WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 |

«“ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА, ПОХОЖАЯ НА ТЕБЯ.” Психотерапевтические истории для детей DORIS BRETT MORE ANNIE STORIES Therapeutic Storytelling ...»

-- [ Страница 1 ] --

ДОРИС БРЕТТ

“ЖИЛА-БЫЛА ДЕВОЧКА,

ПОХОЖАЯ НА ТЕБЯ...”

Психотерапевтические истории для детей

DORIS BRETT

MORE ANNIE STORIES

Therapeutic Storytelling Techniques

Перевод с английского Г.А.Павлова

Библиотека психологии и психотерапии

Выпуск 14

Москва

Независимая фирма “Класс”

Бретт Д. “Жила-была девочка, похожая на тебя...”: — М.: Независимая фирма “Класс” —

“Библиотека психологии и психотерапии).

Что говорить ребенку, который боится темноты? Или маленькому честолюбцу, который отказывается делать то, что у него сразу не получается хорошо? Или тому, кого дразнят в школе? Или пережившему развод родителей?... В книге австралийского детского психолога Д.Бретт читатель найдет целую россыпь примеров, рецептов и рекомендаций для этих и многих других проблемных ситуаций. Простая и изящная книжка будет полезна любому детскому специалисту, интересна для “взрослого” врача и психолога и совершенно необходима всем заботливым родителям.

© Дорис Бретт © “Маджинейшн Пресс” © Независимая фирма “Класс” (при содействии Марка Патерсона) © Г.А.Павлов, перевод на русский язык © Е.Л.Михайлова, предисловие Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству “Независимая фирма “Класс”. Выпуск произведения без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

ISBN 0-945354-47-9 (USA) ISBN 5-86375-014-6 (РФ) Руководство для начинающих фей Мать: Ну, что у тебя нового?



Взрослая дочь: Вот шляпку купила, черную, бархатную.

Мать: А, это такую, какие еще в прошлом годуиз моды вышли?

Телефонный разговор Многоуважаемый читатель!

Профессионал Вы или вдумчивая мама, одно известно о Вас наверняка: Вы — бывший ребенок. И это очень, очень важно для того, чтобы с удовольствием и пользой читать книжку, которая сейчас перед Вами, и действительно помочь другим детям — своим или чужим — справиться с разными трудностями и печалями.

Но сначала давайте сами вспомним кое-что неприятное (ненадолго, обещаю).

Например, последнюю ситуацию, когда чувствовали растерянность и беспомощность, а может быть, и отчаяние. Сами себе мы не нравились чрезвычайно, и в тот момент казалось, что иначе и быть не может. Хуже всего было то, что любые мысленные попытки “пробиться” — все-таки спасти разваливающуюся запеканку, или завести машину, или разобрать бумаги, или кого-то в чем-то убедить — заведомо казались никчемным, жалким барахтаньем. И почему-то даже то, что мы не раз с честью выходили из куда более серьезных испытаний не вселяло надежды.

Да что там, это даже и не помнилось! Как будто внутри все “эфирное время” занял кто-то, кто обращает внимание только на огрехи:

не так! Опять не так! Печально, но ведь именно это имеют в виду, когда говорят, что ктото кого-то “начал воспитывать”: не так — не так — не так...

Что человек делает под огнем критики, которая тоже когда-то была чужой и понемногу “забралась” внутрь? Да то же, что и вообще под огнем: в ужасе замирает, бестолково мечется; если вооружен — отстреливается... У каждого из нас бывают моменты, когда мы понимаем, что делаем что-то не то... и замираем в беспомощности или с жаром доказываем, что были-де объективные причины, — в общем, ведем себя вполне по-детски.

Впрочем, не вполне (иначе где же фантастическая изобретательность, энергия, доверие к жизни?), а подобно ребенку, загнанному в тупик. Это не так, то не так, а как — не говорят, не показывают, а может быть, и не знают сами.





А теперь обратите внимание, с чего начинается эта книжка: дочка автора была крайне застенчивой, отличалась от других детей, воплощала некую материнскую несостоятельность. Тем более, что мама — детский психолог. (“Так значит, и “они” ничего не знают и не могут?”) Обе — мама Дорис и трехлетняя Аманта — находились в зоне, где “все не так”. И появление историй про девочку Энни было не столько приемом коррекционной педагогики, сколько выходом для обеих в новое “пространство”. Безопасное, творческое, не отягощенное “нетаками”. Иное.

Почему это “срабатывает” для детей, довольно подробно объясняется в книжке. Хочется, однако, обратить внимание читателя на то, что “байки про Анюту” очень помогают и самим родителям. Вместо того, чтобы теряться в догадках о том, что мы делали не так и барахтаться в чувстве вины (“недоглядели, недоработали; мать, называется...”) и стыда (“у всех дети как дети...”), то есть невольно подключиться к собственному эмоциональному состоянию “ребенка в тупике”, мы получили возможность как бы посмотреть со стороны на похожую историю с заведомо хорошим концом, отчасти даже ее сочинить. Мы можем представить себя на месте мамы Энни или доброй феи, подсказывающих решения вместо того, чтобы критиковать. А можем, как ни странно, отождествить себя с этой чудесной несуществующей девочкой, которой так славно и тактично помогли, которая так по-детски мудро справилась...

Сочиняя по предложенной Дорис Бретт модели “терапевтические истории” (так называют в серьезной профессиональной литературе этот жанр, занявший в современной психотерапии достойное место), родители в какой-то мере решают и свои проблемы. А они, конечно, существуют — хотя бы потому, что у них тоже есть или были родители, а Фея-Крестная, возможно, давно не появлялась, Екатерина Михайлова Предисловие Дорис Бретт — клинический психолог, консультант, и автор с мировым именем. Я познакомился с ней около шести лет назад в Австралии, в ее родном городе Мельбурне, на семинаре медиков, посвященном эриксоновской психотерапии, которым я руководил. Мы продолжили наше знакомство на конгрессе по методам так называемой “короткой психотерапии”, организованном фондом Милтона Г. Эриксона в Сан-Франциско в 1988 году.

Помимо “Историй про Энни” (В русском переводе: “Жила-была девочка, похожая на тебя...” — Ред.), перу Дорис Бретт принадлежат также предшествующий том “Рассказов про Энни”, удостоенный награды поэтический сборник “Правда о единорогах”, книга, посвященная искусству хлебопечения в Австралии, и роман “В поисках единорогов”. Во время турне по Соединенным Штатам в 1989 году она дала интервью корреспонденту “Тудэй шоу” и приняла участие в многочисленных радиопрограммах.

В основе внушительных личных достижений Бретт лежит ее удивительное мастерство рассказчика. Она обладает поразительной способностью излагать важные мысли необыкновенно просто и легко, оживляя их магией увлекательных коротких рассказов.

Книга “Жила-была девочка, похожая на тебя...” адресована родителям, которые очень хотят помочь своим детям преодолеть те или иные психологические проблемы. Эти маленькие истории предназначены для того, чтобы родители рассказывали их своим детям. Истории охватывают одиннадцать тем, включая взаимоотношения сиблингов (маленьких братьев и сестер) в семье, развод и его последствия для детей, проблемы семей с отчимом и мачехой, застенчивость, импульсивность, и т.д. Бретт дает подробные рекомендации, как родителям лучше использовать терапевтическую направленность рассказов при налаживании нормальных внутрисемейных взаимоотношений.

Я пользовался методикой Бретт при воспитании дочери и нашел ее весьма эффективной.

Преимущество методики Бретт заключается в том, что рассказы позволяют детям накопить необходимый для перемен опыт. Конкретный опыт, непосредственные переживания оказывают на детей (также, как, впрочем, и на взрослых) гораздо большее влияние, чем “словесные поучения”.

Родители могут без конца твердить ребенку, что комнату надо содержать в чистоте и что держать палец во рту — некрасиво, однако нотации не способны что-либо изменить. Но если те же мысли упаковать в “подарочную обертку” в виде рассказа, они становятся действенными. Когда дети “распаковывают подарок” и обнаруживают скрытый смысл увлекательной истории, в них открывается способность к переменам.

Конечно, много в этом процессе зависит и от родителя-рассказчика. Например, поучающие притчи или тяжеловесные наставления моралиста не дают почвы для открытий и могут лишь вызвать сопротивление ребенка.

Обратите внимание на чуткую интонацию в рассказах Бретт. Их доверительный тон не вызывает в детской душе реакции отторжения.

Возникают ли довольно обычные проблемы, такие, как болезненная реакция на поддразнивание, или проблемы более серьезные, такие, как компульсивное и перфекционистское поведение, рассказы Энни могут помочь мальчикам и девочкам освободиться от связывающих их пут.

Быть родителем — одна из радостей жизни. Но это может стать и тяжелым испытанием.

Иногда нам бывает трудно установить контакт с нашими детьми и помочь им проявить свои лучшие качества. И очень хорошо, что есть такие эксперты, как Дорис Бретт, которые предлагают нам эффективные и доступные средства для облегчения родительских задач.

Джеффри К. Зейг, доктор психологии, директор Фонда Милтона Г. Эриксона, Аризона, США Введение “Истории про Энни” я начала сочинять лет десять назад. Меня подтолкнуло к их написанию то, что моя тогда трехлетняя дочь Аманта была застенчивым ребенком.

Несколько позже, когда журналисты-интервьюеры, посещавшие нас, знакомились с уже несколько повзрослевшей Амантой, такое объяснение вызвало у них недоумение.

Меня спрашивали: “Как появились “Истории про Энни”?” И я отвечала: “Причиной тому была робость и застенчивость Аманты”. К тому времени Аманте исполнилось десять лет, и она уже была определенно не робкого десятка. Журналисты не могли скрыть удивлениия, когда она ловко перехватывала микрофон у родительницы, чтобы получить побольше “эфирного времени”.

Тем не менее, в три года Аманта была застенчива. Особенно в незнакомом окружении. На детской площадке, куда мы выходили, Аманта с большой опаской решалась наконец отойти от меня и поиграть с другими детьми. В то время, как другие дети беззаботно резвились, Аманта сидела у моих ног, наблюдая за происходящим со страхом и удивлением. Другие матери смотрели на меня с жалостью и сочувствием.

Нетрудно догадаться, что мысль о детском саде вряд ли могла вызвать восторг у Аманты.

Поэтому мы с мужем начали беседы о садике загодя. Мы хотели успокоить дочь, убедить ее в том, что в саду очень хорошо, что она будет в безопасности, что ей там понравится, и т.д. Убеждали Аманту до посинения. Она слушала, смотрела на нас, но мы понимали, что, несмотря на радужную картину, которую мы рисовали перед ней, Аманта вовсе не собиралась поддаваться на уговоры. Выражение ее глаз ясно говорило: “Может быть для вас детский сад — рай земной, а для меня — нет.” Вот тогда-то у меня и возникла идея рассказать Аманте одну историю. Это был рассказ о маленькой девочке по имени Энни. Энни жила в точно таком же доме, как наш. У нее была собака точно такая же, как наша, и у нее тоже были папа и мама, как Мартин и я. Но самое главное, она так же, как Аманта, боялась пойти в детский сад. Рассказ начинался с первого дня пребывания Энни в детском саду, где оказалось совсем не так уж плохо, как она сначала думала, и охватывал последующие дни. С каждым днем детский сад нравился Энни все больше и больше. К концу первой недели она уже мечтала, как завтра пойдет в садик.

Рассказ увлек дочку. Она просила продолжения истории про девочку Энни. И когда Аманта достигла возраста, необходимого для поступления в детский сад, она с удивительной легкостью преодолела свое прежнее нежелание, точно так же, как Энни в том рассказе.

Я была просто поражена успехом метода, применяющего терапевтический рассказ.

Каждый раз, когда дочь была чем-то напугана или сталкивалась с трудностями или проблемами, она приходила ко мне и говорила: “Расскажи мне какую-нибудь историю про Энни”. И я рассказывала ей о том, как подобные сложности встречались и в жизни Энни.

Увлекшись, Аманта просила рассказать историю снова и снова и преодолевала трудности по примеру героини рассказов, к которой успела привязаться.

Я стала объяснять другим родителям, как нужно рассказывать “истории про Энни”.

Медики и педагоги также заинтересовались этим методом. Ко времени выхода в свет первого томика “Рассказов Энни” у меня уже накопилась масса положительных отзывов родителей и специалистов. Дети любили слушать эти истории. Рассказы помогали им почувствовать себя увереннее, сильнее, преодолевать страхи и лучше понимать и разрешать те или иные конфликты. Родители же с удовольствием рассказывали эти истории, поскольку это помогало найти взаимопонимание с ребенком. Если раньше они были бессильны помочь малышу в беде, то теперь могли уже что-то сделать. Более того, это “что-то” было простым, естественным и разумным и избавляло от обращения к специалисту-психологу.

Как дети приобретают знания и навыки Рассказы, сказки и внутренний мир ребенка неотделимы друг от друга. В любом обществе, независимо от степени цивилизованности и образа жизни, детские рассказы собирают большую аудиторию маленьких слушателей.

Для этого есть веские причины.

Если мы, взрослые, хотим приобрести какие-то знания, у нас для этого существует много путей и каналов. Мы можем пойти в библиотеку или в книжный магазин и прочесть то, что нас интересует. Можно проконсультироваться у специалиста в данной области, получить нужные сведения из газетных и журнальных статей, послушать лекции, принять участие в семинарах. Наконец, поговорить с друзьями и обменяться информацией и мыслями.

Все это требует определенных профессиональных навыков — умения читать и исследовать материал, способности излагать свои мысли.

Эти навыки не даются человеку изначально, они приобретаются с опытом. Дети же не могут вести разговор на взрослом уровне, а между тем проблемы, занимающие их, не менее важны. Как помочь им в приобретении знаний?

Посредством игр и воображения. Игра “брось погремушку” знакомит младенцев с законом земного притяжения. Другие игры учат перевоплощению и позволяют детям почувствовать себя мамой, папой или свирепым диким тигром. Воображаемые двойники дают возможность прозондировать чувства и исследовать различные возможные варианты.

Для ребенка мир предстает новым и непознанным. Его нужно исследовать, открыть, изучить, овладеть им. К счастью, дети появляются на свет с непреодолимым, неуемным стремлением к познанию. Посмотрите, с каким упорством, с какой настойчивостью младенец учится ходить. Он силится встать на ноги и падает вниз лицом, пытается подняться опять и падает снова, и так пока не научится. Вряд ли сэр Эдмунд Хилари проявил больше упорства и решимости в покорении Эвереста.

Другой пример: обратите внимание на то, как младенец упорно бросает свою любимую игрушку через бортик своего высокого стульчика. Его любопытство и желание больше узнать о законах окружающего мира настолько велики, что он готов рисковать утратой своего драгоценного “имущества”.

Помните, что ребенок приобретает знания посредством игр и воображения. Игра — это способ приобретения навыков, присущих взрослым людям. Детские игры, по существу, могут быть приравнены к работе и учебе.

Если вы понаблюдаете за игрой детей, то заметите, что очень многое в этой игре строится на подражании. Подражают матерям и отцам, старшим братьям и сестрам, телегероям, и т.д. Это имитационное поведение вполне оправдано. Поскольку большинство навыков, необходимых в жизни современного человека, гораздо сложнее инстинктов, заложенных природой, они приобретаются через подражание. Дети наблюдают за кем-то, а затем делают так же. Другими словами, подражая взрослым, они, тем самым, приобретают необходимые навыки. Сильное желание ребенка кому-то подражать помогает ему познать тонкости и сложности поведения взрослого человека.

Исследования показали, что когда детям предлагаются два примера для подражания — один “успешный”, с положительным результатом, другой, неудачный — они предпочитают первый. Это обстоятельство учитывается в “Историях про Энни”. Успешно преодолевая свои проблемы, Энни становится положительным примером, который учит, как достигнуть успеха.

Общение с помощью историй Нам, взрослым, следует помнить, что если мы хотим научить ребенка чему-либо или передать ему какю-то важную мысль, нужно делать так, чтобы это было узнаваемо, удобоваримо и понятно. Если мы хотим объяснить что-то сложное французу, то, разумеется, преуспеем в этом больше, если будем говорить на французском языке.

Общаясь с детьми, старайтесь говорить с ними на языке, который им понятен и на который они лучше отзываются — на языке детской фантазии и воображения.

Рассказы, в особенности сказки, всегда были самым эффективным средством общения с детьми. Сказки передавались и передаются из поколения в поколение на протяжении веков и находят отражение в культурах разных народов. В своей книге, посвященной сказкам, Бруно Беттельхейм подчеркивает их исключительно важную роль, так как они помогают детям преодолеть тревоги и конфликты, с которыми им приходится сталкиваться.

В сказках поднимаются важные для детского мировосприятия проблемы. В “Золушке”, например, говорится о соперничестве между сестрами. В сказке о Гензеле и Гретель основная тема — боязнь быть покинутым. “Мальчик с пальчик” рассказывает о беззащитности маленького героя, который оказался в мире, где все подавляет своими размерами, масштабами и мощью. В сказках противопоставляются добро и зло, альтруизм и жадность, смелость и трусость, милосердие и жестокость, упорство и малодушие. Они говорят ребенку, что мир — очень сложная штука, что в нем есть немало несправедливостей, что страх, сожаление и отчаяние — в такой же степени часть нашего бытия, как радость, оптимизм и уверенность. Но, самое главное, — они говорят ребенку, что если человек не сдается даже когда положение кажется безвыходным, если он не изменит своим нравственным принципам, хотя искушение и манит его на каждом шагу, он в конце концов обязательно победит.

Слушая эти рассказы и сказки, дети невольно находят в них отголоски своей собственной жизни. Они стремятся воспользоваться примером положительного героя в борьбе со своими страхами и проблемами. Кроме того, рассказы и сказки вселяют в ребенка надежду, что чрезвычайно важно. Ребенок, лишенный надежды или утративший ее, отказывается от борьбы и никогда не добьется успеха.

Воздействие “историй про Энни”

“Истории про Энни” подобны персонализированным, “очеловеченным” сказкам.

В них действует герой или героиня, которые наделены характерными чертами вашего ребенка и которые сталкиваются с теми же проблемами, что и ваш ребенок. В “историях про Энни” герой или героиня находит пути и способы понимания и разрешения своих трудностей и конфликтов. Помимо действующих лиц, взятых из жизни, рассказы могут включать персонажи из мира фантазии и волшебства. Главными героями могут быть зайчики, белочки или маленькие бегемотики. Главное состоит в том, чтобы ситуация главного героя напоминало ситуацию вашего ребенка. Рассказ “подгоняется” к вашему ребенку, так же, как и имя его главного героя. Свои рассказы я назвала “историями про Энни”, потому, что мою дочь зовут Аманта. Я хотела, чтобы имя героини напоминало имя дочери, но не было идентичным ему.

Если, например, я рассказывала бы эти истории мальчику по имени Джек, я могла бы их назвать “Истории про Джона”.

“Истории про Энни” — не волшебная палочка, по мановению которой исчезают все беды и вся боль реально существующего мира, но они позволяют детям узнать о себе и своих проблемах то, что их утешает, что придает им силы, и от чего они начинают чувствовать поддержку и понимание.

Эффективность “историй про Энни” объясняется многими причинами.

Во-первых, “истории про Энни” позволяют ребенку воспринимать свои трудности и бороться с ними действенным способом. Ведь многие дети чувствуют себя виноватыми в беспокоящих их страхах или испытывают смущение в связи с ними. Им трудно говорить о них открыто. Часто, когда вы заводите прямой разговор с детьми на эту тему, они сразу замыкаются и уходят от разговора. Слушать историю — совсем другое дело. В этом случае детям не читают наставлений, их не обвиняют и не принуждают говорить о своих затруднениях и проблемах — они просто слушают рассказ о девочке, такой же, как они.

Им ничто не мешает слушать, узнавать что-то новое, что-то сопоставлять, сравнивать без всяких неприятных психологических последствий. Это значит, что они могут поразмышлять над услышанным в психологически комфортной обстановке. Изменив контекст, вы создаете зону безопасности.

Здесь уместно напомнить одну шутку, иллюстрирующую важность контекста. Человек пришел в суд, требуя возмещения ущерба в результате автомобильной катастрофы.

Следователь устроил ему перекрестный допрос.

“Так, мистер Браун, — говорит он, — расскажите пожалуйста, суду, что случилось утром 12 февраля”.

Мистер Браун отвечает: “Я ехал на машине по проселочной дороге и вдруг увидел, что какая-то лошадь понесла и поскакала галопом прямо перед моей машиной. Я резко крутанул руль в сторону, но объехать лошадь не удалось. От столкновения с лошадью машину отбросило в поле, где она столкнулась с коровой. Меня выбросило из машины, и я сразу потерял сознание”.

“Так, — говорит следователь. — Но вы, наверно, не будете отрицать, что когда вы пришли в себя, на место происшествия прибыл местный ветеринар. Он склонился над вами и спросил, как вы себя чувствуете, на что вы ответили: “Я никогда в жизни не чувствовал себя лучше, чем теперь!” “Это — сущая правда”, — отвечает мистер Браун.

“В таком случае, — возмутился следователь, — как у вас хватает наглости придти в суд и потребовать возмещения ущерба за физические увечья в результате несчастного случая?” “Позвольте объяснить, — отвечает мистер Браун. — Когда я пришел в себя, то обнаружил, что лежу в поле и испытываю адскую боль. Я видел, что приехал ветеринар.

Он подошел к раненой лошади, которая лежала посреди дороги, взял ружье и пристрелил ее. Затем он подошел к лежащей на траве корове, посмотрел на нее, взял ружье и пристрелил. После этого он подошел ко мне и спросил меня, как я себя чувствую. Я ответил, что никогда в жизни не чувствовал себя лучше”.

Вернемся к нашему разговору. “Истории про Энни” дают ребенку возможность подумать, поразмыслить и задать вопросы на чреватые конфликтом “взрывоопасные” темы, без боязни вмешательства во внутренний мир. Мы, взрослые, часто делаем то же самое.

Большинству знакома практика получения совета по смущающему нас вопросу с использованием знакомого приема: “У моего друга Джона — проблема...” Очень интересно понаблюдать, как дети пользуются этой зоной безопасности.

С одной стороны, ребенок отождествляет себя с “Энни”, но когда повествование доходит до “больного места”, он становится на позицию слушателя, и тогда “Энни” — это просто девочка из рассказа. Таким образом, он получает возможность понаблюдать со стороны за своим двойником, не давая смущению взять власть над разумом.

Форма рассказа имеет еще одно преимущество: для ребенка рассказ гораздо интереснее, чем нравоучительная лекция. Во всем мире дети выключают радиоприемники и телевизоры, если там читают нотации, и включают их, когда наступает время сказки.

Когда я сочиняла рассказ о релаксации для первой книги “Историй про Энни”, я начала с разработки соответствующего “сценария”, подходящего для детей. Отшлифовав “сценарий”, я решила, как обычно, испытать его на своей дочери.

Я подождала, когда у нее будет дурное настроение, подошла к ней и сказала самым доброжелательным голосом:

“Хочешь, я помогу тебе расслабиться?” Аманта с тоской посмотрела на меня, и я начала читать ей свой сценарий. В конце концов Аманта фыркнула и изрекла: “Скукотища”. Она восприняла мое вмешательство как навязчивость. Девочка была раздражена и не расположена к общению. Она не желала, чтобы кто-нибудь указывал ей, что нужно делать. Я вернулась к письменному столу и постаралась увязать релаксационный сценарий с рассказом об Энни.

Я снова подождала когда Аманта будет в дурном настроении. На этот раз вместо “хочешь, я помогу тебе расслабиться”, я сказала: “Хочешь, я расскажу тебе одну историю?” Аманта согласилась, и я начала рассказывать. Она внимательно слушала, с огромным интересом следя за событиями, в которых, казалось, участвовала не только Энни, но и моя дочка. В конце рассказа ее лицо сияло. “Блеск!” Это была высшая награда, которой могла в то время удостоить австралийская школьница.

Релаксационный сценарий был абсолютно идентичен тому, который она объявила “скукотищей”. Единственная разница заключалась в том, что на этот раз он был облечен в форму рассказа. У дочери не создавалось впечатления, что ей что-то навязывают, и поэтому она слушала с интересом.

Рассказы позволяют ребенку почувствовать, что он не одинок в своих страхах и переживаниях, что другие дети испытывают то же самое. Это оказывает успокаивающее воздействие. Ребенок избавляется от комплекса неполноценности, он уже не считает себя уродцем, тупицей, врединой или трусом, и т.д. Такое успокоение укрепляет в нем уверенность в себе и помогает бороться с трудностями.

У истории есть еще одна положительная сторона: для того, чтобы сочинить интересную для ребенка историю, рассказчик должен проникнуть в детский внутренний мир.

Необходимо увидеть окружающее глазами ребенка, что мы делаем нечасто. Мы так привыкли к своей взрослой перспективе, что забываем о том, что существует и другой взгляд на вещи. Мы забываем, что для ребенка чудовища в шкафу так же реальны, как вы или я. Мы забываем, что в волшебство дети верят так же искренне и безоговорочно, как в электричество или магнетизм. Мы забываем, что то, что кажется нам обычным, тривиальным, может восприниматься ребенком как катастрофа. Мы забываем, что наша интерпретация событий может коренным образом отличаться от интерпретации ребенка.

Это относится и к языку. Например, вместо того, чтобы сказать “бабушка умерла”, взрослые обычно говорят “мы потеряли нашу бабушку”. Дети, не знакомые с этим эвфемизмом, поймут эти слова буквально — бабушка где-то заблудилась. Они могут недоумевать почему в этой беде никто даже пальцем не шевельнет, чтобы ее поискать, и надеются, что в один прекрасный день она все-таки найдет дорогу домой.

Поскольку мы не желаем утруждать себя и посмотреть на мир глазами детей, то часто ограничиваемся попыткой разубедить их и отвергаем их представления. Ребенку, который боится чудовищ в темноте, мы говорим: “Не говори глупостей; нет никаких чудовищ”. От этого ребенок начинает чувствовать себя непонятым, его воля парализована. И страх только усиливается. Такое отношение взрослых вбивает клин между родителями и ребенком, поскольку ребенку кажется, что родители не понимают его. Это усложняет их дальнейшее общение. Потеряв надежду быть понятым, ребенок замыкается.

Когда же взрослый рассказывает одну из “историй про Энни” — историю, близкую к восприятию ребенка и отражающую его реальную жизнь, ребенок приобретает опыт противоположного свойства. Появившееся взаимопонимание улучшает отношения между родителями и ребенком. Вспомните, когда в последний раз вы беседовали с человеком, который, как вам казалось, был действительно настроен на вашу волну, понимал ваши чувства. Вспомните, как приятно это было и как вам потом этого не доставало.

“Истории про Энни” способствуют общению и располагают к нему совершенно особым образом. Часто дети избегают говорить о своих проблемах потому, что стыдятся этого, боятся нежелательной реакции на них взрослых или потому, что у них не хватает слов и понятий для описания своих чувств и эмоций. Услышать их часто запутанные и сумбурные чувства, выраженные словами в рассказе, может оказаться весьма полезным.

Это дает вам возможность вступить в диалог со своим ребенком.

Ведь разговор с ребенком о его тревогах и проблемах иногда напоминает допрос в лагере военнопленных:

имя, воинское звание и регистрационный номер — это все, что вам удается узнать. Но тот же самый ребенок может стать на удивление открытым, когда он расскажет о том, что беспокоит и тревожит Энни. Так что, если вы не знаете, что именно беспокоит вашего ребенка, вы можете спросить, что, по его мнению, беспокоит Энни. И в этом случае опять то же чувство безопасности позволяет ему быть столь открытым. Если я не уверена, что именно является причиной беспокойства моей дочери, я просто спрошу ее, какую “историю про Энни” (вернее, о чем) она хотела бы от меня услышать. Если она скажет что-то вроде: “Расскажите мне, как Энни ходила к доктору”, — я буду знать, в чем суть проблемы.

Способ общения через посредство рассказа ценен еще тем, что в этом случае в познании нового ребенок чувствует себя в определенной степени независимым. Он может потратить столько времени, сколько ему надо, чтобы усвоить содержание рассказа и схватить его идею. Он может слушать рассказ снова и снова и сосредоточить внимание на том, что в данный момент для него особенно актуально — ничего не навязывается ему насильно. И, самое главное, все новое, что он узнает, воспринимается им как свое собственное достижение, как результат самостоятельных усилий. Если он хочет побороть страх, как это делает Энни, он делает так потому, что решил это сделать сам, а не потому, что так велела мама. Таким образом, ребенок получает возможность испытать чувство своей собственной значимости, свою способность взвешивать ситуацию и самостоятельно принимать решения.

Я могу привести очень интересный пример такого чувства “самостоятельности” у моей дочери Аманты. Ей было одиннадцать лет — возраст, когда ей очень хотелось доказать, что мнение мамы не всегда бывает верным. Однажды она пришла из школы совершенно расстроенная. В ответ на мои расспросы Аманта бросила на меня сердитый взгляд и раздраженно выпалила: “Никто не хочет со мной играть”. В переводе это означало, что она поссорилась с лучшей подругой. Я стала давать ей здравые советы, о том, что нужно делать, когда твоя лучшая подруга не хочет с тобой играть, но Аманта оборвала меня: в тот момент она меньше всего нуждалась в моих советах. Вечером она была еще раздражена, когда я укладывала ее в постель. Она не могла забыть огорчившего ее инцидента и вовсе не горела желанием идти в школу на следующий день. Я спросила на всякий случай: “Хочешь, я расскажу тебе какую-нибудь историю про Энни?” Она повела в мою сторону глазами, которые говорили: “Если тебе это так нужно”, — и я начала рассказывать ей историю о том, что сделала Энни, когда ее лучшая подруга не захотела с ней играть. Аманта слушала с кислым выражением лица, а когда я закончила, она сердито объявила: “Дурацкий рассказ, и мне стало еще более скверно, чем до этого”.

Я ушла из комнаты, чувствуя себя более несостоятельной, чем минуту назад.

Может быть, я была права, размышляла я, когда думала, что предельный возраст для этих рассказов — десять лет.

На следующий день, после упреков, не без трепета я зашла за Амантой в школу. К моему удивлению, вместо вчерашнего угрюмого лица с выражением “никто не хочет со мной играть”, я увидела ее обычную веселую мордашку.

“Привет, — сказала я. — Как сегодня было в школе?” “Нормально”, — ответила Аманта.

Ободренная, я поинтересовалась “социальной обстановкой”: “С кем ты сегодня играла?” “Со всеми”, — ответила она легко и беззаботно. И Аманта рассказал мне о том, как она разрешила свою конфликт.

По существу, она сделала то же, что Энни в “дурацком” рассказе. Таким образом, она последовала совету, сумев сохранить свое одиннадцатилетнее чувство “самостоятельности” и достоинства. Это был подвиг, который произвел на меня большое впечатление.

“Истории про Энни” хороши также тем, что они воссоздают теплую, добрую и интимную атмосферу сказки, рассказанной “на сон грядущий”, что, само по себе, действует успокоительно как для родителя, так и для ребенка. В современном мире электроники, телевидения, видеоигр и повседневной суматохи, уютный комфорт мира сказки и героев детских рассказов — настоящий оазис в пустыне.

Занятия рисованием, живописью и лепкой из глины можно сочетать с рассказыванием “историй про Энни”, когда дети при этом лепят или рисуют отдельные эпизоды из рассказов или их действующих лиц. Занятия искусством — прекрасная возможность для детей выразить или воспроизвести то, что их беспокоит. Дети, например, часто рисуют “чудовище”, которое их пугает и беспокоит, а затем с явным ликованием рвут его в клочья. Таким образом они символически расправляются с чудовищем и демонстрируют свою победу над ним.

Истории и психотерапия

Целительное воздействие рассказов на детей признается медиками различных школ и убеждений. Их применение рекомендуется специалистами по психоанализу и терапии поведения.

Психоаналитики отмечают благотворность процесса отождествления, идентификации слушателя с удачливым героем в рассказе. Они признают катарсический эффект “безопасного” признания ребенком подавляемых чувств и эмоций, наблюдая их в вымышленном, воображаемом “альтер эго”.

Медики, занимающиеся проблемами поведения, безусловно оценят рассказы как эффективный способ применения методики социального моделирования. Рассказы могут также предложить вам увлекательные методы обучения поведенческим моделям, таким, например, как десенситизация, о чем говорится в главе 7.

Педагоги использовали рассказы в школьных ситуациях. Так же, как и в случае с отдельным ребенком, они позволяли классу обсуждать трудные и щекотливые темы “безопасным” путем.

Медики использовали рассказы и как средство для установления контакта с детьми. После семинара, посвященного рассказам Энни, одна из его участников — доктор по профессии — рассказала мне о своей пациентке. Девочка была взята на попечение из неблагополучной семьи, где с ней очень плохо обращались. Она замкнулась в себе, была молчалива и необщительна и оставалась такой в течение нескольких недель лечения, до тех пор пока лечащему врачу не пришла в голову идея рассказать ей одну историю.

Рассказ был о червячке, который жил в гнилом яблоке и был потом вынужден переселиться в другое жилище. Девочка буквально ожила во время рассказа. Впервые за все время лечения удалось вызвать ее эмоциональную реакцию, и это было началом прорыва в ее взаимоотношениях с доктором.

Для детей, проблемы которых представляются особенно серьезными, рекомендуются консультации специалистов-медиков. Длительные периоды депрессии, замыкания в себе или агрессивных проявлений могут также указывать на необходимость профессиональной медицинской помощи. Помимо этого следует показать вашего ребенка педиатру или терапевту. Многие симптомы тревожных состояний, такие, как головокружение, головные боли и боли в животе, могут быть также симптомами соматических заболеваний. Но даже дети, нуждающиеся в помощи медика-профессионала, могут получить удовольствие и пользу от рассказов Энни.

1 Применение “историй про Энни “Истории про Энни” позволяют приспособить их к каждому конкретному случаю.

Каждый ребенок — личность. Возьмите, к примеру, своего ребенка и понаблюдайте, как он воспринимает и осваивает окружающий мир. Проявляет ли он осторожность, сталкиваясь с новым опытом, или идет с открытым забралом, напролом, безоглядно?

Легко ли он приспосабливается к переменам или всякая новизна, новый опыт вызывают у него тревогу и раздражение? Каким он себя считает: смелым или робким, ловким или неуклюжим, общительным или застенчивым?

Начните с моделирования “Энни” по образцу вашего ребенка. Придайте ей его личностные качества и черты характера, она должна переживать те же беспокойства и тревоги, те же страхи, опасения и надежды, что и ваш ребенок. Это сходство поможет ему отождествить себя с “Энни” и, что особенно важно, почувствовать, что если “Энни” в чемто преуспевает, чего-то добивается, то и он сможет добиться того же.

Например, если ваш ребенок застенчив, рассказ о застенчивом ребенке, который переходит в другую школу и узнает, как можно подружиться с другими детьми, подействует на него сильнее, чем рассказ об общительном и самоуверенном ребенке.

Каждому “известно”, в конце концов, что общительным, самоуверенным детям не составляет никакого труда подружиться с другими детьми. Но если это удается застенчивому ребенку — это уже другое дело. Ваш ребенок начинает думать: “Если это получается у кого-то такого же, как я, тогда, может быть, это получится и у меня?” Сделайте так, чтобы проблемы и конфликтные ситуации “Энни” перекликались с проблемами и аналогичными ситуациями вашего ребенка, так, как они представляются ему самому, и совсем не обязательно так, как видите их вы. По ходу действия можно подойти к восприятию его “героиней” рассказа в ином свете. Для начала нужно добиться правдоподобия того, что вы описываете в рассказе, заставить слушателя вжиться в характер героя и воспринять его проблемы и ситуации, как свои. Например, ваш ребенок смущен тем, что он ростом выше всех остальных одноклассников, он (она) может воспринимать это, как что-то близкое к уродству.

Если вы начнете “историю про Энни” словами: “Энни считала, что она была самой безобразной нескладехой и дылдой во всей школе, ваш ребенок подумает: “Вот-вот, как будто это сказано обо мне: я думаю то же самое”. Похоже, к этому стоит прислушаться.

Затем можно рассказать, как Энни в конце концов пришла к выводу, что ее высокий рост был на самом деле одним из достоинств ее внешности, или о том, что все другие девочки в ее классе тоже думали, что они уродливы и т.д.

Поскольку вы начали с того, что вникли в суть проблемы, волнующей вашего ребенка и доказали ему, что вам понятны его переживания, он охотнее последует за вами по пути сдвигов и перемен, и, подражая Энни, постепенно начнет видеть в своем высоком росте преимущество, а не недостаток.

Рассмотрим другой вариант. Вы говорите: “Высокий рост — это великолепно” или “Глупо переживать по поводу своего высокого роста”. Ваш ребенок навряд ли сразу примет такую точку зрения. Девочка1 скажет или подумает: “Долговязый человек, дылда — это ужасно. Я не хочу быть длинной оглоблей. Я чувствую себя уродиной. Ты не понимаешь, как это тяжело и обидно!” Защищаясь, она просто перестанет вас слушать и будет гораздо менее расположена получить от вас дополнительные объяснения на этот счет.

Не стоит говорить сложно. Придерживайтесь терминологии и языка, понятных для вашего ребенка.

Вы должны знать, насколько устойчиво внимание вашего ребенка, то есть как долго он способен продуктивно слушать и, соответственно определить длительность рассказа.

Рассказы, помещенные в этой книге, довольно длинны. Я хотела включить в них как можно больше деталей, чтобы читатели могли выбрать то, что более подходит для их детей. Эти рассказы — своего рода руководство; их цель — обеспечить родителей информацией и идеями, с помощью которых они могли бы составить свои собственные рассказы. Однако, если Вы не вполне уверены в своих способностях рассказчика, можно читать рассказы из книги. Некоторые рассказы я разделила на части. Детям с менее устойчивым вниманием лучше читать рассказы по частям в течение двух-трех дней.

Касаяь в рассказах страхов и других проблем вашего ребенка, не забывайте также подчеркнуть его сильные стороны и достоинства. Дети легко могут утратить перспективу и совершенно забыть о своих сильных, положительных качества, когда они целиком уходят в переживания из-за своего бессилия и никчемности.

Пользуйтесь юмором где только возможно. Юмор привлекателен для ребенка. Он стимулирует его интерес и, помимо всего прочего, является эффективнейшим средством против напряженных состояний, тревоги и беспокойства. Когда я рассказывала Аманте первую “историю про Энни” о детском саде, я включила в нее шутку о собаке-вертолете.

Энни и ее мама наблюдали, как их пес Черныш вилял хвостом, и делал это так быстро, что они решили, что из него может получиться неплохой вертолет. Они сочинили небольшой рассказик о том, как можно прилететь в школу на собаке-вертолете. В самый первый школьный день Аманты я провожала ее до школы. Когда мы подошли к воротам я почувствовала как она стала сжимать мою руку сильнее и сильнее, по мере того, как росло ее беспокойство. Потом она вдруг сказала: “Помнишь собаку-вертолет?” Нам обеим сразу стало весело, и когда она проходила через школьные ворота, ее напряженность уступила место веселому смеху.

Некоторые рассказы помогут вашим детям научиться расслабляться. Их вы найдете в главе 13 этой книги.

Рассказывая какую-нибудь “историю про Энни”, следите за своим ребенком, реакция и поведение которого даст вам ключ к дальнейшим шагам и действиям. Заметьте, когда он особенно внимателен, захвачен содержанием рассказа, а когда ему становится скучно.

Если его внимание сосредоточено на действии, описываемом в рассказе, вы — на правильном пути. Если рассказ ему не интересен, значит, что-то не так, или ребенок еще не готов его воспринять.

Когда вы не уверены, в каком направлении вам следует вести рассказ дальше, спросите своего ребенка: “Как ты думаешь, что сделала потом Энни?” или “Интересно, о чем подумала Энни?” Если ваш ребенок отвечает: “Не знаю”, — сыграйте с ним в игру “Угадай-ка”.

Отгадывание — отличный способ лучше узнать ребенка. Предложите ребенку угадать, о чем думала Энни. Если он добавляет к рассказу что-то свое, похвалите его за это и обратите внимание на то, что он говорит. Он определенно рассказывает вам что-то важное о самом себе.

У “историй про Энни” всегда должен быть счастливый конец. Нужно вселить в малыша надежду, что он обязательно найдет выход из своего затруднения. Ребенок, который считает, что у него нет никакой надежды, лишает себя всякого стимула или мотивации для продолжения борьбы. Он просто сдается.

В каждом рассказе счастливые концовки должны быть разными, старайтесь, чтобы их “мораль” была доходчива и полезна для ребенка. Они, эти концовки, могут быть результатом применения практических методов и приемов, таких, как десенситизация (глава 5), приобретение навыков общения (глава 6), признание, выяснение и утверждение того, что испытывает ребенок (некоторые рассказы главы 2) или осознание того, что со временем острота переживаний и проблем притупится и они станут терпимыми.

“Истории про Энни” дадут вам некоторое представление о путях преодоления разного рода проблем, когда надежда одерживает верх над унынием и страхом.

Не гонитесь за совершенством. Это не конкурсное сочинение, за которое поставят оценки.

Дети — благодарные слушатели, которые всегда придут к вам на помощь, если вы допустите ошибку. Они поправят вас, если вы забудете какие-нибудь мелочи и подробности. Дадут вам знать, когда вы идете правильным путем или сбились с дороги.

Не пытайтесь быть педантичным в языковом, стилистическом отношении, лучше дайте волю воображению, окунитесь в стихию рассказа, расслабьтесь и испытайте радость сочинительства, не мудрствуя лукаво.

Необходимо также учитывать свое собственное состояние. Если вы встревожены, когда рассказываете истории, ваша тревога и беспокойство могут передаться ребенку. В этом случае можно поручить роль чтеца или рассказчика другому члену семьи или другу, сами же послушайте, как они это делают. Накопив опыт, вы сможете рассказывать истории более свободно и непринужденно.

Родителям, которые не уверены в своих способностях по части составления рассказов и которые поэтому предпочитают читать своим детям тот или иной рассказ почти слово в слово, можно порекомендовать изменить имена и обстановку рассказа на имена и обстановку, которые более подходят /для их детей/. Читайте медленно, оставляя место для ваших собственных комментариев и комментариев вашего ребенка. После прочтения рассказа запомните его содержание, попытайтесь рассказать его самостоятельно, без книги. Ваш ребенок поможет вам заполнить пустоты, а вы получите удовольствие, вплетая в ткань рассказа свои собственные детали и подробности.

Ниже я привожу схему поэтапного сочинения ваших собственных “историй про Энни”.

1. Обдумайте проблему, которая беспокоит вашего ребенка. “Настройтесь на волну” чувств и переживаний вашего ребенка, пытающегося справиться с этой проблемой.

Постарайтесь понять, как данная ситуация воспринимается с детской точки зрения.

2. Сформулируйте основную идею рассказа. Какие мысли вы хотите донести до сознания вашего ребенка? Какие решения вы собираетесь предложить через посредство рассказа.

Эти решения не должны быть слишком сложными. В их основу могут быть положены советы, предлагаемые в данной книге или ваш собственный опыт. Эти решения могут предполагать приобретение новых практических и общественных навыков, поддержку друзей и членов семьи, усвоение истины, что время тоже может лечить, и т.д.

3. Начните рассказ с представления героя или героини, у которых схожие страхи, опасения, тревоги или конфликты. Это позволит вашему ребенку отождествить, идентифицировать себя с героем или героиней и вовлечет в действие, сделав его участником рассказа.

4. Упомяните о сильных сторонах и положительных чертах, которыми герой рассказа похож на вашего ребенка. Зачастую, когда мы слишком встревожены и выбиты из колеи какой-то своей проблемой, мы забываем о своих сильных сторонах, хороших качествах и талантах. О них не лишне напомнить.

5. Опишите в начале рассказа конфликт, а затем переходите к его положительному разрешению.

6. Рассказывая какую-нибудь историю, будьте открытыми для вашего ребенка. Обратите внимание на то, когда ребенок увлечен рассказом, а когда ему скучно. По выражению его лица вы определите его реакцию на услышанное.

7. Если ваш ребенок комментирует рассказ или задает вопросы по его содержанию, не оставляйте это без внимания. Комментарии и вопросы часто помогают заглянуть в мысли ребенка, в его внутренний мир. Если вы затрудняетесь с ответом на эти вопросы, их можно обратно переадресовать ребенку, спросив его: “А что ты думаешь на этот счет?” Если ребенок ответит: “Я не знаю”, — можно все это превратить в игру типа “Угадай-ка”.

В таких ситуациях догадки детей помогут вам понять, о чем они думают.

8. Если вы не знаете причину беспокойства или тревоги вашего ребенка, можно воспользоваться “историей про Энни”, которая поможет ее установить. Рассказывая “историю про Энни”, вставляйте в нее комментарии и вопросы, вроде “А как ты думаешь, чем была встревожена Энни в то время?”, или “Чего испугалась Энни?”, или “Что, по мнению Энни, могло произойти?” и т.д.

9. Если ваш ребенок прибегает к решению, которое вы предложили в предыдущей “истории про Энни”, и оно не дало результата, не надо огорчаться. Узнайте точно, что им было сделано и что не получилось так, как было задумано. После этого расскажите ребенку о маленькой девочке, у нее тоже не все получалось, но девочка проявила настойчивость и, в конце концов, нашла выход из своего затруднительного положения.

Можно также подчеркнуть тот факт, что Энни и ее родственники очень гордились тем, что она настойчиво продолжала искать выход, хотя ее первые попытки потерпели неудачу.

10. Стремитесь к простоте. Приспосабливайте применяемый вами язык, ваш словарный запас к уровню своего ребенка, а длительность рассказа — к степени устойчивости его внимания.

11. Вы как рассказчик и сам ваш рассказ могут быть далеки от совершенства. Не смущайтесь своим “пробуксовыванием” и речевой неуклюжестью, а если вы обнаружите свои промахи и огрехи (часто по выражению лица вашего ребенка), спокойно исправьте их, сказав, например: “О, я чуть не забыла, что она пошла не одна, а с подругой”, и т.д.

Ребенок поправит вас сочувствующим взглядом: “Бедная мамочка, она даже не может хорошо запомнить рассказ”. Это не уменьшит удовольствия, получаемого им от рассказа и пользы от его применения.

2. Как научиться рассказывать “истории про Энни” Меня часто спрашивают: как лучше научиться рассказывать “истории про Энни”. Как освоить методику рассказывания и как испробовать ее на практике, можно, конечно, узнать из книг. Эти навыки можно также приобрести в результате обмена опытом между участниками специального семинара.

Человек, который впервые непосредственно сталкивается с методикой рассказывания, прежде всего захочет узнать ответ на два вопроса: “Могу ли я рассказывать истории?” и “Каково их назначение?”.

Семинар дает людям возможность проверить свои способности в области сочинения и рассказывания различных историй, изучить воздействие различных историй.

Семинары могут функционировать по целым дням или по нескольку часов в день. Первые из них предоставляют каждому участнику возможность рассказать какую-нибудь свою историю или послушать рассказы других. Но даже семинары, функционирующие в течение более короткого времени, позволяют их участникам убедиться в эффективности рассказов на практике. Это — идеальный способ постижения техники или методики рассказывания для групп медиков, учителей или родителей.

Занятия в семинаре начинаются с краткого объяснения пользы рассказов, их воздействия.

Затем следует экспериментальная часть.

Участники семинара делятся на группы, состоящие из трех человек. Каждый член такой группы вспоминает, с какой трудностью или проблемой он или она сталкивались в детском возрасте. Если участники не хотят воспользоваться своим личным опытом, они могут рассказать то, что беспокоило их маленького пациента или ребенка, которого они хорошо знают. Они излагают эту проблему остальным членам группы как можно подробнее и, что особенно важно, с позиции самого ребенка рассказывают о том, как они пытались разрешить ее, чем эти попытки закончились, и как окружавшие их люди реагировали на это. Причем, все это рассматривается через призму детского восприятия, а не с сегодняшней позиции взрослого человека.

С этого момента сама атмосфера семинара преображается. Будничное, рабочее настроение коллег, заполнивших комнату, меняется. Общение между ними становится более теплым и оживленным. По всей комнате слышится гул комментариев: “Я испытывал то же самое”... “Я это хорошо помню”... “Я тоже”... Люди признают всеобщий характер многих детских бед и переживаний. Они поглощены разговорами и воспоминаниями, они мысленно перенеслись обратно в детство.

Вопросы, обсуждаемые группами, не должны быть всеобъемлющими, очень серьезными и слишком жгучими. В условиях семинара лучше браться за менее значимые, но, тем не менее, актуальные для данного ребенка проблемы.

Например:

Один школьник очень хорошо успевал по всем предметам, кроме математики. Он не переносил арифметических действий с числами, чувствовал себя недоумком и очень злился на уроках математики. Одна девочка каталась верхом на лошади, и та вдруг понесла. С тех пор девочка всегда испытывала беспокойство и страх, когда рядом были лошади. Один мальчик терпеть не мог, когда его дом навещали родные тетушки. При встрече они непременно целовали его в щеку. Он ненавидел, когда его целовали, но получал нагоняй от своих родителей за невежливость, если пытался ускользнуть от них.

Один мальчик, пациент, получил ожоги лица в результате несчастного случая и страшно страдал от того, что был не похож на других детей.

Заслушав проблему, участники семинара сосредоточиваются на том, что могло бы помочь данному ребенку. Как разрешить его проблему? Каким путем можно изменить положение? Группа рассматривает все представленные на обсуждение проблемы, сосредоточивая внимание на том, что могло бы помочь в каждом конкретном случае.

Решения, к которым приходит группа, будут впоследствии включены в одну из “историй про Энни”.

Затем маленькие группы объединяются в большие. Наступает время обратной связи.

Проблемы, решение которых застопорилось в маленькой группе, могут быть переданы в большую группу для обсуждения. На следующей встрече участники семинара снова возвращаются в свои “тройки”. Два члена каждой такой группы отправляются сочинять “историю про Энни”. Сочинив историю, они возвращаются в группу, чтобы рассказать ее третьему члену группы. Этот процесс продолжается до тех пор, пока каждый член группы не прослушает и, в свою очередь, не расскажет новую историю.

Работа в “тройках” не означает, что каждый обязательно должен придумать свой собственный рассказ. Всегда найдется кто-нибудь, кто подбросит какую-нибудь идейку.

Если в малой группе дело застопорится, можно всегда обратиться за помощью к большой.

Одна идея потянет за собой другую. Люди, которые прежде считали, что они никогда не смогут сочинить какую-нибудь историю, неожиданно для себя начинают “сплетать” рассказы с довольно запутанными ходами, делая это все с большей легкостью и удовольствием. Кажется, что сама атмосфера в группе создает условия для того, чтобы спокойно расслабиться и включить свое воображение.

Участники семинара — люди, которые в самом начале высказывали циничное отношение к рассказам, говорят впоследствии, как они были тронуты, когда услышали собственные рассказы. У многих создавалось впечатление, что эпизод, который в их рассказе оставался неоконченным, получал завершенность в интерпретации других.

Одна из участниц семинара, которую я здесь буду называть Кейт, рассказала случай из своего детства, который имел довольно серьезные последствия для нее. Сравнительно безобидный инцидент поставил ее в очень глупое и неловкое положение. С тех пор, в течение длительного времени, Кейт старалась избегать ситуаций, которые могли иметь аналогичный результат. Она сознавала, что тем самым ограничивала свои потенциальные возможности роста и общего развития.

В истории, которую мы рассказали Кейт, говорилось о маленькой девочке по имени Кэти, которая совершила действительно дурацкий поступок. Она чувствовала себя глупой и униженной и была уверена, что никто на свете не сделал бы такой глупости.

Класс, в котором училась Кэти, как-то организовал благотворительный концерт. Каждый должен был что-то придумать, чтобы помочь собрать деньги. Некоторые школьники пели и танцевали. Другие пекли печенье, чтобы продавать его во время антракта. Кэти не хотела делать ни того, ни другого. Она просто не знала, что делать. Она думала и думала.

Внезапно ее осенила идея: она организует соревнование под названием “Самая большая глупость, которую я когда-либо делала”. Дети должны были заплатить за представляемые ими заявки, рассказывающие о самой большой глупости, которую они сделали в своей жизни. Кэти и ее друзья должны были читать эти заявки-записки со сцены, а автор, заслуживший больше всех аплодисментов, мог рассчитывать на премию. Когда стали поступать записки, Кэти не переставала смеяться над их содержанием. Она и не подозревала, что так много ребят могли наделать столько глупостей. И это ей даже нравилось. Она тоже написала такую записку. Кэти очень хотелось стать победительницей соревнования, но при наличии такого количества других презабавнейших записок, она не была уверена, что это ей удастся.

Наступил долгожданный день. Кэти и ее друзья зачитывали записки. Зал аплодировал и буквально грохотал от смеха. Зрителям это пришлось по вкусу. Как вы думаете, чья записка понравилась больше всех? Правильно, записка Кэти. Она стояла и улыбалась. Ее окружили люди и говорили, что она просто бесподобна, что идея организовать такое соревнование была блестящей, что они собрали много денег и прекрасно провели время.

А ребята все подходили и подходили к ней и рассказывали о других глупостях, которые они сделали. Они спрашивали ее, не собирается ли она организовать такое же соревнование в следующем году, чтобы они тоже могли принять в нем участие. Кэти просто не могла не улыбаться.

Другая участница семинара, Розмари, рассказала случай, который произошел с ней, когда ей было восемь лет. Как-то мама послала ее в магазин. Прежде, чем перейти дорогу, она сначала посмотрела налево, потом направо, как ее учили. Розмари заметила идущую машину, но посчитала, что вполне успеет перейти на другую сторону. Она побежала через дорогу, но автомобиль мчался быстрее, чем она думала. Машина со скрежетом остановилась. Розмари стояла по другую сторону дороги и дрожала от страха. Женщина, которая вела машину, вышла из нее и стала дико кричать на Розмари. Она обзывала ее идиоткой, гадкой девчонкой, безнадежным ребенком. Услышав шум, местный лавочник вышел на улицу и тоже стал кричать на Розмари. Девочка застыла от страха. Она чувствовала себя страшно виноватой, и ей было ужасно стыдно. Она была слишком перепугана, чтобы рассказать своим родителям о происшедшем и боялась, что они тоже могли поверить, что она — ужасный ребенок. Она очень боялась, что хозяйка машины проследит за ней и расскажет обо всем ее родителям. Розмари то и дело отворачивала голову от проходящих мимо машин, чтобы в случае, если женщина окажется в одной из них, она не могла бы ее заметить. Когда Розмари сама находилась в машине, она приседала всякий раз, когда мимо проезжала встречная машина.

В группе Розмари ей рассказали случай, который произошел с маленькой девочкой: она чуть-чуть не попала под машину когда переходила дорогу. Женщина, которая вела машину, вышла из нее и стала дико кричать на девочку. Та страшно перепугалась, но, к счастью, быстро сообразила, что эта женщина была злой ведьмой, которую люди давно ловили и никак не могли поймать. Девочка поняла также, что в следующий раз, когда она будет переходить дорогу, ей следует быть более осторожной, но все равно считала, что она не заслужила, чтобы на нее так кричали. Девочка стала следить за ведьмой, и когда та ее снова “засекла”, она помогла людям схватить ее. Так маленькая девочка прославилась.

Всем страшно хотелось увидеть девочку, которая поймала ведьму. Когда она проезжала в машине, люди махали ей руками, и она тоже махала им в ответ. Когда она шла пешком, люди, проезжавшие мимо на машине, махали ей и громко приветствовали ее. Она чувствовала себя на седьмом небе.

После семинара Розмари сказала мне, что этот рассказ произвел на нее сильное впечатление. “Я с удовольствием слушала рассказ и в конце его почувствовала облегчение, — сказала она. — Я почувствовала себя виноватой и никогда не позволяла себе сердиться на женщину за то, что она накричала на меня. Возможно, она была не права, когда меня так изругала. Сейчас все так легко понять, но прежде мне это никогда не приходило в голову. После семинара я села в поезд, чтобы поехать домой. В поезде я чувствовала себя удивительно легко и спокойно. Когда я вышла из вагона, мне пришлось идти по довольно узкому тротуару; вереницы автомобилей проносились мимо. И вот тогда-то я действительно почувствовала разницу. Казалось, что я шла по воздуху, что мои ноги едва касались земли. Все краски вокруг меня стали более яркими, а небо еще более голубым. Прошел дождь. Воздух был напоен дивным ароматом трав и цветов. Это было великолепно!” Во время семинара его участники также начинают понимать, как важно уметь слушать, проникать во внутренний мир ребенка и пытаться понять его.

В качестве примера я снова напомню проблему девочки, которая едва не разбилась на лошади. Женщина, с которой это произошло в детстве, рассказала об этом случае членам своей семинарской группы и подчеркнула, что с тех пор она всегда относится к лошадям с опаской. Внешне все напоминало классический случай фобии: девочка испугалась, когда ее лошадь стала неуправляемой и после этого стала сторониться лошадей. Но когда участница семинара рассказала эту историю и стала отвечать на вопросы своих коллег, возникла еще одна тема. Дело в том, что для девочки самым огорчительным моментом в этом инциденте был не страх, не беспокойство за свою безопасность, а убеждение, что она не сумела справиться с лошадью, управлять ею. Ей казалось, что лошадь вышла из-под контроля и понесла по ее вине. Она чувствовала себя неумехой, и ей было стыдно.

Рассказ, который мы для нее сочинили, был очень прост. В нем говорилось о девочке, лошадь которой понесла. Произошло это не по ее вине; иногда лошади чего-то пугаются и летят стремглав. Когда лошадь с вжавшейся в седло девочкой наконец остановилась, их окружила толпа.

“Вот это да! — сказал один очевидец. — Как только ты умудрилась остаться в седле?” “Какая ты смелая! Молодец!” — сказал другой.

“Ну, знаешь! Я бы и минуты не смог удержаться в седле, — сказал третий. — Как это ты сумела?!” Сочинение рассказов также стимулирует ваше чувство юмора и настраивает на игровую, шутливую волну. Вспомним, например, уже упоминавшуюся проблему, связанную с мальчиком, который не любил математику. Мальчик повзрослел, окончил колледж, где он прекрасно успевал по всем предметам, но все-таки продолжал ненавидеть цифры. Беседуя с другими членами своей семинарской группы, он вспоминал, какое унижение всегда испытывал, сталкиваясь с математикой, и как злился и сопротивлялся, когда ему приходилось иметь дело с цифрами.

Мы ему рассказали историю о мальчике, который терпеть не мог цифры. Он считал, что арифметические действия были ему не по зубам, что цифры существовали только для того, чтобы его надуть и объегорить, и не хотел с ними иметь дела вообще. Так что можно себе представить, какую “радость” он испытывал, когда в один “прекрасный” день учитель вызвал его к доске и попросил решить уравнение. Он вышел к доске, встал перед ней и уставился на цифры.

“Думаете, вы такие прыткие и ловкие? Да?” — сказал он, обращаясь к ним. Ему хотелось взять тряпку и стереть их. Все! По правде сказать, ему хотелось вообще стереть все цифры на всем белом свете. Он снова уставился на доску. И вдруг случилось нечто очень странное. Цифры отстали от доски. С минуту они еще продержались на своем месте, а потом упали на пол и стали там беспомощно извиваться. Мальчик очень испугался. Он наклонился, чтобы лучше рассмотреть их. Они извивались под ногами, как смешные маленькие червячки, стараясь изо всех сил выпрямиться. Они видели, что он на них смотрит.

“Помогите! — визжали они. — Пожалуйста, помогите нам!” Мальчик нагнулся еще ниже. Они были такими жалкими.

“Пожалуйста, — обратились они к нему, — ведь только ты один можешь помочь нам.

Посади нас снова на доску, пожалуйста! Мы здесь все смешались и перепутались. Скажи, куда нам идти”.

Мальчику стало их жалко: “Но я же не знаю, в каком порядке вы должны стоять”.

Цифры разволновались и стали покачиваться. “Значит, ты нам поможешь? — обрадовались они. — Вот здорово! Ведь нам было так скверно, когда ты нас ненавидел”.

“Правда?” — удивился мальчик.

“Да, — ответила одна цифра. — Иногда мы даже плакали, когда ты нас не замечал”.

“Но ты никогда не слышал нас, — сказала другая цифра, — а мы никак не могли додуматься, как сделать так, чтобы ты нас услышал”.

“Это очень странно, — ответил мальчик. — Я всегда думал, что вы вообще не хотели иметь со мной никакого дела”.

“Но это совсем не так!, — ответили цифры. — Ведь сами по себе мы ничего не можем сделать. Только ты поможешь нам встать по порядку”.

“Значит, — сказал мальчик, — вы действительно хотите, чтобы мы были друзьями?” “Конечно, — ответили цифры. — Мы давно хотели подружиться с тобой. У нас столько разных игр, в которые мы могли бы играть вместе”.

Мальчик разволновался.

“Я согласен!” — сказал он.

“В таком случае, — сказали цифры, — помоги нам вернуться на доску: тогда мы сможем найти свое место”.

После этого мальчик подружился с цифрами. Они научили его многим играм.

Арифметика так понравилась ему, что он часто забывал спуститься в столовую на обед.

Его мать очень сердилась на него.

“Альберт! — кричала она. — Пора обедать!” Когда он все же задерживался, так как хотел довести игру до конца, она сердилась еще больше.

“Альберт! — снова звала она сына, стоя посредине столовой, упершись руками в бедра. — Альберт Эйнштейн, когда же ты, наконец, соблаговолишь спуститься в столовую?” Другой забавный выход из положения был найден для мальчика, который не любил, когда его целовали его тетушки. Мальчик решил, что взрослые с ним совсем не считаются. Он пытался противиться этому, но все его усилия завершались наказанием. Героя рассказа, маленького мальчика, осенила блестящая идея. Он достал банку и наполнил ее смесью из самых наимерзейших гадостей: вонючий, протухший бульон, оставшийся после отваривания требухи, остатки зубной пасты, запах которой он просто не переносил, и прочие невообразимые мерзости. Когда он увидел, что тетушки приближаются, он пулей подлетел к своей банке, окунул в нее палец и намазал им щеку в том самом месте, куда родственницы обычно с жаром многократно прикладывались. Затем маленький алхимик спустился вниз, улыбаясь своему тайному замыслу и заранее злорадствуя, что, лобызая своего обожаемого племянничка, восторженные тетушки почувствуют отвратителный запах. Так он смог заставить взрослых считаться с ним.

Для мальчика, который очень стеснялся своих шрамов на лице, мы сочинили рассказ о рыцарях старых времен. Один из смелых и храбрых рыцарей приходил к мальчику по ночам и рассказывал ему о самых знаменитых рыцарских приключениях. Рассказывал, как в те далекие времена рыцари сражались за честь и справедливость и рубили злодеев.

Рыцарь, который чаще всех выходил победителем в борьбе со злом и несправедливостью, снискал любовь всего народа и считался образцом для подражания. Кто был этот рыцарь?

Конечно тот, кто отважнее всех боролся со злом. На его теле было много следов этих сражений — рубцов и шрамов. Эти шрамы были своего рода почетными отметинами, и все, кто их видел, проникались уважением к храброму и доблестному рыцарю.

Действие рассказа может происходить как в реальной жизни, так и в сказочной стране, а их действующими лицами могут быть любые персонажи, от обычных детей до кудесников и говорящих животных. Два приведенных ниже рассказа могут служить примером историй, действие которых происходит и в повседневной жизни, и в мире волшебства.

Отец одной из участниц семинара был очень требовательным человеком, строгим перфекционистом. Он предъявлял исключительно высокие требования к своей дочери и придирался буквально ко всему, что она делала. Ей хотелось возразить отцу, но она никак не могла решиться.

Поговорить с отцом девочка из нашей истории боялась. Она долго думала как ей лучше это сделать, и, наконец, придумала. Она напишет рассказ о маленьком мальчике, у которого та же проблема, что и у нее, и у которого точно такой же отец, как у нее. Когда ее отец прочтет рассказ, решила она, он поймет, каково ей. Она взяла ручку и бумагу и написала рассказ.

Ужасно волнуясь, она дала его прочесть отцу и была поражена, когда в процессе чтения выражение его лица стало меняться. Он совсем погрустнел. “Боже мой, — сказал он, закончив читать рассказ, — когда я был маленький, я чувствовал то же самое по отношению к своему отцу, что и этот мальчик”. Девочка очень удивилась: “То же самое?” “Да, — ответил отец, вспоминая прошлое. — И это было просто ужасно”.

Он бросил взгляд на свою дочь: “А ты? Ты думаешь то же самое обо мне?” — спросил он.

Девочка утвердительно кивнула головой. “Да, — сказал ее отец задумчиво. — Знаешь, я не думал, что это так. Может быть, нам стоит поговорить об этом?” Девочка снова кивнула головой: “Да, я бы хотела...” Другая участница семинара попросила, чтобы мы сочинили рассказ для ее пациентки.

Девочка, ее пациентка отказалась посещать школу, ее мать страдала агорафобией. Так как девочка отказалась учиться в школе, а ее мама боялась открытого пространства, обе они редко выходили из дома. В рассказе, который мы сочинили, говорилось о Королеве и Принцессе, которые жили в далекой стране. Королева и Принцесса все время находились в замке, потому, что их заколдовал один волшебник. Он сказал им, что если они выйдут из замка, случится что-то ужасное. Принцесса и ее мать были перепуганы и решили, что будет безопаснее, если они никогда не будут выходить вообще.

Сначала все шло как будто нормально, но потом дела в замке изменились к худшему.

Первой это заметила Принцесса. Она обнаружила, что она сама и ее мать стали уменьшаться. Чем дольше они не выходили из замка, тем меньше становились. Сначала это выражалось просто в неудобстве: чтобы достать что-то из шкафа, приходилось туда тянуться, обувь становилась слишком большой и т.д. Но по мере того, как они уменьшались, каждый день приносил им все большие и большие трудности и осложнения.

Принцесса начала сомневаться в правоте слов колдуна. Но что будет, если она выйдет из замка? Она с тревогой думала об этом, когда кто-то вдруг постучал в дверь. Это был почтальон, который принес им почту.

“Вы чем-то озабочены, Принцесса?” — спросил он. И Принцесса рассказала ему о своей беде. “О, Боже мой, — сказал почтальон, — я знаю этого колдуна; он большой обманщик.

Его заклинания никогда не сбываются. Я уверен, что если вы выйдете из замка, ничего не случится”.

“В самом деле?” — удивилась Принцесса. Она представила себе на мгновение, как она выйдет на волю. “Но ведь я уже давно никуда не выходила, — объяснила она почтальону.

— Я отвыкла от людей”.

“Очень многие люди на воле знают вас, — сказал почтальон, — а вы знали их еще до того, как вас заколдовали. В случае чего, вы всегда можете обратиться к ним за помощью, и они просто будут счастливы помочь вам”.

Принцесса задумалась над словами почтальона и решила сделать попытку выйти из замка.

Она слегка нервничала, когда открыла дверь замка и пересекла ров. Но почтальон был прав. Заклятие колдуна не подействовало. Ничего плохого не случилось. Принцесса стала регулярно выходить из замка. Она заметила, что с каждым разом она становилась выше ростом и сильнее. Прошло немного времени, и Принцесса обрела свой обычный рост и стала в состоянии делать все, как прежде. Она была очень довольна собой.

Этот рассказ можно расширить и построить иначе, в зависимости от потребностей вашего ребенка и его особенностей. Можно, например, рассказать, что думала Принцесса, когда узнала, что Королева была тоже заколдована волшебником и поэтому ничем не могла ей помочь. Или можно сосредоточиться на том, как Принцесса училась в школе для принцесс и что она там для себя почерпнула.

Семинарская группа решила сделать упор на этой стороне рассказа, поскольку это затрагивало также мать ребенка. Они считали, что боязнь выхода в большой мир — тема, касающаяся как матери, так и ребенка. Это указывает медикам еще на одну цель применения рассказов — помочь родителям соприкоснуться с миром их ребенка а, возможно, и с их собственным миром.

Следует также помнить, что рассказы вовсе не должны охватывать сразу все. Они могут касаться разных сторон проблемы.

Вспомним, приведенный ранее рассказ Розмари. Она была той маленькой девочкой, которая едва не попала под машину. Группа Розмари сочла, что самым важным и серьезным последствием этого инцидента было то, что в результате его она стала чувствовать себя преступницей, за которой охотятся. Они решили сосредоточить внимание как раз на этом и воспользоваться рассказом, чтобы выправить положение.

Розмари, конечно, понимала, что, переходя дорогу, она слишком поспешила — ей не нужно было это доказывать — но она чувствовала на себе бремя стыда и вины, несоизмеримое с тем, что произошло на самом деле. Группа Розмари могла также сочинить рассказ, объясняющий, что владелица машины так вопила и ругалась потому, что перепугалась сама.

Истории, рассказанные на этих страницах, указывают лишь на некоторые способы воздействия корректирующих, терапевтических рассказов. И это тоже — одно из достоинств и ценных качеств семинара, где собравшиеся обмениваются важным опытом.

3. Боязнь темноты Боязнь темноты — один из наиболее распространенных страхов у детей. Часто она начинается лет с трех и длится до предподросткового и даже подросткового возраста.

Большинство из нас в темноте теряет ориентацию. Все знакомые нам ориентиры исчезают. И даже если не исчезают, то изменяют свой облик и кажутся более зловещими и таинственными, чем их дневные двойники. Темнота — это мир теней и загадок. Это — время, когда мы чувствуем себя изолированными, остаемся наедине со своими мыслями, фантазиями и страхами.

Для большинства детей боязнь темноты сопряжена со страхом неизвестности. Иногда этот страх вызывается самым состоянием темноты, становясь фобией темноты. Эту разновидность страха можно рассматривать и лечить по типу других страхов и фобий.

При рассмотрении темы данной главы я исхожу из предположения, что боязнь темноты у ребенка в основном связана со страхом перед чудовищами, которые якобы могут скрываться там.

“Видение” чудовищ в темноте — явление настолько обычное, что может считаться почти всеобщим. Обладая богатым воображением, дети зачастую не способны отличить фантазию от действительности. Для них чудовища, которых они якобы видят, так же реальны, как вы или я. Обычно вы стараетесь убедить напуганных детей, что нет никаких чудовищ, ведьм или каких-то других мерзких тварей, которые им чудятся. Но дети вам не верят. Они могут согласиться, что сейчас, когда вы с ними, чудовищ в комнате нет, но они совершенно уверены, что стоит вам только уйти и выключить свет, они появятся вновь.

Более того, когда вы утверждаете, что чудовищ не существует и это все — плод их глупых фантазий, дети чувствуют себя униженными и непонятыми. Под гнетом страха дети считают себя в какой-то степени неполноценными и без этого дополнительного стресса.

Можно, конечно, порекомендовать родителям включать свет и показывать ребенку, что страшное чудовище, которое он “видел”, в действительности, всего-навсего — оставленная на стуле одежда, и т.д. Но важно также снабдить детей средством, которое поможет им справиться с воображаемыми чудовищами в ваше отсутствие. Другими словами, необходимо помочь им почувствовать себя более сильными перед лицом представляющихся опасностей.

Нередко чудовища являются проекцией злости, раздражения или дурного настроения ребенка. Они содержат в себе “дурные” чувства и эмоции, с которыми ребенку трудно справиться. Таким образом, предоставляя ребенку возможность изучить этих чудовищ и противостоять им, вы, в то же время, указываете ему на путь владения собой.

Иногда ночные страхи детей сосредоточены вокруг грабителей и похитителей детей, особенно если такие события действительно имели место и обсуждались взрослыми. С детьми, которые боятся грабителей, похитителей детей и т.п., полезно прорепетировать действия, которые они могли бы предпринять, обнаружив в доме, скажем, воравзломщика. Они могут, например, побежать в комнату своих родителей и позвать их.

Покажите детям, что двери и окна их дома заперты, и, стало быть, ночью им ничто не угрожает. Дети могут также сами сконструировать для себя сигнализацию или системы устрашения взломщиков. По своему воздействию они подобны “волшебному средству”, позволяющему ребенку вернуть самообладание.

Важно, чтобы постель, спальня стали местом, где ребенок успокаивается, а не местом, где он “отбывает наказание”. В последнем случае постель и спальня могут вызывать у него отрицательные эмоции. А комната, вызывающая такие эмоции, становится вместилищем всевозможных страхов.

Установите ночное освещение, которое ребенок мог бы включать и выключать по своему желанию. Очень поможет также специальное придуманное устройство. Таковым может служить все что угодно — от карманного фонарика до пустого аэрозольного баллончика.

Можно также порекомендовать вашему ребенку рисовать чудовищ, а затем рвать эти рисунки в клочья, или лепить их из глины, чтобы потом сплющить их в лепешки. Это позволяет вашему ребенку не только выразить свои “чудовищные” чувства и эмоции, но и меньше бояться чудовищ и, в конечном итоге, обрести власть над ними.

История про Энни

Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой.1 Приближалось время сна. Значит ей нужно было ложиться в постель. Но Энни изо всех сил старалась что-то придумать, чтобы отодвинуть это время.2 “Я очень проголодалась, — заявила она маме. — Я думаю, мне надо хорошенько поесть, прежде чем ложиться спать”.

“Не выдумывай, деточка моя, — ответила мама. — Ты отлично поужинала, и сейчас слишком поздно есть”.

Энни на минутку задумалась.

“Сейчас идет интересная передача по телевидению, и я хочу ее посмотреть. Я останусь здесь”.

“Никаких “останусь”, — твердо ответила мама. — Через пять минут ты должна быть в постели!” “О, я забыла кое-что рассказать Нэнси, — схитрила Энни. — Я должна ей позвонить”.

“Нэнси уже спит, деточка моя, — сказала мама. — Расскажешь ей обо всем завтра в школе”.

“Мне бы стаканчик водички”, — продолжала придумывать Энни.

“Ты же пила буквально минуту назад, — ответила мама. — Я думаю, сейчас тебе пора спать”.

Мама поцеловала Энни и укрыла ее одеялом.

“Доброй ночи, спи, моя детка, крепко, и чтоб клопы не кусали мою детку”, — пожелала она своей дочке на прощанье.

Энни тяжело вздохнула. Она боялась не клопов, а совсем других существ. Но, может быть, ей повезет, и они не придут сегодня ночью.

Мама выключила свет. Энни слышала ее шаги, которые прозвучали удаляющимся эхом в холле. Она почувствовала себя очень одиноко, и ей стало страшно. Энни нырнула под одеяло, уползая вглубь, как маленький червячок уползает от ранней пташки.

Под одеялом было безопаснее. Ее никто не мог увидеть, и она также не могла видеть никого. Она была как невидимка. “А ведь как было бы здорово побыть хоть немного невидимкой, — подумала Энни. — Тогда можно было бы потихоньку подкрасться к людям и рявкнуть над ухом “У-у-у!!!” — как раз в тот момент, когда они занесли над своими блинами ложечку с вареньем. А еще здорово было бы послушать, о чем так тихо говорят мама с папой, отправив свою ненаглядную доченьку поиграть в другую комнату.

Можно было бы подкрасться ночью к дому этой вреднятины Дженни Браун, проникнуть туда и устроить ей “концертик” — попурри из шумов, создаваемых привидениями, и проучить ее, чтобы ей впредь неповадно было делать Энни всякие гадости в школе.

Энни глубоко вздохнула. Но вот ведь беда: оставаться невидимкой под одеялом — нестерпимо жарко. И беда еще в том, что стоит только высунуть нос из-под одеяла, как ты становишься видимой снова. Так что, этот план вряд ли осуществим. Но, может быть, на ее счастье они все-таки не появятся этой ночью.

Медленно-медленно, потихонечку Энни выползла из-под одеяла, открыла глаза и огляделась. В комнате была тьма кромешная. Но в этой тьме она могла разглядеть шкафы, занавески и жиденький, тусклый свет уличных фонарей, проникающий сквозь окно. Она увидела свой стол. Она увидела...

“А-а-а!” — Энни выпрыгнула с кровати и с воплем помчалась в гостиную.

Вскочила мама. “Энни, Энни, девочка моя! Что случилось?” — встревожилась она.

“Чудовище!!! — задыхаясь от испуга произнесла Энни. — Там, в моей комнате — чудовище”. И она расплакалась.

Мама крепко обняла ее. “Видно, тебя здорово напугали”, — сказала она.

Энни кивнула головой. “Это были огромные, мерзкие чудовища, — произнесла она сквозь слезы. — Они хотели схватить меня”.

“Хочешь, я пойду с тобой в твою комнату?” — спросила мама.

Энни кивнула.

“Но сначала, — сказала мама, — я должна сходить на кухню... У меня там есть одна вещица, которая наводит ужас на чудовищ”.

“Ой, правда?” — обрадовалась Энни.

“Сущая правда!” — уверенно сказала мама.

“Чудовища этого совершенно не переносят. Как только они это видят, они моментально испаряются”.

“А что это?” — спросила Энни. Она сгорала от любопытства. Подумать только: у мамы на кухне есть средство от чудовищ — противомонстровое оружие!

Когда они пришли на кухню, мама Энни выдвинула ящик и достала что-то оттуда. Это “что-то” было похоже на короткую, толстую пластиковую палку со стеклышком на одном конце. Предмет был блестящий, синего цвета.

Энни посмотрела на него с некоторым сомнением.

“Это — особый, волшебный противомонстровый фонарик, — сказала мама. — Вот посмотри”. Она передвинула кнопочку сбоку фонарика.

“О, вот здорово-то! — сказала Энни, не спуская глаз с лучика света, бившего из фонарика.

— А как он действует?” “Дело в том, — сказала мама, — что чудовища боятся света”.

“Правда?” — удивилась Энни.

“Правда, — подтвердила мама. — Ведь ты боишься тьмы. Разве не так? Так вот, а чудовища боятся света”.

“Да?, — изумилась Энни, начиная понимать что к чему. — Значит, ты хочешь сказать, что если я увижу чудовища в темной комнате, когда лежу в постели, мне стоит только включить волшебный противомонстровый фонарик, и они сразу дадут тягу?” “Вот именно, — ответила мама. — Особенно они не выносят луч света, исходящий из волшебного противомонстрового фонарика”. Она взяла Энни за руку. — Пойдем в твою комнату, включим свет и ты увидишь, что там нет никаких чудовищ”.

Когда они пришли в комнату, Энни тщательно осмотрела все вокруг. Она заглянула в шкаф, за занавеску и под кровать, но не нашла ни одного чудовища.

“Верно, — сказала Энни. — Должно быть, фонарик отпугнул их”.

“А теперь, — сказала мама, — устраивайся в постели поудобнее и ничего не бойся — ты в полной безопасности, а твой волшебный фонарик мы положим здесь, рядом с твоей кроватью”.

“Хорошо”, — сказала Энни. Рядом со своим волшебным фонариком она чувствовала себя в безопасности.

“Спокойной ночи”, — попрощалась с ней мама и поцеловала ее.

Энни закрыла глаза и сразу же заснула.1 На следующее утро Энни спросила: “Можно мне взять кусок картона и большой черный фломастер?” “Конечно, — сказала мама. — А зачем это тебе?” “Это — секрет, — ответила Энни. — Я покажу тебе, когда закончу”.

Она ушла в свою комнату и принялась за работу.

Через час Энни вышла. “Посмотри, что я сделала”, — сказала она маме. В руках у нее был большой кусок картона с надписью: “ПРОЧЬ, ЧУДОВИЩА”, “ЭТА КОМНАТА

ОХРАНЯЕТСЯ ВОЛШЕБНЫМ ПРОТИВОМОНСТРОВЫМ ФОНАРИКОМ”.

“Да, — сказала мама тоном, исключающим всякие сомнения. — Это наверняка отпугнет чудовище”.

Энни гордо кивнула головой.

“А что из себя представляют твои чудовища?” — спросила мама.

“Они подлые и гадкие существа”, — ответила Энни.

“Почему бы тебе не нарисовать их? — предложила мама. — Ты бы тогда могла показать мне, какие они подлые и гадкие”.2 “Хорошо”, — согласилась Энни. Она любила рисовать. Энни изобразила чудовища такими, какими видела их в прошлую ночь. Она снабдила их желтыми, мерцающими в темноте глазами, заостренными зубами, и языками ярко-красного цвета.

“Боже мой! — воскликнула мама. — Они действительно безобразны. Да, к тому же, очень злые”.

“Они в самом деле были очень злые, — подтвердила Энни. — Они были злы еще больше, чем я, когда Дженни говорила обо мне гадости Саре, и когда я упала с велосипеда, и когда ты не позволила мне остаться посмотреть телевизор”. Она остановилась, чтобы сделать передышку. “И все это случилось в один и тот же день”.

“Все в один и тот же день?” — удивилась мама.

“Должно быть это был действительно несчастливый день для тебя”.

“Еще бы”, — подтвердила Энни.

“А известно ли тебе, — продолжала мама, — что иногда, когда ты очень злишься и не знаешь, что с этим делать, твоя злость ночью выползает наружу и, маскируясь, появляется в виде чудовищ?” “Неужели?” — Глаза Энни широко раскрылись от удивления.

Мама кивнула головой.

“Зачем? — спросила Энни. — Зачем она это делает?” “Наверное, потому, — ответила мама, — что злость хочет, чтобы ее заметили. А иногда потому, что хочет что-то сказать тебе”.

“А может ли злость причинить кому-нибудь боль?” — спросила Энни.

“Нет”, — ответила мама. — “Злость это — всего лишь чувство, состояние. Это что-то вроде пара. Если ее накапливается слишком много, ей требуется выход. Точно так же, как, скажем, пару требуется выйти наружу, когда вода в чайнике закипает. Для того, чтобы “выпустить пар” злости, ты можешь, например, взбить подушку, походить взад-вперед по тротуару или нарисовать картинку с изображением злости”. (подробнее см. главу 5).

“Разве все мои чудовища появляются из-за моей злости?” — спросила Энни.

“По крайней мере, многие из них, — ответила мама. — Другие могут появляться, когда ты грустна или напугана, а некоторые вообще происходят неизвестно отчего и откуда. Но обычно им есть что сказать тебе, если ты с ними разговоришься. Иногда с ними можно даже подружиться или сказать им, какой у них дурацкий вид. Это приводит их в смущение, а чудовища этого просто не переваривают. Их всех что-то беспокоит или не устраивает. Некоторые из них считают, например, что у них слишком большие уши или чересчур красный нос. Иногда они даже начинают вас бояться. И, хотя они могут казаться очень свирепыми и злыми, на самом деле они не так страшны, как многие считают”.1 Мама Энни сделала небольшую паузу. “А поскольку у тебя теперь есть на вооружении волшебный противомонстровый фонарик, они вообще будут тебя бояться”.

“Да”, — согласилась Энни и добавила: “Мне нравится этот фонарик”.

Прошло несколько дней и ночей. Энни лежала в постели. Хотелось спать, и глаза стали закрываться против ее воли. Вдруг что-то мелькнуло перед почти уже закрывшимися глазами. Она открыла их шире и пристально вгляделась в темноту. В углу ее комнаты сидело ЧУДОВИЩЕ.

Энни мгновенно схватила свой волшебный фонарик и включила его.

Чудовище сразу отпрянуло. “Не надо!” — запищало оно. Было очень странно, что такое огромное, свирепое чудовище может издавать такой жалкий писк.

“Нет, нет! Только не этот волшебный противомонстровый фонарь!” — пищало оно, панически пятясь назад.

“Все что угодно, только не этот проклятый фонарь. Прошу тебя, отведи свет в сторону”.

“Нет, ты этого не дождешься, — твердо сказала Энни. — По крайней мере до тех пор пока не уберешься отсюда”.1 “Это неправильно, — завопило чудовище. — Ведь ты же должна меня бояться”. Оно топнуло лапой. — “Это неправильно, — повторило оно. — Как же мне теперь быть?” Затем, громко сопя, оно подняло лапу к своей морде и потерло глаза.

К своему удивлению, Энни увидела, что чудовище плачет.2 “Что с тобой?” — спросила она.

“Глупый вопрос, — сердито ответило чудовище. — Со мной, разумеется, все в порядке.

Просто меня только что осветили большим ужасным волшебным противомонстровым фонарем, я получил тяжелейший шок, а потом, вдобавок, еще увидел, что ты меня совсем не боишься. Почему ты считаешь, что со мной должно что-то случиться?” И чудовище вызывающе уставилось на Энни. “Я никогда в жизни никогда не чувствовал себя лучше”, — пробормотало оно и громко всхлипнуло.

Энни задумалась на несколько мгновений, потом сказала: “Я знаю, в чем твои проблемы.

Или, по крайней мере, одна из твоих проблем”.

“Одна из моих проблем, — ворчливо повторило чудовище. — Ладно, всезнайка в коротких штанишках, говори: в чем моя проблема?” “Ты злишься, — ответила Энни. — И в этом твоя проблема”.

“Конечно, я злюсь, — сказало чудовище, — но дело не в этом. Моя проблема в том, что, когда я злюсь, я люблю выходить и пугать людей. Этому нас учили в школе чудовищ. И это мне всегда удавалось. Главная моя проблема состоит в том, что ты не испугалась”.

“Ты хочешь сказать, что меня не испугаешь”, — сказала Энни.

Чудовище снова всхлипнуло: “Ты даже поправляешь меня, когда я делаю грамматические ошибки”. И оно зарыдало громче.

“Не реви, — попыталась утешить его Энни, — я знаю, что надо делать”.

Продолжая сопеть, чудовище подняло глаза.

“Моя мама научила меня, что надо делать, если злишься”, — сказала она.

“Ну, и что?” — осторожно спросило чудовище.

“Иди сюда, я расскажу тебе”, — сказала Энни.

Чудовище с тревогой кивнуло на фонарик: “Но только выключи эту штуку, иначе я не пойду”.

“Ладно, — пошла на уступку Энни и выключила фонарик. — Так лучше?” Чудовище утвердительно кивнуло головой.

“Тогда, — сказала Энни, похлопывая по постели очень осторожно, чтобы не напугать чудовище опять, — подойди и сядь сюда”.1 Чудовище подошло поближе и присело рядом с Энни, которая стала ему рассказывать о том, что надо делать, когда злишься.

“А это все — довольно занятное дело”, — сказало чудовище.

Энни улыбнулась. Ей было приятно это слышать.

“И ты можешь помочь мне попробовать это на практике? — спросило чудовище, явно надеясь на положительный ответ. — Мне лично по душе эта идея вдалбливания своей злости в подушку”.

“Так давай попробуем. Вот моя подушка”.

“Вот это здорово!” — обрадовалось чудовище. И они вместе принялись дубасить подушку Энни.

“А это забавно”, — сказала она.

“Замечательная идея!” — согласилось чудовище.

“У меня есть идейка и получше, — пропищала подушка. — Почему бы вам не поколотить матрац?” Но ни Энни, ни чудовище не слышали ее слов, потому что они были слишком заняты: они покатывались со смеху.

4. Энурез Энурез — один из самых тщательно скрываемых секретов детей. Каждый из них убежден, что он или она — единственный человек на земле, который страдает этим ужасным и постыдным недугом, и в случае если он будет раскрыт — последует жестокое наказание.

Исследования показали, что около 10% шестилетних детей в Америке страдают ночным недержанием мочи, причем мальчики — гораздо чаще (приблизительно на 50%), чем девочки. Ежегодно около 15% из них сами излечиваются от этого. Но остальные — чувствуют себя совершенно несчастными и подавленными, просыпаясь каждое утро в мокрой постели.

Иногда энурез связан с медицинскими проблемами, такими, как воспаление мочевыводящих путей или диабет, но в большинстве случаев его причиной является отставание в физическом созревании ребенка. У 70% детей-энуретиков близкие родственники также страдали этим недугом.

Большинство детей этой категории страдают “первичным” энурезом. Это означает, что у них никогда не было более или менее длительного “сухого” периода по ночам. Термин “вторичный” энурез применяется к детям, которые после определенного периода времени снова начинают страдать ночным недержанием мочи. Иногда это связано со стрессом.

Когда, например, в семье появляется новый младенец, старший ребенок может снова начать мочиться в постели.

В большинстве случаев в энурезе повинен мочевой пузырь, если он не приучен удерживать достаточное количество мочи или если он легко раздражим. Обычно, мочевой пузырь у страдающих энурезом способен удерживать намного больше мочи. Тем не менее, когда он наполнен только частично, он уже подает сигналы (сокращения пузыря), напоминающие его обладателю, что ему нужно срочно его опорожнить.

Количество мочи, которое пузырь способен удержать до сигналов, говорящих “опорожни меня”, называется его функциональным объемом.

Цель программы, изложенной в общих чертах в ниже опубликованной “истории про Энни” — натренировать, приучить пузырь удерживать большее количество мочи, повысить чуткость его обладателя к посылаемым сигналам, чтобы последний мог своевременно отреагировать на них во время сна, а также повысить тонус мускулов, ответственных за “отпирание” и “запирание” пузыря.

Очень часто ночное недержание мочи сильно деморализует детей. Они испытывают стыд, чувствуют себя ущербными, неполноценными и неуправляемыми. Не усугубляйте эти страдания упреками, отчитыванием или попытками унизить их. Чем более ущербными и неполноценными дети себя чувствуют, тем меньше у них шансов освободиться от преследующей их беды.

Важно, чтобы ребенок сам стремился к этой цели. Упражнения, представленные в этой программе, предполагают определенную долю самоотверженности. Если ребенок выполняет их лишь только потому, что вы хотите, чтобы его постель оставалась сухой, результаты скорее всего будут мало утешительными.

Мотивация важна еще и потому, что дети, страдающие энурезом, часто чувствуют себя беспомощными перед лицом своей беды. Важно, чтобы ребенок вновь обрел чувство уверенности в себе и в своей полноценности. В предлагаемой здесь программе ребенок сам руководит тренировкой своего пузыря. Чем больше он чувствует свою ответственность за этот процесс, тем увереннее он станет и тем больше у него шансов преуспеть.

Такую тренировку следует начинать только после того, как вы убедитесь, что ребенок сам очень хочет этого и, более того, способен подойти к ней активно и ответственно.

Многие специалисты в этой области считают, что такого рода программы следует применять только к детям старше шести лет.

Процесс тренировки мочевого пузыря описан вкратце в “истории про Энни”. К этому следует добавить несколько дополнительных деталей.

Во-первых, в течение двух недель определите характер ночного недержания мочи у вашего ребенка. Случается ли это каждую ночь? Когда бывает хуже? Связано ли это с поздним отходом ко сну? Зависит ли это от режима питания и количества употребляемой жидкости?

В эти две недели ваш ребенок должен выполнять специальные упражнения для растягивания мочевого пузыря, задерживая мочу как можно дольше после первого позыва к мочеиспусканию. Это нужно проделывать не реже одного раза в день и лучше дома, а не в школе или в доме подруги, чтобы ребенок не оказался в неловком положении, если произойдет “несчастный случай”. Вы можете ему помочь, показав, как нужно сосредоточиваться на чем-то другом, для того, чтобы отвлечь свое внимание от мочевого пузыря.

Ему также нужно проделывать упражнения для повышения управляемости мышц пузыря, прерывая мочеиспускание в середине процесса. Это следует проделывать около десяти раз при каждом мочеиспускании.

Раза два в неделю вы должны помочь ребенку измерить емкость его мочевого пузыря.

Для этого нужно выпивать большое количество кофеиносодержащих напитков типа “Кока-колы” и употреблять преимущественно соленые закуски, чтобы вызвать жажду.

После этого ваш ребенок должен как можно дольше задерживать мочу. Когда станет невтерпеж, следует опорожнить мочевой пузырь в какую-то емкость, с помощью которой можно измерить количество выделяемой мочи. У среднего ребенка в возрасте от шести до двенадцати лет емкость или объем мочевого пузыря равен одной унции (30 мл) на каждый год его возраста. Измерения (два раза в неделю) емкости мочевого пузыря вашего ребенка могут дать очень разные результаты. Возьмите самую высокую цифру за основу, сделав ее отправной точкой для улучшения результатов.

В этот период важно всячески поддерживать стремление вашего ребенка к цели и к достижению большей уверенности. Для этого хороши разного рода поощрения его усилий. Звездочки, поставленные в табличке, могут поведать вам, регулярно ли ребенок выполняет свои упражнения по растягиванию мочевого пузыря и прерыванию мочеиспускания. Не нужно скупиться на похвалу и разного рода поощрения за регулярное выполнение упражнений. Вполне возможно, что потребуется определенное время, чтобы результаты проявились, поэтому не отчаивайтесь и внушайте своему ребенку, что он прекрасно делает свое дело.

Далее можно предложить ребенку последовательно, шаг за шагом, мысленно совершить ночное путешествие в туалет, что ему, безусловно, поможет. Это “мероприятие” будет особенно эффективным, если ваш ребенок расслабится и будет целиком поглощен мысленным “созерцанием” того, как его мозг своевременно отреагирует на сигнал мочевого пузыря, он проснется, встанет с постели и сходит в туалет. Рассказ о релаксации (глава 13) поможет ребенку расслабиться и сосредоточиться на работе своего воображения.

И, наконец, несколько советов по поводу того, что надо и что не надо делать.

Не проявляйте нетерпения. Знайте, что если одни дети очень быстро приходят в норму, другим требуется несколько месяцев, чтобы сухая постель стала для них обычным явлением. Поддерживайте в детях моральный дух и уверенность в себе, поощряя даже незначительное уменьшение мокрого пятна на простыне.

Побеспокойтесь о том, чтобы дорога в туалет была хорошо освещена ночью и чтобы ребенку было удобно туда ходить.

Создайте условия для того, чтобы ребенок хорошо высыпался. Переутомленные дети хуже воспринимают сигналы, подаваемые мочевым пузырем.

Не пользуйтесь пеленками для того, чтобы постель оставалась ночью сухой. Это наводит детей на мысль о своей ущербности. Они часто смущаются и стыдятся пользоваться пеленками.

Вполне нормально, если вы возложите на ребенка обязанность относить мокрые простыни в прачечную. Это следует рассматривать не как наказание, а как одну из обязанностей “взрослого человека”.

Не ругайте ребенка за то, что он проснулся в мокрой постели. Когда вы устали и вам вовсе не улыбается перспектива дополнительной стирки, легко поддаться необоснованному мнению, что он это делает вам назло. Разумеется, это не так. В большинстве случаев он ненавидит мокрую постель даже больше, чем вы.

Не следует ограничивать детей в употреблении жидкости. Питье фактически помогает им в выполнении упражнений для растягивания мочевого пузыря и укрепления его мышц.

Пусть ваш ребенок нормально утоляет жажду. Однако перед сном рекомендуется воздерживаться от напитков, содержащих углекислоту и кофеин, так как они раздражают мочевой пузырь, заставляя его слишком скоро и слишком часто “отправлять депешу” с требованием: “Опорожни меня!” Аналогичное воздействие может оказывать шоколад.

Ваш ребенок может также быть особенно чувствителен к другим пищевым продуктам, таким, как молоко. Это — один из моментов, за которым нужно проследить в первые две недели наблюдений. Напитки, содержащие кофеин, специально дают в то утро, когда измеряется объем мочевого пузыря для того, чтобы вам не пришлось долго ждать момента, когда ваш отпрыск наконец соизволит пойти в туалет.

Если в вашем доме два ребенка, страдающих энурезом, пусть предлагаемой программой воспользуется сначала старший из них, прежде чем к ее успешному выполнению приступит младший.

История про ЭнниЧасть первая

Энни была маленькой девочкой, которая жила в коричневом кирпичном доме вместе с мамой, папой и большой черной собакой по кличке Черныш. Школа, в которой Энни училась, находилась в 20 минутах езды на автобусе, и все друзья Энни договорились садиться на один и тот же автобус каждое утро. Они называли себя членами клуба 67, потому что номер автобуса был 67. Каждый день, когда Энни садилась в автобус, там ее уже ждали Лайза и Сара. Нэнси, ее лучшая подруга, садилась на следующей остановке.

Сегодня, когда Энни ждала автобуса, она была взволнована как никогда. В портфеле она несла нечто совершенно особенное — большую глянцевую афишу, изображающую Саманту Стар, которую мама купила ей вчера. Она принесла ее в школу, чтобы показать своим друзьям: Энни и ее друзья считали, что Саманта — самая лучшая из всех певиц на всем белом свете. Все ее записи сразу завоевывают популярность, и ее видеоклипы хочется смотреть снова и снова.

Вся комната Энни была обвешана фотографиями Саманты Старр. Несколько фото она наклеила даже на будку Черныша, чтобы пес мог смотреть на кумира своей хозяйки. По существу, конура Черныша была особым уголком в комнате Энни, который она отгородила веревкой. Настоящая-то будка Черныша была во дворе, но Черныш считал, что она годится только для дворовых собак и отказался там спать.1 “Доброе утро, дети”, — сказал мистер Брэнтон, учитель, который напоминал бульдога с усами. Наступил сезон сенной лихорадки, и его усы болтались как на ветру между произносимыми им фразами, когда он тщетно пытался остановить чиханье.

“У меня (апчхи-и-и!) для вас (апчхи-и-и!) приятная новость, — сказал он, и его усы заколыхались. — Объявили (апчхи-и-и!) дату открытия (апчхи-и-и!) школьного лагеря”.

“Правда, это — очень здорово! — сказала Нэнси некоторое время спустя, когда они сидели на площадке для игр. — Мы будем спать в одном домике и сможем не спать всю ночь и болтать!” “Да, — сказала Сара. — Я просто не могу дождаться этого времени!” “Моя мама сказала, что она тоже не может дождаться”, — сказала Лайза.

“Ты здорова, Энни?” — спросила Нэнси.

Энни подняла глаза. “Да, у меня все в порядке, — ответила она тихим голосом. — Я думаю, что в лагере будет здорово”. И она заставила себя улыбнуться. Но какой-то внутренний голос постоянно твердил: “Как мне увильнуть от лагеря? Как мне увильнуть от лагеря?”1 А другой голос внутри нее отвечал: “Не сможешь! Не сможешь. Не сможешь”.

Дело в том, что у Энни был страшный секрет. И из-за этого страшного секрета она не могла поехать в лагерь. Ведь тогда все узнают о ее страшном секрете, и все друзья ее возненавидят и никто не захочет с ней больше разговаривать. 2 Никогда.

Поэтому вы поймете, что она была встревожена, когда отправлялась спать в тот вечер.

“Что мне делать? Что мне делать?” — повторяла она до тех пор, пока губы перестали ее слушаться: она заснула.

Проснувшись, Энни заметила, что за окном еще ночь. В комнате темно, и только луна и звезды заглядывали в окно. Энни взглянула на стену, где ее новая афиша с портретом Саманты Стар странно сияла при свете луны. Светлые волосы Саманты ложились волнами, когда она отбрасывала их через плечо. Энни широко открыла глаза от удивления. Потом она потрясла головой. “Нет, должно быть, это все мне мерещится”, — подумала она. Девушки с афиши не могут двигаться. Она снова посмотрела на афишу.

Саманта улыбнулась ей. Энни очень удивилась. Знаменитая звезда — ее кумир, была словно живая.

“Привет, — сказала она, присаживаясь на край кровати Энни. — Я думаю, мне нужно сначала представиться. Я — Саманта Стар, но мои друзья зовут меня просто Сэм”.

“П-п-п-прив-в-вет”, — выдавила из себя Энни, глаза которой все еще оставались широко открытыми в изумлении. Она никак не могла поверить, что Саманта ожила.

“Ты хочешь, наверное, спросить, почему я оказалась здесь?, — сказала Сэм. Она выглядела несколько озадаченной. — Дело в том, что я сама точно не знаю, как это объяснить”.

“О”, — выдавила Энни.

“Но, по крайней мере, я могу тебе сказать, как я сюда попала”, — сказала Саманта.

Они обе посмотрели на афишу.

“Видишь ли, у меня есть крестная. Но не обычная, а..., я думаю, волшебная крестная. Как фея”.

Энни снова обрела дар речи. “Она, случайно, не носит белый костюм с блестками вместо одежды феи?” Сэм удивилась: “Да, носит. Это — новая форменная одежда для фей”.

“Мне кажется я видела ее”, — сказала Энни.

“Так, значит, ты ее тоже знаешь? — удивилась Сэм. Она была взволнована. — Ты — единственный человек, кроме меня, кто ее знает”.

“Она была у меня однажды, — сказала Энни. — И помогла мне, когда я очень боялась собак”.

“Это замечательно! — сказала Сэм. — А я знаю ее уже много лет. С тех пор, как она выручила меня со школьным лагерем”.

“Со школьным лагерем?” — поразилась Энни, вдруг вспомнив о своем страшном секрете.

Как правило, дети-энуретики стыдятся этого своего недостатка.

“Да, — сказала Сэм. — Она попросила меня навестить тебя сегодня, потому что, сказала она, у тебя сейчас та же проблема, какая когда-то была у меня, и показать тебе, что нужно делать”.

“Нет, нет, — замотала головой Энни. — Должно быть, она ошиблась”. Это просто немыслимо, чтобы важная персона вроде Саманты Стар страдала от ужасной постыдной проблемы, которая так тяготила Энни.

“Да, но она так сказала, что у тебя — та же проблема, что была когда-то у меня. — Сэм улыбнулась Энни. — Видишь ли, я страшно боялась ехать в школьный лагерь, потому что мочилась в постель по ночам”.

У Энни перехватило дыхание. Она не могла поверить своим ушам. Саманта Стар мочилась в постель по ночам! Так же, как Энни! 1 “Да, это было так, — сказала Сэм. — Но об этом никто не знал. Я всегда очень боялась, что мои друзья когда-нибудь обнаружат мою тайну. Я обычно придумывала всякие отговорки, чтобы не ночевать у них. Я была уверена, что они меня возненавидят и перестанут со мной дружить, если узнают мой секрет”.

“Надо же, — удивилась Энни. — Совсем как я”.

“Поэтому, — продолжала Сэм, — ты можешь себе представить, как я паниковала, когда узнала, что мне нужно ехать в школьный лагерь”.

Энни понимающе кивнула.

“И как раз в то время, когда я чувствовала себя такой несчастной и думала, что мне лучше умереть, — продолжала Сэм, — ко мне явилась фея и объяснила, что нужно делать”.

“Значит, — начала Энни, подаваясь вперед и волнуясь еще больше, — ты хочешь сказать, что можно найти какой-то выход?” “Конечно, — уверенно ответила Сэм. — Я тебе сейчас расскажу — а мне это рассказала фея — что нужно делать, чтобы постель оставалась сухой по ночам”.

Энни так и загорелась от нетерпения, даже чуть не свалилась с кровати. “Может быть, начнем прямо сейчас? Пожалуйста...” Сэм обняла ее за плечи. “Конечно, — успокоила ее Сэм. — Дай мне, пожалуйста, карандаш и бумагу. Я тебе кое-что нарисую, чтобы ты смогла понять, как можно избавиться от своей беды”.

Сначала Сэм нарисовала контуры девочки. “Представим, что это — твое тело, — сказала она. — Ты, наверно, знаешь, что внутри твоего тела есть сердце, желудок, легкие и т.д.”.

Энни утвердительно кивнула головой. “Мы учили это в школе, — сказала она. — Они называются органами и выполняют различную работу”.

“Правильно, — сказала Сэм. — В человеческом теле множество органов, и все они выполняют свою особую работу. Один из таких органов, о котором ты, может быть, не слышала — мочевой пузырь”.

Энни покачала головой. Ей никто никогда не говорил о мочевом пузыре.

“А что он делает?” — спросила она. 1 “Его задача — собрать всю мочу 2, которая больше не нужна телу. Потом, когда пузырь наполняется, он сообщает об этом мозгу, мозг посылает тебя в туалет, а пузырь выжимает мочу в унитаз”.

“А почему же мой пузырь выжимает ночью мочу в постель?” — спросила Энни.

Детей очень ободряет сознание того, что люди, на которых они смотрят снизу вверх и которых обожают, тоже когда-то страдали от терзающей их проблемы. Если у вас также была проблема энуреза в детстве, расскажите об этом своему ребенку.

Простое объяснение того, как работает мочевой пузырь, помогает детям понять причины недержания мочи. Оно позволяет им смотреть на свою беду, как на разрешимую проблему. Понимание проблемы — первый шаг к ее разрешению.

Я употребила технически правильный термин “моча”. Вы можете заменить его любым другим словом, которое обычно употребляете в разговоре со своим ребенком о моче или мочеиспускании.

“Существует несколько причин, почему это может происходить. В конце мочевого пузыря есть мышца, которая открывает и закрывает его. Если мышца слабая, моча выходит раньше, чем нужно. Значит, один из путей, ведущих к сухой постели по ночам — упражнять эту мышцу и укреплять ее”.

“Понятно”, — сказала Энни. Она хотела, чтобы мышцы ее мочевого пузыря были крепкими и чтобы утром она просыпалась в сухой постели.

“Иногда, — продолжала Сэм, — мозг не получает предупредительного сигнала, что мочевому пузырю необходимо опорожниться. А если мозг не получает такого сигнала, он не скажет, что тебе нужно сходить в туалет. Такое порой случается ночью, когда твой мозг спит, и, таким образом, мочевой пузырь опоражняется в постель. Позже я покажу тебе, как можно помочь мозгу и мочевому пузырю передать информацию друг другу”.

Дополнение к истории

“Еще ты должна знать, — сказала Сэм, — что мочевой пузырь похож на шар. Он очень эластичен и может удерживать огромное количество мочи. Но некоторые мочевые пузыри забыли, как нужно растягиваться. Они думают, что переполнены, тогда как на самом деле в них совсем мало мочи. Если бы они научились растягиваться, то стали бы достаточно вместительными, чтобы удерживать мочу всю ночь, и вам не нужно было бы вставать и идти в туалет”.

“А можно научить мочевой пузырь лучше растягиваться?” — спросила Энни.

“Конечно, можно”, — ответила Сэм.

“Вот хорошо-то!” — воскликнула Энни и начала подпрыгивать на своей кровати от радости.

“А с чего бы ты хотела начать?” — спросила Сэм.

Энни подумала немного и сказала: “Пожалуй, я бы хотела сначала научиться укреплять мышцы моего пузыря”.

“Это нетрудно, — сказала Сэм. — Ты знаешь, что лучше всего мышцы можно укрепить путем упражнений”.

“Да, — сказала Энни. — Если ты часто поднимаешь тяжести, мышцы рук становятся крепкими, а если ты много ходишь пешком, укрепляются мышцы ног”.

“Верно, — подтвердила Сэм. — Лучший способ тренировки мышц — это упражнять их как можно больше. Мы уже говорили, что мышцы мочевого пузыря управляют его “воротами”. Они используются для их открытия, чтобы выпустить мочу, или для закрытия, чтобы ее удержать. В туалете попытайся задержать струю мочи и потом снова ее отпустить. Это упражняет мышцы мочевого пузыря и укрепляет их”.

“Я вижу — это все не так сложно, — сказала Энни. — А сколько раз нужно проделывать это упражнение?” “Каждый раз, когда ты мочишься, нужно раз десять прерывать и снова отпускать струю мочи. Этого не нужно делать только тогда, когда ты идешь в туалет последний раз перед сном. Тогда просто нужно дать всей моче выйти”.

“Хорошо, — сказала Энни, — я начну это делать прямо со следующего раза, когда пойду в туалет. И скоро у меня будут самые крепкие мышцы мочевого пузыря во всем мире”.

“Конечно!” — сказал какой-то тихий голос, который, казалось, исходил откуда-то изнутри.

Энни подпрыгнула. “Кто это?” — испуганно спросила она.

“Это — я, мышца твоего мочевого пузыря, — произнес тихий голос. — Я рада, что ты хочешь сделать меня крепкой. Мне так надоело, что меня все время толкают туда-сюда. Я хочу стать самой крепкой мышцей”.

Энни посмотрела на Сэм. “Мне кажется, что со мной разговаривает моя мышца мочевого пузыря”, — сказала она.

Сэм не удивилась. “Ты не ошиблась, — ответила она. — Теперь, когда вы встретились друг с другом, дела должны пойти гораздо лучше.” Сэм взяла записную книжку, вписала туда слова “мышца мочевого пузыря” и рядом с ними поставила галочку. “Теперь, — сказала она, — нам нужно приучить пузырь удерживать больше мочи”.

“Кого, меня?, — спросил другой голос. — Зачем это мне нужно? Мне гораздо легче выпустить свою мочу, когда я наполнен только наполовину”.

“А мне это не легче, — строго парировала Энни. — Это причиняет мне много беспокойства”.

“Правда? — робко удивился пузырь. — Мне никогда не приходило в голову, что я мешаю тебе”.

“Так знай, что это так, — сказала Энни. — Тебе нужно научиться растягиваться, чтобы удерживать мочу всю ночь без опорожнения”.

“А что мне нужно для этого делать?” — спросил пузырь.

“Что ему нужно делать?” — спросила в свою очередь Энни, обращаясь к Сэм.

“Слушай, — сказала Сэм. — Когда пузырь хочет освободиться от мочи, он посылает сигнал мозгу, чтобы тот сообщил тебе, что пора сходить в туалет. В следующий раз, когда такое произойдет, вместо того, чтобы сразу бежать в туалет, посмотри, не можешь ли ты немного переждать. Терпи как можно дольше. Если ты будешь это делать постоянно, ты натренируешь пузырь держать мочу все дольше и дольше и, кроме того, научишь его растягиваться, чтобы вмещать больше мочи. Таким образом он сможет удерживать мочу всю ночь и не беспокоить тебя”.

“Это здорово! — обрадовалась Энни. — Теперь я буду стараться задерживать мочу всякий раз, когда мне захочется пойти в туалет”. 1 “Послушай, детка, — сказал пузырь. Судя по его голосу, он не был в большом восторге от этого решения. — Ты что, действительно хочешь проделать все это? Что касается меня, то я бы предпочел освобождаться от мочи тогда, когда хочу”.

“Это очень скверно, — сказала Энни, — потому что для меня это ужасно”. Ее голос был таким же строгим, как у мистера Брэнтона, когда он хотел приструнить распоясавшийся класс. — Теперь я здесь хозяйка, и я хочу, чтобы моя постель была всегда сухой, так что, голубчик, хочешь — не хочешь, а ты должен научиться удерживать мочу”. 2 “Ладно, — сказал пузырь мрачновато. — Если должен, значит должен”.

Энни была в приподнятом настроении. “Я так хочу, чтобы все было нормально!” — сказала она. — А что еще я должна делать?” “Нужно измерить количество мочи, которое твой пузырь способен удержать. Таким образом, ты сможешь определить его объем, а также измерить его, когда он начнет растягиваться”. 1 “А как это делается?” — спросила Энни.

“Довольно просто, — ответила Сэм. — Прежде всего, пей как можно больше жидкости. 2 А потом, когда тебе захочется в туалет, повремени столько, сколько сможешь. Когда же больше не можешь терпеть, помочись, но не в унитаз, а в большую банку, которую даст тебе твоя мама. Она же поможет тебе измерить количество мочи, и таким образом ты узнаешь размеры и объем своего мочевого пузыря. Лучше это делать утром, можно два Когда ваш ребенок упражняется в задержании мочи, рекомендуется отвлекать его внимание разговорами, играми и т.д.

Это позволяет ребенку почувствовать себя увереннее, “хозяином”, а не безответственной личностью, которая “увлажняет” свою постель. Чем более уверенным чувствует себя ваш ребенок, тем больше шансов на успех.

У среднего ребенка от 6 до 12 лет объем мочевого пузыря равен 30 мл на каждый год возраста.

Перед измерением объема мочевого пузыря ребенку нужно пить как можно больше жидкости. Для этой цели особенно рекомендуются напитки, содержащие углекислоту и кофеин, которые оказывают слабо раздражающее действие. Это ускорит позыв к мочеиспусканию после питья. Рекомендуется также соленая пища, которая вызывает жажду у ребенка.

раза в неделю, и ты увидишь, как твой пузырь будет становиться все больше и больше.

Возможно он увеличится не сразу: одни пузыри растягиваются медленнее, другие быстрее, но если ты будешь упорно продолжать эти упражнения, твой мочевой пузырь научится растягиваться и удерживать больше мочи. 3 “Кстати, — добавила Сэм, — вообще в течение дня пить надо много, так как это даст пузырю больше мочи, которая ему нужна для упражнения в растягивании”.

“Это понятно”, — согласилась Энни.

Сэм снова взяла свою записную книжку, написала в ней “растягивание мочевого пузыря и задержание мочи”, поставив рядом вторую галочку.

“Да, чуть не забыла, — спохватилась она. — Есть вещи, которые не следует есть или пить на ночь. Они как бы щекочут мочевой пузырь, и у него появляется желание отпустить мочу на волю”.

“О, нет, я этого не хочу”, — встрепенулась Энни.

“Среди этих вещей я назвала бы шоколад, кока-колу и кофе”, — сказала Сэм.

“Понятно, — кивнула Энни. — А ты не напишешь это для меня на листке бумаги?” “Конечно”, — сказала Сэм.

Она написала и отдала листок Энни.

“Вот возьми”, — сказала она и сразу добавила: “А ты не смогла бы поработать над этими упражнениями в ближайшие две недели? Для некоторых детей только этих упражнений бывает достаточно, чтобы их постель больше не была мокрой. Другим же детям требуется кое-что еще, но об этом я расскажу тебе потом. Через пару недель я приду к тебе снова и ты расскажешь мне, как у тебя идут дела”.

“Хорошо”, — сказала Энни и на прощание помахала Саманте рукой, когда она снова заняла свое место в афише.

На следующий день Энни сказала своей маме: “Я решила, что теперь моя постель будет всегда сухой”. 1 “Очень хорошо”, — обрадовалась мама.

“У меня есть план”, — сказала Энни. И она начала просвещать свою маму по вопросам, относящимся к мочевому пузырю и его мышцам. Она сказала, что ей не следует есть на ночь шоколад и пить кока-колу или кофе, а потом подробно объяснила ей, какие упражнения она собирается делать. 2 “У меня есть хорошее предложение”, — сказала мама.

Энни с подозрением посмотрела на нее: иногда эти “хорошие предложения” сводились к съеданию полной тарелки супа.

“Давай нарисуем большую красочную табличку, где ты будешь ставить галочки, отмечая свои упражнения, и записывать, насколько увеличивается твой пузырь и как долго ты можешь терпеть, задерживая мочу”.

“Это — хорошая мысль! — охотно поддержала ее Энни. Она любила рисовать и раскрашивать рисунки. — Я сделаю очень красочную табличку”. 3 И она принялась за работу. 4

Часть вторая

Результаты измерения объема мочевого пузыря могут быть непоследовательными. Ориентируйтесь на максимальную цифру.

Здесь Энни становится хозяйкой положения, а не пассивной жертвой мокрой постели.

Энни снова выступает в роли компетентного учителя, а не личности, которая “орошает” свою постель.

Большинство детей любят такие таблички — они становятся для них подмогой и наглядным свидетельством перемен.

Здесь можно сделать перерыв и дать ребенку время для упражнений и измерения объема мочевого пузыря, прежде чем перейти ко второй части.

Прошло две недели. Энни лежала в постели и ожидала появления Сэм. Она была очень довольна собой и просто сгорала от нетерпения рассказать Сэм, как добросовестно выполняла упражнения. Энни делала все, чтобы не заснуть, но сон смежил ей глаза. Веки постепенно смыкались все плотнее и плотнее, и очень скоро сон окончательно взял верх.

Когда Энни проснулась и открыла глаза, было совсем темно. Она сразу посмотрела на афишу с портретом Сэм. Афиша излучала какой-то необыкновенный свет, когда Саманта откинула волосы за плечи и стала сходить с нее.

“Привет!” — сказала она, устраиваясь на кровати Энни.

“Я так тебя ждала, — сказала Энни. — Вот, посмотри!” Она протянула Сэм табличку с записями о выполнении упражнений.

“Эти упражнения очень интересны, — сказала она. — Они стали получаться у меня все лучше и лучше”.

Сэм посмотрела на табличку. “О, да ты — молодец”, — похвалила она Энни.

Энни улыбалась. Она гордилась собой. “Правда, моя постель еще бывает мокрой по ночам, но я думаю, что это, как ты сказала, вопрос времени”.

Сэм утвердительно кивнула головой. “Правильно. Это требует определенного времени, но ты — просто молодчина, и я уверена, что скоро все будет в полном порядке”.

Энни радостно улыбнулась и кивнула головой. 1 “А помнишь, я тебе говорила, что помимо упражнений, большинству детей требуется еще кое-что, чтобы избавиться от мокрых простыней?” “Помню”, — ответила Энни.

“Тогда, я расскажу тебе об этом поподробнее. Ведь все это я проделывала сама, когда у меня была такая же проблема”, — сказала Сэм. — Помнишь, что я тебе говорила о мочевом пузыре и как он накапливает мочу?” Энни утвердительно кивнула головой.

“Когда твой пузырь полон и ему нужно освободиться от мочи, он посылает сигнал в мозг.

Мозг принимает этот сигнал и дает тебе знать, что пора сходить в туалет. Но иногда ночью, сигнал, который пузырь посылает в мозг, бывает недостаточно громким или мозг спит слишком крепко, чтобы его услышать. Если мозг не получит этого сигнала, он не направит тебя в туалет, и если пузырь все-таки решит, что ему надо освободиться от мочи, твоя простыня станет мокрой”.

“А как же сделать так, чтобы сигнал доходил до мозга?” — спросила Энни.

“Нужно научить мочевой пузырь и мозг лучше взаимодействовать друг с другом”, — ответила Сэм.

Дополнение к истории

“Один из способов установления контакта между мозгом и мочевым пузырем — очень тонкого свойства”, — сказала Сэм. — “Он предполагает участие твоего воображения. Это — особый раздел твоего разума, что-то вроде волшебства”.

“Ого”, — сказала Энни, приходя в возбуждение. — “А я и не знала, что во мне есть что-то волшебное”. 1 “Волшебство, магия есть в каждом из нас, — продолжала Сэм. — Нужно только верить в это и научиться пользоваться этим даром. Если хочешь, я прямо сейчас покажу тебе, как следует подключать свое волшебство”.

Энни согласно кивнула головой, проявляя свое нетерпение.

“Тогда держись крепче, — посоветовала ей Сэм. — Сейчас мы отправимся в воображаемое путешествие”.

Разумеется, если к этому времени ваш ребенок справится с энурезом, этот раздел станет ненужным.

Волшебство — мощное орудие для детей. Сознание того, что в них есть своя особая “магия”, стимулирует, будит их воображение.

“Куда же?” — спросила Энни. Она просто не могла больше ждать.

“Мы отправляемся в гости к твоему мочевому пузырю и к твоему мозгу”, — ответила Сэм.

“Закрой глаза, скажи волшебное слово “абракадабра” и мы отправимся”.

Энни закрыла глаза и произнесла несколько раз слово “абракадабра”; послышался какойто резкий щелчок, сопровождавшийся не то шипением, не то свистом.

“Смотри”, — сказала Сэм, — “мы внутри твоего тела”.

Энни посмотрела. Они плыли вниз по реке на красивом голубом ботике. Энни стояла за рулевым колесом. На ней был необыкновенный белый форменный костюм. На груди золотыми буквами было написано: “Капитан Энни”.

“Вот это да! Просто не верится!” — восторженно воскликнула Энни.

“Мы плывем к мочевому пузырю”, — сказала Сэм. — “Следи за сигнальными знаками”.



Pages:   || 2 | 3 | 4 |
Похожие работы:

«Рабочая программа по истории 6 класса Составил: учитель истории Козлова Н.А. 2016г Пояснительная записка Рабочая программа учебного предмета "История" составлена на основе Основной образовательной программы, авторской программы по ис...»

«Петрова Г.В. Названия дней недели в португальском языке. Культурный шок? / Г.В. Петрова // Романские языки и культуры: от античности до современности. VI международная конференция романистов. 30.11г. Москва. Сборник материалов. М.: 2011. Г.В. Петрова Названия дней недели...»

«Министерство культуры Российской Федерации Федеральное государственное бюджетное учреждение культуры "КИРИЛЛО-БЕЛОЗЕРСКИЙ ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНЫЙ И ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ МУЗЕЙ-ЗАПОВЕДНИК" Научная статья "Кирилло-Белозерский монастырь нак...»

«Олег Северюхин Кольцо приключений. Книги 1, 2, 3, 4 "Издательские решения" Северюхин О. В. Кольцо приключений. Книги 1, 2, 3, 4 / О. В. Северюхин — "Издательские решения", ISBN 978-5-44-741484-9 С помощью колец фараона Эхнатона и его жены Нефертити историк...»

«ИСТОРИЯ СИБИРИ ПРОГРАММА ЛЕКЦИОННОГО КУРСА для студентов исторического отделения Часть 2. ИСТОРИЯ СИБИРИ: 1800–1917 гг. 3-й курс, шестой семестр Лектор – канд. ист. наук, доцент Л. Б. Ус Сибирь в первой половине XIX в. Экономическое развитие и социальные отношения. Дальней...»

«ИНСТИТУТ ИСТОРИИ АКАДЕМИИ НАУК РЕСПУБЛИКИ УЗБЕКИСТАН МИХАИЛ ТЕН СОВРЕМЕННАЯ ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ КОРЕЙЦЕВ УЗБЕКИСТАНА (по данным социологического исследования) "EXTREMUM-PRESS" Ташкент – 2013 63.5 T-35 Тен, Михаил Современная этнокультурная идентичность корейцев Узбекистана: по данным социологического исследования / М. Тен; отв. ред. В....»

«N1 (78) февраль 2012 С праздником, дорогие женщины! Исторически сложилось, что почти все представители библиотечной профессии женщины. Именно это определило то, что у белорусской библиотеки женское лицо и женский характер мудрый и терпеливый. Именно с этим связано материнск...»

«Листок 1. Примеры задач со вспомогательными вопросами на понимание текста Работа с данными 1. Мама сказала Васе, что испечет его любимый пирог, если у него на этой неделе по физике будут только пятерки ил...»

«Инновационные технологии в здравоохранении АВТОМАТИЗИРОВАННАЯ СИСТЕМА "ПОЛИКЛИНИКА"АВТОМАТИЗИРОВАННОЕ РАБОЧЕЕ МЕСТО "ВРАЧ-СТОМАТОЛОГ" Практическое руководство Краснодар АРМ "Врач-стоматолог" 3 УДК 614.2 ББК 51.1(2) Автоматизированная система "Поликлиника": Автоматизированное рабочее место "Врач": Практичес...»

«муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Толмачевская школа № 60" города Оби Новосибирской области РАССМОТРЕНА УТВЕРЖДЕНА школьным методическим приказом директора школы объединением № 30...»

«Андрей Рискин Все пропьем, но флот не опозорим, или Не носил бы я погоны, если б не было смешно Серия "Морские истории и байки" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=16906226 Все пропьем, но флот не опозорим, или Не носил бы я погоны, если б не было смешно: Горизонт; Москва; 2...»

«Индия + Непал: по стопам Будды (ВL03) Дели – Агра – Джайпур – Катманду – Покхара – Катманду Номер тура Продолжительность Дни заездов Действие предложения 07.11.2015 17.11.2015 ВL03 11 дней / 10 ночей 01.10.2015 06.01.2016 27.12.2015 06.01.2016 Программа тура "Индия + Непал: по стопам Будды" Дни пребывания / Экскурсионная прог...»

«РАНЫ АРМЕНИИ Хачатур Абовян СОДЕРЖАНИЕ: ХАЧАТУР АБОВЯН И ЕГО РАНЫ АРМЕНИИ ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЧАСТЬ ВТОРАЯ ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ ЭПИЛОГ ОБЪЯСНЕНИЕ СЛОВ ХАЧАТУР АБОВЯН И ЕГО РАНЫ АРМЕНИИ Велик...»

«Носорева Наталия Геннадьевна ДЕФИНИЦИЯ КАТЕГОРИИ ЗНАНИЕ В ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ ТЕОРИИ ПОЗНАНИЯ Адрес статьи: www.gramota.net/materials/1/2011/2/8.html Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рас...»

«1 Коммунар Парк и его люди.Въезжаем в старую часть Переславля через бывшие южные ворота, прорезанные в оборонительном валу. Справа, в густой зелени предстаёт взору опрятный двухэтажный особняк, построенный ещё в начале века переславским купцом и фабрикантом Варенцовым. В этом зд...»

«В. Л. Вихнович ИУДАИЗМ САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ББК 86.36 УДК 296 В 41 Вихнович В. Л. В41 Иудаизм. — СПб.: Академия исследования культуры, 2010. — 224 с.: ил. ISBN 978-5-903931-70-5 Книга известного петербургского ученого В. Л. Вихновича посвящен...»

«"ГЕНЕАЛОГИЯ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА" Историко–генеалогический научно–реферативный независимый журнал №7 У ч р е д и т е л и: Институт гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН, Северо-Кавказское генеалогическое общество, Кабардино-Балкарское историкородословное общество Г л а в н ы й р е д а к т о р А. И. Мусукаев, председат...»

«В.Л. Телицын П.Н. АПОСТОЛ И "ОБЩЕСТВО ДРУЗЕЙ РУССКОЙ КНИГИ В ПАРИЖЕ" История русской эмиграции далеко уже не terra incognita для отечественных исследователей. Однако, к сожалению, Монблан начетнических (в массе своей) работ все более и более закрывает собой жизни конкретных людей,...»

«2. Художник-мессия. Паломничество в Иерусалим 1900-е гг. в русской истории — это время, когда пружина исторических событий стремительно закручивалась, обозначая скорость и необратимость перемен, происходивших в обществе в целом и в каждом отдельном человеке в частности. Формирование Филонова-художника приходится на это время, что от...»

«ПРОГРАММА ВСТУПИТЕЛЬНОГО ИСПЫТАНИЯ по образовательной программе высшего образования – программе подготовке научно-педагогических кадров в аспирантуре ФГБОУ ВО "Орловский государственный университет имени И.С. Тургенева" Направление подготовки: 47.06.01 Фило...»

«24 июля 2009 года N 209-ФЗ РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН ОБ ОХОТЕ И О СОХРАНЕНИИ ОХОТНИЧЬИХ РЕСУРСОВ И О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЙ В ОТДЕЛЬНЫЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ АКТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Принят Государственной Думой 17 июля 2009 года Одобрен Советом Федераци...»

«Коллектив авторов Виктория Шервуд Дети войны. Народная книга памяти Серия "Народная книга памяти" Текст предоставлен правообладателем http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9531819 Дети войны. Народная книга памяти: АСТ; Москва; 2015 ISBN 978-5-17-088633-3 Аннотация Воспоминания, собранны...»

«Олимпиада -2015-2016 уч. год Предмет Этап ВОШ класс Время выполнения история школьный 5 45мин. Задание 1 (За каждый правильный ответ 2 балла, всего 20 )время45 мин.1. Первый металл, из которого древние люди научились делать орудия труда:а) медь б) бронза...»

«УДК 821.161.1-312-9 ББК 84(2Рос=Рус)6 Б79 Художественный редактор П. Волков В оформлении переплета использована иллюстрация художника А. Руденко Большаков, Валерий Петрович. Б79 Танкист № 1. Бей фашистов! / Валерий Большаков. — Москва : Эксмо : Яуза, 2016. — 320 с. — (Военно-историческая фантастика). ISBN 978-5-6...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.