WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Станислав Талалаж Януш Талалаж Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи Крон-Пресс; 1998; ISBN ISBN 5-232-00848-X Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, ...»

-- [ Страница 3 ] --

Это был какой-нибудь бедняк, который в течение определенного периода времени мог вести роскошную жизнь богача, так как община не жалела денег на его развлечения. В течение целого года этого бедняка чевствовали как национального героя. Ему присылали дорогие, красивые одежды, предлагали самую изысканную пищу. Когда наступал фатальный день, этого человека в церемониальном наряде, украшенного красивыми цветами, водили по улицам, а за ним следовала возбужденная толпа. Торжественное шествие приближалось к городским воротам, его выводили за город, на пустырь, где и забивали камнями.

Другой вид человеческих жертвоприношений практиковался греками на Ближнем Востоке до конца VI века до н. э. Там существовал обычай приносить в жертву самого уродливого человека, которого толпа выносила на специально отведенное для этого место, где с него срывали одежды, а потом семь раз ударяли перышками по его половым органам, чтобы ликвидировать влияние на него злых духов. Под пение на флейте готовили большой костер из ветвей деревьев. Когда пламя достаточно разгоралось, в него бросали несчастного, и он сгорал живьем. Затем его пепел собирали и выбрасывали в море, чтобы избавить всех жителей от накопившихся грехов.

Странны й храм

Видели ливы когда-нибудь такой храм, в котором усердно молятся верующие, а вокруг ползают змеи? Прихожане не обращают на гадюк никакого внимания и продолжают молиться как ни в чем не бывало. Такова обычная картина в китайском храме в Пенанге, в Малайзии. Любой турист даже в наши дни может засвидетельствовать это. Как говорят, все ядовитые змеи там. Посетителей храма убеждают, что змеи не кусаются, так как их хорошо кормят.



Этот знаменитый храм расположен на пути следования к аэропорту «Байян Лепас». Он построен в середине ХIX столетия, а тридцать лет спустя реконструирован и сильно расширен. Жители Пенанга рассказывают такую историю, объясняющую происхождение храмовых змей.

«Там, где ныне расположен храм, стоял дом одного человека, который славился своими целительскими способностями. Когда он умер, благодарные пациенты решили увековечить его добСтанислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 71 рые дела возведением храма. Но едва храм был готов, змеи выбрали его для своего жилища».

–  –  –

В Индии существовали миллионы людей, которым, по индийской традиции, запрещалось прикасаться к другим людям из-за опасности их заражения. Они, как считалось, уже рождались «нечистыми», что могло иметь неблагоприятный эффект на окружающих. Такие люди, которых называли «неприкасаемые», традиционно выводятся за пределы индусской кастовой системы.

Члены всех каст делают все возможное, чтобы избежать опасных контактов с ними. «Неприкасаемых в прошлом третировали таким образом, словно они вообще не люди.

«Нрикасаемым» апрещалось хдить по общественным дорогам, даже дышать одним воздухм с членами высших каст. Если «неприкасаемый» замечал, что навстречу идет член высшей касты, то немедленно подавал сигнал, а сам поскорее влезал на ближайшее дерево.

В районах, где проживали представители высших каст, «неприкасаемым2 не разрешалось выходить из дома в дневное время. Если верить сообщению одной из индийских газет, то еще в 1932 году некоторые группы «неприкасаемых», такие, как Пурада-Ваннак, были вынуждены фактически вести ночное существование. Даже посещение магазина, принадлежащего представителю высшей касты, для «неприкасаемых» вырастало в большую проблему. Чтобы избежать «опасного»





контакта с хозяином, «неприкасаемому» предписывалось вести себя в соответствии с установленными правилами. Изгой клал деньги перед дверью лавки, а сам отходил на почтительное расстояние. Продавец забирал деньги и на это место ставил оплаченный товар. После того как за продавцом закрывалась дверь, «неприкасаемый» мог забрать свою покупку.

Для «неприкасаемых» существовали определенные ограничения и в одежде. В некоторых частях Индии им запрещалось носить обычные сандалии, шелковые платья, брать с собой зонтики.

Женщинам не разрешалось носить золотые украшения и прикрывать груди.

Несмотря на то, что «неприкасаемые» находились за пределами индийской кастовой системы, сами они подразделялись на сотни различнык каст. Существовал также особый перечень дистанций, на которую «неприкасаемым» разрешалось приближаться к представителю касты браминов. Такой «безопасной» дистанцией считалось расстояние в двадцать девять метров для «парии»

и только семь для «менее заразной» касты «кам-малан».

Когда в 1949 году Индия получила независимость, традиционная дискриминация, направленная против «неприкасаемых», была запрещена законом. Но несмотря на свой социальный статус, «неприкасаемые» остаются по-прежнему угнетаемым меньшинством, а в некоторых сельских районах Индии до сих пор соблюдаются старые обычаи. Даже в наши дни те индийцы, которые решаются нанять «неприкасаемых» в качестве слуг, опасаются «загрязнения» и по-прежнему стараются избегать всяких контактов с ними.

В некоторых регионак Индии представители высших каст ведут себя так, словно никаких изменений в традиционной дискриминации «неприкасаемых» не произошло. Если тень «неприкасаемого» случайно падала на блюдо с едой члена высшей касты, он немедленно выбрасывал его, считая, что пища теперь «заражена». Несмотря на закон, в некоторык деревнях «неприкасаемым»

до сик пор запрещено пользоваться общим колодцем.

«Неприкасаемые» по-прежнему выполняют самую грязную и неквалифицированную работу.

Их традиционные занятия – уборка мусора, чистка нужников, подметание улиц и т. д. Так как индусы считают обращение с кожей животных «делом нечистым», то членам высших каст запрещено играть на барабане, если на нем натянута шкура животного. Игра на музыкальных инструментах, в том числе и на барабане, – это удел только «неприкасаемых».

Опасная священная служба

Индийские заклинатели змей получили всемирную известность благодаря своим смелым действиям при общении со смертельно опасными кобрами, лежащими в их корзинах. Но все эти затеи – детские игрушки по сравнению с дрессировщиками змей в Соединеннык Штатах. Больше всего удивляет не сама дрессировка, с помощью которой хотят поразить зрителей, а то, что это, по сути, торжественный религиозный ритуал, проходящий внутри христианской церкви.

В церковной службе используются самые опасные змеи. Это главным образом гремучие Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 72 змеи и медянки. Их хранят в больших коробках внутри церкви.

Когда начинается служба, то опасную коробку обносят специальной веревкой, чтобы отделить верующих от случайных посетителей.

Когда произносятся молитвы и распеваются гимны, змеи все еще находятся в закрытой коробке. Но вот эмоциональный накал прихожан достигает определенного уровня, коробку открывают, и кто-то из верующих выхватывает оттуда змею. Подержав ее немного в руках, он передает ее соседу. Таким образом, всех змей, одну за другой, вытаскивают из коробки, и верующие передают их из рук в руки.

Тот самый смелый человек, который первым схватил змею и вытащил из «рассерженного скопища», пользуется большим уважением и престижем среди прихожан, потому что это – самый опасный момент.

Некоторые верующие обращаются с ядовитыми змеями весьма странным образом – они запихивают их за пазуху или даже целуют их. Такая процедура призвана доказать образцовое бесстрашие прихожан.

Вот как описывает подобное обращение со змеями в одной из церквей этой религиозной секты в штате Теннесси Уэстон Ла Бар:

«Пожилая беззубая женщина, которая спокойно расхаживала босиком между семнадцатью шипящими гремучими змеями, принимала участие в церковной службе, посвященной возвращению домой солдат (это происходило летом 1946 года) повесила себе на шею, словно ожерелье, красивую крупную древесную «гремучую» змею, а та просунула свою голову и часть туловища у нее под левой подмышкой. Женщина, закрыв от испытываемого блаженства глаза, что-то нежно ворковала себе под нос с воскищенным выражением на лице».

Некоторые очевидцы высказывали подозрения, что змеи, принимавшие участие в церковной службе, не опасны, так как им заранее удалили ядовитые клыки. Но это далеко не так. Верующие, проповедующие этот культ, часто страдают от змеиных укусов, но каждый раз они самым «чудодейственным» образом вылечиваются.

Когда кто-то из них все же умирает от укуса, то этот печальный исход считается волей Господней. Однако такие смертельные случаи вовсе не обескураживают других, которые продолжают эту странную и весьма опасную практику. Они признают, что, хотя и боятся змеиных укусов, такая «игра» с ядовитыми змеями – лучшая демонстрация глубины ик веры в Бога.

Религиозный культ с прикосновением к змеям был создан Г.Вентом Хенсли в 1909 году. Он ввел это действо в некоторых церквях штата Теннесси и Кентукки. При этом он ссылался на Евангелие от Марка, в котором утверждается, что истинные верующие в Бога «поднимут с земли змею».

Некоторые авторы предполагают, что подобная практика возникла из хорошо известных религиозных церемоний племен североамериканскик индейцев, которые при проведении своих религиозных ритуалов использовали ядовитых змей.

Сам основатель культа пострадал от укуса змеи. Это произошло, когда ему было уже семьдесят лет, и хотя в таком возрасте змеиный укус может стать для любого человека фатальным, этот человек все же выжил. Его последователи увидели в этом чудо, сотворенное Господом.

–  –  –

Некоторые сектанты-тантрики на Тибете любили проводить так называемую «церемонию Ход», которую можно считать одним из самых невероятных и тошнотворных религиозных ритуалов, когда-либо существовавших в нашем мире. Он осуществлялся в специальном месте «для расчленения», то есть там, где оставляли трупы умерших людей на растерзание диким зверям. Сюда, по древней тибетской традиции, приносили мертвецов, расчленяли их, резали на куски, чтобы облегчить «работу» хищникам и сделать более приятным их «пиршество». Слово «Ход» и означает «расчленение».

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 73 Сектанты не только выбирали самое отвратительное место для проведения своих религиозных ритуалов, но еще и украшали свои тела так, что не могли не вызвать содрогания у окружающих. Перед началом ритуала они занимались поисками человеческих останков, а потом украшали себя фартуками, сделанными из человеческой кожи и костей. При таких «регалиях» они начинали свой макабрический танец смерти.

В ходе ритуала они должны были вообразить, что расчленены их собственные тела. Поэтому они имитировали чудовищную боль, которую якобы испытывают, затем они рисовали в своем воображении другую страшную картину: как чудовища-демоны пожирают их тела.

Участники подобного ритуала не видели ничего плохого в своем «спектакле», так как он позволял им представить себя мертвецами, которые потом духовно возрождались для другой жизни.

Они объясняли, что, по сути, этот ритуал – лишь вариант обряда посвящения, когда член секты символически восстает из мертвых. Они также утверждали, что танец «Ход» призван покончить с ложным представлением о человеческом «эго», и ради этого они «отдают свои тела на растерзание демонам».

Такая странная религиозная практика была описана У.И. Иванс-Бентцем в 1935 году. Он отмечал, что «ритуал пляски «Ход» соблюдался до недавнего времени и, вероятно, практикуется до сих пор, правда, с большими предосторожностями».

Подушечки из плоти для иголок

Жестокие по характеру религиозные праздники, включающие невероятный обычай самоистязания плоти, существуют во многих районах мира, например в Сингапуре. Индийская община там ежегодно организует праздничный фестиваль, получивший название «Тайпусан», который устраивается в честь Субрама-ниана, бога с шестью головами и двенадцатью руками. Он олицетворяет собой молодость, доблесть и силу. Это старший сын Шивы. Праздник ежегодно проводится 20 января и предусматривает шествие к храму Четтиар, расположенному на Танк-роад.

В ходе праздничного действа индусы выполняют обеты по истязанию плоти, данные в то время, когда они были серьезно больны. Прежде всего это ношение во время процессии «кавади».

Вот что говорит по этому поводу Д.Вонг:

«Кавади – это деревянные или стальные дуги, укрепляемые с помощью специальной поддержки на плечах. На концах каждой дуги имеются до тридцати медных острых шипов, которые вонзаются в тело носильщика».

Каждая такая дуга вместе с шипами весит около 17 килограммов.

Многие участники процессии несут на себе не очень большие грузы по своему выбору, которые они прикрепляют к телу с помощью маленьких рыболовных крючков. Обычно их носят либо на груди, либо на спине. Некоторые несут на себе небольшие стальные емкости для молока, другие увешивают себя гроздьями апельсинов, третьи прокалывают язык или щеки серебряными иглами или железными острыми трезубцами.

Женщинам позволяется нести только небольшие грузы, лишь слегка притороченные к их телу. Даже детям полагается пройти через обряд истязания плоти.

Те же люди, которые предпочитают более суровые способы самоистязания, должны тщательно подготовиться к такому событию. Им разрешается принимать пищу только один раз в день, они обязаны совсем отказаться от употребления алкогольных напитков перед фестивалем и в течение двадцати четырех часов до начала ритуала соблюдать пост. Им возбраняются половые сношения, они обязуются не допускать греховных мыслей, а когда у их жен менструация, то всякий контакт с ними строго запрещен. Им нельзя бриться и прикасаться к посуде или инструментам, к которым дотрагивались другие. Тем, в семье которых недавно кто-то из родственников умер, не разрешается проходить через этот обряд. Эти праздники когда-то пользовались большой популярностью в Индии, но все же были запрещены из-за их неоправданной жестокости.

Подобными самоистязаниями занимаются китайские духи-медиумы. Если верить туристическому буклету, рассказывающему о Сингапуре, то в день рождения китайского бога-обезьяны, который, по всеобщему поверью, обладает мощной целебной способностью и который может принимать лики различных богов, верующие прокалывают себе щеки, языки, ладони, опускают руки в Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 74 кипящее масло, перекатываются спиной на лезвиях ножей или взбираются по лестнице, в ступеньках которой торчат острые ножи. Таким же пыткам они подвергают себя в день рождения Святого всех бедных.

Религиозные церемонии, связанные с истязанием плоти, подобные тем, о которых мы говорили выше, проводятся и у некоторых мусульман. Дервиши раскольнической исламской секты «квадери» в Иранском Курдистане снискали большую популярность из-за своих безумных деяний, связанных с самоистязанием.

Вот что сообщил один очевидец в 1973 году:

«Юноши, почти еще мальчики, лизали раскаленные железные ложки, прокалывали себе щеки. Взрослые мужчины ели битое стекло и глотали длинные гвозди, а также вгоняли в себя кинжалы в области вокруг желудка».

Во время религиозных торжеств в Шри-Ланке люди различных вероисповеданий – мусульмане, христиане, индуисты и буддисты подвергают себя самоистязанию, кто во исполнение данного прежде обета, кто по другим причинам. Таким жестоким способом они доказывают свою преданность Богу.

Змеины й танец

Американские индейцы копи, живущие в штате Аризона, всегда поклонялись «гремучей»

змее, одной из самых опасных в мире. Они верят, что эти змеи обладают чудодейственной силой и способны вызывать дождь. С такими верованиями и связан их особый религиозный культ, включающий в себя и «гремучих» змей. Во время продолжительной засухи и при угрозе наступающего голода хопи организовывали особый праздник, чтобы на нем почтить змей и упросить их ниспослать дождь. После утверждения даты проведения праздника местные жрецы приказывают соплеменникам отыскать как можно больше «гремучих» змей и принести их в деревню. На это требуется обычно несколько дней. После того, как змей доставят в деревню, их моют и помещают в специальный ящик, который ставят на деревенской площади.

К нему подходит жрец и, вытащив оттуда змею, хватает ее зубами. Удерживая ее не руками, а только зубами, он начинает исполнять своеобразный танец. Постепенно его примеру следуют остальные жрецы. Схватив змей, они присоединяются к танцу. Как только танец завершается, каждый из них по очереди отправляет змею на место, в ящик.

Когда праздник заканчивается, всех гадов снова относят в лес, где выпускают на волю. После религиозной церемонии, по убеждению хопи, все змеи, которым люди оказали высокую честь, пригласив их на свой праздник, расползутся по лесу и передадут богам просьбы индейцев о ниспослании дождя. Как утверждают, несмотря на такое бесцеремонное обращение с ядовитыми змеями во время церемониального танца, они ни разу не ужалили своих почитателей. Некоторые авторы в этой связи предполагают, что мирное поведение змей объясняется простой причиной – во время монотонного танца они впадают в состояние каталепсии, что и делает их временно абсолютно безвредными.

Публичная порка

В один прекрасный день 1973 года авторы этой книги стали очевидцами странной процессии в Багдаде, столице Ирака. Шествие возглавляла группа полуобнаженных мужчин. Они шли очень медленно и все время наносили себе удары тяжелыми цепями с такой свирепостью, что кровь сочилась из их ран на спине, пропитывая их белые одежды. В таком «параде» принимала участие и группа мальчишек, которые тоже лихо истязали себя цепями, правда, меньших размеров. Этих мальчиков привели сюда их родители, которые таким способом выражали благодарность Богу за то, что он послал им сына.

Этот необычный праздник, смахивающий больше на похороны, организовали багдадские мусульмане-шиа. Церемония ставила своей целью отметить очередную годовщину мученичества Хусейна, внука Магомеда.

В VII веке Хусейна обманным путем заманили в Кербалу, где на него напали его религиозные противники, жестоко расправившись с ним. Он был предан земле там же, в Кербале, и с тех Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 75 пор трагическую смерть этого святого отмечают ежегодно на десятый день лунного месяца мухаррама.

Эту печальную церемонию публичной порки в Ираке позже запретили.

Подобные праздники проводились и в Турции, правда, тамошние «представления» отличались большим кровопролитием. Очевидец подобного публичного самоизбиения в Стамбуле в начале ХII века оставил нам такое описание:

«Представьте себе ужасно выглядящих, изнуренных людей в длинных, до пят, белых одеяниях, с непокрытыми головами, держащих в руках обнаженные кинжалы.

Их очень, очень много, скорее всего, несколько сот. Размахивая своими острыми кинжалами, они полосовали ими свои тела, поражая головы, лица, грудь, а кровь текла рекой, окрашивая в красный цвет их белые одежды. За этим отрядом людей с кинжалами следовала большая группа религиозных фанатиков, которая истязала себя тяжелыми цепями».

Подобная порка была известна и ранним христианам. Они считали самобичевание лучшим методом для подавления похотливых позывов плоти. Так как человеческая плоть считалась главным источником всех грехов, такой ритуальной порки требовали религиозные аскеты. Один из кардиналов христианской церкви, живший в Европе в XI веке, с большим энтузиазмом относился к такому методу искоренения зла. Он отмечал, что «1000 ударов бичом являются духовным эквивалентом десяти покаянных псалмов».

Религиозное бичевание в ХIII и XIV веках было настолько популярно в Европе, что были даже созданы особые секты, получившие название «Братства флагеллантов» (от лат – flagellar – сечь). Они считали самобичевание лучшим способом восхваления Бога. Хотя такие секты официально подвергались осуждению со стороны церковных властей, ритуальная порка проводилась во многих монастырях, и делалось это на глазах у публики.

Как замечает один очевидец, в Германии в XIV веке такое самобичевание стало одной из разновидностей общественной деятельности:

«Это были массовые публичные представления. Толпы полуобнаженных мужчин и женщин хлестали сами себя и друг друга дважды в день в течение 33 с половиной дней и делали это с помощью различных приспособлений и орудий – от тонких веревок до завязанных узлом кожаных ремней, иногда с металлическими наконечниками, чтобы вызвать более обильное кровотечение».

Невероятны й праздник повозок

Один из самык фантастических религиозных праздников проводится в городе Пури, в индийском штате Орисса. Он обычно отмечается в июне и посвящается очередной годовщине паломничества бога Вишну, которое тот совершил из Гокула в Матуру. Но во время такого праздника чествуется не сам Вишну, а его воплощение – Бог Джаганнатка. Его деревянное изваяние вместе с изваяниями его брата и сестры обычно хранится в знаменитом краме Джаганнатки. Только раз в год эти статуи покидают храм, и во время специально организованной торжественной процессии ик возят по улицам и в конце концов доставляют в другой храм, называемый «Дом с садом».

Но самым интересным аспектом празднества является транспортное средство. Эти громадные статуи помещаются на специально сконструированные для этой цели деревянные повозки, которые называются «стремительными». Они поражают всех своими размерами.

Самая большая из них достигает четырнадцати метров в высоту, площадь ее – 10 квадратнык метров. У каждой из них по шестнадцать колес, более двух метров в диаметре. Для того чтобы привести в движение такие громоздкие повозки, требуются усилия более 4000 мужчин, тянущих канаты. Английское слово «juggenaut» (джагернаут), означающее «безжалостная, неумолимая, разрушительная сила», проискодит от слова Джаганнатка. Если такую повозку разогнать, то остановить ее практически невозможно. Еще в ХIV веке под колеса такой повозки на глазах у веек бросилось несколько фанатов. Они погибли, принеся себя в жертву Богу. Такой безумный постуСтанислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 76 пок часто объясняется стремлением особо ревностных верующих принять смерть на глазах у своего любимого и почитаемого бога.

Когда эти колоссальные повозки подъезжают к храму «Дом с садом», то шествие на этом завершается, изваяния богов переносят с повозок в храм. Там боги должны несколько дней «отдохнуть». По истечении этого срока вся церемония во всех деталях повторяется снова, и в конце концов богов водворяют на их обычное место в краме Джаганнатки.

После завершения обратной поездки деревянные повозки разбиваются на куски, и их остатки используются в качестве священных реликвий. На следующий год будут построены новые.

Сатурналии

В Римской империи существовал любопытный праздник, во время которого рабы занимали государственные должности и даже получали право принимать законы. Короче говоря, рабы превращались в консулов, преторов и сенаторов. Рабы и их владельцы основательно менялись ролями, так что в каждом доме, в каждой семье всем теперь заправляли рабы, и только они принимали все решения. Рабам дозволялось даже оскорблять своих хозяев, а те не могли подвергать ик наказаниям. Во время праздника избирался особый император, и его поведение отличалось комизмом и глупостью. Когда, например, он произносил речь, то должен был кривляться и потешаться над самим собой.

Такой странный праздник назывался Сатурналиями. Он обычно проводился в честь бога Сатурна, бога посевов и земледелия. Говорят, давным-давно он был царем Рима.

Римляне верили, что в его царствование всегда собирали богатые урожаи и что это время было непрерывной чередой счастливых дней. В те времена, как утверждают, не существовало частной собственности, и никто не имел особого желания получать прибыль.

Цель проведения праздника в честь Сатурна состояла в том, чтобы попытаться воспроизвести тот общественный порядок и те условия жизни, которые существовали во времена царствования Сатурна. В течение этого веселого фестиваля все должны были быть счастливыми и развлекаться кто как мог.

К сожалению, даже такой приятный праздник зачастую окрашивался в трагические тона. В некоторык частях Римской империи существовал обычай по завершении праздничного действа совершать человеческие жертвоприношения. Человек, которому предстояло воплощать собой бога Сатурна, должен был перерезать себе горло возле его алтаря. В ходе праздника он мог позволить себе любое удовольствие, даже такое, которое дозволялось только «бессмертным».

В 303 году н. э. на эту роль был выбран один солдат по имени Дасий. Но этот ревностный христианин наотрез отказался стать воплощением языческого бога. За такой акт открытого неповиновения храброго солдата немедленно казнили. В результате он стал христианским мучеником и позже был причислен к лику святых католической церкви.

«Праздник дураков»

В средние века в Европе, особенно во Франции и Италии, проводился необычный праздник, который назывался «праздником дураков». Это был веселый религиозный фестиваль-бурлеск, когда христианская месса превращалась в своеобразный фарс. Нужно отметить, что этот праздник организовывался отнюдь не врагами Церкви, а скорее самыми благочестивыми членами клира. Он обычно проходил в середине декабря и длился несколько дней.

В начале празднества самые высокие иерархические чины – епископы и архиепископы – передавались представителям низшего слоя клириков, нарушая тем самым все принятые церковные законы. Эти люди получали облачения, соответствующие их высокому сану, и вели себя так, словно они на самом деле важные церковные «шишки». Им вручались пастырские посохи и предоставлялось право на торжественное благословение прихожан.

Проводимая ими месса в городском соборе, однако, не имела ничего общего с нормальной церковной службой. Это была обманная месса, на которой ненастоящему епископу прислуживали ненастоящие священнослужители в женских одеждах. Вместо обычных торжественных молитв в храме распевали похабные песенки, а вокруг алтаря водили веселые хороводы.

Во время этой невероятной церковной службы клирики вели себя так, словно они не в храме, Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 77 а где-нибудь в харчевне, так как они на ходу проглатывали горячие сосиски и на алтаре играли в карты. Вместо обычного ладана в храме жгли старую обувь.

Хотя неоднократно предпринимались усилия с целью наложения запрета на подобный обычай, он все равно пользовался громадной популярностью как среди верующих, так и у клира, и поэтому дожил в Европе до эпохи Реформации. Еще в 1645 году во Франции в некоторых монастырях отмечался «праздник дураков». Вот как его описывал один автор:

«Участники держали в руках священные книги вверх тормашками и притворялись, что читают их через очки, в которых вместо стекол были вставлены кусочки какой-то странной кожуры, при этом они что-то мямлили, путая слова, и издавали такие дикие, смешные, глупые и неприятные вопли, поднимали такой ужасный визг, что казалось, это не люди, а стадо разъяренных свиней».

Он явно осуждал такие действа:

«Лучше на самом деле пригласить в храм животных, чтобы те на свой манер вознесли славу Господу, чем выносить эту орущую толпу людей, которые, по сути дела, насмехались над Богом, делая при этом вид, что его восхваляют. Такие люди глупее и бессмысленнее, чем самые глупые и бессмысленные звери».

В кафедральном соборе французского города Сан проводился своеобразный вариант такого праздника, получивший название «праздник осла». В церковь несколько членов клира приводили осла. Во время проведения мессы осел становился центром всеобщего внимания, и вокруг него начинались всевозможные смешные церемонии в духе настоящего бурлеска. Они могли продолжаться часами.

Мальчик-епископ

Одним из самых странный обычаев в средневековой Англии стал обычай избрания епископом мальчика, проводившийся во время веселого праздника, устраиваемого в честь Святого Николая, патрона и заступника детей. Каждый год 5 декабря маленькие служки, певшие в хоре или помогавшие священникам во время мессы у алтаря, выбирали из своего числа юного епископа.

Хотя такой юный священнослужитель занимал свой высокий пост всего три недели, он исполнял все обязанности настоящего епископа.

Мальчика-епископа с пасторским посохом в руках знатные люди приглашали в свои дома, считая большой честью представившуюся им возможность развлекать у себя такую важную персону. Даже правящие монархи с уважением относились к мальчику-епископу. Например, король Эдуард I в 1299 году пригласил юного епископа в королевскую часовню в Хеттоне, возле Ньюкасла-на-Тайне. Его попросили провести там вечернюю службу.

В ходе временного исполнения обязанностей юный епископ и его «клир» играли свою роль со всей серьезностью. Они читали молитвы, а во время религиозной церемонии внутри храма настоящие епископы должны были прислуживать своим юным коллегам и носить для них свечи.

Вот что писал по этому поводу один автор: «В митре, с пастырским посохом в левой руке, мальчик-епископ раздавал благословения прихожанам».

Судя по всему, самой трудной частью такого религиозного «представления» должна была стать проповедь во время мессы. Но на самом деле никаких особых проблем здесь не возникало.

Взрослый епископ был обязан представить своему юному коллеге текст проповеди.

Полный текст такой проповеди, прочитанной епископом-мальчиком, до сих пор хранится в одном из музеев.

Трудно поверить, но тем не менее к этому обычаю верующие относились настолько серьезно, что когда мальчик-епископ неожиданного умирал во время этого праздника, то его предавали земле не как обыкновенного ребенка, а со всеми почестями, полагающимися по рангу настоящему епископу.

Хотя многие люди, главным образом, конечно, молодежь, считали такой праздник занятным развлечением, находились и такие, которые не воспринимали должным образом все эти потешные Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 78 церковные церемонии. Церковные реформаторы резко выступили против. Одним из них был Гранмер, который в 1542 году обратился со специальным призывом к королю искоренить это опасное суеверие.

Такой странный обычай возник в ХIII веке в Англии и пережил века. Он был отменен с установлением протестантства в стране.

–  –  –

Среди туземных племен, «охотников за черепами», самыми знаменитыми во всем мире были, конечно, дайяки, обитатели острова Борнео. Для любого мужчины дайяка жизнь без трофея в виде отрубленной человеческой головы была просто невыносима. Владение по крайней мере одним таким чудовищным трофеем было абсолютной необходимостью, так как мужчина без него не имел права жениться. А чтобы найти себе невесту среди дайякских аристократок, одного человеческого черепа было явно недостаточно.

Вот что услышал один путешественник из уст дайяка: «Ни один юноша-ар и ст ократ не от важ ит ся ухаж иват ь за знат ной дайякской девушкой, если не бросит к ногам избранницы сет ку, полную человеческих черепов».

Есть одна забавная история, повествующая о том, как восемнадцатилетний юноша из этого племени не смог жениться на девушке, так как не принес ей драгоценный трофей – отрубленную человеческую голову. Это случилось в 1880 году, когда было почти невозможно убить человека из соседнего племени. Для тoro чтобы изменить ситуацию в свою пользу, этот юноша с помощью своих друзей решил обезглавить одного китайского торговца. Он посчитал, что после того как голова будет сварена, никто и не догадается, кому она принадлежала.

Прикинувшись путешественниками, эти ребята попросились на ночлег к торговцу. Посередине ночи они набросились на китайца, но тот, к счастью, еще не спал и заорал благим матом: «На помощь!» Около пятидесяти односельчан сбежались на вопли и спасли его от верной смерти, а юноши сумели улизнуть, правда, без желанного «трофея».

Человеческие черепа требовались и для многих других случаев. Если у вождя племени рождался сын, то он не получал имени до тех пор, пока отец не представлял «свежую», недавно отрубленную голову. Более того, если умирал вождь, то снова требовалась человеческая голова, чтобы ему в загробном мире прислуживала душа убитого человека. Неблагоприятное пророчество, которое услыхал во сне вождь племени, можно было преодолеть только с помощью человеческой головы. «Охота за черепами» у дайяков была тесно связана с их религиозными воззрениями. Они верили, что любое значительное событие так или иначе нарушало установленное космическое равновесие и, чтобы восстановить прежний баланс, необходим череп.

Как это ни удивительно, дайяки верили, что отрезанные, отрубленные человеческие головы, отделенные от тела, продолжают жить.

Среди «морских дайяков» существовал, например, такой обычай. Доставленную домой по морю отрубленную голову на берегу обычно заворачивали в пальмовые листья. В течение нескольких месяцев она служила предметом глубокого религиозного поклонения. В рот черепу набивали вкусную еду и даже вставляли сигары. Иногда к таким черепам относились как к приемным сыновьям племени.

Для того чтобы заполучить как можно больше черепов, дайяки организовывали крупномасштабные экспедиции. Они обычно заранее внимательно изучали обычаи соседних племен, чтобы напасть на них в такое время, когда те меньше всего этого ожидали. Они нападали на деревню перед рассветом, когда жители крепко спали. Бросая на соломенные крыши «огненные шары», поджигали их. Хижины сразу воспламенялись, а выбегавших оттуда охваченных ужасом обитателей они беспощадно рубили на куски топорами. Яркое пламя позволяло им свободно различать мужчин и женщин, что было для них очень важно, ибо они немедленно, на месте, убивали всех мужчин.

Их отрубленные головы они триумфально доставляли в свою деревню, где захваченных пленников превращали в рабов, даруя им жизнь только до того момента, когда потребуются их Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 79 головы. Отрубив голову, извлекали из нее мозг, а «полый» череп держали определенное время на огне, чтобы в будущем обеспечить его сохранность. Свои трофеи, отрубленные головы, они носили в корзинах. Некоторые из воинов собирали целую коллекцию – до нескольких сотен черепов.

Один дайяк по имени Селги, как говорят, сумел добыть семьсот голов только за одну экспедицию.

Всепоглощающая страсть к человеческой плоти

Самыми жестокими каннибалами в мире были, бесспорно, жители островов Фиджи. Они заставляли свои жертвы готовить все необходимое для их собственного поджаривания. Им предстояло вырыть яму в земле для печи, натаскать и нарубить хвороста и даже сделать специальные чашечки из листа бананового дерева. Когда подготовка заканчивалась, каннибалы вскрывали жертве вены, наполняли чашечки ее кровью и в присутствии несчастного, испытывающего невероятные страдания, спокойно выпивали его кровь. Потом людоеды отрубали ему руки и ноги, но не давали при этом жертве умереть. Отрубленные части его тела заваривали в печи и съедали на глазах у еще живой жертвы.

Иногда они даже заставляли жертву перед смертью съедать кусок собственного мяса. Следующим этапом этого макабрического пиршества становилось съедение языка. С помощью рыболовного крючка язык жертвы вытягивался изо рта как можно дальше, а затем его отрубали у самого основания, после чего этот деликатес жарили и съедали в присутствии жертвы. Несчастный, испытывая невероятные муки, был вынужден взирать на этот отвратительный ритуал. На таких чудовищных праздниках поедались обычно не один и не два человека.

В 1836 году один миссионер писал:

«Помощники приносят в круг, образованный участниками пиршества, не один, не два, не десяток хорошо прожаренных мертвецов, а двадцать, тридцать, сорок и даже пятьдесят только для одного праздника. Мы слышали, что однажды на такой трапезе туземцы сожрали более 200 трупов. Эти сведения получены из надежных источников».

Эта цифра – не преувеличение. Употребление в пищу людей было настолько распространенным обычаем, что, по сути дела, никакой серьезной деловой сделки не могло состояться без принесения «свежей» жертвы. Даже строительство нового каноэ требовало человеческого жертвоприношения, чтобы обеспечить надежное плавание. Вот что писал Альфред Сент Джонсон в конце

XIX столетия:

«Если предстояло построить новое каноэ, то требовалось убить человека, чтобы заложить ее киль… При спуске на воду требовались новые жертвы, которые при этой церемонии служили «колесами» или стапелями… после того как каноэ оказывалось на воде, нужны были новые жертвы для первого подъема мачты».

Страсть фиджийцев к человеческому мясу оказалась настолько сильной, настолько непреодолимой, что они даже могли убить и сожрать своего друга, чтобы только удовлетворить свои низменные позывы.

Преподобный Джон Уотсфорд писал в 1846 году:

«Один вождь в Ракераки… если он видел кого-нибудь рядом, даже если это был его друг, тот, кто был потолще, упитаннее других, то отдавал приказ немедленно убить его; часть трупа при этом жарили, а вторую оставляли про запас».

Такая сравнимая с похотью страсть к человеческой плоти, а также абсолютная власть мужа над женой в стародавние времена на деле означали, что муж на законном основании мог убить, а потом съесть собственную жену.

Привычка есть человеческое мясо была настолько распространена среди обитателей островов Фиджи, что его ели даже маленькие дети: «Соплеменники разжевывали куски сырого человеческого мяса, а затем вкладывали их в рот маленьким детям».

Чудовищны й ритуал Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 80 Среди индейцев племени квакиутль, обитающего на северо-западном побережье Канады, существовала странная секта каннибалов, которая называлась «гаматцу». У них был верховный бог, которого изображали в виде чудовища, похожего на медведя с широко разинутой окровавленной пастью. Он носил необычайно длинное имя – Баксбакуалануксива, что означало: «тот, кто первым съел людей в устье реки».

Человек, хотевший стать членом секты, должен был пройти через весьма странное испытание – обряд ритуального посвящения. Прежде всего кандидату предстояло прожить в полном одиночестве в глухом лесу в течение трех месяцев, чтобы «впитать дух» верховного бога каннибалов.

Когда на встречу с новичком приходили старейшины, он должен был приготовить для них предусмотренную особой церемонией еду для ритуального каннибальского пиршества. Такое угощение требовалось готовить из мяса мертвеца. Раздобыть его было нетрудно, так как у индейцев квакуитль существовал обычай хоронить умерших родственников на деревьях. Тело мертвеца вначале выдерживали в соленой воде, потом коптили на костре и только после такой процедуры подвешивали на ветви дерева.

На таком празднике посвящения каждый гаматцу строго по старшинству брал по кусочку трупа. Кусок нужно было глотать целиком, не жуя, а после завершения трапезы полагалось изрыгать съеденное. Такая странная процедура облегчалась соленой водой, которой запивали человеческую плоть. Она вызывала сильный приступ рвоты. За церемонией поедания человеческой плоти внимательно наблюдали все присутствующие, которые строго подсчитывали все отрыгнутые кандидатом кусочки мяса, сравнивая их с тем числом которые он проглотил.

Все должно было совпасть. Цель такого ужасного угощения состояла в том, чтобы продемонстрировать новичку, что теперь он, как и старейшины секты, утратил все нормальные человеческие качества и таким образом стал достойным учеником верхного бога каннибалов.

После окончания пиршества новичок возвращался в родную деревню, где забирался на крышу своей хижины, высматривая прохожих.

Олицетворяя собой хищного зверя, он набрасывался на своих зазевавшихся соплеменников, отрывая острыми зубами от них куски тела.

Обряд посвящения завершался, когда он, спустившись с крыши, исполнял своеобразный танец, скорее похожий на приступы конвульсий. Танец кончался, когда приходил местный знахарь и утаскивал измочаленного, обессиленного новобранца на морской берег, где успокаивал его и приводил в чувство. Теперь, после того как юноша стал настоящим членом секты, он мог регулярно принимать участие в боях и стычках с целью обеспечения будущих каннибальских праздников достаточным количеством свежего человеческого мяса.

Страсть гаматцу к человеческой плоти была настолько сильной и необузданной, что иногда они зубами вырывали куски мяса из руки или груди своих собственных коллег по секте. Говорят, однажды один гаматцу попросил рабыню станцевать для него. Пришедшая в ужас девушка ответила: «Хорошо, я станцую. Но только, глядя на меня, смотри, не проголодайся. Прошу тебя, не ешь меня!» Едва она произнесла эти слова, как хозяин топором рассек ей череп и принялся поедать ее мясо.

Вы сушенны е головы

В самой гуще амазонских джунглей, в Эквадоре, живет одно из самых свирепых племен Южной Америки хиваро; оно пользуется дурной славой «охотников за черепами». Члены этого племени не только охотятся за черепами, но еще и высушивают отрубленные человеческие головы. Это не просто легкая «косметическая» операция. Они настолько усовершенствовали свое искусство, что в результате их умелых действий большая нормальная человеческая голова превращается в маленькую, не больше кулака взрослого человека. Самое удивительное заключается в том, что при этом черты лица не претерпевают никаких изменений. По сути дела, высохшая человеческая голова становится точной маленькой копией оригинала.

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 81

Высушенная голова у индейцев хиваро (Эквадор)

Для этого из головы удаляют мозг и кости. Кожа варится в специальной травяной смеси в течение двух часов, пока не станет похожей на резину. После этого ее зашивают, привязывают к высокому шесту и сушат на солнце. Затем «кожаную» голову набивают нагретыми голышами и раскатывают. В результате такой обработки первоначальные размеры головы уменьшаются почти наполовину. Если голова оказывается слишком маленькой для таких камней, то вместо них туда насыпают раскаленный песок, что заставляет ее скукожиться еще больше. В конце концов она достигает нужных размеров. Волосы, которые сохраняют прежнюю длину, делают высушенную голову еще более ужасной на вид. После этого ее обычно украшают птичьими перьями, что только усиливает ее устрашающий вид.

Для того чтобы не допустить побега мстительной души убитого человека, которая, по всеобщему поверью, обитает в высушенной голове, губы и веки ей зашивают, а в ноздри заталкивают шарики из хлопка.

Фактически вся процедура высушивания головы была изобретена из-за твердого убеждения в том, что если не подвергнуть голову убитого такой обработке, то душа умершего обязательно убежит через ее отверстия и превратится в мстительного демона, который непременно убьет того воина, который отправил на тот свет владельца головы. Но, несмотря на все принятые предосторожности, душа мертвеца, по мнению индейцев, все еще может причинить им вред.

Чтобы не допустить этого, проводятся специальные ритуальные церемонии уже после того, как голова будет высушена.

В первую ночь после убийства человека воины устраивают праздник, на котором пьют настойку с галлюциногенными свойствами. Это резко меняет ик настроение, и они продолжительное время пребывают в состоянии экстаза. Потом тот воин, который убил врага и взял его голову, остается в полном одиночестве в течение трех дней, чтобы таким образом «очиститься». Высушенная голова лежит на его щите возле хижины.

Местный знакарь вливает ему табачный сок в ноздри, чтобы таким образом охранить его от воздействия злык духов. «Очистительная» церемония завершается после того, как колдун велит ритуальным жестом прикоснуться к волосам на высушенной голове, а сам в это время произносит нужные заклинания.

Если требуется столько усилий, чтобы устранить серьезную опасность из головы убитого, то почему киваро все равно остаются такими страстными охотниками на людей, убийцамиэнтузиастами? Дело в том, что, по поверью киваро, чтобы жить долго, человек должен обрести так называемую душу «аратум». Если у него будет такая душа, то ему угрожает смерть только от неизлечимой болезни. Заполучить такую душу можно, только если индейцу в джунглях явится видение, а это возможно лишь с помощью галлюциногенных препаратов. Под воздействием наркотическик средств мужчина испытывает непреодолимое желание убивать, но когда он убивает человека, то утрачивает душу «аратум».

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 82 Для индейцев киваро реальный мир – это мир иллюзий и галлюцинаций, реальность – это мир, который он ощущает под воздействием галлюциногенных растений. Познание этого мира является очень важным для любого киваро, так что даже младенцу, которому от роду всего несколько дней, дают галлюциногенную настойку, чтобы приучить ребенка к реальному, по их мнению, миру. Хиваро, однако, считают недостаточным приобщить к своему реальному миру только людей. Своих верных спутников, охотничьих собак, они тоже потчуют галлюциногенным зельем в силу все той же причины.

Жестокие изобретатели

Священнослужители, впервые побывавшие в северной части Бразилии, очень скоро узнали о существовании в этой местности жестоких и свирепых племен тупинамба. Эти опаснейшие людоеды представляли собой главную угрозу для белых, которые прибыли, в этот регион для распространения христианства. На самом деле в 1556 году первый бразильский епископ вместе с сотней своих белых спутников попал в плен к тупинамба после кораблекрушения. Туземцы убили их и съели.

Некоторым из пленников все же удалось бежать, и они подробно рассказали всему миру о чудовищных обычаях племени. Среди них был и немецкий матрос Ганс Стаден. Хотя тупинамба поймали его возле города Сантос еще в 1552 году, он сумел выжить, прибегнув к хитроумному трюку. Когда он понял, что ему вскоре предстоит стать яством для дикарей, он отказался от еды, симулируя жуткую зубную боль.

Очень скоро он настолько похудел, что не вызывал у свирепых туземцев большого аппетита.

Тупинамба решили отложить его казнь до лучших времен, когда он поправится и наберет жирку.

Прошел немалый срок, и он, чтобы и дальше откладывать свою гибель, начал вести себя так, словно он обладает магической силой.

Стаден сделал несколько предсказаний, и после того как некоторые из них на самом деле сбылись, тупинамба объявили его оракулом всего своего племени. В результате он стал слишком ценным, слишком нужным человеком, чтобы с ним столь ужасно расправиться.

Он прожил довольно долго среди жестоких каннибалов и получил немало возможностей изучить их странные обычаи. К своему великому удивлению, он узнал, что этот примитивный народ применял «отравляющий газ» при нападении на своих врагов. Судя по всему, бразильские индейцы открыли «отравляющий газ» гораздо раньше всех европейцев.

Вот какую они разработали военную стратегию. Подойдя поближе к деревне, на которую собирались напасть они разводили громадный костер. Как только ветер начинал дуть в сторону хижин врага, они подкладывал и в огонь листья и плоды одного дурно пахнушего ядовитого растения из семейства перцовых. В результате образовывался невыносимо едкий дым, который, как и отравляющий газ, разносился ветром, и от него задыхались жители деревни. Этот газ был настолько концентрированным, что осажденный противник спешно покидал свои укрепления. В результате у хитроумных тупинамба появлялась вполне реальная возможность успешно атаковать ослабленного врага.

Каннибальская практика тупинамба основывалась на вере в то, что они обязательно должны отомстить за членов своего племени, убитых их врагами. Они считали, что единственный способ удовлетворить своих предков – убить врагов и после их съесть. Этот обычай настолько глубоко укоренился среди них, что любой несправедливый, по их мнению, поступок требовал возмездия.

Для этого у провинившегося просто откусывали куски тела и тут же на месте проглатывали их.

Они были настолько одержимы идеей возмездия, что, как говорят, даже кусали камень в отместку, если он причинял им боль, когда они о него спотыкались.

Последние каннибалы

Племя дани Ириан-Джайи практиковало каннибализм еще и в 1960-х годах. Говорят, что они были последними людоедами в мире, так как до 1938 года об этом племени не было ничего известно. Один бывший каннибал так рассказывал об этом в 1992 году журналисту: «Их главной побудит ельной причиной было впит ат ь дух сильного врага. Им мог ст ат ь и человек, кот орый вызывал у них всеобщее восхищение».

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 83

Хотя этот людоед теперь христианин, он с некоторой тоской вспоминает о прежних днях:

«Мясо ст ариков ж ест кое. Молодые муж чины и ж енщины куда вкуснее. А мясо младенцев очень похож е по вкусу на рыбу. У них очень мягкая плот ь».

Дани всегда следовали обычаям, которые чаще всего связывают с людоедством. Человека, которого предполагалось съесть, нужно было захватить в бою. Его тело, привязав к шесту, несли домой четверо крепких воинов. Когда они уносили свой «трофей», туземцы побежденной стороны наблюдали за их действиями издалека – сердито кричали, требовали вернуть им труп соплеменника, чтобы они, как полагается, предали его земле. Но победители, упоенные, возбужденные до предела своим успехом, отвечали на их вопли только одной фразой: «Мы сейчас его съедим».

Сотни воинов дани вместе с членами их семей, включая маленьких детей, собирались все вместе перед своими хижинами, нетерпеливо ожидая начала праздника. Когда труп поверженного врага оказывался на земле, его окружали танцующие женщины, осыпающие его оскорблениями – они тыкали труп палками, топтали ногами. Женщины танцевали вокруг мертвеца, а мужчины тем временем разжигали большой костер. До того как начать готовить труп, у него отрубали пальцы на ногах, а все тело разрубали на мелкие куски. Когда мясо было готово, начинался большой праздник. Два миссионера, которые случайно оказались поблизости, были настолько поражены увиденным, что опрометью бежали оттуда. Они поклялись, что больше никогда не станут посещать подобные празднества. В течение долгих лет они безуспешно пытались стереть ужасную картину из своей памяти.

Сила левого глаза

В прошлом каннибализм был распространенным явлением и среди май ори, туземцев Новой Зеландии. Знаменитый капитан Джеймс Кук со своими спутниками стали первыми европейцами, присутствовавшими на чудовищных каннибальских пиршествах. Капитан Кук писал впоследствии, что он видел, как эти людоеды «обгладывали человеческие кост очки с т акой ст раст ью, чт о их руки и лица были покрыт ы кровью, и они ж адно запихивали куски человеческой плот и в свои рт ы с ост ро зат оченными зубами».

Он также рассказал об одном интересном случае:

«Замет ив разбросанные на берегу кост и, он спросил, чьи они, и т уземцы объяснили ему, чт о-т о около пят и дней перед эт им сюда, в эт у бухт у, на лодке приплыли их враги, и эт о кост и одного из семи убит ых ими, кот орого они здесь и съели».

Стоит ли удивляться, что миссионеры в этом регионе южной части Тихого океана постоянно опасались за свою судьбу – их тоже могли сожрать в любую минуту. К счастью для них, один из вождей май ори их успокоил, даже обнадежил, заявив, что им нечего бояться, так как их мясо не такое вкусное, как у местных жителей.

Как это ни удивительно, хотя мозг человека всегда был особым деликатесом и очень высоко ценился среди каннибалов, самой, однако, важной частью убитого ими врага считался его левый глаз. По их убеждению, именно в нем обреталась душа убитого.

Хотя левый глаз для них был важной вещью, сердце жертвы считалось органом, наделенным магической силой. Сердце человека использовалось в качестве жертвоприношения богам, когда возникала серьезная опасность для дальнейшей жизни всего племени. Такое жертвоприношение, по их представлениям, было тем эффективнее, чем ценнее была облюбованная жертва. Один вождь майори однажды предложил в качестве жертвоприношения сердце своего сына, чтобы использовать его магию для победы над врагом в битве и защитить тем самым укрепленную стоянку племени. Когда ему привели сына, он собственноручно рассек ему грудь и извлек оттуда трепещущее сердце, которое тут же преподнес в дар богам. Был еще и такой случай, когда вождь обороняющейся стороны был принесен своими же людьми в жертву, чтобы в конечном итоге добиться победы над противником.

Один писатель сообщал в 1904 году:

«Когда крепость Кайапои осадили воины племени раупаха, вождя сопротивляющейся стороны свои же люди, разрезав на кусочки, поджарили на костре. Жрец исполнял песнопения, а воины простерли руки к варившемуся в котле сердцу. Потом верховный жрец, оторвав кусочек от сердца вождя, бросил его в сторону врагов, чтобы Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 84 тем самым ослабить их».

Иногда сердце человека съедали во время ритуальной церемонии оплакивания смерти племенного вождя. Такой ритуал проводился и по не столь важным поводам. Например, когда срубали дерево для каноэ вождя, требовалось человеческое сердце. Сердце человека даже съедали при обряде татуировки губ дочери вождя.

Если в ходе битвы майори удавалось захватить в плен вождя своих врагов, то обращались они с ним ужасно, вымещая на нем свою злобу. Его обычно убивали, варили и съедали, но после пиршества все его кости старательно собирали и впоследствии оказывали им все необходимые почести. Потом из них делали рыболовные крючки, ножи, наконечники для стрел или острые зубцы для ловли птиц.

Иногда находили свое применение и руки погибшего вождя. Их высушивали, пригибая пальцы к ладони. После такой операции сухие руки прибивали к стене, и они служили крюками, на которые вешали корзины. Все эти обычаи строго соблюдались, чтобы продемонстрировать всем, что и мертвый вождь врагов навеки останется рабом тех, кто захватил его на поле сражения.

–  –  –

У племени фали, живущего в северной части Камеруна в Западной Африке, бытовал довольно странный погребальный обряд, который проводили в том случае, если умирал мужчина, член семьи. Его труп сразу не предавали земле, оставляя лежать в хижине, где его родственники в течение нескольких дней не спускали с него глаз, пока тело его не начинало разлагаться. Только тогда они признавали, что их родственник на самом деле скончался.

Перед погребением мертвеца усаживали в прямом положении на стуле, руки вытягивали вперед. Все его тело, кроме рук и ног, туго бинтовали с помощью полосок материи из хлопчатобумажной ткани. С пенисом обращались с особым вниманием: чтобы подчеркнуть мужскую потенцию усопшего, член его привязывали так, словно он постоянно находится в состоянии эрекции.

Чтобы почтить его смерть, пришедшие проститься с усопшим односельчане в течение нескольких часов танцевали вокруг трупа под ритмичный бой священных барабанов. После этого мертвое тело заворачивали в шкуры, а местный жрец совершал ритуальное убийство двух козлов.

Как только траурный обряд завершался, в доме появлялся человек в маске. Он несколько раз переворачивал труп, после чего тело относили на священное кладбище, расположенное в большой пещере высоко в горах.

Но до того как оставить мертвеца в пещере, нужно совершить другой ритуальный обряд. Сопровождающие похоронную процессию жрецы предлагают мертвецу последнюю трапезу, а плакальщицы повсюду ищут камень красивой формы. Когда такой камень найден и доставлен в пещеру, жрец ударяет по нему своей палкой. Тем самым он как бы приглашает дух умершего человека войти в камень и поселиться в нем навеки. Камень с вошедшим в него духом священнослужитель кладет между ногами умершего. Цель этого последнего погребального обряда – переместить сексуальную потенцию усопшего. Этот камень отныне считается священным, и его оставляют в пещере вместе с другими такими же священными камнями, в которых обитают духи умерших предков.

Шоколадны е гробы

В Мексике существует множество самых необычных обрядов, посвященных умершим. 2 ноября, в День всех усопших, у могил устраиваются праздничные угощения. Местные жители считают, что в этот день мертвые оживают. Чтобы почтить умерших родственников, устраивают специальные трапезы. Для этого делают шоколадки в форме гробов и катафалков, человеческие черепа, погребальные венки, скелеты из сахара и украшенный черепами и костями хлеб.

В этот день автомобили и такси украшаются маленькими золотыми изображениями человеческих скелетов. Во многих районах Мексики жители строят алтари, чтобы возле них отметить Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 85 годовщину смерти своих близких. Они ставят на них их любимые лакомства, алкогольные напитки и даже сигареты.

У майя, живущих в деревне Чан Ком, по такому случаю проходят довольно странные торжества. Кости умерших три года назад людей извлекают из могил. Когда могилу вскрывают, то прежде их благословляют, окропляя святой водой. Кости кладут на чистую тряпку. Их моют, чистят, а потом складывают в ящик уже на другую тряпку, где их снова обрызгивают святой водой, после чего ящик закрывают и относят в какое-нибудь укрытое помещение на кладбище, где перед ними произносятся молитвы. Потом ящик привозят в бывший дом покойника, где кости кладут под стол для приношений. Жрец произносит еще несколько молитв, после чего костям предлагается еда, а всех присутствующих приглашают к столу. Ночью возле костей вновь звучат молитвы, и их снова в который раз обрызгивают святой водой. В конце концов ящик с костями снова доставляют на кладбище, где его оставляют в помещении.

Вера в возвращение мертвых в какой-то определенный день характерна не только для Мексики. В Европе некоторые народы имеют обыкновение ставить тарелки с едой на могилы своих родственников в День всех усопших. В Италии в Неаполе в этой связи бытует странный обычай.

Открываются все похоронные дома, и в их нишах по стенам расставляют наряженные человеческие скелеты.

Некоторые китайцы считают просто необходимым время от времени проверять, как чувствуют себя духи умерших членов их семей, как те поживают в загробном мире и не нужно ли им чего-нибудь. Для того чтобы все это выяснить, обычно прибегают к услугам медиума. Иногда случается, что дух бродит абсолютно бесцельно, так как он забыл о своей идентичности. Если такое происходит, то медиум должен выхлопотать ему паспорт и визу в загробный мир. Медиумом обычно бывает пожилая женщина. Она вступает в контакт с умершими после того, как входит в транс.

Паспорт представляет собой документ больших размеров, приблизительно как средний плакат. Чтобы оформить его, медиуму требуется знать не только имя, дату рождения усопшего, но также, если только это возможно, точное, до минуты, время появления его на свет.

На документе ставят красную отметку или печать, которая является визой, разрешающей вход в загробный мир. После того как все необходимые записи внесены в документ, медиум кладет его перед алтарем в углу комнаты. К нему добавляют другие бумажки, на которых написаны тексты заклинаний, к которым необходимо прибегать во время болезни, грозящей опасности или при невезении, а также листки с различными молитвами и песнопениями. К тому же мертвеца обеспечивают бумажной одеждой и так называемыми «адскими банкнотами».

Похороны без мертвеца

У племени догон, живущего в Западной Африке, существует обычай проводить погребальный обряд без трупа. Такие своеобразные похороны происходят обычно, если какой-то человек уехал из дома и его уже давным – давно никто не видел. Члены его семьи считают, что он умер.

Но самое поразительное в этом обряде заключается в другом. Даже если позже этот человек объявляется в деревне, все его соплеменники продолжают относиться к нему как к мертвецу. Даже если он не по своей вине не мог сообщить о себе, никаких исключений в этом случае не делается.

Довольно часто случается, что такой человек посылал сообщения о себе в деревню, но они до его племени не доходили, терялись в пути. Таким образом, его никак нельзя упрекнуть в небрежности, но тем не менее отменить его состоявшиеся похороны уже никто не в праве.

Если такой бедолага возвращается домой живым и здоровым, то ни жена, ни дети не реагируют, делая вид, что вовсе его и не знают.

Можно только посочувствовать несчастному. Он на самом деле попал в затруднительное положение. Он потерял все, что у него было, ибо после его «похорон» все состояние умершего распределятся среди членов его семьи. Неважно, кем он до этого был в общине, даже если занимал весьма важный пост, тот передавался другому человеку.

Итак, вся семья не видит его в упор, абсолютно игнорирует, но тем не менее приносит ему дары к могиле предков и продолжает почитать его дух. Теперь у него остается только один способ существования – собирание милостыни.

В некоторых других сообществах человек, нарушивший правила общины, часто исключается Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 86 из нее через организуемую с этой целью погребальную церемонию, которая проходит без трупа.

Такие фальшивые похороны дают виновнику понять, что его соплеменники считают его «социальным мертвецом».

Как это ни странно, но вариант такой практики можно наблюдать и у монаховбенедиктинцев. Когда новичок вступает в их орден, он должен пройти через своеобразный обряд, чтобы продемонстрировать всем, что он «умер для мира», который обычно проводится после того, как тот примет обет.

У евреев-ортодоксов существует обычай носить особую одежду для похорон, если сын или дочь женится или выходит замуж за человека, исповедующего иную веру.

Захоронение живого человека

Весьма странный обычай практикуется у племени динка, этой народности пастухов, живущей на юге Судана. Они хоронили некоторых своих соплеменников, которые вовсе не умирали. И это не было жестоким отмщением какому-то ненавистному, заклятому врагу, нет, это касалось самых дорогих и уважаемых вождей. Они сами требовали таких похорон. Подобное погребение далеко не всегда происходило, когда вождь тяжело болел и находился, по сути дела, на пороге смерти. Иногда он пребывал в полном здравии.

Рассказывают, что, когда один вождь по имени Денг-Денг вдруг увидел, какой у него ужасный вид, что все зубы у него выпали, то осознал, что пришло время для него быть заживо похороненным, как того требует племенной обычай. Он сообщил о своем желании детям, попросив их оповестить всех соплеменников о его решении быть погребенным живым, чтобы те дали свое согласие на традиционный ритуал.

Желание вождя было удовлетворено. С этой целью на самой большой возвышенности на пастбище была вырыта просторная могила, и в нее опустили вождя, уложенного на щит из кожи быка. Его родственники и друзья наблюдали за церемонией, распевая религиозные гимны.

После этого они начинали бросать в могилу навоз, но засыпали ее лишь частично. Из-под земли все еще слышался голос вождя, который произносил прощальную речь, напоминая присутствующим, каких успехов добилось племя под его руководством. Он давал советы своим соплеменникам, как следует вести себя в будущем. Собравшиеся задавали ему вопросы и выслушивали его ответы, которые буквально доносились до них из могилы. До тех пор пока шла беседа, могилу до краев не засыпали. Но когда вождь умолкал, ее с верхом заваливали навозом, после чего объявлялось, что их господин «принят землею», и на его могиле ставили особый камень, превращая тем самым ее в место для поклонения.

Хотя в племени динка существовали различные варианты такого захоронения, оно всегда происходило только по желанию самого вождя. Но его просьбу о погребении живым должны были одобрить все соплеменники, чтобы представить все это дело как результат коллективно принятого решения. Вождя никогда не предавали земле живым против его воли.

Такой обычай объяснялся верой в то, что если вождь, являвший собой духовное благополучие всей общины, умрет как обычный человек, то на племя обрушится какая-нибудь страшная катастрофа.

Этот макабрический по своей сути обряд был запрещен английскими колониальными властями, но, как полагают, он продолжал существовать до конца XIX столетия. Старые обычаи вообще имеют свойство отмирать очень медленно. Когда один из самых популярных вождей племени динка умер в 1969 году в каирской больнице, а его тело было привезено домой для погребения, многие его соплеменники были искренне разочарованы. Как жаль, сокрушались они, – наш вождь уже мертв, и мы не можем похоронить его живым, как этого требует наш обычай.

Господин Кот

У народности торайя в Индонезии существует непоколебимая вера в то, что вечного райского блаженства после смерти можно достичь только при условии, что состоится тщательно разработанная погребальная церемония. Это должно быть великолепное, радостное событие, и оно может стоить столько же, сколько хорошая свадьба.

В прошлом о смерти знатного члена племени прежде всего сообщалось его домашнему коту.

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 87 При этом обычно один из членов семьи говорил «Дорогой господин наш, Кот. Твой хозяин умер».

Кот пользовался высоким статусом в доме, так как считался хранителем всех домашних ценностей.

Погребальная церемония требовала долгой тщательной подготовки, поэтому тело умершего обычно в это время находилось в специальном ритуальном доме, и о его смерти могли не сообщать членам общины в течение нескольких месяцев, а то и лет. Все это время усопшего называли не мертвым, а только «спящим». Обычай также предусматривал, что душу мертвеца в иной мир должна сопровождать душа буйвола. Число убитых по такому случаю животных определялось социальным положением умершего. Для члена общины, пользовавшегося особым уважением у своего пламени, в жертву приносили по крайней мере не меньше двенадцати буйволов, но бывали и такие похороны, когда убивали до ста животных.

Один автор заметил:

«Чем больше убивали буйволов, тем большими почестями пользовались все члены семьи усопшего. После первой десятки загубленных животных семья получала в дар один рог, буйвола, который она хранила перед своим домом как символ особого достоинства».

Ну а сто лет назад для похорон знатного представителя племени требовалось совершить человеческое жертвоприношение.

Нужно сказать, что обычай принесения в жертву буйвола уже ушел в прошлое. Теперь вместо этого организуются петушиные и буйволиные бои, на которых зрители делают свои ставки. В течение всей похоронной церемонии, в которой могут принимать участие тысячи людей, которые, судя по всему, напрочь забывают о мертвеце, предаваясь радости и развлечениям. Один очевидец заметил по этому поводу: «Трудно себе представить более счастливые проводы в вечное путешествие»

Такие похороны могли продолжаться несколько дней, в течение которых проводились различные обряды и ритуалы. Когда из дома выносили гроб, клали его на носилки, вся толпа принималась громко распевать песнопения и предлагать пищу и различные свои дары усопшему, чтобы помочь его душе беспрепятственно совершить долгое путешествие на небеса. После этого вместе с гробом участники обходили владения состоятельного члена своего племени. Во время этого обхода гроб то и дело подкидывали в воздух. Это делалось не для смеха. По мнению туземцев, тело нужно все время трясти, чтоб облегчить душе выход из него. Утомительная церемония заканчивалась после того, как гроб, наконец, устанавливали в глубокой погребальной пещере, а вход в нее задвигали большим валуном.

В отличие от других регионов, здесь погребальные «камеры» обычно располагаются высоко в горах. Торайя верят, что, находясь на таком возвышении, дух мертвого сможет без особых усилий забраться на ближайшее пальмовое дерево и оттуда вознестись на небо. Тела погребенных не остаются без присмотра. Торайя обычно делают деревянное изваяние умершего, почти в его рост.

Такие деревянные куклы складываются на особой веранде на краю скалы. В глаза им вставляют ракушки, и издалека их можно принять за живых людей, созерцающих лежащий внизу пейзаж.

Кукол обычно выстраивают в ряды по десять штук в каждом, и в результате создается впечатление, что они бдят над смертными членами племени, оставшимися там, в деревне.

Ежегодно жители деревни забираются по отвесной скале к этому кладбищу, чтобы доставить статуи своих мертвых соплеменников в прежние дома. Кукол моют, обряжают в новые одежды, а после краткого пребывания дома возвращают на скалу, на прежнее место.

Табу для плакальщиц и плакальщиков

У народности майори, проживающей в Новой Зеландии, существует строжайшее табу для тех, кто так или иначе имел прямой контакт с мертвецом. Оно касается любого человека, прикасавшегося к трупу, помогавшего его нести к могиле или же державшего в руках кости давно умершего. Табу отличалось невероятной строгостью. Такого «нечистого» человека на время отлучали от любых контактов с другими. Он или она должны были порвать все связи с общиной. Считалось, что если такой «зараженный» человек прикасался к другому, то тем самым передавал ему все свое зло. По этой же причине того, кто принимал непосредственное участие в похоронах, не Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 88 допускали в дом, в котором жили соплеменники.

Такое табу распространялось даже на еду. Существовало поверье, что «нечистый» человек не имел права прикасаться руками к пище. Он, по всеобщему мнению, был заражен и мог стать очень опасным. По обычаю, такой человек ставил свою тарелку с едой на землю и ел с нее, как животное, не касаясь ее руками. Иногда его кормил кто-нибудь другой, поднося ему пищу на вытянутых руках. Но смельчаки, которые отваживались кормить таких людей, сами становились объектами очень неприятных табу.

Так как поголовно все боялись входить в контакт с мужчиной или женщиной, которые находились рядом с трупом или даже прикасались к нему, то почти в каждой деревне был особый слуга, который обращал такой обычай себе на пользу. Он становился профессиональным «кормильцем». Обычно им становился какой-нибудь бедняк, попрошайка, весь в лохмотьях, все тело которого было расписано красной охрой. Он обычно молча сидел в сторонке, подальше от других.

Сам он питался дважды в день, съедая выбрасываемую на землю пищу. Ему никогда не позволялось брать еду руками. Только этот человек, больше походивший на призрака, чем на живого, имел привилегию кормить тех, кто временно считался «зараженным» из-за своего контакта с мертвецом. Только он один мог прикасаться на расстоянии вытянутой руки к любому, «кто исполнил свой последний долг и проявил свое уважение и дружеское расположение к умершему».

Когда срок «карантина» истекал, то плакальщик или плакальщица могли вернуться в общину и теперь уже свободно общаться со всеми ее членами. Однако им для этого прежде предстояло выбросить всю одежду и посуду, которой они пользовались до похорон. Однако «кормилец», подающий пищу плакальщикам, уже никогда не смел оставить свою работу и вернуться к нормальной жизни.

Свежевание покойника

До недавнего времени у племени хиджи, обитающего в горах, в приграничном районе между Нигерией и Камеруном, существовало широко распространенное поверье, что перед тем как предать мертвеца земле, необходимо содрать с него всю кожу. Такое происходило не сразу после смерти, а лишь по завершении целой серии тщательно разработанных ритуалов.

Вначале труп усаживали на специально сконструированную платформу. Мертвец оставался в сидячем положении в течение двух дней. Одна его рука покоилась на миске, доверху наполненной просом или сорго, вторая – на миске с земляным орехом. Такой обряд проводился для того, чтобы не позволить усопшему захватить с собой в мир иной плодородие почвы.

Перед похоронами приходил специалист, обычно представитель клана кузнецов, и своими сильными пальцами сдирал всю кожу с трупа. Кожу потом бросали в горшок, который зарывали в куче мусора. Лишенный кожи труп омывали в красном соке, смазывали козьим жиром и несли на погост.

Год спустя после этой ритуальной церемонии проводился еще один обряд, в котором могли принимать участие только сыновья усопшего. Это было что-то вроде церемониального прощания у могилы с отцом. Сыновья выпивали крепкого напитка, стоя у отеческой могилы, проливая немного горячительной жидкости на могилу и произнося такую молитву: «Вот твоя доля погребального торжества. Сегодня мы расстаемся навеки».

Хотя церемонии официально больше не существует, такие обряды все же время от времени соблюдаются тайно, так как хиджи упрямо цепляются за свои религиозные верования.

Башня молчания

Хотя, как правило, люди либо хоронят, либо кремируют своих усопших близких, существуют в мире и такие, кто выступают против подобного отношения к ним. Например, парсы, последователи зороастризма, решительно настроены против кремации из-за опасения, что в результате может заразиться огонь (по их убеждению, это самый священный стихийный элемент в мире).

В Индии, где парсы живут, кремация как раз самый распространенный способ уничтожения мертвых. Но они считают этот обычай святотатством. Погребальный ритуал у парсов заключается в том, что мертвеца укладывают на железную решетку в особом сооружении, высотой до шести метров, которое называется «башней молчания». Это круглой формы каменная башня, у которой Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 89 нет крыши. Такие башни обычно возводятся в горах среди густых деревьев. Каменная платформа, на которую кладут мертвеца, имеет три этажа. Самый верхний предусмотрен для мужчин, следующий – для женщин и самый низкий – для детей. Как только труп укладывают на платформу, то тут же, словно по команде, там появляются хищные птицы, которые разрывают в клочки мертвеца, очень скоро от него остаются лишь кости. Их бросают в яму и закапывают песком.

Подобная церемония проводится и в некоторых районах Тибета. Тело мертвеца кладут в пустынном месте, где хищные птицы склевывают плоть. Деревенские мужчины доставляют труп на место и там разводят костер из сандалового дерева. Его аромат достигает высоких вершин, где живут стервятники. С мертвеца снимают белые одежды, а особый специалист вскрывает ему нижнюю часть живота, высвобождая кишечник. После того как «приглашенные» стервятники покончат с плотью, этот человек перемалывает оставшиеся кости, смешивает их с ячменем, чтобы сделать еще вкуснее угощение для птиц.

Если стервятники не склевывают всего мертвеца без остатка, это считается дурным предзнаменованием. По местному поверью, самое важное – избавиться от всего тела целиком. После того как это сделано, душа умершего покидает его тело, и этот макабрический ритуал считается завершенным.

Фатальное число

Для народности якуна, живущей на территории Судана, число «семь» обладает таким мощным символическим значением, что в прошлом их царям позволялось править только в течение семи лет. По истечении этого срока монарха, даже если он еще был вполне крепким и здоровым, надлежало казнить. Там строго соблюдался семилетний временной период. Если царя убивали его же подданные, но убивали раньше срока, то считалось, что он обязательно отомстит за свою преждевременную смерть, а его освобожденная душа причинит всем немало страданий и даже может вызвать катастрофу.

Казнь царя осуществляли специально выделенные для этого люди. Палачи работали в тесном контакте с одной из его жен. Само убийство осуществлялось в тайне, когда царь либо спал, либо просто отдыхал, лежа в постели. Для исполнения задуманного в стене царской спальни незаметно просверливалась дырочка. Об этом знала только жена монарха. Через это отверстие заговорщики передавали жене удавку, и она набрасывала ему ее на шею. Тут же два палача за стеной туго затягивали петлю, и царь умирал от удушья. Процесс удушения, таким образом, осуществлялся на расстоянии, и это делалось для того, чтобы палачи при этом не глядели в глаза умирающего царя.

Они считали, что стоит им посмотреть ему в глаза, как покидающая тело монарха свирепая душа тут же их убьет на месте.

Ритуальное убийство царя держалось в большой тайне в течение нескольких месяцев. Все это время дворцовые вельможи продолжали исполнять свои обычные обязанности как ни в чем не бывало. Так как длительное отсутствие монарха не могло не вызвать подозрений, то самым большим любителям посудачить сообщали, что монарх не показывается на людях, так как серьезно болен. Один из вельмож при этом брал на себя роль царя. Если какой-то важный посетитель, приезжая во дворец, требовал аудиенции, то его проводили в специальный зал, где с ним голосом монарха разговаривало из-за шторы подставное лицо.

Убийцы извлекали у него из груди сердце, сушили его над огнем, после чего перетирали в порошок, который тайно смешивался с пищей. Такая смесь добавлялась в еду ничего не подозревающего его преемника в надежде, что тот станет новым сильным и могучим царем. Труп монарха превращали в мумию с помощью высушивания на медленном огне. Потом тело его туго перебинтовывали полосками ткани и хоронили в сидячем положении.

Теперь наступало время, чтобы объявить всему народу, что царь «вернулся на небо». Погребальная церемония была обычно тщательно разработана. Когда перед дворцом собиралась толпа, то в честь покинувшего их монарха устраивался последний ритуал. Начинала звучать особая музыка, и перед всеми появлялась лошадь без седла с всадником на ней, а за его спиной помещалась мумия монарха, создавая у всех впечатление, что он жив. По такому случаю царский труп обряжали в дорогие царские одежды и украшали их скорпионами и красными птицами. На ногах у него были надеты сапоги для выездки.

Когда странный всадник с покойным царем совершал свой не менее странный выезд, все Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 90 присутствовавшие падали ниц, и отчаянными рыданиями и воплями оглашалась вся площадь. Когда всадник прибывал к месту погребения царя, то там нужно было принести в жертву его лошадь.

В прошлом с убийством лошадей совершали еще и человеческое жертвоприношение, чтобы таким образом обеспечить царю счастливую загробную жизнь. Обычно для этой цели использовался какой-нибудь слуга-раб. Такого «кандидата» обычно назначали задолго до завершения семилетнего периода правления монарха и с таким рабом обращались не хуже царского сына. Даже если он совершал преступления и его задерживали, то прощали – его миловал хозяин, которому предстояло прислуживать в ином мире.

Если заранее выбранный раб не проявлял особого желания умирать после смерти царя, то придворным должностным лицам приходилось спешно готовить другого «кандидата» на эту роль.

Когда раба все же приносили в жертву после смерти царя, он продолжал играть прежнюю важную роль в своей общине. Специальные дары приносились призраку раба, чтобы его умилостивить.

Кры латы й лев

Самая тщательно разработанная праздничная церемония в честь какого-либо человека проводится на острове Бали только после его смерти. Главная ее цель – освободить его душу, способную возрождаться и становиться другим живым существом.

Усопшего обычно кремируют в любое время спустя неделю после его смерти. Нужно сказать, это весьма живописное и впечатляющее событие. Членам семьи умершего приходилось долго копить деньги, чтобы собрать их столько, сколько требуется для организации кремации.

Иногда мертвецу приходилось ждать этого благословенного момента в своей могиле до сорока лет – только после того, как позволяли средства, останки его извлекались из земли и предавались кремации.

Если, однако, у умершего родственники были бедные, то его тело немедленно доставлялось на место кремации, без предварительного, временного захоронения. В таких случаях соблюдались не менее странные обряды. На группу людей, несущую труп, нападала другая группа.

Труп подбрасывали, переворачивали туда-сюда. Во время такой потешной схватки люди из толпы поливают головы защитников тела холодной водой, чтобы те не сильно распалялись. Такой ритуал призван сбить с толку душу усопшего и тем самым предотвратить ее возвращение домой, где она, по всеобщему поверью, могла наделать немало бед, не прекращая преследовать членов семьи.

Но обычно после продолжительного подготовительного периода тело усопшего относят на место кремации. Его помещают в многоярусной бамбуковой башне, куда приносят материю, бумагу, зеркала и цветы для украшения. Такая башня может быть высотой до 18 метров. Башня, изготовленная специально для верховного умершего жреца или другого знатного и состоятельного члена племени, могла быть такой тяжелой, что для ее доставки на место требовались усилия нескольких сот крепких мужчин. Различные по высоте платформы в башне символизировали собой горы, а цветы с листьями – леса. Крыша башни олицетворяла небеса. Когда ее несли, то все время поворачивали, делая круги, для того, чтобы окончательно «запутать» так называемых освободившихся духов. К тому же такие обманные движения вводили в заблуждение душу умершего, и теперь она не могла отыскать дорогу домой.

На месте, выбранном для кремации, тело переносили в погребальный саркофаг, обычно изготовленный из полого ствола дерева в форме какого-нибудь животного. Выбор того или иного животного зависел от той касты, к которой принадлежал усопший. Это был обычно бык для брамина, крылатый лев для шатрии и слон-рыба для шудры (сословные группы, или каст ы – Прим пер).

Финальная стадия погребальной церемонии предполагала сжигание саркофага вместе с бамбуковой башней. Такая процедура часто занимала много времени – несколько часов. Иногда, когда на этом месте проходила не одна, а несколько кремаций, пылающие погребальные костры на фоне зелени деревьев и сгущающихся сумерек производили сильный театральный эффект на присутствующих, одетых в разноцветные яркие наряды. Вздымающиеся языки пламени освещали людей, но иногда участники церемонии становились едва различимыми из-за набежавших облаков или голубоватого плотного дыма.

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 91 После завершения кремации старший сын усопшего или кто-то другой из близких родственников принимался рыться в золе, чтобы лишний раз убедиться что мертвец весь сгорел, сгорел до тла. Его прах тщательно собирали и рано утром на следующий день разбрасывали над морем. При этом в воду входил жрец и начинал молиться, чтобы боги приказали морским духам отнести прах подальше и не причинять ему вреда.

Хотя тела усопшего в физическом смысле уже как такового не существует, все же религиозные местные обычаи требуют, чтобы после первой главной кремации состоялась еще и другая, дополнительная. Во время такой церемонии в горшке сжигается маленькое изваяние умершего человека. Золу тоже тщательно собирают и поступают с ней точно так же, как с прахом мертвеца во время первой кремации.

Танец со скелетом

Нечего удивляться тому, что народность мерина, обитающая на острове Мадагаскар, поражает всех путешественников своими погребальными обрядами. Еще бы! Таких необычных больше наверняка нигде не встретишь. У этих христиан существуют два отдельных погребения. Первое – простое и временное, и проводится оно без особой церемонии.

Дело в том, что члены семьи должны накопить достаточно денег для второго, главного погребения. Это – самое важное событие для всех. Оно происходит через несколько лет, когда тело усопшего, по сути дела, превращается в скелет. Тогда родственники умершего эксгумируют тело, что, как правило, становится для них весьма шокирующим опытом.

Тело перевозится поближе к семейной могиле, и там собираются все желающие принять участие в предстоящей торжественной церемонии. Завернутый в циновку труп вначале лежит на коленях близких родственниц. По мере прибывания участников его накрывают разноцветными шелковыми священными накидками. После прощального слова, произнесенного в адрес мертвеца, его тело кладут на плечи одному из родственников, и тот начинает макабрический танец со своим грузом. Такой танец может показаться настоящим святотатством.

Танцор проявляет полное неуважение к трупу. Один автор заметил по этому поводу:

«Его поведение, судя по всему, призвано изменить или даже разорвать узы, связывающие живых с этим мертвым индивидом. Таким образом, он его обезличивает, заставляет ассоциировать его теперь только с могилой и землей предков».

После пляски со скелетом начинается грандиозное празднество, и погребение превращается в забавное, радостное и веселое торжество. Все едят и пьют, распевают непристойные, похабные песни. Это делается для того, чтобы мертвецу, отправляющемуся в загробный мир, не было одиноко и скучно. Перед таким продолжительным путешествием его следует развеселить. После завершения ритуала тело усопшего относят в церемониальном шествии к семейной гробнице. Такие гробницы были удивительно богатыми по сравнению с домами, в которых жили люди. Они обычно возводились из камня, их украшали аркадами, балюстрадами, и такая гробница всегда была особой гордостью любой семьи мерина. Целые деревни могли исчезнуть с лица земли, но гробницы оставались нетронутыми временем.

Каждому члену клана мерина, чтобы чувствовать себя до конца счастливым в этой жизни, требовалась твердая уверенность в том, что после смерти ему обеспечено место в семейной могиле. Если у мужчины или у женщины нет такого места, то они лишались права на обработку рисовых полей общины и на них смотрели как на изгоев. Самое страшное наказание для любого члена племени мерина – это захоронение его праха за пределами семейной могилы.

Те мерина, которые теперь живут вдалеке от своих семейных могил, совершают утомительные, долгие путешествия, чтобы посетить родные места. Каждые несколько лет могилу вскрывают, извлекают оттуда скелет мертвеца и привозят домой, чтобы переодеть в новую одежду. После этого скелет отвозят назад.

Повторные погребения мерина обычно проводят в прохладный сезон. В это время на дорогах полно людей, совершающих путешествия либо для эксгумации тел родственников, либо для участия в похоронах.

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 92 «Шумны й» гроб У народности бараван, живущей на территории Саравака на острове Борнео, существует весьма странный обычай. Трупу недавно скончавшегося человека предлагают пищу и табак. Когда в доме умирает хозяин, то либо его жена, либо дети по очереди должны ложиться рядом с трупом, раскурить местную сигарету и воткнуть ее в рот мертвеца. После ритуального курения труп переносят на кухню, где его кормят вареным рисом, ложкой проталкивая в рот.

После кормления тело усаживают на особый стул, перед которым ставят большое блюдо с различными яствами. Весь день перед трупом совершается бдение, а ночью возле его гроба собирается целая толпа его друзей и родственников. Они громко разговаривают, едят и пьют.

Хотя цель поднимаемого ими намеренно шума – развлечь душу усопшего, у этого обычая есть еще и другой смысл. Постоянный шум и горящий всю ночь напролет огонь призваны, по всеобщему поверью, повлиять на духов, отогнать их подальше, не позволить вселиться в тело мертвеца. Иногда гроб издает неожиданные звуки, что происходит из-за сжатия свежеструганных досок. Но те люди, которым эта причина неизвестна, приходят в ужас от «присутствия в доме злых духов». Немедленно принимаются необходимые меры. Гроб вместе с крышкой крепко обвязывают ратановыми веревками. На крышку гроба кладут магические травы, чтобы таким образом прогнать злых духов.

Кроме этого, вдове усопшего полагается пройти еще через один дополнительный ритуал. В течение одиннадцати дней она должна находиться возле трупа, демонстрируя окружающим, как глубока ее печаль. Ей следует сидеть в неудобной позе, подобрав под себя ноги, в самой бедной, затрапезной одежде. Ей приносят только «невкусную» пищу, с которой она делится с трупом мужа. В течение всех одиннадцати дней вдова не имеет права отлучаться от трупа, даже ненадолго.

Естественные потребности она могла справлять через сделанную в полу дома специально для этого дыру.

Главная цель этого обряда – избежать враждебного отношения души усопшего и ее возмездия. Считается, что зависть умершего к тем, кто еще живет, можно смягчить, демонстрируя ему суровые страдания тех, кто его любил.

После соблюдения всех этих ритуалов вдова была обязана во время каждого полнолуния опускаться на колени перед могилой супруга и распевать специально подобранные для него религиозные гимны. Эта церемония должна проводиться в течение нескольких первых месяцев после похорон. Все это время вдова обычно дрожит от страха, опасаясь, как бы ее душу не похитил злой дух ее мужа и не увлек и ее в загробный мир.

–  –  –

Китайцы верят, что в седьмой месяц китайского, календаря некоторым духам умерших дозволяется вернуться на землю. Обычно они обитают в аду, но его врата распахиваются настежь в начале седьмого месяца.

Вот что говорит по этому поводу Френа Блумфильд:

«Это – странствующие духи, не имеющие семьи, члены которой могли бы оказать им ритуальные почести, те, чей род пресекся, или же у них есть потомки, но те ведут себя явно не по-родственному, пренебрегая своими религиозными обязанностями.

Эти духи постоянно голодны и поэтому склонны творить зло. Чтобы умилостивить эти призраки, удовлетворить все их потребности, люди «дарят» им идолов на палочках, бумагу, предлагают пищу. Все эти дары обычно лежат на обочинах дорог, на перекрестках, на углах улиц и, в храмах в течение всего периода проведения праздника «Голодного призрака»».

Большинство духов мертвецов, если им оказаны необходимые ритуальные почести, как правило, на землю не возвращаются. В каждом китайском доме есть семейный алтарь. На нем обычно стоят различные божества, лежит список предков, а если кто-то в семье совсем недавно умер, можно увидеть и его фотографию. На алтаре обычно горят свечи. Китайцы перед своими божествами жгут палочки ладана, предлагают им фрукты и рис через определенный отрезок времени.

Самое странное приношение мертвым можно было в прошлом увидеть на Тайване во время Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 93 праздника, посвященного всем усопшим. Пища и всевозможные яства предлагались самым необычным образом. Громадное количество самой разнообразной снеди привязывалось к башням конической формы с основанием в три квадратных метра и до пятнадцати метров высотой.

После специального сигнала толпа бросалась к этому странному сооружению. Каждый пытался схватить кусок получше. Вот что сообщал очевидец:

«В этой дикой свалке ошалевшие люди, издавая стоны и душераздирающие вопли, топтали друг друга. Многие из них лежали на земле, придавленные рассыпавшимися бамбуковыми шестами. Люди дрались, кусали друг друга, только чтобы заполучить желанное угощение Как только кому-то удавалось схватить лакомый кусок, он начинал пробиваться через толпу дерущихся, крепко прижимая к груди свою драгоценную добычу Вырвавшись из плотного людского кольца, он бежал прочь без оглядки».

Такой, прямо скажем, весьма странный праздник в честь усопших был запрещен постановлением китайского правительства в 1894 году.

–  –  –

У некоторых народов даже язык не всегда был постоянным. Он радикально менялся в течение жизни одного человека. Даже основополагающий, самый необходимый словарный запас претерпевал изменения.

Причину таких неожиданных любопытных языковых изменений нужно искать в верованиях народов. Когда кто-то умирал, считалось, что его призрак будет вредить всем людям, носящим то же имя, что и он, а сам усопший получал новое имя, причем не одно, а сразу несколько.

Нужно было менять не только имя, но и название предмета, послужившего основой для его имени. Так с невероятной быстротой изобретались новые слова.

Этот обычай получил широкое распространение среди австралийских аборигенов. Например, если умершего члена племени в юго-восточной Австралии звали Нгнке, то есть «вода», то оставшимся жить приходилось выдумывать новое слово для обозначения воды.

Таких же поверий придерживались индейцы гуахиро в Колумбии. У них, однако, запрещалось вслух произносить имя умершего, это каралось смертной казнью.

У индейцев племени ленге табу становилось не только имя усопшего, всем членам общины приходилось менять свои имена, независимо оттого, как их звали прежде. Они опасались смерти, у которой, по их убежденному мнению, имелся список имен всех членов их клана и которая могла нагрянуть в любой момент, чтобы собрать свою погребальную жатву. Но считалось, что, поменяв имена, можно сбить ее с толку, и ей придется искать свои жертвы в другом месте.

С другой стороны, представители народности нико-баран (Индия) не только меняли имена, если кто-то в деревне умирал, но и изменяли облик, брея себе наголо головы.

Жертвоприношение вдовы

В некоторых обществах после смерти мужа его жена должна была совершить самоубийство, чтобы сопровождать его в загробный мир. Такой жестокий обычай существовал в Китае и Индии.

В Китае самым знаменитым стало жертвоприношение госпожи Као. Она была женой Ти О Чена и жила в эпоху династии Минь. Когда тело ее мужа уже горело на погребальном костре, она сама неожиданно прыгнула в огонь, но так и не сгорела. Стоявшая рядом с ней мать кинулась за дочерью и вытащила ее из пылающего костра. Однако эта верная супруга все же решила последовать за своим мужем в мир иной. Пожевав обугленные кости супруга она затем повесилась.

В те времена в Китае женщины часто совершали самоубийство после смерти мужа, причем делали это не тайком, а на публике во время церемониального повешения. Такой вид самоубийства, похожий на спектакль, был дорогостоящим мероприятием. Только богатые вдовы могли позволить себе такую церемонию. Если вдова решалась на самоубийство, то устанавливалась точная дата события, о чем объявлялось загодя с помощью специальных плакатов. Потом сооружалась высокая платформа. Ее украшали красивыми цветами.

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 94 Когда на место гибели приезжала вдова в своем самом роскошном наряде, ей предлагали сесть на стул возле платформы. Друзья торжественно прощались с ней. Затем главный мандарин предлагал вдове взойти на платформу.

Вот что сообщал по этому поводу Де Гроот, присутствовавший однажды на подобной церемонии: «Через несколько секунд она набрасывала себе на шею петлю и, выбив из под себя табуретку, отправлялась в вечность»

Обычно поглазеть на такое событие собиралась громадная толпа. После того как зрители расходились, важные сановники, присутствовавшие при жестоком обряде, подходили к членам семьи погибшей и тепло их поздравляли.

Для публичных самоубийств вдов требовалось разрешение от китайских властей. Специально принятый по этому поводу губернатором провинции Ху-Кванг в 1832 году указ предусматривал, что любая вдова, решившая совершить самоубийство, должна была обратиться с письменной просьбой в «Совет по ритуальным обрядам».

Обычай самоубийства вдов был также распространенным явлением в Индии. Первые тексты, в которых об этом упоминается, относятся к 316 году н. э. В одном из них сообщается, что вдову знаменитого генерала привел на погребальный костер ее собственный брат. По словам летописца, «она была веселой и не теряла бодрости духа даже тогда, когда ее тело лизали языки пламени».

Наиболее полное описание самоубийства индийской вдовы было опубликовано 10 февраля 1735 года в «Калькутта газети».

Вот что в ней говорилось:

«Я вышел на берег и подошел близко к девушке. Ей, судя по внешности, было не больше двадцати-двадцати одного года. Она стояла, вся убранная цветами. С нее сняли одежду и набросили шелковую накидку. Она взошла на приготовленный, пока еще не зажженный погребальный костер, легла на платформу рядом со своим усопшим мужем, обняв его за шею. Затем на нее кидали множество охапок хвороста, а на них выливали жидкую смолу. До нее доносились требования толпы принести побольше горючего, и наконец, она услышала слова приказа передать ее старшему сыну горящий факел. Вскоре громадное пламя взметнулось вверх».

Только в одной Бенгалии за период с 1815 по 1828 год более 8000 вдов были сожжены на костре.

Хотя такой жестокий обычай был давным-давно запрещен, он все же сохранился в некоторых отдаленных районах страны. В 1985 году в индийской прессе появилось сообщение о том, что произошло жертвоприношение вдовы. Речь шла о школьной учительнице.

«Красивая» смерть Хотя ритуальные самоубийства происходят в различных странах, у различных народов, японское харакири, несомненно, самое знаменитое из всех. В Японии этот ритуал называют «сеппуку». При таком виде принесения себя в жертву мужчина умирает от нанесенных себе рваных ран в области живота. Этот чудовищный способ самоубийства возник еще в феодальной Японии, и главным образом его совершали воины-самураи, чтобы не попасть в руки врага. Позже он стал казнью дворянина за совершенное им преступление или же за бесчестье. Решение о нем принимал правящий император, который посылал осужденному особое послание, называемое «письмом смерти». В нем император в изящном литературном стиле объяснял адресату, почему тот должен совершить сеппуку. К императорскому посланию обычно прилагалось и орудие для убийства – богато украшенный кинжал.

Получив от императора «письмо смерти», жертва принималась немедленно готовиться к ритуальной смерти. Обряд проходил либо у него в доме, либо в местном храме. Для проведения сеппуку требовалась особая платформа, возвышающаяся над землей на десять сантиметров, которую застилали красным ковром.

В назначенный день друзья осужденного и некоторые официальные представители императора приходили к нему в дом или в храм, чтобы стать свидетелями этого самоубийства. В специальной церемониальной одежде человек опускался на колени на платформу и произносил последние молитвы. Потом он, оголившись до пояса, с размаха вонзал кинжал в левую часть живота и, Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 95 проводя им до правой, вспарывал его. Во время этой мучительной, тошнотворной операции у него на лице не дрогнул ни один мускул. Рядом с жертвой обычно стоял его близкий друг с саблей в руке. Он был готов в любую минуту совершить «акт милосердия». Когда этот несчастный вытаскивал кинжал из своих внутренностей, он вытягивал шею, словно умоляя о пощаде. В этот момент его друг, вскакивая на ноги, заносил над ним свою саблю в воздухе, она как бы зависала на мгновение, а потом стремительно, словно молния, опускалась с тупым стуком на его шею, и голова отделялась от тела.

После завершения этого чудовищного акта окровавленное орудие смерти, использованное воином, отправлялось императору в качестве доказательства того, что его воля была с честью исполнена. Бесчестие воина смывалось сеппуку, и члены его семьи получали право на наследование его собственности.

Кажется довольно странным, почему такой способ убийства предусматривает распарывание себе живота. Однако следует помнить, что, по представлениям японцев, живот – как раз то место, в котором обитает дух, и расправляясь с ним, человек тем самым очищает себя от всех грехов.

Необычный ритуальный обряд сеппуку впервые был проведен в 11S9 году японским воином по имени Ясицуне Минамото, который вспорол себе живот, чтобы не попасть в руки врагов.

Самоубийство сеппуку всегда оставалось привилегией воинов-самураев. Они считали смерть, принятую каким-то иным способом, скажем, от яда или через повешение, позором для себя. Только самоубийство сеппуку – это самая почетная, красивая смерть. У воинов сеппуку стала важной, уважаемой всеми традицией. Хотя каста самураев была официально упразднена еще в 1868 году, сеппуку еще долго существовала. Во время Второй мировой войны многие японские солдаты, как, впрочем, и простые граждане страны, предпочитали умереть такой «почетной смертью», но только не попасть в плен.

Вероятно, самые «громкие» самоубийства совершали особо подобранные японские пилоты, направлявшие свой груженный бомбами самолет на палубу военных кораблей противника. Их называли «камикадзе».

Члены эскадрилий камикадзе очень гордились выпавшей им судьбой. К тому времени, когда Япония наконец капитулировала, покончили с собой около 4600 камикадзе. Такихиро Ониши, создатель эскадрильи самоубийц, сам совершил сеппуку в 1945 году, когда стало ясно, что поражение Японии в войне неизбежно. Но его харакири отличалось от обычного. Для того чтобы сделать свою смерть еще мучительнее, он не пригласил на ритуал близкого друга, который мог бы срубить ему голову. Чтобы поразить, по-видимому, всех, он, после того как вспорол себе живот в предписанной обычаем манере, умер в страшных страданиях.

Кладбища в желудках

В некоторык странах умерших съедали их родственники. Древний историк Геродот сообщал, что в некоторых регионах, когда умирали старики, их не хоронили и не кремировали, а просто съедали любвеобильные родственники. Причины такого «странного захоронения» были разными.

Съедение трупа обычно считалось проявлением симпатии к усопшему, и бытовало широко распространенное поверье, что тот, кто съедал тело мертвеца, наследовал все его хорошие качества.

Съедали тела умерших еще и потому, чтобы не допустить их осквернения со стороны врагов или использования для «черной магии».

Обычай поедания тел усопших родственников был широко распространен среди индийского племени калатиан. Члены племени диери в Центральной Австралии съедали только жир мертвеца, да и то снимаемый только с некоторых частей тела. Они также срезали плоть с лица, живота и некоторых суставов, считая, что именно через эти части тела передается сила души умершего человека.

Какие именно части тела следует съесть, зависело от веры в то, где же находится вместилище души. Например, некоторые южноамериканские племена считали, что душа обитает в костях.

Для этого скелет мертвеца обычно сжигался, чтобы получить прах от костей. Он впоследствии добавлялся в напитки, предлагаемые родственникам, чтобы таким образом заполучить часть души усопшего. Кирибаки жарили труп, собирая капли сочащейся жижицы. Ее жадно выпивали родственники и друзья покойника.

В северном Квинсленде в районе реки Паннфазер, в Австралии, аборигены обычно отрезали Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 96 у трупа подошвы ног и некоторые особенно мясистые части бедер. Их жарили, тушили, после чего резали на маленькие кусочки и откладывали про запас. Такой обычай касался только умерших детей. Иногда матери предоставлялось право полакомиться мясом собственного умершего ребенка.

Это обычно делалось из-за веры в то, что дух ребенка в таком случае вновь возродится, но уже в теле матери. Даже на рубеже двух последних столетий сообщалось о таких «похоронах», проводимых в северо-западной и центральной частях Квинсленда. Употребление в пищу плоти своего ребенка считалось привилегией его родителей, братьев и сестер.

У некоторых племен, живущих высоко в горах в восточной части Новой Гвинеи, существовал обычай прямо-таки жестокого обращения с умершими. Когда старый дедушка был при смерти, его внучата обычно выводили его из дома и с помощью веревок некрепко привязывали к ветвям дерева. Они кругами ходили вокруг дерева, произнося нараспев такую фразу «Плод уже созрел!».

Когда видели, что старик умер, то принимались энергично трясти дерево, пока его труп не падал на землю. «Счастливые» члены семьи хватали его, зажаривали и потом съедали во время каннибальского пиршества, на котором в основном усердствовала молодежь.

Пожирание трупов вместо их захоронения было распространенным явлением в некоторых регионах Новой Гвинеи в прошлом, и там даже можно услышать такое выражение «Их кладбище у нас в желудках». Такой чудовищный обычай, правда, в некоторых районах касался тех людей, которые за совершенное ими преступление приговаривались к смертной казни. Те, кто поедали труп такого человека, верили, что тем самым они поглощают его злой дух, лишают его активности и поэтому он больше не будет представлять никакой опасности для всей общины.

–  –  –

Как это ни удивительно, но одно ангольское племя джага так ненавидело своих собственных детей, что перебило их всех.

В оправдание такого жуткого отношения к потомству туземцы говорили, что так как их племя – кочевое племя воинов, зарабатывающее себе на жизнь грабежом и разорением соседних племен, то матери с их отпрысками сильно им мешают, значительно замедляя скорость их передвижения. Судя по всему, такое племя должно было бы очень скоро исчезнуть с лица земли, но, увы, такого не произошло. Джага решали проблему, усыновляя или удочеряя взрослых детей тех племен, на которые они нападали.

Широкомасштабное уничтожение детей практиковало одно из индейскик племен в Бразилии

– мбайа. Они пощадили только одного ребенка, который, по их мнению, должен был стать их последним. Так как племя мбайа не усыновляло детей своих врагов, число их скоро настолько сократилось, что оно фактически уже исчезло, но, к счастью, индейцы вовремя отказались от такого пагубного обычая.

В Полинезии в прошлом представителям самого низкого социального класса запрещалось иметь детей. Представители среднего класса могли убивать, если хотели, своих детей, а высшему классу это не разрешалось, так как их дети считались потомками богов.

«0кира» – так назывался обряд посвящения в воины у северо-американского племени мандан. Это, по-видимому, был самый жестокий в мире обряд, когда-либо существовавший в истории.

В 1830-х годах этот тайный ритуал засвидетельствовал американский художник Джордж Сатлин, который был страшно шокирован тем, что увидел собственными глазами.

–  –  –

Церемония инициации (посвящения в воины) в североамериканском племени манданов Чтобы стать настоящим воином, юноше из племени мандан предстояло пройти через такой чудовищный ритуал, которого не пожелаешь даже своему заклятому врагу.

Традиция мандан требовала, чтобы юноша прошел через разнообразные тяжкие испытания, могущие всем продемонстрировать, способен ли «кандидат» выносить страшную боль. Кандидаты готовили себя к такому важному событию, отказываясь в течение четырех дней от еды и питья и даже от сна. После этого они приходили в специальную хижину, где обычно проходила церемония, там уже были разложены орудия пыток. Пытки проводил верховный жрец. Он обращался с испытуемыми так, словно перед ним дохлое животное, а он никто иной, как мясник. С помощью острого ножа он вырезал у юноши куски мяса из плеч и груди. Молодой человек испытывал сильнейшую боль, невероятные страдания. В сочившиеся кровью раны жрец вставлял острые палочки, похожие на вертел, прокалывая ими ткань. Потом концы этих палок кожаными ремнями привязывали к балкам на потолке. Жертву подвешивали над полом. Если и таких мучений казалось недостаточно, чтобы довести его до предсмертной агонии, то к ногам несчастного привязывали по голове буйвола. Испытуемые находились, таким обоазом, в подвешенном состоянии на расстоянии нескольких футов от пола. После этого помощник палача начинал раскручивать жертву и вертел ее до тех пор, пока юноша не терял сознание. Тогда его опускали на землю.

Но это был только первый этап испытаний. Был еще и второй, но в нем не могли принимать участие все. Некоторые из кандидатов так плохо себя чувствовали, что не могли продолжать. Некоторые даже умирали.

Если новичок все же выдерживал первую стадию, то верховный жрец вручал ему топор. И тут начиналось самое невероятное. Юноша лично отрубал себе топором мизинец на руке, чтобы предложить его в качестве дополнительной жертвы Великому духу.

Но и это еще не конец. Во время финальной стадии будущему воину предстояло пробежать, словно лошади, целый круг с веревками, привязанными к его запястьям, и с головами все тех же буйволов на ногах. Такой невероятно мучительный и изнурительный забег продолжался до тех пор, пока новичок в изнеможении не падал на землю. Его там и оставляли, покуда его не приведет снова в себя Великий дух. Тот из кандидатов, который прошел через все стадии этого ада, объявлялся Верховным жрецом – правоправным воином племени. Теперь он с триумфом мог возвращаться домой к своим родителям.

Считалось, что, проходя через такие мучительные испытания, экзаменующийся мог напрямую общаться с Великим духом и получить от него силу, необходимую для того, чтобы в будущем вести полную опасностей жизнь отважного воина племени.

К сожалению, беспримерная храбрость и выдержка мужчин-воинов этого племени оказались недостаточными, чтобы обеспечить его выживаемость. Манданы долго, на протяжении многих веков, процветали в долинах реки Миссури, где было полно буйволов, но они проиграли свою последнюю битву. Их контакты с Цивилизацией привели к возникновению среди них эпидемии осСтанислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 98 пы, которая фактически уничтожила это племя смельчаков. К 1848 году их осталось всего несколько десятков человек. Все они впоследствии ассимилировались с соседними индейскими племенами.

–  –  –

Члены племени асаро, которые живут в долине реки Асаро в Папуа-Новой Гвинее, ужасно гордятся одним своим своеобразным обычаем, введенным предками. По словам самих туземцев, именно этот обычай помог племени выжить. В стародавние времена, когда их деревни постоянно подвергались разграблению со стороны жестоких и воинственных соседей, мужчинам приходилось постоянно принимать участие в свирепых схватках с врагом, и очень часто они были вынуждены уступать тем, кто были сильнее их.

«Глиняные» люди из долины Асаро в республике Папуа – Новая Гвинея.

Это племя из-за постоянных стычек и столкновений несло такие большие потери, что в результате над ним нависла угроза полного уничтожения. Воины соседних племен, нападая на асаро, прежде всего старались уничтожить детей мужского пола, чтобы тем самым ослабить его и в будущем не допустить никаких его побед.

B такой опасной ситуации, когда на карту была, по существу, поставлена сама жизнь племени, один из местных мудрецов изобрел довольно странный способ ведения боя в специальной экипировке. Он созывал всех воинов в одном тайном месте, где они занимались специальной подготовкой к грядущему сражению.

Каждый из них покрывал голову толстым слоем белой глины. Когда она высыхала, то превращалась в своеобразный шлем, который не могли пробить вражеские стрелы. Такая необычная маска напоминала голову какого-то дикого свирепого животного.

Когда отряд воинов асаро готовился на поле боя к нападению, все они выглядели, словно чудовища, явившиеся из другого мира. Неудивительно, что когда впервые асаро представали перед своими противниками в таком виде, те настолько остолбеневали от удивления, что даже забывали о том, что нужно обороняться. «Глиняные» люди асаро, пользуясь преимуществами своей необычной защиты, в течение многих лет терроризировали целый регион. Их военная хитрость передавалась из поколения в поколение. Так умиравшее некогда племя стало сильным и процветающим.

Вскоре толстым слоем глины они стали покрывать все тело и становились недосягаемыми для оружия противника. С тех пор и возникла среди асаро привычка носить шлем, сделанный из бамбукового каркаса, обмазанного толстым слоем белой или черной глины. Такие приспособления часто ими использовались. Они украшали их кабаньими бивнями, и поэтому лицо воина часто походило на лицо свирепого лесного кабана. Иногда умельцы добивались такого жуткого вида, что Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 99 их маски вселяли в окружающих ужас.

Традиция ношения такой глиняной защиты на голове настолько укоренилась среди асаро, что, несмотря на то что их уклад резко изменился в последнее время, они все равно гордятся своим странным «головным убором». Сейчас они пользуются своими «глиняными головами», чтобы привлекать туристов.

Странное табу

В некоторый обществах такие простые занятия человека, как еда и питье, подвергаются строгому табу, и оно касается не только обычных людей, но даже и царей. В царстве Лоанга в Западной Африке бытовал такой обычай, в соответствии с которым никто из подданных не имел права наблюдать за тем, как ест и пьет царь. Считалось, что в противном случае тот, кто ослушается, немедленно умрет. Поверье настолько укоренилось, что когда двенадцатилетний сын царя, которого тот сильно любил, нечаянно увидел, как он пьет, то разгневанный отец приказал немедленно казнить родного сына. Его тело было разрезано на мелкие кусочки, и в таком виде продемонстрировано всем во время специально организованной процессии.

Сопровождавшие эти изрубленные останки вельможи громко выкрикивали, что он заслужил такую жестокую кару за то, что подглядывал, как есть царь.

Для того чтобы этого не видели и ближайшие слуги монарха, предпринимались самые тщательные меры предосторожности. Если во дворце были гости и царю вдруг захотелось утолить жажду, то слуга приносил ему бокал с вином. Но тут же он должен был отвернуться в сторону.

Перед тем как войти к царю, слуга подавал сигнал, и по этому знаку все присутствовавшие падали на пол лицом вниз. Они оставались в таком положении, пока не слышали второй сигнал, извещавший их о том, что монарх вино выпил.

Подобные обычаи практиковало и племя баниоро в Центральной Африке. Когда царь, посещая молочную ферму, хотел выпить свежего молока, все мужчины немедленно выходили из комнаты, а женщины, как по команде, закрывали лица. Такое особое табу распространялось даже на домашних животных. Однажды, когда любимая собака царя вошла в его трапезную, где он ел, по его распоряжению собаку немедленно казнили.

В некоторых регионах табу на наблюдение за человеком, принимающим пищу или что-то пьющим, практикуется и простыми людьми, которые любят есть и пить в полном одиночестве.

Антропологи, изучавшие такие странные обычаи признаются, что им приходилось даже подкупать людей, чтобы посмотреть, как они едят и пьют.

Еда в полном одиночестве может объясняться боязнью «дурного глаза» со стороны завистника. К тому же голодный или испытывающий жажду человек мог заколдовать снедь или питье.

Совершенно противоположный обычай был распространен среди кефанов. Им разрешалось есть и пить только в присутствии других людей. Некоторые вожди этого племени нанимали специальных слуг, главная обязанность которых состояла в том, чтобы всегда, как только потребуется, наблюдать за тем, как они едят или пьют. Даже когда заболевший вождь запивал водой лекарство, он вызывал такого «особого» слугу, чтобы тот следил за процессом.

Таинственное воскрешение

При посвящении мальчиков во взрослых на островах Фиджи существовал весьма странный ритуальный обряд, так называемая «церемония» нандав. Он обычно проходил на специальном священном месте, находящемся далеко от деревни. Оно представляло собой громадный вытянутый каменный круг, приблизительно 30 метров в длину и 15 – в ширину. Сама каменная стенка была высотой около метра. Такая конструкция называлась «нанда», что дословно означает «кровать». До начала церемонии посвящения участники запасались большим количеством пищи. Возле этого загона строились специальные хижины.

В назначенный для церемонии день всех новичков приводил сюда, заставив построиться в длинную цепочку, жрец. В одной руке каждый мальчик держал дубинку, а в другой – копье. Когда такая процессия подходила к «нанда», их встречала группа старейшин общины, распевая в честь испытуемых религиозные гимны. Новички останавливались. Вее бросали оружие к ногам старейшин, проявляя тем самым к ним свое уважение. Дубинки являлись символическим даром. Все Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 100 мальчики расходились по своим хижинам, где им предстояло жить пять дней.

На пятый день их снова подводили к священным стенам загона, где их никто не ждал. Теперь им разрешалось вступить на священную почву. Там изумленные новички видели целый ряд лежавших на земле мужчин – все они были в крови, их тела разрезаны и из животов торчали внутренности. При виде такой страшной картины мальчики считали, что над этими несчастными людьми кто-то учинил кровавую расправу. Жрец, опекавший мальчиков, вдруг шагал прямо по мертвецам. Смущенные новички в ужасе шли следом за ним. Так они и шагали по окровавленным трупам до конца ряда, а все это время жрец не спускал с них внимательных глаз.

Вдруг, неожиданно издав дикий вопль, «мертвецы» повскакивали с земли и стремглав помчались к реке. Там они смыли кровь, грязь, а вместе с ними и всю «декорацию».

Дело в том, что мужчины, представшие окровавленными трупами, играли роль своих предков, которые якобы неожиданно воскресли, подчиняясь какой-то тайной, мистической могучей силе, которая теперь могла передаться и всем испытуемым. Цель такого мрачного «сценария» – не только влить страх в души юношей, становившихся настоящими воинами, но также познакомить их с таинством смерти и воскрешения в этом священном загоне. Это был весьма полезный опыт для той молодежи, которая вступала на порог взрослой жизни. Жрец при этом поучал их, что смерть – это еще далеко не конец и что мертвые обязательно возвращаются на землю.

«Горшок об горшок»

В любой общине все члены, чтобы добиться устойчивого положения и высокого ранга, постоянно стремятся умножать свое богатство. Но в некоторых общинах царит совершенно обратный порядок. Так, среди уже знакомых нам с еверо-американских индейцев квакиутль, живущих ныне на острове Ванкувер, самый надежный способ добиться высокого статуса среди соплеменников – это не накопить деньги, а как можно скорее избавиться от всего своего состояния, причем сделать это перед наблюдающей за его действиями толпой.

Для этого проводилась специальная церемония «отдачи», которая получила символическое название «горшок об горшок». Такие праздники устраивались, чтобы отметить годовщину какогото важного события в жизни племени, как, например, женитьба знатного человека или рождение сына у вождя. Сотни зрителей собирались по такому поводу, чтобы поглазеть на своеобразную церемонию, послушать речи тех, кто бахвалился, сообщая присутствующим, от скольких своих ценных вещей он откажется. Это, по существу, было состязание, в котором, как известно, борются две стороны. По словам очевидца ритуала «горшок об горшок», который проходил в 1390-х годах, один из соревнующихся вождей вылил сотни литров рыбьего жира в огонь, чтобы таким образом «доконать» своего оппонента. В ответ его соперник бросил в костер несколько своих каноэ и сотни одеял. Костер оказался таким большим, что стал угрожать даже деревенским строениям. Особое впечатление на зрителей, конечно, произвело уничтожение каноэ.

Чему же здесь удивляться? Строительство каждой лодки требовало немало усилий и продолжительной кропотливой работы опытных специалистов.

Однажды, когда у вождя квакиутль не осталось больше под рукой никаких ценных предметов, чтобы уничтожить их в ходе церемонии, он схватил одного из своих рабов и тут же его обезглавил. Этот решительный шаг значительно усилил его шансы на победу в состязании.

Но самой большой жертвой, разоряющей состояние богатого квакиутля, становилась медная дощечка, которую нужно было сломать. Такая дощечка считалась наиболее ценной формой собственности. За одну такую дощечку можно было купить двадцать больших каноэ или приобрести двадцать рабов. У каждой такой дощечки было собственное имя. Но уничтожение дощечек во время церемонии «горшок об горшок» было большой редкостью. В богатой и долгой истории таких странных соревнований некоторые участники одерживали окончательную победу, сжигая собственный дом на глазах у изумленных зрителей. Нужно было не только отказаться от всех ценностей, не только уничтожить все, что составляло богатство кандидата на победу, но еще при этом делать вид, что его совсем не заботят понесенные серьезные потери.

Такая традиция существовала до 1950-х годов. К тому времени квакиутль не только отказывались от изготовленных своими руками предметов, но и от промышленных, таких, как телевизоры.

Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 101

Карта на голове

Племя йаномамо, которое живет в тропических лесах на севере и юге Бразилии, пользуется репутацией самых свирепых людей в мире. Члены племени постоянно враждуют с соседними племенами, устраивают на них засады, убивают их, и их воинственное поведение просто непредсказуемо. Они проявляют насилие и жестокость с раннего детства, и даже во времена мира йаномамо не прекращают борьбы Они проводят между собой дуэли и различного рода поединки.

Большая часть возникающих дуэлей и вспышек насилия порождаются ссорами из-за женщин, которых не хватает на всех. Главная цель боевых действий – захват женщин у соседнего племени. Мужчин в такой деревне убивают, а захваченных в плен женщин уводят часто насилуя прямо на месте.

Когда их приводят на территорию, принадлежащую племени, их предлагают любому воину, который не принимал участие в набеге. Захваченные в плен женщины становятся женами йаномамо.

Нехватка женщин привела к возникновению странного обычая среди мужчин племени. Их первенцем обязательно должен стать мальчик. Если первой рождалась девочка, то мать после рождения уносила младенца в лес, где собственноручно убивала. Тайные убийства продолжались до тех пор, пока у женщины не появлялся мальчик.

Самый любимый вид соревнований среди индейцев этого племени – что-то вроде современного кулачного боя или бокса. Во время такого состязания мужчина демонстрирует свою силу и ловкость, нанося мощнейшие удары своему противнику, который отвечает ему тем же. За поединками жадно следят женщины и дети, собравшиеся ради этого на главной деревенской площади.

Бойцы обычно при этом зло высмеивают друг друга. Оба противника становятся друг против друга. Бой начинается. Вот как описывает его очевидец:

«Делая выпад вперед, один из них, собрав всю свою силу и используя вес тела, наносит кулаками мощные удары в грудь соперника. Удары отличаются такой страшной силой, что соперник начинает покачиваться, колени у него подгибаются, голова трясется, но он хранит молчание, и на его лице, по существу, ничего не отражается.

После первого раунда следует второй, и теперь наступает очередь соперника наносить мощнейшие удары, а первый должен молча выносить их. Такое соревнование, конечно, «не сахар», оба участника подвергаются тяжким побоям, но тем не менее от желающих нет отбоя каждый мужчина хочет доказать всем, какой он свирепый, сильный и беспощадный».

Однако по своему насилию и беспощадности гораздо более высокую ступень среди йаномамо занимает другое соревнование. Это так называемый «бой с дубинками». Он куда более опасен.

Кто-то из индейцев заводит ссору с другим, вызывает его на дуэль и является на назначенное место с шестом, длиной два, а то и три метра. Его противник втыкает свой такой же шест в землю и, прислонившись к нему, наклоняет голову, словно приглашая его нанести удар. Первый боец, взяв свой шест за тонкий конец, наносит сокрушающий удар своему сопернику по голове, причем удар такой силы, что только приходится удивляться, как у того не раскалывается череп. Но тот молча выдерживает удар. Теперь его очередь. Поединок продолжается, а толпа «болельщиков» просто визжит от восторга. Иногда такие индивидуальные встречи превращаются в настоящую боевую схватку с использованием топора или камней, и в результате обильно проливается кровь обоих, и дело даже может закончиться смертью одного из дуэлянтов.

Из-за такого странного способа демонстрации своего мужества и храбрости голова воина йаномамо вся покрыта большими уродливыми шрамами. Но йаномамо очень ими гордятся, так как считают их убедительным свидетельством своего мужества. Они даже бреют головы наголо и красят их красным пигментом, чтобы яснее выделялись боевые отметины. У взрослого индейца племени йаномамо на голове может красоваться до двадцати шрамов. Такая голова напоминает рельефную карту.

«Медовая» цивилизация Станислав Талалаж: «Самы е невероятны е в мире - секс, ритуалы, обы чаи» 102 Главное занятие членов индейского племени гуайяки в восточном Парагвае – находить пчелиные гнезда, чтобы обеспечить себя прочным запасом меда. Мед – главная пища всего племени.

День и ночь бродят они маленькими группами в поисках пчел в густых лесах.

С их знаниями поведения пчел никто не в силах сравниться. Прежде всего они ищут пчел, испачканных цветочной пыльцой, определяя таким образом то направление, откуда они прилетают. Гуайяки следуют за пчелами до их гнезд, которые обычно расположены высоко в горах. Для того чтобы избежать пчелиных укусов, они окуривают себя дымом, но довольно часто они находят дружески настроенных пчел вида «Мелипонав». У них атрофированы жала, и поэтому такие пчелы не кусают. Они представляют собой идеальную добычу для охотников на пчел.

Не так просто добраться до пчелиного гнезда на высоком дереве. Гуайяки для этой цели используют особые канаты и лазают по деревьям с поистине акробатической ловкостью. Такие канаты обычно делаются из растительных волокон с вплетенным туда человеческим волосом и поэтому отличаются необычной прочностью.

Достигнув дупла, индейцы используют каменный топор, чтобы расширить его. Пчелиный мед они собирают в большие корзины. Они собирают и воск, используя его для разных целей.

Смешивая воск с глиной, индейцы приготавливают особый клей для склеивания небольших предметов домашнего обихода. Мужчины из племени гуайяки умеют прекрасно лазать по деревьям, но сбор меда – дело рискованное, и некоторые охотники за медом даже при этом погибают.

Члены одной научной экспедиции, которые однажды обследовали районы, населенные этим племенем, однажды с удивлением заметили человека, висящего на вершине дерева в глухом лесу.

Вначале они подумали, что он живой, но, как выяснилось этот человек давным-давно умер. Его труп висел на длинной крепкой веревке. Одна рука у него было сломана, а вторая все еще торчала в пчелином дупле.

Каменны е деньги

Если у нас в кармане или кошельке полно металлических монет, то мы жалуемся, что деньги такие тяжелые, что их неудобно носить с собой. Но наши деньги, по сути, очень легкие, если сравнить их с деньгами, используемыми жителями острова Иап (Микронезия).

Можете ли вы вообразить себе «монетку» весом в пять тонн? Самая большая монета на Иапе может иметь более 3,6 метров в диаметре. За монету диаметром в 1,5 метра можно купить несколько домов или даже небольшую деревню. И все это лишь за одну монету. У местных жителей есть и мелкие монеты, всего несколько дюймов в диаметре.

Большие монеты приходится хранить во дворе дома. Островитяне говорят, что украсть большую каменную монету практически невозможно, так как все знают, у кого в данный момент она находится. Как это ни странно, жители острова гораздо лучше знают свои монеты, чем друг друга. Это вполне объяснимо – ведь люди рождаются и умирают, а монеты остаются, обслуживая и старые и новые поколения людей.

У каждой монеты в центре просверлена дырочка. В нее свободно можно протолкнуть палку бамбука, и такой шест можно носить на плечах. Если монета слишком тяжелая, то ее обычно несут двое, ухватившись за бамбуковую палку с двух сторон. Если возникает необходимость перенести очень большую монету то тогда через отверстие просовывают целое бревно. Для такой работы требуется сотня крепких мужчин.

Для выполнения какого-либо строительного проекта, например строительства нескольких домов, может потребоваться крупная сумма денег, и тогда можно рассчитываться за все каменными деньгами, но для этого вовсе не обязательно переносить их с места на место. Ими оплачивают счета, но они остаются там, где и были. Владельцы крупных каменных денег постоянно меняются.

За последние триста лет у одной большой монеты было несколько владельцев, но она так ни разу и не сдвинулась с места. В этом нет никакой необходимости, так как любой человек знает, кому она в данный момент принадлежит.

Жителей Иапа нисколько не волнует кража их монет, которую может совершить какаянибудь хорошо организованная заморская банда грабителей, ибо им отлично известно – за пределами острова их деньги хождения не имеют.



Pages:     | 1 | 2 || 4 |
Похожие работы:

«Полное наименование учебного предмета: ЗАРУБЕЖНАЯ ЛИТЕРАТУРА X класс "А"-0ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Статус документа Рабочая программа литературе для X класса создана на основе программы "Зарубежная литература: Программа для образовательных учреждений гуманитарного...»

«МегаФон Все Включено M Тарифный план действует для абонентов, заключивших договор об оказании услуг связи на территории Белгородской области Тарифный план действует на территории Белгородской области Авансовая система расчетов Стоимость перехода на тарифный план 9...»

«ПРАВИТЕЛЬСТВО МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ ПОСТАНОВЛЕНИЕ от 16 декабря 2015 г. N 1209/47 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПАСПОРТА ПАМЯТНИКА ПРИРОДЫ ОБЛАСТНОГО ЗНАЧЕНИЯ ПАРК КЕЛЛЕРА В Д. СЕННИЦЫ-2 В соотве...»

«МБОУ СОШ п. Коминтерн 8 класс Ивановский Александр УДК 373.167.1:614*08 ББК 68.9я721 Р412 Репина Т.А. Р412 Основы безопасности жизнедеятельности. 8 класс. Саратов: Лицей, 2009. 64 с. 13ВЫ 978-5-8053-0609-0 Вопросы...»

«Положение об областном молодежном, студенческом лагере "Высота – 2017"1. Общее положения.1.1. Областной молодежный лагерь "Высота" проводится в летнее время на территории Кемеровской области в районе Поднебесных Зубьев горного хребта Кузнецкого Алатау.1.2. Целью лагеря "Высота" я...»

«Хронологический перечень Хронологический перечень Х г. 1 (562). [1476 г.] октября 28. б. м. — Суд. лист намест. берест. Яна Насутича и намест. дорогиц. Ивашка Ильинича по тяжбе пани Угровской и ее сына Лаврин...»

«©Карлов А.Г.  Памяти Человека с большим сердцем, Мастерарешателя проблем.    http://jlproj.org   Антон Карлов Невыдуманному Джонатану Ливингстону Николаю Хоменко, который продолжает жить в каждом из нас. Памяти Человека с большим сердц...»

«MHHHCTepCTBO 06pa30SaHH H HayKM POCCHHCKOH le,n:epaIlI1H lrBOY BO "TBepCKOH rocy.uapCTBeHHblH YHHBepCl-fTeT"YTBEP)J(,L(AlO: 2015 r. Jf-='='-=-=­ Pa6o I -Ia51 nporpaMMa.uI1CUHnnHHbI (c aHHOTaI.{HeH) C2.li.3.6 "TEKCTOJIOrlUl" CneUHMbHOCTb 52.05.04 "JIHTeparypHoe TBoplfeCTBO" JIHTeparypHblH pa60THHK YpOBeHb BblC...»

«-1СВАРОЧНЫЙ АППАРАТ Руководство по эксплуатации www.blueweld.ru BEST TIG 242 AC/DC – HF/LIFT SUPERIOR TIG 242 AC/DC – HF/LIFT BEST TIG 361 DC – HF/LIFT SUPERIOR TIG 361 DC – HF/LIFT BEST TIG 362 AC/DC...»

«В. Е. Триодин1 БЕЗЛИЧНОЕ — ВОЧЕЛОВЕЧИТЬ Под цивилизацией принято понимать высшую стадию общественного развития. На сегодняшний день единой, универсальной цивилизации нет. Есть веер разных цивилизаций, существенно отличающих...»

«Муниципальное бюджетное образовательное учреждение дополнительного образования детей Центр развития творчества детей и юношества Рекомендовано Утверждаю: методическим советом директор МБОУ Центра развития для утверждения творчества детей и юношества протокол от "_" 20...»

«Шахматный фестиваль на призы Буддийского университета завершился Автор: Александр Жданов 17.03.2015 13:46 Общеизвестно, что природа сансары – изменчивость и непостоянство. И как вечное доказательство того, что нет в эт...»

«Исаак Башевис Зингер Корона из перьев OCR Евсей Зельдин http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=154837 "Октябрь", 1997: Аннотация Американский писатель Исаак Башевис Зингер (род. в 1904 г.), лауреат Нобелевской премии по литературе 1978 г., вырос в бедном район...»

«Инструкция 256 57 градуировка газоанализатора Документ найден! 598 426 000 Документов в базе. Обновления ежедневно! Скачать instruktsiya-256-57-graduirovka-gazoanalizatora.pdf В результате мы получаем возможность ошибки расчета угла...»

«А.Н. ПОСИК, И. В. КОШЕЛЕВ, В.П. БОВИН ЭКСПРЕСС-АНАЛИЗ ДОБЫТЫХ РУД 'т о м ц,j (I а т. / д б о Л. Н. ПОСИК, И. В. КОШЕЛЕВ, В. П. БОВИН РАДИОМЕТРИЧЕСКИЙ ЭКСПРЕСС-АНАЛИЗ ДОБЫТЫХ РУД (КРАТКОЕ РУКОВОДСТВО) Атомиздат ИЗДАТЕЛЬСТВО ГЛАВНО...»

«Согласовано Утверждаю начальник управления образования директор МБОУ "Юргинская администрации Юргинского района средняя общеобразовательная школа" _ Н.В.Головина _ О. А. Богазий УЧЕБНЫЙ ПЛАН муниципального бюджетного общеобразовательного учреждения "Юргинская средняя общеобразовательная школа" на 2015-20...»

«www.energology.ru Пробуждение первобытной энергии или Энергетический менеджмент 2010 © Андрей Рыськов Пробуждение первобытной энергии 2 или Энергетический менеджмент Оглавление Предисловие Зачем это Вам? Как возникла эта книга? Зачем это мне? Тен...»

«Елизавета Сергеевна Перегудова ЕЛИЗАВЕТА ПЕРЕГУДОВА О ЖЕРТВА ПРЕСВЯТАЯ ! cтихотворения SALVEMUS!В СВОБОДНОМ ДОСТУПЕ ДЛЯ НЕКОММЕРЧЕСКОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ ОТ ИЗДАТЕЛЯ Елизавета Сергеевна Перегудова (1913-1996) родилась в Петрограде, но, обратившись в католичество, поселилась навсегда в...»

«Открытая олимпиада школьников Информационные технологии (№39 Перечня олимпиад школьников, 2012/2013 уч.год) Задания для 11 класса Заключительный этап 1. Информация и её кодирование (1 балл) Сломанный сумматор. Петя собрал сумматор, работающий следующим образом: в три входных восьмиразр...»

«Алексей ГАрипов МАГАдАн издАтельство "охотник" ББК84(2=411.2)6–5 Г20 Предисловие А.С.Либерман Художник А.В.Пилипенко Гарипов А. А. Г20 Я ушел:стихи/АлексейГарипов;ред.-сост.П.Жданов;предисл.А.Либерман; худож.А.Пилипенко.–Магадан:Охотник,2016.–138с. ISBN978-5-906641-20-5 Эточетв...»

«Инструкция по эксплуатации Облегченное дистанционное тренировочное устройство для собак AT-215 AT-215 Инструкция по эксплуатации www.aetertek.com Авторские права защищены Указатель Состав системы АT-215 1 Краткое руководство 2-6 Советы по обучению...»

«ДЖЕКИ ЧАН я счастливый Москва 2016 Чжу Мо ДЖЕКИ ЧАН я счастливый СОДЕРЖАНИЕ Предисловие. Обычный необычный....................................................»

«Стив и Стефани Перри Война без правил Если Вы попали в плен к индейцам, постарайтесь сделать так, чтобы они не отдали Вас своим женщинам. Из правил пограничников США времен войны с индейцами Сиу. Глава 1 Рипли почувствовала, как вокруг ее шеи сомкнулись руки маленькой девочки, и повторно щелкнула верхней кнопкой. Королева чужих уже почти на...»

«Орган Теософського № 31, серпень 2016 р. Товариства в Україні Мы працюємо заради www.theosophy.in.ua духовного відродження людства www.facebook.com/theosophy.in.ua Дорогие друзья, коллеги, сестры и братья. СОДЕРЖАНИЕ Перед Вами очередной выпуск электронного журнала, который издаётся в Украине и имеет теосо...»

«Министерство образования и науки РФ Муниципальное общеобразовательное учреждение Андреапольская средняя общеобразовательная школа №2 Андреапольского района Тверской области Рассмотрено на заседании МО протокол № от " 23" августа 2016 г. Утверждаю Принято директор МОУ АСОШ №2: на заседании методического совета...»

«Для использования в грунтоведческой лаборатории; решает задачи ввода, хранения и обработки результатов лабораторных испытаний проб грунта; обеспечивает создание и оформление отчетной документации. Платформа GEOTECH Лаборатория 3.0 Справка W...»

«Инструкция по эксплуатации МЕРЫ ПРЕДОСТОРОЖНОСТИ При использовании электроприбора следует соблюдать основные Неподходящая игольная пластина может вызвать поломку иглы. меры предосторожности. 7. Не используйте погнутые иглы. Перед работо...»

«ПРИЛОЖЕНИЕ 2 Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение "Средняя общеобразовательная школа №3", п. Яйва Образовательный проект профессиональных проб и практик "Выбор" для учащихся 8-9 классов Разработчик проекта: Чумакова И.А. (зам. директора по МР) Яйва, 2014 год...»

«Секреты материнства Я родился! Здравствуй, мама! Первый год жизни мамы и малыша...., Москва Мир и Образование УДК 616-053.3 ББК 57.32 И89 Истратова Е. А. И89 Я родился! Здравствуй, мама! или Первый год жизн...»

«Волжский Р а з в е д о ч н ы й трест Гшжупэ : Грр дме : г*. С А М А Р А. ІІЛИЛОВСІИЕ К Е Д Р Ы ЗОВУТ (специалисты о Халиловских месторождениях) статей специалистов о недра* Орско-^злиловского Щяж рного района Средне-Волжского Края и материалы работы шиссии специалистов по оценке ^(глиповскогс железоруд­ ного района Лнтонова. Под...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.