WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«STU D IA RO SSICA POSN AN IEN SIA, vol. XXX V : 2010, pp. 35-46. ISBN 978-83-232-2247-7. ISSN 0081-6884. A dam M ickiew icz U niversity Press, Pozna „ТРУ ДОЛЮ ...»

Михаил Федосюк

"Трудолюбив, как немец, и

легкомыслен, как поляк" :

концепты русского обыденного

сознания : "немцы" и "поляки" по

данным "Национального корпуса

русского языка"

Studia Rossica Posnaniensia 35, 35-46

STU D IA RO SSICA POSN AN IEN SIA, vol. XXX V : 2010, pp. 35-46. ISBN 978-83-232-2247-7. ISSN 0081-6884.

A dam M ickiew icz U niversity Press, Pozna

„ТРУ ДОЛЮ БИВ, КАК НЕМ ЕЦ, И ЛЕГКО М Ы СЛ ЕН, К А К П О Л Я К ”

(КО Н Ц ЕП ТЫ РУ С С КО ГО О БЫ Д ЕН Н О ГО СО ЗН А Н И Я

„Н ЕМ Ц Ы ” И „П О Л ЯК И ” ПО ДА Н Н Ы М

Н АЦ И О Н АЛ ЬН О ГО К О РП УС А Р У С С К О ГО ЯЗЫ КА)

“AS INDUSTRIOUS AS A GERMAN AND AS LIGHT-MINDED AS A POLE”

(CONCEPTS OF RUSSIAN COMMON CONSCIOUSNESS

“GERMANS” AND “POLES” ACCORDING TO RUSSIAN NATIONAL CORPUS)

МИХАИЛ ФЕДОСЮК

ABSTRACT. The object of the paper is a comparison of two concepts of Russian common consciousness: “Germans” and “Poles”. To this effect the combinative power of Russian words German and Pole according to electronic Russian National Corpus (http://www. ruscorpora.ru/) was analyzed. The use of these words in such constructions as “As + qualitative adjective + as a German / Pole” (as careful as a German; as courteous as a Pole, etc.) ; “German / Pole + adjectival noun” (a German pedantry, a Polish sweetness, etc.); “Qualitative adjective + Germans / Poles” (punctual Germans; coquettish Polish women, etc.) demonstrates ethno cultural stereotypes, typical for Russian ordinary consciousness. These stereotypes should be taken into account in the process of intercultural communication.



Михаил Федосюк, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова, Москва - Россия.

Национально-географические концепты, т.е. стихийно сложившиеся в обы­ денном сознании лю дей представления о тех или иных странах или нацио­ нальностях, занимают особое место среди единиц общественного сознания любого народа. Дело в том, что если с содержанием таких концептов, как „вода”, „дорога” или „красота”, носители каждого из языков знакомы благо­ даря не только языку, но и своему жизненному опыту, то информацию о том, что представляют собой другие государства или нации, многие лю ди по впол­ не понятным причинам могут черпать исключительно из текстов. При этом тексты обычно отражают не только объективную, но и субъективную инфор­ мацию и в том числе те этнокультурные стереотипы, которые сложились под влиянием целого комплекса культурных и исторических причин и которые способны существенно затруднять общение между представителями разных народов.

М. Ф е д о с ю к Прежде чем продолжить наши рассуждения, необходимо сделать важную оговорку о том, как, по нашему мнению, соотносятся понятия „концепты” и „этнокультурные стереотипы”. Очевидно, что отрицательно-оценочное обо­ значение „этнокультурные стереотипы” традиционно применяется по отноше­ нию к той разновидности концептов, которая имеет социальный характер (помимо национально-географических концептов в их число входят обобщен­ ные представления о различных социальных группах, таких, например, как новые русские, молодеж ь или женщины) и потому может иметь в своем содержании спорные или предвзятые оценки.





Большинство выполненных к настоящему времени исследований нацио­ нально-географических концептов русского обыденного сознания направле­ ны преимущественно на образы государств, а не наций2. В результате этого вне сферы внимания исследователей, к сожалению, нередко остаются стерео­ типные представления о чертах характера того или иного народа. При этом даже те немногочисленные работы, которые специально ориентированы на образы не стран, а национальностей, в целом ряде случаев выполнены на материале исключительно газетно-журнальных текстов и потому отражают не обыденные, а, скорее, официальные оценки, которые к тому же, как правило, имеют преходящий характер, поскольку в значительной степени обусловлены политическими событиями того времени, когда данные тексты были созданы3.

1 Cp. В.З. Д е м ь я н к о в, Стереотип, [в:] Е.С. К у б р я к о в а, В.З. Д е м ь я н к о в, Ю.Г. П а н к р а ц, Л.Г. Л у з и н а, Краткий словарь когнитивных терминов, Москва 1996; С.Г. Т е р - М и н а с о в а, Война и мир языков и культур: вопросы теории и практики межъязыковой и межкультурной коммуникации, Москва 2007.

2 О.Ф. Г р и ш и н а, Актуализация концепта „Америка” в современном русском языке (на материале публицистических текстов). Автореф. дис....канд. филол. наук, Кемерово 2004; Е.Е. К о п т я к о в а, Германия в национальных стереотипах русских и американцев, „Политическая лингвистика”, Екатеринбург 2008, вып. 1(24); Н.А. К р а с и л ь н и к о в а, Концептуализация современной России в метафорах американских СМИ, „Политическая лингвистика”, Екатеринбург 2008, вып. 1(24); О.Ф. К у д а н к и н а, Актуализация концепта „Германия” в российской публицистике. Автореф. дис....канд.

филол. наук, Архангельск 2005; О.Г. О р л о в а, Россия, [в:] Антология концептов, под ред. В.И. Карасика, И.А. Стернина, Москва 2007; М.В. П и м е н о в а, Концепт „Украина” (на материале российских СМИ), „Политическая лингвистика”, Екатерин­ бург 2007, вып. 2(22); О.Н. С о р о к и н а, Языковая реализация образа Китая как ин­ формационной модели в средствах массовой информации США. Автореф. дис....канд.

филол. наук, Владивосток 2007; О.А. У р у с о в а, Америка, [в:] Антология концептов, под ред. В.И. Карасика, И.А. Стернина, Москва 2007; А.П. Ч у д и н о в, Россия в мета­ форическом зеркале. Когнитивное исследование политической метафоры (1991-2000), Екатеринбург 2001; Ш и С я, Концепт „Китай” в русском обыденном языковом созна­ нии. Автореф. дис....канд. филол. наук, Москва 2008.

3 Ю.С. К о с т ы л е в, Образ поляка в официальных советских текстах, „Известия УрГПУ. Лингвистика”, Екатеринбург 2006, вып. 19; его же, Образ японца в совет­ ской массовой печати, „Политическая лингвистика”, Екатеринбург 2007, вып. 1(21);

„Трудолю бив, как нем ец, и легком ы слен, как п о ляк ” В числе наиболее важных исключений из только что отмеченной зако­ номерности хотелось бы упомянуть работы И.М. Кобозевщй4, В.А. Плунгяна и Е.В. Рахилиной5.

В исследовании И.

М. Кобозевой для выявления обыденных представле­ ний русских лю дей об особенностях национального характера немцев, англи­ чан, французов и русских был использован ассоциативный эксперимент. Он состоял в том, что информантам было предложено, во-первых, дать собствен­ ную содержательную интерпретацию высказываний типа „(Название нацио­ нальности) есть (название национальности)” (пример одного из полученных ответов - „Высказывание Немец есть немец я понимаю как ‘Немец всегда пе­ д ан ти ч ен ”), а во-вторых, продолжить высказывания типа Он по-английски...

(один из ответов - немногословен); Как истинный француз, он... (пример от­ вета - легкомыслен); Он русский, но он... (один из полученных ответов - не любит выпить, из которого вытекает стереотипное представление о том, что большинству русских свойственна любовь к выпивке).

В свою очередь, работа В.А. Плунгяна и Е.В. Рахилиной заключалась в анализе словосочетаний, которые состоят из существительных, обозначаю­ щих человеческие качества, и прилагательных со значением национальной или географической принадлежности (напр., французский, европейский, южный).

Авторы стремились выявить так называемые „лингвистически отмеченные” словосочетания, т.е. единицы, обозначающие либо стандартную (лексико­

-графически закрепленную) модификацию некоторого качества, либо макси­ мальную степень его проявления. Примерами обнаруженных В.А. Плунгяном и Е.В. Рахилиной лингвистически отмеченных словосочетаний могут служить сочетания (типично) немецкая аккуратность или (чисто) французская га ­ лант ност ь, в то время как непривычные и не вполне понятные по смыслу словосочетания чисто русская аккуратность или, например, европейская нежность лингвистически отмеченными не являются. Понятно, что выявлен­ ные в ходе исследования лингвистически отмеченные словосочетания несут важную информацию о русских этнокультурных стереотипах.

К сожалению, в своей весьма содержательной, однако очень небольшой по объему статье В.А. Плунгян и Е.В. Рахилина никак не охарактеризовали источники и объем проанализованного ими языкового материала. В резуль­ тате некоторые из сделанных ими утверждений вызывают вопросы. Так, в ра­ боте, в частности, говорится: „Лингвистически релевантными являются назва­ Е.А. П и м е н о в, Концепт „украинец” в российских СМИ, „Политическая лингвисти­ ка”, Екатеринбург 2007, вып. 2(22).

4 И.М. К о б о з е в а, Немец, англичанин, француз и русский: выявление стерео­ типов национальных характеров через анализ коннотаций этнонимов, „Вестник Мос­ ковского университета”, сер. 9: „Филология” 1995, № 3.

5 В.А. П л у н г я н, Е.В. Р а х и л и н а, „С чисто русской аккуратностью... ” (К во­ просу об отражении некоторых стереотипов в языке), „Московский лингвистиче­ ский журнал” 1996, № 2.

М. Ф е д о с ю к ния далеко не всех народов, окружающих русских: лингвистически отме­ ченные сочетания возможны прежде всего со словами русский, французский, немецкий, а также восточный и юж ный [...]. Обращает внимание также неод­ нородность этого списка: в Европе по понятным причинам выделяются фран­ цузы и немцы (в меньшей степени отмечены испанцы и англичане), но пол­ ностью отсутствуют, например, итальянцы, греки или голландцы (напомним, что последние, например, занимают значительное место в языковом сознании носителей английского языка). С другой стороны, никак не дифференцирован славянский мир (если оставить в стороне единственный, и то несколько сом­ нительный, пример чисто польский гонор) [...]”6.

Это утверждение вызывает два вопроса. Более общий из них состоит в следующем: можно ли, по мнению авторов, говорить об этнокультурных стереотипах, закрепленных за теми национальностями, названия которых не выступают в лингвистически отмеченных словосочетаниях? Иными словами, имеются ли в русском обыденном сознании какие-либо стереотипные пред­ ставления, например, об упомянутых в только что приведенной цитате италь­ янцах, греках, голландцах или поляках и, если да, то какими способами эти стереотипы можно выявить?

Что же касается более конкретного вопроса, то это вопрос о том, в каких источниках и сколько раз исследователям встретилось помеченное вопроси­ тельным знаком словосочетание чисто польский гонор и на основании каких соображений его отмеченность может быть признана очевидной или, наобо­ рот, сомнительной.

Пытаясь найти ответы на заданные вопросы, напомним, что одним из эф ­ фективных способов определения содержания концепта является анализ соче­ таемости обозначающего его слова. Отметим также и то, что в настоящее время для русского языка подобный анализ может быть легко выполнен при помощи размещенной в сети Интернет информационно-справочной системы Национальный корпус русского языка, которая на текущий момент содержит более 50 тыс. текстов общим объемом приблизительно в 150 млн. словоупот­ реблений, а также инструментов, предназначенных для поиска в этом массиве различных лексем, словоформ и синтаксических конструкций с учетом их морфологических и семантических признаков7.

Именно с помощью Национального корпуса русского языка и было выпол­ нено наше исследование. Его цель состояла в том, чтобы определить содержа­ ние двух концептов русского обыденного сознания, связанных с ближайшими соседями русских. Речь идет о концептах „немцы” и „поляки”. Заметим, что если первый из упомянутых концептов уже получил освещение в работах 6 Там же, с. 342.

7 См. Национальный корпус русского языка: 2003-2005. Результаты и перспекти­ вы, Москва 2005, http://www.ruscorpora.ru/ „Трудолюбив, как немец, и легкомы слен, как п о ляк ” И.М. Кобозевой8, Е.Е. Коптяковой9, О.А. Куданкиной10, В.А. Плунгяна и Е.В. Ра­ хилиной11, то второй концепт, насколько нам известно, был подвергнут изу­ чению только в статье Ю.С. Костылева12, которая ориентирована на факты скорее истории российско-польских отношений, чем языка.

Для того чтобы определить содержание рассматриваемых концептов, на­ ми было проанализировано употребление слов, связанных с немцами и поля­ ками, в следующих контекстах:

(1) „Оценочное прилагательное + как немец / немка / поляк / полька / п о ­ лячка”, напр.: В исторических и других изысканиях своих был он упорно т ру­ долюбив, как немец, а в заключениях, кои выводил он из своих открытий, легкомыслен, как поляк (Ф.Ф. Вигель, Записки, 1850-1860);

(2) „Немецкий / польский + отадъективное существительное”, напр.: [...] При всей немецкой рассудит ельност и моего отца он тож е был способен на с а ­ мые неожиданные решения, о чём свидетельствует его собственная ж е­ нитьба (А. Рыбаков, Тяжелый песок, 1975-1977);

(3) „Оценочное прилагательное + немцы / немки / поляки / польки / п о ­ лячки”. В ходе последующей обработки полученных по данному критерию примеров рассматривались только те из них, в которых прилагательные были употреблены в описательно-распространительной, а не в ограничительной функции, т.е. служили для передачи дополнительной информации об обозна­ чаемом предмете, а не для выделения данного предмета из множества подобных13. Примером интересующего нас употребления прилагательного в опи­ сательно-распространительной функции может служить текст Страждущим безбилетникам, которых пускали „на свободные места", доброж елат ель­ ные и аккуратные немцы стелили на пол коврики, и все рассаж ивались пря мо под носом у артистов (Между подвалом и лифтом - в коробке, „Теат­ ральная ж изнь” 2003.11.24), где информация о том, что немцы стелили для безбилетников коврики, сопровождается дополнительным сообщением о том, что немцы доброжелательны и аккуратны. Напротив, в примере Ровно и тихо выложил он, как претит ему бесцеремонность, с какой американцы т оро­ пятся захапать башковитых немцев, как грабят они интеллект этого и без того изуродованного народа (Д. Гранин, Зубр, 1987) прилагательное башко­ витые употреблено в ограничительной функции, поскольку информирует о том, что американцы торопились „захапать” не всех немцев, а только тех из них, которые были „башковитыми”.

–  –  –

Перейдем к изложению результатов проведенного исследования.

1. Прежде всего, оно показало, что слова, обозначающие немцев, встреча­ ются в рассматриваемых контекстах в 6 раз чаще, чем слова, именующие поляков (198 употреблений против 33). Это обстоятельство может служить подтверждением наблюдения В.А. Плунгяна и Е.В. Рахилиной14 о слабой дифференцированности в русском обыденном сознании славянского мира. По нашему мнению, оно дает основания утверждать, что немцы воспринимаются русскими как значительно более индивидуализированная и при этом гораздо сильнее отличающаяся от русских нация, чем поляки. Между прочим, под­ тверждение сказанному можно найти и в Большом словаре русских народных сравнений15, который содержит 6 сравнений со словом немец и только 2 - со словом поляк (впрочем, многие из них имеют диалектный или индивидуаль­ но-авторский характер).

2. Очевидно, что к составу концепта русского обыденного сознания „нем­ цы ” следует прежде всего отнести те из свойств, которые встретились в най­ денных примерах неоднократно. Перечислим эти свойства:

- педантизм, п едантичность, п ун к туал ьн ость (30 употреблений), напр.:

Аналогии, говорят, опасны, но разработанный с немецкой педантичностью и пунктуальностью, по указанию Гитлера, план „Барбаросса”, предусмат ри­ вавший уничтож ение России как государства и порабощение ее народов, провалился вместе с пресловутым „блицкригом” (Л. Ковров, В поле - две во ­ ли: чья сильнее, „Советская Россия” 2003.08.15); В то же время изданный в ФРГ исторический ром ан Булата Окуджавы педантичные немцы сопро­ водили бросающимся в глаза ярким предупреждением на суперобложке: „Фри­ вольное обращение с историей” (И. Стрелкова, Страсти по классике, „Наш современник” 2004.06.15);

- аккуратность (28 употреблений), напр.: Появился мой собеседник. - Чтот о сильно запаздывают, - сказал он без особого сожаления и присел за ст о­ лик. Я разлил шампанское. - Вот вам и немецкая аккуратность, - сказал я.

- Немецкая аккуратность сильно преувеличена, - ответил он (Ф. Искандер, Летним днем, 1969); Был он [Аким Акимыч] высок, худощав, слабоумен, уж ас­ но безграмотен, чрезвычайный резонер и аккурат ен, как немец (Ф.М. Досто­ евский, Записки из мертвого дома, 1862);

- обстоятельность, основательность, м етодичность (11 употреблений), напр.: Ева подошла к делу с немецкой обстоятельностью - причесалась, надела очки и, как я понял, начала рабочий день, хотя на часах еще значилось без десяти восемь (В. Попов, Будни гарема, 1994); Подобная стратегия н и ­ когда не была характерна для Германии, где привыкли действовать, скорее, консервативно: с традиционной немецкой основательностью и здравым

–  –  –

расчетом, стараясь строить на века, чтобы передавать дело из поколения в поколение (А. Малинкин, Рейнский капитализм, [в:] Отечественные з а ­ писки, 2003); М ины рвут ся беспрерывно, одна за другой. С чисто немецкой методичностью обрабатывают нас (В. Некрасов, В окопах Сталинграда, 1946);

- точность, скрупулезность, тщ ател ьн о сть (10 употреблений), напр.:

Толя описывал просто чудеса: оперируют в любом возрасте, настоящая ф аб­ рика обновления сердец, организованная с немецкой тщательностью и т оч­ ностью (Н. Амосов, Голоса времен, 1999); Разгадка простая и страшная: во время наисекретнейшей конференции в Ваннзее в начале 1942 года, где с н е­ мецкой скрупулезностью были запротоколированы все технические детали „окончательного реш ения еврейского вопроса - Еп& дзипр'а [...]”, был при­ нят параграф, гласивший: „После Endlsung'a учредить в Праге музей, куда свезти со всей Европы раритеты этого народа, чтобы будущие поколения учёных-этнографов с благодарностью вспоминали предусмотрительность германского командования” (И.С. Шкловский, Эшелон, 1984, „Химия и жизнь” 1988-1992);

- р асчетли вость, рач и тел ьн ость, м е р кан ти л ьн о сть (9 употреблений), напр.: Отец Фохта - классический тип германского профессора-юриста: п о ­ груж ённый в науку, он совершенно пренебрегал бытом, если не считать н е­ которой немецкой расчет ливости (Б.Ф. Егоров, Сын профессора и арт и­ стки, „Звезда” 2003); Почему бы не управлять ей [электроникой] прямо из авт о?Н апример, загодя включить отопление (греть пустой дом рачит ель­ ные немцы не любят), зажечь свет, поднять жалюзи и отпереть дверной з а ­ мок, только въезжая на участ ок (А. Воробьев-Обухов, Дом, который всегда с тобой, „За рулем” 2004.03.15); М ы попытались немного отойти от немец­ кой меркантильности главных героев за счёт романтики яроновских текстов музыкальных номеров (Г. Васильев, Роли, которые нас выбирают, 2002);

- честность (9 употреблений), напр.: Вот вам пример: я много дней чест ­ но работ ал над этой книгой, а вчера у меня на пляже открытого бассейна „Pankow” немецкая шпана, развенчавшая миф о традиционной немецкой честности, украла, ради денег, сигарет и наркотиков, штаны [...] (Е. Попов, Подлинная история „Зелёных музыкантов”, 1997); Но Максино мифотворче­ ство роковы м образом преткнулось о скалу моей немецкой протестантской честности, губительной гордыни всё, что пишу, - подписывать (М.И. Ц ве­ таева, Ж ивое о ж ивом [Волошин], 1932);

- п р ак ти ч н о сть (6 употреблений), напр.: Зато [форстмейстер Фокель] с немецкой практичностью отметил, что обыватели хорош ую выгоду с неё [карельской березы] имеют, и сам он видел проданный за большие деньги токарный станок из такой древесины (В. Варламов, Кудрявая койву, „Химия и жизнь” 1985); М ат ь родилась 16 сентября и, возможно, подчиняясь влия­ нию созвездия Д евы, была практична и аккуратна, как немка (Э. Лимонов, У нас была Великая Эпоха, 1987);

М. Ф е д о с ю к

- сенти м ентальн ость (6 употреблений), напр.: В натуре Екатерины не было ничего чрезмерного, кроме странной смеси самой грубой и все усилива­ ющейся с годами чувственности с чисто немецкой, практической сент и­ ментальностью (М.А. Алданов, Девят ое термидора, 1921);

- эконом ность, приж им истость, скаредность (6 употреблений), напр.:

Экономные немцы справедливо рассудили, что строить суперкары „за т а к ’ нет смысла (Н. Качурин, В. Чусов, Цеховики, „Автопилот” 2002.12.150; Е р ­ моленко откровенно рассказывает в своих показаниях - они ныне напечата­ ны, - что он горько, но бесплодно жаловался на немецкую прижимистость (Л.Д. Троцкий, М оя жизнь, 1929-1933); М арт а Генриховна с немецкой изо­ бретательностью и скаредностью так распределяла продукты, чтобы хв а ­ тило на всю неделю (С. Липкин, Записки ж ильца, 1962-1976);

- деловитость, дельность (5 употреблений), напр.: Н о гитлеровцы с их чисто немецкой практичностью, деловитостью и высоким техническим уровнем привнесли в область человекоистребления много нового, невиданного и неслыханного за многие века (Б. Ефимов, Десят ь десятилетий, 2000); К а ­ бинет старого аптекаря оказался типом кабинетов аккуратных, дельных и расчет ливых немцев (А.Ф. Писемский, Масоны, 1880);

- д и сц и п л и н и р о ван н о сть, ор ган и зо ван н о сть, закон оп осл уш н ость (5 употреблений), напр.: Недаром канцлер Эрхард даже фатально дисцип­ линированных немцев вынужден был избавить от соблазнов воровства, з а ­ просив субсидии по плану М арш алла не деньгами, а техникой и сырьем (И.Л. Андреев, Россия: взгляд из будущего [2003], „Вестник РА Н ” 2004); В о з­ мож но, это и есть то чудо, которого так ждет Георгий Акимович, чудо более сильное, чем немецкая организованность и танки с черными крестами (В. Некрасов, В окопах Сталинграда, 1946); „Но чем же тут гордит ься?’

- спросит российский читатель, не обремененный ни познаниями в такой спе­ цифической области, ни тем более немецкой законопослушностью (А. Малинкин, Рейнский капитализм, „Отечественные записки” 2003);

- добросовестность (4 употребления), напр.: В Берлине превосходный учитель теоретической физики Planck, несколько сухой и педантичный, с н е­ мецкой добросовестностью разработавш ий школьное преподавание, р а с ­ считанное на среднего слушателя; сам он много и усиленно работает по теоретической физике (П.Н. Лебедев, Письма, 1902); Первый раз он [немец­ кий фельдфебель] все время бахвалился победой и повторял: „Русс капут, русс капут I” Второй раз он явился в одном сапоге, стащил недостающий прямо с ноги хозяина и на его вопрос: „Ну что же, русс капут ?' - ответил с чисто немецкой добросовестностью: „Не, не, н е IН е капут!” (Н.С. Гуми­ лев, Записки кавалериста, 1914-1915).

Кроме того, по 3 раза встретились упоминания таких качеств немцев, как грубость, оп рятн ость, трудолюбие, и по 2 раза - важ ность, вы н осли вость, рассудительность, любезность, медлительность, религиозность, надоедли­ вость и скучность.

„Трудолю бив, как нем ец, и легком ы слен, как п о ляк ”

3. Среди свойств немцев, которые упоминаются в примерах из Н ацио­ нального корпуса русского языка, 44 признака встретились однократно. В их число входят такие свойства, как белокурость и бледность (Посмотрите на бледных, белокурых немцев, отчего они мечтатели, отчего они держат го ­ лову на сторону, часто плачут? [А.И. Герцен, Кто виноват?, 1841-1846]); во­ л я и ж ертвенн ость (Таинственный и дивный закон определяет рож дение н а ­ ционального государства! Оно - ж ивое единство, оно одно выражает то, что есть во всех миллионах людей особо ценного, бессмертного, - немецкий характер, немецкий очаг, немецкую волю, немецкую жертвенность [В. Грос­ сман, Ж изнь и судьба, ч. 2, 1960]); в ы д ер ж к а (Преподавая в ж енской гимна­ зии и в институте, он постоянно ж ил в каком-то тайном сладострастном бреду, и только немецкая выдерж ка, скупость и трусость помогали ему держать в узде свою вечно возбужденную похоть [А.И. Куприн, Яма, 1915]);

гостеприим ство и добродуш ие (Мать и дочь Лейкины очутились во враж ­ дебном окружении.

В Берлине стало опасно. Гостиница „Одесса", в которой традиционно останавливались русские, была разгромлена местными хулига­ нами. Она не узнавала гостеприимных добродушных немцев [Б. Езерская, Прекрасная привычка - жить. Раздумья после одного юбилея, „Вестник СШ А” 2003.10.01]). Несмотря на то, что упоминания и этих свойств представляют определенный интерес, очевидно, что они не дают достаточных оснований для каких-либо выводов о русских этнокультурных стереотипах. Большое число подобных единичных упоминаний, очевидно, является лишь свидетель­ ством того, что, как уже было сказано, русские воспринимают немцев в ка­ честве сильно индивидуализированной и заметно отличающейся от русских нации.

4. Не имея возможности подробно сопоставлять полученные нами резуль­ таты с результатами, изложенными в работах И.М. Кобозевой16, Е.Е. Коптяковой17, О.А. Куданкиной18, В.А. Плунгяна и Е.В. Рахилиной19, отметим лишь главное. По наблюдениям И.М. Кобозевой, „в русской языковой картине мира определяющей чертой немецкого национального характера признается »20 стремление во всем следовать правилам”, а в выполненной на совершенно другом материале работе2 делается похожий вывод о том, что „«образ немца»

в русском языке чрезвычайно тесно связан с идеей взвешенности, продуман­ ности, целесообразности - своего рода психологической «золотой середины», которая, впрочем, может представляться и как ограниченность”. Использова­ ние Национального корпуса русского языка полностью подтверждает резуль­

–  –  –

таты, полученные нашими предшественниками, кое в чем детализируя их и подкрепляя новым материалом.

5. Наиболее часто упоминающиеся свойства поляков, которые благодаря их повторяемости, очевидно, входят в состав концепта русского обыденного сознания „поляки”, это:

- тон кость, и зящ ество (5 употреблений), напр.: Я полюбила умных, т он ­ ких и музыкальных поляков. Они гостеприимны, воспитанны, они ничего не говорили о войне при мне (Ю. Бондарев, Берег, 1975); Он отлично владел фран­ цузским, весьма порядочно русским и недурно немецким языками, да при этом еще отличался польски-изящною развязностью манер и тою особенною наглостью, которая повсюду раст воряла ему любые двери (В.В. Крестов­ ский, Панургово стадо, ч. 3-4, 1869);

- л егком ы сли е, ветрен ость (5 употреблений), напр.: С приездом М арины Димитрием чересчур овладело польское легкомыслие (Н.И. Костомаров, Р ус­ ская история в ж изнеописаниях ее главнейших деятелей. Вып. 3: ХУ-ХУ1 ст о­ летия, 1862-1875); Красавица была вет рена, как полячка, но глаза ее, глаза чудесные, пронзительно-ясные, бросали взгляд долгий, как постоянство (Н.В. Гоголь, М иргород, 1835-1841);

- гал ан тн о сть, лю безность, л аск овость (4 употребления), напр.: А изме­ ны случались, и часто, потому что, несмотря на невысокий рост и лы се­ ющую голову, он нравился женщинам, они откликались на его ласковость и лёгкость, на эту непривычную в России польскую галант ност ь, с которой он, например, подносил к задрож авшим губам ж енскую р ук у или подавал пальто осторожным и настойчивым движ ением (И. Муравьева, М ещ анин во дворянстве, 1994); Я кому-то сказал, что буду переводить не,М арию Ст ю ­ арт ”, а польскую любезность (З. Масленикова, Разговоры с Пастернаком, 2001); Вот мы приехали знакомиться, - с польскою ласковостью заговорил Стабровский, наблюдая дочь (Д.Н. Мамин-Сибиряк, Хлеб, 1895);

- хитрость, лукавство, коварство (3 употребления), напр.: Именно вр и т м е твиста хит ры е поляки выбросили свой шедевр о носящейся витками в космосе русской космонавтке (Э. Лимонов, Книга воды, 2002); Оказалось, лукавы е поляки, пользуясь праздничной беспечностью соседей, передвинули ст улья, отделяющие их зону от добровольческой, и захватили таким обра­ зом дополнительный кусок территории [И. Ратушинская, Одесситы, 1998);

Западноевропейскими держ авами покинутые, коварными поляками обману­ тые, в этот страшный час только на милосердие божие уповаем! (М.А. Бул­ гаков, Бег, 1937);

- дерзость (2 употребления), напр.: Булгарин побаивался его [фон Фока], помня за собой многие грешки, впрочем неваж ные и происходившие от поль­ ской дерзости, смешанной с трусостью (Н.И. Греч, Записки о моей жизни, 1849-1856).

6. В некоторых контекстах отдельно упоминаются качества, присущие не всем полякам, а только польским женщинам, а именно:

„Трудолю бив, как нем ец, и легком ы слен, как п о ляк ”

- к о к етл и в о сть (2 употребления):

- Это одна полька, прелестнейшее и чудное существо; но, как все польки, существо кокетливое [...] (А.Ф. П и­ семский, Масоны, 1880); Со врож денным польским легкомыслием и кокет ­ ством ж елала она [графиня Воронцова] нравиться, и никто лучше ее в том не успевал (Ф.Ф. Вигель, Записки, 1850-1860);

- л аск о во сть (2 употребления): Хозяин был шляхтич, а управляла всем ж ена его, ж енщина проворная и ласковая, как почти все польки (Ф.В. Бул­ гарин, Воспоминания, 1846-1849); Как мила Польша по многому! веселые, гостеприимные поляки! прекрасные и ласковые польки! (Н.А. Дурова, К ава­ лерист-девица, 1835).

7. Среди качеств поляков всего по одному разу встретились упоминания 10 свойств. В число этих свойств входят в частности: веселость и госте­ п рии м ство (Как мила Польша по многому! веселые, гостеприимные поляки!

прекрасные и ласковые польки! [Н.А. Дурова, Кавалерист-девица, 1835]);

храбрость и благородство (Н ет, Алексей: я уваж аю храбрых и благородных поляков [М.Н. Загоскин, Ю рий М илославский, или русские в 1612 году, 1829]);

ку л ьту р н о сть (В нем было столько какой-то неудовлетворенной жажды деятельности, особенной теплоты и еще более особенной польской куль­ турности [Д.Н. Мамин-Сибиряк, Хлеб, 1895]); ум и м у зы кал ьн о сть (Я п о ­ любила ум н ы х, тонких и музыкальных поляков [Ю. Бондарев, Берег, 1975]);

безрассудны й п ы л (Свентославский, чистейший и добрейший человек, ф ана­ тик, сохранивший за пятьдесят лет безрассудный польский пыл и запаль­ чивость мальчика пятнадцати лет, проповедовал о необходимости возвра­ щаться в Россию и начать там живую и печатную пропаганду [А.И. Герцен, Былое и думы. Ч. 5: П ариж -И т алия-П ариж, 1862-1866]) и др.

Единичность подобных упоминаний не дает достаточных оснований счи­ тать, что перечисленные качества входят в состав концепта русского обыден­ ного сознания „поляки”. Более того, бросается в глаза преходящий характер многих встретившихся оценок, которые были обусловлены определенными историческими конфликтами поляков не с русским народом, а с российским, а позднее с советским государством, напр.: Венский конгресс показал, что о народах и правах их никто не заботится. Один Александр ратовал, назло всем и во вред себе, за безмозглых поляков (Н.И. Греч, Записки о моей ж из­ ни, 1849-1856); Он [М.И. Комбурлей] жил прекрасно, поступал и действовал вообще, как прилично было в тогдашних обстоятельствах, когда во вверен­ ной ему губернии был театр войны. Все подати и повинности взимаемы были, как следует, и буйных поляков умел держать в порядке (Е.Ф. Кома­ ровский, Записки графа Е.Ф. Комаровского, 1830-1835); Позж е, во время са ­ мого фестиваля, нам пришлось столкнуться с более рафинированными и з а ­ вуалированными формами польского высокомерия по отношению к русским со стороны более аристократической части польского общества и эт о, честно сказать, были не самые приятные моменты нашего первого пребы ­ вания за границей. Но стоило нам войти в обычный человеческий контакт М. Ф е д о с ю к с кем-либо из устроителей фестиваля или с польскими музыкантами, как отношение сразу же менялось. Н ас уж е не воспринимали как представит е­ лей Советского Союза и общались просто как с джазменами (А. Козлов, К о ­ зел на саксе, 1998).

8. Все сказанное дает основания для следующего вывода: хотя поляки и воспринимаются русскими как нация, гораздо меньше отличающаяся от самих русских, чем немцы, анализ сочетаемости слов все же позволяет опре­ делить, какое содержание имеет концепт „поляки” в русском обыденном соз­ нании. По нашим наблюдениям, доминирующими признаками этого концепта являются: с одной стороны, подчеркнуто утонченная культура поведения, ко­ торую русские положительно оценивают как тонкость, и зящ ество и г а ­ л ан тн о сть (у женщин - еще и кокетли вость), а с другой стороны, высокая независимость поведения, которой русские обычно дают отрицательную оценку в одних случаях как легком ы сли ю, в других - как хитрости, а в тре­ тьих - как дерзости.

Представляется, что данный вывод существенным образом дополняет довольно прямолинейное утверждение польского словаря, в котором сказано:

„[...] W wiadomoci rosyjskiej [...] utrwali si obraz Polaka-buntownika i zdraj­ cy, z pych odrzucajcego protektorat Rosji”. Проведенный нами анализ текстов показывает, что восприятие русскими поляков далеко не так однозначно и не настолько политизировано, как об этом сказано в словаре, и это обстоятель­ ство очень важно учитывать в процессе межкультурной коммуникации.

Похожие работы:

«1 СОДЕРЖАНИЕ с. 1 Цели освоения дисциплины 4 2 Перечень планируемых результатов обучения по дисциплине, соотнесенными с планируемыми результатами освоения образовательной программы 4 3 Мес...»

«ОПЫТ РАБОТЫ СО ВЗРОСЛЫМИ ДЕТЬМИ АЛКОГОЛИКОВ ПО ТЕМЕ "ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА" Кузнецова И.Н. Кузнецова Ирина Николаевна – методист, Государственное бюджетное специализированное учреждение Архангельской области "Ар...»

«Сковорода Чудо-гриль Инструкция по эксплуатации Сборник кулинарных рецептов ОГЛАВЛЕНИЕ Новый помощник на вашей кухне... стр. 3 Общие рекомендации по эксплуатации... стр. 4 Кулинарные рецепты... стр. 5 Свиная отбивная на кости... стр. 5 Свиные рёбрышки в горчице... стр. 5 Лимон...»

«УДК 364.442 (045) ББК 60.953 СПЕЦИФИКА БИОГРАФИЧЕСКОГО ПОДХОДА В СОЦИАЛЬНОЙ РАБОТЕ С РАЗЛИЧНЫМИ КАТЕГОРИЯМИ НАСЕЛЕНИЯ Соловьев, Г.Е. кандидат пед.наук, доцент кафедры социальной работы Удмуртского государственного университета г. Ижевск, Россия 10.ge_solowjew@mail.ru THE SPECIFIC OF BIOGR...»

«промышленность, 1968. – 832 с. 2 Кондратьев, В. П. Синтетические клеи для древесных материалов: научное издание/ В. П. Кондратьев, В. И. Кондращенко. – М.: Научный мир, 2004. – 520 с. 3 Доронин Ю. Г., Кондратьев В. П. Основные направления модификации синтетических смол. Плиты и ф...»

«Элизий Возьмите на себя роль амбициозного полубога, который хочет занять место на вершине Олимпа. Набирайте Героев, приобретайте Артефакты и участвуйте в героических Квестах, увековечивая себя в Легендах. На протяжении пяти Эпох в игре, вы будете...»

«МУЛЬТИФУНКЦИОНАЛЬНЫЙ РОБОТ-ПЫЛЕСОС Модель: L’ROBOT A320 Функции: сухая уборка, влажная уборка, очистка воздуха, антибактериальная обработка, автоподзарядка Спасибо за выбор робот-пылесоса L’Robot, пожалуйста перед применением внимательно ознакомьтесь настоящей инструкцией.Меры предост...»

«Руководство по эксплуатации DL-035 ЭЛЕКТРОВАФЕЛЬНИЦА 4В1 WAFFLE MAKER 4 IN 1 УВАЖАЕМЫЙ ПОКУПАТЕЛЬ! Мы поздравляем Вас с удачной покупкой! Изделия торговой марки DELTA отличаются эргономичным дизайном и вы...»

«База нормативной документации: www.complexdoc.ru МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СОВЕТ ПО СТАНДАРТИЗАЦИИ, МЕТРОЛОГИИ И СЕРТИФИКАЦИИ (МГС) INTERSTATE COUNCIL FOR STANDARDIZATION, METROLOGY AND CERTIFICATION (ISC) ГОСТ 31191.1МЕЖГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТАНДАРТ (ИСО 2631-1:1997) Вибрация и удар ИЗМЕРЕНИЕ ОБЩЕЙ ВИБРАЦИИ...»

«Глава 4 Создание исходных тел Общая процедура построения исходных тел Создание элементов выдавливания с помощью инструмента "Выбор" Построение конструктивных элементов с помощью команд создания конструктивных элементов Образмеривание модели Наборы граней Упражнения по созданию исходных тел модели Глава 4. Создание исходных т...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.