получается поистине жуткая картина: бесконечная лентаконвейер причин-следствий, несущая безвольного жалкого человека... Но как хорошо, что картина эта существует только в воображении марксистских начетчиков, а не в, действительности, Как хорошо, что человек (да и вся природа!) не так безволен и беспомощен, как это кажется последовательному детерминисту!

Однако, мы уже уклоняемся в сторону, подвергая критике детерминизм, а тем самым и весь диалектический материализм, что совершенно не входит в нашу задачу. Ведь, нам хочется только дознаться — действительно ли диалектические материалисты являются таковыми.

С этой целью позволим себе обратиться к одному из больших или малых сих с несколькими вопросами:

1) Вот вы, персонально вы, почтенный адепт марксистской философии, знаете, конечно, естественный закон природы — закон старения и умирания (не зависящий от человеческой воли и сознания). Чувствуете ли вы -себя поэтому господин ом этого закона и можете показать свое «господствование»? Ну, к примеру, превратить Хрущева в юношу? Воскресить Ленина?

Не можете? Отказываетесь? Напрасно. Пожалеете об этом.

Допустим, вам известны законы взаимопритяжения, движения и т. д. небесных тел. Значит, вы в. состоянии по-хозяйски распоряжаться планетами? Можете распорядиться, чтобы Марс и Венера подошли к СССР поближе — на предмет использования их недр и поверхности?

Тоже отказываетесь? И даже считаете такие вопросы неуместной и нелепой шуткой? Тоже -напрасно и во вред себе делаете это.

Потрудитесь раскрыть «Материализм и эмпириокритицизм» Ленина, найти и прочитать следующие строки:

«Раз мы узнали этот закон (природной необходимости.

К. Д.), действующий (как тысячи раз повторял Маркс) независимо от нашей воли и нашего сознания — мы господа природы».

Вникните в эти ленинские слова, которые вы уж никак не осмелитесь назвать неуместной и нелепой шуткой. Вникните и поймите, что в ответ на предложение проделать «чудеса» (с точки зрения верующих) с Хрущевым, мумией Ленина и планетами, вы не смеете сказать «не могу», так как тем самым признаете себя не господином, не хозяином природы, а рабом, или, в лучшем случае, лишь ее «сотоварищем» / Значит — выпадаете из плеяды «передовых», слепо верующих в святость всех ленинских высказываний. Значит — из материалиста превращаетесь в нивесть что.

Но если вы, доказывая свою преданность Ленину, скажете: «Да, могу, но не хочу», — тоже скверно получается. Как вы смеете не хотеть воскрешать Ленина, омолаживать Хрущева, двигать планеты для вящей славы и торжества коммунизма?

2) — Что представляет собой картина Левитана «Над вечным покоем»? — Столько-то граммов краски и столько-то квадратных сантиметров полотна. — Памятник Петру Великому? — Энное количество камня и металла. :— «Война и мир» Толстого? — Листы бумаги, испещренные типографской краской. — Ну, а как ж е вдохновенное «что-то» — идеи, чувства — вложенные в картину, скульптуру, книгу? — Никаких «что-то» нет. Товарищ Ленин сказал ясно, понятно и совершенно точно, не допуская никаких кривотолков:

«В мире нет ничего, кроме движущейся материи... » (Ленин, Соч. т. 14, стр. 162).

Так должен отвечать член КПСС. Если ж е он начнет обижаться, что от него ж дут таких «дикарских» ответов, если станет ссылаться на то, что у Ленина вдосталь и других глубоких суждений, из которых видно признание им искусства, но лишь как надстройки над материальной базой, признание мышления, чувствований и т. п., но лишь как «внутреннего состояния материи» (Ленин, Соч., т. 14, стр 74), то этим по­ следователь «великого философа» Ленина из тупика никак не вылезет, никак не освобождается от обязанности давать «дикарские» ответы.

Ведь, если признать искусство, мышление, чувствования как «внутреннее состояние материи», то, значит,эти «внутренние состояния» предопределяются, детерминируются самой материей: краской, полотном, камнем и металлом, листами бумаги. Свободной воле человека места нет. Попутно: сама идеология марксиста-философа тоже детерминирована материей — комплексом мяса, костей, крови, кишек, мочевого пузыря и т. д. Вся идеология марксиста, все его мысли, хотя бы и самые скудные, и все его мечтания, хотя бы самые «жирные», являются такими ж е выделениями его телесноматериальной структуры, как слюна, желудочный сок и т. п.

Это констатируется не только уже вышеприведенными цитатами из Ленина, но и такими:

«Сознание есть высокий продукт материи... Сознание порождается материей... Содержание сознания определяется той же материальной действительностью, которую оно отражает» («Основы марксистской философии», стр. 159, 180) и «Мир есть закономерное (значит, детерминированное. К. Д.) движение материи, и наше познание, будучи высшим продуктом природы, в состоянии только отражать (обратите особое внимание — не изменять, а только отражать! К. Д.) эту закономерность ».

У нас нет ни времени ни желания пускаться в развитие этого одного из основных философских положений Ленина, из которого логически !следует ряд нелепых, курьезных выводов, — пусть этим занимаются марксисты-философы.

Пусть или признают, что их течение мысли по существу ничем не отличается от течения слюны, или.пусть отрекутся от веры в непогрешимость Ленина, как философа. Пребывание в партии КПСС обязывает к первому.

3) «Когда какое-нибудь общество напало на след естественного закона своего развития, оно не в состоянии ни перескочить через естественные формы своего развития, ни отменить их при помощи декрета», — говорит Маркс в предисловии к «Капиталу».

Возникают и тут вопросы:

а) А может ли общество НЕ напасть на след «естественного закона своего развития»? Разве «железный закон» кау­ зальности не ведет общество обязательно, неизбежно, неотвратимо именно только по «следу естественного развития»?

Причем же слово «напало», включающее в себя что-то не неизбежное?

б) Следы возникают после тою, как кто-то уж е прошел.

Допустим, !советское общество развивается естественно. По чьему же следу оно идет? Кто движется впереди? Этак нетрудно сделать вывод, что впереди — целесообразность, целенаправленность, превалирующие над каузальностью, использующие ее лишь как средство. Но это же по Марксу приводит к телеологии, которая есть «враждебное диалектическому материализму идеалистическое учение, считающее, ч т о... во всяком развитии осуществляется заранее поставленная цель» («Словарь русского языка», Москва, 1953).

в) Люди мыслят, чувствуют, желают, мечтают и т. д., но, находясь в тисках «естественною закона своего развития», так ж е не властны над своей детерминированной судьбой, как и дубы, не имеющие ни разума ни чувств? Дубы, как и люди, «не в состоянии ни перескочить через естественные формы своего развития, ни отменить их при помощи декрета».

Признают ли себя члены КПСС такими стоеросовыми детерминированными дубами? Не признают? Какие же они тогда марксисты?

4) «Свобода... является необходимым продуктом историческою развития» (Энгельс, «Анти-Дюринг», изд. 1957 г., стр. 107).

Итак, свобода — это только «продукт исторического развития». А историческое развитие — это механическая смена причин-следствий. Каков же может быть продукт, «приплод» этою нерасторжимого ни на миг сожительства причинследствий? Что это за свобода, которая детерминирована уже во чреве матери-причины?

Мыслители, более глубокие, чем Энгельс, считают, что не свобода является продуктом исторического развития, а, наоборот, историческое развитие в значительной своей части есть продукт свободных волевых актов людей. Эти мыслители свободным действием считают такое, в котором сознанием ставится цель и изыскиваются и используются средства {причины) для осуществления цели.

Нынешние теоретики марксизма, спасая репутацию Энгельса, Маркса, Лешина как философов, изощряются в разных «диалектических» истолкованиях каузальности, детерминиэма, свободы и необходимости, тем самым искажая (хотя бы и из «благих» побуждений) подгнившие столпы диалектического материализма, поскольку эти столпы полны несуразиц. Можно же ли теперешних «подправителей» МарксаЭнгельса-Ленина называть последовательными, ортодоксальными материалистами подлинного марксизма?

5) Индетерминировано, свободно, по собственному желанию, или детерминировано, в силу необходимости, в силу принуждения со стороны диктатуры партийной верхушки, строится народами советским, польским, болгарским, румынским, чехословацким, венгерским,тюремное здание для себя под названием «коммунизм»?

Отвечаете — по свободному желанию самих народов? В таком случае, почему не произвести блестящее доказательство, подтверждение этому утверждению, которое посрамит, еразит всех врагов коммунистической диктатуры, всех отрицающих наличие свободы в коммунистическом блоке? Почему не воспользоваться предложением о проведении во всем мире плебисцита, чтобы каждый народ свободно выявил свое отношение к своему государственному строю?

Не согласившись на такой плебисцит, коммунистическая диктатура показывает свой страх перед его итогами, никак не надеется на победу теории и практики марксизма-ленинизма. Руководители КПСС не верят в силу коммунистических идей. Рядовые же члены партии не могут в них верить и подавно.

6) Марксистская философия утверждает, что все в природе, в телесной и духовной жизни человека, представляет собой сплошную детерминацию. Она — «железная необходимость». Именно это утверждает Энгельс, говоря:

«Это относится как к законам внешней природы, так и к законам, управляющим телесным и духовным бытием самого человека, — два класса законов, которые мы можем отделять один от другого самое большее в нашем представлении, отнюдь не в действительности» (Энгельс, «Анти-Дюринг», 1957, стр, 107).

Особо отметим: только в нашем представ л ении для природы и для мышления, чувствований и т. д. словно бы могут быть разные законы. В действительности, же для всего и повсюду есть только один «железный закон» необходимости.

Один, из которого нет никаких исключений.

Современные марксисты-ленинцы с этим, конечно, согласны? Хорошо.

Попросим их теперь прочитать следующее из книги «Материалистическая концепция истории» английского социолога Карла Федерн:

«Если бы социализм был действительно неизбежен и являлся следующей стадией в эволюции общества, то не было бы необходимости в социалистической теории и еще менее в социалистической партии. Никто не основывает партии, чтобы осуществить весну и лето».

Честер Боулс, американец, автор книги «Новые проблемы мира», говорит:

«Маркс призывал, организовывал и толкал своих последователей на борьбу за социализм, и в то ж е время старался показать, что он неминуем. Но какой же смысл работать и жертвовать собой во имя того, что и так уж е предопределено?».

Итак, зачем КПСС организовалась, существует, старается реализовать то, что все равно само собой реализуется ( солнце коммунизма и Солнце-планета имеют одинаково неизбежные сроки восхода)? Ведь, этим отвергается закон детерминации, выражается неверие в него, недопустимое для последовательного материалиста-диалектика.

Спасая Маркса-Энгельса и себя, их советские последователи изворачиваются так:

«В природе явления происходят помимо воли и деятельности лю дей... Иное дело — история. Она делается людьми и только людьми... Чем больше сознают, понимают массы рабочего класса неизбежность социалистической революции, чем более они организованы, чем с большим энтузиазмом они борются за наступление этой революции, тем ближе ее победа». («Основы марксистской философии», стр. 371).

Здесь теоретики КПСС одним махом и от своих основалоложников отступили, и запутались еще более. Отступили тем, что противопоставили природу и историю («Иное дело — история»), хотя Энгельс сказал в форме, не допускающей кривотолков, что закон детерминации относится одинаково «как к законам внешней природы, так и к законам,управля­ ющим (подчеркнуто мною. К. Д.) телесным и духовным бытием самого человека».

И запутались еще более тем, что смешали в одну кучу детерминизм и индетерминизм.

Профессор Петров в своей книге «Философская нищета марксизма» (стр.

48-49) по этому поводу говорит:

«Идея «содействия» ничему не помогает: по-прежнему природная необходимость и моральная свобода стоят рядом и вместе с тем исключают друг друга. Одно из двух: или существует сплошная детерминация железной необходимости, и тогда всякое свободное вмешательство (всякое содействие, воздействие и противодействие) исключается — или существует сфера свободного вмешательства, и тогда не существует сплошной детерминации».

Так КПСС, отступив от закона сплошной детерминации, существуя для содействия реализации «неизбежного» коммунизма, тем самым являет собой не последовательных диалектических материалистов, а непоследовательных ловкачей, болтающихся между детерминизмом и индетерминизмом — между необходимостью и свободой.

БАЗИС И НАДСТРОЙКА

«В общественном производстве своей жизни люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения — производственные отношения, которые соответствуют определенной ступени развития их материальных производственных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания» (Маркс, предисловие к «К критике политической экономии»).

«Экономическая структура общества каждой данной эпохи образует ту реальную основу, которою и объясняется в последнем счете вся надстройка правовых и политических учреждений, равно как религиозных, философских и других воззрений каждого данного исторического периода» (Энгельс, «Анти-Дюринг», 1957 г., стр. 26).

«Общественные отношения делятся на материальные и идеологические. Последние представляют собой лишь надстройку над первыми, складывающимися помимо воли и сознания человека, как (результат) форма деятельности человека, направленной на поддержание его существования» (Ленин, Соч., т. 1, стр. 134).

В развитие этих основных положений, данных тремя китами диалектического и исторического материализма, «Основы марксистской философии» поучают:

«Базис общества включает всю совокупность экономических отношений между людьми, складывающихся в процессе материального производства и воспроизводства их жизни;

сюда входят прежде всего отношения собственности на средства производства, эккономические отношения между различными социальными группами, классами, форм распределения и обмена, зависящие от отношений собственности на средства производства» (стр. 441).

«К надстройке общества относятся все общественные идеи и соответствующие им учреждения: государство, право, политические партии, политические идеи, мораль, искусство, философия, религия, церковь и т. п.». (стр, 441).

~«Изменение надстройки происходит вследствие изменений, происходящих в базисе» (стр. 446).

«Надстройка, т. е. общественные идеи, политические, правовью и другие учреждения, отражает экономику данного общества» (стр. 447).

«Каков базис общества, такова и его надстройка» (стр. 448).

«История человечества есть прежде всего история развития производства, история развития производственных сил и производственных отношений» (стр. 409).

Вое эти цитаты, как легко заметить, являются вариациями на тему «Бытие определяет сознание». К ак мы уже выяснили, КПСС должного осознания этой темы не имеет.

Не лучше дело и с вариациями:

1) В условиях строительства первой фазы коммунизма, т. е.

в условиях «определенной ступени развития материальных производственных сил», в Советском Союзе «люди вступают в определенные, необходимые, от их воли не зависящие отношения» — вступают в бригады коммунистического труда.

Вступают, следовательно, вынужденные обстоятельствами, поневоле, по необходимости? Выдавая создание этих бригад за добровольное, идейное и т. п., КПСС противоречит Марксу.

2) В течение многих веков «экономическая структура общества», к примеру, в Европе, изменялась коренным образом.

Изменялись ли в соответствии с этим тоже коренным образом истины, изложенные в Евангелии, теорема Пифагора, ценность картин Рафаэля, произведений Софокла? В связи с установлением коммунистического строя в России, снесена ли старая «надстройка» в виде Ломоносова, Пушкина, Чайковского, Сурикова — «надстройка над помещичье-крепостническим базисом»? КПСС не может ответить на эти вопросы, не отрекшись от Энгельса.

3) Троцкий, Бухарин, Рыков, Пятаков, а в дальнейшем Маленков, Молотов, Каганович имели идеологию, отличную от так называемой генеральной линии партии. Такая идеология сложилась у них, конечно, «помимо воли и сознания»?

Как результат их деятельности, «направленной на поддержание их существования» (кормиться-то, обуваться и одеваться надо же беднягам)? Так это? Говоря «нет, не так», КПСС отрекается от Ленина.

Если принимать высказывания основоположников марксистской философии о базисе и надстройке всерьез, последовательно, не мудрствуя лукаво, то надо прийти к ряду нелепейших выводов: скрипка — базис, формирующий музыканта-надстройку; не государство для человека, а человек для государства; техника создает человека, а не человек технику; кукуруза активизировала (если можно так выразиться) Хрущева, а не Хрущев кукурузу, и т. д. и т. п., — все получается шиворот-на-выворот.

Диалектические материалисты поэтому вынуждены «мудрствовать лукаво». Вот, к примеру, их тирада из «Основ марксистской философии» (стр. 456):

«Установив и доказав, что идеологические формы и отношения есть отражение материальных, экономических отношений, раскрывая определяющую роль базиса в отношении надстройки, исторический материализм вовсе не отрицает активной роли надстройки, ее обратного воздействия на базис, не отрицает, а обязательно требует учитывать взаимодействие базиса и надстройки в процессе развития общества...

Исторический материализм, устанавливая !примат базис, вместе с тем в отличие от вульгарного экономического материализма подчеркивает и раскрывает активную роль надстройки, ее обратное воздействие на базис. Однако, взаимодействие базиса и надстройки — это не взаимодействие двух независимых друг от друга и равнозначных «факторов»: надстройка является отражением базиса, производным от него».

В этой тираде есть все, кроме здравого смысла. Утверждая, что «идеологические формы и отношения есть отражение материальных, экономических отношейний», философы-коммунисты лишают идеологические формы свойств активности (что за активность в отражении?). С другой же стороны, — «исторический материализм вовсе не отрицает активной роли надстройки». Затем снова — «надстройка является отражением базиса, производным от него».

Словом, базис и надстройка — это маховое колесо и шкивы, причем маховое колесо вращает шкивы (что вполне естествеяно), но в то ж е время само вращаемо этими шкивами (что вполне неестественно). Курьезная машина! Получается же курьез потому, что исторический материализм производит противоестественное рассечение единого, целостного, взаимоувязанного общественного организма в его историческом развитии на «базис» и «надстройку». Живой организм преврапрется в два мертвых куска. Опрыскивание их «живой и мертвой водой» вульгаризаторов ли, или реформистов и ревизионистов в лице теперешних теоретиков в рядах КПСС, тееретиков, наторевших в диалектической казуистике, живым рассеченный организм не делает.

Казуисты своими попытками выдать мертвое за живое только изобличают сами себя в непоследовательности, в эклектизме, в отступничестве от Маркса-Энгельса. Они от этих «столпов» со своими казуистическими турусами на колесах откатились в противоположную сторону.

ЛИЧНОСТЬ И МАССЫ

Вопросы о взаимоотношении личности и общества, индивидуальности и коллектива, вождей и «вождимых», это такие вопросы, которые в свободных странах являются предметом дискуссий, не имеющих и не могущих иметь конца. Это вполне естественно, поскольку каждая личность может иметь свои личные взгляды на свое место, свои права и обязанности в обществе. Нивелировать внутренние убеждения людей никто не имеет права. Оно, это право, присвоила себе только КПСС (точнее — ее верхушка): все в СССР должны мыслить и чувствовать только по катехизису диамата. Отступление— недопустимая ересь.

О личности, как о самодовлеющей ценности, в катехизисе КПСС ничего не говорится. Права и обязанности личности удачно совмещаются в одной формулировке: «Быть преданным партии».

Человеческая личность — это только человекоединица, одна из циферок в густых рядах слагаемых, ничтожная частица «массы». Правда, одна частица от другой может чем-то отличаться, но это для КПСС не имеет особого значения (как для хозяйки, заварившей кашу, неважны индивидуальные особенности крупинок). Ведь, устроение жизни идет не по воле и желаниям отдельных личностей, а по «объективным законам», наличествующим для всей каши... то бишь для всего человеческого общества в целом. В «Основах марксистской философии» (стр.

614) это формулируется так:

«Историю творят люди, но не по произволу, не как кому вздумается, а по объективным законам».

А перед этим (стр. 613) говорится:

«Исторический материализм считает главной силой истории народ, передовые классы, трудящиеся массы. Не личности определяют роль народа, а народ определяет роль личности».

У Крылова «какой-то дворянин, а, может быть, и князь», рассказывая о якобы виденном им огурце, начал со сравнения такового с горой, но затем вынужден был постепенно сбавлять его величину («гора хоть не гора, но, право, будет с дом»..

У диалектического материализма в роли огурца оказывается народ:

«Народ не есть нечто однородное, неизменное, это не абстрактная «масса»... Внутри народа есть передовые и отсталью элементы, авангард и масса, есть противоречия и даже борьба между различными классами, группами и слоями»

(«Основы марксистской философии», стр. 615).

В соответствии с этим, в утверждение, что историю творит главная сила — народ, приходится внести некоторые уточнения:

1) Не весь народ главная, решающая сила, а какая-то часть его.

2) Естественно, что часть эта — передовая, авангардная.

3) Этот авангард — коммунистическая партия (в чем она скромно признается на каждом шагу).

4) В компартии тоже есть передовые и отсталые элементы, авангард и масса, опытные и неопытные, «номенклатурные» и рядовые, мудрые и немудрые, путаники и непогрепгимые, и т. д. и т. п. Одним !словом, есть элита и масса.

5) Элитой КПСС является ЦК.

6) В ЦК же, как известно даже младенцам, главной, решающей силой является глава его, который вследствие того, что он глава — самый мудрый, опытный, ясновидящий, авторитетный, непогрешимый. Таковым в то время, когда пишется эта брошюра, является пока Хрущев.

В общем, логическая последовательность при исследовании доктрины исторического материализма о личности и обществе обязательно приводит к выводу: очередной вождь КПСС, сумевший одолеть конкурентов — это та Фигура с большой буквы, которая... которую... ну, словом, значимее ее нет никого на белом свете. А посему она, так сказать, автоматически приобретает нимб гениальности и непогрешимости, с воздаянием ей соответствующих восхвалений в стихах, прозе, музыке, живописи и т. д.

Так было с Лениным и Сталиным. Так теперь происходит с Хрущевым. Третьеразрядный по своему разуму, развитию' и способностям, но перворазрядный по аморальности, он ухитрился интригами и предательством в отношении своих бывших друзей (Маленкова, Булганина), благодетелей (Кагановича), спасителей (Жукова) рывком вскочить на престол КПСС и, благодаря этому, сразу превратился из никудышки в мудрейшего вождя великой страны и ее колоний-сателлитов.

Это — материализация казуистических рассуждений исторического материализма о личности и обществе. Пышные фразы о том, что-де народ — это главная сила истории, и что даже самые крупные личности есть только выразители народной воли — для КПСС лишь маска. Ношение этой маеки никак не может быть названо историческим материализмом.

КЛАССЫ, ГОСУДАРСТВО, КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

Общеизвестно, что теперешний коммунистический режим признает существование у себя не бесклассового, а классового общества: «Советское общество состоит из двух классов — класса рабочих и класса крестьян» («Словарь русского языка»).

Не будем задавать вопросов — а что собой представляет интеллигенция, служащие, бесчисленный сонм профсоюзных, правительственных, партийных «ответственных товарищей», вплоть до ЦК КПСС? Вразумительных ответов на эти вопросы от членов КПСС получить невозможно.

Спросим лучше вот что у самих основоположников коммунизма:

а что такое классы?

Маркс («18 Бремера», стр. 255) отвечает так:

«Поскольку миллионы людей существуют в экономических условиях, благодаря которым они по своему образу жизни, по своим интересам и образованию, отличаются от всех других классов и даже враждебны им, они сами образуют классы».

Ленин (т. 29, стр. 388) вторит ему:

«Классы, это такие группы людей, из которых одна может себе присваивать труд другой, благодаря различию их места в определенном укладе общественного хозяйства».

— Итак, — спросим мы у члена КПСС, — в советском обществе есть два класса, а классами они называются потому, что, во-первых, «по своему образу жизни, по своим интересам и образованию, отличаются от всех других классов»?

— Правильно.

— И, во-вторых, потому, что они враждебны друг другу, один присваивает себе труд другого?

Здесь вопрошаемый скажет:

— Нет, не так. Маркс и Ленин высказывались о катшталистическом обществе. В нашем же, советском, обществе антагонизма классов и борьбы между ними нет. Вместо этого — единство целей, интересов и так далее, и совместная дружная стройка коммунизма.

Так в угоду (мы это ниже докажем) теперешнему руководетву партии, высказывания Маркса и Ленина считаются неприложимыми к советскому обществу. Но почему же в таком случае оставлен сам термин «класс»? Выхолостили из него главный, решающий признак — антагонизм классов, и оставили этого евнуха в своем лексиконе? Почему не говорить просто «рабочая масса» и «крестьянская масса» (или как-либо иначе), а не «класс рабочих» и «класс крестьян»?

Что за классы без классовой борьбы? Ведь, в тезисах «Коммунистического Манифеста» сказано определенно:

«Вся история (подчеркнуто мною. К. Д.) есть история борьбы классов»? Разве советское общество живет вне истории?

Не будем стараться смутить члена КПСС такими вопросами. Выведем его сами из затруднительного положения.

С точки зрения исторического материализма, Маркс и Ленин в своих высказываниях о классах и их борьбе вполне правы и в отношении советского общества. Нужно только без лукавства, без угодничества перед партийным руководством, правильно именовать классовую дифференциацию советского общества. Сделаем ж е это.

Правильно, в советском обществе есть именно два класса:

класс руководящих (эксплуатирующих) и класс руководимых (эксплуатируемых). К первому классу принадлежит вся коммунистическая знать на партийных, правительственных, профсоюзных постах и преданная им элита из интеллигенции. Второй класс — массы рабочих, крестьян, мелких служащих, тоже интеллигенции.

Вот, теперь все, как говорится, в порядке. Есть классы в полном смысле этого слова, как его употребляли Маркс и Ленин: у классов этих разный образ жизни, один класс живет за счет труда другого, между ними существует антагонизм, идет борьба.

Вся коммунистическая пропагандная трескотня о единстве парти и народа, о взаимной любви эксплуататоров и эксплуатируемых, о единстве их целей и интересов — это именно только пустая трескотня, которая ведется по заданию и в угоду правящему классу.

Втайне основная масса членов КПСС, конечно, понимает положение в советском обществе именно так. Но то, что ими сознается втайне, нас в данном случае не касается.

На основе ж е того, что исповедуется и делается открыто, мы констатируем:

В отношении понимания классов и классовой борьбы, члены КПСС стоят вне исторического материализма.

Попутно уместно вспомнить, что Сталин, продолжающий, несмотря на его вины перед партией, пребывать «выдающимся марксистом», говорил в 1937 году, в соответствии с Марксом и Лениным, что классовая борьба в Советском Союзе есть и будет даже усиливаться. Классы он понимал хотя и не так, как это следовало бы, но вое ж е толковал о классовой борьбе.

Теперь же говорится: «Нельзя считать правильной известную формулу Сталина, согласно которой по мере роста сил социализма классовая борьба все более и более обостряется»

(«Основы марксистской философии», стр. 542).

Был жив Сталин — была жива и его формула. Умер — и формуле смерть. С надгробной надписью «Неверно» иохоронили рядом с формулами Маркса и Ленина, на коих значится «Устарело».

Печальна судьба истин коммунистического материализм а...

# # # С вопросом о классах тесно связан вопрос о государстве. В «Основах марксистской философии» (стр. 477) говорится:

«Государство представляет собою классовую организацию политической власти, которая охраняет и закрепляет экономические устои господства того или иного класса. Оно располагает орудиями власти: армией, полицией, жандармерией, судебными органами, тюрьмами и т. п., для обеспечения по­ литического господства экономически господствующего класса и для подавления сопротивления других классов».

Исповедуя марксизм-ленинизм, надо сказать:

— СССР тоже именуется государством потому, что в нем есть классы. Политическая власть в нем, в СССР, принадлежит господствующему классу...

Какому? Разве класс рабочих или класс крестьян, или оба они вместе, господствуют в СССР? Разве они располагают армией, которая подавляет народную революцию в Венгрии с такой яростью, чтобы и другим колониям-сателлитам неповадно было мечтать о свободе?

Разве сами себя крестьяне раскулачивали, силой самозагонялись в колхозы, самоссылались в концлагеря?

Сами рабочие садили себя в тюрьмы за опоздания на работу, урезывали себе заработки до уровня самых низких в мире, лишили себя прав на свободу печати, собраний, забастовок?

Сами себя обрекли трудящиеся на нищенское, бесправное, каторжное существование для того, чтобы вожди партии и их приспешники утопали в роскоши, пользовались до-отвала всеми благами жизни?

Продолжим ж е начатую выше фразу так, как должно:

...Политическая власть в нем, в СССР, принадлежит господетвующему классу во главе с партийной верхушкой.

Этот господствующий класс бесстыдно, вопреки очевидности, прикрывается именем всего народа, охраняя и закрепляя свое господство над народом. В руках этого класса, и только в его руках, находятся армия, полиция-милиция, жандармерия-МГБ, судебные органы, тюрьмы и т. п. То, что над советской жандармерией висит иная вывеска, сущности дела не меняет. Назови МГБ хотя бы Министерством Гуманной Бабушки — все равно оно останется для народа ненавистным проклятым местом.

Все разглагольствования представителей господствующего класса о том, что этот класс якобы только выполнитель народной воли, его избранник — неумная и до бесстыдства нагая ложь.

На основе доктрин самого ж е исторического материализма необходимо признать полностью, и даже значительно дополнить с еще большей резкостью, все только что сказанное.

Поскольку же члены КПСС по тем или иным причинам этого открыто не признают, постольку они — отступники от исторического материализма.

# Хотя теперешние теоретики марксизма из рядов КПСС и утверждают, что классы и государство — вреднейшая, порожденная капитализмом, вещь, но прекраснейшая в советских условиях, вое ж е обещается, что и классы и государство будут ликвидированы:

«Конечной целью классовой борьбы пролетариата является уничтожение капиталистического общества, основанного на антагонизме классов, и создание бесклассового общества»

(«Основы марксистской философии», стр. 497).

Хрущев, уже имеющий ранг «мудрого теоретика и практика», поучает:

«Ленин учил, что для полного отмирания государства нужен полный коммунизм, что государство отомрет полностью только тогда, когда наступит высшая фаза коммунизма, когда общество осуществит правило: «Каждый по способностям, каждому по потребностям», когда на базе высокой производительности труда будет полное изобилие всех продуктов, а труд станет первейшей жизненной потребностью и люди будут добровольно трудиться по способностям» (Хрущев, «Сорок лет Великой Октябрьской социалистической революции», Госполитиздат, стр. 54).

«И тогда, как выразился Энгельс, оно (общество. К.Д.) сможет сдать государственную машину в музей древностей, поставив ее рядом с прялкой и бронзовым топором» («Основы марксистской философии», стр. 548).

Но «Государство жизненно необходимо на первой фазе коммунизма. Интересы строительства коммунизма требуют его неуклонного укрепления» (там же, стр. 544).

Если КПСС высказывания классиков марксизма о классах и государстве считает своим символом веры, то почему отступает от него на практике? Почему этот символ веры искажает, уродует, доводит до противоположности? А именно:

1) Если классы в советском обществе не антагонистичны, а, наоборот, едины, если они называются классами не за вражду между собой, а только за разный образ жизни, разный труд, то за что их в будущем ликвидировать? И разве в коммунистическом обществе отпадет надобность в разнообразии труда, который будет определять и разный образ жизни трудящихся? Получение всего всеми «по потребности» нисколько не уничтожает разницу в труде, а, следовательно, и разницу в образе жизни. А что труд будет не у всех одинаков, явствует из обещания, что вое будут работать «по способностям».

Следовательно, КПСС, исповедующая исторический материализм, должна или считать, что и сейчас советское общество бесклассовое, поскольку между классами якобы нет вражды, или должна признать, что в нем, в этом обществе, есть эксплуататоры и эксплуатируемые, и поэтому оно сейчас и является классовым, но перестанет быть таковым при коммунизме.

Не соглашаясь ни с одним из этих «или», КПСС от исторического материализма отказывается.

2) Логично ли, уже вступив в коммунизм, хотя бы еще только в первую фазу его, не ослаблять, а укреплять государство? Укреплять не только армию, которая предназначается якобы не для агрессий, не для покорения всего мира, а лишь для устрашения империалистов (и подавления народных восстаний в странах-сателлитах), но усиливать, укреплять тотальную власть именно государства в его классическом виде: с «полицией, жандармерией, судебными органами, тюрьмами и т. п.» (т. п. — отсутствие элементарных демократических прав) для своих собственных граждан.

Логично ли, соответствует ли доктрине исторического материализма — укреплять государство для того, чтобы оно вследствие этого легче, что ли, рухнуло в последней фазе коммунизма? Укреплять враждебное коммунизму? Всячески холить и лелеять капиталистаческую вербу, ожидая, что она вся сплошь покроется коммунистическими грушами, и тогда в самой вербе отпадет надобность?

Так КПСС сказку о выращивании коммунистических груш на капиталистической вербе предпочитает доктринам исторического материализма.

Основной признак подлинного коммунистического общества — «От каждого по способностям и каждому по потребностям».

Если «от каждого по способностям», то кто сам себя признает способным к неприятным работам (они не могут не быть и при коммунизма), но неспособным к приятным и к тому же в прекрасных местах страны?

Если «каждому по потребностям», то кто обнаружит у себя потребность в квартире худшей, чем у других, в дешевом пальто, в жесткой мебели, не первоклассном мясе, второстепенных фруктах и т. д. и т. п.? По чьей потребности будут изготовляться роскошные манто,драгоценные украшения, мягкая мебель? Чьи потребности будет удовлетворять паюсная икра, вина «с букетом», ананасы, земляника зимой?

Нельзя представить себе, чтобы и при коммунизме вещи и продукты не были лучшие и худшие, тем более, что у людей вкусы могут быть различные. Невозможно худшее и лучшее делить между всеми, так как, во-первых, многого «лучшего»

на всех не хватит (лучшие манто на частички не раскромсаешь), а, во-вторых, это будет не по потребности, а по уравниловке. Никто свои способности и потребности услужливо ограничивать в пользу других не обязан.

Или, может быть, способности к той или иной работе и потребности в потреблении будет определять не каждый сам для себя, а специальные органы? Будет, стало быть, «принудительный ассортимент» и в работах и в снабжении?

Сейчас, в первой фазе коммунизма, еще можно как-то изловчаться и самому себе подыскивать работу «по способностям», а за деньги приобретать необходимое тоже как-то в соответствии со своим вкусом и средствами. Но в последней фазе коммунизма — будь сознателен и иди работать именно там, куда тебя пошлют «по способностям», и получай со складов именно то, что тебе установили «по потребностям». Значит, не окажется ли в некоторых отношениях последняя фаза коммунизма горше первой?

Казалось бы, вопросы такого порядка не только могут, но обязательно должны в советских условиях возникать, обсуждаться, находить свое разрешение. Нельзя же в таком важнейшем деле, как строительство коммунизма, ограничиваться общей туманной фразой: «по способностям — по потребностям».

Но дебатирования этих вопросов в советской прессе нет.

Почему? Потому что теоретики коммунизма боятся окончательно запутаться, обнаружить нереальность, демагогичность посула «по способностям — потребностям».

Так теоретики марксизма, а вместе с ними и все члены КПСС показывают, что все они коммунизма не знают, т. е.

конкретно не представляют его себе.

И это — строители коммунизма?

МИРНОЕ СОСУЩЕСТВОВАНИЕ

Следует ли пространно говорить о чрезвычайной важности и остроте в наше время вопроса о возможностях или невозможностях мирного сосуществования коммунистической и некоммунистических государственных систем? Следует ли также доказывать, что от того или иного разрешения этого вопроса зависит вообще существование человечества с его цивилизацией, культурой и т. д.?

Вез особых рассуждений на эту тему (рассуждений в мире достаточно самых разнообразных), обратимся сразу к первоисточнику, из коего истекла и та проблема, которая сейчас волнует весь мир. Но, поскольку «никто необъятного объять не может», постольку и мы не будем взбаламучивать весь первоисточник, а бережно зачерпнем из него лишь самое основное, ничем не замутненное, еще не переделанное и не фальсифицированное.

В декабре 1920 года на собрании актива московской партийной организации Ленин сказал:

«Пока остались капитализм и социализм, они мирно жить не могут: либо тот, либо другой, в конце концов, победит; ли 60 по советской республике будут петь панихиды, либо — по мировому капитализму».

В статье: «Военная программа пролетарской революции»

Ленин пишет:

«Только после того, как мы низвергнем и окончательно победим и экспроприируем буржуазию во всем мире, а не только в одной стране, войны станут невозможными... Лишь поеле того, как пролетариат обезоружит буржуазию, он может, не изменяя своей всемирно-исторической задаче, выбросить на слом всякое вообще оружие, и пролетариат, несомненно, сделает это, но только тогда, никоим образом не раньше»

(подчеркнуто Лениным).

В «Правде» от 1 марта 1918 года Лениным написано:

«Интересы международной революции требуют, чтобы советская власть, свергнувшая буржуазию страны, помогала этой революции, но форму помощи избирала соответственно своим силам» (подчеркнуто тоже Лениным).

В 1919 году на 8 съезде партии Ленин заявил:

«Марксисты никогда не забывали, что насилие неизбежно будет спутником краха капитализма во всем его масштабе и рождения социалистического общества. И это насилие будет всемирно-историческим периодом, целой эрой самых разнообразных войн — войн империалистических, войн гражданских внутри страны, сплетения тех и других, войн национальных».

Взглянем теперь, что говорят в наше время те, которые называют себя верными, непоколебимыми последователями

Ленина:

«Как показал 20 съезд КПСС, ныне война не является фатальной неизбежностью» («Основы марксистской философии», стр. 559).

В «Манифесте мира», принятом в ноябре 1957 года совещанием представителей коммунистических и рабочих партий (ленинцы и их попутчики), говорится:

«Война не является неизбежной, войны можно не допустать, мир можно защитить и упрочить».

В «Заявлении московского совещания коммунистических и рабочих партий» 1960 года:

«Наступило время, когда можно пресечь попытки империалистаческих агрессоров развязать мировую войну... Объединенными усилиями... всех миролюбивых сил войну можно предотвратить ».

Таких цитат из коммунистической печати и выступлений ответственных руководителей коммунизма можно привести множество. Но уже и приведенных вполне достаточно для того, чтобы увидеть их полное противоречие высказываниям Ленина.

Ленин говорит коротко и ясно: пока существуют капитализм и социализм, они жить в ладу и мире никак не могут.

Современные ленинцы говорят: неправда, могут.

Категорически, с подчеркиванием своих слов, предупреждал Ленин: пока не побежден капитализм, не может быть разоружения.

Ленинцы держатся противоположного мнения: они не умолкают ни на минуту, призывая всех и вся к разоружению сейчас же, немедленно.

Ленин предсказывал неизбежное, неотвратимое, узаконенное историческим материализмом, наступление периода (целой эры!) всевозможных войн, и требовал от марксистов не забывать, что для краха капитализма необходимо насилие над ним. Естественно, что носителем этого насилия, бескомпромиссным солдатом мировой революции должен быть в первую очередь «авангард всех трудящихся» — коммуниста ческая партия.

Сейчас этот «авангард» уверяет, что можно с врагом мирно сосуществовать (братанье с капитализмом!), и что вот-вот наступит эра мира во всем мире, благодаря стараниям «миролюбивых сил» (изменников призывам Ленина к насилию, к сокрушению капитализма силой).

«Соответственно своим силам» помогать торжеству мировой революции, предъявлял Ленин требование к стране, уже победившей у себя капитализм. В ленинские времена Советский Союз был еще слабоват в военном отношении, и потому не мог ринуться в бои за мировую революцию.

А что может сделать сейчас в этом отношении Советский Союз со своими сателлитами, имея, по словам вождей КПСС, самую мощную в мире военную технику, военные силы? Не утверждают ли они, что любой блок врагов может быть коммунистическим блоком уничтожен, как говорится, в два счета? Разве не является изменой Ленину трусость современных ленинцев, нежелание их разгромить капитализм, сменить его коммунизмом?

Современные вожди КПСС не могут отрицать то, что было сказано Лениным («Что написано пером, то не вырубишь топорам»). Нет возможности и вывернуть шиворот-навыворот ленинские слова, придать им иной смысл, иное значение: тут у Ленина, как на грех, сказано все ясно, прямо, определенно, даже с подчеркиваниями. Но вождям КПСС требуется както оправдаться в своем дезертирстве с передовой позиции действенной борьбы за торжество ленинских идей.

И вот:

«Нельзя же механически повторять сейчас по этому вопросу то, что было сказано Лениным много десятилетий назад об империализме, и твердить, что империалистические войны неизбежны, пока во всем мире не победил социализм», — находчиво изрек Хрущев в Румынии на съезде компартии в 1960 году.

Так Хрущев всенародно отрекся от Ленина, признал его мертвым для современности.

Однако, спохватившись, что чересчур смело выразился, Хрущев «разъяснил»:

' «На основе учения марксизма-ленинизма мы сами должны мыслить, глубоко изучать жизнь, анализировать современную обстановку и делать выводы, которые -приносят пользу общему делу коммунизма».

Словом, по рецепту одного анекдотического совета: «Если женщина тебе что-либо советует, то выслушай ее внимательно, серьезно подумай, согласись с нею во всем, и поступи наоборот».

Действительно, разве Хрущев, «выслушав» учение марксизма-ленинизма, не делает тоже все именно наоборот?

Вплоть до похабного братанья с капиталистами и лобызаний с ними, как это было во время первого визита Хрущева в США?

И никто из «правоверных» коммунистов не называет за это Хрущева по заслугам ревизионистом, изменником делу Ленина, предателем интересов мировой революции. Наоборот — единодушно солидаризуются с ним. Ленина променяли на Хрущева. По-человечеству это понятно: выгоднее угодить живому псу, чем мертвому льву. Но если ставить вопрос принципиально, то какие же это носители ленинского исторического материализма?

КРАТКОЕ ПОСЛЕСЛОВИЕ

Автор этой брошюры сознает, что он далеко не все части диалектического и исторического материализма примерил к своеобразной фигуре КПСС. Так, остались без примерки «материя и формы ее существования», «чувственное и рациональное в познании», «диалектика абсолютной и относительной истины», «коммунистические этика и эстетика», «формы пролетарской диктатуры», «основы народной демократии» и т. д. и т. п.

Но автор и не ставил себе целью создать большой, всеобъемлющий трактат. Для почина достаточно и брошюрки.

К тому же, «чтобы определить качество вина, не обязательно выпить целиком всю бочку — достаточно и нескольких рюмок».

Кто-либо из читателей, возможно, скажет: «Автор понадергал цитат из классиков марксизма, не считаясь со всем контекстом, и истолковал их весьма пристрастно»... Но автор совершенно уверен, что если даже не выдергивать отдельные перышки из философии марксизма, а общипать ее наголо — результаты будут те же. Никто не возбраняет желающим проверить это собственным углубленным исследованием пучин марксистской философии.

Так или иначе, но неизбежны следующие выводы:

а) В основной своей массе КПСС философии марксизма не знает.

б) Диалектический и исторический материализм для КПСС является не мировоззрением, не руководством к действию, а только маской.

(Это, конечно, не значит, что если бы КПСС знала фило­ софию марксизма и руководствовалась ею, то было бы для КПСС и для народа лучше! Но это — уже иная тем а...).

в) У КПСС в целом, и у ее вазглавления в частности и в особенности, никакой идеологии (в общепринятом смысле этого слава) нет. Вместо нее — абсолютная беспринципность, карьеризм, стремление наиболее полно удовлетворять свои личные грубые интересы за счет Эксплуатируемого народа.

Правоверные члены КПСС способны понимать материализм только в том вульгарном, примитивном смысле, что, мол, материализм — это «обжорство, пьянство, тщеславие, плотские наслаждения, жадность к деньгам» и т. д. (Энгельс, «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», стр. 25). Коммунистическая диктатура обогатила такой материализм только тем, что к своему обжорству, пьянству, плотским наслаждениям прибавила еще взаимную грызню своих вождей, любые виды их интриг, вероломства, подлости, жесточайший террор в отношении народа, способность на любые провокации и демагогию на международной арене.

В заключение — старый анекдот. Сидящего в тюрьме преступника спрашивают: — «За что сидишь? Уголовник?» — «Нет, политический. За политику». — «А именно?» — «У полицейского с чердака белье украл».

Ну, а ограбившая народы России, как говорится, до нитки, лишившая их элементарных политических, экономических и духовных прав, коммунистическая диктатура под маской коммунистического материализма разве выглядит «идеолоточнее» этого вора из анекдота?

Verlag SWOBODA

Похожие работы:

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "БЕЛГОРОДСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ" (НИУ "БелГУ) 18.05.2016 РАБОЧАЯ ПРОГРАММА ДИСЦИПЛИНЫ (МОДУЛЯ) Историческа...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования "Алтайский государственный гуманитарно-педагогический университет имени В.М. Шукшина" (АГГПУ им. В.М. Шукшина) Естественно-географический факультет ПРОГРАММА УЧЕБНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ Б...»

«Муниципальное казенное учреждение культуры "Централизованная библиотечная система" Недетские истории о детской библиотеке Сборник материалов к 45-летию городской библиотеки №3 Куйбышев, 2013 Составитель: Л.Г. Бельденинова; Набор текста: Л.Н. Величко; Компьютерная вёрстка: П.Л. Анджан; Корректор:...»

«ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО УЧЕНОГО СОВЕТА ВИР (протокол заседания №11 от 16 апреля 2009 года) Ученый совет ГНУ ГНЦ РФ ВИР имени Н.И.Вавилова считает необходимым от имени коллектива института выразить свое мнение по поводу статьи М.А.Анохина "А...»

«Стоим мы на посту, повзводно и поротно. Бессмертны, как огонь. Спокойны, как гранит. Мы — армия страны. Мы — армия народа. Великий подвиг наш история хранит. музыка Г. Мовсесяна, слова Р. Рождественского Этот журнал для вас подготовила воспитатель и учительдефектолог Рогова Е...»

«ТЕРРИТОРИАЛЬНАЯ ОБОРОНА. ИСТОРИЯ ЕЕ ОБРАЗОВАНИЯ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ Сагайда А.В. Email: Sagaida1797@scientifictext.ru Сагайда Александр Викторович – слушатель, кафедра тактики, Военная академия Ракетных войск стратегического назначения им. Пет...»

«НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ИНСТИТУТ ЯЗЫКА, ЛИТЕРАТУРЫ и ИСТОРИИ ПРИ СОВЕТЕ МИНИСТРОВ ЧУВАШСКОЙ АССР А. П. КОВ АЛ ЕВ СК ИЙ, доктор исторических наук, профессор ЧУВАШИ И БУЛГАРЫ ПО ДАННЫМ АХМЕДА ИБН-ФАДЛАНА УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ ВЫПУСК IX...»

«A T tillVERSItlTlSS E E 1 N I D Д T Д J ZE ШШПЖ CA Z C DE SS E T ) S F L D I S S E R TAT IО N E S SLAVICAE SLAVISTISCHE M I T T E I L U N G E N Ч МАТЕРИАЛЫ И СООБЩЕНИЯ ПО СЛАВЯНОВЕДЕНИЮ V. SZEGED I Publicationes Instituti Philologiae Rossicae in Universitate de Attila Jzsef Nominata V. Redigit Jzsef Juhsz К ИСТОРИИ РАЗРАБОТКИ РУССКОГО ЯЗЫКА В СОВЕ...»

«vk.com/spbvip2017 | da@showtours.ru Турфирма "SHOWTOUR" Санкт-Петербург, Литейный пр., д. 28 Форт Великий Князь Константин это одно из самых крупных фортификационных сооружений Кронштадта, защищающих его гавань с юга. Ребята во время игры узнают много интересных фактов из истори...»

«"Петербургский диалог" Санкт-Петербургский государственный университет Исторический факультет кафедра истории нового и новейшего времени кафедра истории средних веков Факультет психологии Философский факультет Факультет...»

«УДК 94(470)“1812” ЕКАТЕРИНА НИКОЛАЕВНА ТУМАНИК "ОБРАЗ ЖИЗНИ, КОТОРЫЙ ВЕДУТ В АРМИИ": ДЕКАБРИСТ А.Н. МУРАВЬЕВ В 1812 г. канд. ист. наук Институт истории СО РАН, г. Новосибирск e-mail: t.katharina@ngs.ru В статье на примере военной биографии декабриста А.Н. Муравьева освещаетс...»

«А. Ю. Тимашков Санкт-Петербургское отделение Российского института культурологии К истории понЯтиЯ интермеДиальности в Зарубежной науКе В настоящее время в работах западных и особенно немецких исследователей, а также росс...»

«ДВОЕВЛАСТИЕ В ЗАКАВКАЗЬЕ: СОВЕТЫ И ОЗАКОМ (март—июль 1917 г.) АРМЕН ГАЛОЯН Некоторые аспекты проблемы двоевластия в Закап/азье рассматривались в советской историографии1. Анализ приведенных в данной статье материалов расширяет наше представление о двоевластии в Закавказ...»

«В.И. Хартанович, М.М. Шахнович МАТЕРИАЛЫ К ИЗУЧЕНИЮ ПОГРЕБАЛЬНОГО ОБРЯДА И КРАНИОЛОГИИ НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОЙ КАРЕЛИИ (МОГИЛЬНИК АЛОЗЕРО) Погребальные памятники позднего средневековья и исторического времени, в отличие от более ранних объектов, не входили в приоритетную...»

«ЛИБЕРАЛИЗМ В РОССИИ: НЕМНОГО ИСТОРИИ К азалось, что после распада СССР либерализм должен был расцвести в России – как в теории, так и на практике. Однако на смену надеждам ельцинского периода очень быстро пришли разочаро...»

«Учитель Константин Александрович ДРАМАТУРГИЯ А. ГОЛЬДФАДЕНА: ИСТОКИ, ЖАНРЫ, СЦЕНИЧЕСКАЯ СУДЬБА В статье рассматриваются истоки и особенности драматургии основателя еврейского театра Авраама Гольдфадена, ее жанровый спектр, специфика русских переводов, сценическая судьба пьес. Статья показ...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей города Москвы "Детская школа искусств им. В.Д.Поленова" "Утверждаю" директор ДЩИ им.В.Д.Поленова И.О.Фамилия Приказ $&$&/(4fi г. Образовательная программа дополнительного образования детей "Историко-бытовой танец" для учащихся 3-7 кла...»

«ПАСПОРТ Программы развития муниципального бюджетного дошкольного образовательного учреждения "Центр развития ребенка детский сад № 188"Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря Основания для 2012 г. № 273-ФЗ разработки "Об образовании в Российской Федерации"; программы Указ Президента РФ от 07.05.201...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования Северо-Кавказский государственный институт искусств Исполнительский факультет Кафедра истории и теории музыки Рабочая программа дисциплины "История...»

«ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "КАЗАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ" Исторический факультет Кафедра истории древнего мира и средних веков Н.Ю. Бикеева ИСТОРИЯ СРЕДНИХ ВЕКОВ Учебно-методическое пособие для студентов заочного отделения ис...»

«Annotation Бездомный юноша оказывается сыном и наследником великого колдуна. По воле судьбы он должен выступить на стороне сил Добра в борьбе с доисторическими монстрами, воплощающими Зло. Арена битвы — Англия XIX века. Обладает ли сын способностями отца? Хватит...»

«Социология культуры Н.Ф. ПЕТРОВА ЧАСТНЫЕ КОЛЛЕКЦИИ, МЕЦЕНАТСТВО, МУЗЕИ (социокультурологический анализ) ПЕТРОВА Наталья Федоровна преподаватель кафедры всеобщей истории и истории культуры Саратовского государственного педагогического института. Интерес к музеям проявляют многие: от тонки...»

«Русский культурно-исторический тип Артамонов Г.Н. Понятия "народа" и "русскости" в контексте русского культурно-исторического типа Artamonov, GN. The Concept of "People" and "Russianness" in the Context of the Russian Cultural-Historical Type УДК 165.2 Артамонов Г....»

«Вестник ПСТГУ III: Филология 2011. Вып. 2 (24). С. 27–31 ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКТ И ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПРИЕМ В "ДИАЛОГЕ С ТРИФОНОМ ИУДЕЕМ" СВ. ИУСТИНА ФИЛОСОФА (II В.) Е. В. ЗУЕВА Св. Иустин Философ избирает для "Диалога с Трифоном иудеем" один из классических жанров античной литературы — диалог. При это...»

«Юрий Валин Братья и сестры по оружию. Связные из будущего (сборник) Серия "Выйти из боя" Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6698732 Юрий Валин. Братья и сестры по оружию. Связные из будущего: Яуза Эксмо; Москва; 2014 ISBN 978-5-699-...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.