WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«Геннадий Заморин ИЗ ТЕТРАДЕЙ ПРОШЛОГО. Ульяновск Геннадий Заморин УДК 882.09 ББК 83.3(2Рос=Рус) З-26 Заморин, Г. В. З-26 Из тетрадей прошлого. : сборник стихотворений / Г. В. ...»

Геннадий Заморин

ИЗ ТЕТРАДЕЙ

ПРОШЛОГО...

Ульяновск

Геннадий Заморин

УДК 882.09

ББК 83.3(2Рос=Рус)

З-26

Заморин, Г. В.

З-26 Из тетрадей прошлого... : сборник

стихотворений / Г. В. Заморин. –

Ульяновск, 2012. – 144 с.

УДК 882.09

ББК 83.3(2Рос=Рус)

© Заморин Г. В., 2012

                                                          Из тетрадей прошлого…

Заяц – хвастун

Заяц с редкими зубами

И с разорванной губой.

Насмехался над волками

И над хитрою лисой.

На пенёк взобрался лихо, Ногу на ногу сложил.

Муравьям поведал тихо, Как волка он проучил.

«Шёл я как-то спозаранку… По лесочку я гулял.

Вдруг увидел на полянке, Как волчонок пробежал.

Был он глупым, несмышлёным… С ним мне справиться легко… Как лопух он был зелёным, Не боялся я его.

Я его ударил веткой По ушам и по хвосту… Я теперь дерусь уж редко, Разве только бью лису!!!»

Геннадий Заморин Пробегала тут лисица, Услыхала хвастовство… «Перестань, косой, хвалиться»… И к себе зовёт его.

Как увидел тот лисицу, Задрожал и побелел.

Наутёк он так пустился, Вряд ли кто б догнать сумел.

28 марта 1973 года                                                           Из тетрадей прошлого… Теснота Поэту больничная койка Продляет предсмертный момент… Со смертью он борется стойко, Но сил человеческих нет.

Природа назло не грустила:

Клён листья бросает в окно… И сердце вмиг боль позабыло.

Эх, снова б запеть озорно.

Пойти б посмотреть за окошко, Как гибнет октябрь за горой…

Листочков на клёне немножко:

Остался последний – сухой.

Сорвётся, поди, к белой роще, Туда, где не мёрзнет родник?!

Ещё на денёк бы подольше, Но всё, остаётся лишь миг.

Листок пропадает безвестно, Природною силой гоним… Поэту становится тесно Со смертью – один на один.

16 января 1977 года Геннадий Заморин Смерть друга – собаки За тёмным, убогим лабазом, Что набок клонился в саду.

Собака с раздробленным тазом Кровавую тянет тропу.

Пришлось в эту ночь – в магазине… Ворам, что взломали замки.

Бежать от неё на машине, Спустив напоследок курки.

И пасечник – дед мой Никита, Что жёсткость земли повидал.

На войнах израненный, битый… О друге – собаке – рыдал.

Нашёл её, помнит, кутёнком На поле озимых – в стогу.

А летней росой с жеребёнком Резвилась на сочном лугу.

Когда на прощанье завыла, Прервав тишину облаков… Услышал, что взяли дебилов – Залётных троих мужиков.

30 января 1977 года                                                           Из тетрадей прошлого…

–  –  –

Не приемлю злости равнодушных.

Тупости – без меры и тепла.

Жив ещё тот подленький двурушник Что по жизни бьёт в колокола.

На примере собственном я знаю Чёрствость, односложность серых душ… Злостью поневоле я вскипаю, Если деньгам льстит учёный муж.

Ради них же вертится в газете, Не вобрав житейский изумруд.

Льёт, как воду, строчки о планете, На которой люди не живут.

Не приемлю злости равнодушных, Глупости, что изживёт себя.

Жив ещё тот подленький двурушник, Что в любви клянётся – не любя.

–  –  –

Под столбцами мёртвых строчек:

Цифры, цифры и нули.





Не вспахавшим в поле кочек, Разве можно что сулить?

Говорят им сверху: «надо, Чтобы был наглядным план… А иначе – нет награды, А иначе – ты баран»… Головой лишь я качаю На губительный пример.

Значит так: отрежь сначала, А потом уже – примерь…

–  –  –

И растёт, как страсти, зависть Над загубленным добром.

Им нажитое оставить, Точно правило, содом… До детей им дела мало.

Их скрипучее перо, Канцелярия устала Перечитывать… добро – Затаённая трясина, Их давнишняя любовь.

Дочь трясётся, как осина, И на сына брызжет кровь.

Сколько склоки омерзевшей, Сколько пакости и зла… Отсудить (хоть что) сумевший, Ищет лишних два угла.

И растёт, как страсти, зависть Над поделенным добром.

Не желает он оставить Для детей совместный дом.

                                                          Из тетрадей прошлого…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Ухожу я сам в себя.

В свойственной манере.

Нервы, чувства теребя, Сотни раз примерю, Каждый слог беру на стык, Словно в срубе брёвна.

Будто пробую плоты – Связаны ли ровно?!

Чтоб бушующей рекой Их не растащило.

Тоже станет и с избой, Коль погнуть стропила!

Я пока писать берусь Только для невесты.

Белокаменная Русь Из другого теста.

От неё уйти нельзя В свойственной манере.

Нужно точно, не скользя, Два шага отмерить.

                                                          Из тетрадей прошлого…

–  –  –

Геннадий Заморин *** В Лермонтовской песне я когда-то Вычитал о звёздах говорящих.

И с тех пор, хоть песня небогата, Я пишу о травах шелестящих.

Здесь в краю завьюженных ромашек, У далёкой мельничной запруды.

Слушать вольность, в пенье малых пташек, Я готов до зоревой минуты.

Откачнуться мне от песен трудно.

От земли родимой откачнуться – Равносильно гнать худое судно Вширь морей – с желанием вернуться.

Верю в то, что я вселяю радость, А вселив страдаю безутешно… Потому что жизнь такая гадость – Не понять: спешить иль жить неспешно?

–  –  –

Приближение смерти – ком Неостуженной прохлады.

Для меня как будто гром – Неоконченной баллады.

Я в неверие уйду, Если мне сознанье выбьет… Что когда-то здесь в саду Взгромоздят меня на глыбу.

Мне бы сердцем вознестись, Не дождавшись дней отлёта… Но под звёздные дожди Прилететь к земле охота.

–  –  –

*** Так зачем же меня Говорливого.

В блёстках ясного дня Несчастливого.

Полюбила душой – Неповенчанной.

За то стала со мной Сильной женщиной.

Да и я полюбил Из-за нежности.

Как тогда говорил – За погрешности.

И за то, что порой Конопляною.

Мы бродили с тобой Полупьяными.

Где тоскуют луга – Приозёрные.

Хоть в любви ты строга, Но задорная.

7 апреля 1979 года                                                           Из тетрадей прошлого… ***

–  –  –

*** В потерянное верится с трудом.

И, видно, сам я в чём-то виноватый.

Откладывал возврат я на потом, Не веруя в раскаянье утраты.

Ушёл из детства вроде невзначай, Отринул боль к ушедшему, былому.

Но всё же бьётся сердце по ночам, Похоже так, когда ушёл из дома.

Иль мозг так человеческий рождён Спешить вперёд, не ведая обмана?

Не ведая, что жизнь кошмарный сон, Настоянный в безветрие дурмана.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Заблудившись в берёзовых рощах… Край затерянной песни моей.

Если высказать это попроще, Я рождён на раздолье полей.

Запорошенный луг на низине, Где весной в половодье – вода, Где лягушки безумствуют в тине, Из сознанья не выбьет беда.

В городской суете, как в разлуке.

Нелегко мне без сельских лугов.

Не скраду и не вылечу муки Без поволжских родных берегов.

Заблудившись в берёзовых рощах… Край затерянной песни моей.

Если высказать это попроще, Я умру на просторах полей.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Есть в жизни что-то выше нас.

Об этом спорить не присуще… Зачем меня зовёт Кавказ В места, где пал поэт – поручик?

Не в тайной святости икон, Не в странном миге мирозданья.

Ещё не выдуман закон Пройти под небом без страданий.

Ведь верил я, в мечту средь звёзд… И в парус, выдуманный Грином.

Мечту безоблачной я нёс… Как потерял? Необъяснимо…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Вершителей судеб – Бессильные судят.

Злословить на власти порок… И только с годами Предстанет пред нами Партийных ошибок урок.

Я ради отчизны И цельности жизни… Их точно б нарушил покой… И власти основу, Хотел бы я снова, Встревожить набатной «Искрой»…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Под компас мой – у Севера магнит… Зачем метель мой путь вдруг преградила?

Ведь есть во мне клокочущая сила – Моя душа таинственность хранит.

Но нет во мне местечка для огня, Спасти его от снежного порыва.

Мне кажется, меня стряхнёт с обрыва – Простой глоток мужицкого вина…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Никто моей не любит Родины Без ивы здешней над прудом.

Но все клянутся в общем… вроде бы, Как перед божеским судом.

Грядущей жизни ожидание?!

Нет, я грядущего не жду… Есть дума, что в моё прощание, Я к людям заново приду.

Мои шаги впервые пройдены Над миром – в облике крутом… И понял я, что образ Родины Таится в иве над прудом.

–  –  –

*** Доживу ль до пенсии горя?

Промелькну ль судьбою невезучей?

Стать хотел бы, честно говоря, Я дождём, а летом жарким – тучей.

Где-то есть предчувствие моё:

Не найдя у лет сквозных опоры, Заряжу я старое ружьё, Занавешу в окнах старых шторы… За туманом облачным уйду… Что там дальше? Что там дальше будет?

Нагадал мне кто-то на роду:

Мне осенний ветер грудь остудит.

–  –  –

Лопнут с шумом шары.

Гостям будет потешно… И уснут до поры Молодые безгрешно.

Ранним утром заря, Разрумянит их спящих.

Щёки юных горят, Горят щёки гулявших.

Поведут их за стол… Снимут простыню с койки… Так и так, слушай, мол, Так нельзя до помолвки.

Аль не думали жить?

И начнётся сначала… Она с хиппи дружить Затаённо мечтала.

Он же, книжку прочтя, Не поймёшь: чего хочет?

Хиппи западных чтя, О безверье пророчит.

                                                          Из тетрадей прошлого…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Широтой дыханья оглушён Многих певчих, здравствующих ныне.

И заметят вряд ли мой поклон, Той примятой ветрами полыни… Я своей незрелости таюсь, Хоронюсь в неяркие напевы.

Пробиваюсь в песенную грусть Колоском, растущим без посева.

До страды не выстоит у трав И погибнет зёрнами ссыпаясь… Да и я, наверное, неправ, Что живу, от света схороняюсь.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Дымовая тянется полынь, Над бугром бурьянная засада.

Всюду даль – куда глаза ни кинь – Под осенним цветом листопада.

Не виню себя за грустный вид, За ветра прохладные навстречу.

Отчего же сердце так болит?

Может, в осень листьев не замечу?

За прощальным солнечным теплом Улетать я в этот год не стану.

Знаю лишь, что чувства напролом К майским зорям рвутся непрестанно.

Нынче я, людской услыша суд, Не прощаясь, сгину по дороге… Рановато песни унесут, Рановато умолкают строки.

–  –  –

День смерти Л. И. Брежнева                                                           Из тетрадей прошлого… ***

–  –  –

Рождён у земли. И к полётам Вообще не способен никак.

И честно скажу, неохота Куда-то лететь в облака.

В одном лишь земля мне понятна:

Мы действуем с ней заодно.

Куда б не уехал. Обратно Спешу постучаться в окно.

И благо, что есть притяженье, Открытое веком назад.

А то бы пришло запустение, Что некуда спрятать глаза… И вирши б дано позабылись.

Мне смертному очень легко Придумывать разные были И пить натощак молоко.

О, как хорошо без полётов, Без энтих мудрящих забав… Какого им чёрта охота Валяться на поле у трав?

                                                          Из тетрадей прошлого…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Орденов никаких не имею, Да и как они могут даны?

Если я поклоняюсь пырею, Если мысли о власти грешны.

Орденов никаких не имею.

Мне вообще не нужны ордена.

Лучше, люди, умру не болея, Только б к вам не вернулась война.

–  –  –

Геннадий Заморин Нам дым костра глаза не режет.

Кедровый дух нам по душе.

Мы верим в то – рассвет забрезжит, А мы на пахоте уже… И долго нам ещё в напевах Звучать по свету добротой.

И кто в строю шагает с левой, Нам эту песнь продли, допой.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Я себя не сравню С чем-то диким, дремучим.

Просто грусть хороню, Словно мгла прячет тучи.

Да и с виду такой – Разухабистый парень.

Ведь не зря надо мной Пролетел чей-то камень.

За подруг, видно мстят… Не твой друг ли, Оксана?!

Я люблю, как котят, Шустрость бабьего стана.

Вот гудит маскарад, Шум и звон без опаски… Чую, рядом глядят Чьи-то чудные глазки.

Я опять, дуралей, Растревожен красоткой… «Нынче станешь моей»… «Да» ответила кротко.

18 декабря 1984 года Геннадий Заморин *** Достану стихи свои давние И в строчках – из складок души Предстанут, как люди неравные, Пустые без звона гроши.

А было ведь время печалился… Берёг я жемчужный их строй, Быть может, годами состарился?

Возможно душевный застой?

Такое случалось и ранее.

Когда сам себе был не мил… Но сколько труда и старания Я в первые звуки вложил.

Теперь я почти безболезненно Свою же трагедию зрю.

Уже не картинно, не песенно, А молча, смотрю на зарю.

Хоть звуки в душе не рождаются,

Мне шепчет злой ветер – гонец:

«Кто в песнях клянётся и кается, Того ждёт печальный конец»… 1 февраля 1985 года                                                           Из тетрадей прошлого… ***

–  –  –

*** И был восторг в нетронутой тиши, Услада, пыл несбывшихся мечтаний.

Их нет теперь, как будто нет души, Как будто соткан весь из расставаний.

Хоть зрело бьются мысли в голове, Я не хочу в заоблачные дали.

Увидел здесь в желтеющей траве Людскую жалость – птицы улетали… Меня теперь не трогает отлёт… Мне всё равно в берёзовом приволье… Уже и я, сквозь призму лет, не тот, Которого тянуло так на поле.

С избытком срок, который одолел… Мне душу чистую рванули наизнанку.

От злой молвы, пустой молвы хотел… В туман уйти досрочно спозаранку.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Расставанья на каждом шагу… Мне от них никогда не сберечься.

На распятье скажу: «не смогу От отчизны родимой отречься».

Порознь жить с расставаньем нельзя.

Час пройдёт, час пробьёт… отстучится… В путь последний проводят друзья… Боже мой, что же с мамой случится?

Благо, небо своё я прозрел, О высотах ничуть не жалею.

Если честно, я страстно хотел Видеть море, где парус белеет…

–  –  –

Часто в каверзах штиля Снится добрая мать, Что меня окрестила За Россию стоять.

Пусть лихая погода Обжигает, как сталь.

Через месяц: полгода – Приходи на причал.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Не верю в знаки зодиака, В счастливо раннюю звезду, К которой медленно уйду Я без отметины и знака.

Я ветра Севера хранитель, Карсунских дум и ковылей.

И будет свет звезды моей Спускаться медленно в обитель.

Вокруг делёж… хотят живые Поближе к выходу крестить.

Огня Руси не загасить, Когда таланты молодые.

Наверно, маме только верю, В её заветный талисман, Который мне наказом дан – Не покидать родимой двери.

–  –  –

                                                          Из тетрадей прошлого… *** На станции Келес2, неведомой народу, Я детство схоронил, послав его к чертям… А было мне тогда шестнадцать лет от роду.

Да что там вспоминать ненастную погоду У каждого жизнь – шар, разбитый пополам.

Хоть страшно, может быть, но я не гну колени, Когда увижу зло, закованным во зле.

Да будь во лбу семь звёзд, да будь ты ныне гений Но власти поперёк и выгонят без прений, Кликушеством грозя на проклятой земле.

Так где же ты, народ? Ты где там окопался?

Иль в собственном белье поближе и милей?

Иль к новому попу на удочку попался?

С бесстыдством и бесчестностью расстался?

Иль снова мнишь, что смотришь веселей?

–  –  –

- недалеко от Ташкента Геннадий Заморин *** Жестокое дело – любовь, А кто-то сказал: «удел нищих»… Хоть в ревности плаху готовь, Не ведает буйная кровь, Но смерти, безумствуя, ищет.

И чувства уже не двоих… Их общими мерками мерят.

Какой-то измученный псих, Готовил возлюбленной стих, А третий пришёл и похерил… Казалось бы – плюнь и забудь, Пусть имя заглохнет в проклятьях.

Но сердце торопится в путь И вроде бы страшно тонуть, Завидев знакомое платье.

В любви незаметен обман, Коль адрес любви безответен.

И я, как в волчиный капкан, Попался… и чувствую сам В любви мы с тобою, как дети… 12 февраля 1988 года Геннадий Заморин *** Наверно, грусть останется со мною, Хоть прыть в душе совсем не одолел.

И если я не плачу над судьбою, То значит, я не всё ещё пропел.

То значит, я кому-то просто нужен.

Возможно, где-то, кто-то вспомнит вдруг.

И если я печальный чуть снаружи – Ты не страшись меня, мой верный друг.

По мне, что жизнь, что смерть – пустое дело.

Как будто предрешён мне небом срок.

Пока живу и мыслю неумело, Я не скрываю правды между строк.

Уже не надо мне ничьей поруки Я годы сжёг в безмолвии своём… Мой верный друг. Твои целую руки За то, что ты пришла ко мне с добром.

–  –  –

*** Спаси нас бог. Спаси от громких слов, Они не плот. Разрозненные брёвна… И ныне нас бессмысленно несёт, Но души лучших прячут под засов И не дают им жизни полнокровной.

Спаси же бог от близости с людьми, Которых я в Президиуме вижу… Привыкли нас обещанным дразнить И не хотят бессовестных казнить, Что зад у них отвислый, грязный лижут.

А сколько зла несёт партийный босс С ружьём в руках? Не зная зон запретных… (И если не партиец – будет спрос…) А после сауны поднимет тост За власть имущих. Нас не вспомнит бедных.

Халявно всё. Бесплатно. И легко.

И лысый дьявол – ангел их хранитель.

За то, что так возвышен высоко, Он льготы им оставил целиком… Не рвёт с масонами он нитей.

28 января 1990 года *** О, боже, дай мне обрести приют, Когда меня к могиле понесут, Как говорят в народе: «всё… капут»… Когда не нужен будет чей-то суд И слава богу, шею не свернут… Простите грешного… за мелкий блуд, За то, что был несправедливо крут К властям Кремлёвским, что нам вечно врут, И от того роскошно спят и жрут… И от того в природе вошь и зуд, Что ихней жизни толком не поймут.

И все во что-то верят, чуда ждут… Жреца московского, как бога, берегут И стыдно мне за депутатский люд, Что жить свободно людям не дают.

Спектакли кажут: топают, орут, И то, что Горбачёв есть сущий спрут Об этом после скажут, как поймут.

А нынче же догонят и побьют… О, боже, дай мне обрести приют.

–  –  –

Жизнь вообще сплошная глупость… Кто там что-то говорит?

У изгаженного трупа Порастратили мы стыд… Пропаду, возможно, в стужу, И не вспомнят обо мне.

Только все плюют мне в душу, Чтобы я осатанел.

Слава богу, сердцем нежен, Только сытым злейший враг… Улыбаться стал я реже, За то выпить не дурак…                                                           Из тетрадей прошлого…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Моей жизни близится закат… Может быть, отчасти из-за песен.

Я любви своей теперь не рад, Оттого, наверное, невесел.

Нынче в благовещенский денёк Все снега с дождём ушли под землю.

Дал же бог мне жизни впрок, Власти новой снова не приемлю.

Душу мне теперь не поломать, Ни к чему уже искать прозренья.

Пусть меня положат там, где мать Слушала мои стихотворенья.

Моей жизни близится закат… Может быть, отчасти из-за песен.

Что случилось? Я не виноват, Надоело видеть голод, мрак и плесень.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Наступит срок – меня не станет.

Короткий путь. Крутой разбег… Дуэль с собой убьёт, не ранит… И был… и был ли… Человек?!

Тогда не встретишь у порога, Тогда не скажешь, что я пьян… И я прошу тебя, как бога, Прости, родная, за обман.

Не всё далось. Не всё свершилось.

Мешали пьяные дела.

В моих глазах осталась милой За то, что ты судьбой была.

И если, где-то есть прощенье – Пускай лампадка отгорит.

Мы в мире звёзд одно мгновенье, Но только верю – бог простит…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Зациклена, загажена, А, может, и отравлена… Вся жизнь моя – бессмысленность одна… И всё же песнь отлажена, Безвластьем не подавлена… Цветёт в душе токующей – весна…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Шумейки, Шохины, чины… Рассея дурковатая.

Их дачи разве не видны?

И в том мы виноватые.

Всё те же, бл...дь, большевики.

Не скинешь, коль навалятся.

И Жириновского быки… И сам он рожей пялится.

Их чаши яствами полны… И лепят нам горбатого… Шумейки, Рыбкины, чины… Россея дурковатая.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Горя стремлением построить Какой-то каменный чертог.

Я сам томился под конвоем, Но не видал кончины срок.

По «барабану» стало людям, Теперь ломают, сносят всё.

Пока картошка есть на блюде, Погладят брюхо: «хо… ло… со…»

Да, видно, души охладели, Поизмельчали в гордом зле… Война идёт на самом деле, И ходит холод по земле.

–  –  –

Прости мои грехи, Я не люблю безгрешных… Под сводами ракит Я славлю край свой здешний.

Душа ещё с тобой, А сердце улетело.

Глаза потом закрой… Мне под метелью белой…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Сшиваю степь иголкой На порванном холсте… Напрасно всё… нет толку… Годы мои не те… К труду я необучен.

С чиновников ушёл… И «в буче не кипучей»

Теперь нехорошо.

Об этом почти тайно Писал стихи я в стол… Я помню: «вира», «майна», «Ты зэк и помни, мол»… Всё пройдено, прожито, И некому сказать, Что степью неубитой Ушла куда-то мать… Не вижу в жизни толку И жутко на холсте… В степи убили волка На первой же версте… 14 ноября 1995 года                                                           Из тетрадей прошлого… ***

–  –  –

Геннадий Заморин *** В каждом доме быть хозяйке, А иначе дом пустой.

Кто считает это байкой, Будет вечно холостой С неприкаянной душой.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Стихи мои колючи, даже злы.

Устал я горе видеть очень… Иначе как? Избранники – козлы Воруют так – смотреть нет мочи.

Умрёт с тоски, покинувший страну… Одним из первых я, конечно… Я в смуту дней любил её одну И ненавидел власти… грешный.

Теперь уже ничто мне нипочём, Сошли на нет в душе порывы.

И как бы от вина не горячо, Я без страховки у обрыва…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Хотел разбиться на машине По-пьянке, что всему виной.

Иль утонуть в болотной тине.

Конец один… о, боже мой!..

Ищу для смерти я причины:

Иконка матери при мне… И потому уже в машине, Мне не разбиться при луне.

Мне и мороз ничто не значит, Когда на жизнь благославлён… «Серёга – друг, давай поплачем, Споём про твой опавший клён»…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Есть загадка – без ответа.

Моё имя, как поэта Пропадёт и станет пылью… Власти шлю в п… кобылью.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Всё, ребята, ухожу… Погуляли… баста.

Жаль, что песню про межу Сочинил напрасно.

Всё, ребята, ухожу… Безвозвратно таю.

Может быть, и чушь скажу… Завтра улетаю.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Если надо славословия – Я по чести дворянин… Скажут мне: «кухарки сын»… За то русского сословия.

Голытьба, а мечет бисером… Как не любят голытьбу, На мою плюют судьбу… В МВФ кричат: «брависсимо»… Называют перестройкою Весь затеянный бардак.

Может, в чём-то и дурак, Но лечил бы Кремль касторкою.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Убитый горем человек… Неужто есть на то причины?

И есть ли место для кручины, Когда вступили в Новый век?

Всё тоже, братцы, воровство… Москва и Питер – всё едино… Под властью этой, как под льдиной, Росткам пробиться не дано.

Всё так же денег не дают.

По месяцам – нередко кряду… Как Кремль смотреть с его парадом, Когда безроден наш приют?

В России Путин человек… Его понять кому-то можно, Но жить так дальше невозможно – Так скажет вам любой абрек…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Я не художник, ни поэт… Простой российский забулдыга.

Я как прочитанная книга, Где жизнь сплошной кордебалет.

Для власти оды ни одной.

И очень, очень мало стансов.

За то я спец по части танцев, И мёртвый – дрыгаю ногой.

–  –  –

Геннадий Заморин *** На крещенский сочельник был пьян И сегодня в крещенье на взводе… Но за то и талант небом дан – Напугать вороньё в огороде.

–  –  –

*** Маскарадный костюм не к лицу, Даже в шутку его не примерю.

Не сменю православную веру И руки не подам подлецу.

Дай мне, бог, быть таким до креста… Видно, род мой идёт не с холопов, Никаким я генсекам не хлопал… И умру, где родные места.

Позабудут меня, ну и что?!

Я судьбе лишь за то благодарен, Что, возможно, когда-то потом Моим даром кого-то одарит…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Кто мне скажет: Ева – Девушка иль дева?

Иль бутон Несбывшейся мечты?

В мраке потрясений Высится, как гений… Этот образ Божьей красоты.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Огни в деревнях не горят.

Изгои в собственной России… И русских всех отправят в ад, Когда у нас иссякнут силы.

Погрузит нас, как «Курск», на дно И скажет так: «виновен Миша»… Кухарки сын… ему дано Предстать в личине Нувороша.

–  –  –

Геннадий Заморин *** «Курск» погиб, а Спасский всплыл – Странное явление.

Кто такой? Зачем он жил?

Нужен ль поколениям?

Он в истории никто – Дырочка от бублика.

Он пустое решето, Но играет публикой.

Как микробный чёрный кал, Кружит над трагедией.

На Синае б лучше спал И не корчил б гения…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Удивлён, как краток миг, Данный нам от бога.

Эту веру я постиг, Падая с порога.

Не вчера ли поутру Удивлялся зорькой?

А сегодня я умру, Не взгрустнув нисколько…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Малой кровью в рай не попадёшь.

И в святые тоже не запишут.

Слава богу, я к святым не вхож, Потому и знаю свою нишу.

Так у всех с претензией особ.

Место есть и время, и пространство.

А простым: иметь могилку чтоб Надо дать… вертеться постоянно.

Малой кровью в рай не попадёшь.

Деньги есть, тогда другое дело.

А для денег нужен большой нож, И гуляй тогда по свету смело.

Все святыни напрочь отмели.

Жизни нет. Сплошное святотатство.

И когда корабль утонет… На мели Продадут всех нас богатым в рабство.

–  –  –

*** Беды учат доброте.

Пресыщенье – злости.

«Времена теперь не те»… «Нет, ребята, бросьте»… Время незачем винить, Можно лишь людишек.

Начинал при культе жить Низменных страстишек.

Можно волю подавить – Лагеря в распашку.

Не вилась бы сколько нить – Вся уйдёт в рубашку.

Только умный и поймёт:

Язык правды колкий… Обо мне из рода в род Разговор недолгий.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Впору взять и застрелиться – Вот такие дни… Никогда не мог молиться Лику сатаны.

Все чины от самых местных Нам безбожно врут.

Нет, не каждому тут честность Шибко по нутру.

Тут легко туфту народу С умным рылом гнать.

При таком раскладе сроду – Счастья не видать.

И вершитель судеб наших Спит единым сном.

И напыщен, приукрашен В общей массе гном…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Что делать мне в уродливой стране?

Как мерзко быть рабом сегодня.

Весна идёт. Нет радости во мне… Иль воля есть на то господня?

Здесь всякий жулик молится крестом.

Старушки божии поймите… У нас не будет выбора потом, Как в сказке той, что о корыте.

Убит был Пушкин в свой жестокий век.

Печаль во мне от расставанья.

Кто раз престол бессовестных отверг, Тому и жизнь, как наказанье.

Что делать мне в истерзанной стране?

Виновных знаю по порядку… Весна идёт. И вновь придётся мне Готовить пашню, лунки, грядку…

–  –  –

Геннадий Заморин *** Что жизнь не даст, а нам всё мало.

Ещё бы шаг, ещё б глоток… Напрасно смерть меня искала, Ведь небом мне отпущен срок.

Душились в давке мы за хлебом.

Ещё бы шаг, ещё б глоток… И нынче счастья ты не требуй, Когда вся жизнь сплошной порок.

–  –  –

Геннадий Заморин *** Нет покоя на земле Мне не будет и на небе.

Тянет холодно во мгле… Край мой нынче обмелел – Гибнет, как без корня стебель.

Что стряслось? Скажите мне, По чьей воле так случилось?

Власть живёт под звон монет… В весях русских денег нет… Вся надежда – божья милость…

–  –  –

В тяжких днях бурелома Нелегко устоять… Как хотелось бы дома Увидать снова мать.

Нет, возврата не будет, Как богов не проси… Ни моста, ни запруды… Жили где караси.

Нет и мельницы старой, Где шумела вода.

В диких воплях базара Я пропал навсегда.


Похожие работы:

«"Как весел грохот летних бурь." Литература для чтения 5 класс обучения "Есть в осени первоначальной." А.А. Фет Из славянской мифологии: Весенний дождь Сотворение земли. А.Н.Плещеев Устное народное творчество: Весна Русские народные сказки: А.М. Жемчужников Царевна-лягушка Грачи Иван – крестьянский сын и чудо – юдо А.В. Коль...»

«Интернет-журнал "НАУКОВЕДЕНИЕ" Институт Государственного управления, права и инновационных технологий (ИГУПИТ) Выпуск 2, март – апрель 2014 Опубликовать статью в журнале http://publ.naukovedenie.ru Связаться с редакцией: publishing@naukovedenie.ru УДК 338.2...»

«АБОНЕНТСКАЯ РАДИОСТАНЦИЯ ДЯТЕЛ модем стандарта GSM 900/1800 РУКОВОДСТВО ПО ЭКСПЛУАТАЦИИ ПРОТ.425562.000 РЭ Декларация о соответствии Федерального агентства связи РФ № Д-МТ-3082 от 18.09.2009г. АРС модем "Дятел" Р...»

«ВЛАГОМЕР ПОТОЧНЫЙ "МИКРОРАДАР-113К-1" ИНСТРУКЦИЯ ПО МОНТАЖУ ИМ113К-1.000-03 ИНСТРУКЦИЯ ПО МОНТАЖУ СТРАНИЦА 2 ИМ113К-1.000-03 СОДЕРЖАНИЕ 1. ВВЕДЕНИЕ 2. УКАЗАНИЕ МЕР БЕЗОПАСНОСТИ 3. ПОДГОТОВКА К МОНТАЖУ 4. МОНТАЖ БЛОКА СЕ...»

«Государственное бюджетное образовательное учреждение начального профессионального образования Профессиональное училище № 1 30.4 Помощник машиниста электровоза Слесарь по ремонту подвижного состава К защите допущена: Зам. директора по УПР _Иванов И.И. "_"2013 г. ТЕХНОЛОГИЯ РЕМОНТА ВЫПРЯМИТЕЛЬНО-ИНВЕРТОРНЫ...»

«КанHнъ молeбный ко прес™ёй вLчцэ нaшей бцdэ и3 приснодв7э мRjи њ грaдэ бэлгрaдстэмъ и3 р0дэ сeрбстэмъ, въ чeсть чудотв0рныz їкHны є3S бэлгрaдскіz nдіги1тріи. КАНОН МОЛБЕНИ ПРЕСВЕТОЈ ВЛАДИЧИЦИ НАШОЈ БОГОРОДИЦ...»

«Автор игры Константин Кривенко www.art-of-tactic.com ТреТья редакция правил великая оТечесТвенная для бысТрого освоения правил игры желаТельно поняТь несколько основных принципов Игроки действуют одновременно в каждой фазе игры. Они одновременно отдают приказы своим отрядам и одноврем...»

«Содержание: стр.1. Цели и задачи дисциплины (модуля) 3 2. Место дисциплины (модуля) в структуре ООП 3 3. Требования к результатам освоения дисциплины (модуля) 3 4. Объем дисциплины (модуля) и виды учебной работы 3 5...»

«А. А. X А Н Ж ОН К ОВ ПЕРВЫЕ ГОДЫ РУССКОЙ КИНЕМАТОГРАФИИ ВОСПОМИНАНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО И С К У С С Т ВО ЖОСКВА 19 В7 ЛЕН ИНГРАД Литературная обработка мемуаров А. Ханжонкова произведена В. С. РОСОЛОВСКОЙ А. А. ХАНЖ ОНКОВ ПРЕДИСЛОВИЕ. Александр Алексееви...»

«Пятьдесят поводов гордиться собой О днажды 68-летняя актриса Линда Келси выступала на благотворительном мероприятии. Ее выступление собрались послушать нарядно одетые люди (преимущественно женщины) в возрасте примерно от 35 до 70 лет. Глядя на них, Линд...»







 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.