WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 |

«ЛЮ ДМ И ЛА ВДОВЦЕВА Национальная библиотека ЧР k-016269 к - 0 1 6 2 59 А. А. Д ун як заслуж енны й артист Р С Ф С Р В. И. Р одионов — лауреат Государственной премии РС Ф С Р, народный артист РС Ф С ...»

-- [ Страница 1 ] --

ЛЮ ДМ И ЛА ВДОВЦЕВА

Национальная библиотека ЧР

k-016269

к - 0 1 6 2 59

А. А. Д ун як

заслуж енны й артист Р С Ф С Р

В. И. Р одионов —

лауреат Государственной премии

РС Ф С Р, народный артист РС Ф С Р

В. Н. Яковлев — лаур еат Г осуд ар ­

ственной премии Чуваш ской А С С Р

им. К. В. И ванова, народный

артист РС Ф С Р

К^

ЛЮДМИЛА ВДОВЦЕЕА

уЧебоксары

Чувашское книжное издательство

8 5 ~.W 3 [ x p -6 ty / e (Y y & J Ш Б Б К 85.44 В 25 Возвратите книгу не п озж е обозначенного зд есь срока Зак. 2687.

Вдовцева J1. П.

В 25 Талант — всегда загадка. Очерки.— Чебоксары: Ч уваш ­ ское книжное издательство, 1984.— 96 с.

20 к, 2500 экз.

В кн иге д а н ы о ч е р к и -и сс л е д о ва н и я о ви д н ы х т е а т р а л ь н ы х д е я т е л я х рес п у б л и ки : за с л у ж е н н о м а р т и с т е Р С Ф С Р А. Д у н я к е, н ар о д н о м а р т и с т е Р С Ф С Р л а у р е а т е Г о с у д а р ст в ен н о й п р ем и и Р С Ф С Р им. К. С. С тан и с л а в с к о го В.

Р од и о н о ве, гл а в н о м р е ж и с с е р е Ч у в а ш ск о го а к а д ем и ч ес к о го д р а м а т и ч е с к о го те ат р :

н ар о д н о м а р т и с т е Р С Ф С Р, л а у р е а т е Г о с у д а р ств ен н о й п рем и и Ч у в а ш ск о й АССГ им. К. В. И в а н о в а В. Я ко вл еве.



Д л я ш и р о ко го к р у га ч и т ат е л е й.

Б Б К 85.44 Ч угяп ск а* 4907000000—90 131 - 84 р е с п у б.-' к к а - с к а я М 136(03) — 84 'ДвАжно( издательство, 1984 г А/К 16Z9 -JC им. М. ГОРЬКОГО

ПРИЗНАНИЕ В ЛЮБВИ

Я шла по мощенной булыжником Калининской улице (так в быту мы называли улицу Калинина), не замечая ни пыли, ни кам ­ ней, о которые спотыкалась, ни убогих маленьких домишек, а в воображении и в душе все еще жила та необыкновенная атмосфера спектакля, который только что увидела в Республиканском рус­ ском драматическом театре. Больше всех запомнился актер Дуняк.

Во мне жили его голос, взгляд, улыбка. Показался он таким б л а­ городным и красивым. Запомнился может быть не только потому, что хорошо играл. Отношение у меня к Александру Александро­ вичу было личное, подготовленное обстоятельствами. В нашей семье его имя произносилось довольно часто. Мой отец и Алек­ сандр Александрович были друзьями юности. Их трудная и роман­ тическая юность сейчас уже стала частицей истории поколения тех, кто строил страну. Большой размах дел, дерзкие мечты и реальность будней, энтузиазм молодости... Страна строилась, но и готовилась к трудным испытаниям, которые, как показало время, были не за горами. Молодые люди проходили обязательную подго­ товку в кружках Осоавиахима. Мой отец и Д уняк учились на курсах радистов, вместе отстукивали морзянку. Там и подружи­ лись. В то время Александр Александрович уже был актером Рус­ ского драматического театра, играл ведущие роли, а отец учился на рабфаке. Сблизило их увлечение литературой и искусством.

Случалось, до утра они спорили о греческих поэтах, читали стихи.

Так родилась взаимная симпатия и крепла дружба этих, в общемто, очень далеких, но духовно близких людей.

Рассказы отца рождали в моем воображении образ человека романтического, таинственного и неприступно далекого.

Была редкостная удача в том, что впервые я увидела Дуняка в роли коммуниста Бродского в спектакле «Интервенция» по пьесе Л. Славина. Удача, потому что образ человека, выношен­ ного временем в моем воображении, совпал с образом героя спектакля. И события, о которых шла речь, тоже были овеяны романтизмом революционной борьбы, созидания новой жизни.





В спектакле отражены граж данская война, оккупация француз­ скими войсками Одессы в 1919 году, борьба большевиков-подпольщиков против интервентов, смелость и бесстрашие советских людей. Этот героико-романтический спектакль театр посвятил 40-летию Великой Октябрьской социалистической революции.

Забылись детали, но сохранилось впечатление от образа комму­ ниста Бродского, созданного Дуняком. На сцене появился очень высокий и стройный человек. Серый свободный плащ, высоко под­ нятая гордая голова. Во всей осанке столько достоинства, уверен­ ности и спокойствия. Присутствующие невольно зараж ались этими качествами. Напряженные, полные драматизма события, когда молодой республике нужны были особо стойкие и преданные люди, верящие в идею, готовые к самопожертвованию. Бродский-Дуняк так был похож на тех легендарных героев революции, о которых мы знали по фильмам и книгам. П ораж али его высокая нравствен­ ность, порядочность и надежность. Мягкое обаяние актера, интел­ лигентность и корректность делали героя жизненно достоверным и привлекательным. С тех пор в моем сознании коммунист — это такой человек и другим я его не воспринимаю, потому что есть идеал, достойный подражания. Образ Бродского стал творческой удачей актера, об этом писала и пресса тех лет.

Через годы, когда многое увидено и многое забыто, когда более крупные события невозможно восстановить в памяти, я спрашиваю себя: почему так долго живет во мне тот образ, почему как тоска по далекому и прекрасному с отчетливой ясностью возникает вос­ поминание? Иногда мне кажется, что я нахожу ответ — в этом и есть сила искусства. Заключается она в таких воспоминаниях, ко­ торые сохраняет в себе человек. Сохраняет, как ощущение солнца, запаха реки, звучащей мелодии. А вслед за ними приходит осозна­ ние того состояния и чувства, которые им сопутствовали. И уже нельзя отмахнуться от пережитого, прочувствованного. Рождается желание удержать промелькнувший в сознании образ, сохранить зазвучавшую мелодию. Если раньше ты все это понимал, что же нынче происходит, почему понятное уходит от тебя?.. Начинается стремление обрести потерянное, стать самим собой. Это очень трудно прослеживаемый путь — влияние Искусства на формирова­ ние души человека.

Признаюсь, Александр Александрович, сам того не ведая, стал ваятелем моей души. Он выполнял роль человека, приходящего в мир мыслей издалека, где живут красивые и благородные люди, блистающие умом и эрудицией. Хотелось дотянуться до их уровня.

Его герои побуждали меня к духовной работе, звали к высоким целям. Понимала, до общения с ними я не доросла, но хотелось, чтобы мы были на равных.

Александр Александрович имеет моральное право быть духов­ ным наставником, учителем не только потому, что «театр — это кафедра», не только потому, что это талантливый и интеллекту­ альный актер. Жизнь его — глубокая и преданная любовь к своему делу, бесконечное стремление к самосовершенствованию, к духозному богатству, которое, как говорил Пабло Пикассо, копится «от неба, от земли, от кусочка бумаги, от паутины, от прошедшего мимо человека».

Стремление к культуре, образованию было заповедью его отца, железнодорожного мастера. Рано познав тяготы жизни, все ее премудрости, он хотел дать детям образование, вывести их в люди.

В то голодное время на железнодорожную станцию Б азарная Московско-Казанской железной дороги часто приезжали актеры «кормиться». Под их влиянием в школе, где учился маленький Саша Дуняк, возник любительский драматический кружок. Так начался путь будущего актера на сцену. Затем Саранск, куда переехала семья. Здесь он познакомился с профессиональным театром. Из всех запомнились труппы Лидии Семеновны Сомборской и Изабеллы Александровны Колонтар. На спектакли в м ас­ совку приглашали любителей. Их усердие возмещалось бесплат­ ным билетом на другие спектакли. Подросток не пропускал ни одного из них. Он уже тогда решил стать актером. «Театр с пер­ вого же посещения приковал к себе мое внимание. Многое в нс м казалось красивым, греющим глаз, приятным, радостным и вме­ сте с тем необычным и загадочным. Насладившись внешней э ф ­ фектностью спектакля, что сразу бросается в глаза и запечатле­ вается при первом посещении театра, мой мозг и сердце пленила другая, основная сторона спектакля: почему какие-то «размале­ ванные» фанерки, расставленные на сцене, через минуту после открытия занавеса начинают жить. Ж ить той жизнью, которая протекает на сцене и на некоторое время превращается как бы в действительность? Более же всего занимала мысль: как можно сде­ лать так, чтобы внимание всего зала было поглощено всецело про­ исходящим на сцене? Сидящие в зале смеялись, хмурились, улы ­ бались и еле сдерживали слезы в зависимости от происходящих событий на сцене. К ак может обыкновенный на первый взгляд че­ ловек — актер, перевоплотиться в тот или иной образ и заставить весь зрительный зал жить желаниями и стремлениями своего образа. Сотни людей различных специальностей и возрастов находятся в подчинении воли актера. И актер, казалось, легко, свободно подчиняет себе чувствительные центры зрителя» (из дневника А. А. Д уняка).

Стремление стать актером привело Сашу в Москву, в художе­ ственные мастерские к Мейерхольду. Однако учиться у талантли­ вого режиссера не довелось из-за болезни. Один из друзей пред­ ложил поехать в деревню учительствовать, и он согласился. Их направили в мордовское село Каласево. Так он стал учителем.

Приехали в село, где не только читать и писать, но и разговари­ вали по-русски плохо. Их встретили настороженно. Слово «учи­ тель» ко многому обязывало. Саша запомнил все — и терпеливое, упорное стремление людей к науке, и первые радости, и ощущение опасности, когда по вечерам юные учителя старались собираться вместе и идти серединой улицы. Шли трудные годы коллективи­ зации.

Если у человека есть цель и характер, то его волю не сломить.

Ощущение театра с его загадочностью, с мучающей тайной власти над человеком, жило в нем и рождало чувство тоски, желание делать что-то другое. Самостоятельная жизнь вы рабатывала в мо­ лодом человеке пытливое и внимательное отношение к людям и событиям. Позднее тонкие нити из настоящего будут уходить в прошлое, претворяясь в образы его героев. Так через много лет в спектакле «Гибель эскадры» А. Корнейчука он сыграет роль М а т­ роса. В этом молодом пареньке зрела неосознанная сила протеста, образ привлекал актера бунтарским духом, темпераментом. И одно­ временно Матрос не был для начинающего актера большой загад ­ кой. Таких людей он видел и наблюдал в жизни.

Нижегородский музыкально-театральный техникум, куда Алек­ сандр поехал поступать с другом, стал его школой. На первый взгляд строгий и суровый художественный руководитель класса актерского мастерства Николай Александрович Левкоев на самом деле был добрым и отзывчивым человеком. Каждый студент у него был на виду, он знал и понимал их всех вместе и по отдельности.

По всей стране разъехались ученики Н. А. Левкоева. Всю жизнь помнят они своего первого учителя в искусстве. И учитель внима­ телен к ним.

Вот такую телеграмму прислал он Александру Алек­ сандровичу в день 50-летия:

«Сердечно поздравляю дорогого питомца Сашу с большим днем жизни, творчества. Твои успехи — награда старому учителю, его гордость. Расти, создавай, радуй многие годы. Обнимаю. Народный артист РС Ф С Р Николай Левкоев».

Перед выпуском в училище появился небольшого роста человек, представился режиссером Русского театра из Чувашии. Он пред­ ложил Александру стать актером их театра.

Говорил откровенно:

— Город наш маленький, пятьдесят тысяч человек, провинци­ альный, и многого я вам не обещаю. Но мне хотелось бы с вами работать. Решайте.

Иван Андреевич Слободской сразу расположил к себе спокой­ ным тоном, доброжелательностью и умными, проницательными глазами. Александр решил принять предложение. Так в 1933 году он стал актером Русского театра, который входил тогда в состав Чувашского государственного академического драматического театра. Лишь в 1959 году произошло окончательное разделение чувашской и русской труппы и театр стал называться Республи­ канским русским драматическим.

Первые роли показали основные качества актера. И. А. Слобод­ ской дал ему такую характеристику: «Молодой, не по годам серь­ езный, не переоценивающий себя, честно работающий и приятный в процессе работы как для товарищей-актеров, так и для режис­ сера, что дает последнему шире развертывать его дарование и таким образом создавать законченные образы в пьесах, не разл и­ чимые по проработке и отделке от ролей, ведущихся опытными а к ­ терами». Так по отдельным штрихам опытный мастер Иван Андре­ евич Слободской угадал в новичке его основные качества. В дебю­ танте его поразила чистота отношения к театру, высокие критерии и в жизни, и на сцене, к которым тот стремился.

А. А. Дуняку повезло, ибо его творческая деятельность н ача­ лась под руководством людей талантливых, честных, принципиаль­ ных и в искусстве, и в быту, которые не терпели дилетантства и коммерции. Творчество для них было смыслом жизни, а высокие критерии шли от большой культуры, эрудиции, человеческой поря­ дочности. Это было очень важно, потому что ничего так не влияет на коллектив, как авторитет руководителя, как понимание, что гы находишься в кругу единомышленников, которые единственную свою задачу видят в служении людям. Достигнув большой творче­ ской высоты — став заслуженным артистом РС Ф СР, А. А. Д уняк вернет своим учителям сторицей то богатство, которым они бес­ корыстно одаривали его в пору становления. Он пишет: «Прямо с учебной скамьи театральной школы судьба даровала мне удачу.

Свела с двумя прекрасными мастерами русского театра — Иваном Андреевичем Слободским и Евгением Алексеевичем Токмако­ вым» *. Далее: «...в обыденной жизни И. А. Слободской был прост и доброжелателен ко всем, без различия степеней и званий.

На труд смотрел серьезно. С добрым почтением относился к акте­ рам пожилым и среднего поколения, очень внимательно и тепло — к молодежи. В работе с актерами, особенно с молодыми, часто проглядывала его педагогическая струнка. Большее впечатление в моей памяти он оставил как актер. И это естественно. Я общался с ним всего два года, причем большую часть времени как с акте­ ром. Целый ряд ролей пришлось увидеть в исполнении этого пре­ красного мастера сцены. Увиденное доставляло не только удоволь­ ствие и большую радость, но и послужило большим уроком в начале моего творческого пути на профессиональной сцене. Неко­ торые его роли и особенно отдельные эпизоды поселились в моей памяти навсегда» (из дневника А. А. Д уняка).

* Д ун як А. А. Мой уч и т ел ь.— Советская Чуваш ия, 1973, 14 февраля.

И. А. Слободского и Е. А. Токмакова отличало глубокое и пра­ вильное понимание того, что актера, как и зрителя, можно воспи­ тать только на хорошей драматургии.

...Роль Президента в спектакле «Коварство и Любовь» Ф. Ш ил­ лера стала для Дуняка первой большой величиной. Но работе над ролью сопутствовали парадоксальные обстоятельства. Она офици­ ально предназначалась для другого актера, намного солиднее его и весомее в театре. Актер тот болел и на репетициях не появился.

При распределении ролей режиссер решил отдать роль Президен­ та Дуняку. Он заранее предчувствовал реакцию двадцатидвухлет­ него актера, которому предлагают возрастную роль. Режиссерпостановщик М. И. Шелагин проявил немалую изобретательность, прежде чем объявил свое окончательное решение. Ж д ут начала репетиций. Вроде бы стало известно, что актер К. обещал явиться.

Подходит время, но его все нет. К акая досада! Что же делать?

Режиссер подходит к Александру:

— Вот тебе, Саша, роль. Походи, почитай. Выручи!

Роль прочитана.

— Д авай сведем.

Это значит, она должна быть прочитана вместе с исполните­ лями других ролей. Затем — следующий этап.

— Пожалуйста, походи.

Александр сделал и это.

— А знаешь, почему бы тебе и не сыграть?

Предложение вначале и всерьез-то принять было немыслимо, не только согласиться с ним.

А режиссер убеждал, советовал, просил:

— Ну что тебе мешает?

— Д а я по возрасту не подхожу!

Иван Андреевич Слободской репетировал роль Вурма. Большой мастер, он создавал образ такого значения, что у молодого актера появлялся безотчетный страх перед ним. Это на репетициях, когда роль была еще в работе, и каждый день актер привносил что-го новое и новое. Он старался освободиться от страха, почувствовать свободу, легкость. Вот здесь и проявилась та серьезность, о кото­ рой говорил И. А. Слободской.

Высокий профессионализм партнеров, пытливое и пристальное наблюдение за ними в процессе репетиций помогали осваивать свою профессию. Молодость мужает быстрее в соседстве с мудро­ стью. В таком единении приходило понимание, что «искусство —

Д ю м ануа и Д еннери «Д он Сезар де Базан:

Д он С езар — А. Д ун як наука бесконечная» (из дневника А. А. Д ун як а). В творчестве, в жизни на одном уровне не бывает. Скорее, это изломанная линия, которая то взмывает вверх, то стремительно летит вниз. Но важно как сам человек относится к происходящему, что считает главным для себя. Судьба всегда испытывает на верность призванию. Люди неустойчивые приходят в отчаяние от малейших неудач. Человек одержимый и преданный считает труд своим главным достоинст­ вом. Это очень важно понять в молодости, когда мечты и реаль­ ность имеют разные точки отсчета.

В 1936 году в театре появилась группа актеров из Ленинграда, принесших с собой свежий ветерок большого города, больших мыслей и устремлений. В 1937 году Русский драматический театр возглавил режиссер Евгений Алексеевич Токмаков, мхатовец, уче­ ник Станиславского, который прошел вместе с театром длинный путь, внес большой вклад в развитие театрального искусства в республике и оказал большое влияние на его становление. Прини­ мая руководство Русским театром в Чебоксарах, Токмаков поста­ вил задачу: «Взволновать умы и сердца артистов театра глубокой верой в тот метод актерской игры, который повел бы актера по пути умения опознавать всякую театральную фальшь и изгонять ее».

Он говорил: «Я стремлюсь зажечь в пруди каждого актера ж е л а ­ ние творить, чтобы каждый актер в минуту творчества был арти­ стом, чтобы каждый актер был вдохновенным трибуном».

Евгений Алексеевич стремился к истинной художественной правде, ансамблю, глубокому раскрытию внутреннего содержания драматического произведения, заложенного автором. И это ему удавалось. Он, воспитанник МХАТа, принес в наш театр большой опыт, культуру в работе с актерами.

Понимал индивидуальность каждого и умело использовал ее, возбуждал творческую ф анта­ зию, прививал вкус к отбору выразительных средств. Удивитель­ ными были такт и бережность его в обращении. Все его зам еча­ ния на репетициях делались корректно, в мягкой форме, не трав­ мируя актера, не умаляя его достоинств. Он тонко направлял твор­ ческие поиски театра в нужное русло. Его творческое горение и собранность дисциплинировали коллектив, и каждый втягивался в круг творчества, становился непременным сообщником создания спектакля. «Лично я, да и многие артисты, д аж е не занятые в спектаклях, любили бывать на репетициях Евгения Алексеевича.

Д л я молодого актера они были настоящей творческой мастер­ ской,— пишет Александр Александрович в своих воспоминаниях.— К ак о мастере, знатоке сцены, о Токмакове можно писать и гово­ рить много. Но очень много можно говорить и как о человеке, обладающем удивительной способностью видеть, любить и пони­ мать окружающих людей. Каждый видел в нем не только руково­ дителя, учителя, но и друга.

Ю...Тогда я понял, что театр в высоком понимании этого слова может быть не только в Москве или Ленинграде. Он может быть в любом городе, если у театра есть душа. Здесь родились как актеры мои товарищи — Марина Ефимовна Каширская, Л азарь Иоаннович Козоровицкий, Анна Яковлевна Григорова, Алексей Алексеевич Гусев. Это был Театр! Если судить по репертуару, то можно говорить о лице театра, о его направленности».

В репертуаре Русского театра довоенного времени была запад ­ ноевропейская и русская классика: К. Гольдони «Слуга двух гос­ под», «Хозяйка гостиницы»; А. Островский «Последняя жертва», «Без вины виноватые», «Правда хорошо, а счастье лучше», «На бойком месте»; А. Грибоедов «Горе от ума»; О. Б а л ь зак «Мачеха»;

лучшие пьесы современных драматургов А. Арбузова, К. Тренева, Б. Лавренева и других.

Судьба была благосклонна к молодому актеру. В спектаклях «Горе от ума» А. Грибоедова он играл Молчалина, «Разлом»

Б. Лавренева — Штубе, «Любовь Яровая» К. Тренева — матроса Швандю, «Хозяйка гостиницы» К. Гольдони — Фабрицио. Эти роли во многом отличные, иногда совершенно противоположные и по характеру, и по социальной сущности, и по темпераменту, но в драматургическом плане представляющие большой интерес для актера, давали возможность А. А. Д уняку постигать глубину челове­ ческого характера, его индивидуальность. Достаточно назвать роль матроса Шванди, ставшую в советском театральном искусстве своего рода классикой. Молодого актера привлекала в этой роли глубина характера, удивительная честность Шванди, его серьез­ ность в сочетании с юмором, убежденность в правоте своего дела.

С большим волнением Русский театр работал над пьесой А. Арбузова «Таня». Чистота отношений героев, их благородство, окрыленность большой мечтой делали спектакль на сцене театра волнующей исповедью о тайне жизни, чувств, о деликатности серд­ ца. В этом спектакле Александр Александрович играл Германа, главную роль. Она принесла актеру успех. Но ему, очень требо­ вательному к себе человеку, успех нужен был как подтверждение правильности своих поисков и необходимости своего труда для людей.

К 33-й годовщине Великого Октября Русский театр поставил спектакль «Разлом» по пьесе Б. Лавренева. Крейсер «Заря» по приказу Центробалта должен принять участие в штурме Зимнего Дво.рца. В основу пьесы автор положил подлинные события, происходившие на крейсере «Аврора».

Режиссеры Е. А. Токмаков и А. М. Мудров стремились прав­ диво и ярко отобразить исторические события, эпоху. Спектакль начинался прологом — под звуки «Варшавянки» открывался занавес. На палубе корабля застыли в четком строю матросы револю­ ции. Их мужественные лица полны решимости драться за револю­ цию до конца. И этому безудержному человеческому порыву про­ тивостоят на корабле контрреволюционеры и анархисты. Самой заметной фигурой является офицер Штубе. Человека, ненавидя­ щего революцию, в злой решимости своей не останавливающегося ни перед чем, вплоть до. убийства даже своих близких, человека, холодно мыслящего и холодно действующего — таким представил его перед зрителем А. А. Дуняк.

Страна набирала силы, поднимала экономику. Шел 1935 год.

На Западе уже появились тревожные вестники коричневой чумы.

Родина не только восстанавливала хозяйство, но и воспитывала нового человека, сильного духом, готового постоять за нее. Совет­ ский театр был на переднем плане созидания духовных ценностей народа. Нужны были идеалы, в которые бы верили, нужны были непререкаемые авторитеты, за которыми люди могли бы идти.

Русский театр правильно определил, что одной из таких ярких личностей является герой гражданской войны, легендарный начдив 25-ой дивизии Василий Иванович Чапаев. 26 марта 1935 года на сцене Русского театра состоялась премьера спектакля «Чапаев» по инсценировке А. Фурмановой. Спектакль поставил режиссер С. М. Крепуско. Театр стремился придать спектаклю героический дух. Роль Фурманова исполнял А. А. Дуняк. Герой в его исполне­ нии отличался мягкостью и душевностью, чувствовалось, что Чапаев и Фурманов — большие друзья. У них общее дело, одна солдатская судьба, одна идея. За внешними качествами открыва­ лась натура убежденного и талантливого пропагандиста ленин­ ских идей, человека большой культуры и глубоких, всесторонних знаний.

Интересна актерская судьба. Она позволяет в течение своей жизни несколько раз встречаться с одной и той же пьесой. Вот небольшой пример. С пьесой Л. Славина «Интервенция» Алек­ сандр Александрович встречался еще в начале своей творческой биографии. Тогда он играл роль французского лейтенанта Бенуа.

А через много лет уже Бродского.

...Когда в театре отмечался юбилей А. А. Дуняка — 50-летие со дня рождения и 30-летие творческой жизни, пришло много теле­ грамм. И каж д ая из них имела прямую связь с конкретным отрез­ ком его жизни. Одна поздравительная телеграмма пришла с Ук­ раины от директора школы М. Пасынка. «Человеку с большой В. Ш експир «К ороль Лир»

Кент — А. Д ун як буквы, товарищу дней моих суровых...» А тогда, в дни войны, они были молодыми, рядовыми солдатами, оставившими сцену, учи­ тельство, завод. Они воевали. Известие о войне застало Дуняка на гастролях в Алатыре. Труппа театра продолжала гастроли, а Александр Александрович вернулся в Чебоксары. Оставив чемодан в театре, сразу же явился в военкомат. А затем фронт. Военный путь начался в 24-ом отдельном зенитном батальоне радистом. Вско­ ре их перебросили на защиту Москвы. Их стрелковый 1313-й полк сраж ался на подступах к столице. Был ранен. После госпиталя попал в дивизион бронепоездов. Во время затишья Александр Александрович организовал среди солдат художественную само­ деятельность; нашлись и музыканты, и любители читать стихи, появился д аж е свой джаз-оркестр. Выступали на крышах поездов перед отправкой на фронт. Ставили и одноактные пьесы. Интере­ сен был материал, написанный по следам увиденного. Недостаток мастерства компенсировался искренностью и силой чувств. Так замполит Шаргородский написал пьесу «Есть» о партизанах, о вы­ полнении долга перед Родиной. А. А. Д уняк поставил ее. Солдатам она пришлась по душе. Уходящие на фронт любили смотреть эти концерты. В составе дивизиона Александр Александрович сра­ ж ался на Западном и Брянском фронтах.

Война стала испытанием не только для страны, но и для к а ж ­ дого человека в отдельности. И времени не суждено было стереть ни дорогие имена, ни обесцветить воспоминания. И по сей день он помнит радиста из Подмосковья Сашу Лукьянова, Мишу Пасынка с Украины, Ивана Кузьмича Дощатова из Калужской области, которого все любовно звали «Кузьмичом».

— В войну нервы у всех были обнажены,— вспоминает Алек­ сандр Александрович.

К ак дороги были для солдата весточки из родного города.

«Крепко целую и обнимаю Вас! Поздравляю с радостной, дол­ гожданной победой!!! Ж елаю скорейшего, счастливого возвраще­ ния к милой и дорогой вам вашей семье! Воскресла и у меня надежда скоро увидеть Вас в нашем театральном коллективе, где Вы наижеланнейший сотоварищ. Целую и крепко жму руку. Евге­ ний Токмаков».

Письмо это приятно обрадовало — дома его ждут. Сразу после войны он вернулся в Чебоксары. Каким дорогим показался ему город, ставший родным. Вроде бы ничего не изменилось, город от войны не пострадал. Но изменились люди, стали суровее, озабо­ ченнее. Печаль и горе рано старили. Его узнавали на улицах, не­ которые прятали улыбку — актер уже тогда был любим, для че­ боксарцев он был частицей их собственной судьбы, солдатом, вер­ нувшимся живым с войны! Глядя на него, люди вспоминали те счастливые минуты, которые актер дарил им со сцены, вспоминали своих близких, с которыми были вместе в те неповторимые мгно­ вения и которые безвозвратно ушли.

Возвращение в театр было праздником. Режиссер М. С. Б ур­ мистров начинал репетиции спектакля «Кому подчиняется время»

братьев Тур и Л. Шейнина.

Газета «Красная Чувашия» писала: «...общая идейная устрем­ ленность спектакля, его оформление и хорошая игра многих акте­ ров позволили постановщику и всему коллективу создать спек­ такль увлекательный и нужный советскому зрителю *.

— Спектакль был хорошо оформлен художником Борисом Ар­ хангельским,— вспоминает Александр Александрович.— На чер­ ном фоне задника кабинета гаулейтера Прибалтики Рогге выделя­ лись часы разных размеров, которые он коллекционировал. Стро­ гая мебель, добротная, прочная, как бы подавляющая своей тяжестью. Одетые в железные латы статуи немецких рыцарей.

В глубине кабинета — камин. Под звуки часов раздвигается за н а ­ вес. В центре сцены стоит в задумчивости Рогге. В ритм часо­ вому бою он начинает раскачиваться, затем медленно идет вглубь сцены,...вот облокотился,на камин, как бы обнимая часы, и вдруг оборачивается.

Вспоминая, Александр Александрович быстро поднимается со стула и воспроизводит эпизод с такой тщательностью, с такой убе­ дительной силой мастерства, что мне на миг становится жутко от взгляда колючих, глубоко спрятанных глаз, от всей его сильной, собранной фигуры, закованной в железные рамки самодисциплины и сосредоточенности — фигуры зловещей и поразительно впечатля­ ющей.

В образ Рогге Александр Александрович вложил не только от­ ношение к фашизму, присущее всему советскому народу, но и глу­ боко личное, продуманное в окопах, увиденное на освобожденной земле, где философия фашизма имела материальную оболочку.

Перед глазами стояли замученные и повешенные советские люди— дети, старики, женщины. Не забывались голодные, изможденные дети в Сухиничах, на которых без слез нельзя было смотреть. Сол­ даты отдавали им все свои запасы. Слишком свежа была боль утрат.

Ненависть к фашизму требовала художественного выражения.

На репетициях царила атмосфера взволнованности. Актеры истосковались по любимой работе. Они вернулись с фронта воз­ мужавшими, много пережившими, передумавшими.

В пьесе советские разведчики ведут полный опасности и риска поединок с гитлеровской разведкой. Рогге — «матерый волк», жестокий палач, хитрый и дальновидный политик.

Как зловеще звучал его финальный диалог с Мартыновым:

* Сутягин И. К ому подчиняется время.— К расная Чуваш ия, 1946, 30 марта.

Ф. Д остоевский «Униженные и оскор- Л. Ш ейнин «И гра б ез правил», бленные». К нязь Валковский— А. Д ун я к Полковник Л арцев — А. Д ун як — Когда в мире утихнут выстрелы, заколосится рожь на полях, весело зачирикают птички, вам предстоит взорваться и напомнить миру, что мира нет и не будет.

Актеру удалось показать сильного врага, который развенчан, повержен, фатально обречен. Поэтому весомее и значительнее становилась победа советских людей над таким неуловимым и фанатичным противником. Ведь д аж е тот, кому так доверял и на кого Рогге возлагал большие надежды, не сомневаясь в том, что он его единомышленник, на самом деле оказался советским р а з­ ведчиком капитаном Мартыновым.

Чебоксарцы восприняли спектакль как праздник, как послесло­ вие к победе. И зрители, и актеры были едины в своих чувствах.

Еще много раз в своем творчестве актер встретится с военной темой, темой судьбы человека на войне, патриотизма. И каж д ая новая работа будет данью погибшим товарищам, Родине, выстояв­ шей в смертельной схватке с врагом, советскому человеку, чье мужество и стойкость не знает сравнения; в ней будет четко прослеживаться желание актера воспитать молодежь на военно-пат­ риотических традициях старшего поколения.

Одна из таких встреч произошла в спектакле «Молодой чело­ век» по пьесе Г. Мдивани и А. Кирова (режиссер В. С. Фотиев).

Главным героем его был обыкновенный, на первый взгляд, человек Александр Горбачев, посланный партией в тыл немцев для подполь­ ной работы. События происходят на железнодорожном узле, где нем­ цы спешат восстановить депо. Партизанский отряд под командо­ ванием Сокола разрушает их планы. Услужливый Горбачев, стре­ мящийся завоевать доверие, немцев, и смелый, решительный Со­ кол — одно лицо. Его жизнь, полная опасности и риска, требует хладнокровия, быстрой реакции, мгновенной ориентации в сложной обстановке. Рецензенты подчеркивали мастерство актера доносить чувства и мысли, скрытые за текстом, умение скрывать свое под­ линное настроение, причем он нигде не переигрывал, поведение его героя в каждом случае было просто и естественно. Актер был всегда разный: и в общении с друзьями, и в кругу немцев, и в сцене клятвы над могилой матери, убитой фашистами.

В спектакле «Директор» по пьесе С. Алешина речь идет о военном времени, но события происходят на одном из танковых заводов. Сюда пришел приказ Сталина срочно разработать чер­ тежи и приступить к изготовлению комфортабельного легкого ав­ томобиля. Человека большой выдержки, уверенного в правиль­ ности политики нашей партии, на долю которого выпало исполне­ ние этого необычного приказа — директора завода, играл А. А. Д у ­ няк. И в минуты большого потрясения выдержка не покинула его героя — он узнает, что на фронте погибла жена.

Спектакль «Голос Америки» по пьесе Б. Лавренева — о реши­ мости человека до конца бороться с фашизмом, за мир и справед­ ливость на земле. Это был яркий, политически острый спектакль, поставленный Е. А. Токмаковым. Американский сенатор Уиллер приезжает на оккупированную американцами часть Германии и агитирует солдат готовиться к войне с русскими. Тех, кто не верит в возможность осуществления этой идеи, отправляют в Америку.

А тех, кто открыто выступает против, подвергает гонению комиссия по расследованию антиамериканской деятельности, не останавли­ ваясь ни перед угрозами, шантажом и убийством. В их числе ока­ зывается и капитан Кидд, награжденный за мужество и геройские подвиги двумя орденами — американским и советским орденом Красного Знамени. На допросе-ему предлагают отказаться от со­ ветского ордена. Капитан Кидд поступает по-иному. Он возвращ а­ ет американский орден, сказав: «Я приму его вновь только тогда, когда в Америке награду будут давать честные руки, и я смогу носить ее без стыда». Роль Кидда ^тряртн».ц. ^ р ^ ч ованпо ИСполнял актер А. А. Дуняк. Убедителен и г ряч бЦувШйРкФЛенах [|рзреспубликанская

2. Л. П. В д о вц ева. 17 А / A/i iez6 j- БИБЛИОТЕКА им. М m P k v n r r »

говора с сенатором Уиллером, когда еще наивно полагал, что смо­ ж ет переубедить его в ошибочности взглядов. Но постепенно его герой приходит к осознанию окончательного выбора, к разруше­ нию своих розовых иллюзий о безмятежности жизни. В нем созре­ вает решение вести дальнейшую борьбу за подлинную демократию своего народа, за мир на земле. Так на глазах у зрителей проис­ ходит перерождение типичного среднего американца в политиче­ ского борца за прогрессивные идеи.

Чуткостью зрителя, его заинтересованностью судьбой героя запоминался спектакль «Тяжкое обвинение» по пьесе Л. Шейнина.

Директор завода коммунист Логинов обвиняется в том, что в далекие годы гражданской войны он совершил предательство и скрылся. В спектакле, поставленном режиссером В. Занадворовым, в спорах рождалась истина. Театр, не навязывая своего решения, призывал зрителей самих подумать и разобраться в случившемся.

«Отношение к истине — своеобразный сложный камень для к а ж ­ дого из главных героев. Неоспоримое достоинство спектакля — то, что в нем происходит столкновение действительно интересных и крупных характеров,— отмечала газета «Советская Чувашия» *.— О Логинове в исполнении народного артиста Чувашской АССР А. Д уняка можно сказать, что он живет в крайнем напряжении всех душевных сил. Да, он мгновенно закипает и, не в силах сдер­ жаться, кричит... Попробуйте быть сдержанным в подобной ситуа­ ции. Он еще не может осознать, что его подозревают в самом страшном, и новый вопрос вызывает в нем такой взрыв возмуще­ ния, что мы ежимся: ну, сейчас разразится гром. И вдруг голос его падает до шепота. Это человеческое изнеможение больше, чем крик, выдает меру потрясения героя. Логинову напоминают о его поведении в тридцать седьмом году. Рискуя собой, он защищал тогда честных людей. Он растерян. Д а, так было, но зачем об этом говорят сейчас? Оказывается, это имеет значение. Надо видеть лицо Логинова в этот момент. На нем не осознание собственного достоинства и не благодарность (спасибо, мол, за поддержку).

Какая-то болезненная гримаса на мгновение исказила черты.

Знаете, как бывает, когда человеку кажется, что все против него.

Он ожесточается и ощетинивается при 'каждом слове. И выбивает его из седла в этот момент не несправедливость, а доброе, сочув­ ственное слово. Психологически это глубоко раскрыто артистом».

В детальном разборе сцены мы видим то самое ценное, что от­ личает творчество этого удивительного актера. Здесь и правда жизни, возведенная в высший художественный критерий, и тонкий психологический рисунок, подвластный его актерскому воображе­ нию и богатой палитре, и разнообразие выразительных средств.

* Д у р а со в а Т. Поиски истины,— Советская Чуваш ия, 1966, 30 октября.

А. Каплер «Грозовой год»

Максим Г ор ьк и й — А. Д уняк И даж е маленькая сцена убеждает нас, что «гвардия Токмакова»

через всю свою творческую жизнь высоко несла знамя реалисти­ ческого искусства, глубоко усвоив творческие принципы Станис­ лавского. И внутреннее, и внешнее действие актер всегда доводил до точности, ни в жестах, ни в движении, ни в приспособлении не позволял себе никакой приблизительности.

Это качество четко проявилось в работе актера над образами, вошедшими в историю страны и ставшими для нас дорогими.

В спектакле «Грозовой год» А. Каплера он исполнил роль М акси­ ма Горького. Важно было все: портретное сходство, походка и окающий волжский говорок.

Спектакль «Кремлевские куранты» Н. Погодина, поставленный театром в канун 40-й годовщины Великого Октября, представлял волнующее, эмоциональное зрелище.

Интересно была исполнена роль Ленина актером Г. А. Моревым. Значительное место отводи­ лось роли Ф. Э. Дзержинского, которую играл А. А. Дуняк, Это был кристально чистый человек, строгий и добрый одновременно, 2* 19 мужественный и решительный. Вторично с ролью Ф. Э. Д зерж ин­ ского актер встретился в спектакле «Именем революции» М. Ш ат­ рова.Запоминались скупость и точность жеста, немногословность, проницательный быстрый взгляд, выдержка и спокойствие. Актеру подвластен был масштаб личности, он оказался на уровне решения задач такого плана.

Большое место в творческой биографии А. А. Дуняка занимает классика.

Вот некоторые выдержки из рецензий: «В лице народного а р ­ тиста Чувашской АССР А. Дуняка театр нашел превосходного исполнителя роли Молокова. Образ этот сложен, ведь именно в нем воплощен в пьесе конфликт внутри самого общества дельцов и хапуг. Молоков одновременно и хищник, и жертва. Артист насы­ щает свою роль выпуклыми, интересными деталями. Этот грубый невежда, самодур в семье, дебошир на улице вдруг становится покладистым и д аж е добродушным, причем переходы из одного состояния в другое логичны и тонко играются» *.

Рецензенты считали роль Никиты в спектакле «Власть тьмы» по пьесе А. Толстого одной из самых удачных ролей в ре­ пертуаре актера в 60-е годы. Спектакль, поставленный режиссером В. Романовым и Н. Терещенко, оформленный художником В. Гунько, был богат характерами. Крестьянский парень Никита главным жизненным принципом считает деньги, свою собственную выгоду. «Вот он выходит на сцену, в меру нахмуренный, в меру нагловатый, словом, крестьянский парень себе на уме. Бросает упряжь, достает кисет... Идет суровый допрос — обманул он М а ­ рину или нет. Никита — Дуняк держится с великолепной непри­ нужденностью, размашисто крестится на образ: «Что ж, в самом деле, право, скандал. Нынче и правов таких нет, чтоб силом ж е ­ нить. Очень просто. Д а и побожился.я — знать не знаю»... Никита остается один, садится на лавку. Лицо у него омрачается, ему как "будто ж ал ь себя: подумать только, его хотели заставить сделать что-то в ущерб себе!

— Нужно мне очень жениться, и так не хуже женатого живу...

И как это меня как толкнул кто, как я на образ перекрестился.

Так сразу всю канитель и оборвал. Боязно, говорят, в неправде божиться. Все одна глупость! Ничего, одна речь. Очень просто!

Медленно тускнеет свет. Сгущается тьма над Никитой, над горницей, откуда только что вышли его отец и Петр, поверившие клятвопреступнику. Сумрачный, сидит он на лавке. Коготок увяз — всей птичке пропасть...»

Д уняк раскрывает Никиту с большой естественностью и проМ одзолевский Р., заслуж енны й артист УАССР. Н а золотом дне. Удмурт­ ская правда. 1967, 7 июня.

ртотой. В органическом слиянии с образом — главное достоинство

-его игры. Особенно удаются актеру эпизоды душевного перелома жизни Никиты. Д уняк легко, без нажима, не нарушая цельности характера, показывает, как человеческое берет верх над пороком, как естественно приходит Никита к финалу — к просветлению.

Эпизод пятого действия. В доме свадьба. Никита лежит во дворе один у кучи соломы. Доносятся пьяные крики гостей, шум гульбы.

Выходит распаренная Анисья, зовет мужа к гостям. И Никите не до гостей, он и пить-то даж е не может, потому что уже не залить вином того, что гложет душу. И щемит сердце от слов Никиты — Дуняка: «Распростал петлю, да прыгнул с перемета, и ищи меня,..

Какое ни будь горе, размыкал бы! А то вот оно где — в сердце оно, не вынешь никак» *.

Почувствовать природу простого деревенского парня, брожение его мыслей, чувств и поступков актеру помогали и внешние Bbipaзительные средства: парик на прямой пробор сразу придавал лицу простоватость, пробивающиеся борода и усы — приметы мужания, ^крестьянская рубашка в горошек и домотканые штаны.

| Спектакль «Обрыв» по роману И. Гончарова, поставленный Г. Моревым. «Заслуженный артист ЧАССР А. А. Дуняк правильно понял роль Райского и создал характерный тип своеобразного I«лишнего человека», самовлюбленного фразера, эстета и дилетан­ та в искусстве, не способного ни к какому делу, по меткой х а р а к ­ теристике М арка Волохова «просто неудачника в жизни». Вместе с тем А. Дуняк правильно подчеркивает в Райском и другие черты характера, как бы мимоходом подмеченные Гончаровым. Р а й ­ скому не чужды добрые намерения: он- думает отпустить на волю своих крестьян, не принимает морали губернского общества и даж е возвышается до его обличения,...с романтической страстью он го­ ворит о свободе — все это создает убедительный образ «умной ненужности» как называли людей типа Райского в ту пору» **.

Спектакль «Женитьба Белугина» по пьесе А. Островского. Р е ­ жиссер В. Трегубенко. «С подлинным блеском, в полную силу сво­ его дарования играют в этом спектакле ветераны Русского драмтеатра заслуженный артист РС Ф С Р А. Д уняк и заслуженная артистка Чувашской АССР А. Григорова, исполняющие роли роди­ телей жениха Белугина — Гаврилы Пантелеича и Настасьи П ет­ ровны. Чуть ли не каждый выход этой «благословенной пары»— крайне грубого, мужиковатого, не терпящего никаких возражении богатого купца — фабриканта, держащего всех и вся «в страхе божьем», и его жены — пухлой, суетливой, готовой вмешаться в любой разговор с кем угодно, но не смеющей без разрешения * Бианки В. Власть тьмы.— Советская Чуваш ия, 1956, 11 ноября.

Сутягин И. Обрыв.— Красная Чуваш ия, 1949, 26 февраля.

** мужа д аж е плакать от радости купчихи, вызывает аплодисменты и дружный хохот в зрительном зале. Однако образы эти ничуть не окарикатурены, опытные актеры не шаржируют, у них нет ни м а­ лейшего стремления «играть на публику». Скупыми, сугубо реали­ стическими средствами они сумели создать доходчивые образы «хозяев жизни» прошлого века. Игра А. Д уняка и А. Григоровой бесспорно намного обогащает спектакль» *.

«В роли отца Андрея, Гаврилы Пантелеича — заслуженный а р ­ тист РС Ф С Р А. Дуняк. Он создает убедительный, колоритный об­ раз старого купца — властного, прижимистого. У А. Дуняка, как и у А. Григоровой, точно рассчитаны жесты, речь. Вообще эта пара наиболее максимально использует богатые возможности, з а ­ ложенные в образах старших Белугиных» **.

Спектакль «Три сестры» по пьесе А. Чехова. «Честным, поря­ дочным человеком показан заслуженным артистом Чувашской АС СР А. А. Дуняком барон Тузенбах. В понимании Тузенбаха жизнь никогда не изменится, всегда останется такой же, полной тайн. Он полагает, что не надо искать смысла жизни, высоких целей. Можно быть счастливым и сейчас. Рассуждения Тузенбаха ведут к примирению со злом жизни. Он слаб и бездейственен, не способен заступиться за сестер***. В оценке игры А. А. Дуняка рецензенты сходятся в одном — в признании высокого профессио­ нализма актера, в умении создавать совершенно противоположные характеры. Позволяют они нам сделать и другой в ы в о д — актер прекрасно справлялся с одним из положений системы Станислав­ ского — играть так, как будто не знаешь о будущей жизни героя ничего, будто бы самому только-только все открывается, другими словами «зная, не знать».

Тонкие и убедительно мотивированные переходы от одного состояния к другому, сыгранные на высоком накале чувств, психологически подготовленные первые роли, в ко­ торых вначале и преобладала природная интуиция, фантазия, ода­ ренность молодого человека, со временем благодаря высокой тре­ бовательности переходили в иное качество — в умение мыслить в образе, тонко разграничивать «перспективу актера» и «перспекти­ ву действующего лица», и при этом переносить на сцену чужую судьбу не с холодным рассудком, а пропуская через свое сердце.

И еще талант, без которого нет искусства и нет художника.

...Переживать чужую жизнь на каждом спектакле, задыхаясь от счастья, как в «Дженни Герхард» по роману Т. Драйзера, или * Агаков JI. Р ад ост ь первой встречи.— Советская Ч уваш ия, 1970, 13 ок б** Хренов В. И старина, и современность — Тю менская правда, 197С ; июля.

*** Олевский А. Три сестры,— П риволж ская правда, 1954, 4 июня.

страдая от боли, как в спектакле «Тяжкое обвинение». Сколько лет прошло, а ведь помнится! Помнится актер, игравший краси­ вого и доброго человека Лестера Кейна. Помнится его юбилей, когда республика отмечала 50-летие любимого актера, ставшего гордостью города. В тот день после торжества играли спектакль «Дженни Герхард». Открылся занавес. Сцену заливает мягкий свет. В коляске с наброшенным на ноги клетчатым пледом сидит Лестер Кейн. Гордая, несколько откинутая назад голова, изысканные, аристократические руки, мягкие, добрые глаза и голос... такой таинственный. Большая любовь его перешагну­ ла через все условности общества, в любимой женщине он видел друга и необходимого человека, с которым всегда хотелось быть рядом. Счастье понимания, тайна, отгораживающая этих людей от всех остальных, возвышала их над миром. Дженни Герхард в ис­ полнении актрисы М. Е. Каширской была достойной спутницей Лестера Кейна.

В дни, когда проходил XXII съезд Коммунистической партии Советского Союза, в одном из своих выступлений в газете «Совет­ ская Чувашия», А. А. Д уняк писал: «Сыграть положительного героя, вестника светлых идей партии, мечтает каждый актер. Не казенного вещателя, провозглашающего общеизвестные истины, а живого, полнокровного человека с горячим сердцем и головой, рождающей горячую мысль, простыми человеческими словами выраженную. Такою ролью явилась для меня роль Петра Сели­ ванова» *.

Спектакль «Мой брат» рождался в творческом контакте с д р а ­ матургом И. Куприяновым. Пресса отмечала страстность и эмо­ циональность спектакля, поставленного режиссером В. Романовым.

«Мой брат»— это важный, и принципиальный разговор театра о долге, совести и моральном кодексе коммуниста. А. А. Д уняк ис­ полнял роль Петра, родного брата главного героя Егора Селива­ нова. Егор Селиванов, главный инженер одного из крупных заво­ дов, человек уважаемый и увлеченный на производстве, незаметно стал чувствовать себя хозяйчиком, которому все дозволено — вы­ проводить отца на пенсию, дабы присматривал за садом, жену с высшим образованием без ее согласия превратить в домашнюю хозяйку, воспитать барчука из собственного сына. С приездом полковника Петра в дом брата обстановка накаляется. Дом превращается в своеобразную арену для социальных споров о по­ ведении человека в обществе, об обязанностях коммуниста и его ответственности перед людьми и своей совестью, о неравнодушии к тем, кто живет рядом.

* Д ун як А. А. Коммунист, герой нашего времени,— Советская Чуваш ия, 1961, 11 ноября.

Роль Петра Селиванова в пьесе грешила некоторым схема­ тизмом, герой был прямолинеен. Но актер, преодолев недостатки, сумел создать образ мужественного, настойчивого человека, об л а­ дающего аналитическим умом, упорством, умеющего убеждать. За скупостью внешнего рисунка проступала сильная натура, не при­ знающая компромиссов, предпочитающая честность и открытость в (большом и малом. М оральная победа, одержанная Петром в фина­ ле над родным братом, была нравственной победой настоящего коммуниста над бюрократизмом и мещанством.

...Бывает так — сыграет актер удачно роль социального героя и сразу же становится жертвой своего успеха. Одна роль, другая, третья.... и все одинаковые, похожие. Но с А. А. Дуняком такого не (случилось. Роль социального героя в его исполнении каждый раз была новой, каждый раз это было исследование человеческого характера.

Образ патриота — коммуниста, пожалуй, занимает центральное место в его творчестве. Год 1952-й. На сцене театра появляется спектакль «Земной рай» по пьесе известного болгарского писателя, лауреата Димитровской премии О. Василева. На примере одной |болгарской семьи автор показывает как в условиях острой полити­ ческой борьбы у каждого человека должен быть свой выбор.

Здесь нет «земного рая», политика врывается в каждый дом, р а з­ рушает кровные связи, деля домочадцев на друзей и врагов. Как не силится глава семьи Витан Л азаров отгородиться от политиче­ ской борьбы, действительность разрушает его идиллические пред­ ставления. По одну сторону политического барьера встают пат­ риоты, борющиеся за свободу и независимость Родины — муж дочери Л азарова коммунист Сава Величков, прачка Славка, ее сын Бойко, студент-коммунист. Их противник — сын Л азарова Б о ­ рис, фашистский офицер, убийца Бойко.

В спектакле, поставленном Е. А. Токмаковым, с необыкновен­ ной силой прозвучала тема патриотизма, тема непримиримости честных людей планеты с фашизмом, физическим и духовным н а ­ силием. Успеху спектакля сопутствовало удачное актерское исполение ролей коммунистов. А. А. Дуняк играл роль Савы ВеличЕ ова. Он покорял своей простотой и сдержанной силой. Ясность зглядов, спокойная уверенность в правильности выбранного пути арактеризуют героя А. А. Дуняка. Его невозможно переубедить, A. Ш тейн «П ерсональное дело»

^Хлебников — А. Д ун як B. Ш аврин «Семья П лахова»

Сераф им — А. Д ун як склонить к компромиссам, навязать другой образ мыслей. Пока будет теплиться дыхание, пока будет биться сердце, этот человек пойдет своей дорогой до конца. Только смерть может что-либо изменить.

Год 1953-й. Свой тридцать второй сезон Русский театр откры­ вает спектаклем «Беспокойная должность» по пьесе А. Кож емя­ кина. Режиссер А. Мудров, художник В. Гунько. Герои спектак­ ля — газетчики. Этот спектакль рассказывал о партийной честно­ сти, принципиальности, о борьбе с бюрократизмом, мещанством, обывательщиной. Одним из главных героев был фельетонист Ершов. В исполнении А. А. Д уняка он представал перед зрителем нелюдимым человеком. Но это было только первое впечатление — герой Дуняка был раним и опасался праздного любопытства. Не за ж и л а еще рана от потери на фронте любимой девушки. З а не­ людимостью скрывалась душа чуткого, отзывчивого и вниматель­ ного человека, бережно и деликатно относящегося к людям, кото­ рым он симпатизирует. Но если дело касалось принципиальных вещей, Ершов умел сказать свое веское слово. «С уверенностью можно сказать, что образ Ершова, созданный артистом А. А. Дуняком, один из лучших положительных образов в нашем театре. Мы, пожалуй, впервые видим на сцене настоящего секретаря партий­ ной организации»,— отмечала газета «Советская Чувашия» *.

Год 1953-й. Спектакль «Персональное дело» по пьесе А. Штей­ на, поставленный режиссером Г. Моревым, заинтересовал зрите­ лей остротой поставленных проблем, вниманием к личности, силой правды. Старого коммуниста Хлебникова по наветам клеветника Полудина исключают из партии. Полудин сумел убедить многих коммунистов, что Хлебников потерял бдительность, нарушил госу­ дарственную тайну, следствием чего стало пособничество врагу.

Но судьба Хлебникова не оставляет равнодушной часть коммуни­ стов и беспартийных, людей с благородными сердцами, хорошо знающих его, верящих в него и не поддающихся клевете.

Образ Хлебникова, созданный А. А.

Дуняком, отличался неко­ торой внешней грубоватостью, резкостью в суждениях, максима­ лизмом по отношению к себе и к людям. И вместе с тем актеру удалось приоткрыть и второй план этой натуры. Здесь зритель видел человека, жизнь которого была насыщена подлинным д р а ­ матизмом, который многое на своем веку видел и пережил, не ко­ леблясь, принимал серьезные решения, умел отвечать за свои дей­ ствия. Внешне сдержанно и с большим достоинством, но внутрен­ не эмоционально и на большом накале чувств исполнял А. А. Д у ­ няк сцену исключения из партии.

Стараясь спрятать боль и унять дрожь в голосе, Хлебников говорил:

* Э схель А. Беспокойная дол ж н ость.— Советская Чуваш ия, 1953, 1 ноябряСегодня на собрании... обманули многих. Но партию обма­ нуть нельзя. Нельзя!

Через несправедливость, через личную обиду нести уверенность в незыблемость идеи — такое под силу только очень стойкому, пре­ данному партии человеку. Поэтому в скупую строчку «это настоя­ щий коммунист» рецензент вложил настолько емкое понятие, которое не нуждалось в расшифровке.

В спектакле «Большое волнение» по пьесе И. Дворецкого, поставленного режиссером В. Романовым в 1962 году, присутство­ вало желание познакомить зрителей с развитием коммунистиче­ ских отношений между людьми. Героями спектакля стали рыбаки с северного Байкала. Иван Суходоев А. Дуняка не обладал боль­ шой культурой, порой резок, однолинеен в обращении с людьми.

Но в нем была большая мужицкая правда, упорное стремление сделать жизнь лучше, светлее, радостнее для тех, с кем он живет сегодня бок о бок и кого ненароком обижает своей неотесанностью.

Спектакль «Верность» по пьесе лауреата Ленинской премии Н. Погодина вызвал много споров, раздумий, размышлений. Евге­ ния Крутоярова А. А. Дуняк наделил мягкостью и обаянием, зри ­ тель ему по-человечески сочувствовал и проявлял большую заин­ тересованность в его дальнейшей судьбе.

Интересен в творчестве актера разный ракурс современного социального героя. Вот его Шебалин из спектакля «Вопросов боль­ ше нет» по пьесе Г. Волгина. Режиссер Г. Волчков заострил вни­ мание на личности руководителя. Шебалин принадлежит к числу людей, крепко усвоивших старые методы руководства. Он не ч уж ­ дается нового, но инерция мышления, суждений и представлений о людях и методах работы крепко удерживает его в проторенной колее. Шебалин слишком долго жил, не рассуждая, а слепо веря в правильность чужих приказов и распоряжений. И конфликт его, глубоко внутренний, мучительный вдруг прорывается показной удалью, тоской, раздражением...

Яркие впечатления остались от игры А. А. Дуняка в роли гл ав­ ного героя спектакля «Комиссар милиции» по пьесе А. Данилова (режиссер В. Романов). Суть Дорогова, комиссара милиции, точно обозначена одной фразой: «Давно отгремела война, позади фронт, а он по-прежнему воюет — за правду, за справедливость, за Ч ел о­ века» *. Дорогов Д уняка человек неспокойной судьбы. Он дейст­ вительно воюет. Ему необходимо помочь Беркутову вернуться к честному труду, в мир его девятнадцатилетних сверстников. Но в борьбе за человека, пусть и провинившимся перед обществом,— это как бы вторая линия обороны, ему предстоит и выход на пере­ довую позицию. И здесь требуются не только его доброта, мягКириллов Ю. Б ороться за человека.— Советская Ч уваш ия, 1968, 3 января.

А. Д ан илов «К омиссар милиции»

Комиссар Д ор огов — А. Д ун як кость, терпение. Здесь, на передовой, необходима вся его убежден­ ность и вера в правильность нашей жизни, в то лучшее, что созда­ но нашим обществом за годы Советской власти, в те духовные силы, которые присущи нашему народу и помогают ему преодоле­ вать трудности и созидать духовные ценности. Начальник уголов­ ного розыска подполковник Стриганов хочет поскорее развязаться с «делом Беркутова» с тем, чтобы за полугодие не было нераскры­ тых тяжких преступлений. Он сам себя убедил в первую очередь в виновности Беркутова. Равнодушие к чужой судьбе определяет его позицию отчаянного карьериста, живущего в мире со своей совестью. Здесь нет никакого компромисса, человек живет согласно своей морали. Опасность такой позиции чутко улавливает Дорогов.

Вот почему борьба со Стригановым для него принципиальна, как и принципиальна для всех нас его победа.

Идет время, меняется человек. И актер должен улавливать эти движения человеческой души, знать и понимать мир своего совре­ менника.

Растет масштаб и уровень жизни. Поступь времени имеет свои ритмы. Изменился и социальный герой А. А. Дуняка. Оторванный от беспрерывных звонков, заседаний, экстренных дел шагнул пря­ мо к нам на сцену начальник крупной стройки в Сибири, геройспектакля «Мария» по пьесе А. Салынского. Кажется, ветер зад и ­ рает полу его плаща — так торопится Добротин всюду успеть, у него масса нерешенных вопросов, так велика и могуча Сибирь с ее свежим ветром, нетронутыми лесами и своенравными реками.

И прав он, что индустриальной Сибири просто необходима ж е л е з­ ная дорога. Герой А. А. Дуняка не суетлив, он до предела напол­ нен делами жизни. Это ритм делового человека. Он передает н а ­ ступательный характер, в том числе и на природу — завоевать, от­ воевать, покорить. Провода высоковольтной линии через сцену убе­ гают в зрительный зал... кажется, дальше, еще дальше. Так велики масштабы стройки, так стремительны наши дела. Но поче­ му же секретарь райкома партии Мария Одинцова наперекор быстрым темпам современной жизни, наперекор здравой логике, вдруг взбегает на скалу, рискуя жизнью, чтобы остановить в а р ­ варское разрушение природы, остановить взрыв. В чем смысл ее отчаянного поступка?

Герой А. А. Дуняка не карьерист, не чинуша, а хороший круп­ ный специалист, человек прогрессивных идей. Время изменило социальные функции личности, произошла интеграция его общест­ венных интересов. В упорстве Добротина, в его настойчивой логике уже есть неоспоримые приметы ретроградства. Его трево­ ж ат более крупные мысли — думать не о завтрашнем дне, а о веч­ ности жизни, ибо все, что не делает на земле человек — защищает ли добро, восстанавливает ли справедливость, помогает в беде това­ рищу, саж ает ли деревья, летает в космос—это все для жизни.

Русский театр в разное время обращается к чувашской д р а м а ­ тургии. В его творческой биографии это особая страница, раскры­ вающая процесс взаимообмена и взаимообогащения двух культур.

В 1959 году на его сцене чувашским режиссером К. Ивановым был поставлен спектакль «Из дремучего леса» по драме В. Рж анова «Энтип». Это объемное произведение, знакомящее зрителей с судьбой чувашских крестьян. Действие спектакля охватывало большой период — от Великой Октябрьской социалистической ре­ волюции до начала Великой Отечественной войны. А. А. Д уняк создал образ хитро замаскированного врага Советской власти Ш арашкина: то он душой болеет за колхоз, полностью осознает и поддерживает политику партии и правительства в аграрном вопро­ се, то тут же мы убеждаемся в его желании свести до минимума результаты этих усилий; видим как он в разговоре с крестьянином Энтипом, главным героем драмы, мгновенно сбрасывает маску и предстает перед нами как яростный враг советской действитель­ ности, ничего не пожалеющий, чтобы только повернуть историю вспять.

В начале марта 1968 года театр обратился к трагедии народ­ ного писателя Чувашии Якова Ухсая «Тудимир». На сцене театра ожило далекое прошлое чувашского народа. События пьесы отно­ сились к XVIII веку, когда чуваши, переселившись на башкирскую землю, приняли участие в крестьянской войне под предводитель­ ством Емельяна Пугачева. В основу трагедии были положены на­ родное предание и песни о соратнике Салавата Ю лаева Тудимире.

Я. Ухсай с подлинным талантом и мастерством разработал в тр а ­ гедии образ Азамата, отца возлюбленной Тудимира. Тонкая психо­ логическая обрисовка чрезвычайно важного и сложного характера требует от исполнителя не только богатой актерской палитры, но и универсальной отточенности в создании многогранного психоло­ гического портрета, глубокого знания национального характера, высокой актерской техники.

А. А. Д уняк в роли Азамата продемонстрировал такое высокое мастерство, которое позволяет его ныне считать лучшим исполни­ телем роли Азамата. Роль эта сыграна им блестяще!

В работе над ролью национального героя актеру помогли наблюдения, накопленные годами. В поисках внешней характер­ ности он придавал большое значение пластике, ритмическому построению речи, интонационной разбивке каждой фразы. Внешне он выглядел так просто и естественно, как выглядел в жизни чу­ вашский крестьянин того времени.

Странно, откуда все пришло:

сутуловатость, чуть вдавленная в плечи голова, резкие жесты, колючий, острый взгляд, походка вкрадчивая, мягкая, не произво­ дящ ая лишнего шума. К а к будто бы и не было в его творческой биографии ни аристократов с их горделивой осанкой, ни людей степенных, с чувством собственного достоинства.

А зам ат в исполнении актера — хищник, сколачивающий свое состояние. Он многолик: немного простоват в доме воеводы, когда всей душой «болеет за общее дело». Брезглив и деспотичен в доме, где он хозяин. Угодлив при встрече с солдатами. Портретная характеристика героя очень богата. Но сама по себе она ничего не значила бы без точной логики поступков, которую так мастер­ ски раскрывает актер. Азамат вроде бы ничего такого и не делает.

Принуждает дочь выйти замуж? Но разве это преступление? Бог не послал ему сына, на дочь и земли не дают, а хозяйство-то не ахти какое. Поправить его в самый раз: ведь все так делают. Но давайте проследим действия Азамата дальше.

Н арод бунтует. И Азамат тут как тут. Он тоже врывается в дом воеводы. Может, у него есть свои счеты с власть имущими?

Злы м огнем горят глаза Азамата. Н о в них не гнев, а алчность.

Руки похожи на клешни, которые запребают все, даж е воздух. Вот он хватает золотой черпак, а затем находит сокровище побогаче — шкатулку с алмазами. Теперь он богач. С этого дня начинается иная жизнь Азамата. Все средства направлены к одной цели — сохранить богатства любой ценой. И он не брезгует ничем. Страх лишиться заветной шкатулки толкает его на убийство Чемея и своей жены Курак. Он становится предателем дочери и своего н а ­ рода. А. А. Дуняк не утрирует и не смягчает поступков своего ге­ роя. Ни в одной из мизансцен не чувствуешь фальши. Его герой органичен в среде, естественен в поступках и чувствах.

Надо отдать должное русским актерам в приобщении своего зрителя к национальному искусству, воспитании любви к родному краю. Здесь интересен и путь, по которому идут они в создании национального характера. Почти все актеры «гвардии Токмакова»

предпочитали яркую характерность, что сразу же делало их до­ стоверными и правдивыми, убедительными на сцене, а затем уж е в меру своего таланта каждый создавал образ той или иной силы и значения.

...Как становятся мастером, почему можно любить или не лю ­ бить актера, но независимо от этого испытывать необходимость духовного контакта с ним? Наверное, потому, что ожидание встре­ чи с ним — всегда неизвестность, тайна, которая тревожит и будит воображение — ты чего-то не знаешь, а он знает, умеет, может.

И тогда в зрителе пробуждается тяга к постижению истины. А как говорил Дидро: «Истина, добро и прекрасное очень близки друг к другу». Добро и прекрасное — конечная цель искусства.

Что же отличает школу мастеров, школу «гвардии Токмакова», к которой относятся такие актеры, как актриса Анна Васильевна Дворкина, заслуженные артисты РС Ф С Р Иван Федорович Пустовойтов, Марина Ефимовна Каширская, Алексей Алексеевич Гусев, народная артистка ЧАССР Анна Яковлевна Григорова, заслуж ен­ ный артист ЧАССР Л аза р ь Иоаннович Козоровицкий и заслуж ен­ ный артист РС Ф С Р Александр Александрович Дуняк? Основные качества — это «правда жизни человеческого духа», глубокое зн а ­ ние человеческой психологии, богатый жизненный опыт, ответст­ венное отношение к спектаклю, осмысление личности актера не как исполнителя, а как творца, подлинного созидателя спектакля, обширнейшие запасы чувственной памяти. Но есть еще одно отли­ чительное качество, о котором, опираясь на роли Дуняка, сыгран­ ные в классике, хотелось бы особо сказать.

Один из рецензентов, посмотревший спектакли нашего Русско­ го драматического театра на гастролях, причислил А. А. Дуняка к характерным актерам. Но с этим вряд ли можно согласиться.

В любой роли актер придает большое значение характерности. Н е в том смысле, когда меняют только парик или форму носа, а как «неповторимому способу выражения личности». Характерность внешняя помогает актеру воссоздать характерность внутреннюю.

Иногда на конференциях приходится слышать пренебрежительные замечания о том, что характерность ныне не в моде, что это никого уже не интересует и считается чуть ли не плохим тоном в театре.

Но мода на все скоротечное приходит и уходит. Непреходящим остается интерес к человеку, к его духовному миру.

Каждый образ актера отличался предельной естественностью.

А. А. Д уняк всегда пораж ал органичностью на сцене. Московский писатель Петр Градов отмечал это качество Дуняка: «Об артисте А.

Дуняке я хотел бы сказать словами, невольно подслушанными мной в толпе зрителей, выходящих из театра после спектакля:

«Вот артист! К ак будто ничего и не играет, просто ходит по сцене, говорит... А веришь каждому слову, каждому жесту». Я только могу присоединить свой голос к мнению этой зрительницы» *.

Каким же образом достигается естественность и непринужден­ ность на сцене? Трудом, только трудом и еще бессонными ночами, когда в тишине особо хорошо думается и ничто не мешает остать­ ся наедине со своим предполагаемым двойником, жить его мысля­ ми, надеждами, стремлениями... Александр Александрович не лю ­ бит поспешных результатов и не терпит суеты. Работа над ролью, пусть даж е и не всегда удачно складывающаяся, должна прино­ сить в итоге удовлетворение. Ажтер не имеет права выходить на сцену, если не понимает роль, не проник в суть образа. Отсюда и поверхностность, и элементарное незнание текста, и неловкость на сцене.

Мастер, мастерство... Остается удивляться, как, сыграв столько ролей, иногда во многом схожих по драматургическому материалу, актеру все же удавалось всегда быть разным, непохожим, ни в чем и никогда не повторять найденное, а постоянно искать нечто новое, незнакомое. Ныне в театре у многих молодых актеров есть одна болезнь — играть совершенно разные роли в драматургиче­ ском плане, но из спектакля в спектакль переносить идентичный тип. Вот почему и говорят, что искусство мастероз — это подлин­ ная школа воспитания молодых актеров, то ценное духовное бо­ гатство, которое должно бы переродиться в традицию актерского мастерства.

«Гвардия Токмакова» представляет собой яркий этап в жизни Русского театра с высокой школой актерской игры, с высокими нравственными и духовными идеалами, с четкой гражданской по­ зицией, с последовательным и неуклонным стремлением воспитать у своего зрителя необходимость общения с театром, музыкой, поэ­ зией. Александр Александрович Дуняк, Иван Федорович ПустоГрадов П. Отступление Егора Селиванова.— Театральная ж изнь, 1962, № 4.

войтов, Марина Ефимовна Каширская, Анна Яковлевна Григорова — это люди, которые для нас, чебоксарцев, так много значат, с которыми так много связано воспоминаний, так много прожито, начиная от первого детского любопытства и удивления до пости­ жения смысла жизни, сути своего человеческого «я».

Вместе с ним, небольшим театром в нашем маленьком городке, мы росли, мечтали о хороших делах, любили и верили. Каждый кем-то стал. Кто-то уехал из нашего города, сменил прописку. Но всегда с нами, как воспоминание о детстве, о Волге, о первой любви и первых учителях наши первые актеры, первые наставники в искусстве. Уже позднее каждый из нас самостоятельно набирал свою высоту. Но им мы обязаны тем, что не остались равнодуш­ ными к Театру, к Искусству. Так прими же нашу благодарность и любовь нашу, Русский театр! Низкий поклон Вам, актер Алек­ сандр Дуняк!

3. Л. П. В д о вц ева. ДЛЯ ТЕАТРА РОЖДЕННЫЙ

По размытой дождями проселочной дороге, застревая в лужах, отчаянно скользя, понуро и устало бредет деревенская лошадь.

Она тащит телегу с нехитрым бутафорским скарбом. А рядом идут люди. Им надо успеть в соседнюю деревню. Сегодня вечером они, актеры Чувашского академического театра, дают там спек­ такль. Люди разговаривают по-чувашски, иногда с хитрецой по­ глядывая на высокого голубоглазого паренька. Он прислушива­ ется к их речи, когда смех становится заразительным, отвечает им улыбкой. Смысл разговора паренек улавливает по интонации, ми­ мике и жестам говорящих. Но тонкости ему непонятны. Он рус­ ский. Иногда кто-либо переведет пару фраз, а об остальном — догадывайся.

— Учись, Виттяй,— говорили одни.

— А зачем ему. Он ведь русский. Д а и не актер,— говорили другие.

Виктор был среди них новичком. После окончания Чебоксар­ ского музыкального училища им. Ф. Павлова его направили в Ч у­ вашский театр музыкантом. Кроме виолончели он умел играть на фортепиано, баяне, гитаре. К тому же имел склонности сочинять музыку.

В театр его зачислили 30 апреля 1941 года. Это было целое событие. Ему не портила настроение трудная, утомительная доро­ га, неудобства кочевой жизни — ведь театр гастролировал портоянно по селам и деревням республики. А уж какие клубы были в ту пору— маленькие залы, неудобные сцены да и керосиновые л а м ­ пы... Но юноше все было интересно: как на его глазах рождается спектакль, как гримируются актеры, как оживает сцена и замира­ ет зал, как люди, с которыми только что разговаривал о разных пустяках, вдруг становятся неузнаваемыми. Его радовал густо на­ полненный зрительный зал, где были все от мала до велика, где плакали и смеялись, сочувствовали и презирали, любили и нена­ видели. Некоторые из актеров удивлялись — зачем ему, музыканту, т акая дотошность. Не актер ведь. Но в том-то и дело, что в душе от рождения был он актером. В первый раз увидел мальчик в своем селе Акулеве артистов Чувашского театра. Это осталось в памяти. Забылось название пьесы, содержание, но то, как плясал та м Ефим Никитин — запомнилось. В двенадцать лет мальчишка1 убежал в Чебоксары. В то время дети-беглецы были не в редкость.

Когда исполнилось ему четырнадцать, пришел в Чебоксарское театральное училище сдавать экзамены. Актеры здесь готовились Для Чувашского театра, а он языка не знал.

Преподаватель Лев Эрнестович Остен-Сакен проверил слух и ритм, попросил показать руки, а затем сказал:

— Вот тебе записка, отнеси в дирекцию музыкального учи­ лища.

Музыкальное училище находилось в этом ж е помещении. А в ваписке было написано: «слух и ритм очень хор.».

К великому огорчению паренек не увидел своей фамилии среди принятых в театральное училище. Подошли знакомые ребята и сказали, что он зачислен в музыкальное училище (без экзаменов).

Огорчение сменилось радостью. Учиться хотелось. Радость позна­ ния заслоняла неудобства в быту.

I.....В ночь с 21 на 22 июня 1941 года труппа была в Сундыре, там и застало актеров известие о начале войны. Срочно перебро­ сили в ближайший призывной пункт — в Ядрин. Вместе с военно­ обязанными старших актеров увезли в Чебоксары. Но гастроли надо было продолжать. Стали искать одноактные пьесы, а Вик­ тору поручили подготовить концерт. Позднее молодой музыкант стал выручать труппу — кто заболеет из актеров, играющих м а­ ленькие роли, дадут ему. Слова он учил, добивался правильной интонации, спрашивал у старших товарищей. Видя его старание, ему с удовольствием стали помогать Ольга Ивановна Ырзем, Елена Васильевна Шорникова, писатель Иван Иванович И л л а ­ рионов (Мучи). Вначале получалось смешно, молодые актеры смеялись над ним, но он не стеснялся. Спрашивал и повторял без конца, пока не получалось хорошо. Видя интерес к языку, Иван Мучи стал с ним заниматься. Он объяснял значение каждого сло­ ва, его правильное звучание, подыскивал синонимы. Ему нрави­ лась серьезность Виктора и его быстрое усвоение языка. К 1943 году начинающий актер сыграл ролей пять и из музыкантов его перевели в актеры вспомогательного состава.

В этом же году его направили в чувашскую студию, которая обучалась в Государственном институте театрального искусства им. А. В. Луначарского под руководством ученика К. С. Станиш давского Михаила Михайловича Тарханова. Сомневались в Моск­ ве, сможет ли этот русский паренек учиться в студии, в совершен­ стве овладеть чужим языком. Нашелся преподаватель-чуваш Дмитрий Данилович Данилов, который взял на себя ответствен­ 3* 35 ность. В Чебоксарах он видел Виктора в спектаклях и поверил, что из него выйдет артист и юноше удастся преодолеть языковый барьер. Дмитрий Данилович много сделал для всех студентов-чувашей. Казалось, он только для того и жил на земле, чтобы забо­ титься о людях и делать им добро. Однажды в праздники Виктор остался без карточек и без продуктов — украли. Д ва дня продер­ ж ал ся общим бодрым настроением. На третий день почувствовал себя плохо. Вынужден был вернуться с занятий — в ушах стоял звон, перед глазами расползались темные круги. На другой день не мог встать с постели. После обеда приехал Дмитрий Д анило­ вич. Несмотря на то, что у самого две маленькие дочери, оставил двести граммов хлеба. Потом в группе все складывались и к а ж ­ дый день кто-то из ребят выделял товарищу свою часть пайка.

Так не раз выручали попавших в беду.

В институте чувашская группа была самая скромная и трудо­ любивая. Время было военное. Нередко после занятий шли на завод «Красная пресня» и ночами точили мины. Всей группой ездили разгружать вагоны с дровами. Но никто не жаловался. Все понимали, что так надо. Были жизнерадостны и любили трудиться.

Получать стипендию имени В. И. Качалова в институте было боль­ шой честью, она присуждалась только одному студенту из всего института. Один семестр и Виктор Родионов добился этой чести.

Первую стипендию вручил сам В. И. Качалов.

Знание языка давалось нелегко. Словарный запас расширялся, года через два он мог довольно бегло разговаривать. Но трудность была другого порядка — как механические знания перевести в об­ ласть эмоционально-чувственного восприятия, как передать мело­ дику языка, красоту и сочность звучания. Помог случай. Однажды преподаватель французского языка Вера Феликсовна Плятт опоз­ д а л а на урок. Заш л а в аудиторию взволнованная. Причину волне­ ния тут же высказала. Оказалось, что идя на урок, она встрети­ лась с Дмитрием Даниловичем, который на лестнице разговаривал с каким-то военным (это был вернувшийся с фронта поэт Петр Петрович Хузангай). Оба были прекрасными знатоками чуваш­ ского литературного языка, любили его до самозабвения. И с­ тосковавшиеся по родной речи, они с упоением говорили и не могли наговориться. В их устах чувашская речь звучала по-особому красиво. И преподаватель заметила это.

С горечью и обидой она высказывала своим студентам:

— Вы относитесь к своему родному языку, как варвары. О к а­ зывается, он может звучать не хуже французского. Почему вы так не умеете говорить, как говорит Дмитрий Данилович и этот воен­ ный? Какое безобразие!

И вот тогда у будущего актера появилась мечта научиться го­ ворить так, чтобы чувашский язык доставлял окружающим удо­ вольствие. Позднее работа над дикцией, постоянное обогащение языка станут для него ежедневным и обязательным занятием. Не удивительно, что именно его пригласили потом на Чувашское радио в качестве диктора, по совместительству с основной д ол ж ­ ностью он проработал там одиннадцать лет. Голос приятного тембра, густой и звучный, красивой окраски стал украшением эфира. Д л я актера это было хорошей школой для шлифовки своих профессиональных данных. Диктор Чувашского радио Раиса Алек­ сандровна Румянцева, ведущая передачи на русском языке, стала его добрым и хорошим наставником.

...Когда сокурсники-гитисовцы узнали о том, что Чувашская студия приступает к работе над пьесой А. Грибоедова «Горе от ума», они засомневались.

— Это будет горе уму!— иронизировали они.

Но Тарханов так решил и считал, что за три года успеют под­ готовить дипломный спектакль. Роли были распределены. Виктору Родионову достался Чацкий. Фамусова должен был играть Борис Марков, его дочь Софью Павловну — Галина Мадеева, Лизу, слу­ жанку, Александра Лукьянова, Молчалина — Вениамин Алфер, Наталью Дмитриевну — Таисия Ерусланова, князя Тугоуховског о — Петр Иванов, его дочерей — Зоя Ярдыкова, Вера Кузьмина, Хлестову — Мария Бикулова, Репетилова — Николай Степанов, господина Д. — Петр Ванюшин, камердинера — Николай Теренть­ ев. Пьесу перевел на чувашский язык Петр Петрович Хузангай.

Тарханов сидел на репетиции в кресле калачиком, подогнув ноги под себя. Д ел ал замечания, но терпел все, что показывали сту­ денты.

Когда роль Чацкого вчерне была готова, вдруг однажды на репетиции Михаил Михайлович сказал:

— Слушай, Виктор, свою роль отдай Саше, а ты, Саша, свою роль отдай Виктору.

Саша Новиков играл Скалозуба.

Подумав, Тарханов обосновал свое решение:

— Мне лирик Чацкий не нужен. Мне он нужен темперамент­ ным, волевым.

«Отвергнутый Чацкий» сумел подавить обиду и с увлечением принялся за новую роль. Работа над Скалозубом продвигалась легко, без усилий. На репетициях они спорили с Тархановым, как бы убеждая друг друга, каким должен быть Скалозуб. И ре­ шили, что молодым, почти ровесником Чацкого.

Студийцев гримировали мхатовские гримеры.

А когда на спек­ такль принесли эполеты и серебряный пояс Скалозуба, Тарханов сказал:

— Вот учти. В этом поясе и эполетах играл Станиславский.

От сознания, что к этим вещам прикасался великий Станислав­ ский, что во всем этом он выходил на сцену, охватывало волне­ ние.

... Дипломный спектакль прошел на «ура». Очень тепло он был принят и на родине, в Чувашии. Д о сих пор, как самая дорогая реликвия, в архиве артиста хранятся две программы—одна— Глав­ ного управления учебных заведений Комитета по делам искусств при Совете Министров СССР и Государственного института теат­ рального искусства им. А. В. Луначарского (Москва— 1947, Втор­ ник, 29 апреля. Выпускной- спектакль Чувашской студии.

А. С. Грибоедов. «Горе от ума». Комедия в 4 действиях, в стихах.

Художественный руководитель студии, народный артист СССР, лауреат Государственной премии, доктор искусствоведения, про­ фессор М. М. Тарханов), другая — Управления по делам искусств при Совете Министров Чувашской АС СР и Чувашского государ­ ственного академического театра.

На ней сделана приписка:

«Тов. Родионову В. И. Уважаемый Виктор Иосифович! П оздрав­ ляем Вас с премьерой, с первым выходом на сцену Чувашского государственного академического театра и желаем Вам в Вашей сценической деятельности больших творческих успехов.

Директор театра Художественный руководитель 27/VIII-47 года».

В статье «Советская театральная интеллигенция», опублико­ ванной в одном из журналов «Театральная жизнь», М. М. Т арха­ нов писал: «Телеграмма из Чебоксар поздравляет меня с присвое­ нием мне почетного звания народного артиста Чувашской АССР за подготовку кадров театральной молодежи. Что может быть приятнее для старого актера, чем такие плоды многолетнего тру­ да? В армию молодых работников искусств влилось новое попол­ нение, и это не просто актеры: это новый отряд интеллигенции — всесторонне образованной, культурной, политически грамотной».

Ж ал ь, что сыграли «Горе от ума» всего лишь несколько раз и спектакль не сохранили. Это была последняя работа большого мастера советской сцены. Вскоре после выпуска первой нашей студии, вошедшей в историю чувашского театра, как «тархановской», Михаил Михайлович умер. Но учитель продолжается в де­ л а х учеников. «Тархановцы», воспитанные учеником основателя новой театральной системы К. С. Станиславского, унаследовали от своих учителей неистовую любовь к театру, стремление к по­ стоянному самосовершенствованию, требовательность и взыска­ тельность в работе, доброжелательность и внимание друг к другу.

Дипломный спектакль был неповторим. Здесь будущие первые чувашские профессиональные актеры с высшим театральным обра­ зованием не только познали самих себя, но и увидели каждого на сцене, осознали себя частицей труппы. Например, Петрушку играл Валентин Николаев, это был прирожденный комик. Он ничего не делал на сцене, просто сидел, что-то бубнил под нос, вязал чул­ ки — и все делалось так серьезно, но легко и без нажима. Зритель смеялся от души. Но время их всех проверяло на призвание. Б ы в а ­ ло, что люди уходили, но даж е порвав со сценой, они продолжали искать себя. А в театре оставались самые преданные, самые одер­ жимые.

К великой радости Тарханова Виктор сам сделал музыкальное оформление дипломных спектаклей. Сочиненная им музыка зву­ чала в двадцати одном спектакле. Она была неотделимой частью его творчества. Если по ходу действия случалось играть на музы­ кальном инструменте, он всегда это делал сам. В спектакле «Жить всегда» (или «Юлиус Фучик»), где Виктор Родионов играл гл ав­ ную роль, была сцена разговора с женой, Густиной (ее играла Рона Ивановна Ананьева). Актер сам исполнял на пианино Д в о р ­ ж ака и очень любил эту сцену.

Первой самостоятельной работой юного коллектива театра был спектакль «Молодая гвардия». Романом зачитывались в те годы все — от мала до велика. С энтузиазмом приступили к работе мо­ лодые актеры. Спектакль репетировал Константин Иванович И в а ­ нов, главный режиссер театра. Он очень радовался, что в театр влилась молодежь, и решил взять такую пьесу, которая увлекла бы их.

Работать с Константином Ивановичем было настоящим празд­ ником. Случилось так, что в процессе работы над «Молодой гвар­ дией» Виктор Родионов заболел малярией. Но все же на репетиции ходил, перебарывал недуг. Он играл обер-лейтенанта, Борис М а р ­ ков—немецкого полковника. В этой роли у Родионова были на­ лицо яркая актерская органика, естественное существование на сцене. На сей раз признание зрителей проявилось довольно не­ ординарно. Однажды сыграли дневной спектакль. После спектакля с Борисом Марковым пошли домой, вначале не обратили внимания на ватагу мальчишек, стоявших у театра. К ак только прошли мост через Кайбулку, в них полетели камни. Оказывается, мальчишки спрятались под мостом и начали обстрел «немцев». Так они проя­ вили свою ненависть к фашистам.

В приказе по театру за № 171 от 20 ноября 1947 года, подпи­ санном директором театра Н. А. Элле и художественным руково­ дителем К. И.

Ивановым, говорилось:

«Приветствуем и с благодарностью поздравляем участников спектакля «Молодая гвардия» за создание сценических образов легендарных героев Краснодона.

1. Считая спектакль «Молодая гвардия» первой практикой молодых актеров Чувашского государственного академического драматического театра в их самостоятельной работе в условиях театра, дирекция и художественное руководство с благодарностью отмечают работу над образами (далее следует перечисление акте­ ров и ролей — Л. В.).

2. Считая спектакль «Молодая гвардия» первой работой стар шего и молодого поколения актеров театра, дирекция и художест­ венное руководство с благодарностью отмечают успешную работу в этом молодежном спектакле артистов:

Б. А. Алексеева, заслуженного артиста Р С Ф С Р и народного ар­ тиста ЧАССР — Сергей Тюленин; О. И. Ырзем, народной артистки ЧАССР — бабушка Вера; И. О. Молодова, заслуженного артиста ЧАССР — Матвей Шульга; Г. Ф. Фадеева — Андрей Валько;

А. А. Долгову, заслуженную артистку ЧАССР — Елена Николаев­ на; Е. Н. Никитина — немецкий переводчик...

Дирекция и художественное руководство выражают полную уверенность в том, что спектакль «Молодая гвардия» в художест­ венном качестве будет расти от постановки к постановке».

Виктору Родионову, как и всем его сокурсникам, посчастливи­ лось начинать самостоятельную работу под руководством чуваш­ ского режиссера Константина Ивановича Иванова, тоже гитисовца. Сам превосходный актер, он редко что показывал артисту, ставил перед ним задачу и доверял ему, предоставлял возмож­ ность фантазировать. В одном из спектаклей, рассказывающем о возвращении в жизнь провинившихся перед законом людей, Виктор Родионов готовил роль заключенного. Она не получалась. Особен­ но фальшиво актер чувствовал себя в одной из сцен, где у его героя был большой диалог с секретарем парткома колхоза (его иг­ рал А. К. Ургалкин). Виктор Родионов стоял у окна и мучился от сознания своей беспомощности.

Тогда Константин Иванович под­ сказал:

— Представь себе — он ж е опытный вор. Наверняка и в окно не раз лазил. Т ак ты в момент разговора выкручивай ногтем шуруп. Ногти у тебя длинные. Ты в этот момент не задумываешь­ ся, что делаешь, занят серьезным разговором, а руки действуют автоматически, по привычке... Вдруг секретарь парткома заметит это и пристально посмотрит тебе в глаза. Ты поймешь, о чем он думает в эту минуту, и быстро начнешь завинчивать шуруп.

Т акая неприметная деталь помогла актеру найти новое состоя­ ние, понять ощущение своего героя и раскрыть его внутренний мир.

Иногда в работе актера над образом он находил два-три нуж ­ ных штриха, а иногда предлагал ему самому найти детали для своего героя вопреки режиссерскому видению образа. Так было на репетициях пьесы Н. Айзмана «Черноокая подруга». Получив з а ­ дание, Виктор Родионов (он репетировал роль кузнеца—Михаила) приделал нос «картошкой», под тельняшку надел толщинки, вышел на сцену и почувствовал себя совершенно по-иному.

Большой мастер чувашской сцены Константин Иванович легко мог найти ключ к каждому актеру, был предельно тактичным, никогда не повышал голоса на актеров.

Его отношение к театру, постоянная загруженность, напряжен­ ные репетиции были примером полной самоотдачи искусству. Од­ нажды репетировали комедию «Когда расцветает черемуха» Максимова-Кошкинского на музыку. А. Орлова-Шузьм. Были пляски, хор, дуэты... Каскадный танец повторяли с режиссером до утра, домой идти не было смысла, вздремнули на диване. Утром снова репетиция. Удивляло то, что даже после таких вечеров Константин Иванович приходил с материалом, с записями и подробным пл а­ ном следующего этапа работы. Когда успевал — очевидно, сидел по ночам.

«Бывало, сидит, курит, молчит. Потом скажет слово — и все ясно. Режиссер-художник, он всегда видел свой спектакль целиком, в каждом' маленьком эпизоде умел найти задачу и этим помогал актеру лепить образ. Но деликатность и доброта не исключали требовательности, он всегда требовал смыслового ударения в речи, настоящего общения на сцене друг с другом, учил слушать партнера. Он настойчиво прививал коллективу понимание необхо­ димости постоянного размышления над образом, ибо д аж е гени­ альный режиссер не в состоянии сделать хороший спектакль, если и актеры не будут работать в полную силу» напишет по­ том в своих воспоминаниях об этом режиссере старший коллега Виктора Иосифовича, народный артист СССР Алексей Константинович Ургалкин.

Много ролей сделал с этим талантливым режиссером Виктор Иосифович. Одной из значительных была роль замечательного ученого XIX века, всемирно известного востоковеда, нашего зем ля­ ка Никиты Яковлевича Бичурина. Никита Бичурин внес большой вклад в сближение народов России с китайским народом. Пьеса «Никита Бичурин» была написана местным автором Виктором Романовым. Кто такой Никита Бичурин, о величине его таланта, о его значении и месте в мировой науке можно судить хотя бы по высказыванию В. Г. Белинского: «Никто не потрудился за славу и честь Китая больше нашего знаменитого синолога». Изучению Ки­ тая он посвятил 40 лет своей жизни, написал много научных трудов.

Сложность для актера состояла в том, чтобы из монаха сде­ лать «вольнодумца в рясе», вскрыть противоречие между общест­ венным положением Бичурина, как монаха, и его ненавистью к * А. Ургалкин. С лово об учителях,— Советская Чуваш ия, 1968, 6 апреля.

церковному фанатизму, показать патриота и демократа, прогрес­ сивную личность, борющуюся против религиозной мистики и фео­ дально-монархического уклада общества. Рецензент И. Михайлов писал: «В роли главного героя выступает заслуженный артист ЧАССР В. Родионов. Его игра многим импонирует зрителю. В ис­ полнении В. Родионова Бичурин предстает как человек духовно богатый, сдержанный и гордый, гуманный, смелый и прямодуш­ ный. Артист удачно подчеркивает его человеческое достоинство и скрытую иронию при встречах с «сильными мира сего». Однако ему не хватает еще многогранности. Слишком бросается в глаза скорбь Бичурина, тогда как «вольнодумец в рясе» должен быть активным, воинствующим, иногда вспыльчивым человеком» *.

Одной из самых впечатляющих сцен была сцена духовного суда над Бичуриным. Большой зал со сводчатым потолком был погружен в темноту, горящие свечи бросали жуткую тень на стены, подчеркивая зловещие фигуры монахов в черном, черное распятие, но какой силой, гордостью и убежденностью веяло от безмолвного Бичурина, стоящего на коленях. Эмоциональное воздействие про­ исходящего усиливалось чтением прокурора приговора синода о лишении Иакйнфа архимандритского звания. И зритель понимал, какой силой воли и духовной стойкостью надо обладать, чтобы в полном одиночестве противостоять мракобесию церковников.

Партнерами Виктора Иосифовича в этом спектакле были такие мастера чувашской сцены, как заслуженный артист РС Ф С Р (а позднее первый народный артист СССР в Чувашии) Б. А. Алек­ сеев в роли монаха Власия. Он как бы оттенял доброту, смелость и честность отца Иакйнфа (Никиты Бичурина). Стоило ему поя­ виться на сцене, как возникало ощущение предстоящей беды. Ак­ тер скрупулезно искал внешнюю характеристику своего героя — локти были плотно прижаты к бокам, ходил мелкими крадущими­ ся ш ажками, разговаривал негромким зловещим голосом. И все силы своей души он направил на то, чтобы сломить, оклеветать Бичурина. Ходил за ним тенью, преследуя его до последнего смерт­ ного часа.

Здесь Виктор Иосифович играл с И. Молодовым, Е. Никити­ ным, Г. Фадеевым, работа с ними обогащала его и помогала постигать секреты профессии.

Долгий творческий путь актер прошел с режиссером Леонидом Никоноровичем Родионовым. Леонид Никонорович пришел в театр вместе с Константином Ивановичем после окончания ГИТИСа.

Незабываемой была работа с этим режиссером над образом Ивана Герасимовича Кадыкова, первого председателя Чебоксарского Со­ * М ихайлов И. Спектакль о «вольнодум це в рясе».— Советская Чуваш ия, 1960, 8 января.

вета рабочих и солдатских депутатов в спектакле «Волна О к­ тября» по пьесе А. Калгана. В работе над этой ролью проявилась ненасытная ж а ж д а актера к достоверности, его скрупулезность в осмыслении исторического материала. О том, как проходила рабо­ та, рассказывает с пожелтевших страниц газета «Советская Ч у ­ вашия»: «Постановке пьесы о чувашском революционере Иване Герасимовиче Кадыкове артист был рад, как и весь коллектив театра. Предполагалось, что он возьмется за роль белого офицера Меркурьева, и Виктор поехал на родину прототипа этого персона­ жа, офицера Меркулова, чтобы от земляков побольше разузнать о нем. А возвратившись, узнал, что ему придется играть Кадыкова. Это было очень сложно — ведь память о герое свежа, в горо­ де немало тех, кто его видел, с ним вместе работал. Но это и по­ могло.

Много дали беседы с жителями улицы Кадыкова. Старики и старушки рассказывали: «Да, мы помним Ивана Герасимовича.

Вот здесь он часто проходил по дороге в Совет. Д а, да, он шагал быстро, всегда куда-то спешил... Нет, он не всегда бывал в костю­ ме рабочего, случалось, выходил в хорошем пальто, кашне и в шляпе... Внимателен был к людям, это уж все скажут... А как же, конечно, конечно, со всеми бедами шли в Совет, куда ж е еще...»

На просмотр спектакля пригласили старых чебоксарских боль­ шевиков — участников юбилейной сессии Научно-исследователь­ ского института. Малинин приехал из Свердловска, Крынецкий — из Одессы, Соснин — из Саранска. Вместе с Кадыковым они рабо­ тали в Чебоксарском Совете в самые трудные годы становления Советской власти. С ними актеры советовались при выборе костю­ мов, обстановки, выспрашивали о характерных чертах, привычках героев. Старики растроганно смотрели на картины своей юности, кое-кто себя узнавал в действующих лицах. Об Иване Герасимо­ виче кто-то сказал: а не сделать ли его облик ближе к деревен­ скому? Актер не согласился: ведь Кадыков много жил в городе, был на каторге, общался больше с рабочими. Вот насчет лица — это верно, Виктор и по фотографии знал, что Иван Герасимович был поскуластее. Но он решил не накладывать грима — это стес­ няет. Главное — чтобы внутренний, духовный образ был правдив.

И вот — премьера. Уже бежал из тюрьмы Кадыков, уже встре­ тился он с другом — большевиком Кудрявцевым, вот он в Чебок­ сарах на лесопильном заводе разоблачает провокатора Синичкина, ведет рабочих освобождать коммуниста Беляева, уже зал отве­ чает на каждую реплику героев. Кончился акт, и Родионову сооб­ щили, что его ждет... его, вернее, Кадыкова, брат — Николай Ге­ расимович.

Крепкий старик быстро шел по коридору, протянув руки навстречу:

— Браток, родной, здравствуй!

Их познакомили. И первое, что сказал артист брату своего героя, было порывистое: «Похож?!»

— Похож,— ответил старик.

Непримиримый и резкий к врагам, теплеющий лаской к близ­ ким по духу, застенчиво робкий с любимой, снова жил на сцене Иван Герасимович Кадыков. Вот черная свора — купцы, духовни­ ки собираются в доме Ефремова, они еще воображают себя хозяе­ вами, «отцами города», что-то замышляют, о чем-то хлопочут. Но настоящий хозяин — народ — грозно напоминает им о себе шумом, врывающимся в окна. Входит рабочий отряд. Впереди — стреми­ тельный Кадыков. З а л встречает его гулом аплодисментов. Офи­ цер Меркурьев стреляет, Кадыков падает — зал замер и воспрянул вместе с ним: он не убит, он обманул врага!

Мой сосед, белоголовый старик, наклоняется к своей пожилой спутнице и шепчет: «Вот-вот, я тебе про это рассказывал, помнишь?

Точно так и было, только Меркурьев, когда выстрелил в Кадыкова и увидел, что он упал, вторую пулю сам пустил себе в лоб. Мы нашли тогда у него записную книжку с планом выдачи города белым».

Снова раздвинулся занавес. Кадыков провожает на фронт р а ­ бочий отряд. Прогудел, отплывая, пароход. А к Кадыкову крадет­ ся черная нечисть — бывшие купцы, лавочники, городовые. Ч ер­ ная монашенка М анефа кличет проклятья на голову «антихри­ ста». Кадыков один идет против злобной своры. Он гибнет.

Д рузья клянутся продолжить его дело.

Пустеет зал. Только группа родных Кадыкова поднимается на сцену. Заплаканы глаза женщин, молчат мужчины.

— А Кадыков-то вот он, жив!— восклицает Л еля (жена пле­ мянника Кадыкова Германа Н иколаевича),— и они пожимают руку Виктору Родионову. Они беседуют. Татьяна Герасимовна (родная сестра Кадыкова—Л. В.) приглашает артиста в гости, и он обе­ щает: «Обязательно, непременно».

Ж д е т его к себе и старший брат — Николай Герасимович.

Бывший боец Чапаевской дивизии зачастил в театр, когда идет пьеса Александра Калгана «Волна Октября». Он входит со слу­ жебного входа, объясняет дежурной: «К братку я!»— и направля­ ется прямо в комнату Виктора. И соседи по зрительному залу ви­ дят потом крепкого еще старика, который то смотрит внимательно на сцену, а то наклоняется и закрывает глаза рукой» *.

Все, что происходило на сцене, по времени и в самом деле было далеким, но силой искусства, мастерством актеров оно ста­ новилось близким, родным. И оттого, что герои спектакля были люди не вымышленные, а конкретные, оттого, что ходили они по * Зя бл ов а Г. Д ал ек ое — близкое.— С оветская Ч уваш ия, 1957, 29 ноября.

Ю. Буряковский «Ж ить всегда»

Ю лиус Фучик — В. Р одионов тем же улицам, что и люди, сидящие в зале, оттого что декорация была миниатюрой того пейзажа, который стал частью их повсе­ дневной жизни, все приобретало иной смысл и иное значение.

Актер и в этой роли, и во всех последующих не надеялся только на свою фантазию. Он должен был каждую строчку текста наполнить вторым дыханием, которое рождалось только при усло­ вии глубоких и всес'горонних знаний.

За год до начала репетиций над спектаклем «Жить всегда»

Ю. Буряковского о превосходном человеке и патриоте Юлиусе Фучике актер начал собирать материал о герое, великом граж д а­ нине Чехословакии. Газетные вырезки, книги, выписки из дневни­ ков. О том, что он будет играть Фучика, Виктор Иосифович узнал от Леонида Никоноровича, режиссера спектакля.

«Ты знаешь, как я любил простор, солнце и ветер, как я хотел быть всем, что в них живет: птицей или кустом, облаком или бро­ дягой. А вместо этого — годы, долгие годы я живу под землей, раз­ деляя участь корней. Невзрачных, пожелтевших корней, объятых мраком и тлением и поддерживающих над землей дерево жизни.

Н икакая буря не выворотит дерево с крепкими корнями. В этом их гордость. И моя тоже. Я не жалею, ни о чем не жалею. Я выпол­ нил все, что было в моих силах, и радуюсь этому. Но свет, свет я любил, и я хотел расти прямо ввысь и хотел цвести и зреть, как съедобный плод. Ну что ж. На дереве же, которое мы держали и удержали, вырастут, расцветут и созреют поколения новых людей, социалистическое поколение рабочих, поэтов, а такж е и критиков и историков литературы, которые, может быть, позднее, но зато лучше сумеют рассказать то, о чем я уже рассказать не смог. Так, быть может, и мои плоды хоть немного нальются сладостью и при­ обретут законченную форму, хотя на мои годы снег уже никогда не ляжет»,— писал Юлиус Фучик жене Густине из тюрьмы 28 мар­ та 1943 года.

В дневник актер выписывает цитату Фучика; «Герой — это че­ ловек, который в решительный момент делает то, что нужно де­ лать в интересах человеческого общества».

Его пораж ала не только стойкость этого человека, но и острый, проницательный ум, тонкая, поэтическая натура. Осень 1940 года.

Подпольная листовка с открытым письмом фашистскому министру:

«Не вы, повторяем вам (вы это теперь и сами прекрасно понимае­ те), не вы, развязавшие эту войну, но народы, преступно втянутые в нее, народы, которых вы тщетно пытаетесь сделать рабами, на­ роды, руководимые революционным рабочим классом и опираю­ щиеся на огромную мощь Советского Союза, растущую с каждым вашим «успехом», народы сами закончат эту войну, нарушат ваши планы и создадут новую Европу, которая живет пока лишь в их мечтах: Европу без нацистов, без фашистов всех мастей, Европу без корыстолюбивых мерзавцев, Европу свободного труда, Евро­ пу свободных народов. Европу действительно новую — Европу социалистическую!»

Постоянное присутствие этого человека в его жизни, постиже­ ние его мыслей, прогрессивных идей, высочайшего и тонкого ин­ теллекта, а к тому же доброты и истинно славянской открытости— приходило не разом, а повседневной духовной и умственной рабо­ той. Мало было принять Фучика умом, нужно было прочувствовать всем сердцем. Мысленно вместе с ним нужно было пройти весь его недолгий, яркий и трагический путь. И уже когда начались репе­ тиции и был найден грим, все с удивлением заметили, что актер и реальный герой схожи лицом. Тонкие и правильные черты лица, едва выступающие скулы, высокий, красивый лоб, решительный подбородок. Долго не удавалось добиться схожего выражения глаз, Йо со временем в глазах актера появилась мужественная и спокой­ ная уверенность Фучика, его лучистая доброта.

Спектакль оформлял известный в республике театральный художник Евгений Ефимович Бургулов. Через его племянницу, работавшую в Москве и имевшую служебные связи с Чехослова­ кией, связались с Прагой и женой Юлиуса, Густиной Фучик. Она выслала фотографии и материалы, опубликованные о Фучике в Чехословацких газетах.

Оформление Бургулова очень соответствовало настрою спек­ такля. Был расписанный задник — улицы Праги, островерхие шпи­ ли готических соборов — это родные улицы Фучика, и воздух, которым он дышал. Музыку к спектаклю подобрал сам Виктор Иосифович. Может быть поэтому она так отвечала настроению и чувствам его героя в каждый момент жизни на сцене.

Вот план музыкального оформления спектакля:

Тревожная музыка (пролог).

Музыка из произведения Д в орж ака (сам Фучик) — 1-я картина.

Чехословацкая лирическая песня (Фучик и Густина)—2-я к а р ­ тина.

Радио — дешевый немецкий солдатский марш — 2-я картина.

Чешская песня — 9-я картина.

Чешская революционная песня (Фучик, немец Зд е н е к )—9-я картина и переходит в «Интернационал».

Ресторан (джаз) и молодежная чешская п е с н я — 10-я картина.

Финал — на монолог Фучика.

В первой картине была очень лирическая и трогательная сцена Юлиуса с женой Густиной. Ж ену Фучика играла Рона Ивановна Ананьева. На сцене стояло пианино, Родионов аккомпанировал сам.

В этом спектакле Борис Алексеевич Алексеев играл гестаповца Бэма, который всячески старался морально уничтожить свою жертву. Открытые угрозы, побои, пытки, должны были сломить Юлиуса. Потом шантаж, изощренные психологические пытки, обе­ щания... Борис Алексеевич не мог играть плохо. Его Бэм невысок ростом, но внутренне так насыщен, убежден и умен, что борьба с ним требовала от Фучика большой воли, ума, проницательности.

Ночь перед казнью. Гестаповец везет истерзанного пытками Фучи­ ка в ресторан. З а окнами ночная Прага, любимая и до боли зна­ комая. Тихая, утомленная музыка, от которой веет вечной жизнью и безразличием к войне... Бэм, смакуя вино, спрашивает обречен­ ного на смерть человека, неужели ему не ж аль уходить из жизни, неужели все это не стоит той маленькой цены, которую он ему предлагает для выкупа. Стоит ли игра свеч, ведь жизнь не оста­ новится, а его, Фучика, уже не будет...

Сцена прощания Фучика в камере с последним сочувствующим ему человеком тюремным надзирателем Коллинским (его играл Борис М арков). Небольшая сцена была настолько проникновенна, сполнители нашли такую правильную актерскую линию, что из

Ипизодической она стала яркой и запоминающейся.

Спектакль этот, построенный на контрасте чувств — от легких, ирических, до сцен тяжелых, наполненных трагическим звуча­ нием,— требовал от актера крепкого профессионального м астер­ ства, самоотдачи, большой внутренней одухотворенности и напол­ ненности. Дома после спектакля актер долго мучился, не в силах успокоиться и разом отойти от чужой жизни, частью которой он стал. Вспоминались фразы, вдруг всплывал чей-то взгляд, жест, вспоминалась реакция Фучика, его ответы, мысли... Лишь под утро успокаивался. А утром ежедневный тренаж речи, разучива­ ние новой роли, чтение литературы. Закулисная жизнь театра в есять часов утра оживает, начинается черновая работа — репеиция, на которую нужно придти подготовленным, с новыми мысями, чувствами.

Режиссер Леонид Никонорович Родионов работал много и у в­ леченно, умел в каждой сцене добиваться правды, искренности, темперамента и колоссального напряжения. Очень требовательный, вел репетицию от эпизода до эпизода, прогоняя не вчерне, а дово­ дя до кондиции.

— Это очень трудолюбивый актер, ищущий и открывающий все новое и новое,— говорит о Родионове Леонид Никонорович.— Не довольствуется тем, что создал вчера, обладает редчайшим С. Эльгер «П од гнетом».

П ахомка — В. Р одионов М. Ш атров «И менем революции».

Феликс Д зерж инский •— В. Родионов.

Д. Ю хвид «С вадьба в М алиновке».

Бандит — В. Р одионов Н. Мирошниченко «М гновение н ад пропастью».

Полковник — В. Родионов.4- Л. П. В д о в ц е в а. ла сценическим обаянием, юмором, темпераментом, тонким вкусом и богатой фантазией,— и добавляет:— Думаю, что родился он для театра.

Юмор и обаяние в актере чувствуется с особой силой в спек­ такле «Двенадцатая ночь» В. Шекспира. К акая тонкость и доброта ощущались в его милом подтрунивании над сэром Тоби. Ничего особенного и не было в его игре, он действительно жил на сцене легцо, изящно и непринужденно. В этом и есть одна из осооенностей большого таланта, когда все легко, просто, доступно для восприятия и непонятно, каким образом делается.

— Люблю деревенских старичков,— как-то поделился со мной Виктор Иосифович.— Смотришь на них — каждый интересен. У од­ ного походка, у другого лицо, третий бородку движением необыч­ ным поглаживает, трубку курит, на палку опирается, слушает — и во всем они своеобразны. Люблю на гастролях с ними пого­ ворить...

Эта интуитивная тяга актера к людям, его наблюдательность, желание увидеть, запомнить, отложить в кладовую памяти необхо­ димый багаж, чтобы в нужную минуту неожиданно всплыл откудато своеобразный жест, улыбка, наклон головы... Через такие дета­ ли актер идет к постижению характера, раскапывает глубокие психологические пласты. Критики не раз отмечали это качество актера. «Актер В. Родионов, исполняя роль Митрича, еще раз проявил свое великолепное мастерство тонкого психологического рисунка. Наблюдательность, проникновение во внутренний мир героя проявляются и в продуманности мельчайших деталей и во всем облике этого, видимо, еще не совсем старого человека, но которого жизнь так измотала, что сникли его плечи, отяжелели его ноги. Но сколько внутренней силы, душевности, житейской прони­ цательности оказалось в нем. Именно эти качества души подвели его к бунту против зла людей, с его призывом не бояться их, так как «все они из одного теста», а потому все друг перед^ другом в ответе. В сцене «бунта» актер раскрыл огромную стихийную силу Митрича, его разбушевавшийся огонь ж аж д ы справедливости, который он пронес в душе через всю тяжесть солдатской жизни» *.

А вот другой рецензент Г. Данилова, рецензируя спектакль «Святая простота» А. М акаенка, где В. Родионов играл Старика, отмечает: «Бытовая достоверность, правдоподобие, в чем так силь­ ны актеры Чувашского театра — для В. Родионова лишь начало движения к сути философски сложного характера. Да, его Старик должен и внешне — в одежде и гриме, манере поведения и речи,— и в характере своем иметь приметы народные, легко узнаваемые, * Ром анова Ф. «В ласть тьмы»,—-Советская Ч уваш ия, 1967, 9 апреля.

ибо вся философия образа, его пафос, цель — истинно народны, проистекают из глубин народного представления о жизни, челове­ ческом бытии на земле, из народных потребностей.

При всем разнообразии черт характера, Старик В. Родионова— образ целостный, где органично соединились эта длинная полот­ няная, вышитая крестьянская рубаха и снежная белизна седых волос и бороды, душевная чистота и строгая нравственность, юмор и непримиримость к неправде, сознание ответственности за молодое поколение и тревога за будущее мира на земле. Потрясенность нечестностью сына, боль и обида, оскорбленное достоин­ ство горькими стенаниями рвутся из души Старика, не дают ему успокоиться, снова и снова ввергают его в бездну страданий. Н е за ­ метно, но вполне логично переходит Старик — В. Родионов от з а ­ бот личных, семейных к всеобщим, глобальным. Из его святой чест­ ности, нравственного максимализма рождается гневный протест против такой несправедливости, как война, Старику важно — и он одержимо действует и в этом направлении — добиться правды, утвердить ее, доискаться справедливости. Будь то дела семейные или мировые.

З а правление государством Старик, ставший во сне Президен­ том, берется с той ж е своей, прежней истовой честностью, кресть­ янской добросовестностью и прямотой взгляда на вещи. Он дейст­ вует рьяно и деловито, открыто — горячась и волнуясь — стремит­ ся к своей главной цели: уничтожить войну. Впечатляюще, сильно [звучит в этой части роли у В. Родионова граж данская интонация.

То, что его Старик понял в результате своих мытарств и стра­ даний, свою трудно обретенную истину он выскажет темперамент­ но, страстно, обратившись непосредственно к зрителям: «Все беды в мире произрастают из одного корешка, из одного горшочка, имя которому — эгоизм. Я! Мне! Мое! И ради этого — напролом, не­ взирая на кровь, стоны, боль...» * Их, стариков, много в творческой биографии актера. Мудрец Ман вада в спектакле «Телей и Илем» И. Петровой— какие м яг­ кие, пастельные тона использованы актером в создании образа, как лирична и прозрачна сцена с юной Илем, когда звонкой, беззабот­ ной птицей улетает ввысь их счастливая песня — песня не познав­ ших рабства людей.

З а исполнение роли Яковлева в спектакле «Волны бьют о бе­ рег» по пьесе Н. Терентьева актер был удостоен звания лауреата Государственной премии РС Ф С Р им. К. С. Станиславского.

Одно из качеств, определяющее актера — это неприемлемость однолинейности. Существует еще в театре такое мнение — если уж * Д ан илова Г. «А польза— общ ая».— Театральная ж и зн ь, 1977, № 18.

4* 51 плохой человек, значит он кричит, всегда злой, и вдобавок еще и ногами топает...

Вот Родионов выходит на сцену в спектакле «Черный хлеб»

Н. Ильбека и Г. Микушкина в роли Кандюка. Походка мягкая, голос вкрадчивый, ласковый, умеющий убеждать. Одет старик чисто и опрятно; седая, аккуратная голова. И как-то уж очень буд­ нично он торгуется с отцом Сэлиме, какой дать выкуп за его дочь.

Голоса не повысил, не возмутился, хоть и денег уж ас как жаль.

А потом такж е буднично и ласково советует сыну выкрасть Сэли­ ме. Д ело не новое, таков обычай, не им заведено. Но за ласковы­ ми и приятными манерами, какая убежденность, что деньги могут все, какова психология крестьянина-кулака, какая точно направ­ ленная характеристика образа.

Талант — всегда загадка. Можно точно скопировать тот или иной жест, но как сыграть на сцене, например, человеческую зна­ чительность, как было в спектакле «Жить всегда», где он играл Юлиуса Фучика или в образе Мусы Д ж ал и л я в спектакле «Бес­ смертная песнь» Р. Ишмуратова. Это не под силу просто хорошему актеру. Д л я того, чтобы играть людей такого масштаба, и самому надо быть личностью, надо иметь такой духовный потенциал, такие моральные качества, которые позволяют приблизиться к понима­ нию незаурядных героев.

Тем и хороша актерская судьба Виктора Иосифовича, что не проступают в ней жесткие рамки амплуа, границы таланта не обозначены — поэтому актер всегда неожидан для зрителя.

В спектакле «Тополек мой в красной косынке» по повести Ч. Айт­ матова Родионов играл роль Ильяса, мужа Асель. Помня его не­ приемлемость однолинейности, распределения красок только по контрастности, актер и тут создает образ человека, глубоко стра­ дающего от своего предательства, от того, что в силу мелкой нату­ ры не дано ему было встать вровень со своей судьбой, со своей любовью. Про его Ильяса так просто не скажешь — хороший че­ ловек или плохой — он другой совсем и во всем. Сколько ж е нуж­ но знать о человеке вообще и в частности, чтобы так его понимать, все уметь объяснить про него не только самому себе, но и другим.

Асель играла Нина Григорьева.

— Очень хороша была Нина!— скажет об этой роли актрисы Виктор Иосифович.— Она играла превосходно.

В сцене прощания с сыном плакал по-настоящему, настолько она была эмоциональна и глубоко прочувствована им. Этот спек­ такль вывозили на сельские гастроли, показывали около 80 раз.

В каждом спектакле участвует сердце актера, эмоционально воз­ будив себя, в каждой роли он сгорает. Так каким же должно быть оно, сердце актера, чтобы все это выдержать?!

...Говорят, актеры — это дети, большие, необычные, но все же дети. Им присуща постоянная способность удивляться. Что-то не­ обычное увидят в обычном, восхитятся, запомнят, с удовольствием расскажут коллегам.

...К 60-летию Советской власти Чувашский академический театр шестой раз ставил бессмертную поэму классика чувашской поэзии Константина Иванова «Нарспи». Виктор Родионов репе­ тировал роль мужа Нарспи Тахтамана. Опыт предшественников всегда давит, сковывает, многих Тахтаманов он видел и отлично помнил — и И. Молодова, и А. Ургалкина. Актер долго искал ключ к разгадке характера, к пониманию психологии. Ему нужно было найти свое видение. Шли репетиции.

— Посмотрите на моего Тахтамана,— просил он друзей.

Ему важно было знать, правильно ли он ведет поиски. Черно­ вые репетиции, когда по несколько раз повторяется одно и то же, утомительны и непрофессионалам неинтересны. Режиссер может оборвать сцену на полуфразе, а какие-то фрагменты пропустить.

Но актер чувствует внутреннюю линию роли и выстраивает ее, добиваясь конечной цели. На одной из репетиций актеры были в своей повседневной одежде, и только кнут в руках Виктора Иоси­ фовича выдавал в нем грозного Тахтамана. Признаюсь честно, Тахтаман не произвел на меня должного впечатления. А потом через какое-то время я зашла в гримерную актера. Виктор Иоси­ фович сидел перед зеркалом в костюме Тахтамана — богатом и живописном. На черном фоне кафтана ярко и кокетливо поигры­ вали многоцветная отделка, монисты. Актер напряженно смотрел в зеркало, накладывая грим.

И вот премьера... Нарядный Тахтаман приходит в дом к раса­ вицы Нарспи свататься. У него — деньги, у нее— молодость и к р а ­ сота. Природа так создала человека — соперничать всегда и стре­ миться к победе. Тахтаман-Родионов не только хитер, но и умен.

Он понимает, что эта бедная девушка имеет иные понятия о вещах, чем ее сверстницы, ее не подкупишь деньгами, не сломишь силой.

И Тахтаман-Родионов чисто по-мужски желает ей понравиться. Не грозной силой, не грубыми окриками и угрозами — он хочет пле­ нить девушку достоинством манер, благородством и своей внеш­ ностью. Д а к тому ж е увлекся бедный старик — увлекся не на шутку. Он не собственность приобретает — он вводит в дом люби­ мую женщину, которая в его мечтах будет делить с ним не толь­ ко кров, но и ласку, и нежность. И лишь упрямство Нарспи, ее не­ желание примириться с нелюбимым, выводят его из себя.

Поскольку он натура горячая и необузданная, к тому же привык­ шая к полной власти над всем — Тахтаман хватается за плетку, стараясь таким диким способом выместить на жене свое оскорблеленное мужское самолюбие. Так довольно любопытно проявилась актерская самостоятельность в работе над образом из классиче­ ской поэмы, оригинальность трактовки и широкое его прочтение.

Много ролей сделано актером с режиссером Валерием Нико­ лаевичем Яковлевым. Это режиссер с богатой фантазией, имею­ щий в постановочном плане родственные корни с режиссером Кон­ стантином Ивановичем Ивановым. На работе он любит дисцип­ лину, четкость, требователен к актерам, тактичен. Если что-либо не получается у актера — поговорит с ним наедине, посоветует.

В работе над спектаклем помнит все, буквально до мелочи.

Последней работой 1980 года была у актера роль Чемея в трагедии «Тудимер» народного поэта республики Якова Ухсая.

Спектакль был посвящен 60-летию Чувашской АССР. Роль Чемея сложна для исполнителя тем, что она без слов. З а отказ выдать местонахождение сына-богатыря Тудимера Чемей был жестоко наказан воеводой, у него вырвали язык. Большое мастерство ак­ тера позволяет эпизодическую роль сделать объемной. Настолько выразителен его Чемей в сцене народного негодования, когда он, распахнув широко руки, в одной из которых крепко за ж а т посох, призывает i людей следовать за его сыном, проявить стойкость и мужество и бороться до конца. Сколько отеческой ласки и нежно­ сти в его отношениях к Тудимеру, сколько мудрого понимания справедливости его стремлений, желания помочь и оказать ему моральную поддержку. Чемей гибнет от рук Азамата, потому что в молчании старика чувствуется огромная духовная сила, которую не истребить, не покорить. Эпизодическая роль Чемея в исполне­ нии Виктора Иосифовича заняла достойное место среди других, ранее им сыгранных ролей. И после премьеры Яков Гаврилович

Ухсай сказал актеру:

— Твой Чемей неожиданный. Ты значительно дополнил образ.

В творческой биографии артиста более 350 ролей.

И сейчас, став народным артистом РСФ СР, он все с таким же усердием работает над языком, не стесняется спрашивать, уточ­ нять непонятное слово, повторять упражнения по речи, скорого­ ворки для поддержания постоянной формы. Он является председа­ телем Чувашского отделения Всероссийского театрального обще­ ства. Чувашским отделением организуются семинары, творческие занятия лабораторий зоны Поволжья, конференции, просмотр и обсуждение спектаклей московскими критиками. И как бы он ни был занят на репетициях, все равно находит время и пойдет на открытие смотра-конкурса молодых актеров. Он наставник молоде­ жи не только у себя, но и в театре юного зрителя. В спектакле «Сибирская дивизия» по пьесе Н. Терентьева он играл в ТЮЗе несколько лет на общественных началах. В 1973 году во время от­ пуска с народной артисткой СССР Верой Кузьминичной Кузьми­ ной с этим спектаклем они совершили гастроли по республике и заработанные деньги перечислили в фонд Мира.

I Чествование народного артиста СССР А. К. Ургалкина. Вы ступает председатель Чуваш ского отделения ВТО В. Р одионов Виктор Иосифович — заместитель председателя художествен­ ного совета Министерства культуры Чувашской АССР. Его про­ фессиональные замечания помогают углубить роли.

— Мне всегда хотелось играть в разных ж анрах,— говорит а к­ тер.— Пусть эпизод, пусть небольшая роль, но что-то яркое.

...Когда народный артист РС Ф С Р Виктор Иосифович Родионов выходит на сцену, обязательно непроизвольно отметишь это про себя: «Родионов!».

«ПРЕКРАСН ОЕ ЕСТЬ ЖИЗНЬ»

Начало.

Деревянная мельница медленно, словно нехотя, взмахнула длинными своими крыльями — раз, еще раз, и не спеша затянула тягучую «песню». Нравится мальчику ее монотонная мелодия.

А если взобраться на пригорок и окинуть взором убегающую вдаль дорогу, желтое море пшеницы, мельницу и речушку, то ч а ­ сами можно сидеть и слушать тишину. Только, чтобы все это про­ чувствовать, надо приходить сюда одному...

М альчик лежит в пшенице. Колосья то расходятся, то снова на миг закрывают от него солнце и облака. Их спелая желтизна к а ­ жется золотой на голубом фоне. Вдали послышались голоса. В але­ рий встал и пригляделся. По дороге шли колхозницы. Ярко выде­ лялись их фартуки и платья с пышной оборкой. Женщины были из их деревни Трехизб-Шемурша. Одна из них почти в конце вой­ ны получила похоронку на мужа. Осталась с тремя детьми. Д р у ­ гая молодая и красивая. Походка у нее плавная, мягкая. Уже доносятся обрывки их разговора. П ож илая жалуется молодой на то, как ей тяж ело одной с детьми, как трудно управляться и в поле, и дома, и в огороде. М олодая согласно кивает. Припомнил Валерий, что про молодую говорили в деревне, что жених не вер­ нулся с фронта — без вести пропал. А она все равно ждет... И от разговора этих женщин что-то резко изменилось вокруг. Также светило солнце, ветерок гонял по полю пшеничные волны, но чело­ век потревожил тишину, своими разговорами внес в нее другие ощущения и чувства. И подумалось мальчишке, что он должен сделать что-то, чтобы всем жилось хорошо и радостно, чтобы у человека не было горя.

Домой Валерий вернулся только вечером.

— Эх, чертенок,— незлобно поругал его дедушка Исьти.— И в кого только пошел.

Д ед любил своих внучат. Их у него трое. Любил, но был строг. Он вел род от коренных земледельцев, труд почитал и от внучат того же требовал. Много повидал он на своем веку. Р а с с к а ­ зывал детям, как в их краях проходили белочехи, вспоминал эпи­ зоды гражданской войны. Д л я Валерия оживала история, далекое становилось близким и понятным.

Бабушка Хакимэ была отличной рассказчицей. От нее впервые и услышал Валерий, что в старину здесь водился такой обычай— похищение невест. И сама бабушка была похищена. Она подробно рассказывала внуку, как это произошло. Правда, все кончилось благополучно — дерзкий похититель пришелся ей по душе и она согласилась стать его женой.

Так узнавал Валерий о том, какие обычаи были приняты в старину и какие обряды справляли чуваши в тех или иных слу­ чаях.

Их деревня Трехизб-Шемурша, что в Шемуршинском районе, действительно была необычна. Это самая крайняя южная точка Чувашии, отсюда начинается Ульяновская область. Здешний народ почитал своих языческих богов, невест выдавали зам уж только за своих женихов, чужаков почти не признавали. Имена в старину давали тоже языческие — Исьти, Нэсихва.

Ровесники бабушки и дедушки верили в предсказания, в при­ меты. Во время засухи выходили в поле и устраивали моления.

Н а большом огне разогревали котел, в котором старейшие люди села по-особому рецепту варили кашу. Каждый должен был отве­ дать из общего котла.

Затем произносилась молитва:

«Эй, боже, жертвую кашу в честь посевов, помилуй. От одного зерна уроди тысячу зерен, стебли вырасти как тростник, а колосья полными, как горох. Эй, боже, удостой благополучно собрать уро­ ж ай, сохрани посевы от ветра-гнева, от огня, от града, помилуй».

С поднятыми руками на коленях молились чуваши Киреметю, просили послать на их землю дождь...

Хороводы и гулянья еще долго почитались в деревне. Позднее, когда Валерий стал студентом Государственного института теат­ рального искусства имени А. В. Луначарского и приезжал из Москвы домой на каникулы, с удовольствием выходил на гулянья.

Это было веселое и загадочное театрализованное народное пред­ ставление. Вечерами выходили на улицу девушки в ослепительно белых платьях с вышитыми фартуками. Вышивка у них была своя, Отличимая от других — не стилизованная, а мягкая, деталь­ но проработанная. От изобилия белого цвета, обогащенного яркикими штрихами, рождалось такое радостное, светлое ощущение праздника. Дурманящие запахи трав и деревьев в сочетании с песнями и плясками так действовали на воображение юноши, что все происходящее напоминало часть какой-то неведомой, удиви­ тельной картины.

Любовь чувашей к народному творчеству шла из глубины веков. Это заметил русский писатель Гарин-Михайловский еще в 1900 году.«Я смотрел, как они подходили: уверенно, плавно, спо­ койно,— писал он в очерке «В сутолоке провинциальной жизни».—• Смотри,— сказал мне старик.

Подойдя, девушки взялись за руки, составили большой круг и начали петь: это было такое оригинальное и пение, и зрелище, какое я никогда не видел. Т. е. видел на сцене, в балете, в опе­ ре. Но это не был ни балет, ни опера, а жизнь. Большой круг плавно и медленно двигался; девушки шли в пол-оборота. Один шаг они делали большой, останавливались и тихо продвигали дру­ гую ногу.

Н а сцене это показалось бы, может быть, выдумкой — здесь же был естественен и непередаваемо красив этот хоровод молодых весталок.... Иногда громко поднималась песня среди аромата полей и улетала в небо, сливаясь там с песней жаворонка, нежная тихая песнь о промчавшемся... Что оперы, что романсы? Разве пе­ редадут они этот аромат вечно молодой весны и нежной тоски о проносящихся веках? Разве передадут они эту песнь народа, две.

тысячи лет сквозь всю ломку пронесшего с собой яркий образ прежней жизни? Разве можно выдумать такую песню?»

Может быть, мальчику действительно повезло родиться в селе с богатейшими культурными традициями, где народное искусство и творчество прочно и естественно входили в быт людей. Есть люди, которые удивительным образом умеют хранить впечатления, свя­ занные с детством. Это присуще, в основном, художникам. Красо­ та природы, прикосновение к глубоким источникам культуры своего родного народа, чей язык, характер, нравы и обычаи были близки ему, дороги и понятны — питало и растило его, насыщало воображение, формировало душу будущего художника чувашского народа, режиссера Чувашского государственного ордена Трудово­ го Красного Знамени академического драматического театра, имени К. В. Иванова, лауреата Государственной премии Ч уваш ­ ской АССР, народного артиста РС Ф С Р Валерия Николаевича Яковлева. В июле 1979 года он стал главным режиссером театра.

...Призвание росло и зрело. В восьмом классе Валерий Яковлев Е. Ш експир «Р ом ео и Д ж ульетта».

М еркуцио — В. Яковлев И. П етрова «Телей и Илем».

Халиф — В. Яковлев М. Горький «Варвары».

Павлин — В. Яковлев П. А фанасьев «И менем твоим».

Аскольд — В. Яковлев впервые приехал в Чебоксары к сестре. Город произвел на него невероятное впечатление. Оно запомнилось и сохранилось в памяти на долгие годы. Активное развитие чувственной памяти, из которой он потом будет черпать материал для творчества, началось.

Шемуршинская средняя школа была маленькой и уютной.

В десятом классе мечталось о многом. Возвращались в деревню выпускники, которые учились в городах или работали на стройках, на предприятиях. Встречи с ними ж дали с нетерпением. С особым интересом слушали десятиклассники земляка Вячеслава Кудря­ шова. Он работал в городе и не раз бывал на спектаклях Чувашского драматического театра. Ребята завидовали ему, мно­ гие мечтали поехать в Чебоксары. Однажды в школе повесили объявление о приеме в Государственный институт театрального искусства имени А. В. Луначарского на актерское отделение. Д е с я ­ тиклассники оживились. Мечта стала столь возможной, надо толь­ ко решиться. В институте открывалась национальная студия, кото­ рой предстояло подготовить второе поколение актеров Чувашского драматического театра.

Валерий вместе с Вячеславом Кудряшовым поехал в Чебокса­ ры. Он очень волновался. Июньские дни 1956 года определили всю дальнейшую жизнь юноши. Здесь, на экзаменах, встретит он своих будущих коллег — актеров, с которыми свяжут его годы кропот­ ливого труда, и девушку из Урмарского района, в будущем заслу­ женную артистку РС Ф С Р Нину Яковлеву, которую еще в инсти­ туте назовет своей женой. Учеба в ГИТИСе, лекции и встре­ чи с московскими педагогами, занятия по актерскому мастерству под руководством народного артиста СССР Василия Александро­ вича Орлова, и сама Москва, с ее шумными улицами, с ускорен­ ным ритмом жизни, в котором каж д ая минута насыщена интерес­ ными и незабываемыми событиями, театры с любимыми актерами, художественные галереи и выставки, горячие споры о спектаклях со своими однокурсниками, раздумья о том, что их ждет впере­ ди — ведь они вернутся на родину уже актерами и вслед за первой «тархановской» группой будут развивать национальное искусство, наследовать живые традиции реалистической школы — вся эта атмосфера студенческих лет воспитывала в молодом актере ж а ж ­ ду творчества, желание испытать на деле свои силы и возмож­ ности.

В институте Валерий познакомился с Дмитрием Даниловичем Даниловым, проректором ГИТИ Са по заочному обучению, нашим земляком. Он преподавал студийцам чувашский язык, сам был родом из Яншихово-Норваши Янтиковского района. Высокообразо­ ванный культурный человек, мягкий, интеллигентный, он до конца своих дней сохранил любовь к родному народу. Его волновало ра з­ витие театрального чувашского искусства. Медленно, но настой­ чиво открывал он перед своими воспитанниками особенности род­ ного языка, учил ощущать его красоту, чувствовать музыкаль­ ность. Дмитрия Дациловича отличала скромность и простота. Все студийцы относились к нему, как к старшему другу и родному че­ ловеку. Он был неизменно добр и внимателен ко всем.

В 1961 году Чувашский академический драматический театр иринял пополнение. Кроме сцены у молодого актера появилось еще одно увлечение — чувашский детский писатель Кузьма Чулгась, работавший на радио поручал Яковлеву делать детские пе­ редачи, спектакли. Валерию нравились такие поручения все боль­ ше и больше, они помогали выразить себя полнее. Так появилось желание снова поехать в ГИТИС учиться — уже на режиссера.

Валерий Николаевич считает, что во время учебы ему повезло дважды. Как актер он учился в классе профессора Василия Алек­ сандровича Орлова, мхатовца, непосредственного ученика К. С. Станиславского. Как режиссера его пестовала народная артистка РСФ СР, профессор, тоже ученица К. С. Станиславского М ария Осиповна Кнебель. Сокурсник Валерия ныне режиссер му­ зыкального театра имени К. С. Станиславского и В. И.

Немиро­ вича-Данченко, однажды сказал мне:

— Мария Осиповна считала Валерия одним из своих самых перспективных учеников.

Его учителя были приверженцами одной школы в искусстве — это очень важно. Поэтому и Чувашский театр, воспитанный в духе русской реалистической школы, стал для молодого режиссера род­ ным домом.

«Вот моя родословная».

Еще студентом ГИТИСа он поставил в Чувашском академиче­ ском театре спектакль польского драматурга Я. Варминского «Ме­ лодрама», затем после окончания института по распределению уехал в Комсомольск-на-Амуре, город, овеянный романтикой пер­ вых пятилеток. Здесь за полгода работы он поставил два спек­ такля — «Четыре креста на солнце» белорусского драматурга А. Делендика и «Только телеграммы» В. Осипова. Спектакли про­ шли успешно, но... стоит ли удивляться тому, что молодого режис­ сера тянуло домой. Ему хотелось работать в родном театре, пото­ му что только там он мог полнее выразить себя.

Его первой профессиональной работой на чувашской сцене был спектакль «Однажды весной» по пьесе народного писателя Ч у­ вашской АССР Леонида Агакова. Это произошло в 1968 году.

Я попала на него случайно. Ш ла вечером по улице. Моросил дождь. Таял снег. Мягкими шинами шуршали автобусы, разбрыз­ Л. Агаков «О днаж ды весной.

гивая в разные стороны жидкую весеннюю кашу. Подошла к теат­ ру. Вся площадка между колоннами была заполнена людьми.

Спрашивали лишние билеты. Я безмерно удивилась. Т акая кар­ тина была привычна в то время в Москве в «Современнике» или в театре имени Ленинского комсомола на спектакли Анатолия Эфроса, на которые мы, студенты ГИТИСа, все-таки попадали.

В Чебоксарах такое я увидела впервые. Постояла несколько ми­ нут, понаблюдала. Взглядом пробежала афишу. Мое внимание привлекла фамилия режиссера-постановщика. Она была мне зн а ­ кома. Я уже слышала, что в Чувашском театре появился такой режиссер. Когда фотокорреспондент Виталий Исаев показал мне снимок, то буквально заинтриговал меня. Валерий Яковлев был заснят в момент репетиции, когда на сцену подают только еще малый свет, когда находки рождаются случайно и потом уже з а ­ крепляются и выверяются. На снимке меня покорила одержимость и самоотдача молодого режиссера. Он предстал на фото в неудер­ жимом порыве, в его позе было что-то фантастическое. Я спраши­ ва л а себя — что это такое? Искусство высокопрофессионального фотографа, сумевшего «поймать» человека в момент творческой вспышки, или же редкая натура, для которой подобное творческое состояние — обычная рабочая атмосфера?

...Начался спектакль. На сцене багровые отблески пожарищ падали на уставшие лица красноармейцев. И сразу из мирных будней зал переносился в далекое тревожное время, каждый внутренне перестраивался. Затем опускался второй занавес с изо­ бражением цветущих яблоневых ветвей и с двумя надписями;

«Однажды весной...» и «1922 год».

Сцена была оформлена как деревенская улица: плетень, за в а ­ линка. Молодость всегда максимальна и несколько скептически настроена к признанным авторитетам. Поэтому Валерий Яковлев поручил оформление спектакля молодому актеру Юрию Коль­ цову.

Повесть «Однажды весной...» была любимой книгой несколь­ ких поколений чувашской молодежи. Ко времени постановки она выдержала проверку жизнью. Писатель Л. Агаков и В. Яков­ лев несколько лет работали над инсценировкой произведения, ото­ брав его основные события, сохраняя органику и дух.

Деревня 1922 года — это уже история. Демобилизованный воин Красной Армии, молодой коммунист Тарас повел непримиримую борьбу с кулаками, засевшими в сельских Советах. Но понимал, что одному не справиться, он собирает вокруг себя комсомольцев и бедных крестьян.

Кулаки, чувствуя в Тарасе силу и убежденность, стремятся скомпрометировать его. Они устраивают провокацию с зерном.

Возмущенные крестьяне требуют суда над активистами, но в итоге провокация кулаков разоблачена, и правда торжествует.

Первый спектакль молодого режиссера был тепло встречен зри­ телями и щедро отмечен прессой. Рецензент Г. Сергеев в газете «Советская Чувашия» писал, что режиссер В. Яковлев начинает сценическое толкование пьесы «Однажды весной...» почти траги­ ческой нотой: на фоне звучания погребального колокола — вопль безумной женщины, и зрители погружаются в драматический рас­ сказ о жизни чувашской деревни, в которой каждый день голод­ ная смерть уносит все новые и новые жертвы.

Думается, что режиссер поставил своей целью сделать главным действующим лицом спектакля народ, и это ему, в основном, уд а­ лось. На сцене действует большое количество людей, которыми постановщик управляет весьма умело. Надо оговориться, что это не безликая масса. В толпе людей разного возраста, разного внеш­ него облика сразу начинаешь выделять характерные персонажи, которые отлично понимают свой «маневр». Артисты ведут себя в массовых сценах очень достоверно, заинтересованно, без какой бы то ни было фальши и потери чувства художественной меры.

А такие большие мастера чувашской сцены, как народный артист Р С Ф С Р и Чувашской АССР Б. Алексеев (Н азар), народный ар­ тист Чувашской АССР Е. Никитин (Хамат), заслуженные артисты Чувашской АССР Е. Шорникова (Кулине) и П. Иванов (Павел) демонстрируют великолепное умение раскрывать на сцене харак­ теры привлекательных простых деревенских людей. Это дости­ жение спектакля, одно из объяснений, почему он нравится зри­ телю.

...Очень выразительна массовка в сцене ремонта моста всей деревней... Ощущается подлинный энтузиазм коллективного труда, который, как известно, облагораживает человека. Это тоже дости­ жение спектакля. Зрители аплодируют этой сцене, правильно най­ денной атмосфере всеобщего подъема и трудового волнения.

Режиссер спектакля и артисты проделали плодотворную рабо­ ту. Все исполнители играют свои роли в добротной реалистической манере, с хорошей выдумкой и вкусом.

Молодой режиссер выстроил спектакль психологически точно.

События развивались, следуя жизненной правдивости — после наивысшего напряжения — спад, разрядка. Он ввел в спектакль действующее лицо — безумную женщину, которая как бы интуи­ тивно предопределяла ход многих событий. Появлялась она на сцене во время самых трагических происшествий. Вот пойман конокрад Шишка. В это время на другом конце сцены появляется безумная женщина (тогда еще заслуженная артистка Чувашской А С С Р В. Кузьмина). На ее крик толпа оборачивается, замирая в ожидании нового трагического известия. Используя этот момент, кулак Л я в а убивает Ш ишку и исчезает. Все настолько неожидан­ но и внезапно, что первоначальная реакция изумленных людей — возглас: «О-о-о!»— точно передавала и их психологическое состоя­ ние, и их неподготовленность к таким резким, казалось бы, не­ правдоподобным трагическим поворотам. Убили враги и комсо­ мольца Исая (артист Н. Степанов). Он погиб на посту, охраняя народное добро.

В спектакле начинающего режиссера было много актерских удач — это и Тарас в исполнении Г. Терентьева, который создал образ страстного, жизнерадостного молодого коммуниста, дочь сельского бедняка хрупкая Верук в исполнении И. Григорьевой, которая была по-детски непосредственной, доброй, чуткой к лю ­ дям. Внутренняя собранность, решительность, преданность своему делу чувствовались в герое Н. Степанова — комсомольце Исае.

Впечатляющими получились и образы врагов Советской власти.

Тонко и продуманно работал над характером председателя сель­ ского Совета, скрытого врага Иливана актер Н. Виноградов. Чело­ века сильного, но обреченного, до конца ведущего борьбу против Советской власти показал В. Родионов в роли белого офицера Махорки. Образ жестокого и хитрого врага Советской власти создал А. Ургалкин.

...Премьера спектакля «Однажды весной...» состоялась в те дни, когда в республике проходила декада, посвященная 50-летию Чувашского академического драматического театра имени К. В. Иванова. «Создан яркий спектакль, который призывает быть стойким в борьбе за свои идеи. Уходя из театра, зритель невольно размышляет, как жить, чтобы быть достойным тех, кто жил и бо­ ролся до нас»,— так оценил значение спектакля заслуженный р а ­ ботник культуры Чувашской АССР М. Юрьев.

Первый успех... В первом же спектакле зритель почувствовал любовь и расположенность режиссера к простым деревенским лю ­ дям, к их судьбам и душам. Но Валерий Яковлев как режиссер еще только открывал себя...

А затем появился спектакль «Любовь и тыква» украинского драматурга И. Стаднюка. Был он веселым, озорным, повеяло от него буйной молодостью. Помню, как один из журналистов слу­ чайно побывал на репетиции и потом долго ходил потрясенный, рассказывал нам, что на нее актеры приходят в трнко, потому что режиссер заставляет их и бегать, и прыгать, и чуть ли не акроба­ тикой заниматься. Секрет был в том, что актеру «застоявшемуся»

трудно было бы выдержать такой темп, который задумал режиссер.

В спектакле рассказывалось о двух влюбленных парах. И не было бы в нем ничего незаурядного, если бы не бьющая через край энергия актерской игры и режиссерской фантазии.

После такого жизнерадостного спектакля Валерий Николаевич вновь берется за серьезную тему, возвращается к прошлому чу­ вашского народа. С трагедией народного писателя Чувашии Нико­ лая Ильбекова «Черный хлеб» он был знаком еще со школьной скамьи. Николай Ильбеков — его односельчанин, он много слышал!

о нем, встречался в деревне, когда писатель наведывал свою род-* ню. Валерия Яковлева это произведение увлекло не только д р а м а ­ тизмом событий, но и самобытными чувашскими характерами.

Сейчас, когда спектакль живет на сцене уже более десяти лет и имеет прочный успех у зрителя, когда на него порой трудно по­ пасть, а театральная площадь в день спектакля бывает заполнена автобусами, приезжающими д аж е из самых отдаленных районов республики,— трудно представить сомнения молодого постанов­ щика. Таким естественным кажется и пришедший успех, и удач­ ливая судьба спектакля.

Сценический вариант написан автором совместно с Г. Микушкиным. Но чувашская сцена уже знала несколько вариантов драмы о тяжелом прошлом народа — это и «Нарспи» К. Иванова и «Айдар» П. Осипова. В «Черном хлебе» основной сюжетной линией тоже проходит судьба крестьянской девушки Селиме. Она

5. J1. П. Вдовцева. 65 Н. И льбек «Черный хлеб».

Ш еркей — А. Ургалкин, Э лен дей— Г. Терентьев любит батрака Тухтара, но ее отец Шеркей, бедный крестьянин, хочет, чтобы его дочь была счастливой, не знала бедности. К тому ж е породниться с кулаком Кантюком для него большая честь.

В тайне от дочери Шеркей за выкуп продает свою дочь сыну Кантюка, Нямасу, и дает согласие на ее похищение. Бесконечно ж а л е я дочь и не в силах за нее заступиться, больная жена Шеркея — Сайте, умирает. Поседевшая за одну ночь Селиме, не сми­ ривш аяся и не потерявшая чувства собственного достоинства, отстаивая свое право на любовь, на жизнь по своему убеждению, гибнет от руки Нямаса.

И по сей день единственной исполнительницей роли Селиме является народная артистка Чувашской АССР Н. Григорьева.

Нина Григорьева с ее трепетностью и искренностью, с ее умением проникать в тайники девичьей души явилась центром, который приковал к себе внимание и симпатии зрителей. Здесь и режиссер, и актриса стояли перед трудной задачей — не остановить зрителя перед барьером сентиментальности, повести его дальше, раскрыть, во имя чего это происходит. Тонкими, нежными красками рисует Нина Григорьева '.робкую, но глубокую любовь юной Селиме к Тухтару. Какое счастье даровано им обоим! Их встречи проис­ ходят в поле, на краю деревни. Все вокруг преображается от их первой любви, робких и неуверенных признаний. Человек счастлив!

Он красив в своем чувстве.

И тут же разрушая прекрасное, раздается твердый и неумо­ лимый голос иных тонов, иного звучания. Шеркей тоже хочет счастья. Народный артист СССР Алексей Ургалкин рисует своего героя дородным и степенным, не сломленным, несмотря на трудно прожитые годы. Он честно проработал всю жизнь и теперь хочет уважения и достатка. К ак этого добиться? К ак сделать, чтобы его дети не жили в такой нужде, в какой жил он? В молодости и ему казалось, что он рожден для счастья. Но горькая участь бедного крестьянина решительно изменила его взгляды на жизнь. Он не подлец, не жестокий и не злой человек. Просто обстоятельства оказались сильнее его. Контраст чистой и светлой любви Селиме, ее высоких идеалов, в которые суровая и несправедливая действи­ тельность еще не успела внести свои коррективы, с крестьянской мудростью Шеркея, которую он нажил под старость лет — это не что иное, как философское размышление автора пьесы и режиссе­ ра спектакля о сущности красоты, о том, что эстетические каче­ ства общественны по своей сути, ибо выражают человека, его черты и свойства.



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«1 Оглавление Введение 1. Целевой раздел.. Пояснительная записка. 1.1. 1.1.1 Цели и задачи Программы. 1.1.2 Принципы и подходы к формированию Программы. Планируемые результаты. 1.2. 1.2.1.Целевые ориентиры в раннем возрасте. 1.2.2.Целевые ориентиры на этапе завершения освоения Программы. Развивающее оценивание...»

«Склярова Татьяна Васильевна СОДЕРЖАНИЕ Информация об опыте Технология опыта Результативность опыта Библиографический список Склярова Татьяна Васильевна Музыка Тема опыта: "Формирование познавательных у...»

«АПОСТОЛ, 111 ЗАЧАЛО (КОММ. НА РИМ. 13:1-10) СУББОТЫ 8 НЕДЕЛИ 13:1-10 ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКИЙ ТЕКСТ (13:1-11) СИНОДАЛЬНЫЙ ПЕРЕВОД ИОАНН ЗЛАТОУСТ БЕСЕДА 23 (римл. 13:1-10) (Стихи 13:1-2) (Стихи 13:3-5) (Стихи 13:6-7) (Стихи 13:8-10) (Бог хотел возбудить в Каине любовь хотя бы к умершему) (Любящий не наказывает, а только...»

«Каталог кормов для сома 2015 www.coppens.com внесены: Cентябрь 2014 Dedicated to your performance Вступление Clarias gariepinus и другие двоякодышащие разновидности и гибриды африканского сома представляют собой интересный вид для промышленного разведения. Мясо этих рыб способно обеспечить высок...»

«МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ СССР ПРИКАЗ 12 августа 1977 г. N 755 О МЕРАХ ПО ДАЛЬНЕЙШЕМУ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЮ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ ФОРМ РАБОТЫ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫХ ЖИВОТНЫХ В целях дальнейшего совершенствования...»

«Электронный журнал "Труды МАИ". Выпуск № 34 www.mai.ru/science/trudy/ УДК: 629.7 Численно-аналитическая теория THEONA & анализ движения спутниковых систем А. Р. Голиков Аннотация В настоящее время, проекты с констелляциями (и близкорас...»

«О Компании Farr Canada Компания Farr Canada, подразделение корпорации McCoy Corporation, основана в 1976 г. и является мировым лидером в разработке и производстве гидравлических трубных ключей, гидравлических удерживающих ключей, гидравлических станций, стационарных устройств свинчивания-...»

«Направление 1. Формирование и эволюция Солнечной системы Координаторы: акад. М.Я. Маров (ГЕОХИ), д.ф.-м.н.А.В. Колесниченко (ИПМ) Проект 1.1. Происхождение и эволюция Солнечной системы, модельная реконструкция. Рук. : акад. М.Я. Маров, проф. А.В. Колесниченко 1. Построена в приближении турбулентной МГД модель тонко...»

«2016 Т. 3, № 4 Прикладная фотоника УДК 535 О.В. Антоненко, А.С. Кириллов, Ю.Н. Куликов Полярный геофизический институт, Апатиты, Россия ЭЛЕКТРОННО-ВОЗБУЖДЕННЫЕ КИСЛОРОДНЫЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ В АТМОСФЕРАХ ПЛАНЕТ ЗЕМНОЙ ГРУППЫ Рассмотрены процессы возбуждения и гашения электронно-возбужденных сос...»

«ГЕТЕРОГЕННОСТЬ РАСТИТЕЛЬНОГО ПОКРОВА В АРКТИКЕ И ПОДХОДЫ К ЕЕ ТИПИЗАЦИИ Н. В. Матвеева Ботанический институт им. В. Л. Комарова РАН, Санкт-Петербург nadyam@NM10185.spb.edu Детальное изучение структуры растительности не теряет своей актуальности, поскольку именно в ней в конечном итоге находят отражение все процессы, происходящие в рас...»

«Парадоксы инновационной образовательной практики:вызовы и выводы для теории непрерывного образования М.В. Кларин Инновационное образование, непрерывное образование, образование взрослых, последипломное проф...»

«Консультация для родителей "Как научить ребнка 1–2 года правильно реагировать на слово "нельзя" Татьяна Скобкарева Консультация для родителей "Как научить ребнка 1–2 года правильно реагировать на слово "нельзя" Год лучший возраст, чтобы научить ребнка слову "нельзя". С одной стороны в этом возрасте малыш становится настолько активным и самостоя...»

«У ЗАНЯТИЕ № 8 1. Адаптация приемного ребенка и приемной семьи.ЦЕЛИ: Общая характеристика личностных проблем и кризисов, которые испытывают приемные родители в связи с появлением в семье приемного ребенка. Особенности ожиданий приемных семей. Страхи, тревоги и разочарования взрослых в разные периоды адаптации. Под...»

«ОТЧЕТ САО 2006 SAO REPORT 5 SCIENTIFIC AND НАУЧНО ORGANIZATIONAL ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ACTIVITIES ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ МЕЖДУНАРОДНОЕ INTERNATIONAL СОТРУДНИЧЕСТВО COLLABORATION Совместная научная деятельность с зарубежными The cooperative scientific activity with foreign научными учреждениями включает как совместно research institutions includes...»

«Грузинские сказки Иванэ и дэвкаци http://detkam.e-papa.ru Page 1/6 Иванэ и дэвкаци http://detkam.e-papa.ru Жил некогда царь, и был у него невиданной силы палаван (Палаван богатырь-борец). С виду палаван был совсем как дэв – огромный, весь в густой щетине, и потому прозвали его Дэвкаци – дэв-человек. Гордился царь своим палавано...»

«том второй ВОСКРЕСЕНЬЕ ВОСКРЕСЕНЬЕ “На пианино над раскрытыми клавишами стоял клавир "Фауста", он был раскрыт.” Наконец мы погружаемся в светлые воды окончательной редакции МиМ. Следует сделать некоторые выводы из экскурса в лабиринт ранних редакций. Начав с прямой переклички с сюжетами...»

«КОМБИНИРОВАННАЯ МЕМБРАННАЯ УСТАНОВКА СЕРИИ УВОИ "М Ф" 1812F – N ДЛЯ ПОЛУЧЕНИЯ ВОДЫ ОЧИЩЕННОЙ ПО ФС 42-2619-97, применяемой для изготовления и производства нестерильных лекарственных...»

«ГАЗЕТА РОССИЙСКОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СОЮЗА ЛОКОМОТИВНЫХ БРИГАД ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ Выпуск № 1 (93) Январь, 2007 г. 27 января 2007 года в Москве прошел VIII съезд Российского профессионального союза локомотивных бригад железнодорожников /РПЛБЖ/ локомотивных СЪЕЗД ВОС...»

«ОГЛАВЛЕНИЕ ВВЕДЕНИЕ.......................................... 14 Глава 1 ПУТЕШЕСТВИЯ В СВЯЩЕННЫХ ЛЕСАХ.................. 22 Огонь в пустыне.................................... 23 В тени Тето...»

«КОМПЬЮТЕРНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ И МОДЕЛИРОВАНИЕ 2011 Т. 3 № 4 С. 413420 АНАЛИЗ И МОДЕЛИРОВАНИЕ СЛОЖНЫХ ЖИВЫХ СИСТЕМ УДК: 539.3 Метод моделирования структуры компактной костной ткани Т. В. К...»

«Курительные смеси в Коми: что убивает молодежь, употребляющую новый вид наркотиков Минздрав республики информирует о том, как определить человека "под "спайсом" Республика Коми вошла в число регионов, в которых появилась проблема употребления курительных смесей. Подростки и молодые люди все чаще подвергают себя страшной опасности,...»

«Христианская Церковь Дом Божий Христианская Церковь Дом Божий Основы Библейской веры Христианская Церковь Дом Божий Христианская Церковь Дом Божий © 2015 Церковь Дом Божий Все права сохранены. Никакая часть данной книги, не может быть скопирована ни в какой форме, без предварительного письменного разрешения. Присылайте в...»

«Рассмотрено "Соглас "Согласовано" "Утверждаю" на заседании МО Заместитель директора Директор МБОУ СОШ Руководитель МО по УВР МБОУ СОШ с.Старокуктово Камалова Г.М. с.Старокуктово СадертдиновФ.К Проток...»

«Цезарь-Р. Руководство пользователя ЦЕЗАРЬ-Р Программное обеспечение для преобразования речи в текст STC-S740 Руководство пользователя ЦВАУ.00640-01 91 Система менеджмента качества ООО "ЦРТ" соответствует требованиям международного стандарта ISO 9001-2008. Удостоверяющий сертификат выдан независимым сертификационным обществом Det Norske Veritas. Срок де...»

«Федерация спортивного туризма России ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ СПОРТИВНОГО ТУРИЗМА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ на 2011 – 2018 гг. г. Москва Одобрен Съездом ТССР "12"декабря 2010 г. СОДЕРЖАНИЕ ПРОГРАММЫ Раздел Стр.1. Общие положения. 3 2. Паспорт Прог...»

«*** Моржарше ил`дяъа, ХъытIаххыва тюлибы. Чин тюлибы хъытIаххы, Хылийдава силибы. *** Налар ыIхе балканыс, Налар ыIхе аIмаIлейс. ЫкIар хъимаъаджын чис, ХъидхьырийнкъаI къел` къайейс. *** Шенке цIыцIааъава агь, АIждагьаний вод тимсагь. Хъийгъ...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.