WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Крестовый поход на Армагеддон – Джонатан Грин/ Crusade for Armageddon, by Jonathan Green 1) Sanctuary 2) Crusade for Armageddon 3) Conquest for ...»

-- [ Страница 3 ] --

Свергнутый с небес мощью Императора объятый пламенем гибнущий корабль рухнул в пустыню. После удара обломки засыпало накопленными за тысячелетия тоннами песка и земли, а жар взрыва превратил силикаты в стекло. Оно мало чем отличалось от чёрного обсидиана, который рождался в пламени вулкана и усеивал всё в радиусе нескольких километров.

Жерве обратил внимание на одну из секций металлического корпуса. Её изменили какимто промышленным оборудованием или мелтами, вырезав пятиметровые буквы. При виде символов активировался дух-машины когитатора доспеха и на проекционном дисплее визора появились светившиеся руны. На человеческий язык эти знаки ксеносов наиболее точно можно было перевести как “Загграскар”.

Храмовники собрались возле пробоины в одном из обломков. Он был чёрен как ночь и даже больше огромных полукилометровых двигателей. “Лэндспидер” оставили в сопле одной из первых ступеней ракетных ускорителей, а его экипаж присоединился к ожидавшей приказа роте.

Их слабо омывал отражавшийся от зеркальной поверхности свет нескольких звёзд, который пробился сквозь грязные облака на быстро темневшем небе. К воинам со стороны дюн приближались подсвеченные зелёным клубившиеся чёрные тучи радиационного шторма. Стокилометровый фронт в десятке мест пронзили молнии, от грома задрожала земля.

Неофит стоял в стороне от остальных рыцарей и наблюдал. Казалось, что старшие офицеры что-то обсуждают возле бреши в смятом металлическом корпусе. Затем космические десантники стали заходить в скиталец, прикреплённые к доспехам фонари пронзили тьму конусами подёрнутого дымкой белого света.



Несмотря на то, что благодаря улучшенному зрению Храмовники видели в почти полной темноте, внутри царил непроглядный мрак и фонари могли пригодиться. Лучше подготовиться, чем допустить гибель кого-нибудь из братьев, что, в конечном счёте, может повлиять на исход всей миссии.

Рыцари отделения Белланжера последовали за остальными и Гэрек, даже не обернувшись, произнёс:

– Пошли.

– Есть, брат-посвящённый, – почтительно ответил неофит, резким из-за респиратора голосом. Гэрек двинулся вперёд, за ним попятам последним из всей роты шагнул в корабль и Жерве.

Проход перед ним освещала паутина пересекавшихся стробирующих лучей, которые выхватывали ржавые заросшие илом трубы, массивные закрытые переборки и наклонные металлические лестницы, что вели на верхние или нижние палубы скитальца. Коридор, по которому они шли, резко уходил вниз, внутреннее устройство судна полностью изменилось после разрушительного падения. Однако места вполне хватило бы даже для двух полностью бронированных и идущих рядом терминаторов. А в высоту он был вдвое больше, чем в ширину.

– Как далеко нам надо зайти в эту мерзость? – спросил наставника Жерве, настроив микропередатчик так, чтобы его услышал только Гэрек.

– Так далеко, сколько нужно для защиты от шторма, – просто ответил старший Храмовник.

Тактическое отделение Белланжера продолжало продвигаться вглубь судна, вслед за остальной ротой. Обгоревший металлический пол выровнялся, и идти стало гораздо легче.

Странно, но пахло затхлостью и сыростью. Улучшенные чувства неофита различали ароматы ржавчины, плесени и резкую вонь гари. Такое вряд ли могло сохраниться пятьдесят лет. Тогда откуда запах?

Словно в ответ на его мысли из передатчика раздался голос сержанта Белланжера, который обращался к своим рыцарям:





– Оружие к бою. Мы не одни.

Жерве посмотрел на брата-посвящённого Фиамэйна, тот шёл последним, держа наготове мелтаган. Через каждые три-четыре шага он останавливался и осматривал извилистый коридор, влажный воздух шипел, соприкасаясь с горячим дулом.

По проржавевшим стенам струилась вода. Казалось, что разрушенный скиталец стал своего рода атмосферным конденсатором, впитывая влагу из пустынного воздуха и, в конечном счёте, собирая её внутри прохладных трюмов судна. Там где без остановки текла вода, проступили химические отложения. Неофит заметил в одном из тёмных сырых углов на куче щебня колонию необычных остроконечных зелёных грибов. Проход продолжал виться вперёд и вниз вглубь разбившегося корабля. Жерве подумал, что они уже как минимум в двадцати метрах под землёй и вышли из смертельной зоны радиационного шторма.

Улучшенные суперчувства неофита ещё до нападения успели отфильтровать стук и скрип от звуков, которые издавали космические десантники.

То же самое успел и брат Фиамэйн.

Отряд миновал десяток труб и больше не обращал на них внимания, но эта была диаметром не меньше метра. Приближавшиеся шаги стали громче, Жерве обернулся и увидел, как посвящённый целится внутрь.

Прежде чем он успел выстрелить, красное размытое пятно величиной с волка выпрыгнуло наружу и врезалось Храмовнику в грудь. Рыцаря отбросило назад, а мелтаган выпал из рук.

Неофит с отвращением уставился на существо, которое припало к нагруднику Фиамэйна.

Тварь не уступала размером волкам из предгорий Солемна и у неё тоже были клыки. Но на этом сходство заканчивалось. Атаковавший оказался немногим больше чем раздувшимся сферическим телом – почти целиком состоявшим из большой зубастой пасти – с двумя мускулистыми похожими на амфибьи лапами. Сзади торчал обрубленный короткий хвост. Рябую кожу цвета запёкшейся крови в некоторых местах покрывала твёрдая чешуя.

Фиамэйн схватил кусавшееся существо, уворачиваясь от мощных, как капкан челюстей, и отшвырнул прочь. Тварь с влажным хлюпающим звуком приземлилась в углу коридора и быстро вскочила на ноги.

Затем повернулась и посмотрела на остальных Храмовников. Она уставилась на них крошечными светившимися зрачками жёлтых глаз и зарычала, звук шёл откуда-то из глубины жирного тела.

К тому времени, как Жерве оправился от омерзения, остальные рыцари отделения уже отреагировали на атаку. Болтерный огонь за несколько секунд изрешетил существо, вырывая куски плоти из круглой раздувшейся туши.

– Что это было? – недоумённо прошептал неофит. – Какой-то подвид орков?

– Нет, – пробормотал Гэрек. – Я никогда раньше не встречал таких тварей, только слышал о них. Это сквиг. Часть передвижной экосистемы зелёнокожих, который похоже всегда следует вместе ними. Говорят, что орки используют их как сторожевых псов, охотятся с ними и даже едят.

– Тогда, в конечном счёте, зелёнокожие могут всё ещё оставаться здесь, – предположил Жерве.

– Могут, – спокойно прошептал посвящённый, отвернулся от ученика и стал целясь из болтера осматривать высокие стены коридора, выступающие трубы и открытые туннели.

Задрожал обгоревший металлический пол, и молодой Храмовник быстро взглянул на братьев. Тряска усилилась, стало слышно чью-то тяжёлую поступь.

Сквиги внезапно атаковали из каждой трубы из каждого открытого перехода.

Инопланетные твари набросились на попавших в засаду астартес со всех сторон.

Некоторые даже прыгали сверху, выползая из вентиляционных туннелей и древних люков. Рыцари открыли огонь из болтеров, плазмаганов и остального оружия. Но стрельбу быстро сменили удары цепных мечей и кулаков, поскольку ни один из воинов не хотел ранить братьев в тесной рукопашной.

Мчавшиеся из мрака к Жерве ксеносы попали в лучи раскачивавшихся фонарей космических десантников. Теперь неофит смог увидеть, какие они на самом деле.

Сквиги оказались всевозможных расцветок: багровые и алые с коричневыми и серыми крапинками внизу живота; от оранжевых и тускло зелёных до чёрно-пурпурных в полоску; синие и бледно-сиреневые. Все толстые и круглые, а тела почти полностью состояли изо рта и двух коротких лап. Но встречались и иные отличия кроме цвета, и столь же разные. То есть двух одинаковых сквигов просто не было.

Одни с хвостами другие без. Одни рогатые другие с шипами, торчавшими из позвоночника или даже из широких подбородков. Одни с рядами акульих зубов другие с широкими клыками. У одних лапы заканчивались пятью когтями у других чем-то похожим на заострённые копыта.

С неустанной свирепостью и неумолимой жестокостью существа набросились на Храмовников. Вся рота вступила в бой. “Без пощады! Без сожалений! Без страха!” – эхом разносились крики над строем фанатичных воинов. Как и молитвы Императору и проклятья мерзким тварям, с которыми они сражались. Хотя рыцари служили в одном крестовом походе, сейчас каждому пришлось сражаться только за себя.

Пока Жерве разрубал длинным боевым ножом существо пополам, ещё одно чудовище со всей прыти устремилось прямо на него. Сквиг с блестящей кожей цвета содержимого выгребной ямы взмыл в воздух. Распахнулась пасть, показались несколько рядов острых белых как кость зубов и толстый, словно кнут язык, который хлестал из глубокой глотки.

Неофит вскинул болт-пистолет и всадил масс-реактивный снаряд в затылок или может быть в заднюю часть грудной клетки? Он не понял точно из-за странной инопланетной физиологии ксеноса.

– За чёрный меч Сигизмунда! – закричал Жерве, вытащил нож из тела первой твари и выбрал новую цель.

Кастелян по могучей дуге замахнулся громовым молотом и с треском ударил одну из прыгавших тварей, снеся ей голову, а заодно и часть стены коридора. От сквига не осталось ничего. Брызнула кровь – доспех покрыла вонючая жёлтая гниль. Даже умирая, инопланетные гады оскверняют то, что свято для Императора подумал Адлар.

Монстры появились, словно из ниоткуда, и атаковали со всех сторон. Казалось, что поток мерзких ксеносов неиссякаем. Они напомнили Храмовнику волков-сарганов с его родной планеты, как размером – но не пропорциями – так и клыками, кровожадностью и характером. Существа изголодались и обладали злобным коварством и дикой свирепостью.

Адлар внезапно подался вперёд – кто-то тяжёлый приземлился ему на плечи. Он почувствовал и услышал, как заскрипели клыки о керамит. Сквиг пытался прокусить шлем. Свободной левой рукой рыцарь дотянулся до мускулистой лапы, сорвал тварь с доспеха и швырнул на забрызганную ихором обгоревшую палубу. Чешуйчатую кожу существа усеивали розовые и жёлтые пятна, почти такие же, как у кошачьих хищников.

Громко закричав от гнева, он обрушил вниз молот. Прежде чем силовое оружие попало по ксеносу, дикая тварь оттолкнулась от пола лапами и высоко подпрыгнула. От удара звон разнёсся по всему коридору. Кусок обгоревшего металла согнулся и раскололся.

Защищаясь кастелян инстинктивно вскинул левую руку. Летящий сквиг широко раскрыл пасть. Адлар шагнул навстречу и погрузил облачённую в броню руку внутрь орочьего приспешника. Кулак в перчатке сжал что-то влажное и бьющееся. Ксенос удушливо захрипел. Сильно рванув, Храмовник вытащил руку вместе с клубком внутренних органов твари. Подыхающий сквиг упал на палубу, словно сдувшийся шарик с верёвкой из бледных кишок.

Рота провела внутри скитальца меньше часа прежде чем на них напали. Пока не один из воинов не погиб от звериной волны, но казалось, что ксеносам нет конца. Снаружи бушевал радиационный шторм. Внутри рыцари сражались насмерть. Всё равно, что выбирать между варпом и Мальстрёмом. Им нужно найти лучшую позицию.

– Исендур, – произнёс кастелян в микрофон шлема, – можешь просканировать эту секцию корабля?

– Могу, сэр, – размеренно ответил технодесантник. – Что вы хотите найти?

Ударом ноги Адлар смял керамитовым сапогом морду сквига.

– Что-нибудь подальше от этого коридора. Помещение, где мы сможем сражаться с врагом все вместе, а не поодиночке.

– Ясно.

Не то чтобы командующего слишком беспокоила засада внутри разбившегося скитальца – они вполне могли свершить правосудие Императора и истребить инопланетных паразитов, но он и его люди должны выполнить другое задание. Капеллану Вольфраму и брату Ансгару оказалось совсем не просто убедить его в первую очередь следовать видению чемпиона, но раз он сделал выбор, то не свернёт с этого пути, пока не преуспеет или не умрёт во имя Императора.

– Сканирование завершено, – доложил Исендур.

– Через сорок два метра правый поворот коридора выходит в большой зал. Я засёк в нём несколько источников тепла. Если мы повернём назад, то сможем выйти, но с той стороны зафиксировано приближение множества биологических показателей, – спокойно и безо всяких эмоций продолжил Храмовник. Адлар порой полагал, что в технодесантнике слишком много от машин, за которыми он ухаживал.

– Сквиги?

– Нет, повелитель. Судя по поступающим данным это орки.

Рыцарь разнёс молотом на мелкие кусочки ещё одну приблизившуюся тварь.

– Что прикажете, кастелян? – спросил облачённый в белую броню апотекарий Блиант, сражавшийся рядом с Адларом. Он слышал, как его сеньор разговаривал по командной частоте отделения с Исендуром.

Этот путь вёл к так необходимой крепкой оборонительной позиции, но одновременно уводил ещё глубже в недра корабля, в то время как выход перекрывали приближавшиеся зелёнокожие.

– Адлар – командирам отделений, – объявил кастелян по общей связи. – Отделения Вольфрама, Гарронда, Лира, Белланжера, Вортимера и Фелана пробиваются наружу.

Хорек и Тортейн идут с ними. Когда достигнете выхода, определите уровень шторма и сообщайте нам о его состоянии.

Капеллан, прорубая крозиусом путь сквозь толпу сквигов и проклиная инопланетную мерзость, направился в тыл колонны космических десантников, готовясь возглавить половину роты для атаки на приближавшихся орков.

– Вортимер, Фелан, Пендаран, Доан, Динадин, Агравейн и Утер, вы со мной.

Храмовники начали пробиваться к своим лидерам.

– Что вы собрались делать, кастелян? – спросил окружённый ксеносами чемпион Императора, рассекая забрызганным ихором чёрным мечом слюнявую пасть очередной твари.

Адлар ответил не сразу – мысль только начала укореняться в его разуме. Он пнул сквига подальше от сражавшихся воинов и прикончил разрядом пылающей энергии из плазменного пистолета.

– Мы принесём правосудие Императора в логово монстров и вычистим все следы присутствия ксеносов… Горящая туша орочьего приспешника рухнула на пол, чуждая инопланетная плоть шипела и трескалась, растворяясь в огне.

… в пламени возмездия!

Отделение Пендарана первым после командной группы кастеляна пробилось в обширный сводчатый зал с трубчатым потолком. Сильно пахло гарью. Не было понятно, как раньше использовали этот похожий на пещеру ангар, и вообще с какой целью его построили. Зато точно было ясно, что он обитаем. На всех пяти палубах огромного зала горели множество костров. Рядом с ними виднелись приземистые силуэты сотен зелёнокожих, но эти орки отличались от тех с которыми Храмовники уже сражались на Армагеддоне.

Почти полностью голые, из одежды на них были только поношенные набедренные повязки. И вооружены ксеносы оказались совсем не тем, что привыкли видеть космические десантники у их сородичей. За поясами из шкур сквигов или в сильных пальцах покоились украшенные когтями и клыками длинные обрезки труб или куски металлической обшивки – своего рода грубые дубинки и палицы. Враги носили ожерелья из зубов и костей, а их тела покрывали примитивные татуировки и боевые раскраски.

У ближайшего костра брат-сержант заметил что-то вроде туши сквига, которую поджаривали на вертеле. Но это был не единственный увиденный им сквиг. В центре пещеры на цепи сидела тварь очень похожая на тех, что атаковали роту Адлара в коридоре, пока рыцари прорубались вглубь скитальца. Только эта была во много раз больше, как минимум в два раза выше любого астартес и почти полностью чёрная.

Существо скорее походило на дредноут, чем на своих сородичей.

Храмовники, по всей видимости, появились во время какого-то торжества: примитивные ксеносы отмечали удачную охоту на сквигов в глубинах разбившегося корабля. И рыцари прервали праздник. Продолжая радостно вопить, дикие орки устремились к космическим десантникам.

Астартес быстро рассыпались веером, занимая позиции на возвышавшейся над полом палубе. Кастелян отдал приказ сразу, как только орки начали карабкаться по трубам и лестницам, стремясь добраться до захватчиков.

Самые фанатичные братья среди элитных воинов Императора открыли огонь по зелёному потоку ксеносов.

Пендаран прицелился в жилистого врага, который лез к нему по лестнице. Болт-пистолет загрохотал, и рыцарь почувствовал отдачу в крепком запястье. Ксенос отлетел и рухнул на пол пещеры куском кровавого зелёного мяса.

Но казалось, что на место павшего встали пять его сородичей.

– Без пощады! Без сожалений! Без страха! – кричал Храмовник, продолжая вести огонь.

– Отделение Вортимера! Атакуем по схеме эпсилон! – приказал сержант штурмовиков.

Моментально включились прыжковые ранцы, двигатели коротко вспыхнули, пока атакующие неслись над головами рыцарей тактического отделения Лира прямо в гущу заполнивших высокий коридор зелёных тел.

Брат Халвн стрелял из болт-пистолета, осыпая толпу орков разрывными снарядами. Затем разогнал цепной меч до максимальных оборотов и начал рубить копошившихся в ногах сквигов.

Зелёнокожие подались назад. Даман мог сражаться только мечом – он всё ещё не мог поднять левую руку после столкновения с грузовиком.

Халвн увидел, как зубья оружия брата остановились из-за застрявших ошмётков чешуйчатых шкур мелких ксеносов. В этот момент с бесполезным клинком и раненой левой рукой он стал уязвим для атаки. Один из орков занёс над головой зазубренный кусок металлической обшивки.

Храмовник прицелился и выстрелил. Болт разнёс череп вдребезги. Зелёнокожая тварь рухнула перед Даманом. Цепной меч неожиданно снова заработал, перемолов запутавшуюся кожу.

– Спасибо, брат, – услышал Халвн, прежде чем перепрыгивая через трупы сородичей и скользя на липком кровавом ихоре сквигов на них набросилась следующая волна диких орков.

Если укрытие внутри скитальца от радиационного шторма сравнить с варпом в Мальстрёме, то сейчас ситуация стала похожей на падение в проклятое Хаосом Око Ужаса.

Рыцари, которых направили пробиться к выходу, за последний час продвинулись только на пятьдесят шесть метров.

Блиант следовал за колыхавшимся, забрызганным ихором знаменем брата Муртага, в то время как остальные космические десантники сражались по всему огромному залу. Орда орков приближалась к астартес, натравливая на облачённых в броню воинов чудовищного сквига.

Апотекарий слышал, что зелёнокожие и их приспешники вырастали из грибковых спор.

После того, как пятьдесят лет назад скиталец врезался в пепельные пустоши, множество спор погибших оркоидов рассеялось в окружающей среде, которая поспособствовала их размножению. Грибы проросли и, в конечном счете, каким-то образом породили новых живучих ксеносов. Изолированные в выжженной атомным взрывом пустыне, вдали от других орочьих “цивилизаций” зелёнокожие создали дикое государство и охотились на сквигов. Эти мелкие твари появились рядом с их примитивной культурой.

Зелёнокожий с болтавшимся на шее ожерельем из гремящих костей бросился на Блианта и сразу же сдох – грудную клетку разворотил выпущенный из пистолета болт. Запёкшаяся кровь попала на крылатую красную спираль, которую апотекарий гордо носил на правом наплечнике больнично-белой брони. На левом был нарисован чёрный крест – символ ордена.

Услышав гортанный почти рептилий рёв, Храмовник взглянул на огромное существо в центре орочьей толпы. Оно приближалась к рыцарям, и от его поступи под ногами астартес задрожал металлический пол. Навстречу чудовищному сквигу прорубался Ансгар, чёрный меч пел в руках чемпиона Императора.

Неожиданно перед монстром появился брат Элазар из отделения Динадина.

Инопланетный гибрид гриба удивительно легко переносил попадания из болтеров. Нужно было сделать что-то ещё. Этим и занялся Элазар. Блиант увидел крак-гранату в занесённой для броска руке. В этот момент для апотекария всё происходящее словно замедлилось.

Сквиг впился взглядом красных как угольки глаз в храброго Храмовника и кинулся на него с поразительной для столь большого существа скоростью. Он оказался рядом с Элазаром всего через долю секунды. Астартес устремил руку вперёд и в тот же миг тварь атаковала. Она схватила зубами облачённого в броню воина, а затем с тошнотворным хрустом и одинаковой лёгкостью пробила керамит, плоть и кости.

Сильные челюсти чудовища перекусили рыцаря пополам. Нижняя часть тела упала на пол вместе с содержимым кишечника. Остальное сквиг подбросил в воздух, поймал ртом и громко проглотил.

Мгновение спустя крак-граната разнесла инопланетного монстра на куски – тело твари превратилось в кровавый туман. Вокруг в радиусе двадцати метров всё забрызгало ихором ксеноса и останками отважного брата Элазара.

Увидев поразительную смерть зверя-идола, дикие орки запаниковали и начали отступать под натиском Храмовников.

Ход битвы бесповоротно и окончательно изменился.

– Брат Браннор, нам снова нужна ракетная установка, – приказал Агравейн рыцарю с тяжёлым вооружением.

– Есть, сэр, – ответил воин ветерану-сержанту, – пусть Император укажет мне цель.

Он вскинул мощное оружие на плечо, встал поудобнее и посмотрел на орков впереди.

Через перекрестья прицела Храмовник увидел ещё больше зелёнокожих в лучах фонарей доспехов рыцарей. Ксеносы мчались на космических десантников и были слишком тупыми, чтобы понять, что идут на смерть. За ними улучшенным зрением Браннор уже мог рассмотреть чёрные стены упавшего скитальца и пробоину в его корпусе, которая вела наружу в заканчивавшуюся ночь и в радиационный шторм. Буря ещё не прошла.

Вознеся молитву Императору, астартес коснулся руны запуска. Грохот вылетевшей ракеты на миг заглушил даже ураган. Она врезалась в толпу орков и, взорвавшись, пропахала проход в рядах ксеносов.

Когда дым рассеялся, ветераны отделения Агравейна позволили себе несколько радостных возгласов в честь хорошо выполненной работы.

Путь для кастеляна очищен.

Пока рыцари, возглавляемые Адларом, продолжали теснить павших духом орков к дальней стене пещеры, Исендур установил последний заряд рядом с кострами зелёнокожих.

Технодесантник быстро понял, что ксеносы развели их прямо над вентиляционными шахтами, которые были неотъемлемой частью электростанции, расположенной глубоко под этим залом. Она полностью или частично уцелела, хотя большей части остальных отсеков корабля не так повезло. Все пятьдесят лет продолжалась вырабатываться энергия, согревая диких орков и предоставляя им возможность готовить любимую – или единственную – пищу.

Подрыв начнёт цепную реакцию, которая вполне возможно приведёт к полному уничтожению скитальца.

Исендур поднялся, держа в руке силовую секиру.

– Кастелян, я установил последний заряд.

– Значит наша работа закончена, – донёсся из передатчика ответ вместе со звуками выстрелов.

– Рота Адлара, пора уходить. Выдвигаемся!

Ансгар последним вышел из скитальца прямо следом за братом Каланом и отважным кастеляном. Ожидавшие их космические десантники вели заградительный огонь по оркам и немногочисленным упорным сквигам, которые пытались преследовать рыцарей.

Не в обычаях Чёрных Храмовников отступать, но их время здесь подошло к концу – им предстояло выполнить ниспосланное Императором задание. Повелителю человечества нужно, чтобы они отдали жизни во имя Его в другом месте.

Заря начинала окрашивать восточный горизонт, освещая низкий химический туман над шлаковыми дюнами на западе. На юге пустыни продолжал бушевать радиационный шторм, вычищая то немногое, что сумело выжить, но как космические десантники и думали, и как Исендур и предсказал, опасность миновала.

Покинув обломки корабля, рыцари не стали медлить. “Эскалибур” парил над стеклянной равниной и двигался впереди бегущих астартес, ведя их к освещённому восходом восточному горизонту.

Они не услышали первую серию взрывов аккуратно установленных технодесантником зарядов, зато ощутили колебания застывшего песка под ногами. Произошедшее потом не оставило никаких сомнений, что Исендур успешно выполнил задание.

Часть долины, где скиталец попал в ловушку как муха в янтаре, раскололась и в тёмносинее небо взметнулись гейзеры искрившегося белого света. Жидкий огонь и дым вырвались из пробоин в корпусе разбившегося судна, издав демонический рёв, который пронёсся по равнине до далёкого моря дюн.

Пока Храмовники продолжали бежать, земная кора раскалывалась и разрушалась. В стекле появились огромные зигзагообразные трещины. Остатки огромного скитальца провалились в ущелье. За пятьдесят лет химическая эрозия вымыла песок и почву под застывшими силикатами. Осталась всего лишь оболочка над сетью старых каньонов и пустот. Огонь из неровной впадины величиной в несколько гектаров сменили клубы чёрного дыма.

Обломки “Загграскара” перестали существовать – их поглотила разгневанная планета в отместку за злодеяния орочьих орд Газкулла.

Одержавшие победу Храмовники успели покинуть погибавшую долину. Позади них огромное стекло раскололось и провалилось в бездну. Воинов Императора ждала иная судьба.

Одиннадцатая глава Судный день “Владыка войны” величественно шагал сквозь ночь, мерцая в свете тысяч крошечных огней. Казалось, что Император сбросил звёзды с тёмного неба на “Тираннуса”, дабы окутать титана саваном и благословить священный поиск. Огромные лучи прожекторов освещали пустыню, отмечая путь колосса по пепельным дюнам.

Но в пустошах, где днём господствовал жаркий ядовитый ад, сейчас царил обжигающий холод. Многочисленные датчики гигантского человека-машины показывали, что температура опустилась гораздо ниже нуля.

На внешнем корпусе титана образовался метановый лёд. С каждым широким шагом пласты застывшей химической жидкости трескались и раскалывались: сосульки падали на песок, адамантиевые наголенники и скрипящие сочленения.

Людей и сервиторов от мороза защищала метровая толща брони бога-машины, а согревало огромное количество тепла, которое выделяли системы исполина. Поэтому на многочисленных палубах земного левиафана было неприятно знойно и влажно. В плазменном ядре реактора температура не отличалась от жара кипящей магмы в жерле вулкана. Энергия направлялась на движение “Владыки войны” по пепельным пустошам.

С каждым гигантским шагом “Тираннус” преодолевал двадцать метров. Военную машину выключили, отремонтировали и снова включили. С тех пор согласно данным Касла Варна они прошли немногим более ста двадцати четырёх километров.

После последней битвы Экхард долго спал. Команда не беспокоила старика. Они и не собирались его будить – командующий пожертвовал большим, чем любой другой человек на борту. Вполне обычное дело, когда принцепс, чей титан повредили, в том или ином виде страдал от синоптических, физических, психических или эмоциональных травм, а порой и их комбинаций. Экипаж должен был позволить ему отдохнуть.

Магнус пробудился от мучительного сна, где он сражался на Марсе против орды чудовищных гаргантов, которые на одну половину состояли из металла, а на другую из орочьей плоти и крови. И старый великий принцепс Иуда Уркварт ругал его абсолютно за все тактические ошибки.

Левая рука Экхарда пока оставалась онемевшей. Воспоминания о неожиданной битве вызвали такую боль, что перехватило дыхание. Он знал, что она воображаемая – физически рука не пострадала – но от понимания страдания ничуть не уменьшались.

После отчаянной атаки на гарганта с крокодильей челюстью, чувство было такое, словно руку изнутри пожирал огонь. Пожарным командам сервиторов потребовалось два часа, чтобы окончательно потушить пламя в уничтоженной лазерной пушке. Она теперь абсолютно бесполезна, и вдобавок Магнус обнаружил, что пальцы на левой руке так сжались, что он с трудом смог их расцепить.

Принцепс помнил, как в первый раз пережил такую муку из-за эмпатического соединения с богом-машиной по мысленно-импульсной связи. В тот раз он сражался с порождениями Великого Пожирателя на Тарктике. Конечно невозможно забыть, как кромсают твои нервы.

Первый бой в звании командующего “Тираннус Максимуса” – подлинное боевое крещение. Его легио сошёлся лицом к лицу с яростными тиранидами, пытаясь не позволить инопланетным ксеноморфам разграбить природные ресурсы ледяного мира.

Тогда он был молодым и наивным, жаждущим славы и опрометчивым в битве. Постарев, он стал совсем не похож на молодых принцепсов, которых сейчас недолюбливал.

В одиночку и без поддержки других титанов он вступил в бой с иеродулом и через считанные минуты “Владыка войны” получил удар ядовитыми острыми как бритва когтями. После таких повреждений исполин почти не мог продолжать бой, а молодой принцепс едва не погиб. Их спас успевший выстрелить старый модератус-оружейник Кадм.

О да, Экхард помнил первую рану, которую он пережил вместе с богом войны Марса.

Пытаясь забыть о боли в сморщенной руке Магнус обратился к офицерам:

– Варн, сколько нам ещё идти?

– Боюсь, не могу сказать, лорд-принцепс, – тихо ответил тактик. – Сенсоры дальнего радиуса по-прежнему не работают, а ближние не показывают ничего кроме пустыни и нефтехимических следов орочьих машин.

– Хмм, – проворчал Экхард.

– Я буду и дальше наблюдать за сканерами, – нервно продолжил Касл, пытаясь хоть както заполнить неловкое молчание, – и сообщу, как только что-то изменится.

– Сделай это, – согласился Магнус.

После уничтожения базы титанов и неудачных попыток связаться с верховным командованием Тартара стареющий принцепс решил, что “Тираннус Максимус” принесёт наибольшую пользу в войне на Армагеддоне Секунд, если направится в место откуда пришли гарганты. Там могут находиться другие металлические чудища ксеносов, или готовая к наступлению огромная армия зелёнокожих или даже размещаться пока необнаруженная база орков – ведь не с неба же свалились те два монстра.

Хотя и в самом деле в первые дни вторжения орды Великого Зверя высаживались на планету в многочисленных заранее подготовленных крепостях-астероидах. Их ещё называли скалами. В местах приземления огромных похожих на горы цитаделей, орки быстро возводили мощные укрепления, откуда подобно волнам изливались воинственные и изголодавшиеся по битвам зелёнокожие, громыхающие боевые фуры и ужасающие идолы-гарганты.

Экхард не знал куда он и его экипаж направляются, но был уверен, что с очень большой вероятностью их ждут честь, слава и смерть. Он сильно сомневался, что покалеченный “Владыка войны” сможет преуспеть в такой дали от Тартара. По правде говоря, Магнус и не надеялся добраться до стен улья. Зато древний титан и старый принцепс славно погибнут, а не умрут в пустыне от отказа систем.

Пока они шли сквозь ночь датчики “Тираннуса” отфильтровывали остатки загрязнявшего атмосферу нефтехимического топлива, которое использовали орки, чтобы приводить в движение свои военные машины. Везде где прошли гарганты, остались выхлопы отработанных газов и вытекшая нефть. Потому бог-машина мог идти по их следам, словно охотник, преследующий зверя.

– Дворад, – произнёс Экхард, повернувшись к аугментированному техническому офицеру, который внимательно смотрел на циферблаты и аналоговые мониторы, – что с реактором?

– Удивительно, но всё в порядке, – ответил Гораш, – с учётом всех обстоятельств.

Хотя главный инженер не умышленно умолчал про утечку плазмы, принцепс знал о ней.

Он чувствовал её, как если бы в его собственном теле кровоточила рана.

– Оррек, что с оружием?

– Многоствольный бластер работает нормально, также уцелели турболазеры и большинство вспомогательных орудийных платформ, – ответил модератус.

– Какие шансы в бою? – мрачно спросил командующий.

– Без “Вулкана” боеспособность сильно уменьшилась.

– Меня не волнуют твои проблемы! – рявкнул Экхард. – Я хочу услышать, как ты с ними справишься.

– Возможно, удастся перенаправить часть энергии от уничтоженной пушки через муфтовые соединения в турболазеры, – предложил Радим, – но для полной уверенности мне нужно экспертное заключение главного инженера.

– Дворад, это возможно?

– С благословлением Бога-Машины и если нам повезёт, думаю, что да. Мне придётся задействовать половину бригад.

– Да будет так. Сделай это.

Магнус посмотрел на тёмную пустыню сквозь глаза земного левиафана. Там, куда попадал свет прожекторов, виднелись дюны, овраги и русла пересохших рек. Но принцепс почти не замечал их. Он думал о более важных вещах – о сражениях с осквернителями Армагеддона. Он был в сотнях километрах отсюда, далеко за горизонтом. Казалось, что земля устремилась ввысь из бесконечного пепельного моря. Тупые пики гор выглядели словно зубы доисторического зверя, который спал многие тысячелетия, а теперь пробудился из-за мировой войны.

А за горами и пеленой грязного химического тумана начинало светиться восточное небо.

Приближался рассвет. На Армагеддоне наступает новый день и один Император знает, что в нём ждёт “Тираннус Максимус”.

Не обращая ни на что внимания, древняя военная машина шла навстречу судьбе.

– Сэр, я что-то вижу! – неожиданно воскликнул Касл, привлекая внимание офицеров на мостике.

– Что там, Варн? Что ты видишь? – спросил Экхард.

– Трон Терры! Опять исчезло.

– Что у тебя? Что исчезло? Хватит уже – возьми себя в руки!

– Я что-то видел. Что-то совсем ненадолго пробилось сквозь статические помехи. Но оно точно было.

– Так что это? – быстро спросил обеспокоенный Оррек. – Нас снова атакуют?

– Нет, – успокоил его тактик, – по крайней мере, я думаю, что нет. Сигнал зафиксировали сенсоры дальнего радиуса.

– Но ты говорил, что эти топографы и авгуры не работают, – потребовал разъяснений принцепс.

– Они и не работали, но их дух-машины не отключился, и они продолжали сканировать.

Просто мешала статика, – пояснил офицер-тактик. – По какой-то причине – я не знаю по какой – помехи на время исчезли, и топографы смогли получить информацию о том, что впереди.

– И что впереди? – грозно спросил командующий.

– Когитаторам нужно время, чтобы расшифровать сигнал и обработать поступившую информацию, повелитель, – почтительно ответил Варн.

Магнус забарабанил пальцами правой руки по вырезанному из красного дерева подлокотнику трона. Касл задержал дыхание, пока логические процессоры анализировали полученные авгурами данные.

– Сенсоры просканировали возвышенность на востоке и обнаружили что-то похожее на широкий кратер, – нервничая и запинаясь на каждом слове, произнёс тактик.

– Вулканический? – перешёл к самой сути Экхард.

– Вполне возможно, – подтвердил Варн, – особенно если учесть высокий уровень вулканической активности на планете. Но судя по полученным данным, он сейчас бездействует. Также зафиксирован огромный источник радиации.

Потрясённый офицер смотрел лишёнными зрачков глазами на принцепса.

– Что это? – громко спросил Магнус. – Там случилось тоже, что и в Хеллсбриче?

– Нет, сэр, – ответил Касл. – Исходя из имеющейся информации, можно заключить, что там нет оружейных радиоактивных материалов.

– Значит это топливо реактора, – вступил в разговор Дворад.

– Уверен, что он очень опасен, – продолжил размышлять принцепс.

– И нестабилен, – добавил Варн.

– Орки, – прошипел Экхард.

– Я тоже так думаю, сэр.

– Можно сделать вывод, основываясь на данных сенсоров, что продолжая следовать текущим курсом, мы придём именно туда? – требовательно спросил Магнус.

– С очень высокой вероятностью, повелитель.

– И ещё можно предположить, что богохульные идолы, которых мы победили, пришли из этого кратера.

Касл кивнул:

– Есть все основания так считать.

– И ты говоришь, что источник радиации, обнаруженный “Тираннус Максимусом”, очень велик?

– Да, сэр.

– Он находится внутри одного сооружения?

– Нет, сэр. Без дополнительного сканирования нельзя понять один ли это реактор или несколько поменьше, которые расположены рядом – не далее, чем в километре друг от друга.

– Дворад, – обратился принцепс к главному инженеру. – Твоё мнение, пожалуйста.

– Думаю, мы засекли гаргантов. А может быть и всего одного, только он гораздо больше любой военной машины, виденной нами раньше.

– Согласен. Как далеко мы от кратера? – спросил у тактика Экхард.

– Примерно в ста восьмидесяти трёх километрах.

– И сколько нужно времени, чтобы добраться туда?

– Полагаю, что при текущей скорости мы будем там через шесть часов, сэр.

– Тогда план наших действий предельно ясен. Мудрость Императора предопределила нашу судьбу, – торжественно провозгласил Магнус.

Всё было столь очевидно, словно “Тираннус” говорил с ним по мысленно-импульсной связи. Чтобы ни ждало их, нужно достичь предполагаемой базы гаргантов и остановить орков. Если они это не сделают, то окружившие Тартар зелёнокожие обязательно получат так необходимое им подкрепление. Тогда вне всяких сомнений титаны врага присоединятся к штурму, особенно если учесть потерю базы в Хеллсбриче и всех военных колоссов, которые на ней размещались. Не останется никого, кто сможет противостоять ордам ксеносов и их идолам, когда они атакуют стены осаждённого улья.

Принцепс очень хотел бы связаться с верховным командованием города. Даже если бы он не получил одобрение, то по крайней мере сообщил бы штабным офицерам о решении пожертвовать собой ради Армагеддона. Но с тех пор как Хеллсбрич стёрли с лика планеты связь так и не наладилась.

Также Экхард не верил, что “Владыка войны” успеет достичь Тартара и помочь защитникам отбить штурм. И дело было не только во времени. Магнус едва осмеливался так думать, но в глубине сердца он понимал, что после бесчисленных тысячелетий службы Империуму долгая жизнь “Тираннус Максимуса” подходит к концу.

Командующий сомневался, что великий тиран сможет дойти до улья без столь необходимого ремонта. Работа, которую выполнили главный инженер и его техножрецы, всего лишь временная мера. Старому титану требовался уход в комплексе Адептус Механикус или на борту корабля-кузни и набожная служба множества слуг БогаМашины.

Если бы принцепс услышал подобные слова от одного из своих людей, то отругал бы его за слабую веру в древнего бога-машину. Но бравада хороша во время боя, а сейчас Экхард должен реалистично оценивать ситуацию.

Есть риск, что титана повергнут, пока он будет идти в Тартар. Они уже сражались с двумя гаргантами в пустошах, и ещё с передвижной крепостью – ничего подобного ей командующий никогда не видел – которую прикрывала эскадрилья орочьих самолётов.

Кто знает, что ещё может поджидать их в разорённой войной пустыне?

Нет, у отважного титана и его храброй команды остался только один выбор. Принцепс рисковал всем – по сути, задание сродни самоубийству. Но в случае успеха они спасут жизни миллионов, если не миллиардов, верноподданных Императора. Магнус был уверен, погибнуть в блеске славы – вот наилучший выход.

Старик щёлкнул слегка дрожащей рукой по переключателю на командной панели впереди.

Откашлявшись, он обратился к команде:

– Слуги Бога-Машины. Солдаты Императора. Мои верные товарищи по оружию. Мы идём встретиться лицом к лицу с врагом. Мы идём обрушить возмездие Императора человечества на головы инопланетной мерзости. Мы идём уничтожить орков, которые угрожают Армагеддону и войскам Императора. Скорее всего, мы идём на смерть. Но также мы идём, дабы снискать славу в глазах Омниссии и Бога-Императора. Возможно, Машина сочтёт нас достойными, а Император и Его святые ниспошлют нам благословения и защиту.

Экхард отключил связь и отдал приказы офицерам:

– Модератус, зарядить турболазеры. Тактик, продолжай сканирование и поиск сигналов с базы гаргантов и будь готов указать выгодную позицию для ведения огня. Дворад, увеличь обороты турбин насколько возможно и прибавь скорости. Встаёт солнце нашего судного дня. Вперёд к нему. Сделаем это!

Двенадцатая глава Прибытие

– Чёрт возьми! Не могу поверить, – потрясённо присвистнул Конрад Страйкер. Звук приглушил противогаз, который ему выдали легионеры. – Здесь на самом деле аэродром орков. Я был уверен, что он есть! Это так много объясняет.

Пилот подался вперёд, чтобы получше посмотреть с гребня холма, и немедленно пожалел об этом. Он вздрогнул и задержал дыхание, почувствовав боль в напрягшихся мышцах и сломанных рёбрах.

Учитывая все обстоятельства его хорошо подлатали. Когда гвардейцы нашли избитого орками и лежавшего в корме боевой фуры лётчика, он едва был в сознании. Санитар, используя остатки медпакета, отлично обработал раны, но Страйкер понимал, что его ждёт множество проблем, если они в ближайшее время не доберутся до имперской базы с хорошо оснащённым госпиталем. Болезнетворные организмы из атмосферы проникли в Конрада задолго до пленения зелёнокожими. Кожа на лице стала горячей и чувствительной, появился резкий хриплый кашель. И пилот осознавал, что дело тут не только в одышке.

Однако ночной сон сказался на нём чудесным образом. Он выспался так хорошо впервые с тех пор как фрегат “Ченков” прибыл на орбиту Армагеддона семь недель назад.

На самом деле спокойный отдых благотворно отразился на всём отряде. Броек выказал искреннее желание управлять чудовищным грузовиком-танком и Верхоеф, который сам ещё только привыкал к огромным рычагам, показал чему успел научиться. Они по очереди вели фуру, меняясь каждые сто километров или два часа.

Никто из солдат не стоял на посту – брат Джерольд потребовал эту обязанность себе.

Прочно закреплённый в центре машины-монстра он безостановочно сканировал окружающую местность, равномерно поворачивая мощное оружие, направленное в пустыню.

С места, где Страйкер лёжа смотрел на огромный машинный корпус, дредноут выглядел как чёрный силуэт на фоне ультрамариново-нефритовой химической ночи. Он производил впечатление статуи одного из милосердных ангелов Императора, которые повсюду надзирали за Его паствой.

В этот момент Храмовник казался пилоту нереальным. Само собой и остальные в отряде относились к ветерану Адептус Астартес с благоговением. Дредноуты были воистину мифическими – частью легенды. Большинству людей, даже тем, кто служат в Имперской Гвардии, и воюют по всей галактике, так и не даруется благословение увидеть хотя бы космического десантника. А встретить ветерана, которого за ранения и доблестные деяния поместили в живое машинное тело, дабы он смог продолжить сражаться с врагами человечества во имя Императора – означает самому стать частью легенды!

В минуты бодрствования посреди долгожданного сна, когда он смотрел на силуэт неповоротливого брата Джерольда, Страйкер слышал, как легионеры спорили: стоит ли им выключать ночное освещение. Они решили, что орки в любом случае услышат их, а рисковать ехать в темноте только под холодным лунным светом, изредка прорывавшимся сквозь пелену облаков, гораздо опаснее, чем быть обнаруженными зелёнокожими, которых они в любом случае должны стереть с лика планеты.

В эти мгновения Конраду казалось, что вдали горит горизонт. Только Император знает, кто и в каких смертельных битвах сражается сейчас по всей планете, в то время как рядом с орочьим джаггернаутом и его пассажирами царит мир.

В конечном счёте, так или иначе, ночь закончилась без происшествий. А наступивший рассвет принёс очередной сюрприз. Спустя всего несколько часов после восхода солнца они заметили аэродром в пересохшем русле реки.

Сканеры Храмовника засекли местоположение группы главных ангаров, гудронированную взлётно-посадочную полосу и что-то похожее на примитивную башню управления полётами. Они появились в виде коротких импульсов на встроенном радаре рыцаря. Шоссе пролегало рядом с аэродромом, поэтому у имперцев не было ни малейшей возможности проехать мимо и не подвергнуться нападению. Джерольд пророкотал приказ и Верхоеф немедленно остановил огромную машину, нечаянно слишком резко дёрнув за рычаги. От неожиданности все легионеры кроме него упали вперёд. На их счастье крепко зафиксированный дредноут устоял.

Стоит им приблизиться и в лучах утреннего солнца ксеносы без проблем поймут кто перед ними на самом деле. Поэтому все кроме Верхоефа – вдруг быстро потребуется фура

– и раненного Страйкера покинули транспорт. Джерольд также остался внутри, потому что не было ни малейшей возможности спрятать его от орков.

Стейнбек пошёл первым и забрался на вершину скалистого горного хребта, собираясь получше рассмотреть пыльную долину в русле реки. Жестами он позвал остальных солдат. Пошептавшись с разведчиком, сержант отправил провонявшего прометием Колпа Гюнта за Конрадом, чтобы лётчик прокомментировал увиденное. Как только огнемётчик помог ему выбраться из фуры, пилот, прихрамывая, направился к легионерам и сам в первый раз увидел аэродром.

Теперь учтя прежнюю ошибку, он выглянул за гребень осторожнее.

Не похоже, чтобы площадку расчистили орки. Скорее всего, твари воспользовались тем, что построили ещё до их прибытия на планету. Для этого вида ксеносов такое поведение вполне типично.

Справа от Страйкера протянулась единственная полоса – несколько километров с югозапада на северо-восток параллельно повернувшему вдали горному хребту. Скалы слева заканчивались у конца ВПП, и равнина становилась открытой пустынным ветрам. Справа от гудронированной дороги построили три похожих на ангары здания из клёпанного рифлёного железа. Слева ещё один ангар, только гораздо больше, и шестиугольное строение из блоков. Сейчас точно стало ясно – это башня управления. В дальнем конце аэродрома соорудили склад ГСМ: четыре огромных цистерны на погрузившихся в твёрдую землю металлических опорах. Рядом стоял орочий топливозаправщик. Кругом беспорядочно валялись бочки, бухты проволоки, провода и запасные детали.

Также абсолютно хаотично зелёнокожие разместили и свои летательные аппараты.

“Бомбилы-истрибилы” всевозможных безвкусных расцветок: красные, жёлтые, зелёные, оранжевые и даже в чёрно-белую клетку. На аэродроме царила суматошная деятельность.

Мелкие ксеносы, известные как гретчины или гроты, осматривали самолёты, загружали боеприпасы в магазины пушек, устанавливали ракеты с нарисованными акульими мордами под крылья со стеллажей тележек, проверяли давление масла и занимались другими подобными делами. Надзиратели-орки командовали ими почти как громилы из схолы прогениум.

Наблюдая за ними, Конрад решил, что твари уже заправили коптилы после последнего вылета и ждали, куда их отправит командование. Тут базировалась целая эскадрилья из десяти машин. Не представится лучшей возможности атаковать врагов раньше, чем те отправятся в очередной налёт на верные Императору войска.

Разглядывая неказистые самолёты зелёнокожих, пилот неожиданно остро вспомнил, как потерял свою “Молнию”. Имперские летательные аппараты были гораздо изящнее и благороднее, чем тупоносые потребляющие много топлива машины ксеносов. “Молнии”, “Громы” и “Мародёры” выглядели как волки в лоснящихся шкурах в противоположность свиноподобным “бомбилам-истребилами” орков.

– Что дальше, сержант? – взволнованно спросил Эркал.

– Ну, пожалуй, рассмотрим все варианты, – ответил Бэйн. – Нам нужно добраться до Хеллсбрича и сообщить важную информацию агента Браксуса. С другой стороны мы должны избавить планету от зелёнокожих.

– Стревикц, – продолжил Джелкус, повернувшись к радисту, – есть хоть какие-то сигналы?

Рядовой нажал кнопки и покрутил циферблаты потрёпанного вокс-передатчика.

– Ничего, сэр, – угрюмо ответил гвардеец.

– Ясно, значит, нам по-прежнему нужно доставить данные лично, так сказать передать из рук в руки.

– Можно пойти в обход, – предложил Стейнбек.

– Это может затянуться, – возразил Кайван. – И ксеносы могут услышать грохот этой колымаги, – он ткнул большим пальцем за спину в сторону боевой фуры.

– Она что громче двигателей самолётов? – не согласился Броек.

– В любом случае придётся ехать гораздо дольше.

– В этом есть смысл, – согласился Руми.

– “Истрибилы” взлетят в течение получаса, – присоединился к спору Страйкер.

– И мы станем лёгкими мишенями, – кивнул Бэйн. – Они не могут не заметить нас, и наша смерть будет быстрой и мучительной.

– Вы предлагаете атаковать? – в ужасе спросил Эркал.

– А почему бы и нет? – ответил Гюнт.

– Начнём с того, что нас всего девять!

– Не забывай про почтенного брата и боевую фуру с тяжёлым вооружением, – почти рассмеялся Колп.

Конрад решил, что огнемётчик и явно более юный и менее опытный Эркал полные противоположности. Кажется, Гюнт наслаждался любой возможностью применить извергающее пламя оружие.

С другой стороны Рисели Эркал до сих пор нервничал на войне. Хотя и стремился служить Императору и внести свою лепту в избавление Армагеддона от инопланетных захватчиков. Всё что молодой солдат пережил в Стальном легионе, пока ничуть не способствовало избавлению или уменьшению тревожных опасений. В любом случае последние события только усугубили его неуверенность в ужасной ситуации, в которой он оказался.

– Но мы действительно должны как можно быстрее передать сообщение агента в Хеллсбрич, – поддержал выказанное раньше мнение Эркал. – Это наш долг.

– Ну да, а ещё наш долг – надавать пинков по зелёным шкурам, – проворчал Кайван.

– Это что ещё за звук? – неожиданно произнёс Стревикц. Все посмотрели на большой ангар вдали. Со скрипом открылись огромные раздвижные двери, и наружу выехал грузовик на больших колёсах. Но шумел вовсе не он.

Машина буксировала самолёт. Ни один из наблюдавших с вершины горного хребта имперцев никогда раньше не видел такого огромного орочьего “бомбилы”. Мечта пилотов ксеносов и, без сомнения, гордость всей эскадрильи. Размах крыльев, по крайней мере, в четыре раза превышал размеры любого летательного аппарата на ВПП. В них установили четыре мощных пропеллерных двигателя, которые урчали, разгоняясь до взлётной скорости. Именно из-за них ревел ветер.

Цилиндрический корпус выглядел достаточно вместительным, чтобы доставить подразделение пушечных фур к линии фронта. Соответственно своим габаритам самолёт изобиловал орудийными позициями, а под крыльями крепилось столько ракет, что он мог конкурировать со всей эскадрильей коптил. На носу нарисовали клыкастую пасть, над ней возвышалась стеклянная кабина.

– Видишь, какой огромный ублюдок? – выругался Гюнт.

– Ага, огромный. Согласен, – подтвердил Броек.

– Да, – добавил Верхоеф, – вне всякого сомнения, здоровый ублюдок.

– Знаешь что, сержант? – произнёс Страйкер таким тоном, словно улыбался за противогазом.

– Что? – спросил заинтригованный Бэйн.

– Ну, раз мы так спешим в Хеллсбрич, то сможем добраться туда гораздо быстрее, если полетим.

– Как дела, Гюнт? – протрещал из бусинки передатчика голос сержанта. По-прежнему работала только ближняя связь.

– Мы установили трубчатые заряды у двух из четырёх цистерн, – прошептал в ответ Колп.

– Поспеши, рядовой, – прошипел Джелкус.

План был предельно прост. Чтобы угнать самолёт легионерам нужно застать врага врасплох. Раз нельзя подобраться под прикрытием ночи, значит, орков нужно как-то отвлечь. Поэтому Гюнта и Стейнбека отправили к противоположному концу взлётнопосадочной полосы – они, оставаясь незамеченными, обогнули дальний склон холма. Им предстоит взорвать склад горючего. Пока зелёнокожие будут разбираться в происходящем, остальные гвардейцы вместе с Конрадом и грозным братом Джеральдом атакуют с юга на боевой фуре.

– У нас проблема, сэр, – доложил огнемётчик, наблюдая за разведчиком, который присел на корточки возле самой дальней ржавой цистерны. Вин вытянул правую руку за спину и показал четыре пальца.

– Какая? – чувствовалось, что сержант начинает злиться.

– Приближаются четыре орка, сэр.

– Вас заметили?

– Ещё нет, сэр.

– Тогда какого чёрта они там делают?

– Не знаю, сэр.

Тем временем Стейнбек снял с плеча длинноствольный лазган и прицелился одному из ксеносов в голову.

– Ваши приказы, сэр? Открыть огонь? – спросил Гюнт, приготовив огнемёт.

– Нет. Уходите. Не стоит терять эффект неожиданности, – ответил Джелкус. – Отходите.

Двое рядовых начали отступать. Однако сначала Вин вытащил из-за пояса штык и воткнул в изъеденную ржавчиной третью цистерну. Из отверстия сразу же потекло очищенное нефтехимическое топливо. Прежде чем вытащить нож разведчик повернул его, расширяя пробоину. Теперь струйка превратилась в непрерывный поток.

Колп услышал гортанную речь орков – те как будто чему-то удивлялись. Он был уверен, что твари учуяли запах вытекающего прометия и жестом поторопил Стейнбека.

Пригибаясь, они забежали в тень от горного хребта – там скальные пласты выходили на поверхность и заслоняли спуск к аэродрому.

– Всё, сэр, мы на месте, – доложил Гюнт Бэйну.

– Тогда взрывайте, когда будете готовы. И да поможет вам Император. Конец связи.

Из укрытия легионеры наблюдали, как топливо выливалось на утрамбованную землю и из-за наклона грунта текло к рокритовой дороге. Бледно-охряная почва становилась тёмно-коричневой. Не понимая, что происходит, в лужу прометия вступили зелёнокожие.

Усмехнувшись, огнемётчик нажал на детонатор. Взрыв сотряс всё вокруг: с гор посыпалась каменная пыль, в небо взметнулся шар из грязного чёрного дыма и яркого оранжевого пламени. От ударной волны третья цистерна также взлетела на воздух, а вслед за ней и четвёртая. Их содержимое подпитало неистовое пламя.

Четверых приближавшихся ксеносов отбросило назад, и они распластались на мокрой земле. Все на аэродроме тотчас же обратили внимание на взорвавшийся склад. Отовсюду доносились крики.

Упавшие орки встали, но кожаные куртки и штаны уже пропитались горючим.

Зелёнокожие, ни медля ни секунды, бросились наутёк – слишком поздно. Они не пробежали и нескольких метров, когда огонь добрался до ног и поджёг тела. Визжа как свиньи и размахивая руками они не глядя устремились в сторону Гюнта. Сдохли твари далеко не сразу – плоть успела почернеть и обуглиться.

Пожар продвигался по земле от разорванных цистерн к грузовику-заправщику. В воздух взметнулись синие, фиолетовые и оранжевые языки пламени высотой с человека. Они достигли машины, и загорелся брошенный топливный шланг. Мгновение казалось, что ничего не произойдёт. Затем с диким звериным рёвом заправщик взорвался. Куски искорёженного чёрного металла взлетели в небо в центре растущего огненного шара. Из грязного жирного пламени вылетела горящая покрышка и отскочила от грунта всего в нескольких метрах от укрывшихся гвардейцев.

Едва начало стихать эхо разрывов, как с противоположного конца ВПП послышались выстрелы.

Колп сумел разглядеть огромную всесокрушающую боевую фуру, которая спускалась по горному хребту в открытую долину. Она ехала примерно на скорости сорок пять километров в час, поднимая пыль гусеницами и огромными колёсами. С тыла на изумлённых орков обрушился смертоносный шквал крупнокалиберных снарядов из огромной пушки и установленных на корме двух спаренных пулемётов. Огонь вели Бэйн, Броек и Кайван, Эркал перезаряжал, а Руми и Стревикц стреляли с бортов из лазганов.

Страйкер нашёл в заднем отсеке тайник с гранатами и теперь бросал их в зелёнокожих с помощью специального метательного устройства.

Ксеносы гибли или под беспорядочным плотным огнём или разлетались в клочья от мощных пушечных снарядов. Со всех сторон доносились их предсмертные вопли. Но не только чудовищная машина наносила столь огромные потери искавшим спасение зелёнокожим. Рядом с похожим на танк грузовиком параллельным курсом шагал увенчанный нимбом неповоротливый чёрный бронированный дредноут – брат Джерольд из ордена Чёрных Храмовников Адептус Астартес.

Дульное пламя и дым затмевали вращавшиеся стволы автоматической пушки и губительный штормовой болтер. Попадания разрывных боеприпасов превращали орков и гретчинов в ярко-зелёный туман.

Одновременно рыцарь рокотал из встроенных в броню динамиков. Воин обличал ксеносов богохульниками, само существование которых противоречило воле Императора, и призывал на их отвратительные орды божественную кару. Это был голос самой смерти.

Словно в ответ послышались отрывистые приказы. Они разнеслись по всему аэродрому из громкоговорителей башни управления.

И пока почти все гретчины спасались бегством, несколько больших орков сумели сохранить остатки разума и устремились к самолётам. На земле коптилы не опасны для боевой фуры, но вот если сумеют подняться в воздух – всё станет совсем иначе.

– Нельзя позволить этим ублюдкам взлететь, – обратился к Стейнбеку Гюнт.

– Ясно, – ответил разведчик, и, не произнеся больше ни слова, легионеры выбежали из укрытия и направились на аэродром.

Гусеничная машина резко остановилась, и Бэйн от неожиданности подался вперёд.

Сержант врезался в казённую часть пушки, из которой вёл огонь.

– В чём дело, Верхоеф? – прорычал он водителю.

Долю секунды спустя всего в метре от шипастого бампера раздался взрыв, встряхнув чудовищный транспорт. Если бы легионер не нажал на тормоза, то снаряд попал бы прямо в угнанную гвардейцами фуру.

– Извините, сэр! – крикнул Верхоеф, несмотря на напряжение боя в его голосе чувствовалось веселье.

– Не волнуйся, рядовой, – ответил Джелкус. – Вовремя увидел. Так держать.

Впереди продолжалась буксировка огромного бомбардировщика к взлётно-посадочной полосе. Очевидно орки преисполнились решимости поднять его в воздух, даже несмотря на неожиданное нападение.

Для Бэйна не составило бы труда навести пушку на подвешенные под крыльями ракеты и отправить самолёт в лучший мир, но у них совсем другая цель. Когда пилот предложил улететь в Хеллсбрич на борту этого монстра, в сержанте снова вспыхнули воображение и надежда. Он увидел в спасении Конрада Страйкера промысел Императора, и теперь лётчик поможет взводу выполнить задание.

Но пилот орков уже в кабине и зелёнокожий успел завести двигатели, пока летательный аппарат тянули к ВПП. Легионеры должны действовать без промедления, и не дать ксеносам использовать единственный шанс на спасение.

– Верхоеф! – закричал Джелкус, перекрывая спаренные пулемёты, грохотавшие с обеих сторон. – Займись заправщиком!

– Есть, сэр! – донёсся взволнованный ответ.

Мотор взревел, из выхлопных труб вырвались клубы густого чёрного дыма. Огромный танк двинулся вперёд.

Сержант успел заметить ужас в глазах орка-водителя, прежде чем боевая фура врезалась в тягач. Заскрежетал рвущийся металл, когда машина легионеров ударила заправщик ксеносов, смяла ходовую часть и разнесла в дребезги бок. Соединявшая самолёт и грузовик балка погнулась и сломалась. Водитель погиб – тело расплющили раздавленные обломки.

Бэйн неожиданно ощутил порыв ураганного ветра. Обернувшись, он увидел вращавшиеся лопасти пропеллера одного из огромных двигателей неумолимо приближавшегося бомбардировщика. Из-за своего размера крыло пройдёт над танком и винт изрубит всё, что окажется на его пути. Вдобавок за низким гулом винтов сержант расслышал звуки вращавшегося всё быстрее оружия.

– Вывози нас отсюда! – взревел Джелкус.

На аэродроме царили хаос и неразбериха. Фура рванулась вперёд, проехала перед носом самолёта и расплющила вторую половину тягача вслед за первой. На ровной поверхности, Верхоеф увеличил скорость и направил транспорт к башне связи. Из пушек бомбера открыли огонь, разрывая рокрит ВПП позади машины легионеров.

– Стревикц, займи место Броека, – приказал Бэйн, пока они удалялись от преследователей.

Рядовой подчинился и повесил лазган на плечо.

Шагнув назад от спаренного пулемёта, Броек повернулся к сержанту:

– Что нужно, серж?

– Сделай всё, чтобы Страйкер оказался на борту этого самолёта!

Взревели двигатели, три орочьих “истрибилы” оторвались от земли и резко начали набирать высоту, когда пилоты включили ускорители. Брат Джерольд навёл крутившиеся стволы автоматической пушки на последнего коптилу. Скорее всего, враг уже слишком далеко, но стоит попробовать. Неожиданная яркая вспышка отвлекла Храмовника.

Второй из взлетевших самолётов попал в беду. По всей видимости, его повредили ещё на земле, а теперь из-за перегрузок воспламенился мотор. Секунду спустя взорвался топливный бак под левым крылом. Штурмовик резко завалился на левый бок и на полной скорости понёсся вниз. Но прежде чем упасть на землю он врезался в третий самолёт, который успел подняться всего на двадцать метров. Они столкнулись в воздухе и двойной огненной кометой пронеслись над взлётно-посадочной полосой.

Обломки крыльев и куски фюзеляжа разлетелись во все стороны, убив с десяток или больше паникующих гретчинов и два раза меньше оставшихся на земле орков.

А семь вражеских летательных аппаратов так и не поднялись в небо – вот итог внезапной атаки легионеров и дредноута. Совместным огнём Джерольд и захваченная фура уничтожили три прямо на стоянках. Ещё один повредили, и он стал непригоден к полётам

– взрывная волна от склада ГСМ срезала хвост обломком топливозаправщика.

Пятый и вовсе подбил свой. Заведя двигатель и набрав скорость, пилот решил расстрелять в упор Гюнта и Стейнбека, которые на противоположном конце аэродрома уничтожали все очаги сопротивления зелёнокожих. Легионеры легко уклонились от неуклюжих попыток их прикончить, а когда лётчик заложил вираж и стал преследовать убегавших солдат выпуская ракеты, то в поле его зрения попал коптила соплеменника. Боеголовка угодила в цель и уничтожила самолёт.

Последние два не разрушили полностью – они остались на земле по другим причинам. В первом имперцы убили пилота, а у второго Джерольд метким огнём перебил шасси.

Теперь он просто никак не мог разогнаться и взлететь.

В воздухе был всего один, но если Император не соизволит помочь, то и его окажется вполне достаточно, чтобы уничтожить нападавших.

Орочий “бомбила-истрибила” накренился и развернулся, собираясь обстрелять аэродром на бреющем полёте. Когитатор рассчитал траекторию и направил результат в хирургически изменённый мозг дредноута. Зелёнокожий направлялся прямо на Храмовника.

Астартес стоял посередине усеянной воронками ВПП – шесть тонн неподвижного крепкого металла. Снаряды скорострельного орудия ксеносов разрывали гудронированную поверхность и подбрасывали куски асфальта.

Враг приближался всё ближе и ближе.

Непоколебимый брат Джерольд – закованный в броню ветеран многочисленных сражений

– не сдвинулся с места. Самолёт выровнял полёт и мчался низко над аэродромом. Ближе, ещё ближе.

Несмотря ни на что дредноут стоял на месте.

Ближе.

Заскрипели сервоприводы – рыцарь навёл оружие на стремительно приближавшегося коптилу и прицелился.

Ближе.

Почти неосознанно Храмовник запел успокаивающую литанию защиты Императора.

Ближе.

Двадцать метров.

Пятнадцать.

Десять.

Джерольд открыл огонь. С ужасающей скоростью из автоматической пушки вылетели разрывные снаряды. Миниракеты штормового болтера тоже нашли свою жертву среди неразберихи из пламени, дыма и грохота.

Стреляя по самолёту ксеносов, дредноут дал выход гневу и возмущению за всё зло, которое нанесли ордену зелёнокожие. Пули, попадая в бронированный корпус, срывали металлическую обшивку с орудийных спонсонов, крыльев и фюзеляжа.

Лобовое стекло разлетелось вдребезги. Разрезало коллектор двигателя. Крепления стрелялы погнулись. Пробило элероны – из отверстий повалил чёрный дым. Снаряд автоматической пушки попал в пилота, и кабину забрызгало кровью и мозгами зелёнокожего.

Затем пришла очередь топливных баков.

Оставляя позади огненный хвост объятый пламенем штурмовик начал вращаться вокруг центральной оси. Горящий самолёт летел всего в нескольких метрах над землёй прямо в неподвижного Храмовника. При очередном смертоносном обороте конец крыла задел дредноут и вслед за обломками орочьей машины закрутился и брат Джерольд – рыцаря отбросило, словно детскую куклу. От удара акустической волны пролетевшего мимо коптилы он прокатился почти десять метров по пыли и песку, прежде чем сумел остановиться. За спиной раскалённые куски “истрибилы” перепахали гудронированную дорогу.

Раздался ещё один взрыв. С неба посыпался щебень. Благодаря электрической обратной связи и физической жгучей боли Джерольд понял, что произошло. Сервоприводы зажужжали, когда он попытался подняться, оттолкнувшись от рокрита силовым кулаком.

Но с правой стороны корпуса не осталось ничего, чем он мог бы себе помочь.

Автоматическую пушку, которая последние двенадцать лет заменяла Храмовнику руку, оторвало во время столкновения с самолётом.

Гюнт и Стейнбек свернули за дальнюю сторону второго ангара, расположенного справа от взлётно-посадочной полосы, и сразу же бросились назад, когда прямо перед ними взметнулась пыль, поднятая огнём из какого-то орочьего оружия. Грохочущая стрельба не смолкла, и в рифлёных стенах появились многочисленные пулевые отверстия диаметром в несколько сантиметров.

Гвардейцы начали обходить здание с другой стороны. Где столкнулись с бригадой рабочих-гретчинов, которых подгонял меканик-орк.

Стейнбек пристрелил главаря – лазерный разряд прожёг твари череп. Одновременно Гюнт сжёг мелких зелёнокожих из огнемёта.

Добежав до входа в пустой ангар, они увидели, кто их обстрелял. Через дорогу стоял самолёт без шасси. Но пилот в кабине выжил и обратил оружие на нападавших. Заметив легионеров, он снова прицелился из носовых пулемётов.

Раздался глухой гул и сквозь дым от горящих обломков Колп увидел боевую фуру. Она выглядела словно рычащий металлический зверь. Из главного орудия ещё раз выстрелили, и снаряд разнёс в клочья переднюю половину коптилы.

Град осколков искромсал троих орков. Деталь двигателя пробила крышу позади гвардейцев. Кусок фюзеляжа вонзился в рифлёную железную стену и задрожал всего в нескольких сантиметрах над головой Гюнта.

Их спас метко стрелявший Бэйн. Огнемётчик задался вопросом: повезло ли почтенному дредноуту как и им? Он со Стейнбеком беспомощно наблюдал за тем, как последний штурмовик встретил смерть от сокрушительных рук Джерольда. Они не видели, что случилось с рыцарем после столкновения с резко пикировавшим самолётом.

Если славный брат Чёрных Храмовников выжил, то легионеры должны сделать всё возможное, чтобы помочь ему. Рядовые, преисполненные решимости добраться до поверженного Адептус Астартес, пробивались сквозь царящие вокруг хаос и смятение.

Убивая всех ксеносов, которые становились на их пути.

– Вперёд! – прошипел Броек прямо в ухо Страйкеру.

Бежавший пригнувшись пилот замешкался на углу огромного навеса для гигантского бомбардировщика и в него врезался здоровяк-легионер. Каждый неуверенный шаг отдавался мукой в измученном теле. Казалось, что не осталось ни одного не болевшего места, но он продолжал убеждать себя, что результат того стоит.

До бомбера осталось всего десять метров. По всей видимости, орки надеялись успеть загрузить его до взлёта – хотя один только Император знает как – кормовая аппарель была всё ещё открыта. Её край подпрыгивал на неровной дороге, пока самолёт медленно, но неуклонно набирал скорость и готовился оторваться от земли.

Забраться внутрь не составит труда. Но сначала надо разобраться с зелёнокожими, которые сновали между бомбардировщиком и Конрадом с телохранителем.

Пилот вёл огонь по гретчинам и их более крупным сородичам оркам из флотского автоматического пистолета. Бежавший сбоку Броек убивал ксеносов меткими выстрелами из лазгана.

Страйкер начал привыкать к тому, что видит в противогазе меньше. И вполне сумел приспособиться. В эскадрильи у него была репутация отличного стрелка – им он и остался, несмотря на ограниченный обзор, противогаз и раны. А вот открытый ящик с инструментами прямо перед собой он не заметил.

Имперец споткнулся и упал. В обычном состоянии он сумел бы легко устоять на ногах, но не теперь. Конрад ударился о рокрит, и в груди вспыхнула острая боль, а весь мир на мгновение превратился в шторм мучительных белых молний. Он перекатился на спину и тяжело глубоко задышал.

Броек уже был рядом и присел на корточки:

– Вы в порядке?

Нет, не в порядке – в этом он не сомневался. Ещё он ничуть не сомневался, что одно из выступавших сломанных рёбер усугубило повреждения. Страйкер полуоткрыл глаза сопротивляясь пронзительной агонии, и попытался ответить. Затем увидел впереди силуэт орка.

В относительной безопасности на горном хребте идея захватить бомбер казалась удачной.

Теперь он не был столь уверен. Это действительно наилучший вариант? Бэйн вновь обрёл надежду и думал именно так – сержанта легко воодушевить. Так неужели всё дело в старой браваде и вернувшемся желании сбить на одного врага больше, чем ведомый?

– Берегись! – сумел выкрикнуть Конрад, но слишком поздно.

Безоружный зелёнокожий размахнулся огромным кулаком и врезал легионеру по голове.

Не произнеся ни звука, Броек рухнул на землю. Ксенос направился к пилоту.

Он должен сделать хоть что-то. В отчаянии имперец вытянул руку стремясь нащупать хоть что-нибудь, чем мог бы защититься. Он не знал куда подевался пистолет.

Вот орк уже возвышается над ним. Страйкер почувствовал зловонное дыхание твари.

Кончики пальцев коснулись чего-то твёрдого и металлического. Он напряг мышцы, что привело к новым мучительным спазмам, и крепко схватил находку.

Зелёнокожий вцепился в порванные лацканы лётного комбинезона и стал поднимать человека к нечестивой морде.

Из последних сил Конрад оторвал от земли тяжёлый предмет и врезал ксеносу сбоку по башке. Секунду ничего не происходило. Затем орк выпустил изорванную униформу и отпустил имперца. Тот покатился по земле, испытав новый приступ боли.

Враг попятился. Раздался треск и зелёнокожий рухнул в пыль рядом с пилотом, причём уже без половины черепа. В руке у стоявшего на коленях Броека дымился разряженный лазган.

Высокий солдат помог Страйкеру подняться.

– Пошли, – неразборчиво произнёс он, – нам ещё надо захватить самолёт.

Конрад посмотрел на грубый разводной ключ из обработанной стали, который держал в руке. Больше полуметра длиной и, похоже, сделан в первую очередь для нанесения ударов, причём тяжёлых. Примерно таких, каким пилот сам только что приложил орка – сложно представить, чтобы ксеносы закручивали или ослабляли болты подобным инструментом. Рядом лежал пистолет – он уронил его на взлётно-посадочную полосу.

Бросив со звонким лязгом тяжёлый кусок металла, лётчик осторожно наклонился и подобрал своё оружие.

До заманчиво открытой рампы было двадцать метров. Броек помог Конраду восстановить равновесие, хотя сам легионер вполне возможно страдал от сотрясения мозга, и они возобновили погоню.

Позже Страйкер не мог понять, каким образом умудрился догнать "бомбилу". Он едва мог вспомнить, как бежал по дымившемуся асфальту. Но как бы невероятно это не выглядело

– он рухнул на колени на холодный железный пол в трюме бомбардировщика. Воистину Император наблюдал за ними и благословил их авантюру.

В независимости от того как орки собирались использовать гигантскую машину, атака имперцев привела к изменению планов. Другими словами в грузовом отсеке было пусто – не видно ни одного зелёнокожего. Тем не менее, Конрад понимал, что пилот и несколько стрелков успели занять свои места, прежде чем огромный самолёт попытался взлететь.

– Идите в кабину, – произнёс Броек, перекрывая непрерывный гул двигателей, сотрясавших корпус бомбардировщика. – Я займусь остальным… сопротивлением.

Легионер направился куда-то во мрак бомбера. Достаточно скоро лётчик услышал треск лазгана и быстро умолкший гортанный рёв. Теперь пора действовать.

Чувствуя, как его покидают последние силы, Страйкер пошёл в темноте в нос самолёта.

Он миновал две переборки и поднялся по лестнице. Тусклый сумрак неожиданно сменился ослепительным дневным светом, который струился сквозь стеклянные окна кокпита.

Прямо перед ним сидел огромный мускулистый зелёнокожий. Ксенос вёл бомбардировщик, обеими руками держа в руках примитивный штурвал. Не медля ни секунды, Конрад направил в спину твари пистолет и выстрелил.

Не издав ни звука, орк резко упал на приборную панель. Обороты двигателя возросли, и бомбер стремительно свернул влево. Имперец посмотрел сквозь ветровое стекло и увидел, что они приближаются к высокой шестиугольной башне контроля полётов, которая уже начала заслонять обзор. Он должен взять управление на себя или они в неё врежутся.

Прежде чем сесть на место пилота Страйкер ухватился за подбитую лётную куртку и потянул громадное зловонное существо на себя. Боль с такой силой пронзила всё тело, что Конрад закричал. Тварь не сдвинулась с места. Он попытался ещё раз стащить ксеноса с кресла, используя весь свой вес. Безрезультатно.

На секунду лётчик запаниковал. Зелёнокожий слишком тяжёлый. А он слишком устал и ослаб. Он не сможет сдвинуть грузную тушу.

Диспетчерская вышка маячила всё ближе.

Но ведь должен он хоть что-то сделать. Отчаявшийся имперец заметил большую красную кнопку на штурвале, на который продолжал давить обмякший орк. Не размышляя, Страйкер ударил по ней кулаком.

Взревев, из-под крыльев "бомбилы" стартовала пара ракет. Они выглядели, словно две кометы с дымными хвостами и спустя три секунды попали в цель. Здание исчезло в клубах чёрного дыма и оранжевых языках пламени. На кабину посыпались копоть и пыль, мешая Конраду видеть.

Когда ветер сдул пепел, пилот понял, что самолёт продолжает ехать к тлеющей куче обломков, оставшейся от здания управления полётами. Больше он ничего не мог поделать.

– Похоже, вам не помешает помощь, – заметил поднявшийся по лестнице Броек.

Двигатели взвыли, Страйкер обеими руками потянул на себя штурвал, и нос огромного самолёта поднялся. Теперь из кабины было видно не прочные песчаные скалы, а подёрнутые смогом небеса. Антон Верхоеф наблюдал, как пилот пытался совладать с орочьими устройствами. Они слишком велики для него. По телу имперца легко угадывалось напряжение. Легионер тоже поначалу столкнулся с подобной проблемой, управляя боевой фурой, но со временем привык – привыкнет и Конрад. И, в конечном счёте, пилот справился. Хоть он и хвастун, но сдержал слово, и теперь они летят в Хеллсбрич.

Гвардейцы Бэйна сидели на неудобных больших металлических сидениях в кокпите и в отсеке сразу за ним. Техник оглянулся и посмотрел мимо уставших товарищей вниз на то, что разместили во мраке трюма.

Им удалось загнать внутрь чудовищную машину зелёнокожих – настолько огромным оказался бомбер. Верхоеф невольно обозвал его “Здоровым ублюдком”. Имя понравилось остальным, и пока рядовые ожидали погрузки, Эркал и Гюнт написали его на корпусе самолёта пульверизатором, который нашли в одном из ангаров. Имперцы не знали с чем могут столкнуться, когда доберутся до базы титанов, и сержант приказал быть готовым ко всему. Вот поэтому они и взяли с собой фуру.

На подготовку к взлёту и зачистку аэродрома от уцелевших ксеносов потребовалось два часа. Те зелёнокожие, которых не прикончил пришедший в необузданную искупительную ярость брат Джерольд, и которые смогли сбежать от его праведного фанатизма, удрали в пустоши и с тех пор не показывались.

Антон невольно взглянул на дредноут.

Храмовник прочно стоял в грузовом отсеке прямо перед танком-грузовиком. Легионерам пришлось зафиксировать рыцаря специальными болтами – с фурой они поступили точно также. Чёрная броня левиафана тускло мерцала в редких солнечных лучах, проникавших в трюм. По крайней мере, в тех местах, где краска не стёрлась до металла от повреждений или не покрылась пепельной пылью.

Астартес методично проверял новую руку-оружие:

двигал ей из стороны в сторону, вверх и вниз, по рекомендации духа-машины доспеха вносил небольшие изменения в калибровку.

Техник считал новую конечность дредноута своим наивысшим достижением. Они правильно сделали, забрав с собой лазерную пушку “Часового”.

Даже несмотря на то, что Джерольд лишился автоматического орудия, сначала он отказался от предложения присоединить к древнему бронированному телу оружие шагателя. Но быстро передумал – стоило Бэйну и Верхоефу ненавязчиво намекнуть, что в случае согласия благочестивый крестоносец сможет продолжить сражаться за избавление Армагеддона от зелёнокожих.

Правда почтенный брат сомневался – хватит ли у имперца способностей. На взгляд рыцаря он всего лишь человек, а не технодесантник Адептус Астартес. Антон понял причину пренебрежения и охотно и в мельчайших подробностях объяснил все свои предполагаемые действия, сумев убедить Храмовника дать ему шанс.

После нескольких часов грубой работы и помощи четырёх легионеров Верхоеф по праву гордился результатом. Ему удалось присоединить лазерную пушку. Пусть её возможности сильно ограничены, но для временного ремонта это просто чудо.

И всё же гордость, которую он испытывал, не шла ни в какое сравнение с изумлением брата Джерольда. Дредноут поразился мастерству гвардейца, и не поскупился на благодарности. Рыцарь сравнил навыки техника с умениями техножрецов с самого Марса и дошёл до таких похвал, что Антон почувствовал себя неловко перед остальными солдатами.

Легионеры вымотались. Никто не произнёс ни слова – просто не о чем было говорить.

Они сидели в тишине больше часа, пока бомбер летел по спокойному небу Армагеддона к имперской цитадели в Хеллсбриче. Солдаты воспользовались предоставленной возможностью и проверили оружие, поменяли разряжавшиеся энергетические обоймы, очистили линзы противогазов и занялись ещё множеством других небольших дел, чтобы занять время. Несмотря на усталость, царило радостное настроение. Задание практически выполнено. Всё было почти столь же хорошо, как если бы они летели домой.

Раздался резкий щелчок и из кабины послышалось эхо обратной связи. Это Страйкер попытался воспользоваться внутренней коммуникационной системой.

Ещё щелчок и голос пилота разнёсся по всему самолёту:

– Сержант Бэйн, вы можете подняться ко мне? Думаю, вам стоит на это взглянуть.

Джелкус посмотрел сквозь ветровое стекло на горизонт, но не увидел ничего нового.

Пейзаж почти не отличался от остальных покрытых пеплом пустошей Армагеддона Секунд. Всё выглядело вполне обычно, за исключением того, что там должно кое-что быть – база титанов.

– Что случилось? – изумлённо спросил Бэйн.

– Не знаю, сержант, – ответил Конрад, изучая информацию на ауспике, который Верхоеф умудрился подсоединить к примитивным сенсорам бомбера. – Это оборудование орков весьма незатейливое. Я вижу импульс на одной из волн. Думаю, это радиация.

– Стревикц! – Джелкус повернулся и окликнул связиста, который сидел внизу в отсеке за кабиной. – Есть вокс-сообщения?

– По-прежнему нет, сэр.

– Мы вообще можем принимать сигналы из Хеллсбрича на таком расстоянии?

– Учитывая их многочисленные средства связи, безусловно, сэр. Но ничего нет, сэр.

– А ты уверен, что твой вокс-передатчик работает?

– Да, сэр. Я дважды перепроверил. Он работает нормально. Просто нет сигнала, который можно поймать.

– Смотрите, – произнёс Страйкер, указывая рукой вдаль.

У Бэйна, словно камень упал на сердце. Они так упорно и долго сражались. И всё зря.

Хеллсбрича нет. Он увидел гладкий как стекло отполированный двухкилометровый кратер, окружённый стеной из расплавленного рокрита и металла. Кое-где проступали согнувшиеся от высокой температуры остовы готических арок и ремонтных порталов.

Джелкус сам сказал, что нужно быть готовым к чему угодно. Но такого он не ожидал.

Его люди рассчитывали достичь Хеллсбрича, и если получится отдохнуть от боёв.

Реальное положение дел стало самым большим ударом по моральному состоянию легионеров с тех пор как подбили “Химеру” и орочьи дредноуты атаковали бункер. Пока не появился брат Джерольд, они полагали, что им конец.

– Что будем делать, сержант? – спросил пилот.

– Вы сумеете долететь на этой развалюхе до Тартара? – задал в ответ вопрос Бэйн, в его голосе почувствовался неожиданно вспыхнувший оптимизм.

– Нет, – прямо возразил Конрад. – Учитывая вес груза, нам не хватит топлива. Когда мы поднялись в воздух, баки были заполнены лишь наполовину, а на борту нет прометия для дозаправки. Кроме того орудия улья собьют орочий "бомбилу" раньше чем мы войдём в радиус действия нашего передатчика, чтобы сообщить кто мы на самом деле. И так, сержант, что будем делать?

Бэйн ничего не ответил. Он просто обречённо смотрел в стеклянные окна. Теперь верховное командование Тартара никогда не узнает о фабрике гаргантов и угрозе, которая исходит от неё имперским войскам.

– Страйкер, – произнёс вновь воспарявший духом сержант, – вы можете сказать, как далеко мы вот от этого места? – и сообщил пилоту координаты, полученные от умирающего шпиона.

– Час лёта.

– Ясно, но мы можем туда добраться?

– Можем.

– Тогда я хочу, чтобы вы доставили нас туда. Нам предстоит выполнить новое задание.

Тринадцатая глава Клятва воина “Лэндспидер” взлетел на гребень шлаковой дюны и оба рыцаря неожиданно увидели раскинувшуюся перед ними рифтовую долину. В самом широком месте она превышала двадцать километров, сканеры показывали, что по периметру её окружают выходящие на поверхность скальные пласты и выступы. В центре равнины в десяти километрах от “Эскалибура” возвышался огромный потухший вулкан.

Хорек изумлённо открыл рот. Несмотря на всё что он повидал, став после освобождения Солемна полноправным братом Чёрных Храмовников, это оказалось впечатляющим зрелищем. И всё выглядело так, как рассказал Ансгар.

Экипаж узнал из информации ауспика “Лэндспидера”, что диаметр кратера две тысячи триста шестьдесят семь метров. Крутые гористые склоны венчали остроконечные пики, высота конуса достигала двухсот метров.

– Зубы Дорна! – выругался Тортейн. Он сжимал спусковые рукоятки станкового тяжёлого болтера, пока когитатор лазерной пушки стрекотал и щёлкал, фиксируя всё новые и новые цели то на одной скале то на другой в непосредственной близости от парящего “Эскалибура”.

Брат-пилот держал скиммер поближе к земле, исходящий из антигравитационных двигателей поток воздуха поднимал серую пыль с каменистого грунта. За флаером по неровной поверхности плавно скользила его тень. Хорек вёл “Лэндспидер” рядом с высокими отвесными стенами долины, чтобы оставаться незамеченными зелёнокожими.

– Видно, что-нибудь? – спросил он стрелка.

– Ничего, – резко ответил Тортейн. – Ауспик не засёк жизненных показателей. Если здесь и есть враги, то они в кратере.

Зато признаки активности внутри потухшего вулкана были. Оба Храмовника слышали отдалённые кашляющие звуки механизмов, размеренные удары, грохот буров и пыхтение двигателей. Вокс-динамики “Эскалибура” передавали их в приёмники шлемов. Так громко шумела работавшая мануфактура.

Раздался рёв, и рыцари увидели, как слева пустыня замерцала и начала расплываться – это открылась горловина огромной трубы, которая торчала из каменной породы в основании кратера. Из неё вырвались выхлопные газы и поток раскалённого воздуха.

Теперь разведчики заметили и другие вентиляционные клапаны и дымовые трубы, изрыгавшие отходы в пустыню, где восходящие тепловые потоки уносили их в небо к высотному слоистому смогу. Из некоторых шахт время от времени вырывалось пламя.

– Наверняка внутри вулкана работает какая-то электростанция, – предположил Хорек. – И чтобы здесь не построили – оно действует не первый день.

“Лэндспидер” продолжал парить над застывшей магмой и пеплом, летя по кругу вдоль границы долины. Мимо проносились обветренные утёсы кальдеры. Утреннее солнце освещало бесплодную равнину.

– Золотой Трон! – неожиданно воскликнул стрелок, отвлекая пилота от управления флаером.

Пред взорами Храмовников в стене кратера медленно появлялось огромное величественное здание с двумя высокими створчатыми дверьми. Изготовленные из кованого железа и адамантиевой брони, вне всяких сомнений, они были не меньше ста метров. И неожиданно стало ясно, как раньше использовали потухший вулкан. Ворота всё ещё украшал гигантский знак из адамантия и керамита: зловещее изображение черепа наполовину робота наполовину человека, только во много-много раз больше оригинала.

Хорек сразу же узнал machina opus – эмблему таинственных Адептус Механикус.

Символ Бога-Машины осквернили, а на иссечённой поверхности вытеснили зловещие орочьи глифы. И ещё прикрепили что-то похожее на коренастую угловатую башку зелёнокожего, которую собрали из листов ржавого металла. На ней плазмами и мелтаинструментами вырезали неровный похожий на молнию шрам. Морду небрежно размалевали бледно-зелёным, его же раскрасили красным. Поэтому он резко бросался в глаза.

Пилот почувствовал, что дрожит от волнения и благоговения. Они искали его двенадцать долгих лет – орка со шрамом, символ племени Кровавого Шрама. И увиденное может означать только одно – внутри кратера их ждёт заклятый враг.

Ворота были наглухо закрыты. Не было обнаружено никаких признаков присутствия ксеносов кроме богохульной эмблемы.

– Хорек – кастеляну Адлару, – произнёс в микрофон пилот.

– Адлар слушает, – повелительный тон Храмовника резким металлическим эхом донёсся из динамиков шлема Хорека. Хвала Сигизмунду, что связь малого радиуса продолжает работать, хотя патруль находился на предельной дальности её возможностей. – Что вы хотите сообщить?

– Мы нашли его, повелитель. Пророчество брата Ансгара истинно. Здесь точно есть орки.

И они из Кровавого Шрама.

– Хвала Императору, – воскликнул кастелян.

– Какие приказы, повелитель? Вы хотите, чтобы мы приблизились и продолжили разведку?

– Нет, брат-пилот, – ответил командующий. – Это слишком рискованно. Встретитесь с нами в этих координатах.

Раздался короткий писк – это в когитатор “Лэндспидера” поступили данные о текущем местоположении роты. “Эскалибуру” их передал Исендур.

– Координаты получены, – подтвердил Хорек. – Выдвигаемся. Император защищает.

Пилот повернул штурвал и спидер накренился, круто разворачиваясь над долиной. На мгновение её осветили сияющие лучи звезды Армагеддона, которая показалась между потрескавшимися краями плато. Когда Храмовники направились назад, Тортейн возобновил поиск жизненных показателей в потухшем вулкане.

– Брат, я что-то вижу, – неожиданно произнёс стрелок.

– Что?

– Металлический блик на краю кратера, словно что-то блеснуло на солнце.

Рыцарь немедленно прицелился в ту сторону. Он увидел ещё одну резкую вспышку, а затем услышал далёкое эхо выстрелов автоматической пушки. Раздался свист и что-то пролетело позади парящего “Эскалибура”. Кусок скалы взорвался в облаке каменной пыли и рухнул в долину огромным оползнем.

– Замаскированные огневые позиции, – пробормотал Тортейн. – Я так и знал, что они есть.

– Приготовься к уклонению, – предупредил Хорек напарника.

Пилот врубил двигатели на полную мощность и флаер стремительно помчался вперёд, лавируя примерно в метре над неровной поверхностью и упавшими валунами.

Вдали что-то дважды прогрохотало, и новые взрывы разнесли в дребезги равнину рядом с разведчиками.

– Гнев Сигизмунда! – выругался Хорек. – Ты что не можешь уничтожить эти орудийные точки? – спросил он стрелка, перекрикивая вой ветра.

– Во имя Терры, я хотел бы, но на таком расстоянии у нашего оружия нет шансов, – с горечью ответил Тортейн.

– Тогда остаётся надеяться только на скорость. Держись.

Пилот резко применил противозенитный манёвр и начал яростно бросать машину из стороны в сторону, приближаясь к расселине и уворачиваясь от снарядов, которые падали вокруг “Эскалибура”. Поднятые ими облака земли и пыли мешали оркам прицелиться, но мчавшийся на полной скорости “Лэндспидер” вырывался из клубов пепла уже секунду спустя после взрыва.

Внезапно флаер дёрнулся и резко затрясся. Хореку потребовались все его силы и умения, чтобы нос скиммера не врезался в землю.

– Зубы Дорна! Что это было? – закричал пилот. – Оценка повреждений! – приказал он.

Астартес не рискнул отвести взгляд от направления полёта, чтобы посмотреть на мигавшие на панели управления предупредительные огни.

– Осколки повредили антигравитационный коллектор, – ответил стрелок, оглянувшись через плечо. Потом посмотрел на приборную панель перед собой. – Антенна связи также уничтожена.

– Берегись! Приближается! – неожиданно воскликнул Тортейн.

На долю секунды Хорек оглянулся на кратер и увидел злобные орочьи глаза боеголовки, которая быстро настигала их. Храмовник дал по газам и спидер снова вздрогнул, когда из двигателя правого борта донёсся дребезжащий кашель. Ракета врезалась в землю и взорвалась позади разведчиков, ударной волной “Эскалибур” швырнуло вперёд и накренило набок.

И тут внезапно прямо на пути возникла обветренная и источенная песком скала.

Стрелок закричал напарнику набрать высоту, и пилот потянул на себя штурвал флаера.

Ощутив силу тяжести, вдавливающую его в кресло, и жар дымившего за спиной мотора космический десантник со всей истовостью взмолился Императору.

Кастелян остановился на скалистом откосе и оглянулся на извилистую колонну Храмовников, которые следовали за развевавшимся знаменем брата Муртага. Они выглядели словно королевская процессия – сержанты вели за собой тактические, штурмовые и ветеранские отделения – настолько торжественно шли рыцари. Солнце уже достигло зенита, и его лучи ярко сияли на чёрной броне. Не осталось ни малейшего следа шторма, который пронёсся над пустыней прошлой ночью. Изменённая радиацией изголодавшаяся буря умчалась на юг адских пустошей, прихватив с собой и грязные облака. Воздух был чистым, только кое-где мерцало песчаное марево.

Батальная рота двигалась форсированным маршем уже немало часов и преодолела много километров. Единственный раз, когда они прервали поход, пришёлся на зачистку обломков разбившегося орочьего скитальца. Но если есть энергия в реакторах доспехов и у воинов достаточно еды и воды, то Храмовники могут идти почти неограниченное время

– до тех пор, пока жара и загрязнения не возьмут своё.

Во время Плавтской кампании на Квоваре–7 Адлар и его рыцари шли до захваченного мятежниками космодрома без отдыха четверо суток, а затем сражались целых два дня, освобождая его от бунтовщиков.

После того как они миновали стеклянную равнину и солнце поднялось выше вездесущих химического тумана и выхлопных газов возобновились монотонные пепельные дюны.

Однако дорога начала неуклонно подниматься, а песок сменили прочные скальные породы. Астартес больше не продирались сквозь последствия мародёрского отношения к планете. Теперь они шли по настоящим горным пластам Армагеддона.

Кастелян задумчиво смотрел на свои войска. После высадки он потерял только двоих из шестидесяти Храмовников роты.

Первым погиб почтенный брат Джерольд, который присоединился к воинам рядом с Императором так и не получив шанс сойтись в бою с врагами. Воспоминания о дредноуте вызвали у Адлара печаль и гнев. Горечь от потери столь отважного и благородного воина и ярость что величественного брата лишили возможности отомстить ксеносам. Но Император в Своей мудрости решил, что настала очередь Джерольда присоединиться к Его войне. Сейчас рыцарь сражается с тёмными богами за пределами материального мира.

Вторым погибшим посвящённым был брат Элазар. Он пал, когда космические десантники бились с дикими стаями, кишащими в обломках “Загграскара”. Его доблесть не забудут.

Кастелян об этом позаботится.

А теперь вполне возможно они потеряли и “Эскалибур”, а вместе с ним братьев Хорека и Тортейна. После того как разведчики доложили, что обнаружили орочью цитадель связь резко оборвалась и с тех пор ни от пилота ни от стрелка не поступило никаких вестей.

Никто не ответил на многочисленные запросы основных сил к “Лэндспидеру”.

Только двое в роте Адлара не носили чёрно-белые доспехи как остальные Храмовники:

облачённый в белую броню брат Блиант из апотекариона и тёмно-красный технодесантник.

Исендур подошёл к командиру.

– Повелитель, – произнёс суровый рыцарь, – что-то быстро приближается.

Кастелян посмотрел в зелёные линзы визора подчинённого:

– “Эскалибур”?

– Я не могу точно определить из-за расстояния, повелитель, – мрачно ответил технодесантник.

– Всем подразделениям, приготовиться к возможной атаке.

Несмотря на то, что они прошли расстояние, которое измотало бы даже самых лучших солдат Имперской Гвардии, форсированный марш ничуть ни сказался на реакции космических десантников. Отделения равномерно заняли позиции вдоль скалистой дороги и направили оружие на склон впереди. Штурмовики включили прыжковые ранцы и приготовились броситься на любого врага, в то время как рыцари с тяжёлым вооружением прицелились в горный кряж поверх голов братьев.

– Объект приближается, – доложил Исендур командующему. – Мы увидим его через восемь секунд.

– Приготовиться открыть огонь по моей команде, – приказал Адлар.

Батальная рота замерла в ожидании. Уже вполне ясно было слышно приближавшийся гул работавшего с перебоями двигателя. Кастелян предположил, что это орки.

Взревев повреждённый “Лэндспидер” взмыл над горным склоном. Из хвостовых стабилизаторов “Эскалибура” валил дым.

– Не стрелять! – крикнул командующий.

Флаер резко повернул в сторону и сумел избежать столкновения с братом Браннором, который навёл на него ракетную установку. Адлар видел, как брат-пилот Хорек лихорадочно пытался сохранить контроль над спидером. Ему удалось поднять круглый нос скиммера, но было очевидно, что “Эскалибур” упадёт.

Храмовники бросились врассыпную от резко пикировавшего “Лэндспидера”. Шасси уже выпустили. Одну из опор срезало при ударе о валун, и флаер опять резко вильнул в бок.

Металл заскрипел о камень, когда летательный аппарат ударился о землю, оставил выбоины в скальной поверхности и снова подпрыгнул в воздух. Машина разведчиков пролетела ещё сотню метров, рухнула на покатый склон и сломала при посадке шасси.

“Эскалибур” повело юзом и, подняв целую бурю пепла и песка, он остановился.

Затем наступила тишина.

Астартес бросились к сбитому спидеру, чтобы помочь экипажу. Выветренная горная порода крошилась под керамитовыми сапогами. К тому моменту, когда космические десантники добежали до места крушения брат-пилот Хорек и брат-стрелок Тортейн уже выбрались наружу. Никаких видимых признаков повреждений на них не было.

Адлар и Исендур подошли к остальным Храмовникам, которые собрались возле “Эскалибура”. Блиант успел осмотреть обоих выживших, но не нашёл ни одной раны. Они сумели уцелеть только благодаря милости Императора и навыкам пилотирования Хорека.

Технодесантник немедленно занялся повреждённым “Лэндспидером”.

– Сможешь починить? – обратился к нему кастелян после того как перемолвился парой слов с Хореком и Тортейном.

– Шасси сломано, – с горечью ответил воин в багровой броне, – зато я могу исправить неполадки в двигателе ещё до начала штурма орочьего кратера.

Видимо из-за драматичной аварийной посадки показалось, что спидер получил больше повреждений, чем на самом деле.

– Но потребуется немного времени, – мрачно добавил Исендур.

– Сколько, брат?

– По самой точной оценке – час, – выступающая из рюкзака технодесантника серворука дёрнулась, а роботизированные тиски на её конце судорожно сжались, словно ей не терпелось приступить к работе.

– Тогда принимайся за дело. Нам потребуется все, что у нас есть если мы хотим уничтожить базу зелёнокожих, – Адлар повернулся к пилоту и стрелку. – Вас преследовали?

– Нет, сэр, – ответил Тортейн. – Скорее всего, орки решили, что подбили нас. Когда брат Хорек направил “Эскалибур” в укрытие в расселину у выхода из долины мне показалось, что я услышал гортанные вопли и крики. Как будто мерзкие ксеносы радовались нашему поражению.

– Очень хорошо. Теперь я хочу, чтобы вы рассказали нам о том, что обнаружили.

Расскажите нам всё.

– Вот он, – произнёс Исендур, указывая рукой на склон кратера. Там в пятидесяти метрах над землёй располагался зев похожей на туннель огромной газоотводной трубы. – Это наш вход.

На глазах Храмовников оттуда с рёвом вырвался десятиметровый язык пламени, словно выдохнуло одно из легендарных огнедышащих чудищ.

Технодесантник узнал, как устроены промышленные предприятия Адептус Механикус, когда обучался у жрецов Бога-Машины на Марсе и потому предположил, что внутрь кратера можно пробраться по выхлопным трубам электростанции. Именно поэтому он стал проводником половины роты и получил задание проникнуть в потухший вулкан.

Адлар понимал, что у шестидесяти космических десантников очень мало шансов захватить орочью базу, на которой, по всей видимости, находятся сотни зелёнокожих, не считая того, что они там сооружают. Даже учитывая, что Адептус Астартес одни из лучших воинов Императора, по крайней мере, часть рыцарей должна проникнуть в комплекс незамеченной.

Кастелян не боялся смерти – в конце концов, их судьба погибнуть – но чтобы выполнить ниспосланное Императором задание требовались тщательное стратегическое планирование и ясное тактическое мышление.

Именно поэтому батальную роту разделили на два атакующих отряда. В первый вошли командное отделение Вольфрама, тактические отделения Доана, Лира и Пендарана, а также ветеранские отделения Утера и Агравейна. Им предстояло пробраться в орочью крепость по вентиляционным шахтам действующей в кратере электростанции. Их вёл Исендур. Чемпион Императора самостоятельно принял решение сопровождать первую группу.

Адлар возглавил второй отряд. Он состоял из отделений Гарронда, Белланжера, Динадина и тех, кто остался из командного отделения кастеляна. С воздуха их поддерживали стремительно атакующие штурмовики Вортимера и Фелана и наспех отремонтированный “Эскалибур”.

После всех приготовлений Храмовники добрались до границы рифтовой долины меньше чем за два часа. Там они заняли позиции согласно приказам командующего. Однако кастелян не собирался дожидаться наступления ночи перед атакой, хотя, пожалуй, в темноте рыцарям было бы проще проникнуть в теплоотвод необнаруженными. В видении брата Ансгара вполне ясно показано, что они штурмовали кратер днём, и чемпион был абсолютно убеждён, что этот день настал. С тех пор как рыцарь следовал пророчеству всё сбывалось, несмотря на некоторые сомнения в истинности отдельных моментов предсказания. Адлар не собирался рисковать подвергнуть опасности миссию, не обращая внимания на дарованные Императором видения.

– Время пришло, братья, – произнёс Вольфрам, указывая крозиусом на круто вздымавшиеся горные склоны посреди долины. Отряд укрылся в трёх километрах от них за принесёнными оползнем валунами.

Группа кастеляна выскочила из укрытий и бросилась к гигантским дверям осквернённой базы Адептус Механикус. В авангарде летел покачивавшийся “Лэндспидер” и прыгали штурмовики, которых струи горячего воздуха из прыжковых ранцев поднимали в небо на двадцать метров.

Даже после происшествия с “Эскалибуром” орки прибывали в полной уверенности, что на их неприступную крепость никто не нападёт, и к тому моменту как зелёнокожие открыли огонь, Храмовники успели преодолеть половину пути до исполинских ворот. Рыцари Адлара ответили грохочущей стрельбой из болтеров и жгучими выстрелами из тяжёлого оружия.

– За Императора! За примарха! За Сигизмунда! – закричал капеллан, вдохновляя своих людей перед атакой. Подняв над головой священный крозиус, он возглавил наступление в сторону кратера и теплоотвода электростанции.

Прошли десять напряжённых минут, Исендур отсчитывал медленно ползущие секунды на хронометре визора, пока тридцать воинов бежали к цели. Не было смысла пытаться подобраться к потухшему вулкану незаметно. Они никак не могли скрыть своё приближение кроме отвлекающего манёвра отряда кастеляна, который рьяно и напористо штурмовал орочье логово в лоб. Это был единственный шанс выполнить ниспосланное Императором задание и даже технодесантник не осмеливался подсчитать вероятность успеха.

Дело было не в том, что он утратил веру в Императора, примарха Дорна или БогаМашину, просто Исендур имел дело с суеверной сверхъестественной наукой и привык всё раскладывать на составляющие. С какой стороны не посмотри – их шансы малы. В любую секунду космических десантников могут начать обстреливать орудия с замаскированных огневых позиций. И даже если Храмовники проникнут в туннель, кто может поручиться, что они доберутся до электростанции невредимыми? Но если путь есть, то Император укажет его им. Астартес поклялись выполнить задание и принесли обет двенадцать лет назад. Они сдержат обещание или умрут пытаясь. И заберут с собой как можно больше мерзких инопланетных тварей.

Иссохшая пустынная земля хрустела под бронированными сапогами, пока элитные воины Императора приближались к зеву вентиляционной шахты. Стены кратера возвышались над ними подобно стенам громадного города-улья. Затем, совершая почти невозможное, они карабкались по круто вздымавшимся горным склонам. Булыжники скатывались вниз под ногами рыцарей. Едва отряд приблизился к входу и вылетавшим из него раскалённым газам на дисплее шлема технодесантника высветились данные о крайне высокой температуре.

Храмовники Вольфрама остановились под выступавшим вперёд жерлом трубы, из которой с оглушающим звериным рёвом вырвался язык обжигающего пламени. Всё произошло согласно вычислениям Исендура. На визоре шлема высветились цифры. Если кто-нибудь из космических десантников окажется внутри, когда электростанция выпустит горящие выхлопные газы, то, даже несмотря на силовую броню, он просто испарится, как при прямом попадании из орбитального лазера.

С всасывающим звуком поток огня прекратился. Воздух вокруг входа всё ещё оставался обжигающе горячим.

– Братья, – произнёс капеллан, сотворив символ аквилы на груди, – да пребудет с нами Император.

Рыцари вошли в шахту теплоотвода за фанатично-нетерпеливым Ансгаром. Чемпион следовал за Исендуром, который вёл их в пасть ада.

Петли высотой в два человеческих роста ржаво заскрипели, и гигантские ворота начали распахиваться. Казалось, что это происходит столь же медленно, как сползание ледника.

Со своей позиции высоко над зловещим входом в кратер брат-пилот Тортейн наблюдал за бурлящей толпой зелёных тел, изливавшихся в увеличивавшийся проход между адамантиевыми створками подобно измельчённым нефритовым зёрнам в песочных часах или воде прорвавшей дамбу. Бесконечная толчея толкавших друг друга ксеносов.

Враги контратаковали Храмовников. Орки врезались в облачённых в чёрную броню космических десантников и разбились об их несгибаемый строй, как мутные волны далёкого океана Темпест разбивались о неровное побережье Армагеддона Секунд.

Сверхвоины человечества вступили в бой с отвратительными инопланетными тварями и вдоль линии фронта расцвели взрывы и вспышки разряжаемого оружия.

“Лэндспидер” заложил очередной круг, покачиваясь и паря на невидимых восходящих воздушных потоках, которые поднимались с раскалённой равнины. Тортейн сосредоточился на ближайшей к “Эскалибуру” огневой позиции. В тот самый момент, когда лазерная пушка выстрелила, рыцарь навёл перекрестье прицела тяжёлого болтера на канонира в защитных очках.

Флаер резко накренился. Двигатели протестующе взвыли. Невероятно жаркий разряд энергии пронёсся рядом с хвостом спидера.

Стрелок спокойно удерживал орка на мушке, пока Хорек совершал ещё один виток, подводя “Эскалибур” ближе к каменной скале и бункеру над высокими воротами. Сейчас он хорошо видел, как по-варварски ксеносы обращались с орудием: намалевали примитивные инопланетные символы, повесили дикарские трофеи, которые разнились от костей и меховых шкур хищных зверей до использованных гильз и безглазых голов в касках несчастных Имперских гвардейцев.

Тортейн нажал на гашетки и выпустил очередь болтерных снарядов, как по стрелку-орку, так и по копошившимся рядом с ним гретчинам. Синхронно выстрелила лазерная пушка “Лэндспидера” поразив горные породы под огневой позицией. Два точных попадания разрушили примитивную систему электроснабжения. Всего несколько секунд спустя цепная реакция превратила лазерную турель в растущий шар испаряющей энергии, которая уничтожила уцелевших визжащих гротов и разрушила часть скалы вокруг эпицентра взрыва. Осталась только опалённая дымившая впадина над укреплёнными воротами.

“Эскалибур” бешено дёрнулся и Тортейна внезапно до самых костей пронял холод, не оставив ни следа от радости или благодарности, которые Храмовник мог бы испытывать.

Нос спидера опустился и брат-пилот Хорек не мог ничего сделать, чтобы вывести флаер из смертельного пике. Из кормы, где раньше находились двигатели, повалил дым. Был ещё один бункер и они не успели его уничтожить. Стрелок услышал, как восторженно завопили орки.

Вокруг падавшего скиммера гудел воздух. Хорек рванул штурвал, и ему удалось изменить положение упорно неподдающихся элеронов. Теперь “Эскалибур” врежется в сражавшуюся толпу у ворот, а не уничтожит всю роту.

Перед смертью Тортейн видел стремительно приближавшийся кружившийся охряный песок, а на визоре зловеще отсчитывались миллисекунды до столкновения. Но прежде чем “Лэндспидер” разбился, его окончательно добили вторым выстрелом из проклятой огневой точки ксеносов.

Острая как бритва неровная шрапнель врезалась в стену кратера, пепельную почву и столпившуюся в воротах орду. Часть бывшего двигателя снесла одному из орков башку.

Множество исковерканных металлических осколков ударили как по Храмовникам, так и по зелёнокожим. Один из них срезал брату Бладуду руку ниже локтя. Она упала на песок, сжимая в латной перчатке урчащий цепной меч, а воин продолжил сражаться рядом с рыцарями из отделения Гарронда стреляя из болт-пистолета.

Факт, что пролилось много орочьей крови, стал слабой компенсацией за потерю “Эскалибура” и отважных боевых братьев Хорека и Тортейна.

– Пять, четыре, три, – вёл обратный отсчёт мрачный Исендур, помогая космическим десантникам, которые следовали вместе с ним по лабиринту теплоотвода электростанции.

Ансгар прислонился спиной в углубление в стене. Остальные Храмовники поступили также.

– Два, один.

Туннель, где они бежали, захлестнуло пламя, сопровождаемое ужасающим рёвом – словно завопила какая-то тварь из варпа. На архаичном проекционном дисплее визора чемпиона замигала о составе раскалённых выхлопных газов. По мигавшим красным рунам было видно, как высоко поднялась температура. Тем не менее, огонь здесь оказался не таким жарким, как в других частях туннеля.

Избранный Императора услышал как по передатчику к нему – ко всем рыцарям – обращается капеллан:

– Будьте тверды, братья. Нам нечего страшиться очистительного пламени Императора.

Слова Вольфрама укрепили в фанатичных воинах решимость, но ни один из них не был столь глуп, чтобы проверить сказанное и вступить в яростный огонь. В коридорах располагались похожие на ниши альковы, где через равные промежутки времени могли укрываться Храмовники. Там они находились в безопасности от самых мощных выбросов пламени. Но краска на броне некоторых посвящённых уже начала пузыриться, вздуваться и трескаться.

Та же самая биологическая и механическая защита, которая не давала им изжариться в доспехах в пустыне, стала ещё важнее в лабиринте вентиляционных шахт электростанции.

Когда им не угрожали выбросы горячего как магма огня или порывы раскалённого пара, то в дело вступал жар труб туннеля.

Это был выматывающий поход вглубь завода, но, судя по данным сканеров технодесантника, осталось недалеко. Пройдя выбросы пламени, они миновали огромные действующие внутренние механизмы генераториума: колоссальные поршневые амортизаторы, широкие турбовентиляторы, вращавшиеся кулачковые шайбы размером с городской квартал, раскачивавшиеся кронштейны и открытые диафрагмовые клапаны.

Следуя по смертельному лабиринту, они бежали по тесным коридорам и просторным колонным залам.

Поток газа прекратился и отряд капеллана продолжил пробираться вглубь бывшей кузникомплекса Адептус Механикус. Ансгар подумал о том, какую загадочную работу выполняли в потухшем вулкане таинственные слуги Бога-Машины, раз им понадобилась сопоставимая с мощью солнца энергия геотермальной станции.

Возблагодарив Императора за неослабевающую защиту, чемпион последовал за гигантом в огненно-красной броне, который спрыгнул с трубы впереди. В дыму Исендур выглядел как демон из ада. Не дожидаясь приказа, колонной по одному, за ними устремились остальные рыцари. Так они и шли.

После вившегося буквой S туннеля отряд оказался у группы шипящих клапанов. Войдя в них, они попали в вентиляционную систему очистки воздуха.

Чемпион остановился рядом с технодесантником, который подошёл к большому выходу, перегороженному решёткой. Она была выше астартес и глубоко уходила в стены галереи.

Из обширного зала поступал заметно более прохладный воздух, чувствовались запахи жира и протухшей воды. Помещение слабо освещала сеть ламп и люминесцентных сфер, соединённых длинными запутанными кабелями. В пульсирующем свете Ансгар увидел в пяти метрах внизу ряды причудливых консолей, шипящие поршневые клапаны, стены с латунными циферблатами и зелёнокожих тварей, которые сновали и суетились по всему центру управления. Большинство составляли гретчины, но встречались и жилистые орки – казалось в основном они только и делают, что подгоняют и лупят мелких гротов.

Однако один из них заметно выделялся ростом и бронированным экзоскелетом.

Храмовник быстро сообразил, что почти все части тела ксеноса заменили бионикой. На поверку нижняя челюсть твари с треугольными зубами оказалась металлической, а вместо одного из глаз мигала красная линза. Левая механическая аугметическая рука светилась тускло-оранжевым цветом. В кобуре на поясе висел большой переделанный пистолет – похоже орочий аналог лазерного оружия. Правой рукой зелёнокожий сжимал кувалду, вероятно предназначенную для тонкой настройки систем электростанции.

В мерцании люминесцентной сферы чемпион узнал обезображенный символ, свисавший с мрачного свода зала: machina opus. Ансгар почувствовал, как от вида инопланетных паразитов в оплоте Адептус Механикус – и соответственно в царстве Императора – учащённо забились оба сердца, а кровь забурлила во всех венах и артериях. Чемпион едва обращал внимание на спокойно стоявших сзади космических десантников.

Мек сердито заворчал на одного из орков-надсмотрщиков. Зелёнокожий, который был на голову ниже начальника, огрызнулся в ответ. Тогда без всяких раздумий красноглазый ксенос молотом размозжил обидчику голову. Едва туша рухнула на пол, как с полдюжины гротов визжа разбежались по углам, подальше от разбушевавшегося громилы.

– Братья, – прошептал Ансгар микрофон шлема, – я считаю, что в сложившихся обстоятельствах наилучший выход – внезапная атака. Пусть Император хранит вас. За мной. Конец связи.

С криком, порождённым яростью и праведной ненавистью, Храмовник ударил чёрным мечом по решётке. Силовой клинок разрубил металл, высекая искры. Разрезанная пополам решётка с лязгом рухнула в зал. Все без исключения зелёнокожие в центре управления уставились на рыцаря, но его это ничуть не волновало. Он хотел только одного – обрушить божественное правосудие Императора на нечестивых ксеносов.

Астартес прыгнул вперёд, пролетел пять метров и приземлился на корточки. Тяжёлые керамитовые сапоги лязгнули об адамантиевый пол. Поднявшись, Ансгар бросился к единственному орку достойному внимания чемпиона. Что впрочем не помешало ему снести голову вставшему на пути надсмотрщику. Собратья Храмовники последовали за лидером в сводчатый зал-неф, дабы выпустить гнев Императора.

Помещение заполнили грохочущий рёв болтерного огня и вой цепных мечей. Время от времени раздавался гул плазменного выстрела или шипящий хлопок разрядившейся мелты. Прежде чем зелёнокожие успели хоть как-то отреагировать на внезапное и абсолютно неожиданное вторжение – половина из них уже была мертва. Космическим десантникам не потребуется много времени, чтобы полностью зачистить электростанцию.

Пробиваясь к меку, Ансгар добрался до стола с панелями управления и запрыгнул на него.

Воин обрушился на огромного орка подобно мстящему ангелу Императора. Вдоль кромки чёрного лезвия вспыхнула льдисто-синяя искрящаяся аура энергетического поля, и рыцарь нанёс удар со всей силы, которую даровали улучшенные мускулы и сервомоторы доспеха.

Защищаясь, ксенос вскинул бионическую руку и одновременно потянулся за пистолетом.

Зелёнокожий предпочёл ужасающему молоту более звучное и мощное огнестрельное оружие. Со свистящим треском клинок Храмовника аккуратно рассёк металл, висящие кабели и силовые пучки мышечных волокон. Механическая конечность мека упала на пол, продолжая конвульсивно сжиматься. Затем рыцарь врезался всем весом в орка, отправив того на пол и выбив наполовину вытащенный пистолет.

Тварь оправилась невероятно быстро – без сомнений из-за бионического экзоскелета. А потому, когда Ансгар собирался добить мека, тот контратаковал и перехватил запястье космического десантника огромной мясистой лапой. Оба чемпиона сошлись лицом к лицу. Орк так отчаянно пытался отбросить опускавшийся двуручный меч, что мышцы органической конечности уродливо вздулись.

Зелёнокожий зарычал – на ржавых зубах металлической челюсти повисла слюна. Брат Ансгар чемпион Императора Солемнского крестового похода – зарычал в ответ. И сделал то, чего ксенос совсем не ожидал: перенёс вес на заднюю ногу и отскочил. Сила мека сработала против него, и, потеряв равновесие, орк подался вперёд.

Астартес стряхнул вцепившуюся в запястье руку и нанёс второй удар. Раздался отвратительный хруст ломающегося позвоночника и влажный звук рассекаемого сырого мяса – голова ксеноса покатилась по полу, остановившись у катушки с кабелем.

Сражение за зал-убежище быстро закончилось. Храмовники Вольфрама перерезали всех зелёнокожих в испепеляющем шторме мстительного огня, призывая на тварей сотню проклятий Императора.

По крайней мере, на время угроза со стороны зелёнокожих была устранена, и Исендур с братьями из отделений Утера и Агравейна установили несколько зарядов в стратегически важных точках зала. Затем технодесантник, вознося шёпотом молитвы Омниссии, перенастроил кое-что в блоках управления механизмами Адептус Механикус. Капеллан объявил осквернённый генераториум purgatus – потерянным для Императора и Империума. Вольфрам поступил так, потому что не было иного выхода. Геотермальная энергия, которую многие столетия или даже тысячелетия использовали техножрецы Марса, теперь будет направлена на очищение электростанции от инопланетных паразитов.

Чтобы ещё не случилось во время штурма орочьего кратера – как минимум у зелёнокожих больше не будет энергии.

Установив взрывчатку, отряд покинул центр управления. О решении уничтожить осквернённую ксеносами древнюю силовую установку сообщили отряду Адлара, который продолжал сражаться у ворот в горном склоне. Никто из своих не должен пострадать.

Капеллан и чемпион ничуть не сомневались, что сумеют пробиться наружу и найти другой выход с завода-базы.

Астартес встретили слабое сопротивление, пока Исендур выводил их из генераториума и тех немногих с кем они столкнулись яростно изрешетили. Внезапно появилось открытое ясное небо – рыцари вышли из похожей на собор электростанции в стене горы и оказались в жерле потухшего вулкана. Увиденное пробудило в душах боевых братьев отвращение и ужас.

В огромном кратере кишели зелёнокожие: от тонконогих и тонкоруких гретчинов с ушами как у летучих мышей, до орков всех оттенков и размеров. Их тут были сотни, если не тысячи. А в километре справа Ансгар увидел огромную орду ксеносов: пеших, на мотоциклах или в ревущих грузовиках. Твари толпились в проходе, который вёл к воротам захваченной крепости – там отвлекающая группа кастеляна в лоб штурмовала кальдеру. Но вовсе не они вызвали у Храмовников ужас. А то, что орки построили на фабрике-соборе Адептус Механикус.

В тени изгибавшейся стены кратера в тысяче метрах от рыцарей сидела на корточках такая мерзость, какой не видел за долгую службу даже Вольфрам. Конечно они знали об идолопоклоннических военных машинах врага, которые возвышались на всех полях битв, где собирались большие армии зелёнокожих. Но даже их затмевал обретавший форму монстр на противоположной стороне комплекса.

Само собой гигант выглядел как инопланетный бог из адамантия, стали и керамита.

Используя ржавое оборудование – вне сомнений имперского происхождения – ксеносы сконцентрировали все усилия на чудовище, которое предстало перед самыми праведными и фанатичными воинами Императора. Из труб машинных цехов, построенных орками внутри кратера, валил дым. Краны и лебёдки поднимали на мега-гарганта детали. Рядом с разграбленными шпилями собора и нефами-ангарами мануфактуры стояли два орочьих идола. Ксеносы снимали запасные части с меньших военных машин, чтобы быстрее закончить сборку нового отвращения – самого большого гарганта, которого космические десантники видели за все двенадцать лет охоты за скитальцем “Кром Круах” и инопланетным вожаком Моркруллом Гримскаром.

Мега-гаргант выглядел выше имперского титана. Ансгар на секунду задумался о том, что вряд ли исполин сможет пройти в ворота комплекса, хотя в этом случае вандалы-орки просто используют его смертоносные орудия, чтобы проложить себе путь несмотря ни на что. Было ясно, что гигант ещё не готов, но чемпион предположил, что даже если установили не всё оружие и броню система приводов уже полностью работоспособна. Эта зверская машина может переломить ход сражения за Тартар в пользу зелёнокожих захватчиков.

Храмовник почувствовал, как изменилось настроение братьев, которые с благоговейным страхом смотрели на мега-гарганта. Не может быть, чтобы весь опасный путь батальной роты Адлара через пустоши Армагеддона проделан напрасно. Они не позволят появлению кощунственного инопланетного демона-бога украсть их решимость отомстить орочьим ордам.

Сзади раздался приглушённый хлопок, и у рыцарей под ногами задрожала земля. Секунду спустя грохот взорвавшейся электростанции сотряс кратер. Орда ксеносов разразилась воплями, гневными криками и паническим визгом. Все до единого, кто не сражался у ворот, развернулись и двинулись в сторону отряда Вольфрама. В том числе и вся разнообразная техника.

– Братья, – неожиданно произнёс Ансгар, обращаясь к стоявшим за спиной воинам, но, не отводя пристального взгляда от приближавшихся орков. – Мы поклялись выследить и уничтожить монстра, который уничтожил замок на Солемне, который повинен в гибели наших священных братьев, и который безжалостно убил много сотен невинных. После того как мы прибыли на Армагеддон нас направляла рука Императора, указывая путь к заклятому врагу, дабы мы сдержали принесённый двенадцать лет назад обет. Мы дали клятву воина. Так поклянёмся сейчас, что исполним волю Императора и не остановимся до тех пор, пока зелёнокожая тварь Моркрулл Гримскар не будет убит, а идол мерзких богов уничтожен. Они осквернили самое святое место.

Чемпион посмотрел по сторонам. Справа стоял капеллан в маске-черепе, слева массивный технодесантник.

– Я чувствую, что мы близки к цели, – спокойно продолжил рыцарь, несмотря на участившийся ритм обоих сердец. – Мы приближаемся к концу видения-поиска.

– Это твой бой. Ты привёл нас сюда, – ответил Вольфрам. Он не критиковал. Он показывал, что доверяет избранному Императора.

– Капеллан Вольфрам, конечно же, прав, – размеренно и почтительно произнёс Исендур. – Абсолютно правильно, что именно чемпион Императора возглавит самых праведных воинов человечества в последней битве.

– Согласен, – добавил воин-жрец, – и разве маршал Брант не сказал, что это наш последний крестовый поход?

Подняв мерцавший чёрный меч над головой, брат Ансгар шагнул навстречу врагу:

– Без пощады! Без сожалений! Без страха!

Четырнадцатая глава Военная машина Орк бешено палил из пистолета по Жерве. Неофит почувствовал, как пули ударились о нагрудник, но они ничуть не остановили его движение. Зелёнокожий был одет в грязную кожаную безрукавку, грудь пересекала лента с патронами. На голове красовался остроконечный шлем, окантованный чёрным мехом, а вокруг запястий шипастые наручи.

Во второй руке ксенос держал большой нож.

Молодой Храмовник прицелился из болт-пистолета и дважды выстрелил. Первая миниракета попала в правое плечо, но на удивление совсем не замедлила орка. Вторая угодила в патронташ. Взорвались три ячейки с боеприпасами, а от них детонировали и остальные. Зелёнокожий неожиданно оказался изрешечён собственными пулями. Тварь рухнула на землю, вопя, пока её тело разрывали на куски.

Жерве повернулся к новому атакующему. Этот был в кожаной броне. Вооружён бластой, которую держал обеими руками. Башка лысая, в одном из ушей болтается серьга из болтерной гильзы. Громила взревел, и неофит увидел в его пасти тускло блеснувший клык с металлическим наконечником.

Ученик Гэрека попытался увернуться от снарядов из бласты. Секунду спустя он лежал на боку на песке, рядом со сражавшимися с орками братьями. Астартес чувствовал себя так, словно в него врезался один из неказистых грузовиков зелёнокожих. В левом наплечнике виднелось отверстие размером с кулак огрина – керамит пробили до усиленной адамантиевой сетки под ним. Попадание с такого близкого расстояния вызвало ужасающие повреждения.

Но брат-послушник напомнил себе, что не дело Чёрному Храмовнику показывать страх и тем более поддаваться ему. Ибо как могут порождения инопланетных богов надеяться победить пред золотым светом истины Императора? Ни один из самых праведных Его воинов не должен щадить истребляемых ксеносов и не выказывать ни малейшего намёка на жалость к богохульным тварям.

Орк быстро перезаряжал бласту, собираясь ещё раз выстрелить. Жерве ударил ногой, подсекая возвышавшимся над ним зелёнокожего. Изумлённый враг упал на неофита, а заодно и на длинное лезвие быстро вытащенного боевого ножа. Храмовник повернул вонзившийся в грудь орка клинок. Он не был полностью уверен, но посчитал, что достал до сердца ксеноса. В любом случае тёмно-красное пламя в глазах зелёнокожего потухло и Жерве понял, что противник сдох.

Поднимаясь, послушник напряг мышцы, сдвигая тяжёлую мёртвую тушу. Встав на ноги, он крепко сжал нож в одной руке, а болт-пистолет в другой. Цель космических десантников прямо впереди – за открытыми воротами. Нужно всего-навсего прорубиться сквозь толпу ксеносов в осквернённый комплекс Адептус Механикус.

Сея смерть из пистолета вылетели масс-реактивные снаряды, и Жерве снова кинулся в бой.

Взревели прыжковые ранцы, и отделение Вортимера пролетело над головами зелёнокожих под аркой гигантских готических ворот. На миг брат Брюс увидел что-то колоссальное и идолопоклонническое на противоположной стороне кратера. Несмотря на расстояние, он вполне чётко успел рассмотреть большой приземистый силуэт мегагарганта и выражение свирепой жестокости на его отвратительной орочьей морде.

Инопланетная военная машина была воистину огромна.

На секунду рыцарь почувствовал, как холод сковал сердце. Его сменила волна решимости.

Увиденное только укрепило намерение Храмовника и его братьев остановить ксеносов, иначе Тартар почти наверняка обречён.

– Отделение Вортимера, – донёсся эхом из динамика шлема голос командира штурмовиков, – приземляемся и атакуем. Следуйте за мной.

Брюс увидел, как сержант достиг в воздухе пика дугообразной траектории и начал опускаться ногами вниз. Тормозные двигатели прыжкового ранца замедляли падение, не давая космическому десантнику разбиться. За Вортимером следовали Ноткер, Халвн и Даман. Брюс замыкал построение.

Астартес сгруппировался перед приземлением и сосредоточился на Дамане, который летел в пяти метрах ниже и держал в руке цепной меч. Под ними беспорядочно толпились орки, стремившиеся вступить с Храмовниками врукопашную.

Где-то справа блеснула энергетическая вспышка и Даман взорвался. То что осталось от доблестного штурмовика, пылая и дымя, падало в орду зелёнокожих.

Брюс отвёл взгляд от погибшего боевого брата и увидел орудийную позицию в стене кратера над воротами. Сам он ничего не мог сделать, но не хотел разделить участь Дамана и предупредил остальных об опасности.

– Брат-сержант Фелан, сэр, – произнёс астартес в микрофон шлема, переключившись на нужную частоту. – Справа от вас огневая точка.

– Понял, брат, – раздался глубокий гортанный голос рыцаря. Он скорее походил на рык снежного волка Солемна, чем на человеческую речь.

Предоставив опасную батарею отделению Фелана, Брюс снова сосредоточился на приближавшейся земле и толпившихся ксеносах.

Горящее тело Дамана упало прямо перед ним. Раздался взрыв и несколько тварей подбросило в воздух. Затем штурмовик размозжил ногами череп одному из орков, а другого рубанул вращавшимся лезвием цепного меча. Во имя примарха он заставит инопланетный сброд заплатить за бесчестную смерть брата.

Адлар стоял в открытых воротах горного комплекса и смотрел на злобную морду устрашающего богохульного гарганта. Кастелян видел другие отвратительные машины подобные этой на полях битв за множество световых лет отсюда, но никогда не встречал столь огромную и ужасную. Она стояла в тени края кратера и разрушенного остова остроконечного собора и выглядела, как чудовищный идол инопланетного бога.

У монстра было четыре руки, установленное в них оружие могло убивать самыми разными разрушительными способами. По кранам, подъёмникам и царившей суматохе командующий понял, что сборка гарганта ещё не закончена. Также было очевидно, что орки отчаянно пытаются доделать исполина и отправить в бой против Храмовников. Если мега-гаргант и армия зелёнокожих на всех их разнообразных грузовиках, фурах и байках смогут достичь Тартара, то жертва Солемнского крестового похода окажется напрасной.

Кастелян надеялся и молился, чтобы рыцари сумели победить ксеносов в бывшем комплексе Адептус Механикус. Что ещё важнее – он преисполнился решимости уничтожить мега-гарганта. Но пыл усмирял горький опыт многих десятилетий службы в самом праведном из орденов Адептус Астартес. Атакующих превосходят числом и огневой мощью. И в независимости от их смелости – боеприпасы не бесконечны. Верно, воины Чёрных Храмовников с истовостью крестоносцев готовы сражаться в ближнем бою, но реальность такова, что если они сойдутся с орками только в рукопашную, то у зелёнокожих будет преимущество просто за счёт количества.

Раз батальная рота Адлара собирается победить, то ей потребуется чудо.

И чудо произошло.

Все боевые братья ощутили, как под сверхтяжёлой сотрясающей поступью задрожала земля. Раздался оглушительный резкий гул и что-то взорвалось на внешней стороне кратера. Расколотые камни и тонны грунта полетели на головы зелёнокожих, что-то просыпалось и на Храмовников.

Кастелян осмелился повернуться и увидел земного левиафана, который двигался к вулкану по открытой рифтовой равнине, и оба сердца командующего преисполнились гордости.

“Владыка войны” – воплощение мастерства техножрецов Марса. Голова титана возвышалась над землёй на тридцать метров и высматривала ксеносов. Затем с катастрофическим грохотом выстрелили орудия. В рядах орков пролегла огромная кровавая борозда: тварей разрывали лазерные лучи и гигантские сверхмощные снаряды из вращавшихся стволов многоствольного бластера, который был больше чем на “Громовом ястребе”.

Но Адлар видел, что колоссальный человек-машина ранен. На адамантиевом корпусе были заметны повреждения от самых разнообразных видов оружия, левая рука стала всего-навсего расплавленным искорёженным нагромождением металла, и казалось, что титану трудно сохранять равновесие.

Серые бронепластины бога-машины покрасили зигзагообразными чёрно-жёлтыми предупредительными символами и украсили множеством благородных боевых знамён.

Исполин приближался к воротам комплекса, неумолимо истребляя орочью орду.

Уцелевшие оборонительные системы кратера прицелились в титана, но, по всей видимости, древняя военная машина встречалась с гораздо более сильным сопротивлением, чем смогли оказать ксеносы. Она просто не обратила внимания на их атаки.

– Рад встрече, доблестные боевые братья Адептус Астартес! – разнеслось над всей долиной. Голос звучал грозно, в нём чувствовался немалый возраст говорившего, а исходил он из больших вокс-передатчиков на корпусе. – Я принцепс Магнус Экхард, командующий “Владыкой войны” “Тираннус Максимус” легио Магны – военного брата бога-машины “Доминус Экситио”. Мы пришли, чтобы помочь в битве с инопланетной мерзостью во имя великого Омниссии.

– Рад встрече, “Тираннус Максимус”, – радостно прокричал в небо кастелян.

Воодушевлённые появлением могучего титана космические десантники вознесли благодарственные молитвы небесам и с удвоенным рвением набросились на хищнические орды зелёнокожих.

– Воистину рад встрече!

Со своего наблюдательного пункта принцепс смотрел, как крошечные существа с изумрудной кожей суетятся в потухшем вулкане и улыбался:

– Варн, засеки все потенциальные угрозы и затем укажи мне расстояние до них.

– Есть, повелитель, – подобострастно ответил тактик. Касл понимал, что принцепс сейчас в своей стихии.

– Оррек, продолжай стрелять из турболазеров. Я вижу ещё много зелёнокожих, и мне это совсем не нравится. Избавь меня от инопланетной мерзости. Сделаем это!

– Сейчас же, принцепс!

Из орудий на плечах титана вылетели рукотворные молнии, поджаривая ксеносов.

– Дворад, разгони турбины до предела. Не снижать темп.

По команде Магнуса легендарная военная машина набросилась на перепуганных орков подобно мстительному колоссу.

Твари пришли в замешательство, с каким из врагов нужно сражаться в первую очередь.

Одни предпочли более крупного и опасного титана, другие повернулись к Храмовникам, которые угрожали прорвать оборону. Зелёнокожие разрывались между нерешительностью и неуверенностью.

Экхард отдал приказ и многоствольный бластер выкашивал орков ряд за рядом, пожиная кровавый урожай смерти.

Твари зелёной волной бросились наутёк от “Владыки войны”. Толкаясь и царапаясь, они разбегались от сокрушительной поступи чудовищного человека-машины и смертоносного града снарядов. Некоторые ксеносы пытаясь спастись затаптывали сородичей.

Магнус отдал приказ и ноги, подобные высоковольтным опорам, понесли “Тираннуса” ближе к кальдере и укрытой в ней фабрике гаргантов. Металлические ступни опустились в вопящую орду, стирая в порошок богохульных полугрибов-полузверей, и уничтожая множество тварей, которые сопротивлялись имперскому штурму.

Он отдавал приказы и их выполняли. Он был тем, кем и должен быть принцепс Адептус Титаникус: шествовал, словно бог среди людей, обрушивал гневное правосудие Императора и Бога-Машины на врагов Империума человечества.

И где-то на задворках его разума жадно рычал во тьме “Тираннус Максимус” желавший отомстить оркам за то, что они сделали с его братьями-титанами и за то, что последователи Великого Зверя причинили лично ему.

Но на помощь упорным пехотинцам подошла техника. Из кратера медленно выезжали военные грузовики и байки.

Приближаясь к ним, Экхард вновь почувствовал прилив адреналина. Древнему “Владыке войны” не нравилось находиться в закрытом пространстве во время перевозок между зонами боевых действий на борту огромных звездолётов Адептус Механикус или в башнях титанов в Хеллсбриче, когда он ожидал очередного патрулирования или атаки.

Место “Тираннус Максимуса” на поле битвы: преследовать врагов Императора, истреблять их армии, уничтожать их военные машины и сравнивать с землёй их базы.

Это и есть война – грязная, кровожадная и злая. Это единственная вещь, ради которой жил стареющий принцепс и он знал, что время воссоединения с теми, кто командовал великим тираном до него, быстро приближается. Пускай титан древний, зато за ним скрупулёзно ухаживали. От огня разрушительного оружия враги гибли сотнями. Песок перед воротами потемнел от инопланетного ихора и был завален оторванными руками, ногами и изуродованными трупами. Воистину велик гнев старого бога.

Экхард направил титана к огромному порталу осквернённой цитадели Адептус Механикус. Тогда он и увидел мега-гарганта.

Всё оказалось так, как он и предполагал. Кратковременные сигналы, которые сумели засечь сенсоры “Тираннуса” и увидеть Варн, когда на несколько секунд пропали порождённые загрязнёнными пепельными пустошами бесконечные помехи, принадлежали вовсе не нескольким небольшим военным машинам орков, а одному гигантскому монстру. Этот исполин учинит ужасающую бойню среди имперских защитников Тартара, если позволить ему дойти до гордого и древнего улья.

Офицеры также заметили чудовище и по их испуганным возгласам Магнус понял всё, что хотел знать. Тревожные крики эхом разнеслись через системы связи по всему сухопутному левиафану.

В очередной раз командующий утвердился в мысли, что это будет его последний бой как принцепса. В уголке глаза выступила солёная слезинка и покатилась вниз по щеке.

Экипаж мостика ничего не заметил.

Но мысль о схватке с этим монстром – о настоящей битве титанов – придала энергии и жизненных сил. Кровь быстрее побежала по венам, тёмно-каштановые щёки покраснели.

– Это, парни, цель нашего поиска и кульминация нашей охоты, – обратился Экхард к офицерам. – Вот почему Омниссия привёл нас сюда. Всё что направляло нас к этому месту – произошло по воле Императора. Мы присоединимся к Адептус Астартес, дабы избавить планету от богохульного идола. Уничтожив его, мы очистим пустыни Армагеддона Секунд от зелёнокожих. Без мега-гарганта орки разбегутся. Подкрепление осадившим Тартар армиям лишится флагмана и улей деблокируют от жестоких орд.

Принцепс Магнус Экхард посмотрел на лица своей ближайшей команды – лицо Дворада наполовину скрытое за респиратором, лишённые зрачков глаза Варна, покрытую имплантатами голову Оррека – и плотно сжатые губы расплылись в мрачной улыбке:

– Парни, “Тираннус Максимус” идёт на войну. Скорее всего, мы идём на смерть. Но чтобы не случилось, мы идём за славой. Сделаем это!

Урча всеми четырьмя пропеллерными двигателями длинный и ширококрылый силуэт орочьего “бомбилы” “Здоровый ублюдок” выскочил из густых низких туч и полетел параллельно скалистым утёсам рифтовой долины, таща за хвостом взбаламученные турбулентностью пряди облаков. Потянув за слишком большой для него штурвал громадного самолёта, Страйкер направил нос гигантского бомбера на возвышавшуюся посреди равнины срезанную вершину вулкана.

– Это она! – взволнованно воскликнул Бэйн, схватившись за кресло пилота, когда неуклюжий бомбардировщик продолжил снижаться. – Это фабрика гаргантов!

Джелкус ничуть не сомневался в имперском шпионе, но пришёл в восторг, увидев находку агента Браксуса собственными глазами. Последние сорок восемь часов стали в эмоциональном плане сопоставимы с полётом в десантном корабле.

В ветровое стекло он увидел сражение, бушевавшее возле прохода в горной стене кальдеры. Колоссальный гигантский имперский титан пробивался сквозь многочисленную орду орочьей пехоты и прокладывал путь к воротам. Когда “бомбила” приблизился к полю битвы, сержант рассмотрел посреди толпы зелёнокожих несколько крошечных фигур в чёрной броне и ещё несколько летевших по дуге на дымивших прыжковых ранцах.

Заметил он и что-то высокое за гребнем кратера.

– Это что ещё за побоище? – изумлённо спросил командир легионеров.

– Давайте посмотрим, – ответил Конрад и прежде чем приземлиться направил бомбер вокруг потухшего вулкана.

Неожиданно в кабине пронзительно завыли тревожные клаксоны, эхо разнеслось по незаполненному пространству грузового отсека.

– Что случилось? – беспокойно выпалил Эркал.

– Скорее всего, какая-то автоматическая система орков, – предположил Верхоеф. – Но я не знаю, о чём она пытается оповестить.

– Осталось мало топлива? – обратился к пилоту Бэйн.

– Да, но не думаю, что дело в… – Страйкер не смог договорить из-за внезапного приступа кашля, скрутившего всё тело.

– Сержант, – прогремел из нижней половины трюма дредноут, – причина тревоги в другом.

– И в чём?

– Мой дух-машины сообщает, что в нас прицелился почтенный титан, – мрачно объяснил Джерольд.

“Здорового ублюдка” собирался сбить бог-машина союзников.

– Турболазеры наведены и заряжены, повелитель, – доложил принцепсу модератус.

– По моей команде, – торжественно произнёс Экхард. – Пусть эти ксеносы присоединятся к своим сородичам, которых мы уже отправили в ад.

– Повелитель! – закричал Варн. – Я получаю вокс-сообщение.

– Откуда?

– По всей видимости, с приближающегося “бомбилы”.

Орудия на плечах по-прежнему целились в гудящий гигантский самолёт.

– И ты понимаешь, что они говорят?

– Да, повелитель, потому что они говорят на низком готике.

– Принцепс, мы должны открыть огонь, – проинформировал Магнуса Оррек. – Иначе второго шанса может и не быть.

– Не стрелять! – сердито проворчал командующий. – Направить сообщение на главные динамики. Сделайте это! Сейчас же!

Офицеры повиновались, не произнеся ни слова.

Из громкоговорителей мостика донёсся резкий металлический голос, в нём явно чувствовались отчаяние и спешка:

– … не стреляйте. Повторяю – это рядовой Дакс Стревикц из Стального легиона Армагеддона. Не стреляйте в приближающегося “бомбилу”. Им управляют имперцы. Ещё раз повторяю – не стреляйте!

Пятнадцатая глава “Разбился и сгорел” Бэйн задержал дыхание на десять долгих секунд. На отсек экипажа “Здорового ублюдка” опустилась мёртвая тишина. Наконец сигнал тревоги прервался прямо посередине.

– В нас больше не целятся, – пророкотал из трюма Джерольд.

Легионеры, сержант и пилот облегчённо выдохнули.

– Хвала Императору! – с искренним облегчением воскликнул Джелкус. – Воистину Его Императорское Величество сегодня смотрит на нас.

– Конечно Он смотрит, – с лёгким упрёком произнёс дредноут. – Император защищает. А верующие в Его щедрую праведность – получают вдвойне.

– Сержант, – позвал Стревикц, – с вами хочет говорить какой-то принцепс Экхард.

– Прямо сейчас? – Бэйн обернулся и посмотрел на усталых, но живых гвардейцев. Их было пятнадцать, когда всё только начиналось. Теперь их осталось восемь. – Ты можешь перенаправить сигнал на громкоговорители?

– Да, сэр, но будет плохо слышно.

Связист перенастроил потрёпанный вокс-передатчик и повернул усилитель на максимум.

Затем Дакс что-то произнёс в микрофон.

Какое-то время шипели далёкие помехи, пока из колонок не раздался умудрённый прожитыми годами, мрачный и суровый голос.

– Это сержант Бэйн из Стального легиона Армагеддона? – почти раздражённо спросил говоривший.

– Да, лорд-принцепс, – почтительно ответил Джелкус, так и не сумев скрыть подлинную радость от неожиданной перемены в их затруднительном положении.

– Я принцепс Экхард, командующий титаном “Тираннус Максимус” легио Магны.

Похоже, вы выбрали подходящий момент, чтобы вступить в битву за освобождение от мерзких инопланетных подонков этого некогда грандиозного комплекса священных Адептус Механикус, – бестелесный голос гремел в ушах легионеров и растворялся в фоновом шуме самолёта.

– Согласен, сэр.

– Мы рады вам, хотя и несколько обеспокоены транспортом, который вы выбрали.

– Мы всего лишь используем против орков их же собственную технику, – бодро отозвался Бэйн.

– Поостерегись, сержант, – неожиданно пророкотал Магнус, – этот путь ведёт к ереси.

– К-конечно, – несколько удивлённо ответил Джелкус. Его никогда так резко не отчитывали перед подчинёнными, и потому он добавил почти насмешливо, – повелитель.

– И позволь мне сказать тебе, сержант, – продолжил Экхард, – если твои намерения лживы и это какой-то грязный обман ксеносов или кого-то ещё, то я собью и тебя и остальной еретический сброд.

– Да, сэр, – тяжело сглотнул Бэйн. Их неприятности ещё не закончились. – Я понял.

В конечном счёте, он не знал насколько нормальный этот принцепс Экхард. Загрязнённая окружающая среда пепельных пустошей могла вытворять странные вещи с человеческим разумом. С какой стати с владыкой титана не могло произойти что-то подобное?

– И позволь мне заверить тебя – я так и сделаю. Конец связи.

Разговор завершился. Гвардейцы неловко молчали. Тишину нарушил сухой кашель Страйкера. Лицо лётчика стало уже пепельно-серым.

Глубоко вздохнув, Джелкус наконец произнёс:

– Садимся, пилот.

– Есть, сэр, – сумел выдавить лётчик, прежде чем его слова заглушил новый приступ кашля.

Конрад Страйкер знал что умрёт. Это не было обычным пониманием своей смертности.

Он умирал и умрёт скоро. Он знал это с убеждённостью человека, которого подстрелили в живот. Он погибнет или в чудовищной авиакатастрофе или от одного из десятка неизлеченных и неизлечимых повреждений внутренних органов, которые непрерывно взымали дань с его тела. Это просто вопрос времени.

Он резко закашлялся. На губах появились розовые кровавые пузыри. Лётчик не сомневался, что проколото лёгкое. Сказывались нанесённые орками раны, но после трёх попыток прикончить имперца – пилот пока ещё оставался в живых.

Всё тело болело, как внутри, так и снаружи. Зелёнокожие сбили “Молнию”, избили его почти до смерти, а тварь на аэродроме сломала ребро и повредила лёгкое. Но он всё ещё дышал – едва.

Чтобы не случилось – разобьётся он или захлебнётся собственной кровью – он заставит ксеносов заплатить. Банальная фраза, но Конрад преисполнился решимости.

Всматриваясь в ветровое стекло кабины, он видел выезжавшую из ворот кратера-фабрики технику орков – десяток неказистых машин. Они шумно двигались среди сражавшихся зелёнокожих и космических десантников, как впрочем, и прямо по ним.

Страйкер заметил периферическим зрением перисто-серые нити. Он попытался сморгнуть их, но неудачно. Теперь дело дошло и до глаз. Всё расплывалось и кружилось, словно он опьянел. Хотел бы он, чтобы так и было. Хотя пилот не помнил, когда в последний раз мыслил настолько ясно. Он знал, что должен сделать и какая судьба его ждёт, как будто беспристрастно смотрел со стороны и видел себя и свою жизнь – ещё одну пешку в битве с неумолимым врагом.

Конрад снова моргнул и заметил блик на одном из устройств приборной доски – круглом циферблате, разделённом на несколько секторов. Справа начиналась широкая белая линия, она становилась всё уже, приближаясь к левой стороне, где её сменяла толстая красно-оранжевая полоса. Стрелка уверенно клонилась к нижней шкале. Топлива почти не осталось.

Как назло двигатель в правом крыле начал чихать и дребезжать.

Пилот неожиданно понял, что рядом стоит Бэйн.

– Извините. Что, сержант? – разум заблудился в своих же мыслях о неминуемой смерти.

– Я спросил, когда приземляемся?

– Э… – быстро прикинул Страйкер. – Три минуты, может четыре.

– И что случилось с двигателем? – с видимым беспокойством продолжил Джелкус.

– Поверьте мне – вам лучше не знать. Давайте поговорим, когда вы будете готовы к десантированию.

Разговор вызвал очередной приступ кашля. Конрад убрал руку с неудобной и громоздкой орочьей панели управления и дотронулся до рта. На лётных перчатках остались пятнышки крови.

– Могу вас заверить, что посадка предстоит не из лёгких. Придётся высаживаться не далее чем в сотне метров от кратера. Нет ни топлива, ни времени, чтобы искать место получше,

– почти оправдывающимся тоном произнёс лётчик. – Мы сразу же окажемся посреди битвы. Вы и ваши люди должны быть готовы покинуть самолёт как можно быстрее.

– Я вас понял, коммандер, – угрюмо пробормотал Бэйн. – Просто держите “Здорового ублюдка” ровнее, когда мы будем выезжать.

Страйкер не смог ничего ответить легионеру из-за судорожного кашля и слёз, а потому только кивнул.

– Все на борту? Все готовы? – спросил Джелкус у взвода – у всех восьмерых.

Послышались вторящие друг другу утвердительные ответы Руми, Стревикца, Гюнта, Эркала, Стейнбека, Верхоефа, Броека и даже раздражительного Кайвана.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
Похожие работы:

«Александр Кентлер. ФИГУРЫ В РУССКОМ МУЗЕЕ (К Мемориалу Алехина 2013 года) Превосходная идея проводить шахматные соревнования в музеях, воплощенная в прошлом году в Третьяковской галерее (матч на первенство мира В.Ананд – Б.Гельфанд), в эти а...»

«Альманах КАДЕТСКИЙ ВЕСТНИК РОССИИ Июль — август 2007 года Выпуск №2 ПЕРИОДИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ОБЪЕДИНЕНИЙ СУВОРОВЦЕВ, НАХИМОВЦЕВ И КАДЕТ РОССИИ 2 СЛОВО К ЧИТАТЕЛЯМ Дорогие друзья! Близка к завершению настойчивая и напряжённая д...»

«12/29/13 Конституция, проект Чегодаева-Ихлова Проект Свобода, собственость, достоинство КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Проект подготовлен: Д.А.Чегодаевым руководитель группы, Д.М...»

«Автономная некоммерческая организация "Центр первой помощи и добровольчества "Вершина" Аннотация к переводу Перед вами перевод документа "Международные рекомендаций по первой помощи и реанимации 2016" (International first aid and resuscitation guidelines 2016), Раздел 12 "Утопление и декомпрессионная болезнь". До...»

«Приложение N 1 к Порядку (пп. 1, 61, 63, 66, 71-75) НОРМЫ снабжения (расхода) специальным и санитарно-хозяйственным имуществом, палатками, брезентами, мягкими контейнерами, спортивным, альпинистским и...»

«ПАО МТС Тел. 8-800-250-0890 www.vologda.mts.ru ULTRA СВОБОДА ОБЩЕНИЯ ДОМА Федеральный номер / Городской номер И В ПОЕЗДКАХ ПО РОССИИ Авансовый метод расчетов Тариф открыт для подключения и перехода с 20.03.2015г. Тариф, в который уже включено вс...»

«Вакуумный пылесос Zodiac Barracuda MX 8 Инструкция по эксплуатации http://zodiac.nt-rt.ru По вопросам продаж и поддержки обращайтесь: Архангельск (8182)63-90-72 Калининград (4012)72-03-81 Нижний Новгород (831)429-08-12 См...»

«Именем Российской Федерации ПОСТАНОВЛЕНИЕ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ по делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 333 40 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой общества с ограниченной...»

«Поздние трупные явления Поздние трупные явления Поздние трупные явления — явления, начинающиеся развиваться в течение нескольких дней, недель, месяцев и даже лет, и продолжающиеся неопределенно длительное время. Они подразделяются на разрушающие и консервирующие. К первым относится гниение, ко вторым — мумиф...»

«81 Придаточные предложения аналитического типа в грамматике Ана теле нхе М.Курбангалиева и Х.Бадига Л.М.Гиниятуллина Казанский (Приволжский) федеральный университет литературный язык, татарский язык, сложное предложение, аналитическое предложение Видный лингвист профессор Бадигов Худжа Габдельбадигович (Бади...»

«РЕЗОЛЮЦИЯ 4-5 августа 2016 года г. Москва 4 – 5 августа 2016 года в Москве при поддержке Государственной Думы ФС РФ, профильных федеральных и региональных министерств и ведомств, Правительства Москвы и Международного союза автомобильного транспорта (IRU) сост...»

«Пауло Коэльо : "Книга воина света" Пауло Коэльо Книга воина света "Книга воина света": Пауло Коэльо : "Книга воина света" Аннотация "Книга воина света" приглашает каждого из нас погрузиться в мир нашей мечты, легко воспринимать непредсказуемость жизни и...»

«2 СОДЕРЖАНИЕ 1. Общая характеристика программы ординатуры 2. Характеристика профессиональной деятельности выпускников, освоивших программу ординатуры 2.1. Область профессиональной деятельности выпускников, освоивших программу ординатуры 2.2. Объекты профессиональной деятельности выпускников 2.3. Виды профессиональной д...»

«Говаленков С.В. (http://nuczu.edu.ua/), Дубинин Д.П., Корытченко К.В. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ЛОКАЛИЗАЦИИ НИЗОВЫХ ЛЕСНЫХ ПОЖАРОВ ОБЪЕМНЫМИ ШЛАНГОВЫМИ ЗАРЯДАМИ В работе проведено эксперимента...»

«1. Токарно-винторезный станок 16К20. Назначение и область применения. Составить уравнение кинематического баланса цепи главного движения для минимальной частоты вращения шпинделя. Нарисовать структурную схему станка при использовании ходового винта.2. Проведите анализ конструкции по прилагаемому чертежу.3. Каки...»

«"Верная цена" — Домашний Интернет + Интерактивное ТВ (новое пакетирование) Тарифные планы для абонентов — жителей г. Ноябрьск Верная цена-1 Верная цена-1 Верная цена-2 Верная цена-3 Услуга (по технологии xDSL) (по технологии FTTx/xPON) (по технологии FTTx/xPON) (по технологии FTTx/xPON...»

«1 СОДЕРЖАНИЕ ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 1. 4 1.1. Структура образовательной программы 4 1.2. Термины, определения, обозначения, сокращения 4 1.3. Нормативные документы, регламентирующие стру...»

«Руководство по монтажу Входящие в комплект Инструкции по монтажу Сетевая камера WV-SF549/WV-SF548 Модель № WV-SF539/WV-SF538 WV-SF549 WV-SF539 Прежде чем приступить к подсоединению или...»

«РЕГИОНАЛЬНАЯ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ "МОСКОВСКИЙ КОННОСПОРТИВНЫЙ КЛУБ ИНВАЛИДОВ" ПРАВИЛА КОННОСПОРТИВНЫХ СОРЕВНОВАНИЙ ПО ПАРАЛИМПИЙСКОЙ ВЫЕЗДКЕ ИЗМЕНЕНИЯ И ДОПОЛНЕНИЯ, ВСТУПИВШИЕ В СИЛУ С 1-ГО ЯНВАРЯ 2012 ГОДА. Москва – 2012 Прав...»

«Владимир Оттович Дайнес Фельдмаршал Манштейн – лучший полководец Гитлера Серия "Гении войны" Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6444512 Фельдмаршал Манштейн – лучший полководец Гит-лера / Владимир Дайнес: Яуза : Эксмо; Москва; ISBN 978-5-699-65001-9 Аннотация Его величают "луч...»

«III РЕСПУБЛИКАНСКАЯ ЯРМАРКА ИННОВАЦИОННЫХ ИДЕЙ, ТЕХНОЛОГИЙ И ПРОЕКТОВ КАТАЛОГ РЕСПУБЛИКАНСКОЙ ЯРМАРКИ ИННОВАЦИОННЫХ ИДЕЙ, ТЕХНОЛОГИЙ И ПРОЕКТОВ 2010 ГОДА В каталог включены около 500 технологий, методов, разработок и инновационных идей, разработанных в рамках Государственных научно-технических программ Респу...»

«GSM мини таймер. Назначение Управление включением, выключением автомобильных автономных отопителей с бортовым питанием на 12 Вольт! Установка мини таймера. Для начала нужно определить удобное для размещения место, затем просверлить отверстие для выхода разъема антенны (предварительно убедиться, что вы не повредите...»

«Петрык Янина Юрьевна КВАНТИТАТИВНАЯ ЭСТЕТИКА: ЛИНИЯ КРАСОТЫ У. ХОГАРТА В данной статье анализируется квантитативная эстетика У. Хогарта, излагаются базовые принципы эстетической квантитативности: соразмерность, упорядоченность, симметричность, единство в многообразии. У. Хогарт, стремясь отыскать универсалии в искусстве живописи, создает...»

«Содержание: ВВЕДЕНИЕ 1. ЦЕЛЕВОЙ РАЗДЕЛ 1.1. Пояснительная записка 1.1.1. Цели и задачи Программы 1.1.2. Принципы и подходы к формированию Программы 1.2. Планируемые результаты Целевые ориентиры в раннем возрасте Целевые ориентиры на этапе завершения освоения Программы 1.3. Развивающее оценив...»

«RU Руководство для пользователя 938375/C-0216 Оглавление RU 1 Введение Информация о безопасности 2 Ключевые положения 3 Транспортировка и хранение 4 Зарядка аккумулятора Безопасность использования аккумулятора Orion3 содержит подзаряжаемые литий...»

«Логи ко-фил ософски й трактат ПРЕДИСЛОВИЕ Эту книгу, пожалуй, поймет лишь тот, кто уже сам продумывал мысли, выраженные в ней, или весьма похо­ жие. Следовательно, эта книга не учебник. Ее цель бу­ дет достигнута, если хотя бы одному из тех, кто прочтет ее с пониманием, она доставит удовольствие. Книга из­ лагает философские проблемы...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.