WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |

«Annotation Какие могут быть проблемы в двадцать лет? Решить, любишь ли одного упрямого демона, по совместительству ректора твоей Академии? А вот и нет! ...»

-- [ Страница 3 ] --

- Милорд Шалл – отличный маг, - уцепилась за тему Малица. Может, она позволит отсрочить таинственное наказание? – И преподаватель тоже. Он столькому меня научил!

- Тому же мог научить вас я, - с нотками задетого самолюбия заметил лорд ти Онеш. – Может, даже большему, но вы поставили во главу угла упрямство, Ирадос. Рад, что хотя бы проректор заставил вас работать. Ругать я вас уже ругал и еще не закончил, так и быть, похвалю. Вы умеете логически мыслить, добыли ценную улику, спасли жизнь адепту – без вас Эдеру Кноссу никто бы уже не помог. Нойр прекрасно справился с печатями, проявил себя магом, а не юнцом, просиживающим штаны. На книгу наложили проклятие, он его снял.

- Проклятие? – испуганно выдохнула Малица.

Так вот почему гримуар бесновался! Его сделали агрессивным.

- Именно, - кивнул ректор. – Несложное, но вам бы хватило. Посему впредь проявляйте осторожность. И спасибо за духа. Пусть это неосмотрительно с вашей стороны, зато мы знаем, кто занимался тайной алхимией.

Девушка навострила уши, но ответа не последовало.

Как всегда! Вместо ответа на вопросы лорд ти Онеш развалился в кресле, скинув маску сурового главы магического учебного заведения, и лукаво напомнил:

- Наказание, Ирадос.

Малица обреченно вздохнула. Не забыл.

- Я готова, милорд. - Девушка подошла и встала напротив ректора.

- Тогда целуйте, - обескуражил лорд ти Онеш.

Саламандра открыла и закрыла рот.



Круглыми глазами уставилась на самодовольного главу Академии и хрипло переспросила:

- Что, простите?

- Целуйте, Ирадос, - в зрачках ректора плясали огоньки пламени. – По-моему, достойное наказание. Кухню вы уже отчистили до блеска, каталог систематизировали, даже с гончими подружились, остался я. Меня вы не любите, значит, поцелуй запомните надолго.

Малица покраснела и нервно облизала губы.

Поцеловать – его? Куда? Ох, явно не в лоб. Значит, в губы. Сможет ли она? И ведь лорд не отвернется, будет смотреть, оценивать. Как унизительно и одновременно волнительно.

Губы ректора манили, напоминали о теплоте и скрытой силе, но девочке не положено… Да после этого не откажешься от нового свидания. Только стоит ли отказываться, хвост ведь Малица не досмотрела. В этот раз она проявит осторожность, не станет гладить.

И девушка решилась. Закрыла глаза, наклонилась… Лорд и не думал обнимать, помогать. Раздосадованная Малица распахнула глаза – сидит, ждет, ухмыляется. А вот не станет целовать и все!

- Простите, милорд, это неприемлемо. - Саламандра выпрямилась и нарочито оправила одежду. – Сожалею, но придется выбрать иное наказание.

- Наказание останется прежним, - издевался ректор.

- Это домогательства!

- Помилуйте, – невинно возразил глава Академии, – вы сами, исключительно ваша инициатива. Я даже пальцем не касаюсь.

- Ужин, - Малица начала торговаться.

- Поцелуй, - ректор стоял на своем и предупредил:

- Смотрите, Ирадос, я могу и наряд добавить.

- Куда? – не думая, безотчетно спросила девушка. Все мысли занимал поцелуй.

- Наряд мне на колени. Выбирайте! И, - искуситель улыбнулся, - поцеловать нужно качественно, поэтому лоб и руки под запретом.

- Вот еще! – фыркнула Малица. Ей вдруг стало жарко, хоть раздевайся. – Вы не император, милорд, чтобы вам руки целовать.





Улыбка ректора стала еще шире. Он запрокинул голову, приподняв подбородок, намекая, куда именно надлежит целовать.

- Пять минут, Малица, - предупредил лорд, - иначе получите наряд, а он вам о-о-очень не понравится.

- Почему? – чуть слышно спросила девушка, раздираемая противоречиями.

Определенно, в комнате слишком жарко, нужно расстегнуть пару пуговиц. Незаметно, чтобы ректор не видел. Потом найти контраргументы и уйти.

- Потому что наказывать тогда буду я. Долго и обстоятельно.

Низкий бархатистый голос вогнал в краску. Малица поняла, ничего приличного глава Академии не предлагал. И не подловишь, одни догадки, от которых покрываешься стыдливыми пятнами.

- Но дроу… - рука девушки замерла у воротничка.

Она сделала шаг назад, ближе к спасительной двери.

- Лорд Шалл прекрасно справится, пока мне отчитывается Ведущая. Ну, и что же вы выбрали, Малица?

- По-моему, милорд проректору нужна помощь. - Малица отчаянно тянула время, не в силах оторвать взгляда от приоткрытого рта. О, лорд ти Онеш умел соблазнять! Специально, провоцируя, провел кончиком языка по губе, будто смачивая слюной. Нет, не облизнул, практически ничего не показал, но этого хватило. Завороженная, саламандра сглотнула. У нее пересохли губы, тоже захотелось их облизнуть.

- Справится, - тоном искусителя заверил ректор и ослабил ворот рубашки.

Малица вздрогнула и часто-часто заморгала. Все внутри вопило об опасности, требовало сбежать, но вместо этого она стояла и смотрела – теперь уже на пальцы.

Вдох, выдох. Он тебя соблазняет, Малица, и если ты не возьмешь себя в руки, поставит галочку в списке побед прямо в этом кресле. Ты ведь не хочешь этого, верно?

Саламандра не хотела, поэтому провела рукой по вспотевшему лбу и нахмурилась.

- Вы, а не лорд Шалл – ректор Академии, и мне кажется, именно вам надлежит руководить поимкой преступника. Пока вы тут развлекаетесь с адепткой, проректор рискует жизнью и…

- Развлекаюсь? – лорд ти Онеш приподнял бровь и сел нормально. Лукавая улыбка ушла из глаз. – Я наказываю провинившуюся адептку, только и всего. Вы слишком беспокоитесь за лорда Шалла. Заверяю, он сильный опытный маг и прекрасно заменит меня. Если понадобится, спустит гончих.

Малица скептически фыркнула и, не обращая внимания на недовольство главы

Академии, возразила:

- Они ему не подчиняются, я знаю. И разве вы собирались оставить свой пост, милорд, раз передаете бразды правления другому?

Жар отпустил, саламандра наконец-то смогла вздохнуть. И пуговица на рубашке лорда ти Онеша уже не смущала. Наоборот, показалось, или это ректор испытал неловкость? Иначе зачем застегнул?

Глава Академии встал и прошелся до стола. Бросил взгляд на пальто и развернулся к дерзкой адептке.

- Пять минут на раздумья истекли, - равнодушно напомнил он. – Касательно моих планов, Ирадос: даже не надейтесь. Я был, есть и останусь ректором Академии колдовских сил. И, как ректор, обязан следить за дисциплиной и порядком. Итак, ваше решение.

- Это принуждение, милорд, - отступая, покачала головой Малица.

- Вы совершеннолетняя, - возразил ректор и сделал шаг вперед.

- Законы Империи раздолья запрещают сношения без согласия обеих сторон. – Шаг от него.

- Сношения? – холодно усмехнулся лорд ти Онеш. – Не слишком ли вы высокого мнения о себе, Ирадос?

- Как и вы, милорд, - саламандра ответила улыбкой змеи и прикинула расстояние до камина.

Напрасно, ох, напрасно ректор разжег огонь! Выбирать из двух зол решительно не хотелось, хотя одно и казалось более притягательным. До дрожи в коленях притягательным.

Но признаться в этом – ни за что!

Глава Академии склонил голову набок, пристально изучая Малицу. Взгляд остановился на губах, вогнав в краску.

- На кабинете чары, - расплылся в торжествующей улыбке ректор и поинтересовался: Вам какое кресло нравится?

Малица сглотнула.

Ох, не шутит! Неужели действительно на колени усадит? С языка между тем слетело:

- А хвост будет?

- Вы хотите дойти до хвоста, Малица? – изумился лорд ти Онеш. Он надеялся на гораздо меньшее.

- Я нет… то есть да, но… - совершенно запуталась саламандра, потом нахмурилась и выпалила:

- Я решила, милорд, только не дергайтесь, иначе не выйдет.

- Что – не выйдет? – впал в прострацию ректор.

Малица же между тем начала командовать:

- Сядьте, милорд, и глаза закройте, или хихикать начну.

- Сбежите ведь, Ирадос! – несмотря на словесные протесты, глава Академии подчинился и покорно сел за стол: ближе.

Лорд замер в предвкушении, напряженно поглядывая на саламандру: не обманет ли?

Девушка с игривой улыбкой на губах, копируя движения Индиры, обошла стол, виляя бедрами. От нее не укрылось, как смотрел ректор – с желанием. Ново и щекочет нервы. В духе дешевых романов, Малица медленно снизу вверх скользнула рукой по волосам и дернула за ленту, распустив нехитрую прическу. Эффект превзошел все ожидания: глаза лорда ти Онеша потемнели, дыхание участилось.

- Теперь пуговицы на рубашке расстегнете? – глухо спросил он, не в силах оторвать взгляда от девушки. – А как же моральные принципы мага?

- Ректор моего заведения самым грубым образом их нарушает.

Малица присела на стол, нарочито изогнувшись, чтобы волосы водопадом струились по спине. Положила ногу на ногу, вызвав у лорда ти Онеша спазм дыхания. Пальцы игриво коснулись губы, а затем расстегнули пуговку. Все внутри ректора отреагировало мгновенно.

Пришлось сжать колени, чтобы как-то погасить пожар. Малица соображает, что делает?!

И этот пальчик… Девушка чуть покусывала его, и глава Академии сглатывал вязкую слюну с каждым движением губ. Он с трудом держал себя в руках. Хотелось опрокинуть Малицу на спину, покрыть поцелуями и овладеть, не дождаясь постели из роз.

Останавливало одно: стол жесткий, синяков наставит. А так саламандра уже взрослая, хочет, получит. Опять же ректору облегчение. Не идти же после фокусов девушки дрова колоть, чтобы хоть как-то успокоиться? Вот ведь! Неопытная, неопытная, а соблазняет умелее иной светской дамы.

Повинуясь желанию, лорд ти Онеш потянулся к Малице, но та тут же отпрянула, оказалась по ту сторону стола.

- Как же мне отбыть наказание, милорд, если вы дергаетесь? – обиженно поджала губы она.

- Идите сюда, - хрипло позвал ректор, - и я сам вас накажу. С хвостом и даже кисточкой.

Очень жестоко, - с усмешкой добавил он.

Малица покачала головой. Девушка видела блеск в глазах лорда, понимала, чего он хочет, но давать не собиралась.

- Не мешайте адептке отбывать наказание, милорд, - строго возразила саламандра и вновь приблизилась к креслу.

Глава Академии со вздохом прикрыл глаза и приготовился к очередному жизненному разочарованию, но девушка удивила. Сначала он ощутил ее запах, затем прядь волос упала на грудь, и вот уже мягкие губы несмело коснулись его губ. Ректор не мешал, сжал кулаки и терпел.

Немного успокоившись, Малица решилась чуть раздвинуть границы. Ради такого случая лорд ти Онеш приоткрыл губы, но шаловливый язычок не проник внутрь.

Спустя пару минут саламандра отстранилась и смущенно отвернулась. Губы чесались, но Малица боялась к ним прикоснуться, как и взглянуть на ректора. Тот сейчас напоминал покойного Эльмара шан Теона: такое же тяжелое поверхностное дыхание, расфокусированный взгляд и флюиды желания, от которых бешено билось сердце.

- Наказание засчитано, - казалось, спустя целую вечность пробормотал ректор.

Девичья фигурка с подсвеченными огнем волосами манила к себе, и лорд ти Онеш не выдержал, поднялся и обнял. Палец очертил линию подбородка и чуть надавил на краешек губы, сорвав судорожный вздох. Затем скользнул дальше, по шее. Малица перехватила руку и отстранилась.

- Нет, - твердо сказала она.

- Я помню, - кисло ответил ректор.

Они так и стояли: лорд лицом к девушке, адептка спиной к нему на расстоянии вытянутой руки, потом разошлись. Малица облокотилась о кресло, глава Академии подпирал каминную полку.

- Кто я сейчас? – чуть слышно, избегая смотреть на ректора, спросила девушка.

- Малица тер Ирадос, - так же тихо ответил лорд и уточнил, отвечая на невысказанное: Не адептка.

Саламандра еще ниже опустила голову. Пальцы погладили деревянную спинку. Как все сложно!

Ректор терпеливо ждал, Малица придет в себя, и тайком любовался. Волосы девушки напоминали плавленую медь, линии тела – изгиб виолончели. Больше всего на свете лорду ти Онешу хотелось сыграть на этом инструменте, но музыка не терпит фальши, мало знать нотную грамоту, нужно хорошо настроить свою виолончель. Пока же она не давалась в руки.

- Милорд…

- Т-ш-ш! – оборвал ректор. – «Милорда» мы уже проходили, давайте продвинемся дальше. Или я снова недостаточно извинился за испорченное свидание? – не удержавшись, едко напомнил он.

- Достаточно, - смутилась Малица, рисуя цветочки на обивке.

- Тогда хвост? – с облегчением выдохнув, предложил лорд ти Онеш. –Помнится, я давал слово, но не сдержал до конца.

Малица нахмурилась и впервые за эти минуты взглянула на ректора. В глазах плескалось недовольство.

- Ничего такого! – поспешно заверил глава Академии, сообразив, на что саламандра непроизвольно косится.

- Хорошо, - кивнула девушка, - только объясните, чего не нужно делать. И если вам очень тяжело, милорд…

- Я взрослый мальчик, - усмехнулся ректор, - как-нибудь.

Уши Малицы стали цвета вареной свеклы. Ух, как откровенно!

Воспользовавшись смятением девушки, лорд ти Онеш подошел и бережно взял за руку, чтобы трепетно поцеловать пальчики. Саламандра задрожала осиновым листом, и ректор пошел дальше. Руки скользнули по девичьему стану, рождая мириады мурашек. Малица боялась пошевелиться, а глава Академии медленно осваивал новые территории. Лорд не торопился, едва касался и тут же останавливался, уловив движение протеста. Затем приподнял девичий подбородок и запечатлел целомудренный поцелуй на нервно бившейся жилке на шее. Это вывело Малицу из ступора. Она оттолкнула ректора и попыталась, вопреки предупреждению о чарах, прыгнуть в огонь. При этом саламандра не понимала, чего она испугалась больше: действий ректора или своей реакции. Ожидаемо огонь не принял Малицу. Больно ударившись, она охнула.

- Я же предупреждал! – с материнским укором отчитал ректор и заботливо поинтересовался:

- Лед приложить?

Саламандра кивнула и вскоре сидела в кресле, придерживая холодный компресс. Лорд ти Онеш устроился рядом на подлокотнике, окончательно стерев границы между адепткой и преподавателем. Бушевавшее в крови желание немного улеглось, хотя часто вздымавшаяся под тканью грудь до сих пор отзывалась смутным томлением. Но ректор понимал: нельзя.

Пальцы ласково погладили по щеке. Губы защекотали затылок.

- Мне хочется вас обнять, - предупредил лорд ти Онеш, и в следующее мгновение Малица оказалась на колене главы собственного учебного заведения, заключенная в надежное кольцо рук. – Какая же вы еще девочка! – он наклонился и покрыл ее лицо чередой летящих поцелуев. – Играете с тем, о чем понятия не имеете. А если б я не сдержался?

Малица, вы хотя бы представляете, что я чувствую?

- Нет, - честно призналась девушка.

Вопреки ожиданиям, бежать никуда не хотелось, наоборот, саламандра пригрелась на чужом теле. Чувствуя это, ректор соскользнул на сиденье, чтобы обоим стало удобнее.

Малица тут же напряглась. Там, на чем она сидела… Словом, лорд ти Онеш еще не до конца успокоился.

- Все хорошо, - палец погладил щеку. – Я не повторяю ошибок, но надеюсь, наши желания однажды совпадут. Я ведь нравлюсь вам, Малица? Достаточно просто кивнуть.

И она кивнула. Зачем, сама не поняла. Демоническая магия, не иначе!

- И вы разрешите за собой ухаживать, - продолжил победное наступление лорд ти Онеш, щекоча дыханием кожу. Саламандру вновь бросило в жар, а губы нестерпимо зачесались. – Разумеется, - нарочито подчеркнул хозяин положения, - в свободное от занятий время. Или ваше сердце занято?

- Нет, оно свободно, милорд, - Малица с трудом нашла силы для ответа.

Кабинет плыл перед глазами, конечности обмякли, разум безрезультатно пытался пробиться сквозь пелену наваждения со списком возражений и напоминанием об Анаисе. С драконом так легко, интересно, но лорд ти Онеш – совсем другое.

Желая закрепить результат, ректор наклонился. Малица тяжко вздохнула и, не став сопротивляться, прикрыла глаза.

Поцелуй не походил на те, в парке. Ректор очень нежно коснулся дрогнувших девичьих губ. Уловив слабое ответное движение, чуть усилил напор и не стал отказывать, когда Малица разомкнула уста, неумело возвращая ласку. Саламандра чуть прогнулась в спине и широко распахнула глаза. В них плясали языки пламени. Язык пытался вторить чужому языку, но в итоге отступил, смирившись с поражением. Делай, что хочешь, я твоя.

Ректор неохотно прервал поцелуй, ощутив вернувшееся желание, и напомнил притихшей Малице о хвосте.

- Вам переодеваться надо. - Девушка все еще пребывала в сладостном состоянии полусна, покачиваясь на волнах неги.

Хотелось повторить поцелуй, но лорд ти Онеш тогда посчитает доступной женщиной.

Мужчины, как известно, хотят от женщин всего одной вещи.

- Ну, вы можете глаза закрыть, – на грани приличий предложил ректор и, почувствовав, как напряглась девушка, добавил, стушевавшись:

- Мне ж его вытащить нужно.

Малица промолчала и повела плечиком. Лорд ти Онеш понял, тут же отпустил.

Саламандра встала, уткнулась в каминный экран и глухим голосом сообщила: можно показывать.

Девушка боялась оборачиваться, мнила, будто ректор голый, но ошиблась. Он стоял в расстегнутой рубашке, брюки держатся на ремне. Глава Академии тактично прикрыл ширинку повязанным на пояс шарфом. Хвост кокетливо оплел ногу. Темно-коричневые рога добавляли образу пикантности. Малица кусала губу, не зная, куда смотреть. Ректор во фривольном наряде, ночью, посреди кабинета в Административной башне, вызывал смешанные чувства. Отчего-то девушку больше всего волновало, заперта ли дверь.

- А сюда точно никто не войдет? – саламандра покосилась через плечо.

- А вы хотели бы? – усмехнулся ректор и сделал шаг вперед. Далось ему это нелегко:

мешали сползавшие штаны. Хорошо, вообще не порвались при смене облика.

- Нет, - потупилась Малица и искоса взглянула на лорда ти Онеша.

Полуобнаженный мужчина – это так… Словом, хотелось смотреть и смотреть. Ректор, он такой поджарый. Мускулистый живот, чуть заметная дорожка волос, терявшаяся под полосатым шарфом. Дальше же… Щеки вспыхнули, и саламандра предпочла отныне смотреть ректору только в лицо.

- Тогда успокойтесь, мы тут одни.

Хвост робко коснулся руки Малицы, и она не удержалась, ухватилась за него.

- Ох, не так сильно! – вскрикнул лорд. Он не ожидал от адептки такого напора. Будто оторвать собиралась!

- Простите. – Пальчики, едва касаясь, прошлись по бархатистой коже.

Ректор судорожно вздохнул и зажмурился.

- Так нормально? – беспокойно поинтересовалась девушка. Она не хотела, чтобы повторился прошлый вечер. – Вы скажите, где нельзя…

Лорд ти Онеш задумался и задал неожиданный вопрос:

- Малица, а что вы о мужчинах и женщинах знаете?

- У них нет хвостов, - расхрабрившись, ответила саламандра и отважно погладила кисточку. Такая мягкая, век бы из рук не выпускала!

Рука смело зарылась в… шерсть? Не удержавшись, Малица наклонилась и пощекотала кисточкой лицо. Отдаленно напоминает помазок для бритья, но гораздо лучше. Ректор наблюдал за действиями саламандры с добродушной усмешкой. Он тоже хотел бы коснуться девушки, но боялся спугнуть.

- А выше можно? – На лице Малицы застыла детская непосредственность.

Лорд ти Онеш кивнул. Можно и потерпеть, заодно научить обращаться с хвостом.

Только тема настолько деликатна, девушка же, судя по всему, имеет крайне смутное представление об отношениях между полами.

Саламандра довела пальцами до середины хвоста и убрала руку. Ректор видел, ей не хотелось отпускать добычу, но приличия требовали иного.

- Вам… Мне… Может, воды, милорд? – нелепо предложила Малица, намекая на сложности с самоконтролем.

Ректор от души рассмеялся. Кисточка игриво пощекотала нос адептки.

- Двадцать лет – и абсолютно ничего не знать! Вы на лекциях глаза рукой прикрываете?

- Нет, но в прошлый раз…

- Это другой раз, Малица, - глаза лорда тепло улыбались. – И у меня серьезные намерения. Вы ведь этого опасаетесь, Малица, статуса брошенной любовницы?

Саламандра помахала ладонями на лицо: внезапно стало остро не хватать воздуха. Она открыла рот и тут же закрыла. Нужных слов не находилось, а мычать перед лицом ректора не хотелось.

Но он требовал ответа, и Малица решилась озвучить правду:

- Мне кажется, это не лучшее время и место, милорд. Я озадачена и ничего не понимаю.

Вы правы, я ничего не смыслю в отношениях: слишком юна, фактически ребенок, как все любят повторять, но словам не верю. Простите. Не надо меня наказывать за неопытность, милорд. Пожалуйста!

Закусив губу, саламандра неохотно отошла. Она заигралась, зашла слишком далеко.

Ночь, полуголый мужчина, прикосновения, возбуждающие кровь, нелепая попытка соблазнения. Отчего-то вдруг стало грустно. Малица попыталась прогнать меланхолию улыбкой, но мышцы отказывались подчиняться разуму, вышла натужная гримаса.

- Страшно? – участливо спросил лорд ти Онеш, разгадав причину резкой смены настроения девушки. – Не надо бояться. Я не сволочь, Малица, чтобы играть в такие игры.

- А Алиса? – напрягшись, напомнила девушка.

Лорд Шалл говорил о Единственной, но разве ректор признавался в любви, разве хоть раз сказал, как она ему дорога? Нет, только поцелуи и страсть. Шагнуть за грань так легко, даже хочется, но не найдешь ли за ней пустоту? Поверишь – и окажешься в таверне в компании друзей, проклиная собственную наивность. Сколько таких историй читала и слышала Малица!

- Она взрослая женщина, это другое. – Ректор решился и обнял девушку. Целомудренно, просто прижал к груди, вслушиваясь в частое биение сердца. – С вами иначе, Малица, поверьте. Дайте шанс это доказать!

Он наклонился к ней. Зеленые глаза не мигали, стали до боли серьезными, а на донышке притаился страх отказа. И лорд ничего не сможет сделать, придется отступить.

Насильно мил не будешь. Губы Малицы дрогнули в слабом «да». Девушка уронила голову ему на грудь, пальцы вновь нащупали хвост. Ректор тут же оплел ее запястье. Саламандра покачала головой, но грусть уже ушла из взгляда: она поверила.

- Ой, преступник! – спохватилась Малица и, будто ее поймали на горячем, отпрянула от главы Академии. – Его нужно найти, а вам бы – еще выспаться.

Самой девушке отдыхать не хотелось. Такой клубок событий, как тут глаза сомкнешь!

Причем Малица не знала, что ее больше беспокоило: неожиданно обретенный поклонник или темный маг. Девушку так и распирало поделиться с Индирой пересказом событий в кабинете, а после продолжить осматривать Академию: вдруг еще что-то найдет? Во всяком случае, лежать в теплой постели, как настаивал лорд Шалл, саламандра не собиралась.

Ректор рассмеялся и попросил отвернуться. Сменив облик на человеческий, лорд ти Онеш подошел к столу и забрал верхнюю одежду. Бросил косой взгляд на Малицу: та наблюдала за каждым движением, но уже не с напряжением и страхом, а с азартным любопытством. Вот уж огонь!

- Как понимаю, вы спать не собираетесь? – озвучил очевидное глава Академии.

Малица лукаво улыбнулась и пожала плечами.

- А как же занятия? – продолжал увещевать чужую совесть ректор, сам едва удерживаясь от ответной улыбки.

- Вы сами освободили меня, милорд, - напомнила девушка.

- На это свидание я вас не возьму, - покачал головой ректор. – Сейчас открою портал и спокойной ночи, Малица.

Сказано – сделано. Посреди кабинета возник знакомый темный прямоугольник в синеголубом сиянии магии. Сквозь темноту проступали контуры общей гостиной женского общежития. Весело плясало пламя отремонтированного камина. Случайно ли, или зажгли специально для Малицы? Девушка подошла вплотную к порталу и, как завороженная, смотрела на великое творение магической мысли: кусок иной реальности, в который можно перенестись с помощью одного шага. Кристоф умел открывать порталы, пугал сложными расчетами и опасностью умереть в Безвременье, но Малица точно решила, в свое время и она будет властвовать над пространством.

- Спокойной ночи, Малица, - ректор склонился над ее рукой и нежно поцеловал ладошку.

Девушка подняла на него глаза. Неужели лорд ти Онеш действительно собрался ухаживать за адепткой?

- Потанцуйте со мной, милорд, - неожиданно попросила Малица.

- Зачем? – опешил глава Академии.

Саламандра таинственно улыбнулась.

- Ну, прошлые танцы я вам испортила. А в этот раз…

- И чем же особенен этот раз? – перенял ее игривый тон ректор, силясь понять, что творится в рыже-каштановой головке.

- Милорд узнает, если выполнит желание дамы.

Ей не хотелось уходить. Очень не хотелось. Но Малица понимала, у лорда ти Онеша дела, да и свидания нужно вовремя заканчивать, чтобы они не перерастали в муки совести.

- Но у нас нет музыки… - развел руками ректор.

Малица частенько ставила в тупик, однако этим и привлекала.

Саламандра пожала плечиками. Мол, это ваши проблемы. Сама же гадала, не слишком далеко ли зашла. С другой стороны, в родных краях девочки приглашали мужчин, значит, ничего дурного нет.

- Хм, - внимание лорда привлек амулет связи, и ректор с неохотой вернулся в реальность, - давайте перенесем танцы. Как насчет очередного похода в ресторан?

- С чаем, милорд? – нахмурившись, уточнила девушка.

Неприятно, когда у тебя крадут идею. Она-то хотела в качестве награды предложить свидание, но не столь интимное.

- Без! – чуть ли не выкрикнул ректор, испугавшись пустить по ветру с таким трудом налаженные отношения. – Не хотите в ресторан, давайте просто погуляем, но вот с танцами возникнут проблемы.

- Все проблемы решаемы, милорд, - двусмысленно ответила саламандра. – Прогулка мне нравится, я согласна. Особенно вместо занятий с лордом Шаллом.

Лорд фыркнул и, надев пальто, огорчил: их отношения на подготовке Ведущей не отразятся. Малица смирилась. Попытка не пытка. Ей хотелось послушать разговор ректора, но тот нетерпеливо махнул рукой: идите, мол. Пришлось шагнуть в портал.

- Доброй ночи и до завтра, - понеслось вслед.

Саламандра невольно расплылась в улыбке. Хоть одно хорошее событие за сегодня!

Только сейчас, когда улегся азарт и спало душевное напряжение, Малица поняла, как устала.

Поэтому, вопреки заверениям, едва добравшись до комнаты, повалилась на постель. День выдался напряженным, хорошо, завтра не на занятия!

Часть 3. Проклятие

- Малица! Да просыпайся ты, у нас общее построение!

Саламандра неохотно перевернулась на другой бок и попыталась укрыться от Селии под подушкой, но соседка и там достала. Сдернула одеяло и принялась тормошить.

- Отстань! – раздраженно промычала Малица и уткнулась носом в простыню.

Ей снился такой сон! Ректор принес корзину белых роз. Девушка как раз их рассматривала, когда противная соседка принялась будить. Наверняка на занятия. Значит, сейчас жуткая рань, а Малица проспала от силы три часа.

- Да не иду я сегодня никуда! – не выдержав, огрызнулась саламандра. – Ректор разрешил. Отвянь!

- Малица, построение через пятнадцать минут! – чуть не плакала от злости Селия.

Послало небо соседку! Дрыхнет так, что не добудишься, а влетит от коменданта общежития Селии.

- Какое построение?

Реальный мир медленно, неохотно проникал в сознание. Сладко зевнув, Малица приподняла всклокоченную голову. Вчера она заснула, не раздеваясь, и теперь выглядела слегка помятой. Неосмотрительно со стороны девушки: придется отпаривать одежду.

- Обычное! – теряя терпение, рявкнула Селия и метнула в саламандру подушкой.

Малица рефлекторно поймала и, потянувшись, нашарила под кроватью тапочки.

Соседка уже оделась, даже позавтракала, а Малице предстояло привести себя в порядок всего за… Кьядаш, уже десять минут!

Позабыв о сне, саламандра лихорадочно заметалась по комнате. На кровать полетела форма, сама же девушка пыталась одновременно умываться и чистить зубы.

- По системе связи объявили, да? – В Академии колдовских сил применяли подобные новшества.

На памяти Малицы общего сбора никогда не устраивали. Неужели война, прорыв нежити? Формально маги военнообязанные, даже если не закончили курс обучения. При мысли о Сумеречье засосало под ложечкой. Нет, саламандра понимала, однажды туда придется попасть, но не на втором же курсе и подготовленной, а не с начальными навыками Ведущей.

Медитация помогла не поддаться панике. Страшит неизвестность, а против фактов всегда найдется противоядие. Натягивая одежду, саламандра попыталась выведать у Селии подробности сообщения. Увы, таковых не оказалось. Адептов собирали перед главным корпусов Академии и все, сам додумывай.

Голодная, невыспавшаяся, Малица влилась в ряды других напряженно перешептывавшихся студентов. Строили разные предположения: от визита императора до закрытия Академии.

- Может, просто соревнования? – поморщилась от одной мысли о ненавистном состязании саламандра. – На него ведь при всех выдвигают.

Селия фыркнула:

- Давно уже выдвинули. Твое имя в пятерке смертников.

- Мне как, возрадоваться или утопиться? – мрачно пошутила Малица, недобрым словом помянув руководство родного учебного заведения.

- Готовиться. – Соседка сцедила в ладонь зевок.

Время, саламандра так и не спросила, который час. Оказалось, начало девятого. То есть занятия не начались, а Малица фактически только что заснула. Понятно, отчего так плохо!

Парк полнился голосами. Но встревожило девушку не это: у перекрестков дежурили преподаватели, отлавливали своих адептов и вели их во двор. Вот и сухопарый Глен Шарт, куратор стихийников, сверлит разноцветными глазами толпу. Рядом декан, Лоран Марвил. У обоих встревоженный и раздраженный вид. Значит, дело дрянь.

- Стихийники, за мной! – куратор взял командование на себя, декан не возражал.

Глен Шарт преподавал стихийную магию и традиционно ездил на практику вместе со старшекурсниками, то есть опекал так же, как лорд Шалл некромантов. Малица пересекалась с ним пару раз: во время тестирования и на теории стихий. Плотное общение с Шартом начиналось только с четвертого курса, и девушка заранее его страшилась.

Обладатель желто-карих глаз всем своим видом намекал: учеба не дастся легко. Недаром в народе говорят: высокие и тощие всегда злые. Вот Марвил иной, всегда договориться можно.

Хотя, если говорить начистоту, декан особо в учебу не вникал, «хвосты» досдал и молодец.

Шарт же стремился вырастить специалистов.

Адепты послушным стадом последовали за куратором. Колонну замыкал Марвил.

Малице до зуда в пальцах хотелось связаться с Индирой и Кристофом, но преподаватели бдительно следили, чтобы подопечные не разбредались. Оставался амулет связи, только на ходу болтать по нему неудобно.

- Крис, - девушка все же решилась, - что происходит-то?

- Ректор у нас новый, - послышался мрачный голос приятеля.

- Что?! – Малица едва не выронила амулет.

Сердце подскочило к горлу и, кажется, выпрыгнуло через рот. Заныло под грудиной.

Еще пару часов назад они говорили, лорд обнимал ее, а теперь… Что с ним произошло?

Может, просто с должности сняли, зачем сразу предполагать худшее. Только вот голос Кристофа пугал. Не видя друга, саламандра знала, он хмурится и пинает землю под ногами.

Значит, все очень плохо: Кристоф – оптимист. Стоп, можно же самой развеять сомнения.

Раз лорд ти Онеш теперь за ней ухаживает, не обидится, если Малица отвлечет разговором.

Ну же, ну!

Девушка ломала пальцы, сходя с ума от тишины. Она ничего не слышала и не видела, кроме шипящей пустоты и шума собственной крови в ушах. Пальцы вспотели, голова кружилась, а противный внутренний голос шептал: «Если бы ты осталась с ним, ничего бы не случилось. Подумаешь, девичья честь, сокурсницы бы, открыв рот, слушали, как ты с демоном ночь провела. Он ведь больно бы не сделал».

Наконец, когда надежда уже почти разлетелась вдребезги битым стеклом, послышался усталый голос: «Потом, Малица. Сам найду». И все, никаких объяснений. И как ей теперь, радоваться или плакать?

Малица… Сердце сладостно вздрогнуло. Прежде она была всего лишь Ирадос.

А Кристоф еще получит! Напугал до смерти своими фантазиями!

Немного успокоившись, девушка начала прислушиваться и присматриваться: вдруг чтото интересное найдется, но быстро поняла, все знают не больше нее. Адептов, будто солдат, разбили на квадраты из курсов и выстроили шеренгами по специализациям. За построением следили кураторы и деканы. Малица отчаянно вертела головой, силясь разглядеть со своего места лорда Шалла. Он ведь занят некромантами, должен пройти неподалеку. И вот за чужими головами мелькнул знакомый силуэт.

- Милорд! – нарушая субординацию, замахала рукой саламандра и, окончательно поправ дисциплину, бросилась к проректору.

Вслед полетело шипение Нортона, но Малица плевать хотела на недовольство старосты.

Сейчас ее интересовала судьба лорда ти Онеша.

- Милорд! – девушка подлетела к проректору и коснулась руки.

Тот обернулся и раздраженно глянул на адептку. Но, узнав, смягчился и взглядом дал понять: выслушает. Лорд Шалл осунулся и, судя по всему, не успел переодеться со вчерашнего дня. Руки в меле, под глазами залегли тени. Малице стало стыдно за собственные жалобы. Она-то хоть часика два поспала, умылась.

- Ирадос? – Проректор склонил голову набок. – Только кратко и быстро! – предупредил он.

- Что с милордом ректором? – краснея, шепотом спросила Малица.

Лишь бы другие не слышали!

Лорд Шалл нахмурился и, подхватив адептку под локоть, вывел из колонны.

- Вы бы еще плакат повесили! – шипел проректор. – Взрослая девица, а ума не нажили!

Положим, я знаю, что у вас, но другие-то!

Малица об этом не подумала. Да, скверная ситуация!

- Зато теперь все думают на вас, - нашлась девушка.

Лорд Шалл скривился.

- Большое спасибо за сплетни, Ирадос! Он жив, если вас это волнует, остальное сами услышите.

- Милорд запретил говорить? – догадалась адептка.

Она сразу почувствовала, проректор что-то недоговаривает.

Лорд Шалл тяжко вздохнул и возвел очи к небу.

- Храни нас души предков от саламандр! – только и сказал он, и отвел Малицу на место среди товарищей.

Потянулись минуты томительного ожидания. Адепты переминались с ноги на ногу, нетерпеливо посматривая на балкон второго этажа, с которого обычно выступало руководство Академии. Саламандра краем глаза заметила, как что-то полыхнуло – портал.

На балконе тут же появился лорд Шалл. Через минуту к нему присоединился секретарь Академии. Не хватало только ректора.

Малица, сама того не замечая, от волнения прокусила губу и подалась вперед, чуть ли не легла на спины впереди стоящих. Сердце замерло, дыхание участилось – и снова пришло в норму, стоило лишь на балкон выйти короткостриженому мужчине. Жив! Остальное неважно. Даже если война, с ректором не страшно.

Лорд ти Онеш обменялся с присутствующими скупыми кивками и, подняв руку, призвал к тишине. Преподаватели тут же выстроились в цепочку под балконом, готовые ловить каждое слово. Ректор подошел к перилам и обвел глазами двор Академии. Затем активировал специальное, усиливающее звук, заклинание. Теперь его хорошо слышали все собравшиеся.

- Преподаватели, адепты, - голос лорда ти Онеша звучал ровно и серьезно, - в нашей Академии вводится чрезвычайное положение. На ее территории совершены два убийства и процветала черная алхимия. Если кто-то из вас пользовался услугами Эдера Кносса, прошу добровольно признаться деканам своих факультетов. К обеду прибудет дознаватель, под заклятием правды вам все равно ничего не утаить. Так же Академию отныне патрулирует Особая служба.

По рядам адептов пронесся шепоток разочарования.

- Да, - повторил ректор, буравя взглядом особо сильно возмущавшихся, - дисциплина отныне железная. – К сожалению, - он скривил левую часть рта, - это далеко не все печальные события, случившиеся прошлой ночью. Кто-то отравил молоко гончим. Я лично выплачу награду тому, кто поможет найти преступника. И, в завершении, на случай непредвиденных обстоятельств назначаю лорда Нормана Шалла, - проректор сделал шаг вперед, - исполняющим мои обязанности. Император проинформирован. На этом все, возвращайтесь к занятиям.

Академия бурлила как разворошенное осиное гнездо. Каждый выдвигал свою версию событий, одну другой абсурднее. И только Малица узнает правду, разумеется, если ей соизволят сообщить.

Сон как рукой сняло, и саламандра решила предпринять свое маленькое расследование.

Другие потянулись кто в учебные корпуса, кто в столовую, Малица же углубилась в парк.

Она шагала к средоточию своих страхов – вольеру с призрачными гончими. Страшно одной, без демонолога, даже без Кристофа, но надо. Яркое солнышко щекотало щеки, напоминая о грядущем лете, но девушка не замечала его ласк. Остановившись у поворота к библиотечной башне, Малица обернулась, справедливо полагая, друзья не разбегутся по углам. И верно, Индира и Кристоф, что-то горячо обсуждая, спешили к ней. Но первым успел лорд Шалл.

Неслышно возник из листвы и неодобрительно цокнул языком.

- Я ничего не нарушала, милорд! – превентивно начала оправдываться девушка. – Гулять в светлое время суток не запрещено.

- Туда – запрещено. – Вот как он читал мысли?

С проректором не поспоришь, придется гадать, живы или мертвы гончие, и все ли или только одна.

- Поговорим? – лорд Шалл покосился на замерших в отдалении адептов. Друзья не решались приблизиться, только глазами говорили: «Аля, мы с тобой!»

Малица кивнула и уже привычно зашагала рядом с проректором… к вольеру. Но ведь он сам запретил туда ходить!

- Со мной можно, - ответил на невысказанный вопрос некромант. – Кроме того, там точно нет чужих ушей. Я хочу вас подготовить.

- К чему? – испуганно пискнула девушка.

В горле мигом пересохло, а сердце пустилось в галоп.

- Но сначала честно и откровенно: что у вас с Арианом? – лорд Шалл развернул Малицу к себе и ухватил за подбородок, лишая возможности отвести взгляд. – Интрижка, любовь с его стороны, кокетство с вашей?

- Я…я не знаю, - Малица старалась быть максимально честной. Говорить под немигающим взглядом оборотня оказалось нелегко, и девушка то и дело сглатывала вязкую слюну. – У нас ведь… Мы только… Словом, не успели даже на свидание сходить.

- Я не об этом, - мотнул головой проректор. – Чувства какие? У вас.

Ох, и что тут ответишь? Да еще постороннему человеку.

Саламандра стояла и кусала губы. Хотелось провалиться сквозь землю. Знала бы, не подходила тогда, во дворе, к лорду Шаллу!

- Ну! – требовательно рыкнул некромант. – Мне не для собственного любопытства.

- Да откуда ж я знаю! – вспылила Малица и попыталась разжать чужую хватку. – И отпустите меня, наконец, это непедагогично!

- Да тут все давно непедагогично! – взорвался проректор, но девушку отпустил. Та отступила на шаг, потирая подбородок. – Все наше общение, Ирадос, поэтому плевать я хотел…- Лорд Шалл не договорил, махнул рукой и сделал пару глубоких вздохов, чтобы уже спокойно, как и положено будущему исполняющему обязанности ректора, посетовать:

- Ну и ночка! Простите, нервы сдают.

- А вы присядьте, отдохните, - посоветовала Малица и, не удержавшись, поинтересовалась:

- Воскрешать – это тяжело?

Некромант фыркнул и, воспользовавшись предложением, разлегся на свежей яркозеленой траве, заложив руки за голову. Прикрыл глаза и кисло усмехнулся:

- Все тяжело. Работа такая, друг постарался. Ему – хорошенькая женщина, мне мертвецы и загонная охота со мной в роли ищейки. Хотя б поговорили, или зря мучился? Вы привыкайте, - он приоткрыл один глаз, - придется страдать раздвоением личности.

Занимаетесь вы с проректором, общаетесь с приятелем ухажера. А если этот ухажер женится, то с шафером. Сплошная непедагогичность!

Лорд Шалл хотел рассмеяться, но из горла вырвался сиплый кашель. «Неужели простыл? – пронеслось в голове Малицы. – Тогда на земле лежать нельзя». Нельзя, но так хочется, когда любая горизонтальная поверхность – постель.

Саламандра опустилась на колени рядом с проректором и предложила сумку в качестве подушки.

- Ой нет, спать мне нельзя, - лорд Шалл сел и слабо улыбнулся. Поправил ворот рубашки, вытащил из волос соринку и констатировал:

- Коротка жизнь мага, а жизнь преподавателя еще короче. Не враги, так адепты доконают.

Малица пропустила остроту мимо ушей и вежливо напомнила о прежней теме разговора. Оказалось, проректор собирался обсуждать некие проблемы только, если саламандре не безразличен глава Академии. Пришлось девушке, краснея, признаться: с некоторых пор хвост лорда ти Онеша прочно занял место в сердце. Проректор удовлетворенно кивнул и одним движением привел себя в вертикальное положение. Затем подал руку Малице, помогая подняться.

- Ариана прокляли, - без предисловий сообщил некромант. – Сам он не скажет, я же считаю, вы обязаны знать. Мы не уверены, что проклятие удастся снять, поэтому Ариан и огласил столь странное решение. Мне кресло ректора не нужно, говорю сразу, - лорд Шалл бросил выразительный взгляд на девушку, намекая на историю со своим предшественником.

Саламандра тут же пошла пятнами. Она ведь и не думала обвинять! – Но если назначат, должность займу. Теперь гончие. Им отправили молоко. Раз лор’Альен видела их поздно вечером, то преступник действовал ночью или под утро. Мгновенная смерть.

Малица задрожала. Вдруг стало так зябко, что захотелось завернуться в плед и свернуться калачиком у камина. Солнце больше не грело, день не казался погожим.

Старательно отгоняя от себя мысли о проклятии, саламандра, запинаясь, спросила:

- Всех?

- Почти, - угадав ее состояние, проректор обнял, наплевав на условности. – Ребята работают, а у меня сил нет.

- Вы и так много сделали, милорд, - прошептала девушка.

Ее колотила крупная дрожь, сердце будто заледенело.

Значит, проклятие смертельное, высшего уровня. Королевских дознавателей зря не вызывают.

- Все будет хорошо! – ободряюще прошептал лорд Шалл, похлопал по спине и отпустил.

– Главное, Ариану о нашей беседе не говорите: не одобрит.

Плечи девушки поникли. На миг даже закружилась голова.

- Оно… оно как называется? – Малица спрашивала о проклятии.

Не выдержала и опустилась на землю, обхватив голову руками.

Проректор промолчал и сел рядом с адепткой. Она всхлипнула и, поддавшись порыву, обхватила некроманта за шею. Тот понимал, девушке нужно свыкнуться со страшной новостью, и терпеливо позволил уткнуться в потный воротник.

- Это что еще такое? – скульптурную группу разрушил гневный голос ректора.

- Безутешная вдова, - неудачно пошутил лорд Шалл и подтолкнул Малицу: пора вставать.

Глава Академии промолчал, только насупил брови и отрывисто приказал:

- В мой кабинет. Оба.

Проректор зыркнул на саламандру, та глазами заверила: не выдаст.

Лорд ти Онеш заметил переглядывание и с напором повторил:

- Оба.

- Я вам мальчишка, милорд? – некромант говорил подчеркнуто спокойно, но глаза стремительно темнели. На месте ректора Малица бы не злила усталого оборотня. Но ведь и проклятого, не менее усталого демона не стоит тревожить.

- Норман! - В голосе главы Академии звенела угроза.

Проректор шумно вздохнул, рассеянно убрал из волос соринки и открыл портал.

Посторонившись, он пропустил Малицу:

- Прошу вас, Ирадос.

Саламандра с трепещущим сердцем шагнула в ректорский кабинет. Девушка не видела, спиной чувствовала близость лорда ти Онеша: с некоторых пор для этого не требовались глаза. Так много хотелось сделать, и так мало она могла! А тут еще это раздражение, ревность. Малица дала слово, но как сложно его сдержать!

Проректор без спроса прошел к одному из шкафов, отодвинул увесистый том и достал пыльную бутылку. Пару раз приложился и, вытерев рот, улыбнулся – одними губами.

- Все теперь я готов. Что еще Ариан? Я безумно устал, не спал ни минуты…

- Ты ей сказал?

Казалось, ректор стал выше ростом. Он навис над другом, сложив руки на груди, поджав побелевшие губы. Глаза превратились в две алмазные льдинки. Саламандра давно умерла бы со страху, лорд Шалл же будто не замечал. Он прикрыл глаза и полностью скопировал позу приятеля.

- О чем, милорд? Адептка Ирадос просила разъяснить пару вопросов, я пошел навстречу.

- Ты назвал ее безутешной вдовой, - напомнил глава Академии и порывисто чиркнул рукой по воздуху: ставил чары.

- Ты когда-нибудь статуи на кладбищах видел? – оппонент начинал терять терпение. – Поза та самая, идиот! Иди, поспи, тебе это тоже нужно, иначе мы полностью дискредитируем преподавательский состав в глазах адептов. И, забери тебя Бездна, Ариан, научись доверять!

Выпустив пар, лорд Шалл стремительно прошел мимо испуганной Малицы и устроился в ректорском кресле.

- Да, именно так! – развел он руками и закрыл глаза. Буквально через мгновение дыхание проректора стало ровным: некромант заснул.

Саламандра низко опустила голову. Теперь девушка осталась один на один с разгневанным лордом ти Онешем. Тот не спешил говорить, все так же стоял к ней спиной, скрестив руки на груди, и о чем-то напряженно размышлял. Проклятый ректор. Хотелось подойти, обнять, но Малица боялась. Между ними фактически ничего нет, да и как глава Академии воспримет сочувствие? Мужчины гордые, а демоны вдвойне.

- Не стойте, - слова раздались через целую вечность.

Ректор обернулся. Теперь Малица видела, он тоже устал. На лбу залегла морщинка.

Убрать бы ее, разгладить…

- Милорд, - саламандра сделала робкий шаг вперед, гадая, улеглась ли буря, - если вам что-нибудь нужно…

- Он сказал! – грустно усмехнувшись, констатировал лорд ти Онеш и метнул грозный взгляд на друга.

- В Бездну, Ариан! – заворочавшись, сонно пробормотал проректор. Как только понял, что на него смотрят? Воистину, оборотень!

Глава Академии поджал губы, но тему развивать не стал. Вместо этого задернул шторы и в воцарившемся полумраке поманил девушку к окну. Саламандра кивнула. Понятно, хотел поговорить, но не желал будить друга. Ректор устроился на подоконнике и подвинулся, чтобы Малица могла сесть рядом. Девушка предпочла остаться стоять, только положила ладонь на теплое дерево. Пару минут они молчали и просто смотрели друг на друга. Ректор пристально, изучающе, девушка с сочувствием и тревогой. Повисшее между этими двумя напряжение звенело, стало материальным. Затем лорд ти Онеш заговорил.

- Прошу вас, не вмешивайтесь.

Ясно, значит, разговор с проректором – секрет болтливой кокетки.

- Чем я могу помочь, милорд?

Стало нестерпимо больно. Неужели он полагает, будто девушка станет терпеливо ждать чужой смерти? Малица покачала головой. Нет, она сделает все возможное, чтобы ректор в Академии колдовских сил не сменился.

- Своим прилежным поведением. – Совсем не это саламандра ожидала услышать.

И Малицу прорвало. Глаза сверкнули, с губ сорвалось дерзкое:

- Вы другу говорили о доверии, а мне?

Ректор опешил, а саламандра направилась к камину.

Потом передумала, обернулась и ровно, холодно поинтересовалась:

- Как здоровье Эдера Кносса? Надеюсь, ваших гончих тоже удастся спасти. Вы их так любите, милорд.

Лорд ти Онеш издал странный, хлюпающий горловой звук и в мгновение ока очутился подле Малицы.

- Так вас больше другие интересуют? – за равнодушием скрывались разочарование и обида.

Ректор тут же отошел и осторожно, чтобы не потревожить лорда Шалла, открыл верхний ящик стола.

- Больше, чем кто? – чуть слышно уточнила Малица, прекрасно понимая, что он имеет в виду.

Уходить расхотелось. На место страху и обиде пришел стыд. Не то, совсем не то надлежало сделать, сказать! Но как, когда ты адептка, а он ректор?

Саламандра сделала шаг, еще один и, наконец, практически уперлась в спину лорда ти Онеша. Руки дрогнули и безвольно упали вдоль тела. Нельзя же. Чувствуя, как глаза снова набухают от слез, Малица бессильно смотрела на ректора и гадала, сколько тому осталось жить. Вдруг всего пару часов? Тогда стоит ли?..

Шмыгнув носом, саламандра отвернулась и тут же ощутила теплые ладони на плечах.

Слезы беззвучно полились из глаз. Внутри образовалась гулкая пустота. Скоро она затянет сердце.

Малица понимала: бежать бесполезно. Какие бы цели ни преследовал лорд ти Онеш, девушка угодила в его сети. Только вот злая судьба не позволит их затянуть.

- Я не хочу, чтобы вы умирали, милорд, - уронив голову на грудь, призналась Малица.

Ректор прижал ее спиной к себе и очертил линию подбородка, смахивая слезинки.

- Признались, - с мягким укором шепнул он.

Саламандра тяжко вздохнула. Это было очевидно с самого начала, когда лорд ти Онеш увидел, как друг обнимал подопечную. Вряд ли девушка стала бы плакать из-за назначения проректора будущим преемником демона.

Пальцы ректора нежно поглаживали, силились разогнать морщинки, вернуть губам улыбку. Он не желал впутывать во все это Малицу, это только его дело.

- Ко мне? – тихо спросил лорд, когда рыдания сменились судорожными вздохами. – Пусть Норман поспит. Он очень устал и энергетически пуст. С Кноссом все в порядке, насколько бывает в порядке у воскрешенных мертвецов. Гончих, полагаю, тоже вытащат.

Голос ректора дрогнул, и Малица еще раз убедилась, своих собак глава Академии любил, как детей. Страшно подумать, что он испытал, узнав об отравлении. Саламандра нахмурилась. Кто же добавил яд в молоко? О вкусовых предпочтениях гончих знали только в Академии, неужели Эдер проболтался?

Девушка увлеклась размышлениями и не заметила, как руки ректора освоились на талии. Возмущаться не хотелось, наоборот, Малица поняла, именно этого ей не хватало.

- Ко мне, м-м-м? – повторил вопрос ректор.

Несмотря на серьезность ситуации, саламандра не удержалась от улыбки. Глава серьезного магического учебного заведения – и вдруг дышит в ухо, как мальчишка.

- Чем вас прокляли? – Малица с трудом вырвалась из плена неги.

Если она поддастся, позволит себя увести, ректор так и оставит в неведении. В домашней обстановке о делах не говорят. Чай, кофе – и «Вам пора, Малица».

Ректор тут же убрал руки и надел прежнюю ледяную маску. Малица ступила на территорию, куда лорд ти Онеш пускать не собирался.

Кабинет вновь залил утренний свет. Саламандра с непривычки часто-часто заморгала, посапывавший же в кресле проректор будто и не заметил. Вот уж кому можно позавидовать!

Хотела бы Малица в такой ситуации сохранять железные нервы! Сегодня она точно не заснет.

- Ирадос, вам тоже не помешало бы выспаться, - ушел от разговора ректор.

Лорд Шалл заворочался в кресле, тяжко вздохнул, будто поскуливая, и уткнулся щекой в обивку. Девушка не видела выражения его лица, но догадывалась, тревоги ночи отступили.

- Милорд, не замыкайтесь в себе! – переборов робость, Малица дотронулась до руки ректора. Тот замер каменным истуканом. – Я понимаю, никто не любит говорить о болезнях…

- Я не болен, Малица, - покачал головой лорд ти Онеш и позволил эмоциям прошлой ночи прорваться наружу. Плечи поникли, лорд ссутулился и тяжко опустился на стул для посетителей, растирая виски. – И давайте закроем эту тему? У меня еще дел невпроворот.

Саламандра присела рядом на корточки и протянула руки ладонями вверх в доверительном жесте. Ей хотелось хоть что-то сделать, чем-то помочь.

- Хотите кофе, милорд? – тихо спросила она.

- Хочу, - слабо кивнул ректор и переплел их пальцы. – И спать хочу, и дроу этого найти, но… Тысячи «но», Малица. Простите, но наша прогулка отменяется. Не до того мне сейчас.

- Понимаю, - кивнула девушка и с тревогой заглянула в глаза лорда. – Вы ведь снимите его, верно?

Веки вновь зачесались, и Малица отвернулась, чтобы не расплакаться.

- Сниму. – Он поднял девушку на ноги и усадил на стул вместо себя. Нашарил в кармане платок и протянул. – Не надо разводить сырость, Малица.

Пальцы саламандры судорожно вцепились в фалды сюртука. Ректор оторопело уставился на нее, а девичьи руки уже оплели талию, лоб уткнулся в грудь, а нос куда-то в солнечное сплетение. Ничего не оставалось, как обнять в ответ и заверить, умирать лорд ти Онеш не собирался.

- Напрасно Норман вам рассказал, - сказал он куда-то в мягкие волосы и поцеловал в затылок.

- Хуже жить в неведении, - возразила Малица.

По телу пробежали мурашки. Сердце ухнуло и из пяток прыгнуло к горлу, разгоняя кровь по телу. Саламандра провела носом по пропахшей ректором ткани и вздохнула. Она силилась запомнить каждую мелочь, чтобы потом мучительно не жалеть об упущенной возможности.

- Я нашел их на рассвете, - плотину прорвало, лорд ти Онеш заговорил. – Отправил вас спать, хотел немного нарушить закон, пустить гончих на кладбище, а они… Ректор сглотнул и вместе с Малицей опустился на стул. Спящий друг не смущал, да и глава Академии знал, некроманта ничто не разбудит: слишком выложился, слишком устал.

Сначала занятия, потом Малица, ритуал, оживление, безуспешные поиски преступника и попытки поговорить хоть с одним из убитых духов-охранников. Всего их оказалось четверо, и все мешали преступнику попасть в библиотечную башню.

- Лежали на земле и корчились в судорогах, – отвернувшись, сдавленно, вновь ощутив ту горькую беспомощность, продолжил лорд. – Я перевернул поилку, сжег, только уже поздно… Он не мог смотреть на девушку, не мог говорить, поэтому уронил голову на стол.

Бессилие – главный кошмар любого демона, слабость – главный позор мужчины. Малица это понимала, поэтому тоже хранила молчание, даже старалась реже дышать.

- Значит, это «да», Малица? – неожиданно спросил ректор и прошелся губами от ушка до девичьей шейки.

Саламандра вздрогнула и напряглась. Одной ее части нравилось то, что делал лорд ти Онеш, другая сжималась от страха. Но, в то же время, на коленях этого мужчины, так уютно, надежно. Малица приподняла голову, подставляя горло. Пальчики робко коснулись легкой щетины.

Все в первый раз, и от волнения сводит желудок.

Губы зачесались в ожидании поцелуя. Девушка потянулась к ректору и вспомнила, будто молнией ударило: проклятие! Волшебство близости разрушилось, на коленях стало мигом неуютно. Окружающий мир ворвался в сознание какофонией звуков, от которой кружилась голова.

- Что случилось? – ректор мгновенно уловил перемены в ее настроении и напрягся. – Я был предельно корректен...

- Не вы, - против всяких правил оборвала девушка и встала, оправив помявшееся платье.

И потребовала:

- Скажите, какое проклятие на вас наложили, а лучше покажите. Я стихийница, тоже умею видеть.

- Сильное, Малица, - сквозь зубы, по-прежнему избегая смотреть в глаза, ответил лорд ти Онеш. Он не желал это обсуждать, но отказать такой Малице не мог. Оставалось только проклинать друга, у которого оказался столь длинный язык. С другой стороны, без его помощи саламандра еще долго бы не выбралась из скорлупы. – Дистанционное.

- То есть вы с проклявшим не контактировали? – уцепилась за его слова Малица, разом отбросив хандру.

В ней снова клубилась жизненная энергия, девушка жаждала действий. Перво-наперво спасти ректора и покарать преступника. Саламандра заочно ненавидела его и строила планы мести. Никому не позволено трогать тех, кто ей дорог.

- Нет. Все проклятия высшего порядка бесконтактны. Маг прятался в парке, дождался, пока отвлекусь на гончих и… - Лорд ти Онеш помолчал и двумя пальцами погладил запястье Малицы. – Мне осталась неделя, не больше. Вас бы убило сегодня же. Изменения пока не видны, но скоро лорду Шаллу придется не только спать в моем кресле.

Из девушки будто вынули сердце. Только усилием воли она сохранила видимое спокойствие, однако руки все равно дрожали.

Неделю… Малица, как всякий маг, знала, что скрывается за этими словами. С каждым днем будет становиться все хуже, потом начнется агония.

- Милорд, я его найду, - твердо заявила саламандра. Хватит киснуть, нужно бороться! – Оформите мне отпуск.

Ректор тихо рассмеялся и покачал головой. Куда ей, только трупов прибавится.

- Найду, - повторила Малица с такой решимостью, что лорд ти Онеш поверил. Слишком холодный блеск в глазах, слишком заострились скулы, а рот превратился в тонкую ниточку.

Так выглядит кровная месть, а не шалость авантюристки. – Даже если… - она не договорила и мотнула головой, отгоняя дурные мысли. – Жизнь положу и найду. Пусть не теперь, так через десятки лет. И заставлю заплатить по счетам с процентами.

На кончиках пальцев саламандры вспыхнуло пламя. Девушка поднесла руку к лицу и пристально уставилась в огонь, рожденный даром.

- Клянусь именем предков и силой породившей меня стихии, - без запинки произнесла она и стряхнула пламя на пол. Оно, шипя, змеей поползло к камину, где потухло. – Клятва произнесена, обратной дороги нет, милорд. Рассказывайте!

Ректор диву давался. Только что перед ним стояла испуганная девочка-второкурсница, теперь он видел взрослого мага. Даже осанка изменилась. Саламандра стояла, чуть расставив ноги и сложив руки на груди, и пристально, не мигая, смотрела в глаза. Губы попрежнему ниточки и чуть подрагивали, но вовсе не от слез.

- Какие метаморфозы! – растерянно пробормотал лорд ти Онеш. Он не знал, как реагировать на новую Малицу Ирадос. – И отчего вы полагаете, будто имеете право допрашивать главу Академии?

- Я всего лишь прошу, - саламандра склонила голову набок. Лицо обрело более мягкое выражение, уже знакомое и не пугающее. – Если вы доверяете мне…

- Доверяю, - вздохнул ректор и сдался. Друг прав, любви без доверия не бывает, и если эта девочка потянулась к нему, дала такую серьезную клятву, самое меньшее, чем он может ответить, - рассказать правду. – Это «Сладкий убийца». Последним останавливается сердце, не в силах гонять по венам затвердевшую кровь. Все тело к тому моменту мертво. Я демон, поэтому проклятие не впиталось. Но постепенно оно подтачивает ауру и естественную магическую защиту и вскоре доберется до крови.

- Вы не надели амулеты, - с мягким укором пробормотала Малица, переваривая сведения. Увы, они не обнадеживали.

- Верно, - подтвердил ректор, - этим и воспользовался убийца. В бою каждый маг носит защиту, но в родной Академии мне даже в голову не пришло. С дроу бы я справился, они не умеют проклинать.

- А кто умеет? Нужен ведь сильный маг. – И тут же сама ответила:

- Например, высшие вампиры, благо и враги среди них имеются.

Лорд помрачнел. Пальцы сжались в кулаки. Глава Академии с трудом поборол желание разбудить проректора, раздумал в последний момент. Тот по-собачьи тихо поскуливал во сне. Прежде Малица и не догадывалась, что оборотни сохранили некоторые черты младших звериных братьев.

В дверь постучали.

- Да? – раздраженно ответил ректор и рванул ворот рубашки, будто тот мешал дышать.

Малица отреагировала мгновенно: распахнула окно. На подкорке сознания мелькнуло:

может, это проклятие? От него может легко бросать то в жар, то в холод.

- Милорд ти Онеш? – Секретарь. – С вами хочет поговорить дознаватель, но никак не может связаться. А еще у вас четвертый курс заждался, уже пятнадцать минут полевых прошло.

- Найдите замену, с дознавателем говорите сами, мне некогда! – рыкнул ректор. Малица вздрогнула, вспомнив, точно так же он злился, когда она случайно записала демонов в подданных «темного» императора. – Меня нет до полудня. Срочные вопросы решайте с лордом Шаллом.

- Мы его тоже не можем найти, - виновато ответила секретарь.

Несмотря на всю серьезность ситуации, девушка хихикнула. Вот он, проректор, сопит в кресле. Голова запрокинулась, рот приоткрыт. Нехорошо, если разбудят, ему нужно восстановиться. Но ведь и главе Академии необходим отдых, своя же рубашка всегда ближе к телу.

- Ничего не знаю! – отмахнулся лорд и, когда дверь закрылась, обернулся к Малице. – Идемте. Проклятый имеет право хотя бы поесть и выспаться. Заодно договорим. С некоторых пор я доверяю собственному дому и собственным чарам больше, чем казенным.

- А мне свой сон доверите? – Девушке не хотелось уходить сразу после беседы.

Ректор удивленно взглянул на нее. Куда же делась гордая недотрога-саламандра? За эти пятнадцать минут она сделала его самым близким существом на свете. Нет, лорд ти Онеш просто обязан разобраться с проклятием, чтобы Малице не пришлось плакать и мстить. Он еще расцелует это сосредоточенное личико и встретит с ней тысячу рассветов.

Саламандра смутилась, но вопреки обыкновению не отвернулась.

- Вам – все, что угодно, - заверил глава Академии и потянулся к самопишущему перу, чтобы набросать записку лорду Шаллу: непорядочно уйти, не предупредив о дознавателе.

Зато четверокурсники порадуются: остались без занятий.

Закончив, ректор осторожно вложил лист бумаги за ворот друга – тот лишь недовольно забормотал во сне – и собирался открыть портал, когда из камина в вихре искр возникла Тьюзди. Элементали горящий очаг не нужен, она сама огонь. Тьюзди отыскала взглядом спящего некроманта и довольно улыбнулась. Очевидно, она его и искала. После, словно только что заметив, поздоровалась с ректором и Малицей и обрела человеческий облик, чтобы усесться на подлокотник и прильнуть к лорду Шаллу. Глава Академии хмыкнул и неодобрительно покачал головой, однако комментировать не стал. Девушка же не удержалась от молчаливого вопроса.

- В некотором роде, - туманно ответил ректор. – В физическом плане нет. Если только не зашло дальше, - чуть слышно добавил он. – Метаморфоза бы позволила.

Малица без приглашения шагнула в портал и тут же, вытеснив служанку, развила бурную деятельность на кухне. Она стремилась сытнее и вкуснее накормить лорда ти Онеша, которого, раскомандовавшись, послала наверх, отдыхать. Тот, впрочем, никуда не ушел, пристроился за столом, наблюдая за хлопотами новоявленной хозяйки. Никто из любовниц ему не готовил, и это казалось таким теплым, домашним. Губы невольно тронула улыбка, хотя поводы для радости отсутствовали. Но он ничего не мог с собой поделать, сидел и улыбался. Малица, перехватив взгляд ректора, робко улыбнулась в ответ и, проходя мимо, скользнула пальцами по волосам.

- Идите, милорд, я принесу, - вкрадчиво попросила девушка.

- И останетесь? – прищурился он.

- Конечно, как же иначе.

Малица не знала, каким образом в голову мог прийти другой ответ.

Ректор неохотно поднялся и, распорядившись не беспокоить, побрел наверх. Шел и ощущал себя стариком – настолько тяжело давались ступеньки. Зато сумел сохранить лицо перед адептами. Тут же – Норман, Малица, они фактически семья, можно скинуть доспехи всевластия.

Саламандра подкинула занятную мысль, упомянув вампиров. Уж не клан ли шан Теонов вспомнил об убийце князя? Проклясть – в их духе. Но с тем же успехом ректора могли заказать десятки других врагов – всякий хороший маг наживал хотя бы парочку недругов, а лорд ти Онеш перешел не одну дорогу.

Вспомнил глава Академии и тер Лиса – опального проректора, некогда метившего на его место. Но не как заказчика, а как союзника. При всех своих недостатках и личной неприязни дракон любил Академию и мог помочь. Пусть не снять проклятие, а отыскать темного мага, однако и это немало.

И Малица. Лучше бы ей держаться подальше. Если клан шан Теон начал охоту, она следующая. Несостоявшаяся супруга, пометившая огненными шрамами обоих кузенов, «злой гений» Эльмира шан Теона. Помнится, родители Индерэль лор’Альен – для адептов просто Индиры – просили отпустить дочь на неделю перед Весенним балом, Малица, как подруга, могла бы поехать с ней. Только вот до бала пока далеко, придется защищать самому и надеяться, что лорд Шалл не преувеличивал успехи подопечной.

Добравшись до спальни, ректор первым делом заглянул в ванную комнату, чтобы смыть груз прошедших суток. Думал просто ополоснуться, но в итоге не удержался, наполнил ванну. Из состояния блаженства вывел стук в дверь спальни. Пришлось спешно, расплескав воду, подняться, разрешить войти и запереться. Не стоит пока пугать девочку.

Когда, облаченный в пушистый халат, вытирая волосы полотенцем, ректор появился из ванной, его поджидал сюрприз. Малица сервировала завтрак прямо на кровати.

- Я не нашла столика, - смущенно улыбнулась она.

Поднос ломился от всякой снеди. При виде еды у лорда ти Онеша потекли слюнки.

Только теперь он понял, насколько проголодался. Саламандра с готовностью подкладывала то того, то другого, наливала кофе и делала бутерброды. Постепенно ректор осовел и начал зевать. Все сложнее и сложнее получалось следить за полами халата, которые так и норовили разойтись. И пусть ректор надел белье, все равно перед дамой неприлично.

- Ложитесь! – Малица сгрузила опустевший поднос на пол и откинула покрывало.

- Однако, Ирадос! – усмехнулся лорд, но спорить не стал, лег, правда, поверх одеяла.

Поколебавшись, девушка присела рядом и положила голову ему на грудь. В который раз за сегодня ректор обнял, притянул к себе. Ее лицо оказалось близко от его лица, Малица не удержалась, поцеловала, неуклюже, неумело, силясь вложить в поцелуй надежду. Пальцы жадно гладили, ладони терлись о щетину, скользили по шее к груди. Еще один поцелуй, и то ли вздох, то ли всхлип, чтобы затихнуть на обнаженной – халат разошелся – груди.

- Вот теперь я точно не умру, - пробормотал ректор, пораженный страстным порывом. – У нас с Норманом все получится.

- А? – Малица приподняла голову. На лице застыло смешанное выражение: тоска, тревога и любопытство. Куда уж саламандра без любознательности!

- Ночью попробуем снять проклятие. Шансы пятьдесят на пятьдесят, - честно признался лорд ти Онеш и с удовольствием зарылся пальцами в шелковистые волосы. Его, только его! – Если не выйдет, ты уедешь. Не хочу, чтобы видела меня при смерти.

Вот так легко и просто он впервые назвал ее «ты», а Малица не стала возражать.

Девушка и не заметила, уцепилась за последнее предложение и решительно заявила: лорд может ее прогнать, но она все равно влезет в окно.

Ректор укоризненно покачал головой.

- Малица Ирадос, хватит дурачеств! Никуда вы не влезете, только покалечитесь. Да и как это со стороны смотрится? Девица забирается в спальню мужчины!

Под этим углом Малица проблему не рассматривала, даже стушевалась ненадолго, но тут же нашлась:

- Вы меня уже скомпрометировали. Я в вашей спальне, вы в халате… Лорд ти Онеш тут же поспешил в этот халат завернуться. Вспомнилось неуемное любопытство саламандры. С нее станется опять кое-что попросить показать или вовсе потрогать. Руки неопытной девушки – сущая пытка. В том смысле, что она не ведает, что творит, а ректор терпи, овечек считай.

Не удержавшись, глава Академии зевнул. Малица все еще полулежала на нем. Волосы падали на лицо. Выражение – грустное, но губы напряжены. Захотелось, чтобы они расслабились, улыбнулись, и ректор обнял девушку, радуясь близости столь желанного существа. Малица не сопротивлялась и ответила на поцелуй. Не возражала, только застыла, когда лорд погладил по бедру.

- Эм, вы, наверное, устали? – А вот и страх, и породили его прикосновения.

- Собираетесь уйти? – в голосе ректора звучало неприкрытое разочарование.

Он надеялся насладиться последними спокойными минутами в обществе Малицы, а она хотела сбежать. Логично, конечно. Девушка и так сделала столько шагов вперед, не стоило форсировать события. И пусть ректор не собирался посягать на право первой ночи, саламандра, похоже, поняла все именно так.

- Нет, - Малица аккуратно высвободилась и села рядом с ректором. Подумала и укутала покрывалом. – Просто вам нужно набираться сил. Мы обязательно справимся, милорд.

- Ариан, - поправил глава Академии, - для вас я Ариан.

- Ариан, - послушно повторила девушка, будто пробуя имя на вкус, и слабо улыбнулась.

– Приятно познакомиться, я Малица.

Как после такого не рассмеяться? Вот и ректор на время забыл о проклятии, сжал девичью ладошку в шутливом рукопожатии и растянул губы в улыбке. Девушка в ответ склонила голову, изображая придворный поклон, и привстала в шутливом реверансе, чтобы тут же плюхнуться обратно на кровать.

- А теперь проклятие. – Малица уняла дыхание и с помощью подсказанного проректором упражнения вернула спокойствие. Чтобы увидеть черную пленку, нужно сосредоточиться, а не паясничать. - Можно взглянуть?

Лорд ти Онеш нахмурился. Сон мигом слетел. Он ведь и думать забыл о проклятии, но «Сладкий убийца» никуда не делся, медленно, но верно подтачивал ауру, стремился в кровь, кости.

- Блюдце на кухне возьмите, - отрывисто скомандовал ректор.

- Знаю, - мягко предупредила дальнейшие объяснения Малица. – Все знаю, милорд. Нас видеть учили.

Лорд кивнул. Не прав проректор, хорошо учат в Академии. Вот и саламандра о воде слышала, магическое зрение развила.

Малица между тем вымыла тарелку и наполнила водой. Попросила ректора сесть и поставила ему посуду на колени. В тарелке тут же отразилась чернота, тончайшей пленкой покрывшая лорда. Саламандра охнула, но заставила себя смотреть дальше. Переводя взгляд с ректора на миску, девушка определяла интенсивность окраски. Затем сосредоточилась и потянулась к чужой ауре. Она полыхнула синим ореолом вокруг хозяина, только вот к сердцевине тянулись щупальца черной гнили с зелеными зубчатыми краями, а над головой лорда ти Онеша острием вниз повис невидимый кинжал: так проклятия высшего порядка помечали жертву. Со временем оружие опустится ниже, пока, наконец, не вонзится в плоть, и человек (или нечеловек) умрет.

- Хватит! – ректор раздраженно скинул тарелку на пол. Она чудом не разбилась. – Воду вытрите и ни в коем случае не погружайте в нее руки. Тарелку выбросите, а еще лучше сожгите. Вода впитала часть проклятия, вы можете заболеть.

Малица с трудом подавила желание разбить черепки посудины каблуком. На миг показалось, там не тарелка, а змея. Магу нельзя поддаваться суевериям, пусть саламандра не проклятийник, но должна поступать по инструкции, а она велит встать, сделать так, как говорил ректор, и тщательно вымыть руки, чтобы ничего не пристало. И обязательно рассмотреть собственное отражение.

- Где вы этому научились, Малица? – послышался из спальни голос лорда ти Онеша.

Пока саламандра возилась с посудой, он решил переодеться: халат и нижнее белье не лучший наряд для свидания с девушкой. Его либо нужно снять вовсе, либо хотя бы надеть штаны. Ректор предпочел второе.

- На практических. - Малица тщательно намылила руки и поинтересовалась:

- А можно камином воспользоваться? Думаю, сумею расплавить.

- Не дракон ведь, - напомнил лорд ти Онеш, намекая на силу драконьего пламени.

- Саламандры тоже кое-что умеют, милорд… извиняюсь, Ариан.

Малица старалась не смотреть на себя в зеркало: боялась, увидит бледное отражение и не сможет шутить. А шутить надо, чтобы ректор не думал о проклятии. Оно страшное, действительно не по зубам адептам. Кто же так ненавидел лорда ти Онеша? Алиса, клан шан Теонов, незнакомцы из прошлого? Саламандра оперлась руками о край раковины и сгорбилась, наклонив голову. Может, напрасно она так хорошо учила Основы магического осмотра, напрасно мучила лорда Шалла вопросами? Не видела бы этой черноты, спала бы крепче. Теперь же она стояла перед глазами – отсроченный смертный приговор. Но ничего, Малица вернет долг с процентами. Станет лучшей Ведущей, выиграет дурацкие соревнования и убьет проклявшего ректора мага. И, разумеется, лорд ти Онеш не умрет, Бездна подавится!

- Малица? – обеспокоенно позвал глава Академии. – С вами все в порядке?

Через мгновение ректор собственной персоной возник на пороге ванной комнаты.

- Дайте сюда, - он потянулся к осколкам, и девушка по очереди их отдала, чистые, обмытые проточной водой. – Сам уничтожу. Ну что, ничего не пристало?

- А могло? – Саламандра испуганно оглядела себя. Магическое зрение не желало возвращаться – не иначе, от волнения. Сложная эта вещь, не для второкурсников. – Вроде, оно бесконтактное…

- Всякое могло, - цокнул языком ректор и с облегчением выдохнул. Никаких сюрпризов, проклятие на одного. – Враги разные бывают, иногда очень коварные.

На лорда вновь напала зевота. Пришлось отвернуться, чтобы соблюсти авторитет. А все недосып и вкусная еда! Не позавтракай ректор, мог бы еще пару часов провести на ногах, поработать, ту же практическую провести.

Но тарелку нужно уничтожить – слишком опасный предмет. Сказано – сделано. Пусть это ручная роспись, здоровье дороже.

Пока ректор возился с тарелкой, саламандра вернула былое самообладание. В глаза девушке сразу бросился серый цвет лица лорда ти Онеша, и она впервые отважилась покомандовать – страшно подумать! – главой Академии. Раз уж он отныне Ариан, то и девушка не просто адептка тер Ирадос.

- Спать, спать и спать! – решительно заявила Малица, захлопав в ладоши, чтобы привлечь внимания босоногого лорда. Тот склонился над камином и мешал кочергой угли.

Под халатом уже домашние штаны, но все равно глаз не отвести. – Лорд Шалл вас не поднимет.

- Лорд Шалл меня ненавидит, - усмехнулся ректор и покосился на кровать. Спать действительно хотелось. – Я оставил его на растерзание дознавателя.

Саламандра слабо улыбнулась и напомнила о важности отдыха.

- Если хотите, я уйду, - торопливо добавила она. И так зашла слишком далеко, но не могла иначе: слишком мало отпущено, если вдруг… Вертелось огненным колесом в голове это «вдруг».

Ректор покачал головой: «Не хочу» и напомнил о недавних громких заявлениях:

- Кто-то грозился остаться, утверждал, если выгоню, в окно залезет.

- Но, может, я вас смущаю… - давало знать мамино воспитание.

- По-моему, все наоборот, Малица, - рассмеялся лорд ти Онеш и указал на торчавшие из-под пол халата штанины:

- Видите, я специально переоделся. Вы застали меня врасплох, тогда просто не успел.

Малица кивнула и проследила за ректором взглядом. Тот присел на кровать, потянулся к сюртуку с амулетом связи и засунул артефакт под подушку. Затем одним тягучим движением перенес вес тела на постель и с удовольствием смежил веки. Помедлив, саламандра присела на край кровати, нащупала пальцы лорда и зажала в ладонях. Она не хотела уходить, хотела побыть рядом, пока он спит. В итоге прилегла рядом сама, прижалась лбом к плечу и не заметила, как заснула.

- Малица, Малица!

Саламандра сладко засопела и перевернулась на другой бок. Странно пахнет белье, приятно. Неужели в Академии горничные завелись, или Селия на кровать духи пролила?

Запустить бы в нее подушкой, чтобы зря не будила, но лень.

- Малица!

Настырная соседка отчего-то говорила мужским голосом и начала тормошить.

- Отстань! – не открывая глаз, Малица двинула ей локтем и пригрозила:

- Спалю!

- Дознаватель, Малица, - упрямо повторил неизвестный.

Стоп, это не Селия. Саламандра резко перешла из состояния сна в бодрствование и села, потирая глаза. Зрение вернулось не сразу, но наконец девушка сумела сфокусироваться на говорившем. Им оказался крайне недовольный ректор, уже не в халате, а привычной серобело-голубой тройке. Волосы еще влажные – значит, сам недавно встал.

- Хорошо выспались? – Глупо, но Малицу волновало именно это.

Она сладко потянулась и размяла руку: успела отлежать. Потом в голове щелкнуло, от былой неги не осталось и следа. Там дознаватель, ректор проклят, двоих убили, а саламандра в спальне главы собственного учебного заведения, то есть домашние привычки следует оставить за дверью. По идее нужно бы о репутации подумать, но не хотелось.

- Спасибо, - поблагодарил сбитый с толку ректор. Малица в очередной раз удивила.

- Что-то болит? – продолжила допрос девушка.

Она забавно щурилась со сна, а лорду ти Онешу предстоял сложный разговор. Вот как его можно вести с глупой улыбкой на губах? Не поймут. И уйти бы надо, а ректор все смотрел и смотрел: ему тоже хотелось запомнить.

- Все ведь будет хорошо? – каким-то непостижимым образом саламандра разглядела грусть на дне улыбки, угадала чужие мысли.

- Конечно, Малица, - пообещал ректор и поторопил:

- Люций Арс не любит ждать.

Малица уставилась на поднос, затем перевела взгляд на окно, золотившееся солнечным светом. Из парка доносились голоса. Странно, прежде столь приятные слуху, сейчас они вызывали головную боль, желание крикнуть всем: «Замолчите!»

- Ариан, - слетело тихое с губ, и в следующий миг руки девушки оплели ректора.

Саламандра не целовала, просто стояла, прижавшись, а потом попросила:

- Возьмите меня вечером на ритуал?

- Зачем? – Лорд предпочел бы, чтобы она держалась подальше.

- Тогда дай доступ к Запретному хранилищу. - Малица подняла голову и заглянула в глаза ректора. – Мне не для шалостей. И, - щеки налились румянцем, ресницы стыдливо опустились, - я не вышла за границы дозволенного, не дала повод думать, будто я доступная женщина?

Глава Академии поцеловал ее пальчики и заверил:

- Это один из лучших моментов в моей жизни.

Девушка весенним ветерком отпрянула от задумчивого ректора и напомнила о недавней просьбе. Лорд догадывался, зачем ей разрешение, но все же дал. Малица поблагодарила, хотела уйти – дознаватель ведь ждет! – глава Академии удержал, положил обе руки на плечи и уставился пугающим, будто силящимся выпить душу взглядом. Девушка даже испугалась.

- Ничего, подождет немного, - хрипло пробормотал ректор: в горле вдруг пересохло. – Я портал открою.

Вот бы порадовался лорд Шалл! Как только углядел, почувствовал? Не иначе оборотни видят сердцем и никогда не ошибаются в сути вещей.

Ректор сжал девичьи пальчики, с минуту подержал, грея в ладони, а затем прижал к губам. Малица широко распахнула глаза, когда лорд покрыл быстрыми летящими поцелуями руку от кончиков ногтей до манжеты платья. Даже дыхание задержала, чтобы не спугнуть.

Увы, видение длилось недолго – глава Академии с неохотой отступил.

- Вы так и не сказали, могу ли я надеяться.

Зеленые глаза пылали, в них хотелось утонуть. Пришлось сделать пару вдохов и выдохов, чтобы разорвать чары. Может, не стоило?

- Надеяться на что? – уточнила Малица.

Ей снова стало жарко, снова хотелось сбежать – и одновременно остаться, прижаться к ректору и замереть, вслушиваясь в биение сердца.

- Назвать вас своей. – Он думал, не сможет сказать, и тут же, ринувшись в омут с головой, страстно произнес:

- Я люблю вас, очень люблю!

Саламандра недвижно замерла, как стояла. Хотела ответить и не могла: слова казались не теми. Сердце жило своей собственной жизнью, не подчинялось хозяйке, то пускалось в галоп, то замирало. Не хватало воздуха, а еще хотелось умереть и разом воскреснуть.

- Меня? – на большее Малицу не хватило.

Ноги отказывались держать, и она села.

Сказка, сон, игра? Лорду ти Онешу столько лет, он видный маг, ректор, а Малица?

Соплюшка без титула и особых умений, адептка-второкурсница. Личное дворянство отца не в счет. Такую приятно уложить в постель, но любить? Ректор, определенно, пошутил.

Девушка так и сказала лорду, однако добилась лишь повторного признания:

- Люблю, Малица, и хочу назвать своей единственной.

Вот оно! И вдруг стало так страшно, так в камин захотелось. Спрятаться, убежать и сделать вид, будто ничего не случилось.

Саламандра молчала, ощущая, как стремительно краснеют уши. Тут бы пригодилась Индира, уж она-то знает, как правильно реагировать на подобные вещи. А вдруг Малица чтото не так скажет, сделает? Или и вовсе она все неправильно поняла, и ректор жениться не собирался. В перспективе, разумеется. Вот не спросила у лорда Шалла о единственной, сама виновата!

Малица вздохнула и закусила губу. Пальцы мяли подол платья, а потолок вдруг оказался чрезвычайно интересной картиной.

- Ариан, я не знаю! – наконец призналась в страшном девушка. – Не знаю, что нужно делать. Мальчики такого не предлагали. Вот если поцеловать, стать девушкой – это да, а признаться в любви… Несмотря на всю серьезность момента лорд рассмеялся. Он ожидал согласия или отказа, но никак не преподавания премудростей кокетки. Нервничал, переживал, опасался отповеди. Малица ведь могла отвергнуть: симпатия ничего не значит, ректор намного старше, вокруг полно привлекательных ровесников, опять же дракон, который пригласил на Весенний бал. Лорд ти Онеш даже пожалел о признании, а тут вместо волнения – смех. И так легко, просто сразу.

- Тогда скажите: я тоже – и поцелуйте, - посоветовал ректор.

Девушка потупилась. Щеки пылали. Затем встряхнула волосами, вскинула подбородок и, стремительно ликвидировав разделявшее их расстояние, чмокнула в губы.

- Меня дознаватель ждет, милорд, - напомнила она, когда ректор попытался поцеловать в ответ, ловко вывернулась и отбежала к двери. - И Запретное хранилище. Погляжу, что с проклятием, может, заказчика вычислю.

- Только никуда не лезьте! – крикнул ей в спину нахмурившийся лорд и запоздало вспомнил:

- Малица, портал!

Люций Арс ничуть не изменился. Все тот же цепкий взгляд, все то же равнодушие к условностям и принцип «все средства ради правды хороши». Королевский дознаватель занял один из пустующих кабинетов в Административной башне и, обложившись бумагами, что-то яростно писал.

Когда, уже войдя, Малица постучалась вновь, не поднимая головы, буркнул:

- Слушаю!

Саламандра насупилась. Она не провинившаяся адептка перед деканом, а подданная Империи раздолья, ценный свидетель, отношение должно быть соответствующее.

- Боюсь, это я вас слушаю, - возразила Малица. – Вы же меня вызвали.

Дознаватель недовольно фыркнул и неохотно оторвался от бумаг.

Смерил Малицу оценивающим взглядом – будто душу стремился вынуть – и сухо поинтересовался:

- Как ваше имя, госпожа? Сегодня я вызывал слишком многих. Определенно, Академия колдовских сил требует доскональной проверки.

Девушка представилась и без спросу заняла пустовавший стул. Сложила руки на коленях и приготовилась к допросу. По губам блуждала рассеянная улыбка: вспоминалось негаданное признание в любви. Больше всего на свете Малице хотелось сейчас отыскать Индиру и поделиться с ней случившимся, но приходилось мучиться в кабинете наедине с дознавателем.

- Тер Ирадос… - колючие глаза вновь отправились в путешествие по лицу саламандры.

– Помню. Вы настойчиво интересовались моими правами и требовали обращения как к лицу первого сословия. Вы же нашли тело. – Господин Арс подпер голову ладонями и, не мигая, уставился на притихшую девушку. – Что ж, я готов выслушать вашу версию событий, а потом узнать правду.

Малицу передернуло. Он заранее считал ее лгуньей. Неприятный тип!

- Задавайте вопросы, отвечу, - копируя холодный тон собеседника, проговорила девушка.

Вся радость, все волнение прекрасного утра улетучилось.

Дознаватель не спеша очинил карандаш и отчеркнул предыдущие записи. Малица пристально наблюдала за его действиями, но молчала. Внутри же копилась злоба. Он открывал ее время от гораздо более важных дел.

- В каких вы отношениях с Эдером Кноссом?

- Ни в каких, - пожала плечами девушка. – Я застукала его на кладбище, только и всего.

Имя узнала позже.

Похоже, Люций Арс в курсе событий, зачем ему выслушивать очередной пересказ давно известных фактов.

- Хорошо, допустим. Что вы сами делали на кладбище?

- Подсматривала. Я любопытна от природы, господин Арс.

- Меня мало волнуют ваши душевные качества, - отмахнулся дознаватель, - а вот любовные связи – пожалуй.

Малица подавилась воздухом. Какие любовные связи? Даже отношения с ректором подобным образом не назовешь, господин Арс же спрашивал так, будто саламандра успела погреться не в одной постели.

- Послушайте, господин Арс, - пылая от гнева, девушка встала и сложила руки на груди,

- если вы здесь с целью очернить мою репутацию, советую самому придумать и пустить какой-нибудь слух. Если же ваша цель правда, задавайте иные вопросы, по сути дела.

Господин Арс чуть прикусил нижнюю губу и сверкнул глазами.

- Дерзко, юная леди! Я лицо при исполнении, мне нельзя грубить.

- Вот и исполняйте свой долг, а не отнимайте хлеб у кумушек! – вспылила Малица. – Я не на свидание бегала, а тренировалась. У меня соревнования на носу, сессия, а вы мне предлагаете о сопливых первокурсниках с другого потока думать. Или я, по-вашему, состояла в любовной связи с проректором? Или с убитым дроу? Может, со всеми сразу? – Кровь кипела, выплескиваясь наружу хлесткими словами. – Вы не стесняйтесь, предполагайте. Заодно и в сообщницы запишите.

Дознаватель неспешно встал, подошел к двери и, приоткрыв, ровным голосом приказал:

- Воды, пожалуйста. Это для вас, - пояснил он, вновь закрыв дверь. – Когда успокоитесь, подробно опишите, что и как делали. С остальным я разберусь, барышня.

От Малицы не укрылась издевка в голосе. Значит, действительно полагал, саламандра не просто так оказалась на кладбище. Противно!

Вода помогла успокоиться. Пожалуй, стоило проявить сдержанность. Теперь саламандра полагала, дознаватель задел ее намеренно, желая, чтобы девушка в порыве чувств проговорилась. Но ей скрывать нечего, господин Арс просчитался.

Дознаватель не перебивал, слушал внимательно, лишь изредка задавал наводящие вопросы.

- Пожалуй, обойдемся без заклятия правды, - резюмировал он, когда девушка замолчала.

– Ваши слова не расходятся с тем, что я видел и слышал. Можете идти.

И все? Он даже не спросит о проклятии? Малица открыла рот, но вовремя сообразила, для Люция она ничего не знает, а если намекнет, возникнут ненужные проблемы.

- Могу я спросить? – Это тоже важно. – Эдера Кносса уже допросили?

- Нет, - с видимым недовольством ответил дознаватель, чиркая карандашом полупустой лист. – Он еще не пришел в себя после оживления. Но не беспокойтесь, виновные будут найдены и понесут заслуженное наказание. Ступайте!

Малица больше не стала испытывать чужое терпение и подчинилась. Оказавшись по ту сторону двери, вздохнула с облегчением. Неприятный тип – этот Люций Арс! Как и Алиса.

Саламандра впервые за эти месяцы вспомнила о брошенной любовнице ректора и, щелкнув пальцами: «Точно!», кинулась на поиски лорда Шалла. Тот наверняка знал, где искать Алису, а найти ее нужно, чтобы кое-что проверить.

Проректор, кривя губы, сумрачно смотрел на Малицу. Перед ним дымилась чашка кофе.

Лорд Шалл постоянно прихлебывал из нее, но, кажется, бодрящий напиток не помогал, во всяком случае, глаза некроманта периодически закрывались.

- Ну, и зачем вам это? – он сделал очередной глоток и тяжко вздохнул.

Дознаватель, беседа с императором, замещение ректора на приеме страждущих адептов

– слишком много дел после изнурительной ночи. А еще маниакальное желание Люция Арса скорей допросить воскрешенного Эдера Кносса. Можно подумать, проректор нарочно препятствует, ставит палки в колеса! И в довершении всего Малица со своей безумной идеей.

- Проверить, не она ли наняла дроу. Сами понимаете, у нее зуб на Ариана… Ой, то есть на лорда ректора, - спохватившись, тут же поправилась девушка.

Лорд Шалл улыбнулся. Значит, у них дошло до объяснения. Хорошо, одной проблемой меньше, а то проректор порядком устал от несложившейся личной жизни друга. Но заниматься с Малицей по-прежнему будет сам: на переправе коней не меняют.

- Ирадос, Малица – как мне вас называть-то?

- Малица, - потупившись, девушка рисовала пальцем узоры на столе. – Вы все равно не просто преподаватель.

- Значит, таки будущий шафер? – усмехнулся проректор и покачал головой. – Ай, Ариан, не утерпел-таки, поверил другу!

- Вовсе не шафер, - нахмурилась Малица, мгновенно заняв оборону. – Я замуж не собираюсь.

- Помилуйте, кто ж вас спросит-то! – развеселился лорд Шалл и подогрел остывший кофе. – Ну да это дело десятое, Малица, так Малица, - перехватив сердитый взгляд собеседницы, он примирительно вскинул руки. – Так вот, с Алисой, если это она, Ариан сам разберется. Вы лучше об учебе думайте.

- Я и думаю, но как бы ни поздно стало думать. – Малица встала и прошлась по комнате. – Милорд, вы ничего подозрительного не заметили? Ну, в карманах, в комнате дроу. У меня есть кое-какие мысли.

- Ясно, хотите ввязаться в расследование?

Девушка кивнула.

Лорд Шалл помешал давно растворившийся сахар и задумался. Малица терпеливо ждала решения.

- Хорошо, - сдался проректор, - разрешаю. Вроде, мысли в голове взрослые. Берите тройку и действуйте. Мне действительно не разорваться, веры господину Арсу нет, а тут еще проклятие…

- Как раз хочу сегодня о нем почитать, пока вы снимаете.

- Тогда уж до читайте. - Некромант таки допил многострадальный кофе. – Вдруг что-то упустим.

Малица не поняла, серьезно он или шутит. Лицо проректора тоже ответ не подсказало.

С другой стороны, чем ей еще заниматься? Не учебники же листать и не к занятиям готовиться!

- Адрес Алисы, - на стол неожиданно лег вырванный из блокнота лист.

Девушка удивленно подняла глаза на лорда Шалла. Ведь еще пят минут назад он настойчиво отговаривал Малицу, осмеял ее идею, а теперь…

- Да, признаю, она могла, - пояснил свои действия проректор. – Женщины сильно отличаются от мужчин, а поведение Ариана по отношению к Алисе… Скажу откровенно, я не одобрял его. И не одобрю, если увлечение вами ничем не закончится.

- Благодарю, милорд, - саламандра проигнорировала последнюю фразу.

Только ей решать, чем все закончится. Пока Малица не испытывала потребности надеть кольцо. Встречаться, позволить ухаживать – да, но замуж? Она еще слишком молода, а на свете так много интересного, даже обаяние лорда ти Онеша не заставит сидеть в родовом замке – или где там демоны запирают жен?

В голове вновь всплыли слова признания, а на губах воскрес вкус поцелуев. Кончики ушей Малицы покраснели, глаза чуть затуманились.

Проректор с добродушным пониманием взирал на девушку. Он слишком хорошо знал эти симптомы, чтобы перепутать.

Подруги устроились в дальнем уголке парка, так, чтобы никто не подслушал. С собой принесли корзину и скатерть для пикника. Индира раздобыла вино и теперь деловито разливала его в импровизированные бокалы – «для укрепления духа и здоровья». Эльфийка выглядела встревоженной и хмурилась чаще обычного. Никогда прежде Малица ее такой собранной не видела. Ну, разве, когда Индира получила письмо от родителей. Сама саламандра тоже не блистала жизнерадостностью. На коленях лежал увесистый потрепанный том – учебник по проклятиям. Стихийникам подробно изучать этот предмет не полагалось, и девушка позаимствовала книгу у параллельного курса. За сущую малость – истребление тараканов. Отчего-то не все проклятийники дружили с бытовой магией, коменданта общежития побаивались, зато есть в постели любили. Вот и расплодили насекомых. Малица покончила с ними в два счета, радикально.

- Вот, смотри, - девушка открыла учебник на нужной странице и чиркнула пальцем по строчке, - «Сладкий убийца». Ни в коем случае не применять без специальных навыков.

- Аля, проклинать вообще лучше никого не надо, - заметила Индира и подала подруге кружку с вином. – Это плохо, на ауру влияет – поверь эльфийке!

Малица кивнула. Она знала, как трепетно дивный народ относится к подобным вещам.

Эльфы признавали только магию жизни и созидания.

- Вот, почему так называется. – Саламандра сделала глоток. Вино чуть вязало язык и отчего-то навевало мысли об августе с его прохладными ночами и запахе выставленного на просушку сена. – Во рту появляется сладкий привкус. Чем он ярче выражен, тем ближе смерть.

- Темные всегда отличались черным юмором.

Индира опустилась на покрывало и, замерев, уставилась на стену. Малица испуганно проследила за ее взглядом: ничего. Значит, просто задумалась. Наверное, о погибшем дроу.

Интересно, сложилось ли у них? Вряд ли, только все равно жалко подругу.

Девушки устроились в считанных футах от границы Академии и, пусть солнце медленно клонилось к закату, не опасались засидеться. Гончие все равно больше не патрулировали территорию, не нападут. Оставались особисты, но, признаться, обеим было плевать, собственный груз забот и потребность посидеть в тишине важнее.

- Я тут смотрела, там нужно правильный удар нанести – в точку привязки, и для верности вернуть отправителю. Как думаешь, - Малица помедлила и покосилась на Индиру:

не затронула ли душевную рану, - это дроу?

Эльфийка пожала плечами и вернулась в бренный мир.

- Они наемные убийцы, Аль, всякое возможно. Какая ж я дура, - обхватив голову руками, прошептала она, - как могла прельститься дроу!

- Но ведь не открылась же, - саламандра во всем находила плюсы. И, не удержавшись, похвасталась:

- А мне в любви признались.

- Кто? – оживилась Индира, сбросив несвойственную ей хандру.

- Лорд ти Онеш. Сказал, я единственная, - Малица застенчиво улыбнулась.

- А ты, любишь его, Аль?

- Не знаю, - честно ответила саламандра. – Когда как. Но он мне очень нравится, и я очень хочу, чтобы он выжил. Очень-очень, Индира! – с жаром повторила девушка и сжала руку подруги.

На глазах выступили слезы. Малица вытерла их кулаком и поморгала. Вот еще, водопад устраивать! Она еще план не придумала, к Алисе не наведалась и с главой гильдии убийц не встретилась. Ректор, если узнает, убьет, зато Малица на алхимика-дроу выйдет. Не могли его местные преступники не знать: конкурент. А конкурентов что? Правильно, не любят, значит, помогут выследить и уничтожить.

Оставался еще темный маг. Девушка не определилась, кто он. Может, тот же алхимик, может, подельник. В любом случае, маг тоже знаком с Академией. С погибшим – не факт, тот мог банально не вовремя проснуться. Если так, модно подозревать любого преподавателя.

О встрече с гильдией договаривался Кристоф. Малица не знала, как он вышел на наемников, но саламандра попросила, друг сделал. Девушка подозревала, рассчитывал на награду, и понимала, еще одного серьезного разговора не избежать.

- Значит, выживет, - авторитетно заявила эльфийка. – Ректор – сильный маг, просто так смерти не дастся. Да и ты много чего накопала.

- Ага, - кивнула саламандра, - уже лорду Шаллу сказала. На всякий случай. Уверена, он сам в курсе. И заодно силу удара рассчитала. Проклятие видела, форму кинжала запомнила, повертела в мозгу и вот, - смущенно улыбнулась Малица.

Она потратила на вычисление точки привязки весь день и очень надеялась, не ошиблась.

Подруги немного помолчали, думая каждая о своем.

На салфетку легли самодельные бутерброды. Индира ловко намазала поджаренные тосты пастой из зелени и рубленной курицы и протянула подруге. Малице сейчас не до этого, нужно поухаживать.

- Хочешь Эдера Кносса увидеть? – неожиданно предложила Индира.

- Разве он не у себя лежит? – удивилась саламандра, откусив кусок. Вкусно. Индира всегда хорошо подобные вещи готовила.

- Не-а, в лазарете. Я целитель, - эльфийка горделиво выпятила грудь, - могу устроить.

Заодно все раньше дознавателя узнаем.

Какой соблазн! Толька как быть с особистами?

- Это я беру на себя, - решила проблему Индира. – Глазки, улыбочки и всякое такое.

Полчаса твои. Дежурствами поменяюсь, возьму ночное. Скажу, опять напроказила, никто не удивится. Сама знаешь, Академия бурлит, проверять не станут.

Малица кивнула. Что верно, то верно. Адепты шептались по углам, преподаватели сквозь пальцы смотрели на дисциплину, лишь бы комендантский час не нарушали и не колдовали вне занятий: вот за это карали строго, даже за мелочи. Все ждали результатов расследования.

- Хорошо, сначала лазарет, а потом гильдия. Как бы из Академии в город выбраться? – почесала нос Малица. – Телепортация запрещена, особисты строго контролируют, Крис не поможет.

- А мы старым добрым способом, - подмигнула повеселевшая Индира. – Особисты не гончие, всю стену не оцепят, а уж мы все лазейки знаем.

- Ты тоже пойдешь? – Девушка не ожидала, думала, подруга останется в Академии.

- Куда я денусь, если и так по уши! – тихо рассмеялась эльфийка и обняла саламандру за плечи.

После обсудили, как вести себя с ректором. Индира советовала не признаваться, не выказывать излишней симпатии: «Пусть ухаживает, а ты позволяй, не более». Малицу засыпали советами, что надевать на свидание, чем душиться, в какие заведения ходить и как целовать. Словом, обе безоговорочно верили: не умрет лорд ти Онеш, снимут проклятие. Раз так, нужно отвлечься и подумать о безоблачном будущем.

- Ты с ним на ночь останешься? – после пары кружек вина задала сакраментальный вопрос Индира.

Саламандра пожевала губы и отвела взгляд.

- Аля? – постукивая пальцами по посуде, эльфийка требовала ответа.

- Я потом подумаю, - покраснела Малица.

- Да что там думать! – легкомысленно отмахнулась Индира. – Либо хочешь, либо нет.

Если не хочешь, не нравится.

- Я боюсь, - призналась в потаенных страхах саламандра. – Обратно ведь не вернуть.

- Это верно, - снова нахмурилась эльфийка. – Но раз единственная, можно до свадьбы дать, даже нужно. Вдруг больно, неудобно или еще чего. Товар проверяют до покупки.

Малица поперхнулась и зашипела на подругу. Разве можно о сокровенном как о выборе платья!

- Маленькая ты еще, Аля, послушай старших товарищей. Обязательно проверь мужика в постели до свадьбы, - Индира чуть захмелела и без экивоков говорила на пикантные темы. – Это очень важно. Не только любовь, поцелуи, но и чтобы удовольствие доставлял. И запомни, мужчинам важна постель, если долго не давать, они других находят. Да и чего ты боишься? По любви ведь, не со скуки.

Саламандра хмыкнула, не став напоминать о принципах подруги. Та уж точно заводила тесные отношения совсем иной причине. С другой стороны, раз Индира утверждала, близость приятна, гораздо приятнее поцелуев, стоит попробовать. Может, родители только из-за репутации думать о таком до свадьбы запрещали.

- А ты-то как? – Малица сделала очередной бутерброд и отправила в рот.

- Так же, - поникла Индира. – Получила удовольствие, теперь расхлебываю. Словом, ничего хорошего не ждет, если ты не поможешь.

- Помогу, обещала же. Только сначала Ариан. Индира, - она первая начала, пусть не обижается, - а как ты потом? Муж ведь узнает, что ты не девушка.

- Пусть! Я сама супруга выберу, такого, чтобы его невеста интересовала, а не ее девственность. Если честно, - подруга склонилась к уху саламандры, - я за эльфа не хочу.

Противные они, холодные. И с девичьей честью носятся как… Словом, какая ж ты счастливая, что у тебя демон!

В голосе подвыпившей Индиры сквозила тоска. Не выдержав, Малица обняла ее и шепнула в волосы: «Ты обязательно найдешь свое счастье! И как Ведущая нашей группы, я тебя не брошу».

Эльфийка коротко всхлипнула и, отстранившись, тут же стала прежней:

уверенной, знающей себе цену.

- Итак, - подруги, разогретые вином, обсуждали план действий, - ты пробираешься в палату Эдера, я строю глазки особистам. Давай придумаем условный сигнал, ну, если вдруг что-то пойдет не так. «Внимание!» там, «Опасность!»

- Давай, - согласилась Малица и разлила остатки вина. Закуску девушки уже съели и полулежали на покрывале, наблюдая за облаками. – Во время вылазки пригодится.

- Ага, и накидка моя тоже. Она черная, в ночи легко затеряться. Слушай, - в голову Индиры пришла гениальная идея, - давай номер на одну ночь снимем? Ну, все решат, будто у нас оргия: один мальчик и две девочки, а мы камин разожжем, чтобы ты безопасно вернуться могла, если вдруг гильдейцы взбрыкнут.

- А деньги? – печально выпятила нижнюю губу саламандра.

Идея нравилась, только вот финансы не позволяли.

- Беру на себя! – ударила ладонью в грудь Индира. – У меня этих денег!.. – она провела ладонью по горлу.

- По-моему, нам хватит, - объективно оценила степень своего и чужого опьянения Малица. – Пойдем, поспим немного, а то ночь предстоит трудная.

Саламандра старалась не думать о том, что, быть может, именно в эту минуту лорд Шалл и лорд ти Онеш пытаются снять проклятие. Девушка запретила себе вспоминать о демоне, иначе начнут дрожать руки и прыгать сердце. Ей же нужно произвести впечатление.

К счастью, вечерняя попойка никак не отразилась на мыслительных и магических способностях. Малица даже умудрилась обернуться ящеркой, проверяя, с каким арсеналом пойдет на встречу к главе гильдии убийц. В этот раз вышло легко, значит, можно применить в случае опасности.

Индира, как обещала, через Кристофа сняла номер в гостинице. Там и назначили встречу. Демонолог выбрался из Академии первым, еще засветло, и не вернулся к закрытию ворот. Чтобы не всполошились, переговорил с товарищем и всучил тому монетку. За серебряник адепт согласился поклясться чем угодно, что сосед давно посапывает в подушку.

С привратником и дежурившими у ворот особистами дела обстояли хуже, пришлось снова прибегнуть к кошельку Индиры и сговориться с ребятами-выпускниками. Те охотно провели в Академию иллюзию, затерявшуюся в толпе подвыпивших пятикурсников. Вопросов не возникло.

Малица, как некогда перед полетом на Нортоне, нанесла боевую раскраску, облачилась во все черное и облегающее. Селия мирно спала. Еще бы, с такой дозой снотворных капель в молоке!

Окно раскрылось бесшумно, и саламандра выбралась на карниз. Увеличившиеся физические нагрузки и упражнения на ловкость позволили без проблем спуститься по водосточной трубе. Малица предусмотрительно не воспользовалась огнем, подозревая, вся магия по ночам блокируется, не только порталы. Спрыгнув на землю, саламандра поправила ножны с кинжалом на поясе и, пригибаясь к шелестевшей от шагов траве, перебежками добралась до старого дуба. Там нашарила дупло и записку: «Все в силе, жду в лазарете. Как объявишься, поухай совой три раза». Малица сожгла бумажку и, озираясь, не видит ли кто, поспешила к лечебному корпусу.

Особиста саламандра заметила издали и юркнула в кусты, пережидая, пока он пройдет.

Девушка решила освоить человеческие поисковые заклинания: помогли бы в будущем избежать неприятных встреч. Мотыльков, подобных тем, которые запускал Кристоф, Малица делать не умела, только послать огонек. Он спрыгнул с ладони и едва заметной пульсирующей точкой побежал по земле. Саламандра с гордостью подумала о собственных успехах по специальности и понадеялась на милость Глена Шарта.

Ох, помяни нечисть, приснится! Малица перестала дышать, когда услышала ворчливый голос: «Так, и кто это у нас по ночам не спит?» Второй проректор нашелся! Самое обидное, куратор поймал огонек. Оставалось надеяться, тот не наведет на создательницу.

Саламандра осторожно попятилась, стараясь не шуметь. Занятия с лордом Шаллом помогли, пластика значительно улучшилась. Малица мысленно пошутила, что конкурс на спасание бегством она бы точно выиграла.

Шарт между тем методично осматривал кусты, постукивая по ним тростью. Не куратор стихийников, а франт. Наверняка вернулся из театра.

Малица задумалась: куда дальше? Выхода три. Первый – вернуться в общежитие, но тогда весь план насмарку. Второй – попытаться пробраться мимо Шарта и солдат Особой службы в лазарет, а там по обстоятельствам. И третий – искать спасения у лорда Шалла, но это уж совсем для беспомощных девочек. В итоге девушка выбрала второй вариант.

Прикинула, далеко ли куратор и как обследует парк, и начала движение. Раз до сих пор не нашел, заклинание не наведет. Но если Шарт привлечет к поискам особистов, Малице придется несладко. Вывод: бежать, но тихо.

Укрывшись за деревьями, саламандра осмотрелась и с места рванула в карьер, держась в тени. Когда нужно, ныряла в траву, ползла – словом, пользовалась всеми способами пересечения неизвестной местности. Пару раз сердце уходило в пятки, но обошлось, не заметили. «Если после такого Ойгл мне высший балл не поставит, в министерство нажалуюсь», - запыхавшись, подумала Малице и плюхнулась под вазоном. Продышалась и подала условный сигнал.

Окно лазарета мерцало приглушенным занавесками светом – это лампа горит на столе в приемном покое. Там дежурит Индира. Разумеется, если эльфийке удалось обмануть лекарицу.

Тоненько скрипнула дверь, на пороге показалась тень. Огляделась и шепотом позвала:

«Аля?» Малица встрепенулась и мгновенно оказалась у порога.

- Как? – спросила одними губами.

Индира на пальцах показала: двое.

- А ты?

- Чуть Шарту не попалась, но чисто.

Эльфийка посторонилась, и саламандра скользнула в прихожую, притаилась среди вешалок с халатами.

Индира притворила дверь и указала на кладовую:

- Туда. Эдера в отдельной палате держат, в пятой. Я сейчас одного солдата спроважу, второго займу. Чего только для подруги не сделаешь! – посетовала эльфийка. – Даже поцелуев не пожалеешь.

Малица в который раз подумала, что запреты лишь порождают желания. Во всяком случае высокоморальной Индиру не назвали бы даже в качестве комплимента. Но теперь ее принципы сыграли добрую службу.

Ждать пришлось недолго.

Вскоре послышались девичий смех и воркующий голос подруги:

- Ну же, мне очень хочется. Тебе ничего не будет, я никому-никому не скажу!

Саламандра живо представила, как та выпячивает губки и хлопает ресницами.

Обольстительница! И ведь сработало, один из особистов ушел. Теперь нужно дождаться томных вдохов, и можно смело в палату к Эдеру.

Малица в нетерпении покусывала губы. Когда же, когда? И вот, наконец, раздались долгожданные звуки. Индира издавала их так натурально, даже саламандра поверила в заинтересованность подруги минутными кавалерами. В эльфийке, определенно, пропадала актриса. Как бы то ни было, саламандра поспешила в пятую палату. Обычная шпилька легко вскрыла дверь, и девушка скользнула внутрь. Свет зажечь побоялась, решила, лунного вполне достаточно.

Эдер Кносс недвижно лежал на кровати. Руки сложены поверх одеяла, как у мертвеца.

Нахмурившись, Малица проверила: нет, живой, просто спит.

- Эдер! – девушка тронула юношу за плечо. – Эдер, проснись, пожалуйста!

Адепт заворочался и застонал. Видимо, болела шея после воскрешения. Саламандра настойчиво трясла его, пока Эдер не открыл глаза и не уставился на девушку мутным взором.

- Не бойся! – Малица приложила палец к губам. – Я только спросить. Кто тебя повесил, к кому ты сбежал на кладбище?

Юноша молчал, все так же не двигался и смотрел в одну точку.

- Ладно, - вздохнула саламандра и присела на край постели. – Я задаю вопросы, ты моргаешь. Ты меня понимаешь?

Эдер моргнул.

- Говорить не можешь: больно?

Снова утвердительный ответ.

- Ты знал, кто тот человек с кладбища?

Юноша задумался и пожал плечами. Это как понимать? Знал, но не все? Ладно, потом выяснят.

- С тобой был Мэгрос Муретт?

Нет. Значит, алхимией занимался не дроу из Академии, а ведь ректор с другом не исключали и этой возможности.

- Он преподаватель?

Хм, тоже нет. Может, врет мальчишка, не связался же он с чужаком.

- Как зовут человека, которому ты помогал? Эдер, это очень важно! – взмолилась девушка и наклонилась, чтобы расслышать ответ.

- Лллу-ллурт, - с трудом выдавил из себя юноша, но за точность имени Малица поручиться не могла.

Она собиралась продолжить расспросы, но услышала смех. Значит, пора уходить.

- Выздоравливай! – шепнула девушка и вернулась в темный коридор.

Кровь стучала в висках. Малица думала только о том, чтобы не попасться солдатами Особой службы. Обошлось!

Оказавшись в парке, саламандра, пригнувшись, поспешила в сторону тренировочной площадки. Индира обещала прийти туда и спрятаться под трибунами. Собственно, Малица собиралась последовать ее примеру – другого места, чтобы не попасться на глаза особистов, не придумалось.

Парк дышал тишиной. Непривычной тишиной для Академии колдовских сил. Прежде, по весеннему времени, мелькали бы огоньки, слышался бы оживленный говор: призрачные гончие иным не помеха. Малица прислушалась и, скрывшись в тени, решила попробовать обернуться ящеркой. Куратор где-то рядом, мог солдат привлечь, а так шансов уйти, не попасться на глаза больше. Увы, обретенный недавно второй облик оказался капризен, и после пары безуспешных попыток саламандра пришла к выводу: нужно тренироваться, а то превращения так и останутся случайными.

Шорох шагов заставил прыгнуть в кусты и затаиться.

Солдат Особой службы. Видимо, один из тех, кто охранял Эдера.

Малица затаила дыхание. Уфф, прошел мимо!

Оставался Глен Шарт. Где он сейчас, не стоит ли за спиной и глумливо улыбается?

Сглотнув слюну, девушка обернулась и убедилась, иногда у страха глаза велики.

Мелкими перебежками Малица добралась до тренировочной площадки. Пару раз едва не попалась, но в самую последнюю минуту успевала спрятаться.

Под трибунами оказалось холодно и влажно. С досок капала вечерняя роса, а еще так и норовили свалиться за шиворот улитки. Саламандра съежилась под прогнившими досками и, обхватив колени, раскачивалась из стороны в сторону. Как же холодно. А ведь она тепло оделась. Или от страха? Не каждую ночь убегаешь от куратора, особистов и встречаешься с гильдией убийц.

Индира задерживалась, и Малица начала волноваться. Вдруг той не удалось выбраться, вдруг план раскрыли? Когда саламандра уже собиралась вылезти и в одиночку выбраться из Академии – время поджимало, - наконец послышался тихий стук с той стороны трибун.

Малица ответила таким же, и вскоре обе девушки устроились между первым и вторым рядом.

- Еле выбралась! – пожаловалась Индира и с укором добавила:

- Ради тебя целоваться пришлось. Потом соврала, будто дежурство кончилось, ушла. Он так просил остаться!

Наверняка, - эльфийка понизила голос до шепота, - на интимные отношения рассчитывал.

Но мне и поцелуя хватило.

Малица промолчала. Ее больше волновали патрули в парке, чем техника обольщения мужчин.

- Шарта не видела?

- Нет, - тут же напряглась Индира. – А должна была?

Саламандра пожала плечами. Кто знает, может, куратор стихийников решил, будто таинственный адепт испугался и ретировался в общежитие? Хотелось бы! В любом случае, выбора нет, нужно идти.

Вопреки обыкновению Индира вызвалась прокладывать дорогу. На молчаливый вопрос ответила: «Эльфы в команде всегда разведчики, раз не отвертеться, придется привыкать».

Малица с сомнением посмотрела на нее. Трусоватая подруга ну никак на роль разведчика не подходила, хотя, может, той надоело вечно бояться? Стояла же она на стреме.

Эльфийка вошла в роль, двигалась неслышно, с пластикой тех, к кому и направлялись девушки. Индира успела переодеться, как и Малица, предпочла брюки платью. Саламандра хорошо их помнила: верные спутники всех проказ. С прямыми обязанностями эльфийка тоже справлялась, вовремя предупреждала о караульных.

- Сюда! – Индира указала на заросли шиповника.

Малица поколебалась – не хотелось оцарапаться, - но полезла. Вряд ли подруга решила поиздеваться. И верно, за шиповником обнаружился провал в стене, замаскированный плющом. Оставалась самая малость – дезактивировать чары, установленные по случаю чрезвычайного положения. Над этим поработал Кристоф. Всего за пару часов он сумел сконструировать магическую «фомку». Воистину, талант. Может, ему в артефакторы податься?

Малица извлекла из кармана пластину и положила на земле, вплотную к стене. На первый взгляд – обычный лист металла, на второй, опытный, - мечта гильдии убийц.

Девушка надавила на едва заметное углубление, и пластина раскрылась, выросшие из ничего грани превратили ее в пирамидку. От вершин к стене потянулись лучики света.

Соприкасаясь с охранным плетением, они цепляли его и втягивали в пирамидку. Спустя пару минут в защитном контуре образовалась лакуна в тройку футов, которой вполне хватило, чтобы сбежать из Академии. Помогая друг другу, девушки забрались на стену и спрыгнули по ту сторону. Пометив место, чтобы тем же путем вернуться обратно, подруги поспешили в город.

Второй раз в жизни Малица блуждала по ночному Ротону. И если осенью саламандра счастливо избегла неприятных встреч, то сейчас едва не привлекла внимание подвыпившей компании. Она вывалилась из таверны и перегородила улицу.

Саламандра кусала губы:

кратчайший путь в гостиницу пролегал мимо мужчин.

- Может, позовем Кристофа? – предложила Индира, морщась от каждого пьяного выкрика.

Гуляки затянули песню, невозможно фальшивя. На голоса тут же отозвались воем собаки. Где-то хлопнуло окно.

- Сейчас водой окатят, - предсказала чужое будущее Малица.

Она стояла, прижавшись щекой к холодной штукатурке, и наблюдала за пьяным братством.

- Хорошо, если водой, и хорошо, если не нас, - пессимистично отозвалась Индира. – Аль, пошли, чего стоять? Они никуда не уйдут, либо Криса нужно звать, либо топать в обход.

Голос разума возобладал. Саламандра неохотно развернулась и побрела по грязному проулку. В голове же звучало мантрой к небесам и сопредельным мирам: «Лишь бы дождался!»

Гостиница оказалась маленькой и неприметной. В такой охотно сдавали номера и не интересовались личностью постояльцев. Вывеска, подслеповато подсвеченная фонарем под пыльным колпаком, сообщала название заведения: «Милый уголок». Малица скептически скривила губы. Может, конечно, для кого-то это и милый уголок, для нее же дыра.

Кристоф поджидал у порога.

При виде подруг он встрепенулся, порывисто шагнул вперед и, ухватив девушек под руку, прошипел:

- Ну сколько можно? Я уже извиняться устал.

Кровь отлила от лица. Как, они уже здесь?!

Девушки испуганно переглянулись. Обеим тут же захотелось обратно, в Академию.

- Я иду, Крис, - стараясь, чтобы голос не дрожал, сказала Малица. – Только приведу себя в порядок. Нельзя пугать уважаемых людей листвой и улитками в волосах.

- Ты по земле каталась? – хмыкнул Кристоф, ногой открыл дверь и подтолкнул подруг внутрь.

- Типа того, - саламандра не стала вдаваться в подробности.

Гостиничный холл, совмещенный с обеденным залом, освещала всего одна лампа на стойке. За ней мирно похрапывал паренек лет четырнадцать – хозяйский сынишка.

Друзья на цыпочках, стараясь не разбудить скрипучие ступени, поднялись наверх, в узкий обшарпанный коридор, напоминавший кишку. Демонолог повернул ключ в хлипком замке. Дверь вздохнула и распахнулась, демонстрируя нутро комнаты. Негусто: кровать, тумба, стул. Вместо вешалок – вбитые в стену крючки. Окно выходит во двор, на крышу сарая. Малица не сомневалась, Кристоф специально выбрал именно этот номер.

- Ну, давай! – юноша махнул рукой на старый умывальник в углу. Такие остались только в деревнях. – И побыстрее, Аля!

Саламандра вздохнула, проверила, не потеряла ли кинжал, и спешно привела лицо и волосы в надлежащий вид.

Почистила одежду, чуть пощипала щеки для румянца и наигранно бодро сообщила:

- Ну, я готова!

- Они в «Дикой свинье», - «обрадовал» Кристоф. – А на глаза постояльцам тебе показываться не-е-льзя.

- Само собой, - фыркнула девушка, - у нас тут разврат.

- Аль, - демонолог подошел вплотную, чуть ни не касаясь, - ты же знаешь…

- С Индирой! – Малица предпочла отойти. – Только недолго: меня наверняка быстро выставят.

- Угу, щас, так я тебя одну и отправил! – Кристоф укоризненно глянул на подругу. – И насчет отношений все понял, хотя мнения не изменил. Он старый и демон.

- А ты юный и глупый. Хватит, Крис, надоело! – саламандра взмахнула руками, будто рассекая нить разговора. – Полезли, нас ждут. Индира, номер покараулишь. Если вдруг, амулет со мной, работает.

Эльфийка кивнула и устроилась на жесткой кровати.

Кристоф распахнул окно и вылез первым. Затем подал руку Малице, помогая спуститься. Крыша сарая лишь на фут не доставала до подоконника, прыгать не пришлось.

Саламандра искоса посматривала на демонолога и гадала, долго ли продлится его увлечение. Не хотелось терять верного друга и талантливого члена команды. Обнадеживал возраст Кристофа – в юности быстро все забывается – и то, что после отказа его ухаживания сошли на нет. Между тем, общаться с Малицей он не перестал. Только вот как понять, смирился или до сих пор надеялся на взаимность?

Романтичные мысли выдуло из головы, стоило показаться вывеске с кабаном. Малица остановилась, собираясь с силами. Похлопала себя по щекам, кое-как уняла летящее во весь упор сердце и, толкнув дверь, шагнула навстречу своей судьбе.

«Дикая свинья» оживала по ночам. Ничем не приметное заведение, оно не знала отбоя от посетителей. Только публика в трактире собиралась специфическая, не дружившая со стражей. Ее здесь не жаловали, не звали, чтобы разнять драчунов или найти похищенный кошелек. Однако на первый взгляд пившие и евшие за сосновыми столами ничем не отличались от обычных подданных Империи раздолья. Разряженные женщины, расхаживая между мужчинами, предлагали любовь и ласку, стучали жбаны с пивом, развлекали народ музыканты и певички с писклявыми голосами – все, как везде.

- Там. – Кристофер глазами указал на компанию возле сцены: трое мужчин и одна женщина. Не легкого поведения, при оружии. – Телохранитель, - пояснил юноша.

Малица недоуменно нахмурилась. Женщина – и телохранитель? Пригляделась к незнакомке и поняла, иным делом та заниматься не может: темная эльфийка. Красивая, гибкая и стройная, как пантера. Даже белый шрам на виске ее не портил. А уж волосы!

Сколько возни с таким водопадом! Но тоже сигнал: дроу расслаблена, иначе бы заплела косу.

Прокашлявшись, девушка направилась к нужному столу, силясь угадать, кто из мужчин

– глава гильдии. В итоге решила: тот, который сидит рядом с дроу и держит руку на ее колене. Вряд ли темная эльфийка позволила бы подобное рядовому члену братства.

Мужчина же откровенно намекал на свои желания, дюйм за дюймом пробираясь к цели.

Дроу и бровью не вела, продолжала пить и рассеянно слушала разговор спутников.

- Здравствуйте. – Малица не узнала собственного голоса: мышиный писк.

Беседа за столом тут же оборвалась, взгляды обратились к девушке. Дроу напряглась, положив руку на пояс, лапавший ее мужчина нахмурился. Он удивил саламандру. Та представляла главу гильдии иначе – не чернявым человеком со следами оспы на лице. Уж как минимум вампиром – тут же и тени сомнения не возникает, никакой примеси других рас.

- Ты кто? – Голос у мужчины оказался хриплым, прокуренным.

Девушка мысленно похвалила себя, хотя внутри тряслись поджилки. Угадала, верно определила главного.

- Малица тер Ирадос. Мне назначено.

Саламандра не знала, можно ли сесть, поэтому осталась стоять. Однако мужчины охотно подвинулись, намекая, беседовать придется за столом и на чужих условиях, то есть в тисках охраны.

Малица обернулась к Кристофу.

- Он со мной. Без него не сяду.

- Боишься? – усмехнулся мужчина справа, обнажив сломанный клык. Девушка вздрогнула: вампирский полукровка! – Правильно боишься. Такую девочку и до утра бы!..

- Остынь! – положил конец чужим эротическим фантазиям глава гильдии. – Пусть девочка сначала поговорит, трахнуть мы ее всегда успеем.

- Спасибо. – Жалея о собственной затее, Малица опустилась на предложенное место. В руки ей тут же сунули кружку пива. – Благодарю за то, что согласились встретиться.

Близость потных мужских тел и похотливые взгляды полукровки нервировали, но приходилось терпеть. Не саламандра диктует условия.



Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«ВЕНТИЛЯТОРЫ КАНАЛЬНЫЕ СЕРИИ ВКН По вопросам продаж и поддержки обращайтесь: Нижний Новгород (831)429-08-12 Смоленск (4812)29-41-54 Калининград (4012)72-03-81 Архангельск (8182)63-90-72 Новокузнецк (3843)20-46-81 Сочи (862)225-72-31 Калуга (4842)92-23-67 Астана +7(7172)727-132 Новосибирск (383)227-86-...»

«А.Р. НИКИФОРОВ Никитский ботанический сад — Национальный научный центр УААН АР Крым, г. Ялта, 98648, Украина nbs1812@ukr.net СЕЗОННОЕ РАЗВИТИЕ И СТРУКТУРА ПОБЕГОВ SILENE JAILENSIS N.I. Rubtzov (CARYOPHYLLACEAE) — РЕЛИКТОВОГО ЭНДЕМИКА ГОРНОГО КРЫМА К л ю ч е в ы...»

«ДОКУМЕНТ ЕВРОПЕЙСКОГО БАНКА РЕКОНСТРУКЦИИ И РАЗВИТИЯ СТРАТЕГИЯ ДЛЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Одобрена Советом директоров на заседании 25 июля 2006 года Настоящий перевод подлинника документа предназначен только для удобства читателя. Несмотря на стремление ЕБРР обеспечить в разумной мере достоверность перевода, точность пе...»

«О чис т н ое с оору жен ие "Flo Te n k " ТУ 48590017977783220 1 0 ПАСПОРТ ИЗДЕЛИЯ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ОчИСТнОЕ СООРУжЕнИЕ "FLOTENK-BIOPURIT " Локальное очистное сооружение, применяемое при обустройстве систем очистки хозяйственно-бытовых сточных вод З А О " Ф л от е нк" РО С С И Я Рис. 1 Схема станции FloTenk-BioPurit Рис. 2 Схема у...»

«Разрушительный шквал (нисходящий порыв, downbarst) в Чайковском районе 17 августа 2014 г. 17 августа 2014 г. в период с 18.50 по 19.10 местного времени через юго-восточную часть Чайковского района Пермского края переместилось суперячейковое кучево-дождевое облако. Ее прохождение сопровожд...»

«Тем, которые только приступают к изучению и тренировкам в системе Будзинкан Будо необходимо разбираться в таких понятиях как бусидо, дзюцу, бугэй и тд. В этой статье мы попытаемся объяснить некоторые японские термины. Буси воин, военный. До путь, духовная тро...»

«ИНСТРУКЦИЯ по установке, настройке и использованию электронной формы учебника "Алгебра. 8 класс" в 3-х частях "Алгебра. 9 класс" в 2-х частях (авторы Петерсон Л.Г., Агаханов Н.Х. и др.) Для операционной системы Windows (версия 8.1) © Издательство "Ювента" (ООО "С-инфо"), 2015 СОДЕРЖАНИЕ 1 Общие сведения в отно...»

«Джеймс Спирс ЦЕПИ АКУПУНКТУРНЫХ МЕРИДИАНОВ Меридианный подход к диагностике и терапии Воронеж "Радикс" УДК 615.814.1(510) ББК 53.531.1 С72 Перевод с английского: Шадрин И.А. Спирс Джеймс. С72 Цепи акупунктурных меридианов. Меридианный подход к диагностике и терапии / Джеймс Спирс;...»

«RU РУССКИЙ РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ БЕНЗОРЕЗА RU ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ Для безопасного использования внимательно прочтите руководство и следуйте его указаниям. Несоблюдение инструкций может стать причиной серьёзных травм. Архангельск (8182)63-90-72 Калининград (4012)72-03-81 Нижний Новгород (831)429-08-12 Смоленск (4812)29...»

«МОДУЛ IIIВ РЕСТОРАНТА УРОК 11 A: Запазване на маса по телефона.Кога? В колко часа? Къде? За колко души? Винителен падеж (ВП). Лични местоимения във винителен падеж. B:Избор на ресторант Част А За начинаещи 0 – А1 Винителен падеж се използва за изразяване на : обекта на действието;посока на движение с предлозите в, на вре...»

«ИНСТРУКЦИЯ ПО ЛИЧНОМУ КАБИНЕТУ SMS-СЕРВИСА Оглавление 1. АВТОРИЗАЦИЯ 2. РАССЫЛКА 2.1. Параметры сообщения 2.2. Транслитерация 2.3. Вставки 2.4. Запланированные SMS-сообщения 2.4....»

«Внимательно прочтите эту инструкцию. Инструкция содержит важную информацию по технике безопасности. рукоВодстВо по эксплуатации EBU17152 Прежде чем пользоваться мотовездеходом, внимательно прочтите Руководство по эксплуатации. В случае последующей продажи передайте Руководство...»

«0708679 ТВЕРДОМЕР ДИНАМИЧЕСКИЙ "КОНСТАНТА-К5Д" сертификат RU.C.28.002.AN9 12361 ^^^ ^_ Назначение.^^Ti^E^^. ^ ^ ^ ^ S ^ ^ К,,Ц Малогабаритный прибор с набором сменных преобразова^^^^О^аВя Р^ * "*^^ ^ ^ s s a ^ P r ^ гелей предназначен для измерения твердости и времен^ К ^^к _^^л^^^^^^^^РЧ Ш ного...»

«УТВЕРЖДЕНО Решением внеочередного общего собрания акционеров Открытого акционерного общества "СГК–севертрансстрой" Протокол № 2 от " 21 " мая 2012 г. ПОЛОЖЕНИЕ Об исполнительных органах Открытого акцио...»

«Воспитательское занятие по теме" Правила хорошего тона" подготовила Воспитатель: Ивлева Маргарита Дмитриевна Мариинск 2017г. Тема: "Правила хорошего тона". Цель: формировать у ребенка умение выбирать нужный стилевой уровень и употреблять...»

«Voprosy filosofii i psikhologii, 2014, Vol. (1), № 1 Copyright © 2014 by Academic Publishing House Researcher Published in the Russian Federation Voprosy filosofii i psikhologii Has been issued since 1889. ISSN 2409-3602 Vol. 1, No. 1, pp. 35-44, 2014 DOI: 10.13187/issn.2409-3602 www.ejournal20.com UDC 10 The Philosophical Reasoning of...»

«Стартовая диагностическая работа по РУССКОМУ ЯЗЫКУ 24 сентября 2014 года 5 класс Вариант РЯ50201 Район Город (населённый пункт) Школа Класс Фамилия Имя Отчество Русский язык. 5 класс. Стартовая работа. Вариант РЯ50201 2 Инструкция по выполнению работы На выполнение диагн...»

«W.I. Fushchych, Scientific Works 2001, Vol. 3, 410–427. Подалгебры афинной алгебры AIGL(3, R) А.Ф. БАРАННИК, Ю.Д. МОСКАЛЕНКО, В.И. ФУЩИЧ В работе проведена классификация с точностью до IGL(3, R)-сопряженно...»

«УДК 821.133.1-312.9 ББК 84(4Фра)-44 Б90 Pierre Boulle LA PLANETE DES SINGES © ditions Julliard, Paris, 1963 Перевод с французского Ф. Мендельсона Серия "Pocket book" Оформление А. Саукова В оформлении обложки использован кадр из фильма "Планета об...»

«Приложение № 4 к приказу ректора ФГБОУ ВО РГАУ МСХА имени К.А. Тимирязева № от УТВЕРЖДАЮ Проректор по административнохозяйственной работе ФГБОУ ВО РГАУ МСХА имени К.А. Тимирязева (В.Н. Лукьянов) "" 20 года ПРИМ...»

«АНАЛИТИЧЕСКИЙ СБОРНИК РЫНОЧНЫЕ КОРРЕКТИРУЮЩИЕ КОЭФФИЦИЕНТЫ ДЛЯ ОЦЕНКИ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ ЧАСТЬ 1 ГОРОДА С ЧИСЛЕННОСТЬЮ НАСЕЛЕНИЯ БОЛЕЕ 1 МЛН. ЧЕЛОВЕК Издание второе Актуа...»

«Сургутский район Ханты-Мансийский автономный округ-Югра Муниципальное бюджетное учреждение дополнительного образования "Лянторский центр дополнительного образования" Рассмотрено Согласовано Утверждаю на заседании МО на засе...»

«Боевая машина 2П32М Тропосферная станция Р408М на позиции Глава 11 Награды за космос. Новые назначения. Л еонид Филиппович родом был из крымского города Керчь, где он в 1941 году закончил среднюю школу....»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.