WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

«А. А. ГЛУЩЕНКО МЕСТО И РОЛЬ РАДИОСВЯЗИ В МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ (1900–1917 гг.) Часть 4 из 5 Раздел 8 Раздел 9 Раздел 10 Санкт-Петербург ББК 63.3(2)52+76.03 Г55 Глущенко А. А. Место и роль ...»

-- [ Страница 1 ] --

А. А. ГЛУЩЕНКО

МЕСТО И РОЛЬ РАДИОСВЯЗИ

В МОДЕРНИЗАЦИИ РОССИИ

(1900–1917 гг.)

Часть 4 из 5

Раздел 8

Раздел 9

Раздел 10

Санкт-Петербург

ББК 63.3(2)52+76.03

Г55

Глущенко А. А. Место и роль радиосвязи в модернизации России (1900–1917 гг.). СПб.: ВМИРЭ, 2005. –

…... с.; 193 ил. Библ. 652 наим.

В логической взаимосвязи с происходившими в начале ХХ века модернизационными преобразованиями, военными реформами, двумя войнами и тремя революциями показан процесс создания и функционирования системы радиосвязи России. При этом создание системы радиосвязи рассматривается как социальный заказ общества на определенной стадии развития государства. Впервые в отечественной историографии на широкой документальной базе раскрывается деятельность правительства, торгово-промышленных кругов, научных, учебных и общественных структур в развитии системы радиосвязи и ее результативность, показана роль радио в экономической, политической, военной и социально-культурной сферах государства и общества, возвращаются из небытия имена многих российских связистов.

Монография адресуется специалистам по отечественной и военной истории, по истории науки и техники, краеведам и самому широкому кругу читателей, желающим глубже познать историю великой страны.

Издание осуществлено при поддержке Российского фонда истории связи

Рецензенты:

Гоголевский А. В., доктор исторических наук, профессор Сырников Э. В., доктор технических наук, профессор Историческая секция СПб НТОРЭС им. А. С. Попова ISBN 5-7997-0364-2 © А. А. Глущенко, автор, 2005 © Российский фонд истории связи, 2005 © Военно-морской институт радиоэлектроники, 2005 © Инжиниринг-Сервис, 2005 ОГЛАВЛЕНИЕ Часть 4 из 5 Радиосвязь в торгово-пассажирском флоте …………………………….. 494 8.

Общая характеристика торгово-пассажирского флота России ……... 494 Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России ………. 497 Роль радио в социально-культурной жизни России …………………... 509 9.

Радиостанции научных организаций и учебных заведений ………… 509 Использование радио для фундаментальных научных исследований 515 Радиосвязь в монастырях России ……………………………………...

–  –  –

______________________________8______________________________

РАДИОСВЯЗЬ

В ТОРГОВО-ПАССАЖИРСКОМ ФЛОТЕ

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА

ТОРГОВО-ПАССАЖИРСКОГО ФЛОТА РОССИИ

Историческим рубежом, завершившим многовековую эпоху господства парусных флотов, явилась Крымская война 1853–1856 годов. Опыт войны заставил пересмотреть консервативные взгляды, препятствующие техническому прогрессу, и доказал явные преимущества применения металла вместо дерева при постройке корпусов кораблей и использования паровой машины и гребного винта вместо силы ветра и парусов.

В развитии отечественного судостроения были заинтересованы не только военноморские государственные органы, но и частные предприниматели, стремившиеся приобрести новейшие морские транспортные суда для организации торговых грузовых и пассажирских перевозок как дальнего, так и каботажного плавания. Интересы торгово-промышленного капитала требовали все более широкого товарообмена с зарубежными странами. На мировом рынке Россия выступала как крупный поставщик сырья, нефти и сельскохозяйственной продукции. Однако даже при высоких темпах увеличения производственных мощностей отечественного судостроения оно не могло удовлетворить потребностей страны как для воссоздания ее военно-морской силы на новой основе, так и для повышения ее экономического потенциала в условиях быстрого развития капитализма.





После Крымской войны морское судостроение носило односторонний характер. Если строительство самоходного и особенно несамоходного транспортного флота для внутренних речных путей сообщения было широко развито, то строительство морских торговых судов на отечественных верфях велось в крайне ограниченных размерах.

Слабость отечественной промышленной базы и загруженность крупных верфей заказами Морского ведомства служили главным препятствием на пути развития русского торгового мореплавания.

В составе гражданского транспортного флота пароходы насчитывались единицами и были преимущественно заграничной постройки. Так, по официальным данным до 1860 года из 32 паровых судов, обсуживавших морские внешние и внутренние перевозки, 27 были приобретены за границей. За последующие десять лет, с 1860 по 1870 год, из 68 пароходов, пополнивших состав русского торгового флота, только 8 были отечественной постройки, остальные строились на иностранных верфях.1 На 1 января 1880 года из 268 русских морских коммерческих судов, плававших на Балтийском, Белом, Каспийском и Азовском морях, русской постройки было только около двух десятков. Не случайно активный деятель Общества для содействия русскому торговому мореходству Д. Н. Любавин с грустью констатировал: "Известно, что Россия стоит по судоходству даже ниже маленькой Норвегии, не говоря уже про все великие державы и некоторые второстепенные".2 Русский торговый флот. Список судов к 1 сентября 1904. СПб., 1905, с. XVII.

Известия Императорского общества содействия русскому торговому мореходству. 1904, вып. 61, с. 9–10.

Радиосвязь в торгово-пассажирском флоте России 495 В 1856 году был организован Специальный комитет для изыскания средств к развитию торгового мореходства, в результате деятельности которого возникли крупные паевые пароходные компании. В том же году было основано Русское общество пароходства и торговли, ставившее своей задачей развитие пароходных сообщений на Черном и Азовском морях. Приобретенные этим Обществом торговые суда совершали рейсы по Крымско-Кавказской линии в российские порты, Александрийской линии в порты Средиземного моря, а также ходили вокруг Европы на Балтику.

Создавались пароходные общества также в других морях: на Севере – Товарищество Архангельского и Мурманского срочного пароходства, на Балтике – Рижское пароходное общество, на Каспийском море – пароходное общество "Кавказ и Меркурий".

Особое место занимало пароходное общество Добровольный флот, начало деятельности, которого относится к 1878 году, ко времени окончания Русско-турецкой войны 1877–1878 годов. По инициативе Императорского общества содействия русскому торговому мореходству в короткий срок были собраны крупные пожертвования для покупки быстроходных судов, которые предполагалось "...в случае войны передавать в распоряжение правительства на военные надобности в качестве крейсеров, в мирное же время обращать на цели торговые".

В короткий срок были собраны крупные пожертвования на эти цели (за год сумма "доброхотных даяний" достигла более 3,8 млн руб.). На них были закуплены четыре парохода, отвечавшие требованиям Морского ведомства. И в дальнейшем пополнение судового состава Добровольного флота также шло за счет покупки судов за рубежом. В 1879 году было положено начало регулярным рейсам судов Добровольного флота на Дальний Восток.1 Особенности плавания в замерзающем Финском заливе и на Севере страны вызывали к жизни ледокольный флот, по количеству и мощности судов занимавший ведущее место в мире. В 1899 году по инициативе и эскизному проекту адмирала С. О.

Макарова на судостроительной верфи "Армстронг" в Англии началась постройка сверхмощного по тем временам ледокола "Ермак". К 1917 году ледокольный флот насчитывал пять крупных ледоколов с мощностью главных машин от 7 до 10 тыс. л.

с. ("Ермак", "Святогор", "Александр Невский", "С. Макаров" и "Федор Литке" и семь ледокольных пароходов с машинами мощностью от 1,6 до 3 тыс. л. с. Все эти суда были построены с 1900 по 1915 год также за границей.

Развитие торгово-пассажирского мореплавания России в конце XIX – начале ХХ века имеет ряд особенностей.

Во-первых, по утверждению вице-адмирала А. К. Сиденснера, расходуя ежегодно миллионы рублей на устройство портов со всеми вспомогательными структурами для нужд судоходства, и затрачивая около 6 млн. руб. на содержание и поддержку разветвленной сети железных дорог, которые пятью ветвями связывали страну с существующими портами, правительство мало заботилось и еще меньше делало для создания своего торгового флота.2 Россия не могла обеспечить свои национальные потребности в морских торговых перевозках на собственных судах, поскольку главной задачей было создание мощного военного флота, но и в решении этой задачи монархический режим не смог добиться желаемых результатов, хотя строительство военных кораблей стимулировало развитие почти всех отраслей тяжелой промышленности и играло определенную роль в повышении экономического и технического потенциала.3 В итоге торгово-пассажирское судостроение на русских верфях и из русОчерк возникновения и деятельности Добровольного флота за время XXV-летия его существования.

СПб., 1903, с. 5. Яровой В. В. Краткий очерк истории Добровольного флота // Гангут. 1992, вып. 3, с. 71–85.

РГА ВМФ Ф. 23. Оп. 1. Д. 15. Л. 1–8.

Цветков И. Ф. Военное судостроение в России накануне и в период Первой мировой войны (1905– 1918 гг.) // Автореф. дис....д. т. н. СПб., 1996, с. 4.

Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России

–  –  –

При этом в 1912 году из 1015 судов с полной вместимостью 827244 т лишь 772 (760 паровые и 12 моторные) имели вместимость более 100 т, которые распределялись по морям России следующим образом: Белое море – 44 паровых судна валовой вместимостью 20344 т и 2 моторных судна вместимостью 240 т, Балтийское море – 134 паровых судна валовой вместимостью 184096 т и одно моторное судно вместимостью 134 т, Черное и Азовское моря – 333 паровых судна валовой вместимостью 382483 т и 2 моторных судна вместимостью 392 т, Каспийское море – 227 паровых судов валовой вместимостью 170424 т и 7 моторных судов вместимостью 17541 т, Тихий океан – 22 паровых судна валовой вместимостью 39153 т.2 Во-вторых, крайне ограниченные возможности русского торгового флота, его малочисленность и техническая отсталость вынуждали фрахтовать для перевозок иностранные суда. Не случайно, анализируя состояние отечественной морской торговли, Н. А. Шавров в конце прошлого столетия был вынужден констатировать: "Россия выплачивает, за неимением национального торгового флота, ежегодную дань в размере 60–70 миллионов рублей иностранным государствам, опередившим нас в развитии морского могущества и ссужающим нам свои корабли для перевозки русских произведений на иностранные рынки".3 Положение дел мало изменилось и в начале ХХ столетия: при ежегодном грузообороте российских портов примерно в 1350 млн пудов (вывоз 950 млн пудов и привоз 400 млн пудов) на долю отечественного флота приходилось не более 1 млн пудов или около 8%.Столь незначительная доля русского торгового флота во внешнеторговом грузообороте признавалась современниками "тем печальней", что Россия вывозила морем товаров значительно больше, чем сухопутным транспортом, 4 из-за чего страна выплачивала ежегодно иностранным судоходным компаниям одного только фрахта около 125 млн руб. (в среднем 10 коп. за пуд).5 РГА ВМФ Ф. 29. Оп. 1. Д. 25. Л. 143.

РГА ВМФ Ф. 29. Оп. 1. Д. 25. Л. 276, 280.

Шавров Н. А. О мерах для развития русского торгового мореходства. Кн. 1. М., 1895, с. 5, 6.

Например, в процентном отношении к общему внешнеторговому грузообороту доля морского грузооборота составляла: в экспорте – 76% в 1905 году, 83% в 1911 году, 71% в 1912 году и 79% в 1913 году; в импорте – 58% в 1905 году, 58% в 1911 году, 58% в 1912 году и 64% в 1913 году (Кандиба Б. Н. Русское портостроительство в период войны 1914–1918 гг. Л., 1924, с. 2.

РГА ВМФ Ф. 23. Оп. 1. Д. 15. Л. 1. Встречается также цифра в 140–150 млн. руб. (Воронков А., КлеРадиосвязь в торгово-пассажирском флоте России 497

РАЗВИТИЕ РАДИОСВЯЗИ

В ТОРГОВО-ПАССАЖИРСКОМ ФЛОТЕ РОССИИ

Несмотря на широкое применение радиотехники на судах иностранных пароходных компаний в начале ХХ века, определенной, четко выраженной политики российского правительства в лице Главного управления почт и телеграфов МВД и Отдела торгового мореплавания и портов Министерства торговли и промышленности в деле развития радиосвязи на судах отечественного торгово-пассажирского флота выработано не было. Более того, регламентирующая вопросы устройства и функционирования судовых радиоустановок правовая база России являлась тормозом в деле массового использования радиосвязи в интересах мореплавания.

Основополагающим моментом, способствовавшим выводу Правовая регламенПочтово-телеграфного ведомства из затянувшегося выжидатация радиосвязи в ния в применении радио для народнохозяйственных целей, торгово-пассажирявилось вступление в силу международной Радиотелеграфском мореплавании ной конвенции, заключенной в Берлине в 1906 году.1 В связи с этим в 1909 году постановлениями министра внутренних дел вводятся в действие два документа, определяющие порядок "управления, эксплуатации и надзора" за радиотелеграфными установками империи (Положение о радиотелеграфных станциях)2 и регламентирующие вопросы радиосвязи судов с береговыми станциями и между собой (Правила радиотелеграфной корреспонденции).3 В соответствии с международными нормами Правилами радиотелеграфной корреспонденции устанавливались виды телеграмм, разрешенных к обмену в морской радиосвязи: частные телеграммы без ограничений; частные телеграммы с определенными ограничениями (например, для обмена с судами определенной национальности или пароходной компании, для обмена с судами определенной судоходной линии и т. п.);

служебной корреспонденции (например, корреспонденции по обмену между судами определенной пароходной компании для соответствующих надобностей); специальные телеграммы (например, официальная, исключительно коммерческая корреспонденция).

Для обслуживания судовых радиостанций и несения радиовахты на судах под российским флагом допускались радиотелеграфисты, имеющие специальное свидетельство, выданное Главным управлением почт и телеграфов. Такое свидетельство должно было удостоверять умение радиотелеграфиста в регулировании аппаратуры, передаче и приему радиограмм на слух со скоростью не менее 20 слов в минуту, а также знание основ организации связи и правил ведения радиообмена. При этом в свидетельстве обязательно отмечалось, что радиотелеграфист обязуется соблюдать тайну корреспонденции.

Что же касается устанавливаемой Правилами радиотелеграфной корреспонденции тарифной платы за передачу корреспонденции в системе морской радиосвязи, то она не лучшим образом существенно отличалась от таковой, установленной национальными законодательствами других государств и рекомендуемой международной Радиотелеграфной конвенцией 1906 года. В противоречие с международными нормами, согласно которых тариф за радиообмен судов с берегом должен исчисляться "на основе справедливого вознаграждения работы телеграфа", Россия установила непомерно высокие тарифы.

ментьев Ю. Морской флот СССР за 50 лет. М., 1974, с. 3).

Собрание узаконений и распоряжений правительства. 20 марта 1909 года, №43, Отдел первый, ст. 371.

Первые радиотелеграфные станции в Почтово-телеграфном ведомстве в России. СПб., 1910, с. 197, 198.

Правила радиотелеграфной корреспонденции. СПб., 1909, 134 с. Данный документ был разработан в Почтово-телеграфном ведомстве на основе служебного Регламента, приложенного к Международной радиотелеграфной конференции, с внесением в него некоторых изменений, касающихся тарифов за передачу и прием радиограмм.

Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России

–  –  –

Таким образом, при передаче сообщения емкостью в 10 слов из Европейской России на судно, находящееся в одном из европейских морей, отправитель должен был уплатить 2 руб. 30 коп. по таксе в пользу береговой радиостанции, 1 руб. 50 коп. в пользу судовой станции, 50 коп. за доставку телеграммы из почтово-телеграфной конторы пункта отправления к телеграфной конторе при соответствующей береговой радиостанции и, наконец, сбор в 15 коп. за оформление телеграммы (подепешная такса), итого 4 руб. 45 коп. Если же телеграмму следовало передать из Европейской России на судно, находящееся на Дальнем Востоке, или же из Азиатской России на судно в одном из европейских морей, отправитель должен был бы за сообщение в 10 слов уплатить уже 4 руб. 95 коп.

Подобная политика Почтово-телеграфного ведомства в интересах развития радиосвязи на судах торгово-пассажирского флота привела к тому, что, во-первых, отечественные судоходные компании не стремились к массовому вооружению своих судов средствами радиосвязи и, во-вторых, из-за высоких размеров российской береговой таксы в 60 сантимов за слово иностранные суда, находясь в территориальных водах России, предпочитали передавать телеграммы через береговые радиостанции других государств, применяющих пониженные тарифы (например, Франция – 40 сантимов, Испания – 45, Италия – 30, Германия – 18, Швеция – 14 сантимов).

В итоге (на примере сложившегося положения на Балтике), устроенные в Риге и на о. Руно радиостанции, призванные обеспечивать, прежде всего, нужды мореплавания, в 1912–1913 годах имели показатель среднемесячного обмена в 2160 и 2017 слов соответственно, а Ревельской и Либавской станций – еще ниже.1 В связи с этим правление Русского общества пароходства и торговли, признавая, "что при столь высоком тарифе судовые радиостанции будут обречены на полное бездействие,...так как к услугам радиотелеграфа пассажиры будут прибегать лишь в исключительных случаях", предлагало в сентябре 1912 года ГУПиТ изыскать возможность "пересмотреть установленный тариф радиотелеграфа и понизить его хотя РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2800. Л. 398–400.

Радиосвязь в торгово-пассажирском флоте России 499 бы до среднего размера такого же тарифа, установленного иностранными государствами".1 Это обращение было с пониманием воспринято руководством Почтово-телеграфного ведомства, признавшего, что столь высокие ставки, несомненно, препятствуют развитию радиотелеграфных сообщений, в связи с чем ГУПиТ предполагало приступить к разработке вопроса о "понижении сих ставок, причем наметило необходимость установления береговой радиотелеграфной таксы не свыше 5 копеек за слово".

Признавая, что и судовая такса не должна превышать намеченного предела береговой, Главное управление почт и телеграфов просило сообщить мнение правления РОПиТ, какие именно ставки судовой таксы представлялись бы "желательными".2 Хотя своего решения в общегосударственном масштабе данная проблема не получила, в отдельных случаях решением министра внутренних дел тарифная плата за передачу радиограмм устанавливалась в значительно меньших размерах от прежней. Например, Временные правила и условия обмена внутренних радиотелеграмм с частными судовыми радиотелеграфными станциями Черного моря через Одесскую военную береговую радиостанцию предусматривали, в частности, бесплатный обмен служебными телеграммами, пословная плата за передачу коммерческих телеграмм составляла 5 коп.

в пользу судовой и 5 коп. – береговой станций, 5 коп. – за передачу телеграммы по линиям проволочного телеграфа и постоянной платы в 15 коп. за каждую телеграмму.3 Что же касается других организационных вопросов, регламентирующих развитие радиосвязи в торгово-пассажирском мореплавании, то в этом направлении Почтовотелеграфным ведомством было сделано многое. Во-первых, в соответствии со ст. VI Служебного регламента, приложенного к Международной радиотелеграфной конвенции4 и ст. 23 Правил радиотелеграфной корреспонденции,5 судовые радиостанции могли быть устраиваемы частными предприятиями на судах, носящих русский флаг, не иначе как с разрешения ГУПиТ и получения на это установленного свидетельства.

Во-вторых, для получения свидетельства на право эксплуатации судовых радиоустановок владельцы судов должны были заблаговременно представить в ГУПиТ технические проекты сооружаемых радиостанций в соответствии с Общими основаниями для составления технических проектов судовых радиотелеграфных станций.6 В-третьих, Правилами контроля за радиотелеграфными станциями на частных судах по технической части (1913), являющимися дополнением к Правилам радиотелеграфной корреспонденции7 и имеющими силу для судов, совершающих рейсы у берегов Российской империи и посещающих ее гавани и порты, устанавливалась периодичность проверки технического состояния радиостанций и освидетельствования радиотелеграфистов как минимум раз в два года (для океанских судов и пароходов при дальности плавания более 4000 миль в целях безопасности пассажиров и личного состава – во время каждой предрейсовой подготовки).

В-четвертых, еще в июле 1908 года под председательством А. Н. Эйлера была образована междуведомственная комиссия для выработки проекта правил, согласно которых морские суда, выходящие из портов России, были бы обязаны иметь на борту радиостанции. Работа названной комиссии началась, однако, лишь 4 июня 1910 года, когда из ее состава была выделена подкомиссия, разработавшая проект указанРГИА Ф. 107. Оп. 1. Д. 1931. Л. 150.

РГИА Ф. 107. Оп. 1. Д. 1931. Л. 175. Здесь следует уточнить, что береговая такса поступала в распоряжение Почтово-телеграфного ведомства, судовая же такса перечислялась судоходной компании или судовладельцу.

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2454. Л. 23, 24, 28.

Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1909 год. № 43.

Правила радиотелеграфной корреспонденции. СПб., 1909, с. 9.

РГИА Ф. 273. Оп. 6. Д. 1857. Л. 280, 281.

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2454. Л. 29.

Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России ных правил. Решением министра внутренних дел проект правил был внесен на рассмотрение Временного междуведомственного радиотелеграфного совещания.1 Последнее предположение ГУПиТ было весьма актуальным, отвечающим международной практике. В июне 1910 года были одобрены Правила о беспроволочных сооружениях на океанских пассажирских пароходах США,2 в соответствии с которыми с 1 июля 1911 года считалось незаконным для всякого океанского парохода США или другого государства, "...имеющего пассажиров и везущего 50 или более лиц (включая пассажиров и команду), оставлять или пытаться оставить какой бы то ни было порт Соединенных Штатов Америки, если такой пароход не будет снаряжен находящимся в полной исправности для работы производительным аппаратом для радиотелеграфных сношений в заведовании лица, искусного в обращении с такими аппаратами, каковой аппарат должен быть в состоянии подавать и получать известия на расстоянии, по крайней мере, 100 миль, безразлично ночью или днем, под условием, что постановления этого акта не будут относиться к пароходам, курсирующими только между портами, находящимися на расстоянии не более 200 миль друг от друга".3 Инициатива США об обязательности оборудования судов радиостанциями могла получить развитие и в других государствах, в том числе и в России. В связи с этим иностранные пароходные компании, суда которых совершали рейсы в российские порты, запросили Министерство иностранных дел "не предполагается ли издать [в России] правила, согласно которым морские суда, выходящие из русских портов, обязаны иметь на борту радиотелеграфные аппараты и будут ли эти правила касаться лишь русских судов или же будут являться обязательными и по отношению к иностранным судам".4 В связи с этим ГУПиТ 6 июня 1911 года запросило Отдел торговых портов Министерства торговли и промышленности, не представляется ли "в интересах торгового мореплавания полезным и, в утвердительном случае, необходимым издание закона [об обязательном вооружении торговых судов] уже в настоящее время, или же таковой при настоящих обстоятельствах признается несвоевременным".5 В ходе обсуждения вопроса о правилах радиосвязи для судов, вошедших в гавани, или имеющих стоянку у берегов Российской империи в совещании при Отделе торгового мореплавания, состоявшемся 24 июня 1911 года, было отмечено следующее.6 "В силу различных причин эксплуатационные расходы русского торгового флота значительно выше, чем расходы флотов иностранных, каковое обстоятельство, сильно стесняя работу русского флота как на отечественном, так в особенности, на иностранных фрахтовых рынках, весьма ограничивает выгодность вложения капиталов в эту отрасль нашей промышленности.

В связи с этим технический прогресс нашего торгового флота достигается гораздо медленнее и с большими затруднениями, нежели на Западе. В частности, радиотелеграфирование в настоящее время уже нашло самое широкое распространение в иностранных торговых флотах, тогда как наши арматоры делают теперь лишь первые шаги на пути к использованию сего способа сношений, представляющего столь многочисленные и существенные удобства для мореплавания.

При таких условиях является весьма важным именно теперь поддержать полезную инициативу наших арматоров, по возможности облегчив устройство и применение радиотелеграфных аппаратов на русских судах и тем содействуя уравнению средств нашего флота со средствами его соперников – иностранных коммерческих флотов.

Между тем, введение уже сейчас спроектированных значительных ограничений радиотелеграфной службы торговых судов в гаванях и вблизи берегов империи может удержать представиРГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 1990. Л. 58, 67.

Циркуляр департамента коммерции и работ США № 227 от 27 июля 1910 г. (РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д.

1768. Л. 122–126).

Кроме того, данным документом впервые устанавливалось требование иметь для судовой радиостанции аварийный источник питания, обеспечивающий 4-часовую работу станции в режиме передачи (РГИА Ф. 28. Оп. 1. Д. 403. Л. 218–223).

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 1990. Л. 16, 17, 18.

РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 1990. Л. 22.

РГИА Ф. 95. Оп. 6. Д. 1820. Л. 45–48.

Радиосвязь в торгово-пассажирском флоте России 501 телей отечественной мореходной промышленности от решительных и широких мер к применению в практике их судов полезного нововведения, тем более, что вероятная, вследствие отсутствия пока достаточного опыта, неприспособленность намеченных правил к некоторым условиям службы отечественных судов усилит для них неудобство применения означенных правил. С другой стороны, нельзя не обратить внимания и на то, что ограничений, подобных проектируемым, русские суда не встретят пока в некоторых иностранных государствах, как то явствует, например, из результатов обращения Русского общества пароходства и торговли по сему поводу в правительственные учреждения Греции и Турции.

Ввиду изложенного, совещание, находя, что правильность и беспрепятственность действий береговых станций должна быть в надлежащей степени обеспечены, вместе с тем полагает, что в отношении русских торговых судов в настоящее время представлялось бы желательным принимать меры сказанного обеспечения в форме соответствующего определения условий пользования радиотелеграфом для каждой данной судовой установки, при выдаче разрешения на устройство таковой, причем, конечно, в главных своих основаниях, условия эти могли бы отвечать одному общему уровню требований, признанному в данное время наиболее целесообразным. Что касается практического осуществления регламентации радиотелеграфирования в указанной форме, то таковое не представит ныне особых затруднений, так как применение радиотелеграфирования в нашем флоте едва ли коснется судов мелких, вместимостью меньше 1000 т; судов же, превышающих эту величину, в составе нашего торгового флота к 1 января 1911 года на всех морях имелось только 132 (125 паровых и 7 парусных, последние – на Каспийском море). Всего вероятнее, однако, что в первое, по крайней мере, время учреждениям, выдающим разрешение на устройство радиотелеграфных установок, придется иметь дело лишь с пассажирскими и торгово-пассажирскими пароходами, коих ныне числится на всех морях 58.

В отношении же иностранных судов, которые, конечно, не могут быть освобождены от подчинения известному порядку пользования радиотелеграфом вблизи береговых станций империи, совещание полагает, что по всем сим судам надлежало бы применять одни общие правила, по возможности аналогичные правилам, действующим в западноевропейских государствах по отношению к судам иностранным, причем по существу технических своих требований правила эти могли бы и не расходиться с установленными для русских судов основными условиями".

Выработанный в 1910 году проект правил для судовых радиостанций и материалы совещания при Отделе торговых портов 1911 года послужили основанием для решения Временного междуведомственного радиотелеграфного совещания от 25 июля 1911 года о том, чтобы "...при окончательной редакции указанных правил иметь две основные их части: отдел о радиотелеграфных станциях иностранных судов, посещающих русские порты, и отдел о радиотелеграфных станциях русского торгового флота".1 В соответствии с этим решением и проводилась вся дальнейшая работа по созданию соответствующей правовой базы развития радиосвязи в интересах торгового мореплавания.

Обсуждение предложений по изданию Правил пользования радиостанциями иностранных судов при нахождении их у берегов или в территориальных водах России заняло без малого 4 года.2 Первоначально это было вызвано разногласиями между Морским министерством и Министерством иностранных дел относительно термина "территориальные воды", затем Министерства внутренних дел и Министерства юстиции относительно мер ответственности за нарушение проектируемых Правил, а с началом Первой мировой войны сама проблема как бы потеряла свою актуальность. Только лишь 29 февраля 1916 года министром внутренних дел было направлено в Совет министров представление "Об издании Правил пользования иностранными судами радиотелеграфом при нахождении их у берегов или во внутренних водах Российской империи и мерах взыскания за нарушение означенных Правил".3 После рассмотрения проекта Правил в правительстве было признано: "1)...ввести в действие проектируемые Правила распоряжением министра внутренних дел на основании ст. 2 Устава почтовотелеграфного и ст. 5 Положения о радиотелеграфных станциях; 2)...внести в Государственную думу на утверждение меры взыскания за нарушение означенных Правил".4 РГИА Ф. 468. Оп. 17, ч. 2. Д. 1862. Л. 133–135.

РГИА Ф. 1405. Оп. 531. Д. 830. Л. 101–103, 112–114, 117–119, 122–124, 127–129, 139–143, 170–173.

РГИА Ф. 1405. Оп. 531. Д. 830. Л. 352–355.

РГИА Ф. 1276. Оп. 12. Д. 958. Л. 18–20.

Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России Несколько иначе решался и получил свое завершение вопрос об обязательности вооружения морских судов российского торгового флота. К началу 1912 года, т. е. к моменту первоначальных обсуждений данного вопроса в различных инстанциях, в России были оборудованы радиостанциями всего лишь 10 пароходов: ледокол "Ермак" (1909) Министерства торговли и промышленности, "Россия" (1908), "Бирма" (1909), "Курск" (1910) и "Литуания" Восточно-Азиатского пароходства, "Великий князь Константин" (1911) и "Цесаревич Георгий" (1911) Русского общества пароходства и торговли, "Сишан" (1912) и "Симферополь" (1911) Добровольного флота и "Петр Великий" (1912) Рижского биржевого комитета.1 Произведя анализ состояния радиовооруженности отечественного флота, Отдел торговых портов 2 мара 1912 года доложил в ГУПиТ, что издание специальных правил, обязывающих выходящие из российских портов суда иметь на борту радиостанцию, является "преждевременным, ввиду отсутствия на большинстве русских судов радиотелеграфных станций".2 При этом отмечалось, что по собранным в Министерстве торговли и промышленности данным, "подобные Правила изданы только в Соединенных Штатах Америки, в государствах же Западной Европы, где радиотелеграф хотя и развит значительно шире, чем в России", аналогичные Правила не изданы, за исключением Испании и Уругвая, где соответствующий закон был внесен на обсуждение в парламент.

После обсуждения мнения Отдела торговых портов в заседании Временного междуведомственного радиотелеграфного совещания 5 марта 1912 года было признано преждевременным издание постановления об обязательном оборудовании судов торгового флота радиостанциями. Не изменила это мнение и трагедия "Титаника" в апреле 1912 года, хотя на некоторое время вопрос об обязательности оборудования судов радиостанциями опять оказался в поле зрения правительственных органов и общественного мнения.

«Случай с "Титаником, – писала 16 апреля 1912 года газета "Новое время", – заставляет бросить взгляд на наш собственный коммерческий флот и его обеспеченность от несчастий в подобных случаях. Позаботиться же есть о чем: как ни мал наш флот сравнительно с флотами других стран, тем не менее, по абсолютной величине он состоит из 1500 судов и безопасность их плавания должна быть обеспечена. За границей это дело обстоит так: в Германии обязаны иметь станции беспроволочного телеграфа все суда, которые кроме товаров, принимают на борт и пассажиров; в Англии это обязательно для всех судов так называемого резервного флота, т. е. для таких коммерческих судов, которые в военное время поступают в распоряжение военного флота; в США наличие беспроволочного телеграфа требуется от всех пассажирских и товарно-пассажирских пароходов, приписанных к американским портам и т. д. У нас же никакого аналогичного закона до сих пор нет. По данным Бернского международного телеграфного бюро на 15 июля 1911 года из общего числа (кругло) 1600 судовых станций, русских показано только две – на пароходах "Эстония" и "Россия", принадлежащих Восточно-Азиатскому обществу».3

–  –  –

Хотя вопросами развития радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России занимался Отдел торговых портов и мореплавания Министерства торговли и промышленности, Главное управление почт и телеграфов, Междуведомственный радиотелеграфный комитет, согласование отдельных организационно-технических вопросов осуществлялось с Военным и Морским министерствами, единой общегосударственРГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 1557. Л. 1–59; Оп. 18. Д. 186; Ф. 1289. Оп. 10. Д. 2456.

Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России ной политики в данном направления выработать не удалось. Объяснение сложившемуся положению крылось в общей технической политике русского правительства, ориентированной на рынок, в результате чего потребители получали от поставщиков изделия, далеко не отвечающие мировому уровню развития техники, переплачивая при этом зарубежным фирмам и их посредническим предприятиям в России колоссальные средства.1 Следует также подчеркнуть, что до середины 1914 года в России радиостанции общего пользования занимали второстепенное, в определенной степени подчиненное положение, по отношению к радиоустановкам оборонных ведомств, что ограничивало радиообмен гражданских судов как с береговыми станциями, так и между собой.2 Негативно сказывалось на эффективности развития радиосвязи в гражданском флоте России отсутствие отлаженной системы подготовки радиотелеграфистов; в силу чего, например, судовые радиостанции отдельных пароходных компаний находились в заведовании исключительно радистов-иностранцев.3 В итоге содержание двух российских радиотелеграфистов на ледоколе "Ермак" обходилось в 1536 руб. в год, общее содержание радиостанции с русским радиотелеграфистом – 1500 руб., а содержание станции на пароходах Русского Восточно-Азиатского пароходства, обслуживаемой радистом-иностранцем, – 2600 руб. в год.4 Ратифицировав Радиотелеграфную конвенцию 1906 года и взяв на себя определенные обязательства по обеспечению безопасности судоходства, правительство не разработало всего комплекса мер по фактическому выполнению этих обязательств.

Так, соорудив на побережье береговые станции, вооружив часть судов торгового флота радиоустановками и разработав основы организации морской радиосвязи, правительство абсолютно не коснулось совершенствования организации аварийноспасательной службы, в связи с чем встал вопрос кому должна береговая станция направлять радиограммы о бедствии судов у берегов России.

Согласно действовавшим постановлениям, оказание помощи гибнущим судам возлагалось на местную полицию, чинов Отдельного корпуса пограничной стражи и начальников торговых портов. Исходя из сложившейся организации производства аварийно-спасательных работ, был установлен порядок, согласно которому радиограммы о бедствии должны направляться во все перечисленные структуры, а также ближайшей спасательной станции Общества спасения на водах.5 В 1914 году в связи с вводом в действие документов Лондонской международной радиотелеграфной конференции (1912), в Почтово-телеграфном ведомстве на основе приобретенного опыта были переработаны и руководящие документы по морской связи. В дополнение к существовавшим Правилам радиотелеграфной корреспонденции 1909 года6 были изданы Постановления и правила по радиотелеграфной части.7 На основе этих документов, а также указаний штабов военных округов и флотов, каНапример, стоимость радиостанции системы Виллиса-Боаса обходилась РОПиТ в 2500 руб., в то время как другие пароходные компании уплачивали фирме "Телефункен" за станцию мощностью 2,5 кВт 8750 руб., "Маркони" – за станцию мощностью 1,5 кВт с установкой на судне в Англии 750 фунтов стерлингов (кроме того, фирма обязывалась за 250 фунтов стерлингов в год обеспечивать эксплуатацию станции своим радиотелеграфистом и ее техническое обслуживание при условии отчислений в пользу Маркони поступлений от частных радиограмм в размере 100 фунтов стерлингов и 50% сумм, превышающих названную сумму), фирма Айзенштейна – 5500 руб. за станцию мощностью 3 кВт (РГИА Ф. 97. Оп. 1. Д. 186. Л. 1, 55– 58; Ф. 107. Оп. 1. Д. 1931. Л. 4, 8, 10–11, 97, 98).

РГА ВМФ Ф. 418. Оп. 1. Д. 147. Л. 1; Ф. 609. Оп. 3. Д. 609; Ф. 610. Оп. 1. Д. 82, РГИА Ф. 1289. Оп. 10. Д. 1019. Л. 1–18; Оп. 12. Д. 1821. Л. 4, 23, 28, 39, 40, 42, 45.

Очерк развития радиотелеграфных сообщений в России и за границей. СПб., 1913, с. 28.

РГИА Ф. 95. Оп. 6. Д. 1821. Л. 185.

Правила радиотелеграфной корреспонденции. СПб., 1909, 134 с.

Постановления и правила по радиотелеграфной части. СПб., 1914, 52 с.

Радиосвязь в торгово-пассажирском флоте России 505 ждая судоходная компания издавала свои документы, определяющие организацию оперативно-технической службы судовых радиостанций. Вот, например, как были определены данные вопросы на пароходах Русского общества пароходства и торговли, изданные еще в 1913 году.1 Господину капитану парохода Общества.

Главная контора Общества, извещая Вас об открытии обмена частной платной корреспонденции радиостанциями пароходов Общества Александрийской линии с 15 марта, а КрымскоКавказской линии с 10 апреля сего 1913 г., настоящим сообщает для руководства и надлежащего исполнения господину радиотелеграфисту вверенного Вам парохода следующее:

1) Радиостанции на судах Общества зарегистрированы "общего пользования без ограничений".

2) Обслуживание этих радиостанций должно производиться, строго придерживаясь ст. 48 и 63 "Правил радиотелеграфной корреспонденции", в обеспечение чего от господ радиотелеграфистов отбирается установленная Главным управлением почт и телеграфов подписка.

3) Обязательное во время рейса открытие действия радиостанции следующее: от 2 до 4 час., от 12 до 14 час. и от 18 до 20 час., а в экстренных случаях подача депеш с судна может быть производима во всякое время.

4) Порядок очереди подачи депеш должен быть следующим: а) первая очередь (PRW) – правительственные радиотелеграммы (согласно ст. 9 Правил радиотелеграфной корреспонденции); б) вторая очередь (SG) – депеши корреспондентские; в) третья очередь (SO и SR) – служебные и общественные депеши; четвертая очередь (S) – частные радиотелеграммы.

5) Такса, взимаемая в пользу судовой радиостанции за переданное и принятое слово следующая: а) при обмене радиотелеграмм с русской береговой или судовой радиостанцией 5 коп.; б) при обмене радиотелеграмм с иностранной судовой или береговой радиостанцией 15 коп. (40 сантимов); в) плюс такса за слово в пользу береговой или судовой корреспондирующей с Вами радиостанции по тарифу, указанному последней.

6) Передача радиотелеграмм шифрованных или на секретном языке (за исключением правительственных радиотелеграмм) запрещена.

7) Со дня установки русских береговых станций общего пользования передачу радиотелеграмм на берег с судовых радиостанций Общества в Россию и другие европейские государства (если подателем не будет оговорена береговая радиостанция, через которую надлежит передать его депешу) безусловно, желательно направлять все частные депеши через вышеупомянутые русские береговые радиостанции.

8) В случае, если подаваемая радиотелеграмма по содержанию затрагивает плавание парохода, описывает случай на судне или с судном, или агитационного характера, то таковую телеграмму, если будет подана Вам вне часов дежурства, необходимо предъявить лично, а если будет подана в часы дежурства, то препроводить в запечатанном конверте к капитану для выяснения, может ли быть допустима передача посланных на просмотр депеш без ущерба интересам Общества. В случае если такая депеша не может быть допустима к передаче господином капитаном, то надлежит немедленно известить об этом подателя с объяснением причин. Передача платных депеш частного личного характера абсолютно не должна быть стесняема.

9) Господину капитану по мотивам, выше приведенным, предоставляется право просмотра всех обмениваемых депеш. В обеспечение же сохранения тайны корреспонденции, от господина капитана также взята установленная Главным управлением почт и телеграфов подписка.

10) Плата, взимаемая Вами за депеши, должна быть проставлена как на подаваемом бланке (для контроля таксировки), так и внесена в квитанционную книжку по соответствующим рубрикам.

11) Надлежит ежемесячно препровождать ведомости обмена радиотелеграмм, в двух экземплярах каждую, – один экземпляр с бланками через Радиотелеграфный отдел [РОПиТ] для Управления почтово-телеграфного округа, а второй экземпляр ведомостей, без телеграфных бланков, в счетную часть главной конторы для производства расчетов с Почтово-телеграфным ведомством, а также препровождать ежемесячно с ведомостью в счетную часть главной конторы квитанционную книжку для сличения и сдачи полученных сумм.

Примечание. Деньги, полученные Вами за переданные радиотелеграммы, сдавать на хранение в судовую кассу.

Служебная часть

12) Позывной сигнал вашей радиостанции, согласно извещения Международного бюро в Берне, "...".

13) В случае подачи какой-либо береговой или судовой станцией сигнала "ROR" вменяю в обязанность Вам немедленно прекратить работу; сигнал этот подается в исключительных случаях Циркуляр правления Русского общества пароходства и торговли. № 2223–А. Одесса, 27 мая 1913 г.

(РГИА Ф. 107. Оп. 1. Д. 1931. Л. 230–233).

Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России при подаче правительственной или общественной срочной депеши; за пользование этим сигналом в других случаях виновный будет подвергаться взысканию.

14) Общий позывной сигнал наших пароходов "ROP".

15) При вызовах и передачах депеш строго придерживаться как правил и порядка, указанного в "Правилах радиотелеграфной корреспонденции", так и прилагаемого при сем списка сигналов, применяемых при обмене радиотелеграфной корреспонденции.

16) Во время работы радиотелеграфа в телеграфной рубке, во избежание могущих быть несчастных случаев, посторонних лиц не должно быть.

17) Уход за аппаратами радиостанции, содержание их в должном порядке и чистоте, возлагается на Вас, но о малейшей их неисправности вменяю Вам в обязанность немедленно мне телеграфировать.

18) Допущение лиц для снятия чертежей или срисовывания приборов и схем, а также вскрытие приборов для осмотра посторонними лицами строго запрещается.

19) Допущение пассажиров и посторонней публики для осмотра станции допускается каждый раз с разрешения капитана парохода, при условии применения к ним пунктов 16 и 18.

Директор А. Тимрот И. д. заведующего радиотелеграфом И.

Виллис Оценивая роль радиосвязи в деятельности торгово-пассаРоль радиосвязи в деятельности торгово- жирского мореплавания России, обратимся к словам предпассажирского море- ставителя Министерства торговли и промышленности в плавания Междуведомственном радиотелеграфном комитете, лейтенанта запаса Н. Н. Нордмана.1 «Необходимость применения радиотелеграфа учреждениями, находящимися в ведении Министерства торговли и промышленности, обусловливается тем значением, которое имеют сношения по беспроволочному телеграфу для морского промысла вообще и обеспечения безопасности плавания в частности.

В области морского промысла введение радиотелеграфа в значительной степени облегчает задачу правильной организации означенного промысла в смысле приспособления его к постоянно изменяющимся условиям торгового оборота. Предприятия, суда которых снабжены станциями радиотелеграфа, имеют возможность не только постоянно следить за положением своих судов, но и передавать им все необходимые сведения и распоряжения и после того, как суда эти уже вышли в море. Таким образом, морские торговые суда, имеющие беспроволочный телеграф, являются, несомненно, более совершенным орудием морской торговли по сравнению с судами, таковыми аппаратами не снабженными.

Что касается безопасности плавания, то ее радиотелеграф обеспечивает двояко: во-первых, он дает возможность судам, находящимся в море, получать с берега имеющиеся там сведения касательно условий плавания (состоянии погоды и т. п.) и, во-вторых, он позволяет потерпевшим аварию морским судам своевременно извещать об этом другие суда или спасательные станции, дабы получить от них необходимую помощь».2 С началом Первой мировой войны в соответствии с указанием Морская радиовоенных властей была прекращена деятельность всех радиосвязь в годы войны станций, не входящих в номенклатуру оборонных ведомств, в том числе и судовых станций торгово-пассажирского флота. В соответствии с директивой Морского генерального штаба министр торговли и промышленности 17 июля 1914 года распорядился "прекратить движение частных телеграмм на всех коммерческих судах, на которых имеются установленные радиотелеграфные аппараты".3

Нордман Н. Н. Радиотелеграфные станции Министерства торговли и промышленности. – В кн.:

Очерк развития радиотелеграфных сообщений в России и за границей. СПб., 1913, с. 25–28.

К данному следовало бы также добавить мнение доктора Когана, участвовавшего на шхуне "Герта" в 1915 году в экспедиции по поиску лейтенанта Г. Л. Брусилова. Говоря о плавании шхуны в Арктике, автор отмечает, что "в условиях подобных плаваний радиотелеграф, кроме несомненного морального значения для личного состава, оторванного на несколько месяцев от всего общества, может иметь и большое практическое значение, примером чего может служить организация помощи экспедиции Вилькинцкого во время вынужденной ее зимовки у м. Челюскина" (Доктор Коган. Плавание экспедиционного судна "Герта" для поисков лейтенанта Брусилова и его спутников в 1915 г. (предварительный отчет) // Записки по гидрографии. 1916, том XL, вып. 1, с. 129–170).

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1860. Л. 2, 12 Радиосвязь в торгово-пассажирском флоте России 507 Аналогичные меры были предприняты также и к иностранВзгляды на развитие ным судам, находящимся в территориальных водах России – морской радиосвязи по требованию командующих Балтийским и Черноморским в послевоенные годы флотами им запрещалось работать судовыми радиостанциями, для чего предписывалось "радиотелеграфные аппараты опечатать".1 В 1914–1917 годах парк радиоаппаратуры на судах торгово-пассажирского флота существенно расширился, так как значительная часть пароходов с объявлением мобилизации поступила в состав вспомогательного транспортного флота.2 Война, со всей очевидностью продемонстрировавшая роль радиосвязи в морских перевозках, вместе с тем поставила ряд первостепенных проблем, от решения которых во многом зависела безопасность судоходства в послевоенные годы.

В связи с этим 18 мая 1917 года правление РОПиТ обратилось в Министерство почт и телеграфов с запросом, в котором ставился вопрос о предполагаемой деятельности министерства, "не терпящей отлагательства", по обеспечению "безопасности плавания пароходов, перевозящих пассажиров после войны".3 Для разрешения данного вопроса в первую очередь признавалось необходимым в законодательном порядке определить:

"1) обязательно ли судам, перевозящих пассажиров, иметь радиотелеграф; 2) обязательно ли во время плавания этих судов нести непрерывную службу по радиотелеграфу на случай вызова бедствующего судна; 3) минимальное число радиотелеграфистов на судне в зависимости от условий плавания судна; 4) порядок подготовки судовых радиотелеграфистов, отвечающих действительному своему назначению".

Спустя 1,5 месяца, 8 июля 1917 года, в Министерство торговли и промышленности и Министерство почт и телеграфов поступили заявления Бюро по организации Всероссийского съезда моряков торгового флота за подписью председателя Оргбюро А. Яковлева и председателя секции по радиотелеграфу И. Виллиса, "ввиду опасностей, с которыми будет сопряжено плавание коммерческих судов в ближайшее время по окончании войны, теперь же разработать закон об обязательности установки радиотелеграфных станций на некоторых категориях судов".4 Одновременно в Междуведомственный радиотелеграфный комитет поступила резолюция Всероссийского съезда моряков торгового флота, где данный вопрос был изложен более конкретно.5 Резолюция Всероссийского съезда моряков торгового флота 20 июля 1917 г.

№ 43 В обеспечение безопасности плавания и охраны жизни как моряков, так и пассажиров, Всероссийский съезд моряков считает обязательно необходимым обязать в законодательном порядке к концу войны:

1. На судах I и II категории, независимо от их тоннажа, иметь радиостанции.

Примечание: Суда, плавающие в водах Белого моря и Ледовитого океана ввиду особых условий плавания, относить к V категории.

2. На судах V категории, как дальнего плавания, иметь радиостанции.

3. На судах VI категории,... переход которых из порта в конечный порт [длится] более суток и экипаж которых [составляет] более 20 человек, необходимо также иметь радиостанции.

4. Независимо от вышеприведенной категории судов... является, безусловно, необходимым иметь радиостанции на ледоколах как спасательных судах.

На основании опыта считаем необходимым для несения службы по радиотелеграфу на судах I и II категорий допускать телеграфистов со свидетельством I разряда, что [же] касается судов V и VI категорий и спасательных судов, то на этих судах возможно допустить для обслуживания радиостанций радиотелеграфистов со свидетельством II разряда.

Исходя из обеспечения безопасности плавания полагаем необходимым постановить, что служба по радиотелеграфу во время плавания на судах I, II и V категорий и на спасательных судах РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1860. Л. 32.

РГИА Ф. 107. Оп. 1. Д. 1931. Л. 269.

РГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 3004. Л. 3.

РГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 3004. Л. 4, 5, РГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 3004. Л. 12, 13.

Развитие радиосвязи в торгово-пассажирском флоте России должна быть непрерывна на случай вызова бедствующего судна, что же касается судов VI категории, то на этих судах предоставить владельцам право устанавливать время работы радиостанций на условиях, предусмотренных [Лондонской] международной конвенцией.

Независимо от популярных лекций по радиотелеграфу, читаемых в мореходных школах, считаем крайне необходимым в интересах постановки личного состава на должную высоту, организовать и открыть специальные курсы для подготовки судовых радиотелеграфистов, знающих английский язык и совмещающих в себе техника-надсмотрщика вверенной ему дорогой радиостанции, и лица, умеющего ориентироваться в расчетах и таксировках депеш и вести свою отчетность.

Что же касается вопроса о технической возможности осуществить к началу мирного времени плавания радиотелеграфные установки на судах, то мы полагаем, что пароходные предприятия могли бы на первое время просить, как Морское министерство, не снимать с судов установленных радиостанций при переходе судов на мирное плавание, а также просить Военное ведомство передать им для установки на судах для обеспечения безопасности плавания по окончании войны необходимое количество передвижных полевых радиостанций.

1 Подписали: товарищ председателя Съезда Бобчинский Секретарь Зыков Письмо Бюро по организации Съезда моряков торгового флота 17 июля было рассмотрено на заседании Междуведомственного радиотелеграфного комитета, который постановил образовать особое совещание с привлечением к участию в нем постоянных членов МРК и представителей "заинтересованных ведомств и общественных организаций".2 Названное совещание в заседании 24 июля, обсудив оглашенную резолюцию Съезда моряков относительно установки радиостанций на судах для обеспечения безопасности мореплавания и со своей стороны вполне присоединяясь к пожеланию Съезда о немедленном осуществлении означенных мероприятий, признало "необходимым продолжить обсуждение настоящего вопроса в совещании при Отделе торгового мореплавания с участием представителей заинтересованных ведомств, сведущих лиц и общественных организаций в целях немедленного проведения в жизнь намеченных Съездом моряков мер и дополнения Лондонской конвенции правилами относительно установки судовых радиостанций, касающихся судов каботажного плавания".3 При докладе результатов работы совещания при МРК от 24 июля министр торговли и промышленности разрешил 6 сентября образовать при Отделе торгового мореплавания Особое совещание по вопросу об установке радиостанций на торговых судах. Председателем совещания был назначен член Технического совета Министерства торговли и промышленности Р. М. Ловягин; от ведомств и организаций представителями в совещание были включены Я. Я. Линтер (от Междуведомственного радиотелеграфного комитета), Н. В. Москалев (от Главного военно-технического управления), К. Ф. Престин (от Главного управления кораблестроения), И. Р. Виллис (от правления РОПиТ), А. И. Патрикеев и М. О. Шамет (от Совета съездов судовладельцев), В. О. Дрейч (от правления Добровольного флота), Н. Е. Путов (от правления Русского регистра), И. А. Сергеев (от Центрального комитета Всероссийского съезда моряков), А. В. Сабанин (от Министерства иностранных дел) и Г. Д. Павлов (от Управления внутренних водных путей). Первое заседание совещания было назначено на 20 сентября 1917 года,4 однако работа его не состоялась. Таким образом, вопрос об издании в России закона об обязательности установки радиостанций на судах, носящих русский флаг, до октября 1917 года своего разрешения так и не получил.

Относительно последнего пункта резолюции Съезда Морской генеральный штаб сообщил мнение помощника морского министра: "Признавая, что вопрос о радиотелеграфе на коммерческих судах имеет огромное значение и особенно в первые годы после войны, когда плавание будет особо опасным из-за плавучих мин и минных заграждений, предлагаю обсудить вопрос о передаче радиостанций, установленных на транспортах, их владельцам с сохранением интересов казны и войти в сношение с Министерством торговли и промышленности об организации обязательной радиотелеграфной службы на коммерческих судах хотя бы на некоторый период после войны" (РГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 3004. Л. 11).

РГИА Ф. 190. Оп. 8. Д. 512. Л. 36; Ф. 273. Оп. 6. Д. 1860. Л. 215.

РГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 3004. Л. 8, 9.

РГИА Ф. 95. Оп. 7. Д. 3004. Л. 14–16.

Заслуживает быть отмеченным то обстоятельство, что устройство радиотелеграфа в тех отдаленных местностях, о которых имелось лишь смутное представление, значительно способствовало оживлению всей близлежащей округи и вокруг радиостанций, построенных одиноко в тундре, зарождается через год-два поселок, начиналась торговля, открывались школы для туземцев, селились у станции миссионеры и вообще зарождались первые признаки культурной жизни...

Из справки Главного управления почт и телеграфов ______________________________________9__________________________________

РОЛЬ РАДИО

В СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОЙ ЖИЗНИ РОССИИ

Великие социальные и военные потрясения, которые произошли за сравнительно небольшой период российской истории – с конца XIX века по 1917 год, – оказали огромное воздействие на культурное развитие страны, и в этом состояла первая его особенность. Другая особенность заключалась в том, что в начале ХХ века усилилась интеграция русской культуры в общемировую: с одной стороны, в России находили широкое применение новинки научно-технического прогресса (телефон, телеграф, радио, автомобиль, летательные аппараты), достижения точных наук, получили распространение в литературе и искусстве различные стилевые направления, а с другой – общемировая культура существенно обогатилась достижениями русской науки, литературы и искусства. Русская культура, не теряя своего национального характера, все более превращалась в органическую составную часть общемировой культуры. Резко возросли научные, литературные и художественные связи России с другими странами.

Особенностью рассматриваемого периода отечественной истории являлось также то, что достигнутый уровень производительных сил России того времени не соответствовал необыкновенному скачку в развитии ее науки. Естествознание ушло далеко вперед по сравнению с развитием страны. Множеству революционизирующих открытий научнотехнического характера не находилось применения в собственной стране: они либо целиком уплывали за границу, либо целыми десятилетиями оставались под спудом.

Вопросы истории русской культуры начала ХХ века следует рассматривать через призму совершавшегося перехода от аграрного к индустриальному обществу. Экономика все в большей степени предъявляла спрос на относительно образованного работника. Это обусловило определенный рост грамотности и увеличение различных видов учебных заведений.

РАДИОСТАНЦИИ НАУЧНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ

И УЧЕБНЫХ ЗАВЕДЕНИЙ

Потребности промышленности, транспорта, связи способствовали успешному развитию в России естественных наук, росту их прикладного значения и, как следствие, дальнейшему распространению сети специальных средних и высших технических учебных заведений. Специфика научной деятельности в России на рубеже XIX – ХХ веков состояла в том, что основные исследования велись на кафедрах университетов и высших технических школ, а также в рамках научных обществ, порядок организации и регистрации которых был существенно упрощен после реформ 1861 года. На рубеже веков в России формирование системы научных обществ (Русское географическое общество, Русское физико-химическое общество, Русское техническое общество и др.) в целом завершилось. Но деятельность их требовала координации действий. ИмператорРоль радио в социально-культурной жизни России ская Академия наук была очень малочисленной и поэтому не могла осуществлять эту работу – назрела потребность создания научно-исследовательских институтов.1 Зарождение в Росси технических наук, необходимых для разработки технических средств, было обусловлено двумя встречными процессами. Во-первых, использованием естественнонаучных законов, теорий и отдельных данных при изучении технических объектов, применением методов научного познания. Во-вторых, стремлением включить новые технические знания в программы подготовки специалистов, призванных обеспечить эффективное использование техники данной отрасли, а также обобщение отдельных наблюдений и фактов технико-производительного характера, и, прежде всего, опыта создания технических средств.

Исторически первым учебным заведением России, в лабораРадиостанция Института инженеров торном оборудовании которого появилась радиотехника, явпутей сообщения ляется Институт инженеров путей сообщения в Санкт-Петербурге. Во время Русско-японской войны в 1904 году по инициативе министра путей сообщения князя М. И. Хилкова для нужд железнодорожной переправы через о.

Байкал были устроены две береговые станции. Тогда же была заказана третья станция для установки на ледоколе с целью поддержания связи с берегом во время рейсов по озеру. Однако эта станция не была установлена на судне, а в 1905 году передана во временное пользование Института инженеров путей сообщения.2 Радиостанция была приобретена у фирмы "Телефункен" за 4005 руб. 9 коп., имела мощность 0,5 кВт и с самого начала ее работы служила как для учебных занятий студентов института, так и для научных исследований в электротехнической лаборатории.

Со временем, учитывая ее предназначение, станция была дооборудована рядом приспособлений: волномерами, катушками с переменной индукцией и т. п.; вместо аккумуляторов для питания использовался генератор переменного тока. Станция постоянно поддерживалась в работоспособном состоянии и периодически производила учебные сеансы связи с радиотелеграфной станцией Электротехнического института.3 Радиостанция физи- Вторая радиостанция, предназначенная для научных целей, ческого кабинета была установлена в 1908 году в физическом кабинете АкаАкадемии наук демии наук. В письме Академии наук в Департамент общих дел Министерства внутренних дел от 12 июня 1908 года испрашивалось разрешение "на производство физическим кабинетом исследований в области электромагнитных колебаний и применения их к радиотелеграфии и радиотелефонии".4 При этом подчеркивалось, что исследования будут касаться главным образом измерительных методов, причем, во избежание помех практическим радиостанциям, проектируемая установка при опытах, требующих излучения полной мощности передатчика, будет работать в интервале времени от 21 до 23 часов.

При докладе ходатайства Академии наук министру внутренних дел П. А. Столыпин 25 июня разрешил устройство радиостанции.

Радиостанция Элек- Третья радиостанция, используемая преимущественно в цетротехнического ин- лях подготовки инженеров-электриков, была оборудована в Электротехническом институте императора Александра III.

ститута Учебное заведение, в стенах которого готовились также специалисты по радиотехнике, подчиненное непосредственно Почтово-телеграфному ведомству, смогло устроить учебную станцию в качестве "самостоятельного учебновспомогательного учреждения" из пожертвованных приборов. Когда же руководство См. Соболева Е. В. Наука и ученые в пореформенной России. Дис....д. и. н. Л., 1985, с. 240–245.

РГИА Ф. 273. Оп. 6. Д. 343. Л. 115–135.

Глущенко А. А. Первые радиотелеграфные станции Министерства путей сообщения России. – В кн.:

Наука и техника: вопросы истории и теории. СПб., 1977, с. 131.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 1152. Л. 2.

Роль радио в социально-культурной жизни России 511 института запросило средства на замену устаревшего оборудования, ГУПиТ вначале поддержало эту инициативу, однако вскоре в корне изменило свою позицию, предположив вместо учебной радиостанции соорудить практическую. Иначе как странной и близорукой подобную "заботу" Главного управления почт и телеграфов о подготовке кадров радиотехнического профиля, в которых так нуждалась страна, назвать нельзя.

В июне 1911 года на имя начальника Главного управление почт и телеграфов поступила докладная записка директора Электротехнического института П. Д. Войнаровского следующего содержания.1 «Учебная станция беспроволочного телеграфа, или радиотелеграфная лаборатория Электротехнического института возникла уже после окончательной организации других лабораторий, на которые были отпущены особые кредиты, и оборудование ее производилось частью из кредитов, отпускавшихся на содержание телеграфной и телефонной лабораторий, частью из небольших ассигнований из остатков от специальных средств Электротехнического института. Большую помощь радиотелеграфной лаборатории оказали приборы, пожертвованные акционерным обществом Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске" и предоставленные Главным управлением почт и телеграфов. При быстром развитии техники радиотелеграфных сообщений, в современном состоянии радиотелеграфная лаборатория совершенно не отвечает потребностям преподавания специального курса беспроволочного телеграфа и требует пополнения новейшими единственно применяемыми в широких размерах в России и за границей приборами станций с "музыкальной" или "звучащей" искрой. Настоятельно необходимо также установить железную мачту высотой 60–74 метров в парке Министерства внутренних дел и устроить излучающую сеть проводов.

На все означенные устройства согласно составленной по сношению с фирмами смете потребуется расход в сумме 22000 рублей.

Ввиду важного государственного значения правильной научной постановки преподавания радиотелеграфии в институте, Совет института постановил просить Ваше превосходительство о возбуждении перед министром внутренних дел ходатайства об отводе в распоряжение института места в парке министерства, прилегающем к зданию института для установки железной мачты для радиотелеграфной сети и об отпуске 22000 рублей на устройство названной мачты и сети и оборудование учебной радиотелеграфной станции новейшими системами аппаратов и приборов со "звучащей" искрой, применяемыми на государственных станциях радиотелеграфии в России и за границей».

Доводы П. Д. Войнаровского были учтены руководством ГУПиТ, что нашло отражение в докладе М. П. Севастьянова министру внутренних дел от 14 июля 1911 года. Отмечая, что уже первые опыты по строительству радиостанций в Петропавловске-на-Камчатке и Николаевске-на-Амуре вызвали чрезвычайные затруднения в правильной постановке радиосвязи в стране из-за отсутствия в Почтово-телеграфном ведомстве специалистов, на которых возможно было бы возложить как первоначальное устройство станций, так и дальнейшее их обслуживание, начальник ГУПиТ признал "в целях подготовки специалистов по радиотелеграфу как для правильной постановки этого дела в ведомстве, так и для устранения зависимости от фирм при предстоящем сооружении новых станций" крайнюю необходимость скорейшего сооружения новой учебной радиостанции, оборудованной всеми новейшими приборами. При этом признавалось наиболее целесообразным устроить ее в Санкт-Петербурге с размещением в здании Электротехнического института.

Согласно предварительным расчетам сооружение такой станции мощностью 1,5 кВт не должно превысить 22000 руб. Так как во время доклада выяснилась необходимость создания специальной учебной радиолинии, было решено устроить еще одну радиостанцию подвижного типа в окрестностях Санкт-Петербурга, в результате чего на устройство двух станций было разрешено запросить 30000 руб.2 РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1771. Л. 10. На оборудование станции беспроволочного телеграфа в институте удалось выделить около 2500 руб., отпущенных на приобретение приборов, машин и учебных пособий. К 1911 году лаборатория располагала двумя радиостанциями: Попова-Дюкрете образца 1902 года, вышедшей из практического использования более пяти лет назад, а также системы "Телефункен" образца 1904 года, замена которой на практических установках была произведена три года назад.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1771. Л. 11–17.

Роль радио в социально-культурной жизни России Получив разрешение на финансирование устройства учебных радиостанций, руководство ГУПиТ решило несколько изменить их первоначальное предназначение.

Устраиваемая стационарная станция, по мнению руководства Почтово-телеграфного ведомства, должна была, при соответствующем увеличении ее мощности, обеспечить связь столицы с правительственными станциями в Ревеле и Архангельске, и "по мере возможности, могла служить и для учебных целей по подготовке инженеров к службе на радиотелеграфных станциях".1 На запросы в АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске" и Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов фирмы высказались за устройство станции мощностью 5 кВт и заявили следующие цены на аппаратуру и оборудование для нее. АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске", "желая облегчить задачу ознакомления с радиотелеграфом и содействовать подготовке специалистов в этой области", предложило безвозмездно для проектируемой радиостанции передатчик и приемник стоимостью в 15000 руб., а на недостающие приборы заявило цену в 5038 руб. 60 коп. и 5425 руб. за мачту, т. е. всего 10463 руб. 60 коп. Русское общество беспроволочных телеграфов и телефонов за полную станцию с железной мачтой заявило цену 28950 руб. Отдавая предпочтение проекту АО Русских электротехнических заводов, ГУПиТ передало заказ на недостающие приборы этому предприятию.2 Первоначально VII отделение ГУПиТ признавало несовместимым использование пожертвованных АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске" приборов, так как проектируемая станция предназначалась не только для учебных целей, "но главным образом для осуществления ведомственных задач по устройству сети радиотелеграфных станций".

В связи с этим предлагалось пожертвованные для учебных целей приборы передать непосредственно в Электротехнический институт; относительно же приборов и машин для проектируемой радиостанции надлежало назначить конкурс между фирмами. При этом предполагалось вынести радиостанцию из здания Электротехнического института и разместить ее на участке земли, непосредственно примыкающем к усадьбе института и принадлежащем Министерству внутренних дел. Таким образом, вопрос о создании в институте отдельной радиотелеграфной лаборатории с оборудованием ее приборами новейшей системы все больше переводился в плоскость создания радиостанции общего пользования за счет средств, отпущенных Электротехническому институту.

После того, как в сентябре 1912 года Департамент общих дел Министерства внутренних дел разрешил использовать просимый под радиостанцию земельный участок, ГУПиТ столкнулось с недостатком средств, потребных на реализацию проекта. Согласно сметы на ее устройство теперь требовалось, без учета стоимости радиотехнического оборудования, 61731 руб. 60 коп. (здание – 39000 руб. и электромеханическое оборудование – 22731 руб. 60 коп.).

В сложившейся ситуации первоначально было решено использовать для оборудования проектируемой станции приборы с радиостанции телеграфных курсов Почтово-телеграфного ведомства, а затем – пожертвованные Электротехническому институту. Однако ни одно из предположений реализовано не было: приборы учебной радиостанции телеграфных курсов не соответствовали техническим условиям на новую станцию, а аппаратура, приготовленная для Электротехнического института на заводе АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске", по просьбе правления Общества была обращена на удовлетворение военного заказа.3 РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1771. Л. 21.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1834. Л. 22, 23.

Правда, АО Русских электротехнических заводов заверило при этом Почтово-телеграфное ведомство и Электротехнический институт, что оно "обязуется немедленно приступить к изготовлению для Электротехнического института станции такого же типа, но со всеми конструктивными усовершенствованиями, Роль радио в социально-культурной жизни России 513 Почтово-телеграфное ведомство при сложившихся обстоятельствах было вынуждено "заказать недостающие приборы одной из радиотелеграфных фирм в распоряжение Главного управления почт и телеграфов и тем самым освободить радиостанцию, предназначенную для общего пользования, от обязательств со стороны института". При этом отмечалось, что подобная постановка вопроса не устраняет возможности пользоваться радиостанцией для подготовки специалистов по радиотелеграфу, но "сама радиостанция, как учреждение регулярного общего пользования, в таком случае должна перейти в ближайшее ведение Почтово-телеграфного ведомства".1 Смена руководства ГУПиТ и Технического отделения2 не лучшим образом сказались на дальнейшей деятельности Почтово-телеграфного ведомства как в расширении сети радиостанций общего пользования, так и в создании радиостанции Электротехнического института. Одна из причин этого крылась в обострении отношений нового главы ГУПиТ В. Б. Похвиснева со своим помощником П. С. Осадчим.

Так, в ноябре 1914 года VII отделением ГУПиТ был подготовлен проект доклада начальника Управления министру внутренних дел П. А. Маклакову "Об организации управления Петроградской радиотелеграфной станцией и заказа для нее приборов, взамен предположенных заимствовать у Электротехнического института".3 "В настоящее время в Петрограде, на участке, отведенном Главному управлению почт и телеграфов из владений Министерства внутренних дел, прилегающих к Электротехническому институту, заканчивается постройкой здание и производится оборудование радиотелеграфной станции общего пользования. Назначение сооружения – обеспечить радиотелеграфную связь с берегом коммерческим и частным судам, плавающим по Финскому заливу, и создать радиотелеграфное сообщение между Балтийским и Белым морями при помощи ныне действующей радиостанции в Архангельске. Вместе с сим, при первоначальных предположениях, имевших место еще при моем предшественнике, Главным управлением почт и телеграфов намечалось также использовать Петроградскую станцию и для учебных целей по практической подготовке специализирующихся в радиотелеграфе лиц из числа студентов Электротехнического института.

Такое предъявление разнородных задач к сооружаемой станции и оборудование ее приборами, составляющими собственность другого учреждения, по моему мнению, не могут быть признаны целесообразными ввиду следующих соображений.

Число судов, оборудованных радиотелеграфом, с каждым годом растет, и это предъявляет к береговым радиостанциям такие требования, для удовлетворения которых ведомству приходится устанавливать на станциях полное суточное действие. Вследствие сего при открытии действия Петроградской станции необходимо предвидеть суточное действие, при котором она не может служить учебным целям без явного ущерба для своего прямого назначения.

Кроме сего, особо экстренный в некоторых случая характер радиотелеграфных сообщений, как, например, подача немедленного ответа судам, получившим аварию или терпящим в море бедствие, требует от береговой станции, чтобы все ее приборы во всякое время были в полной исправности; между тем допущение на станции учебных практических занятий не могло бы обеспечить исполнение сего требования.

Наконец, самое положение станции в столице империи обязывает ведомство принять все меры к тому, чтобы эта станция была образцовым учреждением со стороны исправной эксплуатации и технического состояния, что также несовместимо с допущением на станции учебных практических занятий.

Что касается намеченного первоначальными предположениями заимствования у Электротехнического института для сооружаемой станции части радиотелеграфных приборов, то таковое также не находит себе достаточного основания.

Вследствие изложенного, я полагал бы целесообразным:

введенными в практику со времени изготовления институтской станции" (РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1834.

Л. 63).

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1834. Л. 80, 81.

В конце 1913 года вместо М. П. Севастьянова начальником ГУПиТ назначается В. Б. Похвиснев, а назначенного начальником Рижского почтово-телеграфного округа Б. Г. Евангулова на посту начальника VII отделения заменил Н. А. Яблоновский-Снадзский.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1834. Л. 85.

Роль радио в социально-культурной жизни России

1. Взамен приборов, предполагаемых временно заимствовать от Электротехнического института, заказать таковые для сооружаемой станции распоряжением Главного управления почт и телеграфов с отнесением расхода в сумме около 15000 рублей на остатки сметы сего года.

2. Заведование станцией по открытии ее действия сосредоточить в Петроградском почтовотелеграфном округе на общих основаниях для прочих радиотелеграфных учреждений Почтовотелеграфного ведомства.

3. Служение станции учебным целям ограничить несколькими часами в неделю, назначаемыми по усмотрению Главного управления почт и телеграфов только для осмотра станции в присутствии заведующего и под его ответственность".

Доклад был представлен не начальником отделения Н. А. Яблоновским-Снадзским, а исполняющим дела столоначальника этого отделения В. А. Тарасовым. При этом проект был отклонен с указанием, чтобы «пункт 3 в конце доклада изложить определеннее, исключив упоминание о служении станции учебным целям и представить снова к ближайшему докладу, скрепив его, ввиду отказа от заведования радиотелеграфом начальника VII отделения, моею подписью "за начальника отделения"».

В докладе, представленном В. Б. Похвисневым 8 ноября 1914 года министру внутренних дел, третий пункт был изложен в следующей редакции:1 "Студентов Электротехнического института допускать на станцию с разрешения Главного управления почт и телеграфов только для осмотра и не иначе как в присутствии заведующего и под его ответственность".

Анализируя подобный подход руководства ГУПиТ к развитию радиотелеграфной сети государства, возразить что-либо невозможно – нужна была радиостанция общего пользования в столице и использовать ее также в учебных целях являлось бы нецелесообразным, если бы... не потребность в специалистах–радиотехниках, в которых так нуждалось Почтово-телеграфное ведомство. Тем более что изначально инициатива в сооружении этой станции исходила именно от учебного заведения, в стенах которого и осуществлялась подготовка таких специалистов. Отказавшись от первоначальной мысли устроить ее в здании института, получившего от АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске" безвозмездно основную часть радиотехнического оборудования, ГУПиТ тем самым увеличило стоимость сооружения установки почти в три раза, растянув реализацию проекта на несколько лет.

Ознакомившись с содержанием доклада, помощник начальника ГУПиТ П. С.

Осадчий 10 декабря выступил с возражением против подобной постановки дела с подготовкой студентов Электротехнического института по радиотелеграфии.2 "В справке [VII отделения] от 3 декабря представлены соображения о порядке исполнения утвержденного министром внутренних дел доклада от 8 ноября по делу устройства и обслуживания радиотелеграфной станции на Аптекарском острове. Ознакомившись с сим докладом, считаю долгом доложить, что отделением, представившим проект сего доклада, обстоятельства дела изложены не в полном соответствии с действительным его положением. Названная станция возникла по почину, проекту и ходатайству Электротехнического института. Составная часть станции – мачта

– установлена на земле института, сеть станции спроектирована к укреплению одной своей частью к крыше института, станция оборудована машинами и приборами в предположении пользоваться электрической энергией от генераторной станции института как для учебных целей, так и для передачи телеграмм другим станциям. При таком положении дела и при очевидном недостатке в Почтово-телеграфном ведомстве инженеров специалистов по радиотелеграфной части и требующемся содействии Электротехнического института в их подготовке, неиспользование названной станции – не только не в интересах Почтово-телеграфного ведомства, но и невозможно. Затрата еще 15000 рублей на заготовку новых приборов для станции такого же типа, когда уже имеются пожертвованные приборы, едва ли вызывается необходимостью и едва ли отвечает интересам казны".

–  –  –

П. С. Осадчий, ему было доложено В. А. Тарасовым, что докладная записка П. Д.

Войнаровского от 28 июня 1911 года, копию которой представил при своем докладе П. С. Осадчий, в делопроизводстве Технического отделения отсутствует. Это, мягко говоря, не соответствовало действительности, так как данный документ имеется в делопроизводстве Главного управления почт и телеграфов.1 Обстоятельства военного времени не позволили Почтово-телеграфному ведомству реализовать в полной мере проект устройства Петроградской радиостанции. Вопервых, станционное здание, постройка которого закончилась к началу 1914 года, изза отсутствия подходящих помещений, было временно отдано под архив отчетности полевых телеграфных учреждений. Во-вторых, изготовленные АО Русских электротехнических заводов "Сименс и Гальске" для Электротехнического института аппараты, взамен возвращенных институтом в 1914 году для выполнения фирмой срочного военного заказа, были переадресованы ГУПиТ для окончания строительства радиостанции в Средне-Колымске.2 Накануне Первой мировой войны в ГУПиТ поступило ходаРадиостанция Санкт-Петербург- тайство от директора Санкт-Петербургских женских полиских женских поли- технических курсов Н. Щукина.3 В связи с включением в технических курсов учебный план курса беспроволочного телеграфа для слушательниц и производимым оборудованием для этой цели радиотелеграфной лаборатории, Н. Щукин просил разрешения на устройство в этой лаборатории учебной радиостанции. После обсуждения данного ходатайства в Междуведомственном радиотелеграфном комитете министр внутренних дел разрешил открытие на Женских политехнических курсах радиостанции мощностью 0,5 кВт системы Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов. Решением Академии наук данная радиостанция была включена в число станций, привлекаемых для опытов по распространению радиоволн во время солнечного затмения в 1914 году.4 Кроме названных радиостанций, открытых в России с учебными или научными целями, были также оборудованы станции в Главной палате мер и весов и на Пулковской обсерватории.

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РАДИО ДЛЯ ФУНДАМЕНТАЛЬНЫХ

НАУЧНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ

Анализ развития радиотехники в начале ХХ столетия покаИспользование радиозывает, что прогресс в этой области во многом обуславлистанций для изучения вался методом проб и ошибок. Несмотря на значительные условий распрострауспехи в науке и практике, многие явления не получили доснения радиоволн таточного теоретического объяснения. Одной из нерешенных проблем оставался вопрос распространения электромагнитных волн в атмосфере. В связи с этим огромный научно-практический интерес для мировой и отечественной научной общественности представляло ожидаемое 8 августа 1914 года солнечное затмение. Ввиду исключительной редкости подобного явления предполагалось возможно шире использовать его для научных целей, в том числе и в области радиосвязи.

Для организации проводимых во время предстоящего солнечного затмения опытов по радиосвязи в России образовалось два центра: один при Академии наук во главе с директором Главной физической обсерватории князем Б. Б. Голицыным, а РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1771. Л. 10.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2737. Л. 98.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1841. Л. 1.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1845. Л. 14.

Роль радио в социально-культурной жизни России другой при Русском физико-химическом обществе под руководством управляющего Главной палатой мер и весов профессора Н. Г. Егорова.1 Вторая из названных организаций планировала, главным образом, проведение астрономических и физических наблюдений; что же касалось постановки наблюдений по радиосвязи, то они к лету 1914 года здесь рассматривалась лишь в постановочном плане. В итоге вся совокупность организационных и технических вопросов, связанных с опытами по радио была сосредоточена в первом центре, где их разработкой руководил профессор Морской академии А. А. Петровский, подготовивший детальную программу постановки соответствующих опытов. Представитель Академии наук Б. Б. Голицын 15 мая 1914 года обратился в Военное и Морское ведомства, равно как и в другие учреждения, имеющие в своем распоряжении радиостанции, с ходатайством о предоставлении их для указанных исследований и получил на то принципиальное согласие.2 Поводом для принятия решения об участии ГУПиТ в опытах по радиосвязи во время солнечного затмения послужило обращение 21 апреля 1914 года заведующего Центральной станцией гидрометеорологической службы Черного и Азовского морей М. Сарандинаки к начальнику Одесского почтово-телеграфного округа с просьбой о содействии по устройству в Феодосии радиостанции для производства опытов "над передачей радиотелеграмм".3 Особенный интерес для постановки таких опытов в районе Феодосии объяснялся тем, что над Феодосийским заливом полное солнечное затмение, согласно расчетным данным, ожидалось самым продолжительным: залив в течение 2 минут и 16 секунд должен быть покрыт полной тенью. В оставшийся срок построить радиостанцию в Феодосии было нереально, да и сам порядок строительства требовал длительного согласования, поэтому ГУПиТ ограничилось тем, что добилось разрешения министра внутренних дел внести на рассмотрение МРК вопрос о желательности постановки опытов по радиосвязи в Феодосии.4 Таким образом, Междуведомственный радиотелеграфный комитет стал третьим центром в России по подготовке научных исследований по радиосвязи в условиях солнечного затмения 8 августа 1914 года, где было образовано особое совещание "для предварительной научно-технической разработки вопроса об организации радиотелеграфных наблюдений" под председательством профессора Г. К. Мерчинга.5 Наряду с указанными начинаниями, предпринятыми в России, аналогичные работы велись и в других странах. Для достижения наилучшего результата планируемых исследований была образована международная организация, в которую вошли ученые Англии, Франции, Германии, Бельгии и других стран. В составе этой организации была сформирована особая комиссия по производству радиотелеграфных наблюдений во время предстоящего солнечного затмения под председательством Г.

Феррье при участии профессоров М. Вина, У. Икклза и Бендорфа. Комиссией был выработан общий план производства исследований по выяснению влияния на радиопередачу "промежуточной среды", в котором были предусмотрены в качестве передающих станций Петербургская, Бобруйская, Норддейха (или Науэна) и Парижа.6 Таким образом, Россия, на долю которой выпадала одна из главных ролей в предстоящих наблюдениях, уже была включена в общую международную программу, для осуществления которой требовалось лишь ее согласие.

В случае присоединения России к исследованиям в международном масштабе она получала бы богатые экспериментальные данные западноевропейских радиостанций, РГИА Ф. 95. Оп. 11. Д. 2683. Л. 440-441.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1845. Л. 7.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1845. Л. 1, 2.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1845. Л. 1–3.

РГИА Ф. 95. Оп. 11. Д. 2683. Л. 438, 439. Ф. 273. Оп. 6. Д. 1859. Л. 205, 206.

РГИА Ф. 273. Оп. 6. Д. 1859. Л. 212–214.

Роль радио в социально-культурной жизни России 517 что позволило бы оптимальным образом систематизировать полученные результаты наблюдений отечественных станций. Кроме того, выработанный международной организацией план наблюдений, предусматривавший работу радиостанций, расположенных на значительных удалениях друг от друга, мог приблизить ответ на ряд чрезвычайно важных вопросов о природе распространении радиоволн, который не мог быть осуществлен при помощи только отечественных станций, отстоящих друг от друга на значительно меньших расстояниях. Наконец, присоединение России к международной организации было важно и с этической стороны, так как ее территория находилась в наиболее выгодных условиях в отношении изучения влияния солнечного затмения и ей следовало оказать содействие заграничным научным организациям в исследовании связанных с этим явлением научно-технических проблем.

Особое совещание под председательством Г. К. Мерчинга провело три заседания, основным занятием которых являлась выработка программы производства опытов по распространению радиоволн в соответствии с национальными интересами и учетом положений международной программы. Дело в том, что представленная профессором А. А. Петровским организация наблюдения за влиянием предстоящего солнечного затмения на характер распространения радиоволн предусматривала, в частности, опыты во всей полосе затмения и вблизи нее. При этом российские станции предлагалось распределить на три группы, в каждой из которых устанавливалась опорная и несколько приемных станций, расположенных в различных направлениях. Во избежание взаимных помех каждая группа должна работать волной определенной длины.

Кроме станций для определения качества и особенностей приема программа предусматривала также создание специальных измерительных групп для инструментального измерения параметров антенных систем и группы по анализу активности атмосферных помех.

Отдавая должное комплексному характеру программы А. А. Петровского, следует все же отметить, что ориентирована она была лишь на отечественную базу и, учитывая диапазон используемых для передачи опорных сигналов волн, ориентировалась, прежде всего, для получения экспериментальных данных в интересах Службы связи Российского флота.1 А так как она была составлена до того, как международная комиссия по организации опытов представила в ГУПиТ свои предложения по организации опытов, то программа профессора А. А. Петровского не совсем согласовывалась с международной программой и требовалось привести ее в соответствие с последней.

На первом заседании совещания под председательством Г. К. Мерчинга, в котором приняли участие А. А. Петровский, Б. Б. Голицын, Н. Г. Егоров, Л. Д. Исаков и И. И. Ренгартен, большинство членов совещания, находя, что "программа в полной мере исчерпывает задачу исследования влияния солнечного затмения на распространение радиоволн при относительно небольшом расстоянии между радиостанциями", признало ее недостаточно ориентированной на "освещение вопроса первостепенной важности о распространении радиоволн на значительные расстояния".

Совещание решило программу соответствующим образом дополнить, "что могло бы быть осуществлено присоединением России к международной организации по производству радиотелеграфных наблюдений во время солнечного затмения, выработавшей подробную программу испытаний, в коей предусмотрены в качестве отправительных станций Санкт-Петербург и Бобруйск, а также предназначением ряда радиостанций для приема сигналов, посылаемых заграничными станциями".2 После изучения всего комплекса вопросов, связанных с присоединением России к международной программе опытов по изучению условий распространения радиоволн РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1845. Л. 13–15.

РГИА Ф. 273. Оп. 6. Д. 1859. Л. 192–194.

Роль радио в социально-культурной жизни России во время предстоящего солнечного затмения, на заседании особого совещания, проходившем 20 июня 1914 года, были доложены и утверждены все необходимые для этого документы:1

1. Программа-инструкция передачи радиотелеграфных сигналов мощными радиостанциями.

2. Основания инструкции приемным радиостанциям по приему сигналов, посылаемых мощными радиостанциями.

3. Распределение радиостанций на группы по приему радиотелеграфных сигналов от мощных радиостанций.

4. Форма бланка журнала приема сигналов.

5. Форма бланка для результатов метеорологических наблюдений.

Однако начавшаяся 17 июля 1914 года Первая мировая война сорвала проведение опытов по радиосвязи во время солнечного затмения как отечественными, так и международными научными организациями. Русские радиостанции, осуществлявшие прием сигналов мощных станций, не зарегистрировали работы последних. В связи с этим начальник ГУПиТ В. Б. Похвиснев 16 августа 1914 года сообщил Б. Б. Голицыну, что "вследствие военных событий наблюдения над передачей радиотелеграфных сигналов радиостанциями Почтово-телеграфного ведомства во время солнечного затмения 8 августа не производились".2

РАДИОСВЯЗЬ В МОНАСТЫРЯХ РОССИИ

К 1 июля 1896 года в России насчитывалось 789 монастырей, пустыней, скитов и женских общин.3 Монастыри располагались почти во всех губерниях и областях и находились, как правило, в населенных пунктах или в непосредственной близости от них, что способствовало их приобщению к телеграфной сети империи. Исключение составляли монастыри Кавказа, расположенные преимущественно в стороне от городов, и островные монастыри – Валаамский4 и Соловецкий.

Вопрос о проведении телеграфа от Кеми до Соловецкого Предыстория устройства радиостан- монастыря за счет последнего был поднят Архангельским губернским распорядительным комитетом еще в 1893 году.5 ции в Соловецком По словам Комитета,6 монастыре "...телеграф – это благодетельнейшее изобретение мощного человеческого гения, в наш век раскинул свою обширную сеть по всей Земле и отдельные ветви его, распространившись на громадных пространствах, достигли уже отдаленных окраин Российского государства. Соловецкий же монастырь, расположенный на островах Белого моря в расстоянии всего лишь 60 верст от г. Кеми, соединенного с общей сетью телеграфов, пока лишен возможности пользоваться неоценимыми его услугами".

Далее утверждалось, что монастырь, храня в своих стенах значительные исторические сокровища и церковные драгоценности,7 не может не нуждаться в оперативРГИА Ф. 95. Оп. 11. Д. 2683. Л. 452.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1845. Л. 59.

Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Том XIXа. СПб., 1896, с. 730.

Валаамский-Преображенский мужской монастырь расположен в 40 верстах к востоку от Сердоболя и в 200 верстах от Санкт-Петербурга в северо-западной части Ладожского озера на южном берегу острова, называемого финнами Валаамо (высота).

РГИА Ф. 1289. Оп. 2. Д. 2992.

РГИА Ф. 1289. Оп. 2. Д. 2992. Л. 3.

В ризнице Николая Чудотворца, например, хранилось много драгоценных даров царей московских, начиная с Ивана III, и других жертвователей. Здесь же хранились палаш князя Михаила Скопин-Шуйского и сабля князя Дмитрия Пожарского. В часовне близ Преображенского собора находились мощи преподобного Иринарха. Монастырская библиотека, хотя из нее в 1854 году было вывезено много ценного в Казань, Роль радио в социально-культурной жизни России 519 ной связи с материком. Кроме того, при посещении обители высшими особами, только с помощью телеграфа можно было вовремя сообщать монастырю как о разных распоряжениях по поводу этих посетителей, так и о "счастливом прибытии и отбытии высоких путешественников". Наряду с этим отмечалось, что в монастырь ежегодно летом прибывает многотысячная масса богомольцев, желающих во время паломничества получить и отправить какие-либо сообщения.1 Наконец, отмечалось значение телеграфной связи для своевременного обмена сведениями о состоянии льда на Соловецком рейде, между островами и материком зимой, о времени весеннего вскрытия Двины и возможности начала навигации.

Монастырская администрация, не возражая против приведенных соображений губернской власти относительно значения устройства телеграфной линии, запросила Распорядительный комитет относительно источника расходов на сооружение телеграфа, на что получила ответ, что линия связи будет оборудована на средства казны, а от монастыря требуется лишь сумма в 200 руб. на предварительные изыскания местности. При этом, несмотря на все красноречие Распорядительного комитета, монастырское начальство отнеслось к доводам его о пользе и выгодах телеграфа собственно для самого монастыря крайне скептически, особенно после требования Почтово-телеграфного ведомства покрыть значительную часть расходов за счет обители.2 Монастырь все же внес в Архангельское губернское казначейство на депозит

Почтово-телеграфного ведомства 200 руб. на производство предварительных изысканий, но от финансирования проекта по строительству телеграфной линии отказался. В связи с докладом по данному вопросу начальника Архангельского почтовотелеграфного округа П. И. Малявкина из ГУПиТ последовало распоряжение:3

"Ввиду отказа администрации Соловецкого монастыря от принятия всех расходов или хотя бы части таковых, необходимых на устройство телеграфного сообщения на свой счет, и за неимением достаточных оснований для затраты казной на эту постройку сумм, по примерному расчету около 100 тысяч рублей, предварительных изысканий для устройства телеграфного сообщения Соловецкого монастыря с Кемью не проводить и внесенные на это 200 рублей возвратить обратно монастырю".

Вторично вопрос о строительстве телеграфной линии Соловецкий монастырь – Кемь возник после посещения монастыря инспектором почт и телеграфов ГУПиТ Н.

Н. Кормилевым во время его поездки с целью ревизии почтово-телеграфных учреждений на побережье Белого моря летом 1894 года. Невзирая на безразличие монастырского начальства к инициативе губернской администрации, Н. Н. Кормилев пришел к выводу, "что решение вопроса об устройстве телеграфа на Соловецких островах не может составить предмета особенно отдаленного будущего" и предложил начальнику Архангельского почтово-телеграфного округа произвести расчет необходимого для предварительных изысканий расхода и, если внесенная (но и не возвращенная в течение полутора лет) сумма окажется для этого вполне достаточной, то командировать для производства работ опытных техников.4 Распоряжения инспектора почт и телеграфов были одобрены руководством ГУПиТ, однако только 24 января 1900 года главный механик Архангельского почтовотелеграфного округа Н. Н. Менделеев представил рапорт о результатах произведенных изысканий местности и переговоров с администрацией Соловецкого монастыря была довольно богата (См.: Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Том ХХХа. СПб., 1900, с. 782, 783).

Количество богомольцев, прибывавших ежегодно летом в монастырь, составляло 11 – 12 тысяч человек (См.: Брокгауз Ф. А., Ефрон И. А. Энциклопедический словарь. Том ХХХа. СПб., 1900, с. 783).

РГИА Ф. 1289. Оп. 2. Д. 2992. Л. 4.

РГИА Ф. 1289. Оп. 2. Д. 2992. Л. 1.

РГИА Ф. 1289. Оп. 2. Д. 2992. Л. 4, 5.

Роль радио в социально-культурной жизни России об условиях проведения телеграфной линии. В докладе отмечалось, что в сентябре 1898 года Н. Н. Менделеевым было предложено настоятелю монастыря принять материальное участие в строительстве линии, на что последовал ответ архимандрита Иоанникия о сделанном по этому вопросу Учредительным собором монастыря 6 октября 1898 года представлении в московскую Святейшего Синода контору. Участие монастыря в сооружении телеграфной линии должно было выразиться в следующем.

1. Предоставить в распоряжение Почтово-телеграфного ведомства один из монастырских пароходов для доставки из Санкт-Петербурга и прокладки кабеля между островом и материком.

2. Для устройства почтово-телеграфной конторы и проживания обслуживающих ее чиновников выделить на территории монастыря отдельный дом.

3. Построить на о. Песьем и о. Поповом кабельные домики.

4. Заготовить и установить телеграфные столбы для воздушной линии от монастыря до Песьего острова.

5. Прорубить просеку протяженностью 4 версты и шириной 4 сажени на о. Поповом и 4,5 версты по берегу до г. Кеми, а также заготовить для этой линии 100 телеграфных столбов.

6. Заготовить для почтово-телеграфной конторы и двух кабельных домиков мебель и хозяйственный инвентарь.

7. Обеспечить отоплением и освещением помещения почтово-телеграфной конторы и кабельных домиков.

Указом от 29 октября московская Контора разрешила Учрежденному собору "войти в соглашение с Почтово-телеграфным ведомством по соединению Соловецкого монастыря с Кемью телеграфной линией на изложенных в копии основаниях".1 При этом монастырю разрешалось удовлетворить все требования Почтово-телеграфного ведомства, за исключением предоставления парохода для перевозки и укладки кабеля, так как во время навигации все суда монастыря использовались для перевозок богомольцев из Архангельска, Онеги и Сумского посада в монастырь и обратно.

Кроме того, в указе отмечалось, что "монастырь может принять на себя все указанные обязательства при условии, чтобы должности начальника и надсмотрщика в почтово-телеграфном отделении замещены были избранными монахами и послушниками монастыря, которые будут исполнять свои обязанности без всякого вознаграждения из казны при предварительном изучении сего дела на Архангельской станции".

Несмотря на то, что Учрежденный собор Соловецкого монастыря готов был выполнить почти все условия, предъявленные ему по сооружению телеграфной линии, проект реализован не был. В июле 1900 года начальнику ГУПиТ было доложено, что, так как монастырь "может принять на свой счет лишь незначительные расходы", а также с учетом отсутствия настоятельной необходимости в устройстве этой линии и "требуемого на этот предмет весьма значительного расхода, "постройка телеграфа к Соловецкому монастырю не может быть осуществлена за счет казны в ближайшие годы".2 Данный эпизод из практики Почтово-телеграфного ведомства наглядно характеризует его деятельность по планированию и реализации проектов строительства телеграфных, телефонных и радиотелеграфных установок в России.3 РГИА Ф. 1289. Оп. 2. Д. 2992. Л. 21–26.

РГИА Ф. 1289. Оп. 2. Д.2992. Л. 28–29.

В связи с таким подходом к вопросам развития сети телекоммуникаций Почтово-телеграфное ведомство неоднократно подвергалось жесточайшей критике. Вот, например, как о значении средств сообщения говорилось на Совещании об устройстве в Семипалатинской области новых почтово-телеграфных учреждений: "Пример всех иностранных государств показывает, что в деле колонизации прежде всего необходимо учредить почту и телеграф, почему эти учреждения и устраиваются раньше заселения того или другого района. В деле колонизации нельзя смотреть на почтово-телеграфные учреждения как на доходную Роль радио в социально-культурной жизни России 521 С изобретением радио и наметившихся перспективах его использования для решения широкого комплекса народнохозяйственных проблем появилась возможность обеспечить связь островных монастырей с помощью радиосвязи. Однако и эти проекты реализовывались по сценариям, близким к рассмотренному выше.

В феврале 1908 года отношением в ГУПиТ начальник Проект устройства радиостанции в Вала- Финляндского почтово-телеграфного округа А. М. Нюберг вышел с инициативой о сооружении в Валаамском монаамском монастыре стыре радиотелеграфной станции, что позволило бы присоединить обитель к общеимперской телеграфной сети.1 В пользу предполагаемого проекта приводились соображения, аналогичные доводам Архангельского губернского распорядительного комитета о целесообразности и значимости устройства телеграфной линии Кемь – Соловецкий монастырь.

По мнению Нюберга, прокладка кабельной линии от Сердоболя (совр. Сарталава.

– Авт.) до Валаамского монастыря по дну Ладожского озера протяженностью 40 верст вызвала бы расход в сумме около 70000 руб. Поэтому в целях удешевления сооружения телеграфного сообщения предлагалось построить в названных пунктах радиотелеграфные станции, на что потребовалось бы всего 20000 руб. Относительно ожидаемой доходности приводились статистические данные, из которых следовало, что в монастыре в течение года проживает монахов, послушников и временно проживающих на послушании до 1000 человек; кроме того, в период навигации в монастырь единовременно съезжается от 400 до 4000 человек, а в течение лета пребывает до 10000 человек. Согласно предварительным расчетам, доход мог составить до 850 руб. в год, в связи с чем отмечалось,2 что "...ожидаемая польза от телеграфа несомненна для монастыря и вообще для края, чего нельзя оценить лишь материальной доходностью".

В ответ на рапорт А. М. Нюберга ГУПиТ 16 февраля 1908 года уведомило его, что "открытие в счет казны телеграфа в Валаамском монастыре в ближайшем будущем не представляется возможным".3 Однако начальник Финляндского почтово-телеграфного округа проявил настойчивость в данном вопросе и в мае 1909 года вышел повторно с ходатайством о сооружении радиостанций в Сердоболе и Валаамском монастыре, на что получил ответ из ГУПиТ, в котором отмечалось,4 что "при окончательном выборе наиболее необходимых потребностей в проведении телеграфов, строительство телеграфной линии между Сердоболем и Валаамским монастырем не вошло в строительную смету 1910 года и будет принято во внимание при выработке проекта развития телеграфной сети на 1911 год".

Согласно выработанному ГУПиТ перспективному плану сооружения радиотелеграфных сообщений5 предусматривалось устройство радиостанции в Валаамском монастыре. В связи с этим 12 февраля 1911 года ГУПиТ сообщило начальнику Финляндского почтово-телеграфного округа, что "выполнение этой постройки в ближайшем будущем могло бы состояться, если бы Валаамский монастырь, наиболее заинтересованный в этом деле, оказал содействие казне, выражающееся в бесплатном предоставлении необходимого помещения под станцию и для служащих, участка

–  –  –

земли под радиостанцию, а также принял бы на себя обслуживание Валаамской радиотелеграфной станции на условиях вспомогательных телеграфных учреждений, или взамен обслуживания принять на себя расходы около 10000 рублей на приобретение приборов, машин, мачт и других издержек на сооружение радиостанции при монастыре".1 Однако, когда поставленные ГУПиТ условия были доведены до монастырской администрации, 9 марта 1911 года последовал ответ настоятеля Валаамского монастыря игумена Макария, в котором сообщалось,2 что "...при тщательном и всестороннем обсуждении вопроса об устройстве телеграфного сообщения между Валаамом и Сердоболем, ввиду сравнительно редкой необходимости в услугах телеграфа,... не ощущается в нем острой нужды, ввиду чего Валаамский монастырь не видит необходимости в устройстве у себя беспроволочного телеграфа и потому не может дать своего согласия для устройства последнего".

Таким образом, в результате отсутствия реального планирования развития общегосударственной системы радиосвязи, ориентация Почтово-телеграфного ведомства преимущественно на прибыльность почтово-телеграфных учреждений и сложившаяся практика привлечения к строительству линий связи денежных средств заинтересованных ведомств, организаций и лиц, не позволили реализовать проект строительства радиолинии, имеющей социально-культурное значение.

Согласно международной Радиотелеграфной конвенции Устройство радиостанции в Соловец- 1908 года, Россия брала на себя обязательства по созданию ком монастыре сети береговых радиостанций на побережье морей. Планом развития радиотелеграфной сети империи в 1911 году предполагалось строительство правительственных радиостанций в г. Архангельске и в Белом море на Соловецких островах.3 Предполагая, что "в осуществлении данного проекта может быть заинтересован Соловецкий монастырь", ГУПиТ 3 мая 1911 года поручало начальнику Архангельского почтово-телеграфного округа Н. П. Лапину снестись с настоятелем монастыря по вопросу об оказании содействия казне, "выражающегося в бесплатном предоставлении необходимого помещения для станции и служебного персонала, участка земли для устройства подземной и воздушной сети размером 150х150 м, а также принятии на себя части расходов по приобретению и установке радиотелеграфных станций. Примерная стоимость станций необходимой для данного случая мощности в 1,5 кВт с установкой, но без стоимости зданий, исчисляется в 22000 рублей".4 Учредительный собор Соловецкого монастыря отношением от 9 июля 1911 года на имя Н. П. Лапина выразил готовность принять ближайшее участие в постройке радиостанции, но при условии, "чтобы весь штат ее состоял из монастырской братии;

в противном случае, отказывая в денежном содействии", монастырь соглашался выделить лишь необходимый для радиостанции участок земли. Обсудив мнение Учредительного собора, ГУПиТ не нашло препятствий для обслуживания Соловецкой радиостанции монахами, но при условии, "если монастырь примет на себя не менее половины всех единовременных расходов по оборудованию радиостанции, исчисленных в размере до 22000 руб., то есть 11000 руб., и в бесплатном предоставлении участка земли размером не менее 35х70 саженей и необходимых помещений для нужд станции.5 Однако и на этот раз монастырь, изъявив согласие на бесплатное предоставление на Соловецких островах участка земли под радиостанцию, выделение для нее РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 1693. Л. 8.

РГИА Ф. 1289. Оп. 9. Д. 1693. Л. 9.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1775. Л. 6.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1770. Л. 1.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1770. Л. 3.

Роль радио в социально-культурной жизни России 523 зданий и на обслуживание станции монастырской братией, категорически отказался от выделения каких-либо денежных пособий на осуществление проекта.

Вопрос о строительстве радиостанции на Соловецких островах в течение полутора лет оставался открытым, пока 28 января 1913 года ГУПиТ не поручило Н. П. Лапину разработать и представить смету на ее механическое и электрическое оборудование. Приборы и принадлежности для станции были заказаны Русскому обществу беспроволочных телеграфов и телефонов. Радиостанция, имевшая мощность передатчика в 1 кВт, предназначалась для поддержания непрерывной связи с Архангельской радиостанцией на расстоянии 300 верст. Местом установки станции был выбран о. Большая Муксалма в 250 саженях от ближайших монастырских построек. В начале октября 1913 года радиостанция была изготовлена и освидетельствована на заводе Русского общества беспроволочных телеграфов и телефонов. Стоимость ее составила 13500 руб.1 Несмотря на готовность приборов и оборудования, зданий для их размещения не было. Строительством их ГУПиТ не занималось, надеясь получить бесплатно у Соловецкого монастыря, у которого готовых зданий, подходящих для размещения станции, не было. В связи с этим сооружение радиостанции в строительном сезоне 1913 года начато не было.

В сложившейся обстановке Учрежденный собор Соловецкого монастыря 2 апреля 1914 года вошел с ходатайством в Московскую синодальную контору о разрешении строительства домов для радиостанции и одновременно приступил к заготовке необходимых строительных материалов.2 В заседании 16 апреля 1914 года московская Святейшего Синода контора, рассмотрев донесение настоятеля Соловецкого монастыря и признавая со своей стороны весьма полезным и важным устройство радиостанции на Соловецких островах, определил: 3 "разрешить настоятелю с Учредительным собором ставропигиального Соловецкого монастыря принять участие в построении совместно с Главным управлением почт и телеграфов на Соловецком Большемуксаломском острове радиостанции, имеющей быть в непосредственном ведении Соловецкого монастыря с обслуживанием ее из братии Соловецкой обители, уступив для сего бесплатно участок земли около 2 десятин на названном острове и устроив хозяйственным способом каменное здание для радиостанции и деревянное для персонала, имеющего обслуживать станцию, о чем и доносит Святейшему правительствующему Синоду на благоусмотрение".

Обсудив 19 мая 1914 года донесение московской Конторы, Синод, не усматривая со своей стороны препятствий к устройству радиостанции на Соловецких островах на вышеизложенных условиях, определил: "постановление московской Святейшего Синода конторы утвердить".4 Несмотря на последовавшее разрешение, к постройке зданий монастырь приступил лишь весной 1915 года.

Во время постройки зданий для радиостанции, 23 июня 1915 года, начальник Архангельского порта контр-адмирал В. Я. Ивановский запросил ГУПиТ о возможности передать предназначенную для Соловецкого монастыря станцию в распоряжение Морского ведомства для установки ее на вспомогательном крейсере "Василий Великий", "посылаемый в важнейшее крейсерство".5 Пока шла переписка по данному вопросу, в ГУПиТ 2 июля поступило отношение начальника Морского генерального штаба вице-адмирала А. И. Русина, в котором Морское ведомство просило срочного РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1770. Л. 8, 36, 50.

РГИА Ф. 796. Оп. 198. 2 отделение, 1 стол. Д. 349. Л. 1., Ф. 1289. Оп. 12. Д. 1770. Л. 57, 66.

РГИА Ф. 796. Оп. 198. 2 отделение, 1 стол. Д. 349. Л. 1–2.

РГИА Ф. 796. Оп. 198. 2 отделение, 1 стол. Д. 349. Л. 3.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2751. Л. 1.

Роль радио в социально-культурной жизни России распоряжения о поручении начальнику Архангельского почтово-телеграфного округа установить имеющуюся радиостанцию на крейсер "Василий Великий". В ответном отношении в Морской генеральный штаб от 4 июля 1915 года ГУПиТ сообщило, что вопрос об установке радиоприборов Соловецкой радиостанции на крейсере "Василий Великий" решен в положительном смысле, и начальнику Архангельского почтовотелеграфного округа предписано срочно произвести необходимые работы.1 Во время выполнения задания вспомогательный крейсер "Василий Великий" подорвался на германской мине и затонул. Вместе с кораблем погибла и радиостанция, предназначавшаяся для Соловецкого монастыря и переданная Морскому ведомству временно. В такой ситуации ГУПиТ было принято решение об установке на станции Соловецкого монастыря приборов и оборудования, демонтированного с радиостанции в г. Риге.2 Наконец, 11 января 1916 года, по докладу Н. П. Лапина, действие Соловецкой радиостанции было от- крыто.3 Обслуживание радиостанции было возложено на монастырскую братию: послушников И. В. Бушина и А. Пьянкова (радиотелеграфисты) и монахов Максима и Арефа (мотористы).4 С момента своего открытия Соловецкая радиостанция больше выполняла задачи по обеспечению оборонных функций, чем обмену публичной корреспонденции, в связи с чем, по возбужденному ГУПиТ ходатайству,5 приказом морского министра по управлению Беломорским и Мурманскими районами от 6 января 1917 года № 3 она, вместе с радиостанцией в Исакогорке и Александровске-на-Мурмане, была передана на время военных действий в ведение Морского ведомства "для обслуживания нужд Службы связи Белого моря".6 Приказом начальника Архангельского почтово-телеграфного округа от 10 февраля 1917 года № 4, исключающим из списков чиновников передаваемых в ведение Морского ведомства радиостанций в Заполярье, Соловецкая станция значилась как "своего штата чинов не имеющая",7 в связи с чем коллежский регистратор С. Ф. Васильев назначался заведующим станцией.8 ПРОЕКТ "РАДИОФИКАЦИИ" РОССИИ 1917 ГОДА Перестройка всех отраслей народного хозяйства России, вызванная Февральской революцией, привела к сбоям в работе отлаженного механизма государственного управления и, в частности, функционирования системы почтово-телеграфной службы. В связи с этим министр почт и телеграфов И. Чернышев отношением во Временное правительство от 13 июля 1917 г. выразил озабоченность о "необходимости принятия срочных мер к устранению наблюдаемых в деятельности Почтово-телеграфного ведомства недочетов". С учетом настоятельной необходимости быстрой осведомленности населения с распоряжениями и сообщениями центральной власти Министерство почт и телеграфов "обратило внимание на один вид телеграфных сношений, сулящий значительные выгоды при целесообразном пользовании", имея в виду радиосвязь.9 РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2751. Л. 5–10.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2740. Л. 28 РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2740. Л. 27. Правда, существует еще одна дата открытия станции: согласно телеграммы архангельского губернатора на имя министра внутренних дел от 24 января 1916 называется дата 15 января (РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2740. Л. 28).

РГА ВМФ Ф. 899. Оп. 1. Д. 1. Л. 1.

РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2825.

РГА ВМФ Ф. 899. Оп. 1. Д. 1. Л. 46; РГИА Ф. 1289. Оп. 12. Д. 2825. Л. 22.

РГА ВМФ Ф. 899. Оп. 1. Д. 1. Л. 57.

РГА ВМФ Ф. 418. Оп. 1. Д. 508. Л. 58; Ф. 899. Оп. 1. Д. 1. Л. 57.

РГИА Ф. 1276. Оп. 14. Д. 378. Л. 2.

Роль радио в социально-культурной жизни России 525 С целью разрешения возникшей проблемы оперативного информировании населения предлагалось, в частности, привлечь к обмену общей корреспонденции несекретного характера сеть тыловых радиостанций Военного и Морского министерств.

Кроме того, Всероссийским земским и городским союзами (Земгором) был выдвинут проект устройства ко времени начала работы Учредительного собрания отдельной сети до 1000 приемных радиостанций. В качестве передающих предлагалось использовать мощные радиостанции в Москве и Царском Селе.

Для всестороннего обсуждения этих вопросов было созвано междуведомственное совещание из представителей от министерств Военного, Морского, Почт и телеграфов и Финансов, а также от Государственного контроля, Земгора, Исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов и Петроградского телеграфного агентства. В заседаниях совещания 13, 19 и 27 июля выяснилась "полная возможность использования тыловых и прифронтовых военных радиостанций", расположенных в 54 пунктах, для предполагаемого обмена информацией общего характера. Совещание признало целесообразным перевести передачу агентских телеграмм официального характера на каналы радиосвязи, для чего потребовалось бы установить на территории страны до 400 радиостанций.

На реализацию проекта требовалась сумма в 1,5 млн. руб., которая была признана представителями Минфина и Госконтроля, по обстоятельствам военного времени, "обременительной для государственной казны". В связи с этим Земгор, придавая скорейшему осуществлению проекта большое значение, нашел возможным "ради сего некоторые свои потребности отодвинуть на второй план", и предложил Министерству почт и телеграфов беспроцентную ссуду на создание сети радиостанций с условием возврата ее в течение двух лет.

Министр почт и телеграфов, присоединясь к заключению междуведомственного совещания, но "не считая себя вправе входить в долговые обязательства" лично, просил разрешения Временного правительства на принятие ссуды от Земгора на устройство сети приемных радиостанций и на внесение в течение ближайших двух лет в бюджет министерства по 750 тыс. руб. на погашение этой ссуды. Для уменьшения потребной для реализации проекта суммы количество населенных пунктов, в которых предполагалось устройство радиостанций для приема циркулярных телеграмм общественно-осведомительного характера было сокращено до 173, и в сентябре 1917 года в адрес начальников почтово-телеграфных округов был отправлен циркуляр, предписывающий "в целях быстрого и одновременного осведомления страны с важнейшими событиями дня, а также разгрузки проволочного телеграфа... озаботиться подысканием помещений для радиостанций".1 Завершение проекта не состоялось из-за октябрьских событий, но уже в 1918 году новая власть придала ему новое содержание.

"КРИМИНАЛЬНЫЙ" ИТОГ

НАЧАЛА РАДИОЛЮБИТЕЛЬСТВА В РОССИИ

Во второй половине марта 1914 года центральные и местные газеты России опубликовали сенсационное сообщение о том, что на станции Жмеринка Юго-Западных железных дорог был арестован техник Киевского железнодорожного телеграфа С. С.

Жидковский, устроивший у себя дома любительскую станцию беспроволочного телеграфа и подозреваемый властями в перехвате радиограмм местной военной станции искрового телеграфа. "К аресту телеграфиста Жидковского", "Арест шпиона", "Изобретатель или шпион?", "Вместо славы – тюрьма"... – пестрели заголовками страницы многих газет.

ЦГА ТАСС Ф. 1220. Оп. 1. Д. 768. Л. 345.

Роль радио в социально-культурной жизни России "В Жмеринке вдруг перестал работать телеграф в то время, когда шли секретные военные телеграммы. Тут и явилось подозрение, что телеграф испорчен умышленно Жидковским, чтобы перехватывать военные телеграммы и передать их по своему беспроволочному телеграфу за границу".1 "Во время обыска... власти нашли много записей, из которых видно, что Жидковский сносился из Жмеринки с Берлином, Гамбургом, Парижем и другими городами за границей".2 "В квартире Жидковского найдена прекрасно оборудованная станция беспроволочного телеграфа. Станция снабжена новейшими изобретениями в области радиотелеграфии. Арестованный считался молодым изобретателем"...3 "... изобретения [Жидковского] давно были продемонстрированы на некоторых конкурсах в Париже и Вене".4 "Жидковский оборудовал свою станцию за 200 рублей, тогда как устройство такой станции обходится в несколько десятков тысяч рублей".5 "... радиотелеграфный аппарат его не примитивный и не самодельный, а системы Маркони, стоит дорого, но им не покупался, а получен из-за границы".6 Вместе с тем пресса отмечала, что "... существование и работа самодельной станции беспроволочного телеграфа не составляли тайны и были хорошо известны не только железнодорожному начальству, но и жандармской полиции,...ибо Жидковский не только не скрывал своих успехов, но, наоборот, хвастался ими".7 В действительности же не было ни новейших изобретений в области радиотелеграфии и их демонстрации на конкурсах за границей, ни переписки с Маркони и его помощи, ни заграничного происхождения обнаруженных аппаратов, а тем более шпионажа. Имела место любительская радиоустановка, правда, с весьма хорошими техническими характеристиками, сконструированная и изготовленная С. Жидковским, и используемая им исключительно в любительских целях. Из-за отсутствия сведений о других подобных случаях в истории радиотехники начального периода развития можно предположить, что С. Жидковский является первым радиолюбителем в России.8 Сергей Степанович Жидковский окончил в 1910 году Киевское техническое железнодорожное училище и был зачислен на двухлетнюю практику по Службе телеграфа при станции Жмеринка Юго-Западных железных дорог. С окончанием практики и сдачи экзаменов с 1 января 1912 года был назначен надсмотрщиком телеграфа при станции Казатин, а затем – Жмеринка. Имея достаточно хорошую теоретическую и практическую подготовку по электротехнике и желая расширить свои познания в новой для себя области – беспроволочной телеграфии – Жидковский посещал находящуюся в Жмеринке искровую станцию Военного ведомства, где получил первые сведения по устройству и работе радиостанций. Тогда же он приступил к конструированию, сборке и регулированию своей любительской радиостанции.

Весной 1912 года первая радиостанция Жидковского начала работать. Неудобством в ведении радиообмена было отсутствие второй работающей радиостанции. Поэтому на первых порах приходилось или выносить на улицу радиопередатчик и оттуда работать на передачу, или же довольствоваться приемом радиограмм, передаваеНовое время. 1914, 18 марта.

Русское слово. 1914, 16 марта.

Петербургская газета. 1914, 16 марта.

Вечернее время. 1914, 21 марта.

Петербургская газета. 1914, 19 марта.

Новое время. 1914, 21 марта.

Русское слово. 1914. 18 марта.

В историографии приводятся данные об увлечении радиолюбительством М. А. Бонч-Бруевича (Рогинский В. Ю. Михаил Александрович Бонч-Бруевич. М.–Л., 1966, с. 8), С. М. Айзенштейна (Юсупов Э. С.

Семен Моисеевич Айзенштейн – основатель и директор первого в России радиозавода // Вопросы радиоэлектроники. 1993, с. 3), однако они не подтверждены документально, а если и действительно имели место, то отличались примитивностью и носили характер юношеских забав.

Роль радио в социально-культурной жизни России 527 мых местной военной станцией. Вскоре была собрана вторая любительская радиостанция, которую Сергей установил на квартире своего товарища телеграфиста М. М.

Бубновского, проживавшего в двух верстах от него в Жмеринке.

Первые радиостанции Жидковского были устроены весьма просто. Антенна состояла из двух (в дальнейшем – пяти) проводников длиной 6–7 саженей, поднятых на высоту 3 сажени. В радиоприемнике антенный ввод соединялся с катушкой индуктивности из восьми витков 5-мм провода (она использовалась и в передатчике), и далее подвижным контактом – со второй катушкой из тонкой проволоки в 200 витков, намотанной на картонный цилиндр диаметром около 200 мм. По образующей цилиндра изоляция на витках провода была снята и по этой "дорожке" шириной в 3 мм при настойке приемника двигались подвижные контакты, с помощью которых подключалась цепь детектора и головных телефонов. Детектор состоял из стальной иглы и пирита, а головные телефоны изготовлены из телефонов, обмотка которых была изменена на сопротивление 2000 Ом.

Радиопередатчик включал в себя самодельную катушку Румкорфа, первичная и вторичная катушки которой были погружены в банку с маслом, а прерыватель вынесен наружу. Питание передатчика осуществлялось от батареи из 10–15 мешковых гальванических элементов Сименса. В качестве искрового разрядника использовалась распиленная пополам металлическая палочка, закрепленная на фарфоровой подставке. Конденсатор выполнен из двух металлических пластин размером в половину листа писчей бумаги, помещенных в стеклянную банку из-под варенья. Настройка радиопередатчика производилась выбором положения подвижных контактов на катушке индуктивности.

Стоимость одной любительской радиостанции, по словам С. Жидковского, составляла около 50 руб. (будучи в это время практикантом, он получал 80 коп. в день).

Столь существенная разница в оценках стоимости станции, данной прессой (хотя и значительно завышенной)1, и фактической объясняется просто: в соответствии с существовавшими расценками кристаллический детектор стоил 60 руб., стоимость его при изготовлении в мастерской выражалась в 3 руб., при самостоятельном его изготовлении расходы составляли 15–20 коп.

В это же время, в связи с поступившими сообщениями о начале использования радиосвязи на железной дороге за границей, по инициативе начальника Службы телеграфа управления Юго-Западных железных дорог А. А. Коркушко с 1912 года был поднят вопрос об ознакомлении Службы телеграфа с основами беспроволочной телеграфии и о постановке, хотя бы в ограниченных размерах, опытов по применению радиосвязи в железнодорожном деле в России.

При исследовании вопроса в отношении подбора персонала для будущих исследований выяснилось, что на станции Жмеринка служит надсмотрщиком телеграфа С.

С. Жидковский, большой знаток радиотелеграфа и любительски работающий уже на этом поприще. Таким образом, в августе 1912 года "изобретатель-самоучка" Жидковский прикомандировывается к Службе телеграфа в Киев, а с 1 января 1913 года зачисляется в ее штат постоянно. Перед ним была поставлена задача собрать радиостанцию в Службе телеграфа и добиться приема сигналов точного времени и метеобюллетеней, передаваемых радиостанцией Эйфелевой башни из Парижа. В дальнейшем под руководством инженера А. Л. Гера им была сконструирована модель переносной радиостанции для проведения опытов по связи поездов во время движения.2 "... устройство такой станции обходится в несколько тысяч рублей" (Изобретатель или шпион? // Петербургская газета. 1914, 19 марта), "Радиотелеграфный аппарат [Жидковского] не примитивный и не самодельный, а системы Маркони, стоит дорого, но им не покупался, а получен из-за границы" (К аресту Жидковского // Новое время. 1914, 21 марта) и др.

РГИА Ф. 273. Оп. 6. Д. 1886. Л. 5058.

Роль радио в социально-культурной жизни России С переводом в Киев Жидковский мог работать на своей любительской станции только по выходным дням, когда он приезжал домой. В это же время им была устроена третья любительская радиостанция на квартире у телеграфиста Щербаченкова на станции Буга под Киевом, где первое время после перевода в Службу телеграфа Юго-Западных железных дорог он проживал.1 В конце февраля 1914 года начальник Жмеринской военной радиостанции капитан К. Старынкевич, давно знавший о существовании любительской радиостанции С.

Жидковского, донес об этом вновь назначенному местному приставу С. Александрову.

Пристав при очередном докладе сообщил о наличии на станции Жмеринка любительской радиостанции губернатору, после чего последовал приказ об аресте Жидковского.

При очередной поездке домой в воскресенье 2 марта 1914 года у себя на квартире в Жмеринке С. Жидковский был арестован и препровожден в Винницкую тюрьму.2 Ему инкриминировалось "устройство без надлежащего разрешения станции беспроволочного телеграфа с целью способствовать правительству или агенту иностранного государства в собирании сведений, касающихся внешней безопасности России или ее вооруженных сил, или сооружений, предназначенных для военной обороны страны".3 Так как согласно предварительному заключению экспертов станция Жидковского "считалась образцово оборудованной, могущая вести разговоры с другими отдаленными станциями", первоначальные усилия следствия были направлены на выяснение возможности прямой двусторонней связи посредством этой радиостанции с "лицами, находящимися за границей". Наконец, 20 мая специальная комиссия в составе следователя по важным делам Винницкого окружного суда А. Ф. Назаренко, ведущего по этому делу следствие, а также товарища прокурора суда С. М. Панкевича, начальника розыскного бюро при штабе Киевского военного округа подполковника Белевцова и привлеченного в качестве эксперта командира 4-й искровой роты капитана Муращенко провела следственный эксперимент.4 Станция Жидковского была размещена на Жмеринской станции Военного ведомства и в течение всего вечера производился контрольный прием радиограмм из Киева, Одессы и Бобруйска; иногда прослушивалась работа Эйфелевой башни и неизвестных английских, германских и французских станций. При работе радиостанции на передачу ее сигналы смогла принять лишь сама Жмеринская искровая станция. В процессе эксперимента его участники были поражены примитивностью конструкции установки, оригинальностью исполнения ее приборов и необычайной легкостью, с которой достигалась настройка станции.

Привлечение к испытаниям специалистов позволило опровергнуть первоначальное обвинение в шпионаже и измене. С окончанием следственного эксперимента 24 мая Жидковский был еще раз (десятый по счету) допрошен, после чего мера пресечения ему была изменена – он освобождался из-под стражи под гласный надзор полиции.5 До этого более двух месяцев подозреваемый находился в одиночной камере в отделении политических заключенных, свидания не разрешались, изредка предоставлявшиеся прогулки не совпадали с прогулками остальных арестантов:6 в таких условиях содержались подследственные по политическим преступлениям. После освобождения С. Жидковский продолжил работу в управлении Юго-Западных железных дорог.

Спустя почти год после начала следствия, 18 февраля 1915 года выездной сессией Одесской судебной палаты "при закрытых дверях" было заслушано дело по обвинеРГИА Ф. 273. Оп. 6. Д. 1886. Л. 41. После ареста Жидковского радиостанция была Щербаченковым уничтожена и следствие о ней ничего не знало.

Арест шпиона // Петербургский курьер. 1914, 16 марта.

Закон о государственной измене в мирное время путем шпионства от 5 июня 1912 г., ст. 2, отдел 2.

РГИА Ф. 273. Оп. 6. Д. 1886. Л. 186.

Судьба изобретателя // Петербургская газета. 1914, 28 мая.

Освобождение Жидковского // Русское слово. 1914, 28 мая.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |

Похожие работы:

«Владимир Галактионович Короленко В облачный день http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=132442 Аннотация "Был знойный летний день 1892 года. В высокой синеве тянулись причудливые клочья рыхлого белого тумана. В зените они неизм...»

«АО ЦЕНТРАЛЬНЫЙ ДЕПОЗИТАРИЙ ЦЕННЫХ БУМАГ ПРОТОКОЛ об итогах голосования на годовом общем собрании акционеров АО Центральный депозитарий ценных бумаг г. Алматы 14 июля 2011 года В настоящем протоколе используются следующие обозначения: Центральный депозитарий...»

«ВЫПУСК 34 ГАЛІНА КАРЖАНЕЎСКАЯ “Што варта радасці і слёз.” Біяграфія ў вершах і нарысах Мінск, "Кнігазбор", 2013 УДК 181.161.3 ББК 84(4Беи) К21 Бібліятэка Саюза беларускіх пісьменнікаў "Кнігарня пісьменніка". Выпуск 34. Заснаваная ў 2009...»

«Лучшие практики Натальи Правдиной АСТ Москва Содержание Часть 1. Секреты любви...........................................9 Первый секрет любви. Встреча..........................»

«Александр Филиппов ОЖИРЕВШИЙ ЛЕВИАФАН ЧИТАЮТ ЛИ В КРЕМЛЕ КАРЛА ШМИТТА? З а последние годы политическая жизнь в нашей стране сильно изменилась. Было ли это задумано с самого начала или нет, но внешним образом...»

«654079, Россия, Кемеровская обл., ИНН4217023667 г.Новокузнецк, проезд Коммунаров,5 КПП 421701001 ОКАТО 32431000000 e-mail:licey-11@mail.ru ОГРН 1034217005877 www.lizey11.ucoz.ru Муниципальное бюджетное нетиповое общеобразовательное учреждение "Лице...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Разрешено Минздравом Республики Беларусь для практического использования Первый заместитель министра здравоохранения В.В. Колбанов 22 января 2003 г. Регистрационный No 3–0102 Верификация толерантности к органическим нитратам, методы ее преодоления (инструкция по применению...»

«Акафист святой великомученице Анастасии Узорешительнице Кондак 1 Избранной угоднице Христовой, всеблаженней великомученице Анастасии / похвальное пение приносим, / яко имущей многое дерзновение ко Господу / еже от всяких бед, скорбей и болезней свобождати верныя, и с любовю взываем сице: / Радуйся, всеблаженная великомученице Анастасие, / узников с...»

«УДК 515.16 КП № госрегистрации 0115U000691 Инв. № Министерство образования и науки Украины Сумский государственный университет (СумГУ) 40007, г. Сумы, ул. Римского-Корсакова, 2; тел. (0542) 33 41 08, факс (0542) 33 40 49 УТВЕРЖДАЮ Проректор по научной работе, д.ф.-м.н., профессор А...»

«2 РЕФЕРАТ Отчет 463 с., 105 рис., 54 табл., 128 источн., 3 прил. Расчет орбит, гравитационные маневры, астероидная опасность, пилотируемые миссии, точки либрации. В отчете представлены промежуточные результаты по запланированным направлениям работ в рамках проекта. Отчет разбит на семь глав. Первая гла...»

«Прости нас, грешных : слово перед исповедью, 2004, Александр Мень, 5898310339, 9785898310332, Фонд им.Александра Меня, 2004 Опубликовано: 19th August 2013 Прости нас, грешных : слово перед исповедью СКАЧАТЬ http://bit.ly/1eYtua4 Библиологический словарь, Volum...»

«Акафист преподобному Александру, игумену Куштскому, Вологодскому чудотворцу Кондак 1 Возбранный чудотворче и изрядный угодниче Христов, всем с верою прибегающым источая многоцелебныя дары, похвальная восписуем ти, творящии всечестную память...»

«Павел Тулаев ГИМНЫ БОГАМ Москва Библиотека АТЕНЕЯ Храм Афины. Гравюра XIX века.ГИМН РОДНЫМ БОГАМ И ГЕРОЯМ Слава родным богам: Аполлону, Зевсу, Афине, Освободителю солнца, поправшему демонов, Индре, Яростному Пер...»

«Внимание! Приобретённая Вами абонентская радиостанция (смартфон) работает только с SIMкартами ОАО Мобильные ТелеСистемы, приобретёнными на территории Российской Федерации. Для использования аппарата с SIM картами других операторов сот...»

«2014 Географический вестник 4(31) Метеорология МЕТЕОРОЛОГИЯ УДК 502.2.05:551.5 В.А. Шкляев, Л.С. Шкляева 2 ИССЛЕДОВАНИЕ ИНВЕРСИЙ НИЖНЕЙ АТМОСФЕРЫ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ НАБЛЮДЕНИЙ МЕТЕОРОЛОГИЧЕСКОГО ТЕМПЕРАТУРНОГО ПРОФИЛЕМЕРА И РАДИОЗОНДИРОВАНИЯ Представлен анализ исходной информации, полученной в ре...»

«Российская академия наук ИНСТИТУТ ВОДНЫХ ПРОБЛЕМ (ИВП РАН) ЭКОТОННЫЕ СИСТЕМЫ "ВОДА-СУША": МЕТОДИКА ИССЛЕДОВАНИЙ, СТРУКТУРНО-ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ И ДИНАМИКА Товарищество научных изданий КМК Москва 2011 УДК 502.52:556.1 Экотонные системы "вода-суша": методика...»

«Звiт з походу Трольхеймом 31 жовтня 2016 р. Колченог, конечно, сидел дома и массировал ногу. Садись, сказал он Кандиду приветливо. Вот тут я мягкой травки постелил для гостей. Уходишь, говорят? Опять, подумал Кандид, опять все сначала. Что, опять разболелась...»

«4 (17) февраля Священномученик Димитрий (Кедроливанский) Священномученик Димитрий родился 15 мая 1890 года в селе Шарапово Егорьевского уезда Рязанской губернии в семье псаломщика Василия Никодимовича Кедроливанского и его супруги Любови Ивановны, урожденной Перехвальской, работавшей в храме просфорницей. По о...»

«0803828 XPERT •••WMS oQistic СИСТЕМА УПРАВЛЕНИЯ СКЛАДОМ эксклюзивные решения автоматизации склада СКАНКОД тел.: (495)742-17-89 in (495)742-17-90 • (495)742-17-91 www.scancode.ru EXPERT LOGISTIC WMS XPERT •••WMS ogistic ОТЛИЧИТЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СИСТЕМЫ: • Комплексное управление...»

«УДК 821.111(73) ББК 84(7Сое)-445 Х 68 Robin Hobb SHIP OF DESTINY Copyright © 2000 by Robin Hobb All rights reserved Перевод с английского Марии Семёновой Серийное оформление Виктории Манацковой Оформление обложки Сергея Шикина © М....»

«1 ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа составлена на основе Федерального компонента государственного стандарта общего образования, разработанного в соответствии с Законом Российской Федерации Об образовании (ст. 7) и Концепцией модернизации рос...»

«Руководство по эксплуатации СНЕГОУБОРОЧНАЯ МАШИА Ширина захвата 30” (76 см) Модель № 247.88830 Данное изделие оборудовано двигателем с пониженным уровнем выброса отработанных газов, отличающимся по управлению от ранее выпускаемых моделей. Перед Запуском двигателя ознакомьтесь с настоящим руководством по эксплуатаци...»

«1 УВАЖАЕМЫЙ ЧИТАТЕЛЬ! Несколько лет назад мне и в голову не могло прийти, что когда-нибудь я буду настраивать пианино и даже рояли. Как и большинство немузыкантов, да и музыкантов тоже, я считал, что настройщик – это чародей, колдующий над роялем. Такой...»

«ООО “ЛАНФОР РУС” 195112, г.Санкт-Петербург, пр.Малоохтинский, д.68 Тел/факс: +7 (812) 309-05-12 +7 (499) 703-20-73 +7 (343) 236-63-20 E-mail: zakaz@lanfor.ru http://www.lan-for.ru www.daihan-ltd.ru WiseStir ® & WiseTherm ® Плитки нагревательные / Магнитные мешалки/ Магнитн...»

«УДК 82-312.9 ББК 84(2Рос-Рус)6-4 О-66 Оформление серии А. Саукова Иллюстрация на переплете Юлии Алексеевой, Сергея Атрошенко Орлов А. Двойной эскорт. Экзамен для героев / Алекс Орлов. – М. : Эксмо, О-66 2013...»

«Сюзанна Скерлок-Дюрана Лекарство от стресса, или Исцеляющее сознание Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=5615171 Лекарство от стресса, или исцеляющее сознание / Сюзанна Скер-лок-Дюрана: Эксмо; Москва; ISBN 978-5-699-56075-2 Аннотация Созн...»

«РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ CD/MP3 МикРосистеМа MMK-730U • Поддержка всех современных форматов цифрового видео и аудио • Чтение дисков любой зоны (мультирегион) • Встроенный декодер Dolby Digital • Многоязычное экранное меню • Разъем USB РУКОВОДСТВО...»







 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.