WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 |

«ГЛАВА I. СОЦИАЛЬНАЯ СТАДИЯ ЭВОЛЮЦИИ ПРИРОДЫ Начнем с общепризнанного в науке положения о том, что развитие общества происходит в процессе постепенного освоения человеком ...»

-- [ Страница 1 ] --

ГЛАВА I. СОЦИАЛЬНАЯ СТАДИЯ ЭВОЛЮЦИИ ПРИРОДЫ

Начнем с общепризнанного в науке положения о том, что развитие общества

происходит в процессе постепенного освоения человеком природы. Задача данной

работы включает исследование достаточно большого отрезка человеческой истории. Поэтому стремясь определить "родовую совокупность", к которой принадлежит исследуемое явление, мы встали перед необходимостью составить - хотя бы

в самых общих чертах - целостное представление о процессе социальной эволюции. Сопоставляя разнообразные естественнонаучные данные, характеризующие процесс освоения человеком среды своего обитания, учитывая современные тенденций (экспансия социальной жизни за пределы планеты), мы обратились к устоявшимся в астрофизике сведениям о макроструктуре Вселенной. Она представлена следующей тетрадой уровней ее организации: планеты - звезды -галактики - системы галактик (Физика космоса, с. 17-89). Если это так, то почему бы не предположить, что освоение человеком природы осуществляется в последовательном освоении обществом этих макроуровней?

Действительно, первобытный период истории человечества закончился одновременно с установлением его господства в живой природе планеты. Понятно, что это не означает, будто уже тогда человечество освоило все силы природы Земли.

Оно лишь до той степени усовершенствовало технологии своего существования (орудия добычи пищи и защиты, строительство жилищ, транспортные средства и т.п.), когда в подавляющем числе случаев основные его противники: дикие животные, лесные и степные пожары, наводнения и прочие стихии - более уже не могли приводить к исчезновению целых социальных организмов. Такие события стали исключением.



Исследования первобытного этапа истории общества показывают, что на протяжении многих тысячелетий размеры социальных организмов не превышали нескольких десятков или сотен человек. Это были постоянно передвигающиеся, не "закрепленные" в одном географическом локусе сообщества, гонимые самыми различными стихиями природы с облюбованных мест, ищущие все новые источники пропитания (мы не рассматриваем так называемую "первобытную периферию классовых обществ"). Эти первые примитивные человеческие микро-общества регулярно гибли, но также регулярно возникали новые.

Если для тех эпох смоделировать карту распространения человека по ойкумене, то мы увидели бы на ней множество рассеянных, постоянно перемещающихся и как бы "мерцающих искорок" - социальных организмов. Это была бы картина, отображающая "виртуальный" режим бытия на начальном этапе социальной эволюции. Об этом свидетельствуют резкие изменения в численности населения планеты в тот период. Так, по оценкам западных антропологов, "...всего 10 тыс. лет назад, между 12000 и 8000 годами до н. э., число людей сократилось наполовину.

Человек - собиратель и охотник - как биологический вид вовсе не преуспевал, и многие "настоящие" представители животного царства добились куда больших успехов" (Кууси, с. 113).

Около 8 тыс. лет назад начался следующий этап человеческой истории - цивилизационный. Историки связывают его начало с переходом племен, общин к оседлости, вытесняющей "мерцательный" режим их бытия. Общепринят ряд критериев, отличающих цивилизацию от первобытности: возникновение разделения труда, слоевой структуры населения, юридической системы права, государственности, экономической системы мер хозяйствования и другие. Известно, сколь велики изменения, произошедшие с обществом в эту эпоху. Обратим внимание лишь на один результат: в настоящее время стало обыденным обустройство ближнего Космоса. Земля постепенно окружается технологическим "кольцом". Не такой уж диковинкой является и запуск космических станций к ближним и дальним планетам.





И хотя пока еще космические технологии достаточно дороги, факт остается фактом: человечество осваивает космическое пространство солнечной системы не менее интенсивно и методично, чем оно осваивало на заре цивилизаций океаны, разделяющие материки планеты. Согласно прогнозу Г.Кана, руководителя исследовательского проекта Гудзоновского института США "The Next 200 Years" (1976 г.), "человек вступает в наиболее творческий и плодотворный период истории. Эти тенденции скоро сделают человечество хозяином солнечной системы" (цитируем по: Мотылев, с. 77; см. также: О'Нейл, с. 9-15).

Ряд проводимых сегодня в теоретической и экспериментальной физике разработок в области ядерных и принципиально новых энергетических технологий не оставляет сомнения в том, что с их развитием произойдет переход к выносу промышленного производства на околоземные орбиты. Не будет ошибкой сказать, что близится к завершению этап освоения человечеством солнечной системы, то есть природы звезды, а на смену ему идет период рутинного хозяйствования в ней.

Сопоставив эти этапы человеческой истории с приведенной тетрадой макроструктуры Вселенной, естественно сделать предположение о том, что процесс освоения человеком природы, начавшийся в глубокой древности с поиска все новых источников пропитания, приближается к последовательному обживанию "территорий" в Космосе. Мы, таким образом, предполагаем, что в общеэволюционном процессе освоения природы нашей Вселенной человечество прошло первые две стадии - освоения пространства планеты и освоение пространства звезды, которое близится к завершению. Тем самым мы очертили первый уровень обобщения социальной эволюции (Схема 1) и предположили некую протоформу закономерности, из которой, кроме всего прочего, следует возможность "снятия" глубокой неопределенности представлений о будущем человеческого общества.

Если можно провести дифференциацию столь масштабных этапов социальной эволюции, то естественно было далее задаться вопросом о каком-то не менее общем критерии различения и способов социальной жизни. В этой связи уместно привлечь еще одну тетраду из приведенных во Введении. Речь идет об общенаучных понятиях, описывающих основные формы движения в природе: воссоздание - воспроизводство -развитие - творчество. В рамках этой совокупности категорий может быть охарактеризована любая из известных форм движения - неважно, присуща она перемещению в пространстве физических тел или "общественным" отношениям животных, взаимодействию космических объектов или действиям хозяйки на кухне.

Согласно этой логике, рассмотренный выше "виртуальный", "мерцательный" тип существования первобытных обществ может быть охарактеризован термином воссоздание.

Исторические данные, относящиеся к тому периоду, свидетельствуют о сосредоточении человеческой деятельности вокруг проблем выживания. Первобытные, крайне малочисленные сообщества регулярно гибли или мигрировали в новые ландшафтные зоны, оказываясь у новых источников пропитания, в ином растительном и животном окружении, в иной природной (почвенной, гидрогеологической и т.д.) обстановке. Каждый раз им приходилось воссоздавать новую структуру хозяйствования, новые формы орудийной деятельности, внутригрупповые отношения и проч. При крайней примитивности вещного компонента этого социального микромира можно предполагать, что после очередного переселения воспроизводить тот же способ социальной жизни, который был присущ общине на старом месте обитания, было невозможно.

Совершенно иначе обстоит дело в цивилизованных обществах: не случайно историки и этнографы говорят о "переходе к производящему хозяйству", характеризуя начальные этапы этого периода. Переход к оседлости был связан с быстрым накоплением множества орудийных средств, приспособлений, т.е. вещей, позволяющих стандартизировать действия по отправлению основных жизненных потребностей. Сама оседлость, как можно предположить, стала возможной благодаря достижению того уровня совершенства орудийных средств, когда изменения в среде обитания уже не могут согнать человека с насиженного места.

Эта первичная стандартизация базовой жизнедеятельности - устойчивое использование одних и тех же источников пропитания, сырья для строительства жилья, изготовления оружия и инструментов, одежды и т.д. - свидетельствует о переходе к качественно иному способу социальной жизни Теперь, когда воссоздание ее уже не составляло проблемы, когда развернулся процесс расселения "производящих" сообществ по любым геоклиматическим зонам, доминирующим стало воспроизводство. Не случайно воспроизводство - основной объект политической экономии, а политики и экономисты - основные субъекты, определяющие современную социальную жизнь В нижней строке Схемы I мы располагаем эту тетраду основных форм движения в соответствии с предлагаемой последовательностью социальной эволюции, одним из аспектов которой выступает освоение человеком природы. Понятна гипотетичность нашего построения, но посмотрим на некоторые факты, которые позволяют перейти к количественному анализу в исторических исследованиях. Из данной схемы следует вывод о том. что следующей стадии социальной эволюции соответствует не только новый уровень освоения человеком природы, но и иной способ социальной жизни.

Воспроизводство, согласно нашей логике, должно стать бесконфликтным. Напомним, однако, что пока лишь около четверти современного населения планеты живет в странах с устойчивым воспроизводством, большая же его часть существует в режиме высокой социальной конфликтности (страны "третьего мира" и "догоняющего типа развития"). Хотя в этих странах механизмы социального распределения и обмена имеют многотысячелетний опыт, но до того совершенства, которое достигнуто Западом, им еще далеко: проблемы реформирующейся России это подтверждают. Подобные реформы охватывают сегодня большую часть отстающих стран, поэтому можно предположить, что мы находимся на заключительном этапе освоения человечеством способа социальной жизни, названного здесь воспроизводством. В данной работе воспроизводство по-преимуществу рассматривается в его политэкономическом аспекте (о социокультурных проблемах воспроизводства см.: Ахиезер, т. I, с. 21-54).

Можно ли найти общий критерий различения способов жизни цивилизационного этапа эволюции? Что подтверждает этот прогноз о приближении перехода от социального воспроизводства к направленному социальному развитию? Прежде чем ответить на эти вопросы, рассмотрим еще один аспект социальной эволюции.

Попытаемся оценить, сколько было качественно разных типов социальных организмов с государственной организацией, т.е. цивилизационных. Проблема эта очень острая, вызывающая множество дискуссий и споров: одни исследователи рассматривают историю человечества без разделения на первобытную и цивилизационную макростадии, другие учитывают их различия; одни авторы утверждают, что существовало три типа обществ, другие - что четыре, пять или более, третьи же вообще отказываются обсуждать вопрос об эволюции человечества, о какой-либо ее стадийности. Мы не можем здесь подробно изложить различные точки зрения, а лишь обозначим свою позицию.

В основу нашего подхода положен общий для естествознания принцип: всякий природный объект характеризуется определенным энергетическим состоянием, а то или иное изменение в его структуре или поведении неизбежно вызывается или имеет следствием изменение его энергетических характеристик. Так, например, различным типам живых существ присущи и различные типы потребления энергии из окружающей среды для обеспечения своей жизнедеятельности. Этот параметр относится к базовым и в биологических классификациях. Чтобы применить такой критерий, как энергетическое состояние общества, мы ввели в исследование тетраду, которая лежит в основе антропного принципа, разрабатываемого в теоретической физике (Идлис; Меклер, Идлис) и в гуманитарных науках. Ее можно определить как систему макроуровней самоорганизации природы и как этапы ее эволюции в нашей Вселенной: физический — химический — биологический — социальный.

Анализ образа жизни и деятельности людей в различные эпохи позволяет отметить тот факт, что в различные времена энергетическое состояние и энергетические источники, используемые обществом в целом, радикально отличались друг от друга (например: Одум, Одум; Печуркин; Кууси; Вильчек). Косвенным образом это демонстрируют данные эколога Н.Ф.Рейсмера: по его подсчетам, расход энергии на одного человека (ккал./сут.) составлял и каменном веке 4000, в аграрном обществе 12000, а в индустриальном - 70000 (Голубев, с. 45). Образно говоря, общество (как и живые организмы) на разных этапах своей эволюции потребляло различные доминирующие энергетические субстраты. Этот подход уже признан в социальных науках. Он опирается на представления о фундаментальности типа социального энергопотребления для изменений, претерпеваемых социальной жизнью: "Для того, чтобы осмыслить ход эволюции общества, необходимо...

прежде всего оценить изменение энергетического потенциала культуры, а затем выяснить, что за коллективы существовали на данной территории в отдельные периоды, насколько они были велики, сложны и централизованы" (Березкин, с. 46).

В древнем мире основным источником энергии для обеспечения главных жизненных функций людей служила человеческая физическая сила свободного или раба: воина, земледельца, строителя и т.д. Новое качество, которое позволяет говорить о социальном типе энергетики древних обществ (и о его отличии от энергетики доклассовых/первобытных обществ), возникло за счет разделения ("профессионализации") и кооперации труда (например, см.: Перепелкин, 1991). В феодальную эпоху основным энергоисточником стала сила тягловых или верховых домашних животных. В регионах, где развивались страны древнего мира, существовали геоклиматические ограничения для тяглового земледелия, а в феодальных обществах Северо-Западной Европы тягловая сила животных использовалась всеми слоями населения (Онищук).

В индустриальном обществе происходило вытеснение биологического энергоисточника химическим: с наступлением машинного производства основным источником энергии для общества в целом становится органическое топливо - уголь, природный газ, нефть и др. Наконец, в настоящее время в течение нескольких десятков лет нарастает конкуренция между органическим и ядерным топливом (можно предположить, что в постиндустриальном обществе ядерная/физическач энергетика будет доминировать). Например, во Франции до 70% энергообеспечения страны ныне осуществляется атомными электростанциями. И хотя в остальных развитых странах мира эта цифра колеблется в пределах 10-20%, тенденция достаточно очевидна. Американский футуролог Г.Кан и его соавторы, на наш взгляд, совершенно обоснованно полагают, что решение энергетической проблемы лежит на путях перехода к широкомасштабному производству ядерной и др.

видов физической энергетики (см.: Мотылев, с. 76).

Интересно, что приведенная динамика смены типов базовой энергетики свидетельствует о поэтапном освоении человеком сил природы на указанных выше 4-х уровнях ее самоорганизации. В древнем мире человечество освоило наиболее дос т у п н у ю е м у социальную энергетику, в с р е д н и е века - биологическую, в индустриальном обществе - химическую. Сейчас идет интенсивное освоение энергии элементарных частиц и полей, т.е. физической энергетики.

Таким образом, последовательность эволюции общественного энергопотребления имеет направленность, противоположную эволюции основных уровней организации природы: физический - химический - биологический - социальный Но если верна эта последовательность, то мы получили критерий для того, чтобы выделить различные этапы цивилизационной стадии социальной эволюции. Тем самым мы приблизились к удовлетворению одного из базовых требований логики применяемых к определению того или иного понятия, в данном случае понятия социальной эволюции: указали на родовую принадлежность (место в системе эволюции природы), признаки видовых отличий ее макростадий и параметров, разделяющих одну из них (цивилизационную) на этапы (Схема 2).

Теперь мы можем вернуться к вопросу о том способе социальной жизни (развитие), который, по нашему мнению, идет на смену современному (воспроизводство). На первых двух этапах макроэволюции - первобытном и цивилизационном - общество обретало внутренние механизмы (функциональные структуры), обеспечивающие способность устойчиво воссоздавать и воспроизводить его сущностные свойства, способ бытия. И если мы действительно приближаемся к последнему этапу цивилизационной стадии социальной эволюции, то встает вопрос о готовности общества к переходу в новое качество. Надо отметить, что здесь уместно применить традиционное для физики понятие "барьерного перехода", которое является естественнонаучным аналогом используемого гуманитариями термина революционный переход/революция: и современные, и исторические реалии свидетельствуют о кризисном характере столь глубоких реформаций.

На наш взгляд, одним из важнейших критериев готовности общества преодолеть "барьерный переход" между двумя указанными способами социальной жизни является развитость и полнота его институциональной структуры, чему и посвящено настоящее исследование. Возможно, наша работа поможет ответить на следующий вопрос: какого качества должна достичь институциональная организация общества к концу цивилизационной стадии, чтобы оно было готово к такому переходу?

Мы полагаем, что в приближении к третьему (галактическому) этапу социальной эволюции общество все острее будет испытывать потребность научиться управлять своим развитием, т.е. создать в своем "теле" специализирующиеся на этом институциональные структуры. От этого будет зависеть не просто способность сохранять свою "морфофизиологию" (репродуктивный тип), но и активно, по своей воле и жизненной необходимости адаптироваться к качественно новым масштабам скоростей жизни во Вселенной, а также к новым масштабам времени собственной жизни. Вот что указывает на такой поворот событий.

В древней, феодальной и даже во многом в индустриальной эпохах люди столетиями жили в одних и тех же условиях, не замечая каких-то видимых изменений в своем образе жизни. Иными словами, требовалось время жизни многих поколений, пока общество претерпевало серьезное изменение своих технологической и политэкономической структур. Но в наше время ситуация на глазах резко меняется: в сущности одно поколение наших отцов и матерей видело Россию только с сохой и видит ее новейшую космическую индустрию (например, см.: Кон).

Ряд исследователей объясняет этот феномен, отталкиваясь от концепции "больших циклов" Н.Д.Кондратьева, совпадающих по продолжительности (30-70 лет) с временем жизни современного человека: "Сравнительный анализ показывает, что большие универсальные инновационные циклы... становятся типичной формой исторического развития по крайней мере в высокоразвитых индустриальных странах, для которых инновационность в широком смысле уже не внешнее преходящее обстоятельство, но глубинный стержневой процесс, определяющий их роль исторических "первопроходцев" (Ракитов, 1994, с. 21).

Разделяя цивилизационную (2-ю) стадию общественной эволюции по различным уровням базовой социальной энергетики на четыре этапа: древний мир, феодальный, индустриальный и приближающийся постиндустриальный, - мы обнаруживаем следующее. Согласно распространенным историческим данным, время жизни обществ древнего мира варьировало в интервале (8-1)х1000 лет; время жизни феодальных - (16-8)х 100 лет; время жизни индустриальных- (32-16)хЮ лет. Если экстраполировать эту закономерность на нарождающуюся общественную формацию (так называемое "постиндустриальное", или "информационное" общество), то ее время жизни выразится величиной (64-32)х1 лет. Авторы глобального проекта "Следующие 200 лет" Гудзоновского института США (Г.Кан и д р ), на которых мы уже ссылались, полагают, что переход к экономике постиндустриальных обществ произойдет в ближайшие 100-200 лет, а в странах Запада - уже к 2000 г.

(см.:

Мотылев, с. 71).

Но хорошо известна и другая тенденция. Среднее время жизни человека в древних обществах составляло 16-18 лет, в феодальном - 32-34, в индустриальном - 64в 1930 - 1940-е гг. в высокоразвитых странах). Анализ современных данных свидетельствует о продолжающемся увеличении времени жизни человека. В 1988 г.

оно составляло в Японии - 79 лет, тогда как в 1925 г. - 42, а в 1950 г. - 58 (ДЭС, с.

411; Ю С, т. XIX, с. 508). Целесообразно обратить внимание на нелинейный рост скорости увеличения времени жизни человека, который аналогичен ускорению развития самого общества и обусловлен им (Фигатнер, 1991).

Во все времена делались всевозможные предсказания "смертности" общества, "конца света" и иные малоприятные для человечества прогнозы. Однако употребление нами термина "время жизни" определяется естественнонаучным подходом, а не традицией "роковых" предсказаний. Время жизни разных по качеству жизни типов обществ - вот что подразумевает приведенная выкладка. Из нее следует только то, с какой скоростью один тип социальной жизни по его качеству и организации заменяется другим. Результаты этого анализа свидетельствуют о процессе ускорения социальной эволюции по мере увеличения энергетической мощи общества: чем более емкие и мощные источники энергии появляются в руках людей, тем быстрее и легче они реализуют всегда в избытке витающие в обществе технологические идеи По существу, речь идет о давно известном в общественных науках положении, сформулированном классиком психологии и социологии, французским исследователем Г.Лебоном следующим образом: "...Действующая в продолжении известного времени в одном направлении какая-нибудь причина быстро производит очень большие результаты....Когда эта причина продолжает производить одно и то же следствие, то причины растут в арифметической прогрессии (1, 2, 3, 4, 5...), а следствия - в геометрической прогрессии (2, 4, 8, 16, 32...). /.../ Этими соображениями объясняется тот факт, что большинство социальных явлений может быть выражено быстро возрастающими геометрическими кривыми" (Лебон, с. 20-21).

Творчество Г.Лебона имеет уже столетнюю историю. Но и за сто лет до него исследователи опирались на данную закономерность. Наиболее характерен здесь пример выдающегося демографа и экономиста Т.Мальтуса, который, изучая физическое воспроизводства человека в период индустриальной (и одновременно демографической) революции, выявил следующую закономерность: "...Средства существования при наиболее благоприятных условиях применения человеческого труда никогда не могут возрастать быстрее, чем в арифметической прогрессии.

/При этом - авт./...если возрастание населения не задерживается какими-либо препятствиями, то это население удваивается через каждые 25 лет и, следовательно, возрастает в каждый последующий двадцатипятилетний период в геометрической прогрессии" (Мальтус, с. 12, 14).

Если эта общая закономерность верна, то можно утверждать, что на возрастание в арифметической прогрессии своей энергетической мощи общество реагирует геометрическим ростом различного рода социальных последствий. В этом, с одной стороны, лежит причина ускорения исторического процесса, однако с другой стороны, скрывается и возможный рост различного рода социальных девиаций и патологий. В рассматриваемой ниже работе С.В.Онищука мы увидим, как это различие скоростей технического и демографического роста в определенных геоклиматических условиях ставило "компенсационный барьер" развитию древних цивилизаций.

Из сопоставления "встречных", противоположно направленных тенденций изменения времени жизни человека и темпов модернизации общества вытекает следующее предположение. В приближающейся третьей стадии общественной эволюции - стадии "галактической культуры" - структуры "тела" общества обретут способность к высокой изменчивости, и эти изменения будут происходить многократно на протяжении одной человеческой жизни, тем более что нет оснований предполагать прекращения н ее роста. Это означает, что доминирующий в цивилизационные эпохи репродуктивный (воспроизводственный) способ бытия человеческого общества должен будет замениться новым - способом направленного социального развития.

В рамках изложенных выше самых общих представлений о социальной эволюции мы подошли к вопросу о том, какого качества и уровня социальной организации должно достигнуть общество, чтобы быть способным осуществить переход на следуюший уровень социальной эволюции. Наш исходный тезис таков: структуры управления развитием могут начать эффективно функционировать только в том случае, если будет достигнут минимально необходимый уровень полноты и совершенства институтов управпения социальным воспроизводством.

При неспособности устойчиво воспроизводить достигнутый уровень сложности организации, то есть если нет механизма удержания общества от постепенной деградации со сползанием назад, к менее развитой форме, процесс развития лишается своего главного "сырьевого" источника - скрытых в данной структуре потенций, неизвестных, "неразвернувшихся" свойств объекта. Если нет устойчивого воспроизводства самого объекта в целом, то не может быть и устойчивого сохранения скрытых в нем свойств.

Повсеместное и повседневное подтверждение этому дает практика современной научной деятельности, в которой и осуществляется (но пока не управляется!) процесс социального развития. С этой точки зрения одиозный опыт "социалистического развития", закончившегося стагнацией в условиях ускорявшегося процесса деградации всех основных производственных фондов СССР, свидетельствует прежде всего о разрушении механизмов управления социальным воспроизводством, коими в настоящее время являются рынок (механизм гражданского экономического выбора) и демократия (механизм гражданского политического выбора).

** * Основная часть нашей работы будет посвящена проблеме эволюции социальных структур и функций, которые управляют социальным воспроизводством цивилизационных обществ, т.е. проблеме эволюции экономических и политических институтов, составляющих расчетные структуры рынка и выборов. В качестве вводного представления о нашем подходе кратко рассмотрим один из результатов исследования институциональной эволюции соответствующих самых крупных частей общества - государства и гражданского общества.

Традиционной политической науке известны три ветви государственной власти:

судебная, законодательная и исполнительная. Высокоразвитые общества уже прошли три стадии своего цивилизационного развития: древнюю, феодальную и индустриальную. А всегда ли существовали эти ветви власти, возникали они стохастически или тоже в некоторой последовательности?

Задавшись этим вопросом, можно обнаружить, что в древнем мире отсутствовали законодательные и министерские структуры в качестве профессионально действующих государственных органов. Подавляющая часть государственных служащих тогда занималась выполнением судебных функций. При этом совершенно неважно, были ли они военными, администраторами или сборщиками налогов анализ их деятельности показывает, что в конечном счете большинство из них занималось разрешением конъюнктурных задач, конкретных конфликтов - межличностных, межгрупповых и др.

Судили все - от монарха до сборщика податей:

"Государство существует там, где из стихии социальной жизни выделились...

полиция и суд" (Геллнер, с. 29). Вот пример из организации государственной службы в Древнем Египте: "...Необходимость в жестком контроле со стороны центральной государственной власти... привела к необходимости потребовать от должностных лиц, одновременно исполнявших обязанности администраторов и судей, строгого отчета о выясненных фактах, а возможно также, и о мотивах принятых судебных решений по тем вопросам и судебным делам, по которым они выносили свое решение. Чем сильнее была власть фараона, тем жестче были эти требования" (Аннерс, с. 24).

На какой нормативной базе действовали суды древнего мира? Во-первых, на основе казуистического права; во-вторых, на авторитете и собственном здравом смысле судей; в-третьих, руководствуясь творческими правовыми разработками особо влиятельных лиц - монархов или ученых (жрецов); и, наконец, в-четвертых, на мощной общинно-религиозной нормативной этике. Спорадически, конечно, и тогда коллективные органы (советы старейшин, народные собрания и т.п.) проявляли иногда законодательные функции, а иногда и министерские. Но профессиональных, постоянно действующих государственных структур и соответствующих ветвей власти не было (СИЭ, т. XI, с. 495; Аннерс, с. 12-20).

В феодальных обществах ситуация изменилась благодаря повсеместному распространению письменности. Сделаем небольшое отступление от темы, чтобы рассмотреть роль знаковых средств в развитии государственных институтов. Аналогично рассмотренной выше последовательности чередования базовых энергоисточников социальной жизни происходила и смена доминирующих в толще населения способов массовой коммуникации. В древнем мире подавляющая часть населения пользовалась устноречевыми способами общения и изобразительными средствами передачи информации (скульптура и живопись, мимика и танец, сигнализация с помощью специальных предметов и действий и т.д.). В феодальную эпоху значительное развитие получила рукопись, распространившаяся и в нижних слоях населения. Среди повсеместно используемых средств письменного общения применялись материалы животного и растительного происхождения.

Индустриальная эпоха дополнила, а в немалой степени и вытеснила старые средства общения новыми: на фоне повсеместного распространения буквенной рукописной грамотности появилась печатная техника, являющаяся продуктом химического (металлургического) производства, использующая химические красители. Печатная информация лежит в основе самого индустриального способа производства в его инженерно-конструкторском содержании, в необходимой грамотности промышленных рабочих, исполняющих инженерно-конструкторские идеи. Наконец, нетрудно увидеть, как на наших глазах в обществах зарождающегося постиндустриализма происходит выдвижение на первый план электехники. Обнаружив эту историческую последовательтронно-вычислительной ность становления технологий общения, мы можем легко заметить, что она соответствует общему порядку последовательного освоении человеком макроуровней самоорганизации природы (Схема 3).

Вернемся теперь к истории становления институтов государственной власти. В феодальное время повсеместное распространение средств рукописи создало необходимые условия для того, чтобы многовековой опыт казуистической судебной практики начал превращаться в основание для решения судебных дел.

Чтобы понять эту роль массовой (легко доступной) письменности, можно вспомнить, какой силой в судопроизводстве древнего мира обладало устное слово - достаточно было употребить в судебном процессе не тот термин, которого требовала процедура, и дело проигрывалось. Естественно, что отсюда рождалась и особая потребность в средствах для рукописи. Тем самым стимулировалось распространение юридических нормативов в толще населения, созревали основные технологические условия для рождения законодательства как регулярной (профессиональной) государственной деятельности. И она действительно появилась и стала доминировать над судебной властью.

Сначала этот процесс проявился в партикулярной форме: каждый феодал, князек становился законодателем в своей вотчине. С развитием феодализма государственная власть стала все чаще образовывать специальные советы, соборы, думы и прочие органы при верховных правителях для разработки законов, механизмов их действия и исполнения. Уже на ранних стадиях западноевропейского феодализма было введено обязательное для судов использование кодекса Юстиниана.

Далее в государственной структуре появился и профессиональный законодательный институт - парламент.

И вот что характерно. Англия известна как лидер индустриальной эпохи, и именно ее парламент еще в 1265-1324 гг. отвоевал у монарха исключительное право законодательства, тогда как во Франции, Германии и других европейских странах парламенты добились этого только в XVI-XVHI вв. К завершению феодального периода законодательная деятельность приобрела профессиональные (еще сословные) государственные функции при верховной власти, так что индустриальная формация началась с установления постоянного института законодателей, парламентаризма, получив от феодализма образец государственной машины с законодательным механизмом, который был лишь развит властвующей буржуазией.

В индустриальном, буржуазном обществе государственное правосудие и законодательство продолжали проникновение все глубже в толщу гражданского общества, взяли под свое защитное и регуляторное воздейсгвие все большее число социальных слоев и групп, становились все более зрелыми формами профессиональной государственной деятельности. Постепенна над ними начала доминировать "исполнительная", а точнее говоря, министерская власть. Конечно, это доминирование было достигнуто в результате длительной борьбы с законодательными структурами. Однако уже в конце XIX - начале XX вв. министерские органы государственной власти в странах Запада стали мощной, сильно разветвленной функционально самостоятельной структурой. Не случайно в той же Англии главой государства по сей день является премьер-министр, а ее министерская бюрократия стала предметом "научно-сатирического" анализа Паркинсона (Паркинсон).

Следует заметить, что пост главы государства всякий раз по мере замещения старого типа цивилизационного общества новым перемещался на вершину исторически новой ветви власти. Монархи древнего мира - главные судьи в своих странах, выносящие окончательные судебные решения по любым конфликтным ситуациям. В феодальную эпоху "первое лицо" страны возглавляло по преимуществу законодательный орган, а его судебные функции распространялись лишь на высшие слои общества. В индустриальных странах главы государств: премьерминистры, президенты, канцлеры и проч. - по преимуществу возглавляют правительства, т.е. министерские структуры, лишь изредка участвуя в деятельности нормально функционирующих судебных и законодательных органов (главы государств сохраняют обычно лишь рудиментарные судебные и законодательные функции: например, объявление амнистии или издание указов).

Этот крайне сжатый исторический очерк имел целью показать, что такая базовая часть всякого общества, находящегося на цивилизационном этапе развития, как государство и его институты, в действительности формировалась во вполне определенной эволюционной последовательности. Естественно, что увидев эту закономерность, можно поставить следующий вопрос: а не действует ли она и в гражданском обществе? Чтобы ответить на него, следует предпринять анализ функций базовых институтов государственного управления обществом, а также функций самого гражданского общества. При этом мы исходим из предположения, что государство - это система институтов, определяющая политическую жизнь, а институты гражданского общества "ответственны" за экономику.

ГЛАВА II. ЭКОНОМИКА И ПОЛИТИКА КАК СФЕРЫ ДУХОВНОГО ПРОИЗВОДСТВА

Духовное производство как в историческом, так и в политэкономическом плане остается малоизученной сферой деятельности. Поскольку в данной работе стоят иные цели, обратим внимание только на то, какой нам представляется его макроструктура. В цивилизационных обществах она включает в себя экономику политику - науку - искусство. По своему содержанию экономика и политика представляют собой сферы духовного труда по управлению социальным воспроизводством. Если следовать изложенной выше методологии, то искусство и наука есть зародышевые формы тех будущих видов деятельности, в которых будет осуществляться управление социальным развитием. Конечно, все эти современные формы духовной деятельности тесно переплетены, мы же выделяем только их базовое содержание.

Поскольку может возникнуть вопрос о месте в этой классификации религиозных форм духовной деятельности, сделаем следующее отступление. Религия (и освящаемые ею общинные институты), с точки зрения применяемой здесь модели социальной эволюции, является жизнеопределяющим видом деятельности в обществах первобытного типа, выступая специфической для них формой социальной наследственности, обеспечивающей обретение человеческим обществом устойчивого механизма его воссоздания (например, см.: Петров, с. 97 - 105). Явления, преобладающие на низших ступенях, исполняют, согласно одному из постулатов ТПР, "родительские" функции по отношению к однородным явлениям более высоких стадий развития. Известно, что религия была той "материнской" формой духовной деятельности, в лоне которой развивались искусство, наука, экономика и политика.

Доминируя на первобытной стадии социальной эволюции (так называемый "первобытный синкретизм"), религия переходит в цивилизационную макростадию, хотя здесь уже развивались качественно отличные от нее формы рациональной духовной деятельности. Последние в принципе не могут не только возникнуть, но и развиться в свое "самостное" качество без веры (т.е. собственно религии). Хорошо известно, что религиозные институты доминировали над искусством, наукой, политикой и экономикой в древних и феодальных обществах. В индустриальном же обществе они "отстраняются" не только от государственного управления, но и от управления остальными видами духовной деятельности (процесс секуляризации).

Уместно будет заметить, что часто упоминаемая в научной литературе "восточная специфика", характерная для ряда стран догоняющего типа развития, в большинстве случаев связана с тем, что в этих странах религиозные институты так и не "отдали" в "нужный" исторический момент своей власти над институтами рациональной духовной деятельности.

Естественно, что говоря об "отстранении" религиозных институтов, следует иметь в виду лишь изъятие у них "ведущих" функций, освобождение гражданского общества и государства от тотального контроля со стороны религии (современная политология называет претензию на такой контроль "фундаментализмом"). Конечно, и речи быть не может об уничтожении религии; она лишь видоизменяется, сохраняя свои социальные психорегулятивные функции.

В методологии ТПР, судя по всему, важное значение имеет явление "зеркальной симметрии". Эта закономерность характерна и для форм организации материальной и духовной деятельности. Действительно, анализ отраслевой структуры материального воспроизводства (Схема 4) показывает, что эта структура присуща и духовной его форме. Более того, симметрична и функциональная цепочка результатов материальной и духовной деятельности. Сам характер этих результатов труда определяет и последовательность технологических отношений отраслей, указанную на схеме стрелками. В рамках этого тетрадного отраслевого характера организации духовного производства, согласно нашей концепции, шла эволюция основных институтов государства и гражданского общества.

Подобным образом развивается, как мы полагаем, любая форма духовного производства. Например, наука в целом и отдельная научная дисциплина в своем историческом развитии проходят следующие этапы: 1) наблюдений и стохастического сбора информации - этап накопления сырьевой информации, а также ее группирования, ранжирования, иерархизации и статистической переработки, завершающийся постановкой исследовательских целей; 2) содержательного анализа по идентификации составляющих ее объектов исследования и распределения по соответствующим разделам данной науки; сравнительного анализа в рамках традиционных категорий, выявление их объяснительной недостаточности и формулировки задач, т.е. производства полуфабрикатов из сырьевой информации (рабочих гипотез); 3) систематизации, обобщения, объяснения и выведения закономерных отношений между явлениями в данной области науки - производство орудий духовного труда (научных законов, моделей, удовлетворяющих требованиям, предъявляемым к научному инструментарию); 4) применения открытых законов в человеческой практике (прикладные науки).

Свойство "симметрии" обнаруживается и при осмыслении такого образца аналитической логики, как исследование К.Марксом цикла социального воспроизводства: производство - распределение - обмен - потребление. Если абстрагироваться от имманентных связей экономики с политикой, то мы обнаружим, что экономика есть управление производством и обменом, а политика есть управление распределением и потреблением. Этот тезис в данной работе мы можем лишь постулировать, оставляя его доказательство для последующих публикаций.

Сравнительный анализ материального и духовного производства позволяет нам предложить следующие структурно-функциональные модели политики и экономики как основных сфер управления социальным воспроизводством современного общества.

Политику можно представить в следующем составе ее отраслей: Аналитико-идеологическая экспертиза (осуществляется аналитическими центрами, сыском, разведкой, органами массовой информации и др.). Она добывает сырьевую информацию прежде всего о нуждах, потребностях, интересах и запросах, об обычных отношениях собственности во всех их формах - от семейных до международных; проводит статистическую обработку этой информации (классификацию, ранжирование и т.д.); в конечном счете формулирует социальные проблемы во всем их спектре - от индивидуальных и групповых до государственных и социальных, т.е. формирует образ социального проблемного поля из множества отдельных нужд, потребностей и др. мотиваторов, инициирующих цели различных социальных субъектов.

- Идеология. По определению, понятие "идея" описывает образ цели, средств и способов ее достижения. До появления "исполнительной" власти цели, средства и способы многих отдельных социальных субъектов в форме идеософии задавались религиозными институтами. Позже идеи, продуцируемые гражданским обществом, начали исследовать министерства и политические партии, выбирая на основе аксиологических расчетов наиболее социально значимые (при этом субстраты идей - нужды, потребности, интересы, запросы - выполняют критериальную функцию). Таким образом сырьевая информация - цели и способы действий отдельных социальных субъектов - перерабатывается в форму целостной иерархии социальных целей, обретает свои морально-нравственные "ГОСТы и ТУ". В результате вырабатываются проекты (полуфабрикаты) социальных и государственных заказов - проекты законов, провозглашаемые партиями или государством (министерствами) как первоочередные. Те и другие уже в качестве конкретных задач, которые должны быть решены юридически, передаются различными каналами в следующую отрасль политики.

- Законодательство (осуществляют парламенты, легислатуры и т.п. органы). Из "полуфабрикатов" от идеологии оно производит нормы права, т.е. юридические законы, нормативные акты и т.д. Иными словами, здесь узакониваются те или иные социальные заказы (программы), а те или иные уже заявившие о себе обычные отношения собственности превращаются в юридические. Результатом труда законодателей являются орудия политического управления - законы. Важно, что несмотря на зачастую демагогический характер заявлений политических деятелей всех времен и народов, когда дело доходит до конечных решений, в подавляющем большинстве случаев они апеллируют к закону, будь то юридический закон или норма обычного права. Другой разговор, что у демагогии есть своя важная для политиков функция - выиграть время для формулирования такой трактовки закона, которая отвечает их интересам Эти орудия духовного политического труда производятся для непосредственного применения их в следующей отрасли.

- Правосудие (его осуществляют судебная система и гражданская юстиция - адвокатура Это конечная отрасль политики, которая должна работать непосредственно на население, на все слои общества. Правосудие использует юридические законы для "изготовления духовных предметов потребления" любым социальным субъектом, т.е. для судопроизводства конечных решений по всевозможным отношениям собственности - от семейной и коллективной до государственной. Судебные решения и постановления "потребляются" спорящими сторонами либо по доброй воле, либо по принуждению и становятся управляющими "сигналами" к действиям по нормализации ситуации или для них, и/или для исполнительных силовых органов государства. В нормально развивающихся странах результаты деятельности системы правосудия становятся основными источниками первичной информации для политической статистики, замыкая тем самым цикл духовного политического производства. Эта информация крайне важна и для остальных отраслей политики, поскольку в системе правосудия (а не в министерских кабинетах) формируется истинная картина социальной конфликтности, т.е. статистически достоверно выясняются причины любых социальных проблем (например, см.:

Петрухин, с. 86) Функционирование государственных политических институтов современного индустриального общества адекватно моделируется в методологии принятия государственных решений, созданной американской научной школой ситуационного нормативизма. Согласно разработанным этой школой управления процедурам, подготовка любого государственного решения должна производиться в четыре следующих этапа (Руданеевский, с. 191-197).

I. Описание проблемы. Методология ситуационного нормативизма ".. стремится к получению настолько полного описания проблемы, насколько это возможно, включая притязания их участников (активных и пассивных, прямых и косвенных) и властные возможности". При этом чаще всего применяют метод Дельфи и метод моделирования процесса решения. "...Оба эти метода используются не для принятия политических решений, а лишь для построения дескриптивной модели проблемной ситуации, что составляет лишь первый этап процесса". В нашей структурно-функциональной схеме отраслей политики этот этап соответствует "экспертно-аналитической процедуре".

2. "...Нормативный анализ, в ходе которого изучается, что может или должно быть сделано в ситуации, идентифицированной дескриптивной моделью....Эта фаза принятия решений включает исследование тех альтернатив, которые могут быть предложены для достижения операциональных целей, но в то же время удовлетворяют ограничениям, вытекающим из неоперациональных целей". Это то, что можно назвать "министерской (идеологической) процедурой".

3. "Неспособность осуществить те или иные государственные и политические предложения может быть чаще всего прослежена в неспособности их сторонников (или политических аналитиков) рассмотреть политическую и организационную их реализуемость. Осуществление политического решения подразумевает необходимость внесения определенных изменений в социальную структуру, технология (т.е.экономику), в сознание людей и в промежуточные цели. А чтобы эти изменения можно было претворить в жизнь, необходимо провести их через соответствующие организации... В то время, как политическая осуществимость обычно рассматривается после того, как решение принято (поскольку оно нормативно необходимо), методология ситуационного нормативизма вводит ее в рамки ранее развитой дескриптивной модели. В результате альтернативы, получаемые путем такого наложения, оказываются более рациональными: они, во-первых, получены из нормативно оцененной ситуации, во-вторых, согласованы с целями, ожиданиями и притязаниями социальных организаций... Более того, сопоставление ситуации с возможностью ее разрешения в рамках одной модели может привести к модификации нормативного решения. Там, где дескриптивная модель подвергается пересмотру, можно перепроверить и предварительно отброшенные решения, благодаря чему появляется возможность выработать дополнительные альтернативы".

Этот этап можно назвать "законодательной процедурой".

4. "Теперь наступает этап рассмотрения реализации принятого решения... К этому моменту нормативное решение уже получено... Остается проверить политическую реализуемость развиваемой политики в контексте уже не модели (хотя и дескриптивной), а реального мира....Теперь проверяется, насколько верно решение отразило интересы тех социальных единиц (лиц, организаций, общественных институтов), которые его инициировали. Как правило, это означает "проигрывание" решения на различных его участниках с целью выявления неточности или некорректности отнесения их интересов к тем или иным уровням притязаний. Делается это очень просто - с помощью переговоров". Это соответствует "судебной процедуре", учитывая, что наиболее древней формой права было примирительное право, или переговоры о мире

Придерживаясь этой логики, но уже в применении к экономической деятельности, можно получить следующее отраслевое структурно-функциональное деление экономики:

- Аналитическая технологическая экспертиза (осуществляется в современных обществах в сфере маркетинга и менеджмента, а также различными государственными статистическими службами). Она добывает сырьевую информацию о потребностях населения, о состоянии рынков, различных сфер экономики вообще, ранжирует ее, группирует и, как результат анализа тенденций и проблем (спроса, предложения, распределения капиталов и проч.), "передает" в следующую сферу.

по определению, является организацией производства

-Технология, (осуществляется "веберовским" промышленником-предпринимателем). Здесь перерабатывается добытая статистикой-маркетингом сырьевая информация об экономических потребностях населения, которая преобразуется (при учете эффективности тех или иных технических средств) в форму конкретных производственных программ, инвестиционных или кредитных проектов, смет и проч., используемых в следующей отрасли экономики.

- Финансы (сфера оборота ценных бумаг, осуществляемого банками, биржами, акционерными обществами и подобными структурами, оперирующими с ценными бумагами). Это сфера, использующая "технолого-стоимостную" информацию для исчислении норм прибыли, прибавочной стоимости, курсов ценных бумаг и валют, кредитных ставок, квот и проч., т е экономических норм ("законов" экономики). Эти орудия экономического расчета и управления являются основой для следующей отрасли.

- Торговля (осуществляется различными коммерческими субъектами и структурами). Это конечная отрасль экономики, непосредственно работающая на население - продуцирующая для него все огромное множество цен, т.е. конкрентных мер и единиц мер для обмена товарами. Используя финансовые нормы в качестве неких граничных параметров - орудий своих расчетов, торговцы в рамках верхних и нижних границ норм прибылей, ставок и т.д. варьируют рыночные цены, исчисляя таким образом в конкретных процессах обмена среднестатистические стоимости товаров. Множество конкретных торговых сделок (типологически идентичных состязанию сторон в судебном процессе) предоставляет сырьевую информацию для экономической статистики.

Следует еще несколько уточнить отраслевое распределение функций экономического и политического управления:

- если экономика - это управление производством и обменом, то управление не посредственно производством осуществляется в отраслях экономической статистики (маркетинга) и технологии, а управление обменом в отраслях финансовой и торговой;

- если, в свою очередь, политика есть управление распределением и потреблением, то непосредственно распределением управляют отрасли политической статистики и идеологии, а непосредственно потреблением - отрасли законодательства и правосудия.

Очевидно, что как и должно быть в сложнейшей системе социального организма, в результате функциональных взаимодействий эти разные управляющие действия переплетаются, усложняются системами прямых и обратных связей, но сущностное содержание каждого по мере эволюции разделения труда в политике и экономике становится все более заметным Приведенное описание отраслей политики как сферы духовного производства отвечает на вопрос о функциях трех ветвей власти - судебной, законодательной и исполнительной (точнее, министерской, "идеологической"). Но особенно интересным сегодня оказывается первый элемент отраслевой структуры экономики и политики - аналитико-идеологическая экспертиза, - и вот почему.

Если мы готовы признать, что история обществ на цивилизационном этапе эволюции сопряжена с достаточно последовательным развитием ветвей государственной власти и отраслей политики, если современными учеными признается, что близится переход высокоразвитых стран в качественно новое - постиндустриальное - состояние, то возникает вопрос: не связано ли с этим переходом возникновение новой формы власти, ее функционально новой ветви? Оказалось, что четвертая ветвь государственной власти уже появилась в "зародышевой" форме, и ниже мы рассмотрим факты ее становления, выделения из "материнского лона" министерской отрасли. Речь пойдет о президентской (информационноаналитической) власти, развивавшейся особенно интенсивно уже в XX в. Но ее пока еще не вполне отделяют от исполнительной власти (Фигатнер, 1993).

Взаимосвязано ли возникновение государственных институтов с потребностями развивающегося гражданского общества? Ответ на этот вопрос требует анализа функциональной зависимости между отраслями экономики и политики. Этой проблемой мы займемся в следующих главах данной работы.

ГЛАВА III. МАТРИЧНАЯ СХЕМА ЭВОЛЮЦИИ ПОЛИТИЧЕСКИХ

И ЭКОНОМИЧЕСКИХ ИНСТИТУТОВ ГОСУДАРСТВА И ГРАЖДАНСКОГО

ОБЩЕСТВА (методологические заметки) На Схеме 5, отражающей современную макроструктуру государственных И гражданских институтов, мы сделали попытку одновременно представить их эволюционные и функциональные взаимосвязи. В целом с учетом сказанного эта схема показывает структуру управления социальным воспроизводством: как она складывалась в эволюционном процессе и как она представлена в институциональной системе современных высокоразвитых стран Запада. "Западный акцент" нашего исследования, как нам думается, позволит понять и специфику "восточной" ветви социальной эволюции.

В крайнем правом столбце Схемы 5 представлена структура экономических институтов гражданского общества, реализующих функции соответствующих отраслей экономики как сферы духовного производства. Расположены они "сверху вниз" в порядке, который отвечает их "технологическим" (функциональным) отношениям. Во втором столбце справа указаны отрасли политики, которые обладают функциями соответствующих ветвей государственной власти. Последовательность их расположения в вертикальном направлении "сверху вниз" на данной схеме также соответствует "технологическим" (функционирующим в режиме воспроизводства) отношениям отраслей духовного производства.

Ранее мы отмечали, что последовательное историческое освоение человечеством макроуровней самоорганизации природы шло в направлении, противоположном их собственной эволюции (Схемы 2 и 3). Теперь, сравнив уже рассмотренную историческую последовательность возникновения ветвей государственной власти (судебная власть —законодательная — министерская — президентская) с приведенной на этой схеме последовательностью их технологических взаимодействий, мы увидим ту же противоположную направленность. Эта закономерность проявляется и в отношениях экономических институтов, которые будут рассмотрены ниже.

Здесь следует специально остановиться на том, что в теоретической социологии этот феномен уже сравнительно давно известен: "перевертывание причинных цепей в обратную сторону... типично для многих социальных явлений" (Тернер, с. 94; речь идет о работе американского социолога А.Л.Стинчкомба). "Труды Парсонса (его эмпирические исследования - авт.) изобилуют обратными причинными цепями, В которых существование целостных систем, предшествуя по времени возникновению подсистем, служит причиной сохранения подсистем вследствие избирательных преимуществ, полученных ими при решении проблем, с которыми сталкивается целостная система" (Тернер, с. 95). Необходимо также подчеркнуть, что обычно проявление этого феномена используется критиками структурного функционализма для "доказательства" его телеологического характера.

Представляются очень верными следующие соображения Дж.Тернера: утверждения Т.Парсонса об устойчивости социальных структур, объяснимой тем, что они, соответствуя потребностям и/или поддерживая состояние равновесия, имеют "преимущества" перед всеми остальными, "не нуждаются в незаконной телеологии, потому что существование целостных систем, вполне возможно, предшествует во времени тем структурам, возникновение и устойчивость которых должны сохранять эту целостность" (Тернер, с. 95). Общество и является такой целостной системой.

Нетрудно видеть, что в данном высказывании, как и в построениях самого

Т.Парсонса, фактически защищается концепция естественного отбора:

"Целостной системе совсем не нужно приписывать цели. Подобно тому как в биофизическом мире экологическое и популяционное равновесие поддерживается при.

помощи нецеленаправленных процессов отбора (например, количество хищников увеличивается до тех пор, пока они не начинают пожирать сами себя, а затем уменьшается до тех пор, пока не восстановятся пищевые запасы), так и социальное целое может постоянно поддерживать себя в состоянии равновесия, или выполнять требования императивов, необходимых для выживания" (Тернер, с. 95).

Обратим внимание, что в кибернетике и в общей теории систем понятие "телеология" обрело свое операциональное содержание. Н.Винер использовал его для характеристики целенаправленного поведения, напрямую не связанного с причинностью, добавляя, что "телеологическое поведение становится равнозначным поведению, управляемому отрицательной обратной связью" (Винер, с. 306-307).

Это значит, что определенный тип или определенное состояние продукта системы на выходе из нее будут казаться внешнему наблюдателю той целью, ради достижения которой внутри системы происходят изменения взаимодействий ее частей, коррекции ее поведения.

Из множества природных систем с отрицательной обратной связью можно привести и такой пример, как саморегуляция продуктивности ферментной (каталитической) системы: при определенном превышении количества нарабатываемого ею вещества оно начинает ингибировать (тормозить) фермент и тем самым замедляет процесс своего образования. И наоборот, с уменьшением концентрации вырабатываемого ферментом вещества (при его утилизации другой метаболической системой) блокирование активных центров молекул фермента прекращается, и процесс продуцирования опять ускоряется. Этот механизм осуществляет авто-поддержание определенной нормы (саморегуляцию) количества тех или иных веществ в клетках и тканях живых организмов и является непреложной частью общей системы гомеостаза тел живых организмов.

Точно также общим местом в теории естественного отбора является тот факт, что при радикальных изменениях в условиях среды обитания те или иные звенья поддержания гомеостаза в телах живых существ перестают срабатывать, и соответстзующие биологические виды попадают на грань вымирания. Выживают те, у которых в результате изменчивости возникают адекватные модификации механизма саморегуляции метаболических процессов.

Анализируя принципы функционирования открытых систем (а к ним принадлежит и человеческое общество), Л. фон Берталанфи указал на свойство эквифинальности, то есть способности систем подобного рода "достигать заранее определенного конечного состояния независимо от нарушения начальных условий (из различных начальных состояний и различными путями)". По мнению Берталанфи, организм как открытая система "по истечении некоторого времени приобретает конечное состояние, "предопределенное" его структурой. Организм как бы стремится к некоторому конечному состоянию (как правило, наиболее для него благоприятному)" (Садовский, с. 168).

Упреки в телеологичности теории Т.Парсонса (а именно, введение категории "целедостижение"), таким образом, основываются на использовании критиками традиционного смысла понятия "телеология". На самом же деле эмпирические исследования привели его к обнаружению в "теле" социального организма механизмов саморегуляции, идентичных тем, которые естествознание находит на всех уровнях самоорганизации в природе - физическом, химическом и биологическом.

В рамки естественнонаучного понимания телеологии вполне укладывается и наше представление о появлении новых социальных институтов. Социальная конфликтность может иметь двоякое выражение и смысл. В определенном диапазоне ее "амплитуды" (скажем, определенной частоты и количества судебных процессов, дипломатических переговоров, восстаний или забастовок и т.п.) она отражает естественный авто-колебательный характер процессов поддержания социальных норм ("физиологически нормальное" функциональное состояние).

При чрезмерном же росте социальной конфликтности, когда старые механизмы саморегуляции (авто-поддержания социальных норм) перестают срабатывать изза появления значительных изменений, например, в геоклиматических условиях или в материальных/духовных технологиях (сопровождающихся массовым голодом, миграциями населения, восстаниями, войнами или резкими инфляционными скачками и т п.), эта конфликтность становится уже сигналом нужды в модификации части или целой системы саморегуляции, т.е. институциональной системы общества. В обоих случаях можно говорить о действии механизмов "отрицательной обратной связи" в теле социального организма, хотя и разных по их уровню и организации. Не случайно исследование размаха и частоты социальных конфликтов осуществляется и в рамках циклических теорий экономического развития (Полетаев, Савельева).

Мы надеемся, что естественнонаучные основания разрабатываемой феноменологии ТПР (Приложение I) позволят не только продемонстрировать отсутствие необходимости в "незаконной" телеологии для объяснения парсоновской модели, но впоследствии поможет объяснить и объективность самой телеологии. Мы разделяем точку зрения Т.Парсонса о "первичном отборе" и полагаем, что он действует в социальной эволюции с не меньшей силой, чем в живой природе. В данной работе естественность социальной эволюции мы пытаемся продемонстрировать в чисто историографическом аспекте, на основе анализа исторической эмпирики. Другое дело, что обвинения в "незаконной" телеологии, как правило, справедливо объясняются недостаточностью эмпирической аргументации.

Проявление феномена "перевертывания причинных цепей в обратную сторону" целесообразно проиллюстрировать следующим высказыванием: "Таким образом, недопустимым и ошибочным было бы брать экономические категории в той последовательности, в которой они исторически играли решающую роль. Наоборот, их последовательность определяется тем отношением, в котором они стоят друг к другу в современном буржуазном обществе, причем это отношение прямо противоположно тому, которое представляется естественным или соответствующим последовательности исторического развития" (Маркс, с. 221; выделено нами - авт.).

Две вещи следуют из этого умозаключения К.Маркса. Во-первых, он констатирует то же самое перевертывание причинных цепей в применении к экономическим явлениям (финансовый капитал, отношения землевладения и многое другое), отличным от тех, которые исследуем мы. Тем самым из своей эпохи Маркс предоставляет нам дополнительные подтверждения всеобщего характера этой закономерности. Во-вторых, здесь мы находим пример того, насколько сложной являлась проблема различения процессов воспроизводства и развития, если ученый столь высокого ранга, ставивший специальной задачей исследование развития общества и подчеркивавший, что диалектический метод Гегеля является уникальным инструментом для таких исследований, заявлял о "недопустимости и ошибочности брать экономические категории в той последовательности", которая представляется естественной и соответствующей их историческому развитию. Чуть ниже мы увидим, что и Т.Парсонс столкнулся с этой сложностью, пытаясь дифференцировать процессы выживания и развития при разработке своего "системного реквизита".

Приведенное выше высказывание делается Марксом в контексте исследования воспроизводственных экономических процессов. Он таким образом поясняет, почему "поворачивает зеркало времени в будущее": чтобы "проникнуть в тайны настоящего". Иначе говоря, мы не просто находим, что "принцип О.Тоффлера" был рабочим инструментом К.Маркса. Ясно, что Маркс, еще не формулируя явление противоположной направленности процессов воспроизводства и развития, тем не менее сознательно использовал его в своем аналитическом подходе.

Для нас неприемлема современная российская манера критики К.Маркса, поскольку в ней совершенно не учитываются "условия места и времени", а главное массовая социальная психика времен его творчества и несопоставимо более бедная, чем сегодня, база эмпирических данных современных ему естественных и гуманитарных наук. Достаточно напомнить, что понятие "обратной связи" появилось благодаря кибернетике лишь в середине XX в.

На феномен инверсии причинно-следственных связей есть отсылки и в отечественной литературе. Известный историк Б.Ф.Поршнев описывает его в образной форме: "...на заре истории человек по своим психическим характеристикам был не только не сходен с современным человеком, но и представлял его противоположность... Все в человеческой натуре было наоборот, чем сейчас...: ход истории представлял собой перевертывание исходного состояния. А этому последнему предшествовала и к нему привела другая инверсия: "перевертывание" животной натуры в такую с какой люди начали свою историю. Следовательно, история подпадает под формулу Фейербаха "выворачивание вывернутого" (Поршнев, с. 16Может показаться, что мы неоправданно много внимания уделяем в данной работе феномену "перевертывания причинных цепей". Однако на самом деле в нем скрываются те законы, которыми определяется одновременное течение двух противоположно направленных социальных процессов - воспроизводства и развития общества. Если же учесть, что чуть ли не главной проблемой современных реформ в странах СНГ является необходимость в одно и то же время как развивать новые экономические и политические структуры, так и обеспечивать социальное воспроизводство старых, то можно сказать, что потребность в детальном знании этой закономерности значительно выше возможностей данного изложения.

Вот как известный отечественный ученый, заведующий кафедрой социологии и психологии управления Академии народного хозяйства при правительстве Российской Федерации. А.Пригожий, в своей работе "Феномен катастрофы (дилеммы кризисного управления)" характеризует ту же самую проблему: "И все же предложенная выше типология среди всех источников бедствий в наиболее опасные выводит природные катастрофы.

Для управления отсюда возникает вечная дилемма:

распределение целей и ресурсов между сохранением и развитием общества одновременно" (Пригожий, с. 120; курсив автора - авт.).

Учитывая продемонстрированную в Гл. I тенденцию приближения общества к качественно новому способу социальной жизни - к преобладанию развитийных процессов над воспроизводственными, - мы считаем необходимым акцентировать внимание не только на обнаруженном факте противоположной направленности этих процессов. В этой ситуации, на наш взгляд, особую значимость уже не теоретического, а прикладного характера обретает "система реквизитов" Т.Парсонса, поскольку, как показывают наши исследования, она отражает именно элементарную структуру витка социального развитии.

Система функциональных категорий социального действия Т.Парсонса включает: целедостижение, адаптацию, латентность, интеграцию. Приведем основное смысловое содержание этих категорий: "Адаптация затрагивает проблему охраны от воздействия внешней среды достаточного количества приспособлений, а в дальнейшем - их распространение на всю систему. Достижение целей относится к проблеме установления приоритета в системе целей и мобилизации системы средств для их достижения. Интеграция обозначает проблему координации и поддержания жизнеспособных взаимосвязей между единицами системы. Латентность охватывает две взаимосвязанные проблемы - сохранение формы и снятие напряженности. Сохранение формы имеет отношение к следующей проблеме: как добиться, чтобы "актеры" в социальной системе проявляли "соответствующие" черты (мотивы, потребности, умение мастерски исполнять свои роли и т.д.). Снятие напряженности относится к проблеме внутреннего напряжения "актеров" в социальной системе" (Тернер, с. 73).

Мы уже дали краткое описание современных представлений о понятии социального института. Теперь, подойдя к рассмотрению методологической схемы, которую будет защищать данная работа, следует обратить внимание на то, что разрабатывая теорию социальных систем и приближаясь к открытию своих функциональных категорий Т.Парсонс прошел через стадию обобщения своих микросоциальных исследований процесса институционализации, т.е. по сути процессов развития социальных институтов. Заметим, что им проводились исследования и макро-эволюции правовых систем, на результатах которых мы остановимся в заключении раздела, посвященного институциональному анализу обществ древнего мира.

Согласно Т.Парсонсу, процесс институционализации идет в следующей последовательности: "1/ "Актеры", которые ориентированы самым различным образом, попадают в такие ситуации, где они должны взаимодействовать; 2/ Направление ориентации "актеров" является отражением структуры их потребностей и того, как эта структура потребностей изменилась благодаря интериоризации культурных образцов: 3/ Нормы возникают тогда, когда актеры приспосабливают свои ориентации друг к другу благодаря специфическим процессам взаимодействия, которые не поддаются четкому обособлению, а смешиваются с выбором, распределением и обменом ролей; 4/ Такие нормы возникают в качестве способа взаимного согласования ориентации "актеров", но в то же время они ограничены пределами общих культурных образцов; 5/ В свою очередь эти образцы регулируют последующие взаимодействия, придавая им устойчивость. Именно благодаря этому процессу институционализированные модели возникают, сохраняются и изменяются" (Тернер, с. 67).

Если отделить первый этап как исходное условие, предпосылку к началу социального действия, то нетрудно увидеть, что в остальных четырех пунктах процесса институционализации отражены рассмотренные выше "функциональные категории", которые позже и были сформулированы Т.Парсонсом: в пункте 2 лежит "заготовка" понятия "целедостижения", в пункте 3 - понятия "адаптации", в пункте 4 - понятия "латентности" и, наконец, в пункте 5 - понятия "интеграции". Подчеркнем, что представляя таким образом процесс развития институтов Т.Парсонс тем самым сформулировал и последовательность расположения составляющих его функциональных категорий: целедостижение - адаптация - латентность - интеграция. В иных работах, посвященных теории социального действия, при характеристике поведения живых организмов Т.Парсонс использует определения, аналогичные по смысловому содержанию его "системному реквизиту", располагая их в той же последовательности (Парсонс, 1992, с. 122).

Однако в последующих работах автора расположение функциональных категорий часто варьирует. А Дж.Тернер отмечает две трудности восприятия концепции Т.Парсонса: возможная телеологичность его построений и затруднение с различением, чему принадлежат эти его "системные реквизиты": процессу "выживания" или процессу "развития".

Возможно, поиск консенсуса с критиками "от телеологии" мешал Парсонсу выдвигать на первое место акт целедостижения - понятно, что в этом случае критика и вовсе стала бы разгромной. Однако напомним, что в практике любых научных исследований - а они являют собой самый наглядный пример социальной деятельности по развитию - постановка целей всегда выступает первым актом.

Причем независимо от того, что в подавляющем большинстве случаев в конце исследований приходят к результатам, весьма отличным от их образов в изначальной цели.

Конечно, алогичным может показаться выдвижение нами целедостижения первым актом процесса развития общества как целостной системы, если при этом формулируется понятие "естественного отбора". Но именно это кажущееся противоречие, как, впрочем, и всякое противоречие, позволяет правильно поставить проблему. А именно: проблему различия между целями воспроизводства и целями развития.

Такая постановка вопроса позволяет обнаружить, что цели социального воспроизводства отличаются знанием и, если угодно, "запрограммированностью" к о нечного результата. Строго говоря, употребление понятия "цели" в применении к процессу воспроизводства представляется некорректным - не случайно ученые отказывают биологическим существам в целеполагании, подчеркивая инстинктивный, наследственно запрограммированный характер функционирования их организмов. Если же в поведении животных предполагают какие-то примитивные формы целеполагания, тогда ставят вопрос и о проявлении ими каких-то примитивных форм интеллекта. Но если с определенной натяжкой можно говорить о целедостижении в каком-либо из множества видов процессов социального воспроизводства, то этот акт в нем априори является... последним.

Сам по себе процесс воспроизводства (например, работы станка или завода и т.д.), поскольку он по определению осуществляется по известной технологии - т.е.

совершенно определенной совокупности технических средств, способов и последовательностей действий - начинается с функционирования "жизнеспособной системы" (будь то семья, завод или земледельческое хозяйство). В приведенной выше системе "функциональных категорий" Т.Парсонса это соответствует интеграции (пункт 4).

Следующим этапом после запуска воспроизводящей системы является обеспечение слаженного взаимодействия ее "актеров", иных составных частей (см. пункт 3 о латентности) согласно системе технологических норм. Далее обеспечивается адекватность системы социальной инфраструктуре, являющейся для нее внешней средой - грубо говоря, начиная с защиты оборудования от коррозии и кончая своевременным обеспечением ее работы ресурсами (неважно, кредитом ли, сырьем или новой рабочей силой), - учетом социальных потребностей, которые удовлетворяет система, или согласованием ее действий с соответствующими законами и др. (см. пункт 2 об адаптации). И наконец, последним этапом становится собственно достижение цели - выдача продукта со всеми сопутствующими результатами (если речь идет об экономическом воспроизводстве, то с продажей, получением прибылей и т.д.). Причем в равной мере сказанное касается не только экономических, но и иных социальных сфер.

Для описания процесса воспроизводства применение категорий социального действия (Ц, А, Л, И) некорректно потому, что репродуктивная система, если она уже существует - уже развилась, в основном адаптирована к социальной среде, имеет систему нормативов своего функционирования, интегрирована в социальную инфраструктуру, а исходная цель, ради которой она создавалась и развивалась, устойчиво регулярно достигается в процессе функционирования системы, т.е. как таковых проблем, решаемых в процессах целедостижения, адаптации, латентности и интеграции, она по преимуществу не испытывает.

С этой точки зрения, исследуя нормально функционирующую систему воспроизводства, вероятно, следует говорить не о целях, а о задачах в том смысле, в котором этот термин употребляется в математике, когда известна система операторов (законов, функций) которые связывают зависимые и независимые переменные, а также константы и параметры. И под задачей подразумевается описание ситуации, которую деятель, используя известные операторы, часть известных параметров и констант должен довести до логически запрограммированного конечного результата, каковым являются ранее неизвестные значения переменных или постоянных величин, рассчитанные известными средствами и способами.

Конечно, грань между целью как незапрограммированным, а предполагаемым результатом и задачей размыта, ибо, как и все понятия одного рода, они тоже перекрываются.

Но смысловые ядра каждого, как нам кажется, можно различить:

цель, даже если она четко поставлена, подразумевает неизвестность, проблематичность средств и способов достижения результата, непредсказуемость ситуаций, которые будут складываться при этом, отсутствие точного знания последствий, к которым приведет полученный результат.

Задача (или задание), наоборот, отличается набором известных средств и способов, знанием этапов процесса (ситуаций) их использования, а также следствий и сферы применения искомого результата.

Простым примером частичной взаимоперекрываемости и взаимоперетекания понятий может служить формула "цель:

решить задачу", которая подразумевает неизвестность для субъекта средств и способов решения. Эта неизвестность может быть двоякого рода - либо полное незнание, либо забвение. В первом случае задача превращается в цель изучения, во втором - цель превращается в задачу по извлечению из памяти (для этого существуют известная мнемоническая техника).

Понятно, что внешние возмущения могут с большей или меньшей частотой выводить систему воспроизводства из равновесия. (Социальные же системы по самой своей сути предельно изменчивы.) В каждом из подобных случаев будет вставать проблема ее внутренего "доразвития", то есть может оказаться необходимой постановка цели восстановления производственной структуры или адаптирования ее к новым условиям, определение и введение соответствующих им новых нормативов функционирования, а далее и интеграция новшества в режим ее жизнедеятельности. Тем более любопытно и это хорошо известно техническим работникам, что процесс доразвития (устранения недостатков) идет в направлении, обратном функциональному, технологическому - от диагносцированного недостаточного звена в сторону начала технологической цепочки.

Все это означает лишь, что для полноценного анализа - а значит и для адекватного употребления "системного реквизита", инструментария социологического исследования - всякий раз необходимо тщательно отличать, имеем ли мы дело с функционирующей системой или с развивающейся. И это особенно важно, если оба процесса - воспроизводства и развития, как и происходит в условиях реформ, совпадают по месту и времени.

*** Вернемся к матричной схеме институциональной эволюции. Для пояснения двух левых столбцов Схемы 5 вспомним, что политические институты есть не только в структуре государства, но и в структуре гражданского общества (крайний левый столбец). Государство же, в свою очередь, являясь доминирующим субъектом политики, тем не менее осуществляет и экономические функции (второй столбец слева).

В ходе развития институциональной структуры государства и гражданского общества происходит специализация отдельных институтов, выполняющих самостоятельные (профессиональные) функции. Мы уже отмечали, что на первом этапе эволюции в рамках одного доминирующего компонента обнаруживаются и "зародыши" последующих. Далее же происходит их вычленение из синкретически единого института предшествующей стадии социальной эволюции. Обособляется ют институт, который несет функции, доминировавшие на предшествующей стадии. Следующий же компонент тетрады, выделяясь в роль доминанты, берет на себя большую часть функций институтов, оставшихся в "зародышевом состоянии".

Эти процессы тоже могут быть выражены в матричной форме (Схема 6). На этом рисунке арабскими цифрами I, 2, 3 и 4 отмечены стадии социальной эволюции на ее цивилизационном этапе. Буквами А, Б, С, Д обозначены основные функции социальных институтов, а римскими цифрами I, II, III, IV - сами эти институты. Жирным шрифтом выделены функции, доминирующие в данном институте. На стадии I мы находим синкретический макроинститут I, выполняющий функции А, Б, С и Д при доминировании функции А. На стадии 2 можно выделить макроинститут I (выполняющий функцию А) и макроинститут II (выполняющий функции В, С, и Д при доминировании функции В) и т.д. Здесь следует также учитывать то, что не отражено на схеме, а именно, что каждый из институтов и его функция с каждым переходом общества на новую ступень эволюционной лестницы не только сохраняется, но и совершенствуется для сопряжения с вновь появившимися институтами и для оптимизации их "разделенных" функций в общем для них процессе управления.

Таким образом, мы сформулировали тетраду основных систем макроинститутов, изображенных в столбцах Схемы 5: гражданской экономики, государственной политики, государственной экономики и гражданской политики.

Приведенное в Схеме 5 расположение соответствующих столбцов стало результатом исследования двух вопросов: о функциональной взаимосвязи между экономикой и политикой и об эволюционной последовательности возникновения их институтов. Уже в предыдущем кратком анализе отдельно каждой из систем государственных и гражданских институтов было замечено, что нижние компоненты каждого столбца появлялись в обществах древнего мира, вторые снизу - в обществах феодального типа, третьи - в индустриальных, а зародыши четвертых (институты верхнего ряда) - формируются в наше время. Обнаружение этого факта, в свою очередь, поставило вопрос о том, как трактовать такое чередующееся возникновение экономических и политических институтов?

Изучение современных теоретических направлений в социологии позволило предположить, что полученная матрица отражает два макроуровня социологического теоретизирования: структурно-функциональный (теории интеграции) и конфликтологический (Смелсер, 1994, N 3). Первый, по мнению Н.Смелсера, получил наибольшее развитие в трудах Т.Парсонса и его последователей, второй основными своими истоками восходит к положениям марксистской социологии. В действительности оба эти научные направления перекрываются и, как нам представляется, в дальнейшем изложении эволюционно-институциональная модель на Схеме 5 будет подтверждаться посредством обоих подходов.

В конечном счете, мы также приняли в качестве исходной посылки к историографическому анализу, что в вертикальном направлении сверху-вниз между институтами отражаются соответствующие отраслевые экономические и политические взаимодействия собственно управленческого характера, а в направлении снизу-вверх - тоже внутриотраслевые, но более развитийные, нежели духовновоспроизводственные отношения. В горизонтальном, построчном направлении слева-направо, по-видимому, в большей степени взаимодействия между институтами (политэкономические или экономикополитические) представляют собой технологические цепочки "синтетического" процесса управления социальным воспроизводством в целом, а не отдельными блоками экономических и политических проблем,как в столбцах.

Если точнее, то, вероятно, именно в этих горизонтальных цепочках и происходит действительный процесс социального самоуправления, по аналогии с тем, что в направлении справа-налево происходит собственно эволюционный процесс самоорганизации управленческих структур "тела" социального организма, движимый социально-психологическими взаимодействиями и естественным отбором, а не просто развитие отдельных его (политических или экономических) систем органов.

В рамках этих представлений можно также предположить, что соответственно сверху-вниз и слева-направо направлены процессы, которые исследуются преимущественно экономикой, политологией, политической экономией и экономической политикой. А процессы, идущие по этой нашей модели снизу-вверх и справаналево, в основном исследуются социологическими дисциплинами. Отсюда вытекает, что в первом случае адекватным инструментарием является классическая политэкономическая тетрада категорий: производстзо-распределение-обменпотребление. Для социологии же, по нашему мнению, в большей степени применимы "системные реквизиты" Т.Парсонса: целедостижение-адаптациялатентность-интеграция, что подробнее рассматривается в Гл. 4 применительно к эволюционным отношениям между государственными и гражданскими экономическими и политическими институтами древнего мира.

Представляется важным сделать следующие методологически значимые замечания, касающиеся всего дальнейшего изложения.

Во-первых, "плоскостное" изображение данной матричной схемы - результат ограниченности наших рабочих инструментов. Действительный образ социальных структур и процессов, скрывающихся за этой формализованной картиной, имеет "объемный" характер. Человеку, знакомому с современной техникой интроскопии, возможно, легче будет представить себе дело так. Эту объемную картину можно получить, если отобразить всю совокупность известных данных об историческом процессе по принципу сканирующего томографа в виде результата сложения множества срезов и, кроме того, сделать это в системах координат пространства и времени, выявив тем самым, прежде всего, динамику таких параметров, как степень сложности институциональной организации, а также сила (длина) структурно-функциональных связей. Если бы при этом мы еще учли, что каждый из макроинститутов имеет сложную и тоже "матричную" внутреннюю структуру, то в этом случае, согласно представлениям, которые дает нам ТПР-метод, мы получили бы целый набор изображений суперспиралей, весьма симметричных, хотя и с различными общими контурами для разных стран и эпох. Процесс "закручивания" спиралей обусловлен, вероятно, наличием сдвигов фаз (неравномерности) развития между разными компонентами институциональной системы.

В нашей матричной схеме спиральность эволюционного процесса, хотя и частично, но отражается в следующем. Каждая строка представляет собой исторический процесс циклического характера с его множественными "повторами" и "откатами". Существует многообразная литература по "теории цикличности", берущая начало уже в идеях Платона и Аристотеля; среди авторов, разрабатывавших эти теории, - О.Шпенглер, А.Тойнби, П.Сорокин, Н.Кондратьев и многие другие. Основной идеей в этих теориях является представление о "постоянном и периодическом прохождении различными сосуществующими в пространстве и сменяющимися во времени общественными образованнями аналогичных замкнутых циклов зарождения, подъема, упадка и гибели" (СИЭ, т. XV, с. 771; курсив наш - авт.).

Из истории обществ древнего мира хорошо известно, что чуть ли не все известные страны той эпохи "проходили по своей строке" по многу раз, хотя лишь немногие из них дошли до ее "конца", т.е. до той полноты институциональной структуры, которой достигли Древняя Греция и Древний Рим. И только эти последние и их "прямые наследники" смогли динамично развиваться далее. Остальные же оказались в числе стран "запаздывающего" типа развития, "восточной" ветви социальной эволюции.

Переход на следующую строку (более высокую ступень исторического развития) - на схеме от левого края нижней строки к правому краю строки, лежащей над ней - всегда в истории происходил на стадии распада империи. При этом многие страны мира так и не находили выхода из ситуации "имперского вырождения", в конечном счете оказываясь в числе стран "запаздывающего" типа развития. Но в отдельных странах на этой стадии происходили как бы "разрывы циклов" и превращения их в "витки".

Во-вторых, эта статичная матричная схема не отражает реальной динамики эволюционного процесса, складывающегося из указанных выше "спиральноциклической" и "возвратно-поступательной" составляющих. Эта форма не в полной мере отражает и такие особенности социальной эволюции, как процессы рецепции политэкономической культуры, приводящие к образованию "смешанных" форм, в развитии которых накладываются друг на друга, оказываются синхронными (как бы "сжимаются" во времени) разные эволюционные этапы. Но это не только не опровергает изучаемую нами закономерность, а наоборот, подтверждает ее естественнонаучную природу, поскольку обнаруживается, что применяемая матричная схема подобна оператору для разложения спектра "белого шума" на отдельные гармоники или оператору для разложения сложной гармонической функции в ряды.

В-третьих, сейчас еще нет возможности продемонстрировать такой же "матричный" характер эволюции каждого отдельного этапа - каждого отдельного макроинститута из шестнадцати, рассматриваемых в схеме. Поэтому скрытыми оказываются и историческая последовательность возникновения и становления промежуточных форм каждого отдельного института, и их адаптационные метаморфозы на более высоких стадиях эволюции. Развитие анализируемых социальных институтов происходит как в ходе спонтанного естественноисторического процесса, так и в результате действий политиков, политических организаций и групп, которые основываются исключительно на методе проб и ошибок.

Поэтому институциональная картина любого социального организма в реальных масштабах времени представляет собой постоянно и стохастически "колеблющуюся" во всех ее мельчайших деталях структуру, порой весьма далекую по пропорциям ее компонентов от нашей условно симметричной модели- В большинстве случаев о реальном появлении и закреплении того или иного института в социальной практике можно судить по фиксации в обычном или юридическом праве его функций и границ действии, а также по появлению действующей в нем социально-профессиональной группы.

Если рассматривать историю человечества как сумму историй отдельных стран и народов, то легко можно увидеть, что социальная эволюция осуществлялась при наличии некоего постоянно "дрейфующего" центра. Действительно, цивилизации древности возникли на Ближнем Востоке и в смежных регионах (Египет, Месопотамия), а своего расцвета достигли в странах Средиземноморья (Греция, Рим). На их развалинах возникли первые варварские феодальные королевства, но цивилизационный центр феодального общества переместился к северу (от Франции и Северной Италии к Голландии и Англии). Индустриальное общество зародилось в Голландии и Великобритании, а достигло наибольшего расцвета в Северной Америке. Здесь же были заложены и основы общества постиндустриального. Этот экскурс в историю говорит о том, что в рамках стран того или иного геоклиматического пояса (крупного региона) после достижения определенного баланса между государственными и гражданскими институтами существенно уменьшались стимулы для дальнейшего социального развития - социальная система как бы достигала "насыщения", выходила "на плато".

Из этого следует, что важнейшим механизмом социальной эволюции является рецепция: заимствование и усвоение социальных институтов иных обществ и предшествующих исторических этапов. В ходе социальной рецепции труднее достигнуть "межинституционального баланса", больше простора остается для социального творчества. Как было показано в Схемах 5 и 6, своим острием это социальное творчество всякий раз было направлено на создание нового гражданского экономического и государственного политического института.

Эти идеи подтверждаются некоторыми современными социальными философами: "Человеческая деятельность включает в себя четыре взаимосвязанные подсистемы: объективно-предпосылочную, куда входят потребности и интересы личности; субъективно-регулятивную, включающую идеальные побуждения, мотивы и цели; исполнительскую, содержащую действия с использованием средств по осуществлению цели; и, наконец, объективно-регулятивную, воплощенную в материальных и духовных продуктах деятельности" (Демин, с. 43-44).

Эта тетрада по существу отражает схему духовного производства и указывает на то, что социальные макроинституты имеют ее в качестве своей "технологической" модели. Она вполне коррелирует и с выделенной нами структурой функций основных гражданских и государственных институтов. Иными словами, можно полагать, что процесс возникновения новых социальных институтов начинается с обособления и институционализации функционально последних элементов соответствующего вида деятельности Таким образом, внутренний механизм социальной эволюции (на стадии цивилизации) включает такие элементы, как рецепцию и адаптацию институциональной структуры предшествующего исторического периода (или другого общества) Новым цивилизационным центром; возникновение новых социальных институтов за счет обособления функционально последних элементов синкретической деятельности по управлению экономическим и политическим воспроизводством; создание системы сдержек и противовесов в институциональной структуре общества за счет развития "параллельных" государственных и гражданских институтов; передачу апробированных социальных (институциональных) инноваций другим обществам.

В следующей главе мы перейдем от политэкономического анализа к собственно социологическому, что означает, применительно к Схеме 5, перенос акцента с анализа "вертикальных" ("функциональных" и "диахронных") на анализ "Горизонтальных" (или "синхронных") связей. Мы постараемся обосновать рабочую гипотезу, которая гласит, во-первых, что макроинституты государственной власти и гражданского общества формировались в исторически определенной последовательности, и во-вторых, что эта последовательность обусловлена функциональной специализацией институтов, направленностью и механизмом их социального действия. Иными словами, будет предпринята попытка показать, что существует общая закономерность институциональной самоорганизации общества, которая определяет развитие не только государственных, но И гражданских институтов. Кроме того, мы постараемся продемонстрировать, что существуют причинно-следственные связи в их взаимовлиянии на развитие друг Друга.

ГЛАВА IV. ИНСТИТУЦИОНАЛЬНАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВ ДРЕВНЕГО МИРА

В нижней строке Схемы 5 представлена система макроинститутов Древнего мира. Прототипы некоторых из них можно найти уже на заключительных стадиях первобытной истории. Однако наш анализ предполагает поиск завершенных (конечно, для данной стадии развития) форм. В этой строке схемы мы видим уже полноценный результат эволюции древнего мира, который достигается на последних этапах в институциональных структурах таких хорошо изученных и высокоразвитых стран античности, как Греция и Рим. Процесс институционального развития, как И всей социальной эволюции, на этом первом цивилизационном этапе, длившемся около 8 тыс. лет, происходил под влиянием множества хаотропных факторов и имел еще выраженный "виртуальный" характер, в том числе и в силу сохранявшейся на больших территориях ойкумены первобытной периферии.

1. Торговля

Первобытные общины, достигнув определенной стадии технологической зрелости, а благодаря ей и относительной независимости от "дикой" природы, стали переходить к оседлости в геоклиматических зонах, наиболее изобилующих природными пищевыми ресурсами и условиями для их воспроизводства. Различие типов хозяйствования в разных ландшафтных зонах было мощным стимулом для обмена продуктами между общинами. Натуральный обмен продуктами, увеличивая разнообразие "стола", способствовал росту численности населения.

Эквивалентный обмен продуктами, посредничество в этом процессе как самостоятельный вид деятельности стал первым социальным институтом обществ, входящих в цивилизационную стадию развития. Межобщинный (межплеменной) обмен был характерен и для доклассовых/первобытных обществ, однако внутри самих общин эквивалентный обмен отсутствовал (Семенов). Специалисты по истории и этнологии раннеклассовых обществ пришли к выводу, что уже на начальных стадиях становления цивилизации, в период первых простых вождеств, объединявших 1-2 тысячи человек, межплеменной обмен приобрел высокую интенсивность.

В литературе приводится следующее определение вождества: "Термином "чифдом" (chiefdom), или в русском переводе "вождеством",...обозначается такой тип социально-политической организации, который упрощенно можно охарактеризовать следующим образом: это социальный организм, состоящий из группы общинных поселений, иерархически подчиненных центральному, наиболее крупному из них, в котором проживает правитель (вождь). Последний, опираясь на зачаточные органы власти, организует экономическую, редистрибутивную, судебномедиативную и религиозно-культовую деятельность общества" (Кридин, с. 11).

Таким образом, материал данной главы включает как переходную стадию между первобытностью и государственностью древнего мира, так и собственно древний (античный) тип институциональной организации.

Подчеркнем, что ранние формы торговли носили коллективный характер: "Все, кто занимался изучением торговых связей, указывают на то, что в первобытных обществах или архаических цивилизациях эти отношения носят совершенно особый характер: они затрагивают все население в целом и осуществляются самим коллективом, а индивидуальная инициатива отсутствует" (Бенвенист, с. 105).

Вот одна из данных историками характеристик эволюции обмена (торговли):

"В эпоху первобытнообщинного строя обмен охватывал лишь отдельные, как правило, ограниченные области хозяйственной деятельности, практически мало нарушая хозяйственную автаркию отдельных общинных и племенных групп. /.../ Исследователи отмечают большое значение для архаических обществ таких "неэкономических" форм обмена, как дарение и культовый обмен. Их особенность

- отсутствие твердо установленной эквивалентности. Лица, вступавшие в обмен, ориентировались на потребительскую стоимость, которую в данный момент представляла для них та или иная вещь. /.../ Важным признаком перерастания обмена в торговлю является появление первых вариантов выражения всеобщей эквивалентной формы стоимости - первых денег. /.../ Выгоды, которые начинает приносить торговля, использующая различные виды эквивалента, привлекают внимание и родовой верхушки. Торговые экспедиции проводятся под руководством опытных вождей, они претендуют и на определенный процент с торговых операций. /.../ Качественно новый рубеж в развитии обмена и торговли составляет торговля раннеклассовых обществ. Здесь ведущей экономической формой становится денежная торговля... Для обслуживания этой обособившейся сферы хозяйственной деятельности выделяется класс купцов, базары становятся составной частью крупных поселений городского типа... /.../ При помощи обмена и торговли осуществляются отношения распределения внутри общества, а не только между соседними группами племен. Отношения этого вида свойственны уже раннеклассовым обществам" (Массон, с. 73-94).

В приведенной выше цитате и во множестве других работ имеются указания на то, что уже на ранних этапах своего появления торговля попала под контроль родо-племенной верхушки. Специалисты, изучавшие организацию общественной жизни южноамериканских индейских племен тихоокеанского побережья, свидетельствуют, что "некоторые открытия наводят на мысль о почти невероятных для столь глубокой древности масштабах межплеменного обмена" (Березкин, с. 65).

При этом отмечается, что ранние простые вождества еще задолго до появления городов-государств в отдельных случаях не производили ряда основных продуктов питания, ориентируясь на постоянный их завоз специализирующимися на торговле племенами. С появлением в этом регионе раннегосударственного образования последнее взяло межплеменную, межобщинную и международную торговлю под свой контроль. В империи инков ряд племенных групп обладали социальным статусом профессиональных торговцев. Они "образовывали замкнутую корпорацию и пользовались правом экстерриториальности...". Постепенно эти племенные группы теряли свои привилегии в проведении свободной торговли и приобретали "статус торговых агентов на государственной службе" (Березкин, с. 121-122).

Как известно, инкское государство представляло тот же тип социальной организации, что и государственные образования Ближнего Востока IV - II тыс. до н.э.

И в этих значительно более древних центрах происхождения цивилизации развитие торговли шло в том же направлении: от общинно-государственных форм к частным. В Нижнем Двуречье данного периода доминировала международная торговля, находящаяся под контролем государства и обслуживающая правителей и знать: "...Лугали Ура и отчасти их вельможи обладали поистине огромными богатствами, причем в условиях отсутствия сколько-нибудь значительного внутреннего товарообмена они скапливались в виде сокровищ... Богатства доставляли...

храмовые торговые посредники или их подручные..." (Дьяконов, с. 179-180).

Лишь в начале II тыс. до н.э. в государствах региона стала развиваться (интенсивная частная торговля (семейные торговые общества) (СИЭ, т. XIV, с. 317), которая, однако, находилась под постоянной угрозой огосударствления. Так, в 1768 г. до н.э. вавилонским правителем Хаммурапи были начаты судебноадминистративные реформы, в ходе которых "...он, видимо, полностью запретил торговлю по частной инициативе и всех купцов в качестве тамкаров превратил в царских чиновников... Конечно, это не значит, что купцы, даже и будучи зачислены в чиновники, не могли и впредь наживаться сами, но попытка подчинить торговый оборот государственному контролю была сделана. /.../ О попытках контролировать торговый оборот свидетельствует и введение законодательно установленнных тарифов оплаты за наем" (Дьяконов, с. 367). Устойчивая тенденция к огосударствлению международной торговли имела естественные причины, поскольку подобного рода торговля была серьезным источником международных конфликтов, требовавших от государства применения вооруженной силы (например: Бонгард-Левин, с. 24).

Оставляя в стороне историю превращения института торговли в форму индивидуальной деятельности, отметим, что у народов индоевропейской группы, как свидетельствуют лингвистические исследования, она появилась в результате рецепции, заимствования ее у ранних цивилизаций Ближневосточного ареала уже в этой развитой индивидуальной форме. По мнению известного французского лингвиста Э.Бенвениста, "термины... всегда связаны с соответствующими институтами... Понятие торговли следует отличать от понятий купли и продажи... Торговец, купец является посредником в обращении произведенной продукции, накопленного богатства... Сравнение индоевропейских языков не позволяет обнаружить какого-либо общего наименования торговли как специфического вида деятельности... Отдельные термины, обнаруживаемые в тех или иных языках, чаще всего оказываются заимствованиями... или же новообразованиями... Индоевропейцы были очень далеки от той стадии цивилизации, которую мы только что описали /то есть от переходной между доклассовым и раннеклассовым обществом

- авт./. Не обнаруживается таких слов, которые указывали бы на наличие коллективного обмена между первобытными племенами или на публичные церемонии, устраиваемые по этому поводу" (Бенвенист, с. 105, 106, ПО).

Этот пример может свидетельствовать о том, что при становлении вторичных центров государственности в процессе рецепции цивилизационных институтов у более развитых народов не случайно первым заимствовался институт торговли.

Вероятно, у народов индоевропейской языковой семьи на момент их расселения еще не произошло спонтанное возникновение института торговли даже в зародышевой, коллективной форме. Однако при тесных контактах с Ближневосточными центрами цивилизации они смогли в считанные столетия пройти путь, который первые проходили тысячи лет. Становление античных цивилизаций происходило гораздо быстрее, чем их предшественников. История древних Греции и Рима подтверждает, что развитие института торговли является необходимым условием для становления остальных цивилизационных макроинститутов.

Торговля, как и любой социальный институт, имеет определенную систему норм, которая обеспечивает выполнение функций канала и механизма социальной мобильности: распределения членов общества по различным слоям и группам. Но всякая система норм (мер) адекватно функционирует только при наличии организующего ее действие определенного состояния внешней для нее среды: там, где нормально действует некая мера, существует внешний и независимый от нее регулятор ее действия. Можно полагать, что сложный объект лишь тогда содержит в себе потенциал развития, когда его внутренняя система мер находится во взаимозависимости и регулятивных взаимодействиях с мерами внешней среды.

Существует достаточно свидетельств историков о том, что несмотря на вызванное торговлей процветание общин и значительное ослабление угрозы со стороны "дикой" природы самому их существованию теперь стала угрожать межплеменная конфликтность. Ранняя торговля, во-первых, способствовала росту населения, а во-вторых, внесла в общество целый комплекс ранее неизвестных отношений и регулирующих их норм.

В изобильных природных зонах рост населения в скоплениях ранних вождеств периодически и все чаще вызывал опустошительные междуусобные войны:

"В большинстве плотно заселенных районов Средиземноморья в течение многих столетий, если не сказать тысячелетий, прямо-таки царила ситуация, которую лучше всего было бы охарактеризовать словами: война всех против всех; войны велись между городами, племенами и целыми народами. Все то, что создавалось в этих ранних, но уже высокоразвитых культурах из поколения в поколение на протяжении многих веков бесконечным трудом, все это разрушалось в беспрерывно разгоравшихся войнах, полыхавших на огромных пространствах, войнах, часто отличавшихся исключительной жестокостью и полнейшей бессмысленностью" (Аннерс, с. 54). В первобытном обществе повсеместно действовал принцип родовой кровной мести. Вероятно, именно он в процессах межплеменной торговли и оказался той частью первобытной нормативистики ("внешней" для торговли системой мер), которая вошла с ней в противоречие.

Ранние формы денежного обмена не обеспечивали действительно эквивалентного, справедливого обмена системой стоимостных мер. Но всякий конфликт в обществе своей причиной имеет ту или иную, часто очень сложную форму нарушения "справедливости". В частности, происходящее в результате торговли концентрирование богатств в руках отдельных общин или лиц входило в противоречие с традиционной для обществ того периода уравнительной нормативистикой, когда "...даже случайная большая удача воспринималась с подозрением..., хозяйственные успехи почти неизменно объяснялись колдовством..." (Бромлей, с. 150Применительно к Шумеру III тыс. до н.э.

историки отмечают следующее:

"Скопление богатств в руках царей и правителей, которые выделились из среды общинной должностной знати и жрецов, и в меньшей степени в руках самой знати не могло не приводить к разжиганию социальных страстей среди населения "номов" и к борьбе за власть также и внутри складывавшегося имущего и господствующего класса" (Дьяконов, с 182).

Обратим внимание на то, что упоминавшаяся выше "справедливость" (юстиция

- лат.) по внешней кажимости есть категория правосудия, а не торговли. Известно, однако, что эта ценностная категория и на ранних этапах развития классового общества играла огромную роль в социальной жизни. Например, "...в Нижней Месопотамии... время от времени объявлялась "справедливость" (ни[г]-си-са).., причем аннулировались не только все долговые сделки, но иной раз и все сделки отчуждения людей и земли..." (Дьяконов, с. 174). Это высказывание относится к истории Шумера Ш тыс. до н.э., но подобные примеры можно с легкостью найти в истории любых стран древнего мира и в более позднее время.

Говоря о конфликтности, нараставшей с развитием института торговли, невозможно не видеть, что в центре ее стояло имущественное расслоение. До появления разделения труда и торговли десятки тысячелетий первобытного существования людей в непрерывном режиме выживания (виртуальный способ социальной жизни) психология естественного уравнивания людей пропитала самые мельчайшие акты социальной жизни, самые мельчайшие ее нормативы. Поэтому возникновение такого состояния общества, когда отдельный человек мог произвести больше и иногда много больше, чем другие сообща, потрясало общество до самых его основ. Поэтому же возведение частной собственности в ранг социальной нормы признание ее справедливым результатом труда - не могло произойти в одночасье.

Фактически, лишь в римском праве частная собственность нашла юридическое выражение как право абстрактной личности. Общая формулировка римского права "dominium ex iure Qulritium" ("собственность по праву квиритов, римских граждан"), применявшаяся для обозначения права собственности, прямо указывает на то, что это право изначально принадлежало всему римскому народу, а затем в виде права частной собственности - отдельным римским гражданам (Новицкий, с.

107). Иными словами, римское право четко фиксирует переход от изначальной коллективной собственности к индивидуальной, частной.

Развитие обмена имеет неизбежным следствием возникновение в обществе "правового образа мышления". Позволим себе по этому поводу привести еще одну объемную цитату: "..В результате обмена, как формы социально-экономического института, у людей формировались представления... об эквивалентности и стандартах того, что являлось эквивалентом....Примирительное право вместе с его системой штрафов (наказаний) стало средством решения спорных вопросов (конфликтов). Также как и обмен, примирение оказалось бы невозможным, если бы штрафные санкции как таковые не рассматривались в качестве категорий, по значимости адекватных нарушению интересов противной стороны. Отсюда же со всей очевидностью следует, что, когда люди начали задумываться над тем, что мы называем правовыми категориями, миром их правового мышления завладела идея: равное за равное. /.../ Когда центральная государственная власть Египта возложила на себя ответственность за сохранность мира в обществе, стало само собой разумеющимся в этом случае требовать адекватности даваемых за это обязательств в качестве предпосылки для придания договору силы закона... (Аннерс, с 25-26).

Итак, допустив в свою внутриобщинную нормативистику торговые отношения, повлекшие расслоение населения по состоянию, новые имущественные и денежные отношения, разделение ремесел, формирование патриархальной семьи, возникновение рабства (в том числе и долгового), найма и т.д., общество подверглось новым хаотропным воздействиям. Поэтому, естественно, оно должно было искать и вырабатывать новую, внешнюю по отношению к торговле, систему защиты и стабилизации социального порядка, которая бы не отвергала несомых торговлей выгод, а наоборот, способствовала их развитию.

1. Судебная система

Институт судебной защиты возник, вероятно, на базе так называемого "примирительного права" и был направлен на ослабление обычая кровной мести, приобретавшего по мере развития торговли все более угрожающий характер.

Вместе с тем, совершенно справедливым представляется и следующее мнение:

"...лишь центральная государственная власть, зиждившаяся на исключительно прочной основе, могла позволить себе некоторое смягчение рамок мести" (Аннерс, с 26).

Вкратце остановимся на том, как исследователи объясняют появление государства. Также как Ф.Энгельс и многие другие, М.Вебер (Вебер, с. 645) определял государство как "организацию внутри общества, которая владеет монополией на законное насилие" Конфликты в обществе естественны, но "насилие может применяться только... одной специально созданной организацией внутри общества, которая и есть государство" (Геллнер, с. 27; курсив автора). В первобытных (доклассовых, или доцивилизационных) обществах численность его членов (в роду, племени, общине) настолько мала, а организация "хозяйственной" жизни настолько примитивна, что соответственно отсутствию разделения труда каждый отдельный человек осуществлял контроль исполнения обычаев другими. При этом основной способ первобытной социальной жизни - выживание/воссоздание рода, племени - требовал и очень жестокого пресечения нарушений обычаев, поскольку они и обеспечивали это выживание.

Преодоление господства стихий дикой природы, переход к оседлости, соответствующий рост числа членов общества, его процветание и переход от выживания преимущественно к репродуктивному способу жизни, - все то, что привело к разделению труда, - сопровождалось и возникновением "специальной группы людей", занятых исключительно контролем за соблюдением другими членами обществе теперь уже не только обычаев, но и прав. Поскольку вообще члены ранних цивилизаций, в отличие от первобытных обществ, разделились на социальные группы, занятые в одно и то же время в разных сферах деятельности, а значит и просто нахолящиеся вне поля зрения друг друга, постольку, во-первых, понадобилось выделить группу "соблюдения порядка".

Во-вторых же, обычаи перестали быть обычным правом, регулирующим жизнедеятельность всех членов общества.

В результате разделения труда нормы обычного права разделились на две резко различающихся группы прав:



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ПРИКАЗ от 11 сентября 2000 г. N 955 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ НАСТАВЛЕНИЯ ПО ОГНЕВОЙ ПОДГОТОВКЕ В ОРГАНАХ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (в ред. Приказа МВД РФ от 20.05.2003...»

«Вокруг да около Катуни Москва 2000 ОТЧЕТ о водных туристских путешествиях (на каяках) в районе Алтая четвертой категории сложности по маршруту: г. Усть-Каменогорск оз. Язевое р. Катунь пос. Еланда ( г. Барнаул) 4 августа 17 (20) августа 2000 г. и пятой...»

«А Н А П А. I. В ъ сверо-восточномъ углу Чернаго моря, въ 18 миляхъ отъ Керчи и 37 отъ Новороссійска (морскимъ путемъ) находится первый портъ на Кавказскомъ берегу—Анапа (Мапа XIII в. и А нап а— черкесское: а н е —столъ, п...»

«УДК 316.327. РОЛЬ ЕДИНСТВЕННОЙ СВЕРХДЕРЖАВЫ США И БЛОКА НАТО В СОВРЕМЕННОЙ ПОСТВЕСТФАЛЬСКОЙ МИРОВОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ Щепин Е.С., Аспирант, Уральский федеральный университет имени первого Президе...»

«1400930 Высокотехнологичные эпоксидные компаунды ЭТАЛ для изготовления стеклои углепластиковых изделий Связующие для изготовления и ремонта яхт, катеров, серфинговых досок, спортивных самолетов, вертолетов, планеров, кузовов и де...»

«Андрей Курков Приятель покойника Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=119340 Приятель покойника: Фолио; Харьков; 2008 ISBN 978-966-03-4073-2 Аннотац...»

«Государственное автономное образовательное учреждение Высшего профессионального образования "Московский городской университет управления Правительства Москвы" Институт высшего профессионального образования Кафедра...»

«1 МУЛЬТИМЕДИЙНЫЕ ОБУЧАЮЩИЕ ПРОГРАММЫ ПО ДЕЙСТВИЮ ОПЕРАТИВНЫХ РАБОТНИКРВ ХОЗЯЙСТВА ПЕРЕВОЗОК В НЕСТАНДАРТНЫХ СИТУАЦИЯХ. Санкт-Петербург 2008 г ВЗРЕЗ СТРЕЛОЧНОГО ПЕРЕВОДА ТЕМА: Взрез стрелочного перевода при произво...»

«Местковский Дмитрий Александрович ИДЕИ ДЕМОКРАТИИ И ПАРТИЙНЫЙ ЦЕНТРАЛИЗМ: К ВОПРОСУ ОБ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ПРИНЦИПАХ В ЭСЕРОВСКОЙ ЭМИГРАЦИИ В данной статье показано противостояние двух основополагающих орг...»

«ИЗМЕНЧИВОСТЬ Поэты Англии и Америки в переводах Георгия Бена. Посвящается памяти Татьяны Григорьевны Гнедич и Бориса Борисовича Томашевского Издательство Время и м ы АНГЛИЙСКАЯ ПОЭЗИЯ Эдмунд СПЕНСЕР ИЗМЕНЧИВОСТЬ (Из поэмы Королева ф е й) Всем существам, что рождены Землею, На свете жи...»

«mini-doctor.com Инструкция Итракон капсулы по 100 мг №5 ВНИМАНИЕ! Вся информация взята из открытых источников и предоставляется исключительно в ознакомительных целях. Итракон капсулы по 100 мг №5 Лекарственная форма: Капсулы Состав действующее вещество: itraconazole; 1 капсула содержит итраконазол пеллеты в пересчете на итрако...»

«Приложение 3 ПЛАН РАЗВИТИЯ Название проекта: "Разработка и внедрение в производство кавитационных (резонансных) установок для мойки деталей"1. Проведение исследовательских разработок по созданию новых моечных установок.2. Изучение объектов техники, нуждающихся в применении моечных установок.3. П...»

«Еженедельный бюллетень по информационному мониторингу проявлений гриппа H1N1 и других генотипов вируса с пандемическим потенциалом за период 15.08.2010-21.08.2010 Выпуск № 21 Содержание Стр. Раздел I. Информация о ситуации по гриппу А (H...»

«"Ребёнок и книга" Консультация для родителей Хоркина Светлана Викторовна, воспитатель МАДОУ №17 г. Алексеевки Белгородской области Книга не учебник, она не дат готовых рецептов, как научить ребнка любить литературу, потому что научить сложному ис...»

«1. Цели освоения дисциплины Целями освоения дисциплины "Модификация и модернизация типового школьного оборудования" являются: сформировать у студентов компетентностно-ориентированные знания, умения и навыки по модификации и модернизации типового школьного оборудования, обеспе...»

«БиБлиотека альманаха "СлоВеСноСть" Книжная серия "Визитная карточка литератора" ТАМАРА КЛЕЙМАН НИЧТО НЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ НАМ НЕ ЧУЖДО Афоризмы СОЮЗ ЛИТЕРАТОРОВ РОССИИ МОСКВА Вест-Консалтинг Т. Ш. Клейман. НИЧТО НЕЧЕЛ...»

«1 Содержание 1. Целевой раздел стр.3-53 1.1. Пояснительная записка стр.3-5 1.2. Информационная справка о школе стр.5-8 1.2.планируемые результаты освоения учащимися основной образовательной программы начального общего образ...»

«Экскурсионный групповой тур по Австралии по маршруту Перт-Эрз-Рок-Сидней в Австралии 10 дней/9 ночей (3 дня в Перте, 2 дня в Эрз Рок, 5 дней в Сиднее) В стоимость включено: внутренний перелет по маршруту Перт-Эрз-Рок-Сидней трансферы а/п-отель-а...»

«55 Лекция 5.18. Полные и неполные изображения. Пусть на плоскости дано изображение F некоторой фигуры F. Изображение F называется полным, если к нему можно присоединить изображение R аффинного репера так, что все точки, прямые и плоскости, определяющие фигуру F, будут заданными...»

«(версия на 1.01.14) ЧАСТЬ 4 СОРЕВНОВАНИЯ ПО ГОРНОМУ ВЕЛОСИПЕДУ Глава 1 ОБЩИЕ ПРАВИЛА § 1. Типы гонок 4.1.001 Соревновательные дисциплины по горному велосипеду: A. Кросс-кантри: XC(Часть II гонки кросс-кантри) Олимпийский кросс-кантри: XCO Марафонский кросс-кантри: XCM Кросс-кантри по д...»

«Программа курса "Окружающий мир"Программа разработана на основе: • Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования /Москва "Просвещение" 2011 год;• Концепции духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России / Москва "Просвещен...»

«СЧЕТЧИК ЭЛЕКТРИЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ ТРЕХФАЗНЫЙ СТАТИЧЕСКИЙ МАЯК 302АРТД Руководство по эксплуатации МНЯК.411152.022РЭ Содержание 1 Требования безопасности 2 Описание счетчика и принципа его работы 3 Подготовка к работе 4 Средства измерений, инструменты и принадлежности 5 Порядок работы 6 Поверка счетчика 7 Техническое обс...»

«ПРОПИТОЧНЫЕ КОМПАУНДЫ КЛАССА НАГРЕВОСТОЙКОСТИ Н-С Маслов В.А., Гроздов А.Г., Панов А.А., Окнин Н.С. Электротехника, 2009, № 11, С. 32-38 При разработке или изготовлении систем изоляции проп...»

«"Власть".-2010.-№3.-С.65-69. ГЕНДЕРНЫЕ СТЕРЕОТИПЫ В УПРАВЛЕНИИ (анализ дискурсивных технологий СМИ) БУРГАНОВА Лариса Агдасовна – д. соц. н., профессор кафедры государственного, муниципального управления и...»

«ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа по технологии 1 класса составлена на основе примерных программ по учебным предметам в соответствии с основными положениями Федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования от 06.10.2...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.