WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Annotation Какие могут быть проблемы в двадцать лет? Решить, любишь ли одного упрямого демона, по совместительству ректора твоей Академии? А вот и нет! ...»

-- [ Страница 4 ] --

Кристоф с молчаливого разрешения главы гильдии устроился рядом с темной эльфийкой.

Та пригвоздила его взглядом к скамье и лениво протянула:

- Дернешься, по частям родителям вернут.

Юноша догадывалась, она не шутила.

- Итак, - глава гильдии задумчиво почесал подбородок, - чего ты хочешь? На моей памяти никто из адептов не приходил просто поговорить. Заказать кого-то – да. Даже интересно. Неужели свои услуги предлагаешь?

Малица покачала головой и изложила суть проблемы. Старалась говорить вежливо, почтительно и кратко, чтобы не утомить собеседника. Кого прокляли, не уточнила, соврала, будто близкого знакомого.

- Занятно! – глава гильдии допил пиво и заказал еще. Девушка к своему не притронулась. – У нас появились конкуренты, господа, одиночки, отнимающие наш хлеб.

Нужно проучить, как считаете?

Сидевшие за столом дружно кивнули.

Воспрянув духом, Малица назвала имя, которое сообщил часом раньше Эдер. Мужчинам оно ровным счетом ничего не сказало, а вот темная эльфийка заволновалась.

- Что такое? – Ее поведение не осталось незамеченным.

- Старший братец! – выплюнула дроу. – Я же велела сюда не соваться, с детьми сидеть.

У Малицы широко открылся рот. У брата и сестры есть дети? Оказалось, речь о собственных отпрысках таинственного убийцы, которые никакого отношения к телохранительнице не имели.

- Так и есть, братец! – шипела темная эльфийка. – Его тут осудили, еле из-под топора вытащила, так опять явился.



- Найди его, - приказал глава гильдии. Пальцы неприятно хрустнули. – И приведи ко мне. Уж я сумею убедить не лезть на чужую территорию.

- Он маг, - предупредила дроу.

- Алхимик или проклятийник? – с замиранием сердца переспросила Малица. – Из дома Тэ’Атар?

- А ты откуда знаешь? – накинулась на нее дроу. – И никакой он не проклятийник!

За столом повисло тягостное молчание. Похоже, у темной эльфийки возникли проблемы. Но Малицу это не волновало, наоборот, она ликовала. Нет, не по поводу чужих неприятностей – собственной удачи. Имя подлинное, это действительно дроу из дома Тэ’Атар, алхимик – телохранительница косвенно подтвердила, - изгнанный из Империи раздолья. Следы вели в Закрытую империю, только вот вместе с радостью по языку разливался соленый привкус страха. Шан Теоны. Нет, чтобы этому прошлому умереть и не воскреснуть!

Девушка закашляла, привлекая внимание, и задала последние вопросы на сегодня:

- Покорнейше извините, но никто из вампиров в вашу гильдию на неделе не обращался?

Или не делал ли кто заказ на запрещенное зелье?

О родственниках покойного преподавателя Академии тактично спрашивать не стала:

можно ног не унести.

- Мы клиентов не выдаем, - отчеканил глава гильдии и задумчиво почесал подбородок.

– А ты любопытная штучка!

- И опасная, - подала голос дроу.

Малица вздрогнула и поняла, телохранительница ее не отпустит. Саламандра представляла опасность для брата, и как бы темная эльфийка к нему ни относилась, она не допустит, чтобы ему причинили вред.

Адептка заторопилась уйти, надеясь, глава гильдии не поддержит инициативу телохранительницы. Но по улицам теперь придется гулять осторожнее – мало ли? Подумав, предложила заплатить за услуги.

- Плати. - Ее ладонь пригвоздила к столу тяжелая мозолистая рука наемника. Того, что без клыков.





Наклонившись к самому уху, так, чтобы не слышали остальные, особенно полукровка, мужчина добавил:

- Сходишь со мной в подсобку, кое-что ценное расскажу. Ребята видели. Ты не бойся, красавица, мы быстро управимся.

Малица судорожно вздохнула. Паника скрутила узлом живот.

- Я предпочитаю довольствоваться малым, - девушка через силу улыбнулась и достала кошелек. – Сколько?

Наемник назвал сумму, Малица заплатила. Затем, все еще не веря, что ей позволят уйти, встала и попрощалась. Глава гильдии даже не глянул: занимался разборками с охранницей.

Тем лучше: быстрее с глаз…

- Я тебя найду, крошка! – скабрезно улыбаясь, пообещал полукровка. – Ты ведь саламандрочка? Ох, как я с огненной хочу!

Адептка промолчала, сделала вид, будто не слышала. Пока это слова, а вот если ответишь, начнутся действия. Нужно как с Эйдом: игнорируешь, не задирает. Во всяком случае, после полевых занятий по демонологии сокурсник поостыл, приударил за другой девушкой.

Едва не срываясь на бег, Малица добралась до двери. Спиной чувствовала, Кристоф идет следом. Еще чуть-чуть, еще немного!

Ночной воздух превратился в изысканный нектар. Саламандра стояла и не могла надышаться. Пощекотала нервы, называется! И пусть Малица – будущий маг, второкурсница, они – матерые убийцы. Кто поручится, что девушка первой до дара дотянется, а не темная эльфийка до кинжала?

- Ты как? – участливо поинтересовался Кристоф и обнял за плечи.

Малица руки не скинула, только тяжко вздохнула.

- Приключения на пятую точку нашла. Зато узнала много важного и ценного. Ректору расскажу.

Мысль о лорде ти Онеше вернула девушку в Академию. Сейчас ректор и его вероятный преемник пытаются снять проклятие. Успешно ли? Жаль, лорд ти Онеш не разрешил присутствовать. Стой и гадай, как там он, не стало ли хуже.

Девушка старалась не думать о смерти. Зачем тогда встречаться с членами гильдии убийц, рисковать жизнью, если не веришь, что дорогое тебе существо выживет? Жаль время тянется так медленно, и о результате ритуала Малица узнает только утром.

До гостиницы добрались без происшествий. Кристоф бдительно следил, чтобы никакие посторонние личности не возникали на пути. Один раз, правда, пришлось припугнуть пьяницу, но тот быстро ретировался с дороги, поняв, что имеет дело с магом.

- Ты тоже учись, - назидательно сказал демонолог подруге, эффектно стряхивая с пальцев магию – позерство на публику. – Понимаю, второй курс, но ведь что-то умеешь.

- Умею, - кивнула Малица, - только вне тренировок теряюсь. Еще дроу эта, убийцы. До сих пор мерещится, будто они за нами крадутся.

- Нет никого, заверяю, - в доказательство Кристоф пустил очередное заклинаниемотылька. – Ты бы тоже огонек по улицам гулять отправила, - посоветовал он.

И то верно. Вот она, реальная жизнь, не соревнования, не практические, а девушка растеклась квашней. Ведущая!

Огонек живого пламени заплясал на крышах, огибая водосточные трубы. Затем скользнул по стенам и затерялся в темноте сонного города. Девушка терпеливо ждала, пока, сделав круг, он вернется. И вот прыткий комочек вынырнул из темноты и прыгнул в ладони.

- Ты прав, убийц нет, - доложила Малица, - а вот пары неприятных встреч лучше избежать. Давай свернем? И научи меня потом человеческой магии, той, с поисковыми заклинаниями.

Кристоф пообещал.

Друзья застали Индиру сидящей перед печкой. Эльфийка подбрасывала в огонь поленья и то ли нашептывала заклинания, то ли мурлыкала песню – напевный язык дивного народа мешал разобрать.

- Вернулись? – встрепенулась Индира, заслышав скрип окна. – Я тут успела с хозяином поругаться, - призналась она. – Дров не давал. Но ничего, обслуживание в этой дыре я улучшила, - похвасталась эльфийка.

Малица представила, какой скандал закатила подруга, и пожалела владельца гостиницы. Она кратко пересказала суть разговора в «Дикой свинье» и выразила общее мнение: нужно скорей возвращаться в Академию. Темная эльфийка вполне могла попытаться выследить и позаботиться о безопасности брата. Раз уж она спасла его от казни, то явно не желала стать единоличной наследницей.

В парк попали тем же способом, что и раньше. На этот раз девушек подсадил Кристоф и уничтожил метку на земле. Пластина все еще работала, хотя ее заряд иссякал.

- Ты гений! – покосившись на артефакт в руках друга, прошептала Малица и в порыве чувств поцеловала в щеку.

Юноша засмущался и отправил девушек вперед: ему якобы требовалось привести все в порядок и скрыть следы незаконной вылазки.

Подруги ступали осторожно, помня об особистах. На лицах расцвела «боевая раскраска»

- Малица постаралась. Зато среди листвы меньше заметно.

Служивые халатно подходят к выполнению вверенных обязанностей. Часовые патрулировали только дорожки, магией не пользовались, пережди в кустах и беги дальше.

Девушки и бежали, пока не добрались до вольера с призрачными гончими. Индира, запаниковав, потянула Малицу прочь: если хоть одна собака пришла в себя, почует, поднимет шум, но саламандра решила взглянуть на любимиц ректора. Сердце разрывалось при мысли, что все они мертвы. Не то, чтобы саламандра их так обожала, - лорд ти Онеш души не чаял, а все, что радовало его, радовало и Малицу.

Девушка осторожно приблизилась к ограждению и глянула через прутья. Вольер освещала молодая луна, саламандра смогла разглядеть и миски, и поилку. Вон то темное пятно – конура. По размерам – настоящий сарай. Так и гончих много, нужно, чтобы все поместились. В дальнем углу вольера горел огонек – переносной фонарь. Испугавшись, Малица сначала хотела сбежать, но, различив голоса, рискнула остаться. Некроманты.

Значит, то, что девушка сначала приняла за игру света и тени, - гончая.

Саламандра скрестила пальцы. Пусть все получится, пусть подопечные лорда Шалла сумеют воскресить всех!

- Аля! – послышался за спиной мертвенный шепот.

Малица обернулась и убедилась, кое-кого уже воскресили. Рядом возвышался кобель.

Пол девушка определила по размеру, суки такими не вырастали. Он, не мигая, смотрел на саламандру горящими глазами. Шерсть серебрилась в лунном свете, напоминая жидкий металл.

Индира стояла чуть поодаль, между забором и кобелем, и, казалось, не дышала.

- Хор-р-рошая собачка! – пробормотала саламандра, стараясь не делать резких движений. – Я тебя проведать пришла. Как себя чувствуешь?

Пес глухо заворчал, будто жалуясь на судьбу, и разлегся у ног Малицы. Но даже так морда практически доставала до ее головы.

- А что, если он так всю ночь пролежит? – Индира покосилась на призрачного стража. – Нас из Академии турнут, но сначала прилюдно отчитают.

Девушка нахмурилась. Подруга права, сейчас всполошатся некроманты, или пройдет мимо особист – и все, объясняй декану, отчего в кровати не спалось и какие козни у вольера затевала.

- Отпусти нас. Пожалуйста! – саламандра с мольбой посмотрела в собачьи глаза. – Ты же меня знаешь, я не преступница. А это подружка моя, тоже очень хорошая эльфийка.

Сейчас еще Кристоф придет – вообще бесподобный человек. Мы в город ходили, чтобы большую бяку найти. Того самого, который вас отравил, а вашего хозяина проклял. И если мы сейчас лорду ти Онешу ничего не расскажем, бяка сбежит.

Пес вновь заворчал и поднялся на ноги. Страшная морда потянулась к Малице, обнюхивая. Та закрыла глаза и затаила дыхание. Съест, не съест?

Кобель тряхнул головой и исчез. Только что стоял, а теперь на его месте даже тени нет.

Подруги дружно перевели дух и вытерли пот со лба. Проверял, не иначе, куда ходили.

«Бесподобный человек» возник из парка через пару минут после исчезновения пса и принялся отчитывать девушек за безголовость. Те слушали в пол-уха, потом и вовсе отмахнулись.

Ректор сумрачно взирал на Зимний спортзал, волей случая превращенный в место проведения ритуала. Лорд Шалл усадил друга на один из снарядов, сам же деловито колдовал над позаимствованной из лаборатории треногой. Некромант тонул в облаке зеленоватого пара, придававшего ему сходство с ведьмами. Полом не вышел? Так не беда, ведьмы сплошь не красавицы, порой от мужика не отличишь.

- Долго еще? – раздраженно поинтересовался лорд ти Онеш.

Его мучили головные боли, ректор догадывался, это действие проклятия. Будто что-то силилось прогрызть череп и добраться до мозга. Микстуры и заговоры не помогали, ректор и не утруждал госпожу Лаурель, только расстроится. Эльфы, как известно, народ гордый, профессиональную неудачу воспринимают как трагедию.

- Минуту! - Проректор смело ухватил покрытую инеем колбу и перемешал содержимое.

– Рисковать не хочу.

- А что мы теряем? – кисло усмехнулся глава Академии.

- Тебя, - выдвинул весомый аргумент некромант. – Сиди тихо, нетерпеливый адепт, и будет тебе счастье. Малица занятную вещь вычитала, даже расчет принесла, должно сработать. Хороший расчет, между прочим, по сути верный, а частности я подправил.

- Малица? – нахмурился ректор, позабыв о боли. Ноздри затрепетали, глаза обрели темно-малахитовый оттенок. – Так для тебя она Малица?

Лорд Шалл мученически вздохнул и эффектно погасил пламя под треногой. Зелья в колбах зашипели, силясь вылиться на пол, но проректор ловко остановил опасный процесс.

После обернулся к другу и широко улыбнулся.

- Ревность – это хорошо, Ариан. Значит, живой. Ревнуй на здоровье.

- Смотри, доиграешься! – шутя, пригрозил ректор и встал, разминая кисти. – Давай начинать?

Лорд Шалл кивнул и поставил колбы на пол. Тут же из воздуха возникла еще одна мерная посуда, в которой, строго следуя рецепту из рычащего, силившегося покусать читателя гримуара, некромант смешал ингредиенты. Жидкость стремительно поменяла цвет с прозрачного на бордовый, зашипела, поднявшись пышной шапкой. Потом реакция улеглась, вопреки ожиданиям оставив на поверхности тонкую корочку льда.

- Выпей, - проректор протянул другу варево.

Лорд ти Онеш в сомнении покосился на колбу. Выглядело не очень, но если поможет… Зелье сделает проклятие видимым, что значительно облегчит работу, и защитит организм на время ритуала, активизируя жизненный резерв. Проклятие, несомненно, попытается прорваться в кровь, придется сопротивляться с удвоенной силой.

Решившись, ректор выпил все до последней капли. Сознание тут же поплыло. Лорда ти Онеша качнуло, но от протянутой руки помощи он отказался. Через пару минут все пришло в норму, только зрение стало острее.

- Хм, - задумчиво протянул ректор, - а ведь я его тоже вижу.

- Кого? – не понял некромант.

- Проклятие. Как черная паутина. Гадость какая! – Лорд ти Онеш поморщился.

Проректор довольно кивнул: зелье подействовало.

- Ну, начнем? – он потер руки.

Глава Академии не удержался от улыбки. Не терпелось другу начать ритуал, сразу видно некроманта. Иные боятся – этот в первые ряды лезет.

Лорд ти Онеш кивнул и выкатил большое, в полный рост, зеркало. Снял покрывало и с минуту разглядывал проклятие. Оно ничуть не изменилось с утра, когда ректор показывал его Малице, только кинжал опустился ниже. Лорд Шалл встал рядом, изучая плетение. Он не спешил, искал то самое место, о котором говорила саламандра. Всего один верный удар, и чужие замыслы потерпят сокрушительный крах. После останется только ауру почистить и ответный привет послать, благо адрес имелся.

Мужчины не двигались, казалось, даже не моргали. От напряжения чуть подрагивали плечи.

- Третья четверть, восьмой градус, - наконец выдал ректор.

Лорд Шалл цокнул языком.

- Поверь оборотню, не там.

- Норман, не спорь, - жестко возразил глава Академии. – Они на тебя и рассчитывали, поэтому тонко, где толсто. Обычная логика жителей Закрытой империи.

Некромант фыркнул. Ох уж эти темные, ничего в простоте сделать не могут! Даже ниточку в канате прячут.

Но вслух сказал другое:

- А если не угадали?

Ректор пожал плечами.

- Проклятие останется на месте. Ладно, давай я.

Лорд Шалл покорно отошел, но затем стремительно вернулся и дернул друга за руку.

Тот недоуменно глянул на него, но проректор объяснять не собирался. В голове созрел план, самое быстрое решение проблемы. Зачем что-то высматривать, если старая добрая пентаграмма все прекрасно покажет? Заодно и каракули Малицы послужат делу. Девочка постаралась, всю библиотеку вверх дном перевернула, довела до нервного тика архивариуса и двух проклятийников. Опасно, конечно, но лорд Шалл на отсутствие мастерства не жаловался, сумеет вовремя отсечь щупальца.

- Так, - скомандовал некромант, - ложись и закрой глаза. Будет неприятно, страшно, не обращай внимания.

Заинтригованный ректор покорно опустился на холодный пол. Подумав, чуть развел руки и ноги.

Лорд Шалл начал проворно чертить фигуру. Линии споро ложились на плиты, вспыхивая, оживая. Ректор оказался в центре пентаграммы. Конечности и голова распределены строго по вершинам. Закончив, некромант отряхнул руки и, скрестив ноги, устроился позади головы друга таким образом, чтобы облачко проклятия практически касалось рук. Оно заволновалось, почувствовав собственную уязвимость. «Трепыхайся, трепыхайся, – злорадно подумал лорд Шалл, - недолго тебе осталось!»

Зал наполнил приглушенный монотонный шепот. По цепочке погасли и вновь зажглись магические шары, подрагивая в такт чужому ритму. Слова весомо падали в воздух, с каждым разом становились все резче, обретая силу, превращаясь в приказ. Взмах руки, и пламя пентаграммы взметнулось до потолка. Тело ректора дернулось, будто сведенное судорогой, но дело сделано: лорд Шалл увидел слабое место проклятия – белую точку посреди черноты.

Немедля, проректор нанес удар. Змейки магии ворвались в сгусток тьмы, разрывая его на части. Проклятие извивалось, шипело, силилось в агонии уничтожить жертву. Если бы не зелье, ректор мог бы не выжить, хотя и сейчас ему пришлось нелегко. Скрежетали зубы, на висках выступил пот.

Лорд Шалл безжалостно разметал остатки черноты и встал. Лишенный поддержи, нематериальный кинжал рухнул на пол, обратившись в шипящую лужицу. Через минуту она высохла, но проректор все равно пометил место: нужно обязательно протереть, чтобы никто не заразился. Даже расформированное проклятие опасно в течение суток. Адепты же сущие дети, тянут в рот что ни попадя. Вдруг им придет в голову пол целовать?

Линии пентаграммы погасли.

Проректор склонился над начальником и тревожно поинтересовался:

- Ну, как ты?

Лорд ти Онеш не спешил с ответом.

По очереди согнул конечности, ощупал голову, а потом признался:

- Слабость дикая.

- Ну, это от грязной ауры. Ничего, - заверил некромант, - это мы поправим. Сам, полагаю, прекрасно справишься.

Ритуал иссушил, вернул прежнюю усталость, но лорд Шалл ни за что бы в этом не признался. Он толком не успел отдохнуть: то дознаватель, то адепты, то преподаватели.

Всем все надо и именно сейчас. Ни минуты покоя. И вот теперь опять знакомое состояние, когда до живого зомби недалеко.

Ректор кивнул и сел. Сотворил белый шар, напоминавший раскаленное солнце, и позволил ему войти в кожу, наполнив сиянием. Блаженство разлилось по крови. Боль прошла, разум очистился.

Свет поднимался все выше, к голове, выталкивая черноту. Со стороны казалось, будто от ректора идет черный пар.

Лорд Шалл пристроился рядом. Тоже сел и вяло наблюдал за процедурой очищения. Его клонило в сон, но даже зевать он стеснялся. Неприлично, даже при друге – проявление неуважения к чужому труду. Однако в итоге не выдержал и задремал с открытыми глазами.

Сон навалился чугунным покрывалом. Беспросветный мрак, поглотивший тело и душу.

Наверное, так выглядит забытье.

Проректор не знал, сколько так просидел. Очнулся от похлопывания по плечу.

- Пошли, Норман! Тебе уж точно нужно выспаться. Беру на себя твои завтрашние…

- Сегодняшние, - с зевком поправил лорд Шалл. – Уже за полночь, Ариан.

Глава Академии вытащил часы и проверил. Действительно, второй час ночи. Он потерял счет времени, а друг неведомым образом его сохранил. Видимо, профессия и происхождение помогли.

- Так вот, - закончил мысль ректор, - твои занятия веду я, с воспитательной работой тоже разберусь.

- Угу, и с Малицей тер Ирадос тоже, - напомнил некромант. – У нас тренировка. Поучи ее чувствовать врага спиной.

- Поучу, только сначала проверю уровень подготовки. На слово в подобных вопросах, прости, даже друзьям не верю.

- Профессионализм, - кивнул лорд Шалл и встал, попутно потянувшись всем телом.

Магические шары в Зимнем спортзале начали по цепочке гаснуть, пока последний с легким шипением не потух над головой ректора.

Тот удовлетворенно кивнул и махнул в сторону двери, зная, друг его прекрасно видит:

- Пошли отсыпаться. Честно, - признался глава Академии, - я мысленно уже приготовился к смерти. Проклятие сильное, воздействие уже началось.

- И это я слышу от ректора Академии колдовских сил! – укорил некромант. – Или ты во мне сомневался? Тогда нормально.

- Вот кому-кому, а друзьям нужно доверять больше самих себя, - жестко возразил лорд ти Онеш. – Иначе это не друзья.

Проректор не стал развивать тему, хотя мог привести несколько примеров недоверия со стороны приятеля. Но ссориться по пустякам совсем не хотелось.

Малица покусывала губы и смяла не один лист тетради до того, как на перемене решилась пойти в Административную башню. Если опоздает на теорию заговоров, не беда, Индира все о ведьмах расскажет. Да и зачем стихийнику какие-то ведьмы? В Империи раздолья их давно не водилось, разве в человеческих королевствах. Тамошние жители, как известно, тяготели к прошлому, тому самому, в котором предпочитали винить во всех бедах колдуний, а магические академии казались простому люду рассадником зла.

Возвращение в общежитие прошло без сучка и задоринки. По счастливой случайности некроманты, возившиеся с гончими, не заметили друзей, не услышали их перепалку. Судя по слухам, которыми полнилась Академия, питомцев ректора удалось вытащить. Всех или нет, Малица не знала, зато старший курс некромантов в полном составе не явился на занятия во главе с деканом, по совместительству проректором лордом Норманом Шаллом.

Саламандра извелась от беспокойства. Живы ли оба лорда, удался ли ритуал? В итоге едва не испортила практическую, когда капнула на образец не тот реагент. Пришлось спешно исправлять ошибку и гнать из головы тревожные мысли. И вот, как была, в форменном синем платье и жакете, Малица спешила к Административной башне, надеясь услышать от секретаря: «Милорд ректор занят, запишитесь на прием». Если занят, то жив.

Пальцы напоминали ледышки, хотя на дворе стоял погожий солнечный денек.

Рассеянная Малица едва пару раз не столкнулась с адептами и не с первого раза сумела открыть тяжелую дверь. Помог дежуривший у башни особист. Внутри и вовсе накатила волна паники, пришлось остановиться, чтобы продышаться.

С проклятиями не шутят, их снятие нередко заканчивается плачевно. Малица знала:

успела почитать. Весь предыдущий день провела в библиотеке, зато теперь легко сдала бы зачет по проклятиям.

По лестнице саламандра поднималась уже собранной, не забывая здороваться со встречными преподавателями.

Дверь в приемную оказалась приоткрыта, и девушка заглянула. Секретарь поливала экзотическое растение в углу. Каждое лето оно давало плоды: три ярко-оранжевых шара.

Адепты утверждали, они съедобны, Малица не пробовала.

- Здравствуйте! – девушка привлекла к себе внимание. – Не подскажете, милорд ти Онеш сейчас на месте или на занятиях?

- А чего, собственно, вы хотели? – Секретарь выпрямилась и глянула на нее поверх мясистого листа – дерево разрослось. – Вас вызывали?

- Нет, - смутилась Малица.

Хм, а ведь прежде ее частенько отправляли «на ковер». В новом семестре выговоры сменились любовной игрой в кошки-мышки.

- Приемные часы с трех до четырех, - заученно ответила секретарь, всем своим видом выражая недовольство бесцеремонной адепткой, которой полагалось быть на занятиях.

- Знаю, - саламандра не поддалась на молчаливые уговоры, - но у меня важное дело.

Полагаю, лучше, если первым об этом узнает ректор, а не дознаватель.

Властительница приемной напряглась. Лицо скривилось, будто она проглотила нечто несъедобное. Вся эта суматоха, смерти, Особая служба вызывали у секретаря изжогу.

- Хорошо, я спрошу, - сделала одолжение женщина. Голос сочился высокомерием и неприязнью на грани грубости. – Если он пожелает вас принять, сообщу.

- Не утруждайтесь, я могу сама спросить. – Наглость на наглость.

Секретарь закатила глаза, но промолчала. Снова взяла лейку и вернулась к прерванному занятию.

С каждым шагом уверенность Малицы таяла, и стук в дверь вышел робким, неудивительно, что ректор не услышал. Тот углубился в чтение материалов дела, любезно предоставленных – разумеется, по запросу – Люцием Арсом. Будь воля лорда ти Онеша, он бы запер дверь, наложил заклинание тишины и просидел бы так до позднего вечера. Но требовалось исполнять обязанности: свои и чужие, - в том числе, принимать посетителей.

Малица постучала настойчивей и потянула за ручку двери.

- Да! – отозвался ректор, неохотно отрываясь от чтения.

Господин Арс собрал неплохой материал, успел допросить многих адептов и преподавателей, но кусочки мозаики пока не собрались, картинка не вырисовывалась.

- Рада видеть вас в добром здравии, милорд. - Малица скользнула в кабинет. Сердце, наконец, успокоилось, руки потеплели, а мысли перестали скакать в беспорядке. – Я кое-что узнала по поводу Эдера Кносса, хотела бы поделиться.

Ректор было встрепенулся, хотел порывисто встать, но едва услышал о причине визита, нахмурился и холодно, будто посторонней, кивнул на стул.

Внутри девушки вновь засвербело беспокойство. Пока она шла до стола, все думала, соврать или сказать правду. Малица ведь грубо нарушила Устав, пренебрегла чрезвычайным положением, встречалась с убийцами. С другой стороны, не ради шалости или дурного дела.

И она решила рассказать все, как есть.

Взгляд девушки с любопытством скользнул по бумагам ректора и выцепил пару фраз.

Ага, копии протоколов допроса. Лорд ти Онеш заметил и неодобрительно покачал головой.

- Я знаю имя убийцы Эдера, - без предисловий выпалила Малица. – Кто он и откуда родом.

Ректор оторопело уставился на девушку. Совсем не этого он ожидал. Положим, кое-что глава Академии тоже выяснил, но саламандра обошла его по всем фронтам. Взяв себя в руки, лорд ти Онеш приподнял бровь.

- И откуда же вы узнали? Ясно, значит, сегодня вас проклятие волнует меньше его исполнителя, - не удержался от замечания ректор.

Глава Академии попытался скрыть обиду, но действительно, совсем другие первые слова он планировал услышать. И долгожданного «ты» не вышло, все будто вернулось на пару недель назад.

Малица смутилась. Он прав, она даже не спросила, уверилась, что все хорошо, и затараторила. Ректору же внимания хочется, заботы, во всяком случае, саламандре на его месте хотелось бы. Девушка заерзала, гадая, как исправить ситуацию. Не повернешь же время обратно!

- Вы не подумайте…Ариан, - обращение далось нелегко, но Малица все же сказала, здесь, в рабочем кабинете, - я очень переживала, просто увидела, вы хорошо выглядите, и решила, что все в порядке.

Под конец фразы голос угас.

В ожидании наказания саламандра исподтишка глянула на ректора – тот улыбался!

Девушка нахмурилась. Это как понимать: издевается или не сердится?

Лорд ти Онеш встал и остановился напротив Малицы. Та продолжала хмуриться, не зная, как реагировать. Глава Академии же наклонился и по очереди поцеловал ее руки.

- Благодарю, Норман сказал, вы очень помогли.

- Э-э-э… - Девушка окончательно потеряла контроль над ситуацией. – Я всего-то книжки по теме почитала.

Губы ректора вновь растянулись в улыбке. Напряжение прошедших дней на время отступило, сменившись тихим уютным спокойствием. Лорд аккуратно сжал ладони девушки и пощекотал большим пальцем: жутко хотелось согнать сумрачное выражение с лица Малицы. И ее брови действительно вернулись на прежнее место, крохотная складка у губ разгладилась. Рот сложился в недовольную гримасу, когда ректор убрал руки. Она надеялась, лорд поцелует. Глава Академии прекрасно все видел, но давать желаемое не спешил: если поцелуи отныне – награда, пусть помучается.

- Итак, вы хотели что-то сказать, - напомнил лорд ти Онеш и внес рациональное предложение:

- Давайте перейдем на «ты». Или ваше решение изменилось? Скажите, не бойтесь, не в моих правилах принуждать кого бы то ни было.

- Принуждать? – девушка приподняла брови и фыркнула. – Огонь невозможно заставить, милорд, если я здесь, то добровольно.

Малица гадала, не разыграть ли обиду – в конце концов, ректор намекал, будто она с ним только из-за его положения, - но не стала. Не хотелось портить радость подобной мелочностью.

Вместо этого девушка потерлась щекой о рукав сюртука лорда ти Онеша и, закрыв глаза, выпустив на волю недавние страхи, прошептала срывающимся голосом:

- Я…я так волновалась, Ариан. Заснуть не могла, все старалась не думать, что вас может не стать, поэтому читала, читала, читала…

- Маленькая моя! – ректор заключил ее в объятия и уткнулся губами в темечко.

Не двигаясь, они простояли так пару минут, после чего саламандра легонько оттолкнула ректора и устроилась на стуле для посетителей. На лицо вернулся румянец, с души упал камень. Заметно повеселев, Малица вдруг осознала, что голодна. Она ведь толком не завтракала, запихнула в рот пару кусочков хлеба и все. Теперь же желудок так некстати напомнил о себе.

- Хочешь кофе? – улыбнулся ректор, заняв свое место. Не удержавшись, он мимолетно коснулся руки саламандры. – И давай на «ты».

- Хорошо, - беззаботно согласилась Малица, но тут же спохватилась:

- Но «ты» с «милордом» плохо сочетает, да и вы ректор, лорд, а я…

- Ты – моя саламандра. Ну, и адептка тоже, - нужно добавить, чтобы от сердечных дел не пострадала дисциплина. – Поэтому «ты» наедине, когда я Ариан. В остальное время, адептка тер Ирадос, я для вас глава Академии и никаких поблажек не делаю. Ясно?

Он строго посмотрел на Малицу. Та ответила шаловливой улыбкой, разрушив весь педагогический эффект. Ну как тут не улыбнуться в ответ?

Ректор позвал секретаря и велел приготовить кофе.

- И подайте каких-нибудь закусок, - распорядился он.

Бедняжка Малица не ела, плохо спала, пусть позавтракает. Сам лорд ти Онеш успел перехватить кусок, доживет до обеда. Да и дел столько, не до еды.

Вскоре по кабинету разлился запах кофе.

У саламандры потекли слюнки при виде накрытой салфеткой тарелки. На ней оказались аккуратно нарезанные ломтики ветчины, сыр и тосты. Вспомнилась прошлая осень, когда на столе стоял точно такой же кофейник, а Малица пускала слюнки. Теперь она сидела и мелкими глотками цедила горячий напиток. Время от времени поднимала глаза на ректора, гадая, как тот отреагирует на встречу с убийцами. Лорд ти Онеш же вновь углубился в бумаги.

- Ариан, я имя преступника знаю. Кто он, тоже, - девушка поставила чашку на поднос. – Т…тебе интересно?

Первое «тебе» далось тяжело. Непривычно фамильярничать с главой собственной академии.

- Мне интересно, откуда ты это знаешь, - насупился ректор. Он убрал документы в верхний ящик стола и пристально уставился на саламандру, заставив перебраться на краешек стула. Ариан исчез, его место вновь занял лорд ти Онеш. – По твоим словам, ты провела вчерашний день в библиотеке. Вряд ли подобные сведения написаны в каталоге.

- Я ходила в город, - робко, предчувствуя грозу, призналась Малица. – Не одна! – тут же поспешила добавить она и мгновенно пожалела о сказанном. Не хватало еще, чтобы наказали друзей, а ведь накажут!

- С кем же? – прищурился ректор, пока оставив без внимания первую часть вопроса. – Дай угадаю, - он сделал короткую паузу. Кончики губ тронула жесткая усмешка. – Боевая тройка в сборе? Я предупреждал, - покачал головой лорд ти Онеш и потянулся к амулету связи.

- Не надо! – взвизгнула Малица, вцепившись в руку ректора. – Я одна ходила, одна!

Глава Академии наградил девушку укоризненным взглядом. Ложь настолько нелепая, что лучше бы промолчать. Саламандра прикусила губу. Мысли лихорадочно крутились белкой в колесе. Как бы выкрутиться, как спасти друзей?

Ректор разжал девичьи пальчики, все еще цеплявшиеся за рукав, достал злополучный амулет и выяснил расписание Кристофа и Индиры. После связался с их преподавателями и попросил обоих адептов зайти через час.

- Именно так, Малица. – Амулет скользнул обратно в карман. – Никаких поблажек. Вы нарушили запрет и должны понести наказание. Но я слушаю, ты так и не сказала, чем занималась в городе.

- Встречалась с главой клана убийц, - на одном дыхании выпалила Малица. Раз уж терять нечего… Слова произвели эффект проклятия немоты. Ректор замер, глаза его округлились и будто выцвели. Малица побелела и напряженно ждала развязки.

- Ты встречалась с кем? – хрипло переспросил лорд ти Онеш.

Плотину прорвало, и ректорский гнев бурным потоком обрушился на девушку.

- Малица тер Ирадос, - голос главы Академии гремел, - ты понимаешь, какому риску подвергала свою жизнь? Ты – адептка второго курса, даже не выпускница. Вдобавок, подобные встречи противозаконны. По-хорошему, нужно посадить тебя под домашний арест до выяснения обстоятельств.

- И перевести в статус вольнослушательниц? – мрачно закончила логическую цепочку девушка.

Опять безденежье, опять сдавать форму и выписывать одноразовые пропуска в библиотеку, столовую, опасаться, что в любой момент попросят из комнаты в общежитии.

Несправедливо, но закон и справедливость – понятия разные.

- Это крайняя мера, - ректор откинулся на спинку кресла и сцепил руки на столе. – Ну, что ты узнала?

- Его зовут Ллурт, он дроу из дома Тэ’Атар, брат телохранительницы главы клана убийц. Осужден на смертную казнь, с помощью сестры сбежал, теперь вернулся. Маг, предположительно алхимик.

Брови лорда ти Онеша сошлись на переносице. Во что она влезла? Если все сказанное Малицей – правда, за ней охотятся. Вряд ли клан убийц добровольно поделился такими сведениями. Сестра позаботится о благополучии брата.

- Малица! – вздохнув, покачал головой ректор. – Ты хоть представляешь, что с тобой теперь сделают?

Саламандра не ответила. Она сама опасалась мести со стороны темной эльфийки, но надеялась, до этого не дойдет. В конце концов, Малица никого не обвиняла, просто задала вопрос. Да и главе клана явно не понравился конкурент, вдруг он заодно и от телохранительницы избавится.

- Ни шагу за пределы Академии! – приказал ректор. – Это не шутки, Малица. Если очень нужно, звать меня или Нормана. Нет, это ж надо, - внутри все бурлило от непозволительной девичьей глупости, - полезть в пасть дракона!

- Я не ради собственного удовольствия, - насуплено напомнила саламандра. Она так волновалась, так усердствовала – в итоге выговор вместо благодарности. – Или зря старалась?

- Не зря, - неохотно признал лорд ти Онеш. – Полагаю, теперь мы быстро схватим убийцу. Пойми, - попытался объяснить он, - я за тебя волнуюсь.

- Я тоже. Ну не девочка я, Ариан, не кукла, которая только плакать и ждать умеет. Если ты такой видишь, давай снова станем ректором и адепткой. У меня Кристоф есть, из нас хорошая пара получится, - отвернувшись, чтобы скрыть плаксивую гримасу, пробормотала девушка. – Ты же… Ты мне даже о проклятии не сказал, сняли и ладно.

Укор попал в цель. Ректор виновато кашлянул и повертел перстень на пальце.

Действительно, нехорошо. Ночью не стал: не хотел будить. Как пришел, сразу лег, заснул, едва коснулся подушки, а утром забыл. Столько всего навалилось! Грешным делом, подумал, Малица и так знает.

- Вот видишь! – горько заключила девушка и встала.

От радостного настроя не осталось и следа.

- Прости, - лорд ти Онеш поднялся вслед за ней. Он нерешительно мялся у стола, не зная, что сказать или сделать. Оправдываться несолидно, вину ректор признал, а дальше? – Я действительно должен был. Ты вправе сердиться. Отчего-то казалось, Норман сказал.

Саламандра покачала головой.

- Что мне сделать? Честно, Малица, - ректор шагнул к ней и взял за руку, - я хотел, из головы вылетело.

- Что сделать? – Девушка на мгновение задумалась. – Не наказывать Кристофа и Индиру.

- Шантажистка! – Лорд не удержался от улыбки.

- А ты виноват, молчи лучше! – вошла в роль Малица.

- Хорошо, - сдался ректор, - нарушу правила. За поцелуй, - хитро подмигнул он.

Девушка изобразила глубочайшие страдания и неохотно согласилась.

- Только впредь так никогда не делай! – положив руки ему на плечи, пригрозила Малица. – Я там волнуюсь, а он забыл!

Звонко чмокнув в щеку, девушка отстранилась и расправила воображаемые складки на одежде. Не слишком ли далеко она зашла, не ведет ли себя с ректором слишком дерзко, будто с ровесником? Вдруг ему это не понравится? В итоге девушка пришла к выводу, что раз лорд ти Онеш улыбается, все в порядке.

- За мной свидание, - напомнил ректор.

Малица рассеянно кивнула. Мысли вновь обратились к таинственному дроу и его заказчику. Успокоится ли он или попытается довести дело до конца? Если ей нельзя одной гулять по Ротону, то и лорду ти Онешу надлежит проявлять осторожность.

- Еще раз прости. Я привык жить один, - ректор обнял со спины и притянул к себе. От Малицы пахло цветочным мылом – самый приятный аромат на свете. Ее запах.

- А я не привыкла, что ты не ректор. - Пальцы девушки накрыли его пальцы.

- И давно ты это поняла? – с легким смешком поинтересовался лорд ти Онеш и, поддавшись соблазну, взял саламандру на руки. От неожиданности та взвизгнула, но, быстро сориентировавшись, уютно устроилась на чужой груди.

Ректор отнес свою ношу к подоконнику, усадил, а сам остался стоять, подпирая стену. В глазах искрились смешинки. Несмотря на ужас прошедших дней, на предстоящий отъезд в столицу и присутствие в Академии дознавателя, лорд ощущал себя счастливым. Алиса, при всей красоте и чувственности, не дарила такого спокойствия, когда сидишь и веришь: ничего не случится, а если и случится, то не стоит внимания по сравнению с кареглазой саламандрой, смотрящей на весенний парк.

Малица не торопилась с ответом, как и не спешила оборачиваться к ректору. Взгляд скользил по серым полоскам дорожек, мелькавшим среди свежей зелени, по снующим по парку фигуркам. Лекция давно началась, саламандру отметили, как отсутствующую, но это сущие пустяки. Девушка не станет просить ректора изменить буковку в журнале, пусть считают прогульщицей. Жизнь близкого существа важнее учебы.

- Не знаю, - наконец задумчиво ответила Малица, переведя взор на лорда.

Невольно остановилась на глазах и с облегчением выдохнула: никого не накажет, выражение не то – нежное. Даже непривычно. Демоны – мужчины серьезные, порой даже жесткие, а тут смотрит как на драгоценность. «Ты единственная», - услужливо подсказало подсознание, и девушка расплылась в глупой улыбке.

- А ты? – Если уж выяснять правду, то до конца.

- Тоже не знаю, – рассмеялся ректор и присел рядом. – Еще полгода назад адептка тер Ирадос была всего лишь нарушительницей дисциплины, а теперь поди ж ты!

Малица покачала головой, пряча не желавшую исчезать улыбку в уголках рта.

Потянулась к руке лорда и поднесла к щеке. Пальцы ректора с готовностью погладили чужую ладонь. Он наклонился, и девушка опомниться не успела, как их дыхание смешалось.

Поцелуй напоминал порыв ветерка – столь же невесомый, но Малице захотелось другого, и, впервые проявив инициативу, она неловко попыталась протолкнуть в рот ректора язык.

- Дай я! – Глава Академии едва сдержал смех.

- Нет, я сама, - упрямо возразила девушка и повторила попытку.

Как там делал Крис? Ух ты, какое странное ощущение! Кровь приливает к голове, мир сужается всего до одного существа.

Осмелевший язычок Малицы взял в плен собрата. Саламандра целовала жадно, будто пыталась насытиться на всю оставшуюся жизнь. Теперь она даже дышала иначе: порывисто, слишком часто. Пальцы ногтями впивались в спину ректора. Тот с трудом сдерживался, чтобы не повалить девушку на подоконник и не покрыть быстрыми, может, даже болезненными поцелуями шею. Останавливала неопытность Малицы.

- Хватит! - Ректор отстранился первым. – А то адепты глазастые, заметить могут. Так о чем мы говорили?

- О единственной. - Саламандра украдкой утерла губы.

Интересный опыт. С Кристофом казалось противно, с лордом ти Онешем – приятно.

Малица с удовольствием бы повторила, но понимала, у главы Академии дела, она и так его отвлекает.

- Что именно ты хочешь узнать? – Ректор сразу подобрался, замкнулся.

Девушка подняла щекотливую тему, но, нужно смотреть правде в глаза, обсудить все равно придется. И признать, какое место в его жизни занимает Малица тер Ирадос.

- Кто это такие. Или я как Алиса? – Малица соскочила с подоконника и уперла руки в бока. Воинственная поза намекала, честный ответ нужно дать здесь и сейчас.

Ректор тоже встал, покосился на часы: пора к пятикурсникам, - и спокойно, совсем не так, как ожидала девушка, ответил:

- Единственная – это избранница. Та, с которой, в случае взаимности чувств, заключают брачный союз, которую оберегают и хранят верность. Надеюсь, я ответил на оба вопроса?

Малица кивнула. Руки сползли на бедра.

- А если единственная откажет?

- Плохо, но придется смириться. - Ректор подошел к шкафу и извлек оттуда тоненькую тетрадь в кожаном переплете. Пролистал, кивнул собственным мыслям и кинул на стол.

Попал. – Другой судьба не дает. Конечно, можно ошибиться, но проверка временем все ставит на свои места.

- То есть я могу оказаться ошибкой? – уцепилась за его слова девушка.

Сердце похолодело. Она боялась одновременно и оказаться, и не оказаться единственной лорда ти Онеша. Попробовала представить его с другой и ощутила укол ревности. Нет уж, демоны с кисточкой нужны самой!

- Ты не ошибка, - без тени сомнения заверил глава Академии, шагнул к Малице и, ухватив за подбородок, добавил:

- Ты моя, и я никому тебя не отдам. Разве только сама уйдешь.

Саламандра кивнула. Она верила.

- А теперь, прости, у меня лекция. - Ректор легонько поцеловал в губы и отпустил. – Забеги к Норману, он, наверное, не спит. Поговори насчет дроу. Только, прошу, никуда не лезь без моего ведома! Вот зачем не взяла подвеску? - в голосе звучал мягкий укор.

- Потому что ты бы узнал и запретил. – Это же очевидно. – И я дала слово, Ариан, пора начинать быть Ведущей. Особенно, если кое-кто хочет, чтобы я победила на играх, подмигнула Малица.

Лорд Шалл низко опустил голову, сжав виски руками. Перед ним лежала кипа бумаг.

Левее – ворох папок с личными делами. Часть проректор достал из собственного шкафа, часть – из кабинета лорда ти Онеша, часть – из архива. Серебряная пентаграмма, вписанная в круг и нанизанная на длинную цепочку, касалась листа бумаги, испестренного фамилиями.

Часть некромант уже вычеркнул.

- Душно! – пожаловался сидевшему рядом другу хозяин кабинета и расстегнул рубашку.

Под ней блеснул артефакт «Вороний глаз». Человеческий, сделанный на заказ, под конкретного мага. Он не раз уже спасал владельца в трудной ситуации. – Не май, а июль какой-то! Эля дай.

- Может, не стоит? – в сомнении покачал головой ректор. – Ты устал, развезёт…

- Дай кувшин, Ариан, - с напором повторил лорд Шалл, блеснув голубыми глазами. – Я три дня за тебя пашу без продыху, от смерти спас, имей совесть!

Глава Академии вздохнул и коснулся полупустого кувшина. Его тут же окутала изморозь. Охладив напиток, ректор налил эль в стакан и протянул другу. Тот хмуро кивнул и, выпрямившись, сделал затяжной глоток.

- Нашел? – Лорд ти Онеш намекал на темного мага.

- Нет, - поджал губы некромант и с ненавистью глянул на валявшиеся на столе бумаги.

Голова раскалывалась, а к истине он так и не приблизился. – Уверен, что проклявший Муретта и тебя – одно и то же лицо? То есть преступников трое.

- Не уверен, в этом и беда! – вздохнул ректор и, потянувшись, забрал у заместителя список подозреваемых. – Обычно действует одиночка, тут же целая команда.

- Может, гильдия постаралась? – лорд Шалл постучал перстнем по столу и бросил рассеянный взгляд в окно. – Судя по рассказу Малицы, среди них полукровки, а они кровожадны.

Упоминание имени саламандры заставило ректора помрачнеть. Некромант – друг, но ведь она ходила к нему в квартиру. Пусть глава Академии доверял обоим, ревность все равно подняла голову.

Лорд Шалл обитал отдельно от преподавателей, пусть и в том же общежитии. Две комнаты, кухня, прихожая, отдельный вход. Малица никогда прежде не бывала на «запретной территории», но быстро нашла нужное место. Вот клен, ниша, дверь. Девушка задумалась на мгновение и потянула за кольцо. Открыто. Может, не стоит? Но мимо прошел господин Гвин, преподаватель магического права, заметил, деваться все равно некуда.

Поздоровавшись и заработав удивленный взгляд, – что адептка делает посреди бела дня в таком месте? – девушка ступила в полумрак вестибюля. Странное место, больше напоминает погреб: сплошные стены и спящий магический шар над головой. Девушка зажгла его хлопком в ладоши и убедилась: ни одного окна. Зато есть добротная деревянная лестница.

Значит, лорд Шалл обитает именно там. Малица не ошиблась и, поднявшись, оказалась на кухне. По только одному ему ведомой причине проректор не запер черный ход, не активировал охранные чары. Саламандра замялась. Нельзя же так врываться в чужой дом без стука. Значит, нужно заявить о себе, только сначала осмотреться: вдруг проректор сразу выставит наглую адептку?

Кухня оказалась большой и на удивление чистой, даже кружек на столе нет. Ничего лишнего, никаких украшений. Мебель добротная, зато есть ледник и бар. Последний Малица узнала сразу, благо пара бутылок кокетливо выглядывали из приоткрытой дверцы. Лорд Шалл дешевого не пил.

- Ну, и кто тут бродит? – послышался недовольный голос хозяина.

Саламандра вздрогнула и едва не выронила бутылку белого муската.

Лорд Шалл статуей возмездия замер в дверях кухни. Растрепанный, злой и полуодетый.

Прищуренные глаза не сулили ничего хорошего.

- Здравствуйте, милорд, - не нашла сказать ничего лучше Малица.

Щеки порозовели, ладони вспотели.

- И вам не хворать. – Хозяин отлепился от косяка и шагнул к девушке, на ходу застегивая рубашку. Судя по всему, саламандра его разбудила. – Выпивку у меня крадете? По розгам соскучились?

Девушка непроизвольно потерла пятую точку. В реальности угрозы порки Малица не сомневалась.

- Милорд ректор просил зайти к вам, - промямлила она, вмиг растеряв былую уверенность перед лицом злобного невыспавшегося оборотня.

- А стучать он вас не учил? – огрызнулся лорд Шалл и отобрал у саламандры бутылку. – Вам рано пить, отдайте. И на будущее: вход с другой стороны. Там и колокольчик есть.

- Вы меня здесь встречали, вот и подумала… Да какая разница, милорд, если вы не в духе, то и на колокольчик бы рыкнули, - оставила всякие попытки оправдаться Малица.

Проректор вздохнул, убрал мускат и налил себе воды. После пригладил волосы пятерней и развалился на табурете, прикрыв глаза.

- Ну? Делитесь информацией и желательно побыстрее, пока не заснул.

Девушка кивнула и кратко поведала о беседе с Эдером и визите в гильдию убийц.

- Мне работы хватает, вытаскивать троих безмозглых адептов нет никакого желания. – Лорд Шалл распахнул глаза и в упор уставился на Малицу. – И откуда такие связи с криминальным миром? Попросите Нойра завтра зайти. Сегодня я отсыпаюсь, и если хоть одна… Словом, очень не советую умирать.

Проректор зевнул, прикрыв рот ладонью, и неожиданно тепло пробормотал:

- Рад за Ариана. Одной проблемой меньше. Мне с ним пить из-за вас надоело.

Малица попрощалась, и хозяин квартиры с чистой совестью запер дверь. После, подумав, вернулся в спальню и вытащил из-под подушки амулет связи. Проректора волновал лорд тер Нокас. Гильдия убийц в компетенции стражи, но полукровки уже по части Особой службы, пусть разбираются. После проректор с чистой совестью устроился на кровати и сладко прикрыл глаза. Сон – такое блаженство!

Разумеется, подробностей визита лорд ти Онеш не знал, а то бы разнервничался еще больше. Любой мужчина рядом с Малицей отныне вызывал глухое недовольство. И если на адепта можно глянуть свысока, то остальные поневоле видятся конкурентами.

- Ну, чего? – некромант вернул друга к действительности. – Потом об огненных девочках помечтаешь. – Как только догадался? – Мне снова в бумаги зарыться, или поможешь?

- Давай половину, - со вздохом предложил глава Академии. Ему тоже не хотелось терять вечер, но сейчас работы заняла даже время, отведенное на сон. – Нужно убедиться. Я, конечно, всех проверял, но алхимия и проклятия – вещи разные. Сомневаюсь, будто кладбищенский гость преуспел и там, и там. Черная магия – вещь специфическая. Дроу ей занимаются, но… Смущает меня Муретт. Сам знаешь, он за безопасностью следил.

- Угу, - кивнул некромант, - но описал дроу. Смутно видел, конечно, упоминал некую дымку за спиной соотечественника.

- А вот и темный маг! – скривился ректор. – Он и проклял. Типичный морок.

- Я скоро сам всех прокляну, - пробурчал лорд Шалл, допил эль и потянулся к папке. – Прощай, здоровый сон! Так, кто тут у нас шибко умный?

- А мне интереснее содержимое тайника Муретта. - Глава Академии честно забрал половину личных дел. – Ловил бы на живца. Если враг здесь, он наверняка придет за второй вещицей, которую забрать не успел.

- Свитками? – некромант на время оторвался от работы.

- Именно. Не понимаю, чем ценны эти бумажки, но зачем-то их ведь прятали. Обычная натальная карта, какие-то любовные письма.

- Поглядим, - философски ответил лорд Шалл. – Спрячу пока и погляжу на досуге.

Часть 4. Призрак прошлого Малица шла по коридору, соединявшему два старых, одни из первых, корпуса Академии колдовских сил.

Сумка покачивалась в такт шагам.

Витражные, частично замененные на обычные – адепты есть адепты – стекла отбрасывали на пол пучки разноцветного света. Смеркалось.

Саламандра торопилась на спецсеменар по демонологии. Людашу приспичило провести его после занятий, значит, ничего хорошего не ожидалось. Скорее всего, адептам покажут очередную тварь из Сумеречья, проекцию которой затем предстояло умертвить. Раз собирались на закате, то и нечисть ведет ночной образ жизни. Гадость какая! Тут бы пригодились навыки предсказателя: хотя бы узнать, понадобится живой огонь или можно обойтись общей магией, но, увы, несмотря на сданный экзамен, способности Малицы не простирались дальше гадания на кофейной гуще. И то, по словам друзей, саламандра чаще ошибалась, чем угадывала.

Мимо пронеслась стайка первокурсников. Они всегда держались вместе, Малица по себе помнила. Робкие, но любопытные, везде норовят сунуть нос.

Подумать только, каких-то шесть недель – и саламандра перейдет на третий курс, последний в программе общего обучения. Дальше за стихийников возьмется Глен Шарт и не отпустит, пока адепты не вымучат постдипломную специализацию – таковая в Академии тоже имелась. Без нее выпускник не считался магом и мог работать только на подхвате.

Итого: шесть лет обучения. Шесть лет и три месяца. И это еще ничего, некромантов вообще учат семь лет. Малица догадывалась: из-за сложности профессии.

Под мышкой саламандра тащила толстый справочник по растениям Империи раздолья.

Чтобы скоротать время до спецсеминара, девушка засела в библиотеке, готовилась к зачету.

Сырье она заготовила, оставалось понять, что путного из него можно сделать и желательно за три дня, потому как после Малица идет в театр и – лишь бы ректор не узнал – на день рождения сокурсницы. Она родом из Ротона, поэтому планировали засидеться до утра.

Попутно девушка зубрила балладу на эльфийском. Благодаря Индире Малица поставила хорошее произношение, оставалось только справиться с витиеватыми эпитетами. Словом, дел хватало и без Людаша.

- Ну, здравствуй!

Саламандра вздрогнула и резко остановилась, когда из небольшой ниши в арочной череде окон вышла фигура. Витраж окрасил ее багрянцем. Занятное совпадение – незнакомец оказался дроу. Алые глаза, удивительно спокойные, даже отрешенные, остановились на лице девушки.

- Эм, мы знакомы? – выдавила из себя Малица.

Так, по виду зрелый мужчина, не адепт. После смерти Мэгроса темных эльфов среди преподавателей и аспирантов не осталось. Высокие гости Академию тоже не почтили, значит, чужак проник в здание самым, что ни на есть, преступным путем.

Девушка нахмурилась и отвела назад левую ногу, на всякий случай приняв боевую стойку. После так же смело, как он ее, рассмотрела незнакомца и сразу поняла: наемник.

Заплетенные в косу волосы, – белее снега! – облегающая тело одежда, сливающаяся с весенней природой, пара кинжалов и меч за плечами. Малица видела только рукоять, но сумела оценить серьезность оружия.

- Как сказать! – усмехнулся дроу и протянул руку:

- Пойдешь со мной.

Голос набатом отозвался в ушах. Низкий, хриплый, самоуверенный и твердый, обладатель его не знал жалости.

- Не могу, занятия. – Главное не ответ, а выиграть время, чтобы обдумать ситуацию.

Что мы имеем? Один дроу-наемник, временно мирный, пустой коридор, вечернее время и отсутствие янтарного кулона на шее. Зато есть амулет связи, если незаметно активировать, ректор услышит разговор. С другой стороны, лорд Шалл презрительно смотреть станет. Он, а теперь и глава Академии – демон не только о любви говорил – столько сил потратили, а Малица так ничему и не научилась. Тер Шонер тоже тягостно вздохнет: «При вас же огонь, Ирадос!» Вот именно, огонь! Стихийник всегда себя защитит.

- Боюсь, не в этот раз, леди, - губы темного эльфа перекосила кривая улыбка. – Считаю до трех.

О, а это уже угроза! И рука щепотью сложилась. А вот это плохо: колдовать умеет. Вот тебе и маг-преподаватель!

Малица подавила рвавшуюся наружу панику. Стены Академии защитят от чужого воздействия. Столько поколений старались, не взломает один несчастный дроу защитные заклинания. А он и не думал ломать. С ухмылкой наемник распылил по воздуху странные серебристые частицы. Девушка все ждала эффекта, а потом сообразила: заклинание неатакующее. Полог тишины? Энергетический блокиратор?

Странные, однако, зубы у дроу. Острые, белые. Клыки из-под верхней губы торчат.

Жутко! У темных эльфов и так зубы не мелкие, тут же и вовсе вампир или оборотень.

Помнится, у лорда Шалла тоже прикус своеобразный, пусть в спокойном состоянии и не виден.

Так и подмывало спросить, не умеет ли дроу заодно насылать проклятия, только положительный ответ вышел бы наглядным, поэтому не стоило. Однако, видимо, не умел, раз баловался общедоступной магией и прихватил кинжалы. Проклятийники своих жертв убивают без крови.

- Послушайте, нелюбезный господин, я не собачка, на поводке не бегаю и с незнакомцами никуда не хожу. Тем более теми, кто проник в Академию без разрешения. – Пальцы чесались от рвавшегося наружу огня, чуть потрескивали искорки на подушечках. – Мой долг… Малица не договорила и быстро пригнулась, уходя от возможного удара. Темный эльф попытался пощекотать строптивую саламандру, но кинжал вспорол пустоту. Зато девушка теперь узнала дроу и поняла, прогулка закончится печально. Как, как он прошел мимо особистов и обманул чары? Все это клубком противоречий сплелось в мозгу Малицы, когда она, уповая на эффект неожиданности, раскрутила ученическую сумку и запустила ее в нападавшего. Геройствовать не стала, закричала: «Помогите!» Темный эльф запутался в ремне, и радостная саламандра отправила в полет книгу. Ничего, покричит библиотекарь и перестанет, зато потрепанный томик жизнь спасет. Теперь наутек, петляя, потому что Ведущая Ведущей, а дроу ножи метают ловко.

Бегала Малица хорошо, теперь не задыхалась к концу кроссов, даже иногда приходила в лидирующей группе. На прошлой неделе даже выиграла забег на короткую дистанцию: лорд Шалл пообещал час дополнительных самостоятельных занятий, если не придет первой.

Теперь саламандра жалела, что отказалась от уроков ректора. С другой стороны, именно благодаря некроманту девушка сейчас одновременно контролировала дыхание и пыталась обезопасить себя простейшим щитом.

Определенно, магия Малице тоже удавалась:

брошенный в спину кинжал отлетел, наткнувшись на невидимую преграду. Та же участь постигла заклинание, шипящей змеей слетевшее с пальцев. Определенно, дроу магию не любил, предпочитал холодное оружие, но при случае неплохо колдовал.

Темный эльф выругался, саламандра же просияла, развернулась и угостила гостя огненными шарами. Пусть попрыгает алхимик с кладбища! Выследил-таки, нашел. Сестра навела?

- Ну, что ты там копаешься? – раздался недовольный женский голос.

Малица едва не налетела на темную эльфийку. Та одарила девушку презрительным взглядом и хладнокровно вытащила из трупа особиста длинный узкий меч.

Саламандра зачарованно проследила за отточенным движением и поняла, отчего ее никто не услышит:

брат и сестра озаботились убить всех, кто мог бы помешать. Вся надежда на духовохранников, но что-то подсказывало, они тоже смешались с воздухом. Значит, амулет связи и собственные силы.

- Ну, здравствуй, красавица! – По сравнению с такой улыбкой даже оскал призрачных гончих казался безобидным. – Вот и свиделись, милашка! А я к тебе с приветом. Вот, от братца спасаю, в любовницы одному уважаемому человеку отдаю.

Малица медленно отступала, а темная эльфийка с грацией пантеры шла следом.

Обманчиво расслабленная, улыбающаяся – и с глазами холоднее льда.

- Хорошая мордашка, правда? – Саламандра упустила движение, и пальцы телохранительницы главы клана убийц сжали подбородок. – Думаю, Ллойд не обидится, если в счет старого долга ты объездишь ее первым. Девочка еще спасибо скажет. Наш Ллойд ведь не любит сюсюкаться, хорошо, если ходить сможет.

Страх холодком пробежал по позвоночнику. Перспектива стать наложницей вампираполукровки – Ллойд, похоже, тот самый мужчина, который так настойчиво предлагал Малице любовные утехи – не радовала, и девушка начала действовать. Зубы вонзились в ладонь темной эльфийки, заставив ту зашипеть от боли. Саламандра тут же выбралась из опасной зоны – расстояния вытянутой руки – и примерилась к ближайшему окну. Если оба выхода блокированы, всегда есть третий. Первый этаж, девушка ничего не сломает, ограничится порезами от стекла. Но брат и сестра решили иначе. Темный эльф оказался у окна первым и метнул в Малицу какой-то порошок. Она закашлялась, в ужасе осознав, что ослепла. Гоня от себя панику, девушка повторила маневр с быстрым приседанием, и позволила живому огню объять тело. Судя по ругани убийцы, он обжегся.

Зрение медленно возвращалось, мир врывался в сознание мутной пеленой…и острием клинка.

- Поиграли и хватит! – зло процедила темная эльфийка, чиркнув металлом по коже. Тут же выступила капелька крови. – Ну, братец, хочешь девчонку?

- Только убить, сестренка, - осклабился дроу. – Отойди и не мешай. Эта сучка видела меня, а потом навела на след.

Малица сглотнула, но, стараясь не показывать страха, смело глядела в лицо приближавшемуся темному эльфу. Как там его? Ллурт? Он в свою очередь смотрел на нее и едва заметно усмехался. В остром кончике уха блестела капелька.

Другой подумал бы:

украшение, но девушка знала: артефакт.

Положение выглядело критическим. Нож сестры приставлен к горлу, брат сейчас вонзит в сердце кинжал. То, что не промахнется, саламандра даже не сомневалась. Такие делают все с первого раза и всегда в лучшем виде. Интересно, Ллурт тоже из гильдии убийц?

Не местной – своей собственной, родовой.

Смелость города берет, а время – лучший союзник. Переборов страх, Малица решительно отвела от горла лезвие. Поранилась, больно, но с дыркой в груди еще больнее.

- Послушайте, вы сумасшедшие, да? – с надеждой спросила саламандра, выжидая момент, чтобы выхватить амулет связи. – Тут полно магов, а вы режете солдат Особой службы, уничтожаете духов-охранников, вешаете адептов и устраиваете лабораторию в учебном классе.

Лицо дроу дернулось, и девушка поняла: в точку! Алхимией занимались не под одеялом в общежитии. Ох, достанется же лаборантам! И завхозу тоже. Но это все, разумеется, если Малица выберется отсюда. На это она строила большие планы и не желала от них отказываться.

Саламандра продолжила наступление, по крошечному шажочку удаляясь от телохранительницы. Пока нож в опасной близости от артерий, колдовать нельзя, зато потом девушка узнает, как у темных эльфов с магией. Первые опыты показали, они с ней знакомы.

На преподавателей надеяться не стоит: давно разбрелись, особист мертв, а Сирил Людаш благополучно поставил прогул. Кричать тоже бесполезно. Раз на прежние призывы о помощи никто не откликнулся, эта часть Академии безлюдна. Вот если бы усилить голос чарами! Но для этого опять-таки нужно отойти, а пока рука красавицы-дроу касается плеча.

- Нет, я поражаюсь! – Малица играла ва-банк. – Дипломированный алхимик, неужели не могли найти работы в Закрытой империи? Да даже если не могли, прийти в Академию колдовских сил – все равно, что лечь под топор палача. А вы, госпожа, - теперь она обращалась к темной эльфийке, - ради похотливых желаний знакомого рискуете местом, положением.

Еще шаг, еще, еще и можно выставить щит.

Оба дроу отреагировали молниеносно, но не причинили вреда. Под дружную брань, со стучащей кровью в ушах, Малица откопала в памяти нужное заклинание. «Асардо!» закрепляя желание, разнеслось под сводами коридора. Есть, теперь саламандру на том свете услышат. Но сначала она отомстит за царапины. Ладонь сильно кровоточила, значит, придется действовать левой рукой.

- Попалась, паршивка!

Защита неожиданно рухнула, и Малица забарахталась в руках хмурого похитителя. Тот, игнорируя шипение сестры, занес кинжал, но ничего сделать не успел, взвыв от боли.

Саламандра ударила вторично, на этот раз сведенными локтями в живот, и, рухнув на пол, перекатилась, чтобы тут же вскочить на ноги. К боли от царапин добавились синяки, но тер Шонер на спаррингах приучал, они неизбежны. Вот и теперь Малица лишь кривилась, однако не издала ни звука, не распласталась на полу. А он каменный, между прочим, если неудачно упасть, можно серьезно покалечиться.

Темная эльфийка рассмеялась – вопреки ожиданиям, не хрипло, звонко, заливисто.

Поправила косу и бросила брату:

- Не лезь, живая она денег стоит, а Ллойд все равно убьет, когда наиграется. Лучше подумай, на какие шиши из города выбирешься?

Дроу кивнул, неохотно признав чужую правоту.

Воспользовавшись моментом, Малица вытащила амулет связи.

Ну же, ну же, Ариан!

- Малица? – Наконец – казалось, через целую вечность – послышалось в ушах. – Почему ты не на спецсеминаре?

Судя по тону, ректор сердился. Решил, будто прогуливала. Саламандра хотела все объяснить, но не успела: острая боль обожгла запястье, и амулет полетел на пол.

- Обойдемся без свидетелей, крошка. - Темная эльфийка опустила хлыст и раздавила каблуком отскочивший к ногам кругляшок. – Тряпку и мешок! – скомандовала она брату и снова замахнулась.

Малица догадалась: ее хотели обездвижить, и на пределе собственных возможностей подпрыгнула. Крученый удар ушел в пустоту.

- Помогите, убивают! – разнеслось по Академии, а в следующую минуту саламандре пришлось защищаться.

Огненная плеть и собственное живое пламя пришлись кстати. Орудовать одной рукой против двух противников оказалось неудобно, но судьба не оставляла выбора. Малица крутилась, прыгала, пригибалась. Наверное, сбросила за эти минуты пару фунтов, если не больше. Ни мгновенья покоя, вечно в движении, чтобы выжить. Удар. Уклониться. Разворот.

Прыжок. Отбить кинжал справа, затем слева. Прогнуться. И так по кругу. Противники превосходили девушку во всем: умении, опыте, ловкости. Она это знала, как и то, что жива лишь из-за денег, которые посулили за живую Малицу. Только вот в крови кипела злость, и, вопреки логике, саламандра не сдавалась. Страх ушел, девушка больше не ждала спасения и сосредоточилась на бое. Стараясь не упускать из виду обоих дроу, не позволять зайти со спины или «слепой зоны», Малица представляла, будто это просто тренировка. Помогало.

«На полевой практике в Сумеречье хуже, - уверяла себя девушка, сплюнув потную прядь. – Там даже не убьют, а сразу съедят. И ты туда попадешь, Малица тер Ирадос, хочешь или не хочешь. А раз попадешь, надо готовиться».

Изматывающий бой порядком надоел. Малица понимала, еще пару минут, и ее скрутят.

Пора применять другие аспекты стихийной магии, раз плеть помогала лишь держать противников на расстоянии. «Где носит особистов? – со злостью, с надеждой прислушиваясь, мысленно ворчала саламандра. – Как адептов пугать, так сразу, а как реальное проникновение, убийство, так они глухие. И Людаш, он на подвал глушилки ставил? Я так орала, что в Ротоне слышали. Ну хорошо, не хотите спасать, сама справлюсь».

План был простой: оглушить, дезориентировать и сбежать, как и собиралась изначально, через окно. Огонь, подчиняясь воле хозяйки, видоизменил форму и фейерверком жалящих искр осыпал дроу. Воздух загудел, превратился в удушливый зной.

Малице никогда прежде не приходилось пробовать такое, но после инициации дар откликался охотнее, чем прежде, превратив девушку в настоящую королеву огня.

Запыхавшаяся саламандра со злорадством наблюдала за тем, как танцуют ее враги, силясь погасить пламя. И как только она прежде не догадалась! Дар огня – это не только пламенеющий меч или плеть, не способность ходить сквозь жар очага, это безграничная власть над стихией. Как обидно потратить зря столько сил и нервов!

Однако нетренированность брала свое. Малица не могла долго поддерживать огненную пытку, от которой лопались и плавились стекла. Температура в коридоре начала медленно понижаться, а искры – гаснуть. Пламя больше не выло, не прыгало красными ящерками – самое время уходить.

Скорее почувствовав, нежели увидев, Малица рухнула на пол. Кинжал со звоном отлетел от стены. Только вот подняться сил не осталось. Предательское тело одеревенело, каждая мышца ныла. «Надо ползти. Надо! - сквозь зубы твердила себе саламандра. – Давай, Ведущая, а то лорд Шалл по пятой точке надает, квашне этакой. Да тебя даже раненная нечисть сожрет!» Странно, но помогло. Малица с трудом, со стоном – пришлось опереться на поврежденную ладонь – встала.

Танец пламени потух. Жертва и охотники снова оказались лицом к лицу.

- А хороша, девка! – неожиданно похвалила темная эльфийка. – Ее бы не в шлюхи, а в гильдию. Упертая, борется.

Саламандра хотела ответить что-нибудь обидное, но ничего не смогла придумать. Ее пошатывало от перенапряжения. Одежда – в смеси пыли и крови. Как отстирывать, непонятно, а придется. У адептов слуг нет, только прачечная. Принесешь туда белье и сам возись, возвращай первоначальную чистоту.

- Пока кончать. - Дроу сплюнул на пол. Белые волосы обгорели, от них пахло паленым.

Девушка понимала: в этот раз не увернется. Чужая рука на горле неожиданностью не стала. Малица приготовилась к вспышке острой боли и темноте, но ничего этого не последовало. Вместо этого хватка убийцы ослабла, а сам он, хрипя, повалился на пол.

- Даже на занятия нельзя спокойно отпустить! – раздался укоризненный голос ректора.

– Разворошила осиное гнездо!

Саламандра биибаз промолчала. Метнула взгляд на темную эльфийку, но ее и след простыл. Хорошо же учат местных убийц!

Дроу корчился на каменных плитах. Изо рта шла пена.

- Ты его убил? – со странным безразличием – сказывалась запоздалая реакция на пережитое – спросила девушка и упала на колени.

Она не думала, можно ли сейчас неформально обращаться к лорду ти Онешу, один ли он, вымоталась настолько, что даже моргала с усилием. Волны дрожи сотрясали тело.

Чугунная голова клонилась к каменным плитам, и, уступив слабости, Малица со вздохом облегчения легла.

- Нет, он под действием заклинания. Хочу, чтобы господин Арс допросил. Не даром же он ест имперский хлеб! – Ректор даже не пытался скрыть неприязнь к королевскому дознавателю.

Убедившись, что дроу не сбежит, лорд опустился рядом с Малицей, положил руку на лоб и участливо спросил:

- Ну, ты как? Отнести в лазарет?

- На кровать, - чуть слышно пробормотала саламандра. – Полежать хочу.

Ректор кивнул и осторожно поднял девушку на руки. Только теперь он заметил кровь на шее, изрезанную ладонь и нахмурился.

- В лазарет, - тон главы Академии не допускал возражений. – Ты ранена.

- Пустяки! – Малице не хотелось на жесткую койку, в палату, пропитанную запахом лекарств. И чтобы мазали щиплющей мазью тоже не хотелось. Лучше тихо отлежаться у себя, и все пройдет.

- Эти пустяки могут привести к заражению, - чуть повысил голос ректор. – В лазарет, Малица тер Ирадос!

Саламандра со вздохом подчинилась и позволила увлечь себя в портал. В конце концов, неважно куда, лишь бы там не оказалось дроу и его сестрицы.

- Книга и сумка! – запоздало вспомнила девушка.

Библиотекарь убьет, если она не вернет хотя бы потрепанный том. Оставалось надеяться, он не пострадал от огня. Иначе… Иначе придется просить денег у Индиры и отрабатывать долг лет пять, не меньше. Без конспектов тоже нельзя. Через три недели экзамены, как готовиться?

- Заберу, - заверил ректор, внося девушку в приемный покой. – А теперь отдыхайте, Ирадос, и ждите дознавателя.

Ясно, в комнате посторонние. И про темную эльфийку не скажешь. Видел ли ее лорд ти Онеш?

Глава Академии бережно опустил ношу на стул и протянул носовой платок:

- Перевяжите ладонь.

Малица устало улыбнулась и равнодушно глянула на порез. Она и думать о нем забыла.

А боль… Иногда ее не чувствуешь.

- Милорд, - саламандра удержала собиравшегося уйти ректора, - их было двое.

- Я видел, - лорд с трудом сдержал эмоции. Но к ним уже подошла дежурная лекарица, приходилось носить маску невозмутимости. – Ее поймают, Ирадос, а виновных накажут, чуть слышно добавил он.

Ректор гадал, сами ли наемники, использовав артефакты и собственную смекалку, проникли на территорию Академии, или им помогли. Эдер Кносс доказал, некоторые адепты ради сомнительной выгоды или старых обид способны провести врага. Заклинание, увы, несовершенно, а с этой стороны стены взломать его проще.

Несмышленыш, павший жертвой «учителя», страдал низкой самооценкой и жаждал прославиться. Прославился. Теперь ему грозила тюрьма. Ну и исключение из Академии без права восстановления, само собой.

Лорд ти Онеш связался с капитаном расквартированных при Академии и выяснил:

«сигналки» не срабатывали, значит, никто не пытался перелезть через стены. Телепортация исключалась: посторонние даже в дневное время не могли попасть на территорию без разрешения ректора. Значит, кто-то провел, либо наемники владели артефактом вроде того, который изготовил Кристоф. Стоила такая вещь безумных денег, но серьезный заказ оправдывал все затраты. Только не верилось, будто дроу тратились ради обычной саламандры. Судя по поведению, хотели похитить, а не убить. Ректор знал, темные эльфы несентиментальны и умеют лишать жизни. Тем более дроу из гильдии убийц. Девушка не говорила, но у главы Академии практически не осталось сомнений: аукнулась ночная прогулка.

Малица потянул ректора за рукав, вновь привлекая внимание. Обезболивающий эффект адреналина постепенно сходил на нет, и простое действие превратилось в пытку.

Лорд с готовностью наклонился, и девушка, косясь на лекарицу, почтительно дожидавшуюся в сторонке, взволнованно спросила:

- Свои?

Ректор нахмурился и в свою очередь очень тихо приказал:

- Никуда не уходи!

Мысль о том, что среди преподавателей вновь затесался предатель, казалась невыносимой. Он уже однажды обжегся на тер Лисе и не желал повторения. В конце концов, это доказательство несостоятельности как ректора. Они с проректором проверили всех, но в итоге остались без подозреваемых. Те, кто мог наслать проклятие, обзавелись алиби. Однако предатель мог проявить смекалку и уйти от наказания.

Убедившись, что с Малицей все в порядке, глава Академии покинул больничное крыло и связался с проректором.

- Норман, кидай адептов на аспирантов и в темницу. У меня для тебя сюрприз, - без предисловий приказал лорд ти Онеш.

- У меня встречное предложение, - некромант взмахом магического жезла обратил в пыль утратившего контроль костяка и презрительно покосился на сбившихся в кучку первокурсников. Нашли, чего пугаться! Костяк один, их – двадцать – Ты идешь сюда и забираешь этих оболтусов, а я, так и быть, допрашиваю некого субъекта. Ведь ты кого-то поймал?

- Я занят сообщницей, извини. - Ректор уже шагал по парку, выпустив на волю поисковые чары. Темной эльфийке не уйти, ворота закрыты, преподаватели эвакуируют адептов из парка, скоро можно спустить гончих. Они с удовольствием разомнутся после воскрешения. – Присоединюсь на допросе чуть позже, возможно, приведу новую пташку.

- Что произошло? – лорд Шалл цыкнул на подопечных, решивших, будто раз преподаватель не смотрит, то не видит. Не оборотень, желторотики!

- Пытались убить Малицу.

На том конце невидимой цепочки связи повисло молчание. Затем некромант встрепенулся, задал практическую работу и с обещанием: «Проверю и баллы как допуск к зачету засчитаю» стремительно скрылся за дверью. Вопреки логике он открыл портал не в темницу, а в лазарет, где практикантка с целительского факультета старательно очищала и перевязывала раны Малицы.

Проректор бегло оценил степень повреждений и похвалил:

- Если против двоих, то молодец.

Потом обратился с вопросом к притихшей, смущенной двумя высокими визитами подряд девушке:

- Яда нет?

Лекарица покачала головой. Обе раны без заражения.

Лорд Шалл успокоился, даже вспомнил о том, что не поздоровался. Малица и не думала, будто наставник станет так переживать.

Или его волновал только результат занятий:

сколько уложила, как быстро и тому подобное.

Саламандра зашипела, когда на ладонь легла повязка с мазью. Жжется! Но лицо девушка сохранила, закатила глаза и мужественно терпела.

- Вот не надо передо мной геройствовать! – Проректор пододвинул стул. – Лучше расскажите, как все случилось. Мне этого… - лорд Шалл намеренно не озвучил слово, допрашивать, хочу знать детали.

- А можно?.. – глаза Малицы загорелись. – Ну пожалуйста, милорд!

- Разрешение ректора? – Некромант изогнул бровь, легко отгадав, чего именно так страстно желал девушка.

Саламандра пригорюнилась. Лорд ти Онеш запретил уходить. Если попросить, все равно откажет, но Малица не желала валяться на больничной койке и ждать у моря погоды, когда речь шла – на секундочку – о ее собственном убийстве. И если на то пошло, именно саламандра обнаружила странную парочку на учебном кладбище, значит, как участник событий, имеет полное право знать, чем все закончится.

- Ясно, - проректор понял все по кислому лицу. – Ничем не могу помочь. Если глава Академии запретил, я не вправе менять его решений.

Девушка недовольно прикусила губу и отвернулась. Формально она ничего не сказала, зато красноречиво выразила отношение к обоим преподавателям. И тут же зашипела, даже слезы из глаз брызнули: лекарица занялась шеей.

- Хорошо, - неожиданно сдался лорд Шалл, - идемте смотреть охоту. От меня ни на шаг!

– предупредил некромант. – Толкну в портал, прыгайте. И ректору ни слова!

Малица помотала головой. А как же «не вправе менять решений»?

- Все равно полезете, - со вздохом пояснил проректор. – А так пользу принесете, опознаете. Вижу, здоровы, только порезы, нечего вам тут отлеживаться. Выспитесь и на утро к дознавателю. Занятий завтра не будет, сами понимаете, но только со мной, - внес ложку дегтя некромант.

Саламандра безропотно согласилась. Собственно, она и не надеялась получить освобождение от лекций.

- Да, - помрачнев, вспомнил лорд Шалл, - надеюсь, друзьям сообщить не успели?

Малица кивнула, не понимая, что в этом такого. Потом сообразила: охота! Ректор спустит гончих. То-то мимо окон пробегали адепты, слышались крики: «Скорей, скорей!»

Девушка вопросительно глянула на проректора. Как же Кристоф, Индира, не пострадают ли?

- Их просто не выпустят из общежития, - успокоил лорд Шалл и попросил у лекарицы стакан воды. – Если только в окно не полезут. Ну, тогда исправительные работы.

Дисциплина превыше всего, - назидательно заметил он.

Понятно, нужно тайком предупредить приятелей, что все в порядке, но приходить не стоит. Здоровой рукой саламандра потянулась к амулету связи, но проректор покачал головой. Малица нахмурилась.

То есть он непременно хочет их наказать? За что – за крепкую дружбу? Не выдержав, девушка высказалась:

- Милорд, наверняка в бытность адептом вы бы не бросили друга и, наплевав на все запреты, примчались к нему в лазарет. Так отчего же со временем ваши взгляды изменились?

Лорд Шалл хотел отчитать дерзкую адептку, даже рот открыл, но в последнюю минуту поменял решение.

Задумчиво потер подбородок и милостиво разрешил:

- Ладно, предупредите. Нарушение правил во имя благой цели не преступление.

Однако пользоваться амулетом связи не пришлось. Дверь распахнулась, и на пороге возник Кристоф. За его спиной маячила белокурая головка Индиры. При виде проректора оба растерялись, а потом попятились. Кристоф попытался открыть портал и с шипением подул на пальцы.

- Временно запрещено для адептов, - пояснил лорд Шалл и встал со стула. – Проходите, не стесняйтесь. Я подожду госпожу тер Ирадос в приемном покое.

И он действительно вышел, сухо поздоровавшись с друзьями.

Индира присела на освободившийся стул, Кристоф пристроился рядом, положив руку на спинку.

Эльфийка придирчиво оглядела работу лекарицы и посоветовала:

- Магии добавь, а то шрамы останутся. А вообще давай лучше я.

Девчушка покорно отошла: она привыкла подчиняться и всех боялась. Индира проворно размотала бинты, прищурилась и приступила к делу. Лекарица выступала в роли помощницы.

Эльфийская магия делала свое дело. Кровь перестала идти, ранки затягивались, на их месте образовывалась новая кожа, розоватая, тонкая. Малица с восхищением наблюдала за действиями подруги. До сей поры она полагала, Индира в Академии только «для галочки».

Эльфийки из уважаемых семейств в обязательном порядке, если природа не наделила иным талантом, овладевали искусством целительства. Вот и Индира никогда не выказывала особой любви к профессии – а вот, умела-таки, доказала в Закрытой империи.

- Ты кудесница! – не удержалась от комплимента саламандра.

- Маг, - поправила эльфийка и убрала руки. – Все, шрамов не останется.

- Тебе бы свой салон открыть, Ди, - подал голос Кристоф.

Он тоже восхищался движениями длинных пальчиков, вслушивался в певучее эльфийское наречие. И не поймешь, колдует Индира или музицирует.

Эльфийка фыркнула и одарила друга высокомерным взглядом. Подобными глупостями она заниматься не собиралась.

- Ну, головная боль Академии, я еще жду, - раздался из-за двери голос проректора. – И беру только тер Ирадос. Остальные, ощупав подругу и убедившись, что моя помощь не требовалась, отправятся по комнатам. И, - троица будто видела эту холодную усмешку, если найду в другом месте, научу уважать Устав.

Индира закатила глаза, Кристоф шумно выпустил воздух, но пререкаться никто не посмел.

- Там гончих спускают, - наклонившись к самому уху саламандры, шепнул демонолог. – Сам слышал. И Людаш тебя ищет, думает, сожрали.

- А что, - рассмеялась Малица, - уважительная причина для прогула!

Ее отпустило, дрожь прошла, девушка могла вновь шутить. Она верила, темной эльфийке не уйти, значит, бояться нечего. Проклятия тоже не наложили, Индира бы заметила. Словом, легко отделалась. А вот почему не наложили, вопрос. Малица бы непременно попотчевала врага в критической ситуации. Дроу же упустил добычу и не попотчевал напоследок. Значит, Муретта убил не он. Аспиранта ведь не кинжалом пронзили, а прокляли, наемник-алхимик же пусть и умел колдовать, отчего-то предпочел в схожей ситуации холодное оружие. Девушка собиралась поделиться выводами с лордом Шаллом, но чуть позже. Сейчас же она представила лицо преподавателя демонологии.

Ректор с него три шкуры сдерет за необеспечение безопасности. По сути, отвечать за случившееся троим: офицеру Особой службы, чьи люди патрулировали парк, Сирилу Людашу и дежурному преподавателю. Духи-охранники не в счет, хотя и их не ждет ничего хорошего.

И все-таки Малицу беспокоило, почему ее криков никто не услышал. Те же первокурсницы недавно проходили, уборщицы наверняка отмывали аудитории после адептов-разгильдяев. Ну не оглохли же разом и живые, и мертвые! Значит, наемники обезопасили себя магией и убили всех, кто их видел или мог увидеть. Дроу – алхимик, не артефактор, поэтому не стал мудрить. Самый простой способ – бросить в угол помещения специальный шар с заклинанием. Оно активировался от удара о пол и опутывал помещение своеобразной сетью тишины. Действовало ограниченное время, а для больших помещений нужно много таких шаров, однако если добавить немного магии, можно обойтись парочкой.

Теперь девушка поняла назначение серебристой пыльцы: множитель, типичное заклинание алхимиков, когда необходимо усилить какое-то действие, например, химический процесс.

Полог тишины же, на который Малица грешила вначале, выглядел иначе, уж точно не как порошок.

Хм, хоть проректор и запретил…

- Кристоф, - шепотом попросила саламандра, - проверь переход между старыми корпусами. Ну, тот, где витражи и призрак Старой Бетси. Ищи использованные артефакты.

- Лорд Шалл препарирует, - покачал головой юноша. – Прости, но не в этот раз. Один парень полез, когда проректор таким тоном предупреждал, и сам из Академии документы забрал. Бледный, с трясущимися руками.

- Трус! – Парочка дружно обернулась к Индире. Вот уж кто, а Индира всегда отличалась предельной осторожностью. – Сама схожу, за сумкой Али. Ведь сумку-то забрать можно?

Эльфийка хитро подмигнула и вышла в прихожую.

До друзей долетел ее сладкий молящий голос:

- Ну пожалуйста, милорд! Але кое-что оттуда нужно. Ну, то самое, вы понимаете. Я одна нога здесь, другая там. Хоть проверьте, никуда больше!

- Нет. - Уговоры и женские уловки не подействовали. – О сумке позаботятся, а вы, милая леди, немедленно отправитесь в общежитие.

Ответа Малица не услышала. Видимо, подругу затолкали в портал.

- Нойр! – требовательно позвал проректор.

Кристоф быстро попрощался и скрылся за дверью. В отличие от Индиры, он с лордом Шаллом не спорил, испытал на собственной шкуре: слова проректора не расходятся с делом.

При тер Лисе жилось легче, тут же шалости постепенно сходили на нет. Бедные некроманты, теперь понятно, отчего у них такое специфическое чувство юмора! Странно, что на территорию Академии смог кто-то проник. Уж руководство натянуло поводья, в разгильдяйстве не обвинишь.

- Ну, чего притихли? – Лорд Шалл заглянул к Малице.

Та будто не слышала, погрузилась в собственные мысли.

Академия – и перестала быть крепостью. Куда катится мир, раз наемники уже тут?

- Ирадос, спокойной ночи, - не дождавшись ответа, проректор развернулся.

В конце концов, он ей не нянька, а лорд ти Онеш не разрешал покидать лазарет.

Саламандра мгновенно встрепенулась и кинулась следом. Успела поймать на крыльце и укоризненно напомнила об обещании.

- Так я его до ваших проказ давал. - Проректор пристально смотрел в глаза, будто книгу читал. Малица покраснела и отвела взгляд. Как только догадался? - И, заметьте, по доброте душевной, которая субстанция непостоянная.

- Никуда не отойду, все расскажу! – заверила девушка.

- И сумка уже не нужна? – не веря, прищурился лорд Шалл.

Малица энергично закивала. Некромант хмыкнул – знал ведь, что-то замышляет! – и подал девушке руку. Та, сообразив, это не просто жест вежливости, оперлась о нее и следом за проректором шагнула в сгущающиеся сумерки.

Как же тихо! Всех адептов разогнали, теперь в парке хозяйничал ветер.

Лорд Шалл прижимал девушку к себе. Он медленно шел в сторону учебных корпусов, напряженно вглядываясь в ночь. Призрачные гончие любили грань между светом и тьмой и частенько возникали из тени. Они легко скользили из одной в другую, выслеживая жертву, а потом появлялись за спиной, роняя холодную слюну на кожу.

- В коридоре остались шары, - Малица сдержала слово и начала рассказ. – Иначе бы меня услышали. Так же даже усиление глушилось. И еще дроу использовал множитель.

Некромант хмыкнул и укоризненно глянул на саламандру.

- Ирадос, вы на собственных ошибках учитесь? Такие вещи говорят старшим, а не посылают друзей проверять. Хотите, чтобы их убили?

Малица замотала головой. Ком подступил к горлу при мысли о том, что Кристофа или Индиру постигнет участь безвестного особиста. Она об этом не подумала, поддалась духу авантюризма.

- Вот-вот! – ворчливо продолжил бранить проректор, перейдя на полушепот. – Ведущая должна понимать очевидные вещи. Итак, - он вернулся к главному, - они взяли шары с сетью молчания?

- Очевидно, - осознав, что ругать больше не станут, Малица воспрянула духом. - Сами посудите, милорд: вечер, пусть Академия пуста, но в парке бы меня услышали. Или во дворе.

Я, правда, не видела шаров, хотела проверить…

- Проверю, - заверил лорд Шалл и внезапно резко остановился, притянув девушку к себе. Руки крепко обвили талию, но вовсе не в любовном порыве, как на мгновение почудилось Малице, а желая защитить.

Алые глаза, одни, вторые… Призрачные гончие бесшумно взяли в кольцо. Как и боялся проректор, они пришли по граням. Недавняя смерть и последующее воскрешение негативно отразились на характере псов: те издавали характерное низкое рычание.

- Милорд, может, они вас вспомнят? – Малица вцепилась в фалды сюртука проректора.

Плевать, что она будущая Ведущая, плевать, что стихийница – страшно же! Это совсем не те гончие, которые прежде отпускали восвояси, эти настроены враждебно. – Ну, - пояснила девушка, - не трогают же тех, кто спасал от смерти.

- Я не спасал, - разрушил надежды проректор и, убрав одну руку с талии адептки, прикрыл девичье горло. Значит, дело плохо, раз лорд Шалл собирался пожертвовать пальцами. – Так, спокойно. Они чувствуют страх. Если вдруг нападут, не признают, успокоил» некромант, - сначала набросятся на меня. Вы успеете сбежать.

- Вот уж нет, милорд! – возмутилась девушка и вырвалась из объятий. – Я не бросаю в беде.

- Славно! – улыбнулся проректор и невозмутимо, будто до этого не рассуждал о смерти, цыкнул на собак. – П-п-пшли вон!

Один из кобелей, ощетинившись, кинулся и с визгом отлетел в кусты.

- Сколько учить-то? – сокрушенно обратился к остальным лорд Шалл, стряхнув с пальцев голубую искорку. – Нельзя трогать, нельзя, свои. И она – своя, - ткнул он пальцем в Малицу. – Воняет Арианом, простите, Ирадос – это уже саламандре. – Я и то чувствую, вы и подавно, гончие же! И никогда, слышите, никогда не повторяйте эти фокусы! Разозлюсь и отправлю кормить червяков на кладбище.

Девушка подняла брови. Наигранно или угрожает всерьез? Неужели может? Помнится, в поединке с лордом шан Теоном некромант показал себя не с лучшей стороны. Однако со слов ректора, лорд Шалл – сильный маг. Вот и гончие боялись, виновато поджали хвосты и разбрелись.

- Очередная проверка? – предположила Малица.

Настроение стремилось к нулю, раздражение нарастало. Мало ей встречи с наемными убийцами, против которых не всякий пятикурсник десять минут выстоит, так теперь очередной спектакль.

- Я их не звал, - покачал головой проректор и снова подал руку. – Опасность настоящая.

Ну же, не дуйтесь!

Малица предпочла поверить. В конце концов, у некроманта нет оснований над ней издеваться. Но осадочек остался: чувствовалась в поведении проректора наигранность.

- Так, говорите, что еще заметили.

Лорд Шалл проигнорировал амулет связи, назойливо требовавший внимания. В Академии дознаватель, пусть занимается дроу. Проректор лучше развлечется, загоняя темную эльфийку. Отчего-то казалось, она затаилась на учебном кладбище.

Малица все рассказала, упомянула и о разногласиях между братом и сестрой по поводу своей дальнейшей судьбы.

Некромант недовольно цокнул языком и в сердцах пробормотал:

- Давно пора избавиться от гильдии! - Потом глянул на Малицу. Думала, отругает, нет, ограничился емким:

- Горбатого могила исправит! Сделайте выводы и не играйте со смертью.

Выводы саламандра действительно сделала, но совсем не те. К примеру, она собиралась прогуляться до участка и рассказать о тайном месте сборища преступников Ротона.

Ректор довольно улыбался. Сейчас, вопреки всем правилам, ничего не мешало принять истинный облик. Как он по нему соскучился! Еще бы крылья, но вот чего не дано, то не дано. Хотя легенды утверждали, будто прежде демоны могли летать. Не так высоко, как драконы, но могли.

Хвост нетерпеливо постукивал по ногам, обострившееся зрение легко разрезало преграду тьмы. Он видел наемницу, она его нет. Даже странно. Опытная убийца – и не заметила демона. Пора бы за время работы обзавестись и артефактами, снимающими невидимость. Темная эльфийка практически слилась с деревом и напряженно осматривала окрестности. Гончие след не брали: предусмотрительная дроу обмазалась специальным составом. А вот с поисковыми чарами сделать ничего не смогла, они и вывели.

Ректор не спешил. В этом деле главное – не спугнуть. Можно пока насладиться последними минутами чужой свободы. Убивать наемницу лорд ти Онеш не собирался.

Живой она представляла большую ценность. Ректор предвкушал, как через темную эльфийку выйдет на гильдию убийц и покончит с теми, кто посмел покуситься на его девочку.

Однако пора. Кто знает, вдруг дроу умеет снимать блокировку порталов?

Темная эльфийка заметила движение, но слишком поздно. Петля затянулась вокруг туловища, потянула вниз. Мысленно выругавшись, наемница попыталась высвободиться, но, чем больше трепыхалась, тем больше запутывалась.

Ректор предпочитал пока оставаться невидимым. В гневе, на краю пропасти, враг особенно опасен, не стоит лезть в пасть к дракону.

Магическая нить сжималась и сжималась, и вот дроу уже с трудом дышала. Лорд ти Онеш безжалостно дернул за конец импровизированной веревки, и темная эльфийка упала к ногам. Дернулась и замерла, увидев хвост.

- Поздравляю, - в голосе ректора звучало все, что угодно, кроме дружелюбия, давненько мне так не портили нервы, не наносили удар по самолюбию. А ты знаешь, как пекутся о гордости демоны?

Телохранительница главы клана убийц промолчала. Теперь, когда она увидела витые рога, последние сомнения отпали. Однако наемники всегда стремились дорого продать свою жизнь и умереть не блеющими овцами, а воинами. Вот и темная эльфийка, как крепко ни пеленали ее веревки, исхитрилась дотянуться до крошечного мешочка на поясе и сжала его.

Умирать – так с музыкой! Воздух тут же наполнился удушливым запахом. Легкие будто выворачивало наизнанку. Парализующий яд.

- Дрянь! – рыкнул ректор и, не делая скидок на пол, со всего размаху ударил по пальцам темной эльфийки, а затем по лицу.

Дроу выпустила мешочек. В нем жалобно зазвенели разбитые шарики. К счастью, повредились лишь два, иначе бы и охотник, и жертва свались замертво.

Темная эльфийка сломанной куклой разметалась по земле. Тело извивалось под действием яда. Она вдохнула достаточно, чтобы умереть, только вот лорд ти Онеш не собирался позволять уходить за грань. Задержав дыхание, чтобы минимизировать воздействие отравы, он встряхнул дроу и отбросил сильным ударом в спину. Наемница непроизвольно сделала судорожный вдох – уже чистого воздуха. Она ударилась о корень, разбила губу, но кого волнуют раны врагов? Ректор между тем осторожно поднял мешочек, открыл портал и перенес в лабораторию. Там же взял защитную маску и раствор в высокой бутыли с распылителем. Телепортировавшись обратно, лорд ти Онеш убедился: дроу никуда не делась, лежит под деревом, живая. Отлично, можно очистить воздух.

Мутные капли из бутыли притягивали пары яда, кристаллизуя их. Отяжелев, ловушка пала на землю, оставалось лишь подобрать и уничтожить. Глава Академии предпочитал сжигать – так надежнее.

На очистку потребовалась всего пара минут. Медленнее нельзя: надышишься и свалишься без сознания, вот и придумали сильнодействующее средство.

Вернув бутыль на место, ректор склонил над притихшей дроу. Та взирала на него с нескрываемой ненавистью, даже плюнула – увы, промахнулась.

- Не любишь демонов? – в голосе ректора звучало злорадство. Пальцы погладили снежные волосы и тут же ударили наотмашь по щеке. И все – с улыбкой. Демоны не только белые и пушистые, не зря их боялись. – Вот и я не люблю вторжений в мою Академию.

Хотела убить одну из адепток? Это твоя фатальная ошибка. Еще больше я не люблю, когда причиняют вред моим подопечным, наказывать их могу только я.

- Послушай ты!.. – начала темная эльфийка, но договорить ей не дали, заткнули кляпом рот.

- Право голоса здесь имею тоже только я, - жестко добавил ректор и, пользуясь тем, что никто из адептов не видит – нельзя подавать дурной пример, - пнул дроу под ребра.

Жалости, а тем более укоров совести лорд ти Онеш не испытывал.

Ректор посвистал гончих. Они появились мгновенно, будто ждали приказа хозяина за соседним кустом, и взяли темную эльфийку под охрану. Та мигом присмирела, стоило увидеть серебристую шерсть и пылающие алым глаза. Даже выплюнуть кляп больше не старалась.

- Отдам королевскому дознавателю, - коротко обозначил судьбу пленницы лорд ти Онеш и удалился.

Малица, хмурясь, смотрела на тело. Мужчина лежал лицом вниз. Проректор не давал толком разглядеть, но саламандра предполагала, несчастному перерезали горло. Некромант водил над трупом руками, определяя время смерти. Девушка терпеливо ждала, пока он закончит, и не задавала вопросов. Да и какие вопросы, и так ясно. Парочка дроу уничтожала всех встречавшихся на пути до того, как те могли бы поднять тревогу.

- А привратник?.. – Вопрос напрашивался сам собой.

- Тоже думаете, мертв? – Лорд Шалл поднялся и сумрачно покачал головой. – Вот оно, наше слабое место! Еще не стемнело, и они вошли нагло, через дверь.

- Так его убили? – не отставала Малица.

- Кого? Этого? – Проректор ткнул пальцем в труп солдата.

- Привратника, - теряя терпение, – ну сколько можно изображать дурачка? – повторила девушка. – Вы оборотень, учуете.

- Чую, - кисло улыбнулся лорд Шалл. – Проблемы у нас, Ирадос. И у меня, и у Ариана.

Его министр отпесочит, может, даже сам император. Меня за компанию. Безопасность Академии колдовских сил под вопросом, тут пахнет увольнением. Не то, чтобы я так жаждал руководить, - начал оправдываться некромант, ощущая повисшие в воздухе невысказанные мысли, - обычным преподавателем лучше, но обидно до желудочных колик! Люций Арс наверняка выставит все в дурном свете.

Малица поджала губы и нахмурила носик. Она бы и рада помочь мужчинам, но как? Кто послушает адептку, да что способна сказать Малица? Факты против ректора, превратил Академию в проходной двор. Так ведь действительно уволить могут, а кто придет на смену?

Захотелось немедленно обнять лорда ти Онеша, в сложную минуту оказаться рядом. Пусть ругает, пусть кричит, саламандра выслушает, зароется пальцами в короткие волосы и поцелует. Но сейчас нельзя, нужно проверить парк.

- Давайте перенесемся к воротам, - предложила Малица.

Вместо ответа проректор открыл портал в сторожку.

Саламандра сглотнула и отвернулась. Зрелище для некроманта! Девушку затошнило, захотелось на свежий воздух. Лорд Шалл поспешил прикрыть тело скатертью и вытащил амулет связи. Друг должен узнать обо всем прежде дознавателя. Малица же, открыв дверь, жадно глотала воздух. Жестокость наемников поражала. Ради одной саламандры они вырезали без малого десяток существ разных рас. Привратник стал первым.

- Да, возможны жертвы среди адептов, - хмуро подтвердил проректор, искоса следя за Малицей. В обморок бы не упала! – Не успел проверить, но парочка шла по трупам. И с духами-охранниками нечисто. Раз все равно по парку бегаешь, проверь, нет ли ловушек.

Убивать слишком долго и хлопотно, оправдано только в случае с библиотекой. То, что поймал, это хорошо. Сейчас малышку провожу и приду.

- Какую малышку? – Даже отсюда девушка слышала гнев лорда ти Онеша. – Только не говори, что Малицу с собой потащил!

- Не буду, - безропотно согласился некромант и с красноречивой гримасой покосился на саламандру: я предупреждал, сами разбирайтесь. - Лучше одну отпустить, да, чтобы ее гончие сожрали или дроу прихлопнула? Будто ты свою Ирадос не знаешь!

- Будто ты колдовать не умеешь! – продолжал «кипятиться» ректор. Радость от поимки темной эльфийки улетучилась. – Запер бы и дело с концом.

- Я не тюремщик, Ариан, - лорд Шалл тоже повысил голос. – Оборотни ненавидят клетки, а ты предлагаешь посадить туда живое существо.

- Ради ее же безопасности. Вспомни, мы запирали Малицу в комнате и ничего, не возражал. Что сейчас случилось?

- Она имела право знать, заслужила. Разговор окончен!

Проректор порывисто засунул амулет обратно в карман жилета и, хмуря брови, глянул на Малицу. Та съежилась, предчувствуя выволочку. Некроманту досталось из-за нее, ректор историю не замнет, не посмотрит на дружбу. Девушка виновато заулыбалась, попыталась изобразить ребенка. Может, лорд Шалл разжалобится и не станет кричать?

- Спать! – коротко распорядился проректор и открыл портал. – Ваше любопытство удовлетворено.

Малица неохотно шагнула в нужном направлении. Она понимала, спорить сейчас бесполезно.

Селии в комнате не оказалось. Занятно. Куда она могла деться? Саламандра решила поискать в общей гостиной. Не то, что бы Малица жаждала увидеться с соседкой, просто любила ясность. Застала Селию у камина, играющей в карты с подружками, и успокоилась.

Теперь можно к Индире, поделиться последними новостями.

А конспектов жаль. Придется столько времени потратить, чтобы их восстановить.

Ректор смотрел на распятого на цепях дроу. Обнаженный до пояса, тот в свою очередь буравил взглядом лорда ти Онеша. Ни капли страха или раскаянья, только неприкрытая ненависть. Люций Арс сидел тут же, вальяжно заложив ногу за ногу. В руках – блокнот, в который дознаватель пока не сделал ни записи. В уголке пристроился лорд Шалл, обманчиво лениво посматривая на пленника. На самом деле проректор зорко следил за каждым движением темного эльфа.

Допрос вел капитан Особой службы. Ослабив ворот рубашки, скинув куртку, он расхаживал перед пленником и не скупился на удары. Пока только по лицу. Дроу сплевывал кровь, но молчал. Изливать душу он не собирался. Капитан же зверел с каждой минутой.

Дроу убил его людей и ответит за это. Ректор не посвятил особиста в историю с Малицей и духами-охранниками, которых не досчитались этим вечером. Не говорил пока и о второй пленнице, брошенной в древнее подземелье Административной башни. Лорд ти Онеш не показывал ее даже дознавателю.

- Ну, будешь говорить? – Капитан остановился против наемника и ткнул в зубы рукоятью плетки.

Дроу облизал разбитые губы и осклабился, будто не испытывал боли. Прикус показался всем, кроме особиста – человек, что с него возьмешь? – занятным. Даже Люций Арс подался вперед, скинув налет меланхолии.

- Вы тоже видите, милорд? – Дознаватель обращался к ректору.

Тот кивнул. Пусть темный эльф уже закрыл рот, все видели достаточно. Порой сущие мелочи могут сказать так много. В данном случае о примеси вампирской крови. Не зря того заковали в специальные кандалы, блокировавшее животоки!

Лорд ти Онеш нахмурился и обменялся взглядами с заместителем. Тот кивнул.

Молчаливый разговор не укрылся от наблюдательного Арса.

Вновь приняв сибаритскую позу, он многозначительно напомнил:

- Сотрудничество со следствием облегчает расследование.

- После! – Поколебавшись, глава Академии таки решился поделиться своими соображениями. В конце концов, это известные факты, Малице не навредят, собственной карьере тоже.

Люций на мгновение нахмурился, но тут же надел маску безразличия. Ему не нравились двойные игры за спиной, не нравилось, что Особая служба не справлялась с охраной, а Академия колдовских сил напоминала проходной двор. Обо всем этом дознаватель его величества уведомил графа Соренца – непосредственного начальника ректора. Пусть разберется. Получил докладную записку и министр внутренних дел. Ему надлежало бы заняться Особой службой. Одного не знал Люций Арс: лорд ти Онеш читал обе весточки.

Перехватывать не стал, просто ознакомился и заранее выстроил линию обороны.

- Кем вам приходился Мэгрос Муретт? – ректор взглядом отстранил капитана и смело, даже дерзко, учитывая нрав дроу, уставился в глаза пленнику. – Членов своего Дома редко убивают. Что он украл?

- Демон! – Голос темного эльфа полнился ненавистью, холодной и острой, как клинок меча.

- Демон. - По губам лорда ти Онеша скользнула улыбка, напоминавшая оскал. – Чистокровный демон, который умеет ломать позвоночник хвостом. Могу показать на примере вашей сестры, - склонившись к самому уху, шепнул ректор.

Как ни силился Люций, не услышал. Зато дроу – да. Дернулся, как от судороги, и в бессильной злобе плюнул в лицо обидчику, чтобы тут же задохнуться от тычка под ребра.

Ректор же стоял и безмятежно улыбался, только вот улыбка приличествовала палачу.

- Повторить еще раз? – Порой вежливость звучит убийственнее угроз.

- Да нет, милорд, - обращение дроу процедил сквозь зубы, - я с первого раза все расслышал. Освежу-ка вашу память. Темные эльфы ни-ког-да не выдают своих. Темные эльфы ни-ког-да не делятся своими тайнами. Темные эльфы ни-ког-да не выдают заказчиков. По-моему, - пленник не удержался от усмешки, будто он, а не собравшиеся в комнате маги, хозяин положения, - я ответил на вопросы.

- Любишь сестру? – Ноготь ректора скользнул по горлу дроу. Он по-прежнему говорил тихо, перейдя на свой язык, прекрасно зная, пленник поймет – как-никак, житель Закрытой империи. – В Академии много мужчин, все с удовольствием развлекутся с ней на твоих глазах.

- Она вытерпит и отомстит, - прохрипел темный эльф. – И я тоже. И тебе, и девчонке.

Саламандра умрет.

Лорд ти Онеш отреагировал мгновенно, выбив пленнику клык. Отмахнулся на замечание Люция повременить с пытками, и, ухватив за горло, потянул хрипящего дроу к себе.

- Чувствуешь, какие сильные у меня пальцы? – Ректор не опустился до оскорблений и крика. Говорил на всеобщем, чтобы слышали всеприсутствующие. – Трепыхаешься как рыба?

Так вот, я очень медленно, не желая лишать чудесных ощущений, придушу тебя, если хоть кто-то пострадает.

Пальцы лорда разжались, и покрасневший дроу повис на цепях, силясь продышаться.

Хватка демона оказалась не по зубам. Наемник задумался, стоит ли овчинка выделки.

Мстить хвостатые жители Закрытой империи умели, убивать тоже. В бою, если не использовать фактор внезапности, хитрость и ловкость, демон победит. По силе же они несравнимы. Ректор не шутил, когда говорил, что способен сломать позвоночник.

Мучительное мгновение – и смерть.

Дознавателя заинтересовала реакция лорда ти Онеша на угрозу пленника. О какой такой девчонке шла речь? О пострадавшей адептке? Возможно, но в угрозе сквозил намек на личные отношения. Некое близкое существо, возлюбленная, иначе бы глава Академии не отреагировал столь болезненно. Господин Арс видел, до фразы о девочке лицо ректора оставалось спокойным.

- Хотите еще поразвлечься, милорды, - выбором обращения дознаватель игнорировал капитана, подчеркивая его незначительную роль в происходящем, - или сэкономим время и займемся делом? Полагаю, пора звать лорда тер Нокаса и применить магию. Я устал и хочу спать, а не наблюдать за тем, как вы тренируетесь на живом манекене.

- Только «за», - подал голос из своего угла проректор, рискуя навлечь недовольство друга. – Мы достаточно потакали упрямству дроу. Не скажет он ничего, умрет, но не скажет.

Лорд Шалл тоже мечтал о постели. При мысли о предстоящем допросе темной эльфийки – уж с ней дознаватель не поможет – сводило зубы. Пусть он оборотень, некромант, но отдых необходим, а то придется адептам поднимать с утра преподавателя как зомби.

Ректор ожидаемо поджал губы. Он предпочел бы – дело принципа, даже чести – добиться признания самостоятельно. Люций Арс раздражал высокомерными манерами и желанием выставить себя в лучшем свете перед вышестоящими. Лорд ти Онеш еще в первый раз, осенью, испытал к нему неприязнь. А уж после рассказа Лорана Марвила, декана стихийников, о Заклятии правды неприязнь переросла в стойкую антипатию. Да будь Малица просто адепткой, дознаватель не имел права без согласия представителя несовершеннолетней пользоваться методами магического воздействия. Но господин Арс не удосужился его получить, проигнорировав присутствовавшего в палате декана.

- Я сам. – Ректор не собирался ронять свой престиж. – Маги тоже кое-что умеют, господин Арс.

Дернулся. Что, неприятно, хочется именоваться милордом? Комплекс второго сословия, рвущегося в первое? Или прежнее высокое положение в стае? Так нам об этом ничего неизвестно, вы не распространялись, указания на дворянство в фамилии нет, значит только «господин».

Маленькая месть придала сил. Лорд ти Онеш извлек из кармана часы и поднес к лицу дроу. Тот в недоумении смотрел на закрытую крышку, силясь понять, что задумал глава Академии.

- Спрашиваю в последний раз, - обманчиво мягкий голос обволакивал, - что украл или чем обладал Мэгрос Муретт из дома Тэ’Атар, к которому ты принадлежишь?

- Ценный ингредиент, - вопреки ожиданиям дроу ответил. – Ты ведь знаешь о лаборатории, демон?

- Знаю. - Лорд умел блефовать.

Если выказать удивление, замкнется в себе. Гипноз – дело хорошее, но можно переборщить и лишить существо разума. Нет, ректор не жалел темного эльфа – опасался выжать из него меньше сведений, чем тот обладал, до того, как разум откажется служить хозяину.

- Может, тогда ты знаешь и о том, сколько денег мы заработали под твоим носом? – Темный эльф открыто надсмехался над руководством Академии.

- Знаем. - Лорд Шалл вышел на первый план. Странно, улыбка дроу тут же померкла. – У тебя был всего один клиент. Страх и ложь имеют запах, а я – глаза. Поверь, за некромантским хозяйством и порядком в стенах Академии слежу тщательно, оживлять тоже умею.

- Раскололся, сопляк! – Дроу сопроводил фразу ругательством.

- Именно. - Теперь пришла очередь проректора победоносно улыбаться. Он торжествовал, в том числе над Люцием Арсом, растерявшим былое хладнокровие и теперь едва ли не кусавшим карандаш. Как же, ведь у дознавателя украли ценные показания, не пустили в лазарет, а некроманту туда вход открыт в любое время дня и ночи. – Эдер сознался. Он тайком практиковался в лаборатории, ставил опыты. Потом в кабачке на не совсем трезвую голову встретил тебя. Вы разговорились. Много ли надо первокурснику, чтобы поведать все жизненные обиды незнакомцу? И еще меньше опытному наемнику, чтобы выбрать жертву. Эдер – ключ к Академии, ключ к лаборатории, большим деньгам и Мэгросу Муретту, которого непременно нужно было убить. Потому как если не убить, тот сам убьет за украденную реликвию – ценный ингредиент зелья могущества. Ты ведь из могилы отца Муретта его вырыл?

Капитан развел руками и вышел за дверь. Тут ему больше делать нечего, нужно, позовут.

Люций задумчиво почесывал подбородок, предвкушая долгую, обстоятельную беседу с проректором и его начальником. Лорд ти Онеш же хмурился: друг ничего не сказал об Эдере.

- О да, мальчишка быстро купился! – закашлявшись, хрипло рассмеялся пленник. – Пьяненький размазывал сопли по рукаву. Амбиций много, обид тоже, а ума не нажил. Ради славы провел в Академию, помог обойти запреты, книгу нужную нашел.

- Первокурсник – и взломал охрану? – не поверил господин Арс.

- Всякое случается, - туманно ответил дроу.

Лорд Шалл сразу почувствовал: лжет, но не стал пока заострять на этом внимание.

Окрепнет Эдер, покопается в его воспоминаниях. Пока же лучше полуправда, чем молчание.

- Вы убили духа-охранника? - продолжил раскручивать цепочку ректор.

Сомнительно, конечно. Наемник – алхимик, но вампирское происхождение дарило новые возможности. Полукровки тоже владели магией мертвых и магией крови, которое позволяли расправляться с духами. Они существа Сумеречного мира, где хозяева именно вампиры.

- Ну не сопляк же! – хмыкнул дроу. – Хотя, тут я тебя огорчу, демон, - наемник выдержал эффектную паузу и обнажил остатки зубов, - убил не я. Силенок бы не хватило. Я только зелье варил, могилки копал и глотки резал. Остальное – заказчик. Мэгрос Муретт даже пискнуть не успел. Жаль, ты выжил, лучше бы я отравил.

Лорд ти Онеш напрягся и на миг перестал дышать.

Малица!

Ректор полагал, все закончено, преступники схвачены, и совсем забыл о проклятии.

Дроу прав, он не сумел бы, пусть и с помощью адепта, воспользоваться порталом за пределы Академии и тем более наслать на лорда ти Онеша «Сладкого убийцу», а аспиранта попотчевать «Прощальным поцелуем». На это способен очень сильный маг, тот самый, которому и собирались продать той ночью зелье могущества, только сварить не успели. Вот тебе и смутная дымка за спиной дроу! Действительно морок, а не игра теней.

Заказчик проклял ректора. Не вышло, выжил. Значит, следующая жертва – юная саламандра. От одной мысли бросало в холодный пот. Хотелось немедленно вырваться из душных стен, найти Малицу и оберегать сон. Но нельзя. Лорд ти Онеш должен остаться здесь, не имеет права выказывать чувства перед всеми, врываться посреди ночи к двум полуодетым девушкам. Одно дело – интрижка, другое – вот такая забота. Самое смешное, первое поймут, второе не оценят. Останется Малица до утра – частное дело, лишь бы совершеннолетняя, а приди к ней ректор на глазах у соседки – разврат.

- Кто заказал зелье? Вампир? – Глава Академии не сомневался, в городе объявился ктото из шан Теонов.

Малица говорила, клан убийц всколыхнул чей-то приезд. Племянник, младший брат, случайный родственник – кто вознамерился отомстить за главу клана?

- Он самый.

- Нашел по крови? - хмуро продолжил ректор.

Дроу не ответил, но и так понятно. Грязнокровкам доверия больше, чем тем, в ком ни капли крови неспящих.

- И как твое имя? – инициатива вновь перешла к лорду Шаллу. – Уж точно не Ллурт!

- Для тебя – Ллурт. - Дроу вновь замкнулся в себе. – Ничего больше не скажу! – злобно добавил он и отвернулся.

- Хм, - проректор подошел вплотную и цепко сжал подбородок пленника, заставляя смотреть в глаза, - с каких пор безродный дроу, чья мать согрешила с вампиром, смеет «тыкать» благородному оборотню? Я не демон, но проблем обеспечу гораздо больше.

Начнем?

Прежде, чем господин Арс успел остановить, лорд Шалл вонзил в грудь темного эльфа кинжал. Ударило так, чтобы не убить сразу, помучить. Проворачивая оружие в теле жертвы, проректор хранил пугающее хладнокровие. Дроу тоже не издал ни звука, терпеливо дожидался смерти. И она пришла, унося, как казалось, все печали. Только вот лорд Шалл не собирался отпускать за Грань, ритуал провел быстро, умело. Темный эльф закашлялся.

Легкие полнились кровью, он никак не мог отхаркаться.

- Понравилось? – Проректор не стал стирать рисунок на полу. Зачем, если через пару минут снова оживлять?

- Некромант? – запоздало догадался пленник. В голосе впервые сквозило уважение. А еще страх. Совсем чуть-чуть, капелька, но оборотень почувствовал. Именно этого он и добивался.

- Рассказывай! – Лорд Шалл отошел; теперь дроу видел пентаграмму, в центре которой оказался. – Мне не сложно убивать и воскрешать много раз, только вот боль будет накапливаться, и однажды ты не выдержишь, сдашься.

- Я не выдам заказчика, - покачал головой пленник. Он заметно присмирел, пусть и смотрел волком. – Правило наемника.

- Тогда выдай того, кто хотел девчонку. Он не твой наниматель. - Лорд Шалл успел коечто узнать от Малицы.

Темный эльф усмехнулся и тут же зашелся болезненным кашлем.

Ллойда не жаль, он чужой, пусть хватают. Если на то пошло, с ним договаривалась сестра, дроу же хотел убить, а не похитить. Дело личное, не заказ.

Дознаватель оживился и записал показания. Увы, они оказались скудны и не могли удовлетворить амбиций господина Арса. Метнув на ректора вопрошающий взгляд: какникак, местная власть, и дождавшись кивка, дознаватель воспользовался Заклятием правды.

По мнению блюстителя закона, его надлежало применить с самого начала, а не тратить время на дешевый спектакль. Увы, дознавателя постигла неудача, и обычно невозмутимый господин Арс не удержался от ругательства. Дроу забился в конвульсиях, изо рта пошла пена. Наславший на ректора проклятие неизвестный позаботился, чтобы темный эльф унес тайну в могилу. Оставалось надеяться на вторую пленницу или на посмертный допрос лордом Шаллом. Но некромант разочаровал: если дроу зачарован и проклят, шансы невелики.

Малица проснулась от прикосновения. Насупившись, заворочалась и отвернулась. Пора бы отучить Селию от дурных привычек! Настырная соседка намеков не понимала и отчегото гладила губы, пришлось проучить нахалку. С трудом разлепив глаза, Малица наугад метнула подушку с пожеланием: «Чтоб тебе кошмары снились!»

- Они мне и так снятся, - рассмеялся ректор и придвинулся ближе.

Руки скользнули под одеяло, заставив девушку подскочить и мигом забыть о сне.

- Но как же… Увидят же… - Саламандра прижимала одеяло к груди.

В голове вертелась куча мыслей: «Не слишком ли лохматая голова? Какую сорочку я надела? Он меня где потрогать хотел? Который час?»

- Не увидят, - с улыбкой заверил лорд ти Онеш. – Все на занятиях, а я порталом из рабочего кабинета. Вот, пожелать доброго утра хотел.

Малица таки разглядела собственную рубашку и с облегчением выдохнула. Не розовый кошмар, а белая в цветочек и с голубыми рюшечками. Такую не стыдно показать. Только вот грудь… Ладно, ноги, пусть смотрит, но грудь по утреннему времени – дурной тон.

- Ариан, - попросила девушка, - там, на стуле, халат, подай, пожалуйста.

Ректор обернулся и уставился на нечто короткое и невразумительное, что никак не могло прикрыть наготу или украсить. Ну разве только возбудить желание. Тем не менее, лорд ти Онеш халат отдал, и через минуту Малица устроилась поверх одеяла, щеголяя босыми ногами. Глава Академии открыто любовался девичьими коленями, саламандра же лихорадочно расчесывалась, позволяя оценить и мелькавшие в запахе халата контуры груди под сорочкой. С каким бы удовольствием лорд ти Онеш ее снял, но всему свое время. Пока на долю ректора выпали только фантазии. Никто ведь не запрещал представлять саламандру обнаженной. Только вот от подобных мыслей становилось жарко.

Малица ощутила витавшие в воздухе искры и подняла глаза. Гребень замер в руке, глаза широко распахнулись.

Ректор сидел, сцепив пальцы на коленях, неестественно напряженный. Тело – сплошные прямые линии, скулы заострились, а глаза, какие у него сейчас глаза! Они и прежде поражали воображение, теперь же и вовсе казались пылавшими изнутри артефактами, на мгновение даже страшно стало.

А потом девушка все поняла, смутилась и сделала вид, будто ничего не заметила.

- Малица, тебе лучше? – Ректор всеми силами старался перебороть пробудившееся влечение, не смотреть на босые ступни, еще чуть островатые коленки, розовые губы. – Повязку не носишь.

- Индира залечила. – Гребень вновь запорхал в волосах, но нервно, рывками.

- Можно посмотреть? – Лорд ти Онеш наклонился и бережно провел пальцами по коже.

Действительно, ни следа! Оправдала надежды эльфийка, по праву войдет в боевую группу.

От Малицы пахло ванилью и стиранным бельем.

Не удержавшись, ректор обнял, уткнулся носом в ямочку на шее и сдавленно прошептал:

- Что ты со мной делаешь, Малица? Я совсем как мальчишка! Даже отругать не могу.

- Так не ругай. - Пальцы девушки зарылись в волосы.

- Значит, Норману одному влетит. – Лорд ти Онеш потерся носом о кожу и осторожно лизнул – та самая ваниль. Сладко, слаще всех десертов на свете.

- Он не виноват и, вообще, хватит меня опекать! – Малица легонько ударила его коленкой и встала, оправив халатик. – Я адептка Академии магических сил, совершеннолетняя, между прочим.

Ректор скептически хмыкнул. Он считал иначе.

- Вы нарушили прямое указание преподавателя. Как это называется? - Глава Академии все еще сидел на кровати, опершись одной рукой о матрас.

- Наряд на кухню, - обреченно вздохнула девушка. – Признаю, Устав мы грубо попрали.

Спасибо, хоть не ревнуешь.

Ректор предпочел промолчать. Самому смешно, когда-то обвинял друга в страшных вещах! Но тогда он еще не знал о чувствах Малицы, теперь демон их видел.

- Иди сюда! – одним движением поднявшись на ноги, лорд дернул девушку к себе, и она оказалась в уютных объятиях. – Тебя сегодня допросит Люций Арс, - блуждавшие по телу губы ректора мешали сосредоточиться на словах. – Расскажи все, как есть, но настаивай на моем присутствии.

- Почему? – Малица блаженно прикрыла глаза и запрокинула голову.

Мысленно хихикнула. Знала бы Селия, какому разврату соседка предавалась в ее отсутствие!

Поглаживание мягкого места стало сюрпризом, однако ректор быстро заручился согласием. Воодушевленный успехом, он потянул за завязки халатика. Малица напряглась.

Нега мгновенно испарилась.

- Нет! – твердо возразила девушка и уперлась руками в грудь лорда. – Не сейчас.

- А потрогать? – скрыв разочарование от неоправдавшихся ожиданий, ректор собирался довольствоваться малым.

- Вот, - Малица взяла его за руки и приложила к груди. – Доволен?

Глава Академии ограничился нечленораздельным мычанием.

Сердце бьется часто, грудь полна, но упруга, он чувствовал это через ткань и точно знал, девушка никому ничего подобного прежде не позволяла.

Страсть улеглась, на ее место пришла нежность.

Оторвав руки от груди девушки, ректор заключил в ладони лицо, на котором застыл страх неизвестности, и прошептал:

- Запомни, Малица, никто не в праве тебя принудить.

- Верно, я ведь огонь, - улыбка осветила милые черты, саламандра будто встряхнулась. – Мне нужно переодеться, отвернись, пожалуйста, и расскажи, что происходит. Не хочу попасть впросак с дознавателем. И наказание я понесу, ты не думай, только лорда Шалла не трогай.

- Нашлась защитница! – рассмеялся лорд и отпустил ее, давая возможность юркнуть к небольшому шкафу с одеждой. – Тогда тебе благодарность от спасенного: дроу действительно пользовались зачарованными шарами.

Малица довольно хмыкнула. Догадка-то подтвердилась! Пусть во время нападения было не до разглядывания, – спастись бы! – после разум сработал, как должно.

- Я вернул твою сумку. - Глава Академии указал на потрепанный ранец. – Книги пострадали, но не волнуйся, ругать не станут.

Саламандра поблагодарила. Хоть какая-то хорошая новость!

Малица торопливо взяла свежее белье и задумалась. Форму адептам выдавали одну на сезон, жакет-то в шкафу на вешалке, а вот платье девушка бросила на стул. Тот самый стул, возле которого стоял ректор. Неудобно! С другой стороны, лорд ти Онеш пять минут назад трогал грудь, пусть платье подаст. Сказано – сделано.

- Ариан, протяни, пожалуйста, платье. - Малица благоразумно спрятала белье за спиной. – И скажи, по осколкам шаров можно определить владельца или хотя бы изготовителя?

Больше книг Вы можете скачать на сайте - Knigolub.net Ректор задумался с платьем в руке.

Затем встрепенулся, отдал одежду и неопределенно ответил:

- Иногда.

- То есть? – не поняла девушка. – Это не ярмарочные гадания, а магия, тут либо да, либо нет.



Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«Приближается самый волшебный, самый долгожданный, самый любимый праздник — Новый год! И каждому из нас, конечно же, хочется, чтобы наступающий праздник стал самым незабываемым, самым волшебным, чтобы понравился и нам, и нашим близким. И чтобы реализовать все эти пожелан...»

«СИСТЕМА ИНФОРМАЦИОННОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ АВТОТРАНСПОРТНОГО ДВИЖЕНИЯ УКРАИНЫ Колесник К.В., Медведев В.Я., ктн Смаглюк В.В. Государственное предприятие Научноисследовательский и проектный институт "СОЮЗ", 61648, Харьков, пр. Гагарина 168, тел.: (057) 252-31-46, факс(057) 251-40-66 E-mail: kolesnik@ias...»

«ПАО МТС Тел. 8-800-250-0890 www.msk.mts.ru Smart Безлимитище 10 ГБ интернета Федеральный номер / Городской номер БЕЗЛИМИТНЫЕ звонки по России Авансовый метод расчетов всего за 550 рублей в месяц Тариф открыт для подключения с 27.03.2017 Тариф открыт для перехода с 27.03.2017 Неисп...»

«ПРОГРАММА "ЛИТЕРАТУРНОЕ ЧТЕНИЕ" Программа составлена в соответствии с требованиями Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования и обеспечена УМК для 1–4 кл., авторов Р.Н. Бунеева, Е.В. Бунеевой, О.В. Чиндиловой и др. I. Пояснительная записка Формирование...»

«О Компании Farr Canada Компания Farr Canada, подразделение корпорации McCoy Corporation, основана в 1976 г. и является мировым лидером в разработке и производстве гидравлических трубных ключей, гидравлических удерживающих ключей, гидравличес...»

«Природа и роль дизъюнктивных нарушений в бассейногенезе и контроле зон нефтегазонакопления Астафьев Д.А. ООО "Газпром ВНИИГАЗ", Московская область, Ленинский р-н, пос. Развилка, D_Astafiev@vniigaz.gazprom...»

«JAKRA CORPORATION Sp. z o.o      твоя безопасность! Двери  и перегородки противопожарные.  Уважаемые дамы и господа!      Фирма JAKRA CORPORATION  общество  с  ограниченной ответственностью, занимается  вопросами пожарной безопасности. В наше предложение входит изготовлкеие, комплектация, доставка и монтаж  противопожар...»

«Сообщение "О существенном факте об отдельных решениях, принятых советом директоров ПАО "Красноярскгазпром"1. Общие сведения наименование Публичное акционерное общество 1.1. Полное фирменное эмитента (для некоммерческой орга...»

«Розділ 4 театральне мистецтво І кІнематограф УДК 792. (477) Юрий Евсюков Проблема ПаУзы в деЙствеННом ПоведеНии актера (ПерсоНаЖа) в Предлагаемых обстоятельствах "В пространстве, что зове...»

«Проектная мотивация в Росатоме Как изменится подход к определению премиальных выплат для участников проектных команд В конце июня были утверждены правила проектного премирования, которые будут опробованы на шести пилотных отраслевых проектах Росатома. Любое нововвед...»

«Федеральная служба государственной статистики Постановление от 25 сентября 2007 г. N 66 Об утверждении статистического инструментария для организации статистического наблюдения за деятельностью, осуществляемой в сфере ЖКХ, услуг и транспорта на 2008 год (в ред. от 20, 26...»

«сожалению, первые две тетради полевых записей со сведениями о том, как В.Г. Кузнецова добиралась на Чукотку, и о первых днях и месяцах ее пребывания в экспедиции утрачены. Отсутствующие записи в определенной мере восполняют сделанные в августе — сентябре 1948 г. фотографии. На Чукотку В.Г. Кузнецова отправилась обы...»

«pу water technology каталог продукции Погружные электронасосы и системы обработки воды 50 Hz КАТАЛОГ ПРОДУКЦИИ Погружные электронасосы и системы обработки воды 50 Hz Все размеры являются всего лишь ориентировочными Группа Zenit Содержание введение 4 1.0 9 погружные электронасосы 1.1 DG (DRAGA) 20 SBN 230 SBP...»

«3 класс 1 полугодие 1. Слово – символ, буква-символ, слово-образ.Задачи: Знакомство с особенностями шрифтового решения. Развитие образного мышления и фантазии в шрифтовой композиции.изучение способов декоративного решения объектов.Х...»

«Руководство пользователя Цифровые импульсные сварочные машины Pro Puls 320, 400,..Общая информация: Operating manual Page 1 Настоящая рабочая инструкция обеспечивает безопасную и эффективную работу с данным сварочным б...»

«Т1Г Т ВЭТОІвДЖ ГО Од пвтэ ііоте гя х х и н н о ж о і Е " вн л і т а о н н н я о ц й о я гвне ^ / ілнво/ у і_ "гя л.ми /я^аішдлЕнааа^.іиі за -іГхнінйнонэо % 3 ЗГйр (О) АГ іФШ /ж і ШІ7 л кт *“вивкэ а а/а ік іог (діщ я Д. Т т у Ч Уз' ч|? — ЖЛ ( в г і) укннііэи ои от І.-ЛІ,і,і НИіііігТЛГіТОГ'.ТТП'і’ ИПіГ...»

«ЛАБОРАТОРНАЯ РАБОТА № 9. ИЗУЧЕНИЕ ОПТИЧЕСКИХ ПРИБОРОВ. Оборудование: оптический набор ОПТИК-КАБИНЕТ, линейки, стенной масштаб, школьный проекционный аппарат. В данной работе используется два комплекта приборов.1. Школьный проекционный аппарат ФОС с оптической скамьей. В...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБЩЕГО И ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ государственное бюджетное образовательное учреждение среднего профессионального образования Свердловской облас...»

«Е. В. Распопин. Валидность методов изучения психических состояний 95 УДК 159.9.072 + 159.923.2 Е. В. Распопин ПРОГНОСТИЧЕСКАЯ ВАЛИДНОСТЬ МЕТОДОВ ИЗУЧЕНИЯ ПСИХИЧЕСКИХ СОСТОЯНИЙ Целью работы является оценка прогностической валидности методов самоотчета, наблюдения и проективного тестирования при изучении св...»

«UWM Olsztyn Наталия Горбаневская как переводчик польских текстов XVIII (1), 2016 Acta Neophilologica, 151 ISSN 1509-1619 Irena Rudziewicz Instytut Sowiaszczyzny Wschodniej Uniwersytet Warmisko-Mazurski w Olsztynie НАТАЛИЯ ГОРБАНЕВСКАЯ КАК ПЕРЕВОДЧИК ПОЛЬ...»

«Локтевая дисплазия В основу данной работы легли результаты собственных многолетних исследований, а также мировой опыт диагностики и лечения дисплазии локтевых суставов у собак. Многоплановость исследований этой тяжелейшей патологии определяется, прежде всего, е неуклонным прогрессированием у средних и гигантских по...»

«Пояснительная записка Курс является подготовительным для освоения в последующем специальностью "Швея". Курс предполагает решение следующих задач: сообщение профессиональной информации, общее ознакомление со специальностью "Швея"; формирование простейших навыков шитья вручную и на швейной машине; проведение трудовых...»

«СОДЕРЖАНИЕ 1 ЦЕНТРАЛЬНО-СИБИРСКАЯ В номере: ТОРГОВО-ПРОМЫШЛЕННАЯ ПАЛАТА Названы лучшими ФГУП "Германий" лауреат Национальной ВЕСТНИК премии Торгово-промышленной палаты ИЮНЬ-ИЮЛЬ 2007 г. Российской Федерации "ЗОЛОТОЙ МЕРКУРИЙ". 2 Редакционный совет: Информация Вахрушев Павел Геннадьевич – пресс-группы Центрально-С...»

«ИНСТРУКЦИЯ по установке, настройке и использованию электронной формы учебника "Алгебра. 8 класс" в 3-х частях "Алгебра. 9 класс" в 2-х частях (авторы Петерсон Л.Г., Агаханов Н.Х. и др.) Для операционной системы Windows (версия 8.1) © Издательство "Ювента" (ООО "С-инфо"), 2015 СО...»

«Туристско-спортивный союз России Новосибирское отделение туристско-спортивного союза России Новосибирский государственный университет Туристский клуб "Ювента" Отчет о прохождении горного маршрута четвертой категории сложности (0840031411Я) по Центральному Тянь-Шаню совершенного группой туристов г. Новосибирска, НГПУ т/к...»

«Антон Иванович Деникин Путь русского офицера Серия "Великие полководцы" http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=9362879 Путь русского офицера: ЭКСМО; Москва; 2014 ISBN 978-5-699-69623-9 Аннотация Путь р...»

«МОДЕЛЬ CENTURION Xanadu СИСТЕМА ТРЕВОЖНОЙ СИГНАЛИЗАЦИИ С ОБРАТНОЙ СВЯЗЬЮ РУКОВОДСТВО ПО УСТАНОВКЕ ОПИСАНИЕ И РАБОТА ИЗДЕЛИЯ 1.1. НАЗНАЧЕНИЕ Изделие предназначено для оповещения о несанкционированном использовании транспортного средства, блокировки работы двигателя в режиме старта, дистанционного выпол...»

«Труды МАИ. Выпуск № 83 www.mai.ru/science/trudy/ УДК 621.396.96 Построение диаграмм слепых дальностей и надирных отражений радиолокатора с синтезированной апертурой в MATLAB Булыгин М.Л.*, Внотчен...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.