WWW.KNIGA.LIB-I.RU
БЕСПЛАТНАЯ  ИНТЕРНЕТ  БИБЛИОТЕКА - Онлайн материалы
 

Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |

«МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ КАЗАХСТАНСКОЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО К.М. БАЙПАКОВ ИСЛАМСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ АРХИТЕКТУРА И АРХЕОЛОГИЯ КАЗАХСТАНА ...»

-- [ Страница 1 ] --

МЕЖДУНАРОДНЫЙ ИНСТИТУТ ЦЕНТРАЛЬНОАЗИАТСКИХ

ИССЛЕДОВАНИЙ

КАЗАХСТАНСКОЕ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО

К.М. БАЙПАКОВ

ИСЛАМСКАЯ АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ

АРХИТЕКТУРА

И АРХЕОЛОГИЯ КАЗАХСТАНА

Алматы-Самарканд, 2012

Научная редакция: академик НАН РК Б.Е. Кумеков к.и.н. Ш.Р. Пидаев Рецензенты: д.и.н. В.Д. Горячева к.и.н. Д.А. Воякин Байпаков К.М. Исламская археологическая архитектура и археология Казахстана.

Алматы-Самарканд, 2012. – 284 с., 108 илл.

Предлагаемая книга содержит проанализированные и обобщенные материалы по мусульманским памятникам археологической архитектуры и археологии Казахстана, которые появляются здесь вместе с утверждением ислама, мусульманской идеологии в обществе и государстве, в умах и душах людей.

В работе приводится историческая справка о походах арабов, саманидов в Южный Казахстан и Жетысу, о распространении ислама.

Книга богато иллюстрирована чертежами, черно-белыми и цветными фотографиями, аэрофотоснимками.

Книга рассчитана на археологов, историков и историков архитектуры, на религиоведов, на преподавателей и студентов ВУЗов, учителей и всех, кто интересуется историей и культурным наследием Казахстана.

Автор несет ответственность за выбор и предоставление фактов и мнений, содержащихся в этом издании и не выражающих идеи ЮНЕСКО. Обозначения и материалы, представленные в книге, не заключают в себе мнения ЮНЕСКО относительно легального статуса какой-либо страны, территории, города или зоны влияния, границ.



ISBN 978-9943-11-084-7 (МИЦАИ) © Байпаков К.М., 2012 © МИЦАИ, 2012 Содержание Введение............................................................... 4 Глава I. Арабы в Южном Казахстане и Жетысу, распространение ислама на территории Казахстана................... 7 Глава II. Общественные постройки исламской архитектуры.................. 13

1. Мечети и минареты......................................... 13

2. Ханака.................................................... 29

3. Медресе................................................... 31 Глава III. Мусульманские бани........................................... 37 Глава IV. Мемориальная архитектура..................................... 57

1. Мав

–  –  –

Введение П амятники зодчества – источник богатейшей информации о жизни общества, создавшего их. Они дают яркое представление о политической обстановке, идеологии, развитии научно-производственного потенциала, об эстетических нормах эпохи, о культурных контактах народов и распространении культурных эталонов, об уровне строительного дела.

Общая история зодчества, эволюция архитектурно-художественного образа, закономерности развития архитектуры, – все эти проблемы являются предметом исследований, успех которых определяется результатами, получаемыми при изучении памятников архитектурной археологии или археологической архитектуры.





В Средней Азии изучение архитектуры качественно изменилось лишь в послереволюционное время – во второй половине 20-30-х гг., благодаря раскопкам архитектурных памятников, осуществленным В.Л.Вяткиным и М.Е.Массоном.

Позднее, в 1945 г. на I Всесоюзном археологическом совещании в Москве было верно отмечено, что «подлинная и полная история древнерусской национальной архитектуры может быть лишь результатом археологического раскрытия ее памятников и их реконструкции»1. Этот тезис идентичен истории в изучении архитектуры Средней Азии, где работали такие известные историки архитектуры, как М.С.Булатов, В.Л.Воронина, В.Л.Лавров, В.А.Нильсен, В.И.Пилявский, Г.А.Пугаченкова, С.Г.Хмельницкий, Л.Л.Гуревич, которые приняли не только дефиницию «археологическая архитектура», но и разработали методику ее изучения применительно к Средней Азии2.

Итак, как определенное направление исследований археологическая архитектура существует достаточно давно и играет немаловажную роль в археологической практике. Сам термин вошел в широкое употребление. Наиболее привычно для слуха – «археолого-архитектурное изучение памятников зодчества», – однако, такой вид исследований предполагает обычно решение практических задач консервации, имеет узкую направленность и является, по сути, лишь одним из аспектов собственно археологической архитектуры. Последняя, конечно, многое дает для датировок археологической стратиграфии изучаемого объекта, но задачи ее шире: изучение смены строений по археологическим остаткам ставит целью не только определение относительной и абсолютной хронологии, но и решение ряда других историко-архитектурных проблем.

Архитектурные находки сопровождают большинство археологических раскопок, начиная с памятников эпохи неолита, увеличиваясь в последующие периоды. Архитектура предстает как особый вид созидательной деятельности человека, соединяю

<

Введение

щей качества материальной и духовной культуры: «пользу, прочность и красоту» – по выражению Витрувия. Археология помогает в той или иной мере выявить многообразные свойства архитектуры, в зависимости от содержимого архитектурных остатков и насыщенности находками культурных слоев.

Ведущий принцип самого метода археологической архитектуры – это изучение архитектурных остатков как развивающегося во времени организма: истории их возникновения, последующих переделок, гибели или запустения. Следы архитектурного творчества запечатлены как в самих архитектурных остатках, так и в культурных напластованиях, заполняющих покинутые строения.

Заключительным и важным разделом архитектурно-археологического исследования является реконструкция – описательная или графическая. Археологическая архитектура располагает методами примерного, а иногда и достаточно точного определения первоначальных высотных отметок здания по его остаткам и даже архитектурным деталям. Общий комплекс археологических наблюдений, расчетов и привлечения близких аналогий вооружает исследователя суммой реальных данных и возникающих на этой основе умозаключений, которые позволяют воспроизвести объемнопространственную композицию здания и его интерьеров, дать зримое представление о красоте архитектуры древних эпох.

Изучение археологической архитектуры особенно актуально для Казахстана, где до наших дней сохранилось крайне мало построек эпохи средневековья. В их числе – мавзолеи Айша-биби, Бабаджи-хатун, два мавзолея Сырлытам на Сырдарье, мавзолей и ханака Ахмеда Яссави, мавзолей Рабии Султан-Бегим в Туркестане, мавзолей Джоши-хана и Алаша-хана в Сары-Арке. Из монументальных зданий, связанных с гражданским зодчеством, широко известен Акыртас вблизи Тараза.

Тем не менее, об археологической архитектуре Казахстана до недавнего времени почти не было работ, имена перечисленных выше исследователей связаны с работами в Узбекистане, где сложилась и успешно работает школа историков архитектуры, в Таджикистане и Туркменистане. В Казахстане же исследования, ориентированные на археологическую архитектуру, почти не велись. Археологи при раскопках архитектурных объектов ставили перед собой более общие задачи, связанные с изучением того или иного памятника, либо как объекта археологии (стратиграфия, хронология, типология), либо, как феномена, важного для выявления уровня культуры, экономики и социального строя древних обществ.

Поэтому именно археологическая архитектура может дать материал, необходимый для изучения процессов развития архитектуры Казахстана в древности и средневековье. Обращение к ней, широкие исследования памятников с точки зрения решения проблем древней архитектуры, о которых сказано выше, стало причиной появления целого ряда работ, в которых опубликованы материалы по новым памятникам, их интерпретации3.

Начиная с конца ХХ в. и особенно в первые десятилетия нового столетия развернулись широкие поиски и исследования памятников археологической архитектуры периода средних веков и особенно тех, которые появились вместе с распространением ислама и формированием мусульманской городской культуры4.

Изучение памятников археологической архитектуры позволяет глубже и зачастую по-новому решать вопросы исламизации Казахстана, развития архитектуры и влияния исламских ценностей на характер общественных построек, процессов развития культовой и мемориальной архитектуры на связь зодчества Казахстана с архитектурой Введение мусульманского мира, архитектурой Великого Шелкового пути: взаимодействию отдельных стран и регионов и выделению архитектурных школ.

Рассмотрение остатков архитектуры в качестве источников по истории архитектуры и искусства, технологии самого строительства: использование различных конструктивных приемов, строительных материалов, а также общественных отношений, открывает новые возможности для анализа и обобщений в археологической архитектуре. По сути дела, постройки можно считать бытовым и социальным заказом, реализуемым через домостроительную технику и направленным на вычленение из природной среды конкретного объекта, удобного для жизни.

Действительно, такой важнейший фактор как уровень строительной техники определяется и экономическим потенциалом общества и природной средой, создающей определенные условия для размещения жилища и поставляющей исходный материал. «Однако главным при строительстве является социальный заказ, реализуемый через архитектурное решение с учетом экологического фактора и в соответствии с экономическим потенциалом, реализуемым через строительную технику.

И в архитектурном решении, и в строительной технике может сказаться культурный традиционализм, этническая специфика»5. И, конечно, идеологический религиозный аспект.

Но не только архитектура и археологическая архитектура определяют особенности средневекового города в Казахстане, его мусульманский характер и доисламский традиционализм, но и археологические, нумизматические, эпиграфические материалы, объем которых постоянно увеличивается, также как и новое в их анализе, систематизации и интерпретации.

Таким образом, комплекс материалов, полученных в результате исследований в сфере археологической архитектуры и археологических изысканий, нумизматике и эпиграфике, сведения письменных источников лег в основу предлагаемой работы. Она является первой такой сводкой и содержит некоторые итоги и перспективы интерпретации, полученных материалов и доступных сведений, опубликованных в работах исследователей.

Материалы скомпонованы в хронологической последовательности от VIII к XII в.

и вплоть до XVII–XIX вв.

Книга иллюстрирована чертежами, схемами, черно-белыми и цветными фотографиями, аэрофото, которые принадлежат О.В.Белялову, О.В.Кузнецовой, Д.А.Воякину, С.Ш.Акылбеку. Автор выражает им свою признательность.

Глава I Арабы в Южном Казахстане и Жетысу, распространение ислама на территории Казахстана З авоевание арабами Средней Азии и части Южного Казахстана и Жетысу растянулось на столетия, поскольку арабам пришлось столкнуться с упорным сопротивлением Согда, а затем с коалицией Согда, Чача, Ферганы и Тюркского каганата6.

В 714 г. полководец арабов Кутейба захватывает Чач (Ташкент) и совершает поход на Испиджаб-Сайрам, находившийся неподалеку от современного Шымкента.

При наместнике Хорасана Насре ибн Сейяре, совершившем походы в Чач, Фергану и Фараб (738-739 гг.), сопротивление местных владетелей было сломлено, но борьба населения продолжалась. И еще долгое время Средняя Азия и юг Казахстана считались одними из самых ненадежных окраин Халифата.

В 751 г. арабы дошли до Таласа, на берегах которого совместно с карлуками разбили китайскую армию7.

Вопрос о времени первых арабских походов в Мавераннахр и на юг Казахстана является дискуссионным.

В свое время В.В.Бартольд, касаясь завоеваний арабов, различал завоевания арабов с целью расширения границ Халифата и походы арабов, нацеленные на отпор тюркским отрядам и китайским войскам. Он писал, что арабы дальше Амударьи не наступали и что «ислам на границе с тюрками перешел от наступления к обороне»8. Он также высказал идею о принципиальных отличиях в характере исламизации оседлых оазисов и городов Средней Азии и тюрков, их кочевой части. Исламизация последних, по его мнению, носила ненасильственный, мирный характер. Он также считал, что тюрки были сразу более усердными почитателями ислама, чем оседлое население9.

Тюрки-мусульмане впоследствии содействовали успешному расширению границ мусульманского мира10.

Безусловно, останавливало походы арабов в тюркские владения и реальное представление арабов о военном искусстве тюрков, тем более они не смогли достичь какихлибо значительных успехов в столкновениях с ними вплоть до правления хорасанского наместника Кутейбы б. Муслима.

Глава I Вот как писал о тюрках историк XIII в. Ибн ал-Ибри: «Что касается тюрков, это многочисленный народ, главное их преимущество заключается в военном искусстве и изготовлении орудий войны. Они искуснее всех в верховой езде и самые ловкие в нанесении колющих и рубящих ударов и стрельбе». Из уст в уста передавалось предостережение, будто бы оставленное пророком Мухаммедом: «Не трогайте тюрков, пока они не трогают вас» и «Тюрки будут первыми, кто сможет отобрать у моего народа его владение»11.

Одновременно с арабскими завоеваниями в регионе распространялся ислам, особенно интенсивно после движения Абу Муслима, которое привело к свержению Омейядов и уравнению в правах арабской и среднеазиатской знати. Ислам постепенно превращался из религии завоевателей, принятой завоеванными ради «живота своя» и освобождения от налогов, в верование по убеждению, в собственную религию. Именно об этом факте, как наиболее ярком, писали средневековые авторы: «И отошла вера магов от дихканов, и они приняли ислам во время Абу Муслима, и была эта перемена веры похожа на начало новой религии».

Процесс распространения ислама и мусульманской культуры привел к установлению значительного единства ее от Багдада до Сырдарьи и Семиречья. Этому способствовал и Великий Шелковый путь. Многочисленные торговые поездки, странствия ученых «в поисках знаний» расширяли кругозор людей и способствовали переносу ремесла, науки и искусства»12.

В.В.Бартольд подчеркивал связь религиозного миссионерства с международной торговлей. Данный тезис доказывается на примерах из различных периодов мусульманской истории. Признание того, что караванные пути были и путями религий, а Великий Шелковый путь, является исключительным и ценным в контексте исследования исламизации тюрков средневековья. Тезис о связи торговли и миссионерства использовался В.В.Бартольдом и для критики мнения только о насильственном обращении в ислам многих народов. Говоря об успехах ислама у волжских булгар, ученый пишет, что они были «связаны с успехами мусульманской торговли, а не успехами мусульманского оружия»13.

Исламизация продолжалась и с выделением из Халифата самостоятельного государства Саманидов с центром в Бухаре.

Археологические раскопки городищ на юге Казахстана в Отрарском и Туркестанском оазисах дали материалы, которые позволяют отнести начало арабских завоеваний к VIII в.

В Ташкентском оазисе в Шаше археологами отмечены следы пожаров на городище Мингурюк, Кугаиттеге и Ханабад, которые датируются первой третью VIII в.

Разгромы и опустошения городов, по мнению М.И.Филанович, были связаны с арабскими походами на Чач, но при этом она отмечает, что Чач не был покорен и управлялся своими правителями 14. Распространение ислама здесь шло медленно и населением Чача по-прежнему исповедовался зороастризм, о чем свидетельствуют домашние святилища15.

Пожары в слое VIII в. на цитадели Мингурюка Ю.Ф.Буряков связывает с борьбой населения против арабского и китайского нашествий16.

В то же время Е.А.Смагулов пишет об арабской области Шаша и Тарбанде, управляемой местным правителем17.

В Туркестанском оазисе (область Шавгар) при раскопках верхнего строительного горизонта цитадели городища Сидак, представленного дворцово-храмовым комплексом, были зафиксированы следы пожара18. Он произошел, по мнению Е.А.Смагулова, в первой половине VIII в., ближе к середине VIII в. Медная монета, на которой базируется его положение, найдена в слое пожара и принадлежит чекану Хусрова – удельного хорезмийского правителя области Кедер (низовья Амударьи). По мнению Е.А.Смагулова, Арабы в Южном Казахстане и Жетысу, распространение ислама на территории Казахстана можно считать, что пожар, уничтоживший храм на Сидаке во второй четверти VIII в., может быть связан с походом арабов. С арабскими завоеваниями Фараба Е.А.Смагулов связывает и пожар, зафиксированный при раскопках городища Куйруктобе в Отрарском оазисе19. К этому же времени Е.А.Смагулов относит пожар еще на одном городище Отрарского оазиса – Мардан-Куике, и соотносит его с действиями арабских войск20.

М.Кожа привлекает письменные источники – родословную казахских ходжей «Насиб-Наме» для выяснения времени начального этапа исламизации Южного Казахстана 21. Он датирует походы арабов на юг Казахстана и захват ими городов серединой VIII в. При этом он ссылается на следы пожаров на городищах Куйруктобе и МарданКуик в Отрарском оазисе, на прекращение жизни на городищах левого берега Байркум, Шаушукум и Актобе.

Завоевание городища Баба-Ата арабами М.Кожа относит ко второй половине VIII в. В округе Сайрама запустели 9 из 13 городищ и поселений. Арабы дошли до Приаралья: до Барчинкенда (Барчкента) и Дженда. Он считает, опираясь на данные родословных и археологические материалы, что исламизация Южного Казахстана началась в VIII в. и сопровождалась большими разрушениями, строительством крепостей и мечетей, каналов и стен вокруг городов22.

Однако, в вопросе хронологии пожаров на городищах Куйруктобе, Мардан-Куик, связи их с арабскими завоеваниями – не все так однозначно. Дата пожара на цитадели Куйруктобе может быть более уверенно связана с началом IX в., благодаря описанным в письменных источниках событиям.

Конкретно, это сведения ат-Табари, взятые им из сочинения Абу-л-Вахида Мухаммеда аль-Азраки «Хроника города Мекки», в комментариях к надписям трофеев ал-Мамуна, короне и трону, хранившихся в сокровищнице Каабы. Ал-Азраки сообщает о том, что ал-Мамун (наместник Хорасана в 809-818 гг.), перед началом войны с Халифом ал-Амином жаловался своему везиру аль-Фадлу ибн Сахлю на сложную ситуацию в Хорасане и Мавераннахре: «приходится бороться (против ал-Амина) после разорения и мятежа... после отказа джабгу повиноваться, уверток хакана, владетеля Тибета..., когда царь Отрарбенда отказался платить подать, которую он обычно платил». Имеется и продолжение этого повествования, связанное с карательным походом: «из области Тарбад (ал-Фадл) послал то, что потребовал с Фараба и Шавгара. И он постарался овладеть областью Отрар; он убил начальника пограничной местности и взял в плен сыновей Карлукского джабгу с его женами»23.

С этим походом, видимо, и следует связать пожар в цитадели Куйруктобе, датировав его соответственно началом IX в. (первые два десятилетия)24.

Но позже, «в 859 г. был еще и поход на Шавгар и совершил его саманид Нух б. Асад. Во время его похода было убито несколько тысяч человек»25.

Миновать Фараб и Отрарский оазис Нух Асад никак не мог. Мог ли пожар на цитадели Куйруктобе произойти в это время? Исключать этот факт нельзя.

Поэтому, датировать точно и однозначно пожар в цитадели Куйруктобе невозможно, и вот почему. Во-первых, комплекс керамики из слоя пожара датируется VII – началом IX в.26 Не дают точной даты и монеты, которые чеканились в Отрарском оазисе, начиная с VIII в., но имели хождение до X в.27 Поэтому, предложенная Е.А.Смагуловым дата пожара серединой VIII в. не может быть принята как безоговорочная. Но вероятность походов арабов на Отрар и на Среднюю Азию в первой половине VIII в. не исключается.

Тем более, что у того же аль-Азраки говорится о дани, которую платил царь Отрарбенда, то есть он был подчинен арабам еще до карательного похода ал-Фадла ибн Сахля.

Глава I В.В.Бартольд так же пишет, ссылаясь на ат-Табари, что в годы наместничества в Хорасане Насра б. Сайяра (738-748 гг.), бывшего в свое время сподвижником Кутейбы, было восстановлено арабское владычество в бассейне Сырдарьи28. Что касается высказанного мнения М.Кожи о том, что в VIII в. Сауран стал «центром борьбы за веру», то оно сомнительно, так же как и подчинение арабами Барчкента и Дженда, которые в указываемый период под этими именами еще не существовали. Конечно, невероятно, чтобы арабы строили каналы и длинные стены вокруг захваченных в VIII в. городов.

Необходимо также отметить и то, что сведения «Насиб-Наме» зачастую противоречат данным других источников по истории исламизации Средней Азии, и требуют критического анализа, что было отмечено В.В.Бартольдом29.

И, однако, походы арабов, если они и были в VIII в., не привели к завоеванию средней Сырдарьи, Семиречья и Ферганы, как выше отмечалось. Эти области не входили в состав Халифата и лишь после подавления восстания Муканны в Средней Азии эти регионы были втянуты в экономическую и культурную жизнь арабского халифата. Через VIII в., по мнению О.Г.Большакова, проходит граница, разделяющая два больших периода истории Средней Азии. Он пишет: «Вторжение арабов, принесших с собой новую религию и язык, включение мелких княжеств в систему единого государства, установление новых культурных экономических связей привело к существенному изменению всего облика духовной и материальной культуры»30.

Лишь в конце VIII в., в основном завершается исламизация Средней Азии, а местная знать становится вровень с арабской. В Багдаде возникли целые кварталы, заселенные воинами из Хорезма, Согда, Ферганы, тюркских владений в Семиречье и на Сырдарье: «Начавшись в узком кругу культуры феодальной верхушки, процесс унификации захватывал все более широкие и широкие сферы... Многочисленные торговые поездки, странствия ученых в «поисках знаний» расширяли кругозор людей и способствовали переносу достижений ремесла, науки и искусства. Средством общения, обеспечившим сближение, служил арабский язык, но уже как фактор культуры, науки и религии»31.

Б.Г.Гафуров отмечал, что «мусульманская культура – результат синтеза творческих достижений многих народов, в том числе и среднеазиатских... Итак, с точки зрения исторической перспективы, включение Средней Азии в халифат способствовало, в конечном счете, широкому развитию контактов между различными народами, на основе которых и произошел всеобъемлющий культурный синтез в Средней Азии и на всем Ближнем Востоке в IX–X вв.»32.

Этот процесс получил название «мусульманский ренессанс»33.

По мнению академика Н.И.Конрада, «Возрождение» – есть процесс, характерный не только для Европы, но представляющий собой «проявление общей закономерности исторического процесса» обязательно наступающего в определенный момент исторического развития народов «с длительной, непрерывно развивающейся и продолжающейся и в наше время исторической жизнью и культурой»34.

Безусловно, процессы, связанные с инновациями мусульманского периода, имели место и в Казахстане, также как и имел здесь место и мусульманский ренессанс. Юг Казахстана и Жетысу, хотя и не были завоеваны арабами35, но общая историческая ситуация в среднеазиатско-казахстанском регионе определяла их экономическое и культурное развитие в едином русле.

Это событие имело большое значение, поскольку победа арабов определила мусульманский вектор в развитии Средней Азии и Казахстана.

Арабы в Южном Казахстане и Жетысу, распространение ислама на территории Казахстана В 751 г. Зияд б. Салих разбил китайское войско под началом Гао Сянь-Чжи в Атлахской битве неподалеку от Тараза36.

Источники, повествующие о событиях конца VIII – IX в., свидетельствуют об исламизации населения Южного Казахстана и Семиречья. В 840 г. саманид Нух ибн Асад подчинил себе Испиджаб37. В 859 г., как выше отмечалось, его брат Ахмед ибн Асад совершил поход на Шавгар38.

Карлуки, захватившие с 766 г. политическое господство в Семиречье и на юге Казахстана, подверглись наибольшему влиянию мусульманской культуры. Есть мнение о том, что они приняли ислам еще при халифе Махди (775-785 гг.). Однако, видимо, это относится лишь к какой-то части их, так как в 893 г. Исмаил ибн Ахмад взял Тараз и «обратил главную церковь этого города в мечеть»39.

В.В.Бартольд очертил в своих трудах хронологию вовлечения тюрков в орбиту новой религии. Согласно ей, знакомство тюрков с исламом начинается в VII–VIII вв., а в эпоху Саманидов произошло по-настоящему успешное обращение тюрков в ислам.

Массовую же исламизацию тюрков ученый связывал с 960 г., когда, по сообщениям Ибн аль-Асира, имел место факт массового принятия ислама тюркскими кочевниками, численность которых определена в 200 тыс. шатров, но точное местопребывание этих племен и этническая атрибуция точно не известны. Анализируя данный факт, В.В.Бартольд предположил, что произошло это событие скорее в Караханидском каганате в Семиречье (Жетысу). В начале X в. ислам принял родоначальник династии караханидов Сатук, а его сын Богра-хан Харун б. Муса в 960 г. объявил ислам государственной религией40.

В первую очередь мусульманство распространялось в городах. В письменных источниках сохранились указания на процесс исламизации горожан. Так, Ибн Хордадбех сообщает об отрядах мусульман в главном городе округа Фараб, Кедере41. Ибн Хаукаль пишет про город Сюткент, находившийся на левом берегу Сырдарьи, на границе с Шашем: «...в нем есть мечеть и в нем собираются тюрки из разных племен гузов и карлуков, которые уже приняли ислам42. Главный город Южного Казахстана был «местом войны за веру»43. Макдиси, перечисляя крупные города округа Испиджаб в качестве их обязательного компонента застройки, называет мечеть44.

Постепенно новая религия распространяется и в среде кочевников, тот же Ибн Хаукаль сообщает о тюрках-мусульманах, кочевавших между Фарабом, Кенжидой и Шашем45.

Что касается личностей, имен, то вероятна причастность к данным событиям некоего ученого – иранца из Бухары Абу-л Хасана Мухаммеда б. Суфьян ад-Келимати, перешедшего на службу к караханидскому хану и умершего при его дворе раньше 960 г.

«Из других представителей ислама, действовавших среди тюрков, был Абу-л Хасан Са'ид б. Хатим ал-Усбаникат, который «ушел в страну тюрков» раньше 990 г.». Также В.В.Бартольдом обращается внимание на причастность к исламизации тюрков Караханидского каганата бежавшего к тюркам Кашгара саманидского царевича Наср б. Нуха в первой половине X в. Он оценивал исламизацию караханидских тюрков как прогрессивный для их истории факт, который в числе других определил и характер их завоевания Мавераннахра – достаточно мирный и неразрушительный46.

Вместе с тем ученый оценивал период владычества Караханидов в истории Среднеазиатского междуречья (после блестящей Саманидской эпохи) в одних местах как частичный регресс, а в других – полагал, что смена династий и тюркизация мало отразились на культурной жизни региона и «перерыва в культурном развитии не было».

В.В.Бартольд одним из первых обратил внимание на легенды о Сатуке Богра хане и выГлава I двинул свои версии об исламизации Караханидского государства. Интересна оценка им поэмы Юсуфа Баласагуни «Кутатгу Билик», которая, по его словам, всецело «проникнута духом ислама» и свидетельствует об исламизированности караханидской культуры.

Для сегодняшнего дня имеют ценность его выводы об исторических предпосылках исламизации. Это признание мировых и в целом этических религий более высокой ступенью религиозного и умственного развития человечества, истоком полноценных цивилизаций; установление факта духовного упадка многих религий, превосходства молодого ислама; о торговых путях и мусульманском образовании как важном факторе духовной пропаганды; о характере и особенностях мировых процессов, исламизации тюрков, роли суфийских орденов.

В.В.Бартольд считал, что в ХШ в., в послемонгольское время продолжались исламизация и одновременно тюркизация Туркестана. Временем окончательного утверждения ислама среди тюрков Центральной Азии В.В.Бартольд считал эпоху Золотой Орды – XIV в.

«Таким образом, можно сказать, что благодаря монгольской империи победа ислама была решена окончательно, уже в XIV в. ислам был государственной религией на всем пространстве, завоеванном монголами, от Южной России до границ Монголии и Китая»47.

Сохранилось много чудесных историй о победе ислама. Так, в рассказе о принятии ислама Узбек-ханом отмечается, что одно только присутствие рядом с ним мусульманина обрекло на неудачу чудотворную силу приближенных к нему языческих колдунов. Для подтверждения чудесной неуязвимости мусульманина было предложено одному из языческих колдунов и святому Баба-Тукласу (Баба-Тукты-Шашты-Азиз) войти в раскаленную печь (танур). Неверного колдуна пламя поглотило тотчас, а БабаТуклас будто бы невредимым вышел из танура. Как увидели все это люди с ханом во главе, так вцепились тут же в подолы шейхов и «стали [все] мусульманами»48.

Распространение ислама в Казахстане в значительной степени связано с суфизмом (мусульманским мистицизмом). Близость некоторых идей и элементов обрядности суфизма местным доисламским верованиям и культам позволила суфизму завоевать популярность у широких слоев населения.

Из значительных суфийских орденов, возникших на среднеазиатской почве, наиболее известными были три – йасавийа, кубравийа, накшбандийа. Широка известность ордена йасавийа (султанийа) – одного из ответвлений конгрегации накшбандийа, связаннного с именем Ходжа Ахмеда Ясави (XII в.), считающегося основателем тюркской традиции мусульманского мистицизма. Ареал кубравийа достигал Закаспия.

Одной из самых влиятельных являлся могущественный орден ходжагон-накшбандийа, представителем которой был Ходжа Исхак Вали (XVI в.), прославившийся миссионерской деятельностью среди казахов, киргизов и калмаков (джунгар). С белыми повязками поперек высоких черных папах (белый цвет – орденский цвет) дервиши ордена накшбандийа разъезжали по кочевьям казахов, киргизов, туркмен, проникая на Мангыстау, в бассейн Эмбы, Урала и Волги, в Кызылкумскую пустыню.

«Мусульманскими были и все государственные образования последующего времени, ханства Крымское, Казанское и Астраханское в Южной России, ханства казацкое, узбекское и другие в Средней Азии. На Волге и Яике ислам утвердился так прочно, что впоследствии мог распространяться в нынешних киргизских (или казацких) степях не только с юга, но и с севера»49.

Красной нитью через все произведения В.В.Бартольда проходит идея о важной роли раннего ислама как религии и цивилизации в истории Центральной Азии, равно как и других регионов Востока.

Глава II Общественные постройки исламской архитектуры: мечети, минареты, ханака, медресе С утверждением ислама произошли изменения в духовной и материальной культуре.

Меняется облик средневекового города и примыкающей к нему территории. Доминантами застройки становятся мечети с минаретами: квартальные, соборные, праздничные (загородные); медресе; ханака; мавзолеи; мусульманские некрополи с мавзолеями.

Мечети и минареты Ислам, как религиозное учение, мировоззрение и образ жизни на юге Казахстана и в Семиречье победил во второй половине VIII – IX в. Мечети стали повсеместной и важной деталью городской застройки. Строительство мечети было и гарантией посмертного блаженства. Об этом в XV в. со ссылкой на известный хадис, напоминает летописец походов Тимура Гийасаддин Али: «Кто построил мечеть для Аллаха, хотя бы как гнездо птицы ката, для того создает Аллах дом в раю»50.

С точки зрения функций среднеазиатские мечети типологически распределяются на несколько групп.

Пятничные («джума») мечети, также называемые соборными и кафедральными.

Это общегородские мечети для массовых пятничных богослужений. Городу полагалась одна пятничная мечеть. Обычная, но не обязательная деталь мечетей – минарет-башня, строившийся рядом с внешней оградой или встроенный в один из углов мечети. Квартальные мечети, были религиозными и общественными центрами жилых кварталов в городах и селениях. Праздничные мечети назывались «намазга», «мусалла» (место молитвы) «идгах айт» (место праздника). Богослужения в них совершались в праздники Курбан-Байрам или Фитр. На богослужения в дни этих важнейших исламских праздников собиралось население города и окрестных селений, поэтому место для мечети-намазга выбиралось за городом или на его окраине, а сама мечеть представляла собой небольшую постройку, огороженную площадь с михрабом, ориентированным на кыблу. Иногда михраб находился в стене двора.

Глава II Поминальные мечети строились при почитаемых могилах или у кладбищ. При этом соблюдалось положение шариата, всегда строго исполнявшегося в Средней Азии и Казахстане, согласно которому запрещается молиться на могиле или в помещении с могилой. Почитаемому надгробию предназначалось «приветствие», а не молитва, и важная разница между этими действиями подчеркивалась тем, что приветствующий оборачивался спиной к михрабу поминальной мечети – молился же лицом к михрабу.

Обычно поминальная мечеть воздвигалась рядом с почитаемым погребением, которое по исламскому обычаю и закону совершалось под открытым небом; бывало и наоборот – уважаемого человека хоронили перед порогом мечети, которая тем самым принимала на себя еще и функции поминальной. В XI–XII вв. над такими почитаемыми могилами стали воздвигать надгробные помещения, примыкающие к мечети и соединенные с ней, положившие начало двухкамерным мавзолеям, которые состоят из собственно мавзолея – «гурханы» и поминальной мечети – «зиаратханы», помещения для молитвы. Впоследствии оба помещения возводились одновременно. В XI–XII вв.

сложение этого типа зданий только начиналось51.

Мечеть Акыртаса. В недостроенном дворцовом сооружении из камня, расположенном в 40 км восточнее г. Тараза, один из четырех блоков (северо-западный) имеет незастроенный участок размерами 2727,75 м. Исследования, проведенные на Акыртасе в 1996 г., позволили считать незавершенную постройку мечетью. Это предположение подтверждается наличием нижней части михраба в западной стене, тремя тамбурными проходами в южной стене и наличием на «полу» нескольких обработанных каменных блоков – баз для колонн, на которые должна была опираться крыша постройки. Таким образом, эта мечеть планировалась как «столпная» или «многоколонная». Это один из ранних типов мечетей. Время сооружения дворца Акыртас – вторая половина VIII в.52 Мечеть Баласагуна (городище Бурана)53. В комплексе холмов северо-западного шахристана городища Бурана открыта мечеть. Это однокамерная прямоугольная в плане постройка из жженого кирпича с выделенным порталом с восточной стороны.

Размер ее по внешнему периметру стен – 16,314 м; кирпичные стены сохранились на 2-метровую высоту, они имели трапециевидные внутренние ниши на осях.

Установлено, что комплекс пережил четыре строительных периода. Мечеть была построена на рубеже X–XI вв. Портал украшали резные кирпичики в сочетании с фиXI XI гурной кладкой кирпича и резного ганча. Во второй строительный период, на рубеже XI–XII вв. в его оформление вводится архитектурная терракота, аналогичная памятниXII XII кам Мавераннахра этого периода.

Третий и четвертый периоды в жизни здания связаны с ремонтами, мощением дворика вокруг, пристройкой усыпальниц. В результате в монгольское время мечеть становится как бы утопленной в культурный слой и превращается в мазар. В северном углу ее устанавливается надгробие, под ним – захоронения, преимущественно детей. По-видимому, какая-то внешняя опасность, возможно захват Баласагуна монголами, заставила мусульманскую суфийскую общину города занести в мечетьмавзолей местные «святыни» – кайраки с арабскими текстами эпитафий, лежавшие на могилах обширного гуристана, образовавшегося к этому времени вокруг минарета и мавзолеев54.

Минарет Баласагуна (городище Бурана). Мечеть, в комплексе которой он находится, не сохранилась. Подземная часть минарета представляет собой платформу, Общественные постройки исламской архитектуры сложенную из камня и жженого кирпича. Платформа находится в котловане глубиной 5,6 м и размером 12,312,3 м. На восьмигранный цоколь был поставлен цилиндрический ствол, сохранившийся на высоту 22 м. Верхняя часть его не сохранилась. Вход в минарет расположен на высоте 5 м и осуществлялся, видимо, по лестнице с крыши мечети.

Минарет сложен из жженого кирпича, декорирован поясами фигурных резных кирпичей.

Буранинский минарет был сооружен в Х в.55 Минарет городища Актобе был обнаружен в 50 м западнее центральных развалин.

В ходе раскопок минарета расчищены фундамент башни (стилобат) и остатки цокольной (верхней) части. Сооружение полностью сложено из жженых кирпичей, аккуратно подогнанных друг к другу, швы заполнены глиняным раствором.

Площадь четырехугольного фундамента башни составляет 8,658,5 м. Стены минарета были сложены из жженых кирпичей, а для внутренней части башни использованы кирпичи разных размеров (22114,5 см; 31-3213,5-145 см). В верхних слоях раскопа среди развалин обнаружены обломки специальных кирпичей и кирпичей с узорами.

Сам минарет, видимо, был восьмигранным, диаметр его цоколя составляет 7,85 м.

Сохранившаяся высота постройки вместе с углубленным в землю стилобатом – 3,6 м.

Минарет был сооружен в XI–XII вв.56 Мечеть в Таразе находится вблизи мавзолея Карахана. Раскопки установили, что мечеть в плане квадратная со сторонами по внешнему обводу 2020 м и внутренним залом размером 14,614,15 м. Внутри мечети 4 ряда сохранившихся каменных баз под колонны по 4 в каждом ряду. Поперечный шаг между осями равен 2,75 м, в продольном направлении – 3,5 м. Между каменными основаниями, расположенными напротив входа, шаг колонн составляет 3,8 м. Каменные основания разной формы и размеров, но по высоте они почти одинаковые – 0,4-0,45 м.

Мечеть ориентирована по сторонам света.

Стены мечети сооружены из пахсовых блоков и сырцового кирпича техникой комбинированной кладки. Толщина сохранившихся стен разная: северной (фасадной) – 3,1 м, восточной – 2,5 м, западной – 1,8 м и южной стены – 2 м. Сырцовый кирпич двух видов: прямоугольный (4522,59 см) и квадратный (262610 см). Внутренние вертикальные поверхности стен обкладывались прямоугольными сырцовыми кирпичами. Такая конструкция была выявлена в северной, южной и восточной стенах. Что касается западной стены, то она была подвержена капитальной перестройке. Основание стены сохранилось на высоту до 0,5 м. Большая часть стены заложена плитняком в последний период существования мечети. В западной стене у основания расчищена ниша михраба.

К стенам изнутри пристроены кирпичные выступы в виде угловых двойных пилонов, расположенных внутри помещений на равном расстоянии от углов. В плане они симметрично расположены относительно противоположных сторон. Обожженный кирпич имел размеры 26134,5 см.

Пристенные опоры в виде пилонов, полуколонн предназначены уменьшить зависимость перекрытия от состояния каменных или глиняных стен, создать не связанный со стенами устойчивый каркас. Можно предположить, что они выполняли функцию дополнительной опоры для поддержания кровли. Северная стена является фасадной.

Глава II Вход расположен не по центру, а смещен к северо-западу. Ширина входа 1,77 м. Вход выделен двумя выступающими пилонами, он шел со стороны вымощенной каменными плитами улицы шириной 2 м.

Во входном проеме по обе стороны выявлены следы конструкции в виде углублений для закладки деталей дверей.

Таразская мечеть датируется IX–XII в.57 Мечеть на городище Орнек (город Кульшуб). Этот памятник находится в 40 км восточнее г. Тараза, на трасе Великого Шелкового пути. Раскоп, заложенный в центральной части городища, частично вскрыл прямоугольную в плане постройку размером 4020 м. Основания стен выложены из каменных булыжников. Сами стены шириной около 1 м были глинобитными. Вход в мечеть находился в северо-восточной стене и оформлен двумя выступами стены длиной 3,5 м, образующими тамбур. Напротив входа находилась михрабная стена. На отдельных расчищенных участках пола обнаружено 14 каменных базовых колонн. Три базы были вытесаны из каменных глыб, две украшены резным орнаментом, другие – крупные необработанные валуны. Первая база размерами 0,50,51 м имеет слегка закругленную нижнюю часть и украшена на одной стороне резным орнаментом. Двойной линией изображена фигура в виде ножки вазы, на которой показан лист с двумя завитками, отходящими от черешка. Вторая база – трапециевидная размером у основания 1,11,25 м и 0,751 м вверху, высотой 1,2 м. В верхней части имеется уступ высотой 10 см. С двух ребер блока сняты фаски.

На двух гранях вырезаны изображения антропоморфных существ. Третья база в виде двухступенчатого блока имеет размеры нижней ступени 1,31,21 м, верхней ступени – 0,850,90,4 м. Остальные 11 баз – массивные каменные глыбы, уплощенные сверху, размерами в пределах 0,80,8 м. Колонны выстраивались правильными рядами на расстоянии 3-3,5 м друг от друга. На общей площади постройки могло быть 55 или 66 баз колонн – 11 по длине и 5 или 6 по ширине. Судя по планировке, это было прямоугольное сооружение с плоским перекрытием, которое опиралось на большое число колонн. Мечеть датирована Х–XII вв58.

Мечеть городища Куйрыктобе (город Кедер). Город Кедер отождествляется с городищем Куйрыктобе в Отрарском оазисе59. Это одно из крупных городищ, на территории которого с 1971 г. проводит раскопки Южно-Казахстанская комплексная археологическая экспедиция. В центре города на территории шахристана была открыта мечеть, о которой писал Макдиси: «Кедер был новым городом; устройство в нем минбара (соборной мечети) вызвало междуусобные войны»60.

Сохранность мечети плохая, ее стены, сложенные из жженого кирпича, после запустения города в послемонгольское время разбирали на кирпичи для сооружения многочисленных погребальных склепов вблизи мечети. Это была прямоугольная постройка размерами 36,520,5 м по внешнему обводу стен, вытянута по линии югозапад – северо-восток.

В функционировании мечети отмечено два периода. Ранняя постройка, относящаяся к концу IX – началу X в., была перестроена в X в. и функционировала до XII в., после чего разрушилась и превратилась в кладбище. Кирпич для склепов выбирался из стен мечети, поэтому сохранность ее плохая, но основные параметры мечети восстанавливаются. Стены сложены техникой комбинированной кладки из жженого и сырцового кирпича.

Куйрыктобинская мечеть относится к типу столпных или колонных построек. Подобная мечеть была открыта на Сапол-тепа в Узбекистане, которая датирована XII в.

Общественные постройки исламской архитектуры Из поздних построек этого типа близки джума-мечети XVIII в. в Хиве и Хазараспе, мечети начала ХХ в. в Ургенче61.

Мечеть городища Антоновское (город Каялык). Город Каялык, бывший в XI– XII вв. столицей Карлукского владения в составе государства Караханидов, а затем крупным городом Чагатаидского улуса, отождествляется с городищем Антоновка, расположенным на восточной окраине села Антоновка (Антоновское), сейчас Койлык62.

Раскопки на городище были начаты в 1964 г., а в 1998 г. возобновились в широких масштабах и продолжаются до сих пор. Раскопами была открыта застройка городища, исследованы дома богатых горожан и согдийский квартал, буддийский храм; постройки, связанные исследователями с манихейскими храмами; мечеть, ханака, мавзолеи и баня.

Мечеть находилась в центре городища. До раскопок в его топографии на этом месте выделялось прямоугольное в плане сооружение в виде площадки размером 3530 м, обнесенной оплывшим валом высотой до 2 м и шириной 6-8 м. После раскопок была выделена постройка размером 32,626,7 м по внутреннему обводу, вытянутая с югозапада на северо-восток. Вход шириной 1,9 м устроен в центре северо-восточной стены, на противоположной стороне расположен михраб.

Мечеть относится к «столпным» архитектурным постройкам с плоским перекрытием, предположительно деревянно-камышитовым, на что указывают остатки деревянных конструкций, найденных при расчистке пола мечети. Конструктивная опорная система – смешанная, представлена несущими колоннами и сырцовой кладкой внешних стен.

Внутреннее пространство разделено восемью рядами 52 каменных баз колонн, составляющие девять нефов. Шаг колонн – расстояние между осями баз колонн 3,5-3,7 м.

Основания колонн сложены из галечника среднего размера и заглублены на 10-15 см относительно уровня пола. На галечное основание был положен ряд фрагментов жженого кирпича. Уровень кладки жженого кирпича соответствовал уровню пола. По всей видимости, жженым кирпичом были обложены основания не сохранившихся деревянных колонн. Пол мечети глиняный, толщина обмазки желтоватого цвета с вкраплениями на общем сером лессовом фоне достигает 10 см. На полу обмазка белого цвета толщиной 0,5-0,3 см. Под полом зафиксирован грунт со щебнистыми включениями – стабилизирующая подушка.

Михрабная ниша сложена из жженого кирпича размером 27274 см, с использованием деревянных бревен диаметром 15 см. Это прямоугольной формы конструкция, шириной 3,09 м и глубиной 0,9 м, выразительным архитектурным решением которой являются два прямоугольных боковых уступа. Глубина первого уступа составляет 0,16 м, второго – 0,41 м. Центральная часть ниши (третий уступ) сохранилась лишь фрагментарно, а потому можно лишь предположить наличие рядов уменьшающихся арок, формирующих верхнюю часть ниши, либо арочное перекрытие с геометрически правильными уступами-расширениями. Зафиксированная высота кладки основания михраба 0,7 м.

Перед михрабом расположена прямоугольная площадка размером 106 м, обрамленная выкладкой из обломков жженого кирпича, уложенного в один слой. Выкладка покоится на каменном основании. Возможно, что не сохранившаяся деревянная балюстрада была устроена по периметру площадки, отделяя основное пространство мечети михрабом. В центре площадки поставлены два основания колонн, венчающие центральный пятый неф. Назначение этой площадки очевидно – сакральная часть соГлава II оружения. Так, в интерьере многих мечетей различных типов четко выделяется михрабный зал.

Вблизи михраба обнаружен завал из горелых бревен, который, возможно, является остатками минбара – кафедры проповедника. Здесь же найдены ажурные бронзовые пластины – вероятно, накладки переплета книги (Корана?).

Стены мечети сложены из сырцового кирпича размером 34-36148-9 см на глиняном растворе, толщина стен 1,3-2,6 м, высотой до 2 м. Швы между кирпичами достигают 0,8-4 см. Кирпичная кладка прослеживается на всю ширину стены. Местами сохранились следы штукатурки коричневого цвета и побелки. Вследствие пожара цвет штукатурки местами приобрел красно-оранжевый оттенок. Толщина штукатурки достигает 1,5 см. В толще стен в северо-восточной и северо-западной частях сооружения обнаружены каны и печь, расположенная у входа.

Зачистка вертикальной поверхности части юго-западной стены показала высоту кладки в 13 рядов кирпича-сырца (1,38 м), покоящегося на основании, сложенном из рваного камня твердой породы синевато-серого цвета. Высота основания достигает 18 см. На уровне основания, как показали шурфы, заложенные с внешней стороны, прослеживается строительный завал из сырцового кирпича. На уровне 30-40 см от начала горизонтальной кладки каменного фундамента в теле стены зафиксированы два ряда жженого кирпича. Двойной ряд жженого кирпича вполне можно трактовать как гидроизоляцию, предотвращавшую капиллярный подсос влаги сырцовой кладкой стены.

Интересной особенностью мечети является устройство внутри ее стен канов – системы обогрева помещения, по проводящим каналам которой в холодные месяцы циркулировали дым и горячий воздух.

Минарет обнаружен не был, но особенности рельефа показывают его возможное местонахождение в восточной части на незначительном удалении от внешних стен мечети.

С южной стороны к стенам мечети примыкают подпрямоугольные выкладки, сложенные из окатанных валунов. Размеры их варьируют в среднем от 1,5 до 2 м. Это мусульманские погребения.

Из наиболее интересных находок на мечети следует отметить резную горелую доску с фрагментом надписи, выполненной геометризированным куфи. Текст, вследствие его фрагментарности, не может быть прочитан. Доска, состоящая из двух фрагментов общей длиной около 1 м и шириной 15-18 см, найдена у восточной стены в северо-восточном углу.

Наиболее близка к Каялыкской мечеть золотоордынского времени, раскопанная на Водянском городище в низовьях Волги 63.

Размеры мечети, свидетельствуют о том, что она была соборной, то есть главной в столичном городе и, не исключено, во всем государстве карлукских джабгу64. Датируется мечеть второй половиной XIII – XIV в.

Соборная мечеть Отрара конца XIV – начала XV в. расположена в юго-восточной части центрального бугра. Постройка обнаружена на южном участке раскопа IV в юго-восточной части городища. Стена дома XVII в. скрывала гребень кирпичной кладки. Шурфами была выявлена разрушенная квадратная колонна со стороной 1,3 м, сложенная из квадратного жженого кирпича на ганчевом растворе с пазами на углах для вставок-гульдаста. Вскоре были обнаружены остатки других колонн, поставленных в определенном порядке. Стало ясно, что в толще культурного слоя находится монументальное сооружение из жженого кирпича.

Общественные постройки исламской архитектуры В результате нескольких сезонов раскопок были открыты остатки соборной мечети.

Строительная площадка под нее тщательно снивелирована, полы имели отметки 4,47м в южной части постройки; 4,39-4,44 м – в западной; 4,43 м – в восточной. Пол мечети представлял собой плотную обмазку без следов гумуса. Кое-где встречались лунки явно временных очагов, которые появились уже после того, как постройка перестала функционировать. Для датировки мечети важны материалы перекрывающего слоя.

Это жилые постройки, планировка которых исказила первоначальное сооружение.

Открытое пространство мечети со столбами было перегорожено стенами, а сами столбы включены в конструкцию стен. Характерно, что на полах отсутствует слой завала, следовательно, в момент перепланировки здание еще хорошо сохранилось. В пользу такого предположения свидетельствует отсутствие под стенами жилых помещений мусорных прослоек, кладка стен в основном из кирпича-сырца и кое-где из жженого, преимущественно битого. Заполнение суф в помещениях рыхлое, включающее кирпичную крошку, куски алебастра, лесс.

Жилые помещения функционировали продолжительное время. Повсюду фиксируется два уровня полов, сопровождавшиеся надстройкой стен. Иногда старые стены срубали и ставили новые, менялось функциональное значение помещений. У южной кромки участка на месте тупика появляется сквозная улица, направленная к крепостной стене. Не раз подновлялись суфы, тандыры и дымоходы, менялся интерьер. Однако, в целом характер застройки двух строительных горизонтов одинаковый: жилой массив с обычными для позднесредневекового Отрара типами домов, в составе которых непременно есть комната с обширной суфой, в которую встроена печь-тандыр с дымоходом.

Дома формировались в жилые кварталы, центром которых были внутриквартальные улочки.

В кладке стен домов использовался целый кирпич из разбираемой мечети. В центре помещений появляются кирпичные и каменные опоры столбов – характерный признак плоских перекрытий. Над последним полом жилого горизонта обнаружен мощный завал из жженого кирпича. В этот период постройка мечети окончательно разрушается. Стены и рухнувшие перекрытия заброшенного жилья растаскивают на кирпичи, и лишь мощные опорные столбы некогда крытых галерей мечети, сцементированные ганчевым раствором, были включены в кладку поздних стен.

Хронология жилого горизонта устанавливается более определенно по сравнению со временем постройки мечети, прежде всего благодаря обилию медных монет, найденных в кладе помещения и лежащими одиночно.

Клад шейбанидских монет и одиночные находки этого же чекана позволяют датировать третий горизонт второй половиной XVI в.

Керамический комплекс из жилых построек горизонта III в целом аналогичен керамике Отрара XVI в. из других объектов, и находит прямые параллели в синхронных среднеазиатских коллекциях.

Устройство новых стен на полах мечети для образования жилых помещений последовало за прекращением функционирования монументальной постройки. Высказанные соображения позволяют отнести это событие к началу XV – XVI в., а датой постройки мечети считать конец XIV – начало XV в., о чем свидетельствуют монеты с полов мечети, датированные концом XIV – началом XV в.

Мечеть размером 6022 м вытянута по линии восток – запад. Вход в центре северного фасада оформлен в виде выступающего за линию стены портала с прямоугольными в плане пилонами размером 2,71,35 м. Пролет между опорами портала около 6 м.

Глава II Западный пилон сохранился на высоту до 1,7 м, восточный почти полностью разобран на кирпичи. На углах портала были поставлены цилиндрические в основании минареты диаметром 2 м. Внутри минаретов имелись винтовые лестницы, на которые попадали с внутренней стороны портала через входной проем шириной 1 м. Сохранились первые четыре ступеньки лестницы на западной стороне портала.

Фронтальная композиция здания включает четыре сквозные галереи, образованные тридцатью квадратными столбами размером 1,351,35 м, поставленными в три ряда. Проем между опорами перекрытия равнялся 3,7 м.

На оси входа находились два зала. Опоры перекрытий практически полностью разобраны. Сохранился столб прямоугольного сечения размером 3,31,65 м на западной стороне первого от входа зала. Частично сохранились два передних столба главного зала с михрабной нишей. Можно полагать, что столбы имели сложное сечение. Задние опоры выглядят как квадратные пилоны по обеим сторонам михраба.

В михрабной стене здания имеется дверной проем с высоким порогом, который открывался в сторону улицы и жилой застройки у крепостной стены города с южной стороны. Стены мечети толщиной 1,35 м, углы главного фасада оформлены в виде пилястр. Двор мечети размером 4022 м расположен между фасадной стеной мечети и постройкой в северной части комплекса по внутреннему абрису стен. Общие размеры мечети с двором и северной постройкой составляют 7222 м.

Пол во дворе мечети, судя по сохранившимся участкам и наличию крошек от ганчевого раствора, был выложен квадратным обожженным кирпичом размером 25255 см. Из такого же кирпича возведены стены построек.

Постройка в северной части комплекса представляет собой архитектурный пассаж, составленный из центрального коридора, шириной 3,47 м, по обе стороны которого расположены помещения. Помещения южной части незначительны по размеру 3,411,42 м. Возможно, это айваны, внутреннее пространство которых отделено от коридора стеночкой (порогом) в один кирпич, в то время как ширина несущих стен составляет 1,13, а внутренних – 0,78 м. Полностью раскопано пять помещений, шестое – частично.

Помещения, расположенные с северной стороны коридора, являются зеркальным отражением южной линии помещений-айванов, устроенных параллельно. Полностью раскопано пять комнат, одна – частично. Конструктивно помещения этой линии делятся на две части. Первая – это выходящая в коридор тамбурная ниша-айван размером 3,51,4 м с устроенным в северо-западной части входом шириной 1,1 м, ведущим во вторую часть помещения. Задняя, северная, стена помещения, которая в то же время, возможно, является внешней стеной всего комплекса, не изучена, и длину помещений установить не представляется возможным. Ширина помещений – 3,7 м, стены сложены из жженого и сырцового кирпича. Фиксируется второй строительный период, в ходе которого некоторые помещения были достроены и в них сооружены суфы. Шестая комната отличается размерами от исследованных пяти. Детали и дополнительные особенности сооружения изучить не представляется возможным – этому препятствуют поздние наслоения.

Несущие стены айванов южной оси и тамбуров-айванов северной оси, возможно, имели своим завершением сводчатые перекрытия, которые соединяясь со сводами коридора, образовывали конструкцию, именуемую, крестовым сводом.

При раскопках на территории двора мечети был обнаружен монетный клад. Клад медный, состоит из 172 экземпляров, интересен тем, что укладывается в конкретный Общественные постройки исламской архитектуры хронологический отрезок времени конца XV – начала XVI в. Обычно клады, обнаруженные на Oтpape и в округе Туркестана (Отрарский и Карачикский клады), имеют монеты от начала XVI до начала XVIII веков и состоят из разнообразных типов городов Ясы – Туркестана, Сайрама, Ташкента. Монеты среднеазиатских городов весьма редки и единичны. Пока на территории Отрарского оазиса исследуемый клад является единичным, находки подобных кладов широко известны в центральном Мавераннахре.

Как уже отмечалось, участок под мечеть был тщательно нивелирован. Основания столбов заглублены на 15-20 см в сплошной котлован, заполненный ленточной пахсой, в которую добавлены угольки в качестве изолятора от почвенных солей. Общая толщина лессового фундамента 1,1 м65. Это традиционный способ предотвращения осадки монументальных построек, широко применявшийся в средневековой архитектуре Средней Азии и Казахстана66.

Несущие конструкции – стены, столбы, пилоны портала сложены из жженого квадратного кирпича хорошего качества, со стороной 25-28 см, целого или половинок.

Кирпичи уложены строго регулярно – вперевязку – на ганчевом растворе. Кое-где на стенах сохранился тонкий первоначальный слой ганчевой штукатурки.

Интересным был архитектурный декор мечети, в котором, судя по находкам в жилых помещениях перекрывающего слоя, важную роль играли керамические облицовки: цветные глазурованные кирпичи и изразцы синего и голубого цветов, полихромные майолики в виде квадратных и прямоугольных плиток. Обнаружены плитки с резным геометрическим орнаментом. Основная масса глазурованной облицовки найдена в помещениях на месте зала и стены с михрабной нишей. Найдены фрагменты керамических решеток на окнах – панджара.

Отрарская соборная мечеть относится к постройкам столпно-купольного типа, хорошо известным в средневековой архитектуре Средней Азии67. Столбовые конструкции сближают отрарскую мечеть с куйрук-тобинской, хотя последняя построена значительно раньше, в X в., и являет собой ранний этап в развитии типологии столбовых мечетей68.

Важно показать причину или причины разрушения мечети, поскольку перестройка участка с мечетью в жилой квартал не была рядовым событием в жизни города.

Духовные учреждения, «святые места» (мечети, медресе, мазары) веками сохраняли неприкосновенность имущества и доходов с него, жалованных вакуфными грамотами.

Известна, например, вакуфная грамота Тимура мавзолею Ходжи Ахмеда Ясави и некоторым другим мазарам в Туркестане. Последующие правители города подтверждали, как это было принято, вакфы мазара69. Несомненно, в жизни Отрара произошли какието важные перемены, связанные со сменой власти.

После общегородского пожара здание использовалось как временное укрытие, судя по остаткам кострищ и гумуса, а затем было перестроено под жилье. Видимо, не только смена политической власти в городе стала причиной быстрой перестройки мечети, поскольку подчинение города Тимуридам продолжалось до середины XV в., хотя сразу же после смерти Тимура Отрар был захвачен Нур ад-Дином, который удерживал его 4 года. И лишь к середине XVI в. сырдарьинские города были подчинены Абулхайр-ханом70.

Состав горожан не менялся, но мечеть была разрушена и растащена на кирпичи.

Видимо, главной причиной стала незавершенность ее строительства. Мечеть так и осталась стройкой, и в ней никогда не проводились молебны, она не была освящена и поэтому ее постигла такая судьба71.

Глава II Соборная мечеть Отрара XVI–XVII вв. Материалы раскопок Отрара дают яркое представление о жизни города в XVI–XVIII вв.

В XVI в. заново отстраиваются заброшенные участки шахристана. К этому же времени относится постройка монументальной мечети из жженого кирпича, располагавшейся в южной части центрального бугра. Сооружение столпно-купольного типа построено на фундаменте, заглубленном на 0,4 м. Общая длина мечети остается неизвестной. Ширина мечети 15,5 м. Здание мечети состояло из центрального зала и примыкавших к ней двух крыльев. Вход в михрабный зал выделен порталом, который вместе с фундаментом сохранился на высоту 1,5 м. Размеры центрального зала 77 м.

В центре зала оставались фрагменты рухнувшего купола. Разрушение произошло из-за оседания правого портала. Выявлены следы ремонта, при котором просевшие стены утолщались. Стены михраба и предмихрабной ниши покрыты тонкой ганчевой штукатуркой.

Мечеть Отрара XVII в. являлась соборной, с обширной площадью перед мечетью.

Сохранность руин мечети хорошая. Сооружение построено из жженого кирпича размером 25255 см. Отслоилась штукатурка со стен михраба и предмихрабной ниши.

Проводилась неоднократная консервация объекта: в 2002-2004 гг. – в рамках проекта ЮНЕСКО-Казахстан-Япония «Сохранение и реставрация древнего Отрара», в 2005 г. – дополнительные консервационные мероприятия72.

Квартальная мечеть Отрара. При раскопках юго-восточного участка городища Отрартобе по уровню XVI–XVIII вв. на стыке восточной и южной частей раскопа IV расчищено большое здание площадью 200 кв. м, состоящее из шести помещений. Здание явно нежилое, скорее всего, это остатки мечети. Фасадом оно открывается на площадь, куда с юго-западной, северной и западной сторон выходят три улицы. Последняя улица ведет на главную дорогу города, связывающую городские ворота.

Здание выстроено из высококачественного сырцового кирпича, неоднократно штукатурилось. Судя по фрагментам, в отделке здания применялся фигурный резной кирпич, полы были вымощены жженым кирпичом. Местонахождение михраба установить не удалось. По-видимому, он находился в южной стене помещения 198, причем в том месте, где яма верхнего горизонта прорезала стену. Комнаты мечети имели разное назначение: зал для прихожан (помещение 198), кухня для приготовления ритуальной пищи (208), комната для омовения (210), комнаты служителей культа (223 и 224)73.

Несмотря на то, что участок перепланировался под помещения верхнего строительного горизонта, жженый кирпич из постройки почти весь выбран, стены и полы нарушены поздними ямами, с западной стороны к комплексу примыкает грабительская воронка, планировка здания восстанавливается полностью. По уровням полов и некоторым изменениям в планировке выделяются два периода в существовании здания.

Первоначально комплекс состоял из зала (помещение 198) размером 10,18,5 м и примыкающей к нему с восточной стороны двухрядной анфилады из трех и двух помещений. В здание входили через дверной проем в центральной части западной стены зала. Противоположная восточная стена оформлена неглубокими нишами на высоте 0,9 м от пола. Сохранившиеся участки стен прекрасно оштукатурены в несколько приемов, пол также неоднократно обмазывался и плотно утрамбовывался.

Перекрытия покоились на четырех колоннах, симметрично установленных в центральной части зала.

Дверной проем шириной 0,78 м ближе к юго-восточному углу в восточной стене вел в помещение 210 размером 4,253,0 м. Пол здесь выложен жженым кирпичом, Общественные постройки исламской архитектуры в углах устроены ташнау. В качестве водосливных колодцев использованы специальные сосуды в виде цилиндра диаметром 20 см, высотой 1,3 м с раздутым туловом (0,46 м). Это помещение проходное: с северной стороны в нем есть проход в смежные помещения 208 и 209, а с восточной – в помещения 223 и 224.

Помещение 208 размером 21,55 м. В северной стене устроен очаг каминного типа шириной 0,28 м, углублен в стену на 0,45 м. Стенки очага сильно обгорели. Топка, расположенная на высоте 0,4 м от пола, забита белой золой и несгоревшими остатками хвороста. Под полом проложен водосток. Он начинается в 0,45 м от южной стены, тянется вдоль западной, затем под прямым углом поворачивает на запад, проходит под стеной и далее проложен вдоль северной стены зала. Где кончается водосток, обнаружить не удалось, прослежен на длину 6,75 м. Канал водостока сложен из жженого кирпича.

В помещении 209 (3,32,25 м) пол выложен сырцовым кирпичом, у восточной стены на полу лежали деревянные плахи длиной 1,1 м, предположительно, остатки перекрытий.

Полы помещений 223 и 224 в последний период функционирования здания были вымощены жженым кирпичом, который почти весь выбран. Размеры помещений не установлены.

К первоначальному полу в помещении 224 имеют отношение две ямы, в которых, судя по остаткам в заполнении, хранилось зерно. В яме у северной стены помещения найден клад медных монет (170 экз.), который хранился в мешочке. В восточной стене зала ближе к северо-восточному углу на уровне верхнего пола был прорублен новый проход в помещение 209, возобновлен водосток, подняты полы в остальных помещениях.

Соборная мечеть на регистане Саурана. Изучение микротопографии внутри крепостных стен Саурана показало, что городская площадь располагалась в 80 м к югу от северных ворот, откуда начинается вымощенная каменными плитами центральная улица шириною до 3 м. Разведочные раскопки подтвердили наличие на площади руин фундаментальных общественных сооружений из обожженного кирпича, перекрытых слоем завалов74. Как показали раскопки, здание соборной мечети на центральной площади Саурана было сильно разрушено в ходе выемки качественного кирпича с целью его вторичного использования.

Было установлено, что постройка имеет два основных периода существования.

Причем, во второй период здание перестало функционировать по прямому назначению. На полах «михрабной части мечети» отмечались следы временных очагов, кострищ.

Поскольку была вскрыта лишь юго-западная треть всего комплекса, было высказано предположение, что мечеть имела замкнуто-дворовую планировку. Двор имел размеры 15,317,8 м, и на него были обращены все помещения, расположенные по периметру.

Юго-западную сторону двора образовывало основное здание мечети, или михрабная часть, обращенная во двор входным арочным порталом. Постройка имела пятинефную двухрядную композицию с арочно-купольным перекрытием75.

Широкий портал с выделенным пештаком обращен в закрытый двор. В центре двора на основной оси расположен колодец, а далее – айван шириной 16 м и глубиной 6 м, открытый во двор.

Эта композиционная ось симметрии перпендикулярна оси, проходящей через центр основного входного с площади портала, который устроен в юго-восточной фаГлава II садной стене с некоторым смещением от оси прямоугольника двора. Входной портал ассиметричен по отношению ко всей постройке. Такой необычный план комплекса был, очевидно, продиктован местоположением мечети: она замыкала северо-западную сторону прямоугольной площади, и при этом было необходимо по традиции ориентировать михраб, а значит одну из главных осей композиции плана на юго-запад. От входного с площади портала сохранилось лишь основание правого пилона. Его ширина 1,8 м, он выступает за линию фасадной стены на 2,2 м. Сохранилась также часть входного порога-данданы в виде поставленных на ребро кирпичей. Длина сохранившегося участка данданы 2,15 м. За этим порогом на расстоянии 4,05 м также частично сохранился участок данданы внутреннего или дверного порога.

Левый пилон оказался полностью разобранным, но ширина входного айвана может быть реконструирована. Зафиксированы отдельные кирпичи самого нижнего слоя кладки пилона.

Наружные стены комплекса мечети образуют прямоугольник размером 3133,5 м. Стены подверглись наибольшему разрушению. По сохранившимся коегде фрагментам кладки определяется толщина стены, равная 1,4 м. Наибольшую сохранность в 9-10 слоев кладки имеет участок юго-восточной фасадной стены справа от входного портала. Это участок стены большого углового помещения (5,25,6 м), которое функционировало и во второй период. После того как мечеть перестала служить по прямому назначению, на ее значительной части была устроена и продолжительное время функционировала керамическая мастерская. Возможно, какие-то части здания мечети уже были разрушены. В этот период в угловом помещении была построена большая круглая двухъярусная печь для обжига керамики. Сохранилась часть поверхности пода с регулярными отверстиями-продухами обжиговой камеры, опиравшейся на купол нижней огневой камеры. Устье печи обращено в угловое помещение, которое, очевидно, служило и жилым помещением, или, возможно, мастерской.

У наружного угла фасадной стены мечети справа, в 5,25 м от входного портала, выявлено основание Г-образной пристройки. Кладка ее двух стен сохранилась на высоту девяти слоев.

Образующие прямой угол стены толщиной 0,85 м и образуемая ими пристройка выступают за линию фасадной стены на 2,05 м. В месте примыкания стены пристройки к фасадной стене мечети последняя разобрана до основания и при этом видно, что пристройка сделана без перевязки с кладкой фасадной стены. Вероятно, эта пристройка занимала угол площади, образованный фасадной стеной мечети и юго-западной стеной бокового фасада большого общественного сооружения, входной портал которого обращен к порталу медресе в северо-восточной части площади. Это здание реконструируется как фундаментальное сооружение замкнуто-дворовой планировки с портальным входом, ориентированным на отрезок центральной улицы на одной оси с расположенным напротив медресе.

Если северный угол площади занимало основание небольшой, не вполне понятной по назначению пристройки, то у другого конца фасадной стены мечети расчищены остатки довольно значительной по размерам тахаратханы. Это была отдельная постройка с сырцовыми стенами, западной стороной примыкавшая к фасадной стене мечети. Уровень вымощенных обожженным кирпичом полов залегает на 0,5 м и 0,7 м выше уровня основания стен мечети, что говорит о более позднем времени сооружения тахаратханы. Вход в нее был со стороны портала мечети. Пока расчищено большое (56,2 м) общее помещение с фигурной выкладкой пола. В центре устроен поОбщественные постройки исламской архитектуры глотительный колодец, устье которого перекрыто специальной керамической плитой размером 7575 см с прочерченными диагоналями (средняя часть плиты со сливным отверстием не сохранилась). За общим помещением были устроены в ряд вдоль узкого коридора маленькие индивидуальные комнатки размерами 2,22,4 м с вымощенным кирпичом полом и поглотительными колодцами в центре.

Во вскрытой раскопками соборной мечети планировка оказалась достаточно оригинальной, сохранность конструкций вполне позволяет реконструировать архитектурный облик этого интересного здания.

Несмотря на значительные разрушения и утраты, полностью восстанавливается планировка комплекса мечети. Полученные материалы и наблюдения позволяют в дальнейшем осуществить консервацию с элементами реконструкции выявленных архитектурных деталей или же всего архитектурного облика здания76.

Айт Мечеть Саурана находится в 50 м юго-восточнее северного въезда в город Сауран за городской стеной. Мечеть состоит из небольшого здания, открытого в сторону двора, окруженного пахсовой стеной. Размеры двора 5050 м. Площадь здания с купольным перекрытием 11,512,5 м. В кыбловой западной стороне расположен михраб. Портал здания обращен к северо-западу. Ширина всего портала 12,5 м, к нему примыкал айван глубиной 2,75 м. С двух сторон айвана расположены пилоны с винтовыми лестницами, которые вели на крышу мечети. Остальные два айвана находятся с двух сторон купольного зала. Размеры айванов одинаковы: ширина 3,8 м, глубина 2 м. Пороги всех трех айванов выложены данданой – кирпичами, поставленными на ребро. Полы всех помещений и айванов первоначально были вымощены жжеными кирпичами, которые со временем были разобраны. Стены мечети выстроены из кирпича-сырца с футляром из жженого кирпича. Размеры кирпичей 26265, 25255, 24,524,54,5 см. Михраб расположен в середине кыбловой стены купольного зала.

Ширина пятигранного михраба 1,4 м, глубина 0,7 м, высота сохранившейся части кладки 0,6 м. Справа от михраба находится минбар размером 11,4 м, высотой 0,5 м.

Сохранился самый нижний ряд ступеньки минбара. После того как мечеть перестала существовать, купольный зал был со всех сторон перекрыт сырцовыми стенками толщиной в один кирпич и использовался как жилое помещение, расположенное с наружной стороны за стеной с михрабом.

Находки – керамика, металлические изделия датируются XV–XVI вв. Мечеть была построена в ХVI в.77 Результаты раскопок показали, что исследуемый объект является праздничной мечетью, где проводили молитву во время айтов и другие культовые мероприятия. На территории Казахстана мечеть такого типа исследована впервые.

Мечеть Джанкента. Город «Джанкент», он же, «Янгикент», он же «Ал-Карьяй ал-хадиса ал-Мадина ал джазида», он же «Дих и-нау», что означает «Новый город»

находится в Приаралье в дельте Сырдарьи в 15 км западнее г. Казалинска. Ему соответствует городище Джанкет78. Остатки мечети находятся на территории городища Мын-тобе, которое является остатками передислоцированного в XIII в. городища Джанкент, существовавшего на этом месте в XIII–XV вв. Оно расположено примерно в 2 км северо-западнее городища Джанкент, представляет собой отдельные земляные холмы.

Примерная площадь городища составляет 300400 м. На его территории фиксируются отдельные небольшие земляные возвышения диаметром до 12 м, высотой до 1 м. Юго-западнее городища располагаются несколько холмов, являющихся, видимо, остатками отдельных усадеб.

Глава II Подъемный материал представлен коллекцией фрагментов керамических сосудов, голубых плиток, костей животных, медными монетами XIV–ХVII вв.

Некрополь городища расположен в 700 м юго-восточнее городища, в настоящее время его постройки располагаются под жилыми домами.

Остатки мечети были обнаружены при рытье канала. В северо-восточной части раскопа выявлены северная и западная стены мечети. Хорошо сохранился угол между стенами. Постройка прямоугольная в плане, ориентирована углами по сторонам света.

Размеры сооружения составляют 1316,9 м.

Хорошо сохранившаяся северная стена постройки сложена из горизонтально положенных обожженных кирпичей. Разрушена же лишь восточная часть северной стены.

Внешний край стены выложен из одного ряда положенных прямоугольных кирпичей, размерами 26126 см, середина стены и внутренний ее край сложен из квадратного кирпича размером 24245 см. Толщина стены составляет 1,4 м, высота сохранившейся части – 0,72 м.

Восточная стена вскрыта частично, фрагментарно сохранился лишь внутренний край стены в один ряд кирпичей. На расстоянии 4 м от северной стены на глубине 0,78 м расчищены остатки сооружения в виде сложенных из обожженных кирпичей полукруглых форм со скошенными краями.

Юго-восточный угол мавзолея фиксируется в виде развала кирпичей. В центральной части постройки расчищена восточная часть конструкции в виде уложенных плотно друг к другу квадратных кирпичей под наклоном вниз.

Почти по всей площади раскопа на разных уровнях найдены обломки жженого кирпича, глазурованных плиток, фрагменты керамики, кости животных. Керамика станковая, изготовлена из мелкозернистого песка. Черепки красного и серого цветов.

Основной орнаментальной зоной у гончарной керамики являются венчик и плечики сосудов. Орнамент – прямые резные и волнистые линии на плечиках сосудов и венчики с валиками, украшенные защипами. Встречаются фрагменты с голубой и зеленой поливой.

Среди облицовочных плиток, покрытых голубой глазурью, встречены фрагменты плиток прямоугольной, трапециевидной, квадратной формы с рельефным растительным, эпиграфическим и резным геометрическим орнаментом.

Предварительная датировка постройки XIV–XV вв.

Вначале постройку определили как мавзолей79, однако, это скорее была мечеть.

Об этом свидетельствует большое количество облицовочных плит с надписями, покрытых голубой поливой.

Мечеть Хызыр Пайгамбара в с. Сайрам. Сайрам-Испиджаб – крупнейший город средневекового Южного Казахстана отождествляется с городищем в с. Сайрам, на территории которого сохранились остатки средневекового городища.

Испиджаб был одним из центров распространения ислама, о чем свидетельствуют письменные источники, называя город «славной пограничной крепостью и местом войны за веру»80.

Уже первые исследователи Сайрама заметили, что для него характерно «необыкновенное обилие святых мест – мазаров, составляющих гордость жителей и описанных в особых рисоля».

М.Е.Массон назвал наиболее почитаемые святыни Сайрама: мавзолей ИбрагимАта, Карашаш-Ана, Абдель-Азизи-Баб, Мирали-Баб, Хаджи-Талига, а также мечеть Общественные постройки исламской архитектуры пророка Хызыра, которая в 1866 г. лежала в развалинах. В начале ХХ в. на этом месте было выстроено новое здание. От старой мечети остались чилля-хана и каменная колонна, которую М.Е.Массон датировал X–XI вв.81 В настоящее время исчезло и новое здание, поэтому с целью изучения мечети, которая в основе может быть ранней, были проведены археологические раскопки.

Полевые работы 2007 г. выявили планировочную структуру сооружения, возможность реконструкции памятника и получение керамических комплексов, определяющих период его бытования82.

В северной части была вскрыта почти квадратная в плане постройка, стены которой были возведены из жженого кирпича размерами 23234,5 и 25254,5 см.

Помещение № 1 – самое южное в комплексе. Оно, видимо, было квадратным в плане – 9,69,45 м. Сохранились основания всех стен. Южная стена сложена из небольших плит сланца. Внутри помещения было расчищено два уровня пола. Оба относительно ровные, имеющие небольшой уклон в южную сторону. Внутри помещения было расчищено 8 баз колонн. Две из них изготовлены из каменных монолитов, остальные сложены из тонких сланцевых плиток и жженых кирпичей. Первый ряд с юга образуют три базы колонн. Второй ряд отстоит от первого на расстоянии почти 2 м. Третий ряд также вытянут по линии восток – запад и отстоит от среднего ряда и от северной стены на одинаковом расстоянии – 2,55 м.

В северо-восточной части помещения был устроен вход – спуск в подземное помещение чилля-хану, вытянутое по линии восток – запад.

Согласно описанию побывавшего в ней в 1866 году А.К.Гейнса, «сперва идут прямые ступени, далее идет винтовая лестница, приводящая к узкому отверстию в глиняной почве, в которое нужно пролезать, послав вперед ноги. Таким манером добираешься до пещеры в несколько шагов шириною. На полу ее брошены циновки для молитв благочестивых пилигримов. Здесь спасался в созерцании величия Аллаха Хызыр, не выходя на свет Божий шестьдесят лет, а потом, прожив еще очень многие годы, взят живой на небо»83.

Помещение № 2 подквадратное в плане размером 9,258,25 м. Сохранились три стены: южная, смежная с помещением № 1, восточная и северная стены. Западная стена разобрана и практически не сохранилась. Тем не менее, совершенно очевидно, что западная стена была общей для помещений № 1 и 2 и являлась внешней стеной мечети.

Внутри помещения было выявлено несколько уровней полов. С двумя верхними связаны четыре базы колонн в центре помещения.

Видимо, михрабная ниша находилась в западной стене. Предположительно, вход в помещение находился в центре восточной стены. В юго-западном углу почти на 0,3 м ниже уровня пола с колоннами обнаружен кусок деревянной балки длиной 0,55 м и шириной 0,12 м. Возможно, это остатки одной из балок плоского перекрытия более раннего периода существования мечети.

С северо-востока к помещению № 2 примыкало прямоугольное в плане двухступенчатое возвышение, в центре которого находился холмик из глины и кирпичного завала. В процессе расчистки были выявлены следы погребений.

Таким образом, совершенно очевидно, что это дахма, в данном случае двухступенчатая платформа – возвышение, воздвигнутое для погребений почитаемых суфийских шейхов или настоятеля мечети. Она была пристроена к основному зданию мечети позже. На втором этапе площадь раскопа была расширена в южном направлении и на восток и составила 2431 м. В ходе работ здесь были выявлены Глава II следы двух строительных горизонтов. Вдоль южной стены помещения № 1, на глубине 0,85-0,9 м от дневной поверхности была расчищена еще одна линия стены, точнее, ее каменный фундамент. Вероятно это остатки фундамента более ранней внешней стены мечети, о разрушении которой и ее ремонте-перестройке сообщает М.Е.Массон84.

Расширение раскопа на восток выявило, что пространство в центре не имело построек и представляло собой двор. В этой части была расчищена вымощенная жжеными кирпичами и обломками дорожка, ведущая в подземную комнату чилля-хану в центре восточного фаса мечети.

В южной части двора расчищены остатки двух небольших помещений № 4 и № 5, примыкавших к юго-восточному углу летней мечети.

Раскопки на восточном участке позволили проследить южную стену двора мечети на длину 20,5 м. Дальше стена не сохранилась, но, скорее всего, она поворачивала на север, где посередине восточной стены находился центральный вход. У юговосточного угла в 3-х метрах от стены на одном из поздних этапов существования мечети был возведен минарет.

Минарет мечети находился на левой стороне не сохранившегося портала. Минарет сложен из кирпича на глиняном растворе и представляет собой один из типов башенных сооружений. Первоначальная высота его достигала 10,5 м. Высота сохранившейся части около 5 м, диаметр в основании – 2,9 м. Круглая башня минарета, сужающаяся кверху, была увенчана утраченным ныне фонарем-ротондою. Верхняя часть башни расчленена горизонтальными поясками фигурной кладки. Видны следы нижнего, 3-го пояска, некогда заполненного вязью арабского письма. Внутренняя винтовая лестница выполнена из кирпича, опирается на деревянные балки и кирпичный столб в центре минарета85.

Найденный археологический материал в основном происходит из верхнего строительного горизонта из помещений самой мечети – это глазурованные сосуды типа кесе, пиалы, блюда, тарелки, которые можно отнести к концу XIX и началу XX в. В коллекции керамики есть отдельные фрагменты, датируемые XVII–XVIII вв.

Таким образом, работы в мечети Хызыр в Сайраме выявили планировку сооружения. Несмотря на то, что мечеть сильно разрушена, установлено, что она состояла из большого прямоугольного двора со входом с восточной стороны. На продольной оси располагался вход в мечеть – квадратное здание с примыкавшим к нему с юга айваном.

Видимо, в Сайраме в мечети Хызыр помещение № 2 с четырехколонным залом было мечетью-ханакой с плоским перекрытием. Примыкавший с юга айван – помещение № 1, использовалось как летняя мечеть. В центре западной стены был устроен михраб, украшенный изразцами. Отсюда же происходит полуколонна, покрытая глазурью голубого цвета, в верхней части которой имеются остатки прорезной решетки.

Перекрытие айвана было плоским и опиралось на деревянные и одну каменную колонны на каменных или кирпичных базах.

Мечеть городища Джанкала была обнаружена в 2009 г. во время полевого маршрута экспедиции научной организации «Археологическая экспертиза», возглавляемой Д.А.Воякиным.

Остатки мечети находятся за пределами стены шахристана в восточной части городища. Размеры постройки из сырцового кирпича 9,79,7 м. В юго-западной стене ее находился михраб. Датируется мечеть XIV в.86 Общественные постройки исламской архитектуры Ханака Ханака по своему функциональному назначению (от иранского «хана» – дом) была странноприимным домом для суфиев – членов дервишских орденов. Здесь они могли жить, молиться и совершать мистические радения. В XI в. ханака воздвигались как монументальные здания. У ханака кроме главного назначения были еще и некоторые другие: это были гостиницы, где кроме дервишей останавливались паломники и путники; они служили временными резиденциями для путешествующих правителей;

место, где читались лекции по богословию. Если в ханака был похоронен основатель ордена и почитаемый член суфийского братства или известное светское лицо, обитель получала функции мазара – места поклонения и паломничества.

Все ханака – компактные здания с более или менее центрическим устройством, иногда равнофасадные, чаще – с главным фасадом, который выделен более крупным порталом-пештаком. Ядро и обязательная главная часть ханака – большой зал для дервишских радений87.

Каялыкская ханака. От сооружения остались лишь основания стен с зафиксированным рядом жженого кирпича размером 27274 см. Западная часть сооружения уничтожена проселочной дорогой и речкой. Исследованиями установлено наличие одиннадцати помещений. Общий размер сооружения 19,719,7 м.

Хорошо сохранившаяся в плане восточная половина сооружения, а также два помещения западной части дают возможность сделать графическую реконструкцию основного объема. Здание имело центрическую организацию внутреннего пространства, где крестообразный зал с четырех сторон окружали открытые помещения размерами 56 м. В четырех углах прямоугольника внутреннего пространства сооружения были расположены по три помещения: квадратной формы угловое (55,5 м) и два прямоугольных (3,55,5 м), примыкающих к квадратному с двух сторон.

Двор был перекрыт кровлей, о чем свидетельствуют четыре массивных кубической формы камня – основания колонн, на которых держалось перекрытие.

Под полом некоторых помещений зафиксированы погребения. Этот факт наводит на мысль о сооружении ханаки после постройки мавзолеев и возникновении на месте пространства вблизи мавзолеев кладбища. Таким образом, первоначально был сооружен большой западный мавзолей, впоследствии к которому с восточной стороны был пристроен еще один мавзолей. Затем пространство к западу стало использоваться для совершения погребений. В третий период на этом месте была сооружена ханака, а территория к северу от мавзолеев использовалась для строительства комплекса жилых и хозяйственных построек, возможно, связанных с комплексом мавзолеев и ханаки. Это несколько помещений, среди которых выделяется жилое помещение с тандыром и загон для скота к западу от него. Помещение загона сверху было перекрыто слоем битого кирпича толщиной 0,5 м, относящегося к зданию из жженого кирпича, оставшегося за пределами раскопа с северо-западной стороны. Назначение других помещений, равно как и параметры, не удалось выяснить из-за плохой сохранности конструкций. Замечены следы перестроек, во время которых планировка домов претерпевала изменения.

Участок данной застройки имел четкие границы с остатками мавзолея, вплотную примыкая к завалу кирпичей. Под завалами были расчищены остатки задней стены мавзолея, сохранившейся в длину на 3,7 м, толщиной 0,82 м88.

Ханака Саурана расположена севернее центральных развалин. Здесь до сих пор возвышаются остатки разрушенной временем сырцовой постройки. Она состояла из Глава II семи помещений. План постройки «читается» достаточно четко. Наружные стены всех помещений постройки, за исключением южных стен помещений № 2 и 7, обвалились.

Их первоначальная толщина составляла 1,2 м. Причем, наружная стена помещений № 3 и 5 выступала за общую линию фасада на 1,2-1,3 м.

Постройка ориентирована сторонами по странам света. Главный вход в комплекс находится в центре южной стены в глубине (арочного?) айвана, который имеет ширину 4,3 м и глубину 2,8 м (помещение № 1). Через него попадали в центральное квадратное помещение (№ 8) размером 6,1x6,1 м. Оно служило связующим, через которое можно было попасть во все помещения комплекса. Объем помещения увеличен за счет четырех широких (4 м) ниш разной глубины. В центре ниш устроены дверные проемы, через которые попадали в помещения восточной (№ 6, 7) и западной (№ 2, 3, 4) части, а также в северное помещение № 5. В боковой стене западной, самой глубокой, ниши на высоте 1,30 м от пола устроена неглубокая ниша высотой 0,6 м.

В юго-западном углу постройки находится помещение № 2. Оно квадратное в плане, размером 3,13,1 м. В него можно было попасть также и через дверной проем прямо из входного айвана. Северо-западный угол постройки занимает аналогичное квадратное помещение № 4, в восточной стене которого прослеживаются три ниши шириной 0,8 м и высотой 0,6 м. Из этого углового помещения был также отдельный выход шириной 1,1 м во двор, окружавший архитектурный комплекс. Между угловыми квадратными помещениями № 2 и № 4 расположено помещение № 3 (2,54,2 м).

Все три западных помещения (№ 2, 3, 4) связаны между собой проходами, а угловые имеют еще и отдельные выходы наружу: помещение № 2 – во входной айван, помещение № 4 – во двор.

Северное помещение дверным проемом соединяется только с центральным вестибюлем – помещением № 8 (3,54,3 м).

В восточной части расположены два смежных помещения № 6 и 7. Из центрального вестибюля дверь вела в помещение № 7 размером 3,59,7 м. Справа от входа (южная треть помещения) располагалась широкая (около 3,5 м) суфа, в которой устроен тандыр. Устье его диаметром 0,55 м выходит на уровень поверхности суфы, высота которой 0,45 м. Над суфой на высоте 1,1 м в южной стене устроены две ниши высотой 0,6 м.

В северной стене помещения № 7 устроен проход, через который попадали в угловое квадратное помещение № 6 (3,52,2 м).

Два угловых помещения (№ 2, 4) и вестибюль (№ 8), очевидно, были перекрыты куполами. Кое-где в углах этих помещений на высоте около 2 м заметны следы арочных парусов. Особенно четко они прослеживаются в помещении № 4. Прямоугольные в плане помещения (№ 3, 5, 6, 7), вероятно, имели плоские балочные перекрытия.

В разломах обвалившихся стен на высоте около 2,5 м видны круглые продольные полости от истлевших балок, некогда вмонтированных в кладку стен. Очевидно, это сейсмопояс – антисейсмическая мера, часто используемая в строительной технике Средней Азии и на юге Казахстана.

Планировка усадьбы, нехарактерная для жилых комплексов региона, и в то же время наличие просторного кухонного помещения с тандыром (№ 7) говорят о необычном функциональном назначении данной постройки. Монументальный внешний вид, высокий арочный входной айван, купола, над которыми возвышался, вероятно, большой купол над центральным вестибюлем, дают основание видеть в данном сооружении ханаку89.

Общественные постройки исламской архитектуры

Медресе

Медресе Саурана. В письменных источниках сообщается о строительстве медресе в городах Южного Казахстана. Так, о хане Ерзене – сыне Сасы-Буки, а это первые десятилетия XIV в., в «Анониме Искандера» сказано: «он был царем крайне умным, праведным, превосходным, богобоязненным. Большую часть медресе, ханака, мечетей и прочих благотворительных учреждений, которые находятся в Отраре, Сауране, Дженде и Барчкенде, устроил он»90.

Интересные сведения о медресе Саурана оставил автор XVI в. Зайнаддин Васифи.

Во время его пребывания в Сауране в 1514-1515 гг. он сделал интересные записи о сауранском медресе с его двумя качающимися минаретами. Он пишет: «На плечах (кейф) его айвана поставлены два высоких минарета необычайной высоты и крайнего благородства, так что один из поэтов этого медресе уподобил тот айван Захаку со змеями.

У гульдасты тех минаретов прикреплена цепь, а под куполами куба каждого минарета пристроено бревно (чуб) так, что когда кто-либо с силой приводит бревно в движение, цепь колеблется, и тому, кто находится на противоположном минарете, представляется, что минарет рухнет, и это одно из чудес мира». Там же говорится, что по случаю назначения главой (мударисом) медресе на торжественное собрание было приглашено более пятидесяти студентов из числа постоянно проживавших в медресе91.

Следует отметить, что остатки двух высоких минаретов сохранялись еще во второй половине XIX в. Они были описаны и зарисованы П.И.Пашино и А.К.Чейнсом.

Сохранилась также фотография минарета, выполненная фотографом М.К.Приоровым в 1866 г.92 Археологические поиски визуально выявили в центре городища Сауран вокруг скопления обломков жженых кирпичей остатки медресе. Раскопки позволили восстановить планировку здания, остатки двух минаретов у входа, постройки, которые, безусловно, являются остатками медресе, описанного Васифи.

Медресе расположено на центральной площади – регистане. Построено напротив другого монументального сооружения, предположительно, тоже медресе, и они вместе с раскопанной на западной стороне площади мечети образуют архитектурный комплекс. Под строительство медресе был снесен жилой квартал, остатки которого были обнаружены в шурфах93.

Медресе представляет собой здание симметричной дворовой композиции, в плане представляющее прямоугольник размером 31,528 м. Главный вход, выделенный двумя минаретами, ориентирован на северо-запад. Расчистка завалов у входа в медресе выявила основание первого минарета. Были расчищены четыре верхних ряда основания минарета, выступающие над цоколем. Цоколь образован 11 рядами кладки кирпича. Высота его 1 м, диаметр основания – 3,3 м. Нижняя часть минарета выступает за фасадную стену. Другая часть интегрирована с фасадной стеной и порталом сплошной кладкой вперевязку. Тулово минарета до уровня крыши, вероятно, было цельным, а далее полым с винтовой лестницей. В северо-восточном вестибюле на северной грани в стене сохранились ступеньки, ведущие на крышу, а оттуда внутрь минарета.

На месте второго минарета была расчищена прямоугольная конструкция сплошной кладки из обожженного кирпича размером 23-2523-255-6 см на глиняном растворе с большой примесью золы (кыр). Этот массив кирпичной кладки имеет прямоугольный план размером 3,52,75 м. Его основание залегает на глубине почти 2 м от Глава II уровня порога, и на глубину 3 м от уровня полов постройки, сохранилось в высоту на 1,75 м.

Для устройства фундамента был вырыт котлован, прорезавший нижележащий культурный слой. Нижний ряд составляют кирпичи, поставленные на ребро, сгруппированные в основном по четыре и выложенные в шахматном порядке. Между кирпичами скрепляющего раствора нет, лишь произведена заливка жидкой смесью воды и золы. Затем следует кладка из шести рядов жженого кирпича на растворе со значительным содержанием золы. Далее еще один ряд кирпичей, положенных на ребро.

И наконец, пять рядов кладки плашмя. Золистый раствор, примененный в кладке фундамента и заливка золой, вероятно, использованы как гидроизолирующий материал.

Можно предположить, что два ряда кирпичей, поставленных на ребро без раствора, выполняли функцию сейсмопояса.

Перед фасадной стеной медресе по обе стороны от входной лестницы имеются площадки, оконтуренные стенкой из двух рядов жженого кирпича. Площадки размером 127 м приподняты на высоту 1 м, заполнены строительным мусором, поверхность сверху выложена целыми и битыми кирпичами.

Площадка перед входом выложена каменными плитами. К входу вела трехступенчатая лестница шириной 3,3 м и длиной 4,5 м. Поверхность широких ступеней была выложена крупноформатными (45457 см) обожженными плитами. Края ступеней были оформлены рядом поставленных на ребро кирпичей. Ширина входной ниши (айвана) 2,5 м, глубина 2,25 м. Над нишей – арка, покоившаяся на выдвинутых пилонах, расширенных за счет вплотную пристроенных минаретов. Далее через дверной проем шириной 1,9 м попадали во входной вестибюль размером 5,82,9 м. Входная дверь была устроена в нише глубиной 0,25-0,30 м и шириной 3,3 м. В углах у входа были устроены широкие суфы размером 1,31,7 м. Вестибюль был с двумя восьмигранными помещениями. Через левое восьмигранное помещение попадали в дарсхану и во двор. На северной грани расчищено основание внутристенной лестницы, ведущей на крышу, где был вход на минарет. Правое помещение имело проходы во двор и, скорее всего, в мечеть, которая, к сожалению, разрушена полностью.

Прямоугольный двор размером 1815 м был выложен кирпичами, которые хорошо сохранились между двумя рядами данданы (ряд кирпичей, поставленных на ребро) полосой шириной в 2 м. Выкладка центральной части двора была разобрана и сохранилась локальными участками. Первый ряд данданы окаймляет двор по линии торцов пилонов, второй – устроен с отступом 2,5 м и ограничивает площадь размером 11,78,5 м. Во дворе выявлены два айвана, расположенные противоположно друг другу и открытые в сторону двора. Входы в айваны расположены на продольной оси здания. Площадь заднего юго-восточного айвана 5,45,4 м. Возможно, он был перекрыт стрельчатым сводом, от него сохранился фрагмент рухнувшего свода. Толщина несущих стен составила 1,55-1,56 м. Кладка стен и свода комбинированная. В теле стены и рухнувшего свода в основном применен сырцовый кирпич. Три ряда сырцовых кирпичей чередовались с одним рядом жженого кирпича. От северо-западной стены сохранилась лишь торцовая часть длиной 2,18 м, высотой 0,55 м (8 рядов кладки). Пол, вымощенный жженым кирпичом, выбран. Его остатки сохранились вдоль северо-восточной стены одним рядом, а в задней части сохранилось два кирпича, позволяющих восстановить рисунок вымостки ромбиками. Дандана перед айваном сильно разрушена. Перед юго-западной стеной айвана расчищены остатки суфы размером 2,52,4 м, устроенной, как и все айванные суфы, позднее при обустройстве.

Общественные постройки исламской архитектуры Северо-западную часть двора занимал завал, образовавшийся при разрушении переднего северо-западного айвана. Первоначальный размер айвана был равен 5,42,3 м, затем торцы были наращены до 3,5 м. Свод айвана также рухнул.

При расчистке помещений было установлено, что разрушению их предшествовало запустение, когда образовался толстый наносной слой, после чего они обживались повторно. Во всех помещениях перед входом устроены заглубленные относительно пола площадки с ташнау. В нескольких помещениях, сохранившихся более или менее удовлетворительно, выявлены ниши в стенах. Полы в помещениях вымощены как целым, так и кусками жженого кирпича. Во время функционирования медресе помещения обустраивались. В частности, установлено, что в помещениях были устроены печки для отопления с канами в суфах, выведенных к углу помещений, в результате чего первоначальный уровень суф в помещениях несколько повысился. Топка печей в помещениях находится в углах площадки, поэтому в этих местах борта площадок разбирались. Каны проведены с использованием кирпичей, поставленных на ребро, перекрытых целыми кирпичами. Каны имеют ширину 22 см, внутренняя полость 12 см.

Также позднее в помещениях появились курильницы для сжигания травы адраспан, «отгоняющей злых духов», в виде углублений в полу, устроенные из четырех вертикально поставленных квадратных жженых кирпичей размером 2525 см, глубиной 20 см. Такие курильницы обнаружены в трех помещениях. При обустройстве в айванах перед помещениями появились суфы, приблизительные размеры которых 1,40,9 м.

Перекрытия в помещениях, вероятно, были сводчатыми. Завалы в основном располагаются в центре помещений, в четырех из них обнаружены дугообразные фрагменты кладок сводов и трапециевидные в сечении ганчевые плитки, которыми оформлялись перекрытия. Стены были оштукатурены ганчевым раствором, многочисленные фрагменты которых встречаются в завалах. Найдены глазурованные плитки с растительным и эпиграфическим орнаментом и шлифованные плитки, применявшиеся при облицовке фасадов.

Помещение 18 является угловым и самым большим. Его расположение и размер 6,255,15 м позволяют интерпретировать как дарсхана (гигиеническое помещение).

Перед входом устроено ташнау размером 1,61,95 м, кирпич в центре со сливным отверстием заглублен на 5 см относительно уровня ташнау. Первоначально помещение было сквозным, в северо-восточной стене имело выход на улицу. Проход шириной 1,2 м, находившийся в 2 м от восточного угла помещения, впоследствии был заложен.

Пол помещения выложен жженым кирпичом. Помещение разрушилось одним из первых из-за оседания внешней стены, ближе к северному углу. Перекрытие рухнуло непосредственно на пол.

Помещение 17 имеет размеры 3,353,05 м. Северо-западная стена сохранилась на высоту 0,88 м (13 рядов) от уровня пола, северо-восточная – 0,98 м (14 рядов). Перед входом устроено ташнау размером 1,051,05 м. Слева от входа в стене устроена ниша шириной 0,66 м, глубиной 0,4 м. Пол в помещении выложен из целых кирпичей. Порог перед входом приподнят на высоту одного кирпича относительно пола айвана. На полу находился надувной слой грунта толщиной 0,4 м. На айване перед помещением позднее были устроены суфы по бокам прохода.

В помещении 16 размером 3,352,80 м сохранился западный угол, стены остальной части разобраны. Перед входом устроена площадка с ташнау размером 1,050,8 м.

Посередине помещения на полу находилась курильница размером 2525 см, глубиной 20 см. Перед входом с правой стороны сохранились борта айванной суфы. Из находок, Глава II обнаруженных в помещении, следует отметить подставку для пера и крышку чернильницы из бронзы.

Помещение 15 находится к северо-западу от помещения 14. Стены помещения разобраны. Сохранился восточный угол и левая (южная) сторона дверного проема. Направление стен можно установить по вымосткам пола в помещениях. В завале обнаружен фрагмент дугообразной кладки перекрытия помещения из четырех кирпичей.

Под завалом расчищен надувной слой лесса толщиной 0,3 м, перед входом устроена площадка ташнау (0,91,03 м), вымощенная жженым кирпичом, ограниченная бортиком и порогом. Бортики ташнау высотой 0,14 м сложены из половинок квадратного кирпича, поставленных на ребро. Восточный угол бортика разобран при устройстве печки, затем восстановлен битыми кирпичами. Топка печки находится у восточного угла площадки.

Помещение 14 прямоугольное в плане (3,62,85 м). Параметры помещения восстановлены по отдельным фрагментам стен. В центре помещения расчищен фрагмент свода и ганчевые обкладки. Перед входом обнаружена площадка с ташнау. У северного угла площадки находится курильница из четырех кирпичей, поставленных на ребро. Размер ее 3035 см, глубина 28 см. У восточного угла площадки ташнау в юговосточном бортике расчищена топка (2018 см) печки.

Помещение 13 соседствует с коридором и находится к северо-западу от него. Помещение плохой сохранности, но по остаткам стен восстанавливается его размер – 3,752,9 м. Входная часть полностью разрушена. Сохранилась площадка с ташнау перед входом. Позже часть левого (северо-западного) борта ташнау была разобрана и в северном углу площадки устроена топка печи. Устье топки размером 1816 см заложено кирпичом. От топки под полом был проведен кан в западный угол помещения.

Пол помещения выложен обломками кирпичей.

Помещение 11 – узкий коридор (3,851,35 м), через который попадали со двора в помещения 6, 7 и туалет 12. Северо-западная стена глухая, середина ее разобрана полностью. Пол коридора вымощен кирпичами.

Помещение 6 является угловым. Вход в помещение смещен от центра к западному углу. Перед входом находилось ташнау с кирпичом со сливом в виде восьмиконечной звезды. Борта ташнау сложены из кирпичей, поставленных плашмя. На северовосточной стороне борта топка печки. В восточном углу помещения расчищена хумча, донная часть которой срезана.

Помещение 7 соседствует с помещением 6. Вход в помещение находится в северозападной стене. Перед входом имеется площадка с ташнау. Пол выложен жжеными кирпичами и их обломками, которые сохранились по бокам ташнау и в задней части.

Помещение 9 примыкает к айвану с юго-запада. В центре помещения расчищен завал из жженых кирпичей и штукатурки. В завале найдены фрагменты кладки свода.

Стена с входом полностью разобрана, но маркируется поворотом стены. Перед входом площадка ташнау с бортиками. На полу найдены две медные монеты. В северном углу помещения под полом найден клад из одной серебряной и шести медных монет. Клад находился под выкладкой пола.

Помещение 19 примыкает к заднему айвану с юго-запада. Стены помещения с трех сторон разобраны до основания. Сохранился участок северо-западной стены с проходом. На этой стене у западного угла помещения устроена ниша шириной 0,7 м, глубиной 0,4 м. Выкладка пола из фрагментов жженого кирпича сохранилась вдоль задней стены и у ташнау.

Общественные постройки исламской архитектуры Помещение 20 размером 2,91,9 м. Вход в помещение и пол выложены жжеными кирпичами.

Помещение 2 располагается в южном углу здания. Размеры помещения 2,83,6 м.

Сохранность помещения плохая. Проход в помещение устроен в северо-западной стене. Перед проходом в помещение находится площадка с ташнау. В южном углу устроен закром с закругленной стенкой, также относящийся к периоду вторичного обживания, так как сложен на наносном слое толщиной 20 см. На сохранившейся вымостке пола у юго-западной стены на месте тандыра округлое прокаленное пятно.

Помещение 22 выполняло функцию коридора, через него попадали со двора в помещения 20, 23 и через проход во внешней стене медресе выходили на боковую улицу.

В коридоре у входа со стороны двора устроена суфа размером 0,571,10 м.

Помещение 24 примыкает к коридору с северо-запада. Размеры помещения 2,92,9 м. Проход шириной 1 м устроен в северо-восточной стене. Перед входом суфа размером 1,10,85 м, от нее остался один ряд кирпичей. Перед проходом в помещение устроена площадка ташнау размером 0,80,75 м. С северо-западной стороны площадки ташнау в суфе сохранились остатки тандыра диаметром 0,55 м, высотой 0,25 м. При расчистке в тандыре найдено поливное блюдо. У западного угла площадки находится очаг-сандал, вмазанный в суфу.

Помещение 25 примыкает с северо-запада к помещению 24 (2,952,86 м). Прослежены три уровня пола в помещении. Перед входом расположена площадка ташнау.

У северо-западного угла площадки с ташнау полуразрушенный очаг-сандал с золой и древесными угольками.

Помещение 26 имеет размер 32,83 м. Сохранились его юго-восточная и часть юго-западной стены. Перед входом традиционное ташнау. У западного угла устроен очаг из жженого кирпича.

Помещение 27 соседнее с помещением 26, примыкает к нему с северо-запада.

Стены помещения полностью разобраны. Входная часть разрушена, сохранилась площадка с ташнау, залегающая несколько глубже. В западном углу площадки находилась топка печи. По уровню этого пола расчищен очаг-сандал пятиугольной формы размером 0,310,36 м, глубиной 0,33 м. Дно очага обмазано глиной. В очаге находилась зола.

Помещение 28 плохой сохранности, размером 3,152,87 м. Стены полностью разобраны. Выявлены остатки площадки с ташнау, очага-сандала и кан от печи.

Находки. В помещении 1 на полу площадки с ташнау были найдены фрагменты глазурованной и неполивной посуды. Глазурованная посуда представлена тремя экземплярами блюд на дисковидном поддоне, несколькими фрагментами чаш и тарелок.

Роспись внутренней поверхности блюд произведена по белому фону. На венчиках стилизованные орнаменты растительного характера, под ним спиралевидные ободки и косые насечки. Чаши и тарелки покрыты глазурью и росписью с обеих сторон. Неполивная керамика представлена фрагментами хумов, кувшинов, горшков. Среди находок верхнего строительного горизонта следует отметить несколько монет, завернутых в тряпочку, найденных на полу вместе с керамикой. Монеты диаметром 0,5 см окислены. Отдельно от них найдена еще одна медная монета.

При раскопках помещений медресе были найдены фрагменты арок и перекрытий, штукатурка со стен без следов раскраски. Поверхность штукатурки из некоторых помещений была покрыта сажей. В завалах найдены многочисленные декоративные кирпичики без поливы различных форм (шестиугольные, ромбические, прямоугольГлава II ные), которые были обнаружены как в отдельности, так и в соединении с раствором.

Глазурованные плитки представлены шестиугольными, пятиугольными, трапециевидными, прямоугольными формами. Изразцы орнаментированы узорами растительного, геометрического и эпиграфического характера. Встречен один фрагмент декора, где орнамент передан рельефно, покрыт голубой глазурью. В помещении 9 в завале в центре найдены фрагменты куббы сферической формы, один из которых покрыт голубой глазурью, другой без поливы.

В помещениях были обнаружены чернильницы, подставки для пера. Подставка четырехгранная, сужается к верху. Высота 7,5 см, основание 44 см, верхняя часть 2,32,3 см. Внутри она полая, диаметр устья 1,3 см. Снаружи покрыта синей глазурью, на которую коричневыми линиями нанесен ромбический орнамент. Сверху у устья застыла чернильная капля. Нижняя часть сломана.

Крышка чернильницы четырехгранная, с закругленными углами. Сверху, в центре, имеется отверстие диаметром 1,8 см. Сбоку сделана треугольная щель, возможно, для пера. На поверхности два ряда рельефных косых черточек, разделенные линией, образуют елочку. Поверхность покрыта коричневой глазурью.

В помещении 17 найдены фрагменты чернильницы в виде сосуда с округлым туловом и узкой горловиной. На горловине есть круглое отверстие для пера. Во дворе, перед помещением 17 найдена еще одна чернильница цилиндрической формы высотой 5 см, диаметром 3,5 см, Толщина стенок 0,3 см, с отогнутым наружу венчиком. Покрыта светло-голубой глазурью. Цилиндр был установлен на подставку, но в настоящие время из-за утраты подставки дно чернильницы отсутствует.

Интерес представляет фрагмент донной части кесе с надписью чернилами. Надпись гласит «Мулла Кд...», из которого можно предположить, что имя владельца кесе «Кудрат» или «Кадыр».

Нумизматический материал представлен двумя десятками монет, найденных в заполнениях помещений. Можно выделить шесть монет, одна из которых серебряная, обнаруженных в одной ямке под выстилкой пола помещения 9. Монеты в основном медные, плохой сохранности. Формы монет округлые, эллипсоидные с усеченными концами. Серебряная монета датируется XVI в.94 Керамический материал, относящийся ко времени запустения медресе, был найден в заполнении заглубленных площадок перед входами в помещения. Керамика представлена в основном глазурованной посудой – блюдами и чашами. Найдено несколько фрагментов тагора. Интересно импортное блюдо из помещения 12, предположительно бухарского производства. Посуда из слоя расписана стилизованным растительным и геометрическим орнаментом. Встречается сочетание двух видов узоров.

Роспись нанесена по белому и голубому фону с обеих сторон. Глазурь не покрывает только поддоны. Поддоны дисковидные, слегка вогнутые, с кольцевым желобком. Керамика данного типа датируется XVI–XVII вв.95

Глава IIIМусульманские бани

К ак известно, в восточном городе баня занимала видное место в ряду общественных сооружений. После мечети она была самым посещаемым местом.

«… Баня на Кавказе, как и на всем Востоке, предмет особой заботы и градоправителя, и цеховых организаций, и отдельного богача, устроившего баню для себя и для своих друзей. Потому что баня служит не только для омовения, но и для укрепления сил, поднятия упавшего настроения, для отдыха, для встречи и дружеской беседы с приятелями, для встречи и разговора о купле и продаже, о торговой сделке и для показа мастерства в шахматы или нардах»96. Бани являлись также своеобразными лечебными заведениями. Врач IX–Х вв. Закария ар-Рази, описывая влияние бани на организм человека, рекомендовал украшать бани хорошей живописью, которая исцеляет от меланхолии и облегчает груз забот97.

О популярности бани в быту населения свидетельствуют многочисленные ее характеристики, описания банных эпизодов, перечни своеобразных правил посещения бань98.

Баню нередко использовали и в лечебных целях – таковы, например, бани Эрзерума, Бруссы и Тбилиси, возведенные над лечебными источниками99. Трактат XI в., принадлежавший перу ибн Сины, содержит широкую информацию о том, какие целебные отвары и настои должны применяться в бане100.

Популярность этих заведений среди городского населения была действительно огромной. Джелал Эссад писал: «Бани также необходимы мусульманину как и мечети…»101. Известно, например, что в Багдаде в первой половине Х в. насчитывалось 10 тысяч бань102. В ходе раскопок на Афрасиабе на небольшой территории при дворце цитадели было открыто пять бань, что в свою очередь дает возможность предположительно вывести общее число банных комплексов, которых, возможно, было не менее шестидесяти103. Быстрое распространение бань в средневековых городах определено двумя факторами: культовыми и бытовыми узаконениями ислама (вспомним постройки «тахоратхана» при больших мечетях с отапливаемыми полами, купольными и сводчатыми перекрытиями, используемые для ритуальных омовений «тахорат»), а также широким распространением жженого кирпича.

Вопрос о времени сложения крестовидного типа бань не решается однозначно.

В.Л.Воронина полагает, что бани из жженого кирпича с крестовидной планировкой, Глава III со строго последовательной системой соединения помещений и градацией их температурного режима возникали в Средней Азии в XIV в., после того, как регион оправился после разрухи, вызванной монгольским нашествием104. Однако, археологические материалы свидетельствуют об их более раннем появлении – в конце XI–XII в. Во второй половине XIII в. и позднее, вплоть до XIX в., строились бани, продолжавшие архитектурно-планировочные традиции, сложившиеся в предшествующее время105.

Бани казахстанских городов известны по материалам раскопок и одна сохранилась в Туркестане почти до наших дней и функционировала до середины ХХ в.

Бани были двух типов – общественные и частные. Первые строились правителями и богатыми людьми и отдавались в пользование горожанам как богоугодные пожертвования, либо для получения прибыли. Возможно, наряду с мужскими, были бани и женские.

Частные бани строили при богатых домах и дворцах, они предназначались для правителей или владетелей богатых домов, их семей, гостей, прислуги. Они были небольшими.

Бани сооружались из жженого кирпича, помещения их перекрывались куполами.

В них устраивались ванны для мытья, стены иногда украшались водостойкими фресками. Температура в бане поддерживалась системой отопления, называемой гипокауст.

Она предусматривает наличие подпольного пространства, где циркулировал горячий воздух. Он обогревал пол, который опирался на кирпичные столбики или стенки.

Температура регулировалась при помощи вертикальных каналов в стенах. Вода подогревалась в котлах, вмазанных в топку, и зачерпывалась оттуда ковшами, либо разносилась специальными людьми. Сточная вода выводилась системой кубуров.

Бани углублялись в землю, их ставили в специально выкопанных котлованах, на поверхность выступали купола – так в бане сохранялось тепло106.

Первая баня Тараза исследована Семиреченской археологической экспедицией, руководимой А.Н.Бернштамом в 1938 г.

Баня в плане близка к квадрату (1413,3 м) и ориентирована почти точно по сторонам света. Топка с источником горячей воды помещалась в юго-восточном углу, а входная группа помещений в противоположной, северо-западной части здания и состояла из квадратного вестибюля и фланкирующих его симметричных коридоров. Есть основание считать, что вестибюль был перекрыт не куполом, а сводом четырехметрового пролета, и что боковые массивы стен с коридорами играли роль контрфорсов, принимавших усилие распора свода.

Три небольшие комнаты вдоль южной стороны – две квадратные, и вестибюль с широким входом на западной стороне образовывали изолированное «отделение»

бани, – может быть, для почетных посетителей.

Другая группа помещений была организована по двум перпендикулярным осям.

На оси север-юг располагались большой вестибюль и следующая за ним квадратная (вероятно, купольная) комната размером 3,23,2 м с нишами по всем сторонам. За вестибюлем находилась купольная комната, к востоку от нее – комната таких же размеров, и тоже, вероятно, купольная, но без ниш, связана с предыдущей комнатой осевым проходом. Замыкает эту цепочку помещений на востоке небольшая размером 2,12,1 м и тоже, возможно, купольная комната, примыкающая с севера к топке. Это, судя по ее расположению, горячая моечная. Большое помещение в северо-восточном углу, находящееся на общей (поперечной) оси с северным вестибюлем и боковыми коридорами, служило, видимо, массажной или теплой моечной.

В одном помещении сохранилась кирпичная выстилка пола, в другом найдена кирпичная «ванна» – резервуар размером 17547 см.

Мусульманские бани Вход в баню сделан в северной стене. Он вел в небольшую комнатку с полками для сидения. Стены ее были украшены фресковой росписью. Эта комната соединялась с помещениями, в которых находились ванны. В стенах помещений с ваннами были устроены ниши, также заполненные фресковой росписью. Она наносилась на поверхность штукатурки, устойчивой против воды.

Орнамент росписи по стенам геометрический и состоит из восьмиугольных желтых звезд, оконтуренных черной линией и связанных между собою красными крестами.

Другими элементами росписи являются восьмигранники из комбинаций четырехугольников серого цвета, окаймленных красными и желтыми шестигранниками.

В многочисленных фрагментах штукатурки, упавшей с потолка, обнаружены росписи и краски несколько иного характера. Здесь можно наблюдать растительные сюжеты в виде вытянутых листьев и стебля. Преобладают голубые, синие и оранжевые тона красок.

В завале строительного мусора найдены следы лепных украшений в виде резных терракотовых цветов, видимо, тюльпанов, опущенных лепестками книзу.

Отапливалась баня нагретым воздухом, циркулирующим в каналах, проложенных под полом и полками.

Возле одной из ванн археологи нашли стопку монет (дирхемов) из низкопробного серебра, которые позволили точно датировать постройку и существование бани XI в.107 Вторая баня Тараза была обнаружена при рытье котлована под постройку на базарной площади Тараза, находившейся на месте цитадели городища.

Баня была частично раскопана, вскрыты топка и четыре помещения, два из которых раскопаны полностью. Сохранились топка, цистерны для горячей воды, система отопления – жаронаправляющие стоки, колодцы и щели для вывода дыма и жара, устроенные в стенах два колодца и две линии кубуров для отвода сточных вод. Керамика позволила датировать эту баню XI–XII вв.

Баня Актобе сохранилась частично. Размеры ее 107 м. Стены бани возведены из обожженного кирпича размером 37254,5-5 см и 25254,5 см. Северная стена толщиной 0,8 м, восточная – 0,9 м, южная – 0,75 м. Их сохранившаяся высота 0,7-1,25 м.

У северной стены находилась печь, на которой сохранилось место, где стоял котел.

Сохранились фрагменты подпольной отопительной системы – столбики из жженого кирпича, между которыми циркулировал горячий воздух.



Pages:   || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 7 |
Похожие работы:

«ИНСТИТУТ МАРКСИЗМА-ЛЕНИНИЗМА при ЦК КПСС В.И.ЛЕНИНА Издание второе, дополненное М оскаа И:{д;пч‘.||"(‘ тип 11ОЛ II Г 11Ч ( Ч ‘ К О П литературы 198'. 11.59 Ф77 ' 0102020000—240 @ ПОЛИТИЗДАТ. 1984 г., Ф 070(02)—84 95—83 с дополнениями ПРЕДИСЛОВИЕ Эта книга о рукописях и документах В. И. Ленина. Имя Ленина широко известно во всем мире...»

«УДК 821.111-312.4 ББК 84(4Вел)-44 К82 Agatha Christie MURDER ON THE ORIENT EXPRESS Copyright © 1934 Agatha Christie Limited. All rights reserved. AGATHA CHRISTIE, POIROT and the Agatha Christie Signature are registered trademarks of Agatha Christie Limited...»

«Е.П. Блаватская ОДУШЕВЛЕННЫЕ СТАТУИ (ANIMATED STATUES) {. } греческий Слову фетиш не имеет значения, по какой причине придается в словарях весьма ограниченный смысл объекта, временно избранного для поклонения, небольшого идола, ис...»

«Глава 10. 1904 год Она пришла. В головокружительно быстрой череде от 24 до 27 января произошли: отозвание японской миссии из Петербурга, нападение японцев, без объявления войны, на наши крейсер "Варяг" и канонерскую лодку "Коре...»

«Отчет утверждается: От МНТЦ От Головного института От Партнера Норбер Джостен Гумарбек Даукеев Вильям Фриман Исполнительный Ректор Директор Программ Директор для СНГ (дата) (дата) (дата) Первый годовой отчет по...»

«FI2: БЕРЛИН — АМСТЕРДАМ — ПАРИЖ (2ДНЯ) — ВЕРСАЛЬ* — НИЦЦА — МОНАКО — ВЕНЕЦИЯ — ВЕРОНА*— ВЕНА Комфортный тур! Автобусный тур в Париж без ночных переездов. В этом туре вы побываете в восьми странах Европы: Польша, Германия, Голландия, Франция, Италия, Австрия, Чехия. Тур является боле комфортной версией популярного тура FI1. Документы для по...»

«СОЧИНЕНІЯ В. Б Л И Н С К А Г О. СОЧИНЕНІЯ В. БЛИНСКАГО (СЪ ПОРТРЕТОМЪ АВТОРА И ЕГО ФАКСИМИЛЕ). ЧАСТЬ СЕД ЬМ А Я. Изданіе пятое Цна 1 р. 25 к. за каждую часть МОСКВА Типографія А. И Мамонтова и К, Леонтьевскій пер. № 5 1843.ОТЕЧЕСТВЕННЫЯ ЗАПИСКИ. I. КРИТИКА. РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА ВЪ 1 8...»

«Соблюдение неприкосновенности частной жизни в ЗАО КБ "Ситибанк" Условия банковского обслуживания физических лиц www.citibank.ru Соблюдение неприкосновенности частной жизни в ЗАО КБ "Ситибанк" Нашей целью является сохранение Вашего доверия и уверенности в ЗАО КБ "Сит...»

«1 1. Общие положения 1.1. Настоящее Положение устанавливает единый порядок расследования и учета несчастных случаев, происшедших во время учебно-воспитательного процесса независимо от мест...»

«1968 год, США Nike Джонатан Мэнтл Компании, которые изменили мир Перевод с английского 2-е издание Москва, УДК 334.72 ББК 65.9(0)09 М97 Издано с разрешения издательства Quercus Books и литературного агентства "Синопсис" Перевод с английского Ирины Радюшкиной (главы 1–23) и...»

«http://vmireskazki.ru vmireskazki.ru › Зарубежные авторы › Гофман Щелкунчик и Мышиный Король (14 глава) Гофман ??????????. Та-ра-ра-бух! – и Мари упала с неимоверной высоты. Вот это был толчок! Н...»

«Бревой Да будет известно, что семь месяцев прошло со дня исчезновения Короля Урзена Рогарвия, его родных и наследников, и с тех пор не было найдено истинного носителя крови и прав Хорала Завоевателя во всей земле,...»

«1. ПОЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА Рабочая программа основного общего образования по предмету "Технология. Технологии ведения дома" составлена на основе Фундаментального ядра содержания общего образования и Требований к результатам освоения основной образовательной программ...»

«Глава XI СИСТЕМА ИТЭК КАРОЛИНСКИХ ОСТРОВОВ Среди навигационных практик, выработанных на Западных Каролинах, существует особый прием, известный в литературе, как система итэк (etak). Первый, кто подробно исследовал и описал ег...»

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК МУЗЕЙ АНТРОПОЛОГИИ И ЭТНОГРАФИИ им. ПЕТРА ВЕЛИКОГО (КУНСТКАМЕРА) ЛОМОНОСОВСКИЕ ЧТЕНИЯ В КУНСТКАМЕРЕ К 300-летию со дня рождения М.В. Ломоносова Выпуск 1 Под ред. д.и.н. М.Ф. Хартанович, д.и.н. Ю.К. Чистова Санкт-Петербург Электронная...»

«Заводской номер: _Версия программного обеспечения: TIR128P ПРИБОР ПРИЕМНО-КОНТРОЛЬНЫЙ ПОЖАРНЫЙ "ТИРАС-16.128П" ПАСПОРТ ААЗЧ.425521.008 ПС ДСТУ ISO 9001:2009 ПОЖАРНАЯ СИГНАЛИЗАЦИЯ Содержание 1 Условные обозначения...»

«Конспект занятия по экспериментальной деятельности в старшей группе "Свойства воздуха" воспитатель: Лабутина Надежда Сергеевна Тема: Свойства воздуха Программное содержание: Закрепить представление...»

«Свято-Троицкий Корецкий ставропигиальный женский монастырь Корецкий женский монастырь расположен среди живописной природы Волыни, над рекой Корчик, в небольшом украинском городке Корце Ровенской области. В XI-XIII вв. Волынь была одной из самых значительных и сильных южнорусских земель. Здесь проходил тор...»

«Кутхуми, Джвал Кхул АУРА ЧЕЛОВЕКА Перевод с английского Е.А. Волкова Москва "Издательство СЕН ЖЕРМЕН" К 95 Кутхуми, Джвал Кхул Аура человека: Исследование божественной природы человека / Со...»

«МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ( М И Н О Б РН АУ КИ РО ССИ И ) ПРИКАЗ " _ " _ 2014 г. № Москва Об утверждении федерального государственного образовательного стандарта высшего образования по направлению подготовки...»

«Кондиционер металла er инструкция 24-03-2016 1 Рабочая седина — смирнехонько не замедлявшая метеорология. Защитимые артилерии это, скорее кондиционер металла er инструкция, не проповедовавшие усилия, но иногда вычерпавшая значимость отмалчивается благодаря. Нормализующий является...»

«Андрей Прудковский Дхана и иные миры Текст предоставлен издательством http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6541008 Дхана и иные миры: Ліра Плюс; ISBN 978-617-7060-29-0 Аннотация Жизнь наша полна абсурда. Мирные люди вдруг превращаются в боевиков, непонятно зачем люди воруют, уби...»

«вающееся в рамках лексического калькирования. Но некоторые сопос­ тавления двух видов калькирования являются продуктивными для по­ нимания калькирования в топонимии, и пристальное изучение топони­ мического калькирования, несом...»

«МІНІСТЕРСТВО ОСВІТИ І НАУКИ УКРАЇНИ ДОНЕЦЬКИЙ НАЦІОНАЛЬНИЙ ТЕХНІЧНИЙ УНІВЕРСИТЕТ Присвячується 100 літньому ювілею Олексія Лаврентійовича Симонова та 80 літньому ювілею кафедри Основи проектування машин Донецького національного технічного у...»

«И. Н. Воевуцкий ФИЛИППИНСКИЕ ИЗДАНИЯ И ЗАПАДНЫЕ ИЗДАНИЯ О ФИЛИППИНАХ В БИБЛИОТЕКЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО ИНСТИТУТА ВОСТОЧНЫХ РУКОПИСЕЙ РАН В Азиатском музее и его преемниках (Институт народов Азии, Институт востоковедения, Ленинградское отделение, Ленинградский филиал, Санкт-Петербургский филиал, Институт восточных рукописе...»

«ВВЕДЕНИЕ 1.1. Название и описание профессиональной компетенции. 1.1.1. Название профессиональной компетенции: Кондитерское дело 1.1.2. Описание профессиональной компетенции. Кондитеры – опытные мастера кулинарного искусства. Производ...»

«УТРЕННИЙ ОБЗОР ФОНДОВЫХ РЫНКОВ 30 сентября 2011 г. Индексы Акции ММВБ Товарный рынок Лидеры роста MICEX 1 407.71 +2.17% Газпром 158.81 +2.44% Brent (ICE) 104.30 +0.34% ТГК-2-ап +6.77% RTS 1 389.14 +1.59% ЛУКойл 1 653.80 +2.26% Золото 1 617.30 +0.63% Банк Москвы +6.54% Dow Jones 11 153.98 +1.30% Роснефть 196.40 +2.89% Платина 1 543....»








 
2017 www.kniga.lib-i.ru - «Бесплатная электронная библиотека - онлайн материалы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.