WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Къ вопросу о старой и «новой» орогра \ \ mmmmdmmm i v Published by Photo-Offset R eproduction P rin tin g Shop S t. Iov of Pochaev Hohj T rinity M onastery, Jo rd a n ...»

Къ вопросу

о старой и «новой» орогра

\

\

mmmmdmmm i

v

Published by

Photo-Offset R eproduction

P rin tin g Shop S t. Iov of Pochaev

Hohj T rinity M onastery, Jo rd a n v ille, N. F., U, S. А,

МЫЫЫЫЫЫЫМ ЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЫЬ

М

Къ изданію Св. Троицкимъ монастыремъ

учебниковъ русскаго языка.

Не такъ давно, по настойчивымъ просьбамъ многихъ врующихъ рус­

скихъ людей, Св. Троицкимъ монастыремъ изданъ рядъ учебниковъ рус­ скаго языка:

1) Этимологія Русскаго Языка для низшихъ классовъ гимназій — А. Кирпичникова и. Гилярова (перепечатка съ 46 изданія 1918 г.) — цна 50 центовъ;

2) Синтаксисъ Русскаго Языка примнительно къ правописанію — А. Кирпичникова (перепечатка'съ 40 изданія 1912 г.) — цна 25 центовъ;

3) Русская Грамматика съ большимъ количествомъ письменныхъ упражненій. Руководство для учениковъ младшихъ классовъ среднихъ учебныхъ заведеній и низшихъ училищъ. Составилъ Я. Максимовъ (пере­ печатка съ 27 изданія) — цна 75 центовъ и

4) Русская Азбука или первоначальный учебникъ грамоты и право­ писанія А. А. Брайковскаго съ церковно-славянскими, текстами для чте­ нія — цна 2 доллара 40 центовъ въ переплет.

Вс эти учебники п е р е и з д а н ы фотографическимъ способомъ съ нашихъ прежнихъ наиболе распространенныхъ и популярныхъ до­ революціонныхъ изданій по с т а р о й орографіи. Въ сущности только старая орографія и есть въ собственномъ смысл слова о р о - графія, или п р а в о - писаніе, а та порча русскаго правописанія, которая на­ сильственно введена въ употребленіе большевиками въ порабощенной ими Россіи въ декабр 1918 года (слишкомъ черезъ годъ посл захвата ими власти!), не можетъ и не должна претендовать на то, чтобы именоваться п р а в о-писаніемъ: это есть только и с к а ж е н і е правописанія.



Вопросъ орографіи совсмъ не такъ простъ, и нельзя подходить къ нему такъ легко и “рубить сплеча”, какъ это длаютъ нкоторые люби­ тели всякихъ реформъ въ наше исполненное легкомыслія и несерьезнаго отношенія къ серьезнымъ вещамъ лукавое время. Для врующихъ рус­ скихъ людей наша исконная русская орографія тсно связана съ нашей Святой Врой и Церковью. Вдь т самыя буквы: “ ”, “I ”, “Ъ ”, “” и “У ”, на которыя съ такой ненавистью обрушились большевики, что даже по типографіямъ посылали своихъ агентовъ, дабы изъять эти буквы изъ шрифтовъ и уничтожить ихъ, дотащись намъ, какъ тысячелтнее наслдство нашихъ великихъ просвтителей, родоначальниковъ общесла^ вянской культуры — свв. равноапостольныхъ братій Кирилла и Меодія.

Эти буквы не могутъ не быть дороги намъ, ибо он насъ связываютъ съ нашимъ священнымъ Богослужебнымъ церковно-славянскимъ языкомъ, со всей нашей Св. Церковью насажденной и св. Церковью же вскормленной и вспоенной многовковой русской культурой.

Грамоту дала намъ наша Св. Православная Церковь, и потому не­ допустимо, помимо Церкви, рычатъ вопросы орографіи, произвольно признавая т или другія буквы нашего алфавита “устарвшими” и “ненужными”.

То, что это сдлали безбожники-большевики, насильственнымъ пу­ темъ, и то только черезъ годъ посл своего прихода къ власти, введшіе въ Россіи такъ называемую “ новую орографію”, насъ не удивляетъ.

Вдь большевики открыто поставили себ задачей не только полный разрывъ съ Церковью, но и борьбу съ Нею, вплоть до окончательнаго Ея уничтоженія; они же задались цлью порвать со всми историческими традиціями православнаго русскаго народа, отвергнуть все, чмъ жила наша Родина на протяженіи цлаго тысячелтія своей исторіи, оплевать все ея культурно-историческое прошлое и, разрушивъ, какъ они горде­ ливо и надменно провозглашали, с т а р о й міръ, создать с в о й собственный, н о в ы й.





Какой это н о в ы й міръ они замышляли создать, это мы теперь видимъ!

Однимъ изъ характернйшихъ атрибутовъ этого “новаго міра” и является такъ называемая “ н о в а я орографія”. Эта “новая оро­ графія” является безспорно однимъ изъ крупнйшихъ “завоеваній револю­ ціи”, однимъ изъ видныхъ “достиженій” безбожной и антирусской со­ втской власти.

Пусть не говорятъ, что эта “новая орографія” была разработана еще въ царское время и будто бы даже прежней Россійской Академіей Наукъ.

Разв болыпевицкія настроенія и мечты о разрушеніи стараго міра явились у насъ только съ 1917 года? Разв страшной разрушительной силы подрывная работа противъ всхъ нашихъ исконныхъ культурныхъ цнностей не велась у насъ еще задолго д о э т о й м р а ч н о й даты?

'Фактомъ остается то, что этой реформы не провело наше царское правительство, несмотря на вс господствовавшія у насъ въ послднее время “либеральныя” идеи, не смогло провести этой реформы право­ писанія даже Временное Правительство въ самомъ 1917 году, когда рас­ поряженіе его о введеніи “новой орографіи” не было принято русскимъ народомъ и повисло въ воздух.

Провели эту “реформу” только большевики, почему эта “новая оро­ графія”, по всей справедливости, и должна именоваться “большевичкой”,, или “совтской”, какъ многіе русскіе люди ее и называютъ, — тмъ боле, что она, по духу своему, по иде въ нее вложенной, вполн отв­ чаетъ замысламъ большевиковъ, злобныхъ отрицателей и разрушителей всего стараго.

Характерно, что вся русская эмиграція, церковно и національнонастроенная, до 1945 года бережно хранила старую орографію, и этимъ отличались вс п - вщей, въ отличіе отъ изданій проболыпевицкихъ, выходившихъ зарубежомъ съ болыпевицкими пропаганднымй цлями. Съ любовью хранила у себя старую орографію и патріотическинастроенная Карпатская Русь, входившая въ эти годы въ составъ Чехо­ словакіи и все время боровшаяся за свои національно-культурныя права.

А кто прожилъ годы эмиграціи въ Болгаріи, тотъ помнитъ, какъ пришед­ шее тамъ къ власти прокоммунистическое правительство Стамболійскаго первымъ долгомъ озаботилось выбросить изъ болгарскаго алфавита, столь близкаго къ русскому, буквы “ ” и “Ъ ”. Смнившее его потомъ боле правое правительство Цанкова букву “ ” возстановило, но новое коммуни­ стическое правительство въ 1945 году опять ее упразднило.

Весьма важно знать и помнить вотъ еще что. Православная вра и кровное дтище ея — “кириллица”, какъ обыкновенно именуется ваше старое правописаніе, нкогда духовно объединяли собою все славянство.

Потому-то враги Православія и славянства и направили на нихъ главные свои нападки. И во многомъ — увы ! — успли. Часть славянъ насильст­ венно совсмъ была обращена въ латинство и одновременно потеряла свою родную историческую “кириллицу”, замненную у нихъ латинскимъ алфавитомъ (чехи, поляки, хорваты), а среди остальныхъ славянъ, со­ хранившихъ врность св.

Православію, все врем'я длались и длаются попытки эту “кириллицу” какъ-то исказить и изуродовать, цлью чего, конечно, является стремленіе общенародную культурную жизнь какъ мож­ но дальше увести отъ Церкви, черезъ разрывъ съ употребляемымъ въ Церкви церковно-славянскимъ языкомъ.

Въ этомъ отношеніи весьма характерна сербская реформа Бука Караджича, агента австро-венгерскаго правительства, стремившагося оторвать Сербію отъ духовно-культурнаго общенія съ Россіей, который ввелъ въ кириллицу, употреблявшуюся сербами, совершенно новыя, чу­ ждыя ей буквы, упразднивъ многія старыя и въ томъ числ букву “ ”.

А между тмъ, для каждаго, мало-мальски знающаго славянскіе.языки и нарчія, ясно, что буква “ ” — совсмъ не лишняя буква въ обще-славянскомъ алфавит. У разныхъ славянскихъ народовъ и пле­ менъ и въ разныхъ нашихъ россійскихъ говорахъ она произносится не одинаково и съ разными оттнками. Такъ, если великороссы произно­ сятъ ее, какъ “Е ”, малороссы выговариваютъ ее, какъ “I ”, у поляковъ она выговаривалась, какъ “Я ”, у сербовъ и чеховъ, какъ “ІЕ ”, у болгаръ, какъ “Е ”, иногда переходящее въ “Я ”. Такимъ образомъ, эту букву вполн справедливо было бы разсматривать, какъ объединяющее звено, духовный смволъ единенія всхъ славянскихъ племенъ и народностей.

Спрашивается, во имя чего же тогда ведется такая упорная борьба противъ этой, столь типичной для обще-славянской грамоты, буквы?

Трудности ея употребленія безмрно и тенденціозно преувеличены, а между тмъ вдь она является отличительнымъ знакомъ многихъ кор­ ней словъ, безъ нея утрачивающихъ свой смыслъ и значеніе и потому за­ трудняющихъ пониманіе написаннаго. Объ этомъ столько уже писалось и говорилось, что только завдомо предубжденный человкъ можетъ не принимать этого во вниманіе.

Ну, какъ, напримръ, можно писать о д и н а к о в о такія совер шенно различныя по смыслу слова, какъ: “стъ” и “есть”, “ослъ” и " оселъ”, “все” и “вс” и т. п.?

Почему такая ненависть противъ буквъ “” и “У ”, когда употре­ бленіемъ этихъ буквъ отмчается заимствованіе словъ съ этими буквами изъ греческаго языка — языка той высококультурной страны, которая дала намъ, русскимъ людямъ, и вру нашу православную и основы нашей собственной культуры?

А такихъ словъ въ русскомъ язык не мало, и пользованіе ими не­ избжно и, вмст съ тмъ, опредляетъ степень культурности употре­ бляющаго ихъ человка.

Не будемъ вновь и вновь повторять здсь то, что много разъ уже го­ ворилось о значеніи другихъ буквъ нашего алфавита, выброшенныхъ большевичкой реформой 1918 года, а подчеркнемъ лишь, что эта реформа т лею общаго ne имла съ датыми серьезной филологической науки, а гала лишь навстрчу лности и невжеству, согласуясь съ модными революціонными стремленіями разрушить “старый міръ”. Она и не научна и не практична, потому что только поощряетъ безграмотность и не даетъ права “писать, какъ говоришь” (подобно сербской реформ Бука Караджича). Успхъ и распространеніе этой такъ называемой “но­ вой орографіи” въ болыневицкое время тмъ и объясняется, что власть захватили въ свои руки въ масс и на мстахъ, главнымъ образомъ, по­ донки русскаго народа, иноплеменники и иностранцы — л ю д и с о ­ в е р ш е н н о б е з г р а м о т н ы е, въ интересахъ которыхъ и было эту свою безграмотность навязамъ всему русскому народу. Они-то съ особой ревностью и усердіемъ ее и насаждали! Имъ, безбожникамъ и интернаціоналистамъ, чужды были религіозные и національные идеалы и интересы православнаго русскаго народа, и они жестокой и безжа­ лостной рукой искореняли все, что связывало русскій народъ съ его церковнымъ и культурнымъ историческимъ прошлымъ, съ понятной не­ навистью относясь къ такому великому наслдію полученнаго нами-отъ свв. равноапостольныхъ братьевъ Кирилла и Меодія христіанскаго про­ свщенія, какимъ была наша исконная старая орографія.

Пусть намъ не говорятъ, что и это наслдіе на протяженіи вковъ подверглось нкоторымъ естественнымъ (не насильственно-проведеннымъ) измненіямъ и что наша гражданская азбука отличалась отъ церковнославянской: все это весьма далеко отъ той грубой насильственной ломки, которую произвели въ 1918 году большевики. И ужъ совсмъ странно намъ, живущимъ заграницей на свобод, сочувственно относиться къ этому чисто-болыпевицкому “достиженію” !

Сторонникамъ же такъ называемой “новой орографіи” мы не мо­ жемъ не посовтовать задуматься и надъ тмъ, почему это ни французы.

ни англичане съ американцами не заводятъ у себя своей “новой оро­ графіи”, хотя у нихъ едва ли не большинство словъ пишется совершенно иначе, нежели они произносятся, и многія буквы совсмъ никакъ не выговариваются, а между тмъ продолжаютъ, по традиціи, писаться?

И они съ любовью хранятъ и изучаютъ свою традиціонную старую оро­ графію, представляющую для нихъ несомннно гораздо большія трудно­ сти, чмъ наши буквы “ ”, “I ”, “Ъ ”, “ ” и “У ”. Наша русская буква “ ” представляла собою неодолимыя трудности только для безнадежныхъ тупицъ среди учащихся, какъ остроумно указалъ на это одинъ изъ чле­ новъ комиссіи, обсуждавшей вопросъ о переход на новое “правописаніе”.

“СтарсУ предлагает е “новое” правописаніе”, — сказалъ онъ: “тю иско­ ни гнздилось на заднихъ партахъ у лнтяевъ и неспособныхъ” (си.

воспоминанія нашего писателя И. С. Шмелева въ журнал: “День Рус­ скаго Ребенка” за 1949 годъ).

Создать новое правописаніе на чисто-фонетическихъ основахъ, при всемъ разнообразіи русскихъ говоровъ на громадныхъ пространствахъ нашей Родины, задача совершенно-неосуществимая, а потому нтъ ни­ какой надобности стремиться къ подобнаго рода реформамъ, которыя вно­ сятъ только разруху и неразбериху въ нашу культурную жизнь, а надо держаться стараго и испытаннаго. Намъ извстно немалое число пред­ ставителей недавней подсовтской молодежи, получившихъ воспитаніе и образованіе въ условіяхъ болыпевицкаго режима, которые попавъ въ результат Второй Міровой Войны 1941-1945 г.г. заграницу, съ любовью возвращаются къ старой орографіи, справедливо видя въ ней смволъ старой, доболыпевицкой Россіи.

Если большевики, во имя своей лютой ненависти ко всему историче­ скому прошлому нашей Родины, стремились разрушить все с т а р о е и ввести “ н о в о е ”, то мы, православные русскіе люди, живущіе на свобод заграницей, изъ одной только любви и уваженія ко всему тому свтлому и прекрасному, чмъ жила и дышала на протяженіи многихъ столтій наша матушка Святая 'Русь, не можемъ не дорожить этимъ с т а р ы м ъ, не можемъ не цнить всего того, что такъ тсно связано съ нашимъ прошлымъ, съ нашими вковыми историческими традиціями, а въ осбенности, съ нашей Св. Православной Церковью, которой мы обязаны всмъ лучшимъ и возвышеннйшимъ, что имемъ и что со­ ставляетъ наше кровное національное достояніе, въ томъ числ и старой орографіей.

Врность родной старин, врность церковно-культурпылъ цпмностямъ и вковому традиціонному историческому прошлому — вотъ, что должно быть нажиеано на знамени каждаго подлиннаго русскаго патріота, преданнаго своей Св. Церкви.

f Архіепископъ А в е р к і й.

В. Перемиловскій.

Н О ВО Е ИЛИ С ТА РО Е ПРАВОПИСАНІЕ?

на Руси время, когда по одному бг­ Б ы ло лому взгляду на письмо можно было почти без­ ошибочно опредлить, какой политической оріен­ таціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письм служили „твер­ дый знакъ“, „еръ“ и „ять“. Писалъ человкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человка '„идеи въ голов“. Это былъ настолько врный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и т, „кому вдать надле­ житъ“.— Не даромъ вдь вс студенты и кур­ систки— этотъ авангардъ революціи въ старое время— писали безъ ятя и ера, а наиболе ра­ дикально настроенные— даже безъ еря въ конц словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность „твердаго знака“ !

А въ сущности, ни той, ни другой сторон никакого дла не было до самого твердаго зна­ ка: и для однихъ и для другихъ это былъ не „твердый знакъ“, какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія,— это былъ только услов­ ный знакъ извстнаго политическаго міросозерца­ нія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе.

Что это именно такъ и было, можно при­ вести факты. Раньше— ни правительство не видло въ упраздненіи и ъ нкоего жупела, ни общество вовсе не было въ такой степени за­ интересовано въ аннулированіи этихъ буквъ на­ шего алфавита. Кажется, кн. Ширинскій-Шихматовъ, современникъ Державина и Пушкина, на­ печаталъ дв книги безъ этихъ буквъ. Въ 60-хъ годахъ прошлаго столтія тоже издавались от­ дльныя книги не только безъ ъ и, но и безъ оиты и і десятеричнаго и съ другими новизнами (о чемъ рчь будетъ ниже). Однако, ни передовое русское общество не ухватилось тогда за мысль о реформ русскаго правописанія, ни власть не препятствовала появленію подобныхъ опытовъ.

Все рзко измнилось съ наступленіемъ эпохи реакціи конца прошлаго столтія, когда взаимоотношенія между властью и обществомъ приняли такія уродливыя формы, что достаточно было одной сторон сдлать шагъ, сказать сло­ во, какъ другая видла въ этомъ шаг и въ этомъ слов выпадъ противъ себя. Это тогда въ въ глазахъ русскаго общества понятія „отече­ ство“, „родина“, „патріотизмъ“, „русскій“, „на­ ціональный“, „православный“ и др. стали по­ зорными, ибо ихъ поддерживала русская государ­ ственная власть. Это тогда вниманіе общества обратилось на школу и, въ частности, на рус­ скую грамматику. Здсь была точка наименьшаго сопротивленія, и сюда направлялись все чаще удары.— Все же пока держалась власть, держались неколебимо и ять съ еромъ.

Но только пала эта власть, и уже едва ли не по второму мсяцу новаго режима, въ ІО числ прочихъ отмнъ и перемнъ, мы были облагодтельствованы реформой правописанія.

Тсная связь вопросовъ нашей орографіи съ политикой сказалась воочію.— Въ то время какъ педагоги, посл чудовищнаго полицейскаго гнета, изступленно, въ первые дни свободы, вмст съ учащимися, срывали со стнъ въ актовыхъ залахъ и кабинетахъ царскіе портреты, смщали явочнымъ порядкомъ дирекцію и сводили старые личные счеты между собой,— на верхахъ учебнаго вдомства въ это время съ неменьшей же страст­ ностью и горячностью смщали „старое“ пра­ вописаніе, не позаботившись даже напередъ при­ нять мры, чтобы школа имла подъ руками хоть учебники, напечатанные по „новой“ оро­ графіи. Въ страшные дни, когда нашъ германскій фронтъ держался на волоск, когда отовсюду несся вопль: „Отечество въ опасности“, никто и не думалъ о вопросахъ правописанія. И цирку­ ляръ пр. Мануйлова о новой орографіи был^ просто равненіемъ Министерства Народнаго Про­ свщенія по революціонному фронту. Это было все то же общкпываніе русскаго государствен­ наго орла, съ котораго, на большихъ и малыхъ его изображеніяхъ, вплоть до нагрудныхъ знаковъ, кокардъ и пуговицъ, сламывались регаліи: коро­ на, скипетръ и держава, пока онъ не принялъ наконецъ вида общипанной курицы Временнаго Правительства!

До того торопились съ реформой, что впо­ пыхахъ издали правила новой орографіи, а черезъ нсколько времени опубликовали уже поправки къ только что преподаннымъ пра­ виламъ.

И очень скоро, когда русское общество оста­ лось при разбитомъ корыт своихъ свтлыхъ надеждъ и утопическихъ ожиданій, оно увидло, что и эта, столь, по его мннію, необходимая, реформа вовсе неудовлетворительна и цли не достигаетъ.

Если знаменитый генералъ Д и т ят и н ъ длалъ прежде, при старомъ правописа­ ніи, въ слов „еще“ четыре ошибки (счо), то теперь, при новомъ, (есчо) грамотность не празд­ новала еще побды! Все равно, писать будутъ:

комната збаеца,—только разв новыя прибавятся ошибки. И он уже наблюдаются. Вотъ изящненькая книжка стиховъ С. Р а ф а л о в и ч а (выпущена издательствомъ А.

Д. Френкеля въ Берлин). На послдней страниц перечень книгъ того же автора. Три книжки изданы въ Тифлис,,КапкаССкимь посредникомъ“. Вотъ денежные зна­ ки нашей сосдки ДВР, и на нихъ добросовстнйшимъ образомъ, среди общаго текста по но­ вому правописанію, „обезпечиваемся всем достоянием и т. д.“ напечатано по старому. Вотъ самое послднее изданіе знаменитой петербург­ ской типографіи Г о л и к е и В и л ь б о р г ъ (нын переименованной въ 15-ю государствен­ ную): „Основы книжнаго набора“ В. И. А н ис и м о в а. Бумага, шрифтъ, обложка, украше­ нія— непревосходимаго изящества. Но при всемъ томъ небывалыя въ этомъ издательств ошибки (на 46 страницъ— четыре) и нкоторыя— по ви­ н новаго правописанія, напр., СловораСделптелъ.

И ужъ во всякомъ случа, если творцы но­ вой орографіи такъ врили въ ея чудодйст­ венную силу, которая, какъ часто говорятъ въ Харбин, „въ два счета“ сдлаетъ всхъ грамот­ ными, то осуществленіе этой реформы возможно было бы лишь посл того, какъ это правописа­ ніе будетъ принято всми и при условіи перепе­ чатки всего національнаго ходового книжнаго инвентаря по новой орографіи.

Въ дйствительности же реформа обруши­ лась только на головы бдныхъ школьниковъ, потому что, зубря свои уроки по „старопечатнымъ“ книгамъ, они должны были писать свои диктан­ ты и сочиненія по новому правописанію, а пе­ редъ глазами и подъ руками книги, справочники, газеты, календари, объявленія, вывски-все остава­ лось по старому. Вотъ и въ Полос Отчужденія— во всхъ школахъ (и городскихъ и желзнодорож­ ныхъ) принято новое правописаніе, а вс газеты, до „ H o b. Жизни“ включительно, печатаются по старой орографіи, а на службу въ Управленіе, да что въ Управленіе— даже въ японскую конто­ ру— съ новой орографіей не примутъ.

А отъ своихъ духовныхъ вождей и писателей мы реформой правописанія дйствительно отмеже­ вались, отгородились, Потому что вдь нельзя же печатать Ломоносова— основоположника стараго правописанія— по новой орографіи, или Пушкина?

Это чувствуютъ и въ Сов. Россіи: Петербургское издательство „ А т е н е й “ годъ тому назадъ вы­ пустило книгу: „ Неизданный Пушкинъ“, гд не только пушкинскій текстъ, но и предисловіе редактора и вводныя статьи и даже резолюція Академіи Наукъ о напечатаніи этой книги—-на­ браны по старому правописанію.

Итакъ: либо дорого стоющее удовольствіе перепечатыванія всей сокровищницы дореволю­ ціонной національной мысли по новой орографіи (для послдовательности, для грамотности,, для ассимиляціи, для вытравленія „стараго духа“* наконецъ) и насильственное обряженіе нашихъ классиковъ, нашихъ писателей въ одежду, въ ко­ торой они отродясь не ходили и (т. к. новая одежда-то и потсне и поуже старой)— въ ко­ торую они не всегда и „влзутъ“ (примры ни­ же),—т. е., въ сущности, если не глумленіе,, то неуваженіе къ своимъ учителямъ и вождямъ.— Либо—не мене дорого стоющее удовольствіе печатать ихъ по старому, а все послреволюціонное творчество по новому правописанію?

Какъ тутъ быть? Отъ одного берега оттол­ кнулись, къ другому не причалили И вся наша исторія твердитъ намъ объ неумніи нашемъ,, повидимому, національномъ — додлать начатое до конца. Приняли христіанскую вру, но не могли справиться съ язычествомъ,— результатъ, т. наз., двоевріе; полвка своей исторической жизни прожили съ двумя языками— славянскимъ и русскимъ; пожелали исправить церковныя кни­ ги, и въ итог получилось дв вры: старая и но­ вая, триста лтъ не слившіяся еще; приняли отъ Запада просвщеніе, но не сумли сдлать его общенаціональнымъ, и теперь имемъ дв не знаю­ щія, непонимающія, другъ другу недовряющш разновидности единой націи: „народъ“ и „интел­ лигенцію“; понятія „братъ“ и „врагъ“— взаимо­ исключающія, но мы, сражаясь, умудрились „брататься“ съ врагомъ! Война — это ршеніе спора о своемъ прав и своей правд — ору­ жіемъ, ultima ratio. Но только въ русской психи­ к возникла чудовищная аберрація: пошли Богъ нашему оружію пораженіе! Приняли новый стиль, а праздники, въ томъ числ и Новый Годъ, празднуемъ по старому; ввели новое правописа­ ніе, а въ жизни, въ обиход пользуемся и бу­ демъ пользоваться старымъ...

У какого еще другого народа можно встр­ тить примры подобной двойственнности?

2.

Прозжая шесть лтъ тому назадъ черезъ Уфу, я на станціи былъ свидтелемъ первомай­ скаго парада красныхъ войскъ. На красныхъ зна­ менахъ трепетали разные лозунги.

Но одинъ при­ влекъ мое вниманіе и поставилъ въ тупикъ:

ВСЕ В КРАСНУЮ А Р М И Ю! „ В с ё тащите въ красную армію“, была первая моя мысль. Но т. к. слова на флаг были напи­ саны по новой орографіи, то первую мысль сейчасъ же оттснила другая: „В с записы­ вайтесь въ красную армію“. — Затмъ пошла неразбериха: множественное число (вс)— твер­ дилъ чистый разумъ; единственное (всё)— на­ стаивалъ практическій. Раздавшійся третій зво­ нокъ на время прекратилъ гражданскую войну въ моей голов, и я изо всхъ ногт^ пустился къ своему вагону, гд вскор снова сталъ жерт­ вой этой сугубо для меня, какъ преподавателя русскаго языка, мучительной этимологической загадки, такъ и по сей день мною не разршенной. И нтъ для нея во всемъ мір своего фи­ лологическаго Эдипа, который убдилъ бы меня, что надо читать такъ, а не эдакъ. Вину въ этомъ всецло возлагаю на нашу Академію Наукъ.

Какъ могла она, Академія Наукъ, допустить та­ кой ложный шагъ— одобрить это новое право­ писаніе, своимъ авторитетомъ санкціонировать регрессъ! Ибо вдь это регрессъ, когда для того, чтобы прочесть написанное, надо спросить у ав­ тора, т. е. бжать, какъ въ данномъ случа, въ совдепъ!

Приведенный случай въ Уф тмъ характерне, что онъ не выдуманъ, а преподнесенъ самой жизнью, какъ отвтъ на реформу. Значитъ, ре­ форма не продумана, не додумана до конца. А между тмъ, по отзыву такого авторитетнаго ор­ гана, какъ Сибземгор, она „является заверше­ ніемъ кропотливой работы спеціалистовъ, кото­ рая велась въ теченіе почти двухъ столтій, и за время которой были подробно освщены вс спорные вопросы правописанія“.— Но что за пла­ чевные результаты этой кропотливой работы спеціалистовъ двухъ вковъ, если она (включая сюда пункты объ упраздненіи ъ,, г, о желатель­ ности, но не обязательности ё, о перенос словъ) составляетъ 13 пунктовъ, да и т-то составлены такъ, что руководствоваться ими можно, только зная дореформенное правописаніе.

„Мы лнивы и не любопытны“. Обладатели могучаго, звучнаго языка, богатствомъ своихъ зву­ ковъ покрывающаго вс другіе языки, мы вовсе своимъ языкомъ не интересуемся. Безусловно, наши свднія о стро латинскаго языка бо­ гаче. Многіе ли среди насъ умютъ выдлить корень и вскрыть стершееся отъ времени перво­ начальное значеніе слова.,,Лукавый человкъ“. — „Рка течетъ лукаво“ (XII в.). Многіе ли знаютъ, что „столъ“ происходитъ отъ „стлать“, при чемъ сразу открывается картина того отдаленнаго прошлаго, когда стлали и ли на земл? что „палецъ“ и „палка“ одно и то же? что „булавка“ есть уменьшенная до крошечныхъ размровъ "„булава“, которую мы считаемъ регаліей гетма­ новъ да швейцаровъ?

Уничтоживъ мы для цлой группы словъ затрудняемъ нахожденіе ихъ корня, т. е., мы добровольно, сознательно отрекаемся отъ позна­ нія родного языка. „Свіьдиіе“ и „сведеніе“: по реформированному правописанію корень обоихъ этихъ словъ будетъ Или же, если мы этого не захотимъ, придется, все равно, заучивать ко­ ренныя слова на. Но тогда изъ-за чего было и огородъ городить.

И можно ли ручаться, что годиковъ эдакъ черезъ 200-300 стихотвореніе Пушкина „Я помню чудное мгновенье..“ не бу­ детъ читаться такъ:

В томленьях грусти безнадёжной, В тревогах шумной суеты, Звучал мне долго голое нёжный И снились милые черты...!!

Письмо это документъ. Документъ тмъ цн­ не, чмъ выше его точность. Въ документ^важно все, что содйствуетъ этому понятному требо­ ванію, отсюда всевозможные надстрочные и подстрочные знаки, знаки препинанія, подчер­ киваніе словъ и т. д. (тире надъ я, т, 9, тире подъ и, ш, 6, точка надъ г).

По старому правописанію, если бы написать по разсянности: и спились милыЯ черти, окон­ чаніе милыл вскрыло бы ошибку,— по новому:

„и снились милые черти“, такъ останутся уже полноправными чертями.

Въ нашемъ Дореформенномъ письм, мы имли иногда возможность* корректировать не­ точность устной рчи {тмъ и темъ; прніе и преніі; подлй и подлей; въ мор и въ море; сй и сей).

А съ новой орографіей становятся омонимами, т. е. одинаково читающимися, и такія слова, ко­ торыя различаются въ произношеніи (тшу и тешу; осни и осепщ слъ и селъ', сла и села; сла и село; смлъ и смелъ; мчу и мечу', желзка и ж е­ лезка и т. д.).

Попробуйте безошибочно ршить, какъ пи­ салъ Т у р"г е н е в ъ, если у Васъ будетъ подъ буками новопечатное изданіе: „Все дети Хоря“, заметил Полутыкин. — Все Хорьки, — подхватил Федя: да еще не все...і(— Съ ятемъ никакихъ со­ мнній нтъ: Все дти Хоря, все Хорьки, да еще не вс.— А вотъ еще случай, гд наврняка безъ справки въ старопечатномъ изданіи ни читатель, ни ученикъ, ни его учитель не прочтутъ правиль­ но (тоже изъ „Записокъ Охотника“): „При старою з барине мы все жили на своих прежних местах...“ На основаніи чего догадаетесь Вы, что здсь не „мы вс“, а „мы всё“!? Только на осно­ ваніи справки въ старопечатномъ изданіи.— Чацкій у Грибодова говоритъ: Старушки все народ сердитый... Вс или всё?— Всё?— Не уга­ дали: Старушки в с народъ сердитый, и т. д.

до безконечности.

Мануйловъ рекомендовалъ ставить тамъ, гд это требуется, дв точки надъ е;—ё. Но пожела­ ніе это нигд никмъ не исполнялось и не ис­ полняется: і упразднено именно изъ-за надстроч­ ной точки, а тутъ вводить дв новыя надъ е !?

Одинъ шутникъ доставилъ мн отрывки изъ своихъ, какъ онъ выразился, импрессіонистскихъ замтокъ, писанныхъ по новой орографіи. Вос­ произвожу ихъ съ своими недоумніями въ скобкахъ.

,,Перепел песни перепел. (Которое слово здсь обозначаетъ птицу— первое или второе?) „ Солнце село“, сказал я.— Село,— закричали мои спутники.

(Что они закричали: что солнце сло, или что увидали село?). — „Ну, пустите— слезу“. (Чего онъ хочетъ: слзть или иронизируетъ надъ своими спутниками, предлагая имъ пустить слезу?). На горе показался вдруі десятник. (На бду показал­ ся или на верху: на гор?). „Извести“, кричу я, но тот опятъ скрылся. (О чемъ рчь: про­ ситъ известки или извстить кого н. б?).

Вот уж оселі (Змя — ужъ— осла, или десят­ никъ осёлъ?). Дурней дурней нет! (Что это: дурней нтъ или дурне дураковъ не бываетъ людей?).

— Тронулись. „Есть охота?" спрашиваю возницу, (Про что спрашиваетъ: про охоту или про го­ лодъ?). Ткнув кнутом в пространство, мужик пробормотал: ели. — Ничего не понял. (Я тоже ничего не понялъ: говоритъ ли ямщикъ, что онъ уже полъ, или указываетъ на елки?). Стемнело.— На опі]шке леса горел костер. Кругом сидели лю­ ди. Один вертел вертел да и бросил... (Есть здсь вертелъ, или просто говорится, что что-то вертли — вертли и перестали? а если идетъ рчь все-таки о вертел, то которое изъ этихъ двухъ словъ будетъ имя существительное и ко­ торое глаголъ?).

Старая орографія давала возможность при­ лагательнымъ и во множественномъ числ за­ фиксировать документально, наглядно родовое различіе предметовъ. Новая ввела общее родо­ вое окончаніе „Одни взрослыЕ дочери“. Какъ молъ ни пиши, дочери бываютъ всегда женскаго рода. Что правда, то правда. Но: „освещенныЬ залы“,— о чемъ здсь идетъ рчь: объ освщен­ номъ зал или объ освщенной зал? Никто этого не скажетъ. Но, м. б., этого и не нужно.

Возьмемъ еще примръ: „Одни кривыЕ говорят о смертности, други о рождаемости“,— догадай­ тесь, что рчь идетъ о линіяхъ, а не людяхъ!— Еще: „две слепые, хромые, нищие“ и т. п.— здсь женскій родъ опредляется женской фор­ мой числительнаго: „дв“, ну, а „три, четыре слепые“,— о комъ здсь говорится: о мужчинахъ или женщинахъ, этого при новой орографіи уже не выразишь.

— Или еще: я хочу написать, что „вс наши больныя ли'*, а у меня получается:

„все наши больные ели“, что можно понимать

1) что ли только ( в с ё ) наши больные, 2) что ли больные м у ж ч и н ы, 3) что вс наши е л к и больны и 4) что т о л ь к о н а ш и елки больны. Точь въ точь, какъ и при пораженіи из­ встныхъ центровъ, человкъ силится сказать одно слово, а языкъ лепечетъ другое: думаетъ „кушали“, а выговариваетъ „елочки“. Тамъ бо­ лзнь организма, здсь заболваніе языка, ре­ грессъ, хотя это и именуется „завершеніемъ кро­ потливой работы спеціалистовъ".

Женская форма «он» новыми правилами упраздняется и замняется мужскою „онии. Въ живомъ разговорномъ язык какъ разъ формыто „они" и не существуетъ, а имется лишь именно нын упраздненная „он — для всхъ трехъ родовъ.

Не помню ничего! Не докучайте мн!

Воспоминанія... какъ острый ножъ он!

(Горе oms у Ata)

Или еще изъ „Демона“:

...О чудномъ храм въ той стран, Съ востока облака одн Спшатъ толпой...

„Воспоминаніе“— имя существительное ср. p., „облако“ или „облакъ“— тоже ср. или м. p., и, по старому правописанію, по какому писали Грибо­ довъ и Лермонтовъ, опредленіе, согласован­ ное съ этими словами во мн. числ, должно бы имть форму ср. рода, тожественную съ муж.

родомъ: „одни“. И Грибодовъ съ Лермонтовьшъ, конечно, знали это, но знали также и то, что это формы исключительно графическія, не фоне­ тическія; что наше живое великорусское дроизношеніе знаетъ лишь одну форму „одн“, „он“.

И т. к. они имли въ виду чтете своихъ произ­ веденій, а не писаніе, то и позволили себ по­ этическую вольность фонетическихъ римъ.

И все-таки, вопреки бытующему въ нашей живой рчи произношенію, зафиксироваиному и нашими поэтами, реформаторы упразднили жи­ вую форму „он“, „одн“ и отдали предпочтеніе книжной: „они“, „одни“,— руководствуясь ужт, конечно, не филологическими мотивами; а ско­ рй— бытовыми: не давай дескать женскому ро­ ду верховодить въ грамматик.

Но какъ быть, однако, съ поэтами и ихъ римами? „Мдный Всадникъ“ (по нов.

прав.):

...И ветхий домик: там они, (?) Вдова и дочь, его Параша, Его мечта... Или во сне.„ Вотъ положеніе: либо рим пропадать, ли­ бо читать послдній стихъ: или во сни!

Или опять Грибоедовъ:

(Чацкій) Чтобъ оставались вы безъ помощи одни (?) На что вы ліне?

(Софья) Не писать же, въ самомъ дл: на что вы мни!?

Или Тургеневское стихотвореніе въ проз „Какъ хороши, какъ свжи были розы...“— разв мыслимо послднія длова этого воспоминанія о четырехъ женскихъ образахъ печатать по новой

-орографіи: „Мне холодно... Я зябну... и все они умерли... умерли...'“—?!

Еще одинъ примръ изъ текста настоящей книжки: Комиссія отмтила цлый рядъ лицъ въ числ должниковъ Гимназіи, которыя могли...

{стр. 26). Наборщикъ набралъ предпослднее слово которые— по нов. правописанію: ршать же, къ чему относится это мстоименіе: къ яйцамъ или къ должникамъ, приходится лишь по догадк.

Словомъ, чтобы переиздать нашихъ клас­ сиковъ по реформированному правописанію, при­ дется ихъ малость пообщипать, потому что, въ противномъ случа^ трещатъ по швамъ сами пра­ вила новаго правописанія. Одно ясно, что, съ упраздненіемъ буквы Ъ и родового женскаго окончанія именъ прилагательныхъ во множеств.

числ, новое правописаніе не только не можете передать всхъ оттнковъ мысли, которые сво­ бодно передаются старымъ правописаніемъ, — оно не въ состояніи сохранить въ цлости и того, что уже выражено въ законченной поэтической форм,— оно, наконецъ, затрудняетъ чтеніе, за­ держивая пониманіе написаннаго до полнаго про­ чтенія всего предложенія и прибгая за помощью къ, такъ называемому, „общему смыслу“, т. е.

къ толкованію, тамъ, гд прежде смыслъ напи­ саннаго былъ выраженъ съ математической точ­ ностью въ самомъ письм.

Въ 60 или 70 гг. прошлаго столтія вышло нсколько книжекъ, напечатанныхъ по упрощен­ ной орографіи. Заглавіе одной мн запомни­ лось: „Сказания о вере и богах древних греков“ Причудинскова. — По мануйловскому правописа­ нію надо бы фамилію автора писать такъ: Причудинского.— Почему? Вдь въ живой разговор­ ной рчи мы скажемъ именно Причудинскова, Толстова, слпова, бднова.

Повеллъ онъ схватить удалова купца

Или:

Недолго жениха младова, Невста, взоръ твой ожидалъ!

Увы! но никогда ужъ снова Не сядетъ на коня лихова!

Ломоносовъ установилъ правописаніе родит;

падежа именъ прилагательныхъ мужеск. рода, единств. числа на ою, то и то. Мануйловское правописаніе не приняло фонетическаго начерта­ нія слова, какъ оно произносится въ живомъ разговорномъ великорусскомъ язык, оно отверг­ ло и ломоносовское начертаніе, связывавшее русскую форму съ славянскою:

ПремудроОВА — премудрАГО и навязало свое собственное премудрОГО.

Два первыя имютъ свое основаніе, третье — никакого.

Мало того, какая каша заваривается именно въ этомъ пункт: прилагательныя на -ый им­ ютъ въ род. п. м. р. ~оіо\ на -ііі— образуютъ -его.

Добрый—доброго. Синій— синего.

Но уже Писемскій, Островскій, мягкій, низ­ кій, долгій, ветхій будутъ въ род. п. имть не

-ею, а -ого. Почему? Въ силу правила, лрежде не существовавшаго, а теперь спеціально создан­ наго для прилагательныхъ, имющихъ гортанную согласную (г, к, х) передъ гласнымъ окончаніемъ.

Этой же.

реформой уничтожается различіе значеній мстоименій самъ и самый:

самый старшій сказалъ...

самъ старшій сказалъ...

разница огромная. Въ винит. пад. (и род.) по старому правописанію различіе сохраняется:

увидлъ самаго старшаго увидлъ самого старшаго.

Ну, а по новому правописанію все смшалось:

увидел самого старшего: оттнокъ придется уже по общему смыслу угадывать.

Или: самого твердаго знака— самаго твер­ даго знака: ясно, о чемъ идетъ рчь. Но: само­ го твердого знака,— извольте догадываться!

Вотъ самые боевые пункты реформы, осталь­ ные же поражаютъ только своей безцльностью.

Уничтожается а— твердый знакъ— на конц словъ, съ сохраненіемъ въ середин, передъ мягкими гласными.— Практически твердый знакъ ни поле­ зенъ ни вреденъ. И походъ противъ него чисто принципіальный. Но знакъ этотъ составляетъ единственно нашему письменному языку прису­ щую особенность, показывающую намъ кусочекъ исторіи этого языка: его зависимость отъ дре;вне-болгарскаго. Этотъ одинъ фактъ стоитъ самъ по себ многихъ. Вдь это, слдовательно, древ­ нйшій археологическій памятникъ, уцлвшій съ самаго зачина нашей исторіи» сопровождаю­ щій наше письмо отъ первыхъ дней его возник­ новенія!— И если не уничтожается ммкш знакъ, то, логически, не долженъ быть упраздненъ и твердый.

—десятеричное, съ точкой, замняется вось­ меричнымъ, простымъ. Если кто-либо вообража­ етъ, что въ скорописи этой замной дости­ гается облегченіе письма и чтенія написаннаго, можно для примра предложить тому написать обычнымъ своимъ скорописнымъ почеркомъ нсколько слдующихъ формъ: в зашитый; хоть гіред монаршшт лицом (Грибодовъ); пайщика;

при Василіиі; мая.той; нашими.

Русскій языкъ— языкъ великаго народа. Въ постигшемъ нашу землю бдствіи— онъ единст­ венное уцлвшее наше право на великонародность, на великодержавность. Это наша грамота, нашъ ярлыкъ на наше духовное пэрство съ другими культурными народами міра. Существенное и глав­ ное отличіе культурныхъ даровитыхъ народовъ отъ отсталыхъ,— богатство грамматическихъ формъ.

Исторически сложившееся, русское правописаніе въ этомъ отношеніи достигло высокаго развитія, имя возможность графически зафиксировать вс оттнки языка, теряющіеся въ устной рчи.

И мы не имемъ права ограничивать это право­ писаніе, сводя его къ низшимъ формамъ—въ угоду лни и невжеству. Не подрывать его корни должны мы, но культивировать, обогащать новыми формами, какъ. это длалъ Ломоносовъ и другіе творцы русскаго языка.

Большевики обезцнили, „обезличили“ бла­ городное золото до 36 пробы. У насъ тоже че­ шутся руки совершить подобный экспериментъ надъ нашимъ драгоцннымъ языкомъ. Не да­ ромъ же отъ всей „буржуазной“ революціи въ СССР только одно и уцлло, что новое правописаніе.

3.

Не странно ли, что только въ Россіи раз­ даются вчныя жалобы на трудность овладнія родной грамотой и, въ частности, письмомъ. А между тмъ ни у одного народа письмо не со­ впадаетъ съ произношеніемъ, разв лишь у сер­ бовъ, посл геніальной реформы В. Караджича.

И вс любятъ свой языкъ, знаютъ его и грамот­ не насъ. А если что отпугиваетъ иностранцевъ отъ изученія русскаго языка, то это не письмо, а произношеніе. Французу, напр., для этого въ его язык не хватаетъ многихъ звуковъ и звуковыхъ сочетаній, характеризующихъ звуковую гамму нашего языка, а мы, благодаря такому преимуществу, свободно овладваемъ произно­ шеніемъ любого европейскаго языка. И все-таки, фактъ фактомъ, что русская грамота дается рос­ сіянамъ нелегко. Близорукіе видятъ корень зла въ „ять“. Уничтожьте Ъ, и настанетъ рай грамот­ ности. Но мы уже изврились въ земныхъ раяхъ.

Причина гораздо ближе, она въ насъ самихъ^ „мы лнивы и не любопытны“ (Пушкинъ). По­ смотрите, какъ поставлено въ средней школ дло преподаванія родного языка! Онъ вроходится въ теченіе трехъ первыхъ лтъ и то не ежедневно, и то по одному часу. Къ IV классу считается, что курсъ фамоты пройденъ сполна, и программа IV кл. отводитъ 4 часа въ недлю на повтореніе пройденнаго (въ томъ же объем и по тмъ же учебникамъ!) Затмъ съ V кл. по VIII включительно уже изучается исторія литературы.

Съ какими же знаніями по языку выходитъ изъ средней школы получившій свидтельство о зр­ лости въ наукахъ юноша?! Съ тми, какія онъ, съ грхомъ пополамъ, малышемъ воспринялъ въ первые годы ученія— не знаніями, которыя сво­ бодно умстились въ его окрпшемъ мозгу, бу­ дучи преподаны въ ясной, научно обоснованной, систем, — но знаніями, насильно вдолблен­ ными въ слабый, неспособный еще къ отвлечен­ ному мышленію, умъ ребенка чисто механи­ ческимъ путемъ запоминанія, въ безсознатель­ номъ процесс затверживанія. Къ тому же объемъ этихъ знаній, считаясь съ возрастомъ учащихся первыхъ классовъ, сводится къ самымъ элемен­ тарнымъ свдніямъ. Но даже и этотъ минимумъ подвергается дальнйшимъ сокращеніямъ (вплоть до упрощенія орографіи). Но что сокращается во вниманіе къ дтскому возрасту школьника, очевидно, должно быть въ полномъ вид сооб­ щено тому же школьнику въ старшихъ классахъ, когда умъ его въ состояніи будетъ уже справить­ ся съ этимъ. Такъ и поставлено дло съ препо­ даваніемъ другихъ предметовъ. Ариметика про­ ходится дважды: въ тхъ же Младшихъ классахъ и затмъ въ VIII кл.} уже въ общемъ вид;

древняя исторія тоже: фактическая въ одномъ изъ младшихъ и исторія античной культуры въ VIII кл. и т. д. Только относительно русскаго яз. это считается лишнимъ. И т. к. результаты налицо— грамотность падаетъ, а причинъ видть не хотятъ,— то и валятъ на трудность русскаго языка, русской грамматики, русскаго правописасанія. Все это весьма напоминаетъ паническую, безпорядочную, съ обоихъ бортовъ, пальбу на корабл, вызванную чьимъ-то крикомъ: «Под­ водная лодка!»—Торжествуемъ побду надъ без­ вредными буквами, надъ і, ъ; въ учебникахъ русской грамматики побдоносно сокращаемъ число залоговъ до 2*, число степеней сравненія до 2; не говоримъ уже больше: сокращеніе пред­ ложеній, но: замна предложеній... И въ это же самое время терпимъ въ школ чудовищную, архаровскую, схоластическую терминологію:

нарчіе, причастіе, падежъ, междометіе, сосла­ гательный, винословный, подлежащее, глаголъ и т. д. Попробуйте, попросите кого-нибудь объ­ яснить вамъ, что такое: залогъ, наклоненіе, де­ причастіе, предлогъ! А на голову девятилтняго {даже раньше!) карапуза съ перваго же дня учебы сыплются эти камни. Ну, и «возу все нтъ ходу».

«Мы лнивы и не любопытны».

Ломоносовъ составилъ русскую грамматику, которая была переведена почти на вс европей­ скіе языки! А мы, вмсто того, чтобы продол­ жать его дло, уничтожаемъ сдланное имъ да ждемъ, скоро ли можно будетъ съ нмецкаго перевести русскую грамматику, составлениую какимъ н. б. усидчивымъ докторомъ славянской филологіи. Да оно къ тому и идетъ. По крайней мр, для церковно-славянскаго языка лучшимъ является руководство, составленное нмецкимъ профессоромъ Лескинъ. Или, кто изучаетъ осо­ бенности русскихъ областныхъ говоровъ, тому не обойтись безъ трудовъ норвежца О. Брока.

Да, пусть другіе изучаютъ русскій языкъ, ты-жъ, благодушный россіянинъ, занимайся ре­ формами!

В. Иерсми.ювскііі.

POST SCRIPTUM.

Одинъ строгій критикъ, защищая въ „Отеч.

Вд.“ новое правописаніе, обрушился на ничего не подозрвавшихъ англичанъ за отсталость ихъ правописанія. Пишется, молъ Psyche, а читается „Сайки“. Какая же мораль отсюда, какой выводъ?

Не тотъ ли, что англичанамъ пора перейти на транскрипціонное письмо, т. е. писать, напрямки, „Sayki?“ Или имъ надо отказаться отъ своего современнаго произношенія въ пользу правопи­ санія? Бдные англичане! Знаютъ ли они, въ какое безвыходное положеніе поставилъ ихъ одинъ строгій критикъ въ Россіи.

Они же, по простот душевной, думаютъ себ: наше сегодняшнее произношеніе далеко ушло отъ третьеводняшняго: ничего вдь съ нимъ не подлаешь, съ языкомъ, неуимчивъ онъ, сладу съ нимъ нтъ! Но зато письмо-то ужъ отъ насъ не уйдетъ никуда! И въ этомъ застывшемъ письм, въ какія бы далекія новыя и невдомыя моря ни занесъ насъ нашъ живой устный языкъ, мы имемъ надежный путеводный маякъ. Не даромъ вдь мы народъ-мореплаватель! Если бы, сохрани Боже, погасъ нашъ маякъ, мы оказа­ лись бы самымъ жалкимъ, самымъ безпомощ­ нымъ народомъ на земл, мы превратились бы въ этихъ, какъ называютъ ихъ русскіе, Ивановъ безродныхъ, Ивановъ-непомнящихъ. Ибо собст­ венная наша исторія для насъ закрылась бы.

Если бы мы вздумали, скажемъ, писать Sayki и т. п., мы бы не только не поняли нашего языка того времени, когда Психея писалась Psyche, намъ непонятна была бы и чужая исторія. Ибо кто бы могъ намъ объяснить, почему имя гре­ ческой богини Психеи превратилось въ Сайку?!

Нтъ, мы англичане, любимъ свою исторію, свой языкъ и потому не хотимъ коверкать и кромсать своего письма, какъ эти русскіе, съ ихъ большевиками.

Ну, и что тутъ строгому русскому критику длать съ ними, съ этими бриттами?! А туда же, просвщенными мореплавателями прозываются!

В. П.О русскомъ правописаніи. Проф. И. А. Ильинъ.

Дивное орудіе создалъ себ русскій народъ, — орудіе мысли, ору­ діе душевнаго и духовнаго выраженія, орудіе устнаго и письменнаго общенія, орудіе литературы, поэзіи и театра, орудіе права и государ­ ственности, — нашъ чудесный, могучій и глубокомысленный русскій языкъ. Всякій иноземный языкъ будетъ имъ уловленъ и на немъ вы­ раженъ; а его уловить и выразить не сможетъ ни одинъ. Онъ выразитъ точно — и легчайшее, и глубочайшее; и обыденную вещь, и религіоз­ ное пареніе; и безысходное уныніе, и беззавтное веселье; и лакони­ ческій чеканъ, и зримую деталь, и неизреченную музыку; и дкій юморъ, и нжную лирическую мечту.

Вотъ что о немъ писалъ Гоголь:

«Дивишься драгоцнности нашего языка: что ни звукъ, то и подарокъ;

все зернисто, крупно, какъ самъ жемчугъ, и право, иное названіе еще драгоцнне самой вещи»... И еще: «Самъ необыкновенный языкъ нашъ есть еще тайна... Языкъ, который самъ по себ уже поэтъ»... О немъ воскликнулъ однажды Тургеневъ: «Во дни сомнній,.во дни тягостныхъ раздумій о судьбахъ моей родины, — ты одинъ мн поддержка и онора, о, великій, могучій, правдивый и свободный русскій языкъ! Нельзя вврить, чтобы такой языкъ не былъ данъ великому народу!».

А новое поколніе его не уберегло... Не только тмъ, что напол­ нило его н е с л ы х а н н о * родливыми, «глухонмыми» '(какъ выразился у Шмелевъ), безсмысленными словами, -слпленными изъ обломковъ и обмылковъ революціонной пошлости, но еще особенно тмъ, что растерзало, изуродовало.и снизило его письменное обличье. И эту иска­ жающую, смыслъ-убивающую, разрушительную для языка манеру пи­ сать — объявило «новымъ» «право-писаніемъ». Тогаа какъ на самомъ дл эта безграмотная.манера нарушаетъ самые основные загоны вся­ каго языка И это не пустыя жалобы «реакціонера», какъ утверждаютъ иные эмигрантскіе неучи, а сущая -правда, подлежащая строгому дока­ зательству.

Всякій язык есть явленіе не простое, а сложное; но въ этой сложности все въ язык взаимно связано и обусловлено, все слито во­ едино, все органически сращено» Такъ и вынашиваетъ его каждый на­ родъ, слдуя одной инстинктивной цли — врно выразить и врно понять выраженное. И вотъ имено эту цль 'революціонное кривописаніе не только не соблюдаетъ, но грубо и всемрно, вызывающе попи­ раетъ.

Языкъ есть прежде всего живой истокъ звуковъ, издаваемыхъ гор­ танью, ртомъ и носомъ, и слышимыхъ ухомъ. Обозначимъ этотъ зву­ ковой — слуховой составъ языка словомъ «фонема».

Эти звуки въ отличіе отъ звуковъ, издаваемыхъ животными, чле­ нораздльны: иногда, какъ въ русскомъ, итальянскомъ и французскомъ язык, отчетливы и чеканны, иногда, какъ въ англійскомъ язык не­ отчетливы, но слитны и расплывчаты. Членораздльность эта подчи­ нена особымъ законамъ, которыми вдаетъ грамматика: она различаетъ звуки (гласные и согласные), слоги и слова, а въ словахъ корни и ихъ приращенія (префиксы — впереди корня, аффиксы и суффиксы — по­ зади корня); она различаетъ еще роды и числа, склоненія ('падежи), и спряженія (у глаголовъ: времена, числа, наклоненія и виды); она раз­ личаетъ дале части рчи (имя существительное, прилагательное, м~ стоименіе, глаголъ и т. д.), а по смысловой связи словъ — части пред­ ложенія (подлежащее, сказуемое, опредленіе, дополненіе, обстоятель­ ственныя слова и т. д.). Все это вмст образуетъ ученіе о формахъ языка и потому можетъ быть обозначено словомъ «морфема».

Само собой разумется, что и фонема и морфема служатъ смыслу, который он стараются врно и точно выразить и которымъ он внут­ ренне насыщены. Безсмысленные звуки — не образуютъ языка. Без­ смысленные суффиксы, падежи, спряженія, мстоименія, глаголы и предлоги, дополненія — не слагаютъ ни рчи, ни литературы. Здсь все живетъ для смысла, т. е. ради того, чтобы врно обозначить разумемое, точно его выразить и врно понять. Человкъ даже стонетъ и вздыхаетъ не зря и не безсмысленно. Но если и стонъ его, и вздохъ его полны выраженія, если они суть знаки его внутренней жизни, то тмъ боле его членораздльная речь, — именующая, разумющая, указую­ щая, мыслящая, обобщающая, доказывающая, разсказывающая, восклацающая, чувствующая и воображающая, т— полна живого смысла* жизненно драгоцннаго и отвтственнаго. Весь языкъ служитъ этому смыслу, т. е. тому, что онъ хочетъ сказать и сообщить, и что мы на­ зовемъ «семемою». Она есть самое важное въ язык. Ею ©се опред­ ляется. Возьмемъ хотя бы падежи: каждый изъ нихъ иметъ иной смыслъ и передаетъ о предмет что-то свое особое. Именительный: — предметъ берется самъ по себ, вн отношеній къ другимъ предме­ тамъ; родительный: — выражаетъ принадлежность одного предмета — другому; дательный: — указываетъ на приближающее дйствіе; въ ви­ нительномъ падеж ставится имя того объекта, на который направле­ но дйствіе; въ творительномъ падеж ставится имя орудія; мстный или предложный падежъ указываетъ на обстоятельства и на направле­ ніе дйствій. И такъ, дло идетъ черезъ всю грамматику...

Къ фонем, морфем и семем присоединяется, наконецъ, запись:

слова могутъ быть не только фонетически произнесены, но еще и на­ чертаны буквами; тогда произносящій человкъ можетъ отсутствовать* а рчь его, если только она врно записана, можетъ быть прочтена, фо­ нетически воспроизведена и врно понята цлымъ множествомъ лю­ дей, владющихъ этимъ языкомъ. Именно такъ возникаетъ вопросъ право-писанія. Какое же «писаніе» есть врное или правое?

Отвчаемъ: то, которое точно передаетъ не только фонему, насы­ щенную смысломъ, и не только морфему, насыщенную смысломъ, но прежде всего и больше всего самую семему. И скверное, или кривое «писаніе» будетъ то, которое не соблюдаетъ ни фонему, ни морфему, ни семему. А вотъ именно въ этомъ и повинно революціонное кривопиоаніе: оно устраняетъ цлыя буквы, искажаетъ этимъ смыслъ и заиутывает читателя; оно устраняетъ въ мстоименіяхъ и прилагатель­ ныхъ (множественнаго числа) различія между мужскимъ и женскимъ родомъ и затрудняетъ этимъ врное пониманіе текста; оно обезсмысливаетъ сравнительную степень у прилагательныхъ и тмъ вызываетъ сущія недоумнія при чтеніи и т. д., и т. д.

Удостовримся во всемъ этомъ на живыхъ примрахъ.

Вообще говоря, одна единственная буква можетъ совсмъ изм­ нить смыслъ слова. Напримръ: «не всякій совершенный (т. е. сдлан­ ный) поступокъ есть совершенный (т. е. безупречный) поступокъ»

Погасите это буквенное различіе, поставьте въ обоихъ случаяхъ «е» или «о» — и вы утратите глубокій нравственный смыслъ этого изреченія.

Онъ сказалъ, что будетъ (т. е. придетъ), да вотъ что-то не будитъ»

(т. е. не 'прерываетъ мой сонъ). Такое же значеніе иметъ и ударе­ ніе: его перемщеніе радикально мняетъ смыслъ слова: «ты дорога мн большая дорога». И такъ вся ткань языка чрезвычайно впечатли­ тельна и иметъ огромное смысловое значеніе.

Это особенно выясняется на омонимахъ, т. е. на словахъ съ оди­ наковой фонемой, но съ различнымъ смысломъ. Здсь спасеніе только одно: необходимо различное (дифференцированное) начертаніе. Это законъ для всхъ языковъ. И чмъ больше въ язык омонимовъ, тмъ важне соблюдать врное писаніе. Такъ, французское слово «вэр»

^обозначаетъ: «червяка» (v e r), «стихъ» (v e rs), «стекло-стаканъ»

(еітіе), «зеленый» (v ert) и предлогъ «на, при, къ, около» (v e rs).

Попробуйте ««упростить» это разнописаніе и вы внесете въ языкъ идіотскую путаницу. Словомъ «мэр» французъ обозначаетъ «море»

(m e r ), «мать» (m re ) и «городского голову» (m a ir e ). Словомъ «фаръ» — «длать» ( f a ir e ), «отдлку, мастерство» (fa ir e ), «жел­ зо» ( f e r ) и «щипчики для стекла» ( f e r r e ). Словомъ «вуа» — «голосъ»

(v o ix ), «дорогу» (v o ie ), «возъ» (v o ie ), «я вижу» (v o is ), «смотри»

(v o is). Словомъ «кор» — «тло» (c o rp s ), «мозоль» (c o r ), и «волторн или рогъ» (c o r ). Отсюда уже видно, что различное начертаніе слова спасаете языкъ отъ безсмыслицы, а при недостатк его безсмыслица оказывается у -порога. Подобное мы находимъ и въ нмецкомъ язык.

Словомъ «мален» нмецъ обозначаетъ «писать красками, воображать»

(m a le n ) и «молоть» (m a h le n ). Но тамъ, гд начертаніе не мняется, грозитъ недоразумніе: «sein» означаетъ «быть» и (ч ье?) «его»;

«sie» означаетъ «вы» и «она» — : и недоразумнія, могущія возникнуть изъ этого одного смщенія, безчисленны. Нмецкое слово «Sch au er»

иметъ пять различныхъ значеній 'при совершенно одинаковомъ начер­ таніи, оно обозначаетъ — «портовый рабочій», «созерцатель», «страхъ», «внезапный ливень» и «навсъ». Это есть настоящій образецъ того, какъ начертаніе и фонема могутъ отставать отъ смысла, а это озна­ чаетъ, что языкъ не справляется со своей задачей.

И вотъ, русскій языкъ при старой орфографіи побдоносно справ­ лялся со своими «омонимами», вырабатывая для нихъ различныя на­ чертанія. Но революціонное кривописаніе погубило эту драгоцнную языковую работу цлыхъ -поколній: оно сдлало все возможное, что­ бы напустить въ русскій языкъ какъ можно больше безсмыслицы и не­ доразумній. И русскій народъ не можетъ и не долженъ мириться со ьторженіемъ этого варварскаго упрощенія.

Новая «орфографія» отмнила букву «і». И вотъ, различіе между «міромъ» (вселенной) и «миромъ» (покоемъ, тишиной, невойной) ис­ чезло; за одно погибла и ижица, и православные люди стали прини­ мать «миропомазаніе» (что совершенно неосуществимо, ибо ихъ не помазуютъ ни вселенной, ни покоемъ).

Затмъ новая орфографія отмнила букву «» и безсмыслица про­ неслась по русскому языку и по русской литератур опустошающимъ смерчемъ. Неисчислимые омонимы стали въ начертаніи неразличимы;

и тотъ, кто разъ это увидитъ и 'пойметъ, тотъ придетъ въ ужасъ при вид этого потока безграмотности, вливающагося въ русскую литера­ туру и въ русскую культуру и никогда не примирится съ революціон­ нымъ криво-писаніемъ (см. «Н. 3.» № 167).

Мы различаемъ «самъ» (собственнолично) и «самый» (точно ука­ занный, тождественный). Родительный падежъ отъ «самъ» — «самого»,.винительный падежъ — «самого». А отъ «самый» — «самаго». «Я "ви­ длъ его самого, но показалось мн, что я вижу не того же самаго»...

(письмо изъ современной Югославіи). Въ кривописаніи это драгоцн­ ное различіе гибнетъ: оно знаетъ только одну форму склоненія: «са­ мого»...

Мы склоняемъ: «она», «ея», «ей», «ее», «ею», «о ней». Кривопи* саніе не желаетъ различать всхъ падежей: родит. пад. и винит. пад.

пишутся одинаково «ее». «Кто же растопталъ намъ въ саду наши чу­ десныя клумбы? Это сдлала ее коза» (вмсто «ея» сосдкина ко­ з а ); безсмыслица. «Я любилъ ее собаку!» Не означаетъ ли это, что женщина была нравомъ своимъ врод собаки, но я ее все-таки не могъ разлюбить; какой трагическій романъ!.. Или это можетъ быть озна­ чаетъ, что я охотно игралъ съ ея собаченкой?.. Но тогда надо писать ея, а не ее! «Кто ввелъ у насъ это безсмысленное правописаніе? Это сдлала ее партія» (вмсто «,ея», партія революціи). Что значитъ фраза: «это ее вещи»? Ничего. Безсмыслица. «Надо видть разумность мира и предстоять ее Творцу»... Что это означаетъ? Ничего; весь смыслъ тезиса искаженъ и воцарилась 'безсмыслица. Разумность міра!

Ея Творцу!

Новое кривописаніе не различаетъ мужской родъ и женскій родъ въ окончаніи прилагательныхъ (множеств. числа) « мстоименій. Вотъ и два образца создаваемой безсмыслицы. Изъ ученаго трактата: «Въ исторіи существовали разные математики, физики, и механики» (теоріи?

люди?!); нкоторые изъ нихъ пользовались большою извстностью, но породили много заблужденій»... Читатель такъ до конца и не знаетъ, что же, собственно, имется въ виду — разныя науки или разные уче­ ные... — Изъ Дневника А. Ф. Тютчевой: «Я всегда находила мужчинъ гораздо мене внушительными и странными, чмъ женщинъ: «они» (кто?

мущины или женщины?!) «боле доброжелательны»... Минуты три ло­ маетъ читатель себ голову — кто же мене доброжелателенъ и кто боле? И недопонявъ, пытается читать дальше. — Мужчины, просящіе на улицахъ милостыню, суть «нищіе»; а женщины? Он не нищія; они тоже нищіе.

Это означаетъ: грамматическое и смысловое различіе падежей и ро­ довъ остается; а орфографическое выраженіе этихъ различій угашается. Это равносильно смшенію падежей, субъектовъ и объектовъ, муж­ чинъ и женщинъ... Такъ сются недоразумнія, недоумнія, безсмыс­ лицы; умножается и сгущается смута въ умахъ. Зачмъ? Кому это нужно? Россіи? Нтъ, конечно; но для міровой революціи это полез­ но, нужно и важно.

Однако, обратимся къ обстоятельному и наглядному исчисленію тхъ смысловыхъ ранъ, которыя нанесены русской литератур «новой орфографіей». Исчерпать всего здсь нельзя; но кое-что существен­ ное необходимо привести.

168.

О НАШИХЪ ОРФОГРАФИЧЕСКИХЪ РАНАХЪ.

Если мы оставимъ въ сторон множество другихъ безсмыслицъ, внесенныхъ такъ называемой «новой орфографіей», а сосредоточимся только на тхъ, которыя вдвинуты въ русскую культуру произвольной отмной буквы «», то мы увидимъ слдующее. Вотъ типическіе при­ мры этого 'безобразія.

1. Смыслъ: общее невоздержаніе въ пищ истощило наши запасы.

'Правописаніе: ше ли да ли, вотъ все и вышло».

Кривописаніе: «все ели да ели, вот все и вышло».

Безсмыслица:

-преобладаніе хвойныхъ деревьевъ привело къ всеобщему уходу.

2. Смыслъ: мловая пыль осталась въ комнат соромъ; пришлось долго подметать.

Правописаніе: «ослъ млъ пылью на полу; я долго мелъ про­ сыпанный млъ».

Кривописаніе: «осел мел пылью на полу; я долго мел просы­ панный мел».

Безсмыслица: мы мели вдвоемъ, сначала оселъ, потомъ я, а чего ради мы такъ старались — неизвстно, источ­ никъ сора не указанъ.

3. Смыслъ: лто было теплое и полеты были пріятные.

Правописаніе: «теплымъ лтомъ я наслаждался пріятнымъ по­ летомъ».

Кривописаніе: «теплым летом я наслаждался приятным летом».

Безсмыслица: когда происходили полеты неизвстно, но тепло было пріятно.

4. Смыслъ телеграммы: я раненъ, рану залчиваю, прибуду на аэроплан.

Текстъ въ правописаніи: «лчу рану лечу».

Въ кривопислніи: «лечу рану лечу».

Безсмыслица: адресатъ не зналъ, что подумать.

5. Смыслъ телеграммы: 'продовольствіе найдено, везу его съ собою.

Правописаніе: «ду везу ду».

Кривописаніе: «еду везу ед».

Безсмыслица: адресатъ долго размышлялъ, потомъ бросилъ телеграмму въ корзину.

6. Смыслъ: надо умть не только изучать архивы, но и правильно вести ихъ.

Правописаніе: Курсы по архивовднію и архивоведёнію».

Кривописаніе: «Курсы по архивоведению и архивоведению».

Безсмыслица: Куда же это они хотятъ уводить вс архивы?

7. Смыслъ: до звзды не полагается сть, а одинъ гршный че­ ловкъ сълъ гречневый хлбецъ.

Правописаніе: «Ддинъ гршникъ не удержался и отвдалъ грешничка».

Кривописаніе: «один грешник не удержался и отведал греш­ ничка».

Безсмыслица: хлбецъ хлбца отвдалъ? или гршникъ пре­ дался людодству?

8. Смыслъ: есть ирраціональные пути, ведущіе къ воспріятію Бога.

Правописаніе: «Богъ познается въ вдніи и въ невдніи».

Кривописаніе: «бог познается в ведении и в неведении».

Безсмыслица: языческій богъ (с малой букввы) то ведетъ, то не ведетъ, и черезъ это познается.

9. Смыслъ: я не могу указать точно время этого событія, это было когда-то давно.

Правописаніе: «Скажи, когда же это было?». «Отстань, н­ когда»...

Кривописаніе: «Отстань, некогда».

Безсмыслица: у меня нтъ досуга, чтобы отвтить на твой во­ просъ.

10. Смыслъ: выплакавшись, наверху на лстниц, онъ уже не плакалъ, когда спустился внизъ.

Правописаніе: «онъ слзъ ко мн уже безъ слезъ».

Кривописаніе: «он слез сюда уже без слез».

Безсмыслица: слезъ сюда — ничего не значитъ; слезъ безъ слезъ — непредставимо!

11. Смыслъ у насъ имется еще продовольствіе...

Правописаніе: «пока у насъ еще есть, что сть»...

Кривописаніе: «пока еще у нас. есть, что есть»...

Безсмыслица: мы имемъ то, что имется въ наличности.

12. Смыслъ: человкъ съ горя напился, явно предпочитая шам­ панское.

Правописаніе: «и утшеніе нашелъ я въ этой пн упои­ тельной».

Кривописаніе: «и утешение нашел я ів этой пене упоительной».

Безсмыслица: слово «пеня» означаетъ укоръ, штрафъ; какъ утшиться упоительнымъ штрафомъ?

13. Смыслъ: въ революціи хуже всего эта всеобщая ненависть и ограбленіе.

Правописаніе: «если бы не вс ненавидли, если бы не все отняли, а то вс и все».

Кривописаніе: «если бы не все ненавидели, если бы не все отняли, а то все и все».

Безсмыслица: составъ ненавидящихъ субъектовъ подмненъ составомъ ненавидимыхъ объектовъ; послднія сло­ ва «все и все» — просто безсмысленны.

Однако, всего не исчислишь. Пусть читатель самъ доберется до смысла въ слдующихъ реченіяхъ: «чем больше тем, тем лучше»;

«мне не всякий ведомый ведом»; «те ему и говорят: вот те на!»; «рыб­ ка уже в уже»; «религиозное ведение не чуждо символам»; «лесник левша лесу взял, десной волос іпривязал, да в лесу лису за лесного дя­ дю принял и лесу в лесу потерял»; «я налево, а слева лев»; «я смело взялся за дело, но ветром все уже смело»... Врачъ говоритъ «лечу да поздно»; а летчикъ: «лечу да поздно»... «На горе других цветов не было»; «собака на сене лежит, сама не ест и другим не дает» (тутъ, невидимому, опечатка, надо писать Сена или Сеня съ большой буквы, въ первомъ случа надо пожалть мокрую собаку, во второмъ бднаго Семена). «Стенание за стеной вызвало у меня стеснение в сердце»...

Но не довольно ли?

Есть и общія правила. Напримръ: слова, начинающіяся съ «н»

— ничего не отрицаютъ, а устанавливаютъ только неопредленность:

«нкій, нкоторый, нсколько, нкогда»; а слова, начинающіяся съ «не» — отрицаютъ: «нелпый, неграмотный, нечестный, некогда». Еще:

вопросы «куда?» и «гд?» требуютъ различныхъ падежей; отмна бук­ вы «» убиваетъ это правило. Куда? «На ложе», «на поле», «въ поле», «въ море» (винит. падежъ). Гд? «На лож», «ка пол битвы», «въ мор» ((предложный падежъ). Пуля попала ему въ сердце (вин.,пад.);

въ его сердц печаль (предо. пад.). Еще: «чмъ» есть творительный падежъ отъ «что»; о «чемъ» есть предлож. падежъ отъ «что»; смше­ ніе падежей есть занятіе грамматически разрушительное. Еще: «синй»

есть сравнительная степень отъ «синій» (волны синй стали); «синей»

есть родительный падежъ отъ прилагательнаго «синій» (волны синей стали; но разв сталь есть образецъ синевы?).

Борьба за букву «» ведется въ Россіи уже боле 300 лтъ. Мы будемъ продолжать эту борьбу. Въ 1648 году, въ Москв, съ благосло­ венія церковной власти была издана грамматика, гд въ предисловіи доказывалось, что «необходимо напередъ самимъ учителямъ различать «ять» съ «естемъ» и не писать одного вмсто другого», что «грамма­ тическое любомудра смыслу сердецъ нашихъ просвтительно» и безъ него «кто и мняся вдти, ничтоже всть», что грамматика есть «ру­ ководитель неблазненъ во всякое благочестіе, вождь ко благовидному смотрнію и предивному и неприступному богословію, блаженныя и всечестнйшія философіи открытіе и всеродное проразумніе» (см.

Ключевскій: «Очерки и рчи», 412).

Этотъ мудрый подходъ къ грамматик объясняется тмъ, что въ то время формально-отвлеченная филологія, пренебрегающая главнымъ, живымъ смысломъ языка — еще не выработалась и не успла разло­ жить и умертвить культуру слова. Съ тхъ же поръ это извращеніе и несчастіе захватило науку языка (какъ и другія науки) и въ резуль­ тат интересъ къ предметному смыслу уступилъ свое мсто соображе­ ніямъ чисто историческимъ (какъ, напримръ, у Я. Грота) и демаго­ гическимъ, какъ у сочинителей новаго кривописанія.

Отъ э"того пострадала и страдаетъ вся русская культура. Вотъ дока­ зательства.

Молитва: «Горе имеем сердца» (вмсто гор, ввысь, кверху, къ Богу). «Мир мирови твоему даруй». «О мире всего мира». «Да празанует же мир, видимый же весь и невидимый».

Богословіе. «Я пришел не судить мир, ко спасти мир» (Іоан. 12. 4 7 ).

Исаакъ Сиріянинъ: «миром называю страсти, которые порождаются от парения ума». «Мысль о смерти родит пренебрежениекмиру» (тамъ же).

«Всеведение Божие». Василій Великій: «Мир есть художественное пронзведеиие».

Философія. Вс проблемы міра, мірозданія, міровоззрнія; микрокосма, макрокосма; знанія и вднія и многія другія, съ ними связан­ ныя, обезсмысленны и погибли. Ни одного философа отнын нельзя грамотно перевести на русскій языкъ. Этика, онтологія, космологія, ан­ тропологія — лишены крыльевъ слова!

Наука. «Они все плодятся» (вмсто вс ). «В России много рек»

(вмсто ркъ). «От сырости возникает прение» (вмсто «прніе»; кто же съ кмъ споритъ отъ сырости?). «Он не мог собрать вена» (вмсто Вна); «лечу вены по венскому способу» (вм. лчу, вм. внскому). «У вас опухла железа; в организме железа не хватает».

Стратегія. «Сведение о сведении дивизий еще не поступило». «Одно­ родные вести редко приходят». «Все на палубу!» '(вм. вс ). «Откуда ве­ сти? Откуда вести?» (Въ первомъ случа — всти, во второмъ — ве­ сти). «Это не подлежит вашему ведению».

Политика. Изъ коммунистическихъ стенограммъ. Троцкій на XI създ: «В Западной Европе если победит ее пролетариат» (вм. ея).

Зиновьевъ тамъ же: «международный рабочии класс осел» (вмсто й ослъ). На XIV създ: «не все еще понимаютъ и не все еще верят»

(вм. вс). Тамъ же, рчь Гусева: «будем ставить точки над «и»

(вм. і). Рчь Курскаго на XV създ: «работа по статистике должна быть поставлена у нас на «». Голоса съ мстъ: «читали все» (вм.

вс). Наша цль — завоевать мир» (вм. міръ). Конституція РСФСР статья 3: «к ведению органов» (вм. вднію). Изъ газеты «Новое Рус­ ское Слово» от 12.1.1942: «Мы — все. Наш верховный главнокоман­ дующи президент Рузвельт, может быть уверен, что за ним идем й, мы все!».

Погибшія русскія пословицы. «У богатого мужика — все в долгу (вм. вс), у богатого барина — все в долгу». «Лес лесом, а бес бесом». «Сперва дележ, а после телеш». «Какая же честь, если нечего есть». «На мир беда, а воеводе нажитою). «И глух и нем, греха не вем». «Перед судом все равны, все без откупа виноваты». «Мир на дело сошелся — виноватого опить». «Вор попал, а мир пропат». «Дошел тать в цель, ведут его на рель». «Ищи на казне, что на орле, на правом крыле». «Очи ушей вернее». «Кто в море не тонул, да детей не рожая, тот от сердца богу не маливался».

Искаженные русскіе классики. Безсмысленны вс стихотворенія, поющія о мір и мірозданіи; исчислить ихъ невозможно. Вотъ образцы.

Пушкинъ: «И мощная рука к нему с дарами мира — Не простирается из-за пределов мира». Лермонтовъ: «Но я без страха жду допрошенный коней — Давно пора мне мир увидеть новый». Тютчевъ: «Есть некий час всемирного молчанья». «На мир таинственный духов». «С миром дремлющіе смешай». «Счастлив, кто посетил сей мир» и др. Баратынскій: «Твой мир, увы, могилы мир печальный»... «На что вы, дни!

Юдольный мир явленья — Свои не нзменит! — Все ведомы, и /олько повторенья — Грядущее сулит».

А вот и иныя искаженія. Говоря о «младыхъ двахъ», Пушкинъ рифмуетъ «страгі» и «он»; по кривописанію эта рифма гибнетъ («они» вм. он). «Ее ланиты оживлялись» (вм. ея), «Ее ничтожность разумею» (вм. ея). Тютчевъ рифмуетъ «ея» и «я» («Исторглось из гру­ ди ее — И новый мир увидел я»). О мечтахъ: «Пускай в душевной глубине — И всходят и зайдут они». У Мея гибнетъ цлое стихотворе­ ніе, вдохновленное Викторомъ Гіого и вдохновившее Рахманипова на прелестный романсъ: «Спросили они» (мужчины)...«он отвчали»

(женская мудрость, утоляющая мужское недоумніе). По кривописа­ нію — «они» спрашиваютъ и «они» же отвчаютъ.

У Пушкина: «Все говорят нет правды на земле»... «Делибаш уже на пике» (пике — есть особая хлопчатобумажная ткань; вм. пик). Изъ письма Гоголя къ И. И. Дмитріеву: «в дороге занимало меня только не­ бо, которое, по мере 'приближения к югу, становилось синее и синее (вм. сине). Гоголь іпишетъ Языкову: «отныне взор твой должен быть светло и бодро вознеси горе (вм. гор); «немки... все, сколько ни есть, вяжут чулок»; «в пище есть побольше мясного» (вм. сть); «бла­ гословенный воздух ее уже дохнул» (вм. ея); «причина... вне... нашего ведения»... Достоевскій: «думал... вернуться, но удержался от неведения» (вм. невднія). Мусопгскій: «горе вознестися» (вм. гор). Лс к о б ъ : « л козочку я подоил и ее молочком начал дитя питать». Бальмонтъ: «ты легкая волна, играющая в море» (вм. «въ чемъ»? — «во что» — такъ играютъ въ теннисъ, въ шахматы, в море). Айвазовскііі назвалъ свою картину «На мор» (гд ? ); изъ этого сдлано «На мо­ ре» (куда?).

Ко всему этому надо добавить, что новое кривописаніе искажаетъ и подрываетъ ту драгоцнную внутреннюю работу, которую каждый изъ насъ продлываетъ надъ осмысливаніемъ словесныхъ корней. Проч­ тя слово «вщій», мы ассоціируемъ по смыслу къ «вшунья», «вдти», «вдніе»; но прочтя слово «вещий» мы будемъ ассоціировать въ безсмыслицу къ «вещь», «вещественный». Что значитъ «вещий Олег»?

Ничего не значитъ! Прочтя слово «пение», мы будемъ ассоціировать къ «пень», «пеня», «пенька», «пеньтюхъ»... Ближайшая ассоціація къ «намерение» будет «мерин»; къ «присмирев» —- «ревъ»; къ «бессовестный» — «бсъ» и «вести»; къ «беда» — «бедуинъ», «бидонъ», «бедламъ»; къ «тело» - - «телокъ», «телиться»; къ «поместье»— «ме­ сти», «месть», но отнюдь не къ мсто; къ левша» — «левъ» и «вошь»...

И такъ черезъ всю смысловую работу ассоціацій, которою живетъ и творится всякій языкъ.

Зачмъ вс эти искаженіи? Для чего это умопомрачающее сни­ женіе? Кому нужна эта смута въ мысли и въ языковомъ творчеств?

Отвтъ можетъ быть только одинъ: все это нужно врагамъ націо­ нальной Россіи. Имъ; именно имъ, и только имъ.

Похожие работы:

«70-е Юбилейное Первенство г. Москвы по туризму среди учащихся ГБОУДО ДТДиМ имени А.П. Гайдара ЮВАО, Москва Отчет о водном туристском походе 2-ой категории сложности по Северной Карелии ( р. Воньга), совершенном с 06 июн...»

«3 Членам Национального •MTHI/VICF O F U O O * * ЮЫИДТЕЛСИ К П Г А К П М Ж Ц М М объединения изыскателей АС СОЦИАЦИЯ САМОРЕГУЛИРУЕМЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ и проектировщиков О Б Щ Е Р О С С И Й С К А Я НЕГОСУДАРСТВЕННАЯ НЕКОММЕРЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "НАЦИОНАЛЬНОЕ ОБЪЕДИНЕНИЕ С А М О Р Е Г У Л И Р У Е М...»

«УДК 621.039 РАДОН И ЕГО ДОЧЕРНИЕ ПРОДУКТЫ В ОБЪЕКТЕ "УКРЫТИЕ" В 2000 – 2010 гг. © 2011 г. Б. И. Огородников, В. Е. Хан, Э. М. Пазухин, В. А. Краснов Институт проблем безопасности АЭС НАН Украины, Чернобыль С помощью трековых детекторов Т...»

«ГЕККОН_Доклад Тема Название команды Название доклада доклада З ЗНАЙ-КА! Попытка – не пытка! Недавно в России прошли зимние олимпийские игры. Страны, которые являются родиной некоторых зимних видов спорта,...»

«Региональный общественный фонд содействия развитию линейной транспортной системы Предложение Создание зоны отдыха на искусственном острове в прибрежной полосе моря Москва, 2001 1. Описание Инновационный проект “Остров Чудес” состоит из двух о...»

«Франция – Германия – Люксембург Весна в Европе !!! Май 15 27, 2013; 13 дней/11 ночей, $1430 Мы приглашаем Вас и Ваших друзей в незабываемый тур! В этом путешествии вы побываете во французских районах Эльзас и Лотарингия, посетите Великое герцогство Люксембург, маленькую страну, давшую миру пять ко...»

«Munich Personal RePEc Archive Introduction to the monograph E.M. KUZNETSOVA ”Social control: the Nature and the Methods of Implementation” Mikhail Kaluzhsky Omsk Branch of the Financial University under the Government of the Russi...»

«1. Цель освоения дисциплины Целью освоения дисциплины "Мелиорация земель" является формирование у студентов компетенции, определяющей способность использовать методы проектирования инженерных сооружений, их конструктивных элементов.2. Место дисциплины в структуре ООП ВПО В соответс...»

«Встарь, или Как жили люди 26.40.18w_s1 Проект уничтожения греко-российского исповедания в отторженных Польшей от России областях, составленный Езуитом в XVII веке (Источник http://www.vostlit.info/Texts/Dokumenty/polen.htm), [17.20] Ежели целост...»

«21 декабря 2014г Воскресная проповедь Проповедь: епископ Ким Сонг Хён Моя душа, возрождай церковь! Еммануил (Мтф.1:18-25) Бог – Творец. Он Творец всего сущего (Быт.1:1). Размножив человечество, Бог осущ...»

«Jdische Gemeinde Hameln e.V. Mitglied der Union progressiver Juden in Deutschland Mitglied der Weltunion progressiver Juden Mitglied des Zentralrates der Juden in Deutschland Gemeindezentrum: Bahnhofstr. 22, 31785 Hameln Te...»

«Инструкция на робот-пылесос M-788 Меры безопасности Не разбирайте и не ремонтируйте устройство самостоятельно. • Для зарядки используйте только оборудование из комплекта поставки. • Не трогайте влажными руками кабель питания....»

«Содержание Сергей Лукьяненко. ЦЕНА ВОПРОСА..................... 5 Юлия Зонис, Игорь Авильченко. ШЕСТАЯ................ 17 Святослав Логинов. СПАСТИ ЧЕЛОВЕКА................ 39 Леонид Алехин...»

«БЮЛЛЕТЕНЬ МОСКОВСКОГО ОБЩЕСТВА ИСПЫТАТЕЛЕЙ ПРИРОДЫ. ОТД. ГЕОЛ., 1983, Т. 58, ВЫП. 3 УДК 551.24.261 СТРУКТУРА ОСАДОЧНОГО ЧЕХЛА ШПИЦБЕРГЕНСКОЙ АКВАТОРИИ СЕВЕРНОЙ АТЛАНТИКИ К.А. Клитин В последние годы в Северной Атлантике усиленно исследуется сейсморазведкой и бурением осадочный чехол, в первую очередь в связи с его нефтегазо...»

«Встроенные пылесосы Beam Electrolux КАТАЛОГ ПРОДУКЦИИ www.beam.ru ВСТРОЕННЫЕ ПЫЛЕСОСЫ О компании Electrolux CVS Electrolux Central Vacuum Systems (Electrolux CVS) – крупнейший мировой производитель встроенных пылесосов. Каждый третий встроенный пыле...»

«1 Рабочая программа Пояснительная записка Данная программа составлена в соответствии со Стандартом основного (общего) образования и стандартом среднего (полного) общего образования по географии, регионального базисного учебного плана и...»

«Статус работ по БНЗТ Докладчик А.С. Кузнецов ИЯФ СО РАН, Новосибирск Научная сессия ИЯФ-2011 План доклада Выполненные задачи года: • Проведение in vitro исследований.• Измерение параметров нейтронного потока.• Долговременная стабилизация энергии протонного пучка. Планы на...»

«Эрмитаж. В Архиве РАН сохранилась опись этих рисунков, переданных в Государственный Эрмитаж 12 декабря 1922 г. сроком на три месяца (РАН. Ф. 142. Оп. 1 (1922 г.). № 6). Она занимает 11 листов и представляет собой подробный с...»

«МОРОЗИЛЬНАЯ КАМЕРА РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ И БЕЗОПАСНОМУ ИСПОЛЬЗОВАНИЮ Модели: ZCF-129C ZCF-185C ZCF-258C ZCF-324C ZCF-384C Оглавление Вступление... 4 Меры предосторожности и безопасности.. 4 Устройство и основные части... 6 Распаковка... 6 Установка... 6 Местоположение Выравнивание Первое включение... 7 Размораживани...»

«www.bookgrafik.ru AM. КАНЕВСКИЙ А М И Н А Д А В МОИСЕЕВИЧ КАНЕВСКИЙ заслуженный деятель искусств РСФСР А М И Н АДА В МОИСЕЕВИЧ КАНЕВСКИЙ ИЗДАТЕЛЬСТВО "СОВЕТСКИЙ ХУДОЖНИК" МОСКВА 1954 Иллюстрация к сказке М. Е Салтыкова-Щедрина "Карась-идеалист". 1939 г "Сильная и мощная диктатура пролетариата.". Пла...»

«Сетевой радиоадаптер-светорегулятор GIRA Инструкция по эксплуатации Инфо Сетевой радиоадаптер-светорегулятор Номер для заказа: 1185 02 / 1185 10 Принцип функционирования Устанавливаемый в сетевую розетку радиоадаптер является универсальным светорегулятором с автоматическим определением тип...»

«www.data-radio.ru Технологические радиосети обмена данными на железнодорожном транспорте Маргарян С.Ш., заместитель генерального директора – главный конструктор ЗАО "НПП "Родник"; Саруханов В.А., генеральный директор ООО "НЦПР"; Щелухин А....»

«АБОНЕНТСКАЯ РАДИОСТАНЦИЯ ДЯТЕЛ модем стандарта GSM 900/1800 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ПРОТ.425562.000 РЭ Декларация о соответствии Федерального агентства связи РФ № Д-МТ-3082 от 18.09.2009 г. АРС модем "Дятел" Руководство по эксплуатации Предприятие изготовитель – ОО...»

«Алексей Горобец Осень ветра (2000) Редактор-составитель электронной версии сборника Сергей Сычев "Осень ветра" – четвертый сборник стихов поэта Алексея Горобца из станицы Полтавской Краснодарского края. Из аннотации к книге: "Раздумчивость, одушевлнность внешнего ми...»

«Приложение к свидетельству № 52654 Лист № 1 об утверждении типа средств измерений Всего листов 4 ОПИСАНИЕ ТИПА СРЕДСТВА ИЗМЕРЕНИЙ Таксометры "Меркурий-120Ф", "Меркурий-120К" Назначение средства измерений Таксометры "Меркурий-120Ф", Меркурий-120К" (далее по тексту – таксометры) предназначены для измерения расстояния, пройденного автомобилем,...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.