WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«том второй ВОСКРЕСЕНЬЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ “На пианино над раскрытыми клавишами стоял клавир «Фауста», он был раскрыт.” Наконец мы погружаемся в светлые воды окончательной редакции МиМ. Следует сделать ...»

том второй

ВОСКРЕСЕНЬЕ

ВОСКРЕСЕНЬЕ

“На пианино над раскрытыми клавишами стоял клавир «Фауста», он был раскрыт...”

Наконец мы погружаемся в светлые воды окончательной редакции МиМ. Следует сделать некоторые выводы из экскурса в лабиринт ранних редакций.

Начав с прямой переклички с сюжетами четырёх канонических евангелий, Булгаков неизменно и методично “повышал планку” своего супертекста, причём делал это равномерно по всему романному полю. Покидая гавань злободневности, повествование, обдуваемое ветрами надмирного, трансцендентного, уходило в плавание по волнам вечности.

Земная юдоль кое-как может генерировать великое, но она не способна жить с ним бок о бок и даже просто “мирно сосуществовать”:

“...Чтоб возмутив бескрылое желанье В нас, чадах праха, после улететь! — Так улетай же! чем скорей, тем лучше”.

Такова смысловая квинтэссенция Романа.

Матрица, созданная за тысячу девятьсот лет до Булгакова, повторяет свой рисунок с суровой непреложностью. — В этом есть свой резон: кардинально улучшивший своё качество в алхимической печи «металл» вынимается вон из атанора.

Мастер — тип, Иешуа — архетип. Мастер — нормаль, Москва 20-х годов — какофония анормальности. Относиться к ней с карнавальной ироничностью могут только те, кто не подвержен её деформирующему влиянию. Только тот, кто неуязвим, позволяет себе “палить холостыми”.

Ещё Лев Толстой был уверен, что надо “подставлять щёки”, одну за другой, до тех пор, пока у заушающего не заговорит совесть; что существует Ведомство Справедливости и команда, занимающаяся постоянной “санацией яви”, он даже не догадывался. Тем не менее через четверть века откровение о Воланде было зафиксировано на бумаге, сделав её мгновенно несгораемой.

Только в откровении1 живёт душа. Во всех остальных случаях она затравленно и тоскливо “грустит о небесах”, чувствуя себя золушкой и падчерицей.

Булгаков всё более и более идентифицировал себя с душой, став, в конце концов, для всей страны единственной отдушиной. И случилось чему длжно было случиться: “Он прожил жизнь в своей стране, как пасынок,” — вырвалось однажды у Елены Сергеевны (67; 190).

Зато он ещё на земле был усыновлён Небесами.

Заторканный “Потап” был не кто иной, как архангел Михаил в детонационном воплощении: понадобилось само его присутствие, чтобы ответственно воплотить в слове образ Христа. И то, что Роман написан мечом, а не пером, — верный признак небесного авторства. «Не думайте, что Я пришёл принести мир на землю; не мир пришёл Я принести, но меч» (Мф 10, 34).

Булгаков чрезвычайно высоко ставил все тексты Иоанна, в том числе и его Откровение.

том второй ВОСКРЕСЕНЬЕ Вот откуда рыцарская структура Романа.

Меч Христа — он же меч архангела Михаила — единственный абсолютно праведный молния-меч, ибо сказано: «Мне отмщение, и Аз воздам». Как осуществляется это «воздам», в Романе обнажено за счёт снятых на время “экранов”. — Всего на три дня, сакрально соответствующих кульминации мистерии Нового Завета.

Срежиссированных Воландом-Сатанаилом.

Не Сатана оказывается в похрюкивающей безбрежно-безбожной стране; это страна на три дня — в силу “небесной механики” — входит в мистериальное пространство, ориентируемое логикой мифа и определяемое константой абсолютных ценностей. Команда Воланда выглядит группой жнецов, собирающих урожай;





впрочем, колосьев всего два, остальное — плевелы. Эти остальные и попаляются огнём последнего катарсического пожара во исполнение обещанного: «Огонь пришёл Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже разгорелся!» (Лк 12, 49). Только возгонка внутренних энергий — душевного огня — спасает человека от конечной гибели в пучине мирового пространства. Христос-Солнце указывает на “температурный режим” христоподобия, которое в аспекте «учения о бытии Планетарного Логоса» можно сегодня идентифицировать с понятием духовности вообще.

Заканчивая эту краткую прелюдию ко второму тому Булгаковской гностической ниши Храма Духовной Культуры, следует со всей определённостью заключить, что Булгаков написал не просто оригинальное сочинение, но е д и н с т в е н н о н у ж н о е, составляющее вместе с «Цитаделью» Экзюпери остойчивую “двускатную” лестницу в Небеса.

Медитативно-сюжетная ткань этих двух феноменальных текстов учительски побуждает не только делать (Экзюпери), но и делать шутя (Булгаков). То есть, душа обязана трудиться — но не дай ей Бог превратиться в зануду гризетковую, погрязшую в мелкотравчатости жизни мышьей беготни.

С подачи двух духовных гигантов махаатмичность ныне становится нормой;

рабские горбы почти двухтысячелетнего наваждения распрямляются, савлианская “религия о Христе” сменяется подлинной религией Иисуса2. Иконная псевдоаутентичная условность уступает место фототипической безусловности Туринской плащаницы, религией «А-ЭТО-ОН»’а, её фокусирующий универсализм был провозвещён Эхнатоном почти за полтора тысячелетия до прихода на землю самого Планетарного Логоса (он же — Солярный Логос, Ат-он, т. е. Отец он). Ещё девятнадцать веков человечество созревало до приятия Бога Живаго; а душа, готовая принять в себя Бога живого, и есть огромная душа, м а х а - а т м а.

Как тосковал Бетховен по такой душе, как ненавидел и презирал он мелкоту “этих потаскушек, именуемых людскими душонками”. Будущему миру великодушных и дальновидных посвятил он «Оду к радости», написанную на слова своего орСм. Nestle W. Krisis des Christentums. Stuttgart, 1947; р. 28 и Барбюс А. Иисус против Христа. М.-Л., 1928.

том второй

ВОСКРЕСЕНЬЕ

денского брата Шиллера. Два духовных мастера продетонировали в Булгаковском тексте не только громовыми раскатами Судьбы (ибо МиМ — величайшее произведение на эту тему), но и общим трансцендентальным рисунком произведения3.

И главное: в результате Булгаковского свершения выяснилось, что т о л ь к о мастерское звание способно сохранять человеческое достоинство личности.

Что орден — не то, что прикрепляют к груди потные ручонки генсека:

“Ефросимов. Меня ведут судить за уничтожение бомб?

Дараган4. Эх, профессор, профессор!.

. Ты никогда не поймёшь тех, кто организует человечество. Ну, что ж... Пусть, по крайней мере, твой гений послужит нам!

Иди, тебя хочет видеть генеральный секретарь” (58; 105).

Орден — не то, что на груди; а то, что в груди.

И Булгаков продемонстрировал это и жизнью, и творчеством.

–  –  –

Из немецкого Bse — «зло, ярость» недвусмысленно выглядывает двумя глазками русское бес (бёс); ему соответствует словенское bes «злой дух». Отсюда только шаг до самоочевидного пёс, а это возвращает нас к сцене односторонней беседы Фауста с приведённым домой пуделем.

Под нудные нотации ворчливого старика5 происходит чудо:

–  –  –

Этот монолог Мефистофеля Булгаков отчеркнул красным карандашом8, приписав на полях слева две маленькие буквы «к-в»9; третья буква, неразборчиво написанная, может обозначать только «ш». Нетрудно догадаться: подразумевается неудачная шутка Коровьева, ибо Фиолетовый рыцарь имеет мефистофелевский статус в Романе. Отдельная запись в черновой тетради звучит так: “Свет порождает тень, но никогда, мессир, не бывало наоборот”. Не вдаваясь в разбор степени остроумия замечания Коровьева (это, несомненно, он), мы видим, что Булгаков не только отказывается от этого текстуально безукоризненного фрагмента, но и указывает в сателлитной библиотопике на источник смоделированной как энигма криптограммы. Он не хотел принимать в расчёт ограниченность читательского охвата, когда речь шла о таких невычитаемых ценностях, как Гётевский «Фауст».

Булгаков производил свои гётеанские штудии по прозаическому переводу А. Соколовского (Спб., 1902).

См. 68; 108. Исследовательница напрасно сомневается в своей догадке.

том второй

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Эпиграф, переставший быть актуальным ко времени окончания Романа, был им сохранён в качестве ласкового учительского звоночка-подсказки нерадивым мыслью ученикам.

Именно Иешуа-Свет наказывает за дерзкий выпад против СветоносцаЛюцифера, Князя той Тьмы, что порождает из своих креативных недр Свет (естественно — волей Творца). Поэтому Люцифер с таким наслаждением и гордостью носит Его, сам предпочитая незаметно оставаться в тени.

Тьма порождает Свет, а отнюдь не борется с ним; младенец, выскакивая из материнского лона, отталкивается от него; но мать не душит ребёнка упорным противодействием. Гётевский Мефистофель изъясняется грубо материалистически: “свет”, “тела” трактуются в плане сугубо физических понятий; это “ложное постулирование” приводит к нелепому выводу насчёт “пуха и праха”. Вкраплённое в словесный поток слово «творение», закамуфлированное топорно под термин из области всё той же физики, на самом деле является промером внутренней богоотверженности экзаменуемого (Фауста). Выглядящая тяжеловесным грохотом софизмов эта казуистическая эскапада на самом деле изначально урезонена абсолютной субординационной зависимостью от Творца; однако языковая распущенность наказуема, и Булгаков считает нужным вступиться за Свет, ибо поругание Его ещё больнее ударяет по Светоносцу.

Впрочем, часть изначально несовершенна, и речь идёт лишь о “линии табу”: за столетие она оказалась сильно сдвинутой в сторону земли. Хохмы в Надземном неуместны; в Небесах должно быть торжественно и чудно, чтобы не оскорблять базарными (ярмарочными) колкостями тихо плавающие в тумане хоры стройные светил. Здесь уже не приходится говорить о “потных телах” в духе Мефистофеля;

планка этического поднята русским духовным менталитетом на невероятную высоту. “День сюрпризов”, о которых удивлённо упоминает Воланд — это день русских сюрпризов, и Мастер и Маргарита лишь достойно представляют тех светочей, кто эти сюрпризы Князю Тьмы подготовил.

Русский человек хорошо “держит шутки”; отхохмившись внизу, рыцари улетают вверх “без ни улыбки”. — Да и какие могут быть улыбки в бездне?

Рядом с деликатным терапевтом Булгаковым лощёный лорд Гёте выглядит неандертальцем. Его естественнонаучная “беспардонность” режет по живому русское ухо; эпик Мусоргский смог осилить из всего «Фауста» только «Песню о блохе» — надорвался.

Российский демиург наказал Гётевского распустяя с высоты русской авангардной христологии. То, что Фиолетовый рыцарь и есть карнавальный Мефистофель, будет показано в своё время.

И последнее: насчёт блага.

Иисус выговаривал новому ученику: «Что ты называешь Меня благим? — Никто не благ, кроме Бога» (Мк 10, 18-19). Булгаков подтверждает своим мастерским авторитетом справедливость выражения «Вечно совершает благо», а верифицируя вроде бы шутливое высказывание, возводит неопределённого том второй

ВОСКРЕСЕНЬЕ

дотоле статусом Люцифера в ранг Главы Ведомства Справедливости, намертво соединив с Ведомством Милосердия и его Главой.

Гармоническая абсолютность кабалистического целого является новым достижением русской духовной культуры, мгновенно принятой и по достоинству оцененной во всём мире. Истина была узнана ранее, чем оказались выстроены гностические арки доказательств. Наступает время, и на смену катакомбам приходит Нотр-Дам де Пари, ибо шахматы — это игра на победу, а не просто “победа любой ценой”. Мир — процедура, Вселенная — процедура, и богопознание — тоже процедура. Именно откровение есть константа мировой истории, между тем как догмы — это её “камни в почках”.

Продолжается Вселенная, продолжается жизнь, продолжается жадное богопознание сотворённого по образу и подобию Божию человека.

И вот мы вступаем на Лестницу Света, созданную в самые мрачные и беспросветные годы тоталитаризма.

Что бы делала тьма без этого Света?

“Эпиграф помещён на титульном листе. Он относится к роману в целом” (68;

392).


Похожие работы:

«1 Председателю Верховного суда РФ Лебедеву В. М. ЖЕРТВА нарушения Конституции и Европейской Конвенции по правам человека Иванова Ирина Александровна, Проживающая по адресу: FRANCE: 6, place du CLAUZEL app 3, 43000 Le Puy en Velay, + 33 4 71 09 61 77 Электронный адрес –...»

«Консультация для родителей "Как научить ребнка 1–2 года правильно реагировать на слово "нельзя" Татьяна Скобкарева Консультация для родителей "Как научить ребнка 1–2 года правильно реагировать на слово "нельзя" Год лучший возраст, чтобы научить ребнка слову "...»

«Вероятность. Что это? Теория вероятностей, как следует из названия, имеет дело с вероятностями. Нас окружают множество вещей и явлений, о которых, как бы ни была развита наука, нельзя сделать точных прогнозов....»

«АПОСТОЛ, 111 ЗАЧАЛО (КОММ. НА РИМ. 13:1-10) СУББОТЫ 8 НЕДЕЛИ 13:1-10 ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ТЕКСТ (13:1-11) СИНОДАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД ИОАНН ЗЛАТОУСТ БЕСЕДА 23 (римл. 13:1-10) (Стихи 13:1-2) (Стихи 13:3-5) (Стихи 13:6-7) (Стихи 13:8-10) (Бог хотел возбудить в Каине любовь хотя бы к умершему) (Любящий не наказывает, а только исправляет...»

«ГАЗЕТА РОССИЙСКОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СОЮЗА ЛОКОМОТИВНЫХ БРИГАД ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ Выпуск № 01 (128) Январь, 2010 г.27 ЯНВАРЯ ПРОФСОЮЗ "РПЛБЖ" ОТМЕТИЛ СВОЕ СОВЕРШЕННОЛЕТИЕ. ДА, НАМ ИСПОЛНИЛОСЬ 18 ЛЕТ! _ ПРЕСС-СЛУЖБА "РПЛБЖ" С...»

«Тематическое планирование Характеристика деятельности учащихся ОБРАЗ ЦВЕТУЩЕЙ ПРИРОДЫ — ВЕЧНАЯ ТЕМА В ИСКУССТВЕ (6 ч) Тема 1. Цветы в живописи, декоративно-прикладном и народном искусстве(6 ч) 1. Осенний букет в натюрморте живописцев Рассматриватьнатюрморты живописцев, запечат-левших красоту цветов Восприятиежи...»

«Ей в приданое дано было зеркальце одно, Свойство зеркальце имело: говорить оно умело. / А.С. Пушкин/ Елену вывело из себя даже не то, что он изменил ей в их общей постели, а произнесенная при этом фраза: "Это не то, что ты думаешь". Банальная, глупая, заезженная, как старая пластинка, фраза. Скорее не ф...»

«Чин Святой Мессы Чин Святой Мессы (русский язык) Начальные обряды Все встают, священник подходит к алтарю и целует его. Затем все осеняют себя крестным знамением, при этом священник обращается к народу со словами.Священник: Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.Все: Аминь.Священник: Благодать Го...»







 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.