WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |

«Танец с драконами Джордж Мартин Перевод: adwd.posterous.com ПРОЛОГ 12 ТИРИОН 26 ДЕЙЕНЕРИС 44 ДЖОН 61 БРАН 78 ТИРИОН 91 СЛУГА КУПЦА 105 ДЖОН 119 ТИРИОН 140 ДАВОС 153 ...»

-- [ Страница 4 ] --

Меня зовут. Крик едва не вырвался из горла. О, его заставили выучить, как его зовут, он запомнил, заставили запомнить, но с тех пор прошло столько времени, что он забыл. Ошибусь, и он лишит меня ещё одного пальца, или хуже того, он… он… Нет, только не думать об этом, нельзя думать об этом. Губы и глаза кололо, словно иглами. Голова пульсировала от боли.

— Пожалуйста, — пискнул он тонким слабым голоском. Голос столетнего старика. А может, он и есть столетний старик? Сколько уже я здесь? — Уйдите, — прошамкал он сквозь выбитые зубы, изо всех сил прижимая к глазам руки, на которых не хватало пальцев, пытаясь заслониться от кошмарного яркого света. — Заберите крысу, если хотите, только, пожалуйста, не делайте мне больно.

— Вонючка, — сказал тот мальчик, что повыше. — Тебя зовут Вонючка. Вспомнил? — у него в руках был факел, а мальчишка пониже держал связку ключей.

Вонючка? По щекам потекли слёзы.

— Я помню. Конечно, помню, — он хватал воздух ртом. — Моё имя — Вонючка. Я Вонючка — навозная кучка. — В темноте имя ему было незачем, вот он и забыл. Вонючка, Вонючка, меня зовут Вонючка. Это не то имя, которое ему дали при рождении. Когда-то, в предыдущей жизни, он был кем-то другим, но здесь, сейчас, его звали Вонючка. Он вспомнил.

Вспомнил он и мальчишек. На них были одинаковые дублеты из овчины, серебристо-серые с тёмно-синей отделкой. Оба оруженосцы, обоим по восемь лет, и оба – Уолдеры Фреи. Уолдер Большой и Уолдер Малый, да. Тот, который побольше, был Малым, а тот, который поменьше — Большим, это забавляло самих мальчиков и совершенно сбивало с толку всех остальных.



— Я вас знаю, — прошептал он растрескавшимися губами. — Я знаю, как вас зовут.

— Ты пойдёшь с нами, — сказал Уолдер Малый.

— Ты нужен его светлости, — добавил Уолдер Большой.

Страх ножом пронзил его. Это всего лишь дети, подумалось ему.

Двое восьмилетних мальчишек. Он справится с парой восьмилетних мальчишек, в этом нет сомнения. Даже такой слабак, каким он стал теперь, мог бы отобрать у них факел, отобрать ключи, отобрать кинжал, висящий на поясе Уолдера Малого, и сбежать. Нет. Нет, слишком просто. Это ловушка. За эту попытку он заберёт у меня очередной палец или очередной зуб.

Он уже сбегал. Много лет назад, как ему теперь казалось, когда он ещё не чувствовал себя таким слабым, когда ещё не был таким покорным. Кира добыла ключи. Сказала, что украла их, что знает выход из замка, который не охраняется. «Отведите меня назад в Винтерфелл, милорд, — молила она, и в лице её не было ни кровинки, а руки тряслись. — Я не знаю дороги. Я не могу бежать одна. Прошу вас, пойдёмте со мной». И он пошёл. Тюремщик спал в луже вина, мертвецки пьяный, со спущенными штанами. Дверь в подземелье была открыта, а калитку и правда никто не охранял, всё, как она сказала. Они дождались, когда луна скроется за облаком, выскользнули из замка и перешли Рыдающую вброд, спотыкаясь о камни, коченея в ледяной воде. На том берегу он поцеловал её. «Ты спасла нас», — сказал он.

Дурак. Какой дурак.

Всё это, от начала и до конца, было ловушкой, забавой, розыгрышем. Лорд Рамси — заядлый охотник, и он предпочитает охоту на двуногую дичь. Всю ночь они бежали по лесу в непроглядной темноте, а когда рассвело, до них долетел еле слышный звук охотничьего рога и лай преследующих их гончих. Псы нагоняли их, и он сказал Кире: «Нам придётся разделиться. Они смогут идти только по одному следу». Но девушка была вне себя от ужаса и отказывалась его покидать, даже когда он поклялся, что если собаки погонятся за ней, он вернётся вызволять её с войском железнорожденных.





Не прошло и часа, как их поймали. Одна собака сбила его с ног, другая вцепилась в ногу Кире, карабкавшейся по склону холма. Стая окружила их, собаки рычали и скалились, клацали зубами при каждом движении, не давали сдвинуться с места, пока не подъехал Рамси Сноу с загонщиками. Тогда он был ещё не Болтоном, а Бастардом. «Вот вы где, — сказал он, улыбаясь им сверху. — Уходить вот так, не попрощавшись — всё равно, что резать меня по живому. Неужели моё гостеприимство вам так быстро наскучило?» При этих словах Кира схватила камень и швырнула в него. Снаряд пролетел в добром полуметре от головы Рамси, и тот улыбнулся: «Мне придётся вас наказать».

Вонючка вспомнил отчаяние и ужас в глазах Киры. Никогда прежде ему не бросалось в глаза, как она молода, совсем ещё девочка, но что он мог сделать. Нас взяли из-за неё, подумал он. Если бы мы тогда разделились, как я хотел, одному из нас удалось бы скрыться.

От нахлынувших воспоминаний сдавило грудь. Вонючка отвернулся, в его глазах блестели слёзы. Что ему нужно от меня в этот раз? в отчаянии спрашивал он себя. Почему он просто не оставит меня в покое? Я ничего плохого не делал, в последнее время во всяком случае, почему меня нельзя просто оставить здесь в темноте.

У него была такая крыса, жирная, тёплая, извивающаяся… — Отправим его помыться? — поинтересовался Уолдер Малый.

— Его светлости нравится эта вонь, — ответил Уолдер Большой. — Потому он его Вонючкой и назвал.

Вонючка. Я Вонючка — забитая сучка. Ему нужно это помнить.

Служи и повинуйся, помни, кто ты есть, и новой боли не будет. Так он обещал, так обещал его светлость. Да и вздумай он сопротивляться — не хватило бы сил. Силу из него выбили плетью, выморили голодом, сняли с кожей. Когда Уолдер Малый потянул его за собой, а Уолдер Большой призывно махнул факелом, он пошёл за ними послушно, как хорошо выдрессированная собака. Если бы у него был хвост, он бы поджал его.

Если бы у меня был хвост, Бастард его бы уже давно отрубил.

Непрошеная, дурная, опасная мысль. Его светлость больше не был бастардом. Он Болтон, а не Сноу. Мальчишка-король на Железном Троне признал лорда Рамси законным отпрыском и пожаловал ему право носить имя своего лорда-отца. Назвать его Сноу означало напомнить, что он был прижит отцом вне брака, и навлечь на себя его бешеную ярость. Вонючка не должен забывать об этом. И своё имя, он не должен забывать своё имя. В какой-то момент, длившийся буквально полсекунды, он вдруг понял, что опять не может вспомнить его, и от ужаса споткнулся на крутой лестнице подземелья, упал, порвал штаны и до крови поранился.  Уолдеру Малому пришлось ткнуть в него факелом, чтобы заставить подняться и идти дальше.

Они вышли во двор. На Дредфорт опускались сумерки, и над восточной стеной замка можно было наблюдать восход полной луны.

Тень, которую в её бледном свете отбрасывали на промёрзшую землю под ногами высокие треугольные зубцы крепостной стены, напоминала ряд острых чёрных зубов. Воздух был морозным, сырым, полным полузабытых ароматов. Белый свет, произнёс про себя Вонючка, вот как пахнет белый свет. Он не знал, сколько времени провёл в подземелье, но по всему выходило не меньше полугода. Если не больше.

А если прошло пять лет, или десять, или двадцать? Почувствовал бы я? Что, если я спятил, сидя там, внизу, и полжизни уже позади?

Глупая мысль. Столько времени пройти не могло. Мальчишки Уолдеры были по-прежнему мальчишками. Если бы прошло десять лет, они сейчас были бы уже мужчинами. Надо это запомнить. Я не позволю ему свести себя с ума. Пусть забирает пальцы на руках, на ногах, пусть выколет мне глаза, пусть срежет уши по кусочку, но мой разум он не получит, разве что я сам захочу от него избавиться.

  Уолдер Малый с факелом возглавлял процессию. За ним покорно плёлся Вонючка, а Уолдер Большой шёл за ним по пятам. Собаки лаяли в конурах. По двору кружил ветер, забираясь под ветхую ткань его грязных лохмотьев, и по коже пробегали мурашки. Несмотря на холод и сырость, снега нигде не было видно, хотя близость зимы ощущалась в воздухе. Вонючка размышлял о том, доживёт ли он до первого снега.

Сколько пальцев останется у меня к тому времени на руках? А на ногах? Он поднёс руку к глазам и оторопел, увидев, какая она бледная, какая тощая. Кожа да кости, подумал он. У меня руки старика. Быть может, он ошибался насчёт мальчишек? А что, если это совсем не Малый и Большой Уолдеры, а сыновья тех мальчиков, которых он знавал когда-то?

В главном зале царил полумрак, пахло дымом. Зал освещали факелы, закреплённые в костяных руках, торчавших из стен. Высоко над головой чернели закопчённые деревянные стропила, а сводчатый купол зала терялся во мраке. Стоял тяжёлый дух вина, эля и жареного мяса. От этих запахов желудок Вонючки громко заурчал, рот наполнился слюной.

Уолдер Малый подталкивал его, и он брёл, спотыкаясь, вдоль длинных столов, за которыми ужинал гарнизон замка. Он чувствовал на себе взгляды. На лучших местах, сразу за помостом, сидели любимчики Рамси, Мальчики Бастарда. Костлявый Бен, старик-псарь, ухаживавший за ненаглядными гончими его милости. Деймон, известный как Дэймон А-ну-ка-потанцуй, светловолосый, похожий на мальчишку. Ворчун, лишившийся языка за то, что обронил неосторожное слово в присутствии лорда Русе. Кислый Алин. Скорняк. Жёлтый Дик.

Ближе к дверям сидели те, кого Вонючка знал в лицо, если не по имени:

присяжные рыцари, сержанты, солдаты, тюремщики, палачи. Были и совсем незнакомцы, кого он никогда прежде не видел. Он шёл вдоль столов, и одни морщили носы, а другие ржали над его видом. Гости, подумал Вонючка, приятели его светлости, и меня привели, чтобы их развлечь. Волна страха окатила его.

Бастард Болтона сидел за главным столом на месте своего отца, попивая из отцовского кубка. С ним ужинали двое стариков, и Вонючка мигом распознал в них лордов. Один — сухопарый, с колючим взглядом, длинной белой бородой и суровым, как зимние морозы, лицом. На нём была драная безрукавка из медвежьей шкуры, поношенная, засаленная.

Под ней, хоть он и пришёл на застолье, была кольчуга. Второй лорд тоже был худощав, но первый держался прямо, а этот был весь перекорёжен.

Одно его плечо было изрядно выше другого, он нависал над своим подносом, как коршун над падалью. Алчные серые глаза, жёлтые зубы, белая с серебром раздвоенная борода. Редкие клочки седых волос торчали на рябом черепе там и сям, зато серый шерстяной плащ его был прекрасен: тонкой работы, отделанный чёрным соболем, схваченный на плече кованой серебряной звездой.

Рамси был в чёрном и розовом: чёрные сапоги, пояс, ножны, чёрная кожаная безрукавка поверх розового дублета, словно иссечённого бордовой атласной отстрочкой. В правом ухе его сверкал гранат в форме капли крови.

Но и в пышном одеянии он был всё так же безобразен:

широкий в кости, с покатыми плечами, крупный, склонный к полноте;

краснорожий, весь в прыщах, с приплюснутым носом, небольшим ртом и длинными тёмными волосами, сухими, как пакля. Его толстые мясистые губы были примечательны, но всё внимание приковывали к себе глаза. У него были отцовские глаза — маленькие, близко посаженные, невероятно светлые. Дымчато-серый — так называют этот цвет, но по правде глаза Рамcи были лишены цвета как такового, напоминая два осколка грязноватого льда.

При виде Вонючки он улыбнулся влажными губами.

— А вот и он. Мой старый добрый угрюмый дружок.

И добавил для сидевших рядом: 

— Вонючка всегда со мной, с самого моего детства. Мой лорд-отец подарил его мне в знак своей любви.

Лорды переглянулись.

— Я слышал, твой слуга мёртв, — произнёс крючковатый. — Говорили, его убили Старки.

Лорд Рамси захихикал.

— Железнорожденные могли бы вам рассказать, что мертвые не умирают, но восстают крепче и сильнее прежнего. Так и Вонючка.

Впрочем, от него и вправду воняет могилой, в этом я с вами совершенно согласен.

— От него воняет дерьмом и блевотиной, — крючковатый старик отбросил обглоданную кость и вытер руки о скатерть. — Собственно, с какой целью мы наслаждаемся его обществом за ужином?

Второй лорд, осанистый старик в кольчуге, сверлил Вонючку суровым взглядом.

— А ты приглядись, — сказал он первому. — Поседел, похудел на три стоуна, это да, но он вовсе не из прислуги. Он никого тебе не напоминает?

Сгорбленный лорд снова поднял глаза и на этот раз разглядывал внимательнее, потом вдруг фыркнул:

— Это он? Не может быть. Подопечный Старка. Улыбчивый такой, всё время улыбался.

— Теперь он улыбается немного реже, — признался лорд Рамси. — Боюсь, я лишил его некоторой части красивых белых зубок.

— Лучше бы ты перерезал ему горло, — произнёс лорд в кольчуге. — Пёс, кусающий своего хозяина, годится разве что на шкуру.

— О, шкуру я с него как раз-таки снял, местами, — воскликнул Рамси.

— Это так, милорд. Я плохо вёл себя, милорд. Я был дерзок и… — он облизал губы, пытаясь сообразить, что же он ещё такого сделал. Служи и повинуйся, сказал он себе, и он пощадит, не тронет то, что ещё осталось. Служи, повинуйся, не забывай, как тебя зовут. Вонючка — покорная сучка. — …Я плохо вёл себя, и… — У тебя рот в крови, — заметил Рамси. — Ты опять грыз пальцы, Вонючка?

— Нет. Нет, милорд, клянусь, — однажды, обезумев от боли, Вонючка попытался отгрызть себе безымянный палец, с которого сняли кожу. Лорд Рамси никогда не рубил пальцы просто так. Ему больше нравилось содрать с него кожу и оставить обнажённую плоть сохнуть, трескаться и гноиться. Вонючку пороли, растягивали на дыбе, резали, но всё это и близко не могло сравниться с муками, которые причиняло отсутствие кожи. От такой боли сходят с ума, долго терпеть её невозможно. Рано или поздно жертва взмолится: «Пожалуйста, хватит, хватит, прекратите эту боль, режьте», — и лорд Рамси не откажет в услуге. Они вдоволь наигрались в эту игру. Вонючка хорошо усвоил правила, его руки и ноги тому подтверждение, но в тот злосчастный раз он забылся и попытался самостоятельно положить конец мучениям, отгрызть себе палец. Рамси это не понравилось, и за свой проступок Вонючка поплатился ещё одним пальцем.  — Я ел крысу, — промямлил он.

— Крысу? — в светлых глазах Рамси сверкали отблески факелов. — Все крысы Дредфорта принадлежат моему лорду-отцу. Как ты посмел отобедать одной из них без моего позволения?

Вонючка не знал, что ответить, поэтому промолчал. Одно неверное слово — и он лишится очередного пальца на ногах, а то и на руках. Пока что на левой руке у него оставалось три пальца, а на правой были целы все, кроме мизинца. На правой ноге тоже не хватало только мизинца, а вот на левой — целых трёх пальцев. Иногда Рамси в шутку говорил, что надо бы восстановить симметрию. Но милорд всего лишь шутит, убеждал он себя. Он не хочет причинять мне боль, он сам говорил мне, он делает это, только если я даю ему повод. Его лорд милостив и добр.

Он мог бы и с лица кожу снять кое за что из того, что Вонючка говорил раньше, когда ещё не выучил своё имя и своё место.

— Это начинает утомлять, — произнёс лорд в кольчуге. — Убей его, и дело с концом.

Лорд Рамси подлил себе эля:

— Это омрачило бы наш праздник. Вонючка, у меня для тебя чудесные новости. Я женюсь. Мой лорд-отец едет сюда, и везёт мне девушку из Старков. Дочь лорда Эддарда, Арью. Ты ведь помнишь малютку Арью?

Арья-что-под-ногами, чуть не сорвалось у него с губ. Арья-лошадка.

Младшая из сестёр Робба, темноволосая, с вытянутым лицом, тощая, как жердь, вечно чумазая. А её хорошенькую сестру звали Санса. Он вспомнил, что мечтал когда-то, как лорд Эддард Старк выдаст за него Сансу, как перед всеми назовёт его сыном — дурацкие детские мечты.

Хотя Арья… — Да, я помню. Арья.

— Она станет леди Винтерфелла, а её лордом стану я.

Она же ещё ребёнок.

— Да, милорд. Примите мои поздравления.

— А согласен ли ты сопровождать меня на свадьбе, Вонючка?

Он замешкался с ответом.

— Если милорд этого желает.

— Желаю.

Он снова замешкался, пытаясь понять, нет ли в этом какой-то жестокой ловушки.

— Да, милорд. Если вам так угодно. Это честь для меня.

— В таком случае я распоряжусь забрать тебя из этих гнусных подвалов. Тебя отмоют до блеска, выдадут чистую одежду, накормят.

Дадут вкусненькой мягкой кашки, ты ведь у нас любишь кашку? А может, даже и пирога с горохом и копчёной грудинкой. У меня будет для тебя небольшое задание, и ты должен стать сильным, как прежде, чтобы мне услужить. А ведь ты хочешь услужить мне, правда?

— Да, милорд. Я хочу этого больше всего на свете, — по телу пробежала дрожь. — Я ваш Вонючка. Умоляю, позвольте мне служить вам. Пожалуйста.

— Ну если ты так просишь... как я могу отказать, — улыбнулся Рамси Болтон. — Я собираюсь на войну, Вонючка. И ты поедешь со мной и поможешь мне привезти домой мою невинную невесту.

БРАН   Что-то в крике ворона заставило Брана содрогнуться. Я почти взрослый, напомнил он себе. Я должен быть храбрым.

Но воздух был колючим и холодным, наполненным страхом. Даже Лето боялся. Шерсть у него на загривке встала дыбом. Тени протянулись от холма, черные и голодные. Деревья склонились под тяжестью льда.

Некоторые совсем не походили на деревья. Похороненные от корней до кроны в смерзшийся снег, они расположились на холме, словно великаны — чудовищные и уродливые создания, сгорбленные от ледяного ветра.

— Они здесь, — странник выхватил меч.  — Где? — Мира говорила шепотом.  — Недалеко. Я не знаю. Где-то.

Ворон вскрикнул опять.  — Ходор, — прошептал Ходор.  И спрятал руки подмышки. Сосульки повисли на его коричневой бороде, а усы превратились в кусок замерзших соплей, краснеющих в свете заката.

— Волки тоже близко, — предупредил Бран. — Те, что преследовали нас. Лето чует их всякий раз, когда мы идем по ветру.

— Волки — наименьшая из наших бед, — сказал Холодные Руки. — Мы должны подняться. Скоро стемнеет. Хорошо бы вам до ночи быть внутри. Ваше тепло привлечет их.

Он взглянул на запад, где свет заходящего солнца слегка виднелся сквозь деревья, как зарево далекого пожара.

— Здесь одна дорога? — спросила Мира.

— Есть черный ход в трех лигах к северу, на дне карстовой пещеры.

Он мог больше ничего не говорить. Даже Ходор не справился бы со спуском в воронку с Браном на плечах, а что касается Жойена, так у того сил пройти три лиги было не больше, чем пробежать тысячу.

Мира взглянула на холм.

— Подъем выглядит безопасным.

— Выглядит, — мрачно пробормотал их проводник. — Ты чувствуешь холод? Здесь что-то есть. Где они?

— В пещере? — предположила Мира.

— Пещера охраняется. Они не могут пройти, — Холодные Руки указал мечом в сторону холма. — Вход там, на полпути наверх, та расщелина в скале между чардревами.

— Я вижу его, — сказал Бран. Вороны влетали и вылетали оттуда.

Ходор пошевелился: 

— Ходор.

— Выемка в скале, вот и все, что я вижу, — сказала Мира.

— Там есть проход. Крутой и извилистый в начале, словно ручей, пробивающий скалу. Если вы дойдете до него, будете в безопасности.

— А как же ты?

— Пещера охраняется.

Мира вгляделась в расщелину на склоне холма.

— Она не дальше тысячи ярдов отсюда.

Да, думал Бран, но весь этот путь — вверх по склону. Холм был крутым и порос лесом. Хотя снегопад кончился три дня назад, снег не растаял. Землю под деревьями покрывало белое, нигде не тронутое полотно.

— Здесь никого, — храбро заявил Бран. — Посмотрите на снег.

Никаких следов.

— Белые ходоки легко ступают по снегу, — ответил Холодные Руки.

— Они не оставляют следов.

Один из воронов опустился на его плечо. Только дюжина больших черных птиц по-прежнему сопровождала их. Остальные исчезли по пути, каждое утро их становилось меньше.

— Приди, — крикнула птица. — Приди, приди.

Трехглазая ворона, подумал Бран, зеленый провидец.

— Не так далеко, — сказал он вслух. — Немного покарабкаться, и мы будем в безопасности. Наверное, даже сможем развести костер.

Все, кроме проводника, замерзли, промокли и проголодались, а Жойен Рид был слишком слаб, чтобы передвигаться без чьей-либо помощи.

— Идите, — Мира Рид склонилась над братом.  Жойен сидел с закрытыми глазами на поваленном дереве, и его сильно трясло. Та небольшая часть его лица, которую можно было видеть из-под капюшона и шарфа, казалась такой же бесцветной, как и снег вокруг, но легкие клубы пара все еще появлялись при каждом слабом выдохе. Мира несла его весь день.

Еда и огонь вернут его к жизни, Бран пытался убедить себя, хотя сам не был в этом уверен.

— Я не могу сражаться и нести Жойена одновременно, подъем слишком крут, — сказала Мира. — Ходор, ты донесешь Брана до пещеры.

— Ходор, — хлопнул в ладоши Ходор.

— Жойену просто нужна еда, — с жалостью сказал Бран.  Прошло двенадцать дней с тех пор, как лось свалился в третий и последний раз, и Холодные Руки опустился на колени в сугроб и прошептал благословление на каком-то странном языке, перерезая животному глотку. Бран заплакал, словно маленькая девочка, когда хлынула алая кровь. Никогда он не чувствовал себя настолько ущербным, беспомощно наблюдая, как Мира Рид и Холодные Руки разделывают храброго зверя, который вез их до сих пор. Он говорил себе, что не притронется к мясу, что лучше голодать, чем съесть друга, но в итоге поел дважды: один раз сам, а другой — в шкуре Лета. Каким бы тощим и изголодавшимся ни был лось, его мясо поддерживало их в течение семи дней, пока они не доели последний кусочек, сгрудившись вокруг костра на руинах старого городища.

— Ему нужно поесть, — согласилась Мира, поглаживая лоб брата. — Нам всем нужно, но тут нет еды. Идите.

Бран сморгнул слезу и почувствовал, как она замерзает на его щеке.

Их проводник взял за руку Ходора:

— Свет уходит. Если они еще не здесь, то будут уже скоро. Идем.

На этот раз безмолвный, Ходор стряхнул с себя снег и начал пробираться наверх, сквозь сугробы, с Браном на спине. Холодные руки двигался рядом, держа клинок наготове. Лето замыкал шествие.

Некоторые сугробы были выше него, и лютоволку приходилось нырять в них с головой, а затем останавливаться, чтобы отряхнуться. Когда они поднялись повыше, Бран неловко повернулся в корзине и увидел, как Мира обхватила брата, помогая ему подняться на ноги. Он слишком тяжелый для нее. Она оголодала и уже не такая сильная, как раньше.

Ухватившись за свое лягушачье копье одной рукой, она втыкала зубцы в снег для большей опоры. Мира только начала борьбу со склоном холма, и она то несла младшего брата, то тащила его волоком, когда Ходор прошел между двумя деревьями, и Бран потерял ее из виду.

Холм становился все круче, снежные наносы трескались под ботинками Ходора. Один раз камень сдвинулся под его ногой, и Ходор заскользил назад, чуть не упав вниз со склона. Странник спас его, поймав за руку.

— Ходор, — сказал Ходор.  Каждый порыв ветра поднимал в воздух белый порошок, сверкающий хрусталем в последних лучах солнца. Вороны кружили вокруг них. Один улетел вперед и исчез в пещере. Осталось восемьдесят ярдов, думал Бран, это совсем недалеко.

Внезапно Лето остановился у крутого участка нетронутого белого снега. Лютоволк повернул голову, понюхал воздух и зарычал. Шерсть вздыбилась, и он начал пятиться.

— Ходор, стой, — сказал Бран. — Ходор, Подожди.

Что-то было не так. Лето чуял это, а потому и Бран. Что-то плохое.

Что-то рядом.

— Ходор, нет, иди назад.

Холодные Руки по-прежнему карабкался, и Ходор не хотел отставать. «Ходор, ходор, ходор», — громко ворчал он, чтобы заглушить жалобы Брана. Его дыхание стало тяжелым. Бледный туман поднимался в воздухе. Он сделал шаг, потом другой. Снег доходил почти до пояса, а склон становился все круче. Наклонившись вперед, цепляясь за камни и деревья руками, Ходор взбирался наверх. Еще шаг. И еще.

Потревоженный Ходором снег скользил вниз, превращаясь за ними в небольшую лавину.

Шестьдесят ярдов. Бран вытянул шею, чтобы лучше видеть пещеру. Затем он увидел кое-что еще.  — Огонь! — в небольшой расщелине между чардревами что-то мерцало, красноватый свет звал к себе сквозь опускающийся сумрак.

Смотрите, кто-то… Ходор вскрикнул. Потом закружился, споткнулся и упал.

Бран почувствовал как мир вращается вокруг него, когда огромный помощник конюха закрутился с бешеной скоростью. Резкий удар вышиб дыхание. Его рот наполнился кровью, а Ходор продолжал катиться, давя собой покалеченного мальчика.

Что-то схватило его за ногу.

На мгновение Бран подумал, что какой-то корень запутался вокруг его лодыжки… пока корень не пошевелился. Рука, увидел он, когда существо прорвалось сквозь снег.  Ходор пнул его, обрушив покрытую снегом подошву прямо на лицо мертвяка, но тот, казалось, даже не заметил удара. Затем они схватились, пиная и царапая друг друга, и заскользили вниз по склону.  Снег наполнил рот и нос Брана, как только они перевернулись, но через секунду он снова оказался наверху. Что-то треснуло его по голове — камень, кусок льда или кулак мертвеца — точно нельзя было сказать, и он выпал из корзины, растянувшись поперек склона и сплевывая снег.

В руке остался вырванный клок волос Ходора.

Повсюду вокруг него из-под снега поднимались мертвецы.

Два, три, четыре. Бран потерял счет. Они стремительно возникали из снежных туч. Некоторые носили черные плащи, некоторые — рваные шкуры, некоторые были вообще без одежды. У всех была бледная кожа и черные руки. А глаза горели, словно холодные голубые звезды.

Трое напали на проводника. Бран увидел, как Холодные Руки полоснул мечом одного из них по лицу. Существо продолжало наступать, тесня странника к остальным. Еще двое преследовали Ходора, неуклюже спускаясь по склону. С чувством беспомощного ужаса Бран осознал, что Мира поднимается прямо в это безумие. Он раскидал снег и предупреждающе закричал.

Что-то схватило его.

И его крик превратился в вопль. Бран схватил и бросил горсть снега, но мертвяк даже не моргнул. Одна черная рука полезла ему в лицо, другая — к животу. Пальцы были как железные. Он собирается вырвать у меня кишки.

Но между ними внезапно оказался Лето. Перед глазами Брана мелькнула кожа, рвущаяся, как дешевая ткань, и послышался хруст костей. Он увидел оторванное запястье, извивающиеся бледные пальцы, выцветший черный рукав. Черный, подумал Бран, он носит черное, он был дозорным. Лето бросил руку, повернулся и вонзил зубы в шею мертвеца. Горло твари взорвалось ошметками бледного гнилого мяса, когда большой серый волк отскочил с куском плоти в зубах.

Оторванная рука все еще двигалась. Бран откатился от нее. Лежа на животе, царапая снег, он видел, как мелькают бледные деревья в снежных одеяниях, и оранжевое свечение между ними.

Пятьдесят ярдов. Если он сможет преодолеть пятьдесят ярдов, там им до него не добраться. Перчатки промокли, когда он, цепляясь за корни и камни, пополз по направлению к свету. Чуть дальше, еще чуть-чуть. Потом ты сможешь отдохнуть у огня.

Последний луч света уже погас среди деревьев. Настала ночь.

Холодные Руки рубил и резал окруживших его мертвецов. Лето повалил одного и рвал зубами его лицо. Никто не обращал внимания на Брана.

Он прополз немного вверх, волоча бесполезные ноги. Если я смогу добраться до пещеры… — Хоооодор… — донесся стон откуда-то снизу.

И вдруг он перестал быть Браном, сломанным мальчиком, ползущим по снегу. Он оказался Ходором на полпути вниз по холму, и мертвяк лез ему в глаза. С ревом он поднялся на ноги и отбросил от себя существо. Оно упало на одно колено, начало вставать снова. Бран вытащил меч Ходора из-за пояса. Глубоко внутри мальчик слышал, как жалобно скулит в нем бедный Ходор, но снаружи оставался семью футами ярости со старым железом в руке. Он замахнулся и обрушил меч на мертвеца, лезвие с чавкающим звуком вошло в мокрую шерстяную ткань, ржавую кольчугу и сгнившую кожу, врезаясь под ними в плоть и кости.

— ХОДОР! — зарычал он и рубанул опять.  На этот раз голова мертвяка слетела с шеи, и на одну секунду он возликовал... пока пара мертвых рук не потянулась слепо к его горлу.

Бран отступил, истекая кровью, но Мира Рид оказалась рядом, лягушачье копье вошло глубоко в спину существа.

— Ходор, — снова заорал Бран и помахал сверху ей рукой, — ходор, ходор!

Жойен слабо шевелился там, где она опустила его на землю. Бран подошел к нему, выронил меч и, взяв мальчика на руки Ходора, неловко встал на ноги.

— ХОДОР! — проревел он.

Мира повела их вверх по холму, отталкивая копьем мертвяков, когда они подходили ближе. Существа не чувствовали боли, но были медлительными и неуклюжими. «Ходор, ходор, ходор», — повторял Ходор при каждом шаге. Он задался вопросом, что подумала бы Мира, скажи он неожиданно, что любит ее.

На снегу над ними танцевали объятые пламенем фигуры.

Мертвяки, понял Бран. Кто-то поджег мертвяков.

Лето рычал и щелкал зубами, танцуя вокруг ближайшего — горящими останками того, что когда-то было крупным мужчиной. Он не должен подходить так близко. Что он делает? Затем он увидел себя, растянувшегося на снегу лицом вниз. Лето пытался отогнать от него это существо. Что будет, если он убьет меня, задумался мальчик.

Останусь ли я Ходором навечно? Вернусь ли в шкуру Лето? Или я просто умру?

Мир закружился перед его глазами. Белые деревья, черное небо, красный огонь — все вертелось, сдвигалось, путалось.

Он почувствовал, что споткнулся, и услышал, как Ходор кричит:

— Ходор ходор ходор ходор! Ходор ходор ходор ходор! Ходор ходор ходор ходор!

Туча воронов вылетела из пещеры, и он увидел девочку, размахивающую факелом. На мгновение Бран подумал, что это его сестра Арья... безумие, он же знал, что сестра за тысячи лиг отсюда или мертва. Но вот она — худая, оборванная, дикая, с растрепанными волосами. Слезы выступили на глазах Ходора, замерзая в лед.

Все вокруг вывернулось наизнанку, и Бран снова очутился в своем теле, наполовину погребенный в снег. Горящий мертвяк навис над ним, заслоняя собой деревья в снежных саванах. Это был один из голых, увидел Бран за мгновение до того, как с ближайшего дерева упал снег и накрыл его с головой.

Бран пришел в себя, лежа на куче сосновых иголок под каменным сводом. Пещера. Я в пещере. Он чувствовал вкус крови во рту, но рядом горел костер, тепло разливалось по его лицу, и он еще никогда не чувствовал себя лучше. Рядом был Лето, обнюхивающий его, и Ходор, с которого капал тающий снег. Мира держала голову Жойена на коленях.

И Арья стояла над ними, сжимая факел.

— Снег, — сказал Бран. — Он упал на меня. Похоронил меня.

— Спрятал тебя. Я тебя вытащила. — Мира кивнула в сторону девочки. — Хотя это она спасла нас. Факел… огонь убивает их.

— Огонь сжигает их. Огонь всегда голоден.

Это был голос не Арьи, не детский голос. Это был голос женщины, высокий и мелодичный, со странной музыкой, не похожей ни на что, слышанное им, и с грустью, разбивающей ему сердце. Бран прищурился, чтобы разглядеть ее получше. Это была девочка, но меньше Арьи, с пятнистой кожей, как у лани, стоящей под покровом листвы. У нее были необычные  глаза — большие и блестящие, зеленые с золотом, с узким кошачьим зрачком. Ни у кого не бывает таких глаз. Каштановые, с красновато-золотистым отливом волосы были цвета осени, с вплетенными в них лианами, веточками и увядшими цветами.

— Кто ты? — спросила Мира Рид.

Бран понял:

— Дитя. Дитя Леса.

Он вздрогнул, скорее от изумления, чем от холода. Они очутились в одной из сказок Старой Нэн.

— Первые Люди назвали нас детьми, — пояснила маленькая женщина. — Великаны называли нас вох дак наг гран — беличий народец, потому что мы были маленькими, быстрыми и любили деревья. Но мы не белки и не дети. На истинном языке имя нашего народа означает: те, кто поют песнь земли. К тому времени, как было произнесено первое слово на вашем древнем языке, мы пели наши песни уже десять тысяч лет.

— Но сейчас ты говоришь на общем, — заметила Мира.

— Для него. Для мальчика Брана. Я родилась во времена драконов, двести лет я ходила по миру людей, смотрела, слушала и училась. Я могла бы продолжать ходить, но мои ноги болят и мое сердце устало, поэтому я вернулась домой.

— Двести лет? — спросила Мира.

Дитя Леса улыбнулась:

— Люди — вот настоящие дети.

— У тебя есть имя? — спросил Бран.

— Когда оно мне нужно, — она махнула факелом в сторону расщелины в черной стене пещеры. — Наш путь лежит вниз. Вы должны идти со мной.

Бран вздрогнул опять:

— Странник...

— Он не может идти с нами.

— Но они убьют его.

— Нет. Они давно убили его. Идемте. Там внизу теплее, и ничто не будет вам угрожать. Вас ожидают.

— Трехглазая ворона? — спросила Мира.

— Видящий сквозь зелень, — с этими словами она пошла вглубь, и им оставалось только следовать за ней.

Мира помогла Брану забраться на спину Ходору, хотя его корзина была наполовину сломана и промокла от талого снега. Затем Мира подставила плечо брату и помогла ему встать на ноги.

Он открыл глаза:

— Что? — бормотал он. — Мира? Где мы? — затем увидел огонь и улыбнулся. — Я видел очень странный сон.

Узкий извилистый проход был таким низким, что Ходору скоро пришлось пригнуться. Бран вжался в корзину, но вскоре все равно начал задевать и биться затылком о потолок. Сверху ему на волосы и глаза сыпалась грязь, а как-то раз он врезался лбом в толстый белый корень, растущий из стены тоннеля. С корня свисали усики, оплетенные паутиной.

Дитя Леса шла перед ними с факелом в руке. Плащ из листьев шуршал за ее спиной, но проход так сильно петлял, что Бран скоро потерял девочку из виду. Только отблески факела на стенах тоннеля теперь освещали дорогу. Когда они спустились еще ниже, пещера разделилась, но в левом ответвлении царила непроглядная тьма, и даже Ходор догадался идти направо, за факелом.

Из-за бегущих теней казалось, что стены тоже шевелятся. Бран увидел огромных белых змей, выползающих из земли, и его сердце заколотилось от ужаса. Ему показалось, что они забрели по ошибке в гнездо молочных змей или гигантских могильных червей — бледных, рыхлых и мягких. У могильных червей есть зубы.

Ходор тоже увидел их.

— Ходор, — захныкал он, не желая идти дальше.

Но девочка остановилась, чтобы они смогли ее догнать, и в неподвижном свете факела Бран понял: змеи были всего лишь белыми корнями, вроде того, о который он ударился головой.

— Это корни чардрев, — сказал он. — Помнишь сердце-древо в богороще, Ходор? Белое дерево с красными листьями? Дерево не может причинить тебе вред.

— Ходор, — Ходор устремился вперед вслед за их провожатой и ее факелом, в глубины земли.

Они прошли еще развилку, затем еще одну, после чего оказались в гулкой пещере — огромной, как главный чертог Винтерфелла.

Каменные зубы свисали с потолка, еще больше их росло из пола пещеры. Дитя Леса в своем лиственном плаще легко находила между ними тропинку. Время от времени она останавливалась и нетерпеливо махала факелом. Сюда, словно говорило пламя, сюда, сюда, быстрее.

Там было еще множество проходов и каменных чертогов, и Бран слышал, как где-то справа от него капает вода. Когда он обернулся посмотреть в ту сторону, то встретил взгляд чужих глаз. Глаза с вертикальными зрачками ярко блестели, отражая свет факела. Дети Леса, сказал себе Бран, девочка не единственная. Но вместе с этим ему вспомнилась сказка Старой Нэн о детях Генделя.

Корни были повсюду: изгибаясь, они проникали через землю и камни, закрывали одни проходы и поддерживали своды других. Все цвета исчезли, внезапно понял Бран. Мир состоял из черной земли и белых корней. У сердца-древа в Винтерфелле были корни толщиной с ногу великана, но здесь встречались корни даже толще. И Бран никогда не видел их в таком количестве. Наверное, над нами растет целая роща чардрев.

Свет снова исчез. Маленькая девочка, которая вовсе не была девочкой, могла двигаться очень быстро. Ходор поспешил за ней, но что-то хрустнуло у него под ногами. Он остановился так резко, что Мира с Жойеном чуть не врезались в него.

— Кости, — сказал Бран. — Это кости.

Земля была усыпана костями птиц и животных. Но были и другие:

крупные, которые могли принадлежать великанам, и небольшие, которые могли быть костями детей. По обе стороны, из высеченных в каменных стенах ниш на них смотрели черепа. Бран заметил черепа медведя и волка, полдюжины человеческих и столько же — великаньих.

Все остальные были маленькими, необычной формы. Дети Леса. Корни росли прямо из черепов и оплетали все вокруг. На некоторых сидели вороны, следившие за проходящими людьми блестящими черными глазками.

Конечная часть их долгого пути во тьме была самой крутой.

Последний спуск Ходор проехал на заднице, скользя и налетая на сломанные кости, грязь и камни. Девочка ждала их внизу, у края естественного моста над зияющей бездной. Бран слышал, как внизу бежит вода.Подземная река.

— Нам надо перейти на ту сторону? — спросил Бран, когда Риды съехали вниз позади него.

Мысль об этом пугала его. Если Ходор поскользнется на узком мосту, они будут падать очень долго.

— Нет, мальчик, — сказала Дитя. — Обернись.

Она подняла факел повыше, и свет как будто сдвинулся и изменился. Мгновение огонь был красно-оранжевым, заполняя пещеру румяным свечением, но затем цвета поблекли, оставив лишь черный и белый. Позади ахнула Мира. Ходор повернулся.

Бледный лорд в черных как смоль одеяниях сидел на сплетенном чардревами троне, в гнезде из корней, что обнимали его усохшие члены, словно мать — младенца.

Его тело напоминало скелет, а одежда настолько истлела, что сначала Бран принял его за еще один труп, так долго пролежавший здесь, что корни проросли над ним, под ним и сквозь него. Кожа мертвого лорда была белой, за исключением кроваво-красного родимого пятна, тянувшегося от щеки к шее. Его белые волосы были тонкими, как корневые волоски, и такими длинными, что касались земли. Корни обвились вокруг ног, подобно древесным змеям. Один зарылся сквозь остатки ткани в сухую плоть бедра и выходил из плеча. Побеги темнокрасных листьев росли из черепа, лоб покрывали серые грибы. Кожи оставалось немного, она обтягивала его лицо, тугая и жесткая, словно белая замша, и то тут, то там проглядывали желто-коричневые кости.

— Вы трехглазая ворона? — услышал свой голос Бран.

У трехглазой вороны должно быть три глаза. А у него только один, и тот — красный. Бран ощутил, как этот глаз уставился на него — кровавый омут, блестящий в свете факела. На месте второго из пустой глазницы рос тонкий белый корень, спускаясь по щеке к шее.

— В… ворона? — голос бледного лорда был бесстрастен. Губы двигались медленно, будто позабыв, как складывать слова. — Да, когдато. Черный наряд и черная кровь. — Его одежда истлела и прохудилась, покрытая мхом и изъеденная червями, но когда-то она была черной. — Я был многими, Бран. Теперь я стал таким, как ты меня видишь, и теперь ты понимаешь, почему я не мог прийти к тебе… кроме как во сне. Я долго наблюдал за тобой, наблюдал тысячей глаз и одним. Я видел твое рождение, а до этого — рождение твоего лорда-отца. Я видел твой первый шаг, слышал твое первое слово, был в твоем первом сне. Я смотрел, как ты упал. А теперь ты, наконец, пришел ко мне, Брандон Старк, хотя уже поздно.

— Я здесь, — сказал Бран, — только я сломанный. Вы… вы исцелите меня… то есть мои ноги?

— Нет, — сказал бледный лорд. — Это не в моей власти.

Глаза Брана наполнились слезами. Мы проделали такой длинный путь. В пещере отдавался эхом шум черной реки.

— Ты никогда не будешь ходить снова, Бран. Но ты будешь летать, — пообещали бледные губы.

ТИРИОН   Долгое время он не шевелился, лежа неподвижно на куче старых мешков, служивших ему постелью, прислушиваясь к ветру в снастях и плеску реки о корпус судна.

Полная луна плыла над мачтой. Она следует за мной вниз по реке, наблюдая своим огромным глазом. Несмотря на теплоту затхлых кож, которыми он укрылся, карлика била дрожь. Мне нужна чаша с вином.

Дюжина чаш вина. Но скорее луна начнёт подмигивать, чем этот сукин сын Гриф позволит ему утолить жажду. Вместо этого он пил воду, что обрекало его на бессонные ночи и дни в поту и ознобе.  Карлик сел, сжимая голову руками. Я спал? Подробности сна уже улетучились. Ночи никогда не были добры к Тириону Ланнистеру. Ему всегда плохо спалось, даже на мягких перинах. Он устроил себе постель на крыше каюты «Робкой девы», используя вместо подушки бухту пеньковой веревки. Здесь ему нравилось больше, чем в тесном корабельном трюме: воздух был свежее, а речные звуки куда приятнее, чем храп Утки. Но за удовольствия пришлось платить – палуба была жесткой, и когда он просыпался, его тело ныло и не сгибалось, а ноги затекали и болели.

Сейчас они пульсировали, а икры стали твердыми, как дерево. Он размял их пальцами, попытавшись унять боль, но когда встал, она все еще ощущалась, заставив его измениться в лице. Мне нужна ванна. Его детская одежда воняла, да и он тоже. Другие купались в реке, но Тирион пока не решался присоединиться к ним: некоторые черепахи, которых он видел на мелководье, выглядели достаточно большими, чтобы перекусить его пополам. Костоломы, называл их Утка. Кроме того, карлик не хотел, чтобы Лемора видела его голым.

Деревянная лестница спускалась с крыши каюты. Тирион натянул сапоги и слез на палубу, где возле жаровни расположился Гриф, укутанный в свой плащ из шкуры волка. Наемник сам нес ночную вахту, принимая ее, когда команда ложилась спать, и отдыхая после восхода солнца.

Тирион присел напротив и стал греть руки над углями. Над рекой пели соловьи. 

– Скоро день, – сказал он Грифу.

– Недостаточно скоро. Нам нужно продолжать путь.  Если бы это зависело от Грифа – «Робкая Дева» спускалась бы вниз по течению и ночью. Но Яндри и Исилла отказывались рисковать лодкой и плыть в темноте. Верхняя Ройна была полна коряг, застрявших под водой, каждая из которых могла распороть корпус лодки. Но Гриф не желал ничего знать. Все, что занимало его мысли – как бы побыстрее добраться в Волантис.

Взгляд наемника постоянно перемещался, выискивая в ночи... что?

Пиратов? Каменных людей? Ловцов рабов? Карлик осознавал, что на реке их подстерегало много опасностей, но Гриф казался Тириону самой грозной из них. Он напоминал ему Бронна, однако тот обладал черным юмором наемника, а вот у Грифа чувство юмора отсутствовало напрочь.

– Я готов убить за чашу вина, – пробормотал Тирион.

Гриф не ответил. Ты умрешь прежде, чем доберешься до вина, казалось, говорили его бледные глаза. Тирион напился до потери сознания в первую ночь на «Робкой деве». На следующий день он чувствовал себя так, словно драконы дрались у него в голове. Гриф увидел, как его рвало через борт, и сказал: «Больше ты пить не будешь».

«Но вино помогает заснуть,» – возразил ему тогда Тирион. Вернее, вино спасает от снов.

«Тогда бодрствуй,» – ответил неумолимый Гриф.

На востоке первые солнечные лучи заливали небо над рекой. Воды Ройны медленно превращались из черных в синие, под цвет волос и бороды наемника. Гриф поднялся на ноги: 

– Остальные скоро проснутся. Палуба твоя.  Соловьи умолкли, запели речные жаворонки. В тростниках и на отмелях показались белые цапли. В небе засияли облака: розовые и фиолетовые, коричневые и золотые, жемчужные и шафранные. Одно облако напоминало дракона. Кто–то однажды написал: «Если человеку довелось увидеть летящего дракона, пусть остается дома и мирно возделывает свой сад, ведь во всем мире нет большего чуда.» Тирион почесал шрам и попытался припомнить автора. В последнее время драконы часто занимали его мысли.

– Доброе утро, Хугор, – септа Лемора вышла на палубу. Ее белое одеяние было перехвачено вокруг талии поясом, сотканном из тканей семи разных цветов. Распущенные волосы свободно спадали на плечи. – Как спалось?

– Урывками, милая леди. Вы снова снились мне.  Сон наяву. Он не мог уснуть, поэтому расслаблялся, запуская руку между бедер и представляя себе, как септа скачет на нем, а ее большие груди подпрыгивают в такт.

– Не сомневаюсь, что это был порочный сон. Вы порочный человек.

Не хотите помолиться со мной и попросить искупления грехов?

Только если молиться мы будем так, как это делают на Летних Островах. 

– Нет, но передайте Деве от меня долгий сладкий поцелуй.

Смеясь, септа прошла на нос лодки, чтобы исполнить свой ежедневный ритуал – утреннее купание в реке. 

– Определенно, эту посудину назвали не в вашу честь, – крикнул Тирион, когда она скинула одежды.

– Мать и Отец создали нас по своему подобию, Хугор. Мы должны гордиться своим телом, потому что оно сотворено богами.

Боги, наверное, были пьяны, когда занимались моим телом.

Карлик смотрел, как септа Лемора скользнула в воду. Зрелище всегда возбуждало его. В этом было что-то восхитительно порочное – представлять, каково было бы стянуть с септы белые тряпки и раздвинуть ей ноги. Лишить невинности. Хотя Лемора была далеко не так невинна, как казалась. Подобные растяжки на ее животе могли появиться лишь после родов.

Яндри и Исилла встали с первыми лучами солнца и уже занимались своими делами. Яндри проверял оснастку и время от времени бросал взгляды в сторону септы Леморы. Его маленькая смуглая жена не обращала на это внимания. Она подбросила щепок в жаровню на задней палубе, поворошила угли почерневшим клинком и начала месить тесто для утренних лепешек.

Лемора вскарабкалась на палубу, и Тирион наслаждался, глядя, как вода стекает между ее грудей, а гладкая кожа сверкает золотом в утренних лучах. Ей было за сорок, скорее милая, чем красивая, но все еще сохранившая привлекательность. Вожделеть почти так же хорошо, как и пить, решил он. Это заставляло его чувствовать себя живым. 

– Видел черепаху, Хугор? – спросила септа, выжимая волосы. – Большую рубчатую?

Лучше всего было наблюдать за черепахами рано утром. В середине дня они опускались на глубину или прятались в ямах вдоль берега, но когда солнце только начинало подниматься, они выплывали на поверхность. Некоторым нравилось плыть рядом с лодкой. Тирион успел мельком увидеть с дюжину различных видов: больших и маленьких, с плоскими спинами и мягкими панцирями, красноухих и зубчатых, коричневых, зеленых, черных, когтистых и рогатых; черепах, чьи ребристые узорчатые панцири были покрыты золотыми, яшмовыми и кремовыми разводами. Некоторые были настолько велики, что могли бы нести человека на своих спинах. Яндри клялся, что ройнарская принцесса имела обыкновение переправляться на них через реку. Он и его жена были с берегов Зеленокровки – пара дорнийских сирот, вернувшихся к Матери Ройне.

– Рубчатую я пропустил.  Я разглядывал голую женщину.

– Бедняжка, – Лемора натянула тунику через голову, – я знаю, ты встаешь так рано в надежде увидеть черепах.

– Я также любуюсь восходом солнца.  Это всё равно что смотреть на деву, встающую голышом из ванны.

Одни могут быть симпатичнее других, но все в равной степени полны обещаний. 

– Черепахи тоже преисполнены собственного очарования, должен признать. Ничто не доставляет мне большего удовольствия, чем вид двух красиво очерченных… панцирей.

Септа Лемора рассмеялась. Как и у всякого пассажира «Робкой девы», у нее были свои секреты. Она словно приглашала раскрыть их. Я не хочу узнавать ее поближе, я просто хочу ее трахнуть. И это ей тоже было известно. Повесив кристалл септы на шею и уложив его в ложбинке между грудей, она дразнила его улыбкой.

Яндри поднял якорь, стянул один из длинных шестов с крыши каюты и оттолкнулся. Две цапли, вытянув головы, наблюдали, как «Робкая Дева» отплыла от берега, выходя на середину потока. Лодка медленно заскользила вниз по течению. Яндри перешел к румпелю, Исилла переворачивала лепешки. Она поставила железную сковороду на жаровню и выложила на нее бекон. Иногда она готовила лепешки и бекон, в другие дни – бекон и лепешки. Раз в две недели была рыба, но не сегодня.

Пока Исилла отвернулась, Тирион стащил из жаровни лепешку, метнувшись прочь как раз вовремя, чтобы избежать встречи с ее грозной деревянной ложкой. Лучше всего было есть лепешки горячими, обмакивая в масло и мед. Запах жарящегося бекона вскоре выманил из трюма Утку. Он понюхал жаровню, схлопотал от Исиллы ложкой и пошел на корму пустить утреннюю струю.

Тирион проковылял вслед за ним. 

– Вот на что стоит посмотреть, – съязвил он, когда они опорожняли свои мочевые пузыри, – карлик и утка, преумножающие силу могучей Ройны.

Яндри захрюкал от смеха: 

– Матери Ройне не нужна твоя жидкость, Йолло. Она и так величайшая река в мире.

Тирион стряхнул последние капли: 

– Достаточно великая, чтобы утопить карлика, в этом я согласен.

Однако Мандер такой же ширины, равно как и устье Трезубца. А Черноводная даже глубже.

– Ты не знаешь эту реку. Вот подожди и увидишь.

Бекон покрылся хрустящей корочкой, а лепешки приобрели золотисто-коричневый цвет. Юный Гриф, зевая, вышел на палубу. 

– Всем доброе утро.  Парень был ниже Утки, но его долговязое сложение говорило, что он еще вытянется. Этот безбородый юнец мог бы заполучить любую девку в Семи Королевствах, с синими волосами или без них. Они бы таяли под его взглядом. У Юного Грифа были голубые глаза, как и у отца, но если у того они почти бесцветные, то у мальчишки – темные.

При свете лампы они становились черными, а на закате казались фиолетовыми. Ресницы же были длинными, как у девушки.

– Чую запах бекона, – объявил юноша, натягивая ботинки.

– Хороший бекон, – сказала Исилла. – Садись.

Она кормила их на корме: навязывала Юному Грифу лепешки с медом и лупила Утку ложкой по рукам всякий раз, когда тот хотел загрести побольше бекона. Тирион взял две лепешки, положил между ними кусок бекона и отнес Яндри, стоящему у румпеля. Затем помог Утке установить большой треугольный парус «Робкой Девы». Яндри вывел их на середину реки, где течение было сильнее. «Робкая Дева»

оказалась прекрасным судном. С неглубокой посадкой, она могла продолжать свой путь даже по самым маленьким речным притокам и преодолевать песчаные отмели, на которые сели бы суда большего размера. С поднятыми парусами и при хорошем течении, лодка могла развивать порядочную скорость. Яндри уверял, что это вопрос жизни и смерти в верхнем течении Ройны. 

– Вверх от Печалей нет законов уже тысячи лет.

– И людей, как я погляжу. – Он видел какие-то руины на берегах реки, груды камней, заросшие лозой, мхом и цветами, но никаких признаков человеческого жилья.

– Ты не знаешь реки, Йолло. В любой излучине могут скрываться пиратские лодки, а среди развалин – прятаться беглые рабы. Их ловцы редко заходят так далеко на север.

– Ловцы рабов были бы приятной заменой черепахам.  Не будучи беглым рабом, Тирион не боялся быть пойманным. И ни один пират не стал бы утруждаться и захватывать лодку, движущуюся вниз по течению – ценные товары из Волантиса везли в противоположную сторону.

Когда с беконом было покончено, Утка толкнул Юного Грифа в плечо: 

– Пора набивать синяки. Думаю, сегодня будем сражаться на мечах.

– На мечах? – ухмыльнулся Юный Гриф. – Что ж, это будет забавно.

Тирион помог ему одеться в толстые штаны, подбитый дублет и старые помятые стальные латы. Сир Ролли облачился в свою кольчугу и броню из вареной кожи. Оба надели шлемы и взяли тупые мечи из сундука с оружием. Они расположились на корме, нетерпеливо поглядывая друг на друга, а остальная компания собралась поглазеть.

Когда они бились на деревянных или тупых топорах, больший вес и сила сира Ролли давали ему преимущество, но с мечами шансы уравнивались. Никто из них сегодня не взял щит – это была игра в нападение и защиту, передвижение взад-вперед по палубе. Юный Гриф наносил больше ударов, хотя удары Утки были мощнее. В конце концов здоровяк начал уставать. Его удары стали медленнее и без размаха.

Юный Гриф отразил их все и предпринял яростную атаку, заставившую сира Ролли отступить. Когда они достигли бортика, парень сцепил их клинки и так толкнул Утку плечом, что здоровяк полетел в реку.

Он вынырнул фыркая, бранясь и вопя, чтобы кто-нибудь вытащил его обратно, пока рыбы не сожрали его причиндалы. Тирион бросил ему веревку.

– Утка должна уметь плавать получше, – заявил он, пока они вместе с Яндри затаскивали рыцаря на борт «Робкой Девы».

– А ну-ка посмотрим как плавают карлики, – ответил на это сир Ролли, сгреб Тириона за воротник и толкнул вниз головой в Ройну.

Но посмеяться над карликом не удалось: он умел грести довольно сносно и делал это… пока ноги не начало сводить судорогой. Юный Гриф протянул ему шест. 

– Ты не первый, кто пытается меня утопить, – сказал Тирион Утке, выливая речную воду из сапога. – Отец бросил меня в колодец в день, когда я родился, но я был так уродлив, что водяная ведьма, жившая в глубине, выплюнула меня обратно. – Он стянул другой сапог и прошелся колесом по палубе, обрызгав всех сидящих.

Юный Гриф засмеялся.

– Где ты этому научился?

– Лицедеи научили меня, – соврал он. – Моя мать любила меня больше остальных своих детей, потому что я был таким маленьким. Она кормила меня грудью до семи лет. Братья ревновали, и поэтому засунули меня в мешок и продали бродячей труппе. Когда я попытался сбежать, хозяин труппы отрезал мне половину носа, так что у меня не осталось иного выбора, кроме как пойти с ними и учиться быть забавным.

Правда была несколько иной. Дядя немного учил его акробатике, когда ему было шесть или семь лет. Тирион с усердием отдавался этому занятию. Полгода он весело прокладывал путь кульбитами по Утесу Кастерли, вызывая улыбки на лицах септонов, оруженосцев и слуг. Даже Серсея, увидев его, пару раз посмеялась.

Все это внезапно закончилось в день возвращения отца из Королевской Гавани. В тот вечер за ужином Тирион удивил своего родителя, пройдясь на руках по всей длине стола. Лорд Тайвин не обрадовался: «Боги создали тебя карликом. Неужели нужно быть еще и шутом? Ты был рожден львом, а не обезьяной.»

А ты труп, отец, так что я буду скакать, как мне нравится.

– У тебя дар заставлять людей смеяться, – сказала Тириону септа Лемора, пока он сушил ноги. – Ты должен быть благодарен за это Небесному Отцу. Он одаривает всех своих детей.

– Действительно, – любезно согласился он.  А когда я умру, пожалуйста, пусть меня похоронят с арбалетом, чтобы я мог отблагодарить Небесного Отца за его дары так же, как отблагодарил отца земного.

После неожиданного купания с его одежды капала вода, и она неприятно липла к рукам и ногам. Пока Юный Гриф удалился с септой Леморой постигать таинства Веры, Тирион сбросил мокрые вещи и надел сухие. Утка громко расхохотался, когда он снова появился на палубе. И Тирион не мог его винить. В этой одежде он являл миру забавное зрелище. Дублет был сшит из двух половинок: левая часть – из пурпурного бархата с бронзовыми заклепками, правая – из желтой шерсти с вышитым зеленым цветочным узором. Его бриджи сделали таким же образом: правая штанина зеленая, левая – в красную и белую полоску. Один из сундуков Иллирио был набит детской одеждой, старомодной, но добротной. Септа Лемора распорола ее и сшила заново, смешав части от разных костюмов и превратив их в нелепый шутовской наряд. Гриф даже настоял, чтобы Тирион помогал с распарыванием и шитьем. Не было сомнений, что это делалось с целью его унизить, но Тирион наслаждался процессом – компания Леморы была приятной, несмотря на ее склонность ругать его каждый раз, когда он грубо отзывался о богах. Если Гриф хочет сделать из меня шута, что ж, я поддержу игру. Мысль о том, что Тайвин Ланнистер, где бы он сейчас ни находился, бесится от ярости, смягчала его обиду.

Вторая его обязанность была еще более дурацкой. У Утки меч, у меня – чернила и пергамент. Гриф приказал ему записать все, что он знал из драконологии. Невероятно трудная задача, но карлик корпел над ней ежедневно, сидя скрестив ноги на крыше каюты и старательно скрипя пером.

За прошедшие годы Тирион многое узнал о драконах. Большая часть этих сведений была почерпнута из пустых слухов, и на них не стоило полагаться, а книги, предоставленные Иллирио, были не из тех, о которых стоило мечтать. Чего ему действительно недоставало, так это полного текста «Пожаров Свободных Земель» – история Валирии, написанная Галендро. Однако во всем Вестеросе не было ни одной полной копии, и даже в Цитадели не хватало двадцати семи свитков. У них определенно должна быть библиотека в Старом Волантисе.

Возможно, я найду более полную версию там, если мне удастся проникнуть за Черные Стены в сердце города.

Меньше надежд он питал в отношении книги септона Барта «Драконы, Змии, Виверны: их чудовищная история». Барт был сыном кузнеца, доросшим до звания королевского Десницы в период правления Джейехериса Миротворца. Враги всегда обвиняли его в том, что он был больше колдуном, чем септоном. Бэйлор Благословенный, взойдя на Железный Трон, приказал уничтожить все рукописи Барта.

Десять лет назад Тириону удалось прочесть отрывок из «Чудовищной истории», ускользнувший от Благословенного Бэйлора, но он сомневался, что какой-то из книг удалось пересечь Узкое море. И, конечно, меньше всего надежды было найти неполный, анонимный, пропитанный кровью том, иногда называемый «Кровь и огонь», а иногда – «Смерть драконов», единственная сохранившаяся копия которого была, как полагали, спрятана в запертых подвалах Цитадели.

Когда зевающий Полумейстер вышел на палубу, карлик как раз записывал то, что мог вспомнить об особенностях размножения драконов – мнения Барта, Мункуна и Томакса по этому вопросу заметно расходились. Халдон направился на корму помочиться на солнце, мерцающее в воде и распадающееся на части при каждом дуновении ветерка.

– Мы доберемся до слияния с Нойном к вечеру, Йолло, – крикнул Полумейстер.

Тирион оторвал взляд от письма. 

– Мое имя – Хугор. Йолло прячется в моих штанах. Выпустить его поиграть?

– Не стоит. Ты можешь перепугать черепах, – улыбка Халдона была колкой, как острие кинжала. – Как, ты сказал, называлась та улица в Ланниспорте, на которой ты родился, Йолло?

– Это был переулок. И у него не было названия.  Тирион получал пьянящее удовольствие, придумывая детали из красочной жизни Хугора Хилла, также известного как Йолло, бастарда Ланниспорта. Лучшая ложь та, что приправлена щепоткой правды.

Карлик знал, что акцент выдавал в нем уроженца западных земель, да еще и знатного происхождения, поэтому Хугору следовало быть незаконнорожденным сыном лорда. Родом из Ланниспорта, потому что он знал его лучше, чем Старомест или Королевскую Гавань. И в городах же большинство карликов заканчивали свои дни, даже те, кем доборопорядочные деревенские простушки ощенились на реповых грядках... В деревнях нет шоу уродцев или цирковых трупп... но зато там достаточно колодцев, чтобы поглотить нежелательных котят, трехголовых телят или детей, подобных ему.

– Я смотрю, ты опять извел хороший пергамент, Йолло, – заявил Халдон, зашнуровав штаны.

– Не все из нас способны стать полумейстерами, – руку Тириона сводило судорогами. Он отложил перо и размял короткие пальцы. – Как насчет еще одной партии в кайвассу? – Полумейстер всегда побеждал его, но это был способ скоротать время.

– Сегодня вечером. Присоединишься к нам на занятии Юного Грифа?

– Почему нет? Кто-то же должен исправлять твои ошибки.

На «Робкой деве» было четыре каюты. Яндри и Исилла занимали одну, Гриф и Юный Гриф – другую. Септа Лемора жила в собственной каюте, как и Халдон. Каюта Полумейстера была самой просторной.

Вдоль одной из стен располагались книжные полки и стеллажи, заполненные старыми свитками и пергаментом; у другой – стойки с мазями, травами и зельями. Желтое рифленое стекло круглого окна преломляло солнечный свет. Из мебели тут была койка, письменный стол, стул, табурет и игральный столик для кайвассы, с разбросанными деревянными резными фигурками.

Урок начался с изучения языков. Юный Гриф свободно владел общим языком, бегло разговаривал на высоком валирийском, знал диалекты Пентоса, Тироша, Мира и Лисса, а также морской жаргон.

Волантийский диалект был ему незнаком, как и Тириону, и поэтому они каждый день заучивали по нескольку слов, а Халдон исправлял их ошибки. С миэринским было тяжелее: хотя корни были валирийскими, сам язык тесно переплетался с грубым, безобразным говором Старого Гиса.

– Надо засунуть пчелу в нос, чтобы нормально разговаривать на гискарском, – пожаловался Тирион. 

Юный Гриф засмеялся, но Полумейстер лишь произнес:

– Еще раз.  Мальчик послушался, хотя теперь он закатывал глаза при каждом «зззз». Слух у него лучше, вынужден был признать Тирион, но, держу пари, мой язык подвижнее.

За языками последовала геометрия. В ней мальчик был менее искусен, но Халдон был терпеливым учителем, и Тирион тоже смог найти себе применение. Он изучал тайны квадратов, окружностей и треугольников у мейстера своего отца в Утесе Кастерли, и воспоминания вернулись к нему быстрее, чем он мог бы предположить.

Когда они дошли до истории, Юный Гриф начал терять терпение. 

– Мы обсуждали историю Волантиса, – сказал ему Халдон. – Можешь рассказать Йолло, в чем разница между тигром и слоном?

– Волантис – старейший из Девяти Вольных Городов, первый отпрыск Валирии, – ответил юноша скучающим тоном. – После Рока волантийцам нравилось считать себя полноправными наследниками Свободных Земель и законными правителями мира, но они разделились во взглядах на то, как лучше достичь господства. Древняя Кровь склонялась к мечу, а купцы и ростовщики поддерживали торговлю.

Когда они начали бороться за власть над городом, соперников стали называть тиграми и слонами соответственно. Тигры продержались у власти почти век после Рока Валирии. Какое-то время им сопутствовал успех. Волантийский флот взял Лисс, волантийская армия захватила Мир, и целых два поколения все три города управлялись из-за Черных Стен. Все рухнуло, когда тигры попробовали захватить Тирош. На его сторону встали Пентос и Штормовой Король из Вестероса. Браавос предоставил лиссенийским изгнанникам сотню боевых кораблей, Эйегон Таргариен вылетел с Драконьего Камня на Черном ужасе, и Мир с Лиссом подняли восстание. Война опустошила Спорные острова и освободила от гнета Мир и Лисс.

Тигры терпели и другие поражения:

флот, который они послали, чтобы вернуть себе Валирию, исчез в Дымящемся море, а Квохор и Норвос разбили их войска на Ройне, когда огненные галеры сражались на Кинжальном Озере. С востока приходили дотракийцы, выгоняя бедняков из лачуг, а богачей из поместий, пока на всем пространстве от лесов Квохора до истоков Селхору не остались только трава и развалины. После века войны Волантис оказался разбитым, обанкротившимся и обескровленным.

Именно тогда пришли к власти слоны. Они правят там по сей день.

Иногда из числа тигров выбирают триарха, иногда нет, но всегда только одного, так что слоны правят городом вот уже три сотни лет.

– Все верно, – одобрил Халдон. – А кто нынешние триархи?

– Малакво – тигр, Ниессос и Донифос – слоны.

– И какой урок мы можем извлечь из истории Волантиса?

– Если хочешь завоевать мир, стоит обзавестись драконами.

Тирион не смог удержаться от смеха.

Позже, когда Юный Гриф поднялся на палубу, чтобы помочь Яндри с парусами и мачтами, Халдон подготовил столик для партии в кайвассу.

Тирион взглянул на него своими разноцветными глазами и сказал:

– У парня есть способности и ты много ему даешь. Половина лордов в Вестеросе не настолько хорошо образована, к сожалению. Языки, история, песни, арифметика... крепкая смесь для сына какого-то наемника.

– Книга может быть опаснее меча, если находится в правильных руках, – ответил Халдон. – В этот раз, Йолло, постарайся сражаться лучше. В кайвассу ты играешь так же плохо, как и кувыркаешься.

– Я пытаюсь внушить тебе обманчивое чувство уверенности, – сказал Тирион, когда они расставили фигуры по обеим сторонам резной деревянной доски. – Ты думаешь, что именно ты научил меня играть, но вещи – не всегда то, чем кажутся. Может быть, я научился игре у торговца сыром, ты рассматривал такой вариант?

– Иллирио не играет в кайвассу.

Нет, подумал карлик, он играет в игру престолов, а ты, Гриф и Утка – всего лишь фигурки, которые он передвигает, куда хочет, и которыми при необходимости пожертвует, как он пожертвовал Визерисом. 

– Тогда вся ответственность на тебе. Если я играю плохо, это твоя вина.

Полумейстер усмехнулся. 

– Йолло, мне будет тебя не хватать, когда пираты перережут тебе глотку.

– Где они, эти знаменитые пираты? Я начинаю думать, что ты и Иллирио их всех придумали.

– Их больше всего на участке реки между Ар Нойем и Печалями.

Вверх от развалин Ар Нойя рекой заправляет Квохорик, а ниже от Печалей реку контролируют галеры Волантиса, однако ни один город не претендует на воды между ними, поэтому пираты забрали их себе. На Кинжальном Озере полно островов, где они прячутся в пещерах и тайных укреплениях. Ты готов?

– К сражению с тобой? Без сомнения. К битве с пиратами? Ну уж нет.

Халдон убрал ширму со стола. Каждый изучал расстановку фигур у другого. 

– Ты быстро учишься, – отметил Полумейстер.

Тирион уже почти схватил своего дракона, но передумал. В прошлой игре он вывел его слишком рано, и тот пал от требушета. 

– Если мы встретим этих легендарных пиратов, может быть, я присоединюсь к ним. Я скажу им, что меня зовут Хугор Полумейстер, – он передвинул свою легкую конницу к горам Халдона.

Халдон ответил слоном. 

– Хугор Полоумный подошло бы тебе больше.

– Мне нужна только половина моего ума, чтобы быть с тобой на равных. – Тирион передвинул тяжелую конницу, чтобы защитить легкую. – Может быть, ты не прочь сделать ставку на результат?

Полумейстер поднял бровь. 

– Сколько?

– У меня нет денег. Мы будем играть на секреты.

– Гриф мне язык отрежет.

– Боишься, да? Я бы на твоем месте боялся.

– В день, когда ты обыграешь меня в кайвассу, у меня черепахи выползут из задницы, – Полумейстер подвинул свои копья. – Считай, что мы заключили пари, карлик.

Тирион протянул руку к дракону.

Тремя часами позже он вылез на палубу опорожнить мочевой пузырь. Утка помогал Яндри справиться с парусом, пока Исилла держала штурвал. Солнце низко висело над тростником на западном берегу, а порывистый ветер набрасывался на лодку. Мне нужен мех с вином, подумал карлик. Его ноги сводило судорогой от сидения на табурете, а голова так кружилась, что он только чудом не свалился в реку.

– Йолло, – окликнул Утка. – Где Халдон?

– Его уложили в постель с некоторым недомоганием. У него черепахи лезут из задницы.  Он предоставил рыцарю самому разъяснить этот вопрос и вскарабкался по лестнице на крышу каюты. Далеко на востоке мгла собиралась за скалистым островом.

Там, на крыше, его нашла септа Лемора.

– Ты чувствуешь бурю в воздухе, Хугор Хилл? Перед нами Кинжальное Озеро, где рыщут пираты. А за ним – Печали.

Не мои. Свои собственные я таскаю с собой, куда бы ни пошел. Он задумался о Тише и о том, куда отправляются все шлюхи. Почему не в Волантис? Может быть, я найду ее там. Человеку нужно на что-то надеяться. Он подумал о том, что бы ей сказал. Мне жаль, что я позволил им тебя изнасиловать, любимая. Я думал, ты была шлюхой.

Найдешь ли ты в своем сердце силы простить меня? Я хочу вернуться в наш домик, когда мы были мужем и женой.

Остров остался позади. Тирион видел развалины, возвышающиеся вдоль восточного берега: кривые стены и рухнувшие башни, разрушенные своды и ряды сгнивших деревянных колонн, улицы, задохнувшиеся в грязи и заросшие багровым мхом. Еще один мертвый город, в десять раз больше, чем Гойан Дрое. Теперь здесь жили черепахи, огромные костоломы. Карлик видел, как они греются на солнце – коричневые и черные бугры с неровными гребнями, расходящимися от центра панцирей. Некоторые заметили «Робкую Деву» и скользнули в воду, оставляя за собой рябь. Не очень подходящее место для купания.

Потом, сквозь скрюченные полузатопленные деревья и широкие мокрые улицы, он заметил серебристый блеск солнца на воде. Еще одна река, сразу же понял он, спешит к Ройне. Руины становились выше, а суша – все уже, пока город не закончился на мысе, где были видны развалины грандиозного дворца из розового и зеленого мрамора. Его обвалившиеся своды и сломанные шпили возвышались над рядом крытых арок. Тирион увидел еще больше черепах, спавших на стапелях там, где когда-то могли стоять в доках полсотни кораблей. Тогда он понял, где находится. Дворец Нимерии и все, что осталось от Ни Сара, ее города.

– Йолло, – крикнул Яндри, когда корабль проплывал мимо мыса, – расскажи-ка мне опять о вестеросских реках, которые так же велики, как Мать Ройна.

– Я не знал, – отозвался тот, – ни одна река в Семи Королевствах не достигает и половины ширины этой.  Новый приток был вдвое шире реки, по которой они спускались, и он один почти не уступал Мандеру или Трезубцу.

– Это Ни Сар, где Мать встречает свою Буйную Дочь – Нойн, – сказал Яндри, – но своей самой широкой точки она достигнет, когда встретится с остальными дочерьми. У Кинжального Озера присоединится Койн, Мрачная Дочка, полная золота и янтаря с Топора и сосновых шишек из лесов Квохора. Южнее Мать встретит Лорулу, Улыбчивую Дочку с Золотых Полей. Там, где они сливаются, когда-то стоял Кроян, праздничный город, где улицы были из воды, а дома – из золота. Затем снова на юг и восток на долгие лиги, пока, в конце концов, не подползет Селору – Застенчивая Дочь, что прячет свои воды в тростниках и заводях. Там Мать Ройна разливается так широко, что если выплыть на середину реки – не видно берегов. Вот увидишь, мой маленький друг.

Увижу, думал карлик, когда заметил впереди рябь на воде ярдах в шести от лодки. Он уже собирался указать на это Леморе, когда поверхность забурлила и «Робкая Дева» закачалась на волнах.

Это была черепаха, рогатая черепаха гигантских размеров, с темнозеленым панцирем, испещренным коричневыми крапинками и покрытым водяным мхом и застарелыми черными речными моллюсками. Черепаха подняла голову и издала низкий монотонный рев, громче любого военного рога, который Тириону когда-либо доводилось слышать. 

– Мы благословлены, – в голос зарыдала Ясилла, из ее глаз рекой текли слезы. – Мы благословлены, благословлены!

Утка и Юный Гриф улюлюкали. На палубу выскочил Халдон – выяснить причину всеобщего волнения...

но слишком поздно:

громадная черепаха исчезла под толщей воды. – Из-за чего весь этот шум? – спросил он.

– Черепаха, – ответил Тирион. – Черепаха больше нашей лодки.

– Это был он! – воскликнул Яндри. – Речной Старец.

Почему бы и нет, ухмыльнулся Тирион. При рождении королей всегда происходят чудеса и явления богов.

ДАВОС "Веселая повитуха" проскользнула в Белую Гавань с вечерним приливом. Ее залатанный парус колыхался от каждого порыва ветра.  Она была старым рыболовным судном, но даже в молодости никто не назвал бы ее красавицей. Носовая фигура изображала смеющуюся женщину, держащую младенца за одну ногу, но щеки женщины и задница младенца рябили червоточинами. Бесчисленные слои тусклокоричневой краски покрывали корпус, паруса были серыми и изодранными. Это не тот корабль, на который бросишь второй взгляд — разве только подивиться, как он остается на плаву. "Веселую повитуху" здесь хорошо знали — много лет она вела скромную торговлю между Белой Гаванью и Сестрами.

Отправляясь с Саллой и его флотом, Давос не предвидел такого прибытия. Тогда все казалось проще. Вороны не принесли королю Станнису клятву верности из Белой Гавани, так что Его Величество отправил посланника, чтобы договориться с лордом Мандерли лично.

Чтобы продемонстрировать силу, Давос должен был прибыть на борту галеаса Саллы "Валирийка" с остальным лиссенийским флотом за спиной. Корпуса всех кораблей были полосатыми: черный с желтым, розовый с синим, зеленый с белым, фиолетовый с золотым. Лиссенийцы любили яркие цвета, а Салладор Саан — самые яркие. Салладор Великолепный, подумал Давос, но шторма положили конец всему.

Вместо этого он проник в город тайно, как сделал бы двадцать лет назад. Пока он не знал, как здесь обстоят дела, было благоразумнее представляться простым моряком, а не лордом.

Белокаменные стены Белой Гавани выросли перед ним на восточном берегу, где Белый Нож впадал в залив. За шесть лет, что Давос здесь не был, городская оборона частично усилилась. Пирс, разделявший внутреннюю и внешнюю гавани, укрепили каменной стеной высотой в тридцать футов и длиной почти в милю, с башнями через каждые сто ярдов. С Тюленьей Скалы, где раньше были одни развалины, тоже поднимался дым. Это хороший знак. Или плохой. В зависимости от того, чью сторону выберет лорд Виман.

Давос всегда любил этот город — с тех пор как впервые прибыл сюда юнгой на "Пятнистой кошке". Хоть и маленький по сравнению со Староместом и Королевской гаванью, он был чистым и удобно устроенным, с широкими прямыми мощеными улицами, по которым легко найти дорогу. Дома здесь строили из беленого камня, а крыши с высокими скатами покрывали темно-серым сланцем. Роро Ухорис, старый и вздорный капитан "Пятнистой кошки", всегда утверждал, что он может отличить один порт от другого по запаху. "Города похожи на женщин, — утверждал он, — у каждого есть собственный особый запах".

Старомест благоухал цветами, как надушенная вдова. Ланниспорт был дояркой, свежей и грубоватой, с запахом древесного дыма в волосах.

Королевская Гавань воняла, как немытая шлюха. А запах Белой Гавани был острым, соленым и немного рыбным. "Она пахнет так, как должна пахнуть русалка, — говорил Роро. — Она пахнет морем".

По-прежнему пахнет, подумал Давос, но он учуял и торфяной дым, тянущийся с Тюленьей Скалы. Морская глыба возвышалась над подходами к внешней гавани, огромный серо-зеленый выступ поднимался над водой на пятьдесят футов. Его вершину венчало кольцо покатых камней — круглый форт Первых Людей, который сотни лет стоял пустым и заброшенным. Но сейчас он уже не был заброшен. Давос видел за камнями баллисты и огненные катапульты, в щели между камнями выглядывали арбалетчики. Там, должно быть, холодно и сыро. Во все прошлые приезды он видел тюленей, гревшихся внизу на обломках скал. Слепой Бастард заставлял его считать их всякий раз, когда "Пятнистая кошка" уходила из Белой Гавани. "Чем больше тюленей, — говорил Роро, — тем счастливей будет плаванье". Сейчас тюленей не было, их распугали дым и солдаты. Мудрый человек увидел бы в этом предостережение. Будь у меня хоть крупица разума, я бы уплыл с Саллой. Он мог бы вернуться на юг, к Марии и сыновьям. Я потерял четырех сыновей на службе у короля, а пятый теперь его оруженосец. Я имею право позаботиться о мальчиках, которые у меня еще остались. Я так давно их не видел.

В Восточном Дозоре черные братья говорили ему, что между Мандерли из Белой Гавани и Болтонами из Дредфорта не было особой любви. А Железный Трон назначил Русе Болтона Хранителем Севера, так что у Вимана Мандерли имелись причины поддержать Станниса.

Белая Гавань не выстоит в одиночку. Городу нужен союзник, защитник. Лорд Виман нуждается в Станнисе так же, как Станнис нуждается в нем. Во всяком случае, так это выглядело из Восточного Дозора.

Сестрин разрушил эти надежды. Если лорд Боррелл не солгал, если Мандерли собирались объединить свои силы с Болтонами и Фреями...

нет, он не будет думать об этом. Он скоро узнает правду. Он молился, чтобы не пришел слишком поздно.

Стена пирса скрывает внутреннюю гавань, понял он, когда "Веселая повитуха" спустила парус. Внешняя гавань была больше, но внутренняя располагала лучшей стоянкой, укрытой с одной стороны городской стеной, а с другой — высившейся громадой Волчьего Логова.

Теперь ее защищала еще и стена пирса. В Восточном Дозоре-у-Моря Коттер Пайк говорил Давосу, что лорд Виман строит боевые галеры. За этими стенами могли прятаться два десятка кораблей, ждущих команды выйти в море.

За толстыми белыми стенами на холме гордо возвышался светлый Новый Замок. Давос видел куполообразную крышу Снежной Септы, окруженную высокими статуями Семерых: Мандерли принесли веру с собой на север, когда прибыли с Простора. В Белой Гавани была и богороща — нагромождение корней, ветвей и камней, скрытых за осыпающимися черными стенами Волчьего Логова — старинной крепости, которую использовали теперь только как тюрьму. Но главным образом в городе правили септоны.

Водяной дома Мендерли был виден повсюду — он развевался на башнях Нового Замка, над Тюленьими Воротами и вдоль городских стен. В Восточном Дозоре северяне утверждали, что Белая Гавань никогда не отречется от верности Винтерфеллу, но Давос нигде не видел лютоволка Старков. Львов тоже нет. Лорд Виман еще не примкнул к Томмену, иначе ему пришлось бы поднять королевский штандарт.

Пристани со стороны доков были переполнены. Множество маленьких суденышек пришвартовались вдоль рыбного базара, разгружая свой улов. Он видел три речные лодки с угловатыми бортами, построенные, чтобы преодолевать пороги и каменистые излучины Белого Ножа. Но его больше интересовали мореходные суда: пара галеонов, таких же грязноватых и потрепанных, как "Веселая Повитуха", торговая галея "Штормовая Плясунья", рыболовные судна "Отважный Магистр" и "Рог Изобилия", галеасы из Браавоса, выделяющиеся пурпурными корпусами и парусами...

...а чуть дальше — военный корабль.

Вид корабля словно ножом прошелся по его надежам — чернозолотой корпус с носовой фигурой, изображавшей льва с поднятой передней лапой. "Звезда Льва" –– гласила надпись на корме, нанесенная под развевающимся знаменем с гербом мальчика-короля на Железном Троне. Год назад он не смог бы прочитать название, но мейстер Пилос научил его грамоте на Драконьем Камне. На этот раз чтение не доставило ему удовольствия. Давос молился, чтобы это судно пропало в тех же штормах, что и уничтоженный флот Саллы, но боги не были столь благосклонны. Фреи здесь, и ему предстояло встретиться с ними.

"Веселая Повитуха" пришвартовалась в конце видавшего виды деревянного причала во внешней гавани, подальше от "Звезды Льва".

Когда команда закрепила судно и перебросила трап, капитан подошел к Давосу. Кассо Могат был полукровкой с Узкого моря, рожденным шлюхой из Сестрина от иббенского китолова. Лишь пяти футов ростом и очень волосатый, он красил волосы и бакенбарды в темно-зеленый цвет, что делало его похожим на пенек в желтых сапогах. Несмотря на внешний вид, он оказался хорошим моряком, хотя и суровым капитаном для своей команды.

— Как долго вас не будет?

— По крайней мере день. Или дольше.

Давос уже успел узнать, как любят лорды заставлять себя ждать. Он подозревал, что таким образом они хотели вызвать у посетителей беспокойство и продемонстрировать свою власть.

— "Повитуха" задержится здесь на три дня. Не дольше. Меня будут искать в Сестрине.

— Если все пойдет хорошо, я могу вернуться и завтра.  — А если пойдет плохо?

Тогда могу не вернуться вообще.

— Не нужно меня ждать.

Двое таможенников поднимались на борт, пока он спускался по трапу, но ни один даже не взглянул на него.

Они пришли, чтобы повидаться с капитаном и проверить груз, обычные моряки их не интересовали, а никто не умел выглядеть так обычно, как Давос:

среднего роста, с простоватым, обветренным и загоревшим крестьянским лицом, с тронутыми сединой темными волосами и бородой. И одежда его была простой: старые сапоги, коричневые штаны, синяя туника, шерстяная некрашеная накидка на деревянных застежках.

Он носил пару кожаных перчаток с соляными разводами, чтобы скрыть пальцы, укороченные Станнисом много лет назад. Давос не был похож на лорда, и еще меньше — на Десницу короля. Но это и к лучшему, пока он не разузнает, как здесь обстоят дела.

Его путь лежал вдоль пристани и через рыбный рынок. "Храбрый Магистр" загружался медовухой. Товар стоял на причале штабелями в четыре бочки высотой. Позади одного штабеля он заметил матросов, бросающих кости. Чуть дальше торговки зазывали на утренний улов;

мальчик бил в барабан, пока ободранный старый медведь танцевал в кругу зевак. Два копейщика с эмблемой дома Мандерли на груди несли службу у Тюленьих Ворот, но они были слишком заняты флиртом с портовыми шлюхами, чтобы обратить внимание на Давоса. Ворота были открыты, решетка поднята. Он влился в проходящий через них людской поток.

Внутри он увидел мощеную площадь с фонтаном в центре. Из воды поднимался каменный водяной высотой в двадцать футов от хвоста до короны. Его кудрявая борода была бело-зеленой от лишайника, а один из зубцов трезубца сломался еще до рождения Давоса, но, тем не менее, статуя все еще производила впечатление. Местные звали его "Старый Рыбохвост". Площадь была названа в честь какого-то умершего лорда, но никто никогда не называл ее иначе, чем Двор Рыбохвоста.

После полудня Двор кишел людьми. Женщина стирала в фонтане Рыбохвоста белье и развешивала его сушиться на трезубец. Под сводами колоннады коробейников устроились писцы и менялы, рядом с ними — знахарь, травница и очень скверный жонглер. Мужчина продавал с телеги яблоки, а женщина предлагала селедку с рубленым луком. Куры и дети путались под ногами. Огромные двери Старого Монетного Двора, сделанные из дуба и железа, оставались закрытыми в каждый его прошлый приезд, но сегодня они были открыты. Внутри он увидел сотни женщин, детей и стариков, ютившихся на полу на грудах шкур.

Некоторые развели небольшие костры, чтобы приготовить пищу.

Давос остановился под колоннадой и купил яблоко за полпенни.

— Люди живут в Старом Монетном Дворе? — спросил он продавца яблок.

— Им негде больше жить. Большинство с верховьев Белого Ножа. И люди Хорнвуда тоже. С этим бастардом Болтона на свободе они хотят спрятаться за стенами. Не знаю, что его светлость собирается делать с ними со всеми. У многих нет ничего, кроме лохмотьев.  Давос почувствовал угрызения совести. Они пришли за спасением сюда, в город, не тронутый битвами, и вот появляюсь я, чтобы снова втянуть их в войну. Он откусил яблоко и от этого снова почувствовал себя виноватым.

— Как они добывают еду?

Продавец яблок пожал плечами:

— Некоторые попрошайничают. Некоторые воруют. Многие девушки занимаются тем ремеслом, каким всегда занимаются девушки, которым больше нечего продать. Любой мальчик, доросший до пяти футов, может найти место в казармах его светлости, если умеет держать копье Значит, он собирает людей.

Это может быть хорошим знаком... или плохим. Как посмотреть.

Яблоко было сухим и рыхлым, но Давос заставил себя еще раз откусить от него.

— Лорд Виман собирается присоединиться к Бастарду?

— Ну, — ответил продавец яблок, — в следующий раз, когда его светлость спустится сюда за яблоком, я обязательно спрошу у него.

— Я слышал, его дочь выдают за одного из Фреев.

— Внучку. Я тоже слышал, но его светлость забыл пригласить меня на свадьбу. Эй, ты собираешься доедать? Я заберу огрызок. Семечки хорошие.

Давос бросил ему огрызок. Плохое яблоко, но полпенни — не такая уж большая плата за новости о том, что Мандерли поднимает людей. Он обошел вокруг Старого Рыбохвоста, мимо девушки, продающей свежее козье молоко. Здесь город казался более знакомым.

Внизу, там, куда указывал трезубец Старого Рыбохвоста, был переулок, где продавали жареную треску, хрустящую и золотисто-коричневую снаружи и мягкую и белую внутри. Дальше был бордель, чище большинства других, где моряк мог насладиться женщиной, не опасаясь быть ограбленным или убитым. С другой стороны, в одном из зданий, лепившихся к стенам Логова Волка, как ракушки к днищу старого корпуса, раньше была пивоварня, где варили черное пиво, настолько густое и вкусное, что бочка его могла бы стоить в Браавосе или Иббенском Порту столько же, сколько борское золотое, если бы местные оставляли пивовару что-нибудь на продажу.

Но ему хотелось вина — кислого, темного и тяжелого. Он прошел через площадь и вниз по лестнице, к кабаку под названием "Ленивый Угорь", располагавшемуся под складом овчины. По своему контрабандистскому прошлому он запомнил "Угорь" как место, где можно было найти самых старых шлюх и самое мерзкое вино в Белой Гавани, наряду с мясными пирогами, полными сала и хрящей, которые были по крайней мере несъедобны, а то и ядовиты. Большинство местных жителей избегало этого места, оставляя его для моряков, которые не знали ничего лучшего. В "Ленивом Угре" невозможно было встретить ни городского стражника, ни таможенника.

Некоторые вещи никогда не меняются. В "Угре" время остановилось. Сводчатый потолок закоптился почти до черноты, полом служила утрамбованная земля, в воздухе стоял запах дыма, испорченного мяса и засохшей блевотины. Толстые сальные свечи на столах больше дымили, чем светили, а вино, которое заказал Давос, во мраке казалось коричневым вместо красного. Четыре шлюхи сидели возле двери и пили. Одна из них одарила его ободряющей улыбкой, когда он вошел. Давос покачал головой, и женщина сказала что-то, заставившее ее компаньонок рассмеяться. После этого никто из них не обращал на него внимания.

Если не считать шлюх и хозяина, "Угорь" находился в полном распоряжении Давоса. В большом погребе, полном закоулков и затененных альковов, можно было посидеть в одиночестве. Он отнес свое вино в один из них и сел спиной к стене в ожидании.

Вскоре он обнаружил, что пристально смотрит в очаг. Красная женщина видела в огне будущее, но Давос Сиворт всегда видел лишь тени прошлого: пылающие корабли, огненную цепь, зеленые тени, вспыхивающие в чреве облаков, и нависающий надо всем Красный Замок. Давос был простым человеком, вознесшимся благодаря случаю, войне и Станнису, и не понимал, почему боги забрали четырех юношей, таких молодых и сильных, как его сыновья, но уберегли их усталого отца. Иногда он думал, что его сохранили для спасения Эдрика Шторма... но сейчас мальчик-бастард короля Роберта уже в безопасности на Ступенях, а Давос все еще жив. У богов есть еще какаято миссия для меня? раздумывал он. Если так, Белая Гавань может быть частью этой миссии. Он попробовал вино, а потом незаметно вылил половину чаши на пол.

Когда на улице начало темнеть, скамьи в "Угре" стали заполняться моряками. Давос заказал у хозяина еще одну кружку. Тот принес ее, а заодно и свечу.

— Хотите еды? — спросил он. — У нас есть пироги с мясом.

— Что за мясо?

— Обычное. Хорошее.

Шлюхи засмеялись.

— Это значит, серое, — сказала одна из них.

— Закрой свою чертову пасть. Ты же ешь их.

— Я ем много всякого дерьма. Но это не значит, что оно мне нравится.  Давос задул свечу, как только хозяин отошел, и поудобнее уселся в полумраке. Моряки становились страшнейшими сплетниками в мире, когда вино текло рекой, даже такое дешевое, как это. Все, что ему нужно было делать — просто слушать.

Большую часть услышанного он узнал в Сестрине от лорда Годрика или обитателей "Утробы Кита". Тайвин Ланнистер мертв, безжалостно убит сыном-карликом; его труп вонял так скверно, что еще несколько дней никто не мог войти в Великую Септу Бейелора. Леди Орлиного Гнезда убита певцом, Мизинец теперь правит Долиной, но Бронзовый Джон Ройс поклялся свергнуть его. Бейлон Грейджой тоже умер, и его братья дерутся за Морской Трон. Сандор Клиган стал разбойником, грабит и убивает в землях вдоль Трезубца. Мир, Лисс и Тирош втянуты в очередную войну; на востоке бушует восстание рабов.

Другие новости были поинтереснее. Робетт Гловер приезжал в город и безуспешно пытался поднять людей. Лорд Мандерли остался глух к его призывам. "Белая Гавань устала от войны", — ответил он. Это плохо.

Рисвеллы и Дастины захватили врасплох железнорожденных на Гнилых Водах и предали их корабли огню. Это еще хуже. А сейчас бастард Болтона скакал на юг с Хозером Амбером, чтобы присоединиться к ним для нападения на Ров Кейлин.

— Смерть Шлюхам собственной персоной, — заявлял речник, который только что доставил груз кож и древесины вниз по Белому Ножу, — с тремя сотнями копьеносцев и сотней лучников. Некоторые люди Хорнвуда присоединилось к ним, и вассалы Сервина тоже.

А вот это — хуже всего.

— Лорду Виману надо бы послать людей сражаться, если он понимает, что для него лучше, — сказал старик в конце стола. — Лорд Русе, он ведь теперь Хранитель Севера. Честь Белой Гавани обязывает ответить на его призыв.  — Да что кто-нибудь из Болтонов может знать о чести? — возмутился хозяин "Угря", опять наполняя кубки коричневатым вином.  — Лорд Виман никуда не пойдет. Он чертовски толст.  — Я слышал, он болен. Говорят, только и делает, что спит и ноет.

Большую часть времени он слишком слаб, чтобы встать с постели.

— Ты хочешь сказать, слишком толст.

— Толстый или тонкий, это не имеет значения, — ответил хозяин "Угря". — У львов его сын.  И ни слова о короле Станнисе. Похоже, никто даже не знал, что Его Величество пошел на север защищать Стену. Об одичалых, мертвяках и великанах постоянно говорили в Восточном Дозоре, но здесь о них и не думали.  Давос склонился к огню очага.

— Я думал, Фреи убили его сына. Так говорят в Сестрине.

— Они убили сира Вендела, — пояснил хозяин. — Его кости покоятся в Снежной Септе, окруженные свечами, если хотите взглянуть. А сир Вилис — все еще пленник.

Все хуже и хуже. Он знал, что у лорда Вимана было два сына, но думал, что оба погибли. Если у Железного Трона есть заложник... У Давоса было семеро сыновей, но четверых из них он потерял на Черноводной. И теперь пошел бы на все, что потребуют от него боги или люди, защищая оставшихся троих. Стеффон и Станнис были в тысячах лиг от войны, в безопасности. Но Деван — в Черном Замке, оруженосец короля. Короля, дело которого зависело от Белой Гавани.

Его собутыльники завели речь о драконах.  — Да ты рехнулся, — сказал гребец со "Штормовой Плясуньи". — Король-Попрошайка помер несколько лет назад. Какой-то дотракийский лошадиный лорд отрубил ему голову.

— Это они так говорят, — ответил старик. — А, может, врут. Он умер на другом конце света, если вообще умер. Кто сказал? Если бы король хотел, чтобы я умер, может быть, я бы уважил его и прикинулся трупом.

Никто из нас никогда не видел его тело.

— Я не видел трупа Джоффри, да и Роберта тоже, — проворчал хозяин "Угря". — Может быть, они тоже живы. Может быть, Бейелор Благословенный просто прилег отдохнуть и спит все эти годы.

Старик скорчил гримасу: 

— Принц Визерис ведь не был единственным драконом? Знаем ли мы наверняка, что сына принца Рейегара убили? Он был младенцем.

— А ведь еще и принцесса была? — спросила шлюха. Та самая, что сказала о сером мясе.

— Две, — ответил старик. — Одна была дочерью Рейегара, другая — сестрой.

— Дейена, — вспомнил речник. — Эта была сестрой. Дейена с Драконьего Камня. Или Дейера?

— Дейена была женой старого короля Бейелора, — возразил гребец.

— Я греб на корабле, названном в ее честь. "Принцесса Дейена".

— Если она была женой короля, то должна быть королевой.

— У Бейелора не было королевы. Он был святым.

— Но это не значит, что он не женился на сестре, — пояснила шлюха. — Он просто не спал с ней, вот и все. Когда он стал королем, то запер ее в башне. И других сестер тоже. Их было трое.

— Дейенела, — громко сказал хозяин. — Вот так ее звали. Дочку Безумного Короля, не чертову жену Бейелора.

— Дейенерис, — вставил Давос. — Ее назвали в честь Дейенерис, которая вышла замуж за Принца Дорна во времена правления Дейерона Второго. Я не знаю, что с ней стало.

— Я знаю, — произнес человек, который начал разговор о драконах, браавосский гребец в темной шерстяной безрукавке. — Когда мы шли в Пентос, мы пришвартовались рядом с торговым кораблем "Черноглазая Дева", и я пропустил стаканчик с помощником капитана. Он рассказал мне прелестную историю о худенькой девочке, поднявшейся на борт в Кварте и пытавшейся нанять корабль в Вестерос для себя и трех драконов. У нее были серебряные волосы и фиолетовые глаза. "Я сам отвел ее к капитану, — поклялся мне помощник, — но он не взял их с собой. Гораздо больше выгоды в гвоздике и шафране, сказал он мне, и специи не подожгут мне паруса".

Погреб наполнился хохотом. Давос не присоединился. Он знал, что случилось с "Черноглазой Девой". Боги были жестоки, позволяя человеку проплыть полмира, а потом отправляя его охотиться за ложным светом, когда он почти добрался до дома. Тот капитан был храбрее, чем я, думал он, пробираясь к двери. Одно плавание на восток — и человек мог жить в богатстве, достойном лорда, до конца своих дней. В молодости Давос и сам мечтал совершить такое плавание, но годы проходили, кружась, как мотыльки вокруг пламени, и момент все время был неподходящим. Когда-нибудь, сказал он себе. Когда-нибудь, когда война закончится, король Станнис сядет на Железный Трон и ему больше не будет нужен луковый рыцарь. Я возьму с собой Девана.

Стеффа и Станни тоже, если они будут достаточно взрослыми. Мы увидим этих драконов и все чудеса мира.

Снаружи рвался ветер, заставляя трепетать пламя масляных ламп, освещавших двор. Солнце зашло, стало холоднее, но Давос помнил Восточный Дозор и то, как ветер свистел на Стене по ночам, прорезая, словно ножом, самый теплый плащ и замораживая кровь прямо в венах.

Белая Гавань по сравнению с этим казалась теплой купальней.  Были и другие места, где он мог погреть уши: трактир, знаменитый своими пирогами с миногой; паб, где выпивали посредники по продаже шерсти и таможенники; зал лицедеев, где за несколько пенни можно было найти похабные развлечения. Но Давос чувствовал, что он услышал достаточно. Я пришел слишком поздно. Старая привычка заставила его потянуться к груди, где он когда-то хранил костяшки пальцев в маленьком мешочке на кожаном ремешке. Там ничего не было. Он потерял свою удачу в пожарах на Черноводной, когда потерял корабль и сыновей.

Что я должен теперь сделать? Он поплотнее затянул накидку.

Забраться на холм и предстать перед воротами Нового Замка с тщетным призывом? Вернуться в Сестрин? Отправиться обратно к Марии и мальчикам? Купить лошадь, поехать по королевской дороге и рассказать Станнису, что у того нет ни друзей в Белой Гавани, ни надежды?

Королева Селиса устроила пир для Саллы и его капитанов вечером накануне отплытия флота. К ним присоединился Коттер Пайк и еще четверо командующих Ночного Дозора. Принцессе Ширин тоже позволили участвовать. Когда подали лосося, сир Акселл Флорент развлек стол рассказом о принце Таргариене, у которого была ручная мартышка. "Принцу нравилось одевать зверюшку в одежду своего умершего сына и притворяться, что это ребенок, — утверждал сир Аксель, — и время от времени он предлагал устроить тому брак.

Удостоившиеся чести лорды отказывались всегда вежливо, но, разумеется, отказывались".

— Даже одетая в шелк и бархат, обезьяна остается обезьяной, — сказал сир Аксель. — Более мудрый принц понял бы, что нельзя поручать обезьяне делать работу человека.

Люди королевы рассмеялись, и некоторые ухмыльнулись, поглядев на Давоса.

Я не обезьяна, думал он. Я такой же лорд, как и вы, и более хороший человек. Но воспоминания все еще причиняли боль.

Тюленьи Ворота были закрыты на ночь. Давос не мог вернуться на "Веселую Повитуху" до рассвета. Придется заночевать здесь. Он уставился вверх, на Старого Рыбохвоста со сломанным трезубцем. Я прошел через дожди, кораблекрушение и шторм. И я не вернусь, не сделав того, зачем пришел, каким бы безнадежным это ни казалось.

Возможно, вместе со своими пальцами он потерял и удачу, но он не обезьянка, одетая в бархат. Он –– Десница Короля.

Замковая Лестница была широкой улицей со ступенями из белого камня, ведущей от Волчьего Логова вдоль берега в Новый замок на холме. Путь Давосу освещали мраморные русалки, бережно держащие в руках чаши с горящим китовым жиром. Дойдя до вершины, он обернулся, чтобы посмотреть назад. Отсюда были видны гавани внизу.

Обе гавани. За стеной мола внутренняя гавань была заполнена военными галерами. Давос насчитал двадцать три. Лорд Виман был толстяком, но, как оказалось, отнюдь не бездельником.

Ворота Нового Замка были закрыты, но когда он крикнул, открылась боковая дверь и появился стражник, чтобы узнать, в чем дело. Давос показал ему черно-золотую ленту, скрепленную королевскими печатями.

— Мне нужно немедленно увидеть Лорда Мандерли, — сказал он. — У меня дело к нему. И только к нему.

ДЕЙЕНЕРИС Танцующие мерцали, их гладкие выбритые тела были покрыты блестящим маслом. Пылающие факелы кружились, перелетая из рук в руки под стук барабанов и трели флейты. Каждый раз, когда два факела перекрещивались в воздухе, обнаженная девушка, вращаясь, прыгала под ними. Свет пламени выхватывал умащенные конечности, груди и ягодицы.

У всех трех танцоров напряглись члены. Сам вид их возбуждения был возбуждающим, но вместе с тем они казались Дейенерис Таргариен смешными. Мужчины были одного роста, с длинными ногами и плоскими животами, каждый мускул резко очерчен, словно высечен из камня. Даже их лица казались чем-то похожи... что было довольно странно, ведь у одного кожа как черное дерево, второй молочно-бледен, а третий блестел, как полированная медь.

Этим они хотели меня воспламенить? Дени шевельнулась среди шелковых подушек. Её Безупречные в остроконечных колпаках стояли у колонн с бесстрастными лицами, словно статуи. Другое дело полноценные мужчины. Резнак мо Резнак стоял и смотрел, раскрыв рот, его влажные губы блестели. Хиздар зо Лорак что-то говорил соседу и в то же время не отрывал глаз от танцующих девушек. Безобразное масляное лицо Бритоголового было как всегда суровым, но и он ничего не пропускал.

Куда труднее было понять, что же на уме у ее почетного гостя.

Бледный худой человек с хищным лицом, который сидел за ее высоким столом, был великолепен в одеждах из темно-бордового шелка и золотой парчи. Его лысая голова блестела в свете факела, пока он поглощал фиги маленькими изящными кусочками. Опалы мерцали в носу Ксаро Ксоан Даксоса всякий раз, когда он поворачивал голову вслед за танцорами.

В его честь Дейенерис облачилась в квартийскую тунику – легкое одеяние из лиловой парчи, сшитое так, что левая грудь оставалась обнаженной. Ее серебристо-золотые волосы падали с плеч, доходя до сосков. Половина мужчин в зале украдкой поглядывали на нее, но только не Ксаро. В Кварте было то же самое. Так она не привлечет купеческого принца на свою сторону. Однако я должна его привлечь. Он прибыл из Кварта на "Шелковом Облаке" вместе с тринадцатью другими галерами. Его флот – это ответ на ее молитвы. Миэринская торговля в упадке с тех пор, как она покончила с рабством, но Ксаро способен восстановить ее.

Когда барабаны дошли до крещендо, три девушки прыгнули над пламенем, вращаясь в полете. Танцоры-мужчины поймали их за талии и плавно опустили на свои члены. Дени смотрела, как женщины изогнули спины и обхватили ногами партнеров, пока флейты плакали, а мужчины двигались вперед и назад в такт музыке. Ей и раньше доводилось наблюдать за любовным действом. Дотракийцы сношались открыто, как их кобылы и жеребцы. Но здесь она в первый раз видела страсть, положенную на музыку.

Ее лицо горело. Вино, сказала она себе. А потом поймала себя на мысли о Даарио Нахарисе. Его посланник прибыл этим утром. ВороныБуревестники возвращаются из Лхазара. Ее капитан скакал к ней, заручившись дружбой ягнятников. Пища и торговля, напомнила она себе. Он не подвел меня и не подведет. Даарио поможет мне спасти мой город. Королеве страстно хотелось увидеть его лицо, погладить бороду, разделенную на три части, рассказать о своих тревогах... но Вороны-Буревестники были все еще далеко за Кхазайским перевалом, а ей надо править королевством.

Меж пурпурных колонн висел дым. Танцоры встали на колени, склонив головы. 

– Вы были великолепны, – сказала им Дени, – я редко видела такую грацию, такую красоту.  Она подозвала Резнака мо Резнака, и сенешаль суетливо подбежал к ней. На его лысой морщинистой голове выступили капли пота. 

– Проводи наших гостей к ваннам, где они смогут освежиться, и принеси им еду и напитки.

– Почту за великую честь, Ваше Великолепие.

Дейенерис протянула кубок Ирри, чтобы та его снова наполнила.

Вино было сладкое и крепкое, благоухающее ароматами восточных пряностей – гораздо лучше слабых гискарских вин, которыми наполнялся ее кубок в последнее время. Ксаро изучил фрукты на блюде, поданном Чхику, и выбрал хурму. Ее оранжевая кожица подходила по цвету к кораллу в его носу. Он откусил немного и поджал губы.

– Кислая.

– Милорд предпочитает что-то послаще?

– Сладость приедается. Кислые фрукты и колкие женщины добавляют жизни остроты, – Ксаро откусил еще кусочек, прожевал, проглотил. – Дейенерис, милая королева, я не могу выразить, какое удовольствие для меня еще раз насладиться твоим обществом. Дитя, покинувшее Кварт, потерянное и прекрасное. Я боялся, что она плывет к своей погибели, и вот нахожу ее здесь на престоле, владычицей древнего города, окруженной могучим войском, которое она создала из снов.

Нет, подумала она, из крови и огня.

– Я рада, что вы пришли ко мне. Приятно снова видеть ваше лицо, друг мой.

Я не доверяю тебе, но ты мне нужен. Мне нужны твои Тринадцать, мне нужны твои корабли, мне нужна твоя торговля.

Столетиями Миэрин и его города-братья Юнкай и Астапор были опорами работорговли. Здесь дотракийские кхалы и пираты с островов Василиска продавали своих пленников, а остальные приезжали со всего света, чтобы их купить. Без рабов Миэрин мало что мог предложить торговцам. Гискарские холмы богаты медью, но этот металл уже не столь ценен, как во времена, когда бронза правила миром. Кедры, что некогда росли по всему побережью, пали под топорами Старой Империи или уничтожены драконьим огнем в войнах Гиса с Валирией. Когда деревьев не стало, почва испеклась под жарким солнцем, а ветер унес ее в плотных красных облаках.

– Эти бедствия превратили наших людей в работорговцев, – сказала ей Галазза Галар в Храме Граций.  А я – бедствие, которое превратит этих работорговцев обратно в людей, поклялась себе Дени.

– Мне пришлось приехать, – произнес Ксаро безразличным голосом. – Даже в далеком Кварте страшные истории достигли моих ушей. Я рыдал, слушая их. Говорили, что твои враги пообещали богатство, и славу, и сотню девственных рабынь любому, кто тебя убьет.

– Сыны Гарпии. – Откуда он это знает? – Они царапают на стенах в ночи и режут глотки честным вольноотпущенникам, пока те спят. С восходом солнца они прячутся как тараканы. Они боятся моих Медных Бестий.  Скахаз мо Кандак дал ей новую стражу, о которой она просила, состоящую наполовину из вольноотпущенников, наполовину из бритоголовых миэринцев. Они обходили улицы днем и ночью, в темных капюшонах и медных масках. Сыны Гарпии обещали ужасную смерть каждому изменнику, который осмелится служить драконьей королеве, а также друзьям и родичам.  Поэтому люди Бритоголового во время  патрулирования прятали лица под масками шакалов, сов и других зверей. 

– Мне бы стоило бояться Сынов, встреть они меня одну на улице.  И только ночью, и если я буду голая и безоружная. Они трусливые создания.

– Нож труса может убить королеву так же легко, как нож героя. Я спал бы крепче, если бы знал, что услада моего сердца держит своих свирепых дотракийцев подле себя. В Кварте с тобой было три кровных всадника, которые никогда тебя не оставляли. Куда они пропали?

– Агго, Чхого и Ракхаро все еще служат мне. – Он играет со мной.

Дени умела не хуже. – Я всего лишь юная девушка и мало знаю о таких вещах. Но люди старше и мудрее меня сказали: чтобы удержать Миэрин, я должна контролировать его окрестности, все земли к западу от Лхазара и к югу до Юнкайских холмов. 

– Твои окрестности мне не дороги. Дорога ты. Случись с тобой любое несчастье, и этот мир потеряет смысл своего существования.

– Хорошо, что милорд так беспокоится обо мне, но я неплохо защищена, – Дени указала вперед, где стоял Барристан Селми, держа руку на рукояти  меча. – Его называют Барристаном Смелым. Он дважды спасал меня от убийц.

Ксаро бросил беглый взгляд на Селми. 

– Барристан Старый, ты сказала? Твой медвежий рыцарь был моложе и предан тебе.

– Я не желаю говорить о Джорахе Мормонте.

– Разумеется. Он был грубым и волосатым, – принц торговцев склонился над столом. – Поговорим лучше о любви, о мечтах, и желании, и о Дейенерис, прекраснейшей в мире женщине. Я пьянею, глядя на тебя.

Напыщенные квартийские любезности ее не удивили. 

– Если вы пьяны, вините вино.

– Никакое вино и наполовину так не опьяняет, как твоя красота.

Мой дом кажется пустым как могила с тех пор как Дейенерис уехала, и все удовольствия Королевы Городов стали пеплом у меня во рту. Почему ты покинула меня?

Меня выгнал из твоего города страх за свою жизнь. 

– Пришло время. Кварт хотел, чтобы я уехала.

– Кто? Чистокровные? У них вода в венах. Гильдия пряностей? У них творог между ушей. А всех Бессмертных настигла смерть. Тебе надо было взять меня в мужья. Я почти уверен, что просил твоей руки. Даже умолял.

– Всего лишь полсотни раз, – поддразнила Дени. – Вы слишком легко сдались, милорд. Ведь я должна выйти замуж, все так думают.

– У кхалиси должен быть кхал, – сказала Ирри, снова наполняя кубок королевы, – это известно.

– Следует ли мне просить снова? – удивился Ксаро, – Нет, я знаю эту улыбку. Это жестокая королева, которая играет с сердцами мужчин.

Простые купцы как я – не более чем камни под твоими драгоценными сандалиями.  Одинокая слеза медленно скатилась по его бледной щеке.

Дени знала его слишком хорошо, чтобы поколебаться. Квартийцы могли плакать когда угодно. 

– О, прекратите, – она взяла вишню из чаши на столе и бросила ему в нос, – может, я и юная девушка, но не так глупа, чтобы выйти за мужчину, который находит блюдо фруктов соблазнительнее моей груди.

Я видела, на каких танцоров вы смотрели.

Ксаро утер слезу.

– Думаю, на тех же, за которыми наблюдала Ее Величество.

Видишь, мы похожи. Если не возьмешь меня в мужья, я согласен быть твоим рабом.

– Мне не нужен раб. Вы свободны.  Его драгоценный нос являл собой заманчивую мишень. На этот раз Дени бросила в него абрикосом.

Ксаро поймал его на лету и надкусил.

– Откуда взялось это безумие? Должен ли я считать себя счастливчиком оттого, что ты не освободила моих рабов, когда была моей гостьей в Кварте?

Я была нищей королевой, а ты был Ксаро из Тринадцати, подумала Дени, и тебе были нужны мои драконы.

– Похоже, с вашими рабами хорошо обращаются, и они довольны.

Только в Астапоре у меня открылись глаза. Вы знаете, как создают и обучают Безупречных?

– Не сомневаюсь, что жестоко. Когда кузнец кует меч, он опускает лезвие в огонь, бьет по нему молотом, а затем погружает в ледяную воду, чтобы закалить сталь. Если хочешь насладиться сладким вкусом плода, нужно поливать дерево.

– Это дерево было полито кровью.

– А как еще вырастить солдата? Вашему Сиятельству понравились мои танцоры. Для тебя станет сюрпризом, что они рабы, обученые и воспитанные в Юнкае? Они начинают танцевать раньше чем ходить. А как еще достичь такого совершенства? – он глотнул вина, – А еще они искушены во всех эротических искусствах. Я собирался подарить их Вашему Величеству.

– Конечно, – Дени не удивилась, – я освобожу их.

От этих слов он поморщился.

– И что они будут делать со свободой? Все равно что надеть доспехи на рыбу. Они созданы для танца.

– Кем созданы? Их хозяевами? Возможно, ваши танцоры хотели бы строить, или печь хлеб, или обрабатывать землю. Вы их спрашивали?

– Возможно, твои слоны хотели бы быть соловьями. И вместо нежных трелей миэринские ночи наполнились бы оглушающим ревом, а твои деревья сломались бы под тяжестью огромных серых птиц. – Ксаро вздохнул. – Дейенерис, услада моя, под этой милой молодой грудью бьется нежное сердце... но прими совет старшего и более мудрого. Вещи не всегда то, чем кажутся. Многое, что кажется злом, может быть добром. Например, дождь.

– Дождь? – Он думает, что я глупа, или просто принимает за ребенка?

– Мы проклинаем дождь, когда он обрушивается на наши головы, но без него мы бы голодали. Миру нужен дождь... и рабы. Ты кривишь лицо, но это правда. Посмотри на Кварт. В искусстве, музыке, магии, торговле – всём, что возвышает нас над животными, – Кварт превосходит остальное человечество, как ты превосходишь других, сидя на вершине пирамиды... но внизу вместо кирпичей великолепие Королевы Городов опирается на спины рабов. Подумай: если все будут копаться в грязи, чтобы не умереть с голода, кто поднимет глаза, чтобы посмотреть на звезды? Если каждый будет гнуть спину, чтобы построить лачугу, кто воздвигнет храмы для восхваления богов? Чтобы одни люди стали великими, другие должны стать рабами.

Он был слишком красноречив для нее. У Дени не было ответа, только саднящее ощущение в животе.

– Рабство – не то же, что дождь, – упорно продолжала она. – Я попадала под дождь и меня продавали. Это не одно и то же. Никто не хочет, чтобы им владели.

Ксаро слегка пожал плечами.

– Между прочим, когда я сошел на берег в твоем прекрасном городе, то случайно увидел у реки человека, который когда-то был гостем в моем доме – купца, торговавшего редкими пряностями и отборными винами. Он был обнажен по пояс, с красной облезающей кожей, и, похоже, копал яму.

– Не яму. Канаву для доставки воды от реки к полям. Мы думаем посадить бобы. Бобовым полям нужна вода.

– Как мило, что мой старый друг помогает копать. И как непохоже на него. Возможно ли, что ему не дали другого выбора? Нет, конечно же, нет. В Миэрине нет рабов.

Дени вспыхнула.

– Вашему другу платят едой и кровом. Я не могу вернуть ему его богатство. Миэрину бобы нужнее, чем редкие пряности, а бобам нужна вода.

– Моих танцоров ты тоже отправишь копать канавы? Милая королева, когда мой старый друг увидел меня, он упал на колени и умолял купить его как раба и увезти обратно в Кварт.

Ей будто дали пощечину.

– Тогда купите его.

– Если это доставит тебе удовольствие. Ему-то доставит, я знаю, – он положил ладонь на ее руку. – Есть правда, которую тебе скажет только друг. Я помог тебе, когда ты пришла в Кварт нищей. И я прошел много лиг и пересек бурные моря, чтобы помочь снова. Тут есть место, где мы можем говорить откровенно?

Дени чувствовала тепло его пальцев. В Кварте он тоже был теплым, вспомнила она, пока мог меня использовать. Она поднялась на ноги.

– Идемте, – позвала она, и Ксаро последовал за ней через колонны к широким мраморным ступеням, которые вели в ее личные покои на вершине пирамиды.

– О, прекраснейшая из женщин, – сказал Ксаро, как только они начали подниматься, – за нами идут. Нас сопровождают.

– Мой старый рыцарь не пугает вас, конечно? Сир Барристан поклялся хранить мои секреты.

Она отвела его на террасу с видом на город. Полная луна плыла в черном небе над Миэрином.

– Прогуляемся? – Дени взяла его под руку. Воздух был напоен ароматами распускающихся ночью цветов. – Вы говорили о помощи.

Так торгуйте со мной. У Миэрина есть на продажу соль и вино...

– Гискарское вино? – Ксаро сделал кислую мину. – Море обеспечивает Кварт всей необходимой солью, но я с радостью возьму столько оливок, сколько ты готова мне продать. И оливковое масло тоже.

– Мне нечего предложить. Работорговцы сожгли деревья.  На берегах Залива Работорговцев оливы выращивали столетиями;

но миэринцы сожгли свои древние рощи, заставив идущее на них войско Дейенерис пересекать выжженную пустошь. 

– Мы пересаживаем, но пройдет семь лет, прежде чем оливковые деревья начнут продоносить, и тридцать лет, прежде чем это можно будет назвать по-настоящему доходным. А как насчет меди?

– Хороший металл, но непостоянный как женщина. Вот золото...

золото честное. Кварт охотно даст вам золото... за рабов.

– Миэрин – свободный город свободных людей.

– Бедный город, который некогда был богат. Голодный город, который некогда был тучен. Окровавленный город, который некогда был мирным.

Его обвинения жалили. В них было слишком много правды.

– Миэрин будет богатым, тучным и мирным снова, и при этом свободным. Если вам нужны рабы, идите к дотракийцам.

– Дотракийцы создают новых рабов, гискарцы обучают их. А чтобы добраться до Кварта, всадникам нужно провести своих пленников через красную пустошь. Сотни умрут, если не тысячи... и многие лошади тоже, поэтому ни один кхал не пойдет на такой риск. И вот еще: Кварту не нужны кхаласары, бурлящие вокруг стен. Вонь от всех этих лошадей... не хотел обидеть, кхалиси.

– У лошадей честный запах. О некоторых великих лордах и купеческих принцах такого не скажешь.

Ксаро не обратил внимания на выпад.

– Дейенерис, позволь мне быть с тобой искренним, как и положено другу. Ты не сделаешь Миэрин богатым, тучным и мирным. Ты принесешь только разрушения, как это уже случилось с Астапором. Тебе рассказали о битве у Рогов Хаззата? Король-Мясник сбежал в свой дворец, а следом за ним – его новые Безупречные.

– Это известно. – Бурый Бен Пламм отправил сообщение с поля битвы. – Юнкайцы купили себе новых наемников, и на их стороне сражались два легиона Нового Гиса.

– Там где два, скоро будет четыре, потом десять. Кроме того, юнкайские посланники отправились в Мир и Волантис нанять еще мечей: Братство Кота, Длинных Копей, Гонимых Ветром. Поговаривают, что Мудрые Господа купили и Золотые Мечи.

Однажды ее брат Визерис устроил пир для капитанов Золотых Мечей в надежде, что они помогут в его деле. Они съели его угощения, выслушали его мольбы и посмеялись над ним. Дени была тогда только маленькой девочкой, но она запомнила. 

– У меня тоже есть наёмники.

– Два отряда. Если потребуется, юнкайцы пошлют против тебя двадцать. И когда они выступят, то будут не одни. Толос и Мантарис согласились на союз.

Если это правда, то новости дурные. Дейенерис отправила посольства в Толос и Мантарис в надежде найти новых союзников на западе, чтобы уравновесить враждебность на юге. Её посланники не вернулись.

– Миэрин заключил союз с Лхазаром.

Это его только рассмешило.

– Дотракийские коневоды называют лхазарян ягнятниками. Когда их стригут, они только блеют. Это не воины.

Даже робкий друг лучше никакого.

– Мудрым Господам надо бы последовать их примеру. Я пощадила Юнкай прежде, но больше не сделаю эту ошибку. Если они посмеют напасть на меня, в этот раз я разрушу Желтый Город до основания.

– А пока ты будешь разрушать Юнкай, моя дорогая, Миэрин восстанет против тебя. Не закрывай глаза на опасности, Дейенерис. Твои евнухи – прекрасные солдаты, но их слишком мало, чтобы одолеть войска, которые Юнкай пошлет против тебя, когда падет Астапор.

– Мои вольноотпущенники... – начала Дени.

– Рабы для постели, цирюльники и каменщики не выигрывают битвы.

Она надеялась, что в этом он ошибается. Вольноотпущенники прежде были сбродом, но она собрала отряды из способных сражаться и приказала Серому Червю превратить их в солдат. Пусть он думает, что хочет.

– Вы забыли? У меня есть драконы.

– Правда? В Кварте тебя редко видели без дракона на плече...однако сейчас, я смотрю, эти точеные плечи свободны и чисты, как твои сладкие груди.

– Мои драконы выросли, а плечи нет. Они охотятся далеко в полях.  Хаззеа, прости меня. Её занимало, как много знает Ксаро, какие слухи он слышал.

– Спросите Добрых Господ Астапора о моих драконах, если сомневаетесь. – Я видела, как глаза работорговца плавились и текли по щекам. – Скажите правду, старый друг: зачем вы искали меня, если не для торговли?

– Сделать подарок королеве моего сердца.

– Продолжайте.  Что за подвох на этот раз?

– Подарок, о котором ты просила меня в Кварте. Корабли. В бухте тринадцать кораблей. Твоих кораблей, если пожелаешь. Я привел тебе флот, который отвезет тебя домой в Вестерос.

Флот. Это больше, чем она могла надеяться, поэтому она насторожилась. В Кварте Ксаро предлагал ей тринадцать кораблей..за дракона.

– И какую цену вы просите за эти корабли?

– Никакую. Я больше не желаю драконов. Я видел их работу в Астапоре по пути сюда, когда моё "Шелковое облако" зашло в его воды.

Корабли твои, милая королева. Тринадцать галер и люди на них, чтобы грести.

Тринадцать. Наверняка. Ксаро был одним из Тринадцати. Без сомнения, он убедил каждого из членов гильдии отдать один корабль.

Она знала купеческого принца слишком хорошо, чтобы думать, что он пожертвует тринадцать собственных кораблей. 

– Мне нужно это обдумать. Могу я осмотреть эти корабли?

– Ты становишься подозрительной, Дейенерис.

Всегда.

– Я становлюсь мудрой, Ксаро.

– Осматривай что пожелаешь. Когда закончишь, поклянись мне, что немедленно вернешься в Вестерос, и корабли твои. Поклянись своими драконами, своим семиликим богом и прахом отцов, а потом уходи.

– А если я решу ждать год или три?

Лицо Ксаро приобрело скорбный вид.

– Это бы очень меня огорчило, моя милая прелесть...ты кажешься такой юной и сильной, но долго не проживешь. Здесь.

Он одной рукой предлагает пряник, а в другой держит кнут.

– Юнкай не так опасен.

– Не все твои враги в Желтом Городе. Опасайся людей с холодными сердцами и синими губами. Не прошло и двух недель, как ты покинула Кварт, а Пиат Прей уже отбыл с тремя своими колдунами в Пентос, искать тебя.

Дени больше развеселилась, чем испугалась.

– Хорошо, что я свернула. Пентос за полмира от Миэрина.

– Это так, – согласился он, – но рано или поздно до них должна дойти весть о королеве драконов в Заливе Работорговцев.

– Это должно меня пугать? Я прожила в страхе четырнадцать лет, милорд. Я просыпалась в страхе каждое утро и засыпала в страхе каждую ночь... но мои страхи сгорели в день, когда я вышла из пламени.

Теперь меня пугает только одно.

– И чего же ты боишься, милая королева?

– Я только глупая юная девушка, – Дени поднялась на носочки и поцеловала его в щеку. – Но не так глупа, чтобы вам об этом рассказывать. Мои люди осмотрят эти корабли. Тогда вы получите ответ.

– Как скажешь, – он слегка коснулся её груди и прошептал: – Позволь мне остаться и помочь убедить тебя.

На мгновение она соблазнилась. Возможно, танцоры её в конце концов возбудили. Я могла бы закрыть глаза и представить, что он – это Даарио. Воображаемый Даарио безопаснее настоящего. Но она отогнала эту мысль.

– Нет, милорд. Благодаю вас, но нет, – Дени выскользнула из его рук, – Возможно, в другую ночь.

– В другую ночь, – произнес он, но в глазах было скорее облегчение, чем разочарование.

Будь я драконом, смогла бы полететь в Вестерос, подумала она, когда он ушел. Мне не понадобился бы Ксаро или его корабли. Дени попыталась представить, сколько человек вместят тринадцать галер.

Понадобилось три, чтобы перевезти ее и кхаласар из Кварта в Астапор.

Но это было до того, как у нее появились восемь тысяч Безупречных, тысяча наемников и великое множество вольноотпущенников. А драконы, что мне с ними делать?

– Дрогон, – прошептала она, – где ты?

На мгновение она будто увидела, как он проносится в небе, а его черные крылья закрывают звезды...

Отвернувшись от ночи, она обратилась к Барристану Селми, который молча стоял в тени. 

– Брат однажды загадал мне вестероскую загадку. Кто все слушает, но ничего не слышит?

– Рыцарь Королевской гвардии, – серьезно ответил Селми. 

– Вы слышали предложение Ксаро?

– Да, Ваше Величество.  При разговоре старый рыцарь прилагал все усилия, чтобы не смотреть на ее обнаженную грудь.

Сир Джорах не отводил бы глаз. Он любил меня как женщину, а сир Барристан любит только как королеву. Мормонт был доносчиком, связанным с ее врагами в Вестеросе, но всё же давал хорошие советы. 

– Что вы думаете об этом? И о нем самом?

– О нем – ничего. Но корабли... Ваше Величество, с этими кораблями мы можем вернуться домой еще до конца года.

Дени никогда не знала дома. В Браавосе был дом с красной дверью, вот и все.

– Бойтесь квартийцев, дары приносящих, особенно купцов из Тринадцати. Здесь какая-то ловушка. Возможно, корабли прогнили или...

– Будь они столь непригодными, то не смогли бы доплыть сюда из Кварта, – заметил сир Барристан. – Но Ваше Величесиво мудро настояли на осмотре. С рассветом я отведу на галеры адмирала Гролео, его капитанов и пару десятков матросов. Мы исследуем каждый дюйм этих кораблей.

Это был хороший совет.

– Да, так и сделайте.

Вестерос. Дом. Но если она уплывет, что же будет с ее городом?

Миэрин никогда не был твоим городом, – казалось, прошептал ей голос брата. – Твои города за морем. Твои Семь Королевств, где тебя ждут враги. Ты рождена, чтобы принести им кровь и огонь.

Сир Барристан кашлянул и сказал: 

– Колдун, о котором упоминал купец...

– Пиат Прей, – она старалась вспомнить его лицо, но видела только синие губы. Вино колдунов окрасило их в синий цвет. Вечерняя Тень, так оно называлось. – Если бы заклинание колдуна могло меня убить, я бы уже умерла. Я оставила их дворец весь в пепле.  Дрогон спас меня, когда они пытались высосать мою жизнь.

Дрогон сжег их всех.

– Как скажете, Ваше Величество. И всё же. Я буду настороже.

Она поцеловала его в щеку. 

– Знаю, что будете. Идемте, проводите меня обратно на пир.

На следующее утро Дени проснулась полная надежд, как в первый раз, когда она пришла в Залив Работорговцев. Даарио скоро снова будет с ней, и они вместе поплывут в Вестерос. Домой. Одна из её юных заложниц принесла завтрак. Полная застенчивая девочка по имени Меззара, чей отец владел пирамидой Меррека. Дени крепко обняла её и поблагодарила поцелуем.

– Ксаро Ксоан Даксос предложил мне тринадцать галер, – сказала она Ирри и Чхику, пока те одевали её для приема.

– Тринадцать плохое число, кхалиси, – прошептала Чхику на дотракийском. – Это известно.

– Это известно, – согласилась Ирри.

– Тридцать было бы лучше, – согласилась Дени, – а триста еще лучше. Но и тринадцати может хватить, чтобы доставить нас в Вестерос.

Две дотракийки обменялись взглядами.

– Отравленная вода проклята, кхалиси, – сообщила Ирри. – Лошади не могут пить её.

– Я не собираюсь пить её, – пообещала им Дени.

Только четыре просителя ждали её в это утро. Как всегда, лорд Гаэль предстал первым. Он выглядел даже более несчастным, чем обычно.

– Ваше Сиятельство, – простонал он, упав на мраморный пол к её ногам, – армии Юнкая движутся на Астапор. Умоляю вас, выступите на юг со всеми вашими силами!

– Я предупреждала вашего короля, что эта война – его собственная глупость, – напомнила Дени. – Он не слушал.

– Великий Клеон стремился только низвергнуть подлых работорговцев Юнкая.

– Великий Клеон сам работорговец.

– Я знаю, что Матерь Драконов не бросит нас в час опасности. Дайте нам ваших Безупречных, чтобы защитить наши стены.

Если я это сделаю, кто защитит мои стены?

– Многие мои вольноотпущенники были рабами в Астапоре.

Возможно, некоторые захотят помочь защитить вашего короля. Это их право как свободных людей. Я дала Астапору свободу. Ваша обязанность защитить её.

– Тогда мы все умрем. Вы принесли нам смерть, а не свободу, – Гаэль встал на ноги и плюнул ей в лицо.

Силач Бельвас схватил его за плечо и так сильно швырнул на мрамор, что Дени услышала, как ломаются зубы Гаэля. Бритоголовый мог сделать хуже, но она остановила его.

– Хватит, – сказала она, утираясь краем токара. – Никто еще не умирал от плевка. Уведите его.

Его выволокли вперед ногами, оставив на полу несколько зубов и кровавый след. Дени бы с радостью отослала всех остальных просителей... но она все еще их королева. Так что она выслушала всех и постаралась дать им справедливость.

Позднее, во второй половине дня, адмирал Гролео и сир Барристан вернулись с осмотра галер. Дени созвала свой Совет, чтобы их выслушать. Серый Червь представлял Безупречных, Скахаз мо Кондак – Медных Бестий. В отсутствие кровных всадников, от дотракийцев пришел говорить старый джакка рхан по имени Роммо, косоглазый и кривоногий. Её вольноотпущенников представляли капитаны трех отрядов, которые она сформировала – Молонно Йос Доб от Стойких Щитов, Симон Полосатая Спина от Свободных Братьев и Марселен от Воинов Матери. Резнак мо Резнак навис сбоку, а Силач Бельвас встал позади нее со скрещенными на груди руками. В советниках не будет недостатка.

Гролео был самым несчастным человеком с тех пор, как разломали его корабль, чтобы построить осадные машины. Это позволило ей захватить Миэрин. Дени пыталась утешить его, называя "милорд Адмирал", но это была пустая честь. Миэринский военный флот уплыл в Юнкай, когда силы Дени подошли к городу, так что старый пентошиец был адмиралом без кораблей. Но сейчас он улыбался сквозь косматую просоленную бороду, чего давно не было на памяти королевы.

– Итак, корабли прочны? – спросила она с надеждой.

– Достаточно прочны, Ваше Величество. Они старые, да, но в большинстве исправные. Корпус "Непорочной принцессы" изъеден червями. Я не хотел бы выводить её в открытое море. "Наррака" требует нового руля и стропил, а у "Окольцованной ящерицы" сломано несколько весел, но они еще послужат. Гребцы – это рабы, но если мы предложим им достойную плату, большинство останется с нами. Всё, что они умеют, это грести. Тех, кто уйдет, заменим нашими. Переход в Вестерос долог и тяжел, но уверяю, эти корабли крепки достаточно, чтобы доставить нас туда.

Резнак мо Резнак издал жалобный стон.

– Значит, это правда. Ваше Почтение намеревается оставить нас, – он заломил руки. – Юнкайцы восстановят Великих Господ сразу же после вашего ухода, а нас, кто так преданно служили вашему делу, предадут мечу; наших милых жен и дочерей изнасилуют и обратят в рабынь.

– Не моих, – прорычал Скахаз Бритоголовый. – Сначала я убью их всех своей собственной рукой.

Он хлопнул по рукоятке своего меча.

У Дени было чувство, будто он ей дал пощечину.

– Если вы боитесь того, что последует за моим отъездом, пойдемте со мной в Вестерос.

– Куда бы ни шла Матерь Драконов, Воины Матери пойдут за ней, – провозгласил Марселен, последний брат Миссандеи.

– Как? – спросил Симон Полосатая Спина, прозванный так из-за шрамов, покрывавших его спину и плечи в напоминание о побоях, от которых он страдал в Астапоре. – Тринадцать кораблей...это недостаточно. Даже сотни кораблей будет недостаточно.

– Деревянные лошади нехорошие, – запротестовал Роммо, старый джакка рхан, – дотракийцы поедут верхом.

– Они могут двигаться по земле вдоль берега, – предложил Серый Червь. – Корабли могли бы поддерживать скорость движения колонны и снабжать её провиантом.

– Это сработает, пока вы не достигнете руин Бхораша, – ответил Бритоголовый. – После него ваши корабли должны будут повернуть на юг, мимо Толоса и Острова Кедров, и обойти вокруг Валирии, а пешие продолжат идти на Мантарис по старой дороге драконов.

– Теперь ее называют дорогой демонов, – сказал Моллоно Йос Доб.

Пухлый командир Стойких Щитов испачканными в чернилах руками и толстым животом больше походил на писца, чем на солдата, но он был не глупее остальных. – Очень многие из нас погибнут.

– Оставшиеся в Миэрине позавидуют их легкой смерти, – простонал Резнак. – Из нас сделают рабов или бросят в ямы. Все будет как раньше, или хуже.

– Где ваше мужество? – вскипел сир Барристан. – Ее Величество освободила вас из цепей. Теперь ваша очередь наточить мечи и защитить собственную свободу, когда она уйдет.

– Смелые слова от того, кто собирается уплыть на закат, – огрызнулся в ответ Симон Полосатая Спина. – Вы обернетесь посмотреть, как мы умираем?

– Ваше Величество...

– Ваше Великолепие...

– Ваше Почтение...

– Хватит. – Дени ударила по столу. – Никого не оставят умирать.

Вы все мой народ. – Мечты о доме и любви ослепили ее. – Я не позволю Миэрину разделить участь Астапора. Мне печально это говорить, но Вестеросу придется подождать.

Гролео был в ужасе.

– Мы должны принять эти корабли. Если мы откажемся от подарка...

Сир Барристан преклонил перед ней колено.

– Моя королева, ваше королевство нуждается в вас. Здесь вы не нужны, но в Вестеросе тысячи людей соберутся под ваши знамена, великие лорды и благородные рыцари. "Она пришла, – радостно будут кричать они друг другу. – Сестра принца Рейегара наконец–то вернулась домой".

– Если они так меня любят, они дождутся меня, – Дени встала. – Резнак, позови Ксаро Ксоана Даксоса.

Она приняла купеческого принца одна, на скамейке из полированного черного дерева, сидя на подушках, которые принес сир Барристан. Его сопровождали четыре квартийских матроса. Они несли на плечах свернутый в рулон гобелен. 

– Я принес еще один подарок королеве моего сердца, – объявил Ксаро. – Он был в моей семейной сокровищнице еще до Рока Валирии.

Матросы развернули гобелен по полу. Он был старый, пыльный, блеклый... и огромный. Дени пришлось перейти на сторону Ксаро, чтобы разглядеть рисунок. 

– Карта? Это прекрасно.  Она покрывала половину пола. Моря были голубыми, суша зеленой, горы черными и коричневыми. Города были изображены в виде звезд из золота и серебра. Дымного Моря нет, поняла она. Валирия еще не остров.

– Вот здесь Астапор, Юнкай и Миэрин, – Ксаро указал на три серебряные звезды рядом с голубым Заливом Работорговцев. – Вестерос... где–то там внизу.

Он неопределенно махнул рукой в сторону дальнего конца зала. 

– Ты повернула на север, а тебе надо было плыть дальше на юг и запад, через Летнее море. Но с моим подарком ты должна скоро вернуться на родину. Прими мои галеры с легким сердцем и налегай на весла в западном направлении.

Если бы я могла.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 13 |
Похожие работы:

«БиБлиотека альманаха "СлоВеСноСть" Книжная серия "Визитная карточка литератора" Наталья ГаБРИЭляН НЕСМОтРя И ВОПРЕКИ, или НаШа МалЕНьКая ФРОНДа Проза, эссе, воспоминания СОЮЗ ЛИТЕРАТОРОВ РОССИИ МОСКВА Вест-Консалтинг Н. Д. Габриэлян. Несмотря и вопреки, или Наша маленькая фронда. Проза, эссе, воспоминания. М.: Вест-Ко...»

«Радиосвязь ЧТО ТАКОЕ РАДИОВОЛНЫ Радиоволны – это электромагнитные колебания, распространяющиеся в пространстве со скоростью света (300 000 км/сек). Кстати свет также относится к электромагнитным волнам, что и определяет их весьма схож...»

«ПРАВИЛА ДЛЯ АВТОРОВ (RULES FOR AUTHORS) Версия от 17.03.2016 1. Рукопись присылается авторами на адрес m_glagolev@mail.ru в виде двух файлов текстового редактора Word (.rtf и.doc), с идентичным содержимым. Two copies of the manuscript in Microsoft Word format (.rt...»

«Том 9, №2 (март апрель 2017) Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" publishing@naukovedenie.ru http://naukovedenie.ru Интернет-журнал "Науковедение" ISSN 2223-5167 http://naukovedenie.ru/ Том 9, №2 (2017) http://naukovedenie.ru/vol9-2.php URL статьи: http://naukovedenie.ru/PDF/41TVN217.pdf Статья опубликована 11.04.2017 Ссыл...»

«Руководство по эксплуатации Электронный уровень Модель: ProDigit 60 ООО Ваш инструмент официальный дилер на территории РБ +375 (29) 11-33-655 (VELCOM) +375 (17) 334-55-87 (тел/факс) e-mail: 1133655@mail.ru www.inst.deal.by www.v-i.by ProDigit 60 Оглавление 1. Приедупреждающие символы...............»

«Кафедра "Управление эксплуатационной работой" А.Ф.Бородин, А.П.Батурин, В.В.Панин ОРГАНИЗАЦИЯ ВАГОНОПОТОКОВ Рекомендовано редакционно-издательским советом университета в качестве учебного пособия по дисциплине "Управление эксплуатационной работой и качеством перевозок" для студентов специальности 190701 "Органи...»

«ВІСНИК ПРИАЗОВСЬКОГО ДЕРЖАВНОГО ТЕХНІЧНОГО УНІВЕРСИТЕТУ 2010 р. Серія: Технічні науки Вип. №20 УДК 532.526:669.18 Жук В.И.* АНАЛИЗ СПОСОБОВ ПЕРЕМЕШИВАНИЯ ЖИДКОГО ЯДРА ЗАТВЕРДЕВАЮЩЕЙ ОТЛИВКИ В статье рассмотрены основы теории перемешивания и дан анализ влияни...»

«T4NARXOZ "Нархоз Университет!" "Университет Нархоз" 'Щ 'Ш — —~ _ ; zrrrАкционерное общество Акционерлк котамы и N IV ЬК SI I Y щ Республика Казахстан, 050035. г. Алматы, ул. Ж андосова, 55 К^азакстан Республикасы, 050035, Алматы К-. Ж андосов к-ci. 55 Тел : +7 727 3771119 3 77 1 2 55 ф акс: +7 727 3771256...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ Разрешено Минздравом Республики Беларусь для практического использования Первый заместитель министра здравоохранения В.В. Колбанов 22 января 2003 г. Регистрационный No 3–0102 Верификация толерантности к органическим н...»

«НаучНый диалог. 2013 Выпуск № 12 (24): оБЩЕСТВЕННыЕ НауКи Чеснова Е. Н. Вера и эсхатология: критериальный подход к содержанию понятий в их взаимосвязи / Е. Н. Чеснова, Е. Г. Якимова // Научный диалог. – 2013. – № 12 (24) : Общественные науки. – С. 144–156. УДК 23/28:13+161.14:[316.74:2+17.022.1] В...»

«ГОТОВИМСЯ К ЭКЗАМЕНАМ РЮРИКОВИЧИ ВЕЛИКИЕ КНЯЗЬЯ КИЕВСКИЕ, ВЛАДИМИРСКИЕ, МОСКОВСКИЕ, ГОСУДАРИ И ЦАРИ МОСКОВСКИЕ ИНЯКИНО-2017 КНЯЗЬ РЮРИК (830 – 879) Древнерусский князь, основатель династии Рюриковичей на Руси. Согласно летописной легенде – начальник варяжского военного отряда племени р...»

«Intergard 821 Эпоксидная шпатлевка Двухкомпонентная, не содержащая растворитель, легко смешиваемая шпатлёвка, наносимая Описание шпателем или мастерком. продукта Применяется как шпатлёвка для подготовленной надлежащим образом корродированно...»

«ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ОБ АПЕЛЛЯЦИЯХ Important Information Regarding Appeals Данная ВАЖНАЯ ИНФОРМАЦИЯ ОБ АПЕЛЛЯЦИЯХ направляется Вам для того, чтобы проинформировать Вас о Ваших правах и обязанностях как стороны в данном слушании. Важно, чтобы Вы немедленно прочитали данную информацию и начали подготовку к слушан...»

«ВІСНИК ПРИАЗОВСЬКОГО ДЕРЖАВНОГО ТЕХНІЧНОГО УНІВЕРСИТЕТУ 2014 р. Серія: Технічні науки Вип. № 28 ISSN 2225-6733 УДК 644.11:697.1:697.3 ©Цыганов В.И.1, Житаренко В.М.2 РЕЖИМЫ РАБОТЫ КОМБИНИРОВАННЫХ СИСТЕМ ТЕПЛОСНАБЖЕНИЯ Рассмотрены основы комбинированных схем теплосн...»

«УДК 666.9 Н.С. ЦАПКО, канд. техн. наук, доц., ХНЭУ им. С. Кузнеца, Харьков ИССЛЕДОВАНИЕ ПРОДУКТОВ ГИДРАТАЦИИ СПЕЦИАЛЬНОГО РЕНТГЕНОКОНТРАСТНОГО БАРИЙСОДЕРЖАЩЕГО ЦЕМЕНТА Статья посвящена исследованию продуктов гидратации отечественного рентгеноконтрастного цемента для стоматологии. Рассмотрена возможность пол...»

«1 УТВЕРЖДЕНО РЕШЕНИЕМ СОВЕТА УМО ПО ВЫСШЕМУ ОБРАЗОВАНИЮ В ОБЛАСТИ ПРИКЛАДНОЙ ГЕОЛОГИИ 29 мая 2014 г., г. Москва ПОЛОЖЕНИЕ О НЕПРЕРЫВНОЙ ПОДГОТОВКЕ КАДРОВ ДЛЯ РАЦИОНАЛЬНОГО НЕДРОПОЛЬЗОВАН...»

«ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА С ерия 8 ЕЯ П Н Н Ш ВШ Теория и методика обучения в вузе и школе Выпуск 6 Часть I Упан-И дз Ж МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ БУРЯТСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ВЕСТНИК БУРЯТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ТЕОРИЯ И МЕТОДИКА ОБУЧЕНИЯ В ВУЗЕ И ШКОЛЕ Серия 8 Выпуск 6 Часть ! Улан-У...»

«Инструкции и детали Элементы управления подачей воздуха 3A0618G RU Элементы управления подачей воздуха для облегченных и усиленных тележек с распылителями Xtreme®. Только для профессионального использования. 24W593, 24W040 24E025, 24Y396 Элементы управления подачей воздуха для систем Xtreme XL, Элементы управления подачей воздуха для...»

«лче -й. s В Ы Х О Д Я Т Ъ Д В А Р А З А ВЪ М Ћ С Я Ц Ъ. i ^ н а г о д о в о м у и з д а н i ю 4 р у б. 50 к о п, * i, _ _ : ОТДЛЪ ОФФИЦIАЛЬНЫЙ УКАЗЪ СВЯТЙШ У ПРАВИТЕЛЬСТВУЮ ЕМУ ЕМ Щ СИНОДУ. Архiепископу херсонскому П а о у Всемилостивейш е повелт н iваемъ быть митрополитомъ кiевскимъ и галицкимъ, ^спенскiн Кiево-I1ечер...»

«СЕН-БАРТЕЛЬМИ Содержание О Сен-Бартельми 2 Готовимся к поездке 6 Пляжи Сен-Бартельми 9 Интересные магазины 12 Развлечения 13 Зачем ехать на Сен-Барт 14 WWW.ISOLE.RU +7 (812) 495 4057; +7 (812) 495 4058 О Се...»

«ЭМБАРГО ДО 5/03/03 (04.00 GMT) ПАССИВНОСТЬ ПОЛИТИКОВ УСУГУБЛЯЕТ ВСЕМИРНЫЙ КРИЗИС ВОДНЫХ РЕСУРСОВ – такова оценка специалистов ООН (Впервые ООН подготовила всеобъемлющий доклад о состоянии водных ресурсов планеты ) Париж, 5 марта. – "Пассивность государственных руководителей" ведет к тому, что в...»

«1 Перечень компетенций, которыми должен овладеть обучающийся в результате освоения основной образовательной программы высшего образования магистратуры "Лесное дело" (программа прикладной магистратуры) по направлению подготовки 35.04.01 Лесное дело Государственная итоговая...»

«Муниципальное автономное учреждение дополнительного образования Городской Дворец творчества детей и молодежи "Одаренность и технологии" Рассмотрена и допущена УТВЕРЖДАЮ к реализации решением Директор МАУ ДО Городской Дворец Экспертно-методиче...»

«Йог Рамачарака Раджа-йога http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=176902 Раджа-йога. Учение йогов о психическом мире человека: Айрис-Пресс; 2005 ISBN 5-8112-1011-6 Аннотация Эта книга – практическое руководство на пути самопознания и установления гармонии между телом, умом и духом. Использование сил и в...»

«1 1 Целевой раздел 1.1 Пояснительная записка Адаптированная основная общеобразовательная программа начального общего образования (АООП НОО) ОГБОУ "Мосоловская школа-инте...»

«Протокол согласования рабочей программы со смежными дисциплинами Фамилия И.О., подпись Наименование Наименование заведующего кафедрой, смежной дисциплины кафедры дата согласования Ботаника...»

«Газета Лабинского городского казачьего общества Лабинского РКО Лабинского КО Кубанского казачьего войска Лабинские казачьи вести Выпуск № 5 май 2011 года С праздником, братья-казаки!Сегодня в номере: Казаки в годы Великой Отечественной войны Гвардии Казак...»

«Тематическое планирование Характеристика деятельности учащихся ОБРАЗ ЦВЕТУЩЕЙ ПРИРОДЫ — ВЕЧНАЯ ТЕМА В ИСКУССТВЕ (6 ч) Тема 1. Цветы в живописи, декоративно-прикладном и народном искусстве(6 ч) 1. Осенний букет в натюрморте живописцев Рассматриватьнатюрморты живописцев, запечат-левших красоту...»

«часть А | печатная версия отраслевое издание делового формата деревообработка в УКРАЇНСЬКА АСОЦІАЦІЯ МЕБЛЕВИКІВ краине #5(39) июль-август 2011 г. Зрим в корень. Рассуждаем здраво. Публикуем д...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.