WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«партнера, чи навіть жест), за даними соціологічних опитувань перевага надається саме вербальному способу (79% опитуваних)» [3, 130]. Персональний код комунікативної ситуації «освідчення у ...»

партнера, чи навіть жест), за даними соціологічних опитувань перевага надається саме

вербальному способу (79% опитуваних)» [3, 130]. Персональний код комунікативної ситуації «освідчення у коханні» представлений двома учасниками – закоханими, а темпоральний – саме моментом освідчення.

Отже з усього вищесказаного можна зробити висновок, що комунікативна ситуація

«освідчення в коханні» є однією з ключових у спілкуванні закоханих. Ця ситуація характеризується значним емоційним напруженням та переживаннями комунікантів, вибором ними прямих чи непрямих мовленнєвих тактик, мімікою, жестами, що й дозволяє приписувати їм соціальні ролі Дорослого (Батька) чи Дитини. Крім того, комунікативна ситуація «освідчення в коханні» характеризується й певними ритуальними елементами, що складаються з акціонального, предметного, вербального, персонального та темпорального кодів.

1. Бєлова А.Д. Поняття «стиль», «жанр», «дискурс», «текст» у сучасній лінгвістиці // Вісник Київського національного університету ім.. Т. Шевченка. – Сер. Іноземна філологія.

– 2002 – № 32-33. – С. 11-14. 2. Кушнір Н.О. Вербалізація чуттєвих інтенцій у російському діалогічному мовленні (на матеріалі комунікативної ситуації “освідчення в коханні”): Автореф. дис... канд. філол. наук: 10.02.02 / Київський національний ун-т ім. Тараса Шевченка. Інститут філології. – К., 2005. – 15с. 3. Огаркова Г.А. Вербалізація концепту кохання в сучасній англійській мові: когнітивний та дискурсивний аспекти: дис... канд. філол. наук:



10.02.04 / Київський національний ун-т ім. Тараса Шевченка. – К., 2004. – 221арк. – Бібліогр.: арк. 190-211. 4. Толстой Н.И. Язык и культура // Язык и народная культура. Очерки по славянской мифологии и этнолингвистике. – М.: Индрик. – 1995. – С. 15-26.

ілюстративний матеріал:

http://www.script-o-rama.com/movie_scripts/b/because-i-said-so-script.html http://www.script-o-rama.com/movie_scripts/c/cruel-intentions-3-script-transcript.html http://www.script-o-rama.com/movie_scripts/d/definitely-maybe-script-transcript.html http://www.imsdb.com/scripts/He’s-Just-Not-That-Into-You.html http://www.imsdb.com/scripts/Sex-and-the-City.html http://www.script-o-rama.com/movie_scripts/w/win-a-date-tad-hamilton-script.html Тарасова Е.А., асп., Институт филологии КНУ имени Тараса шевченко оБраЗнЫе СтереотипЫ предСтаВления ЭМоЦий В рУССкой лингВокУльтУре В статье рассматривается актуальная для когнитивной лингвистики проблема соотношения понятий «концепт» и «образ». Осуществляется попытка описания содержания эмоциональных концептов сквозь призму когнитивных метафор. В частности, были выявлены основные стереотипы, к которым могут быть сведены условные образы, реализуемые при восприятии концепта «печаль» в русском культурно-языковом пространстве.

Ключевые слова: когнитивная лингвистика, концепт, образ, эмоциональный концепт, когнитивная метафора, стереотип.

У статті розглядається актуальна для когнітивної лінгвістики проблема співвідношення понять «концепт» та «образ». Здійснюється спроба опису змісту емоційних концептів крізь призму когнітивних метафор. Зокрема, було виявлено основні стереотипи, до яких можуть бути зведені умовні образи, що реалізуються при сприйнятті концепту «сум» у російському мовно-культурному просторі.

Ключові слова: когнітивна лінгвістика, концепт, образ, емоційний концепт, когнітивна метафора, стереотип.

The article describes the topical for cognitive linguistic problem of correlation between notions “concept” and “sadness”. Was made an attempt to describe the content of emotional concepts in the light of cognitive metaphor. Particularly were identified basic stereotypes to which could be brought conventional images that are realized during the perception of concept “sadness” in Russian language and culture.





Keywords: cognitive linguistics, concept, image, emotional concept, cognitive metaphor, stereotype.

Когнитивная лингвистика относится к числу актуальных и активно развивающихся направлений современной лингвистической науки, в области которой, начиная с конца ХХ века и, особенно, в последние годы, ведутся интенсивные исследования. По справедливому замечанию З. Д. Поповой и И. А. Стернина, возникновение и развитие когнитивной лингвистики является характерной чертой языкознания рубежа веков [Попова 2007, 7].

В современном языкознании наметился целый ряд задач и проблем, требующих внимания и прояснения. Одним из таких сложных и дискуссионных вопросов является вопрос о структуре концепта, об образном компоненте в его составе, о соотношении понятий «концепт» и «образ».

Хотя термин концепт был впервые употреблен в отечественной науке С.А. АскольдовымАлексеевым еще в 1928 году, он и сегодня является ключевым понятием когнитивной лингвистики, в определении которого ученые не достигли единого мнения.

Определение и толкование концепта в значительной степени варьируется в трактовке разных ученых. Близким к нашему пониманию концепта предложенная З. Д. Поповой и И. А. Стерниным дефиниция, где концепт понимается как «дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету» [Попова 2007, 34].

Вопрос об образном компоненте в составе концепта принципиально важен для понимания процесса кодирования знаний в сознании человека, так как знания представлены концептами, концепт кодируется через индивидуальный чувственный образ, который, в свою очередь, является единицей универсально-предметного кода [Попова 2007, 40].

Образную составляющую в структуре концепта, наряду с другими компонентами, выделяет большинство исследователей (В.И. Карасик, М.В. Никитин и др.). З.Д. Попова и И.А. Стернин предлагают трехчастную структуру концепта, базовыми компонентами которого являются: образ, информационное содержание и интерпретационное поле. При этом именно чувственный образ исследователи предлагают считать ядром концепта, его базовым слоем. «Образ не обязательно входит в ядро концепта как структуры, – отмечают ученые, – хотя в индивидуальном сознании конкретный образ, очевидно, таковым является, поскольку кодирует концепт для данного носителя» [Попова 2007, 114] …Формирование концепта в онтогенезе идет от образного, чувственного к более абстрактному, рациональному. У маленького ребенка концепты на начальном этапе его развития практически равны образам формирующегося универсально-предметного кода, концепт обычно равен конкретному чувственному образу, и только впоследствии эти образы начинают «обрастать»

рациональными и эмоциональными признаками, возникают новые компоненты концепта, углубляется и расширяется его содержание, формируется структура» [там же, 122].

Образ – «это целостное представление (в различной степени конкретное, наглядное, картинное, красочное, яркое, «живое») о некотором предмете, явлении, которое бессознательно или сознательно возникает в ментальном пространстве носителей данного языка и данной культуры путем его соотнесения с представлением о другом предмете, явлении, уже существующем в коллективном и / или индивидуальном сознании и речевой практике говорящих на данном языке» [Лукьянова 2008, 18] Такие труднообъяснимые абстрактные понятия, как человеческие эмоции, также характеризуются наличием определенных образов, необходимых для их понимания.

Мы рассмотрели эмоцию печали, которую ученые относят к числу базовых человеческих эмоций (Изард 2008; Ильин 2008). Это отрицательно окрашенная эмоция, базовым номинантом которой является слово «печаль», которое в качестве синонимов в русском языке имеет такие слова как: горе, грусть, тоска, унынье и др. [Александрова 1989, 287].

Современные лингвисты (Красавский 2008, 174-175; Вежбицкая 1997а, 34-37) отмечают большую ассоциативно-образную «проработанность» русской лингвокультурой эмоционального концепта печаль, ее глубокое и детальное осознание русскими демонстрируется многочисленностью самих образов, которыми она мыслится. В результате анализа языкового материала русского языка были обнаружены основные образные стереотипы, возникающие в сознании носителей русского языка и культуры при концептуализации печали.

Так, печаль представляется в образе тяжелого предмета. Концептуализацию печали как тяжести отмечал еще В.А. Успенский [Успенский 1997, 150-151]: горе/тоска (сжимает, давит, теснит и т.п.) сердце, душу, грудь [ФССРЛЯ, 515]; горе обрушивается на кого-либо; тяжелое горе; человек подавлен, придавлен горем [Успенский 1997, 150]; у него камень на душе [Яранцев 2007, 236]; лечь свинцом на сердце [СРЯ, Т4, 49]; человек в печали с тяжелым сердцем [Яранцев 2007, 252]; он вынужден нести свой крест [Яранцев 2007, 252].

Печаль концептуализируется, как нечто ориентированное вниз. Это стереотипное представление печали реализуется в рамках пространственного кода культуры. Такие ориентационные категории как «верх-низ», «внутри-снаружи» и т.п., с помощью которых происходит членение пространства, обеспечивают чрезвычайно богатую основу для осмысления и определения разных аспектов бытия человека. Бинарная оппозиция верх

– низ является наиболее значимой для различных культур. По мнению ученых, печаль соответствует низу, а счастье – верху. «Склоненная поза человека обычно соотносится с печалью и депрессией», – пишут Лакофф и Джонсон [Лакофф Д., Джонсон М. 2008, 36].

Грусть и унынье гнетут человека, и он опускает голову.

Эта физиологическая реакция отражена в следующих фразеологизмах:

– вешать/повесить голову (головушку, вешать/повесить нос (на квинту) – «приходить в унынье, отчаянье; огорчаться» [Яранцев 1997, 247-248]. Интересно заметить, что с целью ободрения загрустившего, упавшего духом человека употребляется фразеологизм «не вешай голову/нос».

О тяжелом депрессивном душевном состоянии говорят еще: падать/упасть духом, опускать/опустить руки, руки опускаются [Яранцев 1997, 254-255].

Как в воду опущенный говорят о подавленном, удрученном чем-л. человеке [Яранцев 1997, 257].

В пословицах и поговорках также закреплена идея соотнесения печали с движением (направлением) вниз: беда сшибши руки ходит; с горя, с печали равна шея с плечами; с печали равна шея с плечами; беды да печали с ног скачали; кручина с ног собьет, нужда и вовсе заклюет; печаль не уморит, а с ног собьет и др.

Печаль оказывает негативное, деструктивное воздействие на человека, которое часто сопровождается болевыми ощущениями. Таким образом, печаль может быть выражена через образ боли.

Интересно отметить, что примеров, в которых употребляется непосредственно сам глагол боли «болеть», описывающего общее физическое состояние человека, всего два:

– душа болит, болеть душой (сердцем) – «испытывать тревогу, беспокоиться, страдать, переживать и т.п. за кого-л., испытывать тревогу за что-л.» [Яранцев 1997, 246].

Отдельную группу представляют фразеологизмы, связанные с идеей разрушения:

– в результате воздействия инструментом: например, нож в сердце;

– в результате воздействия квазиинструментом (например, когти): скребет на душе, кошки скребут на душе (на / в сердце);

В эту же группу можно отнести фразеологизм душа / сердце разрывается (на части).

Для глагола разорвать в качестве одного из значений отмечается: «боль (тоска) сильно терзает, мучит» [СРЯ, Т3, 632].

Сердце кровью обливается – говорят о «тяжелом чувстве, вызванном сожалением, состраданием» [СРЯ, Т2, 133].

О состоянии тревоги, тоски, грусти говорят еще сердце болит (щемит, ноет, сжалось и т.п.) [СРЯ, Т4, 80]. Например, выражение сердце ноет входит в группу, где боль передается глаголами звука. Болевой глагол широкой сочетаемости ныть передает значение тупой, тягучей боли [СРЯ, Т2, 516].

Эмоция печали представляется как нечто подобное смерти. Эта идея реализуется в таких устойчивых выражениях как: смертная, смертельная тоска; с тоски пропасть (удавиться, умереть и т.п.) [ФССРЛЯ, 515] и др. Этот же образ встречается и в пословицах, например: от печалей немощи, от немощей смерть.

Продуктивными при концептуализации печали оказались антропоморфный и зооморфный типы метафоры. Печаль у русских часто уподобляется живому существу (животному): она приходит, находит, поселяется, одолевает. Кроме того, печали и родственным ей тоске и грусти у русских приписываются активные, можно даже сказать агрессивные действия. Они могут нападать, одолевать, грызть, терзать душу.

Пр.:

Грусть …душит меня (К. Чуковский); – По ночам… он смотрел со своих нар на эти пестрые цветы и узоры, думал о девушке, безмятежно спящей за ними, и тоска неотступно грызла его (Коптяева); И хладную душу терзает печаль (А. С. Пушкин) и др.

««Поведение» печали, – отмечает Н. А. Красавский, – сопоставимо с действием некоторых представителей фауны (моль, червь), также приносящих вред человеку и поэтому отрицательно коннотатированных» [Красавский 2008, 241]. Сюда же можно отнести примеры стереотипного представления печали в образе змея, являющегося олицетворением подземного, хтонического духа.

В русских пословицах и поговорках печаль противопоставляется красоте, здоровью, передаваясь, таким образом, через отрицательный эстетический образ. Например: печаль человека не украсит; печаль не красит, горе не цветит; горе одного только рака красит;

горе, что годы: бороздки прокладывает; от радости кудри вьются, а в печали секутся.

Общеизвестный факт, что волосы – это символ красоты и здоровья. «В соответствии с различными традициями, – согласно Словарю символов Дж. Тресиддера, – отрезание, отращивание, вырывание волос символизировало горе» [Тресиддер 1999, 48].

«На нем лица нет» могут сказать о печальном человеке. С давних времен в России красивой считалась женщина, обладающая полной фигурой, пышущая здоровьем, воплощающая идею изобилия, плодородия и материнства. Само слово худеть (от др.-русск.

«худъ» – плохой [Фасмер 1987, Т4, 282]) предполагало изменение в негативную сторону.

Нездоровым и некрасивым признавался таким образом и человек, пребывающий в печали. Например: от доброго житья толстеют, от дурного – худеют; с печали засушенкой стали; кручина иссушит лучину и др.

Народная мудрость гласит, что «старость не радость». Психологи (Авербух 1969, Толстых 1998), формируя психологический портрет старости, указывают на снижение самооценки, чувство малоценности, неуверенности в себе, недовольства собой.

Характерным является снижение настроения, тревожные опасения смерти и одиночества. Многие из этих признаков свойственны и для переживания печали. Стереотип представления эмоции печали в образе старости закреплен в русских пословицах и поговорках: горе косицу белит, горе не молодит; доля во времени живет, бездолье в безвременье; не годы старят, горе и т.п.

Важной национально-специфической особенностью представления печали у русских является ее концептуализация через образ одиночества. Например, тоска (отчаяние) одиночества [ФССРЛЯ, 515]; один и дома горюет, а двое и в поле воюют [Жуков 1998, 234]; одному и у каши неспоро (один и у каши загинет).

Это не случайно, так как, во-первых, разлука с семьей и близкими людьми является одной из причин возникновения печали, а, во-вторых, каузатором рассматриваемой эмоции, судя по лексикографическому материалу, может быть грусть о доме, о родных;

тоска по родине. Как известно, такие понятия как «дом», «семья», «родина» для русского человека всегда были в высшей степени ценностны, являлись опорой, средоточием нравственности, смыслом существования.

В образе безнадежности, безысходности, предстает печаль в таких выражениях как:

грусть безысходная, безнадежная; тоска отчаяния [ФССРЛЯ, 515]. Эта идея отчаяния, бессилия, невозможности что-либо сделать, изменить, исправить положение, найти выход из него представлена в таких фразеологизмах [Яранцев 1997, 255-257]: доходить / дойти до точки; биться как рыба об лед; хоть караул (криком) кричи; хоть плачь; хоть в гроб ложись; хоть в петлю лезь и др.

Печаль уподобляется легкому, похожему на дым газу. Этот стереотип реализуется в таких устойчивых выражениях: облако печали; затуманиться печалью; печаль туманит, застилает глаза, лицо и т.д. В своем переносном значении дымка означает «мягкое, едва уловимое проявление какого-либо настроения, состояния, заслоняющего что-либо другое» [СРЯ, Т1, 458].

Например, Наша короткая встреча уже начинает в моем воображении одеваться дымкой какой-то нежной, тихой, поэтической, покорной грусти. (Куприн. Осенние цветы).

Облако, кроме прямого значения «скопление взвешенных в атмосфере мелких капель воды или ледяных кристаллов», означает «отражение какого либо внутреннего состояния (печали, задумчивости и т.п.) на лице, в глазах человека» [СРЯ, Т2, 537]. Ср. – Все замолкли и переглянулись. Облачко печали налетело на все молодые лица (Тургенев).

Кроме того, представление печали в образе облака закреплено еще и в сочетаниях с глаголами разогнать, развеять, рассеять и т.п. тоску, грусть.

Натуроморфная метафора характеризуется высокой частотностью при описании психических переживаний человека. «Наиболее часто, – по наблюдению Н. А. Красавского,

– эмоции уподобляются таким явлениям материальной культуры, как «огонь», «дым», «вода» [Красавский 2008, 236]. В образе тяжелой жидкости представляется печаль (или горе, в терминологии В.А. Успенского) и В.А. Успенскому. «В самом деле, это жидкость, – отмечает ученый, – поскольку горе можно пить: ср. испить горя, хлебнуть горя»

[Успенский 1997, 150].

Выпить (или испить) (до дна) горькую чашу – говорят в случае, когда человеку приходится «испытать, изведать в полной мере какие-либо страдания, горести» [СРЯ, Т4, 656].

Печаль у русских ассоциируется с ночным временем суток. «День меркнет ночью, а человек печалью», – гласит народная мудрость. Глагол меркнуть, как и сам образ ночи, имеет отрицательный оттенок. Меркнуть означает «утрачивать блеск, яркость» [СРЯ, Т3, 254]. Человек, одолеваемый печалью, утрачивает жизненную силу и энергию. Кроме того, ночь противопоставляется дню, традиционно воспринимаемому как символ гармоничного, светлого начала.

Разнообразие и многочисленность образов, возникающих в сознании носителя русского языка при концептуализации эмоции печали, не только позволяет более детально понять содержание данного концепта, но и подтверждает чрезвычайную важность эмоций группы печаль для раскрытия особенностей русского национального характера.

1. Авербух Е.С. Расстройства психической деятельности в позднем возрасте. Л., 1969. 2.

Апресян Ю. Д. Избранные труды, том II. Интегральное описание языка и системная лексикография. – М.: «Школа «Языки русской культуры», 1995. – С. 453-465. Введение в когнитивную лингвистику / Под ред. М. В. Пименовой. – Вып. 4. – Кемерово, 2004. 3.Вежбицкая А. Русский язык // Вежбицкая А. Язык. Культура. Познание. М.: Русские словари, 1997.

4. Изард К. Э. Психология эмоций. – СПб.: Питер, 2008. – 464с.: ил. – (Серия «Мастера психологии»). 5. Ильин Е. П. Эмоции и чувства. 2-е изд. – СПб.: Питер, 2008. – 783с.: ил. 6.

Красавский Н. А. Эмоциональные концепты в немецкой и русской лингвокультурах: Монография. – М.: Гнозис, 2008. – 374 с. 7. Лакофф Джордж, 8.Джонсон Марк Метафоры, которыми мы живем: Пер. с англ. / Под ред. и с предисл. А. Н. Баранова. Изд. 2-е.

– М.:

Издательство ЛКИ, 2008. – 256 с. 9. Лукьянова Н. А. Когнитивные источники образных слов русского языка // Русистика. – 2008. – Вып. 8, – С. 18-27. 10. Попова З. Д. Когнитивная лингвистика / З.Д. Попова, И.А. Стернин. – М.: АСТ: Восток – Запад, 2007. – 314, [6] с. – (Лингвистика и межкультурная коммуникация. Золотая серия). 11. Толстых А.В. Возрасты жизни. М., «Молодая гвардия», 1998. Успенский В. А. О вещных коннотациях абстрактных существительных // Семиотика и информатика. 1997. Вып. 35. 12. Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка: Практический справочник: Ок. 11 000 синоним. рядов.

– 6-е изд., перераб. и доп. – М.: Рус. яз., 1989. – 495 с. 13. Жуков В. П. Словарь русских пословиц и поговорок. – 6-е изд., стереотип. – М.: Рус. яз., 1998. – 544 с. – (Б-ка словарей рус. яз.). МАС – Малый академический словарь русского языка (Электронная версия http:// feb-web.ru/feb/feb/dict.htm). 14. Ожегов С. И. и Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова. – 4-е изд., дополненное. – М.: ООО «ИТИ ТЕХНОЛОГИИ», 2003. – 944 стр. 15. Словарь русского языка: В 4-х т./АН СССР, Ин-т рус. яз.; Под ред. А. П. Евгеньевой. – 3-е изд. Стереотип. – М.: Русский язык, 1985-1988. 16. Тресиддер Дж. Словарь символов / Пер. с англ. С. Палько. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 1999. – 488 с.: ил. 17.

Фразеологический словарь современного русского литературного языка / Под ред. проф.

А. Н. Тихонова / Сост.: А. Н. Тихонов, А. Г. Ломов, А. В. Королькова. Справочное издание:

В 2 т. Т. 1. – М.: Флинта: Наука, 2004. – 832 с. 18. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка в 4-х томах. Пер. с нем. и доп. О. Н. Трубачева / под ред. И с предисл. Б.

А. Ларина. – 2-е изд., стер. – М.: Прогресс, 1986. 19. Яранцев Р. И. Русская фразеология.

Словарь-справочник: Ок. 1500 фразеологизмов. – М.: Рус. яз., 1997. – 845 с.

–  –  –

Стаття присвячена детальному аналізу репрезентації мімічних та жестових компонентів комунікації в мовних жанрах сучасної турецької мови, який дав можливість зробити висновки про зміни характеру жестикуляції в залежності від мовних жанрів,

Похожие работы:

«F.lli Pedrotti Driers АВТОМАТИЧЕСКАЯ И ПОСТОЯННАЯ СИСТЕМА СМАЗКИ 1 Введение 2 Список и описание компонентов 3 Система управления 4 Схема циркуляции смазки 5 Контроль и аварийная ручная смазка 6 Электросхема и сопут...»

«Инструкция по эксплуатации самоходной снегоуборочной машины 1101Q Тип двигателя –Loncin, 4-х тактный Мощность двигателя – 11 л.с. Тип ходового устройства –гусеницы Ширина захвата – 70 см Высота захвата – 54,5 см Вес 115 кг МЕРЫ БЕЗОПАСНОСТИ • Перед первым использованием снегоуборщика внимательно прочитать Руководст...»

«Алексей Бобл Лицо войны Серия "Туман войны", книга 2 Издательский текст http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6606910 Лицо войны: Эксмо; М.; 2014 ISBN 978-5-699-70922-9 Аннотация Война на постъядерной Земле продолжается. Две могущественные корпорации "Ворне...»

«J ^ b lp M K ^U ^Л ЛйЛ рГвЯ g ft& gaS oA С Р Ы 5nm w P J jb j J -U I J jjJ jl m flp u x u / a g e J u ш ы гй р и " й / ^ ^^ r. C ^\ ^Y r^ x^ iV ^ -ZZ'5:Ь ^ г Ц ^ ^ ' 1I ^ T. Лл/^ rj% b Iv.rvi fb* яыми KTMV.**? 'M ”v l*Л*,-.ia^• ’ *'y r * t' HAfHrSVC * " * Павлодар 2008 Кп-аптьщ алгысезш жазган: Айда...»

«Ф Е Д Е Р А Л Ь Н А Я С Л У Ж БА ПО Э К О Л О Г И Ч Е С К О М У, Т Е Х Н О Л О Г И Ч Е С К О М У И А ТО М Н О М У НАДЗОРУ ПР ИКА1 6SV J f* i of№ _-it Москва Об утверждении и введении в действие Инструкции об организации проведения экспертизы программных средств, применяемых при обосновании и (или) обеспечении безопасности объектов использования атомной энергии Приказываю: 1. Утвердить и ввести в действие с 1 сентября 200...»

«Jdische Gemeinde Hameln e.V. Mitglied der Union progressiver Juden in Deutschland Mitglied der Weltunion progressiver Juden Mitglied des Zentralrates der Juden in Deutschland Gemeindezentrum: Bahnhofstr. 22, 31785 Hameln Tel/Fax: 05151/925625 www.JGHReform.org Email: jghameln@cvmx...»

«Джо Аберкромби Полмира Серия "Море Осколков", книга 2 http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=10777795 Джо Аберкромби. Полмира: Эксмо; Москва; 2015 ISBN 978-5-699-81018-5 Аннотация Гордость славного Гетланда – могучие воины, лучший среди которых – король Атиль. Стать часть...»

«Международное агентство по атомной энергии Информационный циркуляр INFCIRC/650/Add.1 Date: 22 August 2005 General Distribution Russian Original: English Дополнительный протокол к Соглашению между Республикой Палау и Международным агентством по а...»

«Януш Вишневский ПРИТОК КРОВИ MOCNE POSTANOWIENIE POPRAVI Твердое решение исправиться Самое трудное — выполнять обещания, данные самому себе. Особенно те, что произносишь мысленно или шепотом, втайне от всех. Ведь если мы их не выполним, никто не будет разочарован. Так что вряд ли это кого-то...»

«ТЕАС CD-радио с BLUETOOTH Руководство владельца Страница 2 Важные наставления по безопасности Предостережение Опасность удара электрическим током, не открывать Предостережение: Для уменьшения опасности удара электрическим током, не снимайте крышку (или заднюю панель). Внутри отсутствуют части, обс...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.