WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Sri Swami Ramdas IN QUEST OF GOD «Divine life society» Sivananda Press, Durban Шри Свами Рамдас В ПОИСКАХ БОГА Первая часть трилогии «В поисках Бога», «По пути с Богом», «Божественная жизнь» Перевод ...»

-- [ Страница 2 ] --

«Искупайтесь пока что в Ганге и выстирайте свою одежду, – посоветовал им жрец. – В положенный час вас пригласят обедать».

Следуя его совету, оба садху спустились по каменным ступеням к священной реке, совершили омовение и выстирали одежду. Потом они поднялись к храмовому подворью, расстелили мокрую одежду на солнце для просушки и сели погреться под тем же источником тепла.

В уме Рамдаса родились следующие мысли:

«О Рам, Ты привел своего недостойного раба к этому храму, прославленному величием святого Шри Рамакришны, который некоторое время жил здесь и достиг своего расцвета и учение которого распространилось по всему миру. Ты нашел способ, чтобы помешать своему рабу покинуть утром этот кров. После дневной трапезы он должен будет распрощаться с этим местом. Но не лучше ли ему, о Рам, до этого познакомиться с тем местом, где жил и отдавался аскезе великий святой?»

Не прошло и пяти минут как эти мысли пронеслись в уме Рамдаса, когда молодой высокий санньясин в одеждах до пят и полосками сандаловой пасты на лбу подошел прямо к Рамдасу и сел рядом с ним.

После обмена приветствиями он сказал: «Брат, слышал ли ты о великом святом Дакшинешвара Шри Рамакришне, который жил здесь в прошлом?»39 «Да, друг, именно ради этого Рам и послал сюда своего слугу», – ответил Рамдас, пораженный непостижимостью путей Рама.

«Вот и хорошо, – сказал бенгальский садху, ибо он был бенгалец, – пойдем со мной. Я покажу тебе все места, связанные с его жизнью здесь».



О Рам, какими словами может твой бедный простодушный слуга измерить глубину источника Твоей любви к нему? Ведь он еще не успел выразить свое желание, как оно исполнилось.

Бенгальский садху подвел смиренного Рамдаса (Садхурам не сопровождал его) к закрытой двери одной из построек, образующих квадратный двор храма. Добрый садху попросил ключ и, открыв дверь, провел Рамдаса внутрь небольшой комнаты. О, какая радость! Там стояла скромная кровать с двумя подушками и постельными принадлежностями, которыми пользовался Шри Рамакришна и которые сохранили в память о нем. Рамдас с благоговением приблизился к кровати и склонил голову по очереди на каждую подушку. К этому времени он уже начал ощущать воздействие самого воздуха, будто бы наэлектризованного, наполнявшего эту комнату. Восторженный трепет волна за волной захлестывал его. Он плашмя лег на пол и стал кататься по всей комнате, чувствуя при этом неописуемый экстаз блаженства. О Рам!

Пол был благословен касанием священных стоп святого человека.

Прошло около получаса, а он все еще катался по полу, и лицо его излучало необыкновенный свет бесконечной радости.

Глава 17 Храм Таракнатха

Бенгальский садху стоял и, словно завороженный, смотрел на это действо. Наконец, придя в себя, он решил, что им пора уходить из этой комнаты, так как нужно посетить и другие места. Рамдас очень неохотно поднялся и вышел из божественного обиталища.

Садху отвел его, продолжавшего грезить наяву, в сад, разбитый Рамдас странствовал в 1920–1923 годах. Рамакришна ушел в 1884 году, и в этом же году родился Рамдас.

позади комнаты Рамакришны, и указал на группу из пяти деревьев, называемую «Панчавати»40, вокруг который возвышался круглый помост из земли и камней.

«Здесь часто сидел Парамахамса, наставляя своих учеников»,

– пояснил садху.

Потом он привел Рамдаса к маленькой хижине, где, как он сказал, святой обычно сидел в духовном трансе (самадхи), или в глубокой медитации, обращенной к его идеалу – Матери Кали.

О Рамдас! Твои глаза поистине благословлены этим зрелищем. Пусть слезы твои текут, согретые потоком наивысшего счастья.

Бенгальский садху предложил ему повидаться с одним молодым санньясином, учеником Шри Рамакришны. Получив согласие, он вышел вместе с Рамдасом с подворья храма. Они прошли около мили, и в маленьком храме увидели двух санньясинов, которые совершали поклонение перед образами Парамахамсы и Кали. Рамдас и садху простерлись перед санньясинами, после чего их пригласили войти в храм. Когда служба завершилась, им дали прасад, вкусив которого, они испросили позволения уйти.

Вернувшись в храм Кали, бенгальский садху обратил внимание Рамдаса на Белур матх41 – группу зданий на другом берегу Ганги. Он снабдил Рамдаса и Садхурама билетами и проводил их к пароходу, на который они и сели. Прощаясь с ними, он посоветовал им во время дальнейшего путешествия на поезде сделать остановку в святом месте, достойном посещения, – в Таракешваре, где есть храм Таракнатха. Этот совет Рамдас держал в памяти, поскольку он исходил от самого Рама, чья доброта беспрестанно ощущалась во время этого удивительного и незабываемого паломничества.

Оба садху высадились на противоположном берегу Ганги.

Пройдя около двух фарлонгов42, они очутились у маленького ашрама, где жили несколько молодых людей из разных частей Индии. Один из них провел садху внутрь храма, в котором для ежедневного поклонения был помещен портрет Парамахамсы. Как Панчавати – название живописного места на берегу реки Годавари на севере Индии где, по преданию, провел часть лесного изгнания Рама.

Матх – святая обитель, монастырь, орден, ашрам, резиденция религиозной общины. Белур Матх в настоящее время – крупная штаб-квартира монашеского ордена последователей Рамакришны на правом берегу Ганги, напротив Дакшинешвара.

Фарлонг – примерно 200 метров.

оказалось, этот храм был сооружен над останками (урной с прахом) Шри Рамакришны.

Потом садху посетили красивые гробницы Свами Вивекананды43 и святой матери Сарады Дэви, супруги Шри Рамакришны. Рамдас выразил желание провести ночь в матхе, но ему сказали, что исполнить его просьбу нельзя, так как здесь нет места для ночлега. В этом была воля Рама, совершающего все во благо.

Поэтому они направились отсюда к ближайшей железнодорожной станции и сели в поезд, уходящий на запад.

Ранним утром они подъехали к Таракешвару, где сошли с поезда и сразу же направились к знаменитому храму Таракнатха, в котором, по преданию, сам по себе появился на свет шивалинга44, прорвавшись сквозь корни пальмового дерева. Отсюда и имя Таракнатх45. После омовения и даршана садху вошли в город.

Расспросив людей, они узнали, что один щедрый раджа ежедневно кормит обильным обедом от 40 до 50 садху. Подойдя к указанному месту, они вместе со многими другими стали ждать у дверей домаприюта.

Около 11 часов старый друг, управляющий приютом, подозвал садху и, отсчитывая нужное число, стал впускать их одного за другим.





Они уселись в два ряда на длинной веранде напротив друг друга. Перед каждым положили тарелку в виде большого листа. Когда их начали обносить едой, в дверь вошел садху средних лет и потребовал обеда. Управляющий сначала отказался обслужить его, так как впуск тех, кого можно было накормить, был закончен. Но когда садху сказал, что он уже два дня ничего не ел, перед ним тоже положили лист, и он сел на место, оказавшееся как раз напротив Рамдаса.

Обед состоял из пури (пшеничных лепешек, жареных на масле) – довольно толстых и шириной не меньше 16 дюймов, карри (овощной приправы) и сладостей. Сначала каждому садху дали по две пури, а также сладостей и немного карри. Пури, наверное, выпекались из смешанной муки грубого помола и были жесткими, как резина. У Рамдаса явно недоставало зубов, их было у него не более полдюжины, но даже те, кто имел полный их комплект, Свами Вивекананда (1869–1902) – выдающийся подвижник и религиозно-общественный деятель, ученик Рамакришны, основатель Белур Матха и «Миссии Рамакришны».

Шивалинга(м) – символ Шивы эллипсоидной формы, представляющий бесконечную творческую мощь Шивы как Властелина вселенной.

Таракнатх – букв. «Владыка, прошедший сквозь».

должны были изрядно потрудиться над пури, прежде чем их проглотить. Рамдас представлял особый случай.

А вот садху, который пришел последним, расправился со своей порцией меньше чем за две минуты. Ему принесли еще 4 пури, и они вмиг исчезли, дали еще 4, и их постигла та же участь.

Садху попросил еще. Но тогда уж старый друг распорядился, чтобы повар принес из кухни весь запас пури.

Подойдя к садху, он сказал: «Махарадж, ты можешь брать, сколько захочешь», – и положил перед ним 2, 3, 4 лепешки, еще и еще, пока не отсчитал 20 штук.

Но садху и теперь не остановился! Друг дал ему еще четыре, а потом сказал, что сможет принести больше, когда все остальные утолят голод. Все это время внимание всех садху было приковано к ненасытному едоку. Все глядели на него во все глаза, наблюдая за процессом поглощения пищи. Сам же садху оставался невозмутимым и полным решимости. Лепешка за лепешкой исчезали у него во рту, и его совершенно не заботило то, что творилось вокруг. Каждые 4-5 пури он запивал водой из большого медного котелка, стоявшего рядом с ним. Большинство других садху не могли осилить больше чем четыре штуки. Рекордное число для некоторых составило 6 пури. Но этот невероятный садху съел в один присест 34 пури! Ему также все время подбавляли овощей и сладостей. Он съел все, выпив в придачу полный котелок воды.

Этот случай рассказан вовсе не из-за неуважения к тому садху, даже и следа его нет у Рамдаса, но чтобы читатель мог оценить гигантские масштабы его аппетита и восхититься удивительной майей46 Рама.

Рамдас и Садхурам прожили в приюте при храме два дня, а потом на поезде поехали в Гайю47, где обрели святой даршан и искупались в священной реке Пхалгуни. На следующий день они вновь пустились в путь и прибыли в прославленную святыню северной Индии – Каши (Бенарес).

Глава 18 Каши

Майя – иллюзия, чары, сила иллюзии; мировая божественная иллюзия.

Гайя – город на северо-востоке Индии, в окрестностях которого Будда, сидевший под деревом бодхи (смоковницей), достиг просветления.

Каши48 – город величественных древних дворцов и храмов, купола и башни которых, возвышаясь над крышами и узкими улочками старого города, придают волшебное очарование берегам священной Ганги, омывающей ступени старинных каменных лестниц. Вся Индия по праву видит в Каши одну из самых великих святынь индуизма. Каждый день сюда стекаются тысячи паломников со всех концов Индии. Рам отправил Рамдаса в это паломничество зимой, когда здесь стоял сильный холод49, а у него и Садхурама не было подходящей одежды. Когда они спали под открытым небом на берегу реки, им было страшно холодно, особенно Садхураму. Каждое утро он вставал раздраженным и проявлял нетерпение. После посещения Каши главная цель его путешествия на север была достигнута, и он мечтал поскорее вернуться в Южную Индию. Во всем – воля Рама. В мире ничего не свершается без Его божественной воли. Пути Рама неисповедимы.

На следующий день поезд привез Садхурама и Рамдаса в Айодхью50, город, где жил и царствовал Шри Рамачандра.

Паломники прибыли туда поздно вечером и провели ночь под открытым навесом для пассажиров недалеко от вокзала. Был сильный холод. Садхурам предложил улечься спиной к спине, тесно прижавшись друг к другу. Эта уловка, считал он, позволит согреться им обоим, обмениваясь теплом. Оригинальная идея, ничего не скажешь! Так прошла ночь.

Рано утром они пошли в город, а потом – на берег реки Сарайю. Они помыли руки и ноги, и Садхурам сказал, что из-за холода купание невозможно. Поэтому оба вернулись в город и посетили несколько храмов Шри Рамачандры и Ханумана. Поев в благотворительном приюте, они в тот же вечер сели в поезд, идущий в Бомбей.

Они сели на этот поезд, так как Садхурам решительно объявил, что с паломничеством на север покончено.

О Рам, Ты обладаешь высшей волей. Ведь Рамдас еще не посетил множество святынь северной Индии, и Твой смиренный раб не способен понять, по какой причине Ты посылаешь его в Бомбей. Но каждое Твое движение, направляющее шаги Рамдаса, он воспринимает как благо.

Каши (Бенарес, Варанаси) – древний город на берегу Ганги в шт. Уттар Прадеш, один из семи священных городов Индии, куда стекаются миллионы паломников. Самая главная святыня – Золотой храм Вишванатха (Владыки мира) – Шивы в образе огромного лингама.

Зимой ночная температура редко падает ниже +5 градусов, средняя дневная +20 градусов.

Айодхья – древний город в восточной части шт. Уттар Прадеша на р. Сарайю (Гогра) в окрестностях совр. Файзабада.

Поезд мчался вперед, увлекая садху все дальше и дальше на юг. Одна за другой мелькали станции. Садхурам задремал, и какойто пассажир, выходя из вагона на маленьком полустанке, прихватил с собой его медный котелок. Садхурам проснулся, когда поезд уже набрал скорость и, обнаружив пропажу, стал громко сетовать на судьбу – что говорить, он горько заплакал, как ребенок.

Следующая остановка была в Джанси51. Здесь проверка билетов была очень строгой. Контролер буквально вытолкнул из поезда обоих садху и еще нескольких из других вагонов. Всего на платформе собралось около десяти садху. Контролер заставил их всех встать в ряд у вокзальных ворот – вход и выход там был один,

– а сам стал проверять билеты у пассажиров, выходивших со станции. Он стоял спиной к садху, первый из которых находился от него на расстоянии вытянутой руки.

Этим первым был молодой санньясин с пучком спутанных волос. Когда контролеру выпадала хотя бы секундная передышка в сборе билетов, он оборачивался и, схватив за пучок молодого санньясина, ближайшего к нему, со всей силы таскал его за волосы и крутил его голову. В следующий момент он возобновлял проверку билетов. Как только поток пассажиров истощался и наступал простой, он опять хватал садху за волосы, тряс его и бил по голове кулаком. Пока все это продолжалось, Рамдас, заглянув в лицо садху – а тот стоял рядом с ним – увидел, что на его лице была счастливая улыбка.

Глава 19 Любовь побеждает ненависть

Молодому садху, казалось, нравилось такое обхождение. Он выглядел спокойным и весьма довольным. Рамдас, также пожелавший вкусить этого удовольствия, попросил садху поменяться с ним местами и тем самым получить редкую возможность привлечь к себе внимание контролера, но садху невозможно было убедить уйти с его завидной позиции. То и дело контролер повторял свою процедуру с безропотным садху. Длилось это почти полчаса. Наконец, контролер закончил свою работу по сбору билетов.

Джанси – большой город в шт. Уттар Прадеш.

Обет отшельничества подразумевает, в том числе, отказ от заботы о волосах, поэтому многие санньясины смазывают волосы древесным соком, от чего они становятся жесткими и спутанными, как пакля, и не поддаются расчесыванию. Обычно их носят завязанными в пучок.

Теперь он был совсем свободен и мог вплотную заняться садху. Он приблизился к другим, среди которых Рамдас был вторым по счету, с целью хорошенько приложить руку ко всем по очереди.

Рамдас почувствовал облегчение, увидев, что, наконец, дело дошло до него. Чиновник подошел к нему, со всей силы схватил его за руку, но взглянув на него, увидел на его лице очень приветливую улыбку, ясную и светлую. Он сразу же отпустил его руку и, отойдя на несколько шагов, казалось, вдруг о чем-то задумался. Конечно же, это была работа Рама, – поскольку через минуту контролер позволил всем садху выйти со станции, и они один за другим покинули ее.

О Рам! Когда непобедимая Твоя рука защищает Твоего раба, чего ему бояться? Одно неоспоримо и несомненно: Ты обезоруживаешь противника, когда он приближается с жестокими и злыми намерениями, но вместо страха и ненависти встречает улыбку. Любовь, бесспорно, может победить ненависть. Любовь – могучее противоядие от всего зла в мире. Не исключено и то, что все произошедшее могло быть лишь испытанием, которому Рам подверг садху, проверяя, не потеряют ли они контроля над собой в подобной провокационной ситуации. Все, что делает Рам, во благо.

Было уже около двух часов ночи, наступила полная темнота.

Садху стали искать на вокзале место для ночлега, но условия для этого были самые неблагоприятные. Весь вокзал был заполнен пассажирами, каждый закуток, каждый угол в помещении вокзала, отведенном для пассажиров, был занят. Люди сгрудились на полу и спали в самых невероятных позах. Однако Рамдасу и его провожатому Садхураму удалось протиснуться к колонне, где они отыскали местечко, чтобы сесть на пятки.

Здесь тоже был сильный холод. Садху сидели, тесно прижавшись друг к другу, казалось, они слились в одно целое. Рамбхаджан продолжался без перерыва. Рамдас перестал что-либо осознавать и впал в забытье. Он пришел в себя только тогда, когда услышал громкий пронзительный голос, который требовал, чтобы все пассажиры поднялись с пола и вышли из помещения вокзала.

Приказ исходил от железнодорожной полиции.

Рамдас открыл глаза и сразу же стал ощущать свое тело, оказавшееся в довольно необычном состоянии. Ноги так свело от холода, что колени не желали разгибаться. Взглянув на свои ноги, он увидел, что обе они, к тому же, отекли от колена до ступни, словно их поразила слоновья болезнь. Он стал быстро растирать их обеими руками, и уже через пять минут онемевшие конечности начали разгибаться. Медленно поднявшись, он, прихрамывая, прошел несколько шагов. От ходьбы онемение вскоре прошло.

Около восьми часов вечера садху пришли в город Джанси, находящийся в четырех милях от станции.

Глава 20 Джанси

Расспрашивая людей, они сразу нашли приют для паломников. Отдохнув там какое-то время, они по предложению Садхурама направились к базару, где получили от сердобольного торговца немного муки и других припасов, из которых Садхурам приготовил несколько роти и немного дала (вареного гороха).

После обеда они оставались в приюте до вечера. Потом Садхурам предложил пойти к станции, и они пришли туда до наступления темноты. У ворот стоял тот же самый контролер, с которым Рам свел Рамдаса прошлой ночью. Рамдас попросил его разрешить им ехать в Бомбей ночным поездом. Он сначала, как будто, согласился, но когда в 2 часа ночи поезд прибыл на станцию, он запретил им пройти на платформу. Все это воля Рама. Им пришлось вторую ночь провести на вокзале и снова терпеть холод и онемение конечностей.

На следующее утро они отправились в центр города.

Садхурам к этому времени пребывал в плачевном состоянии. Они пришли в тот же приют и встретили там двух садху, говорящих на телугу. Садхурам, как только поговорил с ними, сразу же решил расстаться с Рамдасом и присоединиться к ним. Все это были дела Рама. Его пути всегда неисповедимы. Полное подчинение Ему означает уверенность во всем, отсутствие страха, беспокойства, боли. Полчаса спустя Рамдас остался с одним только Рамом, чье имя он беспрерывно повторял. И новые садху, и Садхурам, бывший так долго его провожатым и приемной матерью, – все покинули дом для паломников.

Рамдас медитировал на Рама, и разлука с Садхурамом его не огорчала. Полная покорность воле Рама избавляла его от чувства беспокойства и от заботы о будущем. Он был погружен в Рамбхаджан, когда двое друзей подошли к нему и опустили ему в руку две монеты по одной анне, предложив ему сходить на базар и купить на них какую-то еду, прервав, тем самым, свой пост. Рамдас так и сделал – пошел на базар, где во время покупки сладостей в кондитерской лавке почувствовал, что кто-то потянул его за локоть.

Обернувшись, он услышал, как друг обращается к нему:

«Махарадж, один торговец хочет, чтобы ты пришел к нему».

Рамдас тут же последовал за другом, и тот привел его в лавку, заполненную мешками с пшеницей. Как только он вошел туда, из внутреннего помещения лавки вышел еще один друг и… тут же простерся у ног Рамдаса – странствующего отшельника!

Поднявшись и стоя со сложенными руками, он попросил Рамдаса принять милостыню в его доме. Это и был тот самый лавочник, что посылал за Рамдасом. Он хотел, чтобы Рамдас сел на «гади» – толстый белый матрас с подушками, на которые можно было облокотиться, но Рамдас был смиренным рабом Рама и предпочитал сидеть на полу. Тогда ему предложили джутовую подстилку, на которую он и уселся.

После обеда добрый хозяин сел рядом с ним и задал ему несколько вопросов о его дальнейших странствиях. Рамдас ответил, что все будет зависеть от воли Рама, его единственного путеводителя. Далее он говорил о доброте Рама и Его любви к своим преданным почитателям, а также и о том, что те, кто доверился Раму, не знают горестей и могут быть счастливы в любых обстоятельствах.

Когда на устах имя Рама, это радость, чистая радость, одна только радость. На лавочника явно произвели впечатление эти слова, так как он сам был пылким почитателем Рамы. Он всегда повторял: «Ситарам, Ситарам53». После недолгого разговора торговец стал уговаривать Рамдаса остаться с ним на несколько дней. Он сказал, что тело Рамдаса находится в запущенном состоянии и нуждается в заботе, и что именно с этой целью Рам и послал к нему Рамдаса. Нужно сказать, что и одежда, которая была на нем, превратилась в лохмотья.

Махадев Прасад, так звали лавочника, под чью опеку Рам отдал Рамдаса, снабдил Рамдаса новой одеждой цвета охры и окружил его нежной заботой. Махадев очень полюбил его. По ночам он, несмотря на протесты, сидел возле спящего Рамдаса и тихонько растирал ему ноги. О, беспредельна была доброта, которую изливал он на бедного и кроткого Рамдаса. О Рам, ведь это Ты все совершал – через этого друга. О Рам, какой Ты добрый и любящий! Плачь, плачь, Рамдас, плачь в тишине, плачь не от горя, а от радости, ибо с тобой – милость Рама.

Ситарам – «Сита, Рама»; Шри Рама, аватар Всевышнего, почитается наравне с его супругой Ситой, воплощением природы, божественной силы, матери-земли.

Целый месяц Махадев удерживал его в своем доме. Он не оставлял его ни днем, ни ночью. По его просьбе Рамдас объяснял ему смысл некоторых стихов Бхагавадгиты – в меру своего скромного понимания, обретенного с помощью Рама. Махадев, в свою очередь, читал и объяснял ему монументальное творение Тулсидаса54, «Рамаяну» на хинди. Все обитатели дома также проявляли радушие к Рамдасу. Чтобы уберечь от холода грудь слабого здоровьем Рамдаса, Махадев достал для него шерстяной плотно облегающий жакет. О Рам, как Ты добр! Когда Ты хочешь проявить любовь к своему рабу, Ты принимаешь облик заботливой матери, – словно той, что дала жизнь телу Рамдаса. Такова Твоя безграничная любовь.

Во время пребывания Рамдаса в Джанси Махадев Прасад водил его на встречу с двумя мусульманскими святыми. Одного из них звали Мирзаджи. Был он очень худой и согбенный, лет ему было за 60. Он не говорил, но в глазах у него искрился веселый огонек. Это был настоящий ребенок, простой, невинный и свободный. Махадев Прасад принес ему немного еды – мягких сладостей, и кусочек за кусочком отправлял ее в рот святому. У него не было ни одного зуба, и он жевал и глотал пищу равнодушно. Похоже, что он никого не узнавал. Взгляд его глаз, хотя и ясных, был отсутствующим и рассеянным. К нему они приходили дважды. Во второй раз они нашли его сидящим на земле рядом с его жилищем. Он тихо рвал на мелкие части полоски бумаги, разбросанные вокруг него.

Глава 21 Медитация – это единственный путь

Другого святого звали Пирджи. По сравнению с Мирзаджи он был еще молод, говорил и отвечал на вопросы, которые ему задавали. Махадев спросил его, можно ли найти счастье в мирской жизни – в такой, какую вынужден вести он сам. При этом вопросе Пирджи даже как будто немного приподнялся. Его голос звучал твердо и уверенно.

«Брат, как я повторял тебе уже несколько раз, существует лишь одно целительное средство: уйти, уйти от горестной жизни в миру и, удалившись в спокойное место, медитировать на Бога, кто Тулсидас (прибл.1532–1623) – крупнейший поэт, преданный Раме, писавший на хинди.

Главное его сочинение – «Рамачаритаманаса» («Священное озеро деяний Рамы»), одно из самых популярных произведений на хинди.

только и может дать счастье, о котором ты мечтаешь. Это единственный путь. Другого не существует».

О Рам, Ты дал своему рабу возможность общаться с этими святыми, чтобы укрепить его веру в Тебя. Первый святой раскрывает состояние человека, уже достигшего Тебя. Другой учит, как прийти к Тебе.

Добрый Махадев водил его по вечерам в разные места, где собирались люди для пения бхаджанов. Однажды Рамдас сказал ему, что, как ему кажется, Рам желает, чтобы он снова отправился в путь.

Махадеву очень не хотелось расставаться с ним. Чтобы разлука не была внезапной, он проводил Рамдаса в деревню Урча, в шести милях от города. Это место славилось храмом Шри Рамачандры. Оставив его там и договорившись с одной доброй женщиной, жившей рядом с храмом, об его пропитании, Махадев Прасад вернулся в город. При расставании он сказал Рамдасу: «Ты можешь оставаться здесь столько, сколько захочешь, или столько, сколько пожелает Рам. Когда Он захочет, чтобы ты покинул это место, пожалуйста, возвращайся ко мне, в Джанси».

Когда Рамдас остался наедине с божественным поводырем, защитником и матерью – Шри Рамом, он пошел по берегу прекрасной реки. Пройдя около двух миль, он оказался перед самадхи (могилами). Некоторые из них были очень старые и полуразрушенные, над ними возвышались конусообразные надгробья, устремленные в небо. Порасспросив позднее у жителей деревни, он узнал, что это могилы женщин, совершивших сати55.

Этот обычай был распространен в былые времена. Теперь эти места использовались для кремации. Кругом росли деревья и царила удивительная тишина.

По внушению Рама Рамдас решил использовать одну из этих могил для уединения. Восемь дней оставался он в этом месте. Он отлучался не больше чем на час, в полдень, посещал храм и забирал пищу, приготовленную для него старой матушкой и состоявшую из нескольких пресных роти и вареных картофелин. Все ночи он просиживал в гробнице за Рам-бхаджаном, и ночи эти проходили в экстазе. В самом воздухе, которым он дышал, ощущалось присутствие Рама. По утрам, пока он громко повторял мантру «ОМ Шри Рам джей Рам джей джей Рам», слетались птицы, большие и малые, и среди них – множество воробьев. Они садились на парапет Сати – древний обычай самосожжения вдовы на погребальном костре мужа; был законодательно запрещен в 1829 году. Получил название от имени одной из ипостасей супруги Шивы (Сати –«добродетельная»), бросившейся в жертвенный костер, когда ее отец Дакша отказался пригласить на жертвоприношение Шиву.

стены, с восторгом слушая звук великого пранавы, ОМ56. По вечерам этот же звук ОМ производил магическое действие на коз и волов, приходивших пастись у могил. Они поднимали головы и, навострив уши, тихо стояли и жадно впивали звук.

О Рам, нет никаких сомнений в том, что Ты обитаешь в сердцах всех существ. Дремлющие души птиц небесных и зверей лесов и долин пробуждаются при звуке величественного голоса Рама!

Глава 22 Рам – друг бедных

Когда Рамдас приходил в деревню, крестьяне убеждали его не оставаться на ночь в джунглях, так как там водятся тигры и другие дикие звери. Ведь место, выбранное им, – это часть обширного дремучего леса. Но если всемогущий Рам охраняет его там, чего и кого ему бояться? Рам царит надо всем, пронизывает все. Он во всех вещах, во всех существах, во всех созданиях. Рамдас провел в лесу восемь дней, пока не пришло повеление Рама покинуть это место.

Стоит описать один случай, который здесь произошел.

Однажды, когда Рамдас проходил мимо небольшого местного базара с котелком для воды в руке, он почувствовал жажду. Он как раз подошел к маленьким низким хижинам, стоящим у дороги. У входа одной из них сидела старая матушка. Он попросил ее налить воды в его котелок.

Старая женщина покачала головой и сказала: «Махарадж, ты не должен брать воду из моих рук».

«Может ли Рамдас узнать причину этого?» – спросил он.

«Причина самая простая, – ответила мать. – Я принадлежу к очень низкой касте. Я всего лишь жена брадобрея».

«Что из этого? – спросил Рамдас, нисколько не смутившись. – Ты все равно мать Рамдаса. Пожалуйста, дай своему сыну напиться».

Ее очень порадовал этот ответ и, войдя в дом, она вынесла оттуда скамеечку для Рамдаса, а также и кувшин с водой, из которого наполнила его котелок. Он утолил жажду, сидя на скамеечке, предложенной ему с такой добротой, и тогда старая женщина сказала, что она очень несчастна. Оставшись одна в целом Пранава, ОМ – изначальный, священный звук, давший рождение всем звукам и проявлениям во вселенной.

мире, она проводит все дни и ночи в беспокойстве, страхе и страдании.

Рамдас стал уверять ее: «О, матушка, нет причин для страха, беспокойства или чувства одиночества, когда есть Рам, который всех нас оберегает. Он всегда рядом».

«Но бедная, неразумная женщина, подобная мне, не обладает верой в Рама. Ведь я грешница». Говоря это, мать горько заплакала.

«Милостью Рама ты обретешь веру, добрая мать. Не отчаивайся. Рам – друг бедных и униженных», – сказал Рамдас.

«Тогда скажи, что мне делать», – попросила старая мать.

«Повторяй одно имя, Рам, в любое время дня и ночи, когда ты не спишь, и можешь быть уверена, что когда ты произносишь это великое имя, ты не будешь чувствовать себя одинокой и несчастной. Там, где звучит это имя, где все время помнят о нем, нет места ни горю, ни беспокойству, ни даже смерти», – сказал Рамдас.

После этого он собрался уходить. Тогда она попросила навестить ее на следующий день. Исполняя ее просьбу, он пришел в ее хижину на следующий день примерно в то же время.

«Ну как, матушка, твои дела?» – спросил он.

На ее лице была веселая улыбка! Она сказала, что последовала его совету и во многом освободилась от страха и беспокойства. Она принялась угощать его ладду (масляными сладостями), которые купила в кондитерской лавке.

«Матушка, это не то, чего хочет Рамдас. Он хочет чегонибудь, приготовленного твоими руками», – сказал он.

И тогда она вошла в дом и вынесла ему кусок роти, – лепешки, которую она испекла сама. Он съел его с большим удовольствием. Позднее он видел ее еще раз, и она была занята тем, что повторяла «Рам, Рам»!

Глава 23 Бог никогда не наказывает

По велению Рама Рамдас вернулся в Джанси, где Махадев Прасад сердечно его встретил и очень просил провести с ним еще несколько дней. На этот раз Рам дал ему возможность общаться в Джанси с целой дюжиной друзей, и все они проявляли доброту и радушие. Из них особенно добр был молодой друг по имени Рамкинкер. В ходе беседы Рамдас услышал, что в Гималаях есть две святыни, Кедарнатх и Бадринатх57, и что дорога к ним очень опасна и царит там страшный холод.

О Рам, ведь это Ты подал эту мысль. Для Рамдаса всегда имели особую привлекательность опасные путешествия и грозящие гибелью места. О Кедарнатхе он читал в замечательных трудах великого махатмы, Свами Рамы Тиртхи. Мысль его заработала, и он, по внушению Рама, принял решение посетить эти святые места, как бы ни была трудна ведущая к ним дорога. Волю Рама он ясно выразил своим друзьям. Махадев и другие друзья, которые так нежно пеклись о его слабом теле, поначалу не одобрили эту идею.

Они сказали, что путешествие слишком тяжелое, особенно для Рамдаса, ведь тело его так хило и так истощено.

Рамдас в ответ сказал: «Рам дал приказ, и Рамдас повинуется, полностью доверившись Ему. На Рама ложится ответственность за то, чтобы о Рамдасе проявляли заботу. Даже если тело его по воле Рама умрет, он не станет роптать, он будет тогда целиком принадлежать Раму. Он должен идти».

И тут же Рамкинкер, молодой друг, вызвался сопровождать Рамдаса в его путешествии в Кедарнатх и Бадринатх. Рамдасу пришлось задержаться в Джанси на несколько дней по просьбе друзей, так как Рамкинкеру необходимо было время, чтобы подготовиться к путешествию.

До того как Рамдас опишет свое паломничество в Гималаи, следует рассказать здесь еще о нескольких эпизодах, связанных с его пребыванием в Джанси. После принятия решения о путешествии Рамдас оказался под опекой Рамкинера, который поселил его в Рам-мандире58 недалеко от своего дома и следил, чтобы он ни в чем не нуждался.

В этом храме жил жрец, известный как Пандаджи. О Пандаджи! Какой ты был добрый! Каждый день в полдень Рамдас, выйдя из храма под палящим солнцем, совершал прогулку по улицам Джанси в течении двух или четырех часов. В это время года днем жара была невыносимой, но Рамдас не обращал на нее никакого внимания. Однажды, увидев это, Пандаджи, который обращался с Рамдасом как с ребенком, предостерег его: «Послушай, махарадж! Ты каждый день выходишь в полдень и бродишь по самому пеклу. Твоя бритая голова ничем не прикрыта. Если ты Кедарнатх – храм Шивы в Гарвальских Гималаях на высоте 3583 м; возведен более 1000 лет назад, затем восстановлен. Бадринатх – храм Вишну-Нараяны в Гарвальских Гималаях на высоте 3110 м. Был основан Шанкарой в VIII в, потом несколько раз восстанавливался. Места многочисленного паломничества, одни из самых знаменитых и почитаемых святынь Индии.

Мандир – храм.

станешь и дальше упорствовать, я вынужден буду, уходя, запирать тебя в храме».

Угрожая таким образом, а на самом деле проявляя большую любовь к Рамдасу, жрец настаивал, чтобы в дневные часы тот ложился спать, и сам не покидал храм для дневной трапезы, пока не убеждался, что Рамдас заснул. О Рам, как Ты добр!

Как-то во время прогулки по жаре Рамдас почувствовал жажду. На пути он увидел колодец, из которого несколько женщин набирали воду. Он подошел к ним и попросил одну из женщин дать ему напиться. В ответ она сказала: «Махарадж, я мусульманка, и тебе, индусскому монаху, не полагается брать воду из моих рук».

«О, матушка, – ответил он, – Рамдас не признает никаких кастовых различий. В тебе, как и во всех женщинах, он видит вселенскую мать, Ситу. Поэтому не сомневайся ни в чем и дай своему сыну воды».

Женщину очень удивил этот ответ. Она тщательно вымыла кувшин и, налив в него свежей воды, стала лить ее в сложенные ладони Рамдаса. Напившись, он продолжал свой путь.

Рамдас оставался в Рам-мандире около десяти дней. Вечерами к нему приходили друзья из города и задавали ему различные вопросы о Раме. Он старался давать им ответы, внушенные ему самим Рамом. Как-то к нему пришел один друг, пожелавший вступить с ним в дискуссию на религиозные темы.

Первый его вопрос был: «Кто ты?»

«Я Рамдас», – последовал простой ответ.

«Нет, ты говоришь неправду, – возразил друг. – Ведь на самом деле ты Рам. Когда ты заявляешь, что ты Рамдас, ты не понимаешь, что говоришь. Бог пребывает во всем. Он в тебе, а значит ты – это Он, признай это».

«Правда, дорогой друг, Бог повсюду, – ответил Рамдас, – но в то же время следует заметить, что Бог один и един. Если Он в тебе и повсюду вокруг тебя, могу ли я осмелиться спросить, к кому ты обращаешь свой вопрос?»

Подумав некоторое время, друг вынужден был сказать: «Да, действительно, я задал вопрос самому себе».

Этот ответ был отчаянной попыткой сгладить свое первое утверждение. Если бы он сказал, что вопрос был обращен к Рамдасу, тогда стало бы ясно, что спорщик признает двойственность – «я» и «ты».

«На самом деле, – сказал Рамдас, – Рам не говорит. В тот момент, когда Он говорит, он уже не Рам. Речь всегда рождает чувство двойственности – говорящий и тот, с кем говорят. Рам един и неделим. Только по чистому невежеству человек, чье эго является огромным препятствием для постижения единства Бога, может сказать, что он – Бог».

Друг еще некоторое время настаивал на своей аргументации, но в конце концов прекратил спор.

По пожеланию Рамдаса, любившего на некоторое время оставаться в уединении, друзья отвели его в рощицу в миле от города, где имелся маленький навес. Здесь он прожил несколько дней, а друзья по вечерам навещали его.

Как-то пришел сюда для разговора школьный учитель. Он принадлежал к Арья Самаджу59, созданному великим святым Свами Дайанандой Сарасвати. Этот друг в ходе беседы очень горячился.

Темой обсуждения было движение шуддхи, основанное Свами Шраддхананджи. Рамдас не сочувствовал этому движению, как не одобрял он любую попытку с чьей-либо стороны создавать различия и разногласия в религиозных верованиях. Самая прекрасная и убедительная истина заключается в том, что все верования ведут к одной и той же цели. К концу беседы друг явно перешел границы благопристойной дискуссии. Однако Рамдас по милости Рама оставался спокойным и сдержанным. А прощаясь, он заверил друга, что очень любит его, несмотря на оскорбительные слова, которые тот пускал в ход.

На следующий день, примерно в то же время этот друг пришел опять. В общем-то, он не пришел, а быстро прибежал. Он едва мог говорить и только шептал, так как у него перехватывало горло. Вид у него был довольно жалкий.

«О, махарадж, – просипел он, падая к ногам Рамдаса. – Бог наказал твоего раба за то, что он вчера в разговоре с тобой употреблял грубые слова. Видишь, как у меня заложило горло? Я не могу нормально говорить».

«О, друг, Рамдаса это очень огорчает, но будь уверен: Бог никогда не наказывает. Бог – это любовь, Он всегда добр. Наши враги – это наши собственные сомнения, они и порождают всяческую путаницу. Так называемое зло мы сами и создаем».

Друг тут же схватил правую руку Рамдаса, притянул ее к себе и потер ее ладонью свое горло. Удивительно, но горло Арья Самадж – «Общество ариев», или просвещенных; религиозно-реформаторское общество, основанное странствующим монахом Даянандой Сарасвати. Ратовало за монотеизм, упразднение догм, возвращение к Ведам и т.д. После смерти Д.Сарасвати развернулось движение шуддхи («очищение») – за возвращение в индуизм тех, кто перешел в ислам или христианство.

прочистилось, он стал говорить более ясно, а через несколько минут у него все наладилось!

«Посмотри, махарадж, какой силой ты обладаешь», – воскликнул он в большом волнении.

«Ты ошибаешься, дорогой друг, – ответил Рамдас. – Рамдас всего лишь беднейший слуга Рама, и у него нет никакой силы.

Исцелила сейчас тебя твоя вера, и ничего более». С этого времени этот друг сильно привязался к Рамдасу и был очень добр к нему.

О Рам, твои пути так удивительны, что Рамдас порой становится полностью околдован Тобой.

Друзья, с которыми он ежедневно встречался в Джанси, по своей природе были очень щедрыми. Особенно добры и гостеприимны были они по отношению к садху. Когда Рамдас жил у Махадева Прасада, он увидел в нем образец щедрости и скромности. Он никогда не отпускал голодного человека от дверей своего дома, не накормив его. Он мог отказаться от своего обеда и предложить его голодающему. Сердце его было таким мягким, таким отзывчивым, а смирение его могло служить примером.

Конечно же, Рам дал возможность Рамдасу общаться с этим другом для того, чтобы он понял, как проявляют себя на деле истинное смирение и щедрость.

Рамкинкер, молодой друг, который вызвался сопровождать Рамдаса в его паломничестве в Гималаи, взял за правило отдавать 10% своего заработка на благотворительность. Это право же прекрасный пример для всех!

Нужно сказать, что идеал благотворительности, которому следуют домохозяева северной Индии, очень благороден и высок.

Этот идеал восходит к древности: домохозяин не имел права считаться таковым, если он ежедневно не разделял своей пищи с голодным человеком – нищим или странствующим монахом. В сущности, древние законы гласят, что человек вступает в статус домохозяина, семьянина именно с этой целью – следовать этому благородному высокому идеалу60. Случается, что некоторые домохозяева не ждут, пока проситель придет к их порогу, а сами идут искать его – на улицу, в храмы или приюты. Таково благочестие добрых семьянинов. Рамдас знает, что в Южной Индии Правила поведения (дхарма) для четырех основных укладов жизни правоверных индусов (ученичество, семейная жизнь, уединение, отшельничество) восходят к Ведам и считаются священными. Стадии домохозяина придается очень большое значение в нравственном и духовном продвижении человека, и благотворительности в ней уделяется важное место. Статус домохозяина определялся не столько формальным фактом наличия семьи, а соблюдением этических и религиозных норм (дхармы), соответствующих этому статусу.

благотворительность тоже стоит на самом почетном месте, в чем он неоднократно убеждался на собственном опыте. По существу, вся огромная Индия – щедрая и милосердная земля.

Глава 24 Путешествие в Гималаи

Друзья из Джанси снабдили Рамдаса всем необходимым для поездки в Гималаи. И вот день отъезда настал. Много друзей пришло на вокзал, чтобы попрощаться с Рамдасом и Рамкинкером.

После взаимного обмена добрыми пожеланиями наступило прощание.

На следующий день поезд прибыл в Харидвар61. Харидвар, как свидетельствует его название, это ворота к великим святыням Гималаев. Паломники остались здесь на два дня. Было очень радостно видеть берега Ганги, где собирались отшельники, отшельницы, бхакты (преданные почитатели Господа), брамины, набожные матери – и все были заняты купанием, омовениями, сандхьей62, молитвами, поклонением. О Рам, Ты полностью проявил себя в этом святом месте. Отсюда начинался путь в Гималаи.

Рамдас и Рамкинкер поднимались все выше и выше и достигли Ришикеша63. Это очень красивое место. Вид на берегах святой реки просто чарующий. Величавые вершины Гималаев, неясно различимые на расстоянии и укрытые белым туманом, сливаются, будто в поцелуе, с наступающими волнами облаков, которые зависают над ними. Ближе глазу открываются высокие, мощные утесы, покрытые густым лесом, смесью зеленых, желтых и красных оттенков листвы и цветов. Еще ближе взору предстает кристальная вода святой Ганги, текущей во всем своем величавом покое, обнажая на своем дне огромные обломки скал, которые ее бурное течение увлекло вниз еще в незапамятные времена и сделало круглыми и гладкими. О Рам, Ты поистине необыкновенно прекрасен!

На одном берегу великой реки виден ряд маленьких тростниковых хижин, аккуратных и чистых. Это ашрамы санньясинов. Рамкинкер повел Рамдаса в одну из них. Обстановка в ней была самая простая: подстилка из бамбука, на ней – оленья Харидвар – священный город на Ганге, в предгорьях Гарвальских Гималаев.

Сандхья – ритуальное богослужение, проводимое на рассвете, в полдень и на закате.

Ришикеш – знаменитый город на Ганге в 25 км к северу от Харидвара, известный многочисленными храмами и ашрамами святых. Многие поколения подвижников занимались здесь покаянием и усиленной духовной практикой.

шкура, в ногах – свернутое одеяло. Почтенный старый санньясин сидел на оленьей шкуре, скрестив ноги. На деревянном крючке висел котелок для воды, сделанный из черной раковины. Кроме небольшого куска материи и запасной набедренной повязки, которые сушилась на солнце у дома, у него не было никакой другой одежды. На песчаном полу хижины был расстелен бамбуковый коврик, а в углу лежали два черных камня, один большой, другой поменьше, для раскалывания миндаля и других орехов с твердой скорлупой.

На лице святого было выражение полного покоя и безмятежности. Он встретил Рамкинкера и Рамдаса веселой улыбкой. Простершись у ног махатмы, они уселись на коврик.

Отшельник предложил гостям немного кардамона и повел с ними в простой и детской манере разговор о святых, которых можно встретить в дремучих лесах на другом берегу Ганги, где не селятся обычные люди и где святые могут годами отдаваться покаянию.

Старец дал Рамдасу прекрасный совет: оставаться как можно дольше в уединении для совершения садханы. Нет лучшего способа, чтобы приручить свой ум. Святой был добрым, приветливым, обаятельным и простодушным. О Рам, это ведь Тебя во всей Твоей славе встретил Рамдас под этим простым кровом.

И вот еще что: этот святой очень любил птиц. Он не упускал случая каждый день делиться с ними своей едой. Они ждали своей доли, сидя на деревьях перед хижиной. Он говорил о них с большой любовью.

Выйдя из хижины, Рамкинкер и Рамдас пошли по берегу матери-Ганги, где увидели много санньясинов, одетых в оранжевые робы. Лица их светились радостью. Все они пришли сюда для утреннего омовения в святых водах. Пока Рамдас оставался в Ришикеше, его пристанищем был земляной помост вокруг большого баньяна на берегу реки недалеко от хижины другого махатмы. Этот святой был очень добр к Рамдасу. Его любимым развлечением было кормить коров и обезьян, которые всегда собирались вокруг его хижины. Для того чтобы кормить их, он ходил за подаянием на базар, подбирал остатки пищи и срывал траву. Он находил особое удовольствие в том, что по-ребячьи танцевал с обезьянами, гонялся за ними и, веселясь и играя, производил странные звуки. Его лицо было ясным, а в зеленых глазах блестели нежные слезы. Под тем же деревом расположился один слепой садху. У него был хороший голос, которому он нашел наилучшее применение, воспевая славу Рама.

Три дня провел здесь Рамдас в покое и сладости. Рамкинкер был так добр, что приносил Рамдасу пищу. В Ришикеше имелось два больших благотворительных приюта, ежедневно обеспечивающих пищей всех санньясинов. Один из домов был открыт великим махатмой Каликамбли Бабой, который ныне уже в махасамадхи64. И у местных жителей, и среди садху его благословенное имя было всегда на устах. Его влияние и авторитет побудили богатых купцов Бомбея и других городов открыть придорожные приюты для паломников в высокогорных районах через каждые 10-15 миль. Там пищу дают бесплатно всем паломникам-садху, имеющим продуктовые талоны, которые выдавали им в Ришикеше. Рамкинкер взял набор талонов для Рамдаса.

Глава 25 Путешествие в Гималаи продолжается

На четвертый день Рамдас и Рамкинкер начали подъем в горы. По мере того как они взбирались все выше и выше, простирающиеся перед ними виды и ландшафты становились все более волшебными. С правой стороны священная Ганга низвергалась вниз во всей своей славе, а слева высокие утесы, сплошь покрытые зеленой листвой, являли собой потрясающее по красоте зрелище. Сам воздух был напоен божественным присутствием Рама. Отдаленные горы и долины, разных оттенков небо, на котором белые кудрявые облака принимали фантастические очертания, вдали, на сотни миль, снежные шапки горных вершин, ослепительно яркие в лучах солнца, словно покрытые листами серебра, – все это представляло поистине великолепную картину. О, чарующая красота горных видов! О Рам!

Бедный Рамдас не находит нужных слов, чтобы описать величие, красоту и славу картин, которые предстали перед его восхищенным взором.

Он шел дальше, впитывая в себя все глубже и глубже сияние беспредельности Рама и, опьяненный этим, терял, терял, терял себя.

О Рам! Твоя доброта к своему смиренному рабу поистине безгранична. Рамкинкер и Рамдас день за днем шли вверх быстрым шагом. Рамдас не чувствовал усталости, боли, неудобств. Он, как всегда, ощущал себя бодрым, и все это благодаря милости Рама, чье Махасамадхи – смерть, уход из тела; обычно это слово применяется, когда уходит из жизни святой, великий человек, йог, освобождаясь от круга перерождений.

имя было всегда у него на устах. Так одолевали они одну гору за другой, и во время подъема их изумленному взору открывались все новые и все более удивительные картины. Это было путешествие в зачарованный мир. Это был завораживающий сон, полный славы и величия Рама. Здесь проявились Его могущество и Его сила чародея. Одно видение за другим пролетает в танце перед вашими глазами, и вы бессознательно попадаете под колдовские чары этого великого волшебника. Вы забываете, кто вы и где вы. Вас просто поглощает все окружающее, и вы растворяетесь в нем. Так легкую струйку дыма уносит ураган.

Рамдас шел очень быстро. Да нет, он просто летел. Даже трудные подъемы он одолевал, не моргнув глазом. Большую часть времени он не ощущал своего тела. Его ум был полностью погружен в Рама, который один лишь являлся ему в этих чарующих картинах.

Выше и выше поднимались неутомимые паломники.

Рамкинкер, несущий тяжелую поклажу, просил Рамдаса поумерить скорость, так как не мог поспеть за ним. Но Рамдас не распоряжался собой. Его господином был Рам. В одном месте они потеряли друг друга, и это вызвало у обоих большое беспокойство, однако Рам снова свел их в Рудрапрайяге65.

Тысячи паломников поднимаются каждый год в эти горы, а во время сезона, то есть от марта по июнь, вверх и вниз движется беспрерывный поток людей.

Все паломники, садху и другие странники, которых Рамдас встречал на пути, были очень добры к нему, а иные богатые купцы, например, из Бомбея, проявляли к нему заботу и внимание. Рам добр, и поэтому и все добры, ведь Рам обитает во всех.

В горах живут племена горцев. Это крепкие люди со светлой кожей, они возделывают землю и занимаются скотоводством, разводят овец и коз. Их жизнь проста и естественна, их вера в Бога очень сильна. «Рам, Рам» – всегда у них на устах. Если вы поговорите с ними, они с пылкой гордостью скажут, что они потомки риши, живших когда-то в этих горах. Одежда их из чистой шерсти. Мужчины носят длинные шерстяные балахоны, широкие штаны и черную шапочку, а женщины – плотные шали и юбки вместо сари. Эти шали связаны из овечьей шерсти. Тем самым, и пища, и одежда – предметы первой необходимости в жизни – Прайяг – слияние (рек). Распространенное название городов и селений на севере. Название обычно дается в честь божества, святого или подвижника, связанных с этой местом.

Рудрапрайаг – слияние рек Мандакини и Алакананды. По преданию Шива (Рудра ) подарил вину (лютню) божественному мудрецу Нараде, когда он предавался здесь аскезе.

являются продуктом их собственного труда. Даже отправляясь куда-то, каждый мужчина и каждая женщина берут с собой какоето количество шерсти и прядут или вяжут прямо на ходу.

Поскольку их образ жизни свободен от губительного влияния современной цивилизации, они живут простой, чистой, благочестивой и честной жизнью.

Во время подъема в горы в маленьких хижинах, в пещерах или под деревьями можно было увидеть садху, погруженных в глубокую аскезу. Искать общения с ними или находиться с ними рядом хотя бы самое короткое время – большое благо. Общество садху – это столь необходимое очищение ума. Атмосфера чистоты, которую он создает вокруг себя с помощью медитации, – это река, в которой ум совершает омовение, избавляясь от дурных мыслей и впечатлений. Среди этих священных гор находятся ашрамы таких великих святых, как Нарады и Агастьи Муни66. Есть там и место под названием Пандукешар, где, по преданию, делали привал Пандавы67 в своем путешествии к Кайласу, легендарной обители Шивы. Здесь есть храм и несколько старинных надписей на медных плитах.

Первое высокогорное место, которое посетили Рамдас и Рамкинкер, был Триюги Нараян68. Подъем к нему – по крутой, скользкой тропе. Это плато, окруженное горами со снежными вершинами. Здесь было очень холодно. Паломники провели здесь один день.

Затем, спустившись на некоторое расстояние, они начали подъем на следующую горную цепь. Здесь тропа была тоже узкой, неровной и опасной. Нужно было переходить через ненадежные шаткие мостики, а в некоторых местах пришлось перебираться через большие снежные завалы. Из-за того, что этот маршрут очень рискованный, каждый год сообщается о том, что многие паломники соскальзывают с обрыва, и их уносит бурный поток реки, текущей в ущелье на много сотен футов ниже. Здесь можно упомянуть об одном случае, когда паломнице чудом удалось избежать гибели.

Примерно на середине подъема Рамдас сидел на тропе, поджидая Рамкинкера. Это был край крутого обрыва, а далеко внизу неслась река. Тропа была очень узкой. Девушка лет 16, полная бодрости и энергии, шла вниз по крутому спуску. Она Агастья – божественный мудрец, риши, глава южных отшельников, упоминающийся в Ригведе как создатель ряда гимнов.

Пандавы – герои Махабхараты, пять братьев, сыновей царя Панду; во время изгнания странствовали по Гималаям.

Место паломничества к северо-западу от Рудрапрайяга на высоте около 2000 м.

спускалась быстрым шагом, а крутизна горы к тому же увеличивала скорость ее шагов. Как ни старалась она удержаться, ее увлекало вниз с неудержимой быстротой. Вниз, вниз, все вниз бежала она!

Лицо ее пылало от волнения и напряжения, она понимала, что ее автоматически несет вниз, но затормозить у нее не было сил.

Вместо того чтобы бежать в сторону горы, она неслась прямо к обрыву, к самому краю пропасти.

У Рамдаса перехватило дыхание, когда он увидел эту сцену.

Он молча призывал Рама спасти ее. Только Раму было это под силу, и больше никому. Теперь девушка понеслась к самому обрыву, но, сделав нечеловеческое усилие, удержалась. Часть ее левой ноги была уже за краем обрыва. О Рам, какой ужасный это момент! О Рам, да славится имя Твое! Рамдас видит, как девушка падает поперек тропы и слышит, как она повторяет «Рам, Рам»! Спасена, спасена! Рам спас ее. Она поднялась и, не медля ни секунды, продолжила спуск. Бесстрашная девушка! Какой чудесной верой в Рама ты обладаешь!

По-другому случилось со старой женщиной, путешествовавшей в специальной корзине, которую нес на спине нанятый для этого носильщик, крепко сбитый горец. Время от времени носильщик опускал свою ношу, чтобы передохнуть.

Последний раз он сделал это в том месте, где на краю тропы отдыхали Рамдас и Рамкинкер. Носильщик поставил корзину на камень и сказал женщине, что она может вылезти на какое-то время. Не получив ответа, он заглянул в корзину и издал потрясенный и горестный крик.

«Бедняжка умерла!» – воскликнул он.

О, Рам! Твоя воля свершилась.

Поднимаясь все выше и выше, Рамдас и его добрый провожатый наконец достигли Кедарнатха. Это было поистине величественное место – небольшая плоская долина в сердце высоких, уходящих в небо горных пиков, покрытых вечными снегами. Стоял пронизывающий холод. О Рам, Твоя доброта к своему рабу так велика, что Ты сделал его почти нечувствительным к холоду.

Глава 26 Продолжение гималайского путешествия

В Кедарнатхе Рамдас совершил настоящий подвиг, и все по милости Рама. Он одолел одну из высоких близлежащих снежных вершин. Рамкинкер, конечно же, следовал за ним. Поднимаясь вверх, они вынуждены были цепляться за жесткую траву, растущую на горе. Тропа была крутая и скользкая. Рамкинкер прошел с ним примерно половину пути, а дальше подниматься отказался из-за холода и боязни сорваться вниз. Рамдас же, отдавший себя в руки Рама, поднимался все выше и выше, пока не достиг вершины горы и не коснулся ее острого пика. Коснувшись его, он издал победный клич во имя Шри Рама. Он крикнул изо всех сил: «Ом Шри Рам джей Рам джей джей Рам!» О Рам, как Ты славен!

Теперь предстоял спуск, чрезвычайно опасный. Стоило сделать один неосторожный шаг или слегка поскользнуться, и ты летишь с головокружительной высоты к неизбежной гибели.

Однако если Рам ведет тебя, есть ли место страху? И разве не встретишь ты смело любую опасность? И он стал медленно сползать с горы – нет, плавно соскальзывать с нее. И тут как раз начался град! На Рамдаса посыпались белые твердые шарики снега.

Он не взял никакой теплой одежды, но благодаря милости Рама не ощущал ни холода, ни страха. И Рам вывел его к подножью горы невредимым. Для завершения спуска понадобилось пять часов.

Высота горы была больше мили. Выйдя к истоку реки Мандакини, берущей начало как раз в этом месте, где снег уже тает и течение устремляется вниз, Рамдас совершил омовение. Вода была, конечно, очень, очень холодная, но разве чувствовал он холод, если Рам оберегал его?

В Кедарнатхе стоит храм Шивы, там есть несколько лавок и жилых домов. Рамдас пробыл тут один день, а затем, по предложению Рамкинкера, они двинулись дальше. Спустившись на несколько миль, паломники начали взбираться на другую горную гряду, и опять все выше и выше. Вновь их взору открылись дивные ландшафты, у подножья одной горы они набрели на приют для паломников, стоящий у маленького озерца, Гаури Кунд, которое наполняется горячей водой из источника. Там был и другой водоем, вода в нем была желтого цвета. Отсюда Рамдас и Рамкинкер начали свой путь наверх, преодолевая милю за милей. Эта дорога была не такая плохая, как та, что вела в Кедарнатх.

Они шли несколько дней и, наконец, приблизились к месту под названием Бадринатх, или Бадринараян. Примерно в полумиле от него они сели на дорогу и стали смотреть на горы. Зрелище было завораживающее.

Убогое перо Рамдаса не способно его описать. Когда он смотрел вокруг, он на время терял ощущение своего тела и становился единым с высокими горами, среди которых сидел. В Бадринатхе берет начало река Алакананда. При подъеме к вершинам паломникам приходилось в трех или четырех местах преодолевать широкие снежные пространства, это были языки ледников. Они шли по ним босыми ногами. Под толщей этих гигантских снежных пластов тяжелыми потоками вниз, в реку, стекает вода. Говорят, многих паломников, идущих по леднику, засасывает в этот поток, когда тонкий слой льда проваливается у них под ногами. Рассказывают, что один богатый купец из Бомбея, которого несли в корзине, похожей на люльку, четверо силачей, упал и погиб в этом стремительном течении.

Они дошли до Бадринатха. Это была плоская ложбина, окруженная со всех сторон высокими горами, так же как и Кедарнатх. Здесь стоит храм Бадринараян из белого мрамора. В этом месте тоже был водоем с горячей водой, поступавшей из горячих горных источников. Все паломники совершали в нем омовение. Стоял сильный холод, но Рам был так добр и милостив, что Рамдас почти не ощущал его.

У входа в храм, где он хотел получить даршан Бадринараяны, у него возникли трудности:

главную дверь осаждала толпа паломников. Нескольким больным людям разрешили пройти через узкую боковую дверь, за этим наблюдали два служителя-брамина.

Рамдас подошел к этому входу. Один из служителей сказал:

«Если ты больной, можешь войти».

«Нет, Рамдас не болен», – ответил Рамдас.

«Ну, тогда притворись больным», – сказал служитель.

«Ни за что, – живо откликнулся Рамдас. – Он не хочет получать даршан Бадринараяны путем обмана. Рам не дал на это команды».

Говоря это, он повернулся, чтобы уйти отсюда, но добросердечный пандаджи (служитель) схватил его за руку, провел в храм и после того, как он получил даршан, дал ему немного прасада. О Рам, ты разными способами испытываешь своего раба.

Пробыв день в Бадринатхе, садху отправились в обратный путь. Через несколько дней они подошли к месту под названием Рамнагар, где начинается железная дорога на юг. Расстояние, пройденное ими в Гималаях, равнялось в целом 400 милям, а время, которое понадобилось, чтобы пройти путь от Харидвара до Рамнагара, равнялось 40 дням.

Рамнагар, как свидетельствует его название, благословенное место. Целью живущих здесь людей является благотворительность.

Рядом с железнодорожным вокзалом находится медпункт, где оказывается помощь больным паломникам. Ежедневно сотни паломников получают здесь лечение. Состоятельные горожане заботятся о том, чтобы накормить садху и бедных паломников.

Люди здесь отличаются добротой и гостеприимством. Рамдас со своей стороны должен сказать то же самое и о других частях Индии, где он побывал. Рам всегда проявлял доброту и любовь к нему во время его путешествий, ведь он отправился в паломничество по призыву Рама.

В Рамнагаре они с Рамкинкером сели в поезд, следующий в Матхуру69, куда и прибыли в должное время. Заболевший Рамкинкер решил вернуться отсюда в Джанси. В течение всего путешествия он не расставался с Рамдасом и был для него больше чем мать, беря на себя все заботы о нем. Но теперь по воле Рама добрый друг должен был покинуть его и уехать из Матхуры в Джанси. Однако Рамдас оставался один всего несколько минут, так как у Рама был уже на примете в доме-приюте другой садху, готовый взять заботы о нем.

Глава 27 Матхура, Гокул и Бриндаван

Матхура – это город, где родился Шри Кришна, великий аватар Бога. Шри Кришна – это истинное воплощение любви. Его бессмертное имя живет во всей своей первозданной славе в умах людей Индии. Бхагавадгита, не имея себе равных по философской глубине, указывает цель, к которой должны быть направлены все усилия людей как к окончательному завершению и смыслу своего существования.

Матхура и теперь живо помнит Кришну-ребенка и его полную чудес жизнь, на что указывает множество храмов, в которых ежедневно почитают Его в образе нарядно одетых статуй.

В день приезда в Матхуру Рамкинкер лежал в постели с лихорадкой. Рамдас еще до встречи с новым Садхурамом отправился в город в поисках святой реки Ямуны. Рам, всегда готовый помочь ему, тут же свел его с одним брамином, идущим к реке, и тот по собственному почину подошел к Рамдасу и вызвался проводить его.

Дойдя до святой Ямуны, Рамдас сначала выстирал свою одежду, а потом вошел в воду для омовения. Перед этим он Матхура – город к югу от Дели на берегу Ямуны, где родился Кришна.

поставил на одну из каменных ступеней свой маленький котелок для воды и положил в него свои очки. Закончив омовение, он пошел к тому месту, где оставил котелок, но опоздал всего лишь на минуту: обезьяна умчалась наверх и унесла его очки. Без очков он не мог различать предметы на расстоянии. Его попутчик, заметив это, забеспокоился, но Рамдас остался невозмутимым.

«Это была воля Рама», – сказал он и подумал про себя, что Рам, наверное, хочет восстановить его слабеющее зрение.

Однако брамина это не убедило. Увидев стоящих неподалеку мальчишек, он велел им бежать за обезьяной и отнять у нее очки.

Тем временем обезьяна перепрыгивала с одной башенки храма на другую, а за ней вдогонку неслись другие обезьяны. Им казалось, что первая ухватила что-то съедобное. Однако не прошло и четверти часа, как дети вернулись с очками, которые оказались в полном порядке. Вот так испытывал Рам своего смиренного раба.

В сопровождении доброго брамина Рамдас побывал в нескольких храмах Шри Кришны, а на другой день вместе с новым Садхурамом отправился к горе Говардхане. Говардхана расположена в 14 милях от Матхуры. Они пришли туда в полдень.

Перед ними была знаменитая гора, которую, по преданию, поднял Шри Кришна и держал на конце своего мизинца, чтобы уберечь коров и пастухов, своих друзей по играм, от потоков ливня, насланного разгневанным богом Индрой. Но с тех пор гора сильно уменьшилась, и сейчас снизилась почти до уровня окружающей ее равнины. От нее откалывали камни и использовали их главным образом для строительства домов. Однако большой ее обломок, утес, сохранили как «представителя» горы. Его огородили железным забором и над ним соорудили навес. На этот утес паломники льют топленое масло, молоко, простоквашу и другие продукты, оказывая ему тем самым почтение. Даже от этой скалы паломники откалывают кусочки и уносят их с собой на память.

Рамдас и Садхурам, поев в благотворительном приюте, после полудня немного отдохнули.

Вечером Садхурам и Рамдас, выйдя на дорогу, ведущую а город, услышали издалека звуки бхаджанов. Это Рам показывал им путь. Очень скоро они оказались в небольшом мандире Рама. Около полдюжины святых сидели перед фигурами божеств и пели под аккомпанемент цимбал, тамбуринов и мриданг, прославляя имя Рама.

Слова были такие:

«Харе Рама, Харе Рама, Рама, Рама, Харе Харе!

Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе!»

Этот бхаджан повторялся много раз на различные мелодии, создавая вокруг мощную вибрацию полного покоя. В этом месте Рамдас оставался около 4 часов, целиком погруженный в чарующее звучание имени Рама.

На следующий день Рамдас и его провожатый отправились обратно в Матхуру, а после недолгого там пребывания Рамдас, разминувшись с Садхурамом, пошел один в Гокул, находящийся примерно в пяти милях от Матхуры.

О, Гокул! Это место, где Шри Кришна рос ребенком, играл в свои игры и показывал свою необыкновенную силу! Здесь тоже протекает благословенная Ямуна. Скорее всего, в этой реке Шри Кришна прыгал и танцевал на кольцах огромного змея Калинги.

Пробыв здесь один день, Рамдас вернулся в Матхуру, откуда, пройдя 6 миль, пришел в Бриндаван. Бриндаван – очень красивый город. Здесь также течет Ямуна во всей своей кротости и чистоте.

На ее берегах раскинулись прекрасные естественные сады мелии и других деревьев. Сидеть под их прохладной сенью, когда свежий ветерок веет от ложа Матери-Ямуны, это значит наслаждаться самим Небом.

Рамдас был зачарован этим городом и провел на берегах реки две недели, при этом по ночам постелью и сиденьем ему служил сухой песок, а дни он проводил в тени прибрежных деревьев.

Волшебными были здесь лунные ночи. Сам воздух, казалось, был заряжен присутствием Шри Кришны, этого воплощения любви. А когда проносился легкий ветерок, он словно доносил до слуха Рамдаса сводящую с ума мелодию флейты Шри Кришны и серебристые звуки малюсеньких колокольчиков на его благословенных танцующих ногах. Снова и снова в воздухе раздавался глубокий, нежный, звучный голос: «Радхешьям, Радхешьям»70. Рамдас жил здесь в состоянии полного экстаза и восторга. Дни проходили незаметно. Все пребывание здесь казалось сладостным и чудесным сном.

В Бриндаване он посетил много мандиров Кришны, из которых самый большой и впечатляющий – Ранганатх-мандир. Он напоминает крепость, окруженную высокими массивными стенами.

Ворота, внутренние здания и крыши сделаны из камня, искусно инкрустированного.

В сердце преданного почитателя Кришны образ «Темноликого» (Шьямы) не отделим от Радхи, непревзойденной в своей преданности Ему.

Пришло наконец распоряжение от Рама покинуть это место.

Вернувшись в Матхуру, он сел на поезд, который указали ему местные друзья.

Глава 28 Райпур

Поезд привез Рамдаса в Райпур71. Таинственны пути Рама.

Рамдас не знал, почему Рам привел его сюда, ведь Райпур не был местом паломничества. Рамдас принял дневную пищу в компании с одним садху, милостиво посланным ему Рамом, после чего оба они пошли в прекрасный городской сад. Выкупавшись в канале, Рамдас разослал в тени дерева маленькую оленью шкуру, которую всегда носил с собой. Ее подарил ему один добрый друг в Джанси, кого, конечно же, снабдил этой шкурой Рам.

Не успел Рамдас улечься на шкуре и закрыть глаза, как кто-то тихонько тронул его за плечо. Открыв глаза, он увидел перед собой молодого мусульманина. «Простите за беспокойство, сэр», – сказал юный друг на хинди.

Рамдас приподнялся и спросил, чего он хочет.

«Я подошел, чтобы поговорить с тобой. Мне хотелось узнать, веришь ли ты в Мухаммеда», – пояснил друг.

«Почему бы нет, он был одним из величайших пророков Бога», – ответил Рамдас.

«Почему ты говоришь – одним из пророков, почему – не единственным?» – настойчиво спрашивал друг-мусульманин.

«Юный брат, хотя Мухаммед мировой учитель, но есть и другие такие же великие учителя, например, Будда, Иисус Христос, Кришна, а в наши дни – Махатма Ганди. Если ты постараешься понять послание, с которым они обращались к миру, ты увидишь, что в главном они едины и ставят перед человечеством одни и те же цели».

Эти слова произвели глубокое впечатление на мусульманского друга. Разговор некоторое время продолжался, Рамдас рассказывал о пережитом им опыте и т.д. Молодому другу очень понравился Рамдас – до такой степени, что он выразил желание повсюду сопровождать его. Это был внезапный порыв, но Рамдас сказал, что этого делать не следует, так как он не получил на то указаний от Рама. Доводы Рамдаса заставили мусульманина в Райпур – город в центральной Индии в штате Мадхья Прадеш.

конце концов отказаться от этой идеи. Но ему хотелось получить что-нибудь на память. Рамдас сказал, что с радостью отдаст ему любую вещь из тех, какие имеются при нем, пусть только скажет, что именно он хочет. Добрый друг попросил у него оленью шкуру, которая и была ему немедленно вручена.

Принимая ее, он сказал: «Мне нужна она для того, чтобы, сидя не ней, совершать намаз – молитву Аллаху. К тому же она всегда будет напоминать мне о тебе».

Прощаясь с Рамдасом, он спросил, куда он сейчас направляется. Рамдас ответил, что Рам хочет послать его в Аджмер72.

«Это хорошо, – сказал друг, – когда ты там будешь, не забудь посетить знаменитую мусульманскую святыню – Каджа Пир.

Каждый мусульманин покажет тебе дорогу к ней».

Так все и вышло. Рамдас приехал в Аджмер, была ночь.

Вместе с другими садху, приехавшими тем же поездом, он хотел переночевать на вокзале, но железнодорожная полиция воспротивилась этому и велела выйти из здания вокзала. Рамдас нашел место под деревом на территории станции, но и тут вмешался полицейский и прогнал его. Побродив какое-то время, он, наконец, нашел местечко под другим деревом в отдаленном углу привокзальной территории. У него теперь не было никакой подстилки, поэтому он улегся на голую землю. Когда его нос вошел в непосредственное соприкосновение с землей, он почувствовал резкий запах мочи. О Рам, как Ты добр! Ты обеспечиваешь своему смиренному рабу самый разнообразный опыт, и все для его же блага.

Этот ночлег еще больше убедил Рамдаса в том, как глупо придавать большое значение своему бренному телу, а также сильно способствовал пониманию, каков пока что его собственный уровень, – по правде говоря, еще очень, очень низкий. Для того чтобы он извлек урок из этого эпизода, Ты, о Рам, явился в образе полисмена, со всеми вытекающими из этого последствиями.

Поэтому Рамдас, дитя Рама, крепко спал до утра в любящих объятиях этого всемогущего Существа – Рама.

Аджмер – город в штате Раджастан, центр паломничества мусульман.

Глава 29 Аджмер На рассвете Рамдас направил свои стопы к городу. Когда он пробирался через густую толпу людей на улицах Аджмера, не ведая, куда он идет – он непрестанно был погружен в мысли о Раме

– его остановил высокий дородный мусульманин и сделал ему знак следовать за ним. У Рамдаса в таких случаях иного выбора не было.

Он всегда знал, что все приглашения исходят от Рама, поэтому он без малейших колебаний подчинился мусульманину, нимало не заботясь, куда этот друг его поведет.

Они прошли по улицам около мили и, наконец, остановились у арочных ворот. Друг вошел в них, а следом за ним и Рамдас.

Пройдя через двор и спустившись по ступеням, они вошли в дверь, и их взорам открылась прекрасная мечеть. Когда Рамдас вошел в нее, он сразу же оказался перед большим серебряным мандапом, или табутом,73 увенчанным куполом и украшенным резьбой.

«Это Каджа Пир! – воскликнул друг мусульманин, – преклони колена и примкни к рядам чела (преданных учеников) Мухаммеда».

Рамдас тут же в великом почтении опустился на колени, а потом, подняв глаза на доброго друга, сказал: «Брат, мне не нужно сейчас вступать в ряды чела Мухаммеда, так как я и раньше был чела этого пророка».

О Рам, о Мухаммед, как удивительны Твои пути! Для того чтобы исполнить горячее желание того молодого мусульманского друга из Райпура, ты привел Рамдаса в святилище мусульман.

Слава тебе, о Рам, о Мухаммед!

Друг мусульманин увел его из этого святого места и оставил одного на главной улице.

Очень скоро Рамдаса принял под свою опеку молодой санньясин по имени Свами Рамчандра, обладающий чистым и нежным сердцем. Он очень полюбил Рамдаса и готов был всячески ухаживать за ним. О Рам, способен ли Твой невежественный раб понять Твои дела? Он твердо знает только одно: Ты – весь любовь, весь доброта.

Сначала свамиджи стал расспрашивать на базаре, где находится благотворительный приют и, получив сведения, а также два талона на еду, повел туда Рамдаса. После еды они отправились на постоялый двор, где свамиджи, несмотря на протесты Рамдаса, Мандап (табут в мусульманской традиции) – алтарь, Святая святых.

разделил с ним свою убогую подстилку. Его доброта к бедному слуге Рама была поистине безгранична.

О Рам, ведь это Ты являлся в облике всех провожатых, чтобы вести, кормить и окружать заботой Твоего раба. Благодаря этому Рамдас стал отныне видеть во всех людях, во всех живых созданиях, во всей жизни, во всех вещах не что иное, как проявление божественного Рама, на которого он медитировал дни и ночи.

Свамиджи с Рамдасом оставались в Аджмере три дня, после чего направились в Пушкар Радж. Пройдя около пяти миль вверх по холмам, они вышли к большому природному водоему, по одну сторону от которого находились храмы и дома для паломников.

Свамиджи с Рамдасом приютились в одном из них. Рамдас провел здесь 5 дней в пении бхаджанов Шри Раму. Свами Рамчандра должен был остаться в Пушкар Радже еще на несколько дней.

По велению Рама Рамдас один ушел отсюда в Аджмер, где сразу же оказался в компании с новым садху. Рам воспрепятствовал их путешествию на поезде, поэтому они прошли пешком около 16 миль, после чего, наконец, сели в поезд. Новый Садхурам, который в Аджмере жаловался на расстройство желудка, пройдя эти 16 миль, полностью поправился, поскольку во время пути почти ничего не ел. Рам все совершает во благо.

На разъезде Мехсана садху встретили другого санньясина и по его предложению доехали с ним до станции под названием Дхармапури74. Здесь они сошли с поезда и пошли прямо к ашраму садху, находящемуся рядом с храмом Махадэвы (Шивы). Садху оказал гостям сердечный прием и предоставил им жилье и еду.

Рамдаса очень просили побыть в ашраме несколько дней. Садхурам этого сделать не мог, он должен быть покинуть это место через два дня и продолжать свой путь. Через неделю в ашрам пришли два санньясина из соседней деревни и позвали Рамдаса в свой ашрам, который находился в лесу. Он оставался здесь некоторое время, так как понял, что лес – очень удобное место для пения Рамбхаджанов. Санньясины были очень добры к нему. Здесь в лесу стоял маленький храм Нарахари. Внутри он представлял собой правильный куб, все стороны которого полностью соответствовали росту Рамдаса. За исключением одного или двух часов сна он всю ночь повторял великую мантру Шри Рама. Здесь у него не осталось никаких сомнений, что Рам окружает величайшей заботой Город в штате Гуджарат.

преданных, которые всецело доверяют Ему и полагаются только на Него.

Джунгли кишели кабанами, змеями, скорпионами, ядовитыми насекомыми и другими лесными тварями. Каждую ночь стадо от 20 до 30 диких кабанов собиралось вокруг обители, двери которой всегда были открыты. Кабаны приходили, чтобы своими рылами выкапывать коренья из мягкой земли, окружавшей храм. Эти коренья были их пищей. В их присутствии Рамдас по ночам свободно выходил в лес, и по воле Рама они никогда не причиняли ему вреда. Деревенские жители, приходившие днем, предупреждали его о свирепом нраве этих диких зверей, но твердая вера Рама обеспечивала ему полную защиту и бесстрашие.

К тому же днем и ночью в обитель заползали длинные черные змеи, но ни одна их них не укусила его. А каждое утро, приподнимая рогожку, которую постелили ему для сидения добрые санньясины (по ночам он использовал ее как постель), он находил под ней нескольких красновато-желтых скорпионов, но ни один из них не ужалил его.

О Рам, когда Твоя любящая рука всегда готова защитить своего смиренного раба, может ли кто-то навредить ему? Ты, Рам, только Ты повсюду и во всех существах. Целая вселенная и все, что в ней есть – лишь Твое проявление. О Рам, слава Тебе!

Рамдас по велению Рама оставался в джунглях около полутора месяцев. Дневное время он проводил чаще всего в общении с мальчиками-пастухами, приходившими сюда пасти стада. Они играли на флейтах, и ему доставляло удовольствие слушать их сладостную музыку. Эти мальчики казались ему юными Кришнами, живыми и веселыми. По велению Рама пребывание здесь оказалось необычайно радостным.

Как-то раз добрый друг санньясин взял его в деревню Ядавпур, расположенную в нескольких остановках от Дхармапури.

Здесь собралось очень много садху, около 200, это был настоящий праздник сатсанга75. Как приятно было наблюдать бесконечное радушие деревенских жителей! Для того чтобы садху было удобно, они предоставили в их распоряжение все, что только могли.

Но вот Рамдасу пришла команда от Рама двигаться дальше.

Повинуясь ей, он покинул джунгли, несмотря на просьбы санньясина остаться с ним еще на несколько месяцев. На железнодорожной станции Рам поручил одному торговцу позаботиться о нем, и тот взял на себя надзор за ним во время Сатсанг – святое общество, компания благородных, духовных людей.

путешествия. Следует рассказать об одном инциденте, который здесь произошел.

Глава 30 Деньги – корень всех зол

Когда торговец и Рамдас пытались сесть в поезд, у входа в вагон толпилась масса пассажиров. Сквозь эту толпу торговец прокладывал себе путь, Рамдас пробирался за ним.

Едва только Рамдас сел на место, один друг – тоже торговец – подошел к нему и сказал: «Махарадж, кто-то украл у меня мой кожаный кошелек. В нем было 15 рупий и билет на поезд».

И он показал карман своей тужурки, подкладка которого была аккуратно вырезана вором. На это, скорее всего, понадобилось несколько секунд.

Торговец продолжал: «Что же мне теперь делать? У меня нет ни денег, ни билета. Может быть, сообщить железнодорожной полиции?» Поезд должен был вот-вот тронуться.

«Если ты хочешь совета, – сказал Рамдас, – то лучше тебе молчать об этом происшествии. Ничего хорошего не будет, если поднимется шум вокруг этого дела. Что касается билета, ты можешь доехать до места назначения и без него. Во время пути или на следующей остановке, когда контролер потребует от тебя билет, ты объяснишь, каким образом ты лишился кошелька и билета, и для доказательства покажешь ему разорванный карман».

Этот совет кроткого Рамдаса не устроил купца. Он не успокоился, пока не сообщил о случившемся полиции. И тогда полицейский чиновник вошел в купе и начал придираться к бедным неимущим садху, заставляя их открывать сумки и узлы для проверки. Ничего у них не найдя, полицейский переключил внимание на скромно одетых крестьян. С них стаскивали их большие тюрбаны и обыскивали одежду. У одного из них обнаружили сумму денег, 20 рупий, и полиция в резкой форме учинила ему допрос, откуда у него эти деньги. Он объяснил, что ему доверили хранить деньги, принадлежавшие всем друзьям этой группы. Теперь уже друг купец, следивший за обыском, затеянным им, возмущался происходящим, и его охватило раскаяние, когда он увидел, как многих невинных людей унижают из-за его потери.

Деньги, найденные у крестьян, и их билеты были изъяты у них и удержаны полицией. Их вернули владельцам только после того, как поезд проехал несколько остановок. Все это время инцидент вызывал у всех сильное раздражение и беспокойство.

И теперь купец подошел к Рамдасу и сказал: «Махарадж, какой я был дурак, что не прислушался к твоему золотому совету.

Какую суматоху поднял я из-за всего этого дела. Скольких ни в чем не повинных людей заставил испытать унижение! Прости твоего слугу».

«Проси прощения у Рама, мой друг», – был ответ Рамдаса. С помощью этого случая Рам преподал Рамдасу прекрасный моральный урок: никогда не допускать этой грубой ошибки – владеть деньгами или иметь их при себе, так как деньги приносят только беспокойство и беду. Правильно сказано: деньги – корень всех зол.

Глава 31 Джунагад

Поезд привез Рамдаса на станцию Джунагад76. Был полдень.

Провожатого у него не было. У городских ворот он спросил полисмена, есть ли в этих местах храм Рама. Тот ответил, что храм в двух милях от ворот и показал дорогу, ведущую к нему. Рамдас отправился туда, по пути задавая встречным людям вопросы.

Наконец оп дошел до высоких ворот Рам-мандира. Войдя в них, он был приветливо встречен махантом (главой) ашрама, с которым и провел около недели. Здесь ему выпало удача повстречаться с шестью другими садху, также гостями добросердечного маханта.

Все они были очень добры к Рамдасу.

Рам совершил здесь два чуда. Одного из садху уже две недели мучили приступы лихорадки. Несмотря на различные способы лечения он чувствовал себя плохо, лежал, прикованный к постели, истощенный и бледный. Болезнь очень беспокоила его и повергала в уныние. Видя его состояние, Рамдас не мог не подойти к его постели. Он сел рядом с ним и, предложив ему свою помощь, начал слегка растирать ему ноги. Больной стал противиться этому, он сказал, что не стоит такого внимания, а только просит у Рамдаса благословения на то, чтобы он выздоровел на следующий день.

Рамдас сказал, что он всего лишь смиренный раб Рама и у него нет права кого-либо благословлять.

«Тогда, пожалуйста, благослови меня именем Рама», – молил больной Рамдаса.

Город в штате Гуджарат, центр паломничества индуистов, джайнов и мусульман.

«Хорошо, брат, – сказал Рамдас, – пусть Шри Рам, защитник всех людей, благословит тебя на выздоровление к завтрашнему утру».

В ту ночь Рам, должно быть, очень старался вылечить садху, потому что на утро тот полностью избавился от лихорадки и расхаживал повсюду веселый и здоровый. Это чудесное исцеление, для которого Рам выбрал своим орудием смиренного Рамдаса, произвело в ашраме сенсацию. Рамдас стал предметом особого внимания и любви. Через три или четыре дня заболел другой садху.

Он просил Рамдаса благословить его так же, как благословил он первого больного. Выполняя его просьбу, Рамдас снова обратился с молитвой к Раму. О Рам, какое Ты могущественное Существо!

Второй садху на следующее утро был здоров. Слава тебе, Рам.

У Рамдаса не было намерения долго оставаться в ашраме.

Однажды он встретил того самого санньясина, который сопровождал его в Дхармапури и питал к нему большую симпатию.

Теперь он снова взял Рамдаса под свою опеку и повел его в ашрам, принадлежащий известному санньясину Джунагада, Кашигирджи. В этом ашраме, или как его называли, акхаде (общине санньясинов) Рамдаса полюбили все санньясины. Их было там около пятнадцати.

Рам пожелал привести Рамдаса в Джунагад, чтобы дать ему возможность подняться на вершину знаменитой горы Гирнар, обители гуру Даттатрейи77 и матери Амбаджи. Он выразил свое желание Кашигирджи, и тот вызвался сопровождать его в этом восхождении. Доброта Рама поистине очень велика. Был выбран день, когда Рамдас вместе с Кашигирджи и шестью другими санньясинами начали подниматься по уступам Гирнара. Для того чтобы достичь вершины горы, нужно было преодолеть 9 тысяч уступов. Пройдя шесть тысяч, они около 3 часов пополудни достигли ашрама санньясина, чье имя было Шанкаргирджи.

Здесь они на ночь сделали привал. На горе стоял страшный холод, но Рам был так добр, а Его бхаджаны так сладкозвучны!

На следующее утро группа продолжила подъем и сначала добралась до храма матери Амбаджи. Отсюда, одолев ряд уступов, они поднялись на самую высокую вершину этой горной гряды. При приближении к ней ступени становились неровными и скользкими, но Рам сделал их путь безопасным. Здесь на вершине, по преданию, остались следы стоп Гуру Даттартрейи. Сотни паломников каждый день поднимаются в эти горы, чтобы получить даршан святых Даттатрейя – сын божественного мудреца Атри, воплощающий Триаду богов индуизма – Брахму, Вишну и Шиву.

отпечатков. Сидеть у края этого горного пика и охватывать взглядом все вокруг значит дарить себе потрясающее зрелище.

Повсюду открывались дивные ландшафты. Далекие горные гряды, окрашенные зеленым и желтым, необозримые голубые просторы неба над ними, тонкие серебристые струйки искрящейся воды, бегущей вниз по гладким блестящим склонам утесов – все это увлекало зрителя в сферы мистические и божественные.

Пройдя половину спуска с этой горы, паломники побывали в пещерах, занятых махатмами, и получили необыкновенное удовольствие от общения с ними. Потом они подходили к различным водоемам на склонах гор, а в полдень вернулись в гостеприимный ашрам Шанкаргирджи. После обеда они продолжили свое нисхождение и вечером добрались до Джунагада.

На следующий день все жаловались на боль и онемение конечностей. Некоторые в течение двух или трех дней хромали, но Рам был так добр к Рамдасу, что тот не чувствовал никакой боли и онемения в ногах.

Теперь Рам познакомил Рамдаса с двумя молодыми друзьями, Маганлалом и Кантилалом, оба проявили к нему большую любовь.

В общении с ними он провел несколько очень счастливых дней.

Каждый вечер они брали его на прогулку в рощи или в городские сады.

Как-то раз он вместе с ними поднялся на небольшой холм под названием Лакшман Текри. Они познакомили его с тамошними друзьями-мусульманами, которые были очень добры к нему. Они посетили мечеть Датар у подножья Датарских холмов. Маганлал водил его к своим друзьям из Джунагада. Все они без исключения были добры к Рамдасу. Он также устроил для него поездку в храм Сомнатх78, знаменитую святыню, имеющую огромную историческую ценность. Рамдас отправился к этой святыне вместе с другом из Гуджарата, который, по милости Рама, ждал его на вокзале.

Они доехали до станции Веравал79, и друг-провожатый повел Рамдаса в дом богатого купца, родственника Маганлала, с которым тот договорился заранее. Оказалось, однако, что купец лежал больной в сильном жару, и все домашние были страшно обеспокоены его недугом. Рамдас сел рядом с больным другом и, прикоснувшись к его руке, почувствовал высокую температуру.

Сомнатх – храм на побережье Аравийского моря, на п-ве Катьявар, по легенде, построенный богом Сомой и посвященный Шиве. Неоднократно разрушался мусульманами, затем восстанавливался. Одна из главных святилищ Шивы. От древнего храма остались руины ворот.

Город в штате Гуджарат на п-ве Катхьявар.

Родные и сопровождавшие Рамдаса друзья попросили его благословить больного и пожелать ему выздоровления. На это Рамдас сказал, что благодаря милости всемогущего Рама к следующему утру он поправится.

И снова Рам проявил здесь свое могущество! Больной наутро полностью избавился от лихорадки, беспрерывно мучившей его целых пять дней. По милости Рама болезнь отступила, и он смог выйти из дому и заняться делами.

Рамдас разместился на верхнем этаже его магазина, занимавшего огромное здание. Здесь тоже все были очень к нему добры. Он, конечно же, посетил руины и храм Сомнатха. В подземной пещере находилась огромное изваяние Сомнатха. Стоя перед этим изваянием, Рамдас почувствовал, что его охватывают приливы экстаза от присутствия великого божества. Он совершил омовение в реке совсем недалеко от храма.

Вернувшись в Веравал, Рамдас по подсказке Рама поделился с другом-купцом своим желанием посетить Прачи и Мудди Горакнатх80 и сказал, что отправится туда пешком на следующее утро.

«Нет, свамиджи, – сказал добрый купец, – ты не должен идти пешком. Я найму для тебя воловью повозку, потому что дорога, ведущая в те места, такая неровная и ухабистая, что даже на лошади там не проехать. К тому же тебе предстоит покрыть расстояние в 16 миль, а это немалый путь для такого слабого человека, как ты».

Хотя Рамдас был против этого плана, друг все-таки убедил его сесть в повозку вместе с другими друзьями, тоже направлявшимися в Прачи. Добрый друг опустил в его карман маленький узелок, внутри которого были 2 рупии на дорогу туда и обратно. Повозка двинулась в путь до рассвета. Они не проехали и полумили, когда Рамдас увидел, что возница бьет волов толстой палкой. Рамдас, конечно, не мог вынести этого зрелища. Он почувствовал, будто бы эти удары наносились по его собственной спине. Он стал умолять возницу не причинять боли волам, но тот ответил, что, если их не понукать палкой, они не сдвинутся с места.

Тогда Рам повелел Рамдасу немедленно сойти с повозки. Рамдас уплатил одну рупию вознице и слез на землю. Пройдя весь путь пешком, он в полдень добрался до Прачи.

Во время пути Рамдаса нагнал бедно одетый человек с узлом за спиной. Завидев Рамдаса, он быстро свернул в сторону и пошел Святые места, связанные с почитанием Горакхнатха, великого святого учителя натхов, последователей одного из направлений шиваизма.

по другой стороне дороги. Через некоторое время ему навстречу попался другой путник, и оба приветствовали друг друга словами «Рам, Рам». Рамдас спросил первого ходока, почему он так далеко отошел от него, и тот ответил, что он неприкасаемый.

«О, но ты ведь все равно брат Рамдаса! – с этими словами Рамдас подошел к нему и взял за руку. Тот уставился на Рамдаса в смятении и повторил: «Я из касты неприкасаемых!»

«Рамдас твой брат, – вновь сказал ему Рамдас. – Человек, на устах которого имя Рама, выше брамина. В глазах Рама все равны».

До того как они расстались, Рамдас шел рядом с ним и говорил о славе Рама. Потом тот свернул на другую дорогу, а Рамдас тут же оказался в компании с другом мусульманином, который вел лошадь, груженую товаром. Этот друг был по натуре прост, как дитя. Общение с ним на пути в Прачи доставило Рамдасу много радости.

Придя в Прачи, он выкупался в озере, в которое впадала река, а потом посетил несколько храмов, где встретился в двумя живущими здесь садху, после чего двинулся в обратный путь. К вечеру он пришел к святыне Мудди Горакнатх и остался здесь на ночь в компании садху, живущих при храме. Храм расположен в пещере, войти в которую можно лишь спустившись по каменным ступеням.

Он ушел оттуда ранним утром и возвратился в Веравал еще до полудня. Первое, что он сделал, – вернул купцу 1 рупию. Весь путь прошел он с энтузиазмом, повторяя, как всегда, святую Раммантру.

На следующий день он поездом вернулся в Джунагад.

Маганлал и Кантилал сердечно его приветствовали и очень просили остаться здесь еще на несколько дней. Рамдас по велению Рама согласился, но с тем условием, что ему позволят провести эти дни в уединении и он сможет целиком отдаться преданности и медитации на Рама. Рам, естественно, сам выбрал для этого место – ашрам риши Мучкунда, стоящий среди глухого леса на горе по дороге в Гирнар в 6 милях от Джунагада. Там был храм, лежавший в руинах, и несколько заброшенных могил, что придавало месту таинственный и потусторонний вид.

Глава 32 Ашрам риши Мучкунда и Дварака Рамдас поселился в этом ашраме и провел там десять дней.

Он зажигал небольшой костер и, примостившись перед ним, всю ночь пел Рам-бхаджан. Здесь было полным-полно летучих мышей и голубей. Место это было пустынное и зловещее, поэтому люди из города и садху почитали за честь посещать санньясина, рискнувшего поселиться там. Некоторые из них с самого начала предупреждали Рамдаса о подстерегающих его опасностях, но он говорил им, что, когда тебя защищает Рам, не может быть места ни беспокойству, ни страху.

Маганлал и Кантилал тоже каждый день навещали его. Они принесли ему от мусульманских друзей превосходный перевод святого Корана на английский язык, сделанный известным мусульманским имамом из Лахора. Коран поистине великая книга.

Рамдас извлек много полезного из учения великого пророка Мухаммеда.

Пришел срок, и Рамдас получил повеление от Рама покинуть эти места. Следуя ему, он уехал из Джунагада ночным поездом и, сделав одну пересадку, прибыл на станцию Порбундар81. Со станции он отправился в город Судамапури. Здесь жил когда-то благословенный святой Судама, великий преданный Шри Кришны, отсюда и название Судамапури. Рассказы местных жителей вновь и вновь напоминали Рамдасу о том, как Судама смиренно предложил Кришне горстку риса и как Кришна с любовью принял его, а также о том, как Кришна однажды мыл Судаме ноги.

Это вызвало в памяти Рамдаса знаменитые строки Свами Рамы Тиртхи:

«Настоящий слуга – тот, кто свободен».

Вместе с двумя садху он посетил храм Шри Кришны, построенный, по преданию, на том месте, где когда-то стоял дом Судамы. Вечером того же дня Рамдас и двое садху, к которым позднее присоединились еще двое, составив в общем группу из пяти человек, отправились пешком в Двараку82. Это была веселая компания. У старого бородатого садху был на голове большой тюрбан, а на спине толстое одеяло. В одной руке он нес деревянные сандалии, а в другой поломанный медный котелок. Деревянный костыль болтался у него на плече. На теле был стеганый жакет и набедренная повязка. Его выбрали вожаком группы. Он был простой, непритязательный, добродушный и безобидный святой старик.

Город на западном побережье п-ва Катьявар.

Дварака – город на острове у западного побережья п-ва Катьявар. Город был столицей Кришны после того, как он увел Ядавов из Матхуры и построил морскую крепость. Место паломничества миллионов индийцев.

Весело отшагивали садху милю за милей, рассказывая друг другу случаи из жизни и делясь впечатлениями. Рамдас все время был занят тем, что слушал истории или повторял сладостное имя Рама. Привал на ночь сделали в маленькой деревушке, расположенной у дороги. Ее жители оказали садху замечательное гостеприимство.

На следующее утро очень рано Садхурам – вожатый – подал им сигнал к подъему. Стряхивая сон, садху встали, водрузили на плечи свои котомки и отправились в дорогу. Они шли и шли, прерывая путь только в полдень и на ночь, когда останавливались в деревнях. Наконец они дошли до старой святыни Муладварка, покрыв расстояние в 20 миль от Судамапури. Здесь был ашрам одного садху, в котором всегда находилось от 20 до 30 подвижников. Вновь прибывшие соединились с садху ашрама в счастливом сообществе, а затем посетили старый храм. По преданию, Шри Кришна жил в этом месте до того, как окончательно поселился в Двараке, или Бет Двараке, как ее называют.

Пройдя немного дальше, группа садху пришла в Гомати Двараку. Эта святыня тоже считается важным местом паломничества из-за святой реки Гомати, которая когда-то здесь протекала, но потом пересохла. От нее осталось маленькое озерцо, в котором паломники считают благом искупаться.

Получив даршан в большом храме и проведя день в обществе многих странствующих садху, ежедневно сотнями приходящих сюда, группа во главе с престарелым Садхурамом двинулась дальше. Придя на станцию, они сели в поезд, уже до отказа наполненный другими паломниками. Их вагон назывался «Ситарам». Железнодорожная компания проявила истинную щедрость, разрешив садху ездить по этой линии бесплатно.

Благодаря необычайной милости Рама, Рамдас оказался среди чуть ли не сорока садху, которые, как малые дети в играх, общались друг с другом с удивительным дружелюбием и непосредственностью.

Каждый садху был занят тем, что открывал свою котомку или сумку и показывал соседу всякие любопытные вещички – ракушки, рудракши83, маленькие образочки богов из разных святилищ – все, что собрали они во время паломничества по Индии.

Поезд, наконец, привез их на маленькую конечную станцию.

Они слезли и пошли к берегу моря, где им разрешили сесть на два Рудракша (дерево Рудры) – дерево элеокарпус, считающееся священным. Из его сухих плодов, или «косточек», почитатели Шивы делают четки.

парохода, принадлежавших одному мусульманину. Когда владелец пароходов подтвердил это разрешение, все садху в один голос воскликнули «Мухаммед ки джей!» (Слава Мухаммеду). Пароход пересек залив, и садху оказалась на острове Дварака. Была ночь.

Остановившись на ночь в приюте для паломников, утром они посетили знаменитый храм Двараканатха (Владыки Двараки – Кришны). Неописуемое чувство радости и восторга охватило Рамдаса, когда он стоял перед статуей Шри Кришны. Он оставался в храме более двух часов, полностью погрузившись в блаженную отрешенность. Потом он бродил по берегу моря, прыгал с камня на камень, целиком отдавшись созерцанию Рама. Группа садху оставалась здесь два дня. На третий день по команде главного Садхурама они двинулись в обратный путь.

И тут случилось небольшое происшествие, о котором стоит упомянуть. Группа, переправившись с острова, как обычно, остановилась на ночь в одной из деревень, а по команде вожака все встали до восхода солнца. Садхурам проснулся слишком рано, было еще совсем темно, и садху ворчали, что совсем не различают дороги. Среди них были двое новых садху, присоединившихся к ним в деревне. Это были молодые люди, один – совершенно слепой, а второй, поводырь, видел только одним глазом. Садхурам уверял всех, что солнце скоро взойдет, но они уже около двух часов шли в темноте, спотыкаясь, ворча, то и дело сбиваясь с пути, а до рассвета, по-видимому, было по-прежнему далеко. Тогда садху сурово призвали вожатого к ответу, но старый Садхурам молча шагал вперед и не снисходил до ответа на возмущенные упреки своих попутчиков. Сам он пробирался в темноте с большим трудом, и с каждым шагом все сильнее убеждался в том, что сбился с пути и ведет их неведомо куда.

Они все шли и шли, и теперь почувствовали под ногами мокрую землю, а потом и хлюпающую болотную жижу. Они побрели дальше и вскоре оказались по колено в воде. Все сердито возопили о привале. По-прежнему было не видно ни зги. Глаза всех, кроме, конечно, слепого садху были прикованы к горизонту в ожидании восхода солнца, но солнце все еще было где-то очень далеко. Опять кто-то из садху ворчливо спросил Садхурама, что же им делать, но тот не давал ответа. После бесплодных споров они пришли к единодушному решению: придется ждать здесь до утра, так как любая попытка двигаться может привести к самому худшему – падению в яму или полному погружению в болото.

Глава 33 Бомбей Так, стоя в полном мраке и холоде в болотной трясине, они провели около часа. Наконец, пылающая колесница бога Солнца стала быстро подниматься над горизонтом, возглашая день надежды и радости. Большинство садху решили теперь отказаться от руководства Садхурама и, разбившись по двое, стали выбираться из гиблых мест. Но Рамдас, который все это время молчал как немой, был занят повторением имени Рама. Он прочно прилепился к Садхураму и следовал за ним, неся его сандалии и котелок с водой. Хотя садху на некоторое время разлучились, они встретились снова на ближайшей железнодорожной станции. Здесь они все вместе сели в поезд, направлявшийся на север. В Вирамгаме должна была быть пересадка. В толпе пассажиров Рамдас и Садхурам потеряли друг друга и больше уже не увиделись.

Садхурам, желавший попасть в Матхуру, скорее всего снова сел в поезд, идущий на север, а Рамдас и несколько других садху поехали в Бомбей. Благодаря великой милости Рама их поезд шел прямо в Бомбей. Не пришлось делать никаких пересадок.

Поезд уже почти достиг Ахмедабада84, когда вошел контролер для проверки билетов. Он обнаружил, что примерно полдюжины садху ехали без билетов, и Рамдас, конечно же, был одним из них.

Контролер велел всем им сойти с поезда, и садху один за другим стали выходить из вагона.

Рамдас тоже поднялся с места, но контролер, стоявший совсем близко от него, положил ему руку на плечо и заставил снова сесть, сказав следующее: «Махарадж, ты можешь не выходить. То, что я сказал, к тебе не относится».

О Рам, отчего такое предпочтение к Рамдасу? Нет, он не имеет права вопрошать Тебя. Твой раб всегда прикован к Твоим святым стопам, и больше для него нет ничего.

Когда проехали Ахмедабад, друзья-попутчики угостили его фруктами и другими съестными припасами. Он видел, что все соседи по вагону были очень добры к нему, хотя он все время молчал, произнося про себя имя Рама.

В восемь часов вечера поезд прибыл на вокзал «Гранд роуд»

Бомбея. Здесь, выйдя со станции, Рамдас по указанию Рама пошел прямо к храму Булешвар. По пути он не раз спрашивал людей, как туда пройти. Дойдя до храма, он расположился на каменных Город неподалеку от Бомбея (шт. Махараштра).

ступенях внутреннего двора. Здесь, совсем близко от святыни был большой, в несколько этажей, приют для паломников, построенный в честь благородной матери Джанакибаи.

Приют был всегда полон. Он мог принять от двух до трех сотен садху. Около четырех часов утра Рамдас проснулся, услышав восторженную песню, распеваемую кем-то в приюте. Песня была посвящена Радха-Кришне. Пение двух преданных матерей было полно глубокого чувства, и их голоса наполняли воздух сладостным очарованием. Сама любовь Кришны, казалось, сливалась с музыкой их голосов. Рамдас почувствовал, что его возносит к вершинам экстаза, и он купался в нем, пока пение продолжалось.

Занялся день. Вымывшись под краном на улице, Рамдас вернулся на свое место в приюте, и один друг сразу же подарил ему талон на еду и попросил присоединиться к шести другим садху, державшим в руках такие же талоны.

«Один торговец приглашает вас всех пообедать в свой дом», – сказал он.

И все семеро садху последовали за своим провожатым, который, проведя их по нескольким улицам, довел до дверей нужного дома. До обеда еще оставалось время, и садху всей компанией уселись в тени под деревом.

Едва только Рамдас примостился на бревне, как к нему подошел садху и сказал: «Свамиджи, по дороге я потерял талон, который мне выдали. Я не ел уже два дня. Получу ли я обед без талона?»

В ответ Рамдас, по воле Рама, с радостью и без лишних слов отдал садху свой талон, после чего сразу же покинул это место.

Он бродил по самому солнцепеку, словно безумный. Но почему словно? Он был по-настоящему безумен, безумен от Рама.

Он все шел и шел, ноги сами привели его к Форту – и дальше, дальше, с одной улицы на другую. На одном из перекрестков его поприветствовал, сложив руки, мужчина средних лет и протянул ему пайсу. Вид его говорил о том, что его постигло большое горе.

Ответив на его приветствие, Рамдас сказал, что денег он не возьмет, но фрукты бы взял. Как раз недалеко от них матушка продавала бананы. Друг купил один за пайсу и дал его Рамдасу.

Потом он попросил Рамдаса сесть с ним у дороги и рассказал ему свою историю. Он сказал, что у него был только один сын, настоящее сокровище. Он был таким умным, кротким, добрым и послушным, так много подавал надежд, был таким внимательным и любящим, к тому же таким красивым, просто образцом совершенства. И его месяц тому назад унесла чума. С тех пор эта тяжкая потеря, этот страшный удар сводит его с ума. Как перенести ему эту трагедию? С этим обращается он к Рамдасу.

Рамдас ответил ему: «Брат, скорбеть о потере сына значит отдаваться иллюзии. Быть свободным от этого горя значит познать реальность. Есть только один путь открыть для себя эту реальность, и этот путь – медитация на Бога».

«Как я могу это делать? Я не могу успокоить свой ум», – пожаловался друг.

«Ну тогда начни прямо сейчас повторять мантру, которую Рам поручил Рамдасу дать тебе. Ты почувствуешь, что это сразу подействует».

Говоря это, он посвятил его в Рам-мантру и попросил повторить ее при нем около 15 минут без остановки. Пока друг это совершал, к нему пришло чувство облегчения.

Потом он встал и, со сложенными руками прощаясь с Рамдасом, сказал, что теперь у него есть верный ключ, чтобы открыть врата покоя. Он еще раз прибавил, что после повторения мантры до сих пор ощущает спокойствие. Он будет всегда повторять ее. После этого он ушел. Рамдас продолжал свою безумную прогулку.

Он прошел по широкой дороге, примыкающей к портовым зданиям и докам. Потом снова шел, попадая в лабиринт улиц и переулков, переходя мосты и рельсы. Наконец около 3 часов дня он увидел, что стоит перед знакомым домом. Наверху он увидел вывеску своего брата, Рамакришны Рао, художника-портретиста по профессии. По подсказке Рама он поднялся по лестнице и через минуту был уже в комнате, где жил его брат-художник. Тот сердечно и радостно его принял, и Рамдас оставался у него 4 дня.

Все члены семьи были очень добры к нему.

Пока он здесь жил, он использовал утренние часы для посещения многочисленных храмов Бомбея, а также и садху, живших недалеко от храмов. Одну бессонную ночь он провел на ступеньках водоема рядом с храмом Валкешвара, отдаваясь пению Рам-бхаджана.

По велению Рама он снова собрался в путь. Добрый брат Рамакришна Рао проводил его до вокзала и, снабдив билетом до Насика85, дождался, пока он сел в ночной поезд. Проявляя большую заботу о нем, он настоял, чтобы Рамдас взял небольшой пакет с бананами, апельсинами и сладостями. Поезд тронулся. И теперь Город к северо-востоку от Бомбея (шт. Махараштра) Рам дал Рамдасу в компанию другого друга, сидевшего рядом с ним на скамейке. Он проехал с Рамдасом две остановки до Насика. Все это время этот друг говорил только о Раме, пел о Раме, сочиняя песни экспромтом. Поистине он был еще более безумен от Рама, чем сам Рамдас. Это Рам учил Рамдаса, как быть по-настоящему безумным от Него. Это было истинным наслаждением – разговаривать с другом и слушать его песни. Все это входило в планы Рама, а Он всегда добр. Перед тем как сойти с поезда, друг попросил одного пассажира, также ехавшего в Насик, позаботиться о Рамдасе.

Когда поезд прибыл в Насик, новый друг вывел его на улицу из здания вокзала. Найдя моторикшу с многоместной повозкой86, поджидавшего пассажиров, друг вошел в нее, делая знак Рамдасу следовать за ним. Скоро повозка заполнилась пассажирами, раздался звонок, и рикша тронулась. Кондуктор, прокомпостировав билеты у пассажиров, подошел к Рамдасу и потребовал деньги за проезд. Рамдасу нечего было сказать в ответ, у него, конечно же, не было денег. Несколько пассажиров в один голос стали просить кондуктора не трогать садху и позволить ему остаться, ведь ясно, что у него не может быть денег. Кондуктор ради Рамдаса уступил их просьбам.

Когда проехали около трех миль, в повозку вошел контролер, усатый старик. Подойдя к Рамдасу, он потребовал у него билет и, узнав, что билета нет, пришел в большое раздражение. Он сказал, что садху не имеют права ездить бесплатно. Пока он это изрекал, те же друзья, которые просили за Рамдаса у кондуктора, снова стали защищать его, но на контролера это не произвело никакого впечатления. У Рамдаса оставался один выход – слезть с повозки.

Поднявшись, он попросил возницу остановить повозку, чтобы он мог выйти. Здесь снова проявилась сила Рама. Поведение контролера внезапно изменилось, он сказал, чтобы он не волновался и продолжал поездку. Испытания, которые ставит Рам, всегда неожиданны. К ним нужно быть готовым. И все превратности судьбы встречать спокойно, полностью подчинившись Его воле. Тогда не будет ни печали, ни разочарования, ни страха.

Глава 34 Панчавати Мотороллер, к которому присоединена повозка, где могут поместиться 20–30 пассажиров.

На рикше они доехали до Панчавати. Рамдас увидел прекрасную реку Годавари87, на берегу которой разместилось несколько приютов, где кормили садху, браминов и нищих паломников. К одному из них он и направился. На веранде он увидел байраги – нищих матерей-отшельниц с детьми. По внушению Рама он развернул матерчатый узелок, где лежал пакет с фруктами, который дал ему Рамакришна Рао, и раздал их маленьким детям. Это освободило его от ненужного груза. Приказ Рама – никогда не заботиться о еде и одежде.

Подойдя к священной реке, Рамдас выстирал свою одежду и после купания сел на берегу для медитации на Рама. Время шло, и был уже полдень, когда он поднялся и пошел к приюту для паломников. У входа в него он увидел нескольких садху и других людей, выходивших через главную дверь, чтобы помыть руки после еды. Рамдас все это время тихонько сидел неподалеку, занятый повторением имени Рама. Тут к нему приблизился диковатого вида человек и, присев в с ним рядом, спросил, раздобыл ли Рамдас какую-нибудь еду, на что Рамдас ответил отрицательно.

«Ну, тогда пойдем, – сказал тот, – я отведу тебя туда, где тебя накормят».

Взяв Рамдаса за руку, он повел его по той же улице и поднялся на веранду высокого дома, где спросил, нельзя ли накормить одного садху. Друг, к которому он обратился с этим вопросом, пошел внутрь дома, чтобы уладить дело. Между тем друг, приведший сюда Рамдаса, сказал ему: «Послушай, махарадж, тебе не нужно волноваться по поводу еды. Я позабочусь, чтобы ты получил ее, даже если в этом доме тебе и откажут».

«Когда на устах у Рамдаса Рам-бхаджан, он бесконечно далек от таких волнений», – ответил Рамдас.

Вскоре он получил еду в этом милосердном доме. Рам охраняет каждый его шаг. Его забота о своих преданных почитателях в тысячу раз бдительнее и действеннее, чем забота матери о новорожденном младенце.

Теперь Рам передал Рамдаса в руки бывшего торговца, жившего в приюте. Он проникся большой симпатией к Рамдасу. По ночам, когда Рамдас засыпал, этот добрый друг прикрывал Рамдаса одеялом, зная, что, бодрствуя, он не принял бы этой услуги. В это время на берегах Годавари было очень холодно. По настоятельной просьбе этого пожилого торговца Рамдас провел с ним два дня. Во Годавари – священная река, берущая начало в Западных Гатах и впадающая в Бенгальский залив.

вторую ночь он спросил Рамдаса, обладает ли он способностью видеть сны по своему желанию. Рамдас ответил, что ничего не слышал об этой садхане и знает только, как повторять имя Рама.

«Ты мог бы это делать, гуруджи, если бы только захотел, – сказал друг. – Например, если ты очень сильно пожелаешь узнать от Рама выигрышные номера на ближайших скачках, то эти номера станут известны тебе во сне».

«Кроме Рама, Рамдасу ничего не нужно», – ответил Рамдас.

«Но ведь деньги, которые можно выиграть, пойдут не на личные нужды, а на пищу садху», – возразил друг.

«О пище для садху заботится Рам», – уверенно ответил Рамдас.

Тогда друг замолчал. Это ведь Рам опять испытывал Рамдаса, чтобы узнать, можно ли пробудить в нем тягу к богатству.

Был еще один случай. В приюте одна девушка уже четыре месяца страдала от лихорадки. Ее мать попросила Рамдаса помолиться Раму о ее здоровье. Рамдас так и сделал: подойдя к ее кровати и увидев, что у нее сильный жар, он стал молить Рама благословить ее выздоровлением. Два дня девушка казалась уже совсем здоровой, но потом опять заболела. Один лишь Рам знает, почему и с какой целью что-то случается.

На следующий день Рамдас, пройдя около трех миль, пришел к месту под названием Тапована88. По преданию, здесь Лакшмана, брат Рамачандры, отрезал нос страшилищу Шурпанакхе, сестре демона-ракшаса Раваны. Тапована – чарующее место. Чистые воды Годавари текут здесь у подножья невысоких гор. С их вершин расстилается замечательная панорама. В одной большой скале высечены – одна за другой – несколько прямоугольных пещер, примерно на высоте десяти футов от основания скалы, где несутся воды реки.

Рамдас облюбовал себе одну из пещер для ночного бхаджана и, искупавшись в реке, вскарабкался туда по уступам скалы и расположился внутри. Ночь была очень холодная, поэтому он ни на секунду не сомкнул глаз. Он провел всю ночь, повторяя священное имя Рама. В Таповане ему представился случай встретиться с несколькими садху. Следующим утром он вернулся в Панчавати и остался там на один день.

Тапована – букв. «Лес аскетов», «Роща покаяния». Глава 35 Тримбакешвар

Ранним утром Рамдас отправился в Триамбакешвар89, за 16 миль от Панчавати. Он пришел туда около 5 часов дня. Прежде всего он посетил храм Триамбакешвары. Это место напомнило ему Кедарнатх и Бадринатх. Плато, на котором расположены город и храм, с трех сторон окружают довольно высокие горы. Рамдас одолел их одну за другой. Первая – ниже других – называется Амбаджи, следующая гора – Ганга Двар, третья, самая высокая – Брахмагири.

Подъем на Брахмагири запомнился надолго. Рамдас шел вверх один, с мантрой Рама на устах. Поднявшись на вершину, он немного спустился по склону с другой стороны и набрел на маленький пруд и храм, где обнаружил садху, очень приветливо его встретившего. Он рассказал Рамдасу о подвигах аскезы, которые в древности совершал здесь Гаутама. Садху жил здесь один в компании с обезьянами, которые носились по крыше храма.

Поделившись с Рамдасом своей скудной едой, садху показал ему узкую тропку на горе, ведущую, по его словам, в святое место Джатахшанкер.

Следуя его совету, Рамдас отправился туда вместе с паломником-брамином. Но брамин оставался с ним недолго, так как когда они пробирались сквозь заросли ежевики, тростника и высокой травы, оба заблудились и потеряли друг друга. Рамдас вскоре наткнулся на длинный ряд уступов, вырубленных в толще горы. Он спустился по ним и, увидев внизу маленький лаз, прополз через него. Когда он вылез с другой стороны, то оказался на другой горе. Пройдя небольшое расстояние, он уперся в еще один такой же проход, и, спустившись по нему, вышел к склону другой горы.

Теперь он стал забираться наверх сквозь колючий кустарник и густые заросли тростника, пока, наконец, не достиг вершины. Здесь, вдоль самого края отвесного склона, он увидел нечто похожее на тропу.

Рамдас стоял у самого края глубокой пропасти. Прямо у него под ногами была вертикальная стена, уходящая вниз на многие сотни футов. Любая попытка двигаться по узкому уступу склона была бы чрезвычайно опасным экспериментом, Но Рамдас, будто Триамбакешвар – город, в котором находится знаменитый храм Шивы – «Трехглазого владыки»; место паломничества индуистов и буддистов (Будда предавался здесь аскезе в горных пещерах).

охваченный колдовскими чарами, стал медленно ползти по уступу, держась за тонкие пучки высохшей травы, торчащей из скалы. Он хватался за них обеими руками. Здесь каждый миг был решающим, но Рамдас был беззаботен и не чувствовал страха. Внезапно его левая рука упустила пучок чахлой травы, а левая нога соскользнула с уступа. Но и теперь он оставался спокойным и невозмутимым: его губы громко произносили имя Рама.

Защитная сила Рама подверглась суровому испытанию. Но для всемогущего Рама не было ничего невозможного. Правой рукой Рамдас в этот момент держался за камень, который тоже был довольно шатким. Но собрав все свои силы в едином порыве, Рамдас восстановил равновесие и подтянул соскользнувшую ногу.

Все это стало возможным только благодаря помощи Рама. Это Рам вытолкнул его наверх. Через несколько минут он уже был на тропе, которая привела его к пропасти. На обратном пути он вышел к небольшому озерцу с чистой родниковой водой. Здесь он снова встретился с паломником-брамином, которого потерял.

Джаташанкер найти так и не удалось. Оба они направили стопы к храму и, найдя дорогу вниз, еще до темноты пришли в Триамбакешвар.

В ту ночь Рамдас не переставал думать о том, каким чудесным образом спас его Рам от падения в пропасть. Следующим вечером он взобрался на небольшой холм и провел некоторое время в ашраме святого-марати.



Pages:     | 1 || 3 | 4 |
Похожие работы:

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение для детей дошкольного и младшего школьного возраста Прогимназия № 8 г. Шебекино Белгородской области УТВЕРЖДАЮ: _ Директор МБОУ для детей дошкольного и младшего школьного возраста "Прогимназия № 8 г. Шебекино Белгородской области" Браташ Л. П. Приказ...»

«Штефани Таузиг Гимназия № 15, г.Вена, координатор проекта Описание метода: творческий подход к экскурсии по городу В апреле 2008 г. моя коллега и я готовились к визиту в Вену наших партнеров по международному проекту. Целью нашего проекта было создание путеводителя online для молодежи, который предложил бы творческ...»

«Достоевский и Пушкин 181 свою жизнь и достигну этого состояния, взойду в царство мысли, или 90 судьба мне судила другое: чем-то я буду! Может быть, самый простой случай убедит меня, что мой удел самый низкий, что я по чрезмерному самолюбию лезу вперед, а кто знает, может и другое! Или все оставить на произвол судьбы: как она повезет?9...»

«1. Электричка состоит из 12 вагонов. Каждый из 7 пассажиров наудачу выбирает любой вагон. Найти вероятности следующих событий: A = {все пассажиры сели в первые три вагона}; B = {все пассажиры сели в разные вагоны}.2. Точка с координатой выбирается наудачу на отрезке [0, 1],...»

«В. Бочарников "Синяя иголочка".СЕРЫЙ КОНЬ В ЯБЛОКАХ И КРАСНЫЙ КОНЬ С БЕЛОЙ ГРИВОЙ И ЧЕРНЫМ ХВОСТОМ. В этот летний день Сережа и Вася, как говориться, сидели на чемоданах: вот-вот должны были приехать за ними я и бабка, чтобы увезти в деревню Нелидово – к лесам и речке Покше.Сереж, нарисуй мне коня, попро...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ УТВЕРЖДАЮ Первый заместитель министра Р.А. Часнойть 10 апреля 2009 г. Регистрационный № 009-0209 ОЦЕНКА АКТИВНОСТИ СИСТЕМЫ ИНТЕРФЕРОНОВ ПО ЭКСПРЕССИИ ГЕНОВ МЕТОДОМ ПЦР В РЕЖИМЕ РЕАЛЬ...»

«Маленькие герои большой войны. Куда бы ни шла синеглазая девочка Юта, ее красный галстук неизменно был с нею. Летом 1941 года приехала она из Ленинграда на каникулы в деревню под Псковом. Здесь настигла Юту грозная весть: война! Здесь увидела она врага. Юта стала помогать партизанам. Сначала была связной, потом разведчицей. Переодевшись ма...»

«MultiPad Visconte 10.1 PMP812EGR/PMP812FGR/ PMP812E3GGR/PMP812F3GGR/ PMP812F3GPROGR Планшетный компьютер, Windows® 8.1 Руководство пользователя Версия 1.0 www.prestigio.com Общие сведения Уважаемый покупател...»

«з д д у ж о ш в Ш РШ М Ы Ы І ВДОШ СТИ. М" і, 1866. ЧАСТЬ ОФИЦІАЛЬНАЯ. 15 М ая. I.'. РАСПОРЯЖЕНІЯ СВЯТЙШАГО СНОДА. Объ отправленіи молебствія по случаю крещенія Высоконоворотденнаго Великаго Князя АЛЕКСАНДРА МИХАИЛОВИЧА. ' (Къ исполненію.) Святйшій Правительствующій Снодъ слушали а] по предложепіюГошодиааСиодадьнагоОберъ-Прокурора по "уч...»

«Интернет-микс 2 Мегабита Подробно для г. Челябинск Абонентская плата (ежемесячно) При использовании Домашнего телефона и/или Интерактивного ТВ Ростелеком 469,00 При использовании только услуги Домашний Интернет 569,00 Скорость Все ресурсы до...»

«ВОСЬМОЙ АРБИТРАЖНЫЙ АПЕЛЛЯЦИОННЫЙ СУД ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 12 марта 2010 г. N 08АП-302/2010 Дело N А75-10250/2009 Резолютивная часть постановления объявлена 4 марта 2010 года. Постановление изготовлено в полном объеме 12 марта 2010 года.Восьмой арбитражный апелляционный суд в составе: предс...»

«Задание: Логика Проданый смех Код: ТАЛEР Кому, як не вам, відомо, що продати можливо що завгодно. А от чи можливо продати 909? Один персонаж, порадившись зі стародавніми римлянами, зміг це зробити. Уваг...»

«Технология и товароведение 1йапп инновационных пищевых продуктов Научно-практический журнал Учредитель – федеральное государственное бюджетное образовательное Издается с 2010 года учреждение высшего профессионального образования "Государственный Выходит шесть раз в год университет учебно-научно-производственный комплекс" № 1(30) 2015 (Госун...»

«Руководство по Venezia Unica Практическое руководство для оптимального использования своей карты Сity pass Благодарим Вас за покупку наших услуг на сайте veneziaunica.it 1. Распечатайте и возьмите с собой ваучер ВАУЧЕР С КОДОМ НОМЕРА БРОНИ ВАУЧЕР В...»

«Школа материнства. Общий регламент Цикл образовательной подготовки из четырех занятий, состоит из 7 занятий, продолжительностью 1 час каждое.1.Теоретическая часть: Занятие 1.1.1.Анатомо-физиологическое состояние в период беременности;1.2.Гигиена беременных;1.3.Рациональное питание беременных; Занятие 2.2.1. П...»

«ВОЛОГОДСКІЯ ЕПАРХІАЛЬНЫ Я ВДОМОСТИ. (Годъ сорокъ шестой). Выходятъ два р аза въ мсяцъ. Цна этого номера 20 копекъ ЦНА годовому изданію съ пересылкою и безъ пересылки ПЯТЬ рублей. Ст ат ьи, доставл...»

«АИП КНИГА 4 АD 3.1 ХС11-1 РОССИЯ 22 АВГ 13 ИНДЕКС МЕСТОПОЛОЖЕНИЯ И НАЗВАНИЕ АД 3.1 МАЭСТРО ПОСАДОЧНОЙ ПЛОЩАДКИ. АД 3.2 ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ И АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ДАННЫЕ ПО ПОСАДОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ. Ко...»

«Резюме проекта, выполняемого в рамках ФЦП "Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научнотехнологического комплекса России на 2014 – 2020 годы" по этапу № 4 Номер Соглашения о предоставлении субсидии: 14.577.21.0004 Тема: "Разработка технологии получен...»

«НОМИНАЦИЯ "Авторский сборник"УСЛОВИЯ УЧАСТИЯ В КОНКУРСЕ: В конкурсе принимают участие авторы стихотворений, прозаических произведений. На конкурс можно представить не более двух работ. Работа должна быть напечатана на русском...»

«Мастер ХОРА Фрагмент новой книги Транс-ритуал ХОРА — эволюционный путь семи небес Несостоявшаяся христианская йога Вопрос: Здравствуйте, уважаемый Мастер! В нескольких ответах Вы ссылаетесь на Нагорную проповедь,...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.