WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 |

«ББК М Материалы I Малых Благовских чтений «Поэт Николай Благов: личность и эпоха».Ульяновск 15 января 2015 года в рамках Года ...»

-- [ Страница 1 ] --

ББК

М

Материалы I Малых Благовских чтений «Поэт Николай Благов: личность и эпоха».Ульяновск

15 января 2015 года в рамках Года литературы в РФ и реализации регионального

творческого проекта «12 симбирских литературных апостолов» состоялись I Малые Благовские чтения «Поэт Николай Благов: личность и эпоха».

В сборнике представлены доклады и выступления участников I Малых Благовских

чтений «Поэт Николай Благов: личность и эпоха», посвященных Н.Н. Благову, ульяновскому поэту, лауреату Государственной литературной премии РСФСР им. М. Горького.

Материалы для публикации предоставлены участниками Чтений. Перепечатка возможна только с разрешения авторов.

PDF-версия данного сборника, размещена на сайте www.mukcbs.org

Редакционный совет:

ISBN © Муниципальное бюджетное учреждение культуры «Централизованная библиотечная система Дорогие друзья!

В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 12 июня 2014 г. № 426 в Российской Федерации 2015 год объявлен Годом литературы. Это одно из важнейших культурных событий, основными задачами которого являются привлечение внимания к чтению и литературе, и, прежде всего, молодежи, содействовать дальнейшему развитию российской и ульяновской литературы, продвижению лучших образцов отечественной прозы и поэзии.

В Год литературы в Ульяновске пройдет много ярких и насыщенных литературных событий, мероприятий, конкурсов, акций, марафонов чтения Международного, Всероссийского, регионального, городского уровней.



В январе 2015 года городские библиотеки при поддержке Управления культуры и организации досуга населения организовали Малые Благовские чтения «Поэт Николай Благов: личность и эпоха». Это серьёзная научно-практическая конференция открыла Год литературы и стала знаменательным событием в краеведческой и культурной жизни города Ульяновска. Чтения собрали научное, литературное и образовательное сообщества с целью изучения и продвижения жизни и творчества Николая Благова.

Несомненно, Благов самый крупный поэт XX века, живший и творивший на родной земле, в Ульяновске. Поэт, который принадлежит не только ульяновской земле, но и всей России. В его творчестве ярко звучит тема патриотизма, любви к родной земле, крестьянскому труду, своей малой Родине.

Имя поэта увековечено не только в его произведениях.

В 2012 году в Ульяновской области утверждена премия имени Н. Благова. Обладателями премии имени Николая Благова стали поэты Светлана Матлина, Елена Кувшинникова, Татьяна Эйхман и другие ульяновские поэты и писатели.

В 2011 года муниципальной библиотеке №15 было присвоено имя Николая Николаевича Благова и открыта литературно-музыкальная экспозиция.

Библиотеки города сегодня выполняют не только функции сохранения и передачи новым поколениям культурного наследия прошлого, но и становятся центрами, которые аккумулируют и распространяют знания, активно содействуют формированию новой информационной культуры.

Я уверена, что мероприятия, которые мы приурочим к Году литературы, привлекут внимание жителей нашего города к произведениям не только известных российских писателей, но и познакомят их с работами местных авторов.

–  –  –

ПРЕДИСЛОВИЕ

15 января 2015 года в Ульяновске на базе ФГБОУ ВПО «Ульяновский государственный педагогический университет имени И. Н. Ульянова» состоялись I Малые Благовские чтения «Поэт Николай Благов: личность и эпоха», посвященные жизни и творчеству ульяновского поэта, лауреата Государственной премии РСФСР им. М. Горького Николая Николаевича Благова. Организатор Чтений – муниципальное бюджетное учреждение культуры «Централизованная библиотечная система» при поддержке Управления культуры и организации досуга населения администрации города Ульяновска.





Поэт Николай Николаевич Благов (1931 – 1992) – яркое и сильное поэтическое дарование, способное занять достойное место в ряду великих российских литераторов и деятелей искусства-уроженцев Симбирско-Ульяновского края - Н.М. Карамзина, И.А.

Гончарова, Н.М. Языкова, А.А. Пластова. Особую ценность его дарованию придаёт то, что практически вся творческая жизнь поэта была связана с родным краем. У родной земли черпал Николай Николаевич поэтические сюжеты и образы, её красоту, глубину и прелесть он выразил в своих поэмах и стихах.

Участниками Чтений стали литературоведы, культурологи, музейные, библиотечные и архивные специалисты, преподаватели и студенты высших учебных заведений, учащиеся общеобразовательных школ.

Почетным гостем Чтений стал Анатолий Анатольевич Парпара, поэт, драматург, общественный деятель, лауреат Государственной премии им. М. Горького, профессор Московского Государственного университета культуры, председатель фонда имени М.Ю.

Лермонтова, создатель и редактор «Исторической газеты», лично знавший Н.Н. Благова.

В данный сборник вошли материалы, представленные на Чтениях.

Структура предлагаемого вниманию читателя сборника материалов состоит из двух тематических разделов, соответствующих основным направлениям работы Чтений:

1. Историко-культурные аспекты исследования жизни и творчества Николая Николаевича Благова.

Темы, поднятые участниками данного раздела, посвящены жизни и творчеству Николая Благова, литературному наследию, его окружению. Многие из выступающих лично знали Н. Благова и делились своими воспоминаниями о нем.

2. Формирование ценностных ориентиров учащихся на изучении творчества Николая Николаевича Благова.

Выступления и доклады, представленные в данном разделе, раскрывают деятельность педагогов и учащихся по применению регионального компонента в школе, который позволяет учащимся всесторонне развиваться, создаёт условия для формирования гражданина-патриота, знающего историю, культуру, традиции своей малой родины, имеющего представление о людях её, её истории и культуре, о прошлом ее и о настоящем.

В рамках Чтений было организовано web-включение участников из Ульяновской области, г. Казани, г. Саратова.

Организаторы Чтений выражают благодарность всем участникам и гостям, а также тем, кто оказал поддержку в их подготовке и организации.

–  –  –

ИСТОРИКО-КУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ

ИССЛЕДОВАНИЯ ЖИЗНИ И ТВОРЧЕСТВА

НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БЛАГОВА

Материалы I Малых Благовских чтений О. Г. ШЕЙПАК БЛАГОВ-ЛИРИК О жизни и творчестве Николая Благова написано немало. Есть в книге нашего замечательного краеведа Жореса Трофимова (Николай Благов, поэт и гражданин. Биографический очерк.

– Ульяновск. «Симбирская книга», 2002 – 272 с.) страницы, посвященные периоду работы поэта в качестве ответственного секретаря писательской организации. Журнал «Мономах» также неоднократно рассказывал в своих публикациях о поэте, о его дружбе с выдающимися земляками Григорием Коноваловым, Анатолием Жуковым, Аркадием Пластовым и другими его современниками. Но история Ульяновской писательской организации в свете деятельности самого Н.Н. Благова почти не освещалась в печати.

Не хотелось бы опираться лишь на голые факты. Любая значительная личность формируется под влиянием малой родины – с этого и хочу начать, опираясь на воспоминания земляка Благова – журналиста, писателя Николая Романова:

«Иногда так и хочется сказать: «Все-таки забавная ты, сторонушка родная!» Приеду, бывало, в Андреевку, к отцу с матерью, хожу по деревне – грудь колесом. А как же, ведь в техникуме учусь! Прибыл из армии в отпуск, снова гордостью, как куль, набит: служу-то не где-нибудь, а в Севастополе! А уж поступил в Казанский университет – совсем ошалел.

А дед Матвей Чоков, только походя, заикаясь, за что Пыпыколкой звали, хмыкнет: «Да, боль-ша-а-я шко-о-ла». Отец с матерью ничего не говорят, суетятся, родню созывают. Да что же такое происходит? Первым прорвало двоюродного брата Михаила Благова..: «Непутевый вы народ, что – ты, что – Колька. Кольку-то Благова знаешь? Ну, какие твои годы, еще узнаешь. Вроде бы и башка есть на плечах, а занимаются хреновиной. Как почему?

Погляди, председатель колхоза у нас – чужак, агроном откуда-то с верхоты. Все руководство – ни пришей, ни пристегни».

Так вот в чем дело.

Оказывается, надо, чтобы мы здесь ходили в агрономах и в механиках, не прочь – и в председателях, а Михаил Иванович сидел бы у окошка да любовался, восклицая: «Глядите, куда наши мужики-то скакнули!» Как могу, возражаю родственнику:

«Да Николая Благова вся читающая Россия знает!» Брат только мотает головой, мол, не то.

Прибегаю к последнему доводу: «Все равно из него агроном не получился бы. Он – поэт!»

Брательника это совсем взрывает: «Если бы я столько проучился, сколько вы, за мной бы каждое утро к воротам «Волга» подъезжала».

Нет, не выбился андреевский мужик Николай Благов в агрономы, не нажил больших денег, зато стал известным поэтом, классиком советской литературы. Руководил толстым журналом «Волга» – единственным на все Поволжье, в общей сложности восемь лет возглавлял областную организацию Союза писателей РСФСР.

Сегодня, сталкиваясь с начинающими литераторами, иной раз удивляешься, как это «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

человек мечтает стать поэтом и не любит, не знает отечественной поэзии. Николай Николаевич Благов был убежден: мало иметь талант – надо быть высоко эрудированным человеком, много читать и трудиться на ниве литературы в поту, как трудится на своей ниве пахарь.

Благову повезло с учителями. В родной Андреевской школе русский язык и литературу во время войны преподавала эвакуированная учительница, окончившая Минский университет, Мария Николаевна Карелина. Это она сформировала у Благова чуткое отношение к языку и хороший эстетический вкус.

Повезло и с преподавателями в Ульяновском пединституте: русскую литературу преподавали Григорий Иванович Коновалов – прозаик, классик советской литературы, и Петр Сергеевич Бейсов – известный гончаровед. Они воспринимали Николая Благова не как студента, а как коллегу по перу, видели в нем равного, и позже Благов и Коновалов стали самыми близкими друзьями и соратниками.

В Ульяновске писательская организация появилась во многом благодаря Григорию Коновалову. Вернувшись с фронта, филолог-педагог, уже тогда член Союза писателей РСФСР, Коновалов сформировал сначала литературную группу. А через год, в 1947 году, состоялась конференция молодых писателей, на ней избрали бюро литературной группы и редакцию альманаха «Литературный Ульяновск». Еще через год фронтовики, преподаватели Ульяновского пединститута Петр Бейсов, Василий Дедюхин, Николай Краснов стали кандидатами в члены Союза писателей. Как раз в 1948 году в институт на филологический факультет поступил Николай Благов.

Вдова поэта Ляля Ибрагимовна вспоминала то время: «Курс был сильный, стихи писали очень многие, но Коновалов сразу же выделил Благова».

Уже тогда Григорий Иванович ходатайствовал перед обкомом партии о создании в Ульяновской области отделения Союза писателей. Обком партии поддержал это ходатайство, но вопрос тормозился, так как на тот момент в Ульяновске проживал один член Союза писателей – Коновалов, остальные были кандидатами. И только когда в Москве были приняты в СП В. Дедюхин, Н. Краснов и П. Бейсов, создание самостоятельного отделения стало возможным.

Ульяновская писательская организация была образована Постановлением Секретариата Союза советских писателей 25 июня 1951 года.

Она подчинялась Правлению Союза советских писателей СССР. Основной его задачей была помощь молодым авторам в творческой работе – поиск талантов. А таланты были налицо: Николай Благов, Евгений Ларин, Николай Рябинин. Встречи проходили во Дворце книги им. В.И. Ленина. Тогда же в Мелекессе было создано литобъединение «Черемшан», откуда вышли классик советской литературы Анатолий Жуков, корреспондент «Правды» Вячеслав Романовский, известный писатель Иван Хмарский.

После окончания педагогического института в августе 1952 года Николай Благов начал работу в газете «Ульяновский комсомолец» в должности литературного сотрудника.

Но буквально за день до этого случилось следующее.

21 августа проходила конференция областной писательской организации, и Г.

И. Коновалов, который уже тогда поставил перед собой цель помочь Благову вступить в Союз писателей, в своем докладе прочел его новое стихотворение «22 июня». Но присутствующий на конференции представитель правления Союза писателей РСФСР Константин Мурзиди набросился на молодого поэта, обвинив его в аполитичности. Замечания его Материалы I Малых Благовских чтений были глупы – не стоило бы и вспоминать, но очевидцы рассказывали, как Григорий Иванович, не глядя на должности, после окончания конференции буквально с кулаками набросился на московского гостя.

Работая в газете, Николай Благов очень помогал писательской организации, печатая на страницах «Ульяновского комсомольца» стихи, прозу и публицистику Коновалова, Краснова, Бейсова, Рябинина, Пыркова и других. С огромной ответственностью относился он к пробам пера. В обзоре «Голоса молодых», давая слово начинающим поэтам, он осторожно, с большой тактичностью указывал на логические ошибки, ритмический сбой, неудачный выбор слова.

В то время работу Ульяновского отделения Союза писателей контролировала не только Москва, но и Ульяновский обком партии. После беспощадной критики произведений, опубликованных в литературном альманахе, встал вопрос о закрытии Ульяновской организации Союза писателей: в справке, подготовленной бюро пропаганды обкома партии, были указаны недостатки в стихах и прозе всех ульяновских писателей, за исключением одного поэта – Николая Благова: «Свежестью и оригинальностью отличаются стихи Благова». Коротко, но ёмко.

Из-за критики, обрушившейся на «Литературный Ульяновск», альманах в мае 1954 года закрыли, а ульяновскую писательскую организацию секретариат Союза писателей упразднил. Члены Союза писателей были прикреплены к Куйбышевской организации.

Г.И. Коновалов лишился поста ответственного секретаря и вернулся в пединститут, а Благов через некоторое время устроился в Мелекессе корреспондентом газеты. Здесь судьба свела его с будущим классиком советской литературы, а тогда – тоже корреспондентом районной газеты Анатолием Жуковым: дружба поэта и прозаика длилась до самой смерти Николая Благова, а два года назад в Москве ушел из жизни Анатолий Жуков.

Литературная жизнь в Мелекессе бурлила: здесь работали журналист и поэт Евгений Ларин, талантливый писатель и публицист Иван Хмарский и поэт Яков Рогачев. Они часто собирались вместе, спорили о литературе, читали друг другу новые произведения – это была крепкая писательская ячейка.

В январе 1956 года Благов получил приглашение в Москву – для участия в III Всесоюзном совещании молодых писателей. На пленарном заседании в ЦДЛ собралось 360 молодых писателей, их приветствовал Михаил Шолохов. После пленарного заседания началась работа семинаров. Благов попал на семинар к Н. Рыленкову, его стихи обсуждали М. Лисянский, В. Захарченко и Ю. Друнина.

По возвращении домой Благов написал одно из лучших своих произведений – поэму «Волга». Язык поэмы образный, сочный, точный, сравнения и метафоры свежи и неожиданны, а тематика глубоко народна.

Ответственный секретарь «Ульяновского комсомольца» К.П. Воронцов напечатал поэму в газете, но в Ульяновске ее не оценили. Это позже она попадет в альманах «Новая Волга» (Саратов) и в сборник «Волга», а пока что о ней заговорили в Москве: осенью 1957 года за поэму «Волга» Николаю Благову присвоили звание лауреата Всесоюзного фестиваля молодежи. Диплом лауреата вручал в ЦДЛ Леонид Соболев.

Уже после окончания фестиваля в Ульяновск из Американского министерства иностранных дел пришло письмо: студенты из Гарварда просили текст поэмы «Волга», чтобы на ее примере изучать русский язык и литературу.

Земляк и друг Благова писатель Николай Романов так комментировал письмо гарПоэт Николай Благов: личность и эпоха»

вардских студентов: «Я думаю, что их покорили не только слог, рифма, сюжет, а прежде всего слова и строки, которые были не совсем понятны, а то вовсе непонятны. Ну, например, такая картинка: подходит к пристани пароход, «воду пахтая плицами, разутюжил зыбучие волны кормой». Что это такое – пахтать? – а как можно волны разутюжить? Оказывается, все возможно, если пером водит русский талант!»

1 октября 1958 года Николая Благова приняли в Союз писателей. Рекомендацию ему дал Григорий Коновалов – он, кстати, уже жил в Саратове. А Николай стал корреспондентом областного радиокомитета, позже – редактором студии телевидения.

Секретарем Ульяновской областной организации Союза писателей РСФСР Николай Николаевич был дважды. Первый раз – в 1966-68 годах, когда Василий Дедюхин ушел на полтора года в творческий отпуск, и Благову пришлось его замещать. Этот период вспоминает писатель Николай Романов: «Впервые я увидел Н. Благова осенью 1967 года. Как ответственный секретарь Ульяновского областного отделения Союза писателей РСФСР он проводил с пишущей молодежью семинар, на котором я и осмелился подойти к нему.

На вопрос – где учишься? – я ответил, что в Казанском университете, после первого курса перешел на заочку. «А вот это зря. Главное-то – студенческая среда, общение», – сказал он тогда. И, конечно, был прав».

Уже тогда Благов был введен в состав редколлегии журнала «Волга».

В марте 1970 года ульяновская организация выбирает поэта делегатом 3 съезда писателей РСФСР, а 1 мая этого же года Николай Николаевич принял приглашение на работу в Саратов, заведующим отделом поэзии журнала «Волга». Это была престижная должность, и многие ульяновские поэты восприняли это событие как собственную удачу: свой литературный альманах был давно закрыт, а попасть на страницы «Волги» было очень сложно. Однако в новой роли Благов не отдавал предпочтения землякам – главным аргументом в выборе стихов для него всегда оставался художественный уровень поэзии, и здесь он был непреклонен.

Весной 1976 года Николай Николаевич решил покончить с редакторской деятельностью и вернулся в Ульяновск. Причин накопилось много, а главная среди них – тяга на родину. Это, несмотря на то, что в Саратове оставался самый близкий друг и соратник – Григорий Коновалов. «Они друг без друга жить не могли», – говорила Ляля Ибрагимовна.

15 сентября областная писательская организация избрала Николая Благова ответственным секретарем. Основной костяк организации мало изменился: Василий Дедюхин, Петр Бейсов, Евгений Ларин, Николай Рябинин, Андрей Царев. Правда, уже через неделю, 23 сентября, скоропостижно скончался Петр Сергеевич Бейсов. Это была очень тяжелая утрата.

В те годы Ульяновская писательская организация получила в пользование не обыкновенное помещение, а настоящий литературный дом: домик Д.Д. Минаева, в котором в конце 80-х годов XIX века жил поэт-сатирик.

Небольшой, деревянный, но какой уютный! У каждого писателя, кто застал то, «благовское» время Ульяновской организации Союза писателей, остались очень теплые воспоминания об этом доме. Поэты засиживались здесь до самой ночи, а то и до утра: спорили о литературе, читали стихи, решали свои писательские проблемы. Ляля Ибрагимовна Благова, вдова поэта, рассказывала об этих посиделках, о том, как поэты спорили порой до хрипоты, обсуждая какие-нибудь стихи. Такие же посиделки устраивались и в доме Благова, на ул. К. Либкнехта, 34 (теперь здесь висит мемориальная доска, которая глаМатериалы I Малых Благовских чтений сит: «Лауреат Государственной премии России поэт Николай Благов жил и работал в этом доме с 1976 по 1992 год»).

Ляля Ибрагимовна, жалея голодных поэтов, припасала на такой случай бидончик квашеной капусты, которая продавалась в соседнем магазинчике: на другое угощение не было денег. Но и квашеная капуста с хлебом воспринимались как манна небесная.

Главный вопрос писательской организации – и тогда, и теперь – вопрос о ее численности. Он всегда вызывал много споров.

В советское время наращивать численность организации было выгодно – от этого зависело штатное расписание – число ставок. Государство брало на себя все расходы по содержанию писательской организации и наделяло членов Союза писателей большими полномочиями и льготами. Поэтому желающих вступить в Союз всегда было очень много, как, впрочем, и теперь, когда нет никаких льгот и преимуществ.

Благову очень хотелось, чтобы в составе организации были только крупные таланты. Но Ульяновску не везло. В разное время здесь жили и трудились знаменитые писатели: Анна Караваева, Арсений Рутько, Елизар Мальцев, Григорий Коновалов, Анатолий Жуков, Станислав Романовский, Владимир Пырков – все они покинули наш город. В основном уезжали в Саратов, где было больше возможностей печататься (Приволжское книжное издательство, журнал «Волга»), или – в Москву: столица всегда обеспечивала карьерный рост.

Но принимать в Союз писателей всех, кто просится, Николай Николаевич не торопился. Он относился к приему кандидатов в Союз писателей очень трепетно. Были поэты и прозаики, за которых он рьяно ходатайствовал в Москве, но далеко не всех, кого он считал достойными быть в Союзе, удавалось принять. Если рецензент прицепится к какойнибудь строке по своим субъективным или политическим соображениям, возобновить прием кандидата было практически невозможно. Так, например, не удалось принять в Союз писателей РСФСР Александра Семеновича Бунина: он был не только талантливым поэтом, но и умело руководил литературным объединением «Надежда». На протяжении многих лет А.С. Бунин пестовал молодых поэтов, которые потом стали членами Союза писателей: Виктор Малахов, Елена Кувшинникова, Александр Лайков и другие.

Незадача случилась и с приемом поэта Бориса Николаевича Бызова, который очень нуждался материально, и Николай Благов всем сердцем хотел ему помочь. Очень высоко отзывался Николай Николаевич о творчестве поэта и прозаика Петра Трофимовича Мельникова. «Это – поэт редкой и нелегкой судьбы, – писал Благов. – Выдержит ли тонкая стихотворная ткань жизненных впечатлений – покажет время. Думается, не случайно Петр Мельников всерьез берется за прозу. Его рассказы и две повести, которые еще не дошли до читателя, проходят последний обжиг, обещают появление писателя глубоко своеобразного». Проза Мельникова дошла до читателя очень поздно – лишь в 2000-х годах, когда, благодаря стараниям детей, вышли книги Петра Мельникова. И они доказали правоту Николая Благова, но тогда, в 1970-е годы, Николаю Николаевичу не удалось принять этого мощного писателя в Союз. Подобные неудачи Благов воспринимал как собственное поражение.

В других случаях все проходило гладко. Еще только вступив в должность ответственного секретаря, Николай Благов начал готовить к вступлению в Союз писателей Евгения Зиновьевича Мельникова, выпускника педагогического института, который уже показал себя как мастер поэтического и прозаического слова – его повесть «Угол прицела» выПоэт Николай Благов: личность и эпоха»

шла отдельной книгой.

Без проволочек был принят в Союз писателей и поэт Владимир Дворянсков. Николай Благов долго следил за творчеством этого талантливого юноши из Сенгилея.

Вот как вспоминал позже Владимир Николаевич их первую встречу:

«Я подал ему тетрадку в клеточку. Он, не спеша, внимательно перелистал ее. В какихто местах улыбаясь, в каких-то, наоборот, сдвигая брови. Я ждал, что сейчас начнется дотошный разбор: здесь – слабая рифма, там – не соблюдается стихотворный размер, как это обычно делают старшие поэты. Но Благов бережно и медленно закрыл тетрадку. И произнес слова, которые помню до сих пор: «Стихи хорошие, но это только начало…»

После этой встречи Николай Николаевич попросил журналистов областного радио, которые ехали в Сенгилей, записать на пленку начинающего поэта.

А далее Владимир Дворянсков пишет: «…как правило, Николай Николаевич не любил впрямую помогать авторам – в публикациях, в изданиях, – так сказать, тянуть за уши».

Считал, что каждый должен добиться всего сам. Хотя моральную поддержку одаренным людям оказывал всегда».

Некоторые ульяновские поэты сердились на Благова за эту принципиальность, но надо признать, что когда Николай Николаевич сталкивался с очень одаренными молодыми людьми, он не жалел на них ни сил, ни времени. Так было с поэтом Александром Шестопаловым. Паренек из рабочей среды ворвался в литературу большекрылой птицей.

Стихи его яркие, самобытные, насыщенные свежими, запоминающимися метафорами.

К тому же Александр был потрясающим художником и скульптором – его деревянные скульптуры много лет украшали парк имени Матросова, детские площадки в разных районах города. Познакомившись с творчеством Шестопалова, Благов быстро прирос к нему душой: они часто встречались, подолгу беседовали, читали друг другу стихи, ходили на рыбалку. Николай Николаевич оказал молодому дарованию содействие, и издательство «Молодая гвардия» выпустило книгу стихов Александра Шестопалова и еще одного автора. По советским меркам это была большая победа. Благов был уверен, что Шестопалова ждет счастливое литературное будущее. Но, как известно, большие таланты в России живут недолго: Шестопалов и Благов ушли из жизни почти одновременно.

Саша – по собственной воле, в 28 лет.

Стоило бы рассказать о взаимоотношениях Н. Благова с маститыми российскими поэтами, с секретариатом Союза писателей, но это – отдельная огромная тема. Лев Ошанин, Николай Старшинов, Виктор Кочетков и многие другие называли Николая Благова «одним из самых интересных поэтов России». Со многими он тесно дружил и состоял в постоянной переписке, как, например, с Кочетковым. Но самым близким человеком Благову до конца его дней оставался Григорий Коновалов – основатель Ульяновской организации Союза писателей.

Вот что писал Григорий Иванович своему ученику и другу незадолго до смерти:

«Пожалуй, нет дня, а в дне нет часа, чтобы не думал о тебе, не вспоминал тебя, не бормотал твоих стихов. Теперь-то осознал умом и сердцем, кем ты был все эти годы для меня и какой урон моей жизни нанесла разлука с тобой. Твое живое благотворное влияние на меня и мои писания – самое сильное и органическое из всех, какие испытал я за всю мою жизнь. Влияние личности и поэта неразделимо».

Мы сознательно опустили в этом рассказе все негативные стороны жизни Ульяновской организации Союза писателей – она была и останется непростой, в ней всегда есть Материалы I Малых Благовских чтений

–  –  –

А.А. ПАРПАРА

«ПОКЛОННАЯ ГОРА» НИКОЛАЯ БЛАГОВА

Николай Благов – это самый выдающийся русский поэт, которого родила Ульяновская земля. Мало у кого из современных писателей я видел такой мощный поэтический голос, эрудицию, языковую привязанность к родной земле. Мне радостно, что в Ульяновской области так бережно сохраняется поэтическое и литературное наследие великих земляков: Николая Карамзина, Ивана Гончарова, Дениса Давыдова, Николая Языкова...

Мне даже сейчас, спустя двадцать два года после его смерти, трудно, почти невозможно сказать полноценно о таком мощном поэте, каким является ныне для нас Николай Николаевич Благов. Это объясняется тем, что обычность жизненной обстановки, её бытовая повседневность происходящего не позволяют увидеть крупный характер в буднях. Необходимо время и осмысление. И подсказка памяти… Однажды Ляля Ибрагимовна, светлая подруга русского поэта, помнящая добро и любящая поэзию, прислала мне книгу избранного своего супруга «Тяжесть плода», выпущенную издательством «Артишок» (Ульяновск) в 2006 году – густую и талантливую. А «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

мы опубликовали в «Исторической газете», которую я тогда издавал, добрую рецензию Ирины Ушаковой на неё под названием «Жить неоставимо. Державно». Начиналась она таким запевом «Радостно, когда родная земля помнит о своём выдающемся поэте. Это голосом поэта говорит с нами сама опалённая войной Россия – мать, вдова, хранительница русской истории. Но говорит она не о смерти – о жизни, и названия глав этой книги самые жизненные: «Жар-слово», «Просыпаются яблони», «Глубинка», «Ладонь на ладони»… Конечно, я знаю творчество Николая Николаевича. Конечно, я знаю, что помогали ему в становлении творческом поэт-фронтовик Дмитрий Михайлович Ковалёв и особенно Григорий Иванович Коновалов, мудрый писатель. Я хорошо знал их. И слышал от них добрые слова надежды на дальнейший рост поэта. Они верили в его поэтическую звезду.

Меня с Николаем познакомил поэт Виктор Кочетков. А подружились мы с ним основательно в Доме творчества «Переделкино», где прожили три замечательные недели, полные задушевных разговоров, небылиц и шуток, на которые он был скор. Николай многое понимал из происходящего в мире. Размышляя о судьбе своего Отечества, мы печалились сердечной тревогой о том буране, что надвигается на Советский Союз, и вскоре раздробит его на части. К счастью нашему, России с величайшим трудом удалось сохранить своё исторической тело и не рассыпаться на мелкие княжества и уделы, коими русская земля была полна 500 лет назад.

Мы не только отдыхали, но и напряжённо работали в доме творчества над своими задумками, дарили друг другу тёплые надписи, вроде подобной от 11 апреля 1987 г.: «Анатолию Парпаре, с радостью, потому что узнаю брата!

Перепёлка пела: «Спать пора!

Ты писал. Не слышал, Парпара?

Н. Благов.

Этот автограф Николай Николаевич начертал на лауреатской книге «Поклонная гора».

Вот о ней-то я и хочу кое-что вам поведать. Но перед этим могу вам сказать о таинственной связи между книгой моего друга и настоящим холмом, который давние москвичи называли Поклонной горой, ибо с этого боголюбимого места (бывшие Фили) была видна вся древняя русская столица в полном сиянии сорока сороков христианских храмов.

Такой её узрели русские воины, возвращавшиеся из побеждённого Парижа в 1813 году.

Такой её видел мой отец Анатолий Иванович, когда уходил на фронт в июле 1941 года.

Такой её видел я, шестилетний, когда мы с матушкой моей Анной Михайловной, перенесшие оккупацию и расстрел Тыновки, родной деревни мамы, возвращались из разгромленной фашистами Смоленщины в Москву.

А вот какой её увидел я в одном из первых самостоятельных стихотворений «Поклонная гора»:

Да, мы встречаем тех с поклоном, Кто в гости – с чистою душой.

Но рухнут ниц наполеоны Перед Поклонною горой.

«Поклонная гора» Николая Благова – книга, вместившая в себя не только исторический пласт бытия России, но и горькую драму русского человека в Великой Отечественной войне и великое мужество его. Процитирую строки из его стихотворений, которые трагедийностью своей воссоздают нам, современным читателям, образ войны, состояние человека, узнавшего впервые о войне:

…И грохнула зимы державная опора.

Материалы I Малых Благовских чтений

–  –  –

И.А. ОБУХОВА

ХУДОЖЕСТВЕННЫЕ ОБРАЗЫ Н.Н. БЛАГОВА

КАК ПОДСТРОЧНИК К ТВОРЧЕСТВУ

А.А. ПЛАСТОВА Соседство имен художника Аркадия Пластова (1893–1972) и поэта Николая Благова (1931–1992) в литературоведении и искусствоведении кажется закономерным. Мастеров роднило любовное отношение к деревне, которая была выбрана ими в качестве ключевой темы творчества.

Н.Н. Благов, как и большинство его поэтических современников (С.В. Викулов, А.К. Передреев, В.Д. Цыбин и др.), обращается к образам «малой родины», природы, войны. Его творчество относят к так называемой «тихой лирике» [13; С.

Материалы I Малых Благовских чтений 440], «деревенской» поэзии [7; 8; 9], расцвет которой приходится на 60–70-е годы XX века.

Творчество Н.Н. Благова, его поэтический язык – это как бы развернутый комментарий к работам А.А. Пластова. Сам художник роль подстрочника отводил названиям своих картин. Однако размытость образа деревни в представлениях современного поколения позволяет уместным при анализе творчества А.А. Пластова считать произведения Н.Н.

Благова своеобразной попыткой перевода с живописного на литературный язык.

Цель статьи – определить, сделав обзор материалов Н.Н. Благова, посвященных А.А.

Пластову, к каким жанрам обращается поэт и какие поэтические образы, мотивы использует при описании пластовского контекста.

Материала, посвященного А.А. Пластову, у Н.Н. Благова немного. Кроме сценария к фильму «Земля Пластова» (1963), написанного в соавторстве с В.А. Дедюхиным, в 1960-е годы им были опубликованы воспоминания о встречах с мастером реалистической живописи в очерке «Земля Пластова» [4] и статье «Солнце художника» [3]. Также Н.Н. Благов пробует осмыслить пластовскую вселенную поэтически и создает стихотворения «Хозяин» (художнику А.А. Пластову) (1963) [1] и «Трактористки войны» (Памяти Пластова) (1983) [5].

История создания точного и эмоционального образа крестьянского мира в русской школе живописи имеет глубокие исторические корни. Одним из наиболее талантливых её преемников в середине XX века становится художник А.А. Пластов. Н.Н. Благов по значимости искусства приближал его к передвижникам, отмечая, что нет другого художника, который «с такой поэтической мощью и широтой рассказал бы о русском крестьянстве, о людях колхозной деревни» [4, С. 5]. В очерке «Земля Пластова» Н.Н.

Благов пишет:

«Скажу сразу, я люблю живопись Пластова, считаю его крупнейшим художником нашего времени и отношусь к Аркадию Александровичу как к явлению природы» [4, там же], которым в адресной поэзии и прозе Н.Н. Благова становится образ солнца.

Так, в сценарии к фильму режиссера А. Ивлиева «Земля Пластова» (1963) рассказывается о том, что «свет с прислонихинских пейзажей [Пластова] вот уже не один десяток лет светит на всю страну» [2]. К близким поэтическим солярным метафорам и эпитетам Н.Н.

Благов обращается в очерке «Солнце художника»: «слепящие солнцем эскизы», «пластовское солнце, наполнившее нас» [3, С. 4]. Его заглавие стоит в одном ряду с названиями других произведений периодики и кинематографии, посвященных А.А. Пластову, например, статья Н. Храмцовой «Гимн человеку и солнцу», фильм «Солнечный талант» (1969).

В стихотворении «Хозяин», посвященном А.А. Пластову, где Н.Н. Благов пишет от лица мастера, художник сам становится воплощением светила: «Пчелой в цветок вползает солнце в краски, // Как будто солнце – это я и есть» [1, С. 4].

Стихотворение «Хозяин» выпадает из числа немногих, которые можно отнести к адресной поэзии Н.Н. Благова. Оно изобилует метафорами и ритмикой поэзии начала XX века («Опять мне утро, день – какая честь!», «Ползут из меди лампы рудокопов // И камнебойцы из камней глядят») [1, там же]. В.И. Чернышев объяснял это особенностями художественного метода Н.Н. Благова, у которого «… доминантой стиля явилась простота, синтезирующая следование классическим традициям с густой современной образностью на основе народной речи» [12, С. 40].

В то же время такой подход к архитектонике стихотворения «Хозяин» может быть связан с умением поэта в совершенстве использовать в своем творчестве особенности разных поэтических школ. А.П. Рассадин писал о поэзии Н.Н. Благова: «Здесь видны как бы «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

две традиции. Одна – идущая от Лермонтова и Некрасова, отчасти Кольцова. Другая – от поэтов «серебряного века» и советского периода литературы: Есенина, Маяковского» [8, С. 8]. Можно предположить, что вторая ветвь была выбрана поэтом для передачи актуальности творчества А.А. Пластова и космического масштаба его живописи.

Не случайно, в отличие от первого рабочего названия кинофильма «Народный художник» (оно было указано в анонсе кинопросмотра в газете «Ульяновский комсомолец»

от 1 февраля за 1963 г.), именно гиперболизированное второе заглавие – «Земля Пластова» – осталось в истории.

Ведущими темами поэзии Н.Н. Благова исследователи его творчества называют войну, «малую родину», природу, а структурообразующими мотивами – мотив памяти, вдовства, материнства, сиротства, труда [см.: 10, С. 6]. Некоторые из них станут основой сценария фильма «Земля Пластова».

Кинолента начинается с обобщающих описаний природы, леса и сенокоса, которые локализуются до образов деревни и дома Пластова с мастерской. Поэтические метафоры дома-России от дома-Прислонихи переходят к родовому гнезду художника, месту его вдохновения. В сценарии «Земля Пластова» образы дома выстраиваются в форме сужающегося конуса. Это не совпадает с раскрытием образа дома в лирике Н.Н. Благова. Как отмечает Р.Ш. Сарчин, анализируя стихи поэта, «пространство “дома” выстраивается по принципу “расширяющихся кругов”: движение идет от дома-избы к дому-деревне и далее к дому-стране» [10, С. 18].

Возможно, в организации композиционного начала сценария отразилась воля соавтора В.А. Дедюхина-драматурга, роль которого в создании и подготовке фильма умалять не стоит. Однако сравнение тропов из сценария и благовской лирики свидетельствует об их близости.

Вследствие особенностей восприятия зрителем черно-белой киноленты, благовскому сценарию, как и всему творчеству поэта, присуща «высокая концентрация образного материала» [7, С. 5]. Например, при описании фантастических зверей, сделанных художником из корней деревьев, и пластовских работ, пропитанных солнцем. От многочисленных этюдов живописца повествование переходит к значимым работам А.А.

Пластова:

«Фашист пролетел» (1942), «Жатва» (1945), «Трактористки» (1943–1944), «Купание коней»

(1937) – и тем, что выполнены сравнительно недавно: ««Родник» (1952), Весна» (1954), «Ужин трактористов» (1961).

При этом художественные образы некоторых из картин А.А. Пластова будут вновь переосмыслены, развиты, дополнены Благовым-очеркистом и Благовым-поэтом.

Так, военная тематика, мотивы вдовства и сиротства картины А.А. Пластова «Трактористки» передаются Н.Н. Благовым в стихотворении «Трактористки войны» (Памяти Пластова) посредством описания неистовства природы и образов голосящей степи, пальнувшего озера, нещадно мордующего человеческую плоть солнца. Несмотря на то, что в периодике это произведение появится только в 1983 году, в 1968 году поэт в рецензии на книгу А. Жукова «Весенняя поверка», уже даст раз и навсегда сформировавшийся образ. «Обжигающая тоска, вопль по несостоявшемуся материнству, кажется, доносится с картины» [5, С. 3] – напишет он. О вопле несостоявшегося материнства упомянёт и В.А.

Дедюхин в своей книге «Краски Прислонихи», только в 1970 году.

Однако для поэта, как и для художника, мир существует, пока победу одерживает жизнь, которая предстает в образах обновляющейся природы, женщины-матери.

Материалы I Малых Благовских чтений Например, в поэтическом произведении «Сенокос» автор предстает «человеком бесконечно влюбленным во всё живое, считающим жизнь самой высокой ценностью для человека» [9, С. 44]. Не случайно исследователь Р.Ш. Сарчин, чувствуя близость взглядов художника и поэта, при анализе данного стихотворения цитирует пластовские строки о картине «Сенокос»: «Я, когда писал эту картину, все думал: ну, теперь радуйся, брат, каждому листочку радуйся, – смерть кончилась, началась жизнь» [9, там же].

В стихотворении «Хозяин» Н.Н. Благов восхищенно описывает женский образ картины «Весна»: «Раскрыта вся (нет красоты зазорной!) // И бьются груди (с кулачок пруды), // И взгляда не боишься, как озерной // Всё тело забирающей воды)» [1, С. 4]. А вот скупые, но яркие строки из сценария об этом же полотне: «Снежинки из весенней сини. Здоровое, не зябкое тело молодой крестьянки» [2]. Оба описания полны внутренней силы и особой природной красоты.

Поэт восхищается умением художника видеть то прекрасное, что природа скрывает от чужих глаз. Например, в очерке «Солнце художника» Н.Н. Благов, вспоминая русалок и леших из бересклета, которых собирал А.А. Пластов, обыгрывает мотив «клада» [11]. Поэт так объясняет тщетность своих поисков лесных корней, подобных «заселившим полки мастерской фигуркам»: «Мы совсем забыли, что они, как сказочные клады, даются только мастеру» [3, С. 4].

Однако наиболее значимыми мотивами в сценарии Н.Н. Благова становятся связь человека с родной землей и величие его в труде. Представление о труде как «главной мере всего на земле» возникает во всех лучших произведениях Н.Н. Благова [см.: 7, С. 9]. При этом творчество и труд становятся для него по отношению к А.А. Пластову синонимами.

На это обращает внимание Р.Ш. Сарчин, анализируя стихотворение «Хозяин», где Пластов уподобляется строителю дорог, домов и т.д.: «Да кинь меня в лесу, // На бездорожье

– // Лежнёвку проложу через тростник, // Поставлю дом, // Засею карту рожью, // Привью деревья, // Сруб спущу в родник…» [1, С. 4] Для Н.Н. Благова «трудом измеряется нравственная состоятельность человека», а «трудовая точка зрения необходима поэту в его размышлениях о мире и о месте человека в нем». [9, С. 54]. Живописными образами мыслит А.А. Пластов, создавая портрет родной Прислонихи. Кистью художника, по словам сценариста Н.Н. Благова, пишется «многозвучная летопись деревни» [2], где уделено внимание и взрослым труженикам села, и прислонихинским ребятишкам. В основе мировоззрений поэта и художника – единство с народом, чувство сопричастности своей судьбы с общей судьбой «малой родины» и России.

В финале сценария звучат слова А.А. Пластова о необходимости «идти на повторные атаки натуры, еще и еще раз советоваться с ней, черпая ее богатство, беря спасительную правду ее подсказок» [2]. Это единственный раз, когда сценарист Н.Н. Благов прибегает к цитированию. Только после смерти А.А. Пластова в фильме режиссера Ю. Занина «Художник Аркадий Пластов» сценарист Б. Добродеев полностью построит фильм на отрывках «Автобиографии», написанной А.А. Пластовым и опубликованной в 11 номере журнала «Художник» за 1972 год. Это будет после, а в 1960-е годы поэтические благовские образы природы, красоты труда и труженика, глубинных связей человека с «малой родиной»

становятся подстрочником, который помогал тогда и помогает в настоящее время почувствовать красоту живописных полотен художника.

При этом необходимо отметить, что драматургический и публицистический маПоэт Николай Благов: личность и эпоха»

териал Н.Н. Благова (сценарий и очерк «Земля Пластова», статья «Солнце художника») заслуживают не меньшего внимания исследователей, чем его поэтическое творчество (стихотворения «Хозяин» и «Трактористки войны»), получившее еще при жизни поэта высокую оценку современников.

Аркадий Пластов и Николай Благов – мастера поэтического и живописного слова, творчество которых в 1950–70-е годы было вписано в книгу мировой литературы и искусства. На сегодняшний день «великая культура русской деревни», как отмечает А.П.

Рассадин, «безвозвратно утрачена» [8, С. 8], однако есть возможность хотя бы отчасти реконструировать ее по стихам Н.Н. Благова и картинам А.А. Пластова.

Список литературы:

1. Благов, Н. Хозяин (художнику А.А. Пластову) [Текст] / Н. Благов // Ульяновский комсомолец. – 1963. – 1 января. – С. 4.

2. Земля Пластова [Видеозапись] / реж. Анатолий Ивлиев ; Ульяновская студия телевидения. – Ульяновск, 1963. – (Фильм из фондов ГТРК «Волга» ).

3. Благов, Н. Солнце художника [Текст] / Н. Благов // Ульяновская правда. – 1963. – 1 мая. – С. 4.

4. Благов, Н. Земля Пластова [Текст] / Н. Благов // Ульяновский комсомолец. – 1966. – 1 января. – С. 5.

5. Благов, Н. «Весенняя поверка» : [о книге рассказов А. Жукова] / Н. Благов // Ульяновская правда. – 1968. – 23 мая. – С. 3.

6. Благов, Н. Трактористки войны ; Память : стихи / Н. Благов // Волга. – 1983. – № 12.

– С. 28 – 29.

7. Кочетков, В. Несуетное слово / В. Кочетков // Благов, Н.Н. Свет лица : избранное. – М.

: Молодая гвардия, 1981. – С. 5 – 14.

8. Рассадин, А.П. Тяжесть плода : [о жизни и творчестве Н.Н. Благова] / А.П. Рассадин // Тяжесть плода: стихи и поэмы. – Ульяновск: АРТИШОК, 2006. – С. 3 – 10.

9. Сарчин, Р.Ш. Поэтический мир Н.Н. Благова : диссертация … кандидата филологических наук

: 10.01.01. / Р.Ш. Сарчин. – Ульяновск, 2006. – 210 с.

10. Сарчин, Р.Ш. Поэтический мир Н.Н. Благова : автореферат дис. … кандидата филологических наук: 10.01.01./ Р.Ш. Сарчин ; Ульяновский государственный педагогический университет им. И.Н. Ульянова. – Ульяновск, 2006. – 24 с.

11. Сарчин, Р.Ш. Мотив «клада» в лирике Н.Н. Благова / Р.Ш. Сарчин // Литература и культура в контексте христианства. Образы, символы, лики России. – Ульяновск, 2008. – 4.1. – С. 117 – 124.

12. Чернышев, В.И. Н.Н. Благов / В.И. Чернышев // Родное слово (фольклор, язык, литература) : учебное пособие для VI – IX классов общеобразовательных учреждений. – Ульяновск, 2001. – С. 189 – 206.

13. Чупринин, С. Русская литература сегодня. Жизнь по понятиям / C. Чупринин. – М. : Время, 2007. – 768 с.

Материалы I Малых Благовских чтений О.Н. ДАРАНОВА

ПОЭТИЧЕСКИЙ МИР НИКОЛАЯ БЛАГОВА

Яркую образность, богатую языковую палитру, самобытность и звучность ёмкого поэтического слова Николая Благова отмечали в своих статьях и рецензиях в разное время многие видные поэты, учёные, критики. Среди них: А. Михайлов, В. Кожинов, Н. Рыленков, Е. Исаев, Н. Старшинов, Г. Коновалов, И. Гринберг, Л. Лавлинский, С. Викулов, С. Смирнов, В. Смирнов, С.

Романовский и другие.

Поэт Виктор Кочетков так писал о творчестве Н.

Благова: «Поэтический материк Николая Благова не отличается обширностью. Но зато это один из самых удивительных миров в нашей российской лирике, поистине заповедная земля, полная красоты «неусмиримой», свежести, буйства красок, счастливого гомона жизни».

Характеризуя достоинства поэзии Благова, его самобытный рисунок, В. Кочетков отмечает особенную интонацию, речь, «одновременно сдержанную и страстную, словно впитавшую в себя и запахи лесных трав, и тёплые отблески дня, и «тихомолку» задумчивых сельских вечеров, и овражный холодок приволжских ночей». Характеризуя благовское слово, В. Кочетков отмечает главное достоинство благовского стиха - высокую концентрацию образного материала. Строка Благова насыщена таким художественным знанием жизни, страстей и печалей человека, какое не часто встречается в лирике. Иногда одним только найденным словом, одним-единственным образом поэт пробуждает в читателе целые пласты пережитого, рождает в его сознании вереницу давно забытых, «стёртых» в сутолоке жизни давних картин. Николай Благов умеет рождать в нас этот душевный отклик, эту потребность пить из родника памяти.

О силе воздействия благовского слова говорят и такие строки В. Кочеткова: «На меня поэзия Благова имеет особую силу воздействия. Как будто он рассказывает не о своей, а о моей жизни, моём детстве, моей юности, моей родной деревне. Рассказывает с таким знанием моих чувств, настроений, метаний, моего очарования миром, моей любви к отчей земле, что я только удивлённо ахаю: откуда он взял все те подробности, о которых я сам давно забыл, и, наверное, так и не вспомнил бы, не помоги он мне своим стихом».

Вот он даёт портрет вернувшегося с войны человека, мучимого страшными видениями войны:

Ну, а песню, А песню-то, братцы!..– Под щекой посинела рука, Будто хочет всю память сквозь пальцы С песней выдавить из кулака.

«И сквозь эти строки, – пишет В. Кочетков, – я вижу своего отца, довоенного, потому что с войны ему не довелось возвратиться, вижу, как он сидит за столом, опустив голову на тяжёлые натруженные руки, словно бы и в самом деле хочет выдавить из кулака всю «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

память нелёгких скитаний по уральской глубинке».

Многие поэты-лирики описывают деревенскую природу, редко, кто обходится без описаний ручьёв, родников, без этого образа неумирающей природы.

Но Благов как будто «смёл все опавшие листья лирики», и его родник опять ожил, зазвучал, заиграл:

Что-то бунтует, Не мёрзнет, Знай, барабанит в ручье, Словно горошина в позднем, Окостеневшем стручке.

Этот поздний, окостеневший стручок нельзя придумать, его надо было в своё время увидеть, спрятать на дне своей памяти, чтобы через годы и годы он вызвал в нас сухим дребезжанием единственной горошины картины милого, полузабытого, босоногого деревенского детства.

В целом, поднимаясь над творчеством поэта и пытаясь осмыслить особенность и силу его слова, хочется говорить не о каких-то отдельных поэтических деталях и находках, а о непрерывном потоке, который можно назвать правдой художественной мысли.

Его образное слово берёт начало в глубоком знании жизни, которое вошло в плоть и кровь, которое замечено с детства и оставило зарубки на память. Поэтому, когда он пишет «… неотвязно, как черви под гипсом, начинает возиться тоска», эти слова скажут фронтовику гораздо больше десятка страниц прозаического описания госпитальных мук. Или вот пример «… шумные, коровьи вздохи кос». Как же надо было вжиться в этот мир привычных сельских звуков, чтобы соединить, казалось бы, несоединимое – вздох коровы и звон косы!».

Писатель Григорий Коновалов в своей книге «Тугие крылья таланта» так писал о даровании Благова: «Нельзя научиться любви к полям, лесу, реке, если они не родные тебе.

Только самобытному таланту подвластна зримость образов, тонкое движение души».

«Каждая стихотворная строчка у него дышала здоровьем и праздником. В каждом (даже трагическом) стихотворении ощущалась вечная радость жизни» – писал о Благове ульяновский поэт Владимир Дворянсков.

В 1970-е годы критик С. Касович писал о времени Благова: «Поколение Николая Благова в десять-двенадцать лет вынесло само и во многом на себе непомерную для подростка тяжесть военных лет. И не столько, может быть, физическую, сколько нравственную, духовную – ни с чем не сравнимую боль утрат всего светлого, родного и значительного, без чего дом, деревня, мир стали сразу опустошёнными и осиротевшими. Благов из того поколения, для которого нет полумеры, полувздоха, полуслова. Всё обязано быть полной правдой, полной мерой удивления, радости, любви, страдания, счастья. Не может не быть ярким и ёмким слово, настоянное на открытых, на затаённых запахах земли».

Откуда же она, сила благовского слова? Откуда благовская зачарованность всем земным? Из устья своей малой родины. Оттуда его тонкое чувство, ощущение, осязание звука, цвета делает образы Благова особенно рельефными и многомерными. По выражению Валентина Смирнова, Благов смотрит на мир «удивлённым взглядом первооткрывателя». В рецензии на книгу Благова «Звон наковальни» В. Смирнов пишет: «Так рождается поэзия столь органичная, естественная, как естествен, неотрывен от деревенской жизни звон наковальни, несущий в себе тепло на всё способных рук... Поэт Николай Благов… не может говорить слов, в которые сам не верит, не вздует огня, которым сам не загоМатериалы I Малых Благовских чтений релся… Стихи Николая Благова нельзя «пробежать», «просмотреть», в них непременно надо войти, к ним надо приникнуть, тогда уйдут на время из всего твоего существа иные поэтические миры, и ты останешься один на один с его сильными, яркими образами и с открытой душой поэта».

В своей книге «Почерки» Ольга Гладышева пишет: «Характерно стремление поэта к соединению волшебства с бытовой прозой, чтобы в этом соединении искать постижение внутреннего смысла движущегося потока жизни… Волшебство может исчезнуть, но оно лукаво и трогательно удостоверяет себя в невинно-прозаических приметах («Иди – и платья девичьего складки Расшей на животе и на груди» – это в стихотворении «Весна»;

«Да уже не в этой ли сторожке невеста царская жила? Разношенные босоножки на ветке

– босиком ушла…» – строки из стихотворения «Песнь великих лесов»).

И вот из такого понимания поэтом женской сущности как символа жизнетворящей силы, покоя, доброты и душевной цельности вырастает трагическая тема материнского и вдовьего сиротства через войну, которая рвёт цепь жизни, выжигает горем красоту, болью навсегда лишает покоя».

Как верно заметил поэт Лев Бурдин, создатель и редактор журнала «Симбирскъ», «… иному любителю изящной словесности благовские стихи покажутся слишком тяжеловесными, так как в них настолько велика образная концепция, что требует не только внимательного прочтения, но и большой работы души. И никогда при этом не исчезает ощущение первородности русского слова». Вот как это можно проиллюстрировать на примере его стихотворения «Трактористы войны».

… И покупаться они полетели, Расхомутаться из тряпок тугих – В пашню втоптали мазутные тени, Светят, очистясь от юбок своих.

Ёкнуло озеро, в берег пальнуло, И, нестерпимо бодая до дна, Холодом на спины их повернула – Небу всему показала вода.

Благов – не военный поэт, но война всегда слышна в его поэзии, как противоестественная природе сила, отнявшая у человека самое главное – право на жизнь, на любовь, продолжение рода человеческого.

Пекло войны как бы остаётся за сценой, но подводит страшный её итог:

Меркнет под солнцем, нещадно мордующим, Миром забытая, богом самим, Плоть неприютная перед нелюбящим, Перед воюющим шаром земным.

Ту же мысль автор повторяет и в стихотворении «Сад». Горе войны настолько тяжёлое, что «… заиндевел, зашёлся дух – и не перевести». Вырубается сад жизни: «А топоры у нас бедой наточены, а топорища в них слезой замочены».

Многими критиками отмечена способность Благова живописать поистине пластовскими красками. Это наглядно проступает в стихотворении 50-х годов «Сенокос».

Травы сильные, травы, по-детски дрожа, стихли, тёплые соки глотая.

«Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

Окружила деревни, стоит, не дыша, разнотравья орда золотая.

……………………………

И стоят косари:

кто пойдёт впереди?

Кто за славой угонится древней?

Перед ним только ветер летает один, дышит в спину ему полдеревни.

Он выходит – надломлена солнышком бровь, рдеют плечи ещё не в загаре.

Это в нём до разгула охочая кровь растревожилась, как на пожаре.

Велико мастерство Благова – поэта-живописца. В его стихах поражают «…драгоценные россыпи поэтических находок-образов, эпитетов, деталей. Иногда кажется, что это буйство метафор просто захлёстывает. В его стихах «сугробы, хохотом полны», «стекает пахтаньем мороз с крупа лошади», «иней, как селезня перо», «румяной коркой пригорелой припух и пошатнулся лёд».

Живой язык Благова, облачённый в яркие метафоры, эпитеты, аллитерации, усиливает видение окружающего мира, позволяет представить картинку мира всеми органами чувств: зрением, слухом, обонянием, и оттого эта картинка из его малой родины становится многокрасочной стереофонической составляющей всей картины мира.

Тяжёлый, душный день белоголовый.

Ни каплей не пробрызнут облака.

И вымя над травой несёт корова, Пыль прошивая ниткой молока.

В своей статье «Постижение святынь» литературовед Владимир Азанов, рассуждая об особенностях поэмы как жанра и поэтах-волжанах, пишущих поэмы, говорит о Благове не как о «чистом эпике», а как о мастере, синтезирующем лиро-эпические начала в поэме. Он находит, что поэма Благова «Волга» по своей композиции строится как соната.

Как соната, она состоит из нескольких контрастирующих частей, объединённых общим художественным замыслом. В центре поэмы – описание спорой, дружной, выписанной в некрасовских традициях, работы небольшой артели плотников. Слово поэта передаёт радость созидательного коллективного труда, и эту радость поэт выражает через излюбленную тему сенокоса, он сравнивает труд плотников с работой косарей.

И на плёсе работников, как на покосе Не работа, а праздник – Звенят голоса!

Лодки машут скрипучими крыльями вёсел.

И за лодками, будто прокос, полоса.

Слово поэта передаёт красоту крестьянского труда, красоту человека-труженика.

Вводится образ богатыря-плотника Василия, современного Микулы Селяниновича. Подобно сотоварищам Василия, автор откровенно любуется богатырской мощью этого человека, который будто бы не знает усталости.

И в этот просмолённый от жаркого солнца фон, с улыбчивыми, как на полотнах Пластова, лицами работников-мужиков, входит контрастирующая часть – образ пригревМатериалы I Малых Благовских чтений шейся на солнышке согбенной старушки, выписанной поэтом тщательно, с сыновьей любовью и добрым сочувствием к старости:

Бабка села на кручку, От солнышка щурится, Водит взглядом Усталым, пропавшим, пустым.

Шаль сборится к булавке, Над шалью фуфайка сутулится.

На руках синих вен разломились кусты.

С этим образом в поэму, словно резкий, надрывный, щемящий душу звук лопнувшей струны, вводится горько-памятная тема войны.

На шутливый вопрос Василия:

Что, мамаша, Видать сыновья-то забыли?

приласкала жена, стала мать не нужна?

Старушка, ещё более посерев лицом, тихо отвечает:

Не успели жениться.

Они не забыли. Да война… Похоронные – вот сыновья.

И поэт в обрисовке этой солдатской матери безошибочно находит точную метонимическую деталь, бьющую в самое сердце, будто туго сжатый комок неизбывного человеческого горя:

У неё и глаза-то совсем уж пропали, Просто часто мигают две крупных слезы.

И автор, будто не выдержав, потрясённый этим, словно сквозь века сверкнувшим видением Матери Всескорбящей, бурно врывается своим искромётным словом в размеренно-спокойный доселе ход лирического повествования:

Не проклятье ж

Веками лежит на России:

Мать – вдова, У невесты дорога вдовы.

На роду так написано, что ли?!

Родные, Чьи бы ни были матери – Матери вы!

Как верно отмечает Владимир Азанов, «… для Благова даже в лирических стихах не характерно писать от первого лица.

Но иногда встречаются у него строчки, больше похожие на непроизвольно вырвавшиеся восклицания, когда поэт чем-то очень удивлён, даже потрясён:

И когда тебя втянет в простор этот синий, И когда ты один С ней, бессмертной, одной,

Только выдохнешь:

– Волга!

Только скажешь:

– Россия!

Да умоешься вечно живою водой.

«Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

Возникает своего рода эффект присутствия, мы словно видим поэта, завороженного картиной ледохода, сочно, густо выписанного в поэме».

И ещё одну деталь творческого почерка Благова отмечает Владимир Азанов.

Чтобы показать величественность, красоту самого обычного с виду явления, поэт контрастирует образами, сопоставляет масштабное с единичным:

Упала, упала планета!

Ну – дьяволы!– дорвались… И, вздрогнув, очнёшься, А это Осиновый падает лист.

В 70-е годы, в заметках по поводу выхода в свет сборника «Звон наковальни» критик Л. Лавлинский назвал поэзию Благова «примечательнейшим явлением нашей поэзии», а его слог «крепким и ядрёным, как сортовое зерно». Критик отмечает внешнее спокойствие и непритязательность стихов Благова, но сложность и утончённость их по внутренней музыке настроений, по богатству цветовых оттенков. Гибок и выразителен лирический язык поэзии Благова, передающий живое обаяние современного народного говора с его исконными словами. Критик отмечает, что Благов – сверстник Евтушенко и Вознесенского. Но с самого начала он шёл своим путём. Возможно, он затрагивал в своей лирике менее широкий круг вопросов и конфликтов времени, чем его погодки. Многие критики отмечали, что он слишком «тих», замкнуто сосредоточен на своих сельских пейзажах. Но виной тому – не художническая слабость, а своя принципиальная позиция, которую Благов выразил в одном из своих стихотворений.

Я чувствую, Как ноют половицы, Как жизни продолжается размол, как топчешься ты, глядя на страницы, Рабочий свой обхаживая стол.

Мне кажется, хоть годы пахнут снегом, Ты не усвоил, где пригнуться, Чтоб Не размозжить о притолоку века Высокий свой, открытый правде лоб.

Гудишь себе, неслышный, невеликий, Как шмель на индевеющем лугу, Лучом, Неразличимой шелковинкой, Привязанный к последнему цветку.

В этих словах – красота нравственного достоинства и убеждённости.

Талант живописной изобразительности отмечает у Благова и В. Смирнов. Причём это исходит, по мнению автора, от своеобразной душевной «скрытности», не позволяющей таким поэтам, как Благов, «распахиваться» в открытом лирическом признании, в прямой декларации своих личных и общественных симпатий и антипатий. Лирическое произведение в этом случае становится чрезвычайно многослойным. Вот, к примеру, одно из ранних стихотворений «Туча». Казалось бы перед нами просто зарисовка одного из эпизодов сельской жизни. Деревня заждалась дождя, повысохла трава, хрустит под ногами.

Материалы I Малых Благовских чтений Страдалец-агроном, «как распятый на раме, всё стоит у окна, не вздохнёшь – накурил».

И вот, наконец, показалась крошечная туча, долгожданная надежда хлебороба. Прошёл дождь, и туча исчезла. Таково событие, положенное в основу стихотворения. Драматическое, если смотреть на него глазами земледельца, а не горожанина. И «душу» стихотворения, конечно, составляет не это, с хроникальной последовательностью воспроизведённое событие, а стремление автора передать собственные переживания и переживания тех, чья жизненная позиция близка автору.

Стихотворение как бы делится на две части, построенные на психологической антитезе, которая должна ярче оттенить, с одной стороны, ту драматически тягостную атмосферу ожидания благодатного дождя, с другой – мажорный настрой человека и природы, глотнувшей живительной влаги. Этим задачам подчинена и вся система изобразительных средств. Замедленный разностопный анапестический стих почти осязаемо передаёт ту тягучую тоску, которая обняла всё живое. Тоскливое настроение усиливается и теми тропами, которые использует поэт. Агроном не просто стоит, покуривая, у окна, а «как распятый на раме» – образ большой эмоциональной наполненности. И чтобы ещё более оттенить подъём сил, пробуждение буйной энергии, поэт в обеих частях стихотворения прибегает к использованию литоты. Тучка – «один лоскуток, если ниже спустить, не покроет сарая» – преображает село. Даже Немудрящая речка (воробью до колен не хватает) так бурлит, так крутит жернова сгоряча – заклубилась мука, тёплым облаком в ларь оседает.

Ребятишки и птицы над речкой кричат.

И порожняя туча понеслась, пропадая, над умытой землёй, над зелёною гривой берёз высоко поднялась, отработанная, пустая, словно облако дыма потерял паровоз.

Здесь каждый элемент стиха оправдан его смыслом. Размер остаётся прежним, но он уже выражает иное настроение, преобразуясь за счёт дополнительного ударения, насыщаясь глаголами активного действия.

Жар-слово Благова наиболее выпукло проявляется в его поэмах. Среди них ранняя, но самая художественно завершённая поэма – «Волга». Образный ряд здесь можно выстроить таким образом: «женщина-мать-Волга-Россия». Волга была одним из чудес, которое Благову открылось в детстве. Впервые настоящая Волга открылась юному Благову в селеТургенево. Подростком он наблюдал многочисленные озёра в пойме Волги, заливные луга, где трава вырастала выше человеческого роста, стаи перелётных птиц, вьющих там гнёзда. Может быть в том, что поэт на всю жизнь сохранил способность удивляться природе, её красоте и есть секрет его поэтического таланта. Была и другая Волга – Волга, ставшая водохранилищем. Это была другая Волга, но она также восхищала – широким своим простором, большими пристанями, красивыми теплоходами. Возможно, сердцем Благов не принял новую Волгу, но он не мог отринуть её умом, и она оставалась на всю жизнь для него великой русской рекой.

«Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

Поэмой о Волге Благов развивал традицию поэтических произведений о Волге, заявленную ещё Н. Карамзиым, Н. Некрасовым, Д. Садовниковым, продолженную в 20 веке Н. Клюевым, П. Орешиным, М. Дудиным. И всё же, как отмечает ульяновский учёный-литературовед В.И. Чернышёв, «… именно Благов – создатель целого материка стихов о Волге».

Праздничная, торжественно-патетическая тональность «Волги» определяется, прежде всего, временем. В то время создавалось Куйбышевское водохранилище, и поэт, чутко откликающийся на все веяния времени, воспринял это как несомненное благо для страны и жителей, в поэме звучит мотив праздника, обновления жизни. Торжественнопатетическая нота дополняется ликующим мотивом «весны».

Создавая образ Волги, автор прибегает к её «очеловечиванию»:

Мы насквозь отразились в волне твоей чистой Согреваешь нас, кормишь и учишь, любя, И растишь волгарей, крутолобых, плечистых, Ты смотри, как похожи они на тебя!

Эти и подобные им строки придают заглавному образу Волги и всему произведению лирико-романтический характер, позволяющий соотнести её с образом ветра в поэме Блока «Двенадцать», горы в «Поэме горы» М. Цветаевой.

Лирический герой Благова – плоть от плоти земли, природы. Сказать, что поэт любит русскую природу – это ничего не сказать о нём. Он не мыслит своего существования вне матери-природы, поклоняется ей с языческой страстью. И когда он рассказывает, как под ударами топора «из каждого бревна цветы навстречу рвутся, и птицы неба ищут – прося жить, как из смуглой сосны «очнулась девушка нагая, со вздохом потянулась после сна…» – в это веришь той верой, которую рождает настоящее искусство.

Автор отмечает, что источником благовской поэзии всегда был анимизм, одухотворение, олицетворение природы. У Благова это составляет основную черту его художественного мышления. Вот несколько примеров его поэтических образов.

Там на спинах коровьих приползают закаты и заходят под каждый сарай.

Через изгородь вечером, хроменький, рыжий месяц тычется в небо, глупыш-сосунок.

Как ребятишки пятками босыми, В садах тяжёлых яблоки стучат.

Николай Благов максимально конкретизирует изображаемое явление, смотрит на него удивлённым взглядом первооткрывателя. Так рождается у него поэзия столь органичная, сколь естествен и органичен, неотрывен от деревенской жизни звон наковальни, несущей в себе тепло на всё способных рук человека.

Предваряя книгу Н. Благова «Поклонная гора», за которую поэт получил Государственную премии РСФСР им. М. Горького, поэт Сергей Викулов отмечает, что поэзия Благова «… полнится гулами собственного сердца». Поэту Благову очень понятен и близок образ пахаря-богатыря, он словно видит и слышит его. Кажется, вот рядом, за курганом все эти звуки, и мнится богатырь за тем курганом, и слышно, как «за плугом вековечными корнями потрескивает степь, как по шитву». И нам уже легко дорисовать в своём воображении минуту, когда, притомясь, Материалы I Малых Благовских чтений Всё поле оглядит он деловито Да смоет пыль солёную с лица.

И ничего, что отдыха не видно, и хорошо, что полю нет конца.

С большим восхищением, даже благоговением пишет поэт о русских женщинах. Есть у него среди многих стихотворение о женщинах, обездоленных войной. Речь в нём о девчонке, которой только бы стать красивой, познать волнение первой любви, но война распорядилась по-иному.

И только бы девчонке стать красивой – в окопы оступилась тишина!

И пушки, сплюнув смазку, пробасили:

а вот на красоту вам, вот, война!

Мужским трудом износит, обездолит, Но как-то всхлипень сладко было ей, Ещё и не любившей, Петь по-вдовьи, В телеге громыхая из полей.

Нельзя не подивиться психологической глубине и проникновенности и художественной точности этих слов. Поэту удалось передать то, что сама-то девчонка ещё и не осознала, лишь чувствовала подсознательно.

Образ женщины-матери постепенно перерастает у Благова в образ матери-Родины,

России. В стихотворении «Плач Ярославны» поэт сравнил Россию с матерью. А саму Ярославну поэт называет «прародительницей русских вдов», с большой художественной убедительностью передаёт её тревожные предчувствия:

Стынет Ярославна, Замерзает, Покрывала – Снегом покрова.

Знает Ярославна: заползает Это холод вдовства в рукава.

Этот «холод вдовства» ощущаещь почти физически.

Благов умеет передать не только тончайшие движения души человеческой, но и звуки, цвет, запахи родной природы.

Вот как красиво передаёт поэт зиму в февральских вьюгах:

Зима стоит – такая россиянка!

Опять кипит невпроворот пурга.

Склонившись, как над прорубью крестьянка, луна полощет длинные снега.

Сергей Викулов справедливо пишет, что надо родиться в России, чтобы так увидеть зиму. Не менее ярко, сочно, образно передаёт Благов и картины лета.

Ветер, раскосматясь над пшеницей, Опять одних лишь ястребов пронёс.

«Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

Сам воздух шелестит и шелушится Сверкающими крыльями стрекоз.

Трудно передать более ощутимо и зримо картину поля во время затянувшейся засухи. Однако природа для Благова – не самоцель, она всегда осознаётся им во взаимосвязи с человеком, с его повседневным трудом. Надо не раз пожать руку землепашца, чтоб сказать: «мозолями полны его ладони, мозолями, как срезами сучков». Черпая душевные силы и вдохновение у народа, Николай Благов продолжает некрасовские традиции в поэзии, традиции народного понимания прекрасного. А для настоящей поэзии это немало!

В 1987 году вышла в свет поэма Н. Благова «Жар-слово». Это размышление о пути поэтического языка, о призвании поэта.

Поэт стремится сказать, что те, кто разменивает свои идеалы, кто живёт конъюнктурой и сиюминутной выгодой, тот никогда не поймёт жар-слово:

Стих трёхколонный, трёхгрошовый, потехой пахнет показной, без тяжкой соли пот дешёвый, Увы – оплаченный казной.

«Жар-Слово» – зенит благовской поэзии. В ней сконцентрированы все лучшие произведения, написанные за сорок с лишним лет.

Слово поэта глубинно, оно способствует проникновению в самую суть явления. Течёт его поэтическая река, неся в своём потоке зримые приметы времени.

В 1988 году написана поэма Николая Благова «Тяжесть плода». Поэма опять же густо замешана на метафорах, что свойственно Благову. Сюжет поэмы прост: смерть хозяина дома, его похороны в селе. Для поэта этот акт – тяжесть созревшего плода, расстающегося со своим деревом.

Но одновременно поэт подчёркивает круговорот и неиссякаемость вечного потока жизни, в которой смерть и рождение – лишь переход из одной субстанции в другую:

Не унижайся в укоризне, Прочти небесно, до конца И смерть – как укрепленье жизни, Как высший замысел творца.

В 2008 году вышла в свет монография Рамиля Сарчина «Николай Благов» – первое исследование, рассматривающее поэтическую систему Благова в её целостности. Одним из значимых образов в структуре поэтического мира Николая Благова автор книги выделяет хронотоп «дома». По мнению критика, в доме, в избе сконцентрированы в едином пространственно-временном «сгустке» прошлое и настоящее.

Здесь год за годом проходили просто, Весь календарь – осенний звон синиц.

Под этот звон выбрасывали просо Цыплятам из зобов забитых птиц.

Пространство «дома» у Благова густо заселено людьми труда («дельными» людьми), стариками, хранителями нравственных устоев, заветов, матерями, детьми. В них поэт постоянно подчёркивает душевную простоту, человечность, радушие, гостеприимство, доброжелательность. Эти качества превращают «дом» в пространство любви и уюта. «Дом»

у Благова постоянно обращён к прошлому: в этом хронотопе, также как и в хронотопе «дороги», функцию времени выполняет память.

Материалы I Малых Благовских чтений

–  –  –

Список литературы:

Азанов, В. Постижение святынь / В. Азанов // Дым Отечества. – Саратов, 1986. – С.

54-62.

Благов, Н. Свет лица : избранное / Н. Благов ; вступ. ст. В. Кочеткова. – М. : Молодая гвардия, 1981. – С. 5-14.

Бурдин, Л. Жар-слово мастера / Л. Бурдин // Симбирскъ. – 1994. – С. 4-6.

Викулов, С. Ожидание и вера / С. Викулов // Благов Н. Поклонная гора. – Саратов : Приволжское книжное издательство, 1975. – С. 5-16.

Гладышева, О. Почерки / О. Гладышева. – Саратов : Приволжское книжное издательство, 1979. – С. 78-79.

Дворянсков, В. Две встречи / В. Дворянсков // Мономах. – 1995. – № 1. – С. 28-30.

Касович, С. «Будут в небо подниматься травы…». Заметки о поэзии Николая Благова / С. Касович // Наши современники : Сборник критических статей. – Саратов : Приволжское книжное издательство, 1975. – С. 172-187.

Коновалов, Г. Тугие крылья таланта : публицистика / Г. Коновалов. – М. : Советская Россия, 1975. – С. 134-145.

Лавлинский, Л. Солнце в лесных закромах / Л. Лавинский // Дружба народов. – «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

1971. – № 12. – С. 269-272.

Смирнов, В. Живописная сила / В. Смиронов // Волга. – 1972. – № 7. – С. 182 -186.

Н.В. МАРЯНИН

НЕКОТОРЫЕ МАЛОИЗВЕСТНЫЕ ФАКТЫ

ИЗ ЖИЗНИ НИКОЛАЯ БЛАГОВА

В Ульяновском обкоме комсомола проводилась учёба комсомольского актива, и была встреча в местном отделении Союза писателей СССР, которое Николай Николаевич в то время возглавлял. Благов нас встретил радушно, со всеми поздоровался за руку и с полчаса рассказывал, какие у нас в Ульяновске имеются таланты, отвечая попутно на наши вопросы.

А вскоре он уехал в Саратов, где возглавил журнал «Волга», и вернулся в Ульяновск лишь через несколько лет. Меня меж тем перевели в газету «Ульяновский комсомолец», где я работал заведующим отделом и ответственным секретарём, а в 1987 году был назначен её редактором.

Пародийная история Отдел литературы в молодёжной газете тогда возглавлял писатель Валерий Гордеев, у которого отношения с Благовым испортились ещё задолго до этого. Николай Николаевич был человеком прямолинейным, и однажды в присутствии других писателей, мягко говоря, нелестно высказался о стихах Гордеева. Возможно, это и сподвигло Валерия Леонидовича в дальнейшем на дерзкие и некорректные поступки. Однажды он забежал ко мне в кабинет с горящими глазами, держа в руке только что вышедший номер железнодорожной газеты «Гудок», где был напечатан фельетон о Николае Благове. Автор писал о скандале, который якобы устроил на станции Рузаевка поэт, возвращавшийся на поезде из Москвы в Ульяновск. Гордеев стал уговаривать меня перепечатать фельетон в ближайшем номере «Ульяновского комсомольца». Прочитав текст, я ответил категорическим отказом, во-первых, потому, что перепечатками мы не занимались, своих материалов было в избытке, а во-вторых, приведённые в фельетоне факты совсем не вязались с Благовым и не вызвали у меня доверия.

Фельетон и без перепечатки наделал тогда много шума, доставив Николаю Николаевичу немало душевных переживаний. А Валерий Гордеев уже через пару недель зашёл ко мне с новой идеей — опубликовать пародии на стихи Николая Благова. Одну из них я сразу узнал, мне показывал её мой предшественник на редакторском посту Анатолий Дмитриев, когда в редакцию пришло письмо с этой пародией от инженера Ульяновского политехнического института С.Вершинина. Вторую пародию написала молодая поэтесса Г.Анисимова, которая занималась под руководством Льва Бурдина в литературном объединении «Парус», проводившем свои заседания в редакции «Ульяновского комсомольца». Письмо Вершинина Гордеев достал из архива, а пародию Анисимовой взял у Бурдина.

Материалы I Малых Благовских чтений Прочитав стихи, я вынужден был опять разочаровать Валерия Леонидовича. К самим пародиям у меня претензий не было, написаны хоть и дилетантами, но хлёстко, и я даже сказал Гордееву, что, вполне возможно, когда-нибудь мы их и опубликуем, но только вместе с пародиями на стихи других поэтов, а для этого надо подготовить специальную страницу, пригласить Медведовского и других наших именитых сатириков, представить этот жанр во всей полноте. Но публиковать отдельно пародии на Благова в то время, когда город взбудоражен фельетоном в «Гудке», - это уже травля какая-то. Об этом я и сказал Валерию Гордееву, посоветовав всё же не использовать молодёжную газету для сведения мелких счётов.

А через некоторое время меня отправили на две недели на учёбу в ЦК ВЛКСМ, и я уехал в Москву, оставив право подписи газеты своему заместителю Владимиру Марцинкевичу. Но уже в ближайшую субботу, 20 июня 1987 года, когда вышел очередной номер «Ульяновского комсомольца», мне позвонили из обкома комсомола и просили срочно вернуться в Ульяновск. В газете были опубликованы те самые пародии на Благова, что в тот же день вызвало бурную негативную реакцию в обкоме КПСС. Утром в понедельник я уже был на работе. Оказалось, что Гордеев сразу после моего отъезда написал к пародиям свой комментарий и сдал материал Марцинкевичу, уверив его, что с Маряниным всё согласовано, можно ставить в номер... Сотовых телефонов тогда не было, и Владимир Петрович, не дозвонившись до меня в Москве, поверил Валерию Леонидовичу на слово.

А в выходных данных газеты оставил даже мою фамилию, хотя должен был по регламенту расписаться за редактора сам.

Перед визитом в обком я тет-а-тет прочитал мораль Гордееву и тут же оформил приказ о вынесении ему строгого выговора за нарушение порядка прохождения редакционных материалов. Валерий Леонидович с выговором легко согласился. А когда я, получив разнос в обкоме комсомола и обкоме КПСС, вернулся после обеда в редакцию, до него уже дошли слухи, что личное дело коммуниста Гордеева решили рассмотреть на партийном собрании, а это грозило ему исключением из партии. Он решил не испытывать судьбу: в тот же день уволился из газеты, снялся в Ленинском райкоме с партийного учёта и уехал навсегда из Ульяновска в Димитровград...

Но вернёмся к самим пародиям. Возможно, они не вызвали бы такой острой реакции, если бы не сопровождались письмом автора пародии С.Вершинина и комментариями В.Гордеева, несколько снисходительными и даже оскорбительными... Приведём сначала комментарий Гордеева, в котором есть даже некий политический подтекст: «Мы всё же решились опубликовать пародию нашего читателя. И не только её. Ибо в портфеле редакции есть и пародия Г.Анисимовой, члена литобъединения «Парус» при обкоме ВЛКСМ, на ту же самую тему. Углубление процесса гласности и демократизации сегодня потребовали и необходимости введения политической рубрики «Молодёжное мнение».

Полемика во всех сферах жизни, в том числе и литературной, предполагает не только критику, но и совет, поиск истины, помощь в работе над собой. Уверены, что и данная подборка поможет Н.Н.Благову более серьёзно относиться к творчеству, тем более, что стихи его всегда заметны, читаемы. И со страниц еженедельника к нему обращаются его читатели, обоюдно, вместе с поэтом заинтересованные в чистоте русского поэтического языка».

Следует сказать, что обе пародии были написаны на стихотворение Николая Благова «Смущение колодца». Само по себе стихотворение несколько странное, Николай НикоПоэт Николай Благов: личность и эпоха»

лаевич в нём использовал оригинальные выражения, нашёл неожиданные новые слова.

Помню, кто-то из моих коллег даже сравнивал его с известным стихотворением Льюиса Кэрролла «Бармаглот» и цитировал при этом первую строфу: «Варкалось. Хливкие шорьки / Пырялись по наве, / И хрюкотали зелюки, / Как мюмзики в мове...» Такое сравнение, конечно, было явно преувеличенным, но некоторые слова действительно были Николаем Благовым сконструированы.

Покоем обдавая погребным, Потёмки необстуканно прозябли, Поганые — с беспечинкой — грибы Ползут по срубу, Лижутся по-жабьи.

В колодезном пустуя терему, Бадья набатная На век, на два посуда Бесшумно расчехлившуюся тьму Несёт, как мышь, Вспарившая оттуда.

Почуя перебойные толчки, Ток-токает с коленца на коленце, Синюшные набыча кулачки,

–  –  –

Материалы I Малых Благовских чтений С.И. МАТЛИНА

НИКОЛАЙ БЛАГОВ И МОЛОДЁЖЬ

Николай Николаевич Благов был для нас, для молодежи, символом настоящей поэзии. К нему тянулись со всех окраин Ульяновской области начинающие авторы со своими творениями – услышать отзыв, получить дельный совет или рекомендацию в члены Союза писателей.

Помню писательские семинары, на которых он возглавлял поэтические секции. Последний такой семинар проходил на базе Ульяновска с участием молодых писателей из Самары, Тольятти и Пензы, приезжал поэт Борис Сиротин со своими питомцами и т.д. Разбирались рукописи, выступали молодые, а результатом семинаров были или выход коллективного поэтического сборника, что означало для авторов путевку в жизнь, либо рекомендацию семинара в члены Союза писателей, с которой в столице весьма считались.

Сам Николай Николаевич благодарно помнил краеведа и ученого П. Бейсова, поэта Н. Старшинова, главного редактора журнала «Современник» Вавилова, прозаика Коновалова и многих других собратьев по перу, протянувших ему дружескую руку в период его становления. И сам старался помогать наиболее одаренным молодым.

Супруга Благова, Ляля Ибрагимовна, рассказывала, как решился вопрос о присуждении ему Государственной премии: «Комиссия считала, что слишком молод для такой премии. И тогда главный редактор «Современника», в котором Благов постоянно печатался, прочел его стихотворение «О чем ты плачешь, пигалица-птица?», посвященное матери, ждущей с войны не вернувшегося сына. И тогда все единодушно проголосовали «за». Не потому ли, не предавая своей молодости, у Николая Николаевича осталось особо внимательное отношение к молодым?

Благодаря поддержке Благова состоялись как писатели и поэты наши ульяновцы Е.

Мельников, В. Дворянсков, Н. Полотнянко и другие. Они были старше нас, тех, кто сейчас пришел им на смену, они успели вступить в Союз писателей с благовскими рекомендациями и отзывами других известных прозаиков и поэтов, ценящих заботу Благова о творческой молодежи.

Наше же поколение не зря было впоследствии официально признано потерянным поколением. Причин к тому явилось немало. Изменилось время: если после Великой Отечественной создавались местные отделения Союза писателей, принимались в них в основном местные литераторы выездными группами Союза писателей на местах и т. д., то в наше время прием стал значительно затруднен. Н.

Старшинов мне говорил как-то:

«Вот, существует мнение, что у нас десять тысяч писателей – много! А на деле настоящих по пальцам пересчитать. Все переводчики, краеведы, критики, все чьи-то детки». Ведь Союз писателей представлял уже мощную организацию, куда входили литераторы со всего СССР. Я сама была свидетелем на девятом всесоюзном совещании молодых писателей, куда попала случайно, как звонили насчет той или иной персоны либо из Казахстана, «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

либо еще откуда, чтобы приняли по просьбе обкома. Принимали. Да и по комсомольской линии дело шло быстро. Получивший билет члена СП СССР как бы становился утвержденным на роль писателя, просветителя душ, его обязаны были печатать, с его мнением считались. Да и в материальном плане было очень выгодно вступить в Союз: издательства работали вовсю, книжные магазины процветали, гонорары члена СП были намного выше простого смертного, и спецполиклиники, и дома отдыха, и курорты оказывались доступны, и поездки по стране, и за границу. Работал литфонд Союза писателей, очень богатый, славилось Переделкино, где можно было месяцами трудиться в тишине над книгой, организовывались платные выступления на предприятиях и в учебных заведениях, учреждениях отделами пропаганды и обществом знаний.

По вступлении в Союз можно было не служить, а отдаваться творчеству, выделялась материальная помощь, шел стаж, а по пенсионному возрасту начислялась пенсия в размере очень неплохом. Все это вызвало множество желающих попасть в Союз – и как правило бездарных людей, но пролазных. Они были активистами, журналистами, работниками культуры или передовиками, пламенными комсомольцами и графоманами, сочинившими стишок на дату и прикладывавшими все усилия и связи для достижения заветной цели.

Ответственные секретари местных отделений порой превращались в обычных чиновников. Талантливым ребятам ходу обычно не было. Рукописи пылились в ящиках местных организаций или вообще терялись. К кормушке старались не подпустить, чинились препятствия. Были случаи, когда автор уезжал на жительство в Узбекистан или т.п., чтобы там вступить в Союз, и возвращался к нам с писательским билетом всем на зависть.

На моей памяти ушли из жизни, так и не выработав своего богом отпущенного дара, так и не став официально признанными, Л. Климов, А. Пчелкин, Л. Бурдин, В. Крушко, В.

Селянкин, А. Бармин (он, приложив всю свою энергию, добился вступления в Союз незадолго до смерти), и другие. А как они рвались иметь право называться писателями! Все они были знакомы Благову, относившемуся к ним по-доброму, и он был для них высшей, уважаемой инстанцией.

Особо скажу о судьбе А. Чеснокова, к этой категории примыкающего, но не полностью. Его поэзия Благовым признавалась безоговорочно, он очень хлопотал о выходе первой книги Анатолия в Саратовском издательстве, к которому мы тогда относились, как и Пенза. Но не вышло, облик не тот, не передовик и т. д. Для Чеснокова, который не мыслил себя вне поэзии, это оказалось страшным ударом, думаю, он тогда и сломался.

Но его сильный дар все-таки смог осуществиться, несмотря на все жизненные невзгоды и метания, на трагическую гибель.

В рекомендации А. Чеснокову Николай Николаевич писал: «Что имеем, не храним, потерявши, плачем». Как в воду глядел, предвидя его дальнейшую судьбу.

Когда я возглавляла наше местное отделение Союза писателей, то несколько раз посылала документы на его прием в Союз. Здесь-то мы его приняли, а вот из Москвы все возвращали. Не хватало то перечня публикаций, то фотографий, то еще чего. Толя так и не смог собрать все требуемое. Его душа уже не задерживалась на таких мелочах. Он путешествовал по стране, на какое-то время осел в Молдавии, вернулся, снова пропал. В конце концов в Москве мне сказали: «Зачем вам такой член организации, который даже документы собрать не может?»

Но вернусь в те времена, времена нашей суровой молодости. К таким же ненужным Материалы I Малых Благовских чтений людям относилась и я. Как мне прямо сказали, лирические поэты были не нужны.

С Благовым я познакомилась еще студенткой, меня привел к нему Бейсов, как и Чеснокова. Существовало тогда мнение, что женщины не для поэзии, пока пишет про любовь и цветочки, а выйдет замуж, дети, кухня, работа. Бросит писать. Поэтому Николай Николаевич отнесся настороженно, он уже накушался дамскими творениями.

Но именно Благов сыграл решающую роль в издании моей первой книги в нашем краю.

Когда Николай Николаевич вернулся из Саратова, где возглавлял журнал «Волга», первые его слова были: «Как вы тут живете? Тут же вам воздуха нет! Вы как рыба подо льдом задыхаетесь, ходите кругами». К нему снова повалили литераторы всех мастей, в том числе и молодые. Приходили на дом с рукописями, или чтобы выговориться. Он, несмотря на ухудшение здоровья, всем уделял внимание. К нему обращались за рекомендациями и рецензиями начинающие поэты из других городов. Например, А. Гнутов из Саратова, рецензию на рукопись которого до сих пор приводят как показатель того, что и в поздние годы талант поэта не иссяк. Щедрого сердца Благова хватало на всех, в ком замечал хоть искру поэзии.

Но вовсе не был добрым дядюшкой. Судил по высшей шкале, и нередко от него уходили с резкой оценкой. Однажды я услышала от него такое замечание, неожиданное, о двустишии великолепного поэта, Мастера, которого он и сам любил, даже где-то соперничал с ним: «Он написал в последней книге, что утром вытащил изо лба золотую стрелу Аполлона! Я бы так никогда не написал!» А мне он сказал однажды: « Для того, чтобы стать поэтом, нужно не только владение словом, нужна судьба! У тебя все есть». Рекомендацию в Союз он мне дал.

Благов категорически был против того, чтобы его дети пошли по его стопам. И всетаки вырастил прозаика – сына Мишу, подававшего большие надежды. Хотя прозы поэт не любил. По моей просьбе Михаил написал интересные воспоминания об отце, они вышли в коллективном сборнике. Он часто забегал в наше отделение, готовился вступить в Союз, вынашивал планы произведений. И все писатели были за его прием, и все бы было замечательно на его писательской стезе, так как прозаикам легче пройти приемную комиссию в Москве (поэтическими книжками забито было целое помещение в СП, прозы же всегда маловато). Но, к великому сожалению, его преждевременная смерть на всем поставила точку. И теперь он покоится рядом с отцом на кладбище с. Крестово Городище.

Еще особо скажу о Саше Шестопалове. Стихи этого юноши затронули сердце Благова, показались близкими. Действительно, Саша шел от поэзии Благова, учился у него – так зверь выбирает одну травку среди многих, которая ему нужна. Интуитивно.

Благов как мог, помогал ему, может быть еще и чувствуя его хрупкость, незащищенность, стараясь оберечь от судьбы Чеснокова. Вышла подборка в журнале «Волга»… Привечал Шестопалова дома, беседовал с ним, сохранилась фотография, где они вместе сфотографировались на память. Однажды в Москве на вокзале я увидела в книжном киоске небольшую книжицу А. Шестопалова. Уже после смерти Саши. Купила и привезла ее Николаю Николаевичу. Он ждал ее выхода, обрадовался.

Да, Шестопалов ушел из жизни, покончил с собой молодым, и благодаря стараниям друга, поэта В. Малахова, не так давно вышло в свет его избранное. Жаль, что Учитель не увидел этой книги.

«Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

Но вернусь к положению молодых в те годы. Влияние маститого поэта было так велико, что бывшее руководство местного отделения забеспокоилось перед перевыборами.

Наших молодых не принимали, они все были на стороне Благова, естественно, и проголосовали бы за него. Тогда и были приглашены в Ульяновск «варяги» для поддержки голосами. С членскими билетами, само собой, хотя наши непризнанные авторы писали лучше.

Один из тех, кому Николай Николаевич сказал: «Плохо», прочитав стихи, свел с ним счеты через печать. Причем грязно, чем себя и уронил в глазах всех.

Благов узнал оборотную сторону славы и зависти, пройдя через травлю. Придти к нему, заговорить с ним считалось смелым поступком для молодых. Но они все равно шли, доставали лекарства ему, делились новостями, носили свои стихи на суд.

Молодые восстали! И началось какое-то движение. Вечером мне позвонил литконсультант из газеты «Ульяновский комсомолец» и сообщил, что завтра выходит номер со статьей о положении дел в местном отделении Союза, о неприятии молодежи. Что-то за сорок подписей, надо бы и мою. Поставили.

Когда вышел номер, там под статьей была только моя подпись.. Ознакомившись с положением дел, в Москве забеспокоились. Прекрасный человек и писатель, одна из секретарей СП Евдокия Владимировна Языкова, потомок великого нашего земляка, поэта Н. Языкова, курировавшая Ульяновское отделение, приехала к нам.

Разобралась в сложившейся ситуации, встретилась с молодежью. И по прибытию в Москву организовала спецсеминар для творческой молодежи Ульяновска и области прямо в Союзе писателей. Причем приезд, отъезд, проживание и питание за счет Союза.

Всем выслали приглашение.

Был большой совет из поэтов и прозаиков. Разбирались рукописи, надо сказать, в основном с большим вниманием и добротой к авторам.

Москва выделила средства на литературную газету для Ульяновска, на журнал. Из всего этого вышел журнал «Симбирск», недолго просуществовавший, и журнал «Мономах», ныне превратившийся в журнал для семейного чтения и к писателям отношения не имеющий.

Еще одна деталь, врезавшаяся мне в память: я только что из Саратова, где в плане стоит издание моей книги, так и не вышедшей, привезла Николаю Николаевичу его последнюю книгу, «Жар-слово». И он не расставался с ней до последнего часа.

Из тех, кто выжил и состоялся, кто благодарен Н.Н. Благову, назову только некоторых, так фамилий немало. Я, В. Игнатьева-Тароват, Е. Яговкина, А. Лайков и другие. Нам повезло, мы встретили на своем пути настоящего большого поэта и настоящего человека.

Его поэзия – хорошая школа для нас. Его стихи – это маленькие поэмы, с сюжетом и динамикой, жизнеутверждающие и правдивые. Когда Николай Николаевич умер, хоронить его ездили многие молодые поэты и прозаики. А. Лайков вспоминал, как сами ставили над его могилой большой деревянный крест… день был светлый, как и жизнь Н. Благова. Кстати, Николай Николаевич предсказал в стихотворении время своего прощания с землей.

Позднее у многих появились стихи его памяти.

На те годы, когда я была ответственным секретарем нашей писательской организации, пришелся 70-летний юбилей Н.Н. Благова. И хотя самого поэта уже десять лет как не было с нами, и как раз сменились губернаторы (и нам перестали оказывать поддержку), Материалы I Малых Благовских чтений деньги на празднование чудом удалось получить по прежнему распоряжению Ю.Ф. Горячева, который всегда помогал местным писателям.

Состоялся памятный вечер в управлении культуры, где еще недолгое время принадлежали нам два помещения, опять-таки благодаря Ю. Горячеву выделенные бесплатно.

Пришло много народу и, конечно же, молодежи. Приезжали делегации из Москвы, из Самары и других мест. Выделяли автобус для поездки на могилу Н. Благова, ее посетили родные, друзья и почитатели большого таланта, а также наши члены СП. Затем – поминальный ужин, воспоминания, чтение стихов… Над обрывом, на кладбище с. Крестово Городище, над могилой Н.Н. Благова шумели высокие стройные сосны, налетал ветерок и шевелил возложенные цветы и венки, ярко алевшие среди заснеженной земли. Молодые ребята стояли молча, сняв шапки. Их путь в поэзии только начинался.

О.Г. МАТВЕЕВА ПОЭТ С ОБОСТРЕННЫМ ЧУВСТВОМ РОДИНЫ

Не трону, не обижу, Не отберу у крыльев высоты.

Сумею жить я, как умеют пчелы Брать вдоволь меда, не гася цветы.

В Симбирском крае вырос выдающийся поэт ХХ века, лауреат Государственной премии, являющийся автором двадцати сборников стихов и поэм

– Николай Николаевич Благов. Саратовский критик В. Азанов внес его в «пятерку крупнейших поэтов в России», творчество Благова связано с прославлением нашей Родины и своей малой – села Андреевка Чердаклинского района. Стихи и поэмы Н. Н. Благова проникнуты особой теплотой и любовью к своим землякам. Его поэзия образна и красива, она рисует полную картину времени. И поэтому биография и творчество Николая Благова заслуживают особого внимания и интереса со стороны читателя и поклонников его творчества.

Н. Н. Благов родился 2 января 1931 года в городе Ташкенте в крестьянской семье.

В 1932 году вместе с матерью Евдокией Ивановной переехал жить в деревню Андреевка Чердаклинского района Ульяновской области на родину отца, Николая Гавриловича Благова.

В пятилетнем возрасте Николай Николаевич научился у матери грамоте и полюбил чтение, а бабушка познакомила будущего поэта с фольклором русского народа.

В 1938 году Николай Николаевич поступил в Андреевскую начальную школу. После начальной школы Николай Благов продолжил обучение в семилетней школе в селе Тургенево. Затем поступил в Крестовогородищенскую среднюю школу, которую успешно окончил в 1948 году. Во время обучения в средней школе Николай Николаевич жил в «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

интернате. Учительница Мария Николаевна Корелина познакомила Благова с русской классической литературой. Постепенно свое будущее Николай Благов уже не мыслил без литературы. В связи с этим юноша поступил на филологический факультет Ульяновского пединститута.

После окончания в 1952 году Ульяновского педагогического института Николай Николаевич работал литературным сотрудником газеты «Ульяновский комсомолец», в которой в мае 1956 года была опубликована поэма «Волга. За эту поэму Благов был удостоен звания Лауреата Всесоюзного фестиваля молодежи. С октября 1953 года он руководил отделом поэзии альманаха «Литературный Ульяновск».

В 1955 году Николай Благов женился на Ляле Ибрагимовне Мусиной, в браке с которой родилось четверо детей.

1 октября 1958 года Николая Николаевича приняли в Союз писателей СССР. С этого времени молодой поэт начал сотрудничать с редакциями журнала «Смена» и газеты «Комсомольская правда», с альманахами «Новая Волга» и «Волга», а также с Ульяновским областным книжным издательством, именно тогда на него стали обращать внимание центральные издательства, такие, как «Молодая Гвардия», «Современник» и другие. В 1962 году Николай Николаевич участвовал в трехдневном заседании секретариата правления Союза писателей РСФСР.

В январе 1970 года Николай Благов входил в состав редколлегии сборника «День поэзии», в марте того же года был делегатом III съезда писателей РСФСР. 1 мая 1970 года он был приглашен в город Саратов на работу в журнал «Волга», где заведовал отделением поэзии в течение шести лет. В 1976-1983 годах поэт являлся ответственным секретарём Ульяновской писательской организации, в 1983-1987 годах он был главным редактором журнала «Волга».

Результатом творческой деятельности Н. Н. Благова являются двадцать стихотворных книг: «Ветер встречный», «Денница», «Глубинка», «Просыпаются яблони», «Имя твоё», «Звон наковальни», «Ладонь на ладони» и другие. Последние две книги «Поклонная гора»

(переиздана) и «Тяжесть плода» вышли в свет после смерти поэта.

Прошлое, настоящее и будущее России занимают центральное место в творчестве Благова. Читатели высоко ценят поэзию Н. Н. Благова. В 1983 году за книгу стихов и поэм «Поклонная гора» ему присвоено звание лауреата Государственной премии РСФСР имени М. Горького.

Поэт умер 27 мая 1992 года, похоронен в селе Крестово Городище Чердаклинского района Ульяновской области.

Имя Благова носит Андреевская средняя школа, на которой установлена памятная доска. В Ульяновске на доме № 5 по улице Матросова, где жил и работал поэт, также установлена мемориальная доска. В 2010 году имя Н. Н. Благова присвоено городской библиотеке № 15. В селе Андреевка Чердаклинского района в мае 2009 года состоялся первый Благовский фестиваль. В 2012 году Постановлением Правительства Ульяновской области была учреждена ежегодная областная поэтическая премия имени Н. Н. Благова. Премия учреждена в целях выявления и поддержки литературного творчества в Ульяновской области, продвижения высокохудожественной поэзии родного края.

Сотрудники городского архива выражают глубокую признательность жене поэта – Ляле Ибрагимовне Благовой за предоставленный архивный материал, касающийся жизни и творчества Н.Н. Благова.

Материалы I Малых Благовских чтений

Список литературы:

1. Сарчин, Р. Ш. Поэтический мир Николая Благова : монография / Р. Ш. Сарчин. – Казань : Отечество, 2008. – 148 с.

2. Трофимов, Ж. А. Николай Благов, поэт и гражданин : биографический очерк / Ж. А.

Трофимов. – Ульяновск : Симбирская книга, 2002. – 272 с.

3. ГАНИ УО. Личный Фонд Смалюга Д. И.

–  –  –

ФОРМИРОВАНИЕ ЦЕННОСТНЫХ ОРИЕНТИРОВ

УЧАЩИХСЯ НА ИЗУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА

НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БЛАГОВА

Материалы I Малых Благовских чтений Г.М. ШИГАБУТДИНОВА

КОМПОНЕНТ СИСТЕМЫ ЛИТЕРАТУРНОГО ОБРАЗОВАНИЯ УЧАЩИХСЯ:

ФАКУЛЬТАТИВНЫЙ КУРС «ЛИТЕРАТУРА СИМБИРСКО-УЛЬЯНОВСКОГО

КРАЯ ХХ ВЕКА» В ВЫПУСКНОМ КЛАССЕ

Развитие регионального компонента в литературном образовании – несомненная потребность нынешней образовательной практики, поскольку именно конкретика бытия малой Родины способствует укоренению в сознании формирующейся личности ценностей гуманизма и патриотизма, воспитанию гражданской позиции.

Перед современной школой стоит задача подготовки интеллектуальной, профессионально компетентной личности, обладающей высокой духовной культурой.

Познание региональной культуры способствует формированию духовной культуры личности. Найти духовную опору, незыблемые ценности возможно при обращении к российской культуре. Особенность культуры России определяется ее географическим положением. Провинция в значительной мере сохраняла живые истоки культуры, определяя ее специфику и достоинства в литературе и изобразительном искусстве, в сфере нравственных размышлений. На это обращал внимание Д.С.Лихачев, говоря, что «именно провинция держала уровень не только численности населения (в Петербурге и Москве смертность всегда превышала рождаемость), но и уровень культуры». А столичные города «только собирали все лучшее, объединяли, способствовали процветанию культуры. Но гениев, повторяю, рождала именно провинция».

Общечеловеческое легче и глубже воспринимается через национальное и региональное. Через постижение малой Родины, ее истории, культуры формируется отношение к себе, к другим, к стране и миру в целом. Все это содействует воспитанию духовно развитой личности, способной к созидательной деятельности в современном мире, формированию гуманистического мировоззрения, национального самосознания, гражданской позиции, чувства патриотизма, любви и уважения к литературе и ценностям культуры.

Основой регионального компонента школьного литературного образования является литературное краеведение, в развитие которого внесли свой вклад М.А. Рыбникова, Э.Г. Беккер, А.Б. Богоявленский, Я.С. Духан, П.В. Иванов, П.В. Куприяновский, Н.А. Милонов, Л.П. Прессман, А.Г. Прокофьева, А.В. Рыжеволова, К.А. Селиванов, Л.А. Соловьева, В.П.

Финкельштейн, М.Д. Янко и другие. Они разработали методику проведения литературнокраеведческих экскурсий, походов, организации кружков, музеев, клубов, рассмотрели возможность использования краеведческого материала на уроках внеклассного чтения и на факультативных занятиях, а также приёмы включения материалов по литературному краеведению на уроках. В отдельных работах обобщен опыт литературно-краеведческой работы в регионах.

Существует острая потребность теоретико-практической разработки факультативного курса в старших классах, построенного на историко-литературной основе, систематизирующего разрозненные сведения, полученные школьниками ранее. Все вышесказанное определяет актуальность избранной нами проблемы.

Цель исследования – разработка программы регионального компонента литераПоэт Николай Благов: личность и эпоха»

турного образования в факультативном курсе для выпускного класса, экспериментальная проверка ее эффективности.

В выполненном нами диссертационном исследовании «Региональный компонент в системе литературного образования учащихся. Факультативный курс «Литература Симбирско-Ульяновского края ХХ века» в выпускном классе» (2006 год) собран, систематизирован и описан материал по литературному движению в Симбирско-Ульяновском крае в ХХ веке, разработана программа факультативного курса по литературному краеведению для выпускного класса (на материале Ульяновской области) и дано ее методическое обеспечение.

Теоретическая значимость исследования заключается в том, что на основе обобщения и осмысления сведений о литературном движении Симбирско-Ульяновского края в ХХ веке разработана методика факультативного курса по литературному краеведению для выпускного класса.

Практическая значимость исследования состоит в разработке методической модели реализации регионального компонента в факультативном курсе для выпускного класса (на материале Ульяновской области), составлении программы курса «Литература Симбирско-Ульяновского края ХХ века».

Практические материалы исследования могут использоваться для проведения факультативов и курсов по выбору на старшей ступени средней школы, для разработки учебных пособий по методике обучения литературному краеведению, для создания аналогичных курсов в других регионах России. Материалы исследования могут быть выборочно использованы в основном курсе литературного образования в школе и вузе.

Основное содержание диссертации изложено в 2-х главах.

Глава первая «Литературное краеведение как основа регионального компонента школьного литературного образования» состоит из трех параграфов: «Сущность регионального компонента общего образования, его роль и место в современной образовательной практике», «Литературное краеведение как научно-методическая проблема», «Литературное движение Симбирско-Ульяновского края ХХ века как предмет научных исследований». Эта глава содержит анализ научно-методических и краеведческих работ, архивных документов, послуживших основой нашего исследования. В ней обозревается литература ХХ века Ульяновской области.

Материал данной главы получил методическое преломление в следующей главе «Реализация регионального компонента школьного литературного образования в факультативном курсе «Литература Симбирско-Ульяновского края ХХ века».

Здесь дается анализ региональных школьных программ по литературе, учебных и методических пособий в плане поставленной в диссертации проблемы, а также описание констатирующего и формирующего эксперимента. В этой части диссертации представлена программа регионального курса и способы ее реализации. Программа составлена по таким разделам: тема занятия, их 28. В состав программы включены имена писателей и поэтов Ульяновского края: А.Толстой, Скиталец, В.Розанов, И.Северянин, В.Хлебников, А.Ширяевец, А.Неверов, А.Веселый, А.Платонов, А.Ахматова, Д.Гранин, Н.Благов и другие.

Во втором разделе программы названы формы занятий. Это, главным образом, лекция учителя, сообщения учащихся, составление сборника, конкурсы, конференции, дискуссии, монтажи, вечера и т.д.

В третьем разделе, который называется «Деятельность учащихся», указаны виды Материалы I Малых Благовских чтений творческих работ, которые выполняют ученики.

Кроме того, в диссертации дано краткое описание занятий.

Фрагмент диссертационного исследования, посвященного Н.Н.Благову:

Популярными были не только поэты, читающие стихи с «эстрады», но и поэты-барды.

Концерты авторской песни часто устраивались в лесу, у костра, позднее эти концерты превратились в фестивали. Не стал исключением и Ульяновск. Начало движению положил туристский клуб «Бригантина» пединститута, организовавший конкурсы самодеятельной песни, выступления иногородних авторов.

Но были среди поэтов другие, их стихи тяготели к углубленному, сосредоточенному лиризму, к осмыслению духовного, нравственного мира человека. Пожалуй, осознание особой значимости общения с природой для гармоничной жизни человека, восприятие русской деревни как хранительницы древней народной культуры сближает ульяновского поэта Николая Благова с «тихими лириками». В своем докладе на IV съезде писателей Михаил Дудин назвал имя ульяновского поэта Николая Благова: «Да, его творчество – это, действительно, полноводная река «со всеми секретами и тайнами», и вода в этой реке не дистиллированная, а со всеми примесями, запахами и красками жизни, трудной и радостной».

Детство Н.Благова прошло в с. Андреевка Ульяновской области, что определило любовь к селу, к родной речке Калмаюрке, к окружающим лесам, полям и лугам, воспитало в нём уважение к тяжелой женской судьбе. Дебют в областной газете состоялся 1 января 1950 года.

Первый сборник стихотворений «Ветер встречный», отпечатанный пятитысячным тиражом в областной типографии, был карманного формата и выглядел скромно:

обложка из серого картона, которую украшал вид березы. Несомненной удачей явилось создание образа матери. В эти годы написано много стихотворений и поэма «Волга», за которую поэт был удостоен звания лауреата Всесоюзного фестиваля молодежи в 1957 году. В 1958 году его приняли в Союз писателей. Н.Н.Благов работал журналистом, возглавлял Ульяновскую писательскую организацию, был главным редактором журнала «Волга». В 1983 году за сборник «Поклонная гора» был удостоен звания лауреата Государственной премии России имени М.Горького. Поэт выпустил 18 книг. «По миропониманию и творчеству Н.Благов был поэтом народным, одним из стойких шестидесятников, разделяющих идеалы деревенской литературы и фронтовой поэзии. Его художественным методом был реализм, соединяющий суровую достоверность жизни со сказочной условностью. А доминантой стиля явилась сложная простота, синтезирующая следование классическим традициям с густой современной образностью на основе народной речи». Николай Благов – автор поэм «Волга», «Тракт», «Изба», «Тяжесть плода». Каждая из них – итог многолетних раздумий поэта, в них нашли отражение основные темы, мотивы его творчества. В.Кочетков в предисловии к сборнику «Н.Благов. Стихотворения»

пишет: «В сущности, вся лирика Николая Благова – это рассказ о себе. Но в его индивидуальной биографии постоянно просматривается биография времени. Заговорит ли он о своем детстве в «небогатом краю»,… станет ли рисовать портреты близких и родных, «деревней пущенных парней», соединивших в своем характере лукавство и простодушие, «простинку» и «закавыку», и … тысячи людей будут узнавать себя в этих мастерски набросанных портретах».

Н.Н.Благов (3 ч.) Поэт Н.Н.Благов, лауреат Государственной премии РСФСР имени М.Горького, один из «Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

шестидесятников, разделяющих идеалы деревенской литературы и фронтовой поэзии.

Естественность, органичность, неисчерпаемое богатство языка, метафоричность поэзии.

Первое занятие – лекция «Жар-слово поэзии Н.Н. Благова».

Цель занятия – показать своеобразие поэзии Н.Благова, истоки его творчества; дать обзор основных пластов его лирики.

Оформление: портрет поэта, поэтические сборники, высказывания критиков о своеобразии поэзии Н.Благова.

Содержание занятия:

Учитель расскажет о становлении Н.Благова на ульяновской земле, о детстве, проведенном в селе Андреевка Ульяновской области, обратит внимание школьников на то, что в любви к родному волжскому краю, к его природе, к людям – источник вдохновения поэта, его ярких образов и красок. В лекции прозвучит оценка творчества поэта, данная В.Азановым, М.Дудиным, В.Кочетковым, В.Чернышевым.

На занятии в исполнении учащихся прозвучат стихи из циклов философской, любовной, пейзажной и военной лирики поэта, будет дан обзор основных мотивов лирики.

Домашнее задание: оформление записей в тетради, знакомство с главой «Н.Н.Благов»

в пособии «Родное слово», чтение стихотворений.

Второе занятие – «В творческой мастерской ульяновского поэта Н.Благова».

Поэзия Н.Благова – правдивая летопись истории русского народа. Автобиографичность, метафоричность произведений Н.Благова.

Анализ стихотворений «Ровесники», «Сенокос», «Тяжелый, душный день белоголовый» и других.

Цель занятия – углубить представление учащихся о творческой манере поэта Н.Благова, помочь в освоении способов анализа лирических произведений через сравнение поэтического произведения с живописным и анализ сюжетно-композиционного строения, образной системы, ритмики, рифмы, строфики и фоники стихотворения.

Близость тематики и стиля поэзии Н.Благова и живописи А.Пластова позволяют сопоставлять поэтические и живописные произведения, близкие тематически, с целью постижения творческой манеры поэта.

Оформление: портрет Н.Благова, репродукции картин А.А.Пластова «Жатва», «Сенокос», «Юность; высказывания В.Чернышева: «Главной любовью и болью поэта всегда была русская деревня, нелёгкая судьба её сеятелей и хранителей» и Н.Благова: «Ведь если бы вся жизнь была не чудо, так кто бы согласился жить тогда?»

Содержание занятия:

Раздумья школьников: «Почему именно эти слова выбраны в качестве эпиграфа к занятию?»

Слово учителя о том, что война для Н.Благова – самое горькое, но и самое сильное впечатление жизни.

Учитель организует беседу по картине А.А.Пластова «Жатва» о горькой цене хлеба военного времени, собранном руками детей и стариков.

Обращение к стихотворению «Ровесники» Н.Благова:

- Какова тема стихотворения?

- Как выражает автор отношение к героям стихотворения?

- Что объединяет живописное и поэтическое произведения?

Стихотворение «Ровесники» о хрупких мальчишках и девчонках, выстоявших, одерМатериалы I Малых Благовских чтений жавших победу; об упрямой, несгибаемой Руси, которая обязательно решит поставленную историей задачу.

Выявление роли художественных средств (эпитета «опустевшая Россия», олицетворения «поле, пустея возами, скрипело», сравнения «глазастый и тихий, как голод блокады»), композиции (двухчастная: мальчишки и девчонки в годы войны и их трудовые достижения после войны) в выражении авторской позиции.

Учащиеся приходят к выводу, что и в картине А.А. Пластова «Жатва» и в стихотворении Н. Благова «Ровесники» звучит восхищение мужественным детством.

Коллективный анализ стихотворения «Сенокос» проходит в форме беседы, используются вопросы и задания:

- Какова тема стихотворения?

- Каков смысл лирического зачина?

- Из скольких частей состоит стихотворение?

- Какова особенность первой части?

- Как автор рисует многокрасочную картину яркого лета?

- Как ассонанс подчеркивает бесконечность пространства, занятого травами?

- Кто решился сразиться с «золотой ордой»?

- Как объединяют обе части стихотворения образ косца и воспоминание о прошлом?

- Раскройте смысл образов: «тёплые соки глотая» – «стреляющей соком стены», «золотая пора» и «надломлена солнышком бровь», «загораются красные шапки» и «рдеют плечи ещё не в загаре».

- Всегда ли выдерживается единый ритмический рисунок стихотворения? С какой целью нарушается ритм?

- Как понимаете заключительные строчки стихотворения?

- Как бы вы определили основную мысль стихотворения?

Удивительная пора сенокоса: всё в наивысшем расцвете. Образ яркого цветущего июля, созданный яркими образами, красочными эпитетами, нарушается «ворвавшимся»

напоминанием о войне.

Учитель приводит слова Л.Бурдина: «Способность живописать поистине пластовскими красками наглядно проступает в стихотворении «Сенокос». Учащиеся под руководством учителя сопоставляют стихотворение с картиной А.Пластова «Сенокос». Школьники видят сходство: и в картине, и в стихотворении – послевоенное лето: цветущий июль, изобилующий травами. Но если картина А.Пластова – гимн цветущей природе и слаженному труду косцов, то в стихотворении Н.Благова боль от утраты становится еще пронзительней на фоне ликующей природы.

Анализ стихотворения «Тяжелый, душный день белоголовый…»:

- О чем это стихотворение?

- Какую картину вы видите в начале стихотворения?

- Как соотносится с первым словом стихотворения метафора «И вымя над травой несет корова, / Пыль прошивая ниткой молока»?

- Что еще дополняет картину летнего дня? Какова роль сравнения «как от пожара»?

- Найдите звукопись. Как она передает движение?

- Каким вы видите лирического героя? Раскройте смысл метафоры «Подпасок, ведущий к речке не коров, а усталую жару»?

- Как передается любовь и умиротворение, которое испытывает лирический герой?

«Поэт Николай Благов: личность и эпоха»

- Как расширяется пространство стихотворения?

- Как изображено солнце? Почему оно названо огородником?

- Как прокомментируете строчки: «Вот небо – / Голубой околоплодник, / Что не обронит вечный плод земли. / И лишь на отдых ветви яблонь вскинет / Осенний ветер, / Пуст и сучковат. /...Как ребятишки пятками босыми, / В садах тяжелых яблоки стучат»? Как здесь проявляются вечные законы жизни?

- Какой стихотворный размер выбрал поэт и почему? Автор дробит строку, чтобы выделить главное. Понаблюдайте, когда и с какой целью он это делает?

- Как бы вы определили идею стихотворения?

Выводы учащихся: Все в мире внутренне обусловлено. Жаркий летний день дает возможность созреть плодам, которые осенью ветер сорвет с деревьев, и они упадут на землю, радуя людей, как радует топот детских ног. Все в природе гармонично, и счастлив тот, кто ощутит эту гармонию.

Учитель приводит слова поэта В.Кочеткова: «Николай Благов – земляк замечательного русского художника Аркадия Пластова. Благов многому учился у Пластова. Поражает пластовская мощь его образов..., сила его красок».

- Посмотрите на репродукцию картины А.Пластова «Юность». Что роднит картину А.

Пластова и стихотворение Н. Благова?

И картину, и стихотворение объединяют ощущение полноты жизни, красоты ее. Ощущение счастья и гармонии. Все так же из века в век будут цвести цветы, будет качаться рожь, ползать, утопая в медовых цветах, жуки, трепетать на тонких прутиках стебля колокольчики. Все в природе гармонично, и счастлив тот, кому эта гармония открылась.

Домашнее задание:

подготовить выразительное чтение и анализ стихотворения «Еще оторвался листок однокрылый...»;

прочитать одну из поэм Н.Благова по выбору;

задания двум группам учащихся: подготовить представления поэм Н.Благова «Изба» и «Тяжесть плода».

Третье занятие – «Поэмы Н. Благова».

Поэмы «Волга», «Тракт», «Изба», «Тяжесть плода» – итог многолетних раздумий поэта.

Развитие в поэмах основных тем и мотивов.

Цель занятия – показать художественное своеобразие поэм Н. Благова.

Оформление: Л. Бурдин о Благове: «Мастерство поэта велико. Течет его поэтическая река, покрываясь легкой рябью на перекатах, играя волной на звонких плёсах. Но её основной поток на стержне – глубинный, несущий зримые приметы времени. Он так же неисчерпаем, как Волга».

Содержание занятия:

На занятии обобщаются знания о поэме «Волга», полученные в восьмом классе. Волга – главная река России, воспетая Н.М. Карамзиным, Н.М. Языковым, Д.Н. Садовниковым, Н.А. Некрасовым. Н.Н. Благов – продолжатель традиций. В основе поэмы «Волга» – размышления поэта о судьбе Волги и волжан. Соединение в поэме «Волга» двух светлых образов: образов Матери и Волги. Широка, свободна, щедра, сильна Волга. Щедры и бескорыстны волгари, выросшие на ее берегах.

Группы учащихся представляют поэмы «Изба» и «Тяжесть плода»: определяют тему поэмы, передают содержание, выразительно зачитывают отрывки из поэм, комментиМатериалы I Малых Благовских чтений руют их.

Домашнее задание: написать статью о Н.Благове для энциклопедии. Возможно составление сценария вечера.

Главным условием успешной реализации целей регионального образования является наличие современных учебно-методических комплектов по краеведению. Как показывает опыт, внедрение региональных программ сопряжено с рядом трудностей, среди которых недостаточная изученность краеведческого материала в крае и слабая его методическая разработанность. Эти проблемы характерны для многих регионов, в том числе и для Ульяновской области.

Проведенные нами наблюдения над процессом регионализации в Ульяновской области убеждают, что знания, получаемые школьниками на отдельных уроках, в основном, на средней ступени общего образования, являются разрозненными, не формируют у школьников целостной картины о культурной и литературной жизни региона и, следовательно, не достигают целей, заявленных в имеющихся региональных программах.

В наступающий 2015 год – Год литературы – сделать доступными результаты научных исследований учёных, в том числе краеведческого характера, стало бы хорошим вкладом в совершенствование литературного образования школьников, формирование духовной культуры личности, воспитание любви к родине.

Тексты Благов, Н.Н. Жар-слово : стихи и поэмы / Н.Н. Благов ; вступ. ст. В.И. Азанова. – Саратов, 1991.

Список литературы:

1. Авдеева, О. Высокий полдень / О. Авдеева // Наш современник. – 1974. – № 3. – С.

183-186.

2. Бурдин, Л. Жар-слово мастера / Л. Бурдин // Симбирск : альманах. – Ульяновск. – 1994. – № 4. – С. 4-6.

3. Гладышева, О. Почерки : литературно-критические статьи о творчестве поэтов и прозаиков Поволжья / О. Гладышева. – Саратов, 1979. – С. 78-80.

4. Касович, С. «Будут в небо подниматься травы…» / С. Касович // Наши современники. – Саратов, 1975. – С. 172-187.

5. Коновалов, Г. Русый ветер России / Г. Коновалов // Тугие крылья таланта : публицистика. – Саратов, 1975. – С. 208.

6. Кочетков, В. Вдали от столицы : заметки о творчестве четырёх российских потов / В.

Кочетков // Поэзия. Альманах. – 1979. – № 24. – С. 7-20.

7. Лавлинский, Л. Солнце в лесных закромах : [о книге Н. Благова «Звон наковальни»] / Л. Лавлинский // Дружба народов. – 1971. – № 12. – С. 269-272.

8. Смирнов, В. Живописная сила / В. Смирнов // Волга. – 1972. – № 7. – С. 182-186.

9. Трофимов, Ж. Николай Благов, поэт и гражданин : биографический очерк. – Ульяновск, 2002.

10. Шигабетдинова, Г.М. Региональный компонент в системе литературного образования (Изучение творчества Н.Благова в школах Ульяновской области) / Г.М. Шигабетдинова // Актуальные проблемы изучения и преподавания филологических дисциплин:

Материалы межвузовской научно-практической конференции (май 2003). – Самара : ИзПоэт Николай Благов: личность и эпоха»

дательство СГПУ, 2004. – С. 159-164.

11. Шигабетдинова, Г.М. Цикл уроков по творчеству Н.Н. Благова / Г.М. Шигабетдинова // Филологическое краеведение. XX век : методическое пособие / под ред. В.Н. Янушевского. – Ульяновск : УИПКПРО, 2002. – С. 35-65.

12. Шульпин, Г. Поэт из города на Волге / Г. Шульпин // Ульяновская правда. –1992. – 15 августа.

Н.П. МИГУНОВА РОДНОЙ МОЕЙ РОССИИ КРАСОТА

Вслед за Н.М. Карамзиным и Н.М. Языковым, Д.В. Давыдовым и И.А.Гончаровым, Д.Д. Минаевым и А.Н. Толстым, А.С.

Неверовым и Д.Н.Садовниковым «в литературу и культуру родного края органично вошел Н.Н. Благов» [17,39] и не просто вошёл, а стал «одним из самых интересных»[15] и «крупнейших поэтов России»[2,9].

А пришел он в литературу из деревенской глубинки: от широких полей, солнечных перелесков и волжских плесов.

Уроженец Ташкента, Н.Н.Благов всю жизнь провёл на Волге. Его босоногое детство и отрочество прошли под присмотром бабушки Секлетиньи в Чердаклинском районе Ульяновской области. Приволжская деревня Андреевка, где Коля рос, учился в школе, работал в колхозе, на всю жизнь дала ему закваску как человеку и поэту.

Рядом, в пойме Волги, на легоньком взлобке, в который упирались необозримые заливные луга, стояло старинное русское село Тургенево. Сюда, в неполную среднюю школу – семилетку, которая располагалась в большом и красивом барском доме знаменитых дворян Тургеневых, ходил учиться будущий поэт.

В победном 45-м Коля Благов становится восьмиклассником (в 48–выпускником) Крестово-Городищенской средней школы - единственной десятилетки на всю округу.

Жизнь в трудные военные и послевоенные годы выковала его характер – резкий и добрый, широкий и щедрый, сильный и сердечный, удалой и озорной.

Затем были студенческие годы в УГПИ им.И.Н.Ульянова и работа в областной газете «Ульяновский комсомолец», на телевидении и радио, в журнале «Волга», где в последние годы Н.Н.Благов занимал пост главного редактора.

В 1992 г., в один из последних майских дней, от нас ушёл большой российский поэт, лауреат Государственной премии Н.Н. Благов. Перестало биться сердце, из глубины которого поднялась такая могучая, такая светлая волна поэзии, которой «вне ощущения чуда нет». Весь вопрос в том, что называть чудом. Николай Благов ведет нас сельскими проселками, полевыми стежками, лесными тропами, улицами и проулками российских деревень и районных городов, знакомит нас с людьми, совершенно обыкновенными с виду, рассказывает нам самые обыкновенные житейские сюжеты, но делает это с таким трепетным чувством ко всему прекрасному, что мы невольно восклицаем; да это же Материалы I Малых Благовских чтений чудо!»[10,14] – чудо, рассыпанное самоцветами в сборниках стихов поэта: «Ветер встречный», «Волга», «Маковое поле», «Имя твоё», «Тракт», «Створы», «Свет лица», «Было-не было», «Звон наковальни», «Поклонная гора», «Жар-слово» и других.

Листая сборники, читая стихи, невольно замечаешь, как «при всём их единстве разнообразны они по темам, по сюжетам, по настроению и мысли[15], но, «у настоящего поэта всегда есть что-то главное»[2,10].

На мой взгляд, главное место в творчестве Н.Благова занимает тема деревни: военной, послевоенной, «застойной», современной. Родина, Россия для поэта начинается именно с деревни, что «большой сосновой шишкой затерялась среди лесов, омётов и дорог», что «желтеет, словно лето, вся солнцем начинённая, как звон», «катая добрый круглый говорок». Мир деревни присутствует в поэзии Н. Благова постоянно и не остаётся неизменным. Вот перед нами «укрытая от ветра деревушка», вот берёзы, «как строчки писем простодушных» с «простецкой родины моей», а вот «изба, и двор, и баня в огороде».

Такой тихой родине – славной труженице, умеющей и радоваться, и печалиться «втихомолку», опасающейся обронить пустое «зряшное» слово, всей ушедшей в заботы о хлебе насущном, о детях и внуках своих, поэт признаётся:

Люблю тебя в печальных бликах лета Всей безъязыкой солнечной тоской.

Ты мне нужна, как прадедам, как дедам Ломоть земли, отрезанный сохой.

Поэтический образ деревни для Н. Благова – не просто тема, это кровный, живой, меняющийся мир: «Деревня не вспомнит, ломая морщины чела, зачем и давно ли, откуда на речку пришла».

Поэт, выросший в деревне, впитавший с молоком матери её речь, обычаи, природу, любит этот мир, пишет его с каким-то молодым буйством, весело любуясь его людьми, его красотой и не жалеет слов:

До чего же ты чист и безгрешен, Мир завьюженный!

Скрип на крыльцах!..

Только там и буранит немного, Где лопаты в сугробах снуют, От ворот на большую дорогу Прорывая дорогу свою.

Николай Благов любил говорить о деревне, о своём родном волжском селе, где ещё был цел старенький материнский дом, «где сугробы хохотом полны», где «стекает пахтаньем мороз», где «румяной коркой пригорелой притух и пошатнулся лёд». Мир деревни постоянно звал, манил подышать свежим воздухом детства, снова увидеть просторные степные дали «в золотой горячей струе» лета или луну, что «полощет белые снега», «склонившись, как над прорубью крестьянка».

Мир деревни постепенно становился центром, символом, «солнцем» его поэтическоПоэт Николай Благов: личность и эпоха»

го мира, от которого словно лучи разбегаются «вечные» (традиционные) и собственно благовские темы: любви и дружбы, поэта и поэзии («жар»-слово), природы и Волги, матери, ленинской («светлой»), темы войны в тыловой деревне.

Но, «какую бы тему он ни затронул, в каком бы из поэтических жанров ни выступал,

- всюду он остаётся верен своему недюжинному дарованию, везде проглядывает его несомненный талант»[9,141].

«Мастерство поэта велико, оно способствует проникновению в самую суть явления, в глубину изображаемой жизни, в незабываемый мир прекрасного, это чудо возможно только в истинной поэзии»[4].

«Читая избранные стихи Николая Благова, я в которой уже раз убеждаюсь, что настоящая поэзия не делит жизнь на некие тематические клетки. Она берет жизнь в её целости, в самобытности человеческой судьбы, в связях человека с миром, природой, историей, с её прошлым и будущим, с народной традицией и народной неутомленностью в жажде перемен. Она утверждает поэтичность всех сторон человеческого бытия, всей материи будней»[10,13], то есть создает поэтический образ Родины – России. Наиболее полно эта мысль, по-моему, выражена в стихотворении «Дорога к дому».

Каждый художник – дитя своего времени, но, поднимаясь к вершинам мастерства, он и нас увлекает туда, где вечно соседствуют добро и зло, любовь, смерть и необоримая тяга к жизни.

«Я уверена, что у Благова есть свой читатель. Может быть, немногочисленный, но способный к тончайшему восприятию всех сложностей многоструйной лиры поэта»[2,12].

«Поэта, которого нам ещё предстоит хорошенько понять, разгадать, перенять, оценить как национальное богатство, которое не продаётся»[5].

Список литературы:

1. Благов, Н.Н. Жар-слово : стихи и поэмы. – Саратов : Приволжское книжное издательство, 1991.

2. Азанов, В. Народный талант / В. Азанов // Благов, Н.Н. Жар-слово : стихи и поэмы. – Саратов : Приволжское книжное издательство, 1991.

3. Бурдин, Л. Взлёт / Л. Бурдин // Ульяновская правда. – 1991. - 1января.

4. Бурдин, Л. Глубина / Л. Бурдин // Ульяновская правда. – 1989. - 12 января.

5. Бызов, Б. Завет Поэта / Б. Бызов // Жизнь и экономика. – 1994. - 26 августа.

6. Дворянсков, В. Крылатые целители / В. Дворянсков. – Ульяновск, 1997.

7. Дворянсков, В. Убойная трава / В. Дворянсков // Ульяновская правда. – 1998. - 18 февраля.

8. Кириллов, В. Зрелое слово поэта / В. Кириллов // Ульяновская правда. – 1981. - 9 августа.

9. Котов, М.П. Чувство времени / М.П. Котов. – Саратов : Приволжское книжное издательство, 1969.

10. Кочетков, В. Несуетное слово / В. Кочетков // Благов, Н. Свет лица. – М.,1997.

11. Наумов, А. Щедрость таланта / А. Наумов // Ульяновская правда. – 1983. - 10 января.

12. Романов, Н. «Падет ли на душу «тревога»…» / Н. Романов // Ульяновская правда. – 1990. - 6 января.

13. Романов, Н. «И хорошо, что полю нет конца» / Н. Романов // Приволжская правда.

– 2002. - 2 сентября.

Материалы I Малых Благовских чтений

14. Старшинов, Н. Глубоко народное дарование / Н. Старшинов // Ульяновская правда. – 1990. - 6 января.

15. Трофимов, Ж.А. Николай Благов, поэт и гражданин : биографический очерк / Ж.А.

Трофимов. - Ульяновск, Симбирская книга, 2002.

16. Чернышов, В.И. Благов в школе / В.И. Чернышов // Краеведение в системе общего среднего образования. – Ульяновск, 1997.

Л.Ю. СЕЛИВЕРСТОВА

НИКОЛАЙ БЛАГОВ В ПУБЛИКАЦИЯХ

КРАЕВЕДЧЕСКОГО ЖУРНАЛА «МОНОМАХ»

–  –  –

де» появился очерк Благова: «Солнце художника», а в 1965 году вышел документальный фильм «Земля Пластова». Фильм имел резонанс. Понравился он и самому Пластову. Художник написал теплые слова благодарности Николаю Николаевичу. Вот они: «Пользуясь случаем хочу сердечно поблагодарить Вас за теплые слова по моему адресу, которые Вы по доброте сердца недавно поместили в газете, а я вот до сего времени не ухитрился сказать Вам в ответ и единого слова. Еще раз спасибо Вам, пусть я далеко не такой хороший, как Вы меня так показали, но я постараюсь стать лучше, чтобы не заела меня совесть, что я не тот кусок съел, как заслуживал. Искренне Ваш. Аркадий Пластов», а на обороте записки художник дописал: «Николаю Николаевичу Благову (хорошему человеку)».

В этом же № 1 за 2006 год напечатана статья другого исследователя жизни и творчества Николая Благова. Это – Рамиль Сарчин, который выпустил две книги по творчеству

Благова:

«Поэтический мир Николая Благова» и «Николай Благов». Обе книги вышли в 2008 году.

В журнале Рамиль Сарчин рассказывает о поэме Николая Благова «Волга», которой в 2006 году исполнялось 50 лет с момента написания.

Предваряют статью «Волга, слава тебе!» строчки из стихотворения Благова:

«Волга, слава тебе!

Это русское имя, Это женское имя можно дочери дать!

Мы душою срослись с берегами твоими Весь прогретый простор твой желая обнять!»

В журнале № 1 за 2006 год говорится о мероприятиях, посвященных 75-летию Н.Благова. Было решено поставить памятник Н.Н. Благову (скульптор Н.Клюев), присвоить имя Н.Благова его родной школе в Андреевке, Чердаклинского района, на доме № 5 по улице Матросова в городе Ульяновске, где жил поэт, установить мемориальную доску.

В № 4 за 2006 год напечатан материал нашего земляка, писателя Анатолия Жукова

– автора нескольких романов: «Дом для внука», «Вечерний благовест или реквием по Березовке», последний вышел в 2006 году в Москве в издательстве «Вече». Анатолий Жуков с юности был знаком с Благовым. По его совету поехал учиться в Москву, окончил Литературный институт им. М.Горького.

Печатался в столичных журналах «Новый мир», «Сельская молодежь». С Николаем Благовым его роднит особая трепетная любовь к деревне, к родным истокам, Волге, России.

У Анатолия Жукова есть литературный портрет Николая Благова – очерк «Привет Микулы Селяниновича», который и напечатан в № 4 журнала «Мономах» за 2006 год.

№ 1 за 2010 год был посвящен 65-летию Великой Победы. Здесь под названием «Реквием по военному лихолетью» напечатан материал друга Николая Благова – Эриксона Рыбочкина. Автор знал поэта с детства. В журнале можно увидеть уникальные фотографии. Это – «шестиклассник Николай Благов. 1944 год», «Дом Секлетиньи Ивановны Благовой, бабушки поэта. С. Андреевка. 1969 год».

«Реквием по военному лихолетью» - это статья по мотивам творчества Николая Благова. В статье много цитируется стихов поэта. Друзья, да и многие почитатели таланта Н.Благова, считали, что он точнее всех советских поэтов самобытно, образно и зримо писал о военном времени в деревне:

«Поэт Николай Благов: личность и эпоха»



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«МИШНА ПЕРВАЯ.,.,.,,, ().,., :, ЧИТАЮЩИЙ МЕГИЛУ СТОИТ ИЛИ СИДИТ. ПРОЧЕЛ ЕЕ ОДИН, ПРОЧЛИ ЕЕ ДВОЕ ИСПОЛНИЛИ ЗАПОВЕДЬ. ТАМ, ГДЕ ПРИНЯТО БЛАГОСЛОВЛЯТЬ БЛАГОСЛОВЛЯЮТ, А ГДЕ НЕ принято БЛАГОСЛОВЛЯТЬ НЕ БЛАГОСЛОВ...»

«ДОСТУПНОСТЬ И ГАРМОНИЗАЦИЯ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ ЧЕРЕЗ МОДЕРНИЗАЦИЮ И РАЗВИТИЕ УЧЕБНЫХ ПЛАНОВ Проект № 561553-EPP-1-2015-1-BG-EPPKA2-CBHE-JP Программа ERASMUS + KA2 Наращивание потенциала в области высшего образования 2015 Координирует Свободный Университет Бургаса СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ В ОБЛАСТИ...»

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГИДРОМЕТЕОРОЛОГИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ ВОЕННАЯ КАФЕДРА Экз. № УТВЕРЖДАЮ Только для Начальник военной кафедры Р Г Г М У преподавателей полковник В.Акселевич 2003 г. "" МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА по проведению з...»

«Йен Макдональд Река Богов Серия "Индия", книга 1 Сканировал Vened, распознал и вычитал Философский Вомбат на Лыжах http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=160270 Река Богов: Издательства: АСТ, А...»

«I. По вопросам выдвижения и регистрации кандидатов Дело №2-164  2002 г. Решение Именем Российской Федерации 15 ноября  2002 г.  Тербунский  районный суд Липецкой области в составе: Председательствующего  Шиловой Г.В. и народных заседателей при секретаре  Шевеле...»

«Инструкция по эксплуатации Гладильная машина HM 5316 Пeрeд ycтaнoвкoй, пoдключeниeм и ввoдoм R в эксплуатацию oбязaтeльнo прoчитaйтe инcтрyкцию пo экcплyaтaции. Этим Bы зaщититe ceбя и cмoжeтe избeжaть пoврeждeний Вашего прибора. M.-Nr. 0 2 M.-Nr. 0 Содержание Сод...»

«МОЛЕК УЛЯРНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ Hans-Dieter Holtje, Wolfgang Sippl, Didier Rognan, Gerd Folkers Molecular Modeling Basic Principles and Applications Third, Revised and Expanded Edition Х.-Д. Хёльтье, В. Зиппль, Д. Роньян, Г. Фолькерс МОЛЕК УЛЯРНОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ ТЕОРИЯ И ПРАКТИКА 3 е издание (электронное) Перевод с английского канд. хим...»

«Новый год 2012, Новогодние каникулы Уважаемые гости и жители Казани! Приглашаем Вас встретить Новый 2012 год и провести новогодние каникулы в "Казанской Ривьере"! Новый год – это один из самых всеми любимых праздников. Новый год – это время ожидания...»

«1 СЕДЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД 634050, г. Томск, ул. Набережная реки Ушайки, 24 ПОСТАНОВЛЕНИЕ г. Томск Дело № А45-16186/2014 (№07АП-10489/2015) 07 декабря 2015 года. Полный текст...»

«ДРевнейшая КеРамиКа восточной евРоПы. КомментаРии васильева и. н.* Одним из источников исследования, предпринятого авторами статьи, послужили данные о  неолитической гончарной технологии. Успешный результат такого исследования, прежде все...»

«HD/SD ЦИФРОВОЙ ВИДЕОМАГНИТОФОН HDR-70 Краткое Руководство WWW.DATAVIDEO.RU Содержание Содержание Разъёмы и Управление Передняя Панель Задняя Панель Функции Клавиш Меню ИНСТРУМЕНТЫ ВЕРСИЯ ПРОШ...»

«Краткое описание Wonderware HMI reports Резюме Позволяет пользователям Быстрое создание отчетов с использованием данных из без навыков системы Wonderware Intouch HMI и других источников данных программирования ОБщая ПРОБлема легко извлекать и преобразовывать Создание точных и легк...»

«CHRONICLES OF REDEMPTION – PART 5 Хроники Искупления – Раздел 5 Доверяя Богу, Исповедуя грех и Полагаясь на Ch 33: Trusting God, Confessing Sin and Милость, Часть 33 Banking on Mercy Барт Бокс (Доктор богословия) Dr. Bart Box September 05, 2010 Russian Translation Доброе утро! Возьмите, пожалуйста, Библии...»

«Видение Страшного Суда Христова, бывшее Григорию, ученику преподобного Василия Нового Приводится по книге “Посмертные мытарства души и Страшный Суд Божий”, М., 2000, Даниловский Благовестник В ту же самую ночь, когда я почивал на ложе своем, я вдруг увидел себя на каком-то п...»

«Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Калиновская средняя общеобразовательная школа"СОГЛАСОВАНО УТВЕРЖДАЮ Зам. директора по УВР Директор школы Г.С.Макова " " августа 2014 г. "_"_2014г. Рабочая программа предмета "Лите...»

«Про грузоперевозки спб частник Необходима информация про грузоперевозки спб частник или может про грузоперевозки транспортные компании санкт петербург? Познай про грузоперевозки спб частник на сайте. Только если Вы реально заинтересованы в топовых предложен...»

«Приложение. Произведения" " Гимн пенсионеров "Утро доброе, Россия!" – Скажем дружно на заре. Мы полны могучей силы – Рано нам ещё стареть!Ты, Россия, не волнуйся: Если будет "горячо", Мы всегда тебе подставим Н...»

«Инструкция по монтажу термопанелей с клинкерной плиткой 1. Область применения 2. Общие положения 3. Краткое описание компонентов системы 4. Монтаж теплоизоляционной системы 4.1. Установка цокольного профиля 4.2. Установка фасадных элементов.4.3. Крепление фасадных элементов при помощи дюбелей 4...»

«ДИПЛОМАТИЯ И ДИПЛОМАТИЧЕСКАЯ СЛУЖБА СССР В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ НКИД в системе органов Советского государства Анализируя советскую дипломатию в годы войны, следует исходить из того, что она...»

«В передачах, работающих со значительным износом, вследствие быстрого истирания поверхностных слоев усталостные трещины развиваться не успевают, поэтому выкрашивания не происходит. Для предупреждения усталостного выкрашивания поверхностей зубь...»

«Йом Киппур, 2011 Проповедь раввина Сарры Вульф Грешники в руке Бога Возлюбившего “О, грешеники, да убоитесь гнева Божьего, бездонной бездны, полной огня, над которой будет держать Он рукой своей, и гнев Его паде...»

«продвижение товаров и услуг в Интернете Покажем основные ошибки, мешающие продвижению.ПРОДВИЖЕНИЕ САЙТОВ Сайт ПРОЩЕ ПРОДВИНУТЬ в Выдаче! Результат: конкретный план действий по продвижению сайта в ТОП SEO-аудит сайта sitename.ru Оглавление 1. Общая информация Присут...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.