WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«1. Клянусь мчащимися, задыхаясь, 2. И высекающими искры, 3. И налетающими с зарей, 4. Что подняли клубы пыли 5. И врезались в гущу врага1 ...»

М. И. Василенко

БиТвы, герои, БогаТсТво:

Кони в КУльТУрном ПросТрансТве аравии

1. Клянусь мчащимися, задыхаясь,

2. И высекающими искры,

3. И налетающими с зарей,

4. Что подняли клубы пыли

5. И врезались в гущу врага1 (100: 1–5).

Пять первых аятов суры «Мчащиеся» — чрезвычайно сильная по поэтической выразительности клятва боевыми конями. Сунниты и шииты, каждые

по-своему, придают этому лаконичному тексту огромную значимость. Обо всей суре, насчитывающей лишь одиннадцать аятов, согласно одному из преданий, Пророк сказал: «Тому, кто прочел ее, воздастся, как за десять благодеяний, совершенных столько раз, сколько людей проводит ночь в долине Муздалифа2, свидетельствуя вместе»3 [Кabars 2005: 324]. Согласно другому преданию, Мухаммад говорил, что чтение суры «Мчащиеся» (как и суры «Землетрясение») равноценно чтению половины Корана4 [Suy 2003-XV:

597]. Джафар ас-Садик — шестой шиитский имам — учил, что регулярно читающий суру «Мчащиеся» будет воскрешен Аллахом одновременно с имаПребывание ночью в долине Муздалифа возле Мекки — один из обрядов Хаджа. Ради этого ежегодно в девятый день месяца зуль-хиджа в долине собирается огромное множество паломников.

Электронная библиотека Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН http://www.kunstkamera.ru/lib/rubrikator/03/03_03/978-5-88431-271-5/ © МАЭ РАН Битвы, герои, богатство: кони в культурном пространстве Аравии 195 мом Али5 и будет пребывать в Раю с ним и его сподвижниками6 [Кabars 2005: 324].



Столь исключительное отношение к суре можно объяснить лишь значимостью содержащегося в ней послания в сочетании с лаконичностью, позволяющей хранить текст в памяти и повторять его про себя.

В шести аятах, следующих за клятвой, Коран осуждает неверие и алчность, намекает на способность человека отдавать себе отчет в собственных грехах и напоминает о неотвратимости Страшного суда, на котором от Судьи не укроется ни одно деяние:

6. Воистину, человек неблагодарен по отношению к своему Господу.

7. И воистину, он сам тому свидетель.

8. И воистину, он силен в любви к мирским благам.

9. Но разве не знает он, что когда будут воскрешены те, что в могилах, 10. и будет обнаружено то, что в сердцах, — 11. воистину, в тот день их Господу будет известно о них все?

Почему истинность столь важных (судя по связанной с сурой традиции) слов подчеркивается почти равной им по числу стихов клятвой конями?

безусловно, это должно объясняться идеей, кроющейся за образом «мчащихся, задыхаясь», но помимо этого значимостью скакунов в культурном пространстве Аравии. Мысли на эту тему приняли вид трех разделов: битва, Герой и богатство.

Битва В Аравии II в. конь был прежде всего средством ведения боя, главным образом атаки. Нападать было принято с зарей.

Это время особенно удобно:

можно проделать расстояние до неприятеля в прохладные предрассветные часы, сохранить силы и не быть замеченным издали. Кроме того, именно на рассвете есть шанс застать врасплох как можно больше спящих обитателей становища. Таким образом, атака могла быть неожиданной лишь с точки зрения дня. Время суток было известно заранее. Вечером ожидали гостей — прибывших на верблюдах путников, уставших после дневного перехода.

Утром же кони приносили врагов. Триаде «вечер — верблюд — гость» впору противопоставить триаду «утро — конь — враг».





В этой связи пожелание доброго утра в древней бедуинской культуре было куда более актуальным, чем пожелание доброго вечера. В доисламской Аравии смысл утреннего благопожелания был не столько в доброте уже наступившего утра, сколько в том, чтобы как можно больше грядущих зорь обошлось без нападений. Именно об этом напоминает комментатор Ал-Хусайн аз-Заузани, объясняя слова, которыми поэт Зухайр ибн Абу Сульма завершает вводную часть поэмы-муаллаки (традиционно в этой части поэты всматриваются в следы покинутого становища, пытаясь определить, кому оно приВ шиитском исламе — первый имам и самый праведный мусульманин после Пророка.

–  –  –

надлежало). Стих можно перевести следующим образом: «Узнав обиталище, я пожелал его [откочевавшим] жителям: // “О племя! Пусть ваши утра выдаются приятными и мирными!”»7 [Zawzan 1993: 72].

Противопоставление коней верблюдам, соответствующее оппозициям враг — гость и утро — вечер, хорошо иллюстрируется доисламской поэзией.

Например, Амр ибн Кульсум сказал о породистых конях так: «В утро битвы нас несут короткошерстные кони. // Они достались нам в виде трофея, отлученные от матерей»8 [Ibn Kulm 1991: 85–86].

Другой пример — окончание поэмы Урвы ибн ал-Варда (литературный перевод автора):

Кто нас не боится — отчаянья трепет познает!

Верблюды при виде коней боевых разбегаются!

Мы копьями первых сразим и мечи обнажаем, легки они, белый их цвет меж врагов наших славится.

Мы нынче хозяев равнин разорим нападеньем и завтра же на плоскогорье с набегом заявимся.

Нам бережно старцев почтенных по тропам Хиджаза верблюды везут, и в заплатах им легче ступается.

Мне вечер приводит гостей — благородному, щедрому, и скот мой — добро бедняка — сам собой выпасается [Urwa 1998: 69–70].

Если Амр ибн Кульсум связал битву с утром и конями, то Урва — прибытие гостей с вечером и верблюдами, утверждая, что заранее выпускает скот из загона, чтобы путники не увидели, сколь он беден, и не постеснялись принять щедрое угощение.

Особенно важны первые строки отрывка, в которых живописуется воинственность. Конь был слишком дорогой роскошью, чтобы перемещаться на нем по пустыне. С верблюдов на коней пересаживались, как правило, лишь перед самой атакой или неминуемым сражением. Оставив верблюдов позади себя, конные всадники выстраивались клином и мчались на врага с копьями наперевес. Клин всадников обозначался термином мнсар (букв. «клюв»), поскольку конные воины врезались во врага, отходили и налетали снова, подобно атакующей хищной птице9.

Термин мансар фигурирует в уже упомянутой поэме Урвы. Передавая свой диалог

–  –  –

Если же всадникам удавалось прорвать ряды противника, они распугивали верблюдов, которых враг, как и они, оставил перед сражением позади себя, пересев на коней. Вот почему доисламским бедуинам было достаточно услышать: «Верблюды при виде коней боевых разбегаются!»10, — чтобы перед глазами во всей ясности возникла картина успешной атаки. Следующая строка (про копья и мечи) связана с тем, что, когда прорыв клином удавался, воины отбрасывали копья и разворачивали коней, чтобы добивать врага мечами.

Справедливости ради стоит сказать, что всадники, прорвавшие ряды врага, не всегда могли видеть разбегающихся верблюдов. Достоверно известно, что по крайней мере в XX в. некоторые бедуины проявляли изобретательность и, пересаживаясь на коней, стягивали железными цепями передние ноги оставленных позади верблюдов, чтобы те не убежали. Не исключено, что подобное делали и в древности. бедуинский стихотворец XX в.

по прозвищу Диндан, описывая батальную сцену в одной из поэм, говорит:

«Верблюды стреножены железными цепями, и их ведут спокойно, // когда племя встречается лицом к лицу с роящимся войском врага» [Kurpershoek 1994: 105]. В контексте настоящей статьи еще более полезно упоминание коней, вплетенное в традиционное для бедуинских поэм описание верблюдицы (из того же произведения Диндана):

Она (верблюдица) сопровождаема широкогрудыми [конями], любящими вводить острое [оружие] врагам в кровь, // грызущими удила в нетерпении под молодыми наездниками.

–  –  –

Как следует из отрывка, кони служат бедуинам, помимо прочего, для преследования. Процитированные строки подтверждают и сказанное выше о клине-мансаре. Смысл конной атаки именно в том, чтобы врезаться на большой скорости — отсюда манера налетать и отходить для нового удара.

Итак, идет ли речь о вероломном нападении, навязанном сражении или же о преследовании, в культурном пространстве Аравии конь — символ военных столкновений. Здесь стоит процитировать доисламского поэта АсСамауала (I в.). В своей наиболее известной поэме он использовал образ породистых коней в качестве символа победоносных сражений. Рассказывая о воинственности своего племени, он хвастался: «Сражения с нами отмечены в памяти наших врагов: // они (сражения) узнаются по белым звездам на лбу и белым кольцам на ногах»11 [Ab Tammm 2003: 91].

Фраза содержит несколько смыслов. Во-первых, Ас-Самауал заявляет, что в боях против его племени врагам всегда приходилось особенно тяжко, \\

–  –  –

а потому сражения с его сородичами выделяются в памяти неприятелей среди прочих сражений, подобно тому, как породистые лошади (с белыми звездами на лбу и белыми кольцами на ногах) выделяются в смешанном табуне.

Ас-Самауал не передает эту мысль в форме сравнения, а просто придает сражениям признаки породистых скакунов. Это лишь подтверждает, что конь на древнем арабском языке символов означает битву.

Второй смысл фразы буквальный, но и он свидетельствует о тождестве коня и боевого столкновения. белые звезды и кольца, оставшиеся в памяти у врагов поэта, действительно отличали коней, на которых сражались его соплеменники. Запомнившиеся недругам кони — это запомнившиеся битвы с их обладателями. Ас-Самауал хвастается одновременно тем, что враги надолго запоминают сражения с его родственниками, и тем, что воины его племени — владельцы породистых скакунов.

Приведем другие примеры употребления образа коней для обозначения битвы в разные эпохи. Поэт I в. ал-Асша, восхваляя племя союзников, сказал: «Когда ты зовешь их, чтобы [вместе] встретить войну, // к тебе приходят кони, а на них — небезоружные»12 [A 1968: 41].

бедуинский поэт XIX в., отправляя стихотворение-угрозу пришлому кочевому племени, напомнил адресатам о поражениях, которые те потерпели в землях, где обитали прежде: «Поезжай (обращение к посланнику) к тем, кто обитает на вершинах алИтам, // прячась от мчащихся коней [из области] ал-Карак»13 [Bailey 1991:

83].

Теперь самое время вернуться к клятве, с которой начинается сура «Мчащиеся». Не все комментаторы уверены в том, что за образом «мчащихся, задыхаясь» скрываются кони. Али ибн Абу Талиб утверждал, что сура была спущена Аллахом Мухаммаду, когда мусульмане сражались с курейшитами при бадре (утро 17 марта 624 г.). В тот день у сподвижников Мухаммада было лишь два коня. Один принадлежал Аз-Зубайру ибн аль-Авваму, другой — Аль-Микдаду ибн аль-Асваду (оба воины-герои и ближайшие сподвижники Пророка). Два коня — еще не конница. Исходя из этого Али не считал, что в суре «Мчащиеся» может идти речь о конях. С его точки зрения, «мчащиеся, задыхаясь» — это верблюды, которые с паломниками в седлах бегут, тяжело дыша, от горы Арафат в долину Муздалифа, а из нее — в долину Мина (маршрут паломничества в Мекку). Часть первых знатоков Корана была с ним согласна [Baaw 1989, VIII: 507].

Если принять эту трактовку, окажется, что читающий суру «Мчащиеся»

перед произнесением слов величайшей значимости (аяты 6–11) подтверждает их истинность клятвой Хаджем — одним из пяти столпов ислама. Связь суры с битвой при бадре также помогает объяснить особое отношение к ней Мухаммада и шиитских имамов. То было первое крупное сражение мусульман, увенчавшееся первой в истории победой ислама. Али ибн Абу Талиб — будущий четвертый праведный халиф и с точки зрения шиитского ислама первый имам — в битве при бадре был знаменосцем и отличился в ней более \\ sga al-ill yiskun rs al-tm // mazbn an l al-karak m yianna

–  –  –

всех. В поединке трое на трое он убил своего оппонента и спас от гибели другого участника боя со стороны мусульман, вовремя придя ему на помощь.

И все же большинство знатоков изначально сходилось на том, что в суре «Мчащиеся» имеются в виду кони. Как правило, именно эта точка зрения принимается во внимание при переводах Корана. Если избрать эту трактовку и принять во внимание, что кони в образной системе древней Аравии означают битву, окажется, что читающий суру «Мчащиеся» перед произнесением слов величайшей значимости подтверждает их истинность клятвой сражениями, в которых мусульмане утверждали новую веру, сокрушая неверие. Если конь — очевидный символ битвы, не так важно, что при бадре у сподвижников Пророка было всего два скакуна (при семистах верблюдах). За первой победой последовали другие, и в дальнейших сражениях роль коней, мчащихся, задыхаясь, и врезающихся в гущу врага, вполне соответствовала значению, приобретенному скакунами еще в войнах доисламской Аравии.

герой Учитывая сказанное до сих пор, вполне понятно, почему ни любовь, ни удача не могли сделать арабского смельчака рыцарем, если у него не было коня. Справедливость этого подчеркивается самим словом фрис, означающим арабского рыцаря. Слово перешло в русский язык в XIX в., но едва ли в нем прижилось. Если не считать специальной литературы о Востоке, русскоязычный читатель встречает его главным образом в стихотворении Лермонтова «Три пальмы», где, вопреки арабскому оригиналу, оно употреблено с ударением на последнем слоге: «И белой одежды красивые складки // По плечам фариса вились в беспорядке».

Термин fris образован от слова fras — «лошадь», «конь». «Рыцарь/герой» — лишь второе значение термина. Его первое и буквальное значение — «всадник/наездник». Иными словами, фарис — это в первую очередь конник.

Перед нами тождество героя и наездника, рыцарства и езды на коне. То, что настоящий герой — конный всадник, более чем естественно. Ведь даже если воин перемещается на верблюде, собственно героем он становится в битве, а значит, верхом на коне. Воин, едущий на верблюде, лишь потенциальный герой. Пересевший на коня — он герой в действии.

Поэтесса I в. по прозвищу ал-Ханса, оплакивая убитого брата, вспоминала его героизм, буквально обращаясь к нему так: «О наездник (фарис) при конях в день, когда прилаживали их седла»14 [Ьans 2004: 17]. Недословный перевод фразы — «О рыцарь среди конницы в день битвы».

«Коню, и ночи, и пустыне я знаком // мечом, копьем, и свитком, и пером»15, — заявлял о себе поэт X в. Абу-т-Тайиб ал-Мутанабби [Muanabb 1983: 332]. Среди атрибутов рыцаря кони (ayl) оказались на первом месте, и дело не в требованиях стихотворного размера. В строке есть еще три сло

–  –  –

ва («ночь», «меч», «копье»), образованных по той же именной модели (layl, sayf, rum). бедуинский герой гордится родословной. М.А. Родионов предположил, что именно это символизирует свиток [Родионов 1984: 150]. Рыцарь обязан владеть поэтическим мастерством. Стихосложение также может символизировать свиток, но среди перечисленных в строке атрибутов его куда бесспорнее символизирует перо, а точнее клам — тростниковая палочка со срезанным наискось, расщепленным узким концом. Знакомство с ночью означает бесстрашие героя, способного перемещаться в полной опасностей пустыне при свете одной лишь луны. Кроме того, ночь и пустыня намекают на воинственность, ибо тот, кто готовится вступить в бой утром, вынужден перемещаться по пустыне ночью. Ночь — время героев именно потому, что герой, готовый к битве, перемещается на коне. Ведь если в жаркие дневные часы преодоление расстояний на коне весьма нежелательно, в часы ночной прохлады оно вполне возможно. Копье и меч — очевидные атрибуты воина, но и здесь конь — ключевой персонаж, поскольку копье необходимо именно для конной атаки.

Итак, в культурном пространстве Аравии конь — не только наиболее явный символ битвы, но и самый важный атрибут героя-рыцаря. Это формирует особое отношение к породистым скакунам, и они помимо всего прочего становятся важнейшей формой роскоши и богатства.

Богатство Абу Убайда Мамар ибн ал-Мусанна — знаменитый басрийский филолог второй половины III — начала IX в. — помимо прочих сочинений оставил потомкам «Книгу о конях». В самом ее начале сказано: «В доисламскую эпоху арабы не охраняли ничто так тщательно, как коней. Ничему не придавали они такого значения, как уходу за ними, и не ценили ничто так высоко. Кони были для них средоточием доблести, красоты, пользы, силы в борьбе против врага. Они ценились до такой степени, что араб готов был голодать сам, лишь бы накормить коня. Он мог предпочесть коня самому себе, сородичам и даже собственным детям — лишь бы напоить его чистой водой. Пренебрежение конем, его худоба и плохой уход за ним были поводом для насмешек и упреков» [Ab Ubayda 1939: 2]. Под влиянием арабской культуры подобное отношение к скакунам передалось многим мусульманским народам, в частности на Кавказе. Здесь впору привести еще одну поэтическую цитату из Лермонтова. В произведении «Герой нашего времени» Казбич в ответ на предложение Азамата отдать коня Карагёза в обмен на бэлу поет песню, содержащую строки: «Золото купит четыре жены, // Конь же лихой не имеет цены».

Одна из историй, зерно которой, оригинальное изречение бедуина, гласит: «У бедуина спросили: “Какое богатство самое благородное?” Он ответил: “Кобылица, за которой следует еще одна кобылица, в утробе которой еще одна кобылица”» [Ibn Abd Rabbih 1983, I: 140].

Итак, кони и лошади в доисламской Аравии, а затем и в мусульманской культуре — роскошь. Это дважды отражено в Коране. В начале суры «Пчелы»

перечисляются сотворенные Аллахом для человека блага, и аят восьмой гласит: «И [он сотворил] коней, и мулов, и ослов, чтобы вы ездили на них, и для

–  –  –

украшения. И он творит то, что вам неведомо»16 (16: 8). Кони возглавляют краткий список транспортных средств. Слова «и для украшения» относятся в первую очередь к ним. Аят, звучащий вполне естественно для жителя Аравии, вызвал сложности с распространением ислама в Средней Азии. Возник вопрос: дозволено ли употреблять в пищу конину (что издревле допускалось в регионе), если в Коране сказано, что Аллах создал коней в качестве транспорта и для красоты.

В суре «Семейство Имрана» кони появляются в перечне материальных ценностей сразу после золота и серебра: «Люди обольщаются утехами, доставляемыми женами, детьми, накопленными мешками золота и серебра, мечеными конями, скотом и нивами. [Но все] это — [только] на кратковременное пользование в этом мире, тогда как у Аллаха — лучшее прибежище»17 (3: 14).

Под «мечеными конями», по всей видимости, подразумеваются породистые, чистокровные животные, помеченные специальным клеймом. Определить их без клейма довольно сложно, ибо одних лишь внешних признаков бывает недостаточно. В цитированных выше отрывках из доисламской поэзии встречались указания на некоторые признаки породистости — особая шерсть и характерные элементы окраса. Однако внешние признаки могут передаться от чистокровного животного полукровке, который не будет обладать ценными качествами родителя. Арабы ценили чистокровность коней точно так же, как чистоту собственной породы. Все лучшие качества, приписывавшиеся себе самим, бедуины в каждом племени считали унаследованными от благородных предков с обеих сторон. То же отношение было к скакунам, и полукровки не ценились. О людях, умеющих отличить породистого коня от полукровки, ходили легенды. Приведем одну из них.

Однажды праведный халиф Омар ибн ал-Хаттаб (634–644) спросил у Амра ибн Маадиякриба — одного из величайших фарисов второй половины II в.: «Знаешь ли ты толк в чистокровных конях?» — «Я знаю их, как самого себя, свою родню и своих детей», — ответил герой. В ответ на просьбу объяснить, как отличить породистых скакунов от полукровок, Амр попросил привести ему нескольких похожих с виду коней и поставить перед каждым щит, наполненный водой, после чего сказал: «Те, что будут пить, не сгибая ног — чистокровные. Те, что нет — полукровки» [Ibn Abd Rabbih 1983, I: 136].

Преемник Омара халиф Осман (644–656) ввел в качестве желательного условия для иноверцев «не ездить на кровных лошадях и верблюдах» [Родионов 2003: 47]. Это также говорит об особом отношении к породистым животным. Выделявшейся категории населения запретили демонстрировать богатство и роскошь, дабы не раздражать основную массу жителей.

Рассуждение, начатое словами, переданными через Пророка, завершим

–  –  –

высказыванием самого Мухаммада, ибо хадисы также свидетельствуют об отношении к коням как к великому богатству вне зависимости от породы.

Пророк говорил: «Плащ, согревающий коня, — его грива, а опахало — хвост.

В челку коня вплетено благо, спасающее даже в день Страшного суда. Его утроба — сокровищница, его спина — убежище для всадника» [Аль-Джахиз 1985: 158].

*** Вопрос о значимости коня в культурном пространстве Аравии важен постольку, поскольку именно эта значимость определила отношение к животному в мусульманской культуре в целом. Кони появлялись на заре и, поднимая клубы пыли, врезались в гущу врага. Коль скоро утверждение ислама требовало побед в боях, новая вера была принесена в отдаленные пределы Азии и Африки именно на их спинах.

В культуре Аравии конь не просто символ битвы, героизма и богатства, но и воплощение этих понятий. Прибытие скакунов ранним утром означало неминуемое сражение или гибель. Герой не мог стать героем без коня, ибо лишь на коне мог проявить настоящий героизм. богач же без коня не мог считаться богачом, ибо конь в Аравии был и по сей день остается не только формой богатства, но и наиболее эффектной формой его демонстрации.

Библиография Аль-Джахиз. Книга о скупых. Ибн Абд Раббихи. Чудесное ожерелье. М.: Худ.

лит-ра, 1985.

Родионов М.А. Ал-Мутанабби: поэт в исламском обществе Х в. // Ислам. Религия, общество, государство. М., 1984. С. 149–155.

Родионов М.А. Ислам классический. СПб., 2003.

Похожие работы:

«Государственное бюджетное образовательное учреждение города Москвы средняя общеобразовательная школа №2017 "Утверждаю" Рассмотрено и принято Директор ГОУ СОШ №2017 Управляющим советом Седова Е.Э. Протокол № от " 30" августа 2011 года " 30" авгу...»

«Смесители www.iddis.ru Ассортимент смесителей IDDIS Смесители для раковины Ретро стиль Классический стиль Современный стиль Смесители для умывальника Ретро стиль Классический стиль Современный стиль Смесители для ванны Ретро стиль Классический стиль Современный стиль Смесители для душа Ретро стиль Классический стиль Современный стиль Смесители для б...»

«ИНФОРМАЦИОННЫЙ БЮЛЛЕТЕНЬ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ОТДЕЛА НАДЗОРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ПО ТАСЕЕВСКОМУ И ДЗЕРЖИНСКОМУ РАЙОНАМ Оперативная обстановка с пожарами.2 стр. Весннний паводок.3 стр. 365 лет пожарной охране России.4стр. О...»

«Убийцы избегают возмездия Элизабет Уитчел /консультант Кампании КЗЖ по борьбе с безнаказанностью В опубликованном Комитетом по защите журналистов "Глобальном индексе безнаказанности-2016" указаны страны, где убивают журналистов, а их убийцы остаются на свободе Опубликовано 27 октября 2016 года Одни из самых высоких про...»

«Содержание 1. Важные замечания 1.1 Используемые обозначения 1.2 Внимание 2. Введение 2.1 Ваш Navigator MapView 400 3. Описание JJ-Connect Navigator MapView 400 3.1 Органы управления 3.1.a Передняя панель 3.1.б Задняя панель и раз...»

«160-річчю від дня заснування Київського університету та 190-річчю від дня народження його першого ректора професора М.ОМаксимовича присвячується 1 кожному своя доля! І моя, якою б в а ж кою не була інколи, т а незрівняно вища і кращ а ба­ гатьох інших. М.М аксим...»

«Статьи в реферируемых журналах и сборниках 1. Гвишиани А.Д. Характеры представлений дискретных серий группы SL(2,K), где K-недискретное несвязное локально компактное поле // Функциональный анализ и его приложения. 1973. T. 7. Вып. 1. С. 16-32.2. Гвишиани А.Д. Канонические представления группы G=PSL(2,k) и пред...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.