WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

«УДК 811.111’37 Гетман Ю.С. (Харьков, Украина) ПЕтр i КаК воПЛоЩЕниЕ арХЕтиПа отЦа в драмЕ д.в. авЕрКиЕва «ЦарЕвич аЛЕКСЕй» Стаття присвячена ...»

УДК 811.111’37

Гетман Ю.С.

(Харьков, Украина)

ПЕтр i КаК воПЛоЩЕниЕ арХЕтиПа отЦа в драмЕ

д.в. авЕрКиЕва «ЦарЕвич аЛЕКСЕй»

Стаття присвячена аналізу маловивченої драми Д. В. Аверкієва «Царевич Алексей»,

присвяченої протистоянню Петра I з сином, яке закінчилося трагічною загибеллю царевича. В статті образ імператора розглядається в контексті теорії архетипів, запропонованих професором Д. Ш. Болен.

Ключові слова: архетип батька, архетипічні фігури, доктрина про першородний гріх, патріархальна культура.

Статья посвящена анализу малоизученной драмы Д. В. Аверкиева «Царевич Алексей», посвященной противостоянию Петра I с сыном, закончившимся трагической гибелью царевича. В статье образ императора рассматривается в контексте теории архетипов, предложенных профессором Д. Ш. Болен.

Ключевые слова: архетип отца, архетипические фигуры, доктрина о первородном грехе, патриархальная культура.

The article is devoted to a little known play of D.V.Averkiev «Tsarevitch Alexey» dedicated to the opposition of Peter I with his son, wich has finished with tsarevitch tragic death. In this article the emperor’s image is considered in the context of the theory of the archetypes suggested by the professor D. S. Bolen.

Key words: an archetype of a father, archetype figures, he doctrine about a fall of man, patriarchal culture.

Неоднозначная личность величайшего исторического деятеля Петра I привлекала внимание писателей XVIII-XIX ст. По словам Ю.В. Стенника, «процесс осмысления фигуры Петра I в литературе представляет собой любопытный феномен мифологизации исторической личности, начавшейся уже при жизни великого монарха и продолжающейся до сих пор» [1]. В 1872 г. в «Русском Вестнике» была напечатана драма Д.В. Аверкиева «Царевич Алексей», однако вследствие изображения в ней царевича Алексея и Петра I она была запрещена к постановке.



С именем царевича Алексея связаны споры, в центре которых находится проблема захвата власти и свержения Петра I. Существует мнение, что он стал заложником своего окружения, недовольного политикой императора. В.П.

Буренин писал о деле царевича Алексея: «В какой другой истории вы найдете подобную типически-величавую фигуру, как этот гигант, которому, по выражению поэта, “никто в царях не равен”, приносящим в жертву своим великим преобразовательным стремлениям жизнь собственного сына» [2:

218]. Аверкиев, следуя традиции Карамзина и Пушкина, отходит от однозначных оценок Петра I. В трагедии «Царевич Алексей» он представляет оригинальную трактовку личности императора и обращается к изображению именно его противостояния с сыном, © Гетман Ю.С., 2011 окончившимся страшной жертвой. Аверкиев рассматривает этот сюжет не с исторической, а с семейной точки зрения. Драматург сознательно отказывается от изображения того, какими влияниями, какими силами общества обуславливалось и направлялось непокорство Алексея Петру и пассивное сопротивление, предпринятое им против отца.

В трагедии «Царевич Алексей» личность Петра трактуется весьма неоднозначно. В репликах Абрама Лопухина и Алексея Нарышкина император выступает жестокосердным деспотом: «гордо, поди, стал о себе мыслить», «себе окром рыку да крику, вряд ли чего дождемся». Эти отвечают предложенным Д.Ш. Болен описаниям архетипа отца Зевса: «Зевс – это бог-громовержец, его символ – молния. И до сегодняшнего дня, когда человек решается пойти против какого-либо патриархального запрета, он боится, что на его голову обрушатся громы и молнии …» [3: 33-65]. В драме Аверкиева значительное место отводится обрисовке психологического облика Петра I. Подход, представленный Д. Болен, позволяет точнее проанализировать отношения императора с сыном в пьесе драматурга, выявить истинные, по его мнению, причины трагедии.





Известно, что идея архетипов в психологии принадлежит К. Юнгу. Как отмечает Д.

Болен, «они могут быть персонифицированы в образах богов и богинь: мифы, описывающие их жизнь и деяния, представляют собой архетипические истории. Затрагиваемые в мифах темы и пробуждаемые ими образы и чувства универсальны и являются частью общечеловеческого наследия. … В качестве архетипических фигур образы богов представляют собой описание некой базовой структуры в личности мужчины или женщины.

Эта базовая структура «воплощается», или «детализируется», в конкретных мужчинах.

Каждый из них обладает массой уникальных черт …, И все же на фоне … этого можно заметить, что он следует тому или иному архетипическому образцу – напоминает вполне определенного бога» [3]. Далее исследовательница отмечает, что патриархальные боги, несмотря на всю свою силу, «боятся судьбы – которая непременно состоит в том, что его должен свергнуть сын. Власть и паранойя часто идут рука об руку. Мужчины, поднявшиеся на вершину, боятся быть свергнутыми, подозрительно относятся к побуждениям других людей, не верят в верность друзей и подавляют рост окружающих, чтобы те не стали слишком сильны. Таким образом, они порождают тех самых врагов, которых боятся. Именно об этом повествуют истории Урана, Кроноса и Зевса …» [3].

Эта особенность отчетливо выразилась в драме Аверкиева. Согласно исторической правде, его царевич бежит в Вену, затем в Неаполь, но место его пребывания стало известно Петру. К Алексею был отправлен посланник, передавший ему письмо от отца.

Царевичу было обещано прощение вины в случае возвращения в Россию. Возлюбленная Алексея, Ефросинья уговаривает его вернуться. Царевича подозревают в заговоре против отца и заключают под стражу. Петр приказывает провести следствие по делу сына.

Петр, как и мифологические боги, выявляет враждебность по отношению к сыну.

«”Хороня” своих детей, Уран пытался подавить их потенциал, – он не позволял им расти и развиваться так, как им было предназначено от природы». Царевич Алексей был способным учеником, об этом говорится в пьесе: «ты знаешь, я учиться не ленив, люблю читать» [3]. Однако он не проявляет интереса к военным трудам, и это огорчает Петра, который видел в сыне продолжателя своих преобразований. «Кронос, “проглатывая” или “пожирая” детей, пытался сделать их частью себя. Образно говоря, именно таким образом авторитарный отец может помешать росту своих детей, чтобы те не стали больше него и не бросили вызов его статусу или верованиям. Он держит их в тени, стараясь оградить от влияния людей, знаний или ценностей, которые могли бы расширить их кругозор. … Такой отец требует, чтобы дети не отличались от него и не отклонялись от его планов относительно их будущего» [3]. Так Петр, боясь измены, запрещал Алексею общаться с матерью и ее родственниками.

Аверкиев изображает Петра энергичным, смелым, трудолюбивым, наделенным многими талантами. Он все свои «отличья и чины» заслужил потом и кровью. От сына требовал «усердие к наукам показать, потребным для наследника престола». Однако такая жизнь была чужда Алексею, он считает себя непригодным для царственных дел. «Если ребенок не может думать или мыслить независимо, он не представляет угрозы для отца» [3]. Известно, что Алексей был надеждой старой Руси. Главный герой произведения выступает символом русской православной культуры: ему чужды резкие перемены и ломка сформировавшихся устоев. Он не приемлет церковной реформы отца и осознает, что духовенство в России никогда не противоборствовало царской власти. Церковь и царь всегда находились в союзе, основанном на взаимном согласии. Петр в своем стремлении к движению вперед забыл о нравственных началах, которые должны были руководить его поступками.

Так, по мнению Алексея и его сторонников, постепенно утрачивались главные ценности, являющиеся неотъемлемой частью духовной жизни русского человека.

«Старая Русь, попираемая и гонимая Петром, которого она ненавидела до олицетворения его с антихристом, … робко приподняла голову из-под придавившей ее ботфорты царя, бросила умиленный взор на его сына, и в нем … увидала возможность своего возрождения» [22:

220]. Петр осознает, какую силу олицетворяет собой Алексей, и видит в нем соперника.

В драме также прослеживается «доктрина о первородном грехе и утверждение о том, что все сыновья хотят убить отца и жениться на матери, суть теории, оправдывающие враждебность, испытываемую обиженными Небесными Отцами по отношению к сыновьям. Представление о “необходимости” наказаний подтверждается поговорками вроде “пожалеть розгу – испортить ребенка” …» [3]. Царевич сначала перестает доверять отцу, затем начинает бояться возможных последствий его гнева и наконец испытывает враждебность по отношению к нему. Аверкиев показывает, что Петр хотел суровым обращением заставить сына подражать ему. Однако «тем самым еще более утвердил в сыне то, что зародилось в детстве и получило первое развитие в отрочестве, т.е. вражду к отцу, а вместе с тем, вражду ко всему отцовскому направлению» [22: 223]. Алексей не испытывает желания жить той жизнью, которой жил отец. Пропасть между отцом и сыном углубляется, однако Алексей не в состоянии изменить что-либо. Аверкиев показывает, что отношениям царевича с отцом катастрофически не хватает душевной теплоты, зато в них более чем достаточно взаимных подозрений и недоверия. Он тяготится сложившимся положением вещей. Побег в Вену, вероятней всего, был продиктован отчаянием.

Алексей бежал от того, что его угнетало и вызывало страх. Однако попытка скрыться от реального мира была обречена.

«Патриархальная культура враждебно настроена по отношению к невинности, она не ценит детские черты в человеке, но поощряет в мужчинах способность уподобиться Аврааму, Агамемнону, которые ставят распоряжения высшей власти и собственные амбиции (или же покорность требовательному богу) выше любви и заботы о собственном ребенке. Как и все успешные правители, Зевс был умелым стратегом и владел искусством создания союзов» [3]. Подобные качества позволили Петру I установить и укрепить свою власть. Он в полной мере обладал способностями, необходимыми для того, чтобы создать сильное государство и стать во главе него. Как отмечает Ш. Болен, «самая важная черта Зевса состоит в том, что он умеет навязывать свою волю другим. … Важной движущей силой для этого архетипа является стремление владеть собственной территорией, побуждающее мужчин (и женщин) стремиться к положению Зевса и вести себя соответствующим образом. …. От своих детей он ожидает приблизительно того же, чего требует от подчиненных: послушания и выполнения его воли. Его любимый ребенок соответствует требованиям, которые Зевс предъявляет к себе» [3]. Петр осознает, что его сын не способен к управлению государственными делами. Он признается себе, что не любит Алексея. Петр требует от Алексея быть продолжателем его дела, следовать его примеру, исправиться и полностью пересмотреть свои взгляды, в противном случае царевичу грозит отречение и заточение в монастырь. Однако Петр в глазах царевича выступает в роли человека, действия которого направлены на разрушение прежних устоев, созидание нового, отвергающего все предшествующее. Алексей отчетливо осознает, что он является преградой для отца в осуществлении его планов. Он боится не столько пострижения в монахи, сколько возможного убийства. Алексей бежит из России, чтобы спасти свою жизнь. Петр не мог оставить царевича за границей, поскольку он мог стать послушным орудием в руках врагов и завистников России.

Петр I был всецело поглощен государственными делами, частыми военными походами, и, вероятно, по этой причине он не сумел рассмотреть в сыне его истинных наклонностей и стремлений. «Постоянное отсутствие отца и его суровые суждения негативно влияют на детей. На эмоциональном уровне они чувствуют себя покинутыми или отвергнутыми. Если им не удается оправдать ожиданий отца, они нередко страдают от заниженной самооценки» [3]. Царевич был далек от своего отца, боялся его, трепетал перед ним. Аверкиев однако не раскрывает факторов, повлиявших на становление характера царевича и его отношение к отцу.

Архетип мужчины-Зевса предполагает, что он часто не видит своих проблем и не понимает, что ему необходимо расти, пока не грянет серьезный кризис, когда он уже просто не сможет игнорировать чувства – либо чужие, либо свои …. Может изменить мужчину-Зевса и какая-нибудь серьезная утрата, – она пробьется через эмоциональные барьеры и заставит его потерять голову. Он может на время «обезуметь от горя» и с головой окунуться в страдание» [3]. Наглядной иллюстрацией этого может послужить последний акт пьесы, представленный примирительным объяснением между Петром и Алексеем, измученным пыткой.

Действие происходит в Петербургской крепости. Петр наедине с собой размышляет о поступке сына и его судьбе. Он хочет повидаться с Алексеем, но что-то мешает ему. Петр чувствует свою вину в случившемся, он жалеет о том, что не встал на защиту сына. Он боится встречи с Алексеем, чувствует себя виноватым перед ним. По просьбе Алексея его приносят к отцу. Петр приходит в ужас от содеянного. Он просит у сына прощения, осознает, что всегда искренне любил его. Царевич объясняет отцу, что их ссора была досадным недоразумением. Алексей рассказывает, как после отъезда отца к нему приходили родственники матери и настраивали его против отца. Неопытный юноша верил их словам, боялся, что отец погубит и его: «понемногу все славное твое я забывал, а все дурное непрестанно помнил».

Петр потрясен смертью сына и осознает свою вину в случившемся :

О, милый сын мой!

Ты молод был и мог всему поверить.

Но я зачем, зачем же я-то верил Лишь худу про тебя?… [4: 401].

… Глубоко презирал его желанья, Стремленья сердца, мысли и мечты, И со своей могучей высоты я ставил ни во что его страданья…» [4: 403].

«Как ни тяжело он страдает, как ни ужасно то событие, которое повергло его в пучину горя, отныне этому мужчине не чужды страдания человечества, – он спускается с вершины и становится “более человечным”» [3]. Петр у Аверкиева предстает совершенно иным человеком. Грозный, непреклонный, идущий напролом император уступает место несчастному отцу, осознающему свои проступки по отношению к сыну. Он раскаивается и просит у Алексея прощения:

Алеша, сын мой!

Прости, прости. Нет, нет, не улыбайся.

О! верь, мне легче б было услыхать Твой вопль и стоны, грозные проклятья [4: 399].

Ситуация, в которую поставлен Петр I, давала возможность автору глубже раскрыть душевные волнения императора и, таким образом, более отчетливо воссоздать его исторический характер. Создавая образ Петра, Аверкиев стремится к сохранению достоверности в том, что касалось мотивов поступков императора как исторического лица. Аверкиев в финальной сцене отступает от исторических фактов, но образ Петра достоверен психологически. Думается, причиной этого является использование архетипа, способного выразить целый комплекс хорошо понятных чувств и движений персонажа.

ЛитЕратура

1. Стенник Ю.В. Петр I в русской литературе XVIII века [Электронный ресурс]:

собрание текстов / Электронные публикации ИРЛИ (Пушкинского дома) РАН, 2006-2009. – Режим доступа к статье: http://www.pushkinskijdom.ru/Default.

aspx?tabid=5928.

2. Буренин В.П. Критические очерки и памфлеты / В.П. Буренин. – СПб., 1884. – 319 с.

3. Болен Д.Ш. Боги в каждом мужчине. Архетипы, управляющие жизнью мужчин / Джин Шинода Болен. – София, 2008.– 400 с.

4. Аверкиев Д.В. Драмы. / Д.В. Аверкиев. – Спб., тип. А.С. Суворина, 1887-1896. – Т. 2.

Похожие работы:

«Рассмотрено "Соглас "Согласовано" "Утверждаю" на заседании МО Заместитель директора Директор МБОУ СОШ Руководитель МО по УВР МБОУ СОШ с.Старокуктово Камалова Г.М. с.Старокуктово СадертдиновФ.К Протокол ШамсутдиноваЗ.И. Приказ № от _2...»

«Христианская Церковь Дом Божий Церковь Дом Божий Христианская Церковь Дом Божий Христианская Церковь Дом Божий © 2015 – 2017 Оsnovy.org. Церковь Дом Божий Любое копирование и использование материалов данной книги в коммерческих целях запрещено. При цитировании...»

«ГАЗЕТА РОССИЙСКОГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО СОЮЗА ЛОКОМОТИВНЫХ БРИГАД ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНИКОВ Выпуск № 1 (93) Январь, 2007 г. 27 января 2007 года в Москве прошел VIII съезд Российского профессионального союза локомотивных бригад железнодорожников /РПЛБЖ/ локомотивных СЪЕЗД ВОСЬМОЙ И.ЮБИЛЕЙНЫЙ В январе 2007 года...»

«Ей в приданое дано было зеркальце одно, Свойство зеркальце имело: говорить оно умело. / А.С. Пушкин/ Елену вывело из себя даже не то, что он изменил ей в их общей постели, а произнесенная при этом фраза: "Это не то, что ты думаешь". Банальная, глупая, заезженная, как старая пластинка, фраза. Скорее не фраза, а контрольн...»

«УДК 821.161.1-312.4 ББК 84(2Рос=Рус)6-44 Б90 Бузин, Максим Леонидович. Б90 Парашютисты-диверсанты Сталина. Прорыв разведчиков / Максим Бузин. — Москва : Эксмо : Яуза, 2016. — 352 с. — (Война. Штрафбат. Они сражались за Родину). ISBN 978-5-699-91923-9...»

«Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Европы Российской академии наук ИТАЛИЯ: ОТ ВТОРОЙ РЕСПУБЛИКИ К ТРЕТЬЕЙ? Доклады Института Европы № 316 Москва 2015 УДК [32+33](450)(063) ББК 65...»

«• ?• ?• ? • 10, альманах Лучшие доказательства Наука и Библия опровергают миллионы лет Альманах "Лучшие доказательства" Наука и Библия опровергают миллионы лет. Издание на английском языке © 2013 Ответы в Бытии, США Издание на русском языке © 2016 Ответы в Бытии, США Перевод и редакция: Славянское Евангельс...»

«И СТО РИ Ч Е С К А Я п о в е с т ь ')• X V II. Прошло лто, прошла и осень 1756 года, а дло „о разбо дому козака Михаила Мармуты* покоилось въ глубин канцелярскихъ ящиковъ, потому что Хорватъ не присылалъ Ивана Требинскаго...»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.